Темной Александр Валерьевич: другие произведения.

Рассказ "Сомов пруд"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Парни с девушками приехали на природу. Они хотели сфотографировать гигантского сома или увидеть НЛО, мечтали о крупном денежном призе. Но встреча с обитателями Сомова пруда показала, что самый большой приз это жизнь.

  
  К воротам дома на улице Огородной подкатили две машины: красный "Форд" с вмятиной на водительской двери и тёмно-синий минивэн "Рено". Жителей улицы Огородной в Спирово трудно было удивить иномарками. У многих жили родственники в Твери или в Санкт-Петербурге, ко многим на "буржуйских телегах" приезжали на выходные, но увидеть машины у дома Ивана Кузьмича было большой редкостью. К Ивану Кузьмичу уже давно никто не приезжал. Пока была жива его жена, Мария Александровна, их ещё навещала дочь Тамара, а потом про Кузьмича будто все забыли. Да и сам Кузьмич вёл замкнутый образ жизни. Он даже в магазин редко выходил, и многие думали, что он уже умер или перебрался к сестре Лизе в Калашниково, а тут...
  "Форд" остановился у ворот, стал громко и протяжно сигналить. Соседка из дома напротив, Татьяна Фадеевна, подошла к окну. Вытирая полотенцем тарелку, она стояла у окна и тихо бормотала:
  - Понаехали тут... шумят! Придурки! Совсем житья от них нет...
  - Что? - переспросил её муж, Валерий Павлович.
  - К Кузьмичу кто-то приехал!
  - Какой кулич? Пасха прошла...
  Татьяна Фадеевна оставила его слова без внимания. Она давно уже привыкла играть в "глухие телефончики". Валерию даже слуховой аппарат не помогал. Татьяна Фадеевна не сомневалась, что скоро её бравый артиллерист вообще ничего слышать не будет. Но она относилась к этому стоически.
  Дверь открылась, на крыльцо вышел Кузьмич. Опираясь на палку, он дошёл до ворот, открыл калитку.
  - Интересно, кто к нему приехал? - Татьяна Фадеевна приставила к глазам цейсовский трофейный бинокль. - Неужто...
  - Олежка? - Иван Кузьмич, уронил палку на заросшую травой дорожку, обнял высокого длинноволосого парня. - Внучок! А вырос-то как!
  - Я - Александр, сокурсник Олега, - парень улыбнулся. Оглянувшись, он кивнул головой в сторону джипа. - Олег там...
  Кузьмич достал из кармана рубашки очки с толстыми линзами, нацепил на нос. Присмотревшись, он увидел своего внука. Только теперь это был не низкорослый щуплый юнец, а широкоплечий симпатичный мужчина, с мужественными чертами лица.
  "Наша порода!", - подумал Кузьмич.
  Олег помог выйти из автомобиля высокой длинноногой блондинке, взял две большие сумки с заднего сиденья.
  - Ну, здравствуй, дедушка! - он улыбнулся, сверкнув на солнце золотыми коронками.
  - Олежка! - Кузьмич не мог оторвать глаз от внука. - А я уж думал, что ты забыл обо мне...
  - Да что ты, дед? - Олег поставил сумки на землю, обнял старика. - Бизнес, учёба... Что-то совсем я замотался!
  - А это - твоя невеста? - Кузьмич перевёл взгляд на блондинку.
  - Нет, это Люба, моя одногруппница. Она подруга Александра!
  Парни громко рассмеялись, Люба смутилась, на щеках её выступил румянец.
  - Так мы здесь тачки оставим или во дворе? - Александр вопросительно посмотрел на старика.
  - Конечно, во дворе. Баклажанчик пусть встанет у поленницы, красную машину рядом ставьте...
  Ворота со скрипом открылись.
  - Заезжайте! - крикнул Олег, воткнув в землю упоры, махнув рукой. "Рено" и "Форд" медленно тронулись, заползая во двор, как большие жуки.
  Когда машины замерли, из них вышли ещё двое парней и две девушки. Они обе были красавицами, но Люба почему-то понравилась Кузьмичу больше всех.
  - Знакомьтесь, - Олег приобнял за плечи Кузьмича. - Это мой дедушка, Иван Кузьмич... А это Вероника, это Павел, это Таня, это...
  - Дима, - молодой человек с небольшой бородкой и в очках вцепился Кузьмичу в руку. - Я учусь с Олегом в одной группе...
  - Да, - Иван Кузьмич кашлянул, выдернул руку из большой потной ладони Дмитрия. - Рад, что у Олежки так много друзей. Проходите в дом... Тут, правда, не прибрано... А я покамест самовар поставлю.
  - Не надо! У нас пиво есть!
  - А холодильник у вас есть? - спросил Павел. - А то пиво тёплое...
  - Бочка с водой у меня есть, - Кузьмич улыбнулся беззубой улыбкой. - Лучше любого холодильника.
  - А вещи куда? - Олег опять взял в руки сумки, вены на его руках вспучились.
  - В дом заноси, - Иван Кузьмич махнул рукой в сторону двери. - Там где-нибудь...
  
  Молодые люди быстро освоились в доме Кузьмича. Через полчаса на небольшом участке перед домом стояли шезлонги, в которых сидели красавицы в купальниках, а вокруг них суетились парни. Александр разводил огонь в мангале, Павел принёс из бочки девушкам пиво, протянул удлинитель из дома и включил музыкальный центр, который привёз в багажнике своего "Форда". Олег сидел на крыльце, рядом с дедом, курил и смотрел на огонь, разгорающийся в мангале. Из больших колонок музыкального центра полилась резкая, громкая музыка, разносящаяся по всей округе. Кузьмичу показалось, что от этой музыки дрожат земля и крыльцо, а сердце начинает набирать обороты, и каждый его удар отдаётся в висках.
  - Сейчас Валера придёт сюда с двустволкой и расхерачит вашу бандуру, - в шутку сказал Кузьмич, закуривая папиросу.
  - Паштет! - закричал Олег, пытаясь перекричать музыку. - Сделай музон потише!
  - Не вопрос! - Павел убавил громкость.
  - Так-то лучше, - Иван Кузьмич выдохнул в воздух струю вонючего дыма. - А почему ты Тому не привёз? Я её так давно не видел! Как она сейчас?
  - Нормально... работает. Она сейчас начальник отдела...
  - О! - протянул Кузьмич. - А чего не пишет?
  - Работает много, - Олег опустил глаза, и Кузьмич понял, что он врёт.
  - А ты почему не позвонил перед приездом? Я бы подготовился, встретил бы вас, как полагается.
  - Понимаешь... - Олег достал из кармана пачку "Pall-Mall", закурил. - Решение приехать к тебе было спонтанным. Лето выдалось жарким. В Твери просто делать нечего, надоело всё... Вот мы и решили поехать на природу. Сначала думали в Цирибушево поехать. Там у Димки девушка живёт...
  Кузьмич посмотрел на Диму. Тот играл в бадминтон с пышногрудой Таней. Таня громко смеялась, а когда она подпрыгивала, отбивая ракеткой волан, её груди скакали, как мячи, норовя выскочить из бюстгальтера. Остальные в это время танцевали вокруг мангала, прихлёбывая прохладное пиво.
  - А сейчас он с кем? Не со своей подругой?
  - Нет! Таня - моя девушка, но мы в дороге поссорились, и она пересела в машину Димы...
  Брови Кузьмича поползли вверх.
  - Да что у вас...
  - Да всё нормально. Мы помиримся. Я что, свою Таньку не знаю?
  - Тьфу! - Иван Кузьмич сплюнул. - Никакого приличия. Во времена моей юности я бы хребет Димке сломал за то, что он с моей девкой шуры-муры крутит, а ты...
  - Да ладно, дед! Что ты завёлся. Играть в бадминтон и крутить шуры-муры - абсолютно разные вещи. А к тому же, с Иркой у Дмитрия серьёзно. Только Иркины родственники не захотели, что бы мы у них остановились... Мы уже в дороге были, когда Ира позвонила и сказала, что всё накрылось медным тазом. Но не возвращаться же нам назад, да? Вот, я и решил заехать к тебе. Продукты у нас с собой есть, деньги...
  - Да не нужны мне деньги! - старик рассмеялся. - Спасибо, что хоть так обо мне вспомнил!
  - Ну, я знал, что ты меня поймёшь, - Олег накрыл ладонь деда своей рукой, легонько сжал. - А вообще, если честно, мы бы хотели завтра съездить на Сомов пруд. Места там хорошие. Можно порыбачить, пофотографироваться...
  - Вы что, с ума сошли? - Кузьмич встал. Глаза его горели, но это не было отражением огонька папиросы. - Да это же проклятое место! Там люди пропадают, скот... Ты думаешь, почему мы с бабкой тебе в детстве ходить туда запрещали? Я и сейчас не хочу тебя туда отпускать... Только безумец может добровольно туда поехать!
  Музыка стихла. Парни и девушки замерли, глядя на старика. Волан, описав дугу в воздухе, упал в траву у ноги Тани.
  - Я же вам говорила! - сказала Вероника.
  - Значит, не зря приехали! - Люба утвердительно качнула головой.
  Вновь заиграла музыка. Молодёжь продолжила развлекаться.
  - Я не понял, - Кузьмич посмотрел на внука. - Как это "не зря приехали"?
  - Ну... - Олег отвёл в сторону взгляд, раздавил окурок в ржавой консервной банке. - Как бы тебе сказать?
  - Говори, как есть...
  - Сомов пруд мы выбрали неслучайно. Мы хотим сфотографировать этого сома. А ещё я слышал, что люди гуманоидов здесь видят и НЛО. Было бы прикольно их тоже заснять. Я уже не говорю о контакте...
  - Зачем? - удивился Кузьмич.
  - Газета "Мир аномалий" проводит конкурс на самый удачный снимок. За первое место дадут три миллиона рублей, за второе - два...
  - А похороны они тебе оплатят?
  - Почему ты думаешь, что с нами непременно что-то случится? - Олег негодующе всплеснул руками. - Мы уже не дети! Мы будем всё делать аккуратно... Мы же не самоубийцы. Ничего не увидим - так хоть отдохнём...
  - Не дай Бог что-то увидеть, - пробормотал Кузьмич, закуривая очередную папиросу. Пальцы его заметно подрагивали. - Все нормальные люди обходят эти места стороной, а вы... Я видел своими глазами эти красные шары в ночном небе, когда ссал с крыльца. Поверь мне, ничего особенного. Ради того, что бы увидеть их, не обязательно куда-то тащиться, а тем более на этот чёртов пруд...
  - Да не волнуйся, дед, - Олег беззаботно хлопнул старика по плечу. - Всё будет пучком!
  - Может, вы и взрослые, а ума у вас нет! - Кузьмич направился в дом. Погремев посудой в кухне, он вышел с бутылкой водки, и аккуратно нарезанными бутербродами с колбасой и сыром. - Будешь?
  - Не-е-е, - Олег замотал головой. - Я пью только пиво.
  - Ну и пей эту мочу ослиную, - старик налил себе полстакана, залпом выпил, поморщился, крякнул, запихнул в рот бутерброд.
  
  Поздним вечером, когда уже было темно, а об металлический плафон фонаря, подвешенного над крыльцом, бились мошки, все сидели на перевернутых вверх дном вёдрах вокруг костра и тихо переговаривались. Музыкальный центр молчал.
  Кузьмич сидел ближе всех к костру. Поллитра водки сделали его лет на пятнадцать, а то и на двадцать лет моложе. Морщины на лице разгладились, артрит спрятался вглубь тела и не давал о себе знать. В стёклах очков отражалось пламя костра, что делало его похожим на демона. Все молчали, один он говорил без умолку, будто молчал всё то время, пока они с Олегом не виделись. Кузьмич был в центре внимания, это был его звёздный час. Четырнадцать пар глаз были устремлены в его сторону, четырнадцать пар ушей внимали каждому его слову. Александр снимал Кузьмича на миниатюрную камеру.
  - ... Раз уж вас не отговорить от этой затеи, расскажу вам предысторию. Это сейчас там Сомов пруд. А когда-то, ещё в царские времена, там было поместье помещика Ноздрёва. Дом там стоял каменный, а вокруг него был пруд. Большой пруд. Когда Ноздрёв начинал строить дом, отец Афанасий... - Кузьмич посмотрел на Олега. - Наш, кстати, родственник... - Ого! - Олег удивлённо округлил глаза.
  - ... Отец Афанасий сказал Ноздрёву, что место тут чёрное, нельзя тут дом строить. На что ему Ноздрёв ответил: "А не пошёл бы ты...". И стал строить дом. Только всё что-то там у него не ладилось. То строители умирали от какой-то неизлечимой болезни, то стены рушились. Но Ноздрёв был упёртый, и дом он достроил. Решил он в пруду рыбу разводить, карпов. Но ничего у него из этого не вышло. Вся рыба куда-то пропадала. Но однажды его сын купался в пруду, и на него напал сом. Утащил на дно парнишку и съел! Всё это происходило на глазах Ноздрёва, всей его семьи и слуг. Потом прочесали весь пруд, но ни сома, ни останков мальчика не нашли, хотя Ноздрёв обещал за пойманного сома неплохое вознаграждение. Пруд после этого стали называть Сомовым. Потом случилась Революция. Ноздрёва и всё его семейство расстреляли, а его дом в Первую Мировую войну был казармой, потом там был склад. Во времена Великой Отечественной войны дом и все постройки разбомбили немцы. Там, где были развалины дома, сейчас лес, но пруд остался. Истории про пруд передаются из уст в уста, но люди к нему лезут, особенно летом. Я особенно не верил в эти рассказы, считая их сильно преувеличенными, но... Когда-то давно, когда мне было лет семь или восемь, мы с пацанами пошли купаться на пруд... Идею идти купаться на Сомов пруд подал Васька Лучинин. Он же взял с собой годовалого пса Рыжика. Мы пришли на пруд. Было жарко и солнечно. Сначала все боялись заходить в воду, но Вовка Слепцов - самый старший из нас, ему тогда было двенадцать - с разбегу заскочил в пруд, стал плавать. "Да нет тут никаких сомов! Трусы!" - кричал он нам. Ну, глядя на него, мы и полезли в воду... Дно там плохое, илистое. Когда заходишь в воду, создаётся ощущение, что по говну идёшь, но отплывёшь метров на десять от берега, уже кажется, что всё нормально. Я даже вдоль и поперёк пруд проплывал, но на берег можно выйти только в том месте, где от дороги идёт спуск. В других местах пруд порос кустами и камышом... Но нам-то, пацанам, не до роскоши. Нам и так сойдёт. Все купались, веселились... Мы купались, дурачились, кидали в воду палку, а Рыжик её нам приносил... Каждый из нас уже был на сто процентов уверен, что никакого сома в пруду нет, что всё это сказки, но вдруг тёмная вода забурлила, из неё показалась большая приплюснутая голова сома... Сом схватил Рыжика и скрылся под водой. Всё произошло так быстро, что пёс даже пискнуть не успел. Мы с криками стали выскакивать из воды, одеваясь на ходу. Вовка Слепцов в это время был на середине пруда. Мы закричали ему, он нас услышал и быстро поплыл к берегу, но метрах в пятнадцати от берега он скрылся под водой... И больше мы его не видели.
  - Вот это да! - Вероника сделала глоток пива, вздохнула.
  - Значит, там и вправду что-то есть? - Дима покачал головой.
  - Я не знаю, сколько могут жить такие огромные сомы. На сома периодически устраивали охоту, но кроме мелкой рыбёшки ничего не вылавливали. А чертовщина на Сомовом пруду продолжалась. То сом случайно забредшую туда козу сожрёт, то собаку. Однажды там пропала корова!
  - Разве такое бывает? - не выдержал Александр. - Разве сом таким может быть? Не, я не верю!
  - Один военный из Ленинграда также говорил. Он плавал в пруду, а его жена с сыном сидели на берегу. Иногда он покрикивал на жёнушку, чтобы та сфотографировала его. Вот не поверите, она щёлкнула мужа в тот момент, когда сом схватил его за голову и утащил под воду. Вдова военного потом даже фотографии напечатала. Говорят, что там отчётливо была видна голова огромного сома, с длинными усищами... Потом кто только сюда не приезжал. Здесь появлялись и зоологи, и охотники, и КГБ-шники в костюмах, но они ничего в пруду не нашли. Сом будто пропал куда-то! Затаился. Но люди из городов всё равно сюда приезжают, и их, как магнитом, тянет к воде. Местные-то в пруд не лезут... Не так давно, года два назад, к Николаю Рогожкину приехала внучка из Москвы со своим женихом. Тоже было лето, было жарко. Захотелось им, понимаешь, искупаться в Сомовом пруду. Коля, как мог, отговаривал их, но они его не послушали. "Хотим, - говорят, - посмотреть на ваш пруд, сомиков покормить!". Поехали они на своём "Форрестере" на пруд, и Колька с ними напросился. Всё было чин-чинарём: Николай жарил им мясо на берегу, а Олька - внучка его - и её хахаль плавали по пруду в надувной лодке. Жених Ольки был какой-то важной шишкой. С ним даже телоохранитель был...
  - Телохранитель? - тихим голосом уточнила Люба.
  - Да, наверное... В общем, плавают они, Олька смеётся. И тут вдруг - удар снизу! Лодку перевернуло. Ольга и её жених в шоке... "Всё нормально! Плыви к берегу!", - кричит этот "крутой". Телохранитель по яйца вошёл в воду. А тут вдруг Олька как заорёт! И ушла под воду. И вода вдруг стала красной от крови. Её женишок смотрит на телохранителя и кричит: " Помоги мне!". Из воды вынырнул сом, схватил его за руку и стал тащить вниз. Телохранитель быстро среагировал. Он достал пистолет и выстрелил в сома, но попал в голову Олькиному жениху - это потом Николай всем рассказывал. Жених обмяк, и тут же скрылся под водой. Вода вокруг перевёрнутой лодки забурлила, стала красной. Тело... хранитель обосрался от страха, прыгнул в машину и уехал. Коля пешком пришёл домой, рассказал всё Клаве - жене, и в тот же вечер умер. Сердце...
  - Охренеть! - вырвалось у Олега.
  Лет десять назад Кузьмич за такие слова отвесил бы внуку оплеуху, но сейчас он только укоризненно покачал головой.
  - ...А вы туда ехать хотите!
  - Да, в воду лучше не входить! - подвела итог Таня.
  - Но, быть может, мы просто увидим что-нибудь и сфотографируем, - Александр навёл объектив видеокамеры на Кузьмича. - Не может быть, чтобы там ничего не было!
  - Тогда приз наш! - Дима тяжело поднялся с ведра, направился в сторону туалета.
  Девушки смотрели ему вслед, пока темнота не поглотила его, потом повернулись к Кузьмичу.
  - Знаете, а меня возбуждает опа... - Вероника не договорила, потому, что со стороны деревянного туалета раздался вопль Димы.
  Все вскочили со своих мест, стали всматриваться в темноту. Иван Кузьмич достал из кармана старого военного пиджака фонарь, включил его.
  - А-а-а-а-а! - орал Дмитрий, прорываясь сквозь кусты. Очков на нём не было, бородка тряслась. - А-а-а!
  - Что случилось, Димка? - Олег подскочил к нему, схватил за плечи.
  - Там... там, - Диму слегка потрясывало. Жёлтый свет фонаря осветил его испуганное лицо.
   - Ч-что там? - с истеричными нотками в голосе спросила Люба.
  - Т-там, - Дима указал рукой в направлении старой сливы, почти полностью закрывающей своей кроной туалет. - Привидение!
  - Что? - Олег сильнее потряс Диму. - Ты с ума сошёл? Ты прикалываешься?
  - Да провалиться мне... - Дима сбросил с себя руки Олега, подошёл к потухающему костру, сел на ведро. Остальные обступили его полукругом. - Я дошёл до сортира, включил свет... Открыл деревянную дверь, а она была там, внутри... Старая женщина с белым лицом. Седые волосы распущены... Ещё у неё были клыки. Она протянула руки и побежала за мной!
  - Бред какой-то! - Олег выхватил из руки Кузьмича фонарь и двинулся на свет, льющийся из приоткрытой двери деревянной коробки, которую назвать туалетом язык не поворачивался. - Это воры... Поймаю - убью!
  Павел последовал за Олегом. Александр вытащил из поленницы суховатую палку и побежал за ними.
  - Она тебя не ранила? - спросила Вероника, оглядывая сверху до низа Диму.
  - Н-н- нет! Не догнала...
  - Бедненький! - Люба погладила Диму по голове.
  - На, выпей! - Иван Кузьмич протянул Диме стакан водки.
  - Не-а! - Дима замотал головой.
  - Пей! - Кузьмич подставил стакан к подбородку Дмитрия, кончик его "козлячьей" бороды погрузился в водку. - Легче станет...
  - Ладно, - Дима вцепился двумя руками в граненый стакан, залпом выпил его, зашёлся в кашле.
  - Ну, как? - Кузьмич всматривался в лицо Дмитрия.
  - Нормально, - Дима немного успокоился, дрожь прошла. - Спасибо.
  Через две минуты, которые показались Диме, Кузьмичу и девушкам целой вечностью, пришли Олег, Павел и Александр. Луч фонаря в руке Олега заметно подрагивал.
  - Ну, что? - Иван Кузьмич подошёл к внуку, забрал у него фонарь, выключил, нажав на кнопку.
  - Да ничего, - Олег пожал плечами. - Никакого привидения.
  - Только трава везде помята, - вставил Александр.
  - Нашли только это, - Павел протянул Дмитрию очки с треснутыми стёклами. - Они у сортира на камнях валялись.
  - Спасибо, - Дима кивнул головой, надел очки, оглядел стоящих вокруг него девушек, потом убрал очки в карман рубашки.
  - Ладно... - Иван Кузьмич кашлянул в кулак. - Заходите все в хату. Мне кажется, с вас уже хватит. Кажись, я знаю, откуда берутся все эти сказки про НЛО и барабашек.
  Не говоря ни слова, парни и девушки быстро собрали свои вещи, разбросанные вокруг костра и стали входить в дом.
  
  Кузьмич разместил всех по комнатам: все разбились по парам. Олег с Таней уединились в комнате, которая когда-то была детской. Даже после того, как дочь Кузьмича - Тамара - вышла замуж и уехала в Калинин, её куклы, плюшевые мишки и собачки всё ещё оставались там. Хотя Мария Александровна, Царствие ей небесное, намекала, что неплохо бы выкинуть весь этот хлам, Кузьмич настоял на том, что всё должно оставаться на своих местах. Сейчас он не жалел о своём решении. Комната Томы стала для него своего рода машиной времени, которая легко переносила его на сорок лет назад, а то и дальше.
  Раз Олег пошёл спать с Таней, значит, не обманул. Поссорились и помирились. Дело житейское. Конечно, современные нравы Ивану Кузьмичу были не по нраву, но что поделаешь, если дети живут в ногу со временем, а он отстал от них, закупорившись в своей раковине, застряв в том времени, когда он был молодой, как сейчас его внук. Пытаться перевоспитывать Олега и его друзей бесполезно, а разглагольствование про брак и крепость семейных уз, скорее всего, вызовет у них смех.
  Люба и Александр, Вероника и Павел тоже разбились по парам и разбрелись по комнатам.
  Кузьмич остался в гостиной и лёг на старый диван с торчащими из него пружинами.
  - Надеюсь, мне ничего не въедет ночью в жопу, - пробормотал старик, ворочаясь и чувствуя, как пружины упираются ему в рёбра.
  В соседних комнатах слышались звуки возни, приглушенный смех. Раздался слабый стук в дверь. Это был даже не стук, а поскрёбывание.
  - Входи, - тихо, будто боясь спугнуть влюблённых голубков, сказал Кузьмич.
  Вошёл Дима.
  - Можно, я здесь переночую? На веранде холодно и комары кусают.
  - Ну... давай. Только где ты спать будешь? Диван-то у меня один, да и тот...
  - В кресле, - ответил Дима.
  - Только под ноги подложи пуфик. Так удобнее будет.
  - Спасибо!
  Дима устроился в старинном кресле, накинув на ноги плед. Потом он включил настольную лампу, достал мобильный телефон и уставился в экран телефона. Голубоватое свечение освещало его лицо.
  - Ты что, звонить собрался? - поинтересовался Кузьмич.
  - Нет, книгу читаю. У меня в телефоне...
  - А-а-а! - протянул дед. Вздохнув, он отвернулся к стене и стал засыпать.
  Дима читал очередной роман Стивена Кинга. Иногда он отрывал взгляд от дисплея телефона и смотрел на окно. Он всё ещё не мог забыть старуху с белым, как мел лицом и её тонкие руки, протянутые к его горлу. Вспомнив длинные ногти на её руках, Дима вздрогнул и укутался в плед.
  Вскоре из комнат послышались приглушенные ахи и вздохи. Кузьмич, тихо чертыхаясь, встал, достал из комода пакет с ватой, вставил в уши белые комочки. Склонил голову на бок, прислушался, потом удовлетворенно кивнул головой.
  - Ты это... возьми, если они и тебе спать мешают, - сказал он Диме, но тот уже крепко спал и не слышал ни Кузьмича, ни звуки, которые не могли приглушить деревянные стены.
  
  Ранним утром всех разбудил громкий женский крик.
  - А-а-а-а! А-а-а!
  Одеваясь на ходу, молодые люди и девушки выскочили из дома. На дорожке, ведущей к туалету, на одной ноге прыгала Вероника.
  - Что случилось? - Олег первым подскочил к ней с вытянутыми руками.
  - А-а-а-а! - лицо Вероники было перекошено. Она отстранилась от Олега и стала вытирать ногу об траву. - Фу, какая гадость!
  - Да что случилось? - Павел положил ей руки на плечи, развернул к себе.
  - Кто-то кошку убил, а я на неё наступила, когда в туалет пошла, - Вероника указала правой рукой куда-то в траву. - Фу! Как мерзко! Я в туалет шла, когда...
  Олег проследил за её взглядом. В высокой осоке лежала полуразложившаяся рыжая кошка. По ней ползали мухи и белые личинки. Из приоткрытой пасти кошки торчал кусок бумаги.
  - Дед! - закричал Олег. - Кто-то твою кошку убил.
  - Это сделало привидение! - заорал Дима. - Я же вам говорил, что видел привидение! Оно убило кошку Ивана Кузьмича!
  - Что? - расталкивая молодёжь, Кузьмич подошёл к тому месту, где лежал труп несчастного животного, нагнулся. - Да не было у меня никогда кошки. У меня кот Васька, но с ним всё в порядке...
  Словно услышав слова хозяина, с поленницы спрыгнул большой сибирский кот. Выгнув спину, он стал тереться об ноги Тани. Таня отпихнула его, он тут же подошёл к Любе. Мурлыкая, Васька стал тереться об неё. Его будто не беспокоил мертвое тело собрата, лежащее в траве.
  Александр, брезгливо морщась, двумя пальцами вырвал из пасти лист бумаги, развернул.
  - Тут что-то написано, - он продемонстрировал развёрнутый лист друзьям, обступившим его.
  На листке, вырванном из школьной тетради в линейку, крупными печатными буквами было написано: "НЕЧЕВА ВАМ ДЕЛАТЬ НА СОМАВОМ ОЗЕРЕ. УЕЖАЙТИ ОТСЮДАВА, ИНАЧЕ ВСЕ УМРЁТЕ!".
  - Ничего себе! - присвистнул Павел.
  - Я же вам говорил, что тут привидение... - говорил Дима, слепо щурясь без очков и тыча пальцем в листок. - А вы мне не поверили...
  - Да уймись ты! - Кузьмич бросил злобный взгляд в сторону Дмитрия, вырвал клочок бумаги из пальцев Александра. - Во-первых, привидения писать не могут. Те, кто их видел, рассказывают, что они просто ходят... Во-вторых, это кошка Степана. Он её дней пять назад разыскивал. В-третьих, следы ведут через огород, где брешь в заборе. Привидения не оставляют следов! Это сделал кто-то из наших, местных...
  - Но зачем? - удивилась Люба.
  - Чтобы вы не ездили на пруд и уехали отсюда, - глядя в большие, красивые глаза Любы, ответил Иван Кузьмич. - Вы что, думали, что вас тут с распростёртыми объятьями встретят? От вас только беспокойство!
  - Вот это да! - Александр покачал головой.
  - А написано-то с ошибками, - подметила Таня.
  - Я же вам говорю, что всё это дело рук кого-то из местных! - подытожил Кузьмич. Усмехнувшись, он поджёг листок и положил его поверх металлического бака с мусором. Огонь с треском охватил тряпьё, бумагу и сухие ветки, лежащие в бочке. Достав из сарая лопату, Кузьмич поддел ею тельце кошки и кинул его в огонь. Запахло палёной шерстью.
  Какое-то время все молчали и смотрели на огонь. Иван Кузьмич брызнул чем-то. Пламя взметнулось в высоту на два метра. Это вывело всех из оцепенения.
  - Что делать будем? - спросил Александр, обращаясь больше к самому себе, чем к друзьям.
  - Не знаю... - тихо произнёс Павел.
  - Поедем на пруд! - твёрдо сказала Люба. - Я что, зря сюда тащилась?
  - Нам нужен этот ...шанс! - Александр утвердительно качнул головой. - Вдруг сом существует, и мы сфотографируем его!
  - Поедем назло этим ...местным! - Вероника направилась к дому.
  - Ты куда? - крикнул Павел ей вслед.
  - Собирать вещи. Пора выдвигаться. А то ещё в какое-нибудь дерьмо вляпаюсь.
  - А я остаюсь с дедом! - Олег присел на скамейку под яблоней и закурил. - Я не могу его оставить. Не доверяю я этим местным шутникам. Как бы они деду что не сделали...
  - Да брось ты! - Кузьмич махнул рукой. - Что со мной случиться? Они же вам предупреждение оставили, а не мне.
  - Я тоже остаюсь! - Таня присела на скамейку, обвила шею Олега и поцеловала его в висок. - Здесь тоже неплохо. Мы ведь найдём, чем заняться, да, Олежка?
  - Ага! - ответил Олег, выдохнув в воздух струю дыма, прижав к себе Таню. В следующее мгновение их губы сомкнулись в затяжном поцелуе.
  - Я с вами! - Дмитрий побежал к дому.
  - Ты же привидений боишься! - Павел прыснул в кулак.
  - Да нет никаких привидений! - обернувшись, ответил Дмитрий и тут же упал, запнувшись о камень, торчащий из земли.
  Павел с Олегом хором рассмеялись.
  - Чудо в перьях! - губы Кузьмича тронула улыбка. - Как ты поедешь? Ты же очки вчера разбил...
  - У меня в бардачке запасные лежат! - Дмитрий вскочил с земли, растёр ушибленное колено и скрылся в доме. Послышался грохот.
  - Корыто уронил! - подняв вверх указательный палец, сказал старик. Его слова были встречены очередным взрывом смеха.
  
  Через двадцать минут по пыльной дороге ехал красный "Форд", за рулём которого сидел Дима в больших очках в роговой оправе. На пассажирском сидении лежала карта местности, на которую Дима периодически кидал взгляды. Хотя он был в этих местах пару раз, но дорогу всегда показывала Ирина. Сейчас же он ехал, будто в первый раз и боялся заблудиться.
  - Будем тут плутать, - сказал он самому себе, поправляя очки. Они были тяжёлыми и неудобными. То натирали переносицу, то норовили свалиться. - Какого чёрта я вообще в эту дыру приехал? Сидел бы дома! Как-то неудачно меня на природу потянуло! Очки разбил...
  Чтобы немного улучшить себе настроение, Дима включил магнитолу. Вместо музыки на всех каналах слышалось шипение. Из дисков были только два: один - с клубной музыкой и второй - с шансоном. Ни то, ни другое Дмитрию слушать не хотелось, и он выключил магнитолу. Мрачнее тучи, он ехал в тишине, иногда глядя через зеркало заднего вида на минивэн.
  - А всё из-за вас! - сказал Дмитрий, глядя на "Рено". - Натуралисты хреновы...
  Те, кто ехали позади, Диму не слышали. В просторном салоне играла музыка группы "Linkin park". Каждый был занят своим делом: Павел сидел за рулём, боясь не отстать от машины Димы, при этом стараясь держаться от его машины на расстоянии. Уж Павел-то знал не понаслышке о том, как плохо Дима водит машину. И сейчас он резко ускорялся, внезапно резко тормозил, то прижимался к обочине, то выезжал на середину дороги. Павлу было жарко. Горячий пот заливал глаза, хотя работал кондиционер. От выпитого накануне у него был сильный "сушняк", с которым не помогала бороться даже бутылка минеральной воды. Настроение было ужасным. Даже хорошая музыка не улучшала Павлу настроение. В голове крутились летающие тарелки, сомы, привидения, блики костра, отражающиеся от очков Кузьмича, делающие его похожим на дьявола, его страшные рассказы о проделках сома. А ещё эта странная записка: " НЕЧЕВА ВАМ ДЕЛАТЬ НА СОМАВОМ ОЗЕРЕ. УЕЖАЙТИ ОТСЮДАВА, ИНАЧЕ ВСЕ УМРЁТЕ!"... Павлу хотелось повернуть назад, но он понимал, что нехорошо подводить товарищей. Ведь это он нашёл объявление о призе в интернете, он уговорил Димку и Олега приехать сюда с девчонками, чтобы "оттянуться на природе и сфоткать чего-нибудь этакое...". А сейчас он жалел об этом. Ему казалось, что всё складывается как-то против них. Всё за то, чтобы они вернулись в Тверь и забыли о своей дурацкой затее.
  Рядом дремала Вероника, откинув назад сидение. Её короткая юбка задралась, обнажив длинные стройные ноги, грудь с торчащими под топиком сосками мерно вздымалась и опадала. В руках её была зажата бутылка пива. На заднем сидении Сашка что-то шептал Любе на ухо и гладил её колени. Она смеялась, откидывая его руки, но его ладони вновь и вновь оказывались на её коленях и поднимались всё выше, к окаймлённым бахромой коротеньким шортикам. Павел вдруг почувствовал сильное, непреодолимое желание. Он захотел вновь испытать то, что испытал ночью с Вероникой и даже больше.
  "Форд" Димки вдруг стал вилять из стороны в сторону, поднимая облака пыли, потом резко замер посреди дороги. Павел смачно выругался, резко нажав на тормоз. Минивэн пошёл юзом и остановился в пяти сантиметрах от бампера "Форда".
  - Твою мать, Димон! - закричал Павел, приспустив боковое стекло. От возбуждения не осталось и следа, сердце гулко застучало в груди. - Ты что исполняешь?
  Дима даже не посмотрел в его сторону. Он вышел из машины, пнул правое переднее колесо, что-то пробормотал себе под нос. По движению его губ Павел понял, что Димка матерится.
  - Долбаное колесо! - кричал Дима, воздев руки к безоблачному голубому небу. - Надо же! Именно сегодня, именно сейчас!
  - Да подожди ты! - глядя на спущенное до самого диска колесо, Павел вытер белой тряпкой пот с лица, убрал тряпку в задний карман потёртых джинсов. - Запаска у тебя есть?
  - Есть, - Дима кивнул головой.
  - А домкрат? - после очередного кивка Павел нетерпеливо махнул рукой. - Тащи их сюда! Сейчас поменяем... Сашка! Тащи ящик с инструментами!
  Пока парни возились с машиной Димы, девушки стояли в тени большой берёзы, растущей на обочине, и пили пиво.
  - Что-то это странно... - вполголоса сказала Вероника. - Очередное предупреждение. Может, нужно было остаться с Танькой и с Олегом?
  - Ну, уж нет! - Люба сделала большой глоток, облив пивом жёлтую футболку. - Я много слышала про эти места. Что-то мне подсказывает, что именно здесь можно будет сделать именно тот снимок, который принесёт нам миллионы! Не зря же все говорят, что тут что-то происходит. Я не думаю, что с нами что-то случится, иначе мы бы уже давно были там... Ну, ты понимаешь, где, да?
  Вероника кивнула головой.
  - В могиле!
  - Я уже вижу, что приехали мы не зря, и я сфоткаю эту рыбину! Даже, если рыба не существует, наверняка ночью можно увидеть какие-нибудь НЛО. Может, даже встретим гуманоидов.
  - А мне страшно... - Вероника обхватила плечи руками. - Даже мурашки по коже...
  - Это нормально. Я читала в журнале "Непознанное с нами", что в аномальных зонах люди всегда испытывают чувство страха. Но я почему-то не боюсь...
  - Потому, что ты уже с утра пиво пьёшь...
  - А тебе что мешает? - Люба сделала ещё один большой глоток. - Не парься...
  - Девчонки! - крикнул Саша, направляясь к ним. - Занимайте места. Следующая остановка - Сомов пруд!
  
  Оставшуюся часть пути преодолели без приключений. По дороге они не встретили ни одной машины, ни одного пешехода. Дима воспринял это как добрый знак. У него было больше десяти не оплаченных штрафов, он терпеть не мог и панически боялся ГИБДД-шников.
  После ещё двух бутылок пива чувство страха отпустило Веронику. У неё улучшилось настроение, горячие, нежные руки Александра разбудили в ней желание любить и быть любимой, которое с каждой секундой разрасталось внизу живота. Ей уже было наплевать на сомов, НЛО и дохлых кошек. Всё это осталось где-то там, далеко. Сейчас ей хотелось уединиться где-нибудь с Сашей и отдаться волне безумия.
  Поля по обе стороны машины сменились зарослями молодых деревьев.
  - Ну, где же этот чёртов пруд? - с нетерпением в голосе спросила Вероника.
  - Похоже, мы уже приехали, - не оборачиваясь, ответил Паша, указав рукой вперёд.
  Проследив за его рукой, Вероника, Саша и Люба увидели, как машина Дмитрия остановилась на обочине. Сам Дима вышел из "Форда", постоял какое-то время, вращая головой, потом стал махать руками.
  - Паштет! Глуши мотор! Мы на месте. Я был тут уже, но здесь так всё изменилось! С трудом узнал...
  Павел ещё не успел остановиться, а Вероника с Любой уже выскочили из минивэна и подскочили к Диме.
  - А ты точно не ошибся? - спросила Люба.
  - Ой, красота-то какая! - Вероника захлопала в ладоши. - Всё, как Иван Кузьмич рассказывал...
  Местность действительно была живописной, окружённый со всех сторон деревьями и камышами. Вода поблескивала в солнечном свете, отдавая серебром. Спуститься к пруду можно было только по насыпи со стороны дороги, да и то спуск был настолько крутой, что на машине к воде было не подъехать, поэтому было решено машины оставить на обочине. Зато у воды был небольшой "пятачок", поросший мягкой зеленой травкой, будто специально приспособленный для того, чтобы там можно было поставить палатку.
   - Да тут и костёр развести можно, - Дима указал рукой на несколько почерневших от копоти камней, сложенных в круг. - Похоже, тут недавно кто-то был...
  - Что-то мне не верится, что тут большие сомы водятся, - с сомнением в голосе произнёс Павел. - Уж больно пруд маленький.
  - Да, это вам не Рио де Жанейро! - Саша усмехнулся.
  - Ладно, хватит разглагольствовать! - Павел, прищурившись, посмотрел на небо. - Скоро будет так жарко, что ничего делать не захочется. Поэтому я сейчас предлагаю поставить палатку, надуть лодку, пиво засунуть в воду, чтобы не остыло. А потом уж...
  Без лишних разговоров все засуетились. Павел с Александром стали устанавливать палатку, Дима стал компрессором надувать резиновую лодку. Девушки достали из машин рюкзаки и сумки, сложили их на траву под ветвями ивы.
  Как только палатка была поставлена, Вероника с Павлом без лишних разговоров уединились в ней.
  - Пруд и вправду для купания не предназначен, - Люба поморщилась, стоя по колени в воде. - Иван Кузьмич не врал. Будто по говну хожу... Фу!
  - И купаться ты не будешь? - с улыбкой спросил Александр.
  - Конечно, нет! Я ещё не настолько пьяная, хотя вечером... Всё может быть!
  - Ну, а мы чем займёмся? - спросил Дима, глядя то на Любу, то на Александра.
  - Я не знаю, чем займётесь вы, - Люба смерила насмешливым взглядом Диму, а я планирую прочесать пруд и поснимать тут немного. Санёк мне в этом поможет, да, милый!
  - О, да! - Александр улыбнулся. - Помогу.
  - Тогда подай мне контейнер с приманкой, возьми фотоаппарат и камеру. А Дима поможет нам лодку в воду столкнуть, да?
  - Да, - Дима кивнул головой. - Только мне бы тоже хотелось поплавать в лодке.
  - Поплаваешь, но только после нас! - Александр засмеялся.
  - И пивка пару бутылок закинь в лодку, - Люба одарила Диму лучезарной улыбкой.
  Закинув пиво в лодку, оттолкнув её от берега, Дима поставил в тени под деревьями шезлонг, разделся до плавок и продолжил читать Стивена Кинга. Иногда он поглядывал на плавающую по пруду лодку и видел, как Люба достаёт что-то из синего пластикового контейнера и кидает в воду. Всплески воды сопровождались её хихиканьем. Александр периодически оставлял вёсла, фотографировал и снимал на камеру Любу и всё вокруг. Читать роман короля ужасов в таких условиях было невозможно. Дима всё время отвлекался. Звуки возни в палатке сменились стонами Вероники и шумным дыханием Павла.
  - С ума сойти можно, - пробормотал Дима, убирая мобильный телефон в карман брюк. Откинувшись в шезлонге, он закрыл глаза, надвинул на глаза панаму и попытался заснуть, но ничего не получилось. Вздохи и стоны, доносящиеся из палатки, рисовали в голове неприличные картины. В какой-то момент Дима понял, что не может здесь больше оставаться. Он здесь лишний. И тут он вспомнил свою Ирину. Встав с шезлонга, побренчав в кармане ключами от машины, он направился к насыпи. Когда Дима проходил мимо палатки, стоны Вероники стихли. "Молния", закрывающая вход в палатку, расстегнулась, и показалась взъерошенная голова Павла.
  - Ты куда, Димон.
  - Поеду в Цирибушево.
  - Может, всё-таки с нами останешься? - Павел пригладил рукой волосы. - Порыбачим вечером...
  - А до вечера мне что делать? Если не приеду вечером, вы всё равно дождитесь меня, ладно?
  - Ладно! - Павел скрылся в темноте палатки, "молния" наглухо застегнулась.
  Дима сел в машину. "Форд" взревел двигателем и, пыля, помчался в сторону Цирибушева.
  
  - Ну, сфотографировали сома? - спросила Вероника Любу, когда лодка подплыла к берегу.
  - Нихрена тут нет! - Люба поморщилась. - Получается, что я зря сюда эту мороженую рыбу тащила. Да ещё льдом её обкладывала... дура!
  - Зато столько снимков классных получилось! - Александр присвистнул. - В интернете выложим...
  - Да не переживай ты так! - Павел подал Любе руку, помог ей выбраться на берег. - Может, ночью что-нибудь увидим?
  Люба вытащила из воды сетку с пивом, вытащила из неё две бутылки.
  - Что-то мне подсказывает, что не увидим, - упавшим голосом бросила она, направляясь к палатке. - Саня, ты идёшь?
  - Конечно, моя королева! - Александр выудил из воды ещё две бутылки пива и побежал за Любой.
  - А теперь наша очередь плавать! - Павел подмигнул Веронике.
  - А их - летать! - Вероника засмеялась, забираясь в лодку.
  - Поехали! - Павел оттолкнул лодку от берега, взялся за вёсла.
  Павел с Вероникой на всякий случай взяли с собой фотоаппарат и несколько бутылок пива, чтобы не было скучно. Они плавали по пруду вдоль и поперёк, фотографировали друг друга, смеялись. Павел острил и рассказывал анекдоты.
  - Паш, а тебе не кажется странным, что здесь совсем нет птиц? - вдруг спросила Вероника.
  - Нет, - ответил Павел, отхлёбывая пенную жидкость из гола и громко рыгая. - Может, они от жары попрятались? Хотя мне вообще пофиг. Ты рядом со мной, и мне хорошо. А что ещё надо?
  - Что ещё? - Вероника отвела глаза в сторону, не зная, что сказать. Она давно уже думала о том, что неплохо бы узаконить отношения с Павлом. Тогда можно будет думать о детях. До чего же она завидовала женщинам, у которых есть дети! А Паша к детям был равнодушен. Иногда он даже морщился, когда рядом кричали дети. Похоже, он не любил детей. Не исключено, что это потому, что своих детей у него нет. Вероника не сомневалась, что он бы смог быть идеальным отцом её детей. Но надо бы намекнуть ему, что пора поставить точку в их отношениях. Или они поженятся, или... К тому же, сейчас самый удачный момент: природа, свежий воздух, кругом вода... Вода! Веронике вдруг показалось, что в воде что-то есть. Большая тёмная тень приближалась к лодке со стороны берега, на котором раньше был дом помещика Ноздрёва. - Павел! Там что-то есть!
  - Где! - Павел поперхнулся пивом, стал кашлять.
  Тень быстро настигла лодку и оказалась под ней.
  - Там, ты что, не ви...
  От мощного удара снизу лодка подлетела и перевернулась, накрыв Веронику с Павлом. Оказавшись в воде, Вероника почувствовала, как её закрутило в водовороте и потянуло вниз. Сквозь желтоватую муть воды она видела тени, кружащиеся вокруг неё. Ноги задели что-то твёрдое, упругое. В следующее мгновение Павел схватил её за запястье и потащил вверх. Когда они всплыли, лодка плавала, перевернутая вверх дном, лицо Павла было бледным от испуга.
  - Что это было? - спросила Вероника, сплёвывая воду.
  - Не знаю. Сомневаюсь, что это был сом. Держись за лодку, чтобы не утонуть...
  Вода вокруг перевёрнутой лодки забурлила. Павел вскрикнул и скрылся под водой. Вода в том месте, где только что был он, окрасилась в красный цвет. Вероника вскрикнула. Тут же из воды показалась огромная морда сома с толстыми усами и чёрными глазами по краям.
  - Вероника! - кричала с берега Люба, - Плыви к берегу!
  - Вероника! - слышался голос Саши.
  Эти голоса неслись откуда-то издалека, будто из другого мира, приглушённые низким гуденьем, которое раздавалось в голове Вероники. На фоне гудения отчётливо слышалось быстрое биение сердца.
  Сом приближался, высунув голову из воды. Закричав во всю мощь лёгких, Вероника поплыла к берегу, изо всех сил работая и руками, и ногами.
  - Вероника, быстрее! - кричала Люба, обхватив голову руками. - Он догоняет!
  Саша заскочил было в воду, но остановился, войдя по пояс, а потом повернул назад. Вероника гребла, чувствуя, как силы покидают её. Страх не прибавлял их, а отнимал с каждой секундой всё больше и больше. Справа пошла волна, накрывшая Веронику с головой. Поясницу взорвала непереносимая боль. Вероника закричала, но никто её уже не слышал, вода хлынула в рот и в нос. Какая-то сила быстро тянула Веронику назад и вниз.
  - Вероника, Пашка! - голосила Люба на берегу. - Саша, что ты стоишь? Спаси их.
  - Ага! - Александр выскочил из воды, глядя на то, как бурлящая волна приближается к берегу. - Щас!
  Вода разошлась в разные стороны. Из неё показалась тёмно-зеленая приплюснутая голова сома с длинными шевелящимися усами. Приоткрылась пасть, полная острых треугольных зубов. Потом из воды показалась шея, вслед за шеей стало подниматься большое тёмно-зелёное тело, покрытое чёрными пятнами, блестящее на солнце. Гребень, проходящий от головы до кончика хвоста, встал дыбом.
  - Это...
  Голова - единственное, что делало это странное животное похожим на сома. В остальном это существо сильно напоминало тритона.
  - Тритон-переросток! - закричал Александр, когда чудовище стало выходить из воды на берег, широко ставя перепончатые лапы.
  Раздался глухой треск. Это чудовище наступило на пиво, охлаждающееся в воде у кромки берега. Тритон взвыл, вода у его передней лапы покраснела. Вой твари напоминал шум пылесоса.
  Хором закричав, Саша с Любой бросились к насыпи. Чудовище ринулось за ними, смяв палатку, оставляя на земле глубокие следы. Передняя лапа сильно кровоточила.
  - Господи, спаси! - скороговоркой лепетал на бегу Александр. - Спаси, Господи! Спаси и сохрани...
  Люба громко кричала. От её крика у Александра заложило уши, и внизу живота будто зашевелился комок змей, обдающий холодом всё тело.
  Галька проскальзывала под ногами, Александра всё время стаскивало вниз, к широко раскрытой, приближающейся с неумолимой быстротой пасти чудовища. Да и Люба кричала сзади во всё горло, хватаясь то за плавки Александра, то за его бока, оставляя ногтями глубокие царапины на теле.
   Оглянувшись назад, Александр увидел, что тритон уже близко и вот-вот схватит Любу за ногу. Собрав последние силы в кулак, Саша стал быстро перебирать ногами. Правой рукой он ухватился за корень, торчащий из земли, а левой - за пучок осоки. Сделав рывок руками, он наконец-то оказался наверху. Рухнув на колени, он схватил за руку Любу и дёрнул на себя. Снизу раздался лязг зубов. Всё ещё стоя на коленях, Саша смотрел в холодные, злые глаза тритона. Он вытягивал шею, перебирал лапами, но его сносило вниз, к пруду. Не сводя глаз с Александра и Любы, тритон взвыл, попятился, войдя в воду, а потом опять ринулся вперёд.
  - Бежим! - закричал Саша, вскакивая на ноги.
  Люба была уже у минивэна. Распахнув дверцу, она прыгнула на пассажирское сиденье. Александр оббежал машину с другой стороны, сел за руль. Рука потянулась к замку зажигания. Ключа не было.
  - Твою мать! - вырвалось из груди Александра.
  - Что? - закричала Люба.
  - Ключей нет!
  - Что?!
  Тритон уже преодолел крутой подъём и оказался наверху. Повертев головой из стороны в сторону, он ринулся на "Рено", как бык на тореадора, нагнув голову. Мощный удар оставил глубокую вмятину на правом боку минивэна, рядом с пассажирской дверью. Машину качнуло. Люба вскрикнула, Александр больно ударился плечом об ручку двери.
  - Уходим! - крикнул Александр, потянувшись рукой к ручке замка.
  Внезапно послышался приближающийся рёв автомобильного двигателя. После короткого "бип" на минивэн обрушился такой удар, от которого Люба ударилась головой об приборную панель, водительская дверца распахнулась и Александр выпал из машины. Стёкла с правой стороны разлетелись тысячей осколков, лобовое стекло покрылось паутиной трещин. Оказавшись на земле, Александр ощутил острую вспышку боли в плече, перед глазами поплыли чёрные круги.
  "Неужели это конец?", - подумал он, корчась от боли.
  Послышался странный звук - смесь автомобильного гудка и воя пылесоса. Этот звук помог Саше немного прийти в себя и подняться на ноги.
  Из минивэна выпрыгнула Люба. По её лицу текли струи крови, некогда чёрная чёлка стала красной.
  Вой пылесоса стих, остался только режущий уши автомобильный сигнал "би-и-и-и-и-и".
  - Что это? - спросила она Александра, но тот из-за шума не расслышал ни слова. Её вопрос он прочитал по губам.
  - Не знаю! - зажав правой рукой пульсирующее болью плечо, он стал обходить "Рено". То, что он увидел, повергло его в шок. В минивэн упёрся "Форд" Димки. Передок "Форда" был смят в гармошку. Дмитрий сидел за рулём, уткнувшись головой в руль. Между "фордом" и "Рено" был зажат тритон. Его голова и хвост были на земле, середина тела была раздавлена в лепёшку, кровоточащая передняя лапа с растопыренными пальцами покоилась на искореженном капоте "Форда", из открытой зубастой пасти на землю ручьями текла кровь, образуя большую лужу, которая быстро впитывалась в песчаный грунт.
  - Эй, Димон! - позвал Александр через разбитое лобовое стекло.
  - Дима, ты жив? - Люба откинула волосы назад, размазала по лицу кровь, подошла к водительской дверце.
  - А-а-а, - слабо застонал Дима. Его голова зашевелилась.
  - Димон! - ещё раз позвал Александр.
  - Что? - Дмитрий открыл глаза, откинул голову на подголовник. Стало вдруг тихо. Из опухшего носа Димы двумя ручейками текла кровь, пропитывая бородку, капая с неё на серую футболку. Очки без стёкол качались, как маятник, держась одной душкой за ухо.
   - Ты как? - Саша подошёл ближе. Просунув руку в салон, он потряс Диму за плечо.
  - Я? - Дима посмотрел на Сашу и дохнул ему в лицо перегаром. - Как... кусок говна! Ну-ка, помогите мне вылезти...
  Саша дёрнул за ручку двери, она со скрежетом распахнулась. Дмитрий выпал. Он стоял на коленях, уперевшись на руки. Его рвало и раскачивало из стороны в сторону.
  - Ну, ты даёшь, - вымолвила Люба.
  Ответом ей были надрывные рычащие звуки.
  Послышались скрежет металла и вой тритона. Саша с Любой схватили Диму под мышки и оттащили от машины. Тритон, судя по всему, пришёл в себя и пытался освободиться из зажавших его тисков. Он выл, его хвост и голова ходили из стороны в сторону, перепончатая лапа скребла когтями по смятому металлу "Форда".
  - Это что за ерунда? - глаза Дмитрия расширились от удивления.
  - Сом, - ответила Люба.
  - Сом? - Дима проглотил комок слюны. - А что будет, если он освободится?
  Тритон упёрся лапой в мятый передок "Форда", дернулся вперёд. Машина осталась на месте, чудовище взвыло громче, ещё сильнее дергаясь всем телом, раскачивая обе машины.
  - Тогда нам всем будет...
  - Капец! - закончил за Любу Александр. - Какие будут соображения?
  - В минивэне я видела канистру с бензином, - тихо проговорила Люба. - Можно поджечь его, пока он...
  Тритону удалось слегка раскачать машины и немного протиснуться вперёд.
  - Не дам! - отрезал Дима. - Мне папину машину жалко.
  - Он съел Пашу и Веронику, - произнесла Люба со слезливыми нотками в голосе.
  - Тогда давайте! - Дима кивнул головой.
  - Крикните мне, если что... - Александр побежал к минивэну. Он умышленно бежал по дуге, пытаясь держаться от тритона на почтительном расстоянии, но, когда он приблизился к машинам, тритон вытянул шею, и стал рваться к Александру, щёлкая челюстями. При этом у него получилось продвинуться ещё на несколько сантиметров.
  - Саня! - закричала Люба. - Быстрее!
  - Саня!
  Александр понимал, что нужно действовать быстро. Заскочив в "Рено" он пробежался взглядом по салону. Сразу вспомнил, откуда шёл глухой металлический звук, когда машину потряхивало на кочках, и когда Павел резко тормозил. Канистра с бензином оказалась под одним из сидений.
  - Сейчас ты за всё ответишь! - Александр принялся лить бензин на тритона через разбитые окна. Тритон выл, бил хвостом и головой по машине. Толчки были ощутимыми. От одного из ударов Александр потерял равновесие и упал на сиденье.
  Выскочив из "Рено", Саша стал поливать бензином тритона и машины, одновременно стараясь не проливать бензин мимо и держаться дальше от хвоста и от пасти животного. Кожа странной твари, при попадании на неё бензина, начинала менять цвет: сначала тритон был тёмно-зелёным, потом стал коричневым, потом почернел. Когда Александр метнул пустой канистрой и попал в голову тритона, тот пожелтел. Став жёлтым, он вдруг стал раздуваться. "Форд" со скрипом откатился назад. Выскользнув из ловушки, тритон развернулся, встал напротив перепуганных друзей. Сейчас он был гораздо больше, чем когда вылезал из пруда. Это уже был не тритон, а жёлтый дракон. Его красные глаза поочерёдно останавливались то на Александре, то на Любе, то на Диме. Все стояли, не в силах пошевелиться, будто тритон загипнотизировал их.
  Первым пришёл в себя Александр.
  - Кто мне даст зажигалку? - прошептал он, следя за каждым движением чудовища, понимая, что придётся развернуться и убегать, если Люба и Дима скажут, что у них зажигалки нет.
  - У меня! - медленно, как в невесомости, Дима достал из заднего кармана брюк зажигалку в металлическом корпусе. - Зиппо...
  Тритон пригнул голову, готовясь к атаке. Александр чиркнул колёсиком, зажёгся яркий огонёк. Чудовище замерло. Шевелились только длинные усы.
  - Не видел такого? - Александр сделал два шага вперёд. - Так смотри...
  Тритон рванулся вперёд, быстро перебирая лапами и открыв пасть. Александр кинул зажигалку в небольшую лужу бензина, образовавшуюся во вмятине на капоте "Форда". Дима издал слабый стон. "Форд" вспыхнул, тут же пламя объяло тритона и перекинулось на "Рено". Объятое пламенем чудовище рухнуло на землю. Это был уже не тритон, а сгусток огня, живой факел, который извивался, бил хвостом по траве, норовя ударить им своих обидчиков. Но те отошли назад, боясь подходить близко. Вой пылесоса перерос в звук сирены, а потом резко стих.
  Раздался взрыв. Александр упал на землю, накрыв своим телом Любу. Димка рухнул рядом, тяжело дыша, накрыв голову руками. Когда Саша приподнял голову, он увидел плотную стену огня, сквозь которую смутно угадывались очертания машин и того, что осталось от огромного тритона. Огонь пожирал траву и деревья, быстро подбираясь к людям. От густого дыма слезились глаза. Любу душил кашель.
  - Уходим! - Александр схватил Любу за руку, вскочил, вскрикнув от резкой боли в левом плече и побежал прочь от огня и дыма, голой спиной чувствуя жар. Димка, прихрамывая, бежал за ними, кашляя на ходу.
  Но пробежали они не больше двадцати метров. Впереди послышался треск, и через пелену дыма Саша увидел, как, ломая деревца, на дорогу вышел второй тритон - тёмно-зелёный, но без пятен. Саша с Любой встали, как вкопанные.
  - Что за... - Дима с разбегу налетел на Любу, она с криком упала на дорогу. Саша помог ей подняться на ноги, морщась от боли в плече.
  - Дубль два, - тяжело дыша, сказал Александр.
  Тритон перегородил дорогу своим большим блестящим телом с толстым хвостом. Повернув голову в бок, он рассматривал стоящих перед ним людей, потом стал разворачиваться, шевеля усами.
  - Сзади огонь, впереди - эта тварь... - выдохнула Люба.
  - Мы в западне, - подвёл итог Саша.
  - Нет! - каким-то странным голосом сказал Дмитрий. - Не в западне! Это всего лишь животное... Тупое животное!
  Оцепив от уха сломанные очки, отшвырнув их в сторону, Дима отбежал назад, нагнулся, вытащил из огня горящую палку. С этой палкой он подбежал к чудовищу и стал бить его. Каждый удар сопровождался глухим стуком и шипением, какое бывает, когда на горячий утюг попадает капля воды.
  - Дима, нет! - Закричал Саша. - Назад!
  Но было уже поздно. Отойдя от Дмитрия, тритон повернулся к нему боком и ударил хвостом. Дима подлетел в высоту метра на три и рухнул на землю. Горящая палка выпала из его руки. На сухой траве сразу же стал разгораться огонь. Тритон неторопливо подошёл к корчащемуся и кричащему Диме, наступил на него сначала передней лапой, потом задней. Даже вопли Димы не могли заглушить треск костей. В довершение тритон взмахнул хвостом и обрушил его на тело Дмитрия. Дима затих.
  - Нет, - Люба зарыдала, её ноги подкосились, и она опустилась на колени. Рука её обхватила ногу Александра. - Сашенька! Сделай что-нибудь!
  Александр посмотрел на неё сверху вниз, перевёл взгляд на приближающегося тритона. План быстро созрел в его голове. Он будет махать руками, бегать вокруг чудовища, отвлекая его. Тогда Люба сможет спастись. Может и ему повезёт, и он выживет.
  Саша с трудом освободил ногу из цепких рук Любы. Преодолевая резкую боль в плече, он поставил Любу на ноги. Нагнул голову и стал шептать ей в ухо:
  - А сейчас я отвлеку его, а ты...
  В этот момент раздался грохот, похожий на гром, эхом прокатившийся по округе. Саша с Любой вздрогнули. Тритон взвыл, развернулся в противоположную сторону. В этот момент Саша сквозь дым разглядел две человеческие фигуры, стоящие напротив чудовища.
  Послышался хриплый мужской голос:
  - Пригнитесь!
  Саша с Любой упали на траву. Приподняв голову, Александр увидел вспышку на уровне головы одной из фигур, тут же грянул ещё один гром. Тритон закачался. Он надрывно выл и плевался кровью, но продолжал наступать на двух людей. Те тоже приближались. Только сейчас Александр смог разглядеть пожилую пару - мужчину и женщину. Мужчина был одет в светлый старомодный костюм, на голове его была шляпа. Женщина была в ситцевом платье, на её седой голове была косынка. Пожилой мужчина преломил ружьё, сказал командным голосом:
  - Давай!
  Женщина извлекла из сумочки патроны, протянула ему. Зарядив ружьё, мужчина сделал сразу два выстрела в пасть чудовища. Задняя часть головы тритона разлетелась в разные стороны кровавыми брызгами. Люба вскрикнула, у Саши заложило уши. Тритон беззвучно рухнул на дорогу. Облако пыли поднялось вверх и смешалось с едким дымом.
  - Что вы лежите? - крикнула женщина. - Вставайте! Быстрее нам каждая секунда дорога... Сгорим ведь!
  Александр вскочил на ноги, схватил за руку Любу. Вместе они добежали до лежащего поперёк дороги тритона. У него подёргивались лапы, а хвост извивался, как сильно перекормленный питон.
  - Я боюсь! - закричала Люба, глядя на дёргающегося в предсмертных конвульсиях зверя.
  - Иди сюда! - Саша подхватил Любу на руки, вскрикнув от прострела боли в плече, перенёс через хвост тритона, осторожно поставил на землю.
  - А теперь бежим!
  Они бежали в дыму за удаляющимися силуэтами стариков, хрипя и кашляя, боясь потерять их из вида. Метрах в пятидесяти от тела поверженного чудовища, за зарослями молодых берёз, они увидели тёмно-коричневую "Победу", из выхлопной трубы которой струился тёмный дымок.
  - Быстрее! - пожилая женщина открыла заднюю дверь. - Запрыгивайте!
  
  Только отъехав на безопасное расстояние от Сомова пруда, Александр осмотрел Любу, потрогал ноющее плечо.
  - Ничего! - сказала старушка, заметив, как Саша морщится от боли. - Вправим...
  - Спасибо вам! - по лицу Любы текли слёзы. Это были слёзы радости. - Вы нам жизнь спасли! Наконец-то этот кошмар закончился!
  - Мы - ваши должники! - добавил Саша. - Вы так вовремя...
  - Ох, молодёжь... - вздохнула женщина. - Не вы первые... Кстати, меня зовут Татьяна Фадеевна. Я - соседка Ивана Кузьмича. А это мой муж - Валерий Павлович...
  - Что? - подал голос пожилой мужчина за рулём - тот, который стрелял в тритона.
  - Ничего! - Татьяна Фадеевна улыбнулась, махнула сухой, покрытой коричневыми пятнышками рукой. - Смотри на дорогу!
  - Не мы первые? - переспросил Александр.
  - Да! - ответила Татьяна Фадеевна, повернувшись к Саше и кивнув головой. - За последние двадцать лет это уже седьмой дракон... вместе с тем, которого убили вы.
  - Так вы всё знали! - глаза Любы округлились от удивления.
  - Да, милочка моя. Я следила за вами с самого вашего приезда. Я даже подслушивала ваши разговоры, проникнув на участок Ивана Кузьмича...
  - А привидение это тоже вы? - спросил Александр.
  Татьяна Фадеевна утвердительно кивнула головой.
  - Когда я поняла, что вы собираетесь сюда, и рассказы Кузьмича вас не пугают, я решила вас запугать. Зачем нам лишние жертвы? Вам ещё жить и жить, детей рожать и растить... Я распустила волосы, напудрила лицо и вставила страшные зубы, которые мне внук из Таиланда привёз. Для верности подбросила дохлую кошку с запиской. - Татьяна Фадеевна прыснула в кулачок. - Бородатенький ваш дружок обосрался, но вы всё равно решили ехать... Когда вы не вернулись ни через три, ни через четыре часа, я решила, что нужно вас выручать... У меня уже чутьё на такие дела, понимаете?
  Люба кивнула головой.
  - Ну, вы прямо как Джеймс Бонд! - Александр усмехнулся.
  - Я, конечно, не знаю, кто такой Джеймс Бонд, но в великую отечественную я в разведке служила... Глотки фрицам резала!
  - Ого! - Саша не смог сдержать возглас удивления.
  - Она ещё пироги хорошо печёт! - зачем-то сказал Валерий Павлович.
  Впереди показалась колонна тонированных чёрных джипов с государственными номерами, с "мигалками" на крышах.
  - О! - оживился Валерий Павлович. - Группа зачистки.
  - Как всегда поздно! - с негодованием в голосе произнесла Татьяна Фадеевна.
   - А что нам делать дальше? - спросила Люба, провожая взглядом джипы.
  - А ничего! - ответила Татьяна Фадеевна. - Если кто чего спросит, скажите, что попали в аварию и ничего не помните. Главное - молчать, иначе в психушку угодите, как ваши предшественники. Тоже лазили тут в окрестностях, всё фотографировали...
  Люба вдруг вспомнила про фотоаппарат и про камеру. А ведь они могли бы сфотографировать этих странных существ и получить крупный денежный приз! С другой стороны, они могли бы погибнуть, как Дима, Павел и Вероника. А если бы до них добрались люди из группы зачистки? Что бы они с ними сделали? В любом случае, хорошо, что всё осталось там. И пусть Сомов пруд дальше хранит свои тайны.
  - Как вы думаете, в пруду ещё какая-нибудь из этих тварей осталась? - спросил Саша.
  - Это только Богу известно! - пожав плечами, ответила Татьяна Фадеевна.
  
  А в это время в конце затопленного водой тоннеля, который когда-то соединял пруд с подвалом дома помещика Ноздрёва, вспыхнул яркий голубоватый свет, осветив просторную нишу глубоко под землёй. Сейчас над этой нишей были поросшие деревьями развалины дома. А когда-то это был потайной подземный переход, которым ни Ноздрёв, ни члены его семьи так и не воспользовались. Там, где начинался тоннель, у самой кромки воды, было нечто похожее на огромную виноградную гроздь, которая и была источником этого свечения. К кирпичной стене волокнами, похожими на паутину, были прикреплены кожистые яйца идеально круглой формы. Одно из яиц стало менять форму, превращаясь в эллипс. Потом послышался слабый треск. Большая лягушка, сидящая на кирпиче, спрыгнула в воду и поплыла прочь. Сквозь белую кожицу яйца проступила черная сомовья мордочка с маленькими усами. Съев половину яйца, существо с телом тритона и головой сома соскользнуло на холодный пол подземелья. Глазки его светились белыми огоньками, похожими на свет фосфора. Посмотрев по сторонам, "тритончик" расправил усики и побежал к входу в тоннель. Оказавшись в воде, он поплыл вперёд, грациозно водя из стороны в сторону хвостом. Поймав лягушку, он в мгновение ока съел её и быстро скрылся в темноте. Ещё одно яйцо зашевелилось, с треском лопнула оболочка...
  
   22 апреля 2011г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"