Артемьева Мария Геннадьевна: другие произведения.

Бд-12: Эффект дубины

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

  ***
  Новости о ЧП и вызов шефа явились ко мне почти одновременно.
  Торопясь предстать пред грозные очи начальства, я заметил, что весь институт уже пребывает на ушах. Сотрудники суетливо бегали из комнаты в комнату. Сменившиеся дежурные в курилке нервно глотали дым в полном молчании - на шуточки не хватало оптимизма. Техники отдела защиты, со своим странным оборудованием наизготовку, столпились возле сигнального стенда и тревожными глазами следили за цветом верхней шкалы. Уровень опасности медленно перетекал из желтого в оранжевый сегмент, и наблюдать эту картину было поистине жутко.
  
  В коридоре административного сектора встретил Лариску - с отчаянными глазами, растрепанную и запыхавшуюся. Она тоже куда-то срочно неслась.
  - Вань, ты как думаешь - это ВСЁ?! - на бегу спросила она. Я ничего не успел ответить, только дико глянул... Но она уже скрылась за поворотом - там, где синие лампы озаряли стальные люки карантина.
  М-да. "Эффект бабочки" - от этих слов каждого профессионального временщика дрожь бьет... Это конечно.
  Но с другой стороны: я очень верю в нашего шефа. Это ведь единственный в мире человек, трижды переживший Карибский кризис, пять раз - Тунгусскую катастрофу и недавно - то есть для него недавно, лет восемь назад; я-то еще в школе учился - вторичную Панамскую авантюру, так называемый казус Нечипоренко. И все это - не считая мелких вероятностей истории.
  Что ни говори, а наш босс - существо уникальное. Железный штопор. Из всяческих завитков истории выскакивал, и на сей раз, даст Бог, не промахнется. К тому же я не романтик.
   'Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел', - прищелкивая зубами от нервного напряжения, пропел я. Замерев перед дверями директорского кабинета, пятерней зачесал волосы, вежливо постучался и вошел.
  
  Всесильный владыка вечности, Великий и Ужасный Виталий Оттович Горчаков, бессменный директор Института Времени Европейской академии наук ждал меня в кабинете, будучи весьма мрачен.
  На столе перед шефом лежала увесистая корявая дубина из дерева неизвестной породы, странно выглядевшая в сочетании с современным визором и факспортом.
  Шеф задумчиво любовался дубиной и барабанил сухими пальцами по столу, кажется, морзянку... Но, кажется, на мой дилетантский взгляд, не SOS.
  
   - Иван, - сказал шеф, заметив меня. - Сейчас тут состоится разбор полетов. Прошу присутствовать. Как руководителя отдела подготовки...
  Лицо шефа налилось пурпуром, но я сразу усек, что градус не тот, не наивысший. Я даже внутренне дух перевел. Вряд ли шеф устраивал бы теперь разборки, если б не считал, что мы можем надеяться на лучшее.
   - Пока тебя не было, заслушал отчет их руководителя. Арий Питкин. Отослал его на передовую, - тяжело выговорил шеф.
  Я содрогнулся, живо представив себе хлипкого Ария Семеновича Питкина под обстрелом немецких танков где-нибудь в 42-м году... У шефа своеобразная манера выражаться, но, надеюсь, он шутит...
  Ничего другого я подумать не успел - в дверь постучали, и под конвоем бугаев, одетых в пятнистую бронерадиозащиту карантинной службы, в кабинет вступили два молодых парня. У одного была забинтована голова.
  Увидав дубину на столе директора, оба парня почему-то побледнели.
   - Итак, Зайцев и Кочергис. Практиканты, - угрожающе просипел шеф и сделал знак сопровождающим удалиться.
   Карантинщики вышли. Шеф молча вперился в практикантов взором василиска.
   Пауза, которую он тянул, с каждой секундой, казалось, вытягивала из парнишек последние соки. Я уже ждал, что кто-нибудь из них сейчас падет на колени, и, рыдая, станет бить лбом в пластиковый пол, каяться, ползать, валяясь в ногах и умоляя о помиловании... Но тут шеф снова пробарабанил морзянку по дубовой столешнице.
  Практиканты втянули головы в плечи, будто он стучал по их головам.
   - Я хочу услышать от вас все в деталях, - объявил Горчаков. - Какое у вас было задание? Докладывайте!
   - Мы должны были... снять... учебный фильм, - залепетали вразнобой Зайцев с Кочергисом. - Про первую обезьяну...
  - Нижний палеолит? - осведомился шеф. Кочергис почему-то вздрогнул. А Зайцев прошептал:
   - Да. Хомо-хабилис... Первые моменты творчества. Орудие труда. Истоки человеческой гениальности и все такое...
  - Ваш руководитель был с вами?
   - Нет. У мистера Питкина разболелся зуб. Под коронкой. У нас капсула заказана на 4. А ему к врачу... На таймботы знаете какие очереди?! Мы две недели ждали... И вот вам здрасьте - зуб. Мистер Питкин страшно расстроился. Не хотелось снова ждать... Ну, мы его и уговорили. Обещали - даже выходить не будем. Через люки заснимем... С помощью увеличения... Реалити-камеру хорошую выпросили у техников.
  - Так. Про инструкции безопасности не спрашиваю - без этого вас не выпустили бы. И не впустили бы. Дальше! - требовательно сказал шеф, глянув одним глазом в экран визора. Глааз его как-то подозрительно заблестели. Что он там увидел?
  - Ну, а дальше... - затянул было Зайцев, явно не решаясь произнести что-то роковое. Но тут Кочергис отчаянно дернулся и, вскинув голову, выкрикнул:
   - Мы поспорили!
   Зайцев его перебил:
   - Мы абсолютно нормально пришли на место... то есть на момент исследуемого периода. Отыскали гоминидов. Остановились в стороне, чтоб не привлекать внимания. Наблюдали. И тут вдруг эта обезьяна.
   - Хомо-хабилис?
   - Да не такая уж и хабилис! - дерзко высказался Кочергис, перебивая. - В том-то и дело! Хилая какая-то, облезлая. На дерево полезла. Там у них это, гуайява... или как его, гуайячи? Не помню! Да это не важно!
  Кочергис разгорячился, рассказывая, и начал размахивать руками. Я догадался, кто тут у них заводилой. Шеф тоже. Он вперил в Кочергиса сверлящий взгляд, но тот, не чуя беды, бойко продолжал:
  - Ну и вот, она, короче, на дерево полезла. Карабкается, карабкается... Бац - сорвалась. Я говорю: ничего себе хомо хабилис - человек умелый!.. На дерево залезть не может. Сашка говорит: да там ствол гладкий, ты тоже не залезешь. А я говорю - да это обезьяна, говорю, больная! Он мне - нет, ствол гладкий! Ну, слово за слово, короче, поспорили.
   - Та-а-ак, - проскрежетал шеф. Кочергис замолчал. Его сменил Зайцев:
   - Ну, эта хабилис сверзилась с дерева, - в третий раз уже. И ушла куда-то. Никого нет. Тихо, спокойно. Мы и вылезли... Славка взял камеру и говорит мне: лезь. А уже, как назло, кушать захотелось - и гуявы эти... сочные висят... Ну, я и полез. Действительно, оказалось, не просто. Но у меня по гимнастике разряд. Гуяв этих... гуявов... нарвал. Вкусны-ы-е-е! Везет этим гоминидам. У нас тут таких нет... Стал спускаться, значит... Славка камеру включил, снимает. Мы и не заметили, как эта обезьяна опять вернулась. Уже с палкой. Наверно, очень голодная была...
   - Ну и, короче, вместо того, чтоб палкой гуявы с дерева сшибать, эта зараза меня по башке отоварила! Да так, что до сих пор голова гудит! - выпалил Кочергис. - Не попробовал даже этих гуяв или как их там...
  Шеф налился кровью уже под завязку. Я видел: до взрыва осталось совсем чуть. Однако неопытные практиканты истолковали его молчание иначе. Кочергис принялся потирать забинтованный затылок, одновременно делая жалостливое лицо. Даже более совестливый Зайцев как будто успокоился и, помявшись, заговорил:
   - А дальше чего? Обезьяна эта... Хома хабилис, умелая... гуавы подхватила, дубину бросила... и тикать. Славка лежит без сознания, кровью залитый. Камера вдребезги... Я стал помощь вызывать, забыл совсем, что связь не работает. Зато вспомнил про аптечку. Славку в таймбот затащил, перевязал, ну и вернулись мы с ним. Мистер Питкин уже ждал нас на карантине. Я, конечно, всё там рассказал. Техник сразу как заорет: недопустимый контакт! Тревогу включил... Все побежали, - пожимая плечами, сказал Зайцев. И почти шепотом добавил:
  - А мистер Питкин заплакал: как же, говорит, вы своей безответственной головой весь ход человеческой истории испоганили! Вместо орудия труда обезьяна орудие убийства создала.
   - Вот это? - осведомился шеф, указывая на дубину у себя на столе.
   - Это, - признался Зайцев со вздохом. Кочергис кивнул.
  В кабинете ненадолго повисло молчание.
  Затем шеф поднялся.
   - Сюда, - пробасил он и указал практикантам пальцем на середину комнаты. Те, удивленные и непонимающие, словно кролики под гипнозом удава, послушно подались ближе и встали, как было указано.
  Босс ухватил нижнепалеотическую дубину начальственной лапой и, взмахнув ею, неожиданно заорал:
  - ЧТОБ ДУХУ ВАШЕГО ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО!!! КЛЮЧИ И РАЗРЕШЕНИЯ СДАТЬ!!! В КАРАНТИН ДО ОСОБОГО РАСПОРЯЖЕНИЯ!!!... АССЕНИЗАТОРАМИ!!!... ДРАИТЬ!!!... ДО СЕДЬМОГО КОЛЕНА!!!
  Практиканты порскнули в двери - но грозный рык босса врезался им в спину наподобие шквалистого ветра, рвущего паруса и погнал, погнал... Зайцев даже не сразу вписался в дверной проем, поспевая за Кочергисом - его занесло, он долбанулся об косяк и с визгом промчался по коридору.
  В наступившей затем тишине с оглушительным треском лопнуло стекло в комнате секретаря.
  
   - А все-таки цивилизованность сказывается, Виталий Оттович. - заметил я. - Все-таки не по голове.
   - Что? - спросил шеф. - А, ну да...
   Я вынул у него из рук дубину и босс, тяжело дыша, уселся в кресло.
   Почесал лоб, потер ладонями лицо.
   - Дурак этот Питкин, между нами. Первое орудие труда, гениальность, то-се... Видел бы ты, как он убивался! Все просил его в Вечную тюрьму укатать. А если хочешь знать, обезьяны это орудие в три дня, между прочим, освоили. Теперь там у них у каждого такая... Палка-копалка, палка-ковырялка, палка-убивалка - суть-то, видишь ли, одна. Один и тот же инструмент. История человечества от этого не пошатнется, - с горечью проговорил босс. - Техники мне доложили - все о"кей... Нормально человечество развивается. По спирали: от каменного топора - к деревянной стреле, от пороха - к кулеврине. От иприта и винтовки Мосина - к ядерным ракетам. От напалма - к лазеру, химии и термобарической бомбе... Сея, как водится, по пути разумное, доброе, вечное... Но что мне с такими практикантами делать - вот скажи ты мне?!
  - Виталий Оттович, а можно я это себе в качестве сувенира возьму? - робко попросил я шефа, указывая на дубину. - На память, а?
  - Это? - Виталий Оттович оторвал задумчивый взор от окна. - Знаешь, что, Вань, я ее, пожалуй, себе оставлю. Пригодится еще.
  И шеф любовно покачал дубину в руке .
  - Палка-воспиталка.
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"