Бастрон Артур: другие произведения.

Записки сибирского бродяги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Дюссельдорф - 2004 год
   Автор - Артур Бастрон
  
   Записки сибирского бродяги.
  
   От автора.
  
   ***В Евросоюзе, лишь чиновники государственных учреждений чувствуют себя надёжно, а труд простых людей, зарабатывающих свой хлеб у частных предпринимателей, совмещается с беспрерывной в душе тревогой. Рабочие места сокращают, заводы и фабрики переносят в другие страны, или специалистов, кто прежде изготовлял какую-то продукцию, заменяют на роботов. Роботу не к чему медицинская страховка, и отпуск ему не нужен. Как же часто случается в Германии, с рабочими моего возраста, я тоже неожиданно оказался безработным. Тогда, чтобы в одиночестве не деградировать от безделья, я решил описывать эпизоды из своей жизни, а также когда-то прослушанные рассказы и таёжные легенды. Графомания меня заняла, что я понял: писать можно бесконечно, нагнетается как бы невольный азарт и увлекает.
   Хотя дневники я веду с единственной целью, чтобы передать сыну - классному шахматисту и гитаристу. Судьба разлучила нас ещё в 1999 году. Тогда ему было семь лет. Сейчас же мне хочется что-то ему написать, но его новый адрес, куда отправить письмо, я не знаю. Хотелось бы, чтобы он прочитал рукописные дневники и подумал, что не следует так беспечно относиться к жизни, как получилось у меня.
   Большей частью в записках рассказывается о бродяге Мартине, так называют его друзья в честь того, что родился он в марте. Название реки, сопки и какие-то населённые пункты в романе изменены, а кто хорошо знает страну Сибирь, тот поймет где происходили не только трагические, но и добрые события.
  
  
   ***Разногласия, породившие ссоры с женой, привели к неизбежному разводу. Всё же после распада семьи, Мартин ещё год встречался с сыном, но потом он прекратил тоскливые и короткие свидания, не умея делить ребёнка с бывшей супругой. Такое радикальное решение, наполнило его сознание чувством невыносимого отчаяния, которое загнало в тупик безысходности и ложного утешения, что без встреч, возможно, со временем будет легче для всех троих. Пусть лучше его сын, останется в памяти наивным и добрым ребёнком, вместо того, чтобы из каждой встречи создавать грустные праздники, как бы подкупая и прикрывая печальные чувства подарками.
   Короткие свидания, после необходимого расставания, только усиливали тоску в груди Мартина. Печальная и тихая грусть тяготила душу так сильно, что сожаление перемешивалось с отчаянием, а досада - мучительно насмехаясь, лишь удивлёно и недоумённо подтверждала, что молодость его беспечная давно и бесповоротно пробежала. Жизнь не повернёшь назад - значит следует смириться с одиночеством и утомительным покоем...
   Замкнувшись и привыкнув к одиночеству, он много думал, перебирая в сознании прожитые годы. Особенно остро кололи сердце, тревожно всплывая из глубины души, воспоминания о Сибири, когда ночами распотрошив память, он лежал не в силах заснуть и приостановить их поток. Наплывали они так ярко, словно он заново просматривал любимые фильмы.
  
  
   ***Мартину ясно припоминалось то весеннее утро, когда он расположился в кабине одного из грузовиков, где также уместились его собаки. Одна уселась на сиденье, а другая улеглась на полек; фыркала от неприятного запаха и как бы укоряла хозяина грустным взглядом. Водителем грузовика был высокий и всегда весёлый украинец, с очень забавным выговором разных прибауток и философских рассуждений. В другой машине, без прицепа, ехал начальник полевого отряда с молодым шофёром и не опытным, который лишь начинал трудиться на Крайнем Севере.
   Ледяной покров на ручьях и реках, в конце марта, уже вздувался и разбухал от талых вод, а вдоль дороги снег темнел, оседал и раскисал повсюду. Загрузив машины строительным материалом и различным оборудованием, а также инструментом, необходимым для работы в тайге, они выехали из Магадана и по колымской трассе направились в посёлок Кармчан, где их ожидал радист, и он же - водитель вездехода. С ним Мартину предстояло продолжить путь в глухую тайгу и для отряда геологической разведки подготовить полевой стан.
   Ландшафт вдоль колымской трассы очень красивый, только кюветы огорчают взор. Потому, что по всей дороге они усыпаны мусором и завалены пустыми металлическими бочками, и к тому же старыми различными баллонами от грузовиков, где ещё по обеим сторонам трассы, очень много почерневших пятен почвы от выгоревших костров.
   Шофера тоже останавливали грузовики у обочины дороги, выходили из кабины и от монотонной езды разминали суставы, приседали и разгоняли застоявшуюся в ногах кровь, а потом "перекусывали" кое-чем из еды. Костёр не разводили, так как у водителя - украинца, за многолетний период работы на северных трассах, был приобретён большой рейсовый опыт. В кузове грузовика всегда находилось место для маленького гриля. Верх его состоял из решётки, посередине которой была приварена изогнутая труба. В трубу вставлялось раскалённое сопло паяльной лампы, огонь рассекался над металлической решёткой гриля, и в чайнике быстро кипятилась вода, а на сковороде подогревалось мясо, колбаса, котлеты или рыба.
   Костры на трассе шофера разводят лишь от нужды, когда необходимо заменить колесо или у машины произошла какая-то поломка в моторе. В таком случае, водители встречных и следующих грузовиков останавливают машину, и, словно родные, помогают устранить поломку.
   На северных трассах все шофера в ту пору были солидарны как братья, даже если и встречались впервые. Тогда же - зимой, по трассе можно было проехать несколько часов и не дождаться ни одного встречного грузовика. Весной же начинаются сезонные работы старательских артелей, тогда дорога как бы просыпается от сна и взбадривается; гудят моторы мощных грузовиков, которые везут различное оборудование и строительный материал на участки. Каждая золотодобывающая артель состоит из нескольких участков и полигонов, расположенных в тайге или тундре, что порой какой-то груз доставляется лишь вертолётом.
   Днём, в весенний период, по обеим сторонам трассы ещё замечаешь сидящих на деревьях полярных сов. Вероятно, приближается или уже начался их брачный сезон, что усаживаются они на ветках деревьях невдалеке друг от друга. Ответить на это предположение Мартин не может, потому что не знает. Хотя точно знает, что весной начинаются глухариные свадьбы.
   Курочка важно прохаживается по лесной поляне, а петухи слетаются на её призыв и между собой жестоко дерутся. Распустив крылья, они наскакивают и бьют друг друга грудью, а клювом стараются угодить конкуренту в голову, где находится самоё больное место у пернатых драчунов.
   Летом же, в колымском раздолье, полярные совы встречаются очень редко, с наступлением сумерок лишь слышно как по тайге разносится их уханье, потому что активные и зоркие они только ночью, а днём пернатые хищники спят.
   Через двое суток они прибыли в посёлок Кармчан. Нужды там задерживаться не было. Закупили в магазине лишь несколько булок хлеба и поехали дальше. Только теперь уже вездеход продвигался головным транспортом, а грузовики следовали за ним, так как дорога за посёлком была сильно заснежена.
   Пробиваясь к метеостанции, находящейся на берегу реки, в расстоянии пятнадцати километрах от посёлка, Глеб несколько раз останавливал гусеничную машину, цеплял трос к увязшему в снегу грузовику, и вездеход вытягивал его из сугроба.
   Дальше - за метеостанцией, расстилалась только густая тайга и дороги там не было. В этом тупике, они разгрузили из кузовов машин ящики с геологическим оборудованием и продуктами, и на поляне уложили их в штабель. Чтобы от предстоящих весенних дождей продукты не промокли, штабель накрыли тентом. Наверх же его и вокруг положили ещё брёвна, защитив уже от ветра, который мог бы легко распахнуть не придавленный к ящикам и земле брезент.
   Все бочки с бензином из кузова грузовика, они переставили в кузов вездехода, уложили туда ещё несколько ящиков с продуктами, строительный материал и необходимый в тайге инструмент. Оставили в кузове вездехода лишь место для собак и немного резервного: предназначавшегося для дров, мяса и рыбы.
   Водители грузовиков и вездехода пошли в пустующую часть метеостанции: разжигать печку, вскипятить для чая воду и подготавливать ночлег. В другой же части здания проживал работник метеоролог, где ещё находился его неприхотливый, во всём согласный, хотя и безответный собеседник, но верный друг, огромный пёс - Тоша. Мартин же с главным геологом, прошлись вдоль берегового кустарника и на ужин добыли трёх зайцев.
   На следующий день, ещё раз уточнив задание и просмотрев на карте маршрут, главный геолог пожелал им удачного пути и на прощанье крепко пожал руки. Мартин с напарником сели в кабину вездехода и двинулись в путь - в глубь таёжной глуши. Руководителю же группы и шоферам, предстояло возвращаться на центральную базу в Магадан. Укомплектованный отряд, из геологов и опытных рабочих, во главе с руководителем группы, прибудет уже вертолётом, когда растает снег и в тайге будет подготовлен центральный стан.
   К участку, где летом геологи будут исследовать почву и брать грунтовые пробы, вездеходом легче было продвигаться по ледяному покрову реки, но, в конце пути на двадцать километров необходимо отклонятся от реки Кармчан и пробиваться по суровой, заснеженной тайге.
   Протяженность пути составляла около ста восьмидесяти километров, и такое расстояние они преодолели не сразу, а лишь черед две недели добрались до обозначенного на карте пункта. Глубокий и рыхлый снег создавал препятствия, на что приходилось тратить много времени.
   Перед ними стояла задача: заготовить жерди, построить склад для хранения грунтовых проб, кухню, баню, туалеты и установить палатки. Пробившись сквозь глубокий снег к реке, Глеб увеличил скорость вездеходу и он стал быстро продвигаться по её ледяной поверхности.
   По берегам реки, испуганные шумом мотора, из кустарника часто выскакивали зайцы. Парочку косых они подстрелили и прихватили на ужин. К сумеркам добрались до зимовья охотника, где остановились на ночлег. Охотника там не было, но весь инвентарь подтверждал, что вероятно, он скоро вернётся.
   В пристройке стоял снегоход "Буран", на стене висело ружьё, а от печурке отдавало теплом, в которой ещё не затухли и тлели угли. Ясно было по лыжному следу, что он, очевидно, пошел проверять различные ловушки и капканы.
   Вычистив от золы печурку, уложили в неё дрова и разожгли. В вёдра же впрессовали снег и поставили на печку разогреваться. Разделали зайцев, сварили мясо, умылись, поужинали и легли спать. Утром, запивая чаем, доели остатки зайчатины. Затем невдалеке от зимовья, бензопилой спилили два сухих дерева, зацепили их тросом и вездеходом подтянули к избушке. Распилили на чурки и оставили охотнику, как компенсацию, по таёжному закону, за использованные ими дрова.
   Ледяная гладь на реке была прозрачная как стекло. Ползая по льду и просматривая каменистое дно реки, где лениво плавали рыбы, они искали водяную яму в которых зимуют хариусы. Нашли, пробили две лунки и наловили крупных хариусов, не менее сорока сантиметров длиной, с верхним плавником, словно парус у бригантины. Хариусу необходим такой мощный плавник, чтобы преодолевать крутые водопады в горных реках. Наживка состояла из варёной кетовой икры, тогда она разбухает, становится крупнее и легко насаживается на крючок. Весенней порой хариус клюёт на красную икру очень охотно, как мухи подлетают на мёд, только успевай вынимать из лунки.
   Распотрошив и почистив рыбу, они перемешали её не с солёной мукой, как обычно делают, а обваляли в крошке панировочных сухарей и пожарили. Вкуснятина - пальчики оближешь. Пообедали, оставив немного хариуса охотнику. Вероятно, он уже где-то на обратном пути, а когда вернётся в зимовье, жареная рыба его должна очень порадовать.
   Продвигаясь дальше, к вечеру путники добрались и остановились в очень маленьком охотничьем зимовье, что в такой тесной избушке проживать с напарником, создавался уже большой дискомфорт. Когда-то построил ее охотник - рассчитывая, что в ней будет зимовать только один промысловик. Встроена избушка была в пригорок, откуда поздней осенью, бесспорно, в поисках корма, легко спустился наверх зимовья медведь и разворотил крышу.
   Расчистив у порога сугроб и открыв двери, они увидели, что избушка внутри наполовину тоже засыпана снегом, который намело ветром через отверстия в крыше. Потребовалось много времени, чтобы всё починить и привести в прежний порядок. Пока на крыше уложили брёвна, закрыли их плотным слоем хвойных веток, вычистили внутри избушку от снега и инея, давно наступили густые сумерки.
   К счастью, там была маленькая металлическая печка. Растопив в ведре снег и вскипятив воду для чая, они поужинали и легли спать. Выспаться же, как следует, в эту ночь не удалось. На намороженном потолке таяли ледяные кристаллы и образуясь в капли очень долго капали на них, а со стен избушки извилистыми ручейками стекала вода. Брёвна просыхали и выпускали влагу, так как в печурке, несомненно, уже давно не разжигался огонь, что от намороженного льда и инея всё зимовье сильно отсырело.
   Утро же, от бессонницы, им показалось хмурым, но когда услышали клокочущий звук, по тону напоминающий игру перестука друг о дружку деревянных ложек, сразу подкрались и увидели токующих рядом с зимовьем глухарей; подстрелили три птицы и радуясь такой удачи, решили уже прожить в избушке - дня четыре, чтобы здесь поохотиться и заготовить мясо и рыбу.
   На реке, во льду, пробили большую лунку, чтобы ковшиком можно было черпать воду, а не разогревать снег в вёдрах. С этой же лунки наловили хариуса, уложив его до верха столитровой деревянной бочки.
   Привязав к крупной в диаметре леске крючки, Мартин насадил на них куски мяса. Сделав таких четыре удочки без поплавков, медленно отпустил крючки с приманкой в прорубь, чтобы течение снесло наживку на различное расстояние. Концы же лесок привязал к деревянным колышкам, которые надёжно вбил в запрессованный снег. Если и налим вырвет кол, опасаться было нечего, то всё равно он заблокируется в лунке. Время от времени ходил к проруби и проверял удочки, каждый раз вынимая из реки больших налимов.
   Налимов он ловил на корм для собак. Порубит топором на куски, кинет в котёл когда вода закипит, добавит чуть крупы и варит. Собаки такой похлёбкой лакомились охотно. Кормил он их два раза в день, утром и вечером, так что корма для них необходимо было заготавливать даже больше, чем одному человеку продуктов.
   Ночью поневоле приходилось часто подкладывать в печурку дрова. Избушка была очень холодной и чтобы её хорошо утеплить, требовался уже основательный ремонт. Поэтому он вставал с лежанки и подкладывал в печку дрова, заодно проверял прорубь, и чтобы её не прихватило ночным морозом, разбивал намороженную пленку; очищая и вычерпывая ковшиком из лунки ледяную крошку. К отбытию, он наловил налимов и занял ими пол-бочки, куда их укладывал перемешивая со снегом.
   Настреляли к тому же дичи, а Глеб принёс ещё тетёрку, что и послужило причиной небольшого раздора. Аборигены строго чтут охотничьи заповеди предков, стараются не стрелять в самок диких животных и дичи. Считают это за тяжкий грех и остерегаются, что последует наказание от духов.
   Недовольный добычей, Мартин упрекнул его. Глеб же грубо оправдывался: "Я не виноват, что в самый обострённый момент охотничьего азарта, она неожиданно вспорхнула с ветки. Выстрелил же я машинально, не успев различить - это петух или курочка". - "Годовалый ребёнок их различит, тебе не глаза засветило солнцем, а совесть и мозги заморозило", - раздражённо упрекал его Мартин, не сомневаясь, что застрелил её Глеб ради одного только желудка.
   Ощипали перья с глухарей, опалили оголенные тушки птиц, распотрошили, перемешали мясо со снегом и уложили в цинковую ванну. Золото в их желудках, они не обнаружили. Находились в пищевой переваренной массе лишь обычные камушки, вперемешку с травой, хвойными иголками и прошлогодней ягодой, а золотых зёрнышек не было.
   Ручьи ещё не вскрылись и глухари вынуждены были склёвывать простые камушки с непокрытых снегом, продуваемых ветром некоторых частей голых вершин сопок. Тетерева тоже, как все птицы и куры склёвывают мелкие камушки, чтобы желудок легче перерабатывал пищу, что очень часто у них в желудках находятся золотые зёрнышки.
   Прожив в зимовье три дня, заготовив впору мясо и рыбу, чтобы меньше употреблять приевшиеся консервы, ранним утром они двинулись в самый трудный и продолжительный путь. Предстояло теперь не всегда ехать по замороженной поверхности реки, а пробиваться к старому геологическому стану, где сохранилась баня, большей частью пути по заснеженной тайге.
   Река, среди скал, здесь изгибалась большими петлями. Поэтому, чтобы сэкономить бензин, они сокращали расстояние и пробивались по таёжной местности. Прибыли туда уже к вечеру. По дороге больше ничего не добывали, хотя вспугивали и поднимали отдыхающих лосей, которые стремительным бегом взмывали высокие фонтаны снега, приминали на своём пути кустарник и сбивали ветки с сухих деревьев.
   Попадалось также в поле зрения много зверей и диких животных: олени, росомаха, лисицы и зайцы. Особенно же много, с полянок, взлетало стаями полярных куропаток, а с веток хвойных деревьев иногда срывались глухари и улетали в тихое место. Не любят тетерева отдыхать на ветках лиственных деревьях. Медведи же или их следы на пути не встречались. Они ещё спали и скоро должны были проснуться.
   К сумеркам Глеб и Мартин достигли цели, но ещё не конечной. Теперь оставалось проехать последние двадцать километров, всё же доехать до отмеченного на карте места, пока такая возможность исключалась. Снег был очень глубокий, так что им оставалось вынужденное ожидание. Потому, что дальше необходимо было продвигаться уже не по поверхности замёрзшей реки, а пробиваться только по заснеженной тайге.
   Передвижение оказалось не легким, что путники несколько раз заменяли расщеплённое бревно на новое. Когда прочно увязнешь в снегу, тогда спереди, за обе стороны гусениц, укрепляешь за башмаки цепными петлями бревно, а затем, потихоньку нажимаешь газ и поддаёшь ход машине. Зависающее на гусеницах бревно, когда проходит взад вездехода, расправляет и подминает под собой сугроб, и вытягивает вверх увязшую в снегу машину.
   Прожить в бане, построенной прошедшим летом геологами, они решили не менее недели. В ней стояла отличная металлическая печка, обложенная по бокам и сзади камнями. Когда-то сварщик, из большой бочки изготовил её, а сверху на ней стояла ещё одна бочка - для воды, с приваренным внизу краном.
   Однако радость их была короткой. По её дну был разорван шов. Заглянув во внутрь бочки, Мартин понял, что кто-то из геологов или не опытных рабочих, по окончанию полевого сезона, перед отлётом вертолёта, не позаботился открыть кран и слить воду. На дне был лед, который распёр металл и разорвал шов.
   Стены внутри бани, пол и потолок, были покрыты густым слоем инея. Затопив печь, они как можно чаще подкидывали дрова, чтобы просушить намороженные стены и потолок. Еловыми ветками смели иней, которого набралась довольно большая куча. В сугроб у стены избушки, выложили всё мясо из ванны, загружали в неё иней и вывозили наружу.
   Печь была большая и раскалилась так сильно, что прислонённую к стене избушки ладонь долго удержать было невозможно: жар принуждал отдёргивать её от бревна. С намороженного же потолка стекала вода, словно в душевой из крана, образуясь в жаркий пар и просушивая избушку, а с крыши бани, они лопатами скинули большой слой снега, пока он ещё был рыхлый и от прогревающегося потолка не успел спрессоваться в лёд.
   Затем нагрели воду, разделись, и, первый раз за время их продвижения к месту расположения стана, поливая друг на друга из ковшика, хорошо помылись. Поужинали истомившиеся путники уже поздней ночью и сразу легли спать, приоткрыв чуть двери, так как жара была невыносимой, словно в парилке.
   Хотя после нелёгкого пути и проделанной работы они сильно устали, но ночью и за всё время пребывания в бане, спокойно спать им не пришлось. Потому, что в древесных лабиринтах от тепла проснулись из зимней спячки жуки - короеды, которые все дни и ночи очень громко, беспрерывно и монотонно сверлили брёвна.
   Птиц или зайцев они больше не добывали, а ездили лишь на рыбалку, читали журналы и бездельничали. Только единственное, что полезное сделали, укрепили на вершине высокого дерева антенну и в первый раз, за период продвижения в тайге, настроили рацию на свою эфирную волну, и связались с центральной базой. Хотя по предписанным правилам по технике безопасности, отчёт необходимо было передавать ежедневно. Сообщили, что снег лежит ещё глубокий, поэтому несколько дней переждут, а чуть позже будут пробиваться до конечного пункта.
   Приближался уже последний весенний месяц. Снег активно таял, повсюду набухали ручьи и переполненные водой вспучивали и распирали ледяной покров. Озорной бурундук, вылезший из своей норы, как бы подтвердил не писком, а скорее тревожно - призывным свистом, что спящие в берлогах медведи тоже проснулись. Бурые медведи и любопытные бурундуки всегда одновременно покидают свои уютные зимние лежанки.
   Весной у бурундука - самца, очень сильно разбухает мошонка и даже затрудняет его передвижение. Задние лапки становятся не такие подвижные, как обычно, что он утрачивает проворность. Если из оружейной гильзы сделать свисток, присесть на полянке и имитировать призывный свист самки, то за короткое время прибегут несколько зверьков. Страх не тревожит их, зверьки даже могут залезть человеку на голову, беспокойно осматриваются и для спаривания ищут самку.
   Летом же бурундук трудится с восхода до заката солнца, заготавливает на зиму корм. Если перед наступление зимы, кто-то разорит его кладовую, где хранятся: зёрна, орехи, ягода и грибы, бурундук никогда не станет кого-нибудь грабить. Тогда его маленькое сердце переполняется отчаянным страданием и он совершает самоубийство, зная что без запаса продуктов не переживёт зиму. Бросается в водоём и тонет, или протискивает шею среди развилок ветки, ускользает вниз и зависает, где под тяжестью своего веса погибает от удушья.
   Ночью Мартин выходил из избушки, и, сочувствуя, прислушивался к звукам тайги. Хорошо слышалось, как после долгого зимнего сна надрывно ревут медведи, выдавливая из себя зацементированный помёт.
   Однажды утром, Мартин увидел интересное состязание, как лиса преследовала зайца. Борьба их была похожа на забавное состязание, с повторением рыжей охотницы за косым таких же удивительных виражей с петлями и очень сложными пируэтами. Взъерошенная лиса неслась за зайцем и разметала на своём пути снег, спотыкалась и падала от его неожиданных поворотов.
   Потом всё же косой догадался устремиться в сопку, быстро удаляясь от опасной преследовательницы, и скрылся в густом стланике. Лиса остановилась и долго стояла, тяжело дыша, высунув из пасти свисающий язык, с которого стекали густые слюни.
   За время вынужденного здесь пребывания, чтобы чем-то заняться, они сделали профилактический ремонт вездеходу и после десятидневной невольной задержки, ранним утром поехали дальше. Продвигались очень быстро и без проблем, так как снег подтаял и просел, что большие сугробы оставались лежать лишь в ложбинах и оврагах. Под гусеницами вездехода снег уже не завихрялся, как несколько дней назад, а был сырой, налипал на башмаки и отваливался небольшими пластами. Проехав совсем немного, увидели медведя, остановились и недолго понаблюдали за ним в бинокль.
   Косолапый же хозяин тайги так увлёкся, что не обращал на них никакого внимания и с поверхности оголённого от снега пригорка, поедал прошлогоднюю траву. Медвежьи же следы встречались уже повсюду. Особенно много вдоль ручьёв, на каждом квадратном метре, потому что ранней весной, они бродили по всей тайге в поисках какой-нибудь пищи.
   Добравшись в распадок, где им предстояло размещать полевой стан, чтобы облегчить вездеход, они выгрузили все бочки с бензином, а чуть выше, расстоянием в один километр, у ручья стояла избушка, сохранившаяся ещё с послевоенных времён. Здесь когда-то, в летний полевой сезон, находился геологический отряд, частично состоявший из осуждённых - безконвойников, долбивших шурфы и канавы для исследования грунтовых проб.
   Избушка сохранилась в хорошем состоянии, но в ней, к огорчению, не было печки. Смастерив небольшой сруб - колодцем, они установили его в угол избушки, а от каменистого берега ручья, ломом выдолбили крупную гальку и различные намороженные камни. Засыпали их в сруб и на грунт поставили привезённую свою печурку. Раскидали с крыши весь снег, вырубили верхний земляной пласт, заросший мхом и ягелем, и выпилили отверстие для трубы.
   Проросший на крыше мох и ягель как бы безмолвно подтверждал, что избушка стоит здесь уже давно. Необходимо много лет, чтобы в приполярной местности из земли пророс ягель. К потолку же и оголённым снаружи брёвнам крыши, прибили металлические квадратные разделки, посередине которых состояло круглое отверстие по диаметру разборного жестяного дымохода.
   Пространство между металлическими разделками и щели в крыше запрессовали глиной и мелким грунтом, а трубу в в этом месте, чтобы железо не накалилось и не воспламенило деревянную крышу, обмотали асбестом и обвязали проволокой. Затем жестяным коленом отвели дымоход в сторону, тогда вылетающие искры не будут падать на крышу, и на конец трубы насадили ещё искрогаситель из консервной банки, в которой они гвоздём, как в решете, насекли дырки для выхода дыма.
   Затопили печку, вдоль стен построили нары и между ними соорудили стол. Все ящики с продуктами уложили на крыше и для безопасности, чтобы не промокли, плотно укутали их брезентом. Установили антенну и уже ежедневно, как положено по технике безопасности, включали рацию и в своё эфирное время выходили на связь с Магаданом. Информируя об обстановке и продвигающейся работе, иногда согласовывая что-то с начальством.
   Работали они спокойно, без суеты и часто ездили на рыбалку. Снег быстро таял, весна набирала силу, что в распадке, где они трудились, ветра почти не было и порой температура днём, доходила до 20-ти градусов тепла. Солнце же, от хрустального и чистого снега, отражало яркий свет и очень сильно резало глаза, поэтому днём им приходилось носить солнцезащитные очки. Когда же небо было пасмурное и облачное, тогда надевать очки необходимости не было.
   За ними стали наблюдать любопытные медведи, так как весенней порой, после продолжительного зимнего сна, истощив свои жировые запасы, они были ещё сильно голодные. Один такой проголодавшийся мохнатый наглец, рыская по тайге в поисках корма, оказался даже с бандитскими наклонностями. Осмелившись у ручья, он напугал и отогнал от лунки Глеба, и завладел лежавшей на льду рыбой.
   Другой же повёл себя как какой-то воришка и безобразник. Когда они работали внизу распадка, мишка всё обследовал вокруг избушки, и от досады, что добыть ничего не удалось, вероятно, думая: надо же так, сколько потратил времени, наблюдая и ожидая когда они уйдут, разорвал рулоны рубероида. Тогда они также как и продукты, все рулоны уложили на крышу. Медведь очень мыслящий зверь, иной раз удивляешься в какие созданные природой ловушки он загоняет диких животных.
   Почти всю работу они уже выполнили, бездельничали, читали книги и журналы. Как-то очень тёплым и солнечным утром, Мартин вышел из избушки. Прекрасная погода радовала взор, но лишь на мгновенье, потому что обозреваемая местность сильно встревожила его душу.
   Сразу сомнительно подумалось: "Неужели ослеплённые глаза создают галлюцинации?" Очень много мышей, хорошо заметных на ярко мерцающем от солнечных лучей снегу, серым потоком бежали вверх сопки. В ушах же у него появился какой-то странный гул, а собаки, от страха, стали очень беспокойными; оглядывались по сторонам, поджали вниз хвосты, и скулили - тревожно и жалобно.
   Внимательно осматривая местность и прислушиваясь, Мартин быстро взобрался на крышу избушки и понял, что в предположении не ошибся. С вершин сопок шла лавина. Она собирала на своём пути, вместе со снегом и льдинами, обломанные ветки от деревьев, прошлогодние листья, и всю перемешанную с водяным потоком массу, устремляла в небольшое русло ручья. Он сразу вернулся в избушку, разбудил Глеба и поторопил: "Пошевеливайся, со склонов сопок сошла лавина и приближается к нам, необходимо перенести спальные мешки, подушки и одеяла на крышу".
   Минут через десять лавина подошла к избушке. Надвигалась она медленно, как будто кто-то катил снежный вал. Уклон здесь был уже не крутой, лишь немного пологий, что скорость она потеряла, продвигаясь и подгоняемая только сточными водами. Шириной лавина была, возможно, сто метров. Облепив избушку, она медленно продвигалась дальше, резко уменьшаясь в высоте и ширине.
   Несколько часов в избушке стояла вода и залила даже печку. К вечеру, вода из зимовья стекла в переполненное русло ручья, где шумно бурлило, завихрялось и пенилось сильное водяное течение: подбивая к берегам прошлогоднюю листву, опавшую хвою, щепки, ветки, даже небольшие брёвна, коряги и пни.
   Началось активное таяние снега. Тайга как бы пришла в движение, наполнилась различными звуками и словно невеста стала наряжаться и прихорашиваться. Повсюду журчали ручьи, трава и деревья зеленели, оголились от белого покрывала поляны и зарастали цветами, а снежные островки в ложбинах таяли и с каждым сменившимся днём их оставалось всё меньше в лесу.
   Птицы уже стаями не летали, потому что разбились на пары и вили гнёзда, а белки - летяги, у которых между лапками находится подобная плёнка, как у летучих мышей, увлечённые поиском какого-нибудь корма, ночами сильно шумели, тревожа шорохом собак, цепляясь и передвигаясь по стенам да крыше избушки. Было их невероятно много. Спустя какое-то время, они оставили их в покое и куда-то ушли; так как белки, в зависимости от кедрового урожая или от лесного пожара, мигрируют большими колониями.
   Когда вода спала, а бурное течение в русле ручья улеглось, они поставили в него две бочки с рыбой, прикрыв их от насекомых брезентом. Днём и особенно громко ночью, в округе раздавались мощные залпы, звуком похожие на орудийные выстрелы.
   Человек, впервые оказавшийся в тайге, мог бы сильно встревожиться и подумать, предполагая: "Неужели в такой глуши, где-то в сопках, покрытых густым стлаником, находятся какие-то засекреченные военные объекты. Возможно, штольни с ракетами и пушками, из которых зачем-то стреляют". Хотя они то точно знали, что в радиусе ста восьмидесяти километров, кроме оленеводов, нет больше ни одной человеческой души и даже охотников; потому что промысловый сезон, по заготовке пушнины, уже закончился.
   Грохот же происходит ото - льда, который рушится от берегов многочисленных ручьёв. Морозной осенью над полноводными реками и ручьями скрепился лёд, сейчас же вода в них сбывает, а зависающие над водой льдины, обламываются большими частями от берегов. Шлёпают по поверхности воды и разносят громкие залпы, а мощный звук, отражается эхом от сопок, разрывает тишину в тайге и теребит хрустальный воздух.
   Воздух там такой необыкновенно чистый и звонкий, что если даже человек со слабым голосом попробует пропеть куплет какой-нибудь песни, можно представить, что так красиво, может пропеть только оперный певец. Так мощно очищает и отражает он звуки - лучше любого микрофона.
   Несколько дней вода из ручья была не вкусной, хотя очень чистой и прозрачной. Недели же через две, обкатавшись о камни и впитав в себя минералы, вкус её стал довольно приятным. По рации им сообщили, что полевой отряд, состоящий из восьми человек, прибудет десятого июня.
   С работой по подготовке полевого лагеря они почти закончили. Склад и кухня построены, сооружены туалеты, установлены две палатки, жердей для каркасов также достаточно, и на первое время заготовленных дров тоже в пору. Когда прибудут, пусть каждый сам выбирает себе место, где ему удобнее установить палатку.
   Баню они решили построить из зимовья, в котором пока находились. Разобрать и перевезти избушку на стан, большого труда не составляло. Поэтому краской они разметили все брёвна по номерам, чтобы потом при монтаже не путать, а быстро их укладывать и наращивать стены.
   Уже давно поспела брага, которую Глеб завёл полную четырёх - ведерную флягу. Попробовали, какова она на вкус, Глеб остался очень довольный, а Мартин решил алкогольным напитком не увлекаться. Не по вкусу пришлась ему брага. Сильно сладит и отдаёт горьким привкусом.
   Какой уже день Глеб просыпался только на короткое время: чтобы лишь выпить, закусить, покурить, отлить или посидеть, и дальше спал. Мартин же читал журналы или прогуливался с собаками.
   Как-то ночью, читая журнал "Человек и закон" его стало клонить в сон. Задув свечу, укутавшись одеялом и уткнувшись головой под подушку, он попытался заснуть. Глеб же спал на противоположных нарах и между ними, разделял их только столик, а от выпитого алкоголя он сильно сопел и храпел, да вдобавок ещё начал жутко скрипеть зубами.
   У Мартина, от такого неприятного звука, по всему телу и организму прокатывалось сильное раздражение. Вздрагивали и непроизвольно тряслись от отвращения даже мышцы; блокируя на короткое время рассудок, стягивая шею, скулы и кисти рук - онемевшим да замораживающим неврозом.
   Ругаясь и поспешно сгребая два одеяла, подушку, спальный мешок, он пошёл спать в кабину вездехода. Выйдя из избушки, сразу закрыть дверь ему не удалось, потому что руки были заняты. Тогда от злости и раздражения, он прихлопнул её ногой, но дверь, ударившись о блокирующие косяки, отскочила и осталась немного приоткрытой. Собаки тоже пошли за Мартином и улеглись под вездеходом, чтобы не промокнуть и защититься там от накрапывающего дождя.
   Покрутившись немного в кабине, выбрав удобную позу, он уснул, но под утро тревожное чувство в душе неожиданно его разбудило. Позже, осмыслив сигнал проскрёбший нервы, Мартин поверил, что у любого человека есть какое-то предупреждающее или предостерегающее предчувствие. Возможно, что совмещающееся ещё со скрытым зрением и вероятно, возбуждающееся даже во сне.
   Сердце его учащённо стучало, чуть замирало и покалывало в груди от повышенного ритма, а дыхание было не ровным, как будто он долго бежал и только сейчас остановился. Оглядевшись, он увидел на берегу ручья, недалеко от бочек с рыбой - огромного медведя.
   Словно вытягивая из шеи голову, зверь жадно, вздувая ноздри и чуть поддёргивая кончиком носа, как бы остерегаясь - украдкой нюхал воздух. Глаза его лучились угрожающим светом, отражая голодное желание: ринуться к бочкам и завладеть лакомой добычей.
   Дождь под утро уже не моросил и от мерцающих звёзд приполярное небо, на котором растекались перистые облака, прояснилось. Воздух только немного был прихвачен слабенькими сумерками, сквозь которые всё окружающее просматривалось хорошо и ясно. Взглянув на приоткрытые двери избушки, затем переведя взгляд опять на медведя, Мартина охватил страх за Глеба.
   Слабенький ветерок дул от собак сбоку, что, лёжа под вездеходом, они почуять медведя не могли. Подошёл же незваный гость, несомненно, как вор осторожно и очень тихо, и наверняка он чуял собак. Всё же, пожалуй, сильный голод с любопытством, подталкиваемый запахом рыбы из бочек, преодолели его страх.
   Мартин не знает и не может объяснить, почему всё так мгновенно произошло, но он резко открыл дверцу и выпрыгнул из кабины вездехода. Зверь же не напугался, а лишь взбесился когда увидел человека; хотя обычно, когда неожиданно потревожишь медведя, он пускается в бегство. Сверлящий его взгляд и зловещий оскал, пронесли по всему телу Мартина ужасные страх, словно ударили по нервам током высокой частоты, который потом ещё долго протекал мелким ознобом по всему корпусу, и с неприятной дрожью прерывал дыхание, как бы затягивая грудную клетку холодным корсетом.
   Сильно испугавшись, он бежал к избушке, непроизвольно выпуская из груди дикий крик. К счастью, собака остановила зверя, глубоко вонзившись клыками в его зад. Другой же собаке не было ещё года. Она впервые увидела разъярённого медведя, что от испуга попыталась быстро проскочить в дверь избушки и спрятаться под нарами; запуталась в ногах Мартина и сбила его на пороге. Растянувшись в проёме уже открытой двери, он вскочил и схватил ружьё, которое висело на стене и было всегда заряженное.
   Ружьё сразу предало его рукам силу, отогнало страх и наполнило невыразимой лёгкой радостью, перемешанной с мгновенной нахлынувшей злостью. Чтобы такой эпизод понять, необходимо испытать, какое облегчение даёт оружие в опасный момент. Пожалуй, ружьё для Мартина, показалось тогда самым необходимым предметом на свете, важнее даже самой волшебной палочки; если она существует не только в сказках.
   Опасаться же было уже нечего, угрозы для жизни больше не существовало, так как он понял, по собачьему лаю, что медведь унял свою ярость и удаляется от избушки. Выйдя наружу, Мартин увидел, как зверь неохотно уходит: оскаливаясь и отбиваясь лапой от лайки, не проявляя активной атаки.
   Вскинув ружьё и не целясь, он выстрелил поверх зверя. Грохот от выстрела пробежал по сопкам очень мощным и раскатистым эхом. Мишка так припустил от страха, что под его лапами отрывался от почвы ягель и вместе с крошечными веточками хвои взмывал вверх, и разлетался по сторонам.
   Осмотрев собаку и убедившись, что она не ранена, благодарно лаская и дрожа ещё от испуга, Мартин целовал её в морду и кормил сахаром. В какой уже раз он убедился, что в тайге самый лучший, верный и надёжный друг - это только твоя собака. Да и в жизни, пожалуй, вернее друга, чем собака, уже никогда не найдёшь. Пес не задумываясь погибнет - ринувшись на защиту своего хозяина.
   Глеб проснулся от шума и ещё долго не мог сообразить, почёсывая на голове взъерошенные волосы, недоумённо глядя на Мартина и размышляя: "Что же произошло?"
   Незаметно тайга сильно изменилась, наполнилась ароматными и душистыми запахами, стала зелёной, заросла хвойными иголками, травой и распустившимися листьями на деревьях и густом кустарнике. Такой хорошей видимости в пространство уже не было, сквозь деревья, как просматривалась местность ранней весной. Листва и хвоя блокировала, и сократила прежнюю возможность просмотра местности среди деревьев.
   Глядя с вершин сопок, особенно при надвигающейся непогоде, когда ветер теребил на кустарнике листву и покачивал густые вершины хвойных деревьев, она казалась вроде волнующегося зелёного моря, а вот поляны и луга, сверху выглядели красивым ковром; так как ягель преобладает разноцветной и яркой окраской.
   Мартину думалось: "Через пару дней к стану прилетит вертолёт и доставит геологический отряд, а свежего мяса у нас нет". Не говоря Глебу о своей идее, он взял ружьё и ранним утром пошёл прогуляться, в надежде, что удастся добыть оленя или горного барана. Проходя по распадку, он услышал суету пернатых и увидел, как разлетающиеся в разные стороны сороки и вороны усаживались на макушки деревьев.
   Сняв с плеча ружьё, прислушиваясь и остерегаясь, зашагал в направлении таинственного места, а спускаясь в ложбину - наткнулся на растасканные и обглоданные останки от оленёнка, которого медведь загнал на наст. Важенка проскочила ещё не растаявший промежуток снега, а оленёнок ободрал о верхнюю ледяную корку на ногах кожу, от боли выбился из сил и увяз, что и стало причиной лесной трагедии, и лёгкой добычей зверя.
   Поднимаясь в сопку, Мартин знал, что сейчас на вершинах прохладный ветер отгоняет от диких животных мошкару и возможно, он встретит там оленей или горных баранов. Оказалось всё, как предполагалось; но стрелять он не стал. На горном хребте паслись важенка и оленёнок, а не рогач. Собаки вспугнули диких животных, и они стремительно помчались по водоразделу.
   На вершине сопки лежал валун, отполированный дождями и ветрами, величиной с обычное охотничье зимовье, но был он удивительной формы и цвета, словно пасхальное раскрашенное куриное яйцо. Избушки в тайге, охотники строят небольшие, чтобы для помещения требовалось как можно меньше дров и зимовье быстро прогревалось.
   Мартин иронично подумал: "Сотворила стихия валун, как закаменевшее яйцо динозавра. Какое чудо природы. Пожалуй, где-то в недрах земли, неведомая сила, спустя миллионы лет, как скульптор вылепила и сформировала его из каких-то сплавов; только какая же гигантская мощь потребуется, чтобы такую красоту вытолкнуть на вершину сопки?"
   Конечно, загадок и интересных природных феноменов существует ещё много на планете. Какие же в приполярном крае иногда встречаются большие и красивые кикуры - огромные столбы, сформированные из гранита и других минералов, которые бывают высотой под сотню метров. Как будто кто-то расставил сторожевые башни в тайге и тундре.
   Камень гранит, произошёл и формировался несколько миллионов лет из вулканической магмы. Из него делают монументы погибшим воинам, так как считается, что гранитные плиты бережно охраняет их покой.
   Тихая радость и задумчивый глубокий покой наполнили душу, что Мартин сел у валуна и закурил; поглядывал по сторонам, любуясь дикой нетронутой человеком первозданной окружающей красотой. Неожиданно он заметил, как по не растаявшему ещё снегу, на теневой стороне подковообразной сопки, идёт медведь.
   С вершин сопок очень хорошо видно, как различимо они сформированы. Снизу же сопки кажутся типично похожими и однообразными. Сердце от азарта радостно заколотилось. Он инстинктивно вскочил и побежал по водоразделу - к возможной добыче. Приблизившись же, от изумления и недоумения - остановился, сосредоточенно присматриваясь, весь проникнутый тревогой и сомнением.
   По склону сопки продвигался не медведь. Шёл он ровным и быстрым шагом, чуть склонив вниз голову и размахивая мощными руками. Походка его была с каким-то механическим ритмом. Глазам не верилось, человек так быстро идти в сопку не может. Всё же корпус его, выглядел как человеческий, только покрытый бурой, с пепельным оттенком - густой шерстью. И был он огромен, возможно, больше медведя.
   Мартин остановился и недоумённо смотрел на него. Собаки хотя они и преданные хозяину и в охотничьем инстинкте бесстрашно атакуют, принуждая останавливаться любого зверя, но дальше тоже не побежали, а замерли и стали только трусливо и вяло лаять.
   Тогда не останавливаясь и не прерывая своего хода, он повернулся, и бросил на Мартина и собак, как бы не злобный, а предупредительно - укоряющий взгляд. По всему телу, от такого взгляда, у Мартина пробежала волна тревожной энергии, а кончики пальцев пощекотало током. Его круглые глаза были жёлтые, с розовым оттенком, нос и рот, пожалуй, как у обезьяны, но точно описать весь облик Мартин не может, так как не припоминает, вероятно, от того, что все черты головы и фигуры лохматого путника были скрыты за густой шерстью.
   Собаки сразу заскулили, трусливо поджали хвосты, взъерошили на загривках шерстью, вернулись к хозяину и прижались к его ногам. Мартин тоже от испуга заволновался, стоял и вопросительно думая - ждал, не желая, чтобы достигнув водораздела, он повернулся ещё раз и направился к нему.
   В патронташе у него было с пулями только пять патронов, а остальные с дробью. В бегство почему-то его ни что не подталкивало, и паники в крови тоже не ощущалось, хотя сердце как бы сжалось от испуга. Сковало чувством недоумения, с каким-то страхом, хотя и сильным, но не поборовшим любопытства.
   Может быть, кто-то ещё не может представить: какая же в действительности загадочная и богатая страна Сибирь? Мартин уверен, что пока ещё полностью изведать её невозможно. Только в одной Якутии, по численности населения, на каждого жителя приходится: река, ручей и озеро, столько их там много, а это ещё лишь часть водяных источников протекающих и находящихся в Сибири.
   Достигнув же водораздела, тот похожий на огромного лохматого человека перешёл перевал и больше не оглядываясь, погрузился по другую сторону сопки. Сразу же захотелось вернуться в избушку. У Мартина не возникло даже любопытного желания хотя бы пойти и посмотреть: какие от его ног или лап отпечатались на снегу следы? Неуверенность в очевидном и изумление было сильно тревожным, что огромный страх потрошил душу и от сомнительного волнения сбивал беспокойные мысли.
   Испуганно оглядываясь по сторонам, ему думалось и казалось, что рядом существует какая-то опасность и чьё-то затаившееся присутствие; словно какой-то неведомый дух мохнатой и прохладной латкой поглаживал его спину, поэтому Мартин быстро пошел в избушку. Только не судите Мартина, а сначала испытайте такую неожиданность и тогда возможно, поймёте какой это тревожный страх.
   Волнение усиливалось и отражалось сильной досадой и обидой, что из очевидцев он был лишь один, так как собаки, они не подтвердят если кому-то рассказать о причудливом эпизоде. От четырёхлапых друзей не услышишь ответа, как от человека. Хотя понимают они всё и реагируют на любое настроение хозяина, но говорить и отвечать, как люди - не могут.
   Мартин даже по тону лая его лайки, безошибочно отличает, кого она обнаружила в тайге: мелкого зверька загнала на дерево или облаяла опасного зверя, либо преследует дикое животное. Опасения, что он сходит с ума, с какой-то даже отчаянной обидой сильно тяготили душу. Тогда он вопросительно закричал, обращаясь к собакам: "Отвечайте! Кто или что это было? Неужели я схожу с ума и в моём воображении начались галлюцинации, тогда значит - вы должны говорить человеческим языком?"
   Собаки насторожили уши, прислушивались и вперемешку с испуганным и удивленным взглядом лишь дружелюбно помахивали хвостами, слегка прижимая их к бокам. Впервые они виновато не понимали, что он от них хочет.
   Глебу он решил ничего не говорить о странном эпизоде и совета не искать, не хотелось слушать его скептические рассуждения. Надоели они уже друг другу каждый своими привычками и порядком, и Мартин был уверен, если расскажет, Глеб не поверит, но завтра утром непременно передаст по рации. Такой случай - позлорадствовать, он не упустит. Обязательно насмешливо скажет в микрофон, что Мартину уже снежный человек мерещится.
   На обратном пути он обдумает возможность почудившегося явления и решит, что просто ненадолго заснул у валуна. За прошедшую ночь он не выспался. Когда же птицы сидели на макушках деревьев и громко каркали, как бы оскорбляя и ругая Мартина, он постарался поспешно покинуть тревожащее душу место.
   Достигнув вершины сопки и увидев важенку с олененком, он окликнул собак, чтобы они не преследовали диких животных, приказал им лечь и сам присел отдышаться, и отдохнуть у валуна. Вероятно, тогда он на короткое время заснул и испугался необычного сновидения, что тут же решил вернуться в избушку.
   Воспринимаются сознанием такие видения, словно реальность. Водители дальних рейсов, кто ещё не испытал на себе, наслушались от коллег подобных рассказов. "Какой уже день еду по трассе, - рассказывает Мартину приятель, - и сердце радуется, что к утру буду дома. Вдруг вижу, среди заснеженных холмов продвигается большое стадо коров, а пастухов нет. Остановился, дождался, когда они пересекут трассу и дальше поехал.
   Только гляжу, стадо то движется по холмам, а копытных следов на снегу не остаётся. Не по себе как-то стало на душе, подал я своему "Уралу" газу и хоть никогда не верил в Бога, а тут невольно взмолился. Вот и рассуди, - обратился он с вопросом, - неужели сон мне такой предвиделся? Не спал я, вот тебе крест, - перекрестился он, - пусть разнесёт меня гром и молния, если соврал".
  
  
   ***Глеб был странный тип, замкнутый и не общительный; ничем не делился, старался угодить лишь начальству и ревновал каждого, кто мог лучше его что-то делать. Игнорировал и не оказывал внимание собакам, ни разу не приласкал, не угостил их кусочком сахара; они его только раздражали.
   Ещё до прибытия к метеостанции, Мартин удивился, что Глеб из конца троса пытается завязать узел, чтобы сделать петлю, зацепить за вездеход и вытянуть из сугроба увязший грузовик. Тогда Мартин категорично возразил и предотвратил его действия: взял конец троса, расплёл на достаточную часть и показал, как с применением монтажной фомки заплетаются стропа.
   Шофера были в восторге, а начальник полевого отряда похвалил Мартина, хлопая по плечу, проговорил: "Ну, ты молодец, всё умеешь делать". - "Каждый моряк, проходчик рудников и шахт обязан знать, как вязать все узлы и плести петли из каната да троса, а сибирский бродяга, тем более", - иронично ответил он. Все развеселились, лишь Глеб был хмурый. Всё ему досаждало в Мартине: что лучше его стреляет, ловит больше рыбы, раньше Глеба приметит зверя, лося или оленя.
   У Глеба был растворимый кофе, что в ту пору считалось дефицитом, тем более в тайге - невероятно большая редкость. Иногда он заваривал кофе в небольшой кружечке и наслаждаясь вкусом, словно утка - пил покрякивая и причмокивая губами. Мартин же только вдыхал душистый аромат, так как Глеб, ни разу, не предложил и не угостил его чудесным напитком.
   От центрального института, Глеб работал на Севере уже семь лет. Только за такой суровый жизненный период, он не обтёрся в походах и не соответствовал душой типичного таёжника. Отличался от сибирских мужиков хотя бы даже тем, что у него нигде не было друзей, лишь какие-то практичные отношения с людьми, - "Ты мне, а я тебе".
   Когда они пили бражку, Глеб пытался убедить Мартина, что в Москве проживают самые умные, интересные, прогрессивные, интеллигентные и культурные люди. "Несомненно, - согласился Мартин и продолжил, - много прогрессивных и известных людей проживает в столице, но также большинство талантливых провинциалов переезжает в Москву и пробиваются в знаменитости. Хотя думается, что в Сибири живут самые добрые люди на планете. В Москве же, как и везде, тоже достаточно идиотов.
   А прогрессивных людей, умеющих мыслить и думать, проживает здесь также не менее чем где-либо, но только многие среди них бывшие осуждённые. Непокорные типы и как бы пассивно протестующие против большевистского режима: высланные когда-то из Питера, Москвы да других городов и даже европейских стран, так сказать на вечное поселение. Остались не тронутыми лишь лицемеры и приспособленцы, кому удалось угодить и прогнуться перед большевиками; или не умеющие мыслить, не прозревшие, свято верующие в дело пролетариата и революции.
   В моей душе: Пётр Первый, Екатерина и Ломоносов, вызывают невольное восхищение, а Ломоносов, кстати, был из глубокой провинции. Именно они были истинные патриоты России, кто заложил в её фундамент первый камень, и внесли в индустриальное развитие основной стержень, как прочного и нерушимого государства.
   Смешно и в тоже время грустно глядеть, как в Москве некоторые знаменитости продвигают своих бесталанных деток в киноискусство, или создают из них популярных эстрадных звёзд. Кто же они, примитивные бездарности, против Вадима Козина, живущего в Магадане? Ничтожество, - ехидно насмехаясь, проговорил Мартин. Только ты никогда уже не услышишь, как красиво он поёт. Редкостный, удивительный и своеобразный голос. Заморозилась душа великолепного певца, от удивления, недоумения и огорчения, к окружающим его когда-то людям. Для него, так и остались они - покорными овцами, лицемерами и попугаями; повторяют да подпевают, что им говорят. Ни кто же из приятелей, в своё время, не замолвил в его защиту доброе слово.
   Анна Павловна также - репрессированная графиня, уже старушка, жившая тоже в Магадане, ул. Кольцевая. В различных исправительных учреждениях она отбывала три срока. Общий срок, за печальные периоды её жизни в сибирских лагерях, составляет двадцать пять лет, но какой у неё был ясный рассудок. Как приятно было с ней общаться, когда она работала вахтёром на автобазе. В совершенстве она знала несколько иностранных языков. Шофера, что ей только не дарили: мясо, рыбу, ягоду, грибы, лишь в благодарность за какие-то несколько минут доброго разговора и внимания к ним.
   В Сибири лежат кости самых прогрессивных и лучших людей России. И дух безвинно пострадавших останется здесь навсегда. Ты, возможно, даже не можешь себе представить, какие удивительные и хорошие люди раскиданы и закопаны в безымянных могилах по сибирским просторам".
   Глеб был самолюбивым эгоистом, только упрекал Мартина за какие-то мелкие ошибки и всячески избегал доброго общения, считая его примитивным провинциалом. Мартина же раздражала в Глебе его скупость и замкнутость. Пожалуй, Глеб даже возненавидел Мартина. А после одного эпизода, он стал ещё опасаться и не доверять ему.
   Как-то собака, из неприкрытой бочки, прихватила мозговую косточку, а Глеб увидел, обозлился и ударил её лопатой. Возмущённый жестоким наказанием, Мартин раздражённо сказал Глебу: "Если ты предпримешь ещё раз такой метод, тогда останешься навсегда в тайге. Тебе следует не забывать о том, что бочку с мясом необходимо закрывать брезентом, а не винить пса".
   Позже, он задумается и пожалеет, что не смог удержать раздражения и проговорил такой угрожающий диалог. Проговори угрозу в городе, возможно, она звучала бы лишь пустым и возмутительным предостережением. В суровой же тайге, где оплошность с невнимательностью в любой момент могут обернуться гибелью, услышать грозные слова, произнесённые, тем более, от напарника, сразу у обоих нервы натягиваются до предела. К тому же знакомы они прежде не были, и физически Мартин был гораздо сильнее Глеба.
   По взгляду и выражению было заметно, что Глеб напугался, пожалел о своём поступке, однако не извинился, не попытался объясниться, а затаил в душе злобу и неприязнь к Мартину. Теперь он не расставался с оружием. Укладываясь спать, вешал над своей лежанкой на стену заряженное ружьё, не снимал с себя пояс, на котором были пристёгнуты ножны, где находился огромный нож, а перед нарами всегда втыкал в пол топор. Его даже не удивляла красота природы, а заботила лишь своя безопасность.
   После досадного инцидента прошло больше месяца и конфликтов между ними, уже никаких, даже мелких, не происходило. Установилось как бы друг перед другом молчаливое смирение, каждый чем хотел, тем и занимался; согласовывалось только меню обеда или ужина.
   Всё же проезжая как-то вдоль края глубокого обрыва, где внизу протекал ручей, а от другого берега расстилалась долина, Мартин попросил остановить вездеход, чтобы подойти к краю и полюбоваться необычным видом, постоял и грустно проговорил: "Как жаль, что нет фотоаппарата".
   Глеб же к обрыву не подошёл, стоял в стороне, его испуганный взгляд как бы выражал уверенность, что Мартин не способен любоваться природой, а вероятно, всё придумал, чтобы столкнуть Глеба со скал в бурный ручей. Тяжело психологически, в горах и глухой тайге, находиться с несовместимым по твоему характеру напарником. Устанавливается невольный барьер недоверия. Страх искажает реальность, что Глебу даже олень казался медведем и он поспешно хватался за оружие.
   Потом, по прибытию отряда, чтобы оправдать свою подозрительную нервозность, он придумывал или искажал правду, почему между ними происходили недоразумения, и нашёптывал начальнику экспедиции какие-то выводы о характере Мартина.
   С метеостанции, Глеб ещё прихватил не принадлежащие ему две полиэтиленовые канистры для воды, надеясь, что для Мартина кража останется незамеченной. Когда же они наткнулись в тайге на загон оленей, Мартин сразу же попросил Глеба, чтобы он обязательно объехал вдоль изгороди. Глеб же не прислушался, протаранил - разнеся в щепки заградительные карали и раздражённо ответил: "Увязнем в снегу, пока будем объезжать, сколько времени тогда потеряем?"
   Мартин сильно разозлился и обозвал его вредным идиотом. Закричал: "Я не желаю, чтобы со стороны, где-нибудь в километре от нас, прогремел выстрел и пуля угодила мне в голову. Ты - умник, хотя бы знаешь, что аборигены из карабина, даже хмельные, с любого расстояния, попадают белке в глаз? Нарушишь ещё хотя бы раз таёжный закон, останешься один, а я уйду от такого напарника", - убедительно пригрозил он.
   Среди аборигенов находятся и такие типы, кто радикальными методами, по своему представлению пытается охранять тайгу от постороннего нашествия. Тайга даёт аборигену всё необходимое для существования. Не только пищу и крышу над головой. Главное они находят там душевное равновесие.
   Уважительное отношение таёжника к природе, наполняет его жизнь радостным смирением и покоем. В городе же многие из них просто не смогут выжить. Бережное отношение к тайге и тундре, вознаграждается всем тем, что им необходимо для счастливой жизни. Стремления к богатству и излишеству у аборигенов нет. Добытые меха, они обменяют на деньги, чтобы купить: охотничьи боеприпасы, различный инструмент, спички, крупу, чай и другие вещи.
   Однако случается, что по прибытию в город, охотник - абориген теряет ориентир, доверчиво полагаясь на доброе участие окружающих горожан. Ему достаточно выпить лишь глоток водки, и всё, беспечность искажает представление о реальном мире, забываются все рассказы друзей и предупреждения родственников о коварстве горожан, погружая его в ложное представление безопасности.
   Алкоголь льётся рекой и порой в результате, промысловик лишается многого. А иной раз почти всего добытого, тяжёлым трудом в период суровой и долгой зимы. Подобных случаев Мартин знает много. Случается же, что за подлецов расплачиваются невинные люди.
   К примеру: приятель Мартина ушёл в отпуск и передал машину другому водителю. Доставляя груз в посёлок Адыгалах, водитель с напарником, подстрелили одного из пасущихся у трассы оленей, закинули в кузов и уехали. Олень же был не дикий, а принадлежал аборигенам - оленеводам.
   Приятель Мартина вернулся из отпуска и как прежде, продолжил работать на своей машине. Аборигены запомнили номер грузовика и вот однажды, из тайги прогремел выстрел. Трагический случай? Только был тяжело ранен, невинный добрый и хороший человек, зарабатывающий свой хлеб тяжёлым и честным трудом.
   Хотя аборигены тоже очень добрые, словно дети наивные и хорошие люди, а их труд - невероятно тяжёлый. Летом досаждают в тайге комары, а зимы в Сибири очень суровые и многоснежные, к тому же ещё волки с медведями часто беспокоят. Тревожат также и чужаки аборигенов, что не любят они нашествие в тайгу и тундру бледнолицых, как порой ещё их называют - двуногие волки.
   Когда Глеб включал рацию и передавал на центральную базу суточный доклад, если его спрашивали: "А как проживает там Мартин?" Он мог ответить: "Нормально, спит ещё, - и обязательно иронично уточнит, - уж поспать-то он любит". Мартин к его сообщениям относился терпеливо, не реагировал с претензиями, стараясь избегать упрёков и конфликтов. Не к чему хорошему пререкания в тайге не приведут.
  
  
   ***Заметив в глазах Мартина отпечаток вопросительной растерянности, Глеб спросил: "Ты почему такой мрачный, случилось что-нибудь или заболел?" Мартин отговорился: "Нет, я здоров, огорчён лишь, что в ложбине наткнулся на обглоданные кости от оленёнка".
   Пообедав, они сразу пошли обозначать флажками вертолётную площадку. Дни уже давно стояли тёплые и огонь в печурке разжигался только для того: чтобы приготовить горячую пищу, для принятия душа согреть воду или вскипятить для заварки чая. На краю толстой ветке дерева висело ведро, пробитое в днище гвоздями, так они оборудовали примитивно - сооружённую душевую. Выливали, когда было желание, согретую воду в дырявое ведёрко и принимали душ.
   Два дня оставалось до прилёта вертолёта, который доставит полевой отряд на стан. Они терпеливо ждали, каждый думая: "Как ты мне уже надоел, скорей бы прилетел вертолёт с геологической группой и рабочими".
   К прибытию отряда они как можно больше заготовили дров. Спиливали сухостои и загружали в кузов вездехода, а поверженные буреломом большие деревья, цепляли тросом и подтягивали к стану. К стволам двух елей, Мартин прибил лом, соорудив турник. Сделал он спортивный предмет не ради наращивания мускул, а чтобы разминать мышцы и поясницу, так как иногда она его немного беспокоила; побаливала от тяжёлой работы.
   Обтесав небольшой пенёк, по диаметру трубы, они её до упора насадили на него, а на другой стороне трубы, был приварен толстый и треугольный пласт железа, так выглядела их походная наковальня. Рядом же с наковальней, построили верстак и укрепили на нём ручной наждак и тиски; как бы сделали среди деревьев, с брезентовым навесом, маленькую мастерскую.
   В тайге всё это необходимо. Согнутый гвоздь там не выкинешь, а выпрямишь на наковальне. Никто другой, никогда не станет и не имеет права пользоваться чужим топором или ножом. Ничего нельзя брать чужое: кроме еды, соли, дров и спичек, когда ты в нужде и набрёл на охотничье зимовье. По поверью таёжников, чужое оружие или инструмент, если взял без разрешения хозяина, принесёт несчастье.
   К вечеру они вернулись в избушку. Затопили печурку, сварили ужин и для чая вскипятили воду. Поужинали, а потом Мартин накормил собак, терпеливо ждавших, когда он разольёт им по чашкам рыбную похлёбку, которая остужалась в кастрюле, стоявшей в воде на краю холодного ручья. Затем выбрали журналы и принялись за чтение.
   Старые журналы находились в специальном ящике, для хранения аммонита. Когда они прибыли к метеостанции, их встретил работник - метеоролог. Он сразу предупредил, чтобы в его комнату не заходили и по пустякам не тревожили, если есть алкоголь, то не угощали, так как он не желает сбиться с привычного рабочего ритма, и ещё запретил использовать в топку уголь. "Заготавливайте себе дрова и живите в другой половине станции, где тоже находится печь", - проговорил он. Позже Мартин с ним подружился и он подарил ему старые журналы, а разными литературными изданиями была завалена вся кладовка метеостанции.
   Работал он метеорологом уже несколько лет, а его жена и двое детей проживали в посёлке. Прежде его жена тоже работала здесь, но когда дети подросли и пошли в школу, они поселились в посёлке. Только летом они проживали в здании метеостанции всей семьёй. Зимой же он навещал их по мере возможности.
   Рассказывал: "Не получается у меня жить мирно в посёлке, как выпью водочки так словно пёс срываюсь с цепи и продолжаю заливать горькую заразу в горло, а потом тянет меня какая-то неведомая сила на улицу; ищу противника и предлагаю на кулачках помериться силушкой. Хорошо, что все милиционеры в посёлке мои приятели, часто приезжают сюда на рыбалку и охоту, а так, наверное, уже давно бы угодил на тюремные нары".
   Приятели даже иногда, заботливо помещали не в меру загулявшего метеоролога и его собаку в служебную машину, вывозили из посёлка и доставляли к своему рабочему месту. Собака же была у него огромная, помесь сибирской лайки с волком, имела такой же характер, как и у хозяина, что никогда не уступала задиристым дворовым псам, и задавила уже пару своих собратьев.
   Где расстилалась равнинная местность, она по команде хозяина догоняла оленя, ухватывала его за холку, заваливала на почву и удерживала дикое животное. Если местность была гористая, тогда олень устремлялся в сопку, а по крутому уклону собака бежать так быстро не могла как по равнине: выдыхалась, отставала и прекращала преследование. Полярные волки тоже долго не выдерживают быстрого темпа, максимум могут стремительно бежать и преследовать оленя два километра. Так что оленина для них не такое уж частое лакомство. Олень же не снижает своего темпа, потому что у него мощные лёгкие и бег механический, как у рысака - иноходца.
   На столе стоял и тихо тикал будильник. Требовался он больше для того, чтобы не проспать время связи по рации, каждое утро в восемь часов. Продолжительность эфирного времени всего пять минут. Есть ещё экстренная волна, для чрезвычайных происшествий.
   Глаза у Мартина, от чтения, немного устали и захотелось уже спать. Отложив журнал, он взял будильник, мысленно отметив: что время уже позднее, без десяти час ночи и сверил с наручными часами. Шли они всегда точно и показывали такое же время. "Не отстаёт", - отметил он в уме. Стрелку будильника они иногда подводили. В сутки он отставал минут на пять. "Потом загашу", - подумал он, взглянув на горевшую в консервной банке свечку и вышел из избушки, чтобы справить необходимую нужду.
   Собаки всегда следовали за ним и из прокуренного помещения тоже охотно вышли, чтобы насладиться свежим воздухом. Читая журнал, он прерывался, размешивал в кружке по своему вкусу со сгущённым молоком чай, пил и курил сигарету. Отойдя на несколько метров от избушки, справившись с необходимой нуждой, он невольно взглянул вверх: на ясное звёздное небо; и увидел огромный яркий шар.
   Первое, что сразу пришло в сознание, какое-то изумлённое восхищение с недоверием и сомнением, невольно проговорив: "Вот это полнолуние, почему такая огромная луна?"
   Хотя тут же понял, что это вовсе не луна, а инопланетный корабль. Луна была в другой стороне, а корабль смотрелся раза в четыре крупнее чем ночное светило, и был очень яркого жёлто - серебристого цвета. Одновременно включились два прожектора, потом совершено бесшумно он как бы поплыл по небу, в сторону того места, где утром Мартин видел снежного человека.
   Затем включились ещё три прожектора и лучей уже стало пять; но это был не свет, а серебристо - прозрачные дымчатые лучевые столбики, направленные на землю с чем-то бурлящим, как бы заполненные каким-то перекатывающимся в них раствором, вроде пара или дыма.
   Хорошо обозначались между лучами, обрамляющие темноватые линии по краям. Диаметром они были все одинаковые и в общий свет не сливались. К тому же очень чётко было видно, что земли они не касались, хотя свет был яркий и мощный, но тайгу не освещал. Все пять лучей прерывались над тайгой.
   Корабль медленно и бесшумно, как бы проплывая, описал в небе огромнейший треугольник; вернулся к прежнему месту, остановился и завис. Четыре луча, словно кто-то отключил, оставив включенным лишь один, а поток света завис над Мартином. Глаза его от потока света не раздражало и не ослепляло. Хотя яркий свет с бесшумно бурлящим дымом или паром лучился, как из слегка затемнённой, по краям, прозрачной трубы. Происходило таинственное зрелище не более десяти минут.
   Несмотря на то, что Мартин, словно завороженный необычным зрелищем, смотрел прямо в поток луча, никакого беспокойства он не ощущал, а почва вокруг него почему-то тоже не освещалась. Затем луч отключили, корабль как бы поддёрнув, резко вознесло высоко вверх и сразу с невероятной скоростью, за секунду пролетев по всему небосклону, он скрылся в небесной глубине.
   Стараясь не потревожить Глеба, Мартин тихо зашёл в избушку, но оказалось, что он не спал. С заспанным лицом и хмурым выражением во взгляде, он сидел за столом - курил и пил чай. Недовольно посмотрев на Мартина, он спросил: "Ты где был?" - "Выходил по нужде", - ответил Мартин. "А почему не откликался? Я же недавно выходил из избушки и не видел тебя. Здесь не детский сад, где можно в прятки играть, а суровая тайга, и беспечности она не прощает. Удивляешь ты меня своими поступками, и принуждаешь сообщить начальнику полевого отряда, что уходишь один, без оружия, да ещё ночью", - раздражённо выговорился Глеб.
   Все участники полевого отряда знают, что одному и без оружия, отлучаться в тайге запрещено. В производственном приказе стоит твоя подпись, под строкой, что с правилами по технике безопасности был ознакомлен. "Успокойся, со мной же всегда собаки, - миролюбиво ответил Мартин. Отходил я не далеко - посидеть, посвистеть, на луну посмотреть", - слукавил он, переведя перепалку в шутку. Хотя ещё подумал: "Создаёшь вид, что беспокоишься за меня, однако лукавишь, тревожно остаться одному в тайге, а заботит тебя лишь своя безопасность".
   Поглядывая же на будильник, он не поверил своим глазам. На циферблате обе стрелки стояли на цифре два. Взглянув на ручные часы, только тогда убедился, что на циферблате будильника указано точное время. Недоумение ещё сильнее захлестнуло мысли: "Как же это понять?" Свеча, которой оставалось почти четверть, когда он вышел, тоже уже догорала. "Не могла же она так быстро выгореть?"
   Свеча уже затухала, от нагара дрожала пламенем и подёргивая, извилистым темным дымом, словно от бессилия пыхтя, выпускала неприятный запах. Рассказывать Глебу ничего не хотелось. Что-то таинственное, какое-то мистическое чувство удерживало его не обсуждать и не делиться с ним впечатлениями. В душе подсказывая: "Молчи, если хочешь, чтобы не посчитали тебя за чудака и никогда ни кого не убеждай, что говоришь правду. Сохрани в памяти ночной эпизод только для себя. Потому, что по натуре большинство людей скептики, а даже кого-то из них убедить в правде, практически невозможно.
   Человеческая же натура такова, чтобы поверить, необходимо прежде увидеть и потрогать, а без доказательств и фактов, насторожишь в людях только недоверие, и дашь повод скептикам, ядовито обсуждая, насмехаться над тобой. С такими рассказами понадобится не так уж много времени, как можешь и в психбольнице оказаться".
   Понять соотношение времени Мартину было невозможно, к тому же смущала догорающая свеча, и ещё душу тревожили вопросы: "Почему если Глеб выходил, они не заметили друг друга, и Мартин не слышал призывов Глеба? Глеб же сказал, что звал его. Как такое могло произойти?" Мартин был уверен, что корабль был явью, а не галлюцинациями. В его возрасте уже неприлично что-то выдумывать и ради забавы рассказывать фантазии.
   Хотя можно легко заключить, что на какой-то период времени, он всего лишь выпадал из реального мира. Неприметно для себя и Глеба находился в состоянии тихого помешательства, которое сопровождалось экстравагантными галлюцинациями и грёзами.
   Мучает ещё то, что до сих пор, он не может найти ответ. Тогда же у него никаких причин для беспокойства не было, страха тоже и душу ничто не тревожило, и ни чем не тяготило. Была лишь радость и удовлетворение от окружающей природы, даже гордость за проделанную работу.
   Порой, ему хотелось всегда жить только так: без городов, коммуникаций, коммунальных удобств и транспорта. Хотя иногда думалось: "Хорошо бы было ещё иметь здесь коня". Всё же в душе он знает и убеждён, что всё было реальностью, только доказать - это пока никому не удастся. Несомненно, мы люди не одни разумные существа в загадочном и чудесном мире, который не ограничен только нашей галактикой. В млечном пути только мерцает двести миллиардов звёзд, а дальше находится бессчётное количество других галактик и конечно, различные цивилизации на планетах.
   Любая планета вращается вокруг своей орбиты и ночью мгновением отражается на какой-то мерцающей звезде, лишь промелькнёт тенью и исчезает на витке своего пути. Потому что сама она не светится, поэтому обнаружить её телескопом возможно только ночью. Потом математики, по промелькнувшей на мерцающей звезде тени, высчитывают массу планеты. Сожалею, что не могу припомнить имя чудака - математика, кто провёл титаническую работу, высчитал и уверен, что лишь в нашей галактике минимум существует 10-ть цивилизаций, подобной земной.
   Много к тому же вопросов у Мартина по поводу Тунгусского метеорита - 30-го июня 1908-й год. Известно, что оболочка падающего метеорита, в земной атмосфере, сильно раскаляется и в десять раз превышает температуру поверхности солнца. Подсчитали ли учёные, какой должен был произойти пожар в сибирской тайге?
   По кратеру можно определить массу метеорита. Однако кратер так и не обнаружили. Почему ударная волна равномерно распределила, повалив деревья обширным радиусом, как по направлению часовой стрелке, а не сожгла их? Возможно - это был не метеорит, а потерпевший катастрофу и взорвавшийся инопланетный корабль? Летающие в небе спутники фотографируют огромную, в несколько сотен километров, площадь поражения лесного массива от взрыва. Любопытно рассматривать снимки и также загадочно то, что площадь поражения таёжной местности, обозначена формой мотылька: как бы татуировкой на поверхности земли, отображая какой-то символ.
   Потом, спустя время, его сознание чётко воспроизведёт в памяти необычный ночной эпизод. Он ясно вспомнит, как какая-то сила, словно пушинку втянула его в луч. Не ощущалось ни какого страха, было даже приятно, представлялось - это вроде бы сон; но он никого не видел.
   Вспомнится лишь яркий цветной пузырь. Шар очень большой, переливающийся разными цветами красок и в пузыре стремительно летают, подобно розыгрышу "спорт-лото", абсолютно бесшумно, мелкие цветные шарики. Затем пузырь лопнул и шарики устремились вниз по лучу. Так Мартин снова оказался на земле и на прежнем месте. Луч света как бы отключили, корабль словно мяч отскочив от твёрдой поверхности вознесло вверх и отклонившись в сторону, он стремительно удалился, и исчез в небесном океане.
   Он почувствовал, что кто-то натолкнул и навёл его на прояснения в памяти. Конечно, загадочных и необъяснимых явлений в мире очень много, и также достаточно ещё неизведанных мест на земле. Водой же покрыто больше 60% поверхности нашей планеты, а тем не менее о жизни в океане, люди почти ничего ещё не знают. Различные же загадки, в нашей галактике, сохранятся для всех поколений. Учёные изучают и расшифровывают их до сих пор, как и было во все времена.
   Не только с эпохи Архимеда, кто своим логическим мышлением проделал гигантский труд и внёс в науку неопровержимые доказательства. Всё же римский легионер не преклонился перед великим учёным, а равнодушно отрубил ему голову. Тело же было брошено на растерзание крысам, бездомным собакам и хищным птицам. Нет могилы у искателя истины, такова логика воинов - никаких компромиссов и почестей для смутьянов.
   Безусловно, существует ещё много неизвестных для человека планет в нашей галактике, что тайны всегда будут будоражить сознание людей. Так устроен мир, который со всем существующим является единым живым организмом и он бесконечен.
   Какое-то таинственное чувство в душе Мартина как бы убеждало, что снежный человек всего лишь биологический робот. Формируют его инопланетные разумные частицы для исследования, они совершеннее чем люди и достигли права быть теснее связанными с высшим разумом. Политических деятелей и капиталистов среди них нет, иначе они бы уже давно нашли причину и создали межпланетную войну. Между ними нет ни каких разногласий, как у карьеристов и лицемерных руководителей индустриально развитых государств; инопланетные интеллектуалы каждый сам по себе, что уже давно расшифровали и настроили свою генетическую структуру и сознание, на устремление к озарению, и приближению к высшему разуму.
   Перемещаются же они в космическом пространстве не с помощью высоких технических и электронных технологий, а силой своего духа создают всё необходимое из энергетических элементов, то что им требуется для путешествия. Планеты они не губят, не строят сталеплавильные печи, не изготовляют крепкую сталь или броню, и не бурят скважины, чтобы добывать газ и нефть. Банков для хранения денег и финансовой паутины у них тоже нет, и не к чему им армия и полиция.
   Раскодировать же подсознание может любой человек, только если сильно захочет. Много веков минуло, когда один буддийский монах присел в горном ущелье и медитировал. Общался с духами и искал ответы на терзающие душу вопросы: как победить на земле зло? Вокруг себя он создал такое мощное энергетическое биополе, что к нему невозможно было никому приблизиться. Монахи из храма лишь присматривали и с небольшого расстояния наблюдали за ним.
   Свой организм он настроил на определённую температуру, что его корпусу не вредили ни зной, дождь, снег, к тому же не могли приблизиться насекомые, и звери были не способны потревожить. За семь лет, которые он беспрерывно просидел у скалы, ему не потребовался сон, пища и не испытывал жажду, так как биологические ритмы приостановились, а организм был приближен как бы к летаргическому сну, лишь часть резервных источников подсознания проснулись и стали активными, и общались с духами. На скале, в Тибетских горах, даже обозначилась и до сих пор сохранилась от монаха тень, такая сильная энергия исходила из его биополя.
   Вернувшись в храм, он обучил 11-ть монахов боевому искусству, которое сам обрёл результатом озарения. Буддисты утверждают: что сейчас таким боевым искусством владеют лишь три человека на земле. Один из них проживает в Тибете, другой в Индии и третий в Сибири. Только скромные и милосердные люди не разглашают своё мастерство, а перед уходом в иной мир находят ученика, вернее определяют чистоту его души, и передают разгаданные в своём подсознании знания; так как лишь очень добрый человек способен правильно владеть ключом который раскодирует и расчищает завалы на пути к устремлению познания благородных наук.
   Главное в боевом искусстве не гимнастические упражнения, а сила духа и как правильно раскрывать резервные энергетические источники, которые дремлют в подсознании у всех людей.
   Так вот, легенда гласит: что китайский король приказал, вооружённым до зубов, 10-ти тысячам лучшим воинам, чтобы они захватили храм и уничтожили монахов, которые не желали подчиняться унижающему достоинство человека государственному порядку и диктатуре. На защиту храма вышло 12-ть монахов. Старший из них обратился к воинам: "Прозрейте покорные слуги и отступитесь от злой идеи короля, сложите оружие и возвращайтесь к своим родным. Уверяю вас, смысл жизни состоит не в насилии, а любви к ближнему, и всему существующему; когда благородным трудом терпеливо и упорно...".
   Воины договорить ему не дали, а лишь развеселились и ринулись в атаку. Тогда корпуса монахов превратились в сокрушительное оружие. За короткое время королевские элитные воины были все повержены. Монахи силой мощного духа метались как шаровые молнии, что даже невозможно было заметить их корпуса; они слились в энергетический вихрь и сокрушали оккупантов голыми руками и ногами, которые стали крепче самого жёсткого железа.
   К сожалению, до сих пор капиталисты и какие-то политики не прекращают гонку за богатством и устремлены к власти. Прежде всего они сосредотачивают свои действия на мошенничество и насилие. Когда-то же, ещё Аристотель пытался вразумить своего самого лучшего ученика - Александра Македонского, что невозможно методом насилия создать идеальное и единое государство на планете. Однако ученик проигнорировал убеждения учителя и вопреки его воле решил воплотить в действительность свои идеи. Сначала триумфальные успехи вскружили голову великого и настырного воина, а потом он лишь сам приблизил себя к несчастью и в рассвете сил банально умер; историки предполагают, что смерть наступила от зараженного наконечника стрелы, которая воткнулась ему в ногу.
   Высший же разум, кто и руководит всей вселенной, тоже растворён в различные энергетические элементы, которые заложены и также являются его частью в людях, а их подсознание он зашифровал: бесконечными вопросами и неразгаданными ответами. Значит любой человек - является заблокированным элементом части Бога, а если он разгадает своё предназначение и разблокирует подсознание, тогда тоже достигнет божественной силы.
   Мартин хорошо слышал голос, только своей интонацией, но как бы кем-то направленный в сознание и долго размышляющий. Воспроизвести в памяти весь рассказ, в точности и последовательности, чтобы отразить письменно, он не может. Ему просто не хватает интеллекта, но он до сих пор чувствует те мысленные рассуждения.
   Люди тоже состоят связывающими элементами высшего разума, но они находятся ещё на очень диком и низком развитии. Биологические же частицы, находящиеся в инопланетных кораблях и перемещающиеся в космическом пространстве, развиты сильнее землян. Они научились формировать из своей энергии многое, что себя могут изменять в любые образы. Какой образ у высшего разума, не знает никто и никому не дано увидеть бесконечность, и познать непостижимое, а это и есть как бы Бог.
   Представляют его люди, каждый кто как может и способен. Плохого, в толковании людей разно - видимого образа Бога, абсолютно ничего нет. Главное, упорно верить в добро и благородными чувствами стремиться к недостижимому совершенству разума, то есть к просветлению и очищению души. Победить страх, не бояться что-то потерять, а желать лишь приобрести знания и твёрдый дух. Потому, что смысл человеческой жизни прекратится с прерыванием их светлых желаний.
   Солнце - это отражение высшего разума к людям чувством любви, тепла и света. Луна - это отражение его к людям чувством надежды и веры, что следовать необходимо лишь по таинственному пути и стремиться только к совершенству разума, очищению души и поиску достижения истины. Учитесь быть всегда искренними, говорите только правду и доверяйте друг другу.
   Огромную часть своей энергии, многие люди отдают ложной, корыстной, бесполезной и бессмысленной суете. В каждом человеке распределён заряд защитной и поражающей энергии. Борьба между ними идёт беспрерывно в душе всех людей. Поэтому трудно отказаться от лёгкого пути, но долг разумного человека, выбрать правильный, не шагать по ложной тропинке и не искать, что удобнее в жизни, а пытаться понять и расшифровать - почему ты создан Богом и с какой миссией существуешь на земле?
   Мартин потом ещё в разных местах Сибири, наблюдал за полётом таких же кораблей. К счастью, он был уже не один, а в группе приятелей. А однажды, даже тысячи людей являлись свидетелями. Инопланетный корабль, несколько минут медленно, как бы проплывал в небе, в феврале 1988 года, над небольшим сибирском городом. Видел Мартин корабли четыре раза, каждый раз их появление в небе длилось по несколько минут. Наверняка, в секретных отделах научных исследовательских институтов, по поводу снежного человека и неопознанных летающих объектах, есть у биологов и уфологов какая-то определённая информация.
   Только понятно, что не станут они её разглашать или опубликовывать для читателей. Не положено и не дозволено смущать простых людей секретной информацией о существовании в мире, кроме человека, ещё других таинственных субъектов. Кто-то, вероятно, даже иронично подумает: "Зачем он такое придумывает?" Хотя кто-то точно знает, что говорит он правду; другие же люди могут покривить душой и скажут кривду. Опровергнут, найдут и сформируют научные объяснения, якобы рассказал Мартин фантазии и легенды.
   Хотя самое неприятное, намекнут и что ещё хуже, обвинят психически больным. Вот почему многие люди, с кем произошло подобное, предпочитают молчать и никому не рассказывать. Таких, предположительно, больных чудаков, существует сотни миллионов. Тогда что же думать о других, более шести миллиардах людей на планете, ищущих в душе Бога? Тоже больные? Кто их наводит на поиск? Чувство таинственной души с загадочным подсознанием, руководимое и подвластное только высшему разуму - вот кто!
   Не важно, как люди представляют образ Бога и разъясняют обывателям священные заповеди пророков. Отвратительно то, что некоторые типы из религии и веры делают пропаганду, используя доверчивых людей для своих корыстных целей. Впечатлительных и добрых людей, у кого нет своей чёткой жизненной позиции и легко подпадающих под чужое влияние.
   Вера же должна и обязана состоять лишь из добра, тепла и света. Разногласие между религиями, не следует возводить в ненависть, отчаяние, нетерпимость и неприязнь к иноверцам. Учитесь понимать, терпеть друг друга, ищите компромисс и согласие.
   Раньше, от очевидцев, Мартин слышал: что на Чукотке, в Якутии, Красноярском крае, Республике КОМИ - существует снежный человек, а также о появлении в небе, над Сибирью, летающих неопознанных объектах, никогда не предполагая убедиться; увидеть их собственными глазами.
   В тайге, страх за будущее и мучительных мыслей об устройстве мира, как здесь на чужбине, он никогда не испытывал, хотя тревожился, только по другому поводу, такие моменты подкрадывались в сознание. Тогда он предпринимал лишь обычные меры предосторожности.
   Опасался болота, быстрых горных ручьёв, лавины, переход рек по ещё не прочному льду и не спешил к чужому костру. Потому, что в тайге находятся иногда и люди случайные. Забредут в тайгу, горы или тундру и забавы ради, развлекаются стрельбой по живым мишеням. Только надолго не прижиться им там. Отвергает их природа. Всё же навредить тайге, горам и тундре, и погубить пернатых, и других её жителей - они успевают, что очень огорчительно.
   В тайге же Мартин чувствовал себя хорошо, свободным и уверенным. Не припомнит даже какого-нибудь момента, чтобы в голову пришла плохая мысль. Тайга, тундра и горы - очищают душу, делают человека лучше и благороднее, всегда готового помочь каждому нуждающемуся и всему окружающему.
   Тайга, тундра и горы - несомненно, самое чудесное лекарство для человека запутавшегося в своих жизненных позициях и в суетливой растерянности, сбившегося с верного пути. Подсказать природа может много, как правильно поступить в жизни, направить мысли на светлые желания и добрые поступки. Биополе тайги и гор - чистоты и благородства необыкновенного, ни с чем не сравнится. Только относиться к природе следует очень бережно и терпеливо, научиться слушать и понимать.
   Конечно, для безопасности и самоуспокоения, оружие иметь в тайге необходимо. Всё же ловите лучше рыбу, собирайте грибы и ягоду, чем стрелять дичь, зверей и диких животных. Другое дело, когда в стрельбе есть какая-то нужда: голод, опасность от зверя, нападающего на человека или домашних животных.
   Сейчас Мартин, ни за какие материальные ценности уже не согласится идти на медвежью охоту. Глупый был, что когда-то носил на шее медвежий коготь, как амулет. Потом почувствовал, что коготь отражал в его душу печаль и боль зверя. В кнайпе отдал его малознакомому парню. Маркус нашёл охотничий амулет очень экзотичным и забавным. Сильно обрадовался такому неожиданному подарку.
   В городе Мартин чувствует себя скованно, раздражительно и не очень уверенно. Его голову, как будто загружают ненужным балластом. Он не может так быстро, как в тайге, ориентироваться и находить верное решение. Город как бы замыкает его душу в каменный мешок, делает легкомысленным и беспечным.
   Он даже уже не раз удивлялся своим размышлениям. Допустим, смотрит увлекательный фильм об удачном ограблении банка. Думается о героях фильма: "Какие сообразительные ребята, как ловко они всё дело провернули. Вот мне бы такую удачу". Потом же удивляется своим размышлениям, что он, просматривая фильм, в принципе, как бы восхищён и солидарен с преступниками.
   Телевизор, считает Мартин, делает из человека напичканного не нужной и вредной информацией зомби, отвлекает от серьёзных занятий и развращает душу. Цензурный его поток такой же опасный для мозга элемент, как наркотик, только интеллектуально - закодированный, чтобы всё запутать и отучить простых людей мыслить.
   Несомненно, всё так и есть на самом деле, чтобы люди не думали, анализировали и делали сами выводы о чём-то, не имели своё мнение, а делали и повторяли, словно попугаи, то, что им показывают и навязывают дьявольские пропагандисты в средствах массовой информации. От каких-то репортажей, развлекательных передач, он становится даже больным и отчаянно - беспомощным. Безысходность потом угнетает душу, что трудно, а иной раз просто невозможно уже что-то исправить или изменить в мире. Пособники дьявола, проникли во все силовые структуры мира, организовали международную банковскую систему, захватили в свои руки почти все средства массовой информации, уместились в тёплых президентских и парламентских креслах.
   Мартина раздражает не только пресса и телевизионные передачи, а также некоторые компьютерные игры, порождающие в детях злость и агрессию. Мысли гнетут, словно стальным неподъёмным прессом придавливают его, но телевизионные передачи он всё же просматривает: интересуется научными и историческими репортажами, хотя уверен, что они тоже разбавлены ложью.
   Несомненно, многих учёных можно сравнить с авантюристами: они всего лишь интуитивно что-то предполагают, а потом как бы копаются и пытаются доказать свою теорию. Кому-то удаётся доказать и открыть что-то новое и полезное для человечества, другие же всего лишь суетятся и подтасовывают под свои открытия чужие идеи. Любимый же фильм Мартина, - "Данди по прозвищу крокодил". Просматривает он его всегда с большим удовольствием и уверен, что человек создавший такой фильм, с очень светлой и доброй душой. "Вот этот режиссёр, настоящий художник!" - восхищается Мартин.
  
  
   ***Вертолётную площадку, они обозначили четырьмя большими - белыми флажками. Летом красные флажки заметить с воздуха очень сложно. Яркий цвет сливается с ягелем. Зимой же вертолётную площадку обозначают красными флажками, а летом белыми.
   Когда прибыл вертолёт с отрядом и полевым оборудованием, Мартин полетел обратным рейсом к метеостанции, где оставалось ещё часть груза и двое рабочих. Поглядывая в иллюминатор на тайгу, когда пролетали над сопкой "им. Звонарёва", он вдруг почувствовал дух погибшего здесь журналиста. Тревожное состояние души сразу дало понять, кто создал такие условия - увидеть таинственное чудо, помог Мартину своей возможностью стать свидетелем и пережить, невольно участвуя, моменты невероятного, но реального, действительного, очевидного и существующего в мире.
   Дух отважного журналиста, какой-то неожиданной пронизывающей внутренней теплотой и заботой, успокоил и убедил его, что не следует сомневаться в действительности с ним произошедшего. Очень жаль, что Мартин до сих пор не знает, как погиб журналист, а также по какому поводу оказался когда-то в приполярной глуши? Ясно лишь одно, что человек был мужественный и очень добрый.
   Пилоты приземлили вертолёт у метеостанции только для того, чтобы высадился Мартин, сразу же подняли машину в воздух и улетели в аэропорт, а на следующий день - прибыли в назначенное время. Загрузив оставшийся груз, они полетели к стану, а уже через день, ранним утром, поехали на охоту.
   Чтобы не губить ягель, продвигались по ручью. Шириной он был небольшой и не глубокий, с каменистым дном, по которому вездеход шел, словно по дороге покрытой гравием. Проехав совсем немного, увидели, как бежит крупный олень - рогач, быстро удаляясь от них и по уклону поднимаясь в сопку. Руководитель экспедиции вскинул карабин, прицелился и выстрелил.
   Рогач дёрнулся, резко замедлил бег и приостановился. Потом закачался, попытался ещё немного пройти, припадая на передние ноги, утыкаясь в них головой и рогами в землю, стал спотыкаться и рухнул. "Как хорошо стреляет начальник полевого отряда", - удивлёно подумалось Мартину. Хотя тут же мысленно отметил, что в принципе ничего удивительного, так как это уже его двадцать первый полевой сезон, а проживает он в Магадане, который окружён морем и сопками заросшими лесом, вот и проводит ещё зимой много дней в тайге. Добывает пушнину, использует отгулы, наработанные за период летнего полевого сезона.
   Расстояние до рогача составляло не менее пятисот метров, а вездеход шёл на повышенной скорости. Встряхивало и подкидывало в кузове их так сильно, что если не придерживаться за поручни, равновесие удержать и устоять на ногах было невозможно. Мартин же мог поразить на такой удалённости цель, лишь стоя на твёрдой почве.
   Так, по мере надобности, добывалось мясо. Хотя понятно, что преследовать и стрелять в диких животных с вездехода недостойно и не приемлемо профессиональной охоте, но время тогда было для всех дороже правил.
   По окончанию же полевого сезона, редко используемую в пищу тушёнку, предпочитая свежее мясо, потом делили на всех поровну. Каждый возвращался домой с непосильным грузом: тушёнка, рыба и шкуры медведей. Хотя такое случалось очень редко. Только тогда, когда зверь становился агрессивным, не желал пропускать по своей территории и пытался напасть, поэтому необходимо было его отпугнуть выстрелом или остановить. Правда находились и смельчаки, кто прихватывал зёрнышки золота и самородки.
   Самое же главное и ценное, лично для Мартина, восхитительные впечатления от потрясающей окружающей красоты и чистоты природы, которые никогда уже не сотрутся в памяти. Стрелять ради забавы в тайге, никто из них, никогда такого не делал. Хотя дикие животные и звери, на геологических маршрутах, встречались ежедневно.
  
  
   ***Сейчас Мартину очень стыдно вспоминать свои поступки и признаваться, что в возрасте 13-ти - 14-ти лет, упражняясь в стрельбе в лесу, он палил из ружья по птицам и мелким зверькам. Очень горько к тому же на душе, что таким методом, для пошива шапок и унтов, приобретал собачьи шкуры. К сожалению, изменить уже ничего невозможно. В ту же пору, воспринималось всё подобное, как само собой разумеющимся. Редко кто из людей задумывался о душе и Боге, отвлекаясь на другие заботы, идеалы и ценности. Теперь же многие воспоминания, отражаются в душе печальным грузом сожаления.
   Наверно, невозможно представить, а что же испытывает прозревший человек, запачкавшийся людской кровью? Вероятно, рано или поздно, его душевные страдания станут непереносимыми и превратятся в очень тягостный груз. Кто-то из бывших воинов, переживших военные ужасы, потом как бы невольно терроризируют родных и близких какой-то излишней заботой. Они не могут найти душевное равновесие в мирной жизни и как ни стараются, а их сознание почти беспрерывно находится в состоянии экстремальных эпизодах. Кажется или снится: что он окружен какой-то опасностью, которая в любую минуту может настичь его или дорогих для сердца людей. Вот почему бывшие солдаты, участвующие в боях и проходившие службу в горячих точках, порой ищут утешения в служении Богу и уходят жить в монастыри. Пожалуй ад - это не огненный котёл, а как бы раскалённое прозрение терзающее память и душу; когда осознаёшь и озарение пронзает сознание отчаянно мучительным стыдом за прошлые ошибки, которые уже не исправишь.
   Поэтому всем людям просто необходимо стараться сосредоточиться только на добро, а долг их - научиться управлять чувствами. Человек на то и наделён разумом, что с какой бы силой чувства его не отталкивали, сохраняйте, дорожите ясным рассудком. Крепитесь, проглотите или сплюньте горькую желчь, оттолкните искушение кому-то мстить, а также наживаться не разбираясь в средствах и методах. Потому, что один неверный шаг и человек, от грязных поступков, в первую очередь пачкает и приминает свою душу.
   В церковь Мартин не ходит, молитв не читает, даже не знает, но он верит в закон компенсации; поэтому по своему опыту и наблюдению, как может пытается доказать, что эффект бумеранга существует и действует повсюду, на протяжении жизни каждого поколения. Будет действовать до тех пор, пока люди не образумятся, то есть придут к единому и справедливому мнению. Читатель позже прочтёт счастливые истории, но больше в записках Мартина рассказов трагических. Хотя счастливых историй записанных в его дневниках тоже достаточно, только здесь он пока включает их меньше. Потому, что они не принуждают мыслить, а вызывают иронию и смех.
   Почему он включает здесь рассказов больше печальных? Легче так ему выразить, что закон компенсации, несомненно, существует. Большинство же из своего рукописного творчества Мартин уничтожает, считая, что не следует раскрывать полностью душу и описывать какие-то свои личные переживания, представления о мироздании, и все эти записки пустой затеей.
   Сколько великих художников, согревающих своими произведениями души людей, написали уже книг о добре и доказали, что закон компенсации существует в жизни любого человека, будь ты хоть королём или последним злодеем. Среди них, невероятно талантливый писатель-гений: Достоевский, Толстой, Герцен, Гончаров и многие другие известные творцы. А как чудесно, в тоже время просто, доступно, невольно принуждая читателя к размышлению, они выражают свои мысли и чувства, как будто сам Бог растворился в их сознании и направляет, составляя из слов великолепные грамматические мелодии.
   И что, люди стали добрее и чище в своих помыслах, после прочтения книг признанных в мире шедеврами? Очень печально Мартину осознавать, как ничтожен он перед такими талантами. "Кому нужны мои записки, достаточно ли будет терпения у сына прочитать их? - часто думает он. Никому!"
   Хотя утешает его то, что пусть и таланта нет, но сама идея неплохая попробовать написать книгу о добре, а это уже плюс для души. А писать же Мартин принялся только ради терапии для души, как хобби, прекратив употребление алкоголя, найдя в графомании отвлечение и занятость.
   Мартину тоже, как сказал Карл Маркс: "Ничто человеческое не чуждо". До сих пор не может отказаться от табака. Пытался уже много раз прекратить курить - безуспешно. С алкоголем когда-то тоже были большие проблемы, но не желание и тяга погружали его в спиртное, а отчаяние с беспечностью.
   Только искать утешение в алкоголе, подталкивает людей ложное чувство. В алкоголе же утешение человек никогда не найдёт, а лишь гибель. Даже уже здесь: в прогрессивной, индустриально развитой и на первый взгляд социально защищённой стране, как Германия, много соотечественников Мартина погублено алкоголем.
  
  
   ***Что такое демократия? Личное представление Мартина - это многопартийная система, свобода прессы и слова, независимые суды, социальная защищённость любой национальности и каждого слоя населения, и конечно, компромисс с равноправием. Все остальные пункты для него - это нюансы; но поверьте, здесь, прежде чем что-то сказать, советую очень хорошо подумать. И в народе существует такая поговорка: "Большой преступник - маленькое наказание, маленький преступник - большое наказание".
   Каждое же правительство демократических стран принимает и навязывает простому народу законы, не считаясь с мнением большинства, в основном исполняя лишь диктатуру и волю меньшинства, то есть - индустриальных магнатов.
   Прежде же Мартин никогда не думал и не предполагал, что в европейском демократичном обществе, не правительство контролирует капиталистов, а капиталисты контролируют правительство. Как говорится в поговорке: "Что дозволено Юпитеру, не положено быку". Вероятно, всемогущие в мире магнаты, хотят видеть правительство всех стран, только своими марионетками.
   Известны ему здесь и случаи самоубийства соотечественников, от депрессии и отчаяния. Кому нужны неудачники? Во всём мире никому. Печаль же с отчаянием и безысходностью, на чужбине возрастает во много раз сильнее, чем на Родине.
   Пожалуй, от одиночества, Мартин может поддаться на какую-то аферу с дамой, так как иногда думает и естественно хочет общения с женщиной. Только безработному здесь заключить доброе знакомство практически невозможно. Германия делает людей практичными, ищущих выгодных знакомств и деловых отношений. Таков моральный кодекс капитализма.
   Однако в душе, он желает себе и всем людям стабильности, жить честно, спокойно, радостно, безо лжи и приспособления к системе, или хотя бы пытаться так жить. Несомненно, большую радость и тепло человек испытывает в дружной семье. Семья - это в жизни самое главное! И самая сильная и бескорыстная любовь, может быть только к своим детям. В такой любви человек видит отражение своих надежд и несбывшихся желаний.
   Никто так сильно не греет душу, как дети. Грудные младенцы, с их ещё беззубой улыбкой, немного подросшие, с ясным открытым взглядом, очень смешными и наивными вопросами. Дети порой загоняют взрослых в тупик, а бывает и такой врасплох и смущение, что невольно принуждают задуматься: "Следует ли ребёнку всё видеть и слышать?" Примечают же они всё, а в памяти фиксируют каждое слово и выражение взрослых.
  
  
   ***В Сибири подобные эпизоды не редкость. Молодой папа с сынишкой едут в автобусе. Малыш, глядя в окно, очевидно, заскучал и начал петь: "Манька по Бродвею с фраером идёт. Сеня, дай-ка финку, я пойду вперёд"... Фраер - такие типы никакого привилегированного статуса среди уголовников не имеют. Фраером называют типов, кто за деньги может купить и устроить себе какое-то благополучие или наслаждение.
   Прикрывает папа ладонью рот малышу и говорит: "Нельзя шуметь и петь такие песни". Ребёнок же недоумённо восклицает: "Почему нельзя, ты же сам их дома поёшь?" Взбодрился в автобусе народ, весело пассажирам и смешно. Папа же отдёрнул воротник у пальто сына, что у ребёнка от рывка всколыхнулась голова и в глаза даже накатились слёзы, и отвечает: "Сказал нельзя, значит нельзя!" Мальчик всё же угомониться не может, обидной интонацией и огорчённо, едва не расплакавшись, громко проговорил: "Мама тебе тоже всегда напоминает, чтобы больше не отливал прямо с крыльца, а шёл в туалет, но ты же всё равно отливаешь".
   Дружный и раскатистый смех прогремел в автобусе. А глухой дед Митяй, сидевший по другой стороне прохода, ухватил молодого папу за плечо и прокричал: "Димка, что он сказал, а то я не расслышал". Тогда в салоне автобуса раскатился такой хохот, что Димка сам не удержался от смеха.
   Только дед Митяй огорчённо и недоумённо поглядывал по сторонам, хмурился и единственный кто не смеялся. Досадно было ему, так как воспринял дружный смех на свою плохую слышимость. Подобные случаи до сих пор остаются частью действительности - многонационального, весёлого и доброго сибирского народа.
  
  
   ***Да, очень добрые, хорошие и доверчивые люди в Сибири. Возьмём, к примеру: "Магаданский аэропорт", расположенный в расстоянии 56-ти километров от города. Рядом стоит компактный посёлок Сокол, с гостиницей для авиаторов и пассажиров, и несколько домов обслуживающего персонала. Вокруг сопки, покрытые густым стлаником, а подножья и распадки заросли разнообразными деревьями, кустарником, травой и ягелем. Глухая тайга, сурового и бескрайнего "Колымского края", переходящая где-то далеко - за горизонтом, в тундру.
   Какая основная забота была в аэропорту у дежурных милиционеров? Прохаживаться по залу ожидания, да собирать оставленные без присмотра чемоданы и сумки. Сносить их в дежурную комнату милиции, как в камеру хранения.
   Через какое-то время, раздаётся стук в дверь комнаты милиции и заходит туда смущенная от вины, а также удивлённо осматривая заставленное чемоданами и сумками помещение - девушка или огорченный паренёк. "Здравствуйте, простите, пожалуйста, что беспокою вас, но вот чемодан где-то затерялся, не могу найти". - "Какой из них твой?" - спрашивает лейтенант, указывая взглядом на ряд сумок и чемоданов. "Вот он", - виновато и растерянно показывает пальцем пассажир. "Здесь вам не Чукотка, а Магадан, - хмурится и как-то не искренне возмущается лейтенант.
   В камеру хранения необходимо сдавать вещи, а не оставлять без присмотра в зале. Пожалуй, вот оштрафую сейчас, чтобы другой раз неповадно было". - "Пожалуйста, простите, товарищ лейтенант, камера хранения была закрыта, а я спешил, так не хотелось автобус до Магадана пропускать. А по расписанию другой автобус подойдёт только через час. Не хочется же ещё и чемодан носить, когда прогуливаешься в городе". - "Да вы хотя бы уборщиц пожалели, словно им больше делать нечего, как только передвигать ваши чемоданы. Хорошо, забирайте свой багаж и идите, на первый раз прощаю, повторится, обязательно накажу". - "Спасибо добрый человек, дай Бог вам здоровья".
   Привычные, искренние слова, с благодарностью ежедневно относящиеся к сотрудникам милиции. В то время и слово-то такое не знали и не слышали - депрессия. Сейчас же благосостояние людей улучшается и прогресс набирает бешеный темп, а вот половина населения земного шара, именно от гонки за наживой и комфортом, страдает популярным заболеванием.
  
  
   ***Почему в Сибири такие доверчивые и добрые люди? Хотя в то время и церквей не было, а вот идеалы и мораль у людей были высокие и светлые. Да то, что природа делала их такими. Там никому не требуется психотерапевт, как очень многим здесь, в Европе. Природа в Сибири лечит души людей и отражает в сознание: порядочность, уважение к пожилым людям, любовь ко всему окружающему, а не сосредотачивает их лишь на личных проблемах.
   У Мартина же в общежитии, на Чукотке, какая была досадная забота? В дверь его комнаты даже не был врезан замок. Была только задвижка, на наружной стороне двери. В тумбочке всегда лежали деньги, не менее одной тысячи. Не носить же их в кармане; помнутся и скомкаются эти бумажки, а лишь по такому поводу, чтобы положить в сберкассу, нет желания ехать в Певек.
   Естественно, возьмёт он и положит в карман пару рублей, чтобы расплатиться за обед в столовой. Только вот случалось уже не единожды, вернётся вечером с работы и надо же так, досада какая, флакон с одеколоном стоит на тумбочке пустой, а под ним, как компенсация, лежит червонец или четвертной. Спрашивать: "Кто выпил на похмелье?" - бесполезно, никогда не дознаешься.
   Не возьмут ничего другого, а одеколон выпьют. Вот и была у него одна досадная забота, прятать одеколон. Потому, что в то время политиками и региональными властями была создана большая проблема, по приобретению алкоголя. Развернули обширную компанию под лозунгом - борьба с пьянством, самое простое о чём могли додуматься, потому что в основном рулевые были не талантливые и компетентные руководители, а лицемерные партийные карьеристы и балбесы, и в первую очередь всегда применяли к простому народу радикальные методы, вот и ограничивали продажу спиртных напитков. Поэтому некоторые люди - лосьон для лица, туалетную воду и одеколон, рассматривали не за дезинфицирующее средство, а как алкоголь.
   Случалось в Якутии или на Чукотке, забредёт Мартин в чум к оленеводам. Люди они приветливые: напоят чайком, предлагают поесть всё, что только у них имеется. Мартин не отказывается от угощения. Присаживается и слушает, как кто-нибудь из аборигенов начинает проникновенно рассуждать, серьёзно характеризовать своего товарища или родственника, как бы насмехаясь и сожалея, что тёмный он, не прогрессивный да не просвещённый. Ничего в жизни не видел: кроме тундры, тайги и моря. Пасёт оленей, отгоняет от них зверей, ловит рыбу, охотится на медведей, добывает моржей, нерп и китов.
   Кстати о китах. Не понятно, почему учёные из случая ясного и очевидного, пытаются делать загадки? К примеру, как они отзываются о выскочивших на берег китах: "Феноменальный случай". Точно, что поводом являются не только одни космические бури. Когда газовые потоки солнца достигают атмосферы земли, что и создает северное сияние, а также потерю ориентира у птиц и китов. Биологи же не сомневаются, что киты, дельфины и рыбы, как бы сходят с ума, от монотонной акустики, которую создают двигатели кораблей. Потому, что в глубинах, подводное эхо звучит в несколько раз мощнее, чем в горах.
   Часто ещё случается, неужели они не знают, что стая косаток, в азарте охотничьего инстинкта, преследуют кита, не дают ему всплыть на поверхность воды, нападают и погружают в глубину. Острые зубы хищников вонзаются и вырывают с тела морского млекопитающего куски мяса, что сильная боль от глубоких ран, создаёт панику у гигантов. Киты, спасаясь от косаток, пытаются погрузиться вглубь моря или теряют ориентир, и выскакивают на берег.
   Случается же, что не от боли и вовсе не от ран, и не атакующий, а здоровый кит выскакивает на берег. Общий психоз и страх, оказаться жертвой, панически передаётся к другим китам, что поражает ориентацию у целой стаи. Преследуемый косатками кит, очень редко, почти никогда не уходит от морских хищников.
   Любопытные же медведи своего появления долго ждать никого не принуждают, так как их любимые места у моря, где они в поисках корма, не спеша, прогуливаются вдоль берега. К выскочившим из моря китам, подходит их всё больше и больше - попировать. А тут и абориген сидит на нартах и проезжает по берегу моря. Приостановит оленью упряжку, заблокирует тормоз на нартах, пальнёт пару раз из карабина, чтобы медведи отступились, вырежет от кита, если мясо ещё свежее, сколько ему необходимо для себя и на корм собакам, и дальше поехал.
   Что аборигены ещё видят - вмёрзших мамонтов в вечную мерзлоту. Кому-то из них, случай предоставляет возможность и розовых чаек покормить, где-нибудь под Тикси, кидая в поднебесье рыбу и удивляясь, как птицы летают, делают удивительные виражи и ловко подхватывают любимую пищу в воздухе.
   Увидеть розовую чайку, означает к большой удаче, а если ещё покормить, тогда вообще в жизни человека произойдёт что-то особенное и хорошее. Иногда приметит снежного человека, немного понаблюдает за часто появляющимися непонятными и неопознанными летающими объектами в небе. Всё однообразное замечает, больше ничего другого, не был он даже в столице, небоскрёбов девятиэтажных не видел и в лифте не катался - заключает собеседник Мартина.
   Сидит Мартин, попивает чаёк, кивает сочувственно головой, соглашаясь с убедительными доводами и рассуждениями аборигена. Только не подумайте, что для них столица - это Москва. Столицей они называют - Якутск, Магадан, Анадырь.
   А что особенного в Москве, рассказывает Мартин аборигенам. Зашёл он как-то пообедать, в ресторан аэропорта Домодедово. Естественно, для поднятия аппетита заказал еще водочку. Накрыв стол, официантка проникновенно так, желая удивить и угодить, показала свёрточек и предлагает, приговаривая: "Вижу, что человек вы свой, рыбку дефицитную не купите? Червонец всего за штуку, её мне стюардессы по дружбе достали и привезли, - развернула свёрточек и шёпотом добавляет, - это кета, красная рыба".
   Посмотрел Мартин и отвечает: "Так - это же горбыль". - "Что ещё за горбыль?" - "Самец горбуши, у него икры нет, а только молоки для оплодотворения икры, зачем он мне, в посёлке Армань мои знакомые такой рыбой свиней кормят". Смутилась она и быстро ушла.
   Смеются аборигены, весело им от такого рассказа, удивляясь и рассуждая: "Надо же, какие доверчивые и наивные горожане, как их легко стюардессы обманывают. Они даже горбушу от кеты отличить не могут". Хотя в принципе рыба то, та же самая, из породы лаксов. Только горбуша меньше, кета крупнее, а кижуч ещё крупнее кеты. Икра среди красных рыб тоже отличается по размеру, и самая крупная у кеты.
   Долго потом аборигены рассказывают, весело смеясь, подобные истории про горожан. Горожане же, рассказывают смешные анекдоты про чукчей. Равномерно всё сбалансировано в жизни. Несомненно, привези чукчу в город, он будет там выглядеть, словно экзотика или потешным клоуном; но то же самое произойдёт с цивилизованным горожанином, впервые оказавшимся в тундре. Потешное удивление, для аборигенов, будет особенное и необыкновенное.
   Хотя аборигены охотно рассказывают, как следует в тайге и тундре противодействовать суровым природным условиям, помогают и делятся своим традиционным опытом, ничего не скрывая из жизни кочевников. И лучше их, не приобрести учителя по выживанию в экстремальных условиях, часто и неожиданно создающихся в суровой тайге, горах и тундре; та же пурга, тогда легко сбиться с пути и заблудиться, или когда зимой провалился под лёд и промок, неопытный человек может быстро погибнуть.
   Мартин не делит людей на умных и дураков, а вот на добрых и не очень участливых, к таким присматривается, так как в экстремальной ситуации - все люди равны. Ранги, происхождение, социальное положение, партийная принадлежность, само собой забывается, и никакой привилегированной роли в окружающей обстановке уже не играет.
  
  
   ***Как-то месяца два, он обследовал с геологом - кандидатом наук, довольно сложный участок в тайге, и между ними, не произошло ни одного недоразумения с разногласием. Загружать же пытался себя геолог, даже большей работой, чем у Мартина. Очень хороший человек, рассказывает Мартин и добавляет, что с таким напарником, даже на Луне не пропадёшь.
   Хорошие люди геологи, но их надо уметь понять. Сейчас Мартин скучает по общению с тем напарником, отличающийся от других людей особой мудростью, терпением, справедливостью, трудолюбием и мужеством. Порой не хватает ему, как мустангу солёных минералов зимой, а Мартину - его разумного совета.
   Вот такому человеку можно многое в мире доверить, но только добрые люди в политические дебри никогда не полезут. Ищут они покой и душевное смирение на природе, и молча, ни кого не виня, без упрёков к судьбе, делают свою тяжёлую работу. Потому, что любят её и браться за другое дело, ни за какие деньги не согласятся. Романтики они, а это уже особый сорт людей: кто наделён светлыми желаниями с мечтами, сохраняющиеся в их добрых сердцах и чистых душах на всю жизнь.
  
  
   ***На архитектурные творения и памятники, а также мосты, музеи, парки, различных городов и столиц европейских государств, Мартин уже довольно насмотрелся, только рассказывает, что особенных впечатлений в памяти не сохранилось. Потому, что красота там какая-то искусственная, а не натуральная. Кажется всё фальшивым и душу тяготит тоска по людской простоте, искренности и бескорыстию. Мосты лишь больше всего привлекают его взор, приятно особенно по вечерам, когда они освещены иллюминацией, любоваться и размышлять, что они как бы являются символом смирения и согласия. Тогда воспоминания о тайге, горах и тундре - терзают его душу очень остро и болезненно. Потому, что подобной красоты, а главное душевного покоя и радости, такого он больше нигде не видел и не испытывал.
   Создатель считает Мартин, самый великий и необыкновенный архитектор да художник. Опять же, не каждому дано понять и заметить необыкновенную красоту природы. Есть такие изнеженные горожане, кто от одного лишь укуса комара и жужжания слепня, чтобы удобно усесться в квартире на диване и поглядывать на экран телевизора, побегут из тайги стремительнее чем сохатый.
   Мировоззрение у таких мудрецов не из жизненного опыта, а вся информация заложена в сознание с чужих слов, что видят и слышат с экрана телевизора. Потом обсуждают, поучают, руководят и ещё усмехаются над затеями чудаков.
   Поэтому Мартин твёрдо уверен, что таёжниками, геологами, альпинистами или моряками, люди рождаются, а не становятся - приобретя опыт. Тяга к путешествию тоже талант.
   Допустим, даже при всём старании и музыкантом стать невозможно, если нет слуха и таланта. Музыкантами тоже рождаются и счастье они испытывают только в чудесных мелодиях. Отними музыку у них, душа их, словно цветок завянет. Хотя бесспорно, отнять музыку невозможно. Возможно, лишить лишь инструмента и создать тюремные условия для музыканта, но всё равно, музыка сохранится в его душе на всю жизнь. "Несомненно, без музыки тоска", - в чём Мартин уверен.
   Есть у него приятель - музыкант. Где он только уже не работал, но не по специальности. Он вроде отшельника, одинокий и не общительный. "Да он же до того обленился, что вообще работать не хочет", - высказываются циники. Грустно становится от таких выводов, а возражать не хочется. Бессмысленно и бесполезно убеждать таких серых людей. Живут они повсюду, удобно усевшись в мягкие кресла, и получают энергию бездушные бюрократы, наслаждаясь радостью от чужих страданий и покалеченных романтических душ.
   Ликуйте и аплодируйте бюрократам, и лицемерам депутатам. Очень разумно они создают законы, не забывая о льготах себе и отражающие интересы не народа, а лишь капиталистов. Принуждающие музыканта, инженера, врача, архитектора - чистить и мыть бюро, туалеты лицемерных чиновников. Зачем терпеть какой-то высокообразованный мусор безработных. Такого "хлама" в Европе довольно много. Согните и разорвите души эмигрантов в клочья.
   Потому, что в развитых капиталистических странах, любой диплом из бывшего Советского Союза не признаётся. Да не только диплом, до сих пор игнорируются многие документы из бывшего СССР, вплоть до водительского удостоверения. И приходится заново сдавать экзамен или переучиваться за свои средства, но не всегда оплачивать деньгами. Некоторые дипломы о высшем образовании, подтверждаются практикой; работаешь, естественно, без зарплаты, протяжённостью 18-ть месяцев, а какие-то дипломы - юрист, экономист и другие, вообще не признаются. Кто-то даже цинично и беспардонно выражается: "Можешь своим дипломом подтереть себе задницу".
   Все знают слово - дискриминация, однако такого выражения "дискриминация за образование" Мартин ещё не слышал. Хотя здесь упорно игнорируется только дипломы из бывшего СССР. Неужели обучение в СССР было плохим и недостаточным? Из любой же другой страны, все документы признаются мгновенно.
   И в Германии, до сих пор, профсоюзы не могут отстоять право на принятие закона о твёрдом трудовом тарифе. То есть, предприниматель нанимает рабочего и начисляет ему зарплату, такую - какую капиталисту угодно выплачивать. Так что кто-то вынужден здесь работать за 4-е или 5-ть евро в час - брутто, и чтобы в Германии простому человеку прожить на такую низкую зарплату, требуется уже особое искусство.
   Немного арифметике. Для тех, кто представляет Германию раем и распускает слухи о высоком благосостоянии простых рабочих. Подсчитайте, кто умеет считать. Из зарплаты одиночки, у кого нет семьи, высчитывают 30% налогов. Необходимо из оставшейся зарплаты - нетто, заплатить за квартиру, воду, электроэнергию, телевидение, телефон, купить месячный проездной билет. Поверьте, пишу я только правду, что многие простые граждане, даже имея работу, вынуждены обращаться в социальные службы, чтобы им доплачивали прожиточный минимум.
   Месячного же прожиточного минимума, едва хватает чтобы прокормиться, поэтому неквалифицированным трудящимся приходится обращаться в красный крест - там они бесплатно получают одежду. Живут же такие рабочие в очень маленьких квартирах, которые снимают у капиталистов. Чтобы построить дом, в среднем, один квадратный метр земли стоит в Германии 500 евро. "Ходят слухи тут и там",- весёлая песенка. Так что такой работяга, радуется если у него есть велосипед. Хотя старые автомобили здесь даже дарят, но работяга никогда не примет такой подарок, потому что не в состоянии оплачивать ежемесячные страховки. Автомобиль же для него - это недостижимая мечта, а отпуск он проводит в ближайшем парке. Морские волны видит лишь с экрана телевизора. Конечно, если кто-то наворовал несколько миллионов долларов, тому можно иммигрировать, будет жить здесь не плохо. Или же имеет классную специальность: отличный программист, врач, либо владеет каким-то особенным талантом.
   Приведу ещё один пример, кто-то полагает, что здесь нет дискриминации. Безработные не имеют право создавать семьи, то есть жениться или выходить замуж, им запрещено конституционным законом. Такие влюблённые, желающие создать семью, едут в Данию или Голландию, и там регистрируют брак. Возвращаются и извещают, скрипящих зубами бюрократов, о законом факте; свидетельство же о браке они получили в Евросоюзе - значит документ признаётся действительным.
   Потеряв работу, к тому же Мартин потерял ориентир. То он лихорадочно начинает искать занятость заново, то впадает в депрессию и пьёт спиртное, или уже в который раз собирается в Сибирь. Мысли же сбиваются и путаются. Сомнение удерживает Мартина и внезапный страх: оказаться в Сибири не своим и не чужим, как и здесь - никому не нужным. Не может он представить себе, как многие его знакомые убеждают, что от идей капиталистов - "глобализистов", уже повсюду и там тоже мировоззрение у людей изменилось.
   Вот, что для него будет самым больным и потрясающим. Неужели лишь капитал, везде и повсюду, диктует и устанавливает свои законы, замыкающие основную массу людей просто в модернизированное рабство.
   Ещё ему, кажется, что завтра, возможно, получит письмо от сына или он позвонит. Мысли скачут безостановочно, не дают сосредоточиться. То прозревает у него сомнение: "Действительно, кому я там нужен?" Пойдёт ли с ним кто-то по маршруту, как когда-то прежде. Возраст сейчас другой, не молодой уже, чтобы с тяжеленным рюкзаком за плечами, под завязку набитый грунтовыми пробами, проходить по горам, буреломам и бездорожью по тридцать километров в день.
   Мечется он и порой думает: "Наверно, Германия, она как бермудский треугольник, откуда не выбираются души; где в год пропадает - 120-ть различных морских судов и лодок, и 30-ть небольших частных самолётов". А самая большая пропажа произошла за один день, сразу шесть военных самолётов США исчезли в декабре 1945-го года. Хотя учёные доказывают, что все исчезновения происходят от результата большой концентрации газа метана; но Мартин не верит удобной подтасовки фактов и научной теории.
   Стыдно возвращаться на Родину. Сидит в душе какое-то чувство, как будто запачкался. Люди же в Сибири простые, могут и наивно спросить: "Что же ты вернулся, обиделся что ли, что медаль не переслали за освобождение России от сомнительных типов?"
   Так что ему ответить? Душевной болью поделиться не с кем. Все его близкие, друзья и родственники живут в Сибири, и хотя родные в паспорте записаны немцами, но граждане их считают там сибиряками.
   Мартина же здесь называют и считают русским. И он этим гордится, хотя в душе не согласен, так как национальность свою считает - сибиряк. Теперь-то Мартин вспоминает и понимает печаль стариков. Как они грустили и вспоминали - кто-то Волгу, а кто-то Питер. Оказывается милее Родины-то ничего нет, если она будет хотя бы даже и Антарктидой.
   Сильно его тянет на Родину в Сибирь и также туда, где он родился, в небольшой шахтёрский городок; там до сих пор проживают родственники, и на окраине которого находятся могилы его родителей.
  
  
   ***Семья у них была большая, вместе с родителями состояла из десяти человек, а до рождения Мартина, от воспаления лёгких, один двухлетний брат умер. Выросло же их восемь братьев и сестёр, половина из которых получили хорошее образование.
   Мартин лишь из всех детей оказался каким-то вредным уродцем и неудачником, и как он считает: не следовало его маме изменять первичного решения и вместо задуманного имени, назвать другим, в честь "ОВОДА". Мама его знала, что ребёнок родится в марте, поэтому и имя ему уже дала - Мартин. Однако перед родами передумала и когда родился, назвала в честь итальянского революционера. Сидела на диване и слушала по радио постановку романа "ОВОД". Была восхищена творчеством автора романа - Этель Лилиан Войнич. Порой Мартин даже раздражается и думает: "Почему снежный буран не сбил антенну и радио бы не работало, тогда бы и остался он Мартином". Не получился из него колючий овод, а вырос лишь какой-то вредный жук.
   Жили они в своём доме и вели большое хозяйство. Была у них различная скотина, много домашней птицы и огород. Необходимости в продуктах питания никогда не испытывали, и вдобавок довольно многое добывали из тайги и реки: мясо, рыбу, грибы, ягода, кедровые орехи.
   Детство проходило беззаботно. Играли в футбол, хоккей, лапту, выжигало и другие различные игры. Летом, большими группами, ходили к реке. Ловили рыбу, варили уху, а ночью у костра рассказывали страшные истории. Особенно сильно любили рассказы и легенды про домовых, леших, ведьм, чертей, водяных и русалок.
   Кто-нибудь из пацанов, в разгар задумчивых и тревожных мыслей от прослушанных жутких историй, прерывал тишину и предлагал искупаться в реке. Самые смелые и отчаянные пацаны, желая первыми погрузиться в воду, быстро раздевались. От прохладного воздуха они ёжились, а разнообразная прибрежная галька колола ступни ног и принуждала приплясывать, ненасытная же мошкара, мгновенно облепившая оголённые корпуса, подгоняла их в реку.
   Всё же прогретая за день солнечными лучами вода, сохранялась тёплой, а лунные дорожки на речной поверхности, переливались серебром и словно искрящиеся бриллианты, среди теней от деревьев и прибрежных водорослей, сверкали на ней отражающиеся звёзды.
   Особенной отвагой считалось проплыть среди водорослей и кувшинок, где по представлению пацанов, русалки собирали раскиданные звёздами бриллианты. Подводные растения проглаживали обнажённые корпуса, цеплялись за ноги, а сердце сжималось и учащалось дыхание, от воображения, что возможно, раздражённые русалки хватают тебя за ноги, желая утянуть на дно реки. Оробевшие и оставшиеся стоять на берегу пацаны, считались слабыми духом и не отважными.
   В детском возрасте, Мартин уже видел покойников. Несчастных случаев в Сибири было достаточно. Похороны проходили с известными и типичными ритуалами, часто под сопровождением грустных мотивов. Музыканты исполняли траурные мелодии на духовых инструментах, которые очень громко звучали и усиливали печаль со скорбью, а маленьких детей обращали даже в бегство или от испуга принуждали плакать.
   Десятилетним мальчиком, с Мартином произошло первое психологическое потрясение, протекающее в сознании продолжительным страхом и задумчивостью. Потрясла его больше не сама смерть, а невероятное безумное отчаяние отца погибшего ребёнка, поразившее сознание Мартина: "Что могут сделать чувства с разумом человека?"
   Он хорошо знал сгоревшего мальчика. Дети играли на чердаке и подожгли сено. Мальчик постарше, успел сориентироваться и спастись, спустившись с чердака по лестнице. Младший же, от сильного испуга потерял ориентир, убежал в угол чердака, зажмурил глаза и стоял, поражённый паникой от быстроты распространяющего огня. Жуткий страх загнал его в угол и парализовал рассудок.
   Вся крыша дома уже была охвачена пламенем. К пожару сбегались люди. Более активные выносили из горящего дома на улицу разное имущество, одни соседи, с вёдрами в руках, проворно бегали к колодцу, другие же помогали чем могли и тоже старались тушить огонь. Опираясь на самодельные тросточки, подходили даже немощные деды и бабки, а детвора, шумной гурьбой, только путалась под ногами у взрослых, принуждая их сквернословить.
   Подъехали две пожарные машины и пожарники быстро подключились к ликвидации огня. Вероятно, возвращаясь с работы, к дому подбегал отец погибшего ребёнка. Весь его вид выражал недоумение с какой-то удивлённой нелепостью, а растерянность с упрёком блуждала в вопросительном взгляде к людям.
   Кто-то известил мужчину, что его младший сын, от испуга, спрятался на чердаке, тогда в отчаянии он мгновенно бросился в пылающее и бушующее пламя. Всё произошло очень быстро. Страшное известие погрузило протестующее мощной мольбой и распотрошенное яростной дерзостью отцовское сердце, словно в фарш, перемешивая его с кипящей кровью и солёной болью; оно безошибочно указало на то место, где сейчас находится его ребёнок.
   С чердака спрыгнул на землю, весь охваченный пламенем, жутко кричащий несчастный отец, держа на руках и прижимая к груди погибшего сына. Пожарные мокрым одеялом сбивали с отважного мужчины пламя, что от их неуклюжей суеты у ребёнка отвалилась и упала на землю дымящаяся ручонка.
   Мартин стоял не в силах двинуться, скованный страхом от увиденной жуткой реальности. Мысленное удивление отмечало, что обгорелое человеческое тело имеет такой же запах, как у забитого и опалённого животного или птицы.
   Положив ребёнка на одеяло, отчаянно укоряя себя: что опоздал и не успел предотвратить беду, безумно дикий крик несчастного отца, похожий на вой зверя, разрывал души людей. Прохладная дрожь пробегала по всему корпусу, сковывая Мартина, прерывая дыхание и приостанавливая в жилах кровь.
   Чувствовалось, в тот жуткий момент, сильное атмосферное давление и напряжение, созданное большой энергией или биополем, от передающегося стыда с виной, отражающегося от всех людей, молчаливым и скорбным сожалением.
   Вскоре, потеряв сознание, отважный мужчина рухнул на землю рядом с погибшим сыном. Необыкновенно сильное чувство любви к своему ребёнку, оттолкнуло рассудок, и именно это чувство швырнуло его в огонь. Всего обгоревшего, его положили в машину и повезли в больницу.
   К Мартину подошёл брат сгоревшего мальчика. Он был испуган, робко, но не виновато, а скорее удивлёно смотрел на него и тихо спросил: "Мой братик сгорел?" Утвердительно покачав головой, Мартин спросил: "Сколько ему было лет?" - "Пять, - ответил он и продолжил, - наверно, мы с мамой ночевать будем у соседей".
   В сумерках, возвращаясь с пожара, Мартину думалось: "Как неожиданно и непредвиденно может грянуть беда, и что чувства сильнее разума". Ему было очень страшно, что чувства - легко делают человека безумным. Потом долгое время он не мог нормально спать, а поделиться с кем-нибудь своим душевным беспокойством и страхом, считал невозможным. Страх перед насмешками в таком возрасте, был сильнее. Упаси Бог, если твои сверстники, обвинят тебя в телячьих нежностях, так как мы - пацаны, должны быть крутые.
  
  
   ***Почти всё население в городе были ссыльные, депортированные по указу или по решению суда размещённые в Сибири поселенцы. Каких только национальностей не было. Дискриминация была исключена, так как трудно было найти семью, которой не коснулась бы метла советской власти. Вечерами они собирались в группы и слушали песни хмельных мужиков, бывших осуждённых, которые пели их под струнный звон гитары.
  
   Я всю Сибирь прошёл в лаптях обутый.
   Слушал песни старых чабанов.
   Рассекались сумерки ночные.
   В спину дул попутный ветерок...
   Припев:
   Загубили суки, загубили.
   Загубили молодость мою.
   Золотые кудри поседели.
   Я у края пропасти стою... Писать все куплеты песни, думаю, не следует.
  
  
   Много подобных песен сохранилось в памяти Мартина до сих пор, а песня "Таганка" состоит из пяти куплетов, не из трёх, как она исполняется на ЦД и кассетных записях. Большинство из пацанов сами знали и могли часами петь только лагерные песни. Других песен, кроме как лагерных, не учили и не знали, и их болезнью была игра на гитаре.
   Так и пришлось Мартину, как поётся в песне, пройти да исследовать огромные сибирские просторы. Не достаточно будет времени даже в продолжительную сибирскую зиму, с её долгими вечерами, разместившись где-нибудь в охотничьей избушке, чтобы рассказать обо всём увиденном за период его путешествий и ещё пересказать, прослушанные различные истории и легенды.
   Не спеша, попивая горячий чаёк, а между паузами подкладывать в печурку дрова, с потрескивающими в ней и искрящимися от огня поленьями, так как тепло от печурке, согревает не только тело, но и душу; невольно принуждая к спокойному сердечному разговору и разным воспоминаниям.
   Сибирь - это бесконечный рассказ: порой суровый и жестокий, либо необыкновенно добрый, словно чудесная сказка. Теперь ему снятся могучие сибирские реки. Особенно часто - Лена, Енисей, Ангара и Колыма. Много времени понадобится, чтобы перечислять только реки на каких он рыбачил в свободное время. А сколько ещё их и ручьёв в Сибири ни в чью честь не названы? Обозначены лишь на карте, а названия - лесная речка или горный ручей.
   У причалов разных морских бухт, полных кораблей, прогуливался Мартин. От ледокола до подводных лодок любопытно осматривал и обследовал он, как молодой пёсик, первый раз оказавшийся в тайге, повсюду заглядывая да обнюхивая.
   Тогда же, на военных кораблях, проводили экскурсии лишь в честь дня Военно-Морского флота. В открытом же море, поработать ему не пришлось. Не был он в душе моряком, а был беспокойный бродяга, всегда подталкиваемый большим желанием изведать новые места. И на вулканах ему не удалось потрудиться, хотя стремления были и попытки, устроиться на сезон, но безуспешно.
  
  
   ***Опасно ходить в тайге без оружия, и в правилах по технике безопасности запрещено. Пренебрегая правилам безопасности, когда уходил один, как-то стыдливо выслушав справедливые нарекания главного геолога, больше он таких вольностей себе не позволял. Медведей в тайге приходилось видеть каждый день. Там их, наверно, было не меньше чем комаров.
   Обследовались такие места, где ещё не ступала нога человека. Пожалуй, ступала, но только лишь снежного человека. Всё же, если и кому-то удавалось его обнаружить: он всегда куда-то спешил, явно демонстрируя, что нападать не собирается и из любопытства не замедляет шаг, не приостанавливается, чтобы присесть перекурить или побеседовать с охотником.
   Мартин даже свою теорию выдвинул, сам для себя. Скорее всего, снежный человек - это биологический робот, сформированный и высаженный на землю инопланетянами, для выполнения какого-то задания. Потому, что потом часто появляются неопознанные летающие объекты, в промежутки того времени, когда кому-то удаётся его обнаружить или огромные, неясные от какого же зверя отпечатались на почве следы. Только непонятно, почему именно днём, он всегда куда-то спешит, а затем пропадает? Скорее всего, его потом растворяют в атмосферу, после выполнения какого-то задания или эксперимента.
   Хотя в Якутии, ещё в шестидесятых годах, аборигены нашли мёртвого, сбитого снежной лавиной. Учёные поместили его в холодильную камеру и вывезли на обследование, в Новосибирский институт, и ни в каких газетах, о необычной находке, интересных очерков не размещали. Мартин верит аборигенам и уверен, что это не легенда.
   К тому же, что можно сказать ещё об аборигенах. Вот их то точно ничем не удивишь. Как-то у реки Индигирка, вышел Мартин на стойбище оленеводов. Нашли они в вечном льду, чуть размытого ручьями, вмёрзшего мамонта. Рассказывали, что сохранился он так хорошо, словно недавно оказался добычей охотников. Выдолбили изо льда, и, зацепив стропами и используя силу якутских лошадей, вытащили на берег.
   Порода якутских лошадей не прихотлива, они как олени добывают себе пропитание. Зимой до почвы разгребают копытами снег и спокойно переносят любые морозы. Заготовка корма для них не требуется. В Якутии ещё достаточно много таких диких лошадей, никому не принадлежащих.
   А в Америке, диких лошадей называют - мустанг. От испанского слова - Mestenos, что означает: устремлённый к свободному передвижению конь. Потому, что мореплаватель Колумб завёз лошадей в Америку, а многие из них разбежались и расплодились, перемешавшись со всевозможными расами, достигнув в одно время численности до шести миллионов.
   Потом же переселенцы почти всех их уничтожили, на корм собакам и кошкам. Организм такой особый у некоторых граждан США и сильно раздражительный, поэтому они всех уничтожают, кто иначе мыслит и желает свободно, без контроля, передвигаться на земле.
   Хотя сейчас, в штате Монтана, работники заповедника регулируют их приплод, и один из самых опасных врагов для жеребят мустангов является уже не человек, а пума. Работники же заповедника отлавливают жеребят и продают на аукционе. Пума ревностно охраняет свою территорию, и в охотничьем азарте нападает на жеребят. Мустанги же не боятся пумы и койотов. Мустанг если настигнет коварных хищников, то яростно топчет их или бьёт копытами, и кусает.
   Когда европейскими переселенцами заселялся Американский континент, тогда владельцы кораблей стали вести обширную торговлю рабами. Они набирали в свою команду бандитов, захватывали с Африканского континента молодых людей и завозили в США. Походы были продолжительные и моряки, помимо заработка, награждались особой премией. Им позволялось насиловать девочек и мальчиков, и удовлетворять свои сексуальные потребности. Драматизированных, тоскующих по Родине несчастных людей из разных племён, продавали на рынках США в рабство, а переселенцы принуждали трудиться на себя африканцев непосильным трудом.
   Пожилых же людей с Африканского континента работорговцы тоже захватывали. Только не в рабство, а как свежее мясо, для приманки акул. Моряки перерезали им горло и с бортов корабля, в тёплых широтах океана, выпускали в воду кровь, чтобы её острым запахом приманить тигровых акул. Затем топорами разрубали трупы на куски, насаживали на крючки мясо и ловили акул. Челюсти хищных рыб они обрабатывали в сувениры и реализовывали на рынках. Такие сувениры, у граждан США, до сих пор пользуются большим спросом.
   Потом переселенцы уничтожили почти всех аборигенов - индейцев, чтобы завладеть их обширными территориями, насыщенными природными богатствами, где бурили скважины и искали нефть, газ, а также уголь золото и другие полезные ископаемые. Хотя в ту пору, между различными племенами индейцев, охотничьи угодья и пастбища были уже поделены, и считались их собственностью. Землю же индейцы не обрабатывали и никаких сельскохозяйственных культур не выращивали.
   В то время один доллар считался ещё большой суммой. Тогда за двадцать пять долларов можно было купить хорошего коня. Представители власти организовывали из самых отъявленных головорезов группы, для уничтожения индейцев, и за один скальп платили им по одному доллару. Так вот, как жители в Сибири собирают ягоду, грибы, кедровые орехи и сдают их в заготовительную контору, так ненасытные к наживе переселенцы в США - сдавали скальпы индейцев.
   В первую очередь погибали дети, женщины и старики кочевых племён, а мужчины могли противодействовать и защищаться. Оставшихся в живых небольшое количество индейцев, они снабдили алкоголем и поместили жить в резервациях. Затем принялись за бизонов и уничтожили 60-т миллионов травоядных диких животных, чем в принципе и создали голодомор индейским племенам, так как зимой основным питательным продуктом у них было закопчённое над костром и завяленное солнечными лучами бизонье мясо, а потом и до мустангов время подошло.
   Сто пятьдесят лет прошло, когда скупщики за одну шкуру бизона отдавали три доллара. Охотников за дикими животными тогда развелось не меньше, чем старателей в период золотой лихорадки в Канаде и на Аляске. Снимали лишь шкуру с бизона и загружали на подводу, а тушу оставляли в прериях, которая поедалась койотами, разными мелкими грызунами и птицами. Бизонов теперь в США очень мало, выращивают лишь на частных ранчо для забоя, и существует их около трёхсот тысяч, а дикие пасутся только в национальных парках.
   Сейчас в США сохранилось ещё несколько тысяч аборигенов - это потомки различных индейских племён, относящиеся по крови и духу к свободолюбивым чукчам, якутам и другим кочевым народам. Другая оставшаяся в живых часть людей из разнообразных индейских племён, убежали в Мексику и южную Латинскую Америку.
   Только они уже тоже никогда не возродят свои традиции, обычаи и язык. Очень мало осталось среди душевно травмированных людей, кто ещё сохранил здравый рассудок и не погрузился в пагубные ловушки, расставленные и завезённые прогрессом, и цивилизованной нацией. Большинство из добрых северных народов и кочевых племён, кому удалось выжить, теперь от грусти и печали погрузились в алкоголь, и пристрастились к наркотикам. Так что американцам - потомкам выходцев из европейских стран, есть чем гордиться.
   России раньше принадлежала Аляска, а потом, дезинформировав Екатерину, что это гиблая земля, Разумовский за бесценок, семь миллионов двести тысяч долларов, продал её США. Так уже до 1913-го года американцы уничтожили на Аляске почти всех морских и пушных зверей, где их было невероятно много, больше, чем где-либо на планете.
   Хорошо, что в 1913-ом году сенат успел принять закон о регулировании отстрела на заготовку мяса морских и других диких животных, к тому же ограничил охотничьи лицензии на добычу мехов пушных зверей на территории Аляски, что теперь животный мир там постепенно возрождается. Только понятно, что он никогда уже не сравняется с прежним животным миром.
   Вымирают же на земле не только дикие звери и животные, а также свободолюбивые племена эскимосов, очень добрые люди, проживающие в суровой, вечно покрытой снегом - Арктике. Коренных жителей Австралии тоже в живых осталось очень мало.
   Разделали аборигены мамонта и варили мясо, скармливая собакам. "Не пропадать же добру", - решили они. Бивни и кости, из которых коренные жители Севера делают всякие безделушки, статуэтки и разные украшения, лежали у чумов, но не впервые Мартину приходилось их видеть, так как очень часто запинался о них, проходя в якутской тайге по маршруту, и сейчас никакого интереса к гигантским костям не испытывал, опасаясь за свою собаку, державшую на поводке и желая поскорее уйти.
   Собаки оленеводов как-то не дружелюбно отнеслись к его лайке, пытаясь сцепиться в драку, и могли серьёзно поранить, а если не предотвратить их агрессию, могут даже в клочья разорвать чужого пса. В таких случаях взамен погибшего пса, аборигены предлагают и дарят любого щенка; на твой выбор.
   Оленеводы же предложили не спешить, попить чай и отведать мамонтового мяса. Мартин отговорился - уверяя, что не голодный, но для приличия ненадолго задержался, попил чай, понюхал и съел лишь небольшой кусочек мяса. Хотя его лайка, охотно полакомилась и погрызла мамонтовые кости. По вкусу же мамонтовое мясо не отличалось от оленины.
  
  
   ***Самым опасным в ту пору в тайге был не медведь, а вот встреча с золотохищником, конечно же, была нежелательна. В годы советской власти, за нелегальное мытьё и добычу золота, промысловика приговаривали судом к высшей мере наказания - то есть к смертной казни. Естественно, с таким человеком, нелегально добывающим золото в каком-нибудь глухом распадке, встреча могла оказаться трагической и для кого-то последней.
   Золотохищники имели огромный опыт предосторожности, не приведи Бог, если тебя обнаружат. Прогремит выстрел, затем нагнут дерево, отслоятся от почвы корни со мхом, засунут под корневую лунку несчастного, отпустят ствол и всё, как прежде дерево стоит ровно, а следов никаких нет.
   Пройдёшь рядом и не догадаешься, что под корнями дерева лежит скелет, давно обглоданный леммингами и мышами. Сколько их - бедолаг, устремлённых к поиску золота, сгинуло в тайге, даже групп и геологических экспедиций.
   Золотохищники всегда конкурировали между собой, собаку в тайгу не брали, чтобы не выдала лаем. Костёр разводили в укрытии: пещера или сооружали надёжные навесы, чтобы дым рассекался и не струился над тайгой. Скупщиков же нелегально добытого золота и мехов тогда было достаточно. Везде образовывались свои группировки, люди кавказской национальности, от Анадыря до Красноярска, в каждом сибирском городе. Всё чётко у них там было поставлено и организованно, что ни какой чужак носа не сунет в их дело, а если кто-то и попытается о чём-то разнюхать, пропадёт куда-то бедняга.
   Так вот, какому же таёжнику хочется оказаться в тюрьме, где-нибудь в иркутском или хабаровском следственном изоляторе? СИЗО - это тюрьма. Потому, что люди они вольнолюбивые и своеобразные, да ожидать утверждения приговора - смерти. Для них тюрьма - это уже смерть. А тут, закрыт и всегда только один.
   В маленькой одиночной камере, в грубой полосатой робе, обязательная форма только для смертников и особо опасных рецидивистов. Короткая прогулка, всего полчаса в сутки, в узком прогулочном дворике, часто сделанных на крыше тюрьмы. С однообразными беспрерывными мыслями и постоянным страхом в душе, мучительно теребя нервы и беспокоя сознание только двумя терзающими вопросами: "Когда и неужели его точно казнят?"
   Психологическое состояние узников находится в непрерывающемся страхе ожидания даже во сне. Тревожный испуг смертник испытывает от всего окружающего и каждых звуков да шорохов. Раздаётся ритмичный стук в тюремном коридоре, от чьих-то шагов, смертник в камере сосредоточенно прислушивается, не исполнитель ли идёт, потом мысленно приговаривает: "О Господи, кто-то прошёл мимо моей хаты".
   Вздрагивает и замирает сердце от бряцанья ключей, затаив дыхание ждёт, когда открывается дверная кормушка. "Боже - это библиотекарь, пришёл поменять книги", - или дежурный помощник начальника изолятора раздаёт свежие газеты.
   Принимает такой сервис смертник с облегчением, порой прямо в штаны, выходя из оцепенения прерывающего дыхания и щекотливого, пробегающего прохладой по всему телу от неизвестности ужаса. Невольный развивающийся страх у приговорённых к казни узников, называют медвежьей болезнью.
   Ожидание смерти, тем более зная, что насильственной, неописуемо тревожна и ужасна. Парализуется воля и сбиваются все привычные жизненные ритмы в организме человека. Физические и духовные силы исчезают. Такой узник становится послушным, угодливым и ещё невероятно верующим. К помощи призывает он всех, не только Бога, но ещё надеется и ему чудится всякая мистика.
   Беспрерывные мысленные фантазии возбуждают его мозг. Кому-то, от усталости душевной, хочется заснуть летаргическим сном. Кто-то, постоянно просит и ждёт чуда, то от Бога, то от душевного отчаяния просьбы сменяются к дьяволу. Всё равно кто, только бы свершилось чудо. Смирение таких узников несоизмеримо даже сравнивать с овечьей покорностью. Какие они становятся тихие и послушные.
   И наступает момент, открывается дверь камеры, внутри же ещё одна, только не цельная, а из стальных прутьев. Приговорённый к казни осуждённый, по предписанию инструкции, беспрекословно подходит к двери, поворачивается и заводит руки за спину, конвойный надевает и защёлкивает наручники, только тогда открывают вторую дверь.
   Его выводят, покорен он, как цыплёнок перед удавом. Знает, чувствует зачем, дрожит всем телом, не замечает и не ощущает, как моча и каловые массы выходят из корпуса, в котором неожиданно сильный страх расслабил все мускулы, но почему-то всё ещё надеется на чудо, хотя уже весь проникнутый ужасом от невыносимой усталости ожидания, неизбежной насильственной смерти.
   И вдруг, внезапное, весёлое, безумное равнодушие, мгновенно отгоняют весь страх и ужасные мысли, сохраняясь в тлеющем ещё подсознании лишь ликующей радостью близкого конца душевных мук. Хотя когда на глаза надевают повязку, хорошо заметно, что остаётся ещё только один неясный вопрос в сияющих и застывших глазах смертника, отражающий надежду с сомнением. Простит ли Бог его и их тоже - палачей по закону, иронично как бы обнаружив и восхищаясь, что сейчас-то, пожалуй, мы впряжёмся в одну упряжку?
   Страх легко делает человека безумным и обладает к тому же невероятной силой. От испуга предполагают, можно и огромную пропасть перепрыгнуть. Уверяю и утверждаю ещё раз, чувства сильнее разума.
   Смертник уже не понимает где он, а начальник спец-части продолжает читать: "Президиум Верховного Совета СССР помилование отклонил и постановил утвердить..., привести приговор в исполнение". Обвинительное заключение и приговор написаны так проникновенно, что когда читаешь "дело", от отвращения к смертнику, невольно стягивает все мускулы и замыкает рассудок в невероятную ненависть. Никто не испытывает ни какой жалости к приговорённому к казни преступнику.
   Думается лишь: "Откуда берутся такие истязатели, монстры или корыстные подонки, обворовавшие всех советских людей? Как же он мог позволить себе нелегально добывать золото в нехоженых просторах тайги, чьи богатства принадлежат всему народу СССР и составляют его достояние?"
   Исполнитель гордый и радостный, что ему доверили такую миссию, хладнокровно выстрелил из пистолета в голову узника. Врач снял с глаз трупа повязку, вставил металлический штырь и протянул его через пулевое отверстие в голове. Фотография, заключение о смерти, все подписали протокол, и осталось лишь "дело" под номером - х, которое специальный курьер доставит в архив министерства внутренних дел СССР.
   Нельзя играть в жмурки с советской властью, она могучая, нерушимая и всё принадлежит только ей, и даже души. Тогда и родственникам не сообщали, где похоронен смертник. А любого индивидуума, мыслящего иначе или желающего жить по-другому, необходимо было уничтожать; ради великой цели строительства коммунизма и пользы всего человечества.
  
  
   ***Конечно, много людей не имеют своей определённой жизненной позиции и моральных принципов. Сегодня они красные, а завтра переменись обстановка, легко переметнутся к белым, чёрным или коричневым. Всё зависит у них от обстоятельств, корыстного личного интереса и окружающей политической ситуации.
   Не верит и не доверяет Мартин таким удачникам, определившимся в жизни, сделав хорошую карьеру, прибившись к какой-нибудь партии. Как они ещё себя называют: "Слуга народа". А что они делают полезного для народа? Пожалуй, много, но всё же больше выгодного, они делают для слуг народа. Аргументы, скорее для самооправдания, они найдут всегда, и живут приспособившись в жизни неплохо, кто как изловчится.
   Был у Мартина здесь один из знакомых. Прекратил он с ним общение. Там он был коммунистом, а здесь стал ярым демократом. Образование у него - высший класс и интеллект - дай Бог такой же многим людям. А как же, тогда в СССР любое образование получали все люди бесплатно. Учись, у кого есть желание.
   И вот при отличном его образовании, почему-то при каждом шаге, всё ему казалось как-то не так правильно устроено в окружающем мире. Люди все какие-то косноязычные, говорить правильно не умеют, замечал он и критиковал всех, особенно недостатки политиков, только республик СНГ и России, и даже дети его раздражали. А вот сам не замечал, как уже весь покрылся ядовитой плесенью от самолюбования. Ох! Опасно же доверять таким типам депутатский мандат и надеяться, что они усовершенствуют мир и облегчат жизнь простых людей.
   По приезду в Германию, он молниеносно прибился к одной из демократических партий, так как немецкий язык знал в совершенстве. Заветным желанием было у него - сделать политическую карьеру и стать депутатом. Народным избранником. Только если народу суждено кого-то избирать, тогда голосуйте и дайте мандат тому, кто все свои силы сосредоточит на борьбу со злом, а не тем, кто помимо депутатских обязанностей - других работ наберёт ещё десять.
   Выбрали тебя граждане в депутаты, сложи все другие полномочия и трудись в поте лица на пользу народа. Потому, что на сегодняшний день, 99% всех депутатов Германии имеют несколько работ. Хотя и зарплата у них очень высокая. Капиталисты тянут нарасхват, чтобы их интересы отстаивали. Нельзя давать взятку, подкуп уголовно наказуем. Оформить же: как консультанта, читать лекции, проводить семинары, такое дело возможно и допустимо.
   Позор таким приспособленцам! Ловкие типы, без активной деятельности их душа, или без лишней монеты, потускнеет и погибнет. Простите за такой радикальный вывод, хотя возможно, что с получением магической депутатской книжечки, человек поневоле становится трудоголиком и его душа с подсознанием сразу раскрывается, да выпускает невероятно мощные резервные силы.
   Не плохо пожил мудрец одно время за счёт своих соотечественников, помогая по мелочам, как переводчик и консультант, естественно, не бескорыстно. В то время, вначале девяностых годов, очень многие переселенцы приезжали в Германию даже без малейшего знания языка.
   Только если хорошо задуматься и проанализировать, возможно, не один человек не может знать, по какой тропе лучше пойти? И вот идёт человек по дорожке, а орёл высоко пролетая в небе, держит в когтях черепаху. Выпустил он ее и упала черепаха, неожиданно, прямо на голову путника. Очень редкий несчастный случай. Так почему же несчастный? Все же мы, ещё детьми, узнали из школьных уроков о существовании закона притяжения земли. И кто докажет, убедив Мартина, что путник случайно ступил на скользкую дорогу. Он что не знал, забыл? Нет! Скорее возомнил из себя праведника и не одел коньки, решив проигнорировать законы естества.
  
  
  
   ***Решайте сами, случайно или сознательно был выбран путь: красивым, выше среднего роста, гладко выбритым, коротко подстриженным и элегантно одетым мужчиной, зашедшим в полупустой зал ресторана. Манеры и движения, весь вид и поведение, утверждали в нём человека прочно стоявшего в жизни. Ему хочется залить разгоревшуюся, хорошо скрытую в душе от постороннего взгляда, мятежную тревогу и жгучую боль.
   В кармане премия и в кожаных ножнах финка, заточена так остро, словно безопасная бритва. Огнестрельное оружие в неслужебное время, при себе иметь тогда не полагалось, что у него уже вошло в обычай - всегда носить финку. С ней он чувствовал себя сильнее, спокойней и уверенней.
   Вчера он исполнил высокий долг перед Родиной. Раздражают в одиночестве лишь воспоминания о покорности "засранцев" - смертников. Хочется забыться, развлечься и отвлечься. Взгляд остановился на очень красивой, молодой и одинокой женщине, сидящей за столиком.
   Уверенный в себе, он подошёл и спросил: "Вы не возражаете, если я присяду к вам за столик? Простите и поверьте, я не хочу вам досаждать, но душа требует общения, а вы, я предполагаю, должно быть очень интересный собеседник и к тому же ещё красавица".
   Как обычно в таких случаях, между ними легко завязалось знакомство. "А чем вы занимаетесь, где работаете?" Она никогда не научится скрывать любопытства, наивная и молодая, красивая, простая в выражениях, бывшая деревенская женщина. Ей не было ещё и восемнадцати лет, когда родила сына от любимого парня, вернувшегося из армии.
   Потом переселились в город, там родилась ещё дочь. Жили дружно и весело. Муж работал водителем лесовоза. Получили квартиру, в старом деревянном двухэтажном доме. Казалось бы, чего ещё до полного счастья не хватает? Радостно же на сердце, когда обедаешь или ужинаешь и за столом сидишь в окружении родных, пожелаешь им приятного аппетита, а на ночь - сладкого сна и чудесных сновидений.
   Однако нет, омрачает что-то жизнь мужика. Стал пить, появилась в характере раздражительность, естественное последствие от алкоголя в любом человеке, а тут кто-то ещё подменил аккумулятор в машине.
   Заподозрил он одного из слесарей. И вот драка в гараже, поножовщина, тяжкие телесные повреждения со смертельным исходом. Восемь лет усиленного режима. Деваться некуда, пришлось Надюше идти работать на мясокомбинат. Работа тяжёлая и нервная, от страха попасться за воровство.
   Радует лишь то, что появилось много полезных знакомств. Кому-то нужен карбонат, сервелат, шейка и прочие деликатесы, открывшие двери - приобретать взамен импортные тряпки.
   Тогда, в пору развитого социализма, без помощи родственников и знакомых, что-либо из полезных для хозяйства предметов или красивых вещей, невозможно было приобрести. У многих людей деньги хранились в сберегательных кассах, а купить на них было нечего. Большинство необходимых и полезных товаров для населения, состояло дефицитом.
   Многое распределялось профсоюзами. В первую очередь - коммунистам, передовикам производства и фронтовикам. В ту пору, допустим, купить бензопилу, холодильник, автомобиль и многое другое, считалось необыкновенным чудом.
   Рабочее население всей страны, ходило в обуви одной модели - "Скороход", все женщины пахли духами - "Красная Москва", потому, что других в продаже не было, а одеты в платья и костюмы фабрики - "Большевичка". Вот и Надюша, как и многие граждане, искренне радовалась приобрести что-то импортное, обыватели тогда о таком товаре выражались - экстравагантное.
   Иногда ей случалось принимать и подарки, от надолго не задерживающихся дружков. Дети, естественно, удерживали, а свободного времени было очень мало; к тому же не было подходящих условий для развлечений и встреч с любовниками. Только как же ей, порой, хочется мужское тепло и ласку, почувствовать себя защищённой, услышать о себе, тихо произнесённые, приятные для души добрые слова.
   Григорий сначала ей очень понравился. "Ну скажите правду, где вы работаете?" - "Я работаю Богом". - "Нет, ну серьёзно, не морочьте мне голову, расскажите честно". - "Я и говорю серьёзно", - смеётся он. Не нравится Надюше, когда принимают её за глупенькую женщину.
   Григорий же дальше морочит ей голову. "Шучу, а если искренне ответить, то я работаю директором бани в городе Сочи. Творческая командировка у меня здесь в Сибири, хочу закупить и организовать отправку состава железнодорожных вагонов, загруженных берёзовыми вениками".
   Захмелел Григорий, его уверенность, смех и надменность, оттолкнули от Нади добрую первичную к нему симпатию и сменились на неприязненные чувства. Всё же её крепкие нервы, терпеливый, добрый характер и прекрасный внешний вид, не выдаёт отвращения к нему. Ни один мускул не искажает милое личико, хотя внутренне уже устала от словесной игры; но улыбается, не выказывая мысленного раздражения.
   Подыгрывает Григорию, в душе думая: "Надо же так, с козлом каким-то общаюсь, а как мужчина внешне даже очень симпатичный. Чёрт с ним с козлом, пусть угощает, только вот ничего тебе не обломится".
   Быстро и незаметно проходит вечернее время за разговором. Администратор, прохаживаясь по залу, уже деликатно напоминает, что ресторан скоро закрывается, благодарит гостей за посещение и желает им счастливого пути. "Что же, Надежда, пойдем продолжим приятное знакомство", - предлагает Григорий, вставая и показывая взглядом на прихваченный в руке пакет, где лежали бутылки - шампанского и коньяка. "Нет - нет, спасибо, очень жаль, но не могу, как-нибудь в другой раз". - "Ну, вот тебе - не могу.
   Забудь, солнышко, все заботы и отговорки, такой прекрасный вечер грех проводить в одиночестве. Только опасных преступников помещают в одиночные камеры, а ты такая милая красавица добровольно хочешь замкнуться и избежать приятного общения. Не упрямься, пошли", - взяв за руку, уже навязчиво принуждает. "Да отстань ты, - и резко отдёрнула руку. Не могу, значит, не пойду! Иди, грузи свои берёзовые веники", - иронично усмехнувшись и презрено блеснув зрачками, как бы напутствуя, ядовито проговорила она.
   Помрачнел взгляд у Григория и как меха у гармони собрались морщины на лбу, что он молча, прикусив губу и прищурив глаза, не попрощавшись, пошёл к гардеробной. На улице, завернув за угол дома, как бы укрывшись там от слабого бурана, Григорий остановился и закурил. Раскуривая сигарету и часто затягиваясь табачным дымом, он перебирал в памяти разговор с Надей и раздражённо, надрывной интонацией повторял её слова: "Иди, грузи свои берёзовые веники".
   Разум его негодовал, а чувства, от её обидного выражения, всё с большей силой наполнялись злостью и отвращением к ней. Он не мог успокоиться и смириться, что его так равнодушно и грубо проигнорировали. Душа хотела и искала тепла с покоем, что в надежде обрести мысленное смирение хотя бы на короткое время, он и пошёл в ресторан, желая общения, так как находиться в одиночестве было очень тягостно, беспокойно и невыносимо.
   Негодование с ненавистью возрастало ко всему человечеству, представляя людей равнодушными ничтожествами, сосредоточенных лишь на выгодных знакомствах и своих мелких жизненных проблемах. Вечер был тёплый, но досаждал ещё небольшой ветер с завихряющимися и густо падающими снежинками. Часто налипая на лицо, они не охлаждали рассудок, а лишь всё больше разжигали в нём злость с досадой.
   По натоптанной узкой тропинке шла Надя и парень, который придерживал её за руку, а она весело смеялась и что-то ему рассказывала. "Вот сучка, как я и предполагал, что не станет она возвращаться одна, не подцепив кобеля, ещё и насмехается надо мной", - возбуждённый чувством мести и от злости проскрипев зубами, подумал Григорий. Сознание его переполнилось яростью, а заражённое подозрением и недоверием ко всем людям воображение, подстегнуло к безумию.
   По сторонам стояли старые двухэтажные дома, а вдоль их пролегала обитая досками теплотрасса. Она услышала лишь, как под приблизившимися посторонними шагами захрустел снег, а потом тяжёлое хриплое дыхание. Не успев сообразить, что произошло, как увидела, что её спутник уже лежал в сугробе, на краю тропинке, с брызгающей, словно фонтанчик, пузырящейся и пульсирующей кровью из горла, глаза его были широко раскрыты, а руками он прижимал голову.
   Ледяной взгляд Григория заморозил и парализовал, подкосив её ноги и наполнив свинцовой тяжестью, что от неожиданности, она не успела даже крикнуть, как финка, пронзив грудь, холодной сталью вонзилась в сердце. "Знай, шалава, как глазки строить", - последнее, что услышало скованное страхом её сознание.
   Вот, весёлая и добрая Надюша, не помогли тебе воткнутые в обрамление дверных косяков иголки и пристёгнутые внутри кофточек булавки, да к тому же висящие над дверью ножницы на стене. Верила ты, что оберегают они от несчастья и злого духа, но настиг он невинную душу - неожиданно и непредвиденно.
   Не любил твой палач - злодей людей, и их жизнь в его сознании, оценивалась не дороже, чем жизнь у мухи. Любил и жалел он лишь себя, потому что эгоизмом обладал - невероятным. Как же выразился великий поэт, чьи стихи были и останутся актуальными во все времена:
  
  
   Не знаю где, но не у нас.
   Достопочтенный лорд Мидас.
   Душой посредственной и низкой.
   Чтоб не ходить дорогой склизкой.
   Ползком прополз в известный чин.
   И стал известный гражданин.
   Ещё два слова о Мидасе.
   Он не хранил в своём запасе.
   Глубоких замыслов и дум.
   Имел он не блестящий ум.
   Душой не слишком был отважен.
   Хотя был сух, учтив и важен...
  
   Осиротевших детишек, сразу после похорон, бабушка увезла в деревню. А спустя годы, сменит её сын отца в зоне. Случится то, что в то время часто происходило с детьми - сиротами. С дружками, он покалечит командировочного водителя самосвала, помогающего труженикам села собирать урожай. Не было сил у бабушки беспрерывно присматривать за сорванцом, сильно загулявшего в честь отбытия, как ему мечталось, в Мор-флот.
   А у уголовного розыска, от командировки Григория, добавится только ещё одно нераскрытое злодеяние - двойное убийство или лишний "висяк", "глухарь" - так тоже называют нераскрытые преступления. Сколько их на Руси? Тысячи, миллионы, знает ли кто эту статистику? Вряд ли!
   Проснувшись в гостинице, Григорий принял душ, опохмелился, собрал вещи и отправился на вокзал. В тамбуре вагона, куря сигарету, ему невольно со страхом и досадой думалось о вчерашнем вечере. Тревожило больше не само преступление, а удивляло то, как быстро всё произошло и даже вроде бы против воли, словно сам дьявол руководил всеми действиями и рассудком с чувствами. "Пожалуй, необходимо прекратить увлечения спиртными напитками, а то иногда, против воли, стала проявляться какая-то большая энергия, да ещё вперемешку с неожиданной агрессией. Конечно, - сам себя успокаивал Григорий, - произошло всё невольно, от результата оскорблённых и проигнорированных чувств с униженным достоинством".
   Страх с беспорядочными разными мыслями мучили душу, что даже от присутствия рядом с ним любого незнакомого человека, невольно тревожило нервы, и он мысленно проговорил: "Да пошли вы все подальше, была бы у меня возможность, весь мир приговорил бы к смертной казни".
   Сплюнул, бросил окурок и пошёл в вагон. В купе он достал из сумки бутылку коньяка, поставил на столик и обратился к попутчику: "Не пора ли нам размяться?" - "Естественно, не откажусь, такое занятие мне по душе, - развел руки мужик, радостно улыбаясь, очень довольный, что есть с кем разделить дорожный досуг; подтянул свою сумку, расстегнул и проговорил, - посмотрим-ка, что же у нас тут припасено".
  
  
   ***Кузьмичу позвонил заместитель прокурора по надзору. "Значит всё будет отлично, как и договорились, организуешь приятный отдух. Мы с коллегой к шести часам вечера подъедем. Не учи, знаю, что ничего лишнего брать не надо, но я тебе уже тут приготовил пакетик с зэковским ширпотребом. Любишь ты изготовленные осужденными рукодельные забавы: ножички, шкатулочки, записные книжечки, браслетики. Водка тоже за нами, а огурчики и грибочки за тобой. Благодаря Клаве, они у тебя отменные.
   Захотелось уж больно сильно ухи из омуля отведать, в баньке твоей попариться и, естественно, с матушкой природой пообщаться, так сказать духом её зарядиться". - "Сделаю всё как положено Николай Павлович, на Ангаре сейчас рыбаков достаточно, так что улов, несомненно, будет отменный. Сколько рыбы потребуется, столько и добудем". - "Хорошо, до вечера значит, Клаве передавай привет".
  
  
   ***На сумрачном берегу Ангары, двое рослых крепких мужиков потрошили рыбу, не замечая как кем-то вспугнутые две дикие утки, стремительно пролетели над рекой. Другие же птицы уже умолкли и спали, перестали стрекотать кузнечики, а туман опустился на воду и укрыл луга, только тёмное небо, которое изредка рассекали падающие звёзды, оставалось безоблачным.
   Недалеко от заводи полыхал костерок, с одной стороны завешанный брезентовой ширмой, чтобы его яркая тень не падала на воду и не было видно с реки огня, а на волнах покачивалась привязанная к ветке лодка: ритмично подергивала верёвку, и как маятник от часов, раскачивала густой прибрежный тальник.
   "Ладненький сегодня улов удался. Когда наступает полнолуние, всегда так, вся рыба мечется и играет в реке, лезет в сети словно хмельная, как будто на пир спешит. Ты тут заканчивай потрошить улов и кашеварь, а я пройдусь, проверю капканы, - сказал Петруха брату. Надеюсь, что ещё не все сбежали. Быстро же водяные крысы отгрызают себе лапки, необходимо, минимум, в сутки три - четыре раза, проверять ловушки".
   Через час он вернулся и вынул из рюкзака две ондатры. "Братуха, а Бог точно существует", - проговорил Петруха и утвердительно указал пальцем в небо. "Думаешь, что существует?" - переспросил Лёха. "Не думаю, а уверен и убеждён! Тринадцать лет я мечтал и желал заветной встречи, и вот сегодня, Всевышний мне её предоставил, - загадочно улыбаясь, изрёк Петруха.
   Помнишь, Лёха, я тебе рассказывал про "кума", что у нас в "крытке" работал, какая это конченная, такого нельзя даже назвать - собачья падаль. Его потом куда-то в управление на повышение перевели. Он же, паскуда, всех узников, кто мог администрации показывать зубы, ломал, как его душа и воля желала. Всех осуждённых хотел сделать вязаными стукачами или дырявыми. Никогда не забуду, как он вместе с "подкумками" резвился и истязал меня в изоляторе.
   Избивал и терзал как разъяренный зверь. Яйца отбил мне, что были они тогда синие и большие, словно наш голубой шар. Хорошо начальник изолятора вовремя подошёл, хотя и мент, но спасибо и дай Бог ему здоровья. Вызвал он машину скорой помощи, да по зелёной дороге, уже без сознания, увезли меня в больничку. Хирург - коновал, сделал операцию. Загрустил я сильно, думал всё конец, не мужик больше. Всё же отошёл, никаких печальных последствий не сохранилось, функционирует всё как положено, не хуже прежнего".
   Лёха засмеялся и изрёк: "Кто кедровые орехи как белка грызёт в этом плане опасаться нечего, витаминов на всю жизнь хватит, до смерти всё в порядке будет. Вон дед Прокоп, сколько ему уже лет, пожалуй, под девяносто, а словно молодой жеребец по району бегает, всех овдовевших бабок обслуживает". - "Хорошо, братуха, послушай меня, недалеко разместились они от нас, вместе с Кузьмичом их трое. Слышу, моторка подходит к берегу, притаился и поглядываю, а они на ночлег располагаются. Костерок развели, уху варят и водочки у них немерено.
   Любят менты хмельного напитка поглотать и вкусненького пожрать. Заснут значит крепко, со своими плотно набитыми требушинами". - "Понял я уже давно тебя, братуха, да Кузьмича жалко, он же со всеми людьми в ладу живёт. Прошлым летом мне даже помог, на покрытие крыши для дома, жесть по дешёвке достать, а после него ещё неизвестно какого участкового поставят? Будет ходить какой-нибудь урод и мозги парить, да свой хрен пихать куда не следует". - "Ах, - махнул рукой Петруха, - поставят, наставят, нашел о чём горевать. Какого бы шустрого не поставят, мужики его быстро в своё стойло загонят.
   Ты что забыл, какой Кузьмич был сноровистый, а потом изменился и стал покладистый? Когда ему для начала стожок сена подожгли, так нет же, не понял. Только когда сараюшку спалили, быстро его мозги просветлели. Мне что же из-за Кузьмича, что он вместе с поганым псом, не кстати здесь оказался, теперь такой случай упускать?
   Ты хотя бы знаешь, что Господь всего раз в жизни предоставляет такую возможность, получить с должника по заслугам и со всеми набежавшими процентами". - "Испытывает он тебя, братка. В таком случае следует смириться, сплюнь ядовитую желчь и отступись от искушения". - "Да ты что несёшь, Лёха, не нравятся мне такие мотивы. Давай-ка лучше водочки выпьем, разогреемся, помыслим и спокойно без суеты обговорим всё как следует".
   Рыбаки сидели у костра и ели аппетитную уху, а свежий и ароматно-душистый воздух от реки, невольно принудил их оживлённо шутить и смеяться. Шумно вздыхая и восклицая о чём-то напоминать, замирать сердцем от радости, расслабляя их алкоголем и добрым разговором, наводя к светлым воспоминаниям, наполняя душу счастливым покоем.
   Весёлое общение умиротворёно заглушила даже подсознательную предосторожность, представляя окружающий мир чудесной сказкой. Сентябрьские же ночи на Ангаре звёздные и туманные, а монотонный звук протекающей воды, словно тихой колыбельной песней убаюкал и погрузил их в сладкие сновидения.
   Как молнии быстро, только бесшумно, метнулись два силуэта к тлеющему костру. Хрустнули кости проломанных черепов у несчастных. Судьба распорядилась или случайность, не тревожить их грёзы и не будить, оставляя в вечном сне. Конечно, не то и не другое, а ненависть с местью. И ненависть, может победить только любовь. Любовь к Богу - значит к человечеству и всему окружающему в мире.
   Обессиливший Григорий, в страшной тревоге и в панике, которая неожиданно сковала все его мускулы, попытался приподняться на локтях, но два ствола упёрлись в грудь и сильно придавили к земле. "Лежать, падаль собачья", - как ему показалось, проговорил знакомый голос, а сильные руки Лёхи повернули и положили его на живот, придавив к земле лицо, цепко удерживая, что вырваться уже было невозможно.
   Накинули петлю и быстро связали за спиной ноги с руками, подтянув щиколотки к кистям. "Мужики, мужики", - от ужаса заикаясь и прерывая дыхание, успел он только испуганно сказать, сильно кряхтя от стягивающей ещё боли в суставах и спине, как уже заткнули грязную тряпку в рот и обмотали вокруг головы несколько раз изоляцией, чтобы не смог выплюнуть кляп.
   Перевернули лодку, валуном пробили днище и спустили её на воду. Положили в неё два трупа и всю рухлядь, вплоть до пустых бутылок и смятой пачке сигарет. Не заводя мотор, приложив к толчку всё усилие в мышцах, оттолкнули лодку, чтобы отошла подальше от берега и река подхватила её, покачивая на волнах и унося в туман.
   Просунули жердь между рук и ног со связанным и мычащим в кляп Григорием, подкинули на могучие плечи, устремились к прибрежным зарослям, и исчезли, словно призраки. Знали братья куда им идти, заранее уже обговорили и обдумали все детали.
   Хотя Лёха, сначала упорно отказывался, но когда выпили из кружечки водочку уже второй раз, Петрухин план увлёк его и даже возбудил нетерпеливое любопытство. "Петруха, может быть хватит нести вонючего козла? Я не могу уже больше дышать. Он разгрузился, фу - шумно отдувался Леха, морщился и мотал головой, - воняет как колонок. Давай его здесь, в болоте оставим". - "Ничего, потерпи братка, я же иду тоже не с забитыми ноздрями, чую, что кровожадный и крутой орёл навалил в штаны больше чем конь, даже глаза режет от такой жуткой вони. Всё же сейчас его запах возбуждает во мне большое наслаждение, даже приятнее аромата самых дорогих французских духов. Да тут-то и ходу осталось, минут пять ещё идти до сухого островка".
   Знали могучие потомки донских казаков все тайные таёжные тропы. Ещё их дед, сбежавший от репрессий с Дона и поселившийся у Ангары, прокладывали с сыном потайные тропки и строили в тайге укромные укрытия, а братьям показал уже отец. Судьба, после революции, научила деда подстраховываться. "Наконец-то добрались, на счёт два бросаем", - сказал Петруха.
   После счёта два, братья одновременно скинули с плеч на землю, рядом с большой муравьиной кочкой, жердь со связанной жертвой. Заточенными охотничьими ножами, располосовали и сорвали всю одежду с Григория. Поднесли и бросили обнажённого на муравьиную кочку. "Вот сволочь, извивается, словно змея на сковороде", - смеялись они.
   Муравьи же, мгновенно облепили всё тело. Заползали в уши, глаза, нос и все отверстия, какие только существуют у человека. Смеясь и приговаривая всякие мерзости, несколько минут братья наблюдали, как всё реже и реже вздрагивают мышцы бедного мученика. А затухающее сознание Григория отметило: наконец-то прекратился невыносимый зуд по всему телу и немыслимые муки ужасного отчаяния с беспомощностью, и наступил тихий, глубокий покой с прохладой, промелькнувший сожалеющей жгучей памятью почему-то затылками смертников, и вопросительно - удивлёнными глазами Надюши с её спутником.
   Срезав с ног и рук трупа верёвки, отлепив от головы и смотав изоляцию с кляпом, собрав все клочья одежды, они пошли. "Лохмотья в болоте утопим, - сказал Петруха, повернулся ещё раз, взглянул на неподвижное тело, хмыкнул и продолжил, - надо же, как всё просто, какой он теперь тихий и скромный. А когда-то был не в меру прыткий и резвый. Вот теперь ты, пёс легавый, точно соответствуешь своей фамилии - Григорий Тихомиров".
   Несколько дней спустя, останутся от Григория лишь кости, растасканные воронами и сороками по всему островку, и обглоданные мелкими грызунами. Позже, Лёха забросит в реку череп и часть других костей, лежащих на пустой муравьиной кочке, с которой муравьи уже куда-то переместились.
   Следующим летом, найдёт его на берегу Ангары студент ленинградского стройотряда, унесённого уже рекой под городом Усть - Илимском. И сделает из черепа пепельницу. Тщательно обработав мелкой наждачной бумагой, хорошо отполировав пастой и покрыв лаком.
   Красота, экзотика, очень экстравагантная пепельница, восхищается комсомолец студент. Безбожник он, потому и не побоялся надглумиться над человеческими останками, а партия и правительство учит их мыслить практично и рационально, чтобы ни какое добро задаром не пропадало.
  
  
   ***Не скоро обнаружат пустую и обледенелую, с пробитым днищем лодку Кузьмича, прибившуюся к песчаной косе. Предположения и версии будут разные, только самое удобное: очевидно, в тумане наскочили на валун, ударом выбило из лодки людей, а её опрокинуло. Поиск прекратят. Где искать? Каждому понятно, что налимы и таймени давно обглодали утопленников, а кости унесла река, возможно, даже уже в Енисей.
   Много времени уйдет у жены Кузьмича на посещение различных учреждений, в хлопотах о вдовьей пенсии. Только чиновники - бюрократы, будут разводить руками, лицемерно сочувствуя, а взглядом выдавая досадные мысли: "Зачем она ходит, надоела уже, лишь от работы отвлекает, - и отвечать, - я вот готов всё сделать, но в данный момент, без свидетельства о смерти, ничем вам помочь не могу".
   Вежливо, но с нетерпеливой поспешностью мило улыбались и открывали двери, деликатно подталкивая, направляя её в бесконечные кабинеты, из одного учреждения в другое. Сотни тысяч таких несчастных, часто малограмотных женщин, как вдова Клавдия, ходят по учреждениям в России с разными жалобами и хлопотами, с надеждой в мыслях, которую потерять невозможно; желая поддержки или услышать какие-то прояснения о загадочном исчезновении бесследно пропавших родных.
   Как же точно рассказать или описать, какую душевную муку испытывает человек от невыносимой и очень тягостной боли неизвестности, безвести исчезнувшего, самого родного и дорогого сердцу человека? Рассказать или описать гнетущие мысли и чувства таких несчастных людей, думаю невозможно. И упаси Бог, испытать и пережить кому-нибудь подобное несчастье. Хорошо, что лодку Кузьмича нашли, можно строить предположения, версии и догадки. Когда же ничего не находят? Мысли изматывают и выворачивают на изнанку душу так сильно, что от усталости жить не хочется.
   И знаете, что самое мерзкое в таком случае? Когда находятся типы: кто присутствует всегда рядом, помогает и сочувствует, самый участливый, с невероятно сильным упорством и энергией оказывает внимание, готов исполнить любую услугу, но проделывает всё не искренне, а с притворством удивительного искусства, преследует только свои корыстные цели.
   Необходимо всё таким типам, для самоутверждения, подсознательно понимая свою ничтожность и тоже желая во всех людях видеть лишь инстинктивно потребное животное, а не разумного и порядочного человека, живущего по принципам высокой морали.
   Любая, даже самая маленькая победа их окрыляет, убеждает, вдохновляет и накаляет жажду к жизни по своим, циничным и ничтожным принципам. Такие вот заботливые успокоители придавленных горем вдов и других несчастных женщин. Чужое горе для таких учтивых типов, источник огромной энергии и продолжительной млеющей радости в их корыстной и чёрной душе.
   Таких типов, приходится видеть повсюду. На душе становится так гадко, словно замарался чем-то и, кажется, что никогда не сможешь отмыться и избавиться от мерзкого чувства, у которого нет запаха; да ещё какое-то ржавое энергетическое напыление сковывает от негодования разум.
   Как правило, у таких типов всегда есть должность, от которой в какой-то степени зависит невинная жертва. Сколько раз Мартину, в негодовании, хотелось взорваться и избавить взгляд от притворщика, но все мы в мире скованы обстоятельствами в окружающей среде, которые замыкают простых людей в рамки закона.
   Нельзя предпринимать что-либо противозаконное. Душевные порывы, порой, наказуемы и часто заканчиваются печальными последствиями. К любому человеку, подкрадётся когда-нибудь такой период времени, когда досада и вина будут изматывать душу, и грызть мысли за прошлое. Чувства же, их просто необходимо уметь регулировать. Пожалуй, это одно из самых важных правил в жизни человека, иначе вся жизнь может пройти на перекос.
  
  
   ***Каждый геолог, если экспедиционный бюджет позволяет, выбирает себе в напарники рабочего или студента. Высадились из вертолёта напарники в глухой тайге, в тридцати километрах от центрального стана, чтобы обследовать точку. Погода стояла отличная, дождей не проходило и они, за две недели, отработали все маршруты.
   Собрали грунтовые пробы, в определённом радиусе, где через каждые пятьдесят метров рядом с лункой установили пикеты, обозначив их номерами. Такая разведка почвы, называется сеткой. Потом уже по маршрутам не ходили, а просеивали, упаковывали в ящики пробы и относили их на большую поляну, где была подготовлена, обозначенная флажками, вертолётная площадка. Пробы отправляются в камералку - лаборатория, где определяют, сколько грамм благородного металла состоит в одной тонне грунта.
   Никаких недоразумений и разногласий между напарниками не происходило, работали согласованно и дружно. Мартин знает это точно, потому что связь по рации ежедневная и фиксируется любой конфликт. Тайга не город, скрыть можно многое, так что конфликты там нежелательны.
   Не совпадают характеры у напарников, лучше сразу их разлучить и для продолжения работы направить другого человека. А по правилам безопасности, одному в тайге, хотя бы кому: геологу, рабочему или студенту, проводить разведку почвы строго запрещено. Хотя предписания повсюду нарушаются, часто вынужденно, от нехватки геологов и рабочих.
   И вот стояло в палатке напарников, рядом с печуркой, уже целую неделю, эмалированное ведро с бражкой, которую легко заведёт любой человек. Вскипяти воду и остуди, потом засыпь в неё полстакана дрожжей и сахара два килограмма, прикрой ведро, чтобы остался небольшой выход для газа, и держи в тепле. Через десять дней, выпив три - четыре стакана, такой напиток собьёт мужика с ног.
   По окончанию исследования почвы на отдельном участке, предложил геолог рабочему сразу возвращаться на центральный стан. "Отдохнём лучше пару деньков на стане, в баньке вдоволь попаримся, там и попьёшь свою бражку. Не могу я пить бурду, не привык к такому напитку, сладковатая она какая-то и ещё желудок потом, словно клеем стягивает".
   Только разве возможно, после проделанной работы, оторваться мужику от бражки? Идти на стан и ещё бурду туда нести, где тоже хватает любителей увеселительного напитка. Нет, уж больно большое огорчение для его души, с кем-то делиться бесценным в тайге эликсиром.
   Решили, что останется он здесь только на два дня, а потом после отдыха разберёт палатку с печуркой, упакует в бочку стоявшую около вертолётной площадке, рядом с грунтовыми пробами, и придёт на центральный стан. Нашли напарники компромисс и согласие.
   Утром по рации, коротко объяснив ситуацию, геолог сообщил, что возвращается один. "К вечеру ждите, тут недалеко, чуть больше тридцати километров". Только он не пришёл. Следующим утром, связь по рации уже не состоялась. Сразу отправили, для выяснения ситуации, на точку людей. Геологи называют такие участки - бочка, а не точка. Потому, что вертолётом доставляют туда геолога и рабочего, а при высадке выгружают ещё бочки, в которых упакованы продукты, и необходимый различный материал, и инструмент.
   Хотя и тревожно, от неизвестности, но всё же надеялись, что никакой беды не произошло. В палатке увидели рабочего, который от выпитого алкоголя погрузился в безмятежный и глубокий сон. Разбудили и спрашивают: "Где геолог?" - "Как где, вчера ещё утром ушёл на центральный стан, а мне он пару дней отдыха предоставил, - недоумённо восклицает рабочий. Трудились же мы на этой точке, почти четыре недели без продыха, от зори и до ночи".
   Сразу по рации сообщили в Магадан. И уже на следующий день, прибыли в вертолёте на точку оперативники и следователь из прокуратуры. Организовали из опытных таёжников и геологов, по два человека - поисковые пары, но ничего не нашли.
   По сей день Мартин не может понять, как мог бесследно исчезнуть такой опытный человек, отработавший в тайге и тундре несколько полевых сезонов? Исключено, чтобы он: имея компас, карту, карабин и рацию, мог хотя бы на метр сбиться с маршрута.
   Обследовали всё, что можно и невозможно. Больших рек на его пути не протекало, болота тоже не было, только многочисленные и небольшие ручьи. Медведей в приполярной местности находится много, но присутствие золотохищников не предполагалось и исключалось. Так как обычно, они перерабатывают грунт у ручьёв расположенных рядом со старыми старательскими отвалами.
   Чудеса и только лишние головные боли, от подозрительных и беспокойных мыслей. Естественно, в таких случаях подозрение и недоверие падает на напарника. Однако доказать что-либо или найти какие-то улики на рабочего, не удалось.
   Нашли лишь на маршруте геолога: сразу ясно, что вот здесь он перешёл ручей и остановился на короткий привал. Развёл маленький костерок, чтобы в кружке вскипятить воду, заварил и попил чай, выкурил сигарету "Феникс", затоптал костер и окурок, и двинулся дальше в путь. Действительно - чудеса. Вскоре его следы прерываются. Как говорится в народе: "Ни волоска, ни ниточки".
   Выразиться, что дальше становится тревожно. Нет, не то это слово. Чтобы понять такое чувство, необходимо самому испытать и прочувствовать. Очень беспокойно и тревожно становится на душе в такой ситуации. Какая-то мистическая и загадочная энергия невольно будоражит мысли, принуждая к осторожности, от возможной неожиданности, в смертельной игре, с невидимым и опасным противником.
   Всю гармонирующую таёжную красоту как бы не замечаешь и уже не восхищаешься её необъятными просторами, а кажется она какой-то зловещей, таинственной и непредсказуемой.
   Не знаю, как точно объяснить переживания, но дальше: весь корпус покрывается каким-то неприятным чувством беспомощности, от вины и глубокого тревожного озноба, что как бы невольно оказался здесь и пересёк запретную черту. Атмосфера охлаждает внутренние органы, сдавливает сердце и сосредотачивает тебя до предела. Твой слух и взгляд обостряется во много раз сильнее, чем в обычной ситуации, но всё равно, неприятное чувство длительное время не отступает. Кажется, что кто-то беспрерывно следует за ними и каким-то наблюдательным сигналом, словно сверлит спину.
   Сознание стыдит душу и упрекает, принуждая к размышлению: "Человек только портит всё окружающее, изменяет, переделывает и истребляет. Строит дороги, сносит горы, пробивает туннели, вырубает леса, возводит плотины, загрязняет реки, и все его старания только ради наживы. Уничтожает первозданное и изгоняет на своём пути всех жителей природы, создавая место лишь для своего уюта и благополучия".
   В такой таёжной глуши, даже самый уверенный в своей правоте человек и отрицающий существование Бога убеждённый скептик, начинает чувствовать присутствие Создателя. Стонет от боли сердце и замирает, мучает сознание вопросом: "Имеют ли люди право всё изменять, а потом ещё и своим рукотворным созданием гордиться, неужели духи природы способны раздражаться на человека, и как бы умышлено жестоко наказывать - типа как мстить? Возможно же, вовсе не мстят, а лишь размещают на пути человека коварные болота и лавины, создают суровые штормы и бури, обширные пожары, наводнения и землетрясения, чтобы люди после несчастья задумались и образумились, да берегли природу как своего ребёнка, лелеяли, заботились, искренне любили? Сложно найти ответ на такие вопросы, так как размышляя, кажется, что всё же духи способны раздражаться и мстить человеку, а вот Бог беспристрастен, любит всех и у него отсутствуют чувства раздражения и досады".
   Идёшь и тревожное подозрение, принуждает тебя беспрерывно оглядываться и осматриваться по сторонам. Всё же кто за тобой следит, при всём своём опыте, обнаружить ты не можешь, поэтому упрекаешь ещё себя в невольном суеверии, что от неизвестности чудится что-то таинственное и позволяешь нелепым мыслям заползать в сознание. Старые таёжники такую местность обходят стороной и называют: "Гиблые места".
   Хотя учёные объясняют, что в такой местности собирается какой-то газ и от раздражения дыхательного канала тревожит нервы. Откуда же собирается газ непонятно, потому что в округе никакого болота нет. Проникает якобы иногда, вулканический сернистый газ из земляных трещин, а потом рассеивается.
   Он тяжелее воздуха и стелется над землёй. Человек его запаха не ощущает. Присядет передохнуть и не почувствует, как от отравления парализует дыхание, потеряет сознание и погибнет. "Загадочны земляные лабиринты, - размышляет Мартин. Какие же они коварные и безжалостные. Затухший вулкан находится недалеко от посёлка Стекольный, в нескольких сотен километров от гиблого места, неужели таким способ он до сих пор напоминает о себе?"
   Поделился Мартин, стыдливо и неохотно, о внутреннем ощущении с напарником, и он ответил, что тоже испытывает точно такие же неприятные чувства. И Мартин уверен, что он не слукавил, чтобы успокоить его, а сказал правду. Тихая почему-то местность, медвежьих следов вдоль ручьёв не встречалось, а птиц не было видно и даже не слышали их распевов. Стреляли же они в воздух несколько раз, чтобы нарушить тишину и спугнуть возможную стаю пернатых, которые не брезгают мертвечиной и быстрее других хищников всегда обнаруживают пищу, или неотступно преследуют обессилевшую жертву.
   Непонятно, куда подевались лесные жители? Кто и какая неведомая сила могла установить здесь свои таинственные границы? Видели только одну пролетающую ворону и всё, больше никого. Вероятно, не дозволено кому-либо нарушать покой лешего.
   Только, что больше всего удивило Мартина, кругом сопки стояли заросшие травой, ягелем, мхом, кустарником и густым стлаником, а вот одна, в виде пирамиды, была совершенно голая, покрытая каким-то выгоревшим чёрным скальным грунтом. Ступая на такой грунт, требовалась большая осторожность, чтобы по нему идти.
   Грунт на сопке, словно чёрное стекло расслаивался на острые пластины, был скользкий, что создавало опасность, если при падении невольно упрёшься в него руками, то сильно поранишь кисти и поэтому для безопасности необходимо надеть брезентовые перчатки.
   Присели они у костерка, чайку попить, покурить. "Куда же он мог забрести? Как мы обследовали всю местность, так иголку в стоге сена легче найти". Пожал кандидат наук плечами: опытнейший геолог и таёжник, ориентирующийся мгновенно в любой экстремальной ситуации, не раз уже вынужденный, не ради забавы, стрелять в медведя. Тихо так проговорил: "Бог знает куда, сколько их здесь наблюдается летающих, ясно видно и понятно, что не земных объектов. Естественно, предположение нелепое, но получается, что растворился или как под землю провалился".
   Тогда Мартин спросил: "Ты слышал от аборигенов байки о долине призраков? Фиолетовый туман якобы переносит долину призраков из одного места в другое. Рыбаки и охотники за морским зверем видели даже в бушующих северных морях цветущий архипелаг. Вроде земли охотника Якова Санникова, который предполагал, наблюдая за перелётными птицами, что за Новосибирскими островами находится тёплые края.
   Фиолетовый туман, как рассказывают очевидцы, не стелется по земле, а нависает над ней в виде клубящихся облаков, которые мерцают и ещё едва уловимо человеческим слухом, словно позванивают чудесной мелодией, как будто в ушах поселился живой колокольчик; щекотлив он как мягкая игрушка, и наполняет душу сладостным таинственным счастьем, невольно принуждая к смирению". - "Прослушивал разные мифы и легенды. Хотя невольно думается, что они просто утешают себя мистикой и фантазиями, чтобы легче переносить душевную боль и утрату. Пусть представляют, якобы пропавшие безвести их родные или друзья продолжают жить где-то в таинственном мире". В ответ Мартин только покачал головой.
  
  
  
   ***Куратор же из центрального института, как может из кожи лезет, оказывая участие и услужливость растерявшейся женщине. Пожалуй, уже вдове, которая вместе с ним прилетела в вертолёте. Только он идёт с ней по маршруту, рассказывая о подобных случаях и рассуждая в своих доводах, как бы предположительно объясняя загадочную причину исчезновения её мужа.
   И одно место ещё есть у него в палатке, естественно, только для неё. Так как нельзя оставлять женщину одну. Сильно страшно, особенно ночью, находиться и спать одной в палатке. Понятно, что любая женщина будет испытывать страх в тайге, наслушавшись многочисленных таинственных историй и ещё впервые в жизни увидев медведей не в зоопарке. Коньяк тоже есть лишь у него, в связи с таким случаем, чтобы отвлечь её от мрачных размышлений и успокоить.
   Поиск закончен, бесполезно продолжать в таких условиях. Похолодало, начались дожди вперемешку со снегом и скоро уже вся тайга укроется снежным покрывалом. Полевой сезон закончен, подошло время упаковывать экспедиционное снаряжение, дождаться вертолёт, который прибудет в промежуток ясного неба, а потом составлять отчёты и праздновать. И проговорит хмельной начальничек, клевеща и цепляя честной женщине грязные слова, от обиды, что не удалась его лукавая затея с попыткой.
   Клевещут только на честных людей. И всегда найдутся такие типы, которые ищут в порядочных людях лишь что-то недостойное и плохие качества, а вот достойные и хорошие, упорно не замечают. Какой же на самом деле она была скорбящей вдовой и какое утешение ей больше всего нравилось. Придумывая и рассказывая подробности; чуть загадочно улыбаясь, самодовольно развлекая подобных себе приятелей, во время совместного распития алкоголя. Циничны и мерзки такие "джентльмены".
   Обыватели - неудачники, воспринимает такие сплетни, словно лечебный бальзам для души и усердно их раздувают. Обсуждения им приятны и необходимы как кислород. Потом от своих лицемерных выводов и моральных взглядах на жизнь, они как бы возносятся до небес: рассуждают, возмущаются, куражатся, обвиняют во всяких грязных поступках такой объект, попавший в их поле зрения с большой яростью и усердием, словно сами смывают с души все свои грехи и пороки.
   Только как же ей: разбитой от горя, бедной и несчастной женщине, дальше живётся с мучительной в груди болью и замутнённым сознанием? Может ли она теперь доверять и верить людям? По её представлению и мнению, поиск был недостаточно хорошо организован и прекращён преждевременно.
   Теперь ей всё чаще хочется быть одной, со своими мыслями, почти беспрерывно обращёнными к Богу. Так как дух таинственной неизвестности, с тягостной болью в сердце, уже навсегда поселились в её груди и сознании, и будут они то будоражить, то томить мысли поисками разгадки, и истязать душу ожиданием ответа.
   Глаза её видят хорошо, но иногда людям кажется, что потеряла она зрение. Смотрит, порой, задумчиво в одну точку, словно статуя и не реагирует ни на что другое в окружающем мире. Погас в её душе огонь и больше не отражает весёлый и радостный блеск, а тлеет в глазах лишь искорками обугленной печали.
   И вот в подобной ситуации, от раскалившегося чувства отвращения к таким типам, и хочется Мартину предпринять что-то радикальное, но взрываться и махать руками не следует. Сколько людей отбывает наказание в российских лагерях, выражаясь юридическим языком, на почве неприязненных отношений. Проще говоря, не смог обуздать свои чувства.
   Как же вспомнишь тюрьмы, зоны, психбольницу: "Нет! Сдержаться просто необходимо". Хотя и трудно, через усилие, но накинь узду на негодование. И детей уже с посещения детского садика необходимо начинать учить контролировать свои чувства, это личное мнение Мартина.
   В мире была, есть и останется ещё надолго несправедливость. Только все мы представляем её себе по разному, сколько на планете людей, столько и воззрений. Не дано же нам всем быть роботами, одинаково поступать и мыслить. И Мартин думает, что несправедливость порождает: невежество, эгоизм, равнодушие и страх с лицемерием. В трезвом виде он уже почти научился контролировать свои чувства, а алкоголь желательно не употреблять. Если же принимать, то немного, лишь глоток за солидарность, смотря какой повод, а лучше вообще отказаться.
  
  
   ***Не хочется Мартину рассказывать про сибирские зоны, что он там пережил. Однако немного расскажу, возможно, другим на пользу и отвлечёт кого-то, да прояснит сознание, кто ещё не прозрел. У кого нет своей чёткой жизненной позиции, находится под влиянием стаи и невольно шагает навстречу беде, неизвестно кому пытаясь доказать, удивительной глупостью, что он орёл и не боится тяжких испытаний.
   Избегайте пацаны и не стремитесь к такой романтике. Тюремные испытания очень отвратительны и возможно, даже страшней других человеческих несчастий. Хотя бесспорно и несомненно, что самое страшное - это война и психбольница.
   Слава Богу, что Мартину не пришлось столкнуться в жизни с войной и увидеть, какие несчастья она приносит людям. А из зоны, Мартин убеждён, большинство людей возвращаются уродами - психически больными. Редко кто находит в себе волю осознать и жить на свободе не причиняя моральных истязаний другим, и не навязывая своих утвердившихся взглядов. Чесотки же, которые после первой рюмке сосредотачиваются на романтических рассказах, обычно пацанам, о зоне и жизни по понятиям, всё врут.
   По понятиям следует жить в зоне, а на воле быть порядочным и справедливым. Они же, "сказочники - рассказочники", в зоне жили по закону, правилам и воле администрации. Были вязаные, ущемлённые, униженные или дырявые, и старательно, своими чесоточными и шершавыми языками, вылизывали гражданину начальнику задницу. Стучали и клеветали на всех, даже ради своего благополучия могли оклеветать самых родных людей. Цель одна, любыми методами заслужить и выпросить милость, чтобы им сократили наказание и освободили условно - досрочно.
   Уверяю, что лишь за хороший труд администрация лагеря милости не окажет. Необходимо быть ещё активным и принимать участие в общественных организациях лагеря, то есть: быть вязаным, ходить с бирками на груди и повязками на рукавах. Исключаю только амнистию: в указном порядке, ради государственной пропаганды, что оно милостиво и гуманно, могут закрыть глаза даже на нарушителя внутреннего режима содержания и освободить.
   Обязательно посмотрите, у таких чесоток, справку об освобождении или приговор суда; если он отбывал наказание не один раз, там всё написано и указано. Отбывал он прежние наказания до звонка или нет. Указаны к тому же там все статьи, по каким он был осуждён. А если его освободили или прежде освобождали досрочно, то есть осуждённый не отбывал наказание до назначенного судом окончания срока - значит он вязаная чесотка.
   Избегайте такого человека, принесёт он вам лишь одно несчастье. Хотя в зоне они сильно навредить не могут, кто в открытую носит повязки и следит за порядком; опасны подпольные стукачи. У таких типов жалости и милосердия к другим людям нет. Ради своей выгоды с благополучием, они сдадут и подставят даже свою маму. Настоящий жулик, которых встретить на свободе почти невозможно: так как там их очень мало, знающих офенский язык, раскусит такую чесотку, после произнесённых им двух слов.
   Офенский язык был создан ещё в 17-м веке, контрабандистами - средиземноморцами, сохранился до нашего времени в оригинале, а говорят на нём лишь типы, посвящённые и выращенные для преступного мира; тогда, когда создаётся необходимая ситуация. Знают и общаются на "фене", иногда: воры в законе, положенцы и к ним приближенные. Другие уголовные типы, говорят на искажённой "фене", потому что не знают этот язык.
   Только не думайте, что "вор в законе" от слова воровать. Расшифруйте: "В - всегда, О - обязан, Р - рассудить, в З - здравой, А - , К - , О - , Н -, Е - единство". Пытайтесь и расшифровывайте. В обычной же жизни, любой человек примет вора в законе, если не знает кто он, за удивительно умного и необыкновенно - интересного человека, потрясающий собеседника своим интеллектом и знанием. Просто такие типы, направляют всю свою энергию в интересы преступного мира.
   И поверьте, чтобы достигнуть такого положения в преступном мире, необходим ясный ум да огромный талант с мужеством и волей. Вор в законе, если можно так выразиться: "Он тот же судья, только в среде преступного мира и уголовников". И в принципе, без их существования, преступный мир с осуждёнными и уголовниками придёт к хаосу и полному беспределу.
   Любой же бывший осуждённый, честно прошагавший и переживший лагерные испытания, рассказывать о жизни в зоне не желает. Мрачные эти годы в памяти каждого узника. Очень жаль, что уголовная мразь сейчас как бы набирает силу, а статистика ужасных преступлений увеличивается. Нельзя, по воровскому кодексу, продавать наркотики и оказывать участие в их распространении. Недопустимо к тому же наживаться с тела женщин, порой часто запуганных угрозами и побоями, психологически и физически сломленных. Тем более с детей и детской порнографии.
   А вот в такой цивилизованной и демократической стране, как Германия, педофилы и другие психически больные типы, в год насилуют, избивают и терзают, около 3-х тысяч девочек и мальчиков. Статистика с каждым годом возрастает. Сколько же ещё таких преступлений не регистрируется? Молчат потерпевшие и на всю жизнь искалеченные детские души. Проходят годы и кто-то из пострадавших находит в себе силу признаться, что несколько лет подвергался сексуальным истязаниям отчима.
   Безвести пропавших и состоящих в розыске, не учитывая взрослых, официальная статистка превышает только 1600-т детей. Предположительно, что большая часть из них являются жертвами педофилов. Ужасная статистика. Вот чему способствуют рост прогресса и некоторые порнографические страницы интернета. Сколько там грязи и мерзкой клеветы, не задумываются педофилы и другие бездушные типы, какой они совершают большой и непростительный грех.
   Просматривая какой-нибудь телевизионный репортаж на подобную тему, у Мартина появляется только одно желание. Хотя желать кому-либо зло, тоже большой грех, но смерти он им не желает, а хочет лишь одного, чтобы таких поганцев повязали и направили не в курортные тюрьмы Германии, Голландии и другие европейские страны, а куда-нибудь в Сибирь.
   И чтобы этап пришёл в пятницу, и пришлось бы им ждать в пересылочной - транзитной камере до понедельника, пока рассортируют. Чтобы не успели укрыться под крыло администрации, словно крысы разбежаться по красным хатам.
   Вот там-то к ним точно подойдут и спросят, как положено, чтобы ответили и получили компенсацию за свои преступления. И будут трещать по швам ягодицы поганцев. Потому, что для начала, не спеша, концом ручки от швабры, по хозяйски прочистят и разработают дупло. Таких специалистов там находится много. А потом, на протяжении всего срока наказания, будут проделывать любители извращённых развлечений, поклонники садизма, всякие опыты с такими же, как и они, психическими уродами, и удовлетворяться своими разными фантазиями.
   Не жалейте таких типов. Лучше подумайте: сколько сгублено наркотиками молодых, доверчивых и романтических душ? Ради наживы, затянуты коварным обманом, а потом психологически искалечены: самые красивые, наивные и добрые девчонки, которых методом шантажа и страха принудили работать проститутками на сутенёров. Ненасытные поганцы, в следующей жизни, уже никогда не станут людьми. Они навеки останутся свиньями.
   Неужели Мартин уже старомодный? Почему он не может или не хочет понять, и у него нет сочувствия с сожалением к типам, пренебрегающим моралью - равнодушных в выборах и методах, какими идеями добыть деньги? Он говорит, что не хочет и попытаться понять или слушать их психологические доводы с циничными аргументами - якобы выживают в мире только сильные.
   Закон природы? Тогда для чего же Бог наделил человека рассудком, чтобы всё в жизни извращать, а о морали забыть что ли, по их циничным рассуждениям. Нет, спасибо!
   Для Мартина, распространитель наркотиков - это облачённый в образ человека дьявольский угодник, направляющийся на корыстное и сознательное убийство. Талантливых парней и красивых девчонок, достаточно уже сгинуло от жуткой чумы; или сколько людей психологически потрясены от одной лишь информации, услышав о существовании таких монстров: как похищение, изнасилование, терзание и часто ужасной смерти ангела - невинного ребёнка. Сколько людей потом живёт с оккупантом: поселившимся в их добрых сердцах страхом, о повторении подобной трагедии?
   Как предотвратить такие ужасные преступления? Какими методами? Кто разрешит такие проблемы, к сожалению, широко существующие, несомненно, чаще в цивилизованном и всем обеспеченном обществе. Почему существует и всё обширнее распространяется такая мерзость?
   Да то, что мы все замкнулись, словно улитки в своих ракушках, живём в частном мире и не желаем общаться даже с соседями. В Германии, люди живут в основном не общением с окружающими, а замыкаются в вынужденное одиночество и наслаждаются своими мечтами да фантазиями. И без предварительного согласования, никто не имеет право кого-нибудь навестить, даже родных.
   Везде и повсюду необходимо заказывать термин. И здесь очень часто, обнаруживают разлагающийся труп, кто проживал в квартире в одиночестве, спустя месяцы или годы. Есть же такие "добросердечные" соседи, что им не трудно у соседней квартиры, среди входных дверей и обрамлением, скотчем заклеить щели, чтобы не проникал трупный запах наружу, а позвонить в полицию поленился - никому не сообщают. Не хотят, чтобы заселился другой человек, будет ходить здесь и хлопать дверью, нарушать его покой.
   Потому что в Германии, многие жители подъезда даже никогда не ступали ногой на лестничную площадку другого этажа. Доезжают в лифте до этажа где проживают и как мышка - шмыг в свою норку. Дети тоже чтут законы и никогда не играют в подъездах, стараются не нарушать установленные правила, иначе из квартиры выселят всю семью. Для детских игр предусмотрены специальные игровые площадки - Spielplatz.
   Вот таких уродов, думающих только о своём благополучии, выращивает капиталистическое общество. Беспокоят в жизни многих людей только свои и в большей степени материальные проблемы, а не духовные. Шелестящая проклятая бумага - деньги, отгоняет благородные мысли и отучает нас думать о душе, Боге, мироздании и человеческом предназначении.
   Слава Богу, что Мартину удалось не замараться об поганцев и не запачкаться человеческой кровью, честно прошагать тюрьмы и зоны Сибири. Хотя люди выражаются так: "Грязь можно отмыть, а вот кровь уже никогда не смоешь с души". Всё же страх и бессильно - тихое отчаяние вползли в душу, когда из изолятора особого содержания, по направлению врача, его сопроводили в психбольницу.
   До окончания срока наказания остаётся меньше четырёх месяцев и внезапно, попадаешь в ад. Хотя работающие в больнице санитары, рассказывали, что настоящий ад - это казанская психбольница. Из неё уже не один осуждённый не выходит на волю. Всегда кто-нибудь находится, среди служащего персонала зоны или тюрьмы, кто хочет обломать, вырвать все зубы у того, кто из узников пытается оскаливаться.
   Мартин признаётся, что часто сознательно и умышленно нарушал режим внутреннего содержания. ИТК - это исправительная трудовая колония. Чтобы поместили в изолятор или помещение камерного типа. Раньше называли БУР - барак усиленного режима, потом изменили этот термин на ПКТ - помещение камерного типа. По опыту зная, что там очень плохо, но в душе появляется неудержимое желание оказаться в одиночестве.
   Чтобы остыла кровь в жилах и остудились навязчивые мысли в голове: всё смести со своего пути и раздавить, уничтожить всех и каждого в локальном вынужденном окружении. Да, наступают такие моменты в сознание узника, что порой, одиночество кажется счастьем в зоне и приобрести покой готов любой ценой. Душа нуждается и требует покоя. Почему в лагерях и происходят самоубийства. Пожалуй, ни что так утомительно в жизни не изматывает душу, как вынужденное общение и окружение.
   Пришлось пережить ему в изоляторе и пытки. Хмельные менты избивали там тогда так сильно, что ломали рёбра, а кожа на теле, от ударов резиновых дубинок, лоснилась от опухолей и менялась на чёрно - синий цвет, с отражающим искрящимся блеском, как цвет антрацитового угля, а потом лопалась да облезала клочьями. И моча с каловой массой, от боли, без принуждения, непроизвольно выходила из корпуса, перемешиваясь с запахом липкой, словно клей солёной кровью; а в головном мозге появлялись только одни ужасно пугающие мысли, что сейчас не выдержишь пыток и расколешься. Хотя страх, так сказать от своих приятелей, был сильнее.
   Не доведи Господь, если тебя заподозрят в предательстве. Лихорадочно думаешь: "Кто же из "торпед" исполнитель? Неужели ты сейчас сдашь или оговоришь кого-нибудь из осуждённых, совершенно невинного и не причастного к этому происшествию?" Хотя только предполагаешь, кто мог им быть. Точно не знаешь. "Торпеда", - это проигравшийся или кем-то подставленный осуждённый, его не опускают, а оставляют для исполнения какой-нибудь услуги.
   Часто "торпеды" благополучно освобождаются и рассчитываются на воле, или отрабатывают свой долг каким-нибудь делом. Отвращение же к твоим истязателям, давало какие-то резервные силы. Наступал такой момент равнодушия к своей судьбе, что уже побои ни пугали. В сознании мерцало лишь одно желание: "Скорей бы забили", - а злость с отвращением к садистам, уже избавляла и спасала от страха проговориться. Только сил кричать, уже давно не было. Человек становился немым и стонущим полу-трупом, с взглядом лишённого рассудка. Оставляли в покое и уносили в санчасть; залечивать раны.
   Методы у них были всякие, предлагали водку и анашу - только расскажи. А дело-то, как раз и в главном, только расскажи. Тогда, навсегда ты в их руках. Они не только в зоне, но и на воле потом не оставят в покое своих людишек, до конца жизни, не добром, так шантажом.
   А на свободе, личное мнение Мартина, пусть кто-то и обвинит в робости, пропускай остроумных типов вперёд, избегай острых углов. Ты знаешь, что действительный страх сидит в тебе за себя. Страх, лишиться способности управлять своими чувствами, если ещё в такой момент, не допусти Бог, под рукой окажется оружие. А оружие, оно лежит кругом и повсюду.
   Не раз Мартин видел, как убивали или калечили в зоне осуждённых: лопатой, топором, ножом, молотком и даже гантелей. Отвратительные и дикие такие зрелища. Так что не следует на воле, ради каких-то провокаторов, которые обычно в жизни ничего не испытали, а стали крутые, насмотревшись дешёвых фильмов, посвятить свою жизнь зоне.
   Свободу и волю, ни какими богатствами и ни чем не заменишь, поверьте, независимость точно в жизни самое главное. И свободу, так думает Мартин: "Получить или купить невозможно, её следует только взять и создать, как твоя душа желает".
   Как-то Мартину пришлось подождать, пока склонив на грудь голову и пряча влажные глаза, молча поплакал бывший уголовный авторитет. Освободившись, он стал работать сварщиком - монтажником, проживал с подругой, купил мотоцикл "Урал", радовался жизни и занимался любимым хобби; охота и рыбалка.
   Осудили когда-то его за браконьерство, а в зоне, на почве неприязненных отношений, он ещё совершил двойное убийство. Беспрерывно, шестнадцать лет отбывал в лагерях. И вот, безобразно - хмельная группа молодёжи, оскорбили и унизили его, а он был при оружии; направлялся на рыбалку и подъехал к магазину кое-что закупить.
   Прерывающейся от оскорбления и отчаяния интонацией, он говорил: "Не могу же я уже в этом возрасте драться, боевые подвиги ставить, пришлось проглотить их дерьмо. Почему на моё замечание они отреагировали грубостью и случилось безобразие не в лесу, там нет свидетелей, а у магазина, где полно зевак любопытных?" - "Виктор, успокойся и уйми досаду, - возразил Мартин, - лично я горжусь твоим поступком, что ты сумел усмирить злобные чувства. Поверь, это было тебе испытание от Бога, которое произошло с умыслом и точно не случайно".
   Он сразу облегчёно вздохнул и ответил: "Спасибо, а мнение других меня не интересует". Невоздержанных людей нельзя называть дураками, просто такие люди, слабые духом. Слово - вот главное и самое мощное оружие. Уметь быстро убедить.
   Наказание же Мартин придумал резвой группе молодёжи. "Стариков следует уважать, неужели в ГПТУ вежливости не учат?" - спросил он, и предложил им починить изгородь усадьбы дома беспомощной, одинокой старушке. Отказаться от работы они не осмелились, а бабушка удивлялась и радовалась: какая растёт хорошая и заботливая молодёжь.
   Иногда Мартин покупает здесь русскую прессу и от некоторых прочитанных очерков расстраивается, и рассуждает: "Удивляюсь, что сейчас в России, одиноких, беззащитных и беспомощных людей, бабушек и дедушек, выживают обманом или угрозами из квартир, с целью завладеть жилплощадью".
   Царство небесное, пожалуй старомодному, сибирскому вору в законе. Старый он был, занимался резьбой по дереву, любил голубей и часто сам себе искал заботы, по организации и помощи одиноким, беспомощным людям: абсолютно бескорыстно, осуществлять какой-то мелкий ремонт в квартирах, подвозку угля или дров.
   Думается, таким образом, грехи он замаливал. Душа требовала добрых дел. Богатств у него никаких не было, жил один, передвигался на велосипеде и гонял голубей. В папке он хранил детские рисунки, от переписки с детдомовскими детьми. Они были единственные адресаты, кому он из зоны и тюрем писал когда-то письма.
   В благодарность же за рисунки, он организовывал им к праздникам посылки в детский дом. "Не надо мне никакого Эрмитажа, вот мой Эрмитаж, - говорил он, указывал на рисунки и бережно перебирал. Вот настоящее искусство, что больше всего греет душу".
   Так вот эксперты - психиатры, можете вы ответить: есть ли предел у нервной системы человека? Может ли терпение быть продолжительной словно вечность, чтобы не сорваться до острого психоза. Неужели возможно нервную систему растянуть до бесконечности? Когда, допустим, видишь такие мерзко - отвратительные "картины", как опускают и насилуют сопротивляющегося мужика. Такое могут сделать с любым осуждённым, отклонившимся и нарушившим вековечно устоявшиеся тюремные правила узников.
   Мускулы в зоне ни какой роли не играют. Хотя и играют, но только второстепенную роль, кто руководит ими, а не у кого они есть. Осуждённому в лагере необходимо иметь цепкий ум, сильную волю духа, мгновенную ориентацию, порой лишь в одном оставшемся, жестоком и верно принятом решении.
   Публично обнаруживать или обнажать слабость духа со страхом, ни при каком случае не допустимо. Веди себя уверенно, хотя порой, чрезмерная храбрость может навредить. Не вступай и не участвуй в дискуссиях, особенно во время совместного распития спиртного.
   Наблюдая за осуждёнными, отмечая и удивляясь их покорности, с отвращением, многих, сравниваешь со стадом овец. И каким ложным может оказаться такое сравнение. Как порой, бешеное стадо овец взрывается и становится неуправляемым. Обычно, битвы случается на рабочем объекте. Когда кто-нибудь из вольных рабочих, солдат караула или ментов, занёс много водки.
   Ментами называют офицеров и служащих во внутренних войсках сверхсрочников, и ещё оперативников уголовного розыска. Милиционеров же чаще называют - цветной или мусор.
   Взрыв происходит порой такой сильный, что в головном мозге перегорают все нервные предохранители, даже резервные, от замыкания распространяясь в психозом безумия и звериную ярость. Видел ли кто-нибудь, жутко кричащего от боли и страха человека, как его умоляющий крик ужасом пробегает по телу растерявшихся окружающих свидетелей, и от прохладного озноба, неожиданно, покрывает кожу гусиными пупырышками? Человек, прикрывающий свою голову от смертельного страха изломанными руками, а другой, словно свирепый зверь, яростно убивает его штыковой лопатой.
   За что и откуда берётся такая жестокость? От разногласия, которые рождаются при совместном употреблении алкоголя и сопровождающейся хмельной дискуссией. Допустим: о Сергее Есенине или Аллы Пугачёвой. Для одного он гений, а другой посмел, оскорбительно и цинично, высказать своё мнение о великом поэте или звезды эстрады. Многие знаменитости даже не знают и не представляют, сколько покалечено, убито людей и сделано других несчастий, осуждёнными фанатиками да безумными почитателями их таланта.
   И таких подобных, безрассудно - жутких происшествий, Мартину приходилось видеть довольно часто. Какой-то печально - отчаянный осадок с подозрением ко всем людям остаётся в душе от них на всю жизнь, что человека следует остерегаться и не доверять. Потому, что люди даже сами не знают, какие неожиданные ужасные поступки они способны совершить.
   Сколько от безысходности, таких осуждённых овец влюбляются; изолированные от общения с внешним миром, создавая в своём воображении идеалы из эстрадных звёзд, и пишут им в стихах безответные письма? Спросите, если удастся, лучше сами у популярных эстрадных звёзд: сколько корреспонденции они получают от осуждённых? Упаси же Бог, такому почитателю таланта, в ходе хмельной беседы, что-то возразить и критически высказаться о его Кумире или Богине.
  
  
   ***Что же такое за заведение психбольница? Таинственное закрытое лечебное учреждение, куда войти дозволено не каждому гражданину, а вся судьба осуждённого зависит уже там лишь от решения врача. В такой больнице, недопустимо пациенту и больному требовать каких-то прав, или оскаливаться и показывать врачу зубы. Врачи же тоже, как и все люди, желают благополучно жить, чтобы никто не портил им нервы, любят хорошо питаться и спокойно спать. Главное, найти с лечащим врачом общий язык и стараться ничем его не огорчать. Тогда он назначит тебе лишь витамины. И обязательно, если от тебя потребуют, всегда выполняй какую-то работу. Работа разная: белить, красить, ремонтировать шкафы, разгружать уголь для отопительных котлов.
   Врача, твоё направление в больницу не интересует. Заключение составит и напишет диагноз в карточке пациента только он. Может поставить диагноз отрицательный, а также положительный, если убедится, что пациент не опасен и не вреден для общества. Потому, что любого пациента, даже самого здорового, если необходимо, подведут под диагноз - шизофрения.
   Врач знает, что направление, всего лишь типичный коварно - интеллектуальный метод мести ментов и любимый способ всесильных мира; как удобнее избавиться от неугодных осуждённых, соседей, родственников или коллег. Даже сам Егор Кузьмич - крупный политический деятель в Советском Союзе, свою маму и родного брата поместил в психбольницу; чтобы лишнего не говорил. Раиса Максимовна, таким же методом позаботилась о своём брате.
   Обычно, врача интересует, что он может от тебя получить? Врач, в первой же беседе, начинает пробивать: какие ты имеешь выгодные связи, социальное положение семьи и родственников. К счастью, Мартин смог организовать ему бесплатную путёвку за границу. Поехал он туда, как руководитель туристической группы. И вот врач, спас его, назначив одни витамины, посчитав типом не социально опасным для окружающих людей.
   Благодаря врачу, у Мартина даже сложились приятельские отношения с санитарами. Хмурые и большие ребята, словно снежный человек и очень похожие на него, тоже зависят от врача. Грехов же за ними достаточно, мгновенно потерять работу; а то и практически каждого из них можно привлечь к уголовной ответственности.
   Мартин даже часто, в сопровождении санитара, небольшой группой, ходил на кладбище копать могилы. Больница была очень большая, на тысячу восемьсот человек, в ней находился свой морг, так как иногда умирало, за сутки, до трёх пациентов или больных. По недосмотру санитаров, только никто их в разгильдяйстве серьёзно не обвинял, а лишь досадно упрекал, случались и самоубийства, а вот попытки, происходили почти каждый день. Не у каждого покойного были родственники, кто имел возможность забрать тело и похоронить.
   В отделении где он находился, почти все пациенты и больные были бывшие осуждённые, или типы, кто ещё отбывал срок судебного наказания, и несколько солдат срочной службы, желающие прекратить службу в армии; поэтому пытались выдать себя за больных. Только потом о своей глупой затеи сожалели и как сторожевые псы рвутся с поводка, так и они, желали дальше продолжить службу в рядах Советской армии.
   Находились там также другие типы, ещё не осуждённые, но совершившие ужасные преступления. Таких монстров и несчастных больных, он даже не представлял, что придётся увидеть; и вообще, раньше не думал, что существуют такие чудовища.
   Среди больных находятся и такие неразумные, кто пытается даже есть свои каловые отходы: потому, что у них уже отсутствуют чувства, вкусовые качества, реакция на запахи, а остаются только инстинкты. Очень много там неразумных людей, с диагнозом шизофрения; есть от результата какой-то жизненной драмы или трагедии, а есть и такие, кому помогли приобрести заболевание.
   Наблюдая за некоторыми больными, порой Мартину казалось, что они как бы умышленно находятся в заблокированном безумном протесте против человеческого разума, и не желают выходить из стопорного состояния. Огорчённые их чувства, с отвращением разрывают контакт с разумом. Когда-то возбуждённые, а сейчас затухшие, но ещё тлеющие, словно спящий вулкан: обожжённые чувства, удивлённые и поражённые провокацией разума, не хотят возвращаться в реальность, к воспоминаниям ужасного, отрицая и боясь принять вновь рассудок, со всей его подлостью, многообразием и тонкой извращённостью.
   Они уже не доверяют разуму. И не желают понять: почему разум у человека, порой не способен обуздать чувства? Душевно им легче оставаться блаженными, чем разумными. Разум для них - это предатель, а предательство, вероятно, больше всего поражает чувства и блокирует рассудок. Хотя, возможно, так оно и есть.
   Потому, что от предательства, случалось, люди прекращали даже жизнь самоубийством и многие становились неразумными. Всё зависит от того, какая у человека чувствительность к душевным ранениям.
   У многих больных сохраняются там или напротив проявляются, лишь животные инстинкты. Любимое их развлечение, заниматься гомосексуализмом. Никто ничего не сможет сделать и помочь тому, кто из больных или пациентов, осмелится показать врачу зубы. Он даст указание санитарам, жертву кольнут и впрыснут из шприца несколько кубиков аминазина. Потом, естественно, санитары отвлекутся и не уследят.
   Стая же стервятников, дырявые осуждённые, давно ждут счастливый случай. Свежак для них, самый большой праздник и перемена впечатлений. Положат на спину плакат, а на нём нарисована: обнажённая женщина лежит в кровати, у которой широко раздвинуты ноги, и проведут своё любимое занятие с несчастным; он же, от поражающего все мускулы лекарства, не сможет пошевелить даже рукой.
   Много людей остаётся там до конца своих дней. Благодаря врачу, Мартин освободился благополучно. Всё же карательная система и коварные методы сохранились ещё с сотворения мира, по сей день они неизменны и, несомненно, использует их каждое государство. Так что пацаны, избегайте тюремных ужасов, не играйте в крутых суперменов. Не связывайтесь с сомнительными типами, постепенно и ненавязчиво втягивающих вас в криминал. Какими-то незначительными подарками, доброй заботой и вниманием. Потом и отказать неудобно, в какой-то услуге доброму другу.
   Уверяю, в каждом человеке скрыт какой-то талант. Обнаружьте его в себе и сосредоточьтесь на его развитие. Когда же разовьёте свой талант до совершенства, старайтесь не отвлекаться на тщеславие и ложную гордость, поберегите зрение от ярких фейерверков, и от успеха не теряйте благоразумие с ориентиром; а то заблудитесь, не убережёте и потеряете самый важный божий дар: быть человеком.
  
  
   ***Большое дело выйти из зоны не запачканным, но это ещё не всё. Как на воле научиться контролировать чувства и совмещать их с разумом? Отвыкнуть от грубости, порой только напускной и умышленной, лишиться привычек и машинальных жестов. Не секрет же, что всё там ты впитываешь с отвращением, против воли; как бы автоматически напускаешь на себя хладнокровие и равнодушие к окружающим.
   Как на свободе научиться всегда сохранять правильный разговор среди людей, чтобы влиться в общество не вызывая настороженности и подозрений, и не причинять кому-нибудь огорчений? Проще говоря, оттаять душой: после того, когда много лет видел и слышал грубости, и машинально втягивался в специфические кружевные выражения. Потому что там, кто как старается изменять и искажать русский язык. Попробую коротко описать, в пределах допустимого изложения, как там выражаются.
  
  
   ***Нарядчик отложил карточку Глухого и запретил выходить на трудовой объект. Отправил в отряд и предупредил, чтобы к девяти утра пришёл в штаб. Бездельник же - Седой, только отбыл шестимесячное наказание и вышел из помещения камерного типа в зону. Играет с шнырём в настольный теннис, в вестибюле отрядного помещения.
   Шнырь - это помощник завхоза; отвечает за уборку помещения, смену постельного белья, подготовка к бане, распределение сахара, хлеба и многие другие обязанности. Хотя достаточно шнырю работы в помещении отряда, но неужели возможно отказаться от предложения Седого. Когда больше некого принудить к игре, а ему взбрела в голову идея - поиграть в теннис, и потребовался противник.
   В зоне двенадцать отрядов, всё же ни один бригадир не желает зачислять его в свою бригаду. С ним проблемы - он блатной. Блатной - это выражение произошло от немецкого слова (das Blatt) - лист. После революции, везде в России требовали подписанный мандат с оттиском на нём печати; так вот кто из людей имел такую бумажку, чтобы пройти куда-то беспрепятственно, получить что-то незамедлительно и прочее, прозвали - блатными.
   Седой же рвётся на рабочий объект, заливает начальнику отряда сказки и просит, чтобы он дал указание бригадиру взять его на работу. "Подумал я хорошо и уже пересмотрел свои жизненные позиции, что теперь появилось огромное желание трудиться в поте лица, да ударным трудом заслужить доверие у государства, чтобы перевели из зоны на поселение или химию". "Химия", на тюремном жаргоне, означает - стройки народного хозяйства.
   У отрядника, смеясь от таких весёлых сказок, даже уши закладывает, а из глаз выступают слёзы. Понятно же, что выехать на объект Седому требуется только для того, чтобы там развлечься. Заберёт теодолит, как он всегда говорит: "Через пять минут отдам", - но не отдаёт, часами смотрит в него, пока не надоест, наводя на окна окружающих домов. Может быть, в каком-нибудь окне, словно в экране телевизора, сеанс поймает. Сеанс поймать - это на выражении осуждённых, увидеть женщину.
   Седой к тому же желает попить на объекте водки, пообщаться с кем-нибудь из вольных граждан, проходящих вдоль изгороди; а часто и умышленно приходящих к ограждению. Обычно молодёжь: перекинуть чай, сигареты, взамен на лагерный ширпотреб.
   И тут в отряд зашёл Глухой, а он чёрт, выполняет любую работу. "Ты почему не на работе?" - спрашивает его Седой. "Да что-то в штаб вызывают". - "Зачем?" - "Не знаю". Теперь Седого мучает любопытство, зачем же Глухого вызывают в штаб?
   Беспокойно прохаживаясь в вестибюле отряда, дождался он возвращения из штаба Глухого. Выгонял из отрядного помещения наружу даже шныря, посмотреть, не идёт ли там Глухой, и сам выходил в локальный дворик, как бы от безделья, между прочим, прогуляться. И как он выразился: "Пройдусь, похлебаю свежего воздуха.
   Что Глухой, колись, зачем вызывали?" - "В посёлок на безконвойную работу переводят, теперь буду на свинарнике подсобного хозяйства зоны конюхом трудиться. Меня уже в первый отряд переписали, сказали чтобы собрал свои вещи и прямо сейчас туда переходил". - "Идём-ка Глухой, - приложив руку к плечу, как бы принуждая, подтолкнул его Седой, - не спеши сворачивать свой матрас, успеешь перебраться в хоз-отряд. У меня тут, - показывая и стуча пальцем по своей голове, - идеальные мысли появились. В детстве мне ещё, в посёлке Юнь - Яга, старые каторжане рассказывали, как правильно управляться с лошадьми. Давай-ка лучше чифиру индийского попьём, у меня и конфеты шоколадные есть, а для такого кентушка, как ты, ничего не жалко".
   От удивления, у Глухого расширились глаза. Почифирить с самим Седым, да он разговаривает-то с ним в первый раз. Вот думает он: "Видел бы сейчас весь отряд осуждённых, как они пьют индюху", - да сигареты Космос, чем ещё угостил его Седой, которые Глухой взял и заложил за уши.
   Сначала он робко взял одну сигаретку, а Седой говорит: "Бери больше, когда тебя кентушок угощает". Взял вторую, провёл перед носом, шумно вдыхая и втягивая запах, и проговорил: "Ух, давненько уже не пыхал пшеничными сигарками".
   По окончанию чаепития, Седой заключил: "Короче - это наша тайна, а если кто Глухой вздумает в зоне на тебя наехать, не менжуйся, я тому рога в миг обломаю".
   Месяца три уже погонял Глухой запряжённую в телегу кобылу и завозил в столовую мясо, а обратным рейсом вывозил из зоны, на корм свиньям, наполненные бочки с отходами. Приоделся Глухой. Одного слова Седого достаточно, чтобы в швейной мастерской ему сшили модный клифт, а в сапожном цехе смастерили грамотные коцы с подковами на каблуках.
   Радуется Глухой, важный стал, никто в зоне его уже не пинает и не толкает. Попробуй, если ему теперь позволяется с самим Серёгой разговаривать - это настоящее имя Седого. А завозил он ему: чай, водку, анашу и прочее подобное, в невероятно - надёжном тайнике.
   Такой тайник, при шмоне, очень трудно было обнаружить. Проверить надёжность тайника, который не пришлось даже и оборудовать, а позаботилась о нём природа - придумал Седой.
   Перед заездом в зону, Глухой останавливал кобылу, доставал припрятанный в телеге плотно обмотанный изоляцией и обвязанный капроновым шнуром целлофановый пакет; наполненный чем-нибудь, что содержать в зоне запрещёно. Пакет был изготовлен в виде продолговатого батона колбасы. Надевал на руки сварочные перчатки - краги, вставал на оглоблю и потихоньку, сосредоточенно заталкивал кобыле в задний проход пакет; оставляя свисающим небольшой конец шнура, который был под цвет хвоста.
   Кобыла до того привыкла к таким процедурам, что обычно сама останавливалась в привычном месте и даже содействовала контрабандному завозу; слегка приподнимала хвост.
   И вот произошло очень печальное событие для Глухого, он первый раз в жизни оказался в штрафном изоляторе, а с безконвойки его сняли и списали в прежний отряд.
   Вышел он, через десять суток, из изолятора и виновато посматривая на Седого, подходит к нему и просит закурить. Седой притворно нахмурился, раскрыл портсигар, подал сигарету и грубо проговорил: "Ты, гребень тухлый, никогда больше ко мне не подходи. Пачкаться даже не хочется, запускать тебя под молотки. Тусуйся и собирай бычки.
   Надо же, пустоголовый мудила, такую надёжную дорогу прикрыл. Да если тебе сильно взгрустнулось, ты что урод, не мог загаситься куда-нибудь в тёмный уголок и передёрнуть растревожившемуся гусачку шею? А то, что же задумал, гребник, кому - свинке приятные моменты в организм проводить?" - "Да чешет подкумок, понты всё это Седой, - дрожащей интонацией отвечает Глухой. Я лишь слегка водочки глотнул и вздремнул, а свинка - стерва, рядом примостилась". - "Тусуйся, - громко сказал Седой. Ты же, урод, даже не помнишь и въезжаешь, как по пьянке когда-то свою жену прибил, а в свинарнике, гондон штопанный, водкой укололся безмерно, вот потом и заклинило твой пустой котелок, не врубаясь, что к свиньюшке пристраивался".
   Хотя и можно верить Глухому, но зачем, так веселее. Нужны в зоне тоже свои анекдоты.
  
  
   ***Долго Мартина выдавали руки, когда где-нибудь в ожидании, он почему-то начинал ритмично, словно маятник от часов, прохаживаться "туда - сюда" и автоматически заводил их за спину. Привычку прохаживаться от стены к стене, осуждённые приобретают от необходимости выпускать энергию и разминать ноги, да разгонять застоявшуюся кровь в жилах. Какие только упражнения не проделываешь, когда замкнут на замок и вынужденно проводишь время в маленьком помещении.
   Звери же помещённые в клетки, проделывают тоже такие упражнения; мечутся в безнадёжном отчаянии, гасят свою энергию. Потому, что подсознание невольно принуждает узника не сидеть, а что-то делать, так как мысли перегружаются от безысходности и порой, кажется, сейчас взорвёшься от переполненного чувства отчаяния и досады. Если кто-то захочет прочувствовать такую досаду, пусть вас замкнут в маленьком помещении и попробуйте пробыть там: без права иметь при себе сигареты, газеты и книги, чтобы отвлечься от одиночества - хотя бы несколько часов.
   В Германии уже давно, только добровольно, за определенную оплату, проводят тюремные экскурсии и практикуют терапию, с людьми, кто недоволен жизнью и от досады стал психически неуравновешенным. Недаром же простонародное выражение гласит: что клин вышибать лучше клином. Некоторые же врачи не лечат, а просто калечат пациентов и являются всего лишь распространителями наркотиков. Подкуплены они фармацевтическими концернами, вот и назначают пациенту какие-то таблетки, от которых наступает зависимость и он уже не отвыкнет, будет их покупать до конца жизни.
   Кого же помещают в настоящую тюрьму, потом выходят депрессивные пациенты из тюремной камеры, предназначенной для одного человека, после такой экскурсии, удивительно уравновешенными и больше никакой беседы с психологом им не требуется.
   Не любит Мартин посещать зоопарк, грустно ему там от печального зрелища. Хотя ещё печальней становится от вида окружающей и любопытной толпы.
   Выдавали также Мартина, наводя на него подозрение, некоторые его выражения, когда коллегам по работе он рассказывал весёлые истории. Описывать которые не следует, потому что они не соответствуют литературной этике. Всегда кто-нибудь из слушателей, смеясь и уверенно утверждая, произносил: "Да ты точно отбывал, давай колись, рассказывай где?" - "Сразу такие выводы, - возмущался Мартин.
   Ответ простой, брожу по Сибири, вот и наслушался различных историй от оленеводов, охотников, рыбаков, артельщиков, а почему иногда применяю такие выражения, так почти все люди в Сибири бывшие осуждённые, от них набрался".
   Иногда ему думалось: "Хорошо бы было, если бы воспоминания о суровых прошедших годах выпали из сознания. И вот если и появится нужда рассказывать о них, может быть, кто-то и попытается тебя понять, а как воздержаться, чтобы не злоупотребить добротой слушателя? Быть искренним в чувствах, оценить и не обидеть эгоизмом, который порой сосредотачивает как бы жалость лишь к своей персоне. Отвлекая ложными мыслями, что только ты, своими испытаниями заслужил повышенного внимания и деликатного обращения.
   Неверные эти мысли, не следует так думать о людях, не испытавших каких-то личных трагедий и у кого в жизни протекает всё гладко. Все мы - люди, одинаково равны. Каждый раним по-своему, что без исключения и несомненно, все люди нуждаются в добром слове и душевной теплоте. И все мы обязаны бережнее относиться друг к другу. Научиться прощать... Только можно ли научиться прощать? Не знаю... Хотя к тому же думаю, что лишь не окрепший духом человек никогда не сможет научиться прощать".
   Вот и бродил Мартин по Сибири, искал ответы и душевное утешение на природе, потому что она, как магнитом притягивала к себе его мысли и душу. Легче ответить, где в Сибири он ещё не был, чем перечислять все населённые пункты и необжитые таёжные уголки, куда его отправляли в производственные командировки, или сам - добровольно, вербовался на сезонные подработки.
   Одна трудовая книжка у него была уже с вкладышем, все листы заполнены записями. Во второй тоже почти не осталось чистых листов. Во многих городах, посёлках и районах проживал он за период своих путешествий, как также и потрудился в разных производственных организациях. Паспорт его почти до конца был заполнен штампами - прописан и выписан. Прошёл по горам, тайге и тундре тысячи километров, и с трудоустройством в ту пору, никаких проблем не было.
   Везде же где он трудился платили не гроши, а приличную зарплату, позволяющую жить достойно и без нужды. Только поощрительные льготы были лишь на Крайнем Севере. Правительство установило там повышенный коэффициент для трудящихся, а через каждые проработанные шесть месяцев начислялись северные надбавки, по десять процентов дополнительно от прямого заработка, и ещё, если люди работали вдали от населённого пункта, выплачивался полевой оклад.
   Иногда лишь возникали проблемы, с увольнением или переводом в другую организацию. Рабочих рук по Северу не хватало, так что начальство увольняло людей неохотно. Общий же язык с коллегами и руководством, он всегда находил легко. "Подумай, оставайся", - ненавязчиво предлагали и убеждали, при расчёте или переводе, но словно цыгана его тянула какая-то неудержимая сила, на новые и ещё им не изведанные места.
  
  
   ***Ожидал как-то Мартин несколько дней в аэропорту Сокол, откуда ему предстояло вылетать в Якутск, когда рассеется от облаков и тумана небо. К счастью, в гостинице оказались свободные места и ему удалось поселиться в комнате, которая была предназначена для проживания на шестерых человек. Днём он спал в номере, а на ночь уходил в аэропорт, где до утра проводил время в зале ожидания. Потому, что в комнате поселился толстый и весёлый мужчина, и ночью от его громкого храпа, нормально отдохнуть было уже невозможно, а чтобы оставаться в номере требовалось очень большое терпение.
   Приходил он поздним вечером, раскладывал на столе продукты, много ел, запивал водкой и всегда рассказывал смешные анекдоты, и очень забавные истории. Вероятно, он пытался компенсировать шутками свою невольную вину за громкий храп. Мартину он предлагал вместе с ним отправляться в Сусуман, обещая устроить в перспективную - золотодобывающую артель. Ужиная и распивая алкоголь, выпить он никому не предлагал, однако насытившись тщательно собирал со стола крошки и выкидывал их в форточку, всегда приговаривая: "Вот и поделился с божьими птичками".
   Среди бродяг Севера существует солидарность, помогают они скитальцам и понимают друг друга с полуслова. Тем более Мартин, тоже когда-то в Магадане работал экспедитором. Мужчина же был тоже, как и Мартин - сибирский бродяга, и работал он снабженцем. "Подумай хорошо, поехали", - предлагал он, уверяя, что в ГОКе - Горный Обогатительный Комбинат, у него хорошие знакомые и даже среди начальников участков есть друзья.
   Мартин отказывался, отговариваясь: "Да трудился я уже в тех краях. Вот улететь на остров Врангеля не отказался бы. Интересно, пожалуй, поработать там летний сезон, в знаменитом заповеднике морских котиков, где наблюдают и изучают их учёные со всего мира; или куда-нибудь забраться, предположим, на Новосибирские острова и добывать нельму - самую дорогую по каталогу рыбу. Только вот адрес, начальника - якута, имеющего прямое отношение к сезонному промыслу, где-то у него затерялся".
   Перекинувшись новостями, снабженец вскоре ложился спать, так как ему необходимо было всегда очень рано вставать. Заезжать с шофёром грузовика в многочисленные базы, а пока доберёшься до Магадана, необходимо проехать по трассе ещё пятьдесят шесть километров. Обязательно помимо баз, следует заглянуть в морской порт, к тому же кроме работы у всякого снабженца всегда достаточно индивидуальных заказов.
   На Севере, подобного города как Магадан больше нет, где существует столько много разновидных баз. Портовый город расположен среди двух бухт Охотского моря, а вокруг могучие сопки, заросшие густым стлаником и лесом. Бухта Гертнера, зимой покрыта льдом, потому что ледоколов там нет, а заходят в неё только летом рыболовные корабли, но навигация в магаданском порту не прерывается и идёт круглый год.
   В бухте же Нагаева, каких только кораблей не увидишь. Ледоколы не позволяют покрываться ей льдом, так как оттуда, снабжается почти весь Колымский край и часть Якутии. Самая же короткая навигация проходит на мысе Шмидта, а в Певеке и Анадыре, море открыто чуть больше двух месяцев и корабли, для разгрузки, летом подходят к пирсу; а уже в сентябре бухты начинают покрываться льдом.
   Снабженец, укладываясь в кровать и зная, что Мартин не будет спать и уйдёт в зал ожидания, просил даже иногда, разбудить его рано утром. В зале же ожидания, всегда можно было с кем-то пообщаться. Интересных людей там находилось много, а знакомство среди пассажиров ожидающих лётную погоду завязывалось быстро.
   В киоске Мартин купил журнал "Огонёк", который прочитал и постепенно заполняя, разгадывал кроссворд, обращаясь к помощи граждан. И вот надо же так, перед его отлётом, ожидая приглашения к регистрации билетов, в зале расположилась большая группа и в руках у одного мужчины был такой же журнал, что прежде у Мартина.
   Присел же весёлый мужчина рядом, на соседнее сиденье от него. Громко, с дикцией, чётко и ясно читая вопросы, улыбался и ждал, как бы подстёгивал окружающих людей, кто быстрее произнесёт правильный ответ кроссворда. Как позже выяснилось, мужчина обращался и призывал разгадывать кроссворд труппу московского театра, возвращающуюся с гастролей.
   Память у Мартина тогда была ещё цепкая. Только прошлой ночью, он сам записывал ответы кроссворда, который при помощи различных посетителей аэропорта удалось разгадать за три ночи. Неожиданно, втянувшись в забавное развлечение, между прочим, он правильно и часто быстрее других людей называл ответы. Десять минут, ответы кроссворда разгаданы и записаны. На нём сосредоточилось внимание окружающих людей. Задавались вопросы, пожалуй, с недоверием, но без комментариев, проявляя скрытое весельем любопытство.
   Мартин рассказал, что он грузчик - экспедитор из города Певека. Полярные ночи там не только холодные, но и долгие, так что в зимнее время, остаётся лишь одно занятие: "Читать всё подряд, что попадётся под руку". Все весело смеялись, а он с тревогой в душе желал лишь одного, чтобы не достали какой-нибудь другой журнал и поскорей бы объявили регистрацию пассажиров, на его или на рейс собеседников.
  
  
   ***Демобилизовавшись из армии и оставшись на Чукотке, желая заработать много денег, на базу, где также не так давно трудился Мартин, устроился водителем грузовика бывший солдат - десантник. Красивый и довольно рослый хлопец, отличный шофёр и старательный работяга, только вот иногда, но прикладывал к губам горлышко от бутылочки. Состояла беда ещё в том, что немного лишнее говорил и хулиганил - слегка, словно выпускал из себя повышенную энергию с темпераментом.
   Недалеко от мужского общежития, стояло ещё одно, для малосемейных пар и молодых специалистов. Подружился Юра с проживающей там девушкой. Работала она тоже на базе, только товароведом. Приехала на Север она из Украины, окончив там техникум, была на два года постарше Юры и жила одна, в небольшой комнатке; что в ту пору многими людьми воспринималось за счастье. Не каждому молодому специалисту, в те годы, предоставляли отдельную комнату в общежитие. Ну, а проживать же одному в квартире, в те времена, считалось уже какое-то особенное счастье.
   Частенько Юра возвращался в общежитие только утром и будил ребят проживающих с ним в одной комнате. "Подъём, - радостно улыбаясь кричал он, - пора идти на работу". Однако вскоре запечалился хлопец, ночевать стал в своей комнате и встречи с подружкой прекратил. Весь посёлок уже знал о её беременности. Хотя там никакие известия не требуется, и так всё ясно и видно, по её изменившейся походке и округлившемуся животу.
   Чаще стал Юра прикладываться к бутылочке, а как захмелеет, то ли от грусти или от досады, рассказывал приятелям важные свои предположения и научные выводы. Как он излагал: сделанные и проанализированные его внимательной наблюдательностью над хохлушками. "Понимаешь, дружище, - ища сочувствия и поддержки, кому-нибудь говорил он, - я же ещё молодой и создание семьи в мои планы пока не входит.
   Зачем мне вешать хомут на шею? Весной я планирую устроиться в золотодобывающую артель. Ездил я уже в ГОК, в посёлок Валькумей, шанс есть, что возьмут потрудиться. Теперь прикинь балду к носу, отработаю промывочный сезон, хорошо бы в артели Мелинского, уж этот-то тип знает, как получить лучший участок. Заработаю гору денег и сразу уеду на Родину в Белоруссию".
   Приятели же - собутыльники, скептически усмехаясь, прерывают его рассуждения: "Послушай, Юрок - браток, и поверь нашему опыту, что от Севера ещё никто так быстро не уезжал. А ты что же, хочешь рекорд поставить? Нет, дружище, даже не напрягайся, не получится у тебя. Кто увидел и хотя бы чуть-чуть узнал страну Сибирь, всё - подхватил вирус, что болезнь получил на всю жизнь, хроническую и неизлечимую, куда тебя будет тянуть вечно". - "Ох, что вы мне сказки рассказываете, уж я то точно сразу уеду, как только заработаю на машину, - возмущался Юра.
   Куплю себе первым делом жигулёнок, а с тачкой у меня на материке, отбоя не будет от подружек. Хороша подружка - хохлушка, надо же, - почёсывая голову и раздумывая, он произносил, - в такую авантюру с ней увяз. Она же сама меня лаской затянула в хорошо замаскированные сети. Давно у неё уже был приобретен опыт в любовных утехах.
   Однако просчитались, - грозил он кому-то пальцем. Думают, что я слепой и глухой, словно глухарь во время тока, чтобы напороться на их коварные силки, замаскированные под вареники, пельмени да фаршированные блинчики. Зря стараетесь, изготавливая приманки, не заполучить меня мудрецам, в ваш котёл бурлящий. Напрасно греете воду и маскировочные халаты на себя одеваете".
   Успокоившись, начинал рассуждать. "Известно же, что у хохлушек как всё устроено, их организм развивается быстро, стремительнее чем у других народов планеты. У них, уже с пятнадцати лет, мысли сосредотачиваются лишь на удовлетворении невероятной и очень сильной потребности секса. Хотя бы где, лишь бы с кем и как можно чаще, только бы поскорее заглушить тревожный и страстный, непрерывающийся зуд, беспокоящий их особый организм. Гормоны украинские ласку требуют, а чтобы предпринять что-то против природы, наука ещё ни изготовила никакого противодействующего средства. Для чего она мне, навязалась на мою голову, - возмущался он. Я же птица другого, благородного полёта и мозги у меня не куриные, как у них.
   Видите ли, у хохлушек, что ещё на уме, - загибая пальцы, начинал считать. В первую очередь необходимо поесть - борщ, сало, чеснок и вареники, потом им требуется секс, как можно чаще. Всё, замкнутый круг, - расправлял он пальцы, ненадолго придерживая кисть перед лицом собеседника. Больше они не способны ни о чём другом думать. Природа так их примитивно и однообразно организовала. Верно я говорю?" - "Логично Юрок и в точку ты примечаешь национальные особенности хохлушек" - отвечали приятели собутыльники.
   Дошли поселковые слухи до Людмилы Васильевны - коменданта общежития, и откликнулись рассуждения Юры в её сердце суровым протестом. Тоже украинке, женщине мудрой, строгой и не терпящей компромиссов. Мужики - любители спиртного, словно огня боялись её и поэтому старались выпивать в общежитии скрытно, и бесшумно. "Шо, неужели подлец - жеребец так и гутарит? - уточнила она. Что же хорошо. Придётся мне тогда помочь в его белорусском организме, развиться такой невероятной бессоннице, от угрызения совести и душевной усталости, что вскоре взмолится к помощи Божьей и для него, милее хохлушек, ни кого уже на белом свете больше существовать не будет".
   Причина нашлась быстро, чтобы переселить Юра в комнату к Коле Ростову; как бы в наказание за нарушение внутреннего порядка общежития. К нему в комнату, комендант всегда селила нарушителей внутреннего порядка общежития и любителей спиртного. Обычно уже через неделю: любой разгильдяй, подселённый в Колину комнату, становился удивительно положительным и умолял её, переселить его в другую комнату; хоть к чёрту на рога, но только освободить от присутствия Коли.
   Коля же был родом с Дона, поэтому его так все и звали. Вес его состоял из ста восьмидесяти килограммов, ростом он вышел два метра и два сантиметра. Характер спокойный и добрый, но имелся один недостаток; во время сна сильно храпел, что даже его жена, только по этой причине, вынуждена была с ним расстаться. Отношения же между ними остались дружеские, что иногда она его даже навещала.
   Работал он на базе плотникам - столяром. В своём ремесле прославился, как мастер золотые руки. Казённая металлическая кровать, принадлежащая к инвентарю комнаты, сначала вся прогнулась, а потом всё же не выдержала его веса и сломалась. Тогда из крепких брусков и досок, он сколотил себе деревянную кровать. И как он о ней выражался: "Теперь у меня добротная кроватушка". Правда она была в два раза шире металлической и занимала в комнате много места, только Колю такие мелочи не смущали, главное, что в ней была очень удобно спать.
   Вернувшись вечером с работы, через день, он проделывал постоянный и неизменный ритуал - приготовление борща. Варил Коля борщ в общей кухне, в двухведёрной кастрюле. Мартин, глядя на плиту, всегда вспоминал, что точно в такой же большой кастрюле его мама выпаривала бельё.
   Приготовив борщ, Коля заносил кастрюлю в свою комнату и ставил на подоконник. Затем нарезал булку чёрного хлеба, увесистый кусок сала, чистил чеснок и раскладывал продукты на большой разделочной доске, а из ящика, стоявшего в шкафу, доставал бутылку водки. Ставил на стол тазик, так как тарелок у него не было. "Не к чему они мне, чтобы двадцать раз в них наливать, только время терять", - убедительно он отвечал.
   Заполнив борщом тазик, не спеша, почитывая журнал или газету, он аппетитно ужинал. Перед сном читал или в лен-комнате смотрел что-нибудь по телевизору. Обычно только кино. В хмельном же виде, его никто никогда не видел. Хотя когда ужинал, он всегда выпивал бутылку водки. "Да у меня всегда норма, одна бутылочка, больше себе не позволяю", - говорил он. В гости к кому-нибудь никогда не ходил и вообще, кроме работы, очень редко отлучался из своей комнаты.
   Проснувшись как-то ночью, Мартин взял сигарету и пошёл в общую кухню покурить. Проходя по коридору, как обычно, за дверью Колиной комнаты слышался могучий храп. Войдя в кухню, он увидел Юру. Расстелив матрас и укрывшись одеялом, он лежал на столе. "Вот так номер, ты что же теперь здесь ночлежку устроил?" - спросил Мартин. "Конечно, - ответил Юра и продолжил, как бы досадно и жалобно рассуждая рассказывать. Целую неделю уже, каждую ночь, приходится от нужды здесь ютиться.
   Рассуди сам, разве возможно спать в одной комнате с таким уродом. Мало того, он храпит так громко, даже стены трясутся, так этот боров, что ещё вытворяет?
   Знаешь что? - изобразив недоумённую гримасу с вопросительно - изумлёнными взглядом, мотая головой и ухватив её руками, Юра шёпотом, и трясущимися от волнения губами проговорил, - он ещё, наверное, с грохотом самой мощной артиллерийской пушки, очень часто, прямо во сне открывает стрельбу.
   Выпускает газы из своей толстой, прямой кишки. Меня, мужика, весом в девяносто килограммов, даже в кровати подбрасывает от ударной волны. Порой, от такой неожиданности, усталости и недосыпания, не могу сразу сообразить, что произошло, кажется, началась война с применением газовых бомб. Вот козёл, что проделывает, а противогаза у меня нет", - жалобно поперхнулся Юра и отвернулся в сторону, прикрывая и пряча влажные глаза.
   Мартин сочувственно пожал плечами, покивал головой и проговорил: "Так у тебя же подружка есть, у неё своя комнатка, что ты к ней не переходишь жить?" - "Поругался я с ней не кстати, а на примирение она не идёт. Пытался уже душевно поговорить. Упёрлась, как баран, зарылась только одними мыслями, вроде героя - панфиловца в окопе, что не подступиться и не сдвинуть её с твёрдой позиции.
   Отговаривается, якобы не заведено у нас так и не в национальной традиции, жить вместе с мужчиной без регистрации брака". - "Понятно, - сказал Мартин и продолжил, - а если какими-нибудь другими методами повлиять на Колю?
   Допустим: возможно, принудить его худеть и воздерживаться от проделывания пуки - пуки? Разумеется, только не с применением силы, а воздействием дисциплины. Ты же бывший десантник - каратист? И ун - чаки у тебя даже есть, возможно, следует попытаться увлечь Колю спортом?" - "Нет, дохлый номер! Разве такого принудишь к чему-нибудь или увлечёшь? - отмахнулся он и продолжил, - да ты и сам знаешь, как его все мужики уважают и называют, Колёк - шалунок. И заглушить-то такого бугая, сможет, наверное, только атомная бомба. Представить страшно, в нём же сидит дьявольская сила. Видел бы ты, как он Лёху - абрека усмирил, за одну секунду он стал робкий и скромный.
   А то пришёл в лен-комнату хмельной и комментирует, словно диктор Левитан, по поводу фильма - "Следствие ведут знатоки". Коля ему сказал, чтобы прекратил и не мешал смотреть кино, а он возмутился: "А что ты мне рот затыкаешь, крутой что ли стал, как те мусора в кино?" Тогда он его сзади ухватил за штаны одной рукой, да как швырнул. Леха, наверное, метров десять летел, как аэроплан по коридору, а потом ещё метра два пробороздил носом по ковровой дорожке. Не знаю даже, что делать? Придется, наверное, в петлю лезть от безысходности и усталости".
   Конечно, в петлю он не полез. Мартин ушёл в свою комнату, а Юра заснул в кухне глубоким сном и под утро ему приснился приятный сон.
  
   Принцесса - Галыся снилась.
   Нежной ласке предался он с ней.
   Аромат же её душистый...
   Раскалял его страсть всё сильней.
   Бархатный её тёплый цветочек...
   Теребил он, тревожно дыша.
   Распустив лепестки, она тихо...
   Запустила его в себя.
   Тихий стон прерывал дыханье...
   А в глазах разбегались круги.
   Унося его в мир виртуальный...
   Где нет грусти и нет тоски.
   Хорошо ему было с ней и приятно.
   Показалось, что он в раю.
   Голосок у Галыси журчащий...
   Как волшебной водичкой орошает заветную мечту: быть любимым и счастливым.
  
  
   И тут Юра проснулся от яркого света. Осмотревшись, он увидел в кухне Лёху - абрека. "Какого хрена тебе не спится? Такой сон прервал". - "Что ещё за сон? - спросил Лёха и добавил, ставя на плиту чайник, - пора уже идти на работу".
   Глаза у Юры восхищёно блестели, смотрел на него и как бы умоляюще упрекнул: "Такой сон прервал. Снилось, что сейчас метеорит за горящий хвост ухвачу. В лоб что ли тебе стукнуть, чтобы запомнил, как опасно тревожить покой несчастного человека. Даже во сне не дают побыть счастливым".
   Встал и пошёл. Добыл где-то зимой цветы, согласился с Галысей ехать в Певек и срочно зарегистрировать брак. Подобрал нужные, убедительные слова, растопить лёд на её сердце, уверяя, что в бессонные ночи, он прозрел и понял, пришедшим к нему озарением, какая она милая да самая чудесная женщина на планете. И свела их на Крайнем Севере - судьба, так как созданы они только друг для друга и на веки вечные.
   Наступила весна. Мужики, какие хотели, разъехались по старательским артелям или ушли на путину. Юра же, забыл про промывку золота, так и остался работать на базе. Живёт он с Галысей дружно. А Коля, сделал и подарил молодожёнам детскую кроватку, по случаю родившейся у них дочки.
   Разве найдётся такая сила, чтобы оторвать мужика от украинского борща и вареников, и отправить в тундру, промывать грунт и искать золото, или в море - на плавбазу, упаковывать в коробки и укладывать в бочки рыбу? Бывает такое, но только тогда, когда мужики знают, что повар в артели или на плавбазе - хохлушка.
  
  
   ***Солнечным днём, с аэропорта посёлка Усть - Гера, в небо поднялся и полетел вертолёт, в котором кроме экипажа находились сотрудники оперативного отдела и уголовного розыска. Задача сложная и опасная, выявить и задержать золотохищников. Каждым летом такие облёты над таёжной местностью, наделённой природными богатствами, обычные и запланированные служащими прокуратуры.
   Пилоты - ребята покладистые, давно знакомые и хорошо проверенные. Отличная погода экипаж вертолёта и оперативную группу радовала, даже подбадривала как бы обнадёживая, что полёт пройдёт удачно и с хорошей добычей. Солнечный денёк, словно на заказ. В распадках тумана нет и в небе нет ни одного облачка, поэтому с небольшой высоты местность просматривается просто отлично.
   Видно каждую речушку и ручеёк, на берегу которых сохранились отработанные старательскими артелями старые грунтовые отвалы. Какие-то из них нагребли не бульдозерами, а грунт возили осуждённые в тачках. До сих пор почему-то не покрылись ягелем и кустарником такие отвалы, а рядом с ними, построены компактные и примитивные лагеря для осуждённых.
   Не раз приходилось Мартину натыкаться в тайге на временные, давно заброшенные и многими людьми уже забытые лагеря. Да, забытыми, но только не бывшими узниками, если кто-то из них ещё остался в живых. Не сосчитать таких опустевших лагерей в огромных просторах сибирской тайги.
   А какие красивые кресла, кровати, столики, тумбочки и полочки находил он там, сделанные из дерева, без единого гвоздя, умелыми руками осуждённых. Естественно, никем не признанных и неизвестных художников - мастеров, сгинувших в небытие жестокими жерновами того времени. И весь чудесный рукодельный инвентарь, каторжане мастерили не для своего пользования, а гражданину начальнику.
   Осуждённые обязаны обращаться к офицерам и другим лицам, работающих и служащих в лагерях, только гражданин начальник, называть товарищ майор или капитан - "Строго запрещено!" Пожалуй, в Европе не увидишь такие изделия, почерневшие от времени, оставленные и никому ненужные. Да если и наткнулся на такое рукоделие, как прихватить и унести на стан? Куда, в палатку? Когда своей работы по горло. Пока нет дождей, как можно скорее и больше отработать маршрутов. Случается погодные условия, дождь или туман, так препятствуют исследованию почвы, что иной раз возвращаешься на стан или бочку лишь поздно ночью, смотря какой сложности окажется грунт на маршрутной местности.
   Идёшь по направлению стрелки компаса, а через каждых пятьдесят метров обязан вскопать грунт и взять пробу. Хоть на глинистой почве, торфяной или покрытой скалой. Ни на метр, влево или вправо, отклоняться от маршрута нельзя. Ночью же за полярным кругом светло как днём, так что там геологи работают и ночами.
   В самом же городе Магадане полярных дней и ночей нет, но летом там есть белые ночи. И как уже к вечеру придавливает да сгибает тебя рюкзак, под завязку загруженный грунтовыми пробами. Романтика очень весёлая, если ещё учесть мизерных террористов - комаров, которые беспрерывно преследуют огромными тучами и кусают, и чтобы не заскучал, сопровождают напевом своих монотонных песенок.
   Тучи насекомых до того истязают диких животных, что порой властелины тайги - сохатые, как безумные несутся по густым зарослям кустарника и до крови раздирают шкуру. Таким способом они желают избавиться от навязчивого гнуса. В панике и отчаяние не понимают, что потом раны, только усугубляют их участь. Запах крови ещё больше привлекает густые тучи кровососов. Некоторых таких израненных диких животных, лосей и оленей, мошкара доводит к изнеможению и даже заедает до смерти.
   Порой Мартину думалось, что Бог создал комаров специально для охраны природы, чтобы не каждый мог навещать заповедные места и ради любопытства с забавой, приминать человеческой ногой; нарушая удивительную и нетронутую красоту в тайге, горах и тундре.
   Засекли оперативники в озере сохатого, куда погрузился он спасаясь от гнуса и увлечёно лакомился водорослями, и сочной травой. Рядом очень удобное место для посадки вертолёта, так что особой трудности не составляло чтобы не упустить добычу, выбрав коварную позицию, с воздуха стреляя по властелину тайги; гордому, дикому животному.
   Даже такой бесстрашный зверь, как бурый медведь, у кого сила в два раза больше чем у уссурийского тигра, не рискует нападать в открытом пространстве на матёрого рогача. Расходятся они обычно без боя, каждый сохраняя свою гордость и бесстрашную независимость.
   Здесь же случай другой. Браконьер не медведь, а он ненасытен и нетерпелив, что не станет уступать гордости дикого животного, так как рассматривает его, как свежее мясо. Время поджимает пилотов и оперативников. Надо бы сжечь на костре или закопать остатки от дикого животного. Так нет же, в беспечной и радостной суете, оставили голову, шкуру, требуху и голени с копытами на месте удачной охотничьей добычи.
   Погрузили в вертолёт лишь разделанную тушу лося и закрутились винты напористым вихрем, принудив склониться к земле траву, зашелестеть ветками и раскачиваться кустарник, а мелкие камушки пугливо раскатываться по сторонам. Водяная же гладь тихого озера, сразу забурлила как кипяток и поднималась в волны, которые разгоняясь от берега побежали друг за дружкой. Вертолет зажужжал как стрекоза и словно примеряясь к прыжку, неуклюже покачался, взлетел в небо и продолжил облёт.
   Вскоре приземлились у стойбища оленеводов. Знали браконьеры, что аборигены угостят их деликатесной рыбкой и есть надежда, получить от оленеводов какую-нибудь полезную информацию. Слышат и примечают они в тайге всё, ничего не остаётся скрытым от их слуха и взора. Только они уже тоже давно научились не засовывать свой нос, куда не следует.
   Прошло то время, когда они охотно привозили и сдавали трупы беглых осуждённых, или обрубленные кисти от их рук, получая потом денежную премию, да огненную воду в придачу; за активное сотрудничество с начальником, как проводники в тайге.
   Когда поиск затягивался и преследуемым узникам удавалось запутать следы, всё же беглецы не выживали в тайге. Бежали они небольшими группами, без огнестрельного оружия и имели лишь при себе самодельные ножи, спички, чай, соль и сухари.
   В пути они убивали компаньонов, жарили на костре человечину и поедали друг друга. Оставшийся из группы самый сильный беглец не приобретал покой в одиночестве, от каждых звуков и шорохов его начинал терзать страх; наступало безумие, и, потеряв ориентир, он замерзал, тонул в болоте или погибал от зверей.
   Гибли также аборигены, сколько их, таких любителей лёгкого заработка, потом замёрзло зимой в тайге? Потеряли память с чувствами, от выпитого алкоголя, и когда оленьи упряжки мчались, а полозья подпрыгивали на кочках, они выпали из нарт в снег. Закон же компенсации никогда не перестанет действовать в жизни всех поколений.
   Кто же тогда будет заботиться об оленях и сумеет ли кто-то другой исполнять традиционные обязанности пастуха? Вряд ли, потому что талантом и мужеством к такой тяжёлой работе, Бог наградил только кочевые народы Севера. Теперь и они поняли и знают, о чём следует посоветоваться с начальником, а о чём и промолчать; да уже не так охотно, как прежде, втягиваются в заботы цивилизованного мира.
   Потому, что с приходом к ним цивилизации, помимо хорошего, к северному участливому народу, было занесено очень много плохого и губительного. Не только один алкоголь, но ещё всевозможные инфекционные заболевания, которые они прежде не знали.
   К примеру: почему они стали замыкаться в себе? Подсознание стало тревожить аборигенов, наводя на убеждения, что нет ничего коварней для природы и губительней для их традиционного быта, как глобализация и индустриальный прогресс. Те же случаи с нахождением замерзших мамонтов. Раньше они сообщали о находке. Теперь же - зачем сообщать? Лучше же собакам скормить. Снежного же человека им приходится видеть даже чаще, чем нам слона в зоопарке, но они предполагают, что это священный дух тайги спешит куда-то; а мнение шаманов для них непоколебимо и важнее любых научных теорий, выводов и утверждений. Научены они уже, когда бледнолицые начальники приезжают в тундру и только ягель губят своими железными конями: вырастающий снова лишь через тридцать лет, после того, если летом по нему пройдёт вездеход.
   Видел Мартин, в какое душевное отчаяние они погружаются, возмущаясь: "Пусть зимой ездят сколько им угодно, а зачем же летом? Не простит им великий дух природы такого варварства".
   Поразмышляйте: всему миру известен великий мореплаватель - капитан Джеймс Кук, которого аборигены Гавайских островов встретили, словно божество; только с божественной миссией прибыл он к ним или с дьявольской? Позже, радость их охладилась, что капитана и моряков они прогнали с острова.
   Когда же корабль вновь бросил якорь в бухте Кеалакекуа; а вернулись мореплаватели чтобы устранить ущерб нанесённый штормом и починить парусное судно. Тогда аборигены убили капитана, сварили и вернули командованию корабля, для захоронения, лишь часть останков от трупа.
   В корабельном журнале, дневниках и отчётах, участники экспедиции обвиняют в воровстве и варварстве аборигенов. Всё же главная причина убийства легендарного капитана замалчивалась, что на остров были завезены ужасные заразы: сифилис и другие кожно-венерические заболевания, последствием которых оказалось мучительной и преждевременной смертью почти всего населения острова.
   Рады оперативники и пилоты, день прошел удачно. Хотя и не засекли они ни одного золотохищника, нелегального добытчика природного богатства, только теперь у них есть свежее мясо.
   Сороки же с воронами не дремлют, шумно уже на месте лесной трагедии. Крылатые санитары с очень острым зрением, что с поднебесья их взор охватывает большой радиус; от взгляда даже не ускользнёт среди жухлой травы суетящийся кузнечик. Зрение у птиц, не хуже зоркости бинокля, в восемь раз острее чем у человека.
   Прислушался и мишка к беспокойству пернатых. Хотя зрение у него как у человека, а вот слух и особенно нюх, развит феноменально, в пятьдесят раз острее чем у людей. И любой запах по ветру, он улавливает уже в расстоянии двух километров. Давно понятна ему суета пернатых. Спешить надо хозяину тайги на обход своих владений, чтобы не опоздать к трапезе. Всю ночь не отходил он от такого неожиданного подарка на приозёрной лужайке. Полакомился вволю.
   Порой Мартину смешно слушать чьи-либо утверждения, что косолапый таёжный бродяга любит лакомиться тухлятиной. Свежее мясо ему больше по вкусу, но он охотно перекатывается с боку на бок, вываливается и трётся о мертвечину. К удивлению, не знаю, почему и зачем? Вероятно, чтобы тухлым запахом привлечь партнёршу для спаривания? Так как звери чуют запах мертвечины с очень большого расстояния, возможно, медведь пытается подтвердить исходящей от него ещё тухлятиной о своей силе и удачной добыче; что всё в тайге, даже дохлятина, принадлежит только ему.
   Потому, что вываливаясь в мертвечине, он к тому же ревностно желает перебить и оставить на ней свой запах, угрожающий и тревожащий любого другого зверя. Во всяком случае мерзкая вонь не вызывает у него отвращения, а напротив, это как для нас приятный аромат духов, так и для него запах тухлятины.
   А у лосей - властелинов тайги, перед тем как рогач покроет самку, он маркирует свои владения мочой. Во время же такого важного процесса, словно под душевой кран, самка подставляет голову для орошения. Вероятно, для неё запах мочи очень привлекателен, как ароматная парфюмерия.
   Медведь же, словно наслаждаясь, шумно вздувает ноздри и втягивает запах тухлятины, приостанавливает дыхание, опускает веки и щурится, и как бы зевая - широко открывает пасть. Только насытившись, как и любой другой зверь, он также про запас: закапывает, прикрывает сучьями или листьями остатки пищи; при этом громко фыркает, мотает головой и лапами, отгоняет от морды досаждающую мошкару. Когда же уходит от своего тайника, часто оглядывается, запоминая и сохраняя в памяти все свои резервные заготовки.
   Никто же из зверей так часто не маркирует свою обширные угодья, как проказница - росомаха. Обегает свою обширную территорию и брызгает почти у каждого дерева или валуна. Медведь когда натыкается на запах её мочи, иногда даже свирепствует: рычит, скребет когтями, порой выкладывает даже на маркированное место кучку помёта, трётся о камни или дерево, оставляя на них клочья шерсти.
   Утром ушёл повыше в сопку, где прохладно и хорошо продувает, и прилёг за валуном. Спокойно там, никто отдыхать не мешает, комаров отгоняет ветер. В распадках же, где тихо и безветренно, целые тучи кровососов одолевают зверей и диких животных, а здесь их почти нет. Дремлет, принюхивается к таёжным запахам и прислушивается к различным звукам, и шорохам. Хорошо понятно ему любое изменение в жизни тайги.
   И вот надо же, попробуйте разобраться. Судьба это или закономерность? Женщина - геолог, по маршруту любила ходить одна, карабин не брала, считая помехой и лишним грузом, а носила пистолет в кобуре. Ходила тихо и бесшумно, что возможно, иногда и во вред только себе.
   Охотнику же следует ходить тихо и беззвучно, а если ты геолог, старайся проходить маршрут, когда один, всегда шумно. Обломи сучок, предпринимай что-нибудь. Пропой куплет песенки, создавай звуки с шумом, если есть уверенность, что встреча с золотохищником на твоём маршруте исключена. Пусть зверь слышит и уйдёт с твоего пути.
   Красивая, не старая ещё годами, только от одиночества в её характере уже появилась преждевременная раздражительность, поэтому и любила работать она одна. Шла красавица по маршруту и вспоминала какие-то эпизоды из своей активной, бурной, насыщенной, наполненной впечатлениями жизни. Останавливалась где положено, профессионально и быстро брала грунтовую пробу, рядом с лункой устанавливала номерной пикет, записывала в блокнот, отмечала на карте свой путь и шла дальше.
   Господь не раз уже награждал её необыкновенным подарком - беременностью, о чём некоторые женщины лишь мечтают и ждут, словно чудо. Однако не представляла она себя мамой или замужней женщиной, погрязшей в домашние хлопоты и заботы.
   Томилась она душевно и к тому же понимала, что ребёнок - это символ вечности и продолжение человеческого рода. Всё же эгоизм превышал её материнское чувство, а в угоду своего благополучия и ложного счастья, она не рожала. В глубине сердца, была она бродяга - романтик, а монотонная жизнь с однообразием, заквасили бы её душу; будоражили бы промежутками времени мучительной печалью о несбывшихся мечтах и грёзах.
   Многие женщины, пренебрегают материнством, ради карьеры и независимости не создают семью, и не рожают детей. Сначала её к абортам подталкивала подготовка и защита диссертации, затем обустройство уюта в квартире, дальше стала машина отрывать много времени. И уже каждой весной, её стало неудержимо тянуть хроническое увлечение к смене впечатлений от ещё неизведанных мест: мысли устремлялись туда, скорее, в тайгу, горы и тундру.
   Спустя годы, в степенном возрасте, ей часто думалось и уже хотелось душевного равновесия, постоянного семейного тепла от ребёнка и мужа; но образ романтической жизни и одиночество, давно сделали своё дело, впитав в неё вирус раздражения на всё постороннее в окружающем её быту. Вирус, который уже никогда не изживёшь из себя, что даже при самом сильном желании лишь эта зараза помешает создать семью.
   На многое, почти на всё непривычное, она стала по своему представлению обращать внимание и раздражаться, если кто-то что-то делал иначе, не так как ей этого желалось. Оставались иногда ещё на ночь мужчины в её квартире, что можно было кого-то из них удержать навсегда. Однако уже утром, она не могла успокоить и приостановить бешено мелькающие мысли, хотя внутренним сдерживающим усилием внешне хорошо скрываемые; всё же в душе желая лишь одно: скорей бы он ушёл.
   Бесило её оставленная им поднятой крышка унитаза, сильно негодовала, когда шумно сморкаясь и кряхтя, он умывался в ванной. В голове звенело и в глазах рябило от ложечки, которой в стакане размешивал сахар, нервировало как пил чай, причмокивая и втягивая его вместе с воздухом.
   От постороннего звука и нарушения привычного ритма жизненного порядка, она сильно раздражалась, что рассудок накалялся до кипящего гнева. Только оставшись одна, она постепенно успокаивалась, мысленно повторяя: "Всё, это было в последний раз, когда в моей квартире оставался на ночь мужик". Потом открывала окна, долго проветривала комнату и приводила всё в прежний порядок.
   Только проходило время, всё забывалось и повторялось с прежним сценарием. Гормоны требовали своего удовлетворения и естественно, как всегда побеждала природа, а женщина или мужчина никогда не перестанут думать о сексе и желать себе ласки. Все мы люди родственные листочки на ветке одного дерева, вот и тянемся друг к другу. Хотя одни научились скрывать свои желания и мысли, а другие не могут или просто не хотят их контролировать.
   В прохладном порыве ветра, зверю резко ударил в нос угрожающий и специфический запах крови, а слух уловил приближающуюся опасность. Злость, от нарушенного покоя и ещё с угрозой опасного запаха, пробудили в звере ярость. Пистолет выхватить из кобуры геолог успела и разрядила в медведя всю обойму. Всё же неожиданная атака хозяина тайги, оказалась трагической.
   Растерзал он её очень сильно, хотя до смерти не загрыз. С ужасным страхом в затухающем сознании, теряя от ран и боли силы, к тому же она ещё была придавлена, потому что лежала под мощной тушей убитого зверя, как вдруг ей так ясно послышалось, что где-то недалеко плачут грудные дети.
   В такой трагический момент, разум у человека пульсирует и контактирует с необъятным пространством, как бы неожиданно возвышается и вырывается на свободу. Смирено отрешается от реальности и ждёт покоя, томит сознание лишь печальное чувство сожаления, тревожит таинственной неизвестностью, а плач грудного ребёнка сливается сладостным звуком со скорбными мыслями и переходит в оттенки ритмов музыки вечности.
   По тайге же, в период смертельной схватки, прокатился жуткий человеческий крик и предсмертное рычание зверя: невольно приостановившие на бегу оленя, росомаху, лисицу, которые от тревоги и любопытства замерли на миг, прислушивались и чего-то опасаясь сосредоточено озирались. Мощная же волна эха с такой силой пробежала по хвое и листве деревьев, что взъерошило перья сидящих на ветках птиц, взбудоражив их и вспугнув. Тревожно крича, они срывались с веток и поспешно улетали в спокойное, безопасное место.
   К счастью, в пятистах метрах от неё, по параллельному маршруту, проходил её коллега - геолог и рабочий. Только потому, что они идут рядом ей и позволяли проходить маршрут без напарника. Услышав выстрелы, жуткий крик и предсмертное рычание зверя, раскатившиеся и отскакивающие мощным эхом от одной сопки к другой, они устремились на помощь. Быстро пробегая по её маршруту, который был обозначен пикетами, вскоре достигли места трагедии и наткнулись на них.
   Лежала она в обнимку со зверем, истекая кровью и без сознания. Как знать, не дано же человеку право судить, позволено лишь мудрому - рассудить. Закономерность природы, что раз в месяц у женщины наступает периодический цикл? Всё же почему, именно в этот период времени, её маршрут проходил чуть ниже от того места, где отдыхал медведь? Точно ясно лишь одно, что ветер нёс запах от неё на зверя. Или это случайность? Судьба! Рассуждайте сами.
   Наложили шины, сделали перевязки, используя все медицинские пакеты, положили на носилки сделанные из двух жердей и обвязанных куртками - штурмовками, и понесли на стан. В пути у неё пробуждались вспышки помутившегося от пережитого ужаса сознания, которое она время от времени теряла, успокаивалась и умолкала. Почему-то она кричала: "Где мои младенцы, оставьте меня в покое, я хочу остаться только с детьми".
   Геолог сказал рабочему: "Необходимо идти как можно быстрее, раны и переломы очень серьёзные, и сознание у неё уже от шока неразумное. Бредит о каких-то детях, их у неё никогда не было. Сколько лет мы уже в одном институте работаем, она и замужем никогда не была".
   На стане, настроив рацию на экстренную волну, сразу связались с дежурным диспетчером штаба чрезвычайных случаев и происшествий. Вскоре у стана приземлился вертолёт. Врач сделал укол, осмотрел и перевязал раны, и приказал поместить её в санитарный отсек. Доставлена она была в ближайшую больницу, которая находилась в посёлке Сенаторский, откуда позже, спустя шесть недель, травмированную больную переправили в транспортном самолёте в областную клинику.
   Состояние у неё улучшилось и стабилизировалось, но всё же врачи опасались за её рассудок. А уже через четыре месяца, для начисления пенсии, врачебная консультационная комиссия назначила ей группу инвалидности.
   Наверно, ещё года два, в уютной однокомнатной квартире, в городе Бронесталь, хотя и редко, но всё же коллеги по работе и очень хорошие знакомые её навещали. Ко - Дню геолога, из отдела кадров института, присылали поздравительную открытку, потом всё реже от друзей стали звенеть телефонные звонки, а навещать вообще перестали. Никому не хотелось слушать её грустные и печальные рассуждения.
   Машину, стоявшую и только ржавевшую в арендованном гараже, пришлось продать. Часто ей думалось: "Может быть, смириться и как предлагает мама переехать к ней в Кострому?" Жалко всё же оставлять и менять квартиру, которую она так долго ждала и любила, пожалуй, сильнее чем что-либо другое.
   Приближался праздник - Новый год. Обходя магазины, она готовилась к его встрече. Купила дорогие, в красивых упаковках, спиртные напитки и шоколадные конфеты. Удобно усевшись в кресле, листала записную книжку, где были записаны адреса и номера телефонов, часто звонила бывшим коллегам, подружкам и отзывчивым приятелям. Почти каждому, якобы ей только сейчас, во время разговора, пришла идея, ненавязчиво предлагала совместно провести праздник.
   Никто откровенно не возражал, но как-то неуклюже отговаривались, ссылаясь, что в принципе не против её предложения, всё же праздник-то семейный и уже давно наметили отмечать его в кругу семьи, и родственников. Хотя кое-кто из них, тут же с оптимизмом добавлял: "А идея хорошая", - что возможно, первого января, забежит к ней на огонёк, посидеть и повспоминать о прошедших лихих временах.
   От таких обещаний, даже и не конкретных, ей становилось спокойней и радостней на душе. Она, действительно, надеялась, что хоть кто-то из приятелей навестит её. И какого труда, с практически одной рукой, ей стоило приготовить холодец, сделать салат - "селёдка под шубой". Потому, что на левой руке все пальцы были передавлены от укуса медведя и загнулись, словно стручки у высушенного гороха.
   Вечером, открыв шкаф, она перебирала и долго смотрела на пару любимых платьев, которые уже никогда не одевала. Другие же, давно уложила в коробку и поставила её в прихожей на антресоль, от досады и огорчения иногда думая: что невозможно уже показаться людям в платье. Никто больше, приятно лаская слух, не полюбуется и не восхитится когда-то её очень красивыми ногами.
   Самой было неприятно и до слёз горько смотреть на них, да видеть, как страшно они изуродованы медведем, а правая нога, стянутая сухожилиями, так и осталась не распрямившейся, и ещё сильно усохла.
   После душа, она просушила феном волосы, причесала их массажной расчёской, а потом долго колдовала перед зеркалом, повязывая по флибустьерски косынку и прикрывая широкие шрамы на месте оторванного уха. Поверх футболки надела длинный свитер. Села в кресло и пыхтя, как ребёнок, старательно расправляя, натянула тёплые носки, а на них ещё шерстяные тапочки, связанные мамой. Без них у неё даже летом сильно мёрзли ноги.
   Затем натянула на бедро толстый муляж, сшитый из ватина, покрытый шёлком и с широким резиновым пояском на подвесках, который крепился чуть ниже талии. Смастерила она его, чтобы скрыть усохшую тонкую ногу. Встала с кресла и неуклюже приплясывая надела джинсы. Подкрасила ресницы и губы, обозначив яркой помадой красивое лицо и ровные белоснежные зубы.
   Рядом с телефоном, на полке, стояла ещё большая деревянная кружка, расписанная красивым узорным орнаментом. В ней находились карандаши, шариковые авторучки и расчёски для волос. Взяв прислонённую к кружке поздравительную открытку, она уже в который раз перечитала текст. Тяжело вздохнув, протолкнула ком в горле, горько подумав: что мама единственный человек кто поздравил с Новым годом. Бедная мама, как я тебя люблю и благодарю, если бы ты только знала, что порой мне так сильно хочется вернуться в детство и как бы прикоснуться к твоему теплу.
   А на улице уже давно стояли густые сумерки, пробиваемые кое-где ярким светом украшенных окон домов и витрин магазинов. Поставив на стол тарелку, она положила в неё картошку, фрикадельки и немного салату. Открыла бутылки и лимонадом наполнила стакан, а в рюмку налила водку.
   Бросив короткий взгляд на телефон, обидно и грустно подумала: "Да, было же время, что он не умолкал, даже раздражал иногда своими звонками, а уже больше недели прошло как я по нему общалась. Никто из знакомых не звонит. Все забыли обо мне, только одна я всем звоню, кому следует и не следует.
   Спасаюсь этой возможностью от одиночества. Подавитесь своим благополучием и удобным, вежливым лицемерием, - кому-то проговорила она, и отключила от сети телефон. Достаточно! - решительно сказала она, - я тоже больше никому не буду звонить".
   Включила телевизор, уставилась грустным взглядом на экран и сама к себе обратилась, печально и вопросительно прошептав: "Может быть, если напиться сегодня до потери памяти, горькие мысли отступятся и на душе станет веселее? Нет родненькая, не стоит! Выберемся и прорвёмся. Таганка, зачем сгубила ты меня? - оглядывая стены квартиры, пропела она и засмеялась. В Геленджике говорят хороший санаторий для инвалидов, туда что ли съездить? Даже не знаю, как правильно поступить. Пожалуй, если находиться среди одних калек, наверно, точно можно сойти с ума".
   Постояла, размышляя ещё о чём-то, взяла рюмку и села в кресло. Выпила водку, поморщилась, запила лимонадом и громко, как бы приглушая отчаяние, сказала: "Прощай старый год, принеси мне новый больше общения и приятных знакомств".
   Посматривая развлекательную передачу "Новогодние встречи", она пила водку и лениво ковыряя вилкой в тарелке, как бы принуждённо ела. Хотя время для неё утомительно тянулось, но она всё же дождалась наступления полночи. Только тогда встала с кресла, взяла пустую тарелку и понесла в кухню. Вернулась в комнату и поставила в кресло металлическую корзинку, в которой лежали мандарины, бутылка шампанского и распакованная пачка сигарет.
   Выложив всё на стол, она принялась чистить мандарины, а корочки от них бросала в пустую корзину. Почистив несколько мандаринок, унесла корзиночку в кухню, где мандариновые корочки разложила на отопительный радиатор. Она любила добавлять их сухими в чайник, поэтому хорошо просушивала.
   Осторожно, чтобы газы не выбили пробку и шампанское не вытекло, открыла бутылку. Наполнив бокал, приподняла, и, вытянув вперёд руку, торжественно стояла, слушая поздравительную речь президента СССР Горбачёва.
   На экране телевизора, ход большой часовой стрелки сопровождался боем курантов. Шагнув к цифре двенадцать, она накрыла маленькую стрелку. И сразу же изображение часового циферблата на экране сменилось разноцветным салютом ракет, криками ура и радостными лицами людей на Красной площади.
   Выпивая бокал шампанского, она глотала алкоголь смешивая со слезами, катившимися крупными каплями из глаз. Закрывая и жмуря глаза, моргая ресницами, мотая головой, пыталась остановить неожиданно нахлынувшее отчаяние, предчувствуя, что ещё миг и сорвётся на истерику.
   Многим ли людям известно, что испытывает в душе одинокий человек, когда-то живший полноценной жизнью и вдруг неожиданно, и не предвидено, оказался не у дел; стал никому не нужный? Наверно, каждый ждёт чуда, ищет внимания и надеется, что скоро всё изменится и он очень сильно кому-то понадобится, станет самым необходимым и родным человеком.
   Надежда даёт силы к жизни и отвлекает от мрачных мыслей. Кто-то из людей, от одиночества, становятся даже мечтателями и живут только иллюзиями. Так как воспоминания, сочетаясь с виртуальной мечтой, порождают иллюзии и человек, действительно, верит, что скоро на самом деле всё изменится в его жизни. Хотя приятные в сознании представления, всего лишь самообман и самоутешение.
   Сколько таких в мире людей, никому не требующихся и забытых, что тяготит их в одиночестве? Часто ли они думают о смерти, о мироздании, смысле жизни, какие чувства у них в душе и с какой болью или радостью отражаются в сознание?
   Не в силах уже контролировать себя от отчаяния, она выпила всю бутылку шампанского, а закусывала лишь мандариновыми дольками. Телевизор давно выключила и перелистывала альбом с фотографиями, слушала магнитофонные записи, подпевая любимые песни, исполняющиеся под гитару.
  
  
   Изгиб гитары жёлтой.
   Ты обнимаешь нежно.
   Струна осколком эха.
   Пронзит тугую высь.
   Качнётся купол неба.
   Большой и звездно-синий.
   Как здорово, что все мы здесь.
   Сегодня собрались...
  
  
   Открыв бутылку ликёра - "Старый Арбат", она уже пила его как лимонад. Депрессия и отчаяние, заглушили вкусовые качества и защитную реакцию отвращения к спиртному. Вдобавок, она приняла ещё пару успокоительных таблеток, но отчаяние и мучительная тоска не отступали. Напротив, энергия с мощной силой вспыхнула во всём её организме, а жажда требовала всё больше алкоголя, который она щедро плескала в себя, заливая лихорадившую от беспорядочных воспоминаний память.
   Желая всё же успокоить и приостановить нахлынувшую тягостную грусть, она закурила сигарету, жадно и глубоко затягиваясь дымом. Как могла она знать или предвидеть, что глубокие затяжки и окажутся той губительной последней каплей в переполненной печалью чаше.
   Стены в комнате закачались, тошнота и какая-то убаюкивающая невесомость стали забирать её силы, и гасить сознание. Закрыв глаза, она уже погрузилась в сон. Только перекипевшие воспоминания, осушили волю к сопротивлению иллюзий, а подлые чувства галлюцинаций направили в мозг яркие изображения со звуком; якобы её дети играют на хоккейной коробке.
   Резко вскочив с кресла и устремившись в прихожую, она открыла двери квартиры: покачиваясь от алкоголя, едва удерживаясь на ногах, пошла дальше, и цепко придерживаясь за перила, стала неуклюже спускаться по полутёмной лестнице. Не ощущая мороза, сверкая безумными и радостными глазами, пересекла двор, направляясь к хоккейной коробке. "Пора идти домой родные мои", - громко произнесла, а как только ступила на лёд, неожиданно, её ноги резко подкинуло вверх.
   От потери равновесия, голова сильно ударилась о зеркальную, насечённую коньками, ледяную поверхность. Потеряв сознание и оставшись лежать в неуклюжей позе, мороз заботливо обнял её, укутал хрустальным одеялом, припорошил инеем, и вдохнул вечный сон.
   Утром Антошка, стуча по ступенькам коньками и упираясь на хоккейную клюшку, наткнулся на выходившую из подъезда дворничиху. "Там хромушка лежит", - закричал он. "Что ещё за хромушка?" - тревожно и недоумённо спросила дворничиха. "Ну та, с третьего подъезда", - испугано проговорил он.
   Долго потом к Антошке не приходил нормальный и спокойный сон. Вот и у него произошло первое в жизни психологическое потрясение. Не хотел его разум, сопротивлялся понять, но тревожное чувство таинственности безжалостно подтверждало, что смерть - это неизбежная реальность.
  
  
   ***Несомненно, во все времена кто-то из людей напрягает свой разум и старается мыслить практично, приспосабливаясь к реальной жизни. Думают: как же удобнее прошагать жизненную дорожку, избегая каких-то хлопот и забот, связывающих свободу, больше сосредотачиваясь на личное благополучие, подчиняясь скрытому эгоизму в любви только к своей персоне.
   Жалко женщину - кандидата геологических наук. Столько труда она вложила в свою жизнь и вдруг, внезапно, оказалась одинокой, почти ни кем не востребованной хромушкой с третьего подъезда. Если же взглянуть с другой стороны. А не рожденных детишек вам не жалко? Зачем она делала аборты? Задумайтесь, для чего Бог создал женщину? Рожать и хранить семейный очаг.
   Эмансипация? Мартин не против равноправия женщины с мужчиной, всё же если Бог создал женщину - значит в первую очередь, она обязана рожать, а не стремиться полететь в космос, пренебрегая материнскими заботами. Как турист - пожалуйста. А то, как было в советские времена, ради пропаганды показывали фильмы, женщины - трактористки. Извините меня, пожалуйста, за такое сравнение, только вот почему-то женщины - трактористки, напоминали образ рабочих лошадей.
   И любое государство, обязано проявить огромную заботу к детям и защите материнских прав. Чтобы мать - одиночка, не скиталась по чужим углам и общежитиям. Однако государство, когда-то предпочитало предоставлять материальную поддержку на создание фильма о женщинах - трактористках.
   Почему Лев Толстой сказал: "Права она, когда рожая в муках, извечно продолжает род людской! Права она, когда качая внуков, испытывает сладостный покой!" А Лев Толстой, был человек глубоко верующий и очень даже не глупый. Не даром же люди говорят: "Если петь, то как Шаляпин, а писать, то как Толстой!" Да, вот это талант! Право мистика, чего может достичь человек. И его вера в принципе, определялась на существовании закона компенсации.
   Почему же Юра так привязался к Галысе? Не разум его выбрали жизненную дорогу, а подсознание с инстинктом и интуицией. В мечтах он хотел быть орлом, а в душе-то оказался заботливым аистом. Дальше вы прочитаете ещё хороший и смешной рассказ о жизни Юры с Галысей.
   Куда ему без Галыси. Далеко не улетит. Она главный навигатор в их жизни. И детишек не побоялась народить и, бесспорно, он искренне любит жену, да скрытно гордится её отвагой. Хотя рассуждал он и как прежде говорит, что не следует, но выражает свои мысли беззлобно, для самоутверждения. Всё же он знает, что без Галысиного противовеса не устоит в жизни, расшатают его лихие бураны.
   Простой он водитель грузовика, а вот добрый и в трудную минуту не оставит, поможет нуждающемуся человеку. Что беспечный и откровенный в рассуждениях, так пусть размышляет, делает выводы и говорит, на то у него и язык без костей. Анализируйте, делайте выводы и по отношению других эпизодов. Только не спешите судить, а учитесь мыслить.
   Григорий также, почему он совершил такое ужасное преступление? Потому, что уже стал психически больным, от партийной идеологии, по построению идеального коммунистического общества. А другой альтернативы, тогда не было. Допустим, чтобы пойти в церковь и довериться в душевном смятении Богу. Тогда вера, перед общественным мировоззрением и светлыми идеалами простого народа, считалась недопустимым безвольным предательством.
  
  
   ***Не любили братья город: за его загазованный воздух, разнообразные технические звуки, людскую суету и шум от автомобилей, что находиться там долго не могли; тем более останавливаться у знакомых было не в их принципах и обычае. Хотя приглашений - погостить, от знакомых было достаточно, всё же когда прибывали в город, обычно лишь по необходимым заботам, они предпочитали располагаться в гостинице.
   В номере без проблем, хотя бы днём, а также и ночью можно курить, никому не мешаешь да никого не беспокоишь. Есть там к тому же всё, что требуется для души и тела: туалет, душ, телефон, телевизор и за стаканчиком с пивом можно засиживаться за полночь.
   В регистратуре, администратор им ответила: "Подойдите через часок, пока свободных мест нет, но, вполне вероятно, что скоро появятся". Ясно братьям, к чему и с каким намёком проговорила администратор типичный диалог; такой причиной отговариваются почти все работники гостиниц. Тогда Петруха протянул ей пакет с омулем и попросил: "Примите от нас подарок к ужину, здесь немного рыбки, нам номер нужен-то всего на пару дней. Посмотрите внимательно, наверняка у вас есть свободная комната, как говорится - резервная, а мы пока покурим на улице и чуть позже опять подойдем".
   Когда вернулись, администратор подала бланки, попросила заполнить и улыбаясь, как бы сочувствуя и сама себя укоряя добавила: "Вот, на свой страх и риск, предоставляю вам резервный номер". Сверив заполненные бланки с данными в паспортах, попросила заплатить и подала ключ от комнаты. Подхватив с пола рюкзаки, которые были туго набиты пушниной баргузинского соболя, рыжей лисицы, колонка, ондатры и белки, братья пошли в комнату.
   Первым делом они приняли душ и побрились. Потом Петруха открыл сумку и стал выкладывать в тумбочку продукты, и при этом занятии обратился к брату с просьбой: "Лёха, сходи в павильон, пока он ещё открыт, купи чебуреков и пиво, а я сейчас позвоню. Доложу нашему шефу, - он усмехнулся лукаво, - что уже прибыли и благополучно устроились". - "Дозвонился, что она решила?" - сразу спросил запыхавшийся Лёха, когда вернулся из павильона, держа в руке полную сетку бутылок с пивом и пакет, в котором были завёрнуты чебуреки. "Сказала, чтобы утром все меха принесли к ней на работу в ателье". - "Годится, - потирая ладони, обрадовался Лёха. Хорошо, что сегодня нам уже никуда не надо идти. Тогда, братка, давай, открывай, - указал взглядом на бутылку водки, - да нажимай на чебуреки пока они ещё горячие".
   Выпив сразу по полному стакану водки, они запили клюквенным морсом и принялись за еду. "Надеюсь, что телевизор стоит здесь не для декорации, а работает без помех и показывает отлично. Значит посмотрим сейчас очередную серию фильма "Угрюм река". - "Ты хотя бы знаешь, где происходили все события?" - спросил Петруха. "Какие события?" - переспросил Лёха. "С Прошкой Громовым и Ибрагимом". - "Думается, что где-то здесь на Ангаре". - "А вот и не верно думается в твоей голове. Уренга это, а не Ангара". - "Какая разница, места хоть здесь и там богатые, давно нами хорошо изведаны, да исхожены вдоль и поперёк". - "Точно братуха, в тайге теперь мы короли и Прохоры Громовы, а хорошо здесь жить, если только с умом дружить, можно вечно.
   Только жаль то, что вот век у человека больно короткий, не успеешь оглянуться, как зима катит в глаза", - грустно проговорил Петруха. "Братишка, что-то ты не в настроении, о короткой человеческой дороге заговорил? Мне немец - дед Генрих, которого с Волги сюда выслали, рассказывал, что век, на его родном языке, означает дорога. На весь район он теперь один из специалистов остался в живых, кто ещё шьёт, чинит и мастерит сбрую для лошадей. Никто же из молодёжи его ремеслом не интересуется. Да и много ли людей в районе проживает, кто ещё держит лошадей? По пальцам можно пересчитать". - "Возможно, верно, что век это дорога.
   Не знаю Лёха, что происходит со мной, но что-то так грустно и в тоже время неуютно, тревожно как-то чувствую себя в городе. Подступает иногда какая-то тягостная безысходность в душу, с предчувствием вроде какой-то неотвратимой беды. И уже не в первый раз томительное предчувствие беспокоит моё сердце. Как нахлынет волна тоскливого груза, придавит, колет и не отступает, сверлит в мозгах мыслями, словно сейчас произойдёт какая-то катастрофа, вроде землетрясения. Так сильно тревожит меня грустное чувство, что от досады даже выть хочется. Сопротивляться же как-то против мучительной тоски, не могу и просто не в силах. Пытаюсь отогнать раздумья, но не могу, словно кто-то захватил в плен моё сознание, удерживает и не даёт вырваться из воспоминаний о прошлом.
   Раньше не знал я такой тревоги, а недавно стал испытывать; какой-то очень беспокойный страх порой меня навещает. Я вот даже крест стал на груди носить. Старею видать братка, или водка так душу разогрела, что на философию потянуло. Скорей бы уже кино началось, отвлекусь хотя бы немного. Бабёнки наши, наверно, скоро тоже к экрану телевизора прилипнут? Надо же так, когда идёт фильм, на улицах района не найти ни души, одни собаки только прогуливаются. Все люди в это время у телевизоров сидят, словно заколдованные".
   Просмотрев фильм, они ещё недолго посидели, поговорили, попили пиво, покурили и легли спать. Лежали молча. Каждый думал о чём-то своём, прислушиваясь к ночным звукам; как проезжающие по улицам автомобили шуршали и скрипели шинами, а стекающие капли, с многочисленных наросших на краях крыш домов сосулек, монотонно звенели.
   Весна была в разгаре и словно торжествующим гимном призывала к добрым поступкам, и радостным размышлениям. Центральные улицы города были уже вычищены от снега. Лежал он ещё и таял лишь у некоторых стен зданий, и вдоль теневых перегородок на крышах домов. Воздух был насыщен свежим запахом весны и полон разнообразных звуков, звонко отражающихся в ночной тишине в открытую форточку.
   Утром братья пришли в ателье, где модельер - закройщица осмотрела и профессионально оценила меха. За все шкурки они сошлись на шести тысячах. Четыре тысячи рублей она отдала сразу, а за остальными деньгами попросила зайти завтра; к концу рабочего дня.
   Предстояло теперь братьям сделать не самое приятное задание, но необходимое, что не особенно их веселило, как не утомительно радовались и увлекались азартным занятием их жёны; когда обходили в городе многочисленные магазины, приобретая различные вещи и штучки.
   Закупить требовалось: капроновые и шёлковые нитки для вязания рыболовных сетей, цепи к бензопилам, капканы, гильзы и много других товаров, записанных на листочке, чтобы чего-нибудь не забыть. Так что хлопот и забот в городе было достаточно, не заскучаешь.
   К вечеру они вернулись в гостиницу, большей частью закупив и вычеркнув на листочке названия приобретённых вещей. Оставалось ещё купить кое-какие аптечные принадлежности и семена цветов, что на их взгляд, не такое уж было необходимое и важное в жизни. Как и прошлым вечером, они распили бутылку водки, и плотно закусили беляшами.
   Затем перебрали и упаковали в рюкзаки покупки. Смотрели по телевизору кино, пили пиво, покуривали, да обсуждали сюжет фильма, как бы перекидывались репликами и комментариями. Утром зашли в находящуюся рядом с гостиницей аптеку и купили несколько метров марли, ей они покрывали рыбу, защищая от мух, когда вялили её на солнце, к тому же приобрели кое-какие таблетки от простуды и горчицу.
   Вернулись, оставили покупки в номере, чтобы не носить лишнюю помеху и пошли в цветочный магазин. Довольные, что наконец-то завершили все хлопоты, аппетитно пообедали в столовой и пошли в комнату; пить и наслаждаться вкусом свежего пива, да немного отдохнуть от проделанной суетливой необходимости.
   К вечеру приехали в ателье: получили деньги, коротко переговорили и пообещали закройщице, что к осени подвезут ещё немного мехов, для которых не нашлось времени на выделку, поблагодарили за услугу, попрощались и пошли, каждый наслаждаясь душевной удовлетворённостью от удачной сделки.
   Многие горожане в это время года ходили уже без головных уборов, что как бы подражая большинству, шапки братья тоже не одели и оставили в номере. Весна бушевала и с каждым сменившимся днём набирала силу, а солнце старательно прогревало воздух: добавляя в атмосферу душистый аромат чудесного эликсира, бодрящего лёгкие и возбуждающего сознание людей радостью ко всему окружающему, наполняя чувства желанием расцветать, расти и размножаться.
   Не спеша направляясь в гостиницу, проходя по улицам города, у кинотеатра они увидели афишу, с названием фильма режиссёра Говорухина - "Так жить нельзя!" "Давай, братушка, посмотрим, - предложил Лёха, указывая пальцем на афишу. Люди говорят кино стоящее, да и смотри сколько любопытных столпилось у кинотеатра, пожалуй, верно отзывается народ, что фильм справедливый и очень интересный?" - "Пойдём, посмотрим, я не против культурного мероприятия, если билеты ещё есть, - вяло ответил Петруха и продолжил, - всё равно время надо чем-то заполнять, а просвещение, конечно, полезней, чем сидеть в прокуренном номере и от безделья пить водку".
   Купив в кассе билеты, они прошли в буфет; там продавали пиво на разлив. Братья взяли по одной кружке, выпили у стойки, а затем уже прошли в затемнённый зал кинотеатра и удобно уселись в кресла.
   Фильм им очень понравился. Продвигаясь по освещённой улице в густом потоке людей вышедших из кинозала, они под впечатлением просмотренного фильма обсуждали социалистическую действительность.
   Потом Петруха дёрнул Лёху за руку и тихо, но раздражённо прошептал ему в ухо: "Пошли быстрее, а то я сейчас не удержусь, как вышли из тепла на прохладу, так меня так сильно прижало, что точно скоро в штаны отолью. Ох уж этот суетливый город, когда прижмёт к нужде, ни одного туалета не найдёшь".
   Резко свернув с улицы, он ускоренным шагом зашёл в затемнённый и безлюдный двор какой-то новостройки; остановился и стал быстро отливать, дымя шумной струёй на углу дома, и словно воришка, беспокойно оглядывался по сторонам. Недалеко от него, Лёха проделывал такую же нужду.
   Необходимое занятие в нервозной поспешности, как можно быстрее облегчиться, отвлекло Петруху. И он не заметил, не успел среагировать на опасность, когда вдруг с крыши пятиэтажного дома сорвалась огромная сосулька; неожиданно угодив ему в голову и сбила с ног, всколыхнув вечернюю тишину треском и грохотом от раскатившихся осколков.
   Рухнув на землю, как могучий подкошенный кедр, он неподвижно остался лежать у угла дома. Только искры от сигареты и осколки льда, рассыпаясь и шурша по земле, разбежались по сторонам. Вот тебе и судьба, или опять случайность? Какая нелепая смерть. Как раненный зверь застонал и завыл Лёха, поднимая и оттаскивая брата от угла дома. Петрухина же голова склонилась на грудь и с неё стекала густая кровь, орошая неподвижное тело.
   Никто не может знать или предугадать, где нас - грешных, подстерегает закон компенсации? И вовсе не случайный закон, а как бумеранг, исполняется он в жизни людей. Действует же закон компенсации по воле Создателя всего в мире, а также со многим ещё в жизни необъяснимым, таинственным и неподвластным разуму человека. Отразить же Создатель может свой закон за наши грехи, спустя годы, что не всегда напрямую на грешника, а порой на наших детей или внуков.
   Подъехавшие в служебных машинах к месту трагедии врач и сотрудники милиции, уже помочь Петрухе ничем не смогли. Безжизненное тело Петрухи увезли в морг, а Лёху в отделение милиции, где с его словесных показаний составили протокол, попросили расписаться, а затем отпустили.
   Следующим днём, в морге, судебный медицинский эксперт выдал ему справку - "Заключение о смерти". Черепная мозговая травма с кровоизлиянием в головной мозг. Со справкой он пошёл в ЗАГС, где ему выдали уже свидетельство о смерти, без чего Петрухино тело забрать из морга было невозможно.
   Уложив в гроб нелепо погибшего брата и погрузив в кузов грузовика, Лёха повёз тело Петрухи домой. Позже, его двум детям, назначат небольшую пенсию по потере кормильца. Слесарем - сантехником трудился Петруха в котельной, да ещё и сварщик был классный. Работу он исполнял профессионально. Лёха тоже работал слесарем, но в гараже. Братья ни разу ещё не брали отпуск летом. Всегда лишь в начале зимы и обязательно вместе, надолго уходя в тайгу на охоту.
   Неразлучные были они, потому что любили да жалели друг друга особенно и по своему нраву. На первый взгляд, какие-то грубоватые отношения, но это только внешняя видимость. Помогали они друг другу искренне, без упрёков и напоминаний. И случись, что-то опасное для кого-то из них, готовы были друг за друга рискнуть жизнью.
   Стоял Лёха у гроба, распахнув рубашку, в надежде избавиться от тяжёлого груза, который сдавил его могучую грудь и накатывающими в горле комками прерывал дыхание, да украдкой смахивал с глаз набегающие слёзы. Вспомнилось, как ещё детьми, они отталкивали с берега реки наползавший большими торосами лёд. Соскользнул с льдины шест и упал Лёха в холодную воду. Петруха не задумываясь, хотя был ещё тоже ребёнок, чуть постарше Лёхи, мгновенно прыгнул в бурную реку, спасать брата.
   С каким трудом они тогда выбрались на берег, выбившись из сил и охваченные жутким страхом. Хорошо, что пацаны постарше не растерялись, протягивая с берега шесты, за которые они цепко ухватились, иначе неминуемая смерть настигла бы их обоих ещё в детстве.
   И сейчас, как тогда в прошлом, погрузилась Лёхина душа в глубокий страх, охваченная ледяным холодом, пробежавшим по всему телу каким-то тревожным, предостерегающим и напоминающим упрёком с тяжёлым грузом вины. Что когда-то не нашёл нужные слова, не был достаточно настойчив отговорить брата, а сам поддался на коварное и жестокое участие. Не уследил за ним в городе, не спас от смерти и не уберёг его семью от несчастья.
   Какое-то таинственное, беспокойное чувство тревоги, связывало и стягивало мученьем его мысли и душу, со страшной тайной, которую теперь остался знать только он. А любая тайна, имеет свою цену. Маленькую или большую, что лучше её не создавать. Тайна может довести человека до полного мысленного истязания, многое погубить и разрушить в окружающей его жизни.
   Душа же насмешливо колебала и потрошила Лёхины мысли, словно обнимала какой-то тревогой, принуждая озираться и издеваясь часто спрашивала: "А ты уверен, что только в тебе сохранилась тайна? Нет, напрасная надежда милый, - нашёптывала она, - Создатель всё слышит и примечает".
   Своего и Петрухиного сына, Лёха постепенно стал приобщать к делу; учил плести и чинить сети, иногда брал на рыбалку. Хотя и не выросли ещё пацаны для настоящего дела, всё же пусть привыкают да присматриваются к ремеслу. "Вырастут скоро помощники для всех родных", - думалось ему, радостно поглядывая, как охотно и азартно увлечены дети.
   Изменился он, стал молчаливый и задумчивый. Много работал, постоянно что-то строил, ремонтировал, переделывал в доме или во дворе; доводил себя до полного утомления, чтобы крепче спать. Кошмарные сны стали тревожить его по ночам. Употреблять алкогольные напитки почти прекратил. Только вот стал чаще курить. Сидел порой и замирал неподвижным взглядом, забывая стряхивать с сигареты пепел, то неожиданно вдруг прерывал задумчивость, начинал оглядываться и осматриваться, как будто что-то искал или кого-то ждал.
   В пятницу, после работы, погрузив в коляску мотоцикла "Урал" снасти и необходимые к промыслу и ночёвке у реки вещи, он поехал на рыбалку. Пацаны тоже хотели порыбачить и робко уговаривая, склоняли его к совместной поездке, но он заботливо отговорился: "Сентябрьские ночи уже прохладные, простудитесь ещё, да и опасно. В начале осени рыболовная и охотничья инспекция из Иркутска часто наведывается".
   Выезжая по центральной улице из посёлка, осторожно съезжая с дороги и объезжая препятствия, созданные дорожниками, он досадно подумал: "Когда же они закончат ремонт? Работают вроде с утра до позднего вечера, но очевидно, что провозятся здесь ещё долго, точно до середины октября".
   Чтобы укрыть от постороннего взгляда мотоцикл, он откатил его за кусты. Достал из коляски рюкзак и одел на спину, взял ружьё, лодочный мотор, и пошёл к реке, где в прибрежных зарослях находилась его лодка. Спустив её на воду, установил и укрепил мотор. Принёс сеть, топор и канистру. Осторожно, желая ни капли не пролить, залил в бак бензин и уложил в лодку вещи.
   Солидолом смазал заржавевшие уключины, чтобы при гребле они не скрипели и не раздражали нервы, оттолкнул лодку от берега, запрыгнул в неё, сел и установил вёсла. Осматриваясь, он привычно, без суеты, поправлял направление лодки и размышлял о чем-то, потом достал из кармана сигарету и закурил. Часто затягиваясь, дымя и раскуривая сигарету, чуть подумал ещё о чём-то, затем завёл мотор, убрал вёсла, и, круто развернув лодку, направил её против течения к находящемуся недалеко заросшим лесом и густым кустарником острову.
   С одной стороны острова, где течение было слабее, заглушил мотор и причалил лодку к берегу. Привязав конец веревки от сети к дереву, он вновь оттолкнул лодку в воду и бесшумно загребая вёслами расправлял, и заводил по реке бредень. Развернув лодку, направил её опять к берегу, причалил, выпрыгнул и стал быстро вытягивать из реки бредень с уловом.
   Попалось немного мелкой рыбы, два крупных омуля и, к удивлению, в сети ещё оказался большой налим. "Достаточно для приманки", - подумал он, и, загнав лодку в высокую траву - осоку, стал потрошить рыбу, складывая требуху в целлофановый пакет. Потом откопал под корнями дерева капканы и пошёл расставлять их, не спеша и хорошо присматриваясь; выбирая места с примятой от зверьков травой, где они облюбовали себе кормушки. Расставлял капканы вдоль берега, чуть опускал их в воду, укрывал травой, а сверху накидывал рыбью требуху.
   Увлечённый привычным занятием, он даже не заметил, что уже наступили сумерки, приглушив птичьи распевы и как бы принудив пернатых жителей острова к тишине и сну. Вернувшись к лодке, он поужинал пирожками и попил горячее кофе с коньяком, приготовленное его женой и залитое в термос. Опасаясь инспекции, костёр решил не разжигать. Вечерняя тишина нарушалась лишь редким жужжанием проходящих по реке моторок, монотонным уханьем совы, выстрелом из ружья, и частыми всплесками воды от играющей рыбы. Хотя это не игра, а охота на насекомых; зависающих над водой или пробегающих по речной поверхности.
   В ароматный речной и лесной воздух, лёгкий ветерок добавил от костров запах дыма, который расстилался по реке, перемешивался с туманом, растягивался седоватой дымкой, и цеплялся за прибрежные кусты.
   Уложив аккуратно в лодке сеть, он взялся за вёсла и стал опять раскидывать и заводить её по реке. В этот раз улов оказался удачней. Заведя бредень ещё три раза, он решил больше не рисковать, да и притомился уже немного. Отогнал лодку к густому тальнику, где как бы спрятал её в высокой траве.
   На реке всё чаще стал слышаться гул моторов от проходящих лодок. Спать, после выпитого кофе с коньяком, ещё не хотелось, тогда часто поправляя мелким наждаком нож, он стал потрошить рыбу и укладывал её в мокрую прибрежную траву.
   Непривычно и опасно рыбачить одному, всё же приглашать кого-нибудь компаньоном он не хотел. Закончив потрошить рыбу, попытался заснуть, укрывшись в лодке брезентом. На рассвете, проснувшись от пронзительных криков кедровок, он освежил лицо водой, попил кофе, покурил и пошёл проверять капканы.
   Птица - кедровка, невероятная труженица, но что самое поразительное, у неё удивительная память. Мощным клювом она легко раскалывает кедровые орехи и съедает их в день до семидесяти штук. Больше же своего трудового времени она тратит на закапывание орех. Прячет их до ста тысяч штук и помнит почти все тайники.
   Из десяти расставленных капканов, в двух оказалась добыча. Одна ондатра была ещё жива, вероятно, не так давно как попалась, тогда он оглушил её; стукнул по голове рукояткой ножа. Ободрал со зверьков шкурки, натянул на срезанные с тальника развилки и слегка присыпал их солью.
   Завтракая, Лёхе думалось о детях и жене Ольге. Сегодня, с утра, им предстояло выкапывать картошку. Не любил Лёха нудную работу и всегда старался увильнуть от таких хлопот. "Справятся впятером", - думалось ему. Подойдут помогать ещё двое поселенцев, которых он нанял.
   Поселенцы часто подрабатывали у местного населения, потратив всю зарплату на алкоголь или в общежитии проиграв деньги в карты, а отказаться от Лёхиной просьбы они не решились, так как считали обязанным помочь ему.
   Как-то его жена и дочка пошли в клуб, а он во дворе рубил дрова. Сын же азартно, словно накручивая на педали удовольствие, ездил на велосипеде, с которым он почти не расставался, потому что Лёха не так давно как ему купил. И вот подъехав к калитке, он прокричал: "Папа, а у клуба два пьяных поселенца к маме пристают". Не выпуская из рук топор, Лёха быстро пошёл к клубу.
   В зале было темно, уже начался показ кинофильма. Включив свет, он воткнул в пол топор и злобно оглядывая полный зал зрителей, громко спросил: "Ну, где же вы мои козлятушки?" Хмельные мужики - поселенцы, сидели в первом ряду и один из них раздражённо прокричал: "Эй, мужик, ты чего это, с перепою клуб с сараем своим перепутал, козлов заблудившихся ищешь?"
   Поучил же Лёха их - неразумных, до полусмерти, наверное, мог бы колотить, вправляя мозги, если бы не его жена Ольга и местные мужики. Насильно успокоив и угомонив. Поселенцев же, едва живых, увели в общежитие, где опытные мужики объяснили новичкам, предупредительно рассказывая: "Вы сдурели что ли, или белены объелись, здесь же не таганрогский базар, где вы прохаживались и пальцы веером расправляли. Против местных законов устанавливать свои невежественные традиции бесполезно, да очень даже глупо. Обязательно, как только свежий этап подойдёт, кто-нибудь из новичков да найдётся выпрашивающий у них лечебных таблеток, для просветления мозгов. Вот так дурни, вы хотя бы знаете, что они за пять минут соберутся и такую атаку проведут, потом не знаешь в какую сторону бежать? Мужики-то они скромные, оглоблями бьют со всего широкого размаха.
   Повинитесь лучше, да помиритесь с Лёхой. Сколько здесь уже беспечных и таких неразумных невеж, как вы, стали в сибирских речках кормом для тайменей и налимов? Пожалуй, только один Бог знает. Вы хотя бы слышали рассказы коренных жителей, что даже самого адмирала Колчака такая участь не избежала. Хмельные красные комиссары, отрабатывали удары, поиздевались над академиком и патриотом России, а потом всего истерзанного окунули в прорубь Ангары, да подтолкнули под лёд.
   Дьявольские пособники в то время здорово развлекались в России, как только желала их воля с фантазией. Прислушайтесь к звуку и шороху перекатов реки, как среди грозного шума и грохота, тревожным напоминанием отдаётся стон с плачем истерзанных душ, да приглядитесь в перепады температуры вечернего заката солнца, когда поднимается над водой туман, образуясь иногда ликами мучеников". По окончанию фильма, выходившие из клуба мужики приостанавливались, прикуривали сигареты, пробивая огоньками прохладный вечерний воздух, и, посмеиваясь, рассуждали: "Пожалуй, короткометражное кино, что нам предоставил посмотреть Лёха, оказалось интересней чем фильм киностудии им. Довженко".
   Через пару дней подошли поселенцы к гаражу и обратились к Лёхе: "Ты уж не держи на нас зла, перебрали мы тогда немного, скажи, если что-нибудь понадобится, всегда поможем". - "Ладно, всё уже давно забыто", - ответил Лёха и махнул рукой, как бы давая понять, чтобы шли спокойно в своё общежитие и не следует им продолжать разговор.
   А вот когда подошло время выкапывать картошку, вспомнил про них. "Так и так мужики, что вам в выходные-то делать? Всегда же успеете в общежитии свои гроши в карты проиграть. Подойдите лучше завтра утром и помогите собрать картошку. Моя Ольга готовит прекрасно, вкуснее любого профессионального повара. За работу накормит вас лучше, чем в первоклассном ресторане, квас же и молоко можете пить сколько душа желает.
   На нос же получите по бутылке водки, по два ведра картошки, соленые огурцы и сало. Только тогда, когда работу закончите. К вечеру управитесь, там не очень много, большая часть картошки в огороде уже выкопана". - "Какой базар браток, с утра как штыки готовые к бою будем", - ответили они, радостно соглашаясь. "Какой я вам браток? - вопросительно и недовольно возмутился Лёха. Завтра меня не будет. Достаточно в жизни и других хлопот да забот. Вы же аккуратней будьте в своих выражениях, так как рядом с вами будут ещё и дети работать. Браток, какой базар", - чётко и продолжительно, словно с недоумением и отвращением проговорил он эти слова, помотал головой, да не попрощавшись пошёл к мотоциклу.
   Не уважал он поселенцев. Неприязнь, с каким-то отвратительным недоверием к ним, наросла у него в душе от солидарности к Петрухе. Когда ещё в его юности, осенней порой, перед самой отправкой в армию, куда не успел он уйти, а угодил на шесть лет в зону. За браконьерство и сопротивление властям. Стрельнул поверх их голов, припугнул охотничьих инспекторов, да ещё хорошо поколотил.
   А накрыли их тогда, прямо на месте преступления, во время разделывания лося. Захотелось им свежее мясо добыть на проводы в армию. Вот и добыли, каждый себе по сроку и норме. Лёха тогда ещё хорошо отделался, только трое суток пробыл в изоляторе временного содержания. Отпустили его до суда, потом приговорили лишь к двум годам условного наказания, как несовершеннолетнего, а вся основная вина пала на Петруху.
   Как-то в посёлке Вихоревка, зашёл он с братом в павильон попить пиво, так там оказались такие татуированные типы, один разрисован и краше другого, однако увидев Петруху, как приплясывали они перед ним; норовя угостить пивом и водкой. Перекинулся он с лицемерными типами коротким разговором, пожелал удачи и заспешили братья завершать свои хлопоты.
   Из приговорённых шести лет, за постоянное нарушение внутреннего режима содержания исправительного учреждения, Петруха ещё два года содержался не в зоне, а в спец-изоляторе; осуждённые называют его "крытка". Освободился по звонку, отбыв все шесть лет, да ещё с временным ограничением на шесть месяцев; с надзорным контролем.
   На прибывших в районный посёлок из зоны поселенцев, за хороший труд и примерное поведение, да за сотрудничество с администрацией учреждения, как он выражался: "Смотреть даже на вязаных козлов уже становится тошно на душе".
   Позавтракав, Лёха пошёл собирать клюкву. Не спеша, перекуривая, продвигался по острову, наполняя целлофановый пакет ягодой. Солнце стояло уже в зените и хорошо прогревало землю, из которой мерцающей дымкой поднималась влага, а звонкая стрекотня кузнечиков словно рассекала и теребила тёплый воздух. Захотелось спать. И он пошёл к лодке, взял брезент, выбрал на траве сухое место, расстелил и лёг, прикрывшись одним краем.
   Разбудила его прохлада, прокравшаяся под тёплую одежду, принуждая от озноба ёжиться, махать руками и сводить на спине лопатки. Размявшись, Лёха отнёс брезент в лодку и присел в ней перекурить. Кофе уже остыло, было тёплое и он быстро выпил густые остатки. Достал из рюкзака большую закопчённую кружку, развёл маленький костерок и зачерпнул из реки воду. Вскипятив воду, засыпал в неё заварку, накинул на кружку связанную шапочку и затоптал огонь.
   Попив крепкий чай и перекусив пирожками, озноб сняло с плеч, словно Божеской рукой. И Лёха пошёл проверять капканы, в которых ни одной ондатры не оказалось. Тогда поглядывая на закат солнца, ожидая сумерок, он опять обошел замаскированные ловушки и накидал на них ещё рыбной требухи.
   Заведя несколько раз сеть, ночью он решил ехать домой. Рыбалка прошла удачно и без помех, которых остерегался Лёха. Собирая капканы и укладывая их в мешок, чтобы отнести и закопать в укромном месте, обнаружил ещё одну ондатру, но шкурку с неё обдирать уже не стал, потому что спешно укладывал в лодку вещи. Не хотелось ему попадать под дождь, который он предполагал, поглядывая на облачное небо и прислушиваясь к ночным звукам.
   Потому, что воздух из лёгкого и свежего, очень быстро изменился, стал отдавать каким-то заплесневевшим, гнилым и сырым запахом. Река взъерошилась и от пробегающей по ней волнистой ряби походила на поверхность стиральной доски, а прохладный порывистый ветер теребил и подбивал к берегу опавшие в воду листья, взбивал пену с тиной, и распылял её гнилой запах.
   Отогнав на большую воду лодку, он завёл мотор и она быстро понеслась по реке, где на мерцающей её поверхности отражались густые и низкие облака, яркая луна, и редкие звёзды. Перенеся улов с сетью и другим грузом в коляску мотоцикла, он оттянул лодку в кусты, и наложил поверх её ветки. "Пару раз ещё порыбачу, а к зиме перевезу домой", - сам себе проговорил Лёха.
   Выкатил мотоцикл из кустарника, завёл и поехал. Как он и предполагал, начал накрапывать дождь, быстро усиливаясь в проливной ливень, сопровождающийся раскатистым грохотом грома и яркими вспышками молний. Подъезжая к посёлку, Лёха сбросил скорость и поехал тише, стараясь объезжать лужи, и напряжённо присматриваясь к дороге. Нервничая, он ещё резко мотал головой, стряхивал с лица дождевые капли, которые как бы залипали на ресницах, к тому же от досады, громко матерился и стучал ладонью по фаре; она стала замыкать, то загоралась, то затухала - раздражая глаза, и перепадами света отвлекла его, и притупила зрение.
   Коляской, он наскочил на асфальтоукатчик, поставленный у края дороги без ограждения и отражающих предупредительных ярких знаков. От столкновения с катком, вывернуло и выбило из руки руль, опрокинув мотоцикл. Упав на дорогу, Лёха почувствовал, как резкий удар в поясницу пронзил его сильной болью.
   Ранним утром, выгонявший из посёлка стадо коров пастух, обнаружил Лёху без сознания. Пожалуй, вылетевший из коляски мотоцикла лодочный мотор, переломил ему позвоночник. Хотя кто точно знает, как всё произошло? Только вот уже третий год, лежал он в маленькой комнатке, на старой металлической кровати, которую спустили с чердака и специально для него оборудовали.
   Поверх панцирной сетки положили сколоченный из досок щит, а на него матрас, обтянутый целлофаном. На жёсткой подстилке было удобнее спать и поворачиваться, а когда он желал присесть повыше к подушкам, тогда подтягивал корпус, ухватываясь руками за металлическую душку койки.
   Первые месяцы, после больницы, Лёха был от депрессии сильно грубый, раздражительный, злой, а порой же становился добрым и печальным. Жена и дети терпеливо пытались как-то отвлечь его, то от отчаянных раздумий и от приступов грусти, предлагая какие-то занятия или различные игры, но часто, вместо благодарности за помощь и попытки общения, слышали от него только упрёки, а иногда даже оскорбления.
   Спустя какое-то время, он с жадностью принялся за чтение книг и журналов. Успокоился, подобрел к жене, детям и родственникам, и если кто-то из приятелей его навещал, даже искренне радовался. Любил рассказывать гостям что-нибудь прочитанное из книг, философствовать и дискутировать.
   Приспособившись к вынужденной жизненной ситуации, наловчился плести рыболовные сети, подшивать валенки, подрабатывая к небольшой пенсии по инвалидности. Биологические часы его и когда-то привычные жизненные ритмы сбились, и изменились каким-то беспорядком. Теперь он чаще спал днём, да и то урывками, а ночью, если была какая-то работа, что-то делал или читал. Порой становился задумчивым, очень добрым и философствовал на разные темы. Рассуждал о смерти, что смирился с её неизбежностью, ждёт и готов достойно принять поход в небытие.
   Как-то субботним днём, разглаживая бельё и укладывая в стопки, Ольга обсуждала с ним домашние проблемы. Она решила продать пианино, купленное когда-то в подарок для дочери. Года два она охотно занималась музыкой, а потом интерес к инструменту у девочки пропал.
   Стояло пианино в зале, занимая только площадь и собирая на полировку пыль. Учительница пения и музыки, прежде обучавшая детей, переехала жить в Новосибирск. Прибывшая же на её место молодая учительница, дополнительные занятия с детьми проводить не стала. "Что дочка-то говорит?" - спросил Лёха. "Говорит продавай, купим тогда взамен японский магнитофон". - "Тогда продавай, если дочка не возражает". - "Жалко, но избавиться от такой громадины было бы не плохо. Стоит без дела, столько места занимает", - грустно проговорила Ольга.
   Смотрел Лёха на жену и печальная жалость его одолела, за её внешний вид. Лицо осунувшееся, глаза запали от бессонницы, походка стала как у утки, ходит медленно и переваливается, и ещё сутулится словно старуха. "А какая же раньше резвая и красивая была, - подумал он. Потом бельё догладишь, сходи в магазин, купи водки или коньяк, что-нибудь покрепче, только не вино". - "Да ты что родненький, третий год уже пошёл как гадость не пьёшь", - как-то пугливо и умоляюще запричитала она. "Не пререкайся и исполняй то о чём прошу, - раздражённо прокричал Лёха. От разных и снотворных таблеток, у меня уже вся кожа на теле шелушится. Выспаться хочу как следует, возможно, водка поможет?"
   Ольга выдернула из розетки шнур и хоть возмущаясь, но всё же покорно пошла в магазин. Лёха замер в размышлении, уставившись в потолок неподвижным взглядом, прислушиваясь к чему-то и как бы ожидая кого-то. Затем встряхнул головой и взял лежавшую под кроватью трость. Ручкой от трости дотянулся до утюга и резко поддёрнул его на себя. Поднял утюг, вырвал шнур и сделал из него петлю, а конец - привязал к душке койки. Просунув в петлю голову, проговорил: "Простите меня дети и пойми, милая Ольга, не хочу и не могу я больше мучить тебя...
  
   Она жена моя.
   Нет, не подруга.
   Она жена.
   Рот молчаливо сжат.
   Коль плохо мне...
   Два тёмных полукруга.
   У глаз печальных...
   У неё лежат".
  
   Громко и возбуждённо, как бы обращаясь к кому-то, проговорил он стихотворные строки, не помня всего стихотворения и где его когда-то прочитал. Потом тревожно всхлипывая, поспешно сполз на пол, повиснув на затянувшейся петле.
   Лёха сам придумал себе тупик и назвал его невыносимым мигом отчаяния, который может подступиться к каждому человеку. Объяснения же, как предотвратить отчаянное мгновение и взять в руки волю, чтобы не наделать глупостей и трагедий, пока ещё нет. Пожалуй, в такой момент, всё зависит не от разума человека, а от окружающей возможности. Так сказать, в отчаянный момент, у Лёхи под рукой оказалось всё необходимое, чтобы прервать тоскливую душевную боль. Понятно, что легко говорить: необходимо уметь управлять чувствами; а как поступить в такой ситуации, честно, не знаю. Знаю лишь, что пытаться контролировать чувства, обязаны все, кто бы это ни был.
   Пожалуй, при обычном разговоре с женой, Лёха понял, как сильно её любит. А сейчас уже поздно признаваться в своих чувствах, будут сокровенные слова звучать только какой-то нелепостью и в её глазах выглядеть, как подхалимство, - думалось ему. А когда-то он не замечал, что раньше следовало говорить их чаще, бережнее относиться к счастью, не воспринимать благополучие как что-то должное и само - собой разумеющееся.
   Счастье - это понятие растяжимое, очень часто остаётся не замеченным, не воспринимается многими людьми в полном удовлетворении, а понимается лишь тогда человеком, когда оно было. Много людей злоупотребляет счастьем. Порадуются короткое время, а потом перестают замечать и желают ещё больше благополучия. И вот в миг прозрения, от безвозвратного счастья, от любви к Ольге, ему стало её так жалко, что он решил: "Причиню тебе ещё раз боль, но последнюю. Помогу, навсегда избавиться от меня".
   Потому, что порой, ему казалось, якобы он читает её мысли. Только никто из людей, кроме Ольги, не может знать, думала ли она так или нет? Всё же ему казалось, он чувствовал, что она иногда так думает. Тогда он становился требовательный и раздражительный, желая жить ей назло. И вот коварное подозрение, истощило силы к сопротивлению.
   Сожалея о невозможности исправить прошлое, ему невероятно сильно захотелось вечного покоя. Избавиться от мучительных и подозрительных мыслей, и от невыносимой, тяготящей душу физической беспомощности. Всем же родным, он сильно желал добра, уверенный, что своей смертью создаст им удобное право на благополучие. Продолжая всё же представлять, что тайно и мысленно желаемое также всеми его окружающими.
   Хотя Лёхина душа всё же не найдёт покоя. Испытание муками беспомощностью, предоставил ему Создатель. Самоубийством, он опротестовал его наказание, проклиная и считая не справедливым. Ненавистно и отчаянно думая: "Родных то за что мучить?" Очень жаль, что не понял он за что?
  
   Чтоб милосердию учились.
   Чужую боль понять стремились.
   Чтоб в муках верить научились.
   От эгоизма отступились.
   И замечали всё вокруг.
   Чтоб равнодушие слепое.
   Не захлестнуло их волною.
   И знали, что подарок жизнью...
   Ценней - не будет никогда.
   Что лишь Создатель только вправе...
   Судить, решать и изменять.
   Игру такую он придумал.
   И самоискушение всегда.
   Он ставит впереди добра.
   Подумайте, что лучше выбрать...
   И не спешите, хитрить, обманывать себя.
  
   Самоубийство - это очень большой грех, а волю Всевышнего нарушать не следует. Никто из людей не имеет право прерывать свою или чужую жизнь. Какие бы он тебе испытания не предоставил, необходимо терпеть и со всеми тяготами судьбы прошагать до конца жизненной дороги. Пока Бог не прервёт страдания, да не приберёт твою истерзанную сожалением и отчаянием грешную душу. И самоубийство, невероятная и невежественная глупость. Бог никогда и никому не позволит добровольно избавиться от испытательного процесса. Хотя в истязающих душу ситуациях, он предоставляет нам право выбора: жить с тяжким грузом, или обрезать удушающие нити мучительной паутины.
   Для окружающих прежде Лёху людей, он умер. Только его душа остаётся жить в иллюзионе. Потому, что она бессмертна. Представьте себе большой шар, где всё внутри и снаружи обрамлено различными зеркальными осколками. И если в шар поместить человека, то он никогда не пересечется и не столкнётся со своим отражением.
   Лёхино тело похоронили, но его душа остаётся жить вечно и отражается энергетическим зеркальным напылением на всём окружающем во вселенной. Потому, что вселенная и есть очень большой прозрачный, энергетический зеркальный шар; типа трансформатора, где вся энергия сохраняется. После самоубийства к тому же наступает иллюзион и прохождение того же испытательного процесса. Только уже на другом энергетическом поле, которую человек, в обычной ситуации, видеть не может. В Лёхиных же чувствах и разуме, он остаётся в прежней жизни, но уже отражением.
   В его памяти сохраняется всё как было прежде: тот же дом, мебель, жена, дети, знакомые и все заботы. С теми же тревожными и радостными проблемами, и разнообразными мыслями. А о совершённом самоубийстве, он не вспомнит никогда. Бог заблокировал в его сознании безвольный момент.
   Только это расслоённый жизненный процесс, но воспринимается душой, словно действительность. Бог может всё расслоить на бессчётное число в зеркальное отражение. Сохраняются там двойники всех людей и образы всего существующего в мире, даже запахи и чувства. А какова же реальность, пока человек точно знать не может.
   Хотя ему дано познать непостижимое, но лишь тогда он сможет узнать действительное и отличить реальное от иллюзиона, когда полностью раскроет своё подсознание и победит в себе демонов. Изгонит из души чернь и наполнит её тёплым светом, и благородными желаниями. Чтобы в душе не сохранилось ни одного элемента от злой силы дьявола.
   Проще говоря, если хотите ищите и пытайтесь, и вы найдёте Бога в своём подсознании. Иисус Христос не создавал религию, он лишь добрыми поступками подавал людям пример и учителем себя не провозглашал. Религию создала Римская империя, а царь Константин, государственным указом, принудил людей строить божьи храмы.
   Имеет ли право человек быть религиозным учителем? Навязывать людям какую-то веру не следует, то есть создавать религию грех. Создатель нас всех наделил одинаковыми чувствами - значит мы должны совестью почувствовать Бога в своем подсознании и найти в душе, познать себя. Чтобы всегда жить по совести и истинно служить ЕМУ, то есть все друг к другу и к каждому, всегда относились только по добру.
   Нельзя сомневаться в его существовании и требовать каких-то доказательств. Необходимо просто искренне верить и ни в коем случае не сомневаться в его справедливости. Пробудите самую большую загадку в человеческой психике и тогда, вы приблизитесь к истине, то есть недостижимое совершенство души замкнётся в благородном витке. А пока, только Бог может замыкать недостижимое. И недостижимое совершенство замыкается лишь одним методом, абсолютной добротой и благородными желаниями.
   Лёхина же душа, теперь останется неприкаянной и будет существовать в иллюзионе. Как долго? Я не знаю. И такие жизненные процессы, проходящие на разных энергетических волнах бесконечны, как вся вселенная, они зарождаются беспрерывно, а столкнуться с реальным миром, без воли Божьей - невозможно. Как невозможно столкновение и пересечение отражений в зеркальном шаре. Любые такие отражения будут только, как лучи света, рассекаться без столкновения.
   Допустим: инвалиды войны и других несчастных случаев, порой они желают подстричь ногти на несуществующей руке, или расслабить шнурки от ботинка на ампутированной ноге. Почему сохраняются чувства? Думайте, а кто видел миражи, тот скорее поймёт, что такое иллюзион.
   Корабль - "Летучий Голландец", вовсе не мираж, а существует до сих пор. Зачем настырный капитан, в Рождество Христово, выходя из бухты в открытое море, призвал на помощь дьявола и проклял Бога; за непогоду, при которой выйти из бухты было невозможно. А он вышел, но навеки остался блуждающим кораблём в иллюзионе. Хотя Бог иногда позволяет ему появляться в реальном мире.
   Сколько уже веков, он с дважды увеличенной скоростью, чем у любого другого корабля, настигает его, проходит рядом и исчезает, погружаясь в морскую пучину. За штурвалом стоит капитан, а на палубе хорошо видны суетящиеся матросы. Почему Бог наказал команду корабля вечной борьбой с морской стихией? Да чтобы другие "морские волки" задумались, что не следует противодействовать его воле и в отчаянии полагаться на помощь дьявола.
   Дьявол же бескорыстно, никогда никому не помогает. Дьявол забирает всю добрую энергетическую силу с души человека. Требуется коварство ему, как человеку необходим воздух, но бездушными людей он не оставляет, а делает как бы слабовольными, сохраняя в них злую силу. Вот дьявол и делает из людей, словно роботов, устремлённых на его поводке лишь к корыстной и бесполезной суете; желая убедить Бога, что не следует возлагать надежду на совесть и благоразумие людей.
   Только Бог, конечно, может прервать забавы дьявола, но останавливать никогда не будет. Потому, что Бог любит всех, а дьявол тоже его ребёнок и у Бога отсутствуют чувства раздражённости с отчаянием. Он ждёт, что дьявол прозреет, станет добрым и перестанет забавляться. Именно его забавы, то же самое, как затеи нашего ребёнка. Мы говорим своему ребёнку: "Не разукрашивай в квартире обои", - а он всё равно размалёвывает. И что же, теперь за его шалость мы должны разгневаться и от раздражения лишить жизни своего ребенка, или посадить в карцер, замкнув и заковав к цепи?
   Дьявол - это всего лишь абстрактная субстанция. У него нет постоянного образа. Потому что дьявол, растворён в разуме всех людей на планете, а его сила возбуждается только нашими чувствами. Какими чувствами, понятно всем. Значит, чтобы уничтожить дьявола, Бог должен ликвидировать нас всех. Мы все связаны с Богом и дьяволом. Все мы на планете, проще говоря: братья, сёстры и родня, созданные из одного энергетического элемента. А Бог любит нас и ждёт когда мы все, усмирим в себе дьявола.
   Записей в судовых журналах, о появлении корабля призрака, больше чем достаточно. До сегодняшних дней он встречается в различных морях и океанах, а среди свидетелей - помимо моряков, князей, графов, есть даже король. Кто же считает это за легенду, глубоко ошибается. Почитайте, кто ещё не читал книгу "Moby - Dick", очень полезно для скептиков.
   Бог не поощряет настырных скептиков, он уважает и приближает к себе упорных искателей истины. Сорок лет капитан истреблял китов, создавая себе суровым промыслом капитал и удовлетворял душевную страсть. Возомнил из себя, чуть ли не владыка океана. И белый кит, был создан Богом не для покорения, а для размышления о чуде и поклонения красоте.
   Капитан своей страстью, увлёк всю команду огромным материальным вознаграждением. Матросы обрадовались, что если не отступятся и приложат все силы то обогатятся, когда добудут кита гиганта - короля морей и океанов. Что из промысла произошло? Читайте книгу.
   Не имеет человек право возвышаться перед могуществом Господним и игнорировать его знаки к размышлению: "Остановись, стань разумным невежественный грешник, восхитись красотой каждого и всего существующего в мире, избавься от амбиций и уйми ненасытность".
   И человек создан не для того чтобы побеждать, а чтобы размышлять и познавать. Ну, а действия неразумных людей, необходимо просто предотвращать. Понять следует всем, что разум и добрые чувства должны гармонировать, а не разделяться на какие-то желания с практичными рассуждениями скептиков и идеями фанатиков.
  
  
   ***В сквере, перед аэропортом, на скамье сидел неопрятный, заросший густой щетиной, рослый мужчина. Из внутреннего кармана куртки он достал пачку сигарет, держал её и поглядывал на парня, вышедшего из камеры хранения и ждал, когда тот к нему приблизится. "Приятель, огонька не найдётся?" - вопросительно обратился он. "У курящего человека, конечно, найдётся", - задорно ответил Юра.
   Подошёл к нему и протянул коробок спичек. Прикурив, мужик глубоко затянулся, выдохнул дым, потом возвращая коробок, спросил: "Куда путь держишь, на материк или уже возвращаешься с большой земли?" - "На материк, в Белоруссию, но пока только вот до Якутска без проблем добрался, а как всё дальше обойдётся, даже не могу представить.
   Купил билет до Иркутска, а вылет только завтра, возможно, оттуда уже проще будет с авиарейсами". - "Да..., - протяжно ответил мужик, - лето сейчас в разгаре, очень много людей летят в отпуска и хотя по всему Северу в это время года дополнительные авиарейсы, а всё равно с билетами проблемы большие. Тоже в отпуск летишь?" - "Нет, отгулов у меня набралось десять дней, да недельку ещё из отпуска прихватил. Стариков хочу навестить, соскучился сильно". - "Понятно. Да ты присаживайся и закуривай, - встряхнул сигаретную пачку, протянул её, как бы предлагая Юре выбрать сигарету, - чего стоять-то. В ногах, говорят - правды нет.
   Давно на Севере проживаешь?" - "Если считать армию, то уже четырнадцать лет. Служил я здесь, вот и остался поработать, да деньжат заработать". - "Надо же, как и я", - воскликнул мужик и хлопнул себе ладонью по колену. Улыбнулся, сверкая в глазах любопытством и продолжил расспрашивать: "А служил-то где?" - "На мысе Шмидта". - "Работал я там однажды, в летний сезон, а зимой же, северяне рассказывали, белые медведи прямо в посёлок на помойки заходят". - "Точно", - засмеялся Юра. "А я в Гудыме служил. Бывал там?" - "Нет, побывать там мне не пришлось, слышал только, что секретный посёлок где-то под Анадырем". - "Да не совсем так, Угольные копи рядом, а Анадырь, он на другой стороне лимана. Гудым - это закрытый военный посёлок, километров тридцать ещё в тундру от Угольных копий, я там ракетчиком служил". - "А я десантник". - "Белорусский зубр значит ты? А я Тамбовский волк.
   Давай знакомиться, - протянул руку мужик. Николай меня зовут или проще называй Ника, как все друзья называют". - "Меня - Юрий". - "Значит, Юрок, судьба у нас схожая, я тоже здесь остался после службы в армии. Денег хотелось немного заработать, потом вернуться на материк и купить квартиру, а оказалось всё иначе, прирос к Северу. Как говорится: человек предполагает, а Бог располагает. Двадцать один год уже брожу по Сибири. Хотя деньжат на сберкнижке немного имеется, а вот вернуться на Родину не могу. Держит меня здесь какая-то неведомая сила. Стал я колымским бродягой. Вчера вот только прилетел из Батагая, школу там с дружком ремонтировал. Он должен скоро, если не сегодня, так в крайнем случае завтра прибыть в якутский аэропорт. Жду его.
   Дальше мы двинемся, на катере, по реке Лене, в посёлок Усть-Нера. Интересная и хорошо оплачиваемая работа на пару месяцев там для нас есть. Зимой же я не работаю, ухожу в тайгу, к другому другу - отшельнику. Потом весной опять начинаю калымить. Свободный художник я. Делать всё научился за время проживания в Сибири: укладываю плитку, печки, штукатурю, к тому же столярничаю неплохо, ещё каменщик, сварщик, слесарь, моряк, рыбак и охотник удачный". - "А я, честно признаться, - Юра улыбнулся, - подумал, что ты бич".
   Николай засмеялся. "Конечно, бич. Только ты знаешь, чем отличается колымский бич от московского бывшего интеллигентного человека?" - "Нет!" - помотал головой Юра. "Как же так? - удивился Ника. Четырнадцать лет проживаешь на Севере и не знаешь? Московский бич, прилично одет, чистенький и выбритый, только карманы у него пустые. Колымский бич, неопрятный, неумытый и не бритый, а вот денег у него полные карманы. Иногда правда бывает, только уже не со мной, как у Высоцкого в песне поётся. "Я на Вачу еду плачу, возвращаюсь, хохочу". Я уже учёный бич".
   И как бы в подтверждение своего диалога, он задрал штанину, а под брюками, на удивление Юры, в летнюю пору было одето ещё трико. Ника снял ботинок и из носка вынул пачку денег. Две купюры, по пятьдесят рублей, он положил в карман, а остальные деньги засунул опять в носок, надел ботинок и расправил штанину. "Смотрю на тебя и ясно, свой ты парень - белорусский зубр, давай разогреемся, я угощаю. Всё равно у тебя билет на самолёт куплен на завтра, а в гостиницах сейчас место искать, только время терять. Придётся тебе, также как и мне, в аэропорту бичевать. А пока ты до Белоруссии доберёшься, без сомнения, выглядеть будешь тоже как и я - бродягой". - "Где же мы сейчас водку-то купим, по всей Якутии в связи с сезонной работой на летний период объявлен сухой закон?" - "Пошли, - хлопнул он Юру по плечу, - это моя забота где купить", - и они подались к стоянке такси.
   Переговорив с водителем, сели в машину и поехали. У старого трёхэтажного дома таксист остановил "Волгу", взял у Николая деньги и зашёл в подъезд. Вернулся, отдал Нике пакет и отвёз их к аэропорту. В киоске они купили три бутылки лимонада и нафаршированные олениной горячие манты. "Милиции здесь в аэропорту достаточно, так что водку пить следует осторожней и осмотрительней, чтобы не вызвать подозрений. Если цветные нас засекут при запрещенном занятии в период сухого закона, могут возникнуть большие проблемы", - сказал Ника.
   Как бы укрываясь от чего-то и осматриваясь, они перелили водку в бутылки от лимонада и закрасили, перемешав с ним. Пустые же бутылки от водки выкинули в урну. Пили как бы лимонад, заедали мантами и мирно беседовали. А в это время, перед аэропортом прохаживались двое чеченцев. Организовывали они летние, сезонные строительные работы и часто искали дешёвую рабочую силу, заманивая бродяг обещаниями хорошего заработка.
   Только по завершению работы, организаторы с общими деньгами, естественно, куда-то исчезали. Получалось же, что очень часто работали бичи, как рабы, от зори и до позднего вечера, лишь за сытную похлёбку и пачку сигарет в сутки. Вербовщики были специальные курьеры, умеющие интеллектуально и психологически чётко агитировать, и заманивать в ловушки доверчивых людей. Вся их работа состояла в основном, лишь на сосредоточенном поиске рабов. И именно покорных типов, а если обнаруживалось, что скиталец может взбунтоваться и показать зубы, тогда агитация тут же прекращалась.
   Многих рабов они подбирали сразу у зоны, по наколке дежурного помощника начальника колонии, которого они подкармливали в ресторане и снабжали деньгами. Когда, конечно, по его наводке проходила удачная охота. Вышедший из ворот лагеря уже бывший осуждённый даже не подозревал, что его ждут. А об освободившемся лохе, вербовщики знали абсолютно всё. Кто он и что за птица, или какая это запуганная и покорная овца.
   Разыгрываемый сценарий, они представляли так складно, рассказывали сказки лучше любого профессионального артиста театра, якобы искренне хотят помочь бедолаге, что многие "лопухи" попадались на их наживку. И, естественно, под воздействием алкоголя, доверчивые мужики были рады такому предложению, сразу же соглашались и отправлялись в какую-нибудь тьму тараканью.
   Желание одно: в первую очередь заработать деньги, а потом уже зарегистрироваться в милиции, получить военный билет и искать официальную работу с пропиской в общежитии. Забывалось, что у него в кармане лежит лишь одна справка об освобождении из ИТК, поэтому не следует соглашаться на какую-то сомнительную шабашку. Так как в то время, кто не имел официальную работу, уже после четырёх месяцев безделья, осуждали на два года за тунеядство. И то же самое происходило с теми людьми, у кого не было прописки. Осуждали на шесть месяцев, за нарушение паспортного режима.
   Вербовщики пользовались такой возможностью избавляться от неугодных работников, что иногда под каким-нибудь предлогом вывозили их в город, спаивали до бессознательности и сдавали в руки милиции. Бывали и такие случаи, что по окончанию сезонных работ, временных рабочих, уже ни кто ни где вновь не встречал. Исчезали они куда-то бесследно. "Смотри, один из них похоже бич, - взглядом указывая на Нику, сказал кавказец. Пойду попробиваю лохов, а ты понаблюдай, подойдёшь позже, по сигналу. Добрый вечер и приятного аппетита", - проговорил молодой бородатый парень, присев на краю скамьи.
   Мужики взглянули на незнакомца и тоже ответили приветствием. "Куда путь держите, или ещё стоите на распутье? Заработком хорошим не интересуетесь?" - заговорил вопросами незнакомец. Ника нахмурился и грубо ответил: "Послушай, дорогой, сейчас мы водку пьём, заработками не интересуемся и вообще, работаем когда желание с интересом есть, а путь наш вся Сибирь необъятная. Давай, дорогой, вали отсюда". - "Ты чего это мужик? - недоумённо и миролюбиво проговорил чеченец, - я же с добрым сердцем присел рядом с вами, человек работящий мне срочно на калым нужен. Денег заработает какие и не снились. Поделись лучше, что у тебя на душе, не груби, пожалуйста, может быть, ещё пригожусь и смогу чем-нибудь помочь?"
   Николай широко расставил пальцы, ухватил незнакомца за голову и столкнул со скамьи. "Тамбовскому волку решил сказки рассказывать? Исчезни - басурман проклятый, пока я ещё совсем не огорчился". Мгновенно к Николаю подбежал напарник чеченца, ухватил его за руку, и, мерцая устрашающим в глазах блеском презрительно его осматривал.
   Завязалась потасовка. Юра, разомлевший от водки и доброго разговора с собеседником, рассказывающего интересные истории про Сибирь, восхищёно слушавший Нику опешил от такой крутой неожиданности, прервавшей приятный отдых. Всё представлялось ему словно в фильме и невольно захотелось тоже стать колымским бродягой.
   В прошлом он любил подраться, на потасовки у него был аппетит особый. Всё-таки при своём росте, один метр восемьдесят восемь сантиметров, хорошо поесть он тоже очень любил. Усаживаясь за стол, потирая ладони и глядя на тарелку с варениками, он приговаривал: "Люблю повеселиться, особенно пожевать, десятков пять вареников на зубках поразмять". Дети весело смеялись, а супруга щёлкала его ладошкой по затылку и недовольно выговаривала: "Вечно забавляешь детей какими-то дурацкими поговорками".
   Миролюбиво и к тому же виновато улыбаясь, он отвечал: "Ну, что ты, милая Галыся, не огорчайся, приговариваю же я для поднятия аппетита, - но тут же поправлялся, - хотя, солнышко, для твоих вареников аппетит поднимать никому не требуется, они у тебя самые вкусные в мире".
   Захмелевший, он вскочил со скамьи, в беспечности схватил кавказца за грудки, вопросительно проговорив: "Ты на кого бочку катишь, на белорусского зубра?" - и резким ударом головой в лицо сбил его с ног на землю. Вокруг их быстро собирались зеваки, жадные до таких бесплатных представлений любопытные уличные зрители.
   Откуда-то и милиция появилась, как будто из земли выросла. Усадили всех в машину и увезли в милицейский участок. Позже, как потерпевших и трезвых, кавказцев отпустили из милицейского участка, так как писать заявление о возбуждении уголовного дела они категорически отказались: объясняя, что произошло просто недоразумение, а со своими проблемами разберутся сами. Юру же с Никой, из медицинского вытрезвителя, утром повезли в городской суд.
   Судья - якут, постановил отбыть им по пятнадцать суток, за нарушение сухого закона и общественного порядка, с применением к ним принудительного труда. Милицейский конвой, сразу же из зала суда, перевёз их на катер, на котором переправили на остров реки, где в палатках находились такие же как и они путешественники и отпускники. Объяснили задание - косить траву, на корм для совхозных коров, будете же бездельничать, тогда судья им добавят ещё по пятнадцать суток.
   А речка Лена, после Амазонки, вторая в мире по ширине. Есть такие места, что стоишь на берегу, а другой берег за горизонтом не виден и вода в ней холодная, словно лёд.
  
   Не успеешь окунуться...
   Как восьмёркою свернутся...
   Посинеют два яйца...
   И заблеешь, как овца...
  
   По прибытию на остров мужикам как-то не кстати взгрустнулось: "Вот так угодили в историю". Потом подумали, обсудили своё положение и принялись за работу. Деваться-то всё равно некуда. "Ты уж, Юрок, не сердись, нервный я на чеченцев. Знакомый мой подрядился у них поработать, так с тех пор его больше уже никто не видел и нигде не встречал. А у тебя-то, что за нужда была ввязываться в драку?" - "Да как сказать, за солидарность и молодость вспомнилась. В юности то моей, по праздникам или в выходные дни, у нас в Белоруссии было народное и традиционное занятие, с жердиной на плече, и воодушевлённые благим криком - в Бога мать, деревня на деревню драться ходить".
   Наслушался же Юра, за время вынужденного пребывания на острове, от Ники различных историй про Сибирь. "Да, - думалось ему, - конечно, досадно, что пропали отгулы и уже не удастся повидаться со стариками, но ничего не поделаешь, дождусь следующего года, тогда всей семьёй поедем в отпуск. Получается, что в первый раз отправился я один и надо же так, сразу влип в такое приключение. Пожалуй, верно говорит Галыся, что меня неразумного, никуда одного нельзя отпускать".
   Николай, как бы предчувствуя и читая его мысли, спросил: "Наверное, Юрок, когда вернёшься домой, Галыся поправит тебе мозги? Теперь накрылся твой отпуск, а характер хохлушек знаю я, конечно, голодный с ними никогда не останешься, только командовать-то мужиками уж больно они любят, или не верно я рассуждаю?" - вопросительно поглядывая на Юру, спросил Ника. "Нет, что ты, моя жена не такая, - ответил Юра. Галыся, она женщина покладистая, понимает меня с полуслова и по хозяйству шуршит, как положено. Живём дружно, без проблем". - "Дай-то Бог такой жизни каждому - значит повезло тебе с супругой". - "Да, я тоже так думаю, золотая бабёнка мне досталась". - "Так как же ты её так ловко ухватил?" - "Подошёл к ней скромно, походкой пеликана, достал визитку из жилетного кармана и дальше всё произошло, как в песне поётся, что теперь без меня не сможет она уже летать с одним крылом. Так как выразилась она, второе её крыло - это я".
   Слушал Юра рассказы Николая, словно маленький завороженный ребёнок. И про чудо он ему рассказал, да так убедительно, что надолго принудил к задумчивости и вопросительному размышлению, и не обманывал, ничего не придумывал. И про медвежью охоту он прослушал рассказ, какой она может оказаться печальной для охотника. Поведал ему также Ника старую таёжную легенду, о таинственном труднопроходимом месте, где мужики находили большие самородки золота. Только вот никому из них, не принесло золото счастье. Как золото легко делает человека безумным, потому что в нём сосредоточено очень много дьявольской энергии.
  
  
   ***На берегу Енисея, в минусинской тайге, стоит сформированный, словно образ мужика - каменный монумент. Могущественный дух тайги наказал его, обратив в камень, разгневавшись, что даже отец коварно убил сына из желания завладеть презренным металлом.
   Зимой, отец и сын охотились в тайге: добывали пушных зверьков, птицу и диких животных, а летом уходили в гористую местность, на поиск и промысел золота. Промывали лотками грунт в небольших ручьях и иногда находили золотые зёрнышки. Старательский промысел давал возможность ни от кого не зависеть, от житейской нужды сводить концы, что также приносило надежду наткнуться на золотую жилу или самородки, и обрести материальное благополучие; а если человек богат - предполагали они, то автоматически становится счастливым.
   Работая как-то и промывая в ручье грунт, Стёпка прервался, присел на камень, утёр со лба пот и взглянул на сопку, где на самой её вершине увидел горного барана. В Забайкалье ещё называют горных диких животных - гуранами. Когда самки с ягнятами мирно пасутся, инстинкт у гуранов - самцов, принуждает их располагаться на вершинах скал, внимательно наблюдать и оглядывать окрестность, а в случае опасности успеть предупредить стадо. Таких самцов, охотники называют - дозорный. Стёпка подбежал к отцу и пальцем указывая на вершину горы, радостно проговорил: "Смотри, дозорный стоит. Ну, всё отец, завтра я им сделаю засаду и у нас будет свеженина".
   Ранним утром, он взял ружьё и пошёл на охоту, решив на вершине горы затаиться и дождаться стадо горных баранов. Поднимаясь в гору и цепляясь за наросшие кусты по краю очень узкого ущелья, он поскользнулся, упал и немного прокатился вниз. Ободрал на руках кожу, больно ушиб коленку, но ссадинам не придал никакого значения, а было жалко и сильно досадно - что нож упал в ущелье.
   Ущелье же было, как трещина узкое, очень глубокое и для того чтобы поднять со дна нож, необходимо сначала спуститься с горы в распадок, где оно немного расширено и в него зайти. Стёпка спустился вниз, зашёл в ущелье и когда добрался до того места, где лежал нож, прилагал уже усилие и продвигался боком, был зажат между стенами и касался щекой влажной, и прохладной скалы.
   Возвращаясь назад, он в полумраке заметил, как на дне ущелья что-то сверкнуло. Нагнувшись и присматриваясь, увидел большой самородок. Природа сама организовала ему ловушку, изготовив её ступенчатой косой нишей, где тяжёлый металл задержался и весенние талые воды не вынесли его в ручей.
   До вечера Стёпка азартно ворошил всю почву небольшого узкого ущелья. Собрал больше двенадцати килограммов различных самородков. Затупил нож и ободрал на пальцах все ногти. Пришёл на стан, глаза горят от счастья и от такой удачи дрожит всем корпусом. Отец нервничает и матерится, ничего не может понять из его бессвязных объяснений. Думает, что Стёпка рехнулся - умом двинулся.
   Только когда сам увидел самородки, сначала опешил от неожиданности, потом по всему телу пробежала дрожь, душу охватил сильный страх, а мысли, словно молнии засверкали в сознании приятными различными картинами. Потом растревожился от досады, подумав: "Повезло же телку неразумному". Держит в руках самородки, рассматривает, а у самого глаза лукаво сверкают и руки трясутся, да спрашивает вкрадчиво: "Стёпка, где ты их нашёл?" - "Где нашёл, там уже ничего нет, я весь грунт в ущелье через свои пальцы просеял".
   И показывает, как лопата широкие кисти в ссадинах и кровоподтёках. "Всё батя, теперь мне добытого богатства до конца жизни хватит, чтобы жить без тревог и забот. С утра я возвращаюсь домой. Ну, теперь заживём, женюсь на Ксюше, а то откормленный боров - Васька, сын лавочника, уже поглядывает на неё словно мартовский кот. Построю дом, лучший на всю округу и ещё заведу сам торговую лавку, а мамке куплю в подарок соболиную шубу".
   Отец нервно посмеивается и тревожно спрашивает: "Сынок, а как же я, ты только не спеши, поспешность она хороша лишь при ловле блох и проверки чужих капканов. Мы лучше с утра весь грунт там ещё раз хорошо обследуем и просеем. Наверняка ты в азарте многого не заметил и проглядел". - "Ничего я не проглядел, подобрал всё до зёрнышка. Утром я тебе покажу это место, можешь оставаться и хоть до зимы ворошить там грунт, а я пойду домой, только делиться с тобой не буду. Моё это золото, слышишь батя, довольно рассматривать".
   Стёпка вырвал из рук отца самородки и стал поспешно укладывать в котомку. Отец ласково успокоил Стёпку, лицемерно угождая, как бы во всём соглашаясь: "Ты поешь сынок, попей чаёк и ложись спать, а утро вечера мудренее. Утром лучше всё обсудим, я же хочу тебе только добра и счастья".
   Стёпка поел и улёгся спать, словно младенца укрыл руками и прижал к груди котомку. Отец же всю ночь от беспокойных размышлений так и не смог сомкнуть глаз. Лежал, думал и только переворачивался с боку набок. На рассвете уговорил сына показать ему ущелье, где он нашёл самородки.
   Солнце уже стояло в зените, а отец всё не мог угомониться, чтобы оторваться и не потрошить почву в ущелье. И труд его оказался не напрасным, нашлись ещё два небольших самородка. Стёпка же был нетерпелив и раздражённо проговорил: "Батя, ты знаешь поговорку эвенов, что тебе земля на своей поверхности дарит, бери и радуйся, только не копай почву, не буди злых духов. Оставайся и поступай как хочешь, а я пошёл домой".
   Отец как-то неожиданно для Стёпки уступил, сразу согласился с его решением и тоже пожелал вместе с сыном возвращаться домой. Недалеко от стана, они надёжно припрятали весь инструмент, упаковали вещи в заплечные котомки и пошли. Путь же им предстоял не короткий, а более пятидесяти вёрст по бездорожью, в глухой минусинской тайге.
   Отец шёл за сыном и мысленно ворошил прошлое. Вытягивал из памяти лишь мрачные и обидные моменты, что причинил ему когда-то Стёпка, безжалостно унизил и горько ущемил гордость. Глотая и переваривая солёные воспоминания, он хмурился и беспрерывно наталкивался на желание, что хорошо бы сейчас было, если бы Стёпка внезапно погиб. Утонул или его засыпало каменной лавиной.
   Впереди, через речку, им предстояла переправа на плоту. "Возможно, утопить его, столкнуть в реку? - вопросительно думалось ему. Только разве такого медведя столкнёшь? Вырос на мою беду". Сильно обидно было отцу, что на пасху, он хмельной и неразумный стал бить жену, а Стёпка вступился: сломал ему руку, затолкнул в амбар и ещё закрыл на замок. Кость благополучно срослась. Только рука, при надвигающейся непогоде, на месте перелома начинала нудно болеть: пальцы подёргивались, беспокоили нервы и от раздражения он не мог уснуть. Тогда бессонница, принуждала отца вспоминать тот пасхальный вечер, злиться на сына, мысленно упрекать в бессердечности; как узника запер на замок в амбаре и больного, пока не протрезвел, продержал там всю ночь.
   Шёл он, ворошил память и ещё мысленно злился на жену. Степашка он для неё, а неуклюжий медведь только и повторяет: "Мама, Мамуля", - и словно телок не отходит от коровы. Вот олух, что задумал, - шубу соболиную ей куплю. На Ксюшке хочет жениться, а деревенская краля сама себе на уме, быстро вытянет все деньги из неразумного телка. У них же не только всё семейство, а весь род одни голодранцы. Зимой лишь капустой и картошкой питаются. Да они его быстро к бражке приучат, а начнёт пить, так и язык развяжется у глупого олуха. Следующей зимой непременно талые воды ещё нанесут в ущелье самородки, а он даже не понимает. Хмельной телок точно расскажет и выдаст медовое место.
   Начало смеркаться, по лугам уже расстилался туман и где-то рядом гулко заухал филин: тревожа рассевшихся на деревьях и в кустарнике сонных птиц, а на почве заботливых мышей, которые своей пугливой суетой шуршали, задевая на земле опавшие прошлогодние листья. "Стёпка, пора подыскивать место для ночлега", - это были первые слова, какие проговорил мрачный отец за весь пройденный путь. "Мне не до сна, а если ты устал, располагайся где тебе угодно и отдыхай, я же пойду дальше, дорогу к дому знаю, не заблужусь". - "Да ты уже совсем потерял голову, чего зубы то скалишь, это за то, что я нынче тебя откупил от казачьих сборов? Негоже сыну терять уважение к отцу". - "А за что тебя уважать, что бражку без меры пил и безжалостно мамку бил?"
   Отец подбежал к сыну и воткнул ему в бок охотничий нож. Стёпка охнул от боли, повернулся и присел на колени, корчился и зажимал рану, из которой сквозь пальцы вытекала алая кровь. Злодей же, в ненавистном отчаянии, нанёс ножом ещё несколько ударов ему в грудь, злобно приговаривая: "Щенок, на волка решил зубы скалить?"
   Стёпка сник, не успел произнести даже слово, выпустил только жалобный вздох и рухнул на землю, уткнувшись лицом в прибрежную траву. Убийца, поспешно оглядываясь и испугано озираясь, стянул с плеч сына тяжёлую котомку, ухватил его за ноги и потянул по прибрежному откосу в Енисей. Вода уже плескалась у подбородка, когда он отпустил качающее на волнах тело Стёпки.
   Тяжело дыша, вышел из реки и словно мокрый пес, упираясь руками в землю, взобрался на откос. Дрожа и икая от паники, лёг на траву, уставившись на гневно, как пламя, горящие глаза сидевшего на пеньке филина; единственного свидетеля ужасной таёжной драмы.
   Гневные глаза филина сверлили душу, горящими углями обжигали обветренные и потрескавшиеся губы, как иголками сильной тревогой кололи сердце. Он схватил ружьё, прицелился в птицу, но от страха выстрелить не смог. Неожиданно подумалось: "Сколько всякого лихого народа бродит и ищет укрытия от властей в таёжных просторах, необходимо принудить себя к спокойствию, быстро покинуть это место и идти тихо, словно мышь, а на звук выстрела могут и нежданные гости пожаловать".
   Схватил котомку и быстро пошёл. "Ух - ух - ух", - раздался сзади глухой и протяжный крик филина. Он обернулся, глубоко втянул в плечи голову и от страха замер. Филин летел прямо на него, неся в лапах искрящееся лазурное облако. Облако окутало его, разнесло по тайге колокольный звон и растворилось, оставив лишь на прибрежном утёсе Енисея сформированный в образе мужика каменный монумент.
   Мудрая птица филин был не просто пернатым жителем тайги, а могущественным духом, который меняет и принимает разнообразные образы. Ночью он мудрый филин, а утром может принять образ заботливой мышки или одинокого волка. На рассвете, чёрный ворон присядет на каменный монумент, заботливо почистит перья, вытянет вперёд голову, приподнимет хвост, оставит жирную метку, подпрыгнет, расправит крылья и полетит, зорко осматривая таёжную местность.
   Зимой, суровые вьюги заметут снегом котомку, весной же: талые воды унесут её с откоса в реку, где волны запрессуют одни самородки в ил, а другие бурное течение раскидает по каменистому дну могучего и седого Енисея.
  
  
   ***Недалеко от Магадана, вдоль колымской трассы, расположен давно покинутый людьми небольшой посёлок Аннушка. Назван он в честь единственной женщины, проживающей там ещё до Великой Отечественной войны. Много килограммов золота она увезла на материк. Любой золотоискатель имел возможность провести с ней ночь и согреться в её сладких объятиях.
   Расплата же за ночь была не дешёвая. Необходимо было её пупок заполнить золотым песком. Старожилы рассказывали, что пупок у предприимчивой и жадной на украшения красавицы был глубокий, якобы входило в него два напёрстка золотого песка.
   Всё же при всём своём богатстве не обрела она счастья, а тем более здоровье купить у врачей и разных знахарок тоже не смогла. Долго на берегу крымского полуострова не прожила одинокая Аннушка, умерла от рака шейки матки.
  
  
   ***Рассказывал Ника, как ходил в море на путину и какой тяжёлый труд на плавбазе. Как заблудился однажды в тайге, на шестые сутки лишь вышел к стойбищу оленеводов. "Главное, когда заблудишься, не впадать в отчаяние. Прежде всего необходимо найти ручей. Иди вдоль берега по ходу течения ручья, он обязательно впадает в другой водоём или в реку.
   У реки же, встретить людей всегда больше шансов чем в тайге, - напутствовал Ника Юру. Никогда не допускай, чтобы у тебя подмокли спички. Запасной коробок всегда упаковывай в водонепроницаемый пакет. Ну, а если случится зимой такая беда, что остался без спичек, тогда костёр можно развести ледяной линзой".
   Юра скосил взгляд и недоверчиво спросил: "Что ещё за ледяная линза?" - "Лупу или в простонародье её называют увеличительное стекло, ты когда-нибудь держал в руках?" - "Конечно, я даже в детстве на лавочке и на заборе выжигал всякие слова и рисунки такой лупой". - "Так вот и изо льда, вырезаешь подобную лупу, набери сухой травы и мелкие веточки, уложи бересту и через такую линзу направь солнечный луч, и жди огня. Когда загорится трава и береста, подкидывай веточки, а потом и большие сучья". Юра лишь усмехнулся, покачал головой, но промолчал, подумав: "Здорово врёт, даже не усмехнётся".
   Тогда же, в начале зимы, продолжительный густой снегопад закрыл звёздное небо, скрыл хребты и вершины сопок. Нике следовало бы сделать привал и переждать снегопад, всё же он настырно продвигался в таёжной местности, и нетерпеливая уверенность как бы наказала его за вредность. Досадно упрекая непогоду, он встревожился и потерял ориентир.
   Потом заметил, что его сопровождает стая полярных волков. Только страха от зверей он не испытывал, так как оружие предавало уверенность и успокаивало нервы. Выстрелы же из ружья принуждали хищников соблюдать дистанцию, а близкое присутствие голодных зверей помогало упорно идти вперёд.
   Ника на широких лыжах шёл вдоль распадков. Глубокий снег и большие сугробы препятствовали волкам стремительно приблизиться к человеку. Звери понимали, что предпринять атаку не смогут, увязнут лишь в глубоком снегу и человек просто перестреляет их, как зайчат - одного за другим. Поэтому они бежали по середине склонов сопок, где ветер выдувал снег и ещё его спрессовывал.
   Тревожно было лишь от их протяжного воя ночью спать у костра. Заунывный волчий вой раздражал нервы и наполнял душу тягостным чувством одиночества, что в такие минуты казалось якобы он всеми отвергнутый сирота. Вспоминался родительский дом, мать, отец, беззаботное детство и потом отрочество. Учёба в строительном техникуме и студенческая жизнь в общежитии. Сильно ему тогда не хватало рядом друга, с кем можно было разделить свои размышления и заботу.
   Возможно, это и есть счастье, когда в трудную минуту рядом с тобой находится верный друг, кому ты без опасения и сожаления можешь раскрыть душу. Потом же, Ника оказался свидетелем, как дружная стая волков растерзала в клочья медведя - шатуна, и, пожирая добычу, преследовать его прекратила.
   Зимой, от голода, волки сбиваются в стаи и становятся очень опасными и агрессивными. Медведи же - шатуны, до весны не доживают и погибают от волков. Лапы у них обмораживаются, одолевает беспрерывная зубная боль, силы иссякают, притупляется активность и осторожность. А голодные волки не испытывают страха ни перед каким зверем.
   В конце лета, когда начинается нерест, на волчьи следы можно наткнуться у мелководных перекатах северных рек. Они также, как и медведи, любят лакомиться рыбой, только почему-то пожирают лишь голову. Почему они едят у рыбы лишь голову, пока ещё никто не разгадал. Возможно, опасаются уколоть нёбо, или боятся что рыбная кость застрянет в горле. Волки не пережёвывают, а поспешно глотают пищу. Удивительно ещё то, что полярные хищники, не заплывают на глубину, а только ходят по мелководью. Преследуемые ими олени легко спасаются от разбойников, устремившись в реку, а полярные волки никогда не пытаются переплыть на другой берег.
   Медведей от мелководных мест они всегда отгоняют. Когда же настырный хозяин тайги не желает уходить и уступать волкам свою удобную позицию в ловле лёгкой добычи, где рыба косяками не плывет, а ползёт по камням переката, такая смертельная схватка с дружными хищниками всегда заканчивается для него трагически.
   Хотя встретить выносливых разбойников, в тайге или тундре, почти невозможно, большая редкость. Порой слышно лишь волчий вой, который они разносят на очень большое расстояние. Преследовать их по свежим следам тоже не имеет смысла, в сутки они иногда пробегают по сто километров.
   Полярные волки очень выносливые хищники и могут по две недели обходиться без пищи. Однако от удачной добычи, волк съедает до десяти килограммов мяса. Аборигены объяснили Нике: "Если ты встретил волков, вовсе не значит, что полярные хищники хотели тебя съесть; они просто желали тебе что-то рассказать. Ты носишь унты и шапку сшитые из собачьей шкуры, поэтому они не обошли охотника стороной, а преследовали. Запах псины их сильно раздражает".
  
  
   ***Больше всего Юре понравился рассказ об оленеводе - Артёме. Жена его родила сына и после выписки из роддома, их вертолётом доставили к стойбищу. Следующим же днём, Артём поймал у волчьего логова полярного волчонка, принёс в чум и подарил жене.
   Каждую неделю оленеводы разбирали чумы и из лесного массива перемещались вдоль берега реки в тундру, туда, где река растекалась в десятки километров шириной и впадала в море Лаптевых. Поздним летом, они опять возвращались в таёжную местность.
   Оленье стадо состояло из полторы тысячи травоядных животных. Трава и ягель на их пути поедался быстро, а за короткое полярное лето круглосуточно - скользящие солнечные лучи хорошо прогревала почву и подножный корм на покинутых пастбищах вновь прорастал, так что возвращаясь олени не голодали, и к зиме хорошо отъедались. Потом, в специальных загонах, оленей сортировали. Оставляли важенок и сильных рогачей, а старые животные и слабые телки, из приплода молодняка, отправлялись на бойню.
   У молодой волчицы, пять щенков были её первым выводком. Матёрый волк, в период брачного сезона, отбил её от стаи и увёл из тундры в приполярье. Зиму они прожили сытно. Конкурентов в гористой местности у них не было: медведи уже спали, а наглую росомаху, пытавшуюся отнять у них растерзанного оленя, хотя и сами пострадали, но тоже проучили. Теперь она уже больше не пыталась вести борьбу за свою территорию, ушла в горы, оставив волчью пару у своей добычи зализывать раны.
   Волчица навсегда запомнила тот день. Тогда она и обнаружила нору, которую потом долго углубляла, рыла и скребла землю, словно остервенело точила когти. Не хотелось ей уходить от растерзанного оленя. Недели две они грызли мёрзлую тушу. Только вороны и сороки сильно им досаждали. Прилягут волки отдохнуть, а зоркие птицы уже опять слетелись и воруют плоды их труда. Потом и наглая росомаха появилась, пришлось и ей растолковывать - кто здесь хозяин.
   К весне же, волчица стала какая-то странная. Большую охоту не затевала, на ласку волка не отзывалась, а лишь раздражалась, скалила клыки и даже кусала его. Поймает зайца или куропатку, съест и возвращается в овраг. Потом всё капает, скребёт землю и углубляет логово.
   Когда же волк, как бы из любопытства: что она там ищет, пытался ей помочь и тоже рыл землю - углубляя логово, она скалилась и отгоняла его. Хотелось побыть одной, полежать и послушать, что же в животе шевелится и так сладостно её тревожит. Вскоре она родила пятерых волчат и основную свою заботу перенесла на сосунков. Волка в логово не пускала, злилась, кусала и отгоняла от щенков.
   Вскоре же и матёрого серого разбойника одолела тревога. Сидит и провожает пристальным взглядом пролетающие в небе косяки журавлей, гусей и уток. Призывные крики перелётных птиц напомнили о тундре. Птицы поманили за собой и он устремился на Север - к морю. Там у морского побережья тундра весной состояла, словно скатертью самобранкой: только закусывай, пей и спи. Повсюду сплошные гнездовья пернатых и норы от евражек, которые за зиму расплодились в своих подземных лабиринтах.
   Волчица только вернулась с охоты, сытая лежала в логове, дремала и наслаждалась суетой волчат. У щенков уже открылись глаза, они ползали по ней, утыкались мордочками в разбухшие соски, пили молоко, отталкивали друг друга лапками и от усердия попискивали. Встревожил её и принудил покинуть логово какой-то непривычный гул.
   Такого она ещё никогда не видела. К логову надвигалось большое стадо оленей и некоторые животные позванивали висевшими у них на ошейниках колокольчиками, а у других на рогах были привязаны разноцветные ленточки. Молодой мамаше, следовало бы затаиться в логове и переждать когда пройдёт стадо. Всё же охотничий инстинкт и большой страх за волчат принудили её выскочить из норы, ощериться и скаля клыки показать любому грозному врагу, преступившему её территорию, что она будет насмерть биться за свою семью.
   Напуганные олени стали разбегаться по сторонам, а их паника передалась тревогой на всё стадо. Свора же псов, почуяв что-то опасное, остервенело залаяли, подумали: что медведь напугал животных и заметались в поисках зверя. Ранней весной оленеводы уже вынуждены были пристрелить троих бурых разбойников, желающих поживиться лёгкой добычей. Молодой волчице больше ничего не оставалось, как бежать в сопку, отдышаться на её вершине и внимательно наблюдать за стадом, и сворой собак.
   Артём же подбежал к гавкающим псам и увидел забавную картину. У логова ползал волчонок, а собаки взъерошив на загривках шерсть, кружились возле него и трусливо лаяли. Пастух, защищая щенка, схватил волчанка и посадил за пазуху. Отогнал от логова собак и внимательно осматривая местность, как бы дулом карабина ища цель, снисходительно пригрозил какому-то невидимому духу: "Пусть живут, только зимой не пересекают мою дорогу".
   Когда грозный лай своры псов утих, а стадо оленей слилось с горизонтом, волчица вернулась в логово. Голодные щенки сразу жадно присосались к разбухшим соскам, и, перебирая по животу волчицы лапками, успокаивали в её мышцах дрожь.
   Щенки насытились и заснули, а мамаша положила голову на передние лапы, лежала и мерцала вытекающими из глаз слезами. В норе не было одного щенка, самого рослого и сильного. Гнетущая тоска раздувала материнское сердце хищницы болью, что от безысходности и утраты ей хотелось выть.
   Она выскочила из норы, металась и обнюхивала местность. Непривычные запахи настораживали слух, а тоскливые глаза отражали растерянность; хищница кружилась и металась в разные стороны, суетливо ища волчонка. Потом устремилась в погоню за стадом. Быстро настигла и почти всю ночь ходила вокруг чумов, принюхиваясь и прислушиваясь.
   Подойти же близко к стойбищу она не решилась, там горел костёр и ещё помимо дыма на неё шёл отвратительный запах собак. Однако самым страшным и тревожным был медвежий дух и человеческий. Оленеводы всегда развешивали на жердях медвежьи шкуры. Собаки привыкли к грозному духу шкур, а вот диких зверей он помогал отгонять.
   К утру, забота о щенках принудила её вернуться в логово. Волчица ещё приходила несколько раз к стойбищу, но обнаружить запах волчонка ей так и не удалось, что она смирилась с потерей и перестала преследовать стадо. Не могла она оторваться от логова, а оленье стадо каждую неделю отдалялось всё дальше от оврага.
   Когда Артём показал оленеводам волчонка, каждый пастух гладил его и восхищался. Только старый оленевод - отец Артёма, упрекнул сына: "Зачем ты его оторвал от матки, будет теперь она горевать, а у нас вряд ли он приживется. Детям природы следует жить в её просторах, а ты нарушаешь закон естества". - "Не огорчайся отец, - ответил сын, - вырастим зверя и обучим жить по нашим законам".
   Груди, после благополучного рождения ребёнка, у жены Артёма разбухли и стали большие, словно вымя у коровы; молока много в них скапливалось. Тогда она стала с одной титьки кормить сына, а с другой - щенка. Словно братья росли на одном молоке младенец с волчонком. Щенок же так крепко привязался к груди, что считал жену Артёма за свою маму и ни на шаг от неё не отходил.
   Через два года, щенок вырос в матёрого волка, весил 75-ть килограммов и стал вожаком среди собак оленеводов. Он был неразлучен с ребёнком. Волк даже позволял малышу кататься на себе, как на коне. Оленеводы же не могли нарадоваться собачьему вожаку. Теперь у них не было потерь оленей. Волк с собаками, дружно отгоняли от стада всех больших и опасных зверей.
   Вожак - волк, часто растревоженный охотничьим инстинктом устремлялся в тайгу и всегда возвращался с добычей; приносил зайца или полярную куропатку. Положит у ног ребёнка добычу, лежит и бьёт по земле хвостом; лукаво сверкает глазами и ждёт, когда малыш начнёт теребить его за уши, визжать и барахтаясь по траве с лучшим другом.
   Однажды даже пригнал из тайги небольшой табун диких лошадей. Мустанги несколько раз пытались покинуть оленье стадо. Позже поняли и смирились, что пасясь среди оленей они не подвергались никакой опасности, а как только отбивались от стада, собаки и волк их преследовали, угрожающе лаяли, вожак же нападал на мустангов и как бы предупредительно кусал, принуждая возвращаться. К тому же ещё солонцы помогли лошадям прижиться в среде оленьего стада. Оленеводы кочевали и перевозили закаменевшие куски соли. Устанавливали стан и укладывали солонцы на поляне. Мустанги и олени охотно лизали камни, наслаждаясь привкусом солёной слюны к которой прилипали необходимые для животных минералы.
   Когда же Артём запрягал в нарты оленей, для поездки в ближайший посёлок, чтобы закупить продукты, в дороге его всегда сопровождал Альбинос. Оленеводы так назвали волка, потому что в его шерсти преобладал белый цвет. При въезде оленьей упряжке в поселковую улицу, дворовые псы, от запаха волка, сразу затихали и убегали в подворотни, или прятались в своих будках. Если же какая-то глупая шавка выбегала из двора и лаяла, Альбинос оскаливался, грозно косил взгляд, она сразу поджимала хвост и взвизгнув исчезала, чувствуя и понимая, что идёт не просто незнакомый пёс, а опасный и лютый зверь.
   Все собаки в посёлке, от страха, затихали и замирали, как будто их здесь не существовало. Только когда Артём уезжал и находился уже далеко, собаки сбивались в стаю на краю посёлка и дружно лаяли вслед удаляющейся оленьей упряжке.
   Три года прожил Альбинос у оленеводов и оставил после своей гибели выводки щенков, которые в Якутии считались лучшими псами, за кого охотники были готовы отдать любую сумму денег.
   В середине последнего весеннего месяца, глубокой ночью, в стаде произошло сильное волнение. Олени заметались и разбегались в разные стороны по тайге. Оленеводы же, с оружием в руках, полуголые, выскочили из чумов и устремились на яростный лай собак, где происходила смертельная схватка с огромным медведем.
   Зверь - подранок, задавил оленя и никому не хотел уступать свою добычу. Яростная атака собак не принудила пуститься раненного зверя в бегство, а от раны и голода сделала его свирепым и неосторожным. Альбинос же ревностно охранял и оберегал стадо оленей, так как считал их своей собственностью. Сцепившись в смертельную борьбу с раненым зверем, он как на замок замкнул клыки на глотке подранка. Собаки оленеводов, всегда следуя за вожаком, тоже кусали мощного зверя и из его шубы вырывали клоки бурой шерсти.
   Оленеводам же пришлось потрудиться, чтобы разомкнуть клыки погибшего Альбиноса от медвежьей глотки. Долго не мог сын Артёма утешиться, плакал и сильно горевал о погибшем друге. Альбинос был зверь, но у него было самое бесценное богатство в мире - семья. Как самого почётного члена своей семьи похоронили оленеводы волка, заботливо исполнив все священные обряды кочевников. Короткая жизнь зверя, а какая памятная. Человек же считается существом разумным, а не волком, всё же кто-то из людей находит свой последний приют, словно безродный пёс.
   Матёрый бурый подранок, глубоко вонзил в бок вожака, двенадцати сантиметров длиной, острые когти, и вырвал из него рёбра и бесстрашное волчье сердце. Медведь - подранок, самый опасный зверь в тайге. Лютая ярость подранка, сметает всё живое на его пути. Такой зверь, даже часто заходит в населённые пункты, совершая большие несчастья.
  
  
   ***Много ещё интересных: таёжных, морских рассказов и легенд прослушал от Ники Юра. Потом он часто будет их вспоминать и пересказывать детям. Незаметно прошло короткое наказание, словно суровый и в тоже время порывистый свежий ветерок пролетел по сознанию Юры, охладив его беспечный накал. Принудив поразмышлять о детях и жене, предоставив возможность пережить горькую разлуку, понять, убедиться и почувствовать, как он счастлив, когда находится рядом с ними.
   Выехав с острова, они сразу пошли в баню, которая находилась недалеко от аэропорта: отмылись, попарились, сбрили отросшие за две недели бороды и попили пивко. Хорошо, что оно не входило в число запрещённых спиртных напитков во время сухого закона, а якутский пивной завод работал бесперебойно и перевыполнял план.
   Нике, необходимо было ехать в речной порт и на катере отправляться в посёлок Усть - Нера, а затем уже на зиму, он собирался по колымской трассе добраться в тайгу, к другу - отшельнику, который жил на берегу реки Ола.
  
  
   ***Отшельником его друг стал после того, как и произошло с ним чудо. До переселения же к реке, он работал водителем дальних рейсов, на автобазе в Магадане. Водил тяжёлые грузовики с прицепами по северным трассам, с их очень опасными и затяжными перевалами, где требуется уже особый водительский талант и мужество. Как-то весной, на реке Алдан, он вместе с машиной ушёл под лёд.
   Очевидцы, ехавшие на вездеходе впереди его, проверяя прочность льда, не сомневались, что человек погиб. Всё же ниже, в пятистах метрах по течению, он вынырнул в большой проруби, у которой рыбачили два якута - оленевода. Перепугал их чуть не до инфаркта. Они подумали: водяной разгневался и побежали куда-то, вероятно, к шаманам, быстрее даже чем олени, тем более он тогда был лохматый и с отросшей бородой, как Бармалей, так что любой человек поневоле испугается.
   Потом две недели, он пробыл в больнице. Только у него не было даже насморка, а вот врачи - психиатры, наблюдали за ним. Ни с кем не хотел он обсуждать тот необычный эпизод, отговариваясь: "Извините друзья, только как неожиданно оказалось, есть в жизни такие вещи, о чём рассказывать не следует, особенно врачам психиатрам".
   Постепенно странные выражения и не свойственное обычному человеку поведение сменилось на прежние, что врачи решили выписать его из больницы. Только верующий он стал, по своему нраву, вот и отдалился от людей в тайгу.
   Прежде он несколько лет жил в кунге, который стоял на территории автобазы у стены гаража. В гараже был душ, туалет и водяное отопление. От кунга, он вплотную к стене сделал пристройку - это была его кухня, а от гаражного отопления провёл туда воду.
   Вода же поступала только горячая, да и то лишь в отопительный сезон. Однако он был доволен такими бытовыми условиями, а в общежитии жить не хотел. Не любил шумных компаний. К углу кунга установил высокую антенну и в свободное время просматривал телевизионные передачи, или читал журналы и книги, ещё увлекался рыбалкой.
   Руководство гаража было довольно таким шофёром, что даже прописали его по адресу автобазы. Сторожа же, охраняющие ночью гараж и различные склады, в душе радовались проживающему здесь человеку и у них уже вошло в обычай приглашать его вечером к чашечке чая в свою вахтовую будку, где охотно общались с ним. Трудились сторожами пожилые женщины, которым по возрасту предстояло уже давно быть на пенсии, однако судьба распорядилась так, что у них не был выработан общий трудовой стаж и они вынуждено его дорабатывали.
   Хотя не понятно кто, но только не они не доработали в жизни. Приступали к работе они с 7-ми вечера и дежурили на вахте до 7-ми утра. Оружия сторожам не выдавали, так как на вахте находился телефон, а основная обязанность их состояла: обходить территорию автобазы, проверять пломбы на замках от складов, включить над ними фонари и следить за освещением.
   Две из пожилых женщин, всю войну проработали в Германии, а потом ещё, по десять лет, отбывали судебное наказание в исправительных трудовых лагерях. Баба же Зина, самая пожилая из них, как эсерка и враг народа, отбыла на Крайнем Севере не один срок. Всё же в ту пору людям, осужденным на различные срока в сибирские лагеря или проведенные в плену годы, в общий стаж это время не учитывали. Хотя труд там был каторжный.
   Ромка же, так звали отшельника, на автобазе всегда находился не долго, лишь тогда, когда пребывал с дальний рейсов, потом загонял грузовик в бокс гаража и основательно его ремонтировал. После ремонта, он вновь уезжал в долгосрочные рейсы. На втором этаже гаража находилась комната для проживания командировочных шоферов, а в самом боксе жили ещё две собаки, которые охотно сопровождали сторожей при обходе территории автобазы. Родом Ромка был с Алтая, а в Магадане он проходил трёхгодичную службу на морской базе в Марчекане, которая расположена в бухте.
   В поселке, где он родился, находился: райсовет и военкомат, средняя школа и большой гастроном, электростанция, клуб с библиотекой и спортивным залом, детский сад и отделение милиции, больница, хлебопекарня, сельхозтехника и другие учреждения, только к огорчению бабушек, не было церкви.
   После окончания школы, Ромка вместе с лучшим другом Роландасом поехали в Барнаул, поступать в институт. Экзамены они сдали, но оба не прошли по конкурсу и вернулись в посёлок. Тогда начальник военкомата направил их учиться в ДОСААФ, на шестимесячные курсы шоферов, а после успешного окончания они пару месяцев проработали в гараже сельхозтехники. Затем их призвали в армию. Только Роландас служил два года солдатом, а Ромка проходил трёхгодичную морскую службу.
   С первого класса Ромка полюбил одноклассницу Веру. Жила она у бабушке, росла застенчивой, не суетливой, робкой и не общительной девочкой. Во всём помогала бабушке и всегда на пасху сопровождала её в церковь, которая находилась в городе. Вера так и не узнала кто её отец, воспитывалась без материнской ласки, очень хорошо училась, была не по возрасту мудрой, доброй и никогда ни с кем не конфликтовала.
   Когда-то её мама, после окончания техникума или педагогического училища, вернулась в посёлок беременной, но без мужа; родила Веру, а потом после родов она о ребёнке долго не заботилась, устроилась на работу в школу и преподавала в начальных классах. Заботу же о внучке на себя взяла бабушка, а чуть позже Верина мама вышла замуж, за работающего на электростанции инженера и они сразу же, после регистрации брака, уехали в Волгоград.
   Так и осталась внучка у бабушке - на попечении и на радость. В детстве кто-то из подростков пытался насмехаться над робкой Верой, обзывали богомолкой, однако Ромка, словно ястреб нападал на таких "остроумников" и хотя сам тоже натыкался на удары, всё же кровоточащий нос ему не мешал, а лишь раскалял боевой пыл, яростно защищать милую подругу.
   Вера искренне радовалась и гордилась подвигами Ромы, и всегда рассказывала о его благородных поступках бабушке. Так и переросла их детская дружба в крепкую любовь. Когда же Ромка уходил в армию, они спланировали своё будущее, что по возвращению со службы сразу поженятся и никогда уже больше в жизни не расстанутся.
   Лучший Ромкин друг Роландас, демобилизовался из армии и как бы под видом заботы о невесте друга стал навещать Веру, а после окончания её трудового дня провожал к дому. Школу Вера, из всех своих одноклассников, закончила с лучшими оценками. Все учителя ей говорили, чтобы она непременно продолжила образование и поступала в институт. У Веры же от таких напутствий краснели щёки, она стыдливо опускала ресницы и робко отвечала: "Утомила меня нищета, выучусь на курсах продавец - кассир и пойду работать, а поступлю в институт позже, на заочное отделение, хочу жизнь облегчить бабушке".
   Теперь она работала в гастрономе и уже заочно училась в торговом институте. Роландас, порой даже не узнавал её, потому что Вера из застенчивой и тихой девочки превратилась в красивую, весёлую и уверенную женщину. Он уже сам робел перед ней, часто думал и каждый день ждал вечера, когда у него появится возможность проводить её к дому.
   Она тоже стала думать о Роландасе и невольно сравнивала его с Ромкой. Роландас был статный и красивый парень, только какой-то неуклюжий, стеснительный и молчаливый. Веру даже забавляла его робость, невольно радовала и подкупала к различным шуточкам с проказами. Она чувствовала, что сильно нравится ему и ликующие мысли подстегивали её провоцировать Роландаса, чтобы лишний раз увидеть: как он смущается.
   Постепенно она перестала часто думать о Ромке и всё реже писала жениху письма. Роландас устроился на работу в сельхозтехнику и стал избегать встречи с Верой, на её вопросы отговаривался: что занят ещё подготовкой экзаменов для поступления на следующий год в институт, к вечеру уже устаёт и поэтому стал реже её навещать. Когда отговаривался как-то стыдливо отводил взгляд и сильно робел от её шутливых упрёков. Она же насмехалась над такими отговорками, теребила его в грудь или за плечи и упрекала: "Ты зачем себя в старички зачисляешь, и не стыдно тебе выдумывать такие причины?"
   У Роландаса, от таких как бы невинных Верочкиных проказ, в груди перехватывало дыхание, он стыдился своих предательских желаний обнять её, а сердце учащёно колыхалось от близкого присутствия милой девушки. Голова же его кружилась от запаха и улыбки Веры, волновала мысли, а досада, перебивая радостное сознание, раздражала и угнетала печалью, что, почему все её считают Ромкиной невестой; он же тоже в неё уже сильно влюблён.
   Всё же он стал стараться избегать с ней встречи и пытался отгонять почти беспрерывные мысли о Вере. А вот на Новый год ему представилось испытание в непоколебимости мужской дружбы и от искушения он не устоял.
   Перед праздником у бабушке пожелтели глаза и она почувствовала сильное недомогание. Внучка вызвала скорую помощь и её увезли в больницу, где прооперировали и удалили желчный пузырь. Вера сильно переживала, взяла двухнедельный отпуск и почти всё дневное время проводила в больничной палате, рядом с самым любимым и родным в её жизни человеком. На ночь лишь уходила домой, где плакала в одиночестве от печальных мыслей, не могла уснуть, а утром страх и тревога вновь устремляли её бежать в больницу.
   К счастью, операция прошла успешно, бабушка выздоравливала и врачи убедили Веру, что все опасения остались позади, и через недельку ей можно будет уже вернуться домой.
   Настроение у Веры улучшилось, душевное волнение улеглось, а усталость сменилась на радостную бодрость. Предновогодним вечером она возвращалась домой и встретила Роландаса. Искренне обрадовалась и сразу же стала его упрекать. "Ты куда пропал, спрятался как партизан, а ещё другом называешься, я так истерзалась, мотаясь между домом и больницей, что казалось от переживаний сойду с ума".
   Роландас рассказал, что почти месяц был в командировке на автозаводе, где они получали различные запчасти и два новых грузовика, а потом перегнали их в сельхозтехнику. Посочувствовал по поводу операции у бабашке и пожелал ей скорейшего выздоровления, потом сменив заботливой тон, задорно проговорил: "С наступающим праздником, милая Вера! Пусть в Новом году у тебя будут только радостные и светлые дни".
   У Веры же, от его добрых слов, затомило в сердце и словно тепло прикоснулось к душе. Она тихо поблагодарила его, но потом громко укорила: "Только вот если ты хочешь, чтобы я тебя - партизана, окончательно простила, тогда без всяких отговорок придёшь ко мне ровно в одиннадцать часов вечера в гости и мы вместе будем встречать Новый год". Роландас смутился, выдержал паузу, задумчиво посмотрел в её сияющие глаза и как бы принудительно уступая, ответил: "Слушаюсь и повинуюсь, Ваше Величество". А что произошло новогодней ночью, понятно всем.
  
   В огне пылающих страстей...
   Он ощутил пир счастья с ней...
   Они сплелись от сладких чувств...
   Раскидывая шёпот с уст...
   Всё позабыв от радости такой...
   Где страстно увлекает только свой покой...
  
   После новогодней ночи, они не могли уже прожить и одного дня без встреч. Через два месяца подали заявление в ЗАГС, а на следующий день, Вера как бы между прочим и в тоже время с фальшивым задором в интонации, стыдливо отводя взгляд, сообщила бабушке о предстоящем торжественном событии. Бабушка лишь упрекнула: "Эх, внученька, быстро забыла ты Рому, чувствует моё сердце, станет однажды Роландас тебе чужим, не удастся у вас счастливая жизнь". Вера обняла бабушку и заботливым тоном возразила: "Напрасно тревожишься, любим мы друг друга и раскрою тебе ещё один секрет - я уже беременная".
   Бабушка промолчала, укоризненно посмотрела на внучку, насадила на недовязанный носок спицу, подняла с пола клубок шерстяных ниток, положила его на стул и пошла в свою комнату. Слова же её окажутся пророческими. Есть такая поговорка: "Седина в бороду, а бес в ребро". Покинет её Роландас и уедет к родителям в Прибалтику, куда они с Алтая уже давно переселились. Там, в костёле, он примет обряд католического крещения, где позже и обвенчается с красивой вдовушкой Лаймой. Хотя он настаивал на отъезде всей семьёй, всё же Вера упорно твердила: "Я никогда не оторвусь от Родины и не оставлю без присмотра бабушкину могилу, а подойдет время навечно останусь лежать рядом с ней".
   До демобилизации Ромке оставалось прослужить ещё три месяца. И вот последние месяцы службы в Мор-флоте, показались ему самыми долгими и мучительными в жизни. Короткое письмо от Веры, где она сообщала, что выходит замуж и просила простить её - не винить, а пожелать счастья и всего доброго, выбило его из привычной служебной колеи. Страдания изматывали его сознание беспрерывным вопросом: "Кто же он - счастливчик и её избранник?" О своём будущем муже, в письме Вера не написала ни одного слова.
   Не ревность изматывала Ромкину душу, а мысли затянуло очень сложным узлом и в то же время недоуменного, и удивлённого какого-то вопросительного ещё к Вере упрёка, перемешанного с мерзко отвращённым чувством предательства. Сознание не могло смириться, что в его жизни возможен такой крутой поворот. Прежде, в мечтах и приятных воспоминаниях о Вере, он даже представить не мог такие резкие перемены в своей судьбе.
   Тогда Ромка зашёл в телеграфный пункт и в регистратуре заказал телефонные переговоры с мамой. В субботу, после обеда, ушёл в увольнение и по телефонному разговору узнал, что Вера выходит замуж за Роландаса. По Ромкиной интонации, мама почувствовала, что это известие ещё глубже пробороздило рану в сердце сына. Она всхлипывала и тревожно умоляла крепиться, беспрерывно твердила, что любит его и ждёт.
   Ромка твердо, но в тоже время как-то отрешёно ей ответил: "Не волнуйся мама, я клянусь тебе, что со мной будет всё в порядке. Грош цена таким красавицам, ты же знаешь, как в песне поётся: если тебя покидает невеста, то неизвестно кому повезло".
   В продуктовом магазине, он купил бутылку кубинского рома и шоколадку, потом зашёл в кинотеатр, и в последнем ряду уместился в кресло. Крепкий алкогольный напиток небольшими глотками пил из горлышка бутылки, как бы прижигая им сердечную рану, иногда вскидывал опустошённый взгляд на экран и пытался понять сюжет фильма. Истерзанную же душу, которая как подстреленная в крыло птица металась по земле и пыталась улететь к Вере, он мысленно уговаривал смириться с травмой и заплетал в стальные прутья. Сильно хмельным возвращался он на мор-базу, шёл по обочине марчеканского шоссе: расстегнул бушлат, снял шапку, подставляя сырому мартовскому ветру лицо и жгучее в груди сердце.
   Дежурный офицер гарнизона, проезжающий по шоссе в патрульной машине, увидев на краю дороги моряка-разгильдяя, сразу же приказал шофёру остановить грузовик. При задержании Ромка оказал патрулю неповиновение, тогда солдаты скрутили его, посадили в машину и отвезли в комендатуру, где поместили в одиночную камеру.
   Только под утро Ромка успокоился и заснул. Вероятно, у него произошёл постдраматический синдром, на такое предположение легко бы ответил врач психиатр. Психологический же синдром, возможно, навсегда поселился в сознании Ромки и крепко заснул на его нервных мозговых оконечностях.
   Тогда же армейское руководство даже не задумывалось о таких мелочах, что существует ещё психологическое состояние воинов. В камере Ромка почти всю ночь распевал различные песни и рассказывал стихи. Про то, как не сдаётся врагу Варяг, какая широкая наша Родина, как он стоял приблизившись к стене, а она ходила по комнате и что-то резкое в лицо бросала мне...
   Стихи и песни он рассказывал и распевал очень громко, словно дикарь. К тому же ещё имитировал вой волка, рык льва, мяуканье кота и других животных. Такими дикими криками ему хотелось выпустить из груди тоску, которая предательски пилила его нервы. Тоска же ударялась о стены камеры, отскакивала и опять проникала в его грудь. А в понедельник его увезли в гарнизонную гауптвахту, где предстояло отбыть наказание - десять суток. На гауптвахте его опять поместили в одиночную камеру.
   Днём в маленьком помещении было очень холодно и на вмонтированной в бетонный пол табуретке долго не усидишь. Поэтому чтобы не замерзнуть, Ромка почти беспрерывно невольно проделывал всякие гимнастические упражнения. К вечеру его организм уже доходил до полного изнеможения и после отбоя, он мгновенно засыпал.
   На ночь же на гауптвахте караульные включали отопление, а арестантам позволялось брать бушлат или шинель с вешалки, которая стояла в коридоре, и ещё каждый наказуемый заносил в свою камеру сколоченные две доски. Такие лежанки называли - "вертолётом". С подъёмом, моряки и солдаты, вновь развешивали бушлаты и шинели на вешалке. Выносили на улицу деревянные лежаки, колона арестантов выстраивалась в шеренгу и конвойные сопровождали их в туалет. Потом проходила утренняя зарядка: они бегали вокруг гауптвахты, поступала команда в умывальник, завтрак, развод на работу и только воинов отбывающих наказание в одиночных камерах, выводить на общие работы было запрещено.
   Всё же беспрерывно находиться морякам и солдатам в одиночных камерах не позволялось. Дежурный офицер собирал их на плацу и занимался воспитательной программой, называлась она - истребление из мозгов воинов глупых мыслей. Кто-то ломиком взрыхлял на плацу почву, другие разравнивали шлак граблями, а остальные арестанты: толстыми брёвнами, к которым сверху были прибиты ручки, вновь его утрамбовывали.
   Такой принудительный метод воспитания, порой продолжался несколько часов. Менялись лишь караульные. Выбора у моряков и солдат не было, по опыту зная, что лучше выполнять дурную работу на свежем воздухе, чем находиться в холодной маленькой камере и весь день, чтобы не замёрзнуть, проделывать гимнастические упражнения.
   После отбытия наказания, Ромка написал короткую записку Вере, со всеми её фотографиями запечатал в конверт, отдал почтальону и попросил, чтобы он отправил его заказным письмом. Текст он составил в уме ещё на гауптвахте.
   Здравствуй, милая Вера! Не огорчайся, что я возвращаю тебе все фотографии. Любимый образ навсегда сохранится у меня в памяти и будет согревать сердце, но я не хочу, чтобы твои фотографии беспрерывно истязали мою душу, а сознание теребили досадным отчаянием к Роландасу. Я искренне желаю вам только счастья.
  
   Прости за всё добро, что не считал...
   По мелочам, когда мы были вместе...
   Ни сколько дал его, ни сколько взял...
   Горд же я тем, что долга перед вами нет по чести...
  
   Ромке думалось, что любовь к женщине возможна лишь один раз в жизни и она должна быть такой преданной, как верен в тайге своему хозяину охотничий пёс. Дружба же между мужчинами должна быть такой крепкой, как камень колчедан и случись у друга беда, следует незамедлительно хоть в пургу или бурю спешить ему на помощь, а не какой-то удобной: ты помоги сегодня мне, а когда у меня будет свободное время, тогда я помогу тебе.
   Поэтому в Алтайский край Ромка решил не возвращаться, а после демобилизации остаться у реки Колымы. Он мысленно рассуждал, что так сильно, как Веру, полюбить уже другую девушку не способен - значит лучше остаться холостяком. Не мог он ради удобного своего благополучия жениться на какой-нибудь рукодельнице, чтобы есть пирожки и согреваться теплом женского тела.
   Ромка не умел в жизни приспосабливаться и хитрить, в его большом и добром сердце уже не находилось место для другой девушки, он был откровенным идеалистом, поэтому ему требовалась искренняя любовь. Вернись же в родной посёлок, тогда их дороги будут невольно пересекаться, а больше всего он и боялся встретиться с Верой. В душе он её сильно любил, вот и решил, что главное для него в жизни - это не нарушать покой и благополучие любимого человека.
   Возвращение в родной посёлок представлялось ему не то чтобы каким-то дерзким вызовом напомнить Вере о себе, как бы оттенком шантажа принудить её стыдиться и возбудить в ней жалостные к нему чувства. Возможно же, он считал, что возвращение будет выглядеть большим эгоизмом по отношению к ней; его совесть с сознанием не допускали нанесения душевной травмы самой дорогой и милой сердцу женщине. Он желал уберечь её от напоминаний о себе и не хотел, чтобы она когда-нибудь в жизни перенесла такую же боль, какую ещё терпеливо испытывала его душа.
   При любой же потере, мы всегда приобретаем что-то новое. Потому, что в мире нет хаоса, всё гармонично и чтобы не происходило в жизни - значит такова последовательность человеческого испытания. На мужскую же дружбу, он решил больше не полагаться и утешал своё сердце словами великого звездочёта, учёного, философа, поэта и мудреца - Омара Хайяма: "Ты лучше будь один, чем вместе с кем попало". Вероятно, мудрые слова и направили Ромку к одиночеству, которое не тяготило его душу, а лишь умиротворяло и призывало к размышлению о смысле жизни.
   Следует ли судить, жалеть или раздражаться на Ромку, что он дистанцировался от людей, присел поближе к природе и решил полагаться в жизни только на себя? Вспомните, кто читал прозу Герцена - "Легенда". Возможно, истина и доступна только отшельникам, а не тем кто прибивается к каким-то стаям и живёт по наставлениям вождей и правилам устава - партийного или монастырского. Порой откровение, доверие лишь вредит и ранит человека; окружающие же ревнивые завистники могут легко растоптать тесную дружбу.
   Фёдор тоже, как на братьев положился на поддержку обитателей монастыря и святого отца. Верил в каждое его слово, старался уничтожить в себе демонов и устремлялся к поиску истины. Кто же из них оказался чище перед Богом? Учитель или ученик, который смирился и покорно верил всем наставлениям игумена.
   Скорее игумен поддался искушению дьявола. Усомнился в искренних устремлениях ученика и поверил клеветникам. Когда же он сидел у гроба, где лежал "Фёдор", а оказалось, что это "Федора", то понял, не имеет право учить, когда сам не научился прощать; отдал свою ученицу на растерзание толпы, не сумев заглушить в душе сомнение.
   Последовательность жизненной дороги или, возможно, случай, помог Ромке построить у реки дом и удалиться от людей. Когда после обследования состояния его здоровья, врачи признали Ромку здоровым и выписали из больницы, он сразу отправился в рейс. Возвращаясь из рейса в Магадан, он остановил машину у обочины трассы, где на рюкзаках сидели два бородатых парня, и, увидев приближающийся грузовик, они вскочили и призывно замахали руками.
   Один из парней открыл дверцу кабины и обратился к Ромке: "Земляк, пожалуйста, подбери измученных бродяг, нам бы поближе к Магадану добраться, надоело уже путешествовать по колымской трассе в поисках работы, до того устали без нормального отдыха, что просто хочется лечь на землю и заснуть". "Присаживайтесь", - ответил Ромка.
   По дороге они рассказали, как из Украины направились на Крайний Север. "Признаться, никакой нужды не было отрываться от семьи и в поисках длинного рубля уезжать на край света", - говорили они. Ромка узнал, что это два друга, по специальности - горняки, они уже одиннадцать лет отработали в шахте. Оба были женаты, построили уже себе дома и у каждого растут по два ребёнка. Поехать на Колыму, их подстегнул рассказ какого-то парня, с кем они познакомились в пивном баре.
   Работал он в золотодобывающей артели и уверял, что нет проблем за один промывочный сезон заработать денег на покупку автомобиля. К тому же подробно объяснял, что труд не лёгкий, без выходных и продолжительность рабочей смены двенадцать часов. Когда же они спросили его: "Куда следует написать письмо, чтобы получить приглашение на работу в артель?"
   Он возмутился: "Ни в коем случае письмо писать не следует, а лучше в конце апреля лететь в Магадан, оттуда проехаться по колымской трассе и заезжать в каждый поселок где расположен ГОК. Там выяснить у мужиков, какой участок самый перспективный и устраиваться только в надёжную артель. Напишите же письмо, тогда вам придет вызов в самую бесперспективную артель, где вы будете трудиться лишь за своё пропитание".
   Ромка прокомментировал: "Естественно, прежде следовало отправить письмо в управление Северовостокзолото или Якутскзолото. Пришёл бы отказ. Самое сложное на Севере, это устроиться в золотодобывающую артель, для такой работы требуется протеже или рекомендация. В артелях трудятся лишь высококвалифицированные специалисты, хотя как и повсюду на высокооплачиваемых работах, ещё родственники большого начальства.
   Есть же такие начальники участков, что принимают и новичков, присматриваются к ним, кто-то из них дорабатывает до конца сезона, а кого-то увольняют. Основной аврал на полигоне идёт в начале весны. Когда же вскроют почву, докопаются до песка, начинается беспрерывная промывка грунта и тогда некоторые рабочие уже не нужны. Не каждой весной артели укомплектованы профессионалами. Вот летом и начинается не только промывка грунта, а к тому же активный отбор кадров.
   Трудиться там не физически, а психологически тяжело. Многие старатели по завершению полевого сезона зарекаются, что больше уже никогда не пойдут работать в артель. Законы там очень жёсткие и железная дисциплина прикрыта под лозунгом патриотизма: терпи или хоть умри, однако государство нуждается в благородном металле, поэтому истреби в себе все посторонние мысли, не думай о семье, детях и жене, сосредоточься лишь на добыче золота и любым способом докопайся до клада, но выдай стране металл.
   Кто-то из начальства злоупотребляет патриотическим лозунгом, если что-то не ладится, находят виновных и увольняют из артели. Такие неудачники получают лишь тариф. В артели люди рассредоточены по бригадам: из них кто-то строители, сварщики, шофера, бульдозеристы и слесаря. Над каждым же трудягой, стоит бригадир, затем мастер, начальник участка и дальше, так сказать сам Бог - председатель артели.
   Строителя могут уволить из артели только за то, что он откинул в сторону согнутый гвоздь, а сварщика наказать за неиспользованный огарок электрода. Порядок и экономия. Ты просто обязан выпрямить гвоздь и употребить в дело. Возражать начальству или дискутировать рабочий не имеет права. Старателю необходимо покорно переносить любые нарекания начальства. Дорабатывают на участках до окончания сезона психологически самые закаленные и терпеливые люди, имеющие крепкие, словно канат нервы.
   Выполнили план, вот между матёрыми волками и делится заработок; опять же зарплата у всех разная, всё зависит от начисленного старателю коэффициента полезного действия. Я не пророк и предсказать ничего не могу, возможно, вам даже повезло, что не удалось устроиться в артель. Хотя кто знает, могли бы и прижиться. Всё же кое-какие старатели, после окончания полевого сезона, становятся какими-то ненормальными, в хмельном разгуле за короткий срок спускают весь заработок и не вылетают даже на материк. Таким способом они отпускают перетянутые нервы: резвятся, бушуют от счастья и чувства свободы. Потом бичуют всю зиму, перебиваются случайными заработками, а весной опять добровольно отправляются на каторгу.
   Золото не делает человека счастливым. Не такие же они герои - старатели, как их рисуют. В каких-то действиях, лично для меня, они варвары. Начинается подготовка полевого сезона и с полигона сметается всё живое. Потом на таких разработках, где вся почва пропитана соляркой, уже ничего не растёт. Многострадальная наша матушка - земля. Как только она всё терпит? Столько ран пробороздили: коверкают чудесную красоту планеты, переделывают её по своему нраву. Не красота спасёт мир, а милосердие. Когда все научатся жалеть не себя, а всё нас окружающее и оценят, что нет ничего прекраснее первозданной красоты.
   Не допусти Бог дожить до того времени, когда о такой рыбе, как хариус или о самом сильном звере - буром медведе, прочитаешь лишь в энциклопедии; что когда-то в Сибири существовал такой хищник и вид рыбы. Только от столкновения с электровозами, тепловозами, грузовиками, автомобилями и даже самолётами, на планете гибнет 20% каких-то видов пернатых, и других врагов у них в жизни достаточно. Прогресс и приводит к опустошению планеты. Не зверей следует помещать в клетку, а человека поселить в зоопарк и над решёткой навесить табличку с надписью; что это самый ненасытный и опасный хищник на планете.
   Радуйтесь, что Бог не допустил и отвёл беду подхватить вам азартную заразу - золотодобытчик. Презренный металл не всем даётся в руки". - "Теперь то мы убедились, когда объехали несколько посёлков. Обидно ещё то, что оба достигли уже возраст Христа, а оказались такие легковерные. Рассчитались с работы, правда подземный стаж мы оба уже выработали, чтобы в пятьдесят лет уйти на пенсию, всё же потеряли зарплату за выслугу лет. Встретить сейчас бы того мудрого рассказчика сказок, я бы его наверное, на части разорвал. Стыдно признаться, что и домой сразу вернуться не можем, в кармане не густо, денег даже на один билет не наберётся. Придётся в Магадане, на какой-нибудь базе хоть грузчиками потрудиться, чтобы заработать денег в обратный авиарейс".
   Ромка слушал предысторию парней, присматривался к ним, как бы изучая, а потом спросил: "Вы же построили себе дома - значит опыт у вас уже есть, а как вы посмотрите на то, чтобы ещё один дом построить? Только работать придётся в тайге, где тучи комаров". Парни сразу заинтересовались, обо всём подробно обговорили и даже обрадовались такому неожиданному предложению.
   Ромка привёз их на автобазу, где поселил в гостиничную комнату, а вечером в пятницу они все уехали в тайгу. Разместились в небольшой хижине, которую Ромка уже когда-то соорудил у реки и часто приезжал туда на рыбалку. Так за два месяца, парни построили ему такой дом, какой он давно задумал.
   Навещал их Ромка каждые выходные, так как из шоферов перевёлся в слесаря и уже в продолжительные рейсы не уезжал. Заведующий гаражом позволил ему использовать грузовик - ГАЗ-66, и он, в выходные дни, подвозил парням продукты и строительный материал. Каждый заработал по одной тысяче рублей. Заработком они были довольны, потому что расходы на продукты Ромка взял на свой счёт.
   С Никой же Ромка познакомился тоже нынешней весной. Он, с двумя коллегами, проживал в гостиничной комнате гаража и по аккордному договору, на территории автобазы, они строили склад. Порой дождливыми вечерами, Ромка играл с ними в карты. Напарником у него всегда был Ника, который во время игры забавлял всю компанию весёлыми шуточками. Когда же он что-нибудь рассказывал, игра прерывалась, все затихали и охотно его слушали. Ромке нравились его истории тем, что Ника рассказывал каким-то необычным вопросительным тоном, никогда никого не упрекал и не поучал, а невольно принуждал к размышлению, он сам как бы искал от слушателей совет или ответ.
   Осенью Ромка взял отпуск, а Ника с коллегами уже завершили постройку склада. Вот и пригласил Ромка Нику в тайгу, где они охотились, ловили рыбу, мастерили в доме шкафы и различные полочки. Дом был разделён перегородкой и двумя входами, и в каждой половине стояла печка. Ромка предусмотрел такой проект дома, так как одна половина предназначалась для гостей. Проживали они как бы друг от друга отдельно и каждый занимался тем, чем хотел. Уходили в разные стороны на охоту и иногда возвращались в дом лишь через несколько суток.
   К Новому году заканчивался Ромкин отпуск и ему необходимо было возвращаться на базу. Ника оставался здесь до весны, но уже не охотиться, а выделывать шкурки зайцев и различных зверей. Переселиться же окончательно в дом, Ромка решил летом, по окончанию трудового договора. Каждые три года, он заключал трудовой договор и его один календарный год северного стажа засчитывался за полтора года.
   Летом, не учитывая армейской службы, считающейся тоже в общий стаж, исполнялось 15-ть лет его трудовой деятельности на Крайнем Севере. Поэтому требующийся общий трудовой стаж в 25-ть лет у него был уже выработан. Однако он считал, что лучше немного перебрать, чем недобрать. Хотя Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12. 2. 1960 года, гласил: что один год работы на Крайнем Севере засчитывается за 1 год 6 месяцев вне зависимости от заключения трудового договора.
   Летом Ромка рассчитался с работы и окончательно переселился в свой дом, куда ещё привёз надёжных друзей: кошку Веру и чистокровного сибирского пса Роландаса. Кошка Вера стерегла в доме продукты и охотилась на мышей, а верный пес Роландас помогал ему добывать в тайге пушных зверей. Только никому из знакомых, когда кто-то любопытствовал, Ромка не объяснял в честь кого он их так назвал. Ника же каждую зиму приезжал к нему в гости и оставался там до весны.
  
  
   ***Юра протянул Николаю листочек с записанным на нём адресом. "Мало ли что дружище, может быть, в гости когда-нибудь забредёшь?" - "Да зачем мне твой адрес, - улица Берзина, - читал он и вопросительно рассуждал, - а нет же в Магаданской области ни одного города или посёлка, где бы ни встречалась улица с названием в честь покорителя суровых колымских просторов? Случись, Юрок, окажусь в заполярных краях, я лучше спрошу у людей - где здесь живёт белорусский зубр? Надеюсь, любой человек сразу покажет?" - "Конечно", - ответил и засмеялся Юра.
   Из рюкзака Ника достал новенькие карманные часы на цепочке, с откидывающейся крышкой, на которой был выгравирован тетерев. "Подарок это тебе, вспоминай тамбовского волка". - "Да зачем, не надо, я тебя и так не забуду". - "Бери друг, от души и всего сердца дарю, ещё желаю здоровья и удачи в жизни". Уложив в багажник такси: рюкзак, сумку и ящик с инструментом, он распрощался с Юрой, сел в машину и уехал.
  
  
   ***Радостно встретили неожиданно появившегося Юру его дети, играющие у дома. "Папка приехал, - кричали они и спрашивали, - а какие подарки нам привёз?" - "Пойдёмте родненькие в квартиру, там всё и узнаете. Понимаете, - обнимая и целуя детишек отговаривался он от их вопросов, - не добрался я до Белоруссии. С билетами на самолёт были проблемы - вот в Якутске и попросили меня помочь совхозу, заготовить сено на зиму, а отказать я не мог.
   Жалко стало коровок, не оставишь же их без корма. Молочко же всем необходимо и вам тоже - значит и вынужден был там немного потрудиться. Устал я родненькие, отдохнуть хочется, пока ещё мама не вернулась с работы, а вы идите на улицу, продолжайте играть".
   Только дети, от радости, что приехал папка, забыли об играх и побежали на базу, где трудилась Галыся; сообщить маме приятную новость. "Мама, папа приехал, - на перебой рассказывали они, - только в Белоруссии он не был, а в Якутске помогал косить сено для коровок".
   Галыся сразу же спросила любопытно смотревшую на детей кладовщицу: "Управишься без меня?" - "Конечно, иди домой, всё равно тут осталось-то пару часов до конца рабочего дня". - "Что путешественник, как съездил в Белоруссию? - спросила Галыся дремавшего на диване мужа.
   Юра подскочил с дивана и замер, радостно сверкая глазами и в то же время как-то ещё виновато улыбаясь. Видно не кормили тебя в Белоруссии? Как исхудал, - покачав головой, продолжила говорить она, - взгляни на себя в зеркало, даже глаза запали". - "Да понимаешь, ласковое солнышко, - виновато улыбаясь и прерывая слова, пытался оправдаться Юра, - пожалуй, на рыбных консервах, завтраке туриста и морской капусте, особенно не поправишься". - "А что же, в Белоруссии бульба с салом перевелась и только одна морская капуста осталась? Давай рассказывай, какое это ты сено косил?"
   Выложил ей Юра, про своё горемычное путешествие, всё как на духу. Выслушала его Галыся не прерывая, а потом заключила: "В первый и в последний раз ездил ты один, понял?" - "Конечно, милая, понял, но с тобой же ездить тоже не сладко. Загружаешь на меня тюки с импортным барахлом, как на осла. Как будто не в отпуск летим отдыхать, а торговать на барахолку". - "А что же ты думаешь, просто так прокатывать деньги? Нет, дорогой, так жить не годится, компенсировать надо затраты. Потому и приходится во время отпуска ещё на барахолке подрабатывать.
   Осёл ты и есть, если умеешь деньги только впустую тратить - без всякой пользы. Не вечно же нам жить на Чукотке. Наберём по пятнадцать лет северного стажа и уедем на материк. А на дом, на машину, ты хоть раз подумал - сколько их понадобится? Ладно, хватит дискутировать, давай почисти картошку и перетри её на тёрке, а я пока тесто заведу, вареников захотелось детям на ужин". - "Такое доброе дело, солнышко, я сейчас мигом проверну", - радостно засуетился Юра. "Как закончишь работу с картошкой, иди в котельную и хорошо помойся.
   Подачу горячей воды отключили, все жители посёлка теперь туда, как в баню ходят. Помоешься, быстро иди домой и смотри, не вздумай кому-нибудь про сенокос рассказывать. Чтобы никакой такой дурной идеи в твою голову не взбрело, поделиться с кем-нибудь впечатлением о твоём путешествии".
   Поглядывая в окно, Галыся вопросительно обратилась к детям: "Что-то долго его нет?" - "Да папка уже помылся, он у подъезда сидит и курит с мужиками". Галыся быстро вышла из квартиры в подъезд и услышала звонкий Юрин голос: "А я его схватил за грудки и спрашиваю, на белорусского зубра бочку катишь, да как подцепил на калган". Мужики дымили сигаретами, любопытно слушали его и дружно смеялись. "А ну, быстро иди домой", - Галыся в досаде замахнулась на него скалкой.
   Юра подскочил и проворно проскочил в подъезд, но она всё-таки успела слегка шлёпнуть его скалкой, проговорив: "Я тебе сейчас такого зубра покажу, что ты будешь такой же молчаливый, как те канадские полу-туши бизонов, что у нас на базе в штольне лежат. Вот неразумный, просила же, никому ничего не рассказывай, нет же, не может он удержать свой язык. Всё, теперь к вечеру весь посёлок будет знать, как он в Белоруссию съездил.
   Вареников наделаю только для детей, а ты можешь продолжать дальше уплетать свою морскую капусту". - "Ну, что ты родненькая, - жалобно заговорил Юра, - сама же видишь, как я изголодался. Да ещё руку отбила, попала прямо по косточке, как будто током пробивает, - тёр локоть Юра и морщился от неприятной и тягучей боли. А если рука совсем отнимется, как тогда буду баранку одной рукой крутить?" - "Мозги твои чуть надо подкрутить", - беззлобно ответила Галыся, быстро раскатывала скалкой тесто и лепила вареники.
  
  
   ***Вот и судите сами, кто может знать, какую дорогу стоит человеку выбрать? Галыся с Юрой и тремя детьми, уже давно живут на материке, в большом городе. У них свой дом, такой просторный, что любой человек восхитится. Юра приобрёл грузовик и ещё у них есть автомобиль Нива. Необходима она ему чтобы преодолевать бездорожье; он часто рыбачит на Енисее.
   Галыся управляет своим магазином и ездит в автомобиле AUDI - 80. Старшая дочка окончила медицинский институт и работает врачом, кем Юра сильно гордится, и, при удобном случае, рассказывает о ней приятелям. Только вот без Галыси, пожалуй, всего бы такого у Юры не состоялось. Да и у Галыси, могло бы быть всё иначе, попадись ей другой мужчина, с характером лидера.
   Состоялось лишь идеальное совпадение добрых душ и необходимое дополнение к различным характерам. Помните, как когда-то измученный бессонницей и истощённый мыслями Юра, произнёс Галысе, именно искренним признанием, как он прозрел и понял озарением, что сведены они на Крайнем Севере судьбой, а созданы только друг для друга и на веки вечные.
   А ещё ответ простой. Не каждый из нас пытается понять своё предназначение в жизни, а ищет что-то особенное. Хотя возможность предоставляется всем одинаковая. Только вот отвлекает кое-кого, говорить что - не буду. Думайте сами. Не хитрите и не обманывайте прежде всего - себя. Отличайте правду от кривды и искренность от лицемерия. Помните, что у Создателя всего один закон - компенсация. Поощрить или наказать, но не всегда сразу, порой ещё чуть понаблюдав.
   Старайтесь замечать в жизни больше хорошего, пусть простого, но доброго, радостного и искреннего. И не ищите в людях лишь плохие качества, иначе злобные поиски, постепенно отравят желчным ядом самого же искателя.
   Идеальных людей в мире нет. Во всех людях распределено всё равномерно. Положительные и отрицательные качества. Только вот для того и человек наделён разумом: чтобы мыслить, анализировать, развивать свои положительные качества, а отрицательные контролировать, гасить или истреблять, то есть научиться прощать.
   Пожалуй, только прощать предательство с абсолютным эгоизмом, дело уже Бога. Хотя и мстить человеку тоже никогда не следует. Прощать же какие-то слабости, беспечные поступки, стыд с отчаянием, страх, неумение и не знание - это не трудно. А вот возвышаться друг перед другом, следует точно избегать и сильно стыдиться быть не искренним. Относитесь с терпением, уважением, вниманием и пониманием ко всем окружающим. Только не подумайте, что это наставления. Нет, - это всего лишь рассуждения Мартина.
   Порой же компенсация, за свои поступки, настигает человека мгновенно. И подаёт Создатель знаки людям, не разделяя их на возраст, чтобы прежде чем что-то сделать, они задумались и не забывали о неотвратимом возмездии.
  
  
   ***Шамилю тогда было всего 15-ть лет, когда за его жестокий поступок, он без промедления был сурово наказан и принуждён к размышлению. Обрадовались люди, особенно ребятня, выглядывая утром из окон домов и видя, что выпавший за ночь пушистый снег укутал деревья и мягким ковром покрыл мёрзлую землю.
   Из дворов выбегали дети и шумной гурьбой беззаботно резвились: кто-то катался на лыжах, другие - на санках, кидали друг в друга снежки, барахтались в сугробах, съезжали с горки даже на "фанерках".
   Дом же бабы Дуси стоял на пригорке, где крутую часть примороженной тропинки дети полили водой и раскатали её до ледяного блеска. Съезжают ребятишки с горки и ещё наблюдают, когда кто-нибудь из прохожих появится на улице. Тогда они скользкое место припорошат снегом и ждут, когда бабушка или дедушка ступит на лёд, поскользнётся и упадёт. А они смеются, весело им, что Шамиль придумал такое интересное занятие.
   Шамиль был вроде заводилы среди пацанов, выдумщик на всякие забавные шуточки. В свои годы выглядел не по возрасту высоким, красивым и умным. Все девчонки в школе уже заглядывались на него, и учеником он был успешным и способным, но чтобы привлечь к себе ещё большее внимание сверстников, выдумывал всякие весёлые забавы. Часто за подобные проделки, в его дневнике учителя записывали замечания о неудовлетворительном, "недопустимом" поведении в школе.
   То в кабинете по биологии он во время перерыва вложит в кисть скелета пустую бутылку от водки, а другую кисть руки, с обгрызенным солёным огурцом, подведёт к челюсти - якобы скелет закусывает. Весной же, наловит в лесу бурундуков, принесёт в школу и выпустит зверьков во время урока.
   Все ученики тут же забывали о правилах поведения и дисциплине: становились неуправляемыми, пытались поймать зверьков, которые в панике метались и шустро бегали по классной доске, занавескам, партам, по всем предметам какие только находились в кабинете. Ученики не задумывались, что настроение учительницы испорчено на весь день и для многих одноклассников Шамиля, главное было веселье, а он же казался им настоящим героем.
   Вдова баба Дуся, проживала одна, заботилась лишь о козе Катьке и собачке Жучке, которая повсюду её сопровождала. Рыженькая Жучка всегда преданно следовала за своей хозяйкой.
   В тот радостный для детворы день, баба Дуся направилась в магазин. Поскользнувшись на укатанном месте: она упала, больно ушибла спину и локоть, поднялась, охала, вспоминала Бога, стыдила развеселившихся пацанов, а её собачка беспокойно металась и их облаявала.
   Развеселившиеся же детишки, подражая беспечному Шамилю, дружно кидали в собачку снежки. Тогда баба Дуся вернулась в дом, взяла топор и поколола ледяную раскатанную дорожку, а потом добросовестно посыпала её золой.
   Дерзкий поступок старой ведьмы, как назвал её Шамиль, задел его самолюбие, направляя мысли к злой идее. Характер любого человека формируется уже с рождения. Особенно хорошо проявляются какие-то недостойные качества в поведении человека - во время любой азартной игры. Один человек спокойно и безболезненно воспринимает проигрыш, другой же - тяжело переносит даже маленькое поражение, что от досады сильно переживает и закипает в душе чувствами реванша, а порой и мести.
   Не мог Шамиль уступить какой-то "старой ведьме" и за дерзкий поступок оставить её безнаказанной. В глазах пацанов он был вожаком и никому другому место лидера уступать не хотел. Любой человек, по своей натуре, ещё легко закипает и поддаётся чувству зла. Только у одних - это чувство быстро остывает, а у других сохраняется порой на всю жизнь, перерастая в ненависть, упорно отталкивая благоразумие и сохраняя лишь злобную память.
   Не каждый задумывается над своими действиями и находит мужество признать какие-то поступки глупыми, и недостойными поведения человека. Кто-то упрямо не желает признавать вину, от вредности замыкается и ложная гордость перевешивает его благоразумие.
   В свои годы Шамиль уже мог управлять грузовиком, который отец припарковывал, словно на ночёвку, во дворе у их дома. Отец его был крепкий высокий осетин, высланный в Сибирь по приговору суда. Люди говорили, что он прежде, как уголовник, отбывал наказание в лагерях, а потом был направлен в ссылку и принуждён к двухгодичному труду в Сибири, где женился и хорошо обжился. Кто-то же рассказывал, что возвращаться на Кавказ ему запрещено решением его родового тейпа. Слухи и разговоры были разные и противоречивые.
   Мама, у Шамиля, также как и его отец была рослая, красивая рыжеволосая татарка, переселённая в Сибирь из Крыма. Занималась она только домашним хозяйством и заботилась о скотине, и как многие женщины в ту пору, на производстве не работала. Сына она баловала и какой-то домашней работой не загружала. Отец установил ему в обязанность: приносить в вёдрах с колонки воду и следить, чтобы одна бочка в доме, а другая в сарае - всегда были наполнены.
   Вечером, когда улица уже стала безлюдной и детвора разошлась по домам, Шамиль не попросил, а как бы приказал послушному Яшке, который покорно выполнял все его просьбы; пока он будет привязывать к перилам крыльца "старой ведьмы" леску, постоять у калитки бабы Дуси и в случае какого-нибудь подозрения - предупредить.
   "Ну, что, не наложил в штаны, когда стоял на стрёме?" - обратился Шамиль к Яшке. - "С какой стати я должен наложить в штаны? - возмущёно и обидной интонацией ответил он. Дед же Егор, точно чуть не наложил в штаны, когда проходил, шёл и всё присматривался, споткнулся даже оглядываясь на меня". - "Старый мерин Егор проходил, - задумчиво проговорил Шамиль. С вопросами не обращался к тебе?" - "Да нет, только шел и всё оглядывался, он же подслеповат - дальше пяти метров ничего не видит". - "Подслеповат-то, подслеповат, однако сидит в нём большая зараза, больно уж любопытный. Ну, пошли, дело сделано, пора расходиться по домам, время уже позднее", - заключил свои размышления Шамиль.
   Баба Дуся просыпалась всегда очень рано. Подтапливала углём печку, которая зимой никогда у неё не затухала, выносила на огород золу и затем уже шла в сарай кормить козу. В то злосчастное утро, она как обычно высыпала из наполненного ведра в печку уголь и разворошила его; оделась и в сопровождении собачки вышла из дома, чтобы в огороде опустошить зольницу.
   Жучка как-то странно, словно кто-то её придавил, изогнула спину, сбежала с крыльца, остановилась, жалобным взглядом уставилась на хозяйку и призывно предостерегая тревожно залаяла. Баба Дуся же не поняла предупреждения растревоженной Жучки, шагнула вперёд и наткнулась ногой на растянутую леску, не удержалась, упала с крыльца, так и не успев выпустить из рук зольницу.
   Уткнувшись лицом в тёплую рассыпавшуюся золу, баба Дуся взвыла от боли в руке, перевернулась на спину, и, протирая здоровой рукой от пыли глаза, плакала и проклинала Шамиля. "Чтоб ты сгорел - изверг", - жалобно и горько причитала она.
   Почему баба Дуся безошибочно догадалась, что это Шамиль устроил ей такую ловушку? Потому, что когда она топором наносила на раскатанной ледяной дорожке насечки, а затем присыпала ещё скользкое место золой, бабуля почувствовала во взгляде Шамиля что-то не доброе. Увидев леску, в огорчённо - возбуждённом сознании бабы Дуси сразу возник замыкающий контакт - образ Шамиля, и, возбудив интуицию, подсказал: это дело его рук.
   Всё же, терпеливо преодолевая в руке боль, она метёлкой отмела от крыльца золу, зашла в дом, взяла ведро с приготовленным ещё с вечера пойлом и отнесла в сарай козе. Пока коза управлялась с завтраком, баба Дуся стояла и молча плакала, не от физической боли, а печальные мысли сдавили её сердце, наполняя грудь досадным и отчаянным грузом: что большинство молодых людей отреклись от Бога, растут какими-то самоуверенными, беспечными и не добрыми. Закончив необходимые хлопоты, она пошла в медпункт.
   Медпункт находился в здании комбината управления шахты и медсёстры работали там посменно, и круглосуточно. Осмотрев опухшую руку, без сомнения, они признали, что это перелом, необходимо сделать рентген, и направили её в больницу. В больнице ей сделали рентген, наложили гипс, выписали рецепт для покупки в аптеке успокоительных таблеток и пожелали благополучного выздоровления.
   Возвращаясь из больницы, баба Дуся встретила деда Егора, который прежде чем поприветствовать соседку, глядя на её загипсованную руку, сразу от любопытства стал расспрашивать. "Ловушку, словно на зверя устроил мне вредный паршивец Шамиль, привязал леску вдоль крыльца, а я споткнулась и упала, едва не убилась", - жалобно проговорила она. "Пойдем-ка, голубушка, к участковому, пусть он разберётся; на каторгу следует отправлять таких бездушных бандитов, я вчера вечером видел, как Яшка крутился у твоего двора".
   Кабинет участкового находился в здании клуба, там же была и библиотека. Вероятность застать "Сапога" на своём рабочем месте у них до обеда ещё была, а вот после обеда он обычно уже где-нибудь с мужиками пил водочку или самогон. Участкового прозвали "Сапогом" потому, что он всегда ходил в резиновых, либо в яловых сапогах. Многие люди даже не знали его настоящего имени.
   Участковый был в своём кабинете, курил папиросу "Казбек" и скучал от безделья. Выслушав потерпевшую и усердные размышления деда Егора, он, возмущённый коварным преступлением, уверил их, что немедленно приступает к расследованию; поспешно надел шинель и шапку, замкнул дверь, заглянул в приоткрытую дверь библиотеки и прокричал: "Валентина Ивановна, если кто-нибудь будет интересоваться, где я, скажите, что ушёл на расследование... злостного преступления".
   Библиотекарша проворно подскочила к двери и взволновано спросила удаляющегося участкового: "А что произошло?" - "Пока - это секрет следствия, - ответил участковый, махнул рукой и уверено добавил, - наберитесь терпения, скоро всё узнаете, от меня ни один преступник не скроется и никакой след не заметёт". Потом спросил бабу Дусю: "Вещественные доказательства вы сохранили на месте преступления или уже уничтожили?" - "Какие такие вещественные доказательства?" - переспросила потерпевшая. "Эх, деревня, - досадно ответил "Сапог", - да леску - это же косвенная улика". - "Как же, голубчик, со сломанной рукой я могла её уничтожить - так и осталась привязанной на крыльце". - "Отлично - вот за такую добрую услугу, выражаю вам благодарность", - торжественно проговорил участковый. Бабуля удивлёно посмотрела на него и от гордости даже невольно расправила плечи.
   Первым делом "Сапог" отвязал от крыльца леску, смотал и положил в карман, а затем направился к Яшке. Яшка с младшей сестрёнкой лепили из пластилина различные фигурки, а их мама решила нажарить блины и готовила тесто. На голове у неё был повязан тёмный платок, который даже прикрывал чёрные брови, что делало лицо особенно бледным, а голубые глаза светились каким-то покорным, но в тоже время торжественным светом. Она была баптисткой. Муж же за веру её не упрекал, только запрещал агитировать детей и с ними посещать религиозные собрания.
   Коммунистом он был. По окончании Великой Отечественной войны вернулся домой капитаном, вся грудь в орденах и медалях, а на фронте он был "богом войны" - командовал артиллерийским батальоном. Теперь же он работал начальником механического цеха. В то время, имея героические фронтовые заслугами, он мог бы добиться и большей должности, но его устраивала эта работа.
   Потому, что больших забот он избегал, был гуляка - бабник. Любил навещать одиноких женщин и вдовушек, охотно пил алкоголь, пел песни, играл на трофейном аккордеоне, что ни одна на улице "гулянка" не проходила без его участия. В мех-цехе он постоянно ремонтировал свой трофейный мотоцикл и делал всякие металлические "штучки", необходимые в хозяйстве, которые помогали ему всегда иметь надёжный доход - в виде бутылки самогона или водки.
   Жену в душе он сильно любил, радовался её покорности и смирению к его грехам. Хотя и стыдился за свой разгул, много раз обещал ей к одиноким женщинам и вдовушкам больше не бегать, но как выпьет водочки, дьявол всё равно устремлял его к ним.
   Нравились ему отговариваться такими причинами, так как во всех своих загулах всегда загружал и обвинял дьявола в его проделках, а жена покорно смирялась, ещё ему было приятно чувствовать себя орлом в курятнике, потому что легкомысленных женщин он безобидно называл "безмозглыми курочками".
   Один раз только в жизни, от горькой досады в душе, он схватил гвоздодёр и погонял жену по улице. Хотя ни разу за время совместной жизни не ударил, а бегал за ней, с гвоздодёром в руке - для острастки. К тому же ещё крепко матерился и выкрикивал всякие угрозы, чтобы она больше никогда не засыпала в бензобак мотоцикла соль. А ей нравилось, когда мотоцикл был сломан, тогда супруг был занят его ремонтом и не ездил к приятельницам.
   Участковый вошёл в дом, поздоровался и сразу же сказал Яшке: "Живо собирайся, ты арестован, - и укоризненно глядя на его маму, добавил, - а вы, можете начинать сушить ему сухари, хотя надеюсь, всё же расстрела он пока избежит, только вот ёлки пилить теперь ему придётся очень долго".
   От испуга у бедной женщины даже опустились руки, она сразу сильно побледневшая и обессилившая присела на стул. Сестрёнка же Яшкина, подошла к маме, обняла её и тихо заплакала. "Что же он такого натворил?" - умоляющим тоном спросила она, уткнулась взглядом на головку дочери и стала гладить её каштановые волосы. "Не имею я право разглашать секрет следствия, он знает, - строго посмотрев на Яшку, который надевал валенки, проговорил участковый и добавил, - на суде всё узнаете". Затем широко открыл двери, запустил из прохладной веранды в тёплое пространство кухни клубы морозного воздуха, подтолкнул к выходу покорного Яшку и вслед за ним вышел, не попрощавшись и не проронив больше ни слова.
   На улице испуганный и поникший духом Яшка сразу же раскололся, и рассказал участковому, как вчерашним вечером всё происходило. Теперь они направились к Шамилю. Дома его не оказалось. Мама его ответила: "В школе ещё, - и тревожно спросила, - а что он натворил?" Участковый, не унимая своей строгости и важности, ответил: "Покалечили бабу Дусю, счастье их, что она осталась хоть живая, так что расстрела, конечно, им не будет, а вот есть лагерную пайку и пилить ёлки, придётся теперь долго".
   Шамиля же в школе уже давно не было. В классе он сидел у окна и видел, как "Сапог", баба Дуся и дед Егор шли мимо школы. Невольное сожаление к бабушке, глядя на её загипсованную руку, чувство стыда за свой поступок и страх за неизбежное наказание, сразу же вынудили его без всяких объяснений и разрешения учительницы быстро выйти из класса, и бежать на улицу, чтобы проследить за подозрительной "компанией". Выглядывая из-за угла сарая, он наблюдал, как вышедший из дома участковый и Яшка направились в школу.
   Он подождал ещё немного и зашёл в дом. Встревоженная его мама сразу же стала расспрашивать: "Участковый разве не встретился тебе, - и чуть не плача продолжила, - неужели правда, что ты покалечил бабу Дусю?" - "Никого я не калечил, видел лишь, как они с бабушкой проходили у школы, рука у неё загипсована, а что с ней произошло не имею даже представления, возможно, упала и сломала руку". - "Тогда почему он меня чуть до смерти не напугал, сказал, что теперь тебя посадят в тюрьму?" - "Успокойся мама, - ответил Шамиль, - никуда он меня не посадит, я сейчас пообедаю и схожу к нему в кабинет, и всё выясню, чего этот балбес плетёт". - "Только потом сразу же приходи домой, а то я от неизвестности с ума сойду. Нет, пообедаешь - и пойдём вместе", - решительно заключила она. - "Никуда я с тобой не пойду, сам всё выясню, а ты оставайся дома и не волнуйся", - резким жестом как бы разрубая рукой воздух, ответил ей сын.
   В кабинете "Сапог" составил протокол, показал Яшке, попросил непременно прочитать и если есть какие-то неточности, указать на них, он исправит, а затем уже расписаться. Яшка понурив голову и не читая протокол расписался, сидел на стуле, шмыгал и сопел носом, перебирая в сознании пугливые мысли о своей, казавшейся ему горькой судьбе.
   Участковый закурил, походил из одного угла в другой по кабинету и сказал: "За чистосердечные показания отпускаю тебя домой, но только до суда, а что решит суд - не знаю. Увидишь своего дружка скажи ему, чтобы завтра к девяти утра явился ко мне в кабинет. Не явится, будет укрываться от следствия, тогда я сразу же объявлю его во всесоюзный розыск. Ты меня понял?" - строго спросил он. Яшка ничего не ответил, потому что горькие комки застряли у него в горле, лишь покивал головой и пошёл.
   А Шамиль нервничал и нетерпеливо поджидал дружка. Получив информацию, как говорится из первых рук, он проговорил: "Тебе следовало толковать и стоять лишь на одном, ничего не знаю, никого не видел и кто привязал к крыльцу леску, понятия не имею. Смотри-ка какая беда, дед Егор заметил его у ворот бабули, ну и что, где хочу там и стою. Теперь я, благодаря только твоей заячьей душе, на нарах буду париться, а тебя же, возможно, даже медалью стукача наградят. Беги, предатель, к мамке", - презрительно и сквозь зубы проговорил он, сплюнул Яшке под ноги и пошёл.
   Яшкин отец вернулся с работы проголодавшийся, но весёлый и немного хмельной. Войдя в избу, он сразу же радостно проговорил: "Ну, голубка моя сизокрылая, чем будешь сегодня кормить мужа?" Однако жена на его вопрос не отозвалась, а подошла двенадцатилетняя дочка, пронзила страдающим взглядом душу отца и умоляющим тоном проговорила: "Мама сегодня ничего не сварила, заболела она сильно", - заплакала и пошла в спальню, где на широкой металлической кровати лежала мать.
   Муж, встревоженный горьким известием, подошёл к жене и заботливо спросил: "Что с тобой, милая, как же такое могло случиться, что на мою сизую голубку хворь навалилась?" Жена виновато ему улыбнулась и печально поведала: "Напугал меня участковый, что от страха подкосились ноги, закололо в сердце, а теперь вот пальцы подёргиваются на левой руке, голова кружится и валится всё из рук. Киска даже растревожилась, жалобно замурлыкала, запрыгнула в кровать, лизнула мои пальцы и положила на них свои мохнатые лапки. Погладила я её и улеглась в сердце боль, дрожь в руке поубавилась, только какой-то морозный осадок ещё холодит плечи и ступни".
   Выслушав всю историю до конца, муж заключил: "Я сейчас пойду в клуб, позвоню и вызову скорую помощь". - "Что ты, не надо, мне уже полегчало", - возражающим тоном проговорила она, встала с кровати, укатала плечи пуховой шалью, а концы от неё перекрестила на груди, завела их за поясницу и тесно завязала. "Лежи, солнышко, отдыхай, - заботливо проговорил он и заключил, - тогда я прогуляюсь до краснопёрого следопыта и немного преподнесу правил хорошего тона невеже, научу благородным манерам, чтобы запомнил, как следует разговаривать с женщинами".
   Участковый был не женат и проживал в бараке, только не с общим коридором, а состоящим из двенадцати квартир, для каждой отдельный вход. Вечером, разгорячённый алкоголем, он в майке и галифе, на которых болтались подтяжки, а на ногах были одеты калоши, сидел за столом в кухне своей задымленной от курения папирос однокомнатной квартиры, распивал с соседом самогон и восторженно рассуждал о планах партии, и грандиозных задачах строительства пятилетки.
   В сенях, от тяжёлых шагов, заскрипели половицы, затем раздался стук в дверь, потом распахнув её, в квартиру участкового вошёл начальник мех-цеха. Он сразу же, без лишних предисловий, ударил "Сапогу" в глаз и начал проводить с ним воспитательную беседу. Затем уткнул измазанный в мазуте большой кулак в его кровоточащий нос и скромно, но усердно объяснял правила поведения с дамами. Участковый же, от такого не очень вежливого напора бывшего капитана, сильно загрустил. Испугано глядел на него, внимательно слушал и не возражал.
   Печаль его больше одолела не за свой подбитый глаз и распухший нос, а то, что бывший капитан был однополчанин и фронтовой друг начальника милиции. "С утра забегу первым делом к Петровичу, пусть он уволит тебя из милиции - дурака и пьяницу. Счастье твоё, что моя голубка не умерла от испуга, а так бы я тебя прямо здесь, на этом месте задушил, как дезинформатора и паникёра". - "Прости меня Семён, не губи неразумного, увлёкся я и не подумал о методах, хотелось быстрее по расследованию злостного хулиганства правдивые показания получить", - умоляюще проговорил участковый.
   В общем, зачем описывать подробности? Закончился поучительный вечер для "Сапога" расходом двух бутылок самогона, примирением с Яшкиным отцом, а утром ещё сильной головной болью, что он даже не пошёл на работу; стыдно было показываться людям с подбитым глазом.
   Шамиль же, перегруженный мрачными мыслями, долго бродил по заснеженным улочкам города, что даже морозный воздух не охлаждал его досаду и боялся идти домой. Он не знал, как отреагируют на его глупую проделку родители. Поэтому больше его душу тяготило не предстоящая кара по закону уголовного кодекса, а пугала возможная ярость отца.
   Хотя его отец переживал ещё сильнее сына, уж он то по своему опыту, а не понаслышке узнал и прочувствовал, что такое лишение свободы и какие испытания ожидают узника в сибирских лагерях.
   Бабу Дусю, он уговорил не писать заявление о привлечении Шамиля к уголовной ответственности. Принёс мешок комбикорма и уверил, что его жена будет помогать и выполнять все заботы по дому и хозяйству, а завтра он ещё ей дрова подвезёт. "Да я ничего не писала и не подписывала, лишь пожаловалась участковому, кто же меня защитит, муж погиб на фронте, а деток завести у нас так и не получилось", - досадно и в тоже время как-то печально проговорила она.
   Тёплое укрытие, от ночного мороза и ночлег, Шамиль нашёл в недавно отстроенном гараже дорожного управления. Разбудили его утром солдаты стройбата, которые пришли на работу, где они покрывали крышу гаража рубероидом и заливали битумом. Как обычно они сразу развели костер, чтобы в стоявшей на шлакоблоках металлической бочке разогреть до жидкого состояния битум, а затем уже в вёдрах доставлять на крышу гаража и заливать поверх расстеленного рубероида.
   Разве могли молодые и неопытные солдаты знать, что перед тем, когда загружаешь бочку кусками битума, прежде её следует хорошо разогреть, чтобы накопившийся в ней снег растаял и выпарился. Однако сержант отделения командовал, крикливо подгоняя молодых воинов к усердной работе. Солдаты спешно рубили битум на мелкие куски и наполняли ими бочку, а на её дне скапливалась и бурлила закипающая вода.
   Шамиль же, сержант и один старослужащий солдат, подкладывали в огонь дрова и куски угля, сидели беседовали и грелись у костра. Бочка быстро раскалялась от бушующего огня и когда она была наполнена битумом, солдаты прикрыли её ещё металлическим листом.
   Жар от огня принудил Шамиля снять с головы шапку-ушанку, чтобы её уши повязать наверх, как носят головной убор все солдаты. В это время крышка от напора скопившегося пара подпрыгнула на бочке и с её края, словно из гейзера, выплеснулась прямо на голову Шамилю горячая струя битума.
   Прошло много времени, пока он вернулся из больницы домой. Учебную программу ему невольно пришлось прервать и с первого сентября начинать обучение заново, но в другом классе, с учениками уже младше его по возрасту на один год.
   У участкового же после того поучительного вечера "Шерлок Холмский" пыл как-то угас и куда-то пропал, что он уже не горел желанием продолжать расследование. В сумерки лишь тогда выходил из квартиры на улицу, стыдился показываться людям с синяком под глазом.
   Правда в июле, у начальника механического цеха, в семейном сортире, похожий на большой скворечник, который стоял в огороде рядом с сараем, произошло необъяснимое и таинственное явление. Несколько дней тогда всем жителям в округе нельзя было открыть окна, а когда кто-то находился на улице, то без невольного, специфического и не литературного возмущения в адрес Семёна, удержать уже их было невозможно.
   Только один участковый ходил и загадочно ухмылялся. Как никак досада у него в душе осталась на Семёна. И вот одной тёмной ночью, он обмотал свои сапоги тряпкой, чтобы на почве не осталось от них следов, прокрался к сортиру и высыпал в очко два килограмма дрожжей, и полведра карбида. Так что сортирная бражка долго бурлила и выплёскивалась через край, разнося по округе ядовитый запах.
   А Шамиля словно подменили. Внешность его была изуродована ожогом, что из удалого, красивого, дерзкого - стал он угрюмым, послушным и простым, как большинство проживающих людей в Сибири. Только душевно страдал он не один. Бабу Дусю, перед сном, сильно мучили мысли, которые она из суеверия боялась кому-нибудь рассказать. Она плакала и молила Бога простить её, за невольно произнесённые когда-то слова, часто теперь звучащие тревожным набатом в её сознании: "Чтоб ты сгорел - изверг".
   Страшно было ей и чудилось, что произнесённые в досаде те слова, как бы были невольной дружбой и солидарностью с дьяволом, и, перебирая в памяти то злосчастное утро, она больше всего желала повернуть время вспять, и всё исправить.
  
  
   ***Любой человек имеет право на ошибку, только недопустимо её совершить саперу, когда разминирует минное поле или обезвреживает бомбу. Знания и жизненный опыт как бы уверяет людей, якобы человек учится на ошибках. Популярным утверждением люди утешают свою совесть, что любому человеку всегда предоставляется ещё второй шанс. Прекрасно, когда есть возможность на своём жизненном пути что-то изменить и исправить.
   Всё же память и совесть не лист бумаги, где можно зачеркнуть все ошибки и заново переписать текст. Скорее всего память и совесть, как магнит в человеческом сознании. Тревожит людей биоэнергетический компас различными указаниями и напоминаниями, что с возрастом человек начинает задумываться и стыдиться каких-то своих поступков, а другими гордиться.
   Печальные хлопоты принесла своим родным и близким, беспечная путешественница. Приключение её необычное и произошло с сестрой знакомой Мартина. О нелепой и в тоже время грустно - забавной истории, писали даже в областной газете. Очерк Мартин не читал, так что опишу невероятное попустительство чиновников милиции, как он прослушал рассказ от сестры виновницы.
   Тогда, в начале девяностых годов, когда в России политические и экономические деятели намыливали людям глаза и выдали дешёвую бумагу - приватизационные ваучеры, в стране царил большой хаос и беспорядок. Символически приватизированный ваучер оценили в десять рублей. Реальная же его цена, если соотнести все богатства страны на душу населения СССР, должна была составлять - минимум несколько миллионов долларов.
   Только честной распродажи народного добра не было, как происходит с некоторыми шедеврами искусства, которые продаются на международном аукционе, а также когда для инвесторов выставляются на конкурс обанкротившиеся промышленные объекты. На территории бывшего СССР происходила не приватизация, а самый наглый в мировой истории грабёж простого народа. Умышлено нарушалась когда-то хорошо налаженная структура реализации продукции всей страны. Беспорядок создавался в стране для того, чтобы партийной воровской номенклатуре облегчить путь к расхищению народного богатства и приватизации заводов, шахт, рудников, карьеров, рыболовных судов, электростанций, нефтяных скважин, фабрик и других прибыльных объектов.
   Бандиты проигнорировали массовый героизм Советского народа и захватили плоды семидесятилетнего его труда. Воплощая идеалы социализма в действительность, наши деды и отцы инвестировали жизни, фундаментом уложили свои кости в строительство гигантских заводов, плотин, каналов, проложили железные дороги и трассы в вечной мерзлоте. Капиталисты ужасались, наблюдая, как миллионы трудовых людей СССР, живя в палатках, землянках, шалашах и бараках, за короткий срок, где-нибудь в степи или глухой тайге, без дорог и других коммуникаций, воздвигали гигантский комбинат. Наши предки оросили землю кровью в борьбе за святое дело - равноправие всех народов планеты, и полегли на полях сражений с белогвардейской интервенцией, бандами анархистов и басмачей, которые поддерживались мощными капиталистическими странами. Отразили удар коричневой чумы, а затем разгромили агрессора и освободили Европу от фашизма. Печально и очень стыдно, что мы - нынешнее поколение, смирились, словно покорные овцы, уступили наглой и лживой пропаганде, вопреки святого дела наших героев, как бы подарили все их завоевания и накопления, несомненно, ненасытным и алчным грабителям.
   Криминалисты подсчитали, какие экономические потери наносит государствам итальянская мафиозная организация "Коза Ностра" - переводится "Наше Дело". Босы, международной криминальной организации, выражаются так: "Мы работаем эффективно и прибыльно только в тех регионах, где политики идут с нами в одной упряжке, а без их поддержки, существование мафии невозможно. Мафиози - на итальянском языке означает - мужественный человек. До сих пор не исключается одна из версий, что президента США - Кеннеди, ликвидировала итальянская мафия.
   Расхищение происходит во всём мире, а не приватизация. Когда политики - лоббисты, идут в одной упряжке с индустриальными магнатами, принимают законы и способствуют менеджерам банков, несомненно, которые не являются гарантами экономической стабильности, а лишь замаскированными спекулянтами; они только скупают для капиталистов всё что возможно, и при желании могут простых людей, любой страны, погрузить в безработицу и создать финансовый кризис.
   Потому, что таким ненасытным свиньям на простой народ наплевать, так как они думают лишь о своём благополучии, стали рабами корыстных желаний и глобальная гонка за наживой притупила их предосторожность. С наступлением эпохи 21-го века, они начали уже поспешно пожирать друг друга. Развал СССР изменил моральные идеалы людей, нарушил полярный противовес между добром и злом. Капитализм, несомненно, скоро развалится, как рухнула когда-то мощная римская империя, и, казалось бы, непобедимая армия Чингисхана. Структура управления народами была принудительно - рабовладельческая, как и сейчас, прикрытая демократическими лозунгами планирование социального равновесия и стабильности, в глобальной системе, не совершена. Такая система выгодна лишь индустриальным магнатам, а если хорошо задуматься, то становится ясно, что происходит глобальный грабёж всех простых народов планеты, и закабаление их в модернизированное рабство.
   Политики же всех стран уже стали понимать, что не конкуренция и гонка за наживой стабилизируют мир, а разумное распределение рабочих мест, и умеренное планирование разработок полезных месторождений, то есть ограниченная добыча природных богатств. Значит им поневоле, чтобы не довести мир до рецессии и глобальной катастрофы, придётся умерить аппетит ненасытных индустриальных магнатов. Так что Карл Маркс во многом был прав. Не даром его экономические исследования и учения капиталисты считают вредными для простого народа, что во многих странах, издательство книг запрещено. Труды его хранятся в архивах и по злобности они приравнены к книге Гитлера - "Мая борьба".
   Самое мощное в мире социалистическое государство СССР, развалилось на отдельные страны, но никто не знает, на какую сумму обворовали политики с бандитами простой народ. Вероятно, сумма астрономическая и подсчитать её реальную величину невозможно.
   Прежде входящие в состав СССР республики провозгласили себя независимыми государствами. Националисты и авантюристы, под лозунгом независимости, разжигали национальную рознь и ложные патриотические чувства у простых людей, направляли их на кровавую драку между собой, а сами с проститутками купались в бассейнах, лежали в гамаках и курили сигары, или сидели в креслах, посмеивались, потирали от радости ладони, торговали всем возможным, в том числе наркотиками и оружием. Вооружённые конфликты создавались прислужниками дьявола повсюду, где только возможно.
   Труженики бывшего СССР впервые узнали, что такое безработица и депрессия. Стыд за нищету и оскорбительная нужда в отчаянии угнетали гордость честных людей, блокировали их благоразумие, что многие вынужденно отгоняли мысли о морали и шли на уголовные преступления; другие все свои душевные усилия устремляли в мольбе о помощи к Богу, или топили горе в алкоголе.
   С приватизацией народного достояния и возвращением общества к капиталистическому пути, на территории бывшего Советского Союза, словно эпидемия, вновь возродилась или пробудилась религия. Строились, для братьев и сестёр по вере, и открывались ворота церквей, мечетей, буддистских храмов и синагог, а двери домов пионеров, спортивных школ и стадионов, где прежде дети могли бесплатно заниматься в любом творческом кружке или в спортивной секции, потихоньку закрывались.
   Огромную популярность у народа приобрела вера в Бога, только какую-то не искреннею, а как бы отчаянно тоскующую или подражающую кому-то, вроде страха перед гибелью в одиночестве, похожую на безысходность, чтобы не оторваться от гонки общественного мировоззрения за надеждой, что Создатель, несомненно, скоро снимет с души печаль и укажет несчастным верный ориентир, и разгребёт бесконечные буреломы на их пути. Всё же невольно, сознание терзает вопрос: "Кому выгодна и нужна ли народу такая религия, когда всё больше людей стало преступать через совесть, игнорировать и даже грабить ближнего?" Как хочется полюбить Бога во всём его обличье. Только не могу полюбить его в символе золотых куполов и в глянцевых рясах бородатых мудрецов призывающих обывателей к смирению.
   Люблю же божественное величие в образе гор, тайги, чистых ручейков, в творчестве мастеров и художников, но когда вижу отражение тлеющей надежды в печальном взгляде нищих, беспризорных и голодных детей, или пренебрежительное отношение к несчастным больным, вот тогда невольно и хочется богохульничать, прокричать: "Почему ты допускаешь такую несправедливость и страдания по отношению к простому народу, а злых и ненасытных типов, как бы даже поощряешь? Неужели правда, как они выражаются: что уже и тебя подкупили?"
   Невольно в памяти всплыл эпизод из фильма: где нищий колумбиец прибился к бандитской группе, которая контролировала чёрный рынок по продаже наркотиков и оружия. Благодаря своему хладнокровию и жестокостью, он быстро сделал карьеру в преступном мире, что вскоре занял руководящее место. Мама же и его сестра жили в большей нужде, но до них доходили слухи: что якобы он сейчас наркотический барон чуть ли не всей Колумбии.
   Как-то одним вечером он навестил их и удивился, что сестра выросла и из маленькой девочки превратилась в красавицу, а мама сильно постарела и нуждалась в медикаментах, которые не могла купить, и к тому же за ней уже необходим был постоянный уход. Гордо и ещё как бы беспечно утверждая, он заключил: "Теперь вам уже не придётся горевать, с сегодняшнего вечера я буду заботиться о вас", - и он вынул из нагрудного кармана пачку долларов. Для них они были целое состояние, что его сестра даже от изумления как бы онемела, или от испуга. Глядела на деньги и боялась что-нибудь проговорить.
   Мама же осуждающе взглянула на сына и твёрдо, словно прозвучал голос гранитной скалы, ответила: "Подкупить можно только безбожника, я же искренне верю в Бога и если даже буду умирать от голода, никогда не приму деньги добытые преступным путём и запачканные человеческой кровью, которые приносят лишь горе и омрачают душу. Хоть порой и досадно, что я в чём-то не досмотрела за тобой, всё же глубоко размышляя, мне не в чем упрекнуть свою совесть. Не я, а улица, тюрьма и демоны пересилили мои светлые устремления, и сделали тебя бездушным. Уходи, я запрещаю тебе нас навещать, отрекаюсь от тебя - убийцы, нет у меня уже сына". Сын ушёл, а вскоре погиб от рук своих же приятелей, которые полагали, что он не справедливо оплачивает их риск и опасный труд.
   Вот размышляя и наталкиваешься на вопросы: "Что в Европе на каждого зарегистрированного верующего наложен незначительный ежемесячный религиозный налог, и государство распределяет собранные деньги для реставрации храмов, гуманитарные цели и оплачивает установленный оклад для священников. В России же как-то странно выглядит от твоих посредников опёка к прихожанам; за церковные обряды необходимо платить, а за звонкую монету, грешник даже удостаивается особой милости. Почему ты допустил такие традиции? Неужели тебе деньги дороже, чем чистая душа праведника, всю жизнь не разгибающего спину в тяжком труде и никогда ничего не добывшего преступным путём, или мошенничеством? Какой же тариф ты установил для негодяев, если они беззаботно и насмешливо утверждают, что давно уже поделились с попами, которые не брезгуют купюрами запачканные человеческой кровью, и за часть награбленных денег купили у твоих посредников билет в рай.
   Недопустимо осуждать Бога, а тем более судить за взятки твоих посредников. Возмутительно рассуждаю. Так отчаяние бунтует и вытягивает из сознания такие упрёки, что пожертвования, на укрепление религиозной пропаганды, невольно называет взятками. Ничего не поделаешь, что сомнения одолевают и никак не могу отогнать их, остаётся только ждать справедливого небесного суда, если правосудие невозможно создать на земле, а только на небе".
   Горько писать о таких преступлениях. Однако - это правда. Криминальная статистика гласила, что возродился даже вандализм. Преступления, которые прежде процветали во время войны. Отчаявшиеся типы, доведённые нуждой до безумия, ночами раскапывали на кладбищах свежие могилы, снимали с покойников одежду и продавали, чтобы потом купить хлеб своим голодным детям. Садисты, на свои подворья, заманивали бродяг и пьяниц. Доверчивых людей убивали, труп перерабатывался на корм для нутрий. Из шкур же зверьков шили шапки и шубы.
   Заботливые люди, рассчитывали лишь на свои силы, потому что по всей стране властные партийные чиновники создали дефицит продуктов и промышленных товаров. В магазинах не было даже: зубной пасты, мыла, лезвий для бритвенных приборов, сигарет, не говоря уже о продуктах и других необходимых в быту вещах. Горожане, за чертой города, стали выращивать картофель. Только не все граждане успевали снять урожай, кто-то был проворнее честных тружеников и воровал плоды их труда.
   По всей территории, бывшей в мире самой могучей страны, в несколько раз увеличился рост тяжёлых преступлений, но что самое печальное: вспыхнула эпидемия самоубийств. С преступностью можно бороться и при разумном применении сил победить, а вот как предотвратить и не допустить массовых самоубийств? Есть ли противодействующие средства или рецепты против такой эпидемии? Есть такие средства - это всем людям не забывать о чести, совести и высокой морали. Когда же в стране происходили повальные самоубийства и статистика умышлено замалчивалось - значит позор тем неразумным простым людям ставшими соучастниками, кто выбирал и допустил к власти таких руководителей, а агитаторам и рулевым, которых индустриальные магнаты капиталистических стран подкупили, открыв им личные счета и фонды в несколько сот миллионов долларов в швейцарских банках - вечное презрение. Продали за дьявольскую бумагу они не только свои души, а совершили самое гигантское в мире предательство по отношению ко всем честным людям на планете, и загнали в рабство добросердечных, доверчивых, трудолюбивых и простых людей Советского Союза.
   Закрывались заводы, фабрики, шахты и многие другие промышленные производства, а рабочие коллективы увольняли и отправляли на улицу; обрекая их на голодную смерть. Чиновники так им и отвечали: "Выживайте, как можете". Властные структуры делали всё возможное, чтобы объявить предприятия банкротами и не рентабельными, а потом тайно выкупить в свою собственность. Некоторые руководители предприятий консолидировались с бандитами, организовывали преступные группировки и воровали всё, что только попадалось под руку, потом продавали краденое. Особым спросом на международном рынке всегда пользуются цветные металлы, а цены на них беспрерывно повышаются.
   Начальник монтажного участка крупного завода, глядя на беспрепятственную распродажу народных ценностей, не то что возмущался в душе, а думал: "Зачем без пользы смотреть на такой бардак, когда противодействовать не в силах, так лучше уж тоже откусить кусочек от сладкого пирога".
   И тут кстати, уже после повторного осуждения, освободился его одноклассник: весёлый, беспечный, не скупой и очень общительный парень. Какой-то период времени, он был инфицирован азартной болезнью, любил на пари устраивать автомобильные гонки. Удобно усаживался за рулём, чужого автомобиля и газовал. Оба наказания в исправительных учреждениях, где его и подлечили от заразы, он и отбывал за угон автомобилей.
   Только когда освободился, родители сразу же купили ему автомобиль "Жигули". Такую дорогую покупку, они сделали от любви к сыну, и как заботливо выражались: "Пусть ребёнок катается на своём, а не на чужом автомобиле". Вот такую заботу они проявили к ребёнку, который был под два метра ростом, косая сажень в плечах и никогда ещё ни на одном производстве не проработал, ни одного дня.
   Всё же дорогой родительский подарок оказался ему на пользу. Теперь он днём трудился, "таксовал" в городе и окрестностях, а вечерами прогуливал заработок в ресторанах. Начальник же монтажного участка был его одноклассник. Полагаясь на друга детства, он и обратился к нему с просьбой.
   Валера - так назовём беспечного парня, охотно откликнулся на затею бывшего одноклассника. Он как бы уточнил и внёс свои условия в намеченный одноклассником план: "Твоя забота состоит лишь в том: достать настоящую накладную или копию бланка позволяющего проехать на грузовике через проходную завода, а печать, подпись, поддельные номера для машины, я добуду без проблем".
   Кражу они организовали, как выражаются криминалисты - профессионально. Вывезли с территории завода несколько тонн катодной меди. Металл сдали скупщикам, что и следов не оставили, получив за него несколько тысяч долларов. В то время в стране развелось много бродяг и за небольшую сумму денег, они продавали свои паспорта. Тогда, по таким документам: регистрировались различные кооперативы, сдавали скупщикам металл, отправляли контейнера, эшелоны с ценным грузом и даже создавались коммерческие банки.
   После удачной кражи, Валера решил приодеться в модные тряпки и пошёл на городскую барахолку. Там он и встретил старую знакомую Зою, кого в прошлом называл заинька. Прежде они учились в одной школе, но в разных классах. Зоя была на год младше Валеры, регулярно ходила на танцевальные вечера в ДК, откуда он её часто провожал к дому. В подъезде они целовались, он пытался растянуть счастливые минуты и задержать её, однако родители наказывали Зою, если она возвращалась в квартиру за полночь, поэтому затейники острых ощущений вскоре расставались. Оба обрадовались неожиданной встречи, а как же - девять лет уже не виделись. Разговорились, вспоминали прошлое.
   Валера был очень доволен нынешней жизнью. Радовался свободе действий, что участковые инспектора неблагонадёжных людей теперь не контролируют, не тревожат, бывших осуждённых даже работать не принуждают, как было прежде. Свобода действия - занимайся чем душа желает.
   Заинька, то есть Зоя, как-то грустно и без оптимизма воспринимала перемены. К труду она не была приучена, лишь под давлением родителей окончила кулинарный техникум, а потом родила мальчика, была мамой одиночкой и опять же благодаря помощи отца получила небольшую квартиру; проживала в малосемейном общежитии. Жилось ей не так сладко, как хотелось бы, и нынешние времена её не радовали.
   Главная была причина досады и уныния, когда в её воображении всплывал почти беспрерывный вопрос: "Где добыть денег, чтобы "стартануть" и начать ни от кого не зависящее личное занятие?" Старшая сестра Зои была замужем, работала бухгалтером, в магазине - тысячи мелочей, всё своё свободное время сосредоточивала на воспитание двоих детей и её семья жила скромно, так что у неё денег не займёшь.
   У отца же был запас на чёрный день, как и большинство граждан страны, он теперь "как бы не доверял рублю" и скупал доллары, не задумываясь, что невольно способствует укреплению промышленного развития США. Как пекарь получает выгоду от продажи хлеба, так банкир от реализации долларов. От их продажи и выдачи валютных кредитов, США очень сильно, как ни одна страна в мире, укрепляет свою мощь и государственный бюджет. Только разве отец одолжит беспечной доченьки деньги? Нет, бесполезно даже заводить с ним разговор на такую тему. Единственная поддержка, в чём он ей помогает: завозит картошку, лук и другие продукты. Вот и подрабатывала Зоя на барахолке, реализовывала чужой товар, а небольшую выручку, от разницы в завышении цены, откладывала в свой карман.
   Среди торговых рядов проходила женщина, катила санки, на которых стояла большая кастрюля и призывно кричала: "Горячие пирожки и беляши - подходите и не стесняйтесь, вкуснятиной понаслаждайтесь". Валера сразу задорно обратился к торговке: "Кормилица наша ненаглядная - подруливай-ка сюда, аппетит у нас звериный, сейчас мы все твои беляши и пирожки в миг приговорим".
   Женщина в долгу не осталась, завернула в салфетку шесть беляшей, протянула Валере и лукаво посмотрев на Зою - заключила: "Настоящего мужчину можно сразу отличить по аппетиту - как ест, с таким же усердием и по ночам трудится". - "Ты красавица у нас не только кулинарная искусница, а ещё и ясновидица", - задорно ответил Валера. Окружающая их публика и торговка развеселились, она протянула руку: "Позолоти-ка теперь милой кормилице ручку".
   Он достал из нагрудного кармана пачку долларов и рублей, подал ей лощеную бумажку, и предупредил смущенную торговку: "Сдачу оставь своим детишкам на молочко". Проявил он такую щедрость к торговке не в благодарность за её потешные прибаутки, а чтобы насладиться шокирующим эффектом и смутить Зою. Не упустил он удивлённый взгляд Зои и от её затаившегося дыхания, почувствовал в своей груди прокатившееся тёплое наслаждение, и заметил, как отхлынула кровь и побледнело её лицо.
   Зоя достала из сумки термос, налила кофе в пластиковый стакан и отдала Валере, а себе налила в колпачок от термоса. Потом ладошкой поманила его приблизиться, и, приподнявшись на цыпочках, тревожно прошептала на ухо: "Откуда у тебя столько денег, неужели ты один из тех опасных типов - рэкетиров?" Валера усмехнулся и ответил: "Ну, заинька, ты сейчас навыдумываешь, я сам по себе и никогда не прибьюсь в стаю отморозков - игрок я". - "В карты играешь?" - "Играю заинька, скуку свою подстёгиваю и разгоняю разными азартными забавами". - "Ты лучше стань моим спонсором, вложи деньги в хорошую идею". - "Я сейчас пройдусь по толкучке, необходимо спешить, маму обещал ещё свозить в поликлинику, а позже мы обсудим твою идею; в семь часов вечера буду ждать тебя у ресторана". - "Обязательно приду", - ответила Зоя и помахала ему рукой.
   После обеда она зашла в детский сад, за шестилетним сыном. Родители её проживали в том же микрорайоне где и она, и Зоя часто оставляла у них ребёнка на выходные дни, поэтому они пошли к бабушке. Отец Зои трудился начальником реализации готовой продукции химкомбината, а мама была уже пенсионеркой, но иногда, как бухгалтер, подрабатывала в кооперативе.
   Маме она сказала: "Сегодня пятница, 13-е марта, последний трудовой день недели и её счастливое число. Важная встреча у меня вечером в ресторане, после которой по всем приметам предстоит резкое изменение моей судьбы. За сыном зайду в воскресенье, а теперь я побегу, хочу навести в квартире порядок, принять ванну и ещё сделать в парикмахерской модную причёску".
   Мама скептически проговорила: "Опять, наверно, познакомилась с каким-нибудь прохвостом, двадцать семь лет уже прожила, а ума так и не нажила. Ты же ещё ни с одним мужчиной больше трёх месяцев не прожила. Подбираешь всяких голодранцев на улице, а потом выгнать не можешь, что даже двери в твоей конуре выбивают. Как будто отцу больше делать нечего, а только менять замки и укреплять двери квартиры. Кто он - очередной прохвост, с кем ты опять завела роман? Не вздумай больше давать своим дружкам ключи от малосемейки".
   Зоя покраснела и смутилась от таких, как ей казалось, несправедливых выводов и нападок. Потом уняла в душе досаду и ответила: "Никакой он не прохвост, а порядочный парень. Мы давно - ещё с детства знакомы. Только кто он, пока не скажу. Суеверная я, так что преждевременно не буду рассказывать о своих планах и ступать на тропу противодействия удачи. По своему опыту уже убедилась, что не следует быть откровенной и спешить делиться радостью. Богиня - Фортуна, хвастунов не любит и может в один миг отвернуться от болтунов".
   Вот, что значит суеверие. Так и не дозналась мама у дочери, с кем у неё вечером предстояла встреча. Не думала Зоя и не предвидела, какие печальные хлопоты последуют от её недомолвки, а через восемь дней придется родителям похоронить дочку.
   Похороны организовали шикарные, проводили Зою в последний путь при больших почестях. Отец не поскупился на проводы в последний путь дочери, к тому же ещё директор комбината выписал ему небольшую сумму денег - помощь, и приказал выделить, в его распоряжение, из гаража грузовик и два автобуса.
   Близкие и знакомые Зои горевали, но особенно сильно жалели её сына. Тяжело вздыхали, печально глядели на мальчика, глаза их наполнялись слезами, они шептались между собой и приговаривали: "Бедный ребёнок, остался круглой сиротой, не знал никогда отцовской заботы и защиты, а теперь ещё и материнской ласки лишился".
   Распорядителем похорон был бывший парторг химкомбината, а теперь, когда агитационную должность сократили, он работал в отделе реализации, в подчинении отца Зои. С кладбища всех людей, провожающих покойницу в последний путь, водители автобусов доставили к кафе. Днём люди обслуживались в кафе, как в столовой, потому что располагалось оно в рабочем микрорайоне и была встроена галереей между двумя малосемейными общежитиями, в одном из которых и проживала Зоя.
   Субботними же вечерами иногда: там проходили свадьбы, отмечались дни рождения и разные торжества. Бывший парторг заказал поминки в уютном кафе с расчетом, что по прибытию сразу распорядится, чтобы водители автобусов отправлялись на комбинат, и трудящихся после первой смены, развезли по обычному маршруту. После же поминок, никого развозить не потребуется, в основном все присутствующие на поминальном обеде проживают недалеко от кафе: сами разойдутся по квартирам - так думалось ему.
   Шоферам распорядитель вручил водку и пакет с различной закуской, и, погрозив пальцем, наказал: "Помяните усопшую после завершения рабочей смены". Водители автобусов и грузовика уехали, а проводившие Зою в последний путь участники траурной церемонии расселись за столы. Холодная закуска уже стояла на столах, распорядитель попросил официанток подавать горячее блюдо и расставлять водку. Потом вышел из кафе, подталкивал к входу курильщиков и приговаривал: "Бросайте свои вонючие соски и быстро рассаживайтесь за столы".
   От разговоров, бряцанья тарелок, ложек и вилок, в зале кафе стоял небольшой гул; поминающие принялась за еду, разливали водку и друг другу наказывали: "Пейте молча, тосты на поминках неуместны, каждый в душе пожелайте покойнице чего-нибудь доброго на том свете".
   И вот, произошло же такое удивительное зрелище: двери кафе распахнулись и в зал вошла Зоя, держа в руках маленькую кастрюлю. Она остановилась, улыбалась и удивлёно осматривала присутствующих, так как все люди, кто находился в зале, были её знакомые, родственники и родные. Тишина на мгновение охватила зал, а кто-то из присутствующих так и замер, уставившись на неё недоумённым взглядом, приоткрыв наполненный едой рот, потому что словно горькую отраву не мог продолжать жевать пищу.
   Внук ухватился за рукав бабушкиной кофты, задёргал и закричал: "Баба, мама вернулась", - проворно спрыгнул со стула и побежал к Зое. Когда изнеможённая печальными мыслями бабушка увидела, что её внук подбежал и прижался к Зое, а она нагнулась и поцеловала его, у измученной горькими переживаниями пожилой женщины закаменело тело.
   Пытаясь глубоко вздохнуть, она как бы ловила ртом воздух, но спазмы, словно удавкой сдавили горло и сердце, а от недостатка проникновения кислорода в мозг закружилась голова. Стены зала в её глазах стали постепенно наклоняться, и, переворачиваясь, закружились как карусель. Она упёрлась руками в стол, потом прикрыла безумный взгляд веками, вскрикнула и со стула упала на пол.
   Не зря распорядителем похорон был назначен бывший парторг. Всё обдумал и предусмотрел он, что даже медсестра из медпункта химкомбината присутствовала на траурной церемонии. Медсестра сидела за столом рядом с красивым парнем, а он склонился к ней и что-то заботливо нашёптывал на ухо. Бывший же парторг как-то рассеяно ел холодец, хмурился и ревностно посматривал на них.
   Среагировал он мгновенно, подбежал к медсестре, схватил чемоданчик и потянул её за руку. Не потребовалось даже вызывать бригаду скорой помощи. Медсестра сделала бабушке укол, посчитала ритмы пульса, измерила кровяное давление и поводив у носа пропитанным нашатырным спиртом ватным тампоном, привела её в сознание.
   Маму Зои усадили на стул и подали стакан морса. Осушив стакан, она облегчёно вздохнула, остановила на дочери укоризненный взгляд, слёзы потекли по её щекам и вопросительно-обидной интонацией спросила: "Ты где шаталась всё это время?"
   Дочка взяла её ладонь, гладила, от страха плакала и прерывающейся надрывной интонацией виновато повторяла один и тот же ответ: "Я же написала тебе записку, что поехала закупать товар, а вернусь через недельку. В Москве ещё я несколько раз пыталась дозвониться, а телефонная связь у вас и у соседей была нарушена. Что случилось с телефонной связью?" - "Затопило их там, на телефонной станции, отопительные батареи прорвало, залило щиты и во всём микрорайоне целую неделю не было телефонной связи. Вчера лишь восстановили".
   Отец Зои сначала сильно испугался за жену, хотя увидев дочь живой и здоровой, чувство какого-то иронично - нелепого ликования перемешалось с тревожной злостью. Он хотел обнять и расцеловать дочку, но потом передумал, подавил в душе счастливый порыв, загасил, как ему показалось, внезапное предательское слабоволие. Всё же чувство стыда за дочь перевесило жалость, рассудок его вспыхнул затаившейся и наболевшей к ней злобой. В нервозном замешательстве он переборол, скрыл тревогу и радость, подошёл к жене, взял её за руку и ядовито проговорил: "Пойдем милая домой, не о чем нам разговаривать с безмозглой бродяжкой, - как кипятком ошпарил дочь гневным взглядом, - чуть мать в гроб не загнала, глядеть даже не могу на тебя без злобы, так и чешутся руки придушить эгоистку, такие хлопоты создала нам, развеселили людей".
   Распорядителю похорон очень понравился вывод своего начальника; что его жене теперь требуется покой, поэтому для безопасности её необходимо сопроводить в квартиру при дозоре медицинского работника. "Пусть понаблюдает какое-то время за моей супругой. Мало ли что может опять произойти, сам видишь, какие неожиданности случаются в жизни, а силы её ещё истощены от такого стресса, - заботливо заключил он. Захвати всё необходимое, посидим у меня в квартире, нам тоже сейчас требуется не один глоток крепкого напитка, чтобы снять напряжение и развязать перетянутые нервы".
   Бывший парторг положил в портфель две бутылки водки и холодную закуску, а потом словно на митинге призвал сидевших в зале людей к тишине, и обратился с напутственной речью: "Дорогие товарищи, как говорится несчастье и счастье беспрерывно преследуют, и не отступают от любого человека. Сегодня нам всем выпала скорбная участь проводить в последний путь, как оказалось, неизвестную женщину. Пейте и хорошо закусывайте, помяните безымянную покойницу, а не прислушивайтесь, как я уже здесь слышал, к призывам некоторых, - он сделал паузу и посмотрел на группу молодёжи, - праздновать второе рождение Зои. Не устраивайте весёлого праздника.
   Нелепая история ещё будет иметь горькое продолжение. Хотя я сам сильно удивлён и очень рад видеть Зою живой, всё же сердце радуется, а сознание невольно тревожит мучительным вопросом: кого же мы сегодня проводили в последний путь, и каким образом могла произойти такая нелепица? Не будем гадать и делать выводы, без сомнения, правоохранительные органы размотают загадочный клубок.
   Спокойного всем отдыха и приятного аппетита, а мы расстаёмся с вами, - чуть замялся, как бы виновато разъясняя, - сами понимаете, что после такого удара и трагической церемонии, а потом неожиданного воскресения дочери, Зоиной маме необходим отдых".
   Теперь будем по порядку разбирать все обстоятельства, как могла произойти такая нелепица с Зоей. В кафе она зашла, чтобы купить котлеты или пельмени. В её квартире лежал на диване и ожидал горячего обеда проголодавшийся Валера. Они недавно вернулись из Москвы и привезли шесть огромных китайских сумок, упакованных различным товаром, который закупили на оптовом рынке.
   Ожидая Зою, он прилёг на диван и уже спал, когда она с сыном вошла в квартиру, разбудила его и взволновано проговорила: "В кастрюльке я принесла еду, ты поешь и обязательно дождись меня. Я побежала к маме. Если бы ты только мог прочувствовать как мне ещё тревожно и страшно. Мама моя сейчас чуть не умерла.
   Представляешь, захожу в кафе, чтобы купить что-нибудь поесть, а там по мне поминки проходят. Мама, когда увидела меня, так сразу сознание потеряла. Оказывается, они похоронили, даже представить ужасно, неужели Маринку, а думали что это я? Одно лишь радостно, что там оказалась медсестра с химкомбината. Сделала маме укол и привела её в чувства. Она же сидит бледная и словно шальная спрашивает меня лишь об одном: доченька где ты была? Я же сама глотаю солёные комки в горле, не могу толком ничего понять и ответить. Мозги затуманились, состояние как в кошмарном сне".
   В то утро, когда она встретилась на барахолке и потом рассталась с Валерой, договорившись, что вечером вновь увидятся, в сумке лежал её паспорт и извещение на бандероль. Как уже известно, Зоя увлекалась кулинарией. В бандероли же и была книга с описанными в ней разными кулинарными рецептами.
   Подобные книги были единственные литературные издания, какие Зоя читала. Заветной же у неё было мечтой, создать своё производство - именно кулинарию. Выпекать торты, пирожные, булочки, печенье и прочие кулинарные изделия. Вот и тревожили её нервы, беспрерывно скребли мысли досадные вопросы: "Как же заработать денег, чтобы купить оборудование для цеха или найти надёжного, заинтересованного спонсора?"
   На барахолке у неё было постоянное место, за которое она в бухгалтерию рынка ежеквартально вносила оплату. Рядом с ней работала Марина. Реализовывала она также чужой товар. Товар доставлялся из Турции, куда регулярно ездили азербайджанцы, с кем Марина завязала практичную дружбу.
   Марина и Зоя были ровесницы, равнозначного роста и глаза одинакового цвета, обе блондинки, такой же фигуры и ещё их связывала как бы похожая судьба. У Марины тоже был сын, проживающий в Казахстане и воспитывающийся её родителями. Отец её был уже пенсионер, но продолжал служить в гарнизоне прапорщиком. Полюбился Марине бравый солдат, от которого она и родила сына. Только демобилизовался лихой воин и уехал в Грузию, обещал быстро вернуться и жениться на любимой, без которой как он говорил - не сможет жить, но где-то заблудился горный орёл.
   Вероятно, никак не мог пробиться сквозь грозовые тучи и прилететь, он же не альбатрос. Альбатросы же не боятся грозовых туч и бурь. Дразнят грозное небо и бушующее море. Танцуют и смеются над стихией, не стесняются намочить свои пёрышки. Альбатрос ещё и на самую большую волну присядет, чтобы прокатиться, словно с крутой горки. Горным орлам же, не достойно их гордости мочить свои крылышки и выглядеть мокрой курицей. Прячутся они куда-то, когда сырой ветерок подует.
   С рождением сына, Марине пришлось прервать обучение в институте, а когда мальчик подрос, она вновь восстановилась в учебное заведение; только уже на вечернее отделение, так как решила, во что бы то ни стало доучиться и получить диплом о высшем образовании. Родители большую помощь оказать ей не могли, поэтому она официально работала в детском саду - ночным сторожем, но лишь в праздники и выходные дни. С однокурсницей, за небольшую оплату, они снимали у пенсионерки комнату. Подрабатывала Марина везде, где только удавалось, а зимой даже торговала мороженым на базаре и у гастронома.
   Марине необходимо было сходить на переговорный пункт и позвонить родителям. Зою она попросила поторговать её товаром, уверяя, что постарается быстро вернуться. Зоя даже обрадовалась, что ей надо позвонить родителям в Казахстан. На её пути находилась почта, вот она и вручила Марине свой паспорт с заполненной квитанцией на получение бандероли. Когда же Марина вернулась, то отдала ей лишь бандероль, а паспорт вернуть - забыла.
   За две же недели, до этого дня, тоже произошло немаловажное событие способствующее перепутать Зою с Мариной. Азербайджанцы привезли из Турции партию товара: женские кожаные куртки, сапоги и джинсовые юбки. Товар реализовывала Марина. Так она и Зоя, по заниженной цене, приобрели себе: куртку, сапоги и юбку одного цвета, размера и артикля, потому что других фасонов не было.
   Читатель уже знает, что Зоя раньше обычного прервала торговлю и поехала домой, а Марина ещё оставалась на барахолке. Только Зоя ушла, как на рынок пришли приятели Марины, попросили сворачивать торговлю, так как им срочно необходима её помощь. Марина уложила в сумку товар и пошла, а проживала она рядом с барахолкой. В комнате, обнаружив в портмоне паспорт подруги, она взяла и положила его в карман новой куртки. Переоделась из рабочей одежды в парадные вещи. Надела кожаную куртку, сапоги, джинсовую юбку и пошла к азербайджанцам. Они также жили недалеко от рынка, снимали квартиру в старом доме, находившемся рядом с речным вокзалом.
   Квартира принадлежала фотографу, которая ему осталась после смерти родителей. Проживал же он в квартире жены, хотя официально, для пользы дела, они были в разводе. Прописан же фотограф был по старому адресу, так как дом попадал под снос и у него была возможность получить благоустроенную квартиру. В доме пионеров он вёл кружок юных фотографов, но основной его заработок состоял из подработок: фотографировал свадьбы, похороны и делал классные альбомы, а летом ещё разъезжал по окрестным деревням.
   Марина уже знала, какая помощь необходима её приятелям. Работа не пыльная и рассчитывались они за труд не плохо. Предстояло ей разливать в пустые бутылки разбавленный с водой спирт, наклеивать этикетки и специальным прибором закатывать пробки. Такую самодельную водку её приятели оптом сдавали цыганам.
   Цыгане радовались разумному решению бывшего руководителя области, который жёстко борясь с алкоголизмом - ликвидировал ликероводочный завод. Городские же жители теперь были вынуждены ездить за качественной водкой в соседние регионы. Цыганский барон даже обсуждал с родственниками и друзьями серьёзную тему: добиться разрешения властей и бывшему первому секретарю коммунистической партии области, поставить в центре города золотой памятник.
   Тагир объяснил Марине, что у них всего лишь 120-ть пустых бутылок, когда она закончит работу, пусть дождётся их и они сразу же отвезут её домой. "Не возвращайся в квартиру одна, - заботливо посоветовал он, - вечерами и ночами много всякой шпаны шатается в поисках чем-нибудь поживиться, и кого-нибудь ограбить. Мы сейчас съездим в городок Анастасино к землякам, отвезём им лишь полиэтиленовые пробки для бутылок, и сразу вернёмся".
   Пробки они закупали у есаула. Почему доктора наук прозвали есаулом, Мартин не знает, возможно, у него была фамилия Есаулов? Как-то Мартину удалось добыть несколько мешков сырья для его станка. Привёз и продал. Тогда они и пообщались - за чашечкой кофе. Выглядел есаул настоящим интеллигентом, в очках и глаза голубые, ясные, как весеннее небо.
   Говорил: "Какой толк сейчас заниматься наукой, зарплату вечно задерживают. Да и разве на такую зарплату прокормишь троих детей, а их ещё и учить, за каждую мелочь необходимо платить. Толку-то от моих научных разработок, никого они не интересуют. Наверх продвигают лишь тех лицемеров, кто с начальством посещает сауну, ездит на охоту, рыбалку, жарит шашлыки и ещё совместно пьют водку". Сделать же есаул мог любую форму, для изготовления какой угодно продукции. Провожая Мартина к автомобилю, он пошутил: нет ли у него знакомого шпиона, кому можно выгодно продать свои научные разработки, чтобы детки его не бедствовали. Вот и всё что Мартин знает об есауле, почему он уволился из НИИ.
   С двумя приятелями они продали свои автомобили, а на вырученные деньги купили станок - термопластавтомат. Станок установили в гараже, делали из полиэтилена, полипропилена, полистирола всякие изделия и продавали. Азербайджанцы закупали у них пробки для бутылок сотнями тысяч, а по завышенной цене продавали своим землякам. Приятели же их не знали, кто изготовляет пробки, а вино к ним доставляли целыми цистернами. Только выгодно было продавать вино не в разлив, а в бутылках. Этикетки же на бутылки им печатала местная типография.
   Вечер Валера с Зоей провели в ресторане. Пили шампанское и задорно плясали - барыню, гопака и другие весёлые танцы. Валера ради потехи заказывал музыкантам ресторана забавные мелодии. Потом, не спеша, шли по заснеженным вечерним улицам города к Зое в квартиру. Погода стояла отличная, было тепло и падал пушистый снег. Они даже пели песню: "Снег кружится, летает и тает, и позёмкою клубя... Заметает зима, заметает - всё что было до тебя". Хорошо им было, сердца их переполнились счастьем.
   Утром Зоя напекла чебуреки: к завтраку и в дорогу, так как они решили ехать в Москву за товаром, который скупщики там приобретали на оптовых рынках. Валере понравилась идея Зои, хотя больше по вкусу ему были испеченные чебуреки. Она же радовалась его огромному аппетиту и всё подкладывала чебуреки на тарелочку. Не забывая рассказывать и убеждать, как быстро они смогут заработать необходимую сумму денег для покупки оборудования, если ещё будут доставлять и продавать вещи в городе Ханты - Мансийске, или в Нижневартовске, где цены на товар в два - три раза выше, чем в Москве.
   Позавтракав, Валера поблагодарил Зою за вкусные чебуреки и пошёл домой, чтобы собраться в поездку. "К 12-ти часам дня и ты будь готова, возьми только необходимое, ничего лишнего", - сказал он. Зоя поспешно и как-то даже хлопотливо ответила: "Не волнуйся, никакого лишнего груза я не возьму, лишь необходимые вещи и о продуктах в дорогу позабочусь. Ты только не опаздывай, а я пока сбегаю к маме, предупрежу её и закуплю в гастрономе продукты в поездку".
   У Зои был ключ от квартиры родителей. Когда она зашла в квартиру, там никого не оказалось, она не знала, что её сын с бабушкой и дедушкой уехали в деревню: закупить у родственников мясо, капусту и лук. Тогда она взяла альбом сына, развернула, перелистала его рисунки, нашла чистый лист и написала маме записку, что уезжает с Валерой, на недельку, в Москву за покупками.
   Альбом прислонила к вазе, которая стояла на столе, уверенная, что как только мама войдёт в зал, её взгляд сразу же привлечёт записка. Вышла из квартиры, радуясь и гордясь за свою добросовестность. Счастье переполняло её мысли от предстоящей поездки и ещё удивляла какая-то ликующая ирония, как Валера легко согласился помочь ей, что она шла и даже приплясывала от приятных чувств. Как бы предчувствуя, что только Валера является её входным билетом в другой мир, словно он волшебник, исполняющий в действительность заветные мечты.
   Упаковав в сумку необходимые вещи и продукты, она огорчёно вспомнила, что Марина не вернула ей паспорт. Тогда Зоя перебрала все свои документы и решила вместо паспорта взять комсомольский, и ещё профсоюзный билет. Когда же вернулся Валера, она рассказала ему досадную свою оплошность, что забыла вчера забрать у Марины паспорт.
   Виновато смотрела на него и умоляюще проговорила: "Заедем на барахолку, наверняка она там торгует и заберём паспорт". Валера обнял её и успокоил: "Конечно, заинька, заедем, не огорчайся, что за пустяк, я и без паспорта с тобой хоть до Сатурна доберусь".
   Марины на рабочем месте не оказалось. Валера ещё раз успокоил Зою: "Ничего не случится с твоим паспортом, вернёмся из поездки и заберёшь, а сейчас поспешим на вокзал, нам необходимо ещё билеты на поезд добыть".
   Закатав последнюю бутылку, Марина включила телевизор и легла на диван: передохнуть и обдумать сегодняшний телефонный разговор с сыном. Взгляд её не мог сосредоточиться на экран, так как мысли скакали от обидного воспоминания, что сын как-то неохотно - безрадостно, недолго поговорил с ней и передал телефонную трубку бабушке. Мама же её ещё как бы с гордой интонацией проговорила: "Да он почти и не вспоминает тебя, зато от меня не отрывается, как хвостик прилип".
   Она встала, прошла в кухню, открыла холодильник и достала копчёный куриный окорок. Невольно желая спрятать или утопить печальные мысли, налила в стакан спирт, разбавила водой, выпила залпом и стала грызть куриную ножку, чтобы перебить во рту стягивающую нёбо удушливыми парами какой-то цинковый привкус, который горькой сывороткой сжигал и скатывал слюну.
   Через минуту она уже почувствовала, как спирт разбежался мелкой дрожью по её жилам и мрачной пургой закружил голову. Желудок заурчал и застонал, как бы проснулся от голода, тогда она достала из холодильника ещё одну куриную ножку, откусывала мясо и поспешно жевала. Немного насытившись, отдышалась и опять выпила разбавленный водой спирт. Затем включила чайник, вскипятила воду, заварила в кружке чай, размешала его со сгущённым молоком, и доедая копчёный куриный окорок, запивала его сладким чаем.
   Насытившись, она почувствовала усталость. Вышла из кухни, легла на диван, тяжело вздохнула и укрылась пледом, поёжилась, как бы расправляя в мышцах сладкую усталость, и закрыла веки. Долго полежать и понежиться ей не удалось. Дыхание стало сбиваться, весь корпус охватило мелкой дрожью, а в грудь ещё подступила неуёмная икота.
   Страх принудил её напиться воды, но икота не проходила, а кисти рук стало сводить судорогой. Она надела сапоги и долго не могла застегнуть на них молнии. Руки корёжило и стягивало болью, пальцы немели и подкашивались ноги. Надев куртку, она испугано подумала: "Где же вы так долго ездите?"
   Хотелось пить и придерживаясь за стены она зашла в кухню. Обеими руками взяла со стола банку с абрикосами и жадно пила сок. Один абрикос перекатился из банки ей в рот. Глотая воздух и поспешно пережёвывая его, она втянула косточку в горло. Закашляла и зачихала, ноги подкосились от слабости, качаясь и спотыкаясь, словно о какие-то невидимые препятствия, пошла в прихожую.
   Сильно хотелось, чтобы сейчас рядом был какой-нибудь человек. Словно два ручейка из глаз по щекам потекли слёзы, сердце сдавило болью, а страх отчаянно упрекал сознание: как легко оказаться во власти беспомощности. Сожаление перемешивалось с негодованием и вопреки желанию сопротивляться, безысходность принуждала подчиняться и покорно отправляться в жуткую безмолвность. Выйти же из квартиры у неё уже не хватило сил.
   Когда её приятели вернулись, она уже не дышала. Лежала в прихожей на полу, а в её кисти была зажата сорванная с вешалки занавеска. Лицо посинело и глаза были выпучены, как будто хотели выпрыгнуть из век. Парни сильно напугались и первым делом обследовали всю квартиру. Заглядывали во все углы, даже под кровать и за диван.
   Осознав, какая произошла трагедия, Тагир начал упрекать Шакира: "Зачем ты купил такой спирт? Да ещё две бутыли. Первый раз увидел леспромхозовского кладовщика и уже спирт у него взял". "Я что виноват, - оправдывался Шакир, - когда я приехал в леспромхоз и зашёл к нему в склад, чтобы купить полушубок, он мне и предложил ещё спирт. Сказал, что не продал бы, если бы были деньги. Только зарплату им уже три месяца не выдавали, нужны деньги, а спирт чисто технический, его с антифризом разбавляют и потом добавляют в тормозную жидкость, чтобы колодки у машин не замерзали. Мужики его пьют и нарадоваться не могут, уверял он". - "Дурак ты - вот кто, вахтовики и лесовики даже ацетон пьют и ничего, потому что желудки у них особенные - замороженные.
   Хорошо, что ни один человек не знает, как она здесь оказалась. Умела Маринушка держать язык за зубами. Голыми руками к ней не прикасайся, завернём её сейчас чем-нибудь и отвезём на середину реки. Там её никто не найдёт, протоки уже начались по льду, а снегопад сегодня, как будто сам Аллах нам послал. Припорошит её за ночь, а там и ледоход вскоре начнётся, так что главная наша забота, чтобы держать язык за зубами и до конца жизни никому не рассказывать о несчастье. Что молчишь, раскис как баба, или сообщим в милицию, что у нас в квартире оказался труп?" - "Ну, что кричишь, давай руководи, кому хочется добровольно отправляться в тюрьму", - отчаянно проговорил Шакир.
   Труп они обернули простынёю и ещё обвязали шпагатом, как выразился Тагир: "Чтобы ветер не раздул замаскированную под снег белую ткань". Положили на санки и отвезли на середину ледяного покрова реки. В квартире сделали генеральную уборку, всё вычистили и промыли. Слили в канализацию водку из бутылок, перемыли их и упаковали в мешки. Стеклянные же ёмкости от спирта, выкинули в мусорный ящик и там ещё их разбили. Погрузили мешки с пустыми бутылками в автомобиль "Нива" и уехали к землякам в городок Анастасино, который находился в восьмидесяти километрах от областного центра.
   Спустя два дня, установилась тёплая погода, снег таял, что даже на льду реки появились протоки. Как везде и повсюду, любопытных пацанов, которым даже не страшно играть на минных полях, привлекла суета пернатых на середине реки. Птиц было очень много. Слетелись они со всех окрестностей, к тому же рядом ещё находился мясокомбинат, свалки которого были их основным питательным источником.
   Один из пацанов предложил: "Давайте посмотрим, у какой падали столько много воронья собралось". Другой мальчик заключил: "Да чего смотреть, наверняка там лежит дохлая собака". - "Признайся лучше, что боишься идти по льду меж проток", - обвинил его в трусости приятель. Все весело рассмеялись от такого остроумного вывода. Тогда пацан, кого обвинили в робости, первый побежал, легко перепрыгивая и лавируя протоки. За ним уже весёлой гурьбой к середине реки устремилась вся группа.
   Так и обнаружили пацаны Марину. Птицы острыми клювами разорвали всю простынь и расклевали её лицо, кисти рук и открытые места ног. У мальчишек были верёвки, они собрались играть в казаков и разбойников. Казаки ловили разбойников, связывали их и приводили в старый сарай, который был тюрьмой и ещё штабом пацанов. Тогда атаман решил привязать к ногам трупа верёвку, всей гурьбой вытащить на берег, выставить часовых, а самому, с сопровождающими его казаками, бежать в милицию и сообщить о находке.
   Не читал атаман детективов и думал, что сам начальник милиции придёт в школу, выстроит всех учеников, торжественно похвалит его за такой смелый поступок и к тому же наградит почётной грамотой. Только следователь не поблагодарил атамана и казаков, а лишь упрекнул: "Следующий раз если найдёте труп, то не прикасайтесь к нему и близко не подходите. Вот бестолковые, додумались вытащить её на берег, только навредили и все следы уничтожили".
   Когда начинался переход России с коммунистического режима на демократические рельсы, никто не был так перегружен работой, как сотрудники уголовного розыска. Следователь приказал доставить труп в морг, уложил лишь паспорт и простынь в целлофановый пакет, и уехал. Вещественные доказательства, он в своём кабинете, положил в сейф и стал ждать от суд-мед-эксперта экспертизы - заключение о смерти. Заявления ещё на исчезновение Зои от родственников не поступало, но так как в кармане куртки трупа находился паспорт, то личность потерпевшей была уже установлена. Хотя - это была не Зоя, а Марина.
   Главным же являлось для дознавателя, чтобы родственники не написали заявление о возбуждении уголовного дела. Негласный приказ был от областного начальника милиции, как можно меньше регистрировать уголовных преступлений. Министерство вынуждало прибегать к таким приказам начальников ОУВД, чтобы они снижали статистику. Очень много было тогда: убийств, грабежей, тяжёлых преступлений, краж, угонов автомобилей, к тому же самоубийств или замаскированных убийств под самоубийство.
   Приходили потерпевшие в милицию, допустим: чтобы написать заявление о краже, а следователь их же обвинял в беспечности и не возбуждал уголовное дело. "Вы же сами виноваты, - упрекал он пострадавших, - что сняли сапоги, войдя в детский сад и прошли наверх, чтобы забрать ребёнка. Что же вы теперь от нас хотите, не можем же мы, благодаря вашему разгильдяйству, отрывать следователей и оперативных работников от серьёзных расследований, и посылать их искать ваши сапоги".
   Многие потерпевшие граждане, от общения со следователем, сами чувствовали себя обвиняемыми, быстро выходили из кабинета и ещё извинялись, что потревожили. Сотрудники уголовного розыска тогда были просто не в состоянии раскрыть обрушившийся и ежедневно усиливающийся поток преступлений. Опытных кадров в уголовном розыске не хватало, никто не хотел идти на низкооплачиваемую работу, которая мощной лавиной накатывалась на дознавателей и не оставляла им ни минуты свободного времени для передышки.
   В воскресенье родители Зои, от родственников из деревни, вернулись в город. Внук с бабушкой вышли у подъезда и пошли в квартиру, а дедушке ещё нужно было отогнать машину в гараж: уложить в погреб привезённые продукты. В квартире бабушка прошла на кухню, а внук зашёл в зал и увидел прислонённый к цветочной вазе свой альбом для рисования. Только он не придал серьёзного значения, что на странице что-то написано, сразу взял его, перелистал листы и начал рисовать коня. В деревне дядя Лёня посадил его на Орлика и не выпуская из рук повод, они недолго походили по огороду, теперь же конь не выходил у него из сознания. Картинку он хотел завтра показать в детском садике и похвастаться приятелям, что был в деревне, и там скакал на большом коне.
   Когда дознаватель получил от судебно-медицинского эксперта заключение о смерти Зои, он обрадовался и задумался. Принудительный половой акт совершён с ней не был, на теле не находилось никаких следов насилия. Смерть наступила от выпитого технического спирта, который как яд растворился по организму и частично парализовал нервную систему, а застрявшая в горле абрикосовая косточка блокировала дыхание.
   Следователь сидел и обдумывал, как дипломатичнее сообщить родственникам о смерти Зои, чтобы они не написали заявления о возбуждении уголовного дела. "О том, что она была завёрнута простынёю, извещать их не следует. Преподнести всё так, якобы от выпитого кустарно - изготовленного алкоголя, она была не способна ориентироваться, заблудилась и погибла от застрявшей в горле абрикосовой косточки, которая блокировала дыхание. Пусть поскорее забирают труп и хоронят", - так размышлял он.
   Позвонив отцу Зои, он выразил сожаление: что ему выпала горькая участь известить его о несчастье и попросил приехать в морг на опознание. На следующий день, в назначенное время, в морг прибыли отец Зои, мама и сестра. Следователь показал им её одежду и паспорт. "Вещи её", - ответили родные. Когда же их подвели к столу и приоткрыли простынь, которой был накрыт труп, мама Зои, увидев исклеванное птицами лицо и другие части тела, сразу зарыдала. Старшая дочь подхватила её под руку и отвела в сторону. Отец же утвердительно кивнул головой и тоже отошел, обнял супругу и повёл из морга наружу, на свежий воздух. Так была опознана Зоя.
   Все необходимые заботы о погибшей поручили похоронному бюро. Вновь родные увидели Зою уже наряженной и загримированный, лежащей в гробу в отпевальном зале, куда покойников выставляли всего на один час, чтобы родственники и друзья могли проститься.
   Зои же теперь предстояло писать различные заявления, убеждать бюрократов в ЗАГС'е, навещать следователя Областного Управления Внутренних дел, чтобы аннулировать свидетельство о смерти и получить свой паспорт. О несчастье, произошедшей с Мариной, сообщили её родителям. Всё же уголовное дело возбуждено не было, так как родители Марины просто не в состоянии были потратиться; оплачивать услуги адвокату и добиться профессионального расследования. Хотя следователь - старый лис, мог легко найти преступников, которые надеялись, что под покровом ночи укрыли все следы, вывезя труп на середину покрытой льдом реки. Однако планы его не совпадали с желанием родителей Марины.
   Зачерствело, обуглилось бывшее пламенное сердце сыскаря за годы неблагодарного и низкооплачиваемого труда, что давно он ни каким преступлениям не удивлялся, не возмущался, не сострадал и не разделял горе потерпевших, а тем более чувства обвиняемых, и какая им предстоит дальнейшая судьба, давно его сознание уже не тревожило.
   Первые годы своей трудовой деятельности, он ревностно и со всей справедливостью относился к каждому расследованию, однако вместо благодарности, слышал от начальства лишь упрёки и получал выговоры. Высшее руководство не интересовалось его справедливостью к правосудию и светлым устремлениям к правде, им требовалась лишь статистика. Чем больше у тебя раскрытых преступлений - значит ты профессионал и почётный гражданин, зорко следящий и стоящий на страже закона, кто достоин поощрения и продвижения по службе, так рассуждали начальники.
   Многие безвинные люди тогда осуждались народным судом на длительные срока, а кого-то даже приговорили к смертной казни и расстреляли. Судебным разбирательством доказано 52 преступления, совершённых всемирно известным маньяком Чикатило, что он изнасиловал и истерзал столько много мальчиков, девочек и женщин. Прежде же, за его преступления, кого-то безвинно расстреляли, других приговорили к длительным срокам в исправительные трудовые учреждения. Маньяк же сознался следователям в совершённых 56-ти преступлениях. Хотя предположительно, по статистике, по исчезнувшим в то время в обширном районе людей, им было совершено более 60-ти зверских преступлений.
   Вероятно, негласный приказ был из МВД - хватит копать, пора кончать с монстром. Маньяк уже путался и точно не припоминал, или умышленно врал, чтобы оттянуть казнь - где он закопал свои жертвы? Всё же не следовало спешить его расстреливать, а необходимо было копать до конца, чтобы меньше оставалось пропавших безвести. Равнодушно отнеслись к несчастным жертвам и их родным. Гораздо легче было бы родственникам, когда они могли бы достойно похоронить останки мучеников, и скорбно почтить память у могилы, а так остались люди со своими гнетущими раздумьями.
   Садиста же следователя, который когда-то пытками добивался признания у подозреваемых людей в совершении ужасных преступлений, но ими не совершённые, за его усердный труд, наградили званием - почётный юрист России, и ещё назначили персональную пенсию.
   Нужда принуждала дознавателей жестокими методами добиваться у подозреваемых показаний, ещё брать взятки и оказывать какие-то мелкие услуги знакомым. Зарплата у них была не большая, а нагрузка и рабочий день ненормированный. Кому-то они, за небольшое финансовое вознаграждение, выдавали повестки, чтобы прикрыть от неприятностей приятеля или информатора, за тот же хмельной разгул с последующим прогулом на производстве. Другим помогали вернуть автомобильные права, либо избежать письменного сообщения в отдел кадров, что ночь провёл в вытрезвителе.
   Руководство же требовало от них раскрытия преступления. Порой беспощадно, не только грубостью и угрозами, а даже шантажом. Многие следователи допускали оплошности, во время допроса теряли над собой контроль и калечили подозреваемых, а грехи их прикрывались руководством.
   Вышестоящие коллеги радовались таким оплошностям дознавателя. Теперь он был уже робкий и податливый в руках руководства. Есть чем упрекнуть, а при случае и пригрозить, что уволят из правоохранительных органов. Увольнение же для них было равносильно смерти. Много врагов наживали они за период своей трудовой деятельности. Всё же мундир их как-то защищал, а без погона на плече, кого-то из них, могли в укромном уголке и сильно огорчить.
   Как повышались тогда, в процентном отношении, показатели статистики по раскрытию преступлений? Хранятся в сейфе у следователя, какие-то папки: дело о нераскрытом преступлении. Кража чемодана на железнодорожном вокзале или чьих-то личных вещей в городской бане. Нежелательная статистика, а следователю ежеквартально начальство треплет нервы, упрекает, не повышает очередное звание.
   Чтобы поставить галочку, то есть раскрыть такое преступление, многие следователи тратили деньги из своей зарплаты. Джентльменский договор, между обвиняемыми и дознавателями, практиковался по всему СССР. Находится в следственном изоляторе обвиняемый - рецидивист, отбывший уже в лагерях много лет за прежние преступления. Тюрьма ему как родной дом, а вот нет ни друзей, ни семьи и все родственники давно уже отвернулись от него.
   В таких учреждениях преступники сбиваются в группы, в лагере называется - семья. Одному в лагере не выжить, так что не слушайте легенды об индивидуумах: один на льдине или подпоясанный ломом. Там будь ты хоть циклопом или самым мощным в мире гигантом, всё же заклюют стервятники, растерзают коварные росомахи одиночку.
   Главное для осужденного, когда его материально поддерживают с воли деньгами, посылками и навещают родственники. Нищих везде игнорируют. Вот сыскари и торгуются с такими обвиняемыми. Рецидивисту уже известно, какое наказание его ожидает. Следователь переводит ему деньги на лицевой счёт, чтобы он мог отовариваться в учреждении: купить в ларьке сигареты или табак, маргарин, зубной порошок, мыло, тетради и другие необходимые вещи.
   Взамен же, он грузит на свою душу какие-то преступления не им совершенные, а неизвестным преступником. Грузит же он на себя чужие преступления лишь те, которые по сроку наказания не превышают кары за его преступление. Какая ему разница, если его приговорят к пяти годам исправления в трудовую колонию за одну кражу, или к такому же сроку осудят за десять преступлений. Чужие преступления ему не помеха, а за оказанную добрую услугу следователю, теперь его ноздри пыхтят табачным дымом, к тому же есть возможность угостить приятелей чифиром.
   В нелепом же случае с Зоей, козёл отпущения сыскарю не требовался. Знал он, что укрывателей трупа найдёт быстро. Задумка его была обогатиться, за счёт попытавшихся замести следы лохов, вывезших труп на середину покрытой льдом реки. Сидел он с другом - оперативником, в том же ресторане, где Валера и Зоя спустя две недели отмечали встречу, обсуждал и составлял подробный план, как половчее добиться у укрывателей трупа признания, загнать их в тупик и принудить к откупу.
   Никто, кроме него, не сосредоточил внимание на номерной выцветший штамп на простыне. Штамп был визитной карточкой прачечной, куда прежде сдавалась в стирку простынь. В лаборатории под ультрафиолетовыми лучами просветили штампик и проявили все цифры. Дальше он лишь позвонил в прачечную и получил адрес их клиента.
   Вот и сидели они с приятелем - оперативником в ресторане, пили водку, закусывали и обсуждал дальнейшие действия. Оперативник, а вернее выразиться коррумпированный соучастник, ему докладывал, что узнал о подозреваемых азербайджанцах. "Фотограф, несомненно, никакого участия к делу не имеет, - рассуждал оперативник. Два года уже он сдаёт свою квартиру азербайджанцам. Он там и не появляется. С него и взять нечего. У него богатства, как у латыша - есть только хрен и душа.
   Кавказцы же - тёмные лошадки. Автомобиль "Нива" у них совершено новая, хотя нигде не работают. Информаторы мне рассказали, что они занимаются спекуляцией, доставляют турецкий товар и ещё поставляют цыганам водку для реализации". - "Возможно, не только водку, а ещё и травку, почти все наркотики в городе реализуются через цыган. Ты уж постарайся, не скупись на время, раскопай и добудь всю их подноготную". - "Стараюсь шеф, ради такого дела не грех и укоротить время для сна".
   Вскоре, вся необходимая информации об азербайджанцах и их фотографии лежали в папке. Задержали их в пятницу. Так было удобней, в отделении милиции никого из начальства перед выходными не оставалось. Санкции прокурора на задержание не требовалась; любой следователь имел право на три дня заключить под стражу подозреваемого в преступлении человека.
   В подвале здания был расположен, состоящий из нескольких камер, изолятор временного содержания, там задержанные и узнали, что такое настоящий шмон. Контролёры изолятора принудили их раздеться, приказали нагнуться, раздвинуть ягодицы и заглянули в анальное отверстие - не спрятали ли они там что-нибудь? Стыд терзал души подозреваемых, а страх перед предстоящим наказанием возбудил сознание, что мысли лихорадочно искали выход из беспомощного состояния, наполняясь к тому же отчаянным протестом и досадой. Контролёры же усердно прощупывали каждый шов в их брюках, куртках и другой одежде.
   Затем вынули из брюк ремни, а из ботинок шнурки, вернули всю одежду и разрешили одеться. Позволили взять лишь расчёски для волос, а часы, портмоне и другие вещи сложили в ячейки, которые были встроены в настенном шкафу. Попросили прочитать извещение с указанием изъятых у них вещей и расписаться. Потом разместили их по камерам.
   В камерах же их уже ждали. Отъявленные тюремные завсегдатаи были подкуплены, которых менты, не бескорыстно снабдили анашой, чтобы они как можно сильнее напугали новичков. Такие методы применялись во всех тюрьмах. В каждых тюремных камерах к тому же ещё размещались "подсадные утки" - информаторы. Задача их была - войти в доверие к осуждённым или подозреваемым. Шпионить за окружающими и докладывать оперативникам о всех их затеях. Кто-то из подозреваемых в задушевных беседах, с такими типами, проговаривался о своих преступлениях, доверял адреса и имена соучастников.
   Когда контролёр открыл дверь камеры и втолкнул туда никогда не курящего Тагира, он вдохнул удушливый запах махорки, дымом которой были пропитаны все стены и потолок. Сырой и кисло - затхлый запах раздражал его ноздри, а изучающий, с прищуром, взгляд сокамерников, принудил оробеть, что по телу даже пробежал прохладный холод и пощекотал нервы.
   Он стоял и не мог сообразить, как следует себя вести дальше. Потом, прокашлявшись, как-то неуверенно проговорил: "Добрый вечер". По бетонным стенам камеры раскатился дружный смех. К нему подошёл татуированный и раздетый по пояс парень, сверкая металлическими зубами, ядовито улыбаясь, спросил: "Ты откуда такой клоун взялся, с горы Арарат что ли нечаянно скатился и повредил свой кочан? Так выставляй на лужайку: водочку, колбаску, огурчики, давай докажи, что вечер сегодня для нас добрый".
   Другой же сокамерник, худой и как телеграфный столб высокий, проговорил: "Да не цепляйся ты Кешка к нему, поласковей быть с тружеником аула. Его же к нам направили из бюро добрых услуг, чтобы помыл здесь пол, постирал грязные шмотки и ещё, возможно, удовлетворил кое-какие измучившие туберкулёзную душу и тело каторжанина желания.
   Закашлялся, склонился, прикрыл кистью грудь, словно удерживая лёгкие, чтобы они не выскочили из груди, а другую руку вытянул вперёд, указательным пальцем показывая на бак для питьевой воды, на котором для всех обитателей камеры стояла единственная кружка и прохрипел, обращаясь к новичку: "Что стоишь, как истукан, подай вечному узнику водички".
   Ночью, в камере дознания, Тагир и Шакир были согласны откупиться и отдать все свои накопления дознавателю, который хладнокровно, словно издеваясь над их распалённым сознанием так прижал неопровержимыми уликами, что от страха они даже плакали, умоляли освободить и избавить от жутких сокамерников. Сжалился матёрый волк над ними и перевёл в отдельную камеру. Наказал лишь: чтобы сидели тихо, как мышата, а в понедельник он их освободит.
   Продажу "Нивы" они оформили на дедушку - родственника следователя. В спорттоварах , где оценили автомобиль, парни ещё оплатили комиссионный сбор. Потом поехали в ГАИ, переоформили технический паспорт и получили новые, с тремя нулями впереди, номера к машине. Теперь автомобилем управлял оперативник, рядом сидел дознаватель, а на заднем сиденье дедушка и парни. Тагир робко проговорил: "Поздравляю с покупкой, наконец-то кошмарные часы остались в прошлом. Как приятно вдыхать весенний воздух. Сейчас добрый дядя вернёт нам паспорта и мы, как и обещали, исчезнем из города".
   Однако размышления его оказались преждевременные. Милосердный дядя, даже не обернулся и проговорил: "Машина то дедушкина, а не наша, так что паспорта я верну после того, когда у нотариуса оформим доверенности на управление, оплатите ещё гос-пошлину. Потом же, чтобы и духу вашего не осталось в городе, хотя можете в своих бестолковых котелках сохранить обо мне добрые воспоминания, что не отправил вас, в каменоломню, на остров Сахалин".
   Выйдя из конторы нотариуса, портмоне их изрядно похудели. Остановили такси, уместились в автомобиле и только тогда облегчёно вздохнули. Шакир из робкого и угодливого щенка, переменился в озлобленного пса, попытался прокомментировать и стал обсуждать подлые действия ментов. Тогда Тагир, локтем ударил его в бок и злобно проговорил: "Заткнись - сука, никогда больше мне не напоминай о них".
   Из областного города, спустя два дня, азербайджанцы переселились в приполярье, где проживали их земляки - нефтяники. Усердия им было не занимать и они успешно стали там развивать свою торговую деятельность, только реализацией кустарно - изготовленной водки больше уже никогда не занимались. Всё же необходимый продукт, для изготовления самогона - дрожжи, большими партиями пару раз в приполярье доставляли. Раскупались они на рынке мгновенно. В ту пору дрожжи состояли дефицитом.
   Разбушевался мамона после развала СССР, старался как можно больше захватить в свою власть людей, которые стали похожи на голодных хищников, словно их выпустили из клетки, а они метались в поисках пищи, грызли друг друга, да от усердия нажиться всякими блестящими побрякушками, как сороки клевали собратьев. Чтобы читатель не заглядывал в энциклопедию, поясню - мамона или мамон - бог богатства и наживы, а также деньги и ещё утроба, брюхо, желудок, являющимся символом алчности, обжорства и стяжательства.
   Искренние почитатели Создателя озаряются светом, глаза их искрятся мерцающей добротой и в тоже время блестят тоскующей мольбой к безбожникам. Кто-то восхищается мерцанием глаз аскета, другие озлобляются и считают его безумным. Страх потрошит их сознание и досада как бы подспудно намекает, что они не свободны, а запрограммированные халдеи и следуют по какому-то ложному пути. Кого-то же из людей душа устремляет к знаниям, они не воспринимают никакую религию и достигают звания - профессор или академик, но от всей их эрудиции разум у них не разбухает, голова остается прежних размеров, хотя вложено туда очень много информации. Почему же у кого-то из людей разбухает пузо, словно у беременных женщин? Не от познания же истины? Брюху помогает разбухать ненасытность. Хотя мамон не всегда разбухает, он сверкает во взгляде: алчностью, которую никакими словами, клятвами и религией не скроешь.
   Ловко менты приобрели "Ниву", ездили по городу и окрестностям. Всё же машина, как и женщина, требует внимания и заботы. Только были они не автолюбители, а наездники. Теперь их терзала досада на работников вулканизационных станций. Сами заклеить камеру от колеса они не умели, или не хотели, поэтому за помощью, постоянно обращались к вулканизаторам. За труд рабочего, естественно, приходилось платить из своего кармана.
   Колёса же, да и не только у них, а у всех водителей автомобилей, тогда протыкались каждую неделю. Ремонтные станции работали круглосуточно. В среде же автомобилистов нарастали слухи, что сами работники вулканизационных будок, раскидывают по дорогам города гвозди, чтобы привлечь поток клиентов и увеличить свой заработок. Якобы сами они ездят по другим дорогам, где не разбросаны гвозди. Один раз менты даже потратили время, решили выследить и жестоко их наказать. Потом плюнули на пустую затею и отступились.
   Вскоре у машины сломалась крестовина, пришлось тратить деньги на её покупку и ещё оплачивать ремонт. Осенью они решили продать "Ниву" и разделить между собой деньги. "Зачем нам такая машина, - рассуждал следователь, - рыбаку и охотнику она будет служить, как дойная коровка. Проехать на ней можно по любому бездорожью, добраться до глухих озёр и речных проток. Здесь же, в городе, нам лучше передвигаться на Мерседесе. Подумать необходимо, как добыть денег, чтобы купить такую лошадку. Служит своему хозяину германская кобылка долго, не ломается так быстро, как отечественные коляски. В августе съездим ещё раз за стерлядкой, а потом продадим, - решил он". Приятель его лишь равнодушно ответил: "По мне, хоть сегодня продавай, надоело уже руки отмывать от мазута, ещё и жена стала ворчать, что от меня бензином сильно воняет".
   Рыбаками их тоже, как и автолюбителями, назвать было нельзя. Браконьеры - такое сравнение им больше подходило. Четыре часа, ямки и кочки грунтовой дороги, вынуждали потрястись в машине любителей поразвлечься на природе, пока они добирались до базы отдыха. Базой отдыха назывался большой дом, который стоял на берегу реки, а рядом находилась небольшая деревушка.
   Проживали там старики и старушки, большей же частью избы в ней пустовали: просели в землю, покосились, сиротливо чернели провалившимися крышами, а закрытые ставни и забитые досками окна, как бы не желая видеть равнодушных к судьбе деревушки редких прохожих, которые приезжали сюда не трудиться, только развлекаться, словно протестуя, прикрыли свой взор от городских бездельников. Прилегающие к избам огороды заросли крапивой, полынью и бурьяном, а в палисадниках шальной ветерок покачивал розовые вершины пушистого кипрея, в простонародье его называют Иван-чай, и порывистым напором разбрызгивал из больших лопухов дождевую водичку.
   Дом и прилегающие к нему тридцать соток земли, принадлежали начальнику кооператива. Охраняли его два мужичка - охотники и рыбаки. Числились они работниками кооператива и получали приличную зарплату, такую, что даже ни одному жителю деревни не выделялось столько пенсионных денег за год, какие они получали за месяц.
   Налоговая инспекция тогда ещё только начинала свою трудовую деятельность. Хаос же свирепствовал по всей территории бывшего СССР. Предприниматели вынуждены были искать прикрытие от неприятностей бандитов. Вот и состояли менты "крышей" у председателя кооператива. В неслужебное время, но обязательно в форме, кто-то из сержантского состава, за небольшую оплату, подрабатывал в кооперативе охранником. Районному же отделению милиции, он подарил три компьютера и несколько современных телефонных аппаратов.
   Кто-то же из предпринимателей, предпочитал иметь "крышу" не из сотрудников милиции, а искал защиту от бандитов у уголовных авторитетов. Оригинальная же история по защите от отморозков, произошла с работниками областного отдела комсомола. Должности их ещё не сократили и отдел не закрыли. Сидели они по кабинетам и занимались тем, кто чем хотел. Кабинеты их были завалены всяким барахлом. Оплачивали два друга аренду небольшого магазина и промышляли торговлей. Сколотилась бригада из уголовных типов и решили лихие пацаны наложить на них налог: получать ежемесячный оброк. Только ребята, из обкома комсомола, оказались не робкие. Посоветовали лихачам проходить подальше от магазина, прогуливаться по своим тропинкам. Пацаны возмутились: "Как же так, какие-то "галстуки" оскорбили крутых босяков, которые носят не пиджаки, а спортивные костюмы фирмы - Adidas". Сожгли магазин.
   Тогда комсомольцы забили им стрелку. Встречу назначили у ворот кладбища, пояснили: "Чтобы избежать лишних хлопот, тут же и закопаем всех, если не примите наши условия". Развеселили пацанов. Приехали они на автомобилях Жигули, все десять машин вишнёвого цвета, восьмой и девятой модели. Стоят ждут, разминают свои татуированные пальцы. Зубоскалят: "Где же комсомольцы, вот чудики, вероятно, забились от страха по углам в своих пыльных кабинетах". Вдруг к воротам кладбища подъезжают два больших автобуса. Пацаны не успели даже понять в чём дело, как их уже окружила толпа, состоящая не менее, чем из 150-ти парней. Все "амбалы", накачаны не хуже чем Арнольд Шварценеггер или Сильвестр Сталлоне. Так у босяков даже синие пальцы онемели и от душевного волнения, перекосились улыбки. Грустно им стало. Выражение "амбал" произошло, вероятнее всего, от слова - "Амба", что значит - тигр. В уссурийской тайге так называют тигра.
   Комсомольцы им объяснили: "Пока убивать и калечить вас не будем, дадим время поразмышлять, только вот все автомобили конфискуем". Назначили конкретный промежуток времени и назвали сумму денег, какую они обязаны отдать, чтобы компенсировать ущерб. Машины они поставили на автостоянку у общежития спортивного института, где и проживали приятели комсомольцев - студенты боевики. К тому же строго наказали: "Попытаетесь насильно вернуть или угнать автомобили, тогда ребятки будут уже ломать вам ноги, руки, рёбра и создавать из беспечных рэкетиров инвалидов". Лихие налётчики всё таки добросовестно потрудились, собрали необходимую сумму денег, выкупили свои автомобили и уверили комсомольцев, что учтут нелепое недоразумение, и больше никогда не будут пересекать их дорогу.
   База отдыха была двухэтажной: внизу находилась кухня, столовая, бильярдная и сауна. Наверху спальные помещения, а в усадьбе стоял теннисный стол, беседка с качелями, карусель и у одной стены дома находился крытый навес, двери которого были металлические и закрывались на два английских замка. Открыв двери, необходимо было несколько метров спускаться вниз по крутым ступеням, а дальше был просторный ледник. В нём всегда находилась разная мороженая рыба и мясо, в основном сохатина.
   Охотники, по заданию барина, добывали рыбу и мясо. Зимой же, они ещё разыскивали медвежьи берлоги и сообщали шефу. Тогда уже проходило настоящее шоу. На охоту приглашались самые дорогие гости. Сверкали объективы фотоаппаратов и кинокамер. Раскидывался жребий, кто будет стрелять в медведя, а подстраховывали стрелка опытные охотники.
   Барин снабжал кормом большой коллектив, более двухсот рабочих, не скупился. Работяги старались, а лентяев гнали прочь. Трудиться за хорошую зарплату работяги считали за счастье, барин разгильдяев не терпел, как многие начальники в былые времена содержали агитаторов: парторгов, комсоргов, профсоюзных деятелей и прочих бездельников. К тому же, к праздникам, шеф всегда снабжал коллектив рыбой и мясом.
   Были у барина, как и у всех людей, свои слабости, всё же о рабочих он заботился достойно. Кстати, Валера и Зоя, спустя три года, всё же купили кулинарию и создали несколько рабочих мест. Девчонки трудятся в кулинарном цехе, а кто-то стоит за прилавком и очень уважительно отзываются о своих руководителях. Так что не знаю, справедливо ли будет если осудить или в душе упрекнуть Валеру за кражу? Приятно же, что он не проиграл деньги в казино, а вложил их в дело, потом создал рабочие места и ещё прочный семейный союз. Живут они с Зоей душа в душу, никогда и ни чем друг друга не огорчают.
   Несколько запчастей же от "Нивы", наездникам всё же удалось продать на автомобильном рынке. Почему? Да потому, что народные прибаутки, а порой и шутки приговаривают не для красного словца, а они отражают глубокий смысл бытия. "Остались от козлика ножки да рожки".
   Свирепая буря пронеслась над деревней. Град выпал, размером с голубиное яйцо. Хоть и недолго побушевала стихия. Только резвилась и метала молнии, словно стрелы сразу нескольких римских легионов разлетались над местностью. Угодила одна грозовая стрела, прямо в крону большой сосны, под которой стояла "Нива". Хвоя вспыхнула, как пороховая бочка, застонала вершина сосны и раздирая ствол дерева жутким скрежетом, словно умоляя стихию пощадить и спасаясь от гибели, рухнула на автомобиль. Пробила заднюю дверцу, от багажника, где находилась двадцатилитровая канистра, наполненная бензином.
   Удары молнии вовсе не такое уж и необычное происшествие. Статистика из телевизионного репортажа, где показывают ужасные кадры: какой ущерб наносят грозы, а по отчётам пожарных инспекторов США, в стране ежедневно молнии разрушают и поджигают более 80-ти различных домов и зданий. Часто несчастью способствуют сами граждане, не выключают во время грозы телевизоры, компьютеры и другие электроприборы.
  
  
  
   ***Переселиться в Германию, Мартина принудила, к сожалению, трагическая необходимость. Тогда другого выхода не было, чтобы спасти жизнь сыну. Хотя можно предположить, что отъезд был запланирован судьбой, злым роком или же его путь управлялся законом компенсации. Не может он до сих пор ответить на досадный вопрос. Только знает он точно, что не веление сердца и не зов предков подталкивали его к иммиграции. "Ты лишь по паспорту немец, - сказала его мама, - никогда не сможешь там интегрироваться. Ты Сибиряк. Сибиряками рождаются и остаются ими навсегда. Вернёшься, будем рады.
   Мы же, никуда не поедем. Твои предки покидали когда-то Германию и Голландию не ради поиска приключений: они навсегда уезжали в Россию, надеясь здесь жить свободно, дышать в полные лёгкие ароматным и чистым воздухом, где только от взгляда на её бескрайние широты и просторы уже получаешь наслаждение. И твоя бабушка с сестрой поехали учиться не в Париж или Лондон, а будучи тогда самый новомодный город - Санкт-Петербург. Потому, что он, как магнитом притягивал к себе всю прогрессивную молодёжь Европы.
   Опять же, после революции в России, бабушкина сестра не стала возвращаться на Родину в Германию, а уехала с мужем в Канаду. У моей же мамы в революцию, выехать из России, такой возможности не было. Единственная, кроме фотографий, сохранившаяся память о бабушке - это веер. Подарок царицы - за прилежную учёбу. Другие ценные вещи ещё во время войны обменяли на продукты.
   Россия же скоро возродится, как и прежде станет самой прогрессивной страной в мире. В 1914-ом году, ещё Григорий Распутин сказал царю Николаю: "Не вмешивайся в дьявольскую интригу, не вступай в войну, иначе на Россию, продолжительностью в один век, падёт немыслимое проклятие. Такое огромное, что я не вижу даже горизонта в захлестнувшем её море крови".
   Только не прислушался царь к прорицателю. Боевой дух, жажда к подвигам русского оружия и тщеславие, затмили его разум. Пособники же дьявола и добивались хаоса внутри страны, возликовали от радости, что русский царь попался на их наживку. Какая из авантюры произошла трагедия, известно всему миру. Россия погрузилась в жуткие несчастья и мучения, запылав самым длительным пожаром и сильным пламенем на земле.
   Всё же не следует причины мировых трагедий грузить на отдельные личности, охваченные дьявольскими идеями. Трагедии создаются всеми народами на планете. Одни равнодушно наблюдают за воинственно - настроенными революционными фанатиками и не противодействуют. Другие корыстные прислужники приспосабливаются вокруг злых личностей: они преследуют только свои цели, власть и наживу, абсолютно равнодушные в выборе методов; карать или принуждать, а только не убеждать и искать компромисс с гражданами несогласными политическим устройством своей страны.
   Многие авторы пишут сейчас о своих судьбах, переживших тех временах, но среди них есть такие, что излагают с какой-то обидой, претензиями и виной ко всем людям. Как будто только они одни были тогда прозревшие и понимали, какая надвигается трагедия, а от своей доброты к окружающим не могли ничего предотвратить: отвергая радикальные методы, что в последствии оказались несчастными жертвами, да перенесли невыразимые страдания.
   Нет в России, наверно, такой семьи, которой не коснулись бы трагедии двадцатого века. Историю следует писать с анализом, помнить и знать, для предотвращения и не повторения прежних интриг и ошибок, втягивающих невинных людей в трагедии. Писать честно, а не односторонне, не излагать в своих воспоминаниях обиды и претензии к одной стране или к какой-то политической силе, религии и строю. В несчастьях различных народов виноваты все прогрессивные страны. Понимаю я твою тревожную надежду, поезжай раз такая нужда, спасай сына. Сейчас здесь правительство не думает о простых гражданах, а лишь о себе, словно голодные волки грызутся между собой и делят на куски великую страну", - заключила она диалог.
  
  
   ***Две операции, сделанные в России, прошли безуспешно. Не помогли и бабки - знахарки, ни экстрасенсы, требующие за лечения огромные вознаграждения. Знают корыстные типы, выползающие с целью наживы из всех гнойников цивилизованного общества, в эпоху больших перемен, очень хорошо изучили они психологию отчаявшихся людей, что каждый из них ради любимого и родного человека готов отдать всё. Попросят - отдаст и жизнь.
   Кто смотрел в глаза обречённого на преждевременную смерть от коварной болезни родного малыша, тот поймёт Мартина. Взгляд такого ребёнка неописуем, но и не забываем, на всю жизнь остаётся в памяти запечатлённым каким-то грустным и отчаянным чувством, с такой умоляющей силой затягивающей душу в водоворот надежды и веры в тебя, что парализует весь разум. Смотришь на ребёнка и ощущаешь грусть перемешанную со счастьем: какую-то скорбную радость, что он ещё живой.
   Хочется взбунтоваться против любых доводов и убеждений, плюнуть на диагноз врачей, желая лишь не огорчить, не спугнуть его надежду и веру в тебя. Подтверждая немым и ласковым взглядом, передовая лишь мысленно, чувством огромной любви твёрдые убеждения: "Конечно, сынок, ты прав, надеешься и не сомневаешься в моём всемогуществе. Несомненно, я спасу тебя и сделаю всё возможное и невозможное. Ни что не разлучит нас, а потребуется волшебство, смогу даже создать чудо".
   Дорогие медикаменты, требующиеся для ребёнка ежедневно, которые возможно было купить только у спекулянтов, истощили все запасы. Вот уже и бабушка продала свои серьги и кольцо, чтобы помочь внуку. Не огорчилась она и не жалко ей было расстаться с блестящими побрякушками. Зачем они ей, только так лишь, для подражания моды и традиций. Дьявольские же охотники, гоняющиеся за несчастными и отчаявшимися душами: экстрасенсы, маги, знахари, колдуны, словно грибы появляющиеся после дождя, а также как крысы вылезающие из своих нор в тревожные эпохи больших перемен, перестроек, войн, революций и катастроф, они огорчаются сильно, и от злобы разносят эпидемии.
   Особенно сильно свирепствуют тогда, когда видят репортаж о блестяще организованной операции криминалистов, проведённой чётко и с большим успехом, по захвату огромной партии наркотиков и дьявольских прислужников - распространителей. В таком случае у них огорчения беспредельно печальные. Потому, что все они идут по жизненной дорожке в одной упряжке. И даже являются спонсорами, по приобретению больших партий смертельного зелья.
   Очень досадно им в душе, думая: "Я готов вам заговорные, защитные амулеты из щебёнки, заряженные космической энергией, по низкой цене продать, только бы вы не попадались в руки криминалистов. Неужели мои родные братья, вы не понимаете, как необходимы наркоманы в современной нелёгкой жизни, которых под руки ведут ко мне на лечебные сеансы отчаявшиеся их близкие и осыпает чудотворца обыкновенными деньгами изготовленными на земле, или различными подарками".
   Несколько операций уже в Германии спасли сына, но окончательно убедили Мартина, что подлый обман, пожалуй, будет существовать всегда. Только здесь, в очень цивилизованной и прогрессивной стране: подлость, лицемерие и обман, старательно и искусно прикрыты под маской терпеливой вежливости и любезности.
   Замаскированы у таких типов все их методы, под гуманизмом и милосердием, как бы бескорыстного и искреннего сочувствия к чужому горю. И свои нервы, ненасытные типы не теряют. Тем более, они ещё находятся под очень надёжной защитой своих адвокатов. Проделывают же они дьявольские дела, в зависимости от ситуации и никогда не упускают любую возможность.
   Просто дьявольские единомышленники, научились приспосабливаться здесь к законам демократии и черпать из них для себя большую выгоду. Таких интеллектуальных людей, очень сложно уличить в корыстных целях. Любые обвинения против них, лопнут как мыльный пузырь. А если же найдутся какие-то доказательства, так самое лишь возможное, что останется в подтверждении - это театральное, искреннее раскаяние и сожаление о допущенной ими ошибке. Все лицемерно поверили "мудрецам - подлецам" и никакого им наказания.
   Переводчица очень смутила Мартина с его супругой, настойчиво объясняя и уверяя, что в Германии только два таких профессора. И один из светил наук - "ангел милосердия", нашёл время спасти их ребёнка, решив сделать ему самую прогрессивную в истории медицины операцию: методом рассечения мембран, а не имплантировать инородное тело, как обычно делают.
   Возможно, что их и есть всего два таких профессора, в университетской экспериментальной лаборатории. Хотя точно Мартин не знает и не желает услышать ясного подтверждения. Естественно, не читая, они подписали пачку документов. Всё равно ничего не понимают. Зачем читать? А дьявольский ремесленник - профессор, подстраховался и облизнулся от радости, что уже в случае неудачи, не смогут доверчивые русаки привлечь его к судебной ответственности. Драгоценное же время отнимать у профессора и задавать ему глупые вопросы стыдно. В который раз он уже взглянул на свои ручные часы.
   За три месяца, находясь с сыном в университетской клинике города Mainz, нервы у супруги Мартина полностью истощились. Прошла уже шестая операция и все безуспешно. И вот одна врач, не выдержала, даже обвиняя их, упрекнула: "Я не понимаю таких родителей, за какую сумму вы согласились над своим сыном, как над кроликом, проводить научные эксперименты?
   Кстати обезьяна для таких научных нужд, стоит девяносто тысяч марок, а за какую же сумму вы продали ребёнка? Все врачи в отделении выразили мнение против эксперимента, так как уверены, что операция должна быть обычной, методом шунтирования, но профессор принуждает нас ассистировать".
   Такое откровение их шокировало. Неужели Мартин с женой могли представить, что с их сыном проводят медицинские эксперименты? Тогда уже после скандала, другой профессор, сделал ребёнку операцию обычным методом, проведённую без проблем и благополучно. Не получилось у профессора - обманщика, проводившего научные эксперименты, мировой сенсации. Кто кстати, настоял и приложил все усилия, чтобы их сына перевезли из клиники Дюссельдорфа в университетскую клинику Майнца. Хотя в клинике Дюссельдорфа врачи уверяли, что такие операции они делают без проблем.
   Ясно, что делал операцию профессор не ради денег, а жажда к славе осушила его совесть. Пусть живёт с такой совестью. По закону наказать его невозможно, когда Мартин с супругой уже подписали соглашения на операцию, даже в мыслях не допуская, что проходят медицинские эксперименты. Однако Мартин уверен, что закон компенсации никогда не перестанет действовать.
   Понятно, зачем иммигранты, наивные и не протестующие, необходимы в Германии. А как им верилось, что уж в Германии мошенников и аферистов не существует. Оказалось же представление ложным, их здесь ещё больше чем в России.
   Зачем переселенцев стали принимать в Германию, а потом прекратили, приняв закон о сдачи экзамена по немецкому языку, который сдать очень сложно. Чем в принципе и приостановили переселение немцев из бывшего Советского Союза на историческую Родину. К чему разрушили берлинскую стену, когда тут же возвели неприступный барьер для разделения переселенцев с родственниками.
   Пожилому человеку, проживающему на пособие по безработице, которое состоит из такой мизерной суммы, чтобы лишь не протянул ноги от голода, просто невозможно поехать в Сибирь и хотя бы перед смертью навестить родных. Не все же безработные имеют нелегальную подработку, а легальной занятости нет. Только сейчас и нелегально работать стало опасно. Если накроет налоговая инспекция, лишат пособия и могут наложить штраф работодателю до ста тысяч евро. Все знают, как всё подорожало, а скопить безработному денег на приобретение билета, на перелёт в самолёте, пожалуй, потребуется несколько лет.
   Хотя Мартин не против благосостояния людей. Только он против нищеты и равнодушия. Прогресс шагает вперёд и от индустриального развития стремительно увеличивается лишь капитал богатых, а благосостояние простых людей не повышаться; расширяется только пропасть между нуждающимися гражданами и жирующими капиталистами. Всё очень просто, такая политика богачей и их верных прислужников, как хотят так и дурачат простой народ.
   Никогда не забыть Мартину той ночи, когда покидал Родину. Печаль и чувство отчаяния клокотали в душе и в тоже время какая-то досадная злость, на всех политиков мира. Сначала переселенцы им были необходимы, чтобы в знак благодарности, дружно проголосовали за партию большого и тучного дяди. Потребовались как потребители: покупать товары, оплачивать капиталистам дорогие квартиры, потому что у местного населения в основном свои квартиры или дома. Пустующих же и незаселённых квартир в Германии - миллионы. Всё же цены на них не опускаются, а только возрастают. Государственных квартир здесь нет, а почти все приватные, есть ещё ведомственные, принадлежащие каким-то предприятиям.
   Бездомных же бродяг здесь несколько сотен тысяч. Среди безработных много высококвалифицированных специалистов. И чтобы стать в Германии бродягой, необходимы простые качества: доверие, доброта, эмоциональность, неумение совмещать с разумом чувства и их контролировать. Сказал не то, что следует говорить, возразил шефу и потерял работу.
   Не думайте, что здесь свобода слова. Капиталисты жёстко контролируют все средства массовой информации. Говорить следует только то, что им угодно и на пользу. Гласности и свободы слова здесь нет, а все журналисты работают только на капиталистов. Пропаганда их сосредоточенна лишь на одной цели, разложить общество на всевозможные группы.
   Добиться как можно больше различных категорий групп, чтобы в обществе не было единства, когда люди словно злые псы грызутся между собой за свои жизненные взгляды, права и интересы, тогда капиталистам легче руководить миром. Лозунг же очень хитрый, что и комар носа не подточит. Всё прикрыто под девизом зашиты прав любых слоев населения: демократов, либералов, консерваторов, христиан, мусульман, баптистов, гомосексуалистов, лесбиянок, вегетарианцев и других подобных группировок. Очень много потребуется времени, чтобы перечислять все группы, различные народные образования и секты.
   Переселенцы же из России и Казахстана, стоят здесь на самом низком уровне. Турки же себя чувствуют в Германии, словно рыбы в воде, хотя вечно напоминают упрёками, что к ним относятся, как к людям второго сорта. И попробуй, возрази им. Сразу обвинят в нацизме и дискриминации. Переселенцы же не имеют право возразить и сказать что-нибудь о дискриминации. Потому, что по документам они считаются немцами и состоят гражданами Германии.
   Хотя в Германии среди местных немцев также нет единства, разделены на католиков и протестантов. Самые гордые - это католики из Баварии. Вторая категория - западные немцы. Привилегированные категории не станут дружить с гражданами из бывшей ГДР. Переселенцев же вообще считают типами подозрительными, с коммунистическими идеями. В церковь не ходят, а если и есть верующие, то какие-то разновидные сектанты и необщительные баптисты, и живущие своей общиной.
   Жители же из ГДР, симпатичны для Мартина, раньше они ничем не отличались от русаков по выражению взглядов на жизнь. Правда сейчас, они тоже изменились и стали скромнее, после того когда обожглись, не единожды, на демократических законах. Одно время среди них было много бродяг.
   И здесь у многих переселенцев создалось невольное, но всё же не полное разочарование в демократии. Как бы стало понятно, что европейская демократическая система ведёт простых людей не в светлое будущее, а замыкает своими законами в модернизированное рабство. Главные же инициаторы демократических рабовладельческих ловушек - это банкиры и индустриальные магнаты. Вся мировая банковская и биржевая система придумана ими, а если справедливо рассудить, является просто узаконенным мошенничеством.
   Прежде Мартину представлялось, что демократический строй - значит жить по чести и совести в среде самого справедливого общества, где депутаты отстаивают интересы большинства. Нет, всё не так! Красивый лозунг для наивных и простых людей. В Германии даже запрещено законом проводить референдумы и генеральную забастовку. Закон позволяет проводить забастовки или протесты лишь локальные.
   Порой ещё ходят по квартирам какие-то представители исследовательских институтов, так они себя представляют, а в итоге же - такие типы капиталистические шпионы; задают различные вопросы и заполняют анкету, чтобы пронюхать о чём простые люди думают и какие идеи хранят в сознании. Так что, несомненно, демократический строй - это значит, забудь о чести и совести, приспосабливайся и реализуй свои идеи любыми средствами, вот как он представляет и отражает свободу действий.
   Здесь право или права простого человека ни как не стыкуются со справедливостью. Все структуры отражают интересы только государственные, даже церковь, а по защите прав простого человека, нет никаких организаций. Религиозный налог на людей наложен тоже государством, высчитывается с зарплаты ежемесячно. Всё в руках государства и адвокатов, которые отражают интересы лишь сильных, у кого есть власть и деньги.
   Признаться, простые люди не против демократии и популярным строем были бы полностью довольны, только если частично, что-то исключить из него. Допустим: есть такие нюансы в демократической морали, очень извращенные по мнению простых людей, что выживают только сильные. Право на труд человек имеет, а вот твёрдых тарифов нет в законах трудового кодекса. И человеческий труд, капиталисты пытаются здесь использовать по минимальной оплате.
   Теперь у большинства людей большие сомнения, что такие мощные промышленные страны, не могут победить и искоренить в мире дьявольское средство: наркотики и педофилию. Вероятно, кому-то выгодно не лечить общество и не избавлять от таких типов.
   Хотя если бы капиталисты искренне захотели, они бы в миг переломили хребты всем в мире распространителям наркотиков, производителям всяких фильмов с детской порнографией, не допустили бы к власти гомосексуалистов, которые здесь занимают высокие государственные посты: среди них губернаторы городов, руководители различных партий и много депутатов. Простые же люди, гомосексуалистов считают тяжело больными, возбуждёнными дьявольскими элементами типами, как нацисты и прочие националисты.
   Нацист - это выражение произошло от древнегреческого слова, что означает: человек страдающий психическим заболеванием, безнравственный, представляющий себя исключительным, рождённым полубогом и на дела особенные. Хотя капиталисты считают коммунистов тяжело больными людьми, и призывают к необходимости держать их в карантине. Как преступников, помещать в тюрьму и изолировать от внешнего мира.
   Всё же большинство людей в СССР коммунистическим строем были довольны. Не нравилось то, что человек не имел возможности стать самостоятельным и создать своё дело. Идеи же у коммунистов есть очень светлые и хорошие. Они против рабства и пропагандируют о равноправии всех людей. Только то, что они отрицали существование Бога, чинили с непокорными и инакомыслящими людьми террор, точно были уроды.
   Думается, что коммунистический строй распался в Советском Союзе только потому, что тогда не было конкуренции в области производства и промышленности. Во всех же капиталистических странах, на любую модель, артикль меняется уже через каждые шесть месяцев. Идёт постоянная и беспрерывная модернизация, в жёсткой конкуренции. Затем, через каждые шесть месяцев, проходят международные выставки лучших моделей и технических усовершенствований.
   Хотя инакомыслящих людей и баптистов здесь тоже притесняют. Баптистов очень много из Германии переселяется в Канаду. "Хорошо бы, в демократическое устройство государства, многое применить и внести из социалистического строя, чтобы не всё было приватизировано, и судьба рабочего человека не зависела от капиталиста - работодателя и рабовладельца", - так думают простые люди. Так что здесь при таком ритме, жить не сладко. Выпил от отчаяния водки, послушал на повышенной громкости музыку - значит нарушил правила проживания в доме, помешал соседям и потерял тёплую кроватку в квартире, выселят и живи где-нибудь под мостом.
   Не каждый имеет здесь возможность купить квартиру, многие жители Германии жильё только снимают у капиталистов, которым принадлежат даже целые кварталы. Живут в основном бродяги группами. Потому, что один не выживешь. У каждой группы свои районы: где они торгуют газетами, собирают пустые бутылки, просят милостыню и редко кто из них находит какую-то подработку. Финансовой поддержки от государства они не имеют, потому что нет прописки. Только от красного креста они получают одежду и медицинскую помощь.
   Попасть на дно легко, а вот выбраться очень тяжело. Не думайте, что все из них алкоголики. За каждым бездомным стоит какая-то жизненная трагедия. Почти все они с какими-то долгами. Попал в кредитный капкан и всё, ты сидишь на крючке у банкиров. Бывшие миллионеры даже оказываются бездомными. А с долгами найти квартиру очень сложно, никуда не скроешься. В компьютере здесь зафиксировано про каждого человека всё до мелочей, лучше чем было у КГБ: цвет глаз, рост, даже отпечатки пальцев. И под лозунгом борьбы с терроризмом, здесь прослушиваются телефонные разговоры любого человека, даже врача, адвоката и журналиста.
   Пропаганда здесь работает очень мощно, для запугивания законопослушных граждан, показывают всевозможные репортажи про бывшую ГДР, оглашают архивы разведки и как бы гоняются за ведьмами, кто прежде был внештатным сотрудником государственной безопасности, то есть стукачом. Однажды даже показывали репортаж французского телеканала, где огласили статистику, что в европейские страны переселилось более 40-ка тысяч стукачей из СССР, кто прежде работал внештатным сотрудником КГБ, а сейчас они здесь отмывают наворованные деньги и успешно развивают бизнес.
   Только если журналисты так уверено утверждают о таком наплыве шпионов и разнообразных криминальных деятелях, значит здесь те же самые методы, что и были у КГБ, тем более они поясняют: что такие типы находятся под постоянным колпаком; якобы наблюдателям, то есть уже не социалистическим, а демократическим стукачам, даже известно когда бывшие информаторы КГБ сидит и пыхтит на унитазе.
   Здраво рассудить и признаться в своих гнетущих мыслях, иммиграция психологически очень тяжёлая штука, если заранее к переселению человек не подготовлен. Без знания языка и каких-то материальных средств, без родственников или друзей. Чтобы первое время найти какое-то прикрытие от всевозможных ловушек.
   В Германии самый огромный в мире бюрократический аппарат. С чем можно сравнить спонтанную и не подготовленную иммиграцию? С выбросом в океан рыбки, выращенной в аквариуме, а океан кишит акулами и косатками. Вот и попробуй выжить. Мошенники и аферисты, наводят свои прицелы на временные компактные пункты иммигрантов. И среди азартных охотников, очень много соотечественников, русскоязычных иммигрантов, которые за какие-то провизионы расставляют ловушки и капканы.
   Попадаются очень многие, порой даже на всю жизнь. Достаточно лишь одной необдуманной росписи. Хотя капиталистам переселенцы и беженцы как бы необходимы, а вот народ же, только их терпит. Никто переселенцев здесь не ждал, как написано на обложке журнала для информации, раздаваемых в распределительных лагерях. "Мы вас ждём!"
   Сейчас Мартину смешно и в тоже время досадно читать лицемерную пропаганду. Где статистика, сколько загублено переселенческих детей, травлей и мобингом в школах их сверстниками? Мобинг - это когда весь коллектив договаривается, выбирает себе жертву и игнорируют какого-то человека. Не приветствуют, не замечают и не разговаривают с ним, а все только упрекают его и унижают. Мартин знает несколько случаев самоубийств таких детей, но о травле школьников, репортажа по телевизору, ни кто, никогда не увидит, и очерк в газете тоже не прочитает.
   Хотя о прекрасной интеграции, телевизионных репортажей и газетных статей существует довольно много. О чём ещё особенно любят информировать, когда кто-нибудь из наших соотечественников совершил уголовное преступление. Тогда криминальный репортаж покажут по всем телевизионным каналам. Преподносят в таких репортажах о людях из бывшего СССР, с каким-то тёмным оттенком, как будто они все потенциальные преступники. Обязательно скажут, что преступление совершено российским немцем или казахстанским. Как будто есть ещё германские немцы. Хотя по статистике, на душу населения, местные немцы совершают больше уголовных преступлений чем переселенцы.
   Кто же гордится Россией, защищает её какие-то политические позиции и рассказывает о хороших качествах, с теплотой в душе отзывается о покинутой Родине, таких людей здесь не очень-то желают слушать. Хотя продажным типам, кто поливает грязью и негативом правительство России, живётся в европейских странах не плохо. Индустриальные капиталистические магнаты обнимают и целуют их, а журналисты даже предоставляют эфирное время на многих телевизионных каналах.
   Несомненно, кто-то выбрал верный путь переселившись в Германию. Всё же и многие люди сделали большую ошибку. Не каждому переселенцу подходит европейское биополе. Не следует покидать Родину, потому что часть биополя с душой, остаётся там, где человек родился и вырос. И на чужбине, у него уже нет достаточной энергии для психологической защиты.
   Распределено здесь, пожалуй, среди переселенцев, жизненное удовлетворение половина на половину. Достаточно много примеров кто блестяще интегрировался в общество, имеет хорошую работу и обрёл достойную жизнь. Хотя к тому же очень много трагедий. Кто-то из переселенцев спешил как можно скорее выехать из России и Казахстана, желая спасти своих сыновей от ужасов происходящих там в армии. Кто же знал и предвидел, что депрессия затянет их на чужбине в наркотики?
   Наркотической дряни здесь можно купить на каждом углу, а в Голландии даже узаконено заказывать гашиш и анашу в кафе. Сиди за столиком и наслаждайся, пока глаза не вылезут на лоб или из ушей не задымится. Нет уже многих в живых, когда-то очень простых в общении, доверчивых и наивных детей. Наркотики же, достаточно попробовать лишь один раз, что всё угодил в трясину и преждевременный трагический жизненный закат тебе обеспечен.
   Интеллигент - он всегда поймёт, а не осудит, и если есть возможность, искренне попытается помочь человеку даже опустившемуся на самое дно. Не все они плохие люди. Многие из них всего лишь не умеют, потому что не учили, совмещать свои чувства с разумом.
   Однако Мартин был удивлён, от коллективного письменного обращения к правительству, группой его соотечественников, очень здесь широко известных интеллектуалов: писателей и других почётных личностей. Чтобы переселенцев, правонарушителей немецких законов, выселяли в Россию и Казахстан. Стыдно им проживать в одной стране с такими дремучими невежами, неблагодарными, словно свиньи относящиеся к такой гуманной стране, что приютила несчастных.
   Только вопрос, а с какой целью их приютили? Известно, как дешёвую рабочую силу и чтобы, при случае, упрекнуть правительство России и Казахстана: да от вас то, многие бегут. И напугать бизнесменов, чтобы не инвестировали в России. Хотя многие люди, живущие в России, даже не представляют, отвечая на вопросы иностранных журналистов и рассказывая ужасы про свою Родину, как они помогают дьявольским агитаторам. Потом они подтасовывают кадры, раздувают критические отзывы и на весь капиталистический мир показывают негативные репортажи про Россию.
   Страх нагнетается, по заданию масонского ложа, чтобы отпугнуть инвесторов от России. Германский масонский орден состоит из 18-ти тысяч богачей. Простой случай, из тысячных. Инвестор из Германии прекратил свой бизнес в России, что в его цехе часто отключали свет и при решении любых вопросов вымогали взятки. Только одного репортажа уже достаточно здесь, чтобы отпугнуть тысячи инвесторов. Прозрейте дорогие мои соотечественники, как вы сами, даже не подозревая, вредите России.
   Радоваться следует жителям тех стран, куда инвесторы вкладывают свой капитал и создают рабочие места. Простым же людям любого государства гораздо выгодней, когда капиталисты будут создавать внутри своей страны рабочие места, а не переносить производственные объекты за границу. Однако все капиталисты в мире бегут туда, где они предполагают получить больше прибыли. Естественно, от азартных игр капиталистов, простые люди одной страны только выигрывают, а труженики другой страны, оказавшись без работы, лишь проигрывают.
   Почему США самая богатая страна в мире и в шестьдесят раз больше, чем Россия, вкладывает средств на развитие военно - оборонной промышленности? Из оборонных средств правительство США много денег тратят на войну. На планете, кроме США, ни одно государство не ищет повод к насилию и принуждению другого народа к жизни по демократическим принципам, и ни кто не провёл такого количества воин, сколько уже провела на земном шаре США с разными странами. На данный же период времени, США в 15,5-ть раз вооружены мощнее чем Россия.
   Только не потому, что там люди хорошо работают и вносят налоги. В России люди работать могут не хуже чем в США. Потому что туда в год, иностранные инвесторы вкладывают капитал до 900-от миллиардов долларов. В Россию же, даже десяти процентов от инвестированных денег в США не вкладывается.
   Конечно, страх будет невероятный у инвесторов, когда показывают такие кадры, принуждающие законопослушного человека задуматься. Бабушка пенсионерка, верующая в Бога, желая бескорыстным добрым делом заработать плюсов для души, везёт в машине инвалидную коляску и вещи несчастным детям, пострадавшим в чернобыльской катастрофе, а её останавливают здоровые отморозки, и требуют заплатить налог за проезд по "священной дороге".
   Потом турист - романтик, у которого кроме светлой души ничего нет, продвигается на велосипеде, любуется необыкновенной природной красотой России, на ночлег часто располагается в лесу, а за Уралом направляется в Казахстан. Что же получается, какие впечатления остаются у туриста от путешествия? Когда у него бандиты отбирают велосипед, рюкзак, спальный мешок и последние 300 долларов, да ещё зверски, ради забавы избивают.
   Лично для Мартина, это не просто преступление, а наглый плевок в лицо всем добрым людям бывшего СССР. От таких репортажей у многих европейцев, как турист желающих посетить Россию, мгновенно пропадёт интерес, а кто-то даже пойдёт и возвратит приобретённый в тур-бюро билет для поездки к озеру Байкал.
   Всё население Германии восхищены репортажами о необыкновенной красоте Байкала, многие хотели бы посетить Сибирь. Где вы блюстители порядка, не можете навести порядок на дорогах или может быть, милицейские служащие солидарны с отморозками?
   Каждому гражданину своего государства, хочется доверять, чувствовать себя защищённым, гордиться неподкупными служащими милиции и таможни. Только опыт у многих людей очень печальный от встреч с работниками контрольных ведомств. Не хочется описывать, как они нагло вымогают деньги у простых людей и заботятся только о своих карманах.
   Пожалуй, таких таможенников, как Верещагин: "За державу обидно", - уже не существует. Таким талантливым режиссером, создавшим фильм - "Белое солнце пустыни" - следует гордиться, что он из России. И таких подобных случаев, происходящих на дорогах бывшего СССР не перечислить, что часто показывают здесь по телевизионным каналам.
   Хотя после оранжевой революции в Украине, президент тоже очень сильно напугал простой народ местного населения Германии - сказав: что главной целью украинского народа является интеграция в Евросоюз. Один из знакомых Мартина, уже пожилой человек, обратился к нему: "Ты смотрел телевизионный репортаж и слышал, что сказал ставленник К Г Б - президент Украины?" Он отвечает: "Да ему же напротив, европейские и капиталисты из США помогли прийти к власти, и главной их мечтой состояло провести в Украине не оранжевую революцию, а кровавую бойню. Очень рады они, что в Украине находится много националистов не умеющих мыслить. Ждут их в Евросоюзе с распростёртыми руками. Только кто же рыжих националистов будет здесь интегрировать? Достаточно у Евросоюза проблем с Польшей, необходима ли им в действительности Украина со своими амбициями. Пожалуй, требуется, словно буфер, стравливать с соседом и как торпеду направлять на Россию".
   Тогда он возмутился и обвинил Мартина, что он ничего не понимает в политике, а все в бывшем СССР революции очень тонкие и замаскированные интриги К Г Б, с целью вытеснения местного населения из Европы. Потом добавил: "Ну, если ещё и Украину примут в Евросоюз, тогда точно здесь не только все машины угонят, а даже и велосипеды. С меня хватит, что одна машина пропала бесследно, когда открыли границы с Польшей и Прибалтикой. Нет, надо уезжать в Австралию, жить там спокойно и выращивать страусов. Сыт я уже от такого Евросоюза. Всю жизнь голосовал за демократов, а вот следующие выборы, ради протеста, проголосую за радикалов, потому что теперь все демократы - параноики, ещё и Болгарию с Румынией скоро примут в Евросоюз".
   Конечно, к чему скрывать правду, как образовался Евросоюз и отменили визы, преступность в Германии резко повысилась, а немцы, у кого есть возможность, эмигрируют в другие страны. Больше же шестидесяти процентов местного населения Германии, желают теперь переселиться со своей Родины.
   По мировоззрению же уважаемых интеллектуалов, соотечественников Мартина, что же получается - значит в Германии должны жить только чистенькие и достойные переселенцы, а нарушителей немецких законов необходимо отправлять в Россию и Казахстан. Грустно очень, что мудрую группу интеллектуалов здесь почитают.
   Иисус Христос не шарахался, не избегал встреч с бродягами и злодеями. Он сам был бездомный бродяга, со всеми людьми равномерно делил хлеб и душевную теплоту. Проходя как-то по улице, он увидел и услышал, как толпа простых людей призывала казнить проститутку Магдалену: закидать её камнями, за грехи и развратный образ жизни. Возмущёно и призывно обратившись, он мгновенно охладил пыл безумной толпы: "Имеете ли вы право судить? Подумайте глупцы, к чему призываете, ослеплённые местью и желающие совершить ещё один грех. Пусть первый кинет в неё камень тот, кто безгрешен и имеет чистую душу". Разгорячённая слепой местью толпа умолкла, люди задумались над его простыми словами и поспешно разошлись.
   Не лицемерил он также когда разговаривал с Понтием Пилатом, как и с любым человеком всегда говорил правду, что у него на душе и сердце. Он не делил людей на ранги и происхождения, а презентовал твёрдый дух и свободу. Всё же многие люди боятся её приобрести, им легче переносить рабство, им привычнее быть холуями чем независимыми.
   Иисус Христос не сомневался, что все люди на планете созданы равноправными и свободными. Только люди смотрят своими глазами иначе и возвышаются друг перед другом. Он для каждого собеседника находил самые необходимые и проникновенные слова, поражающие сердце и разум, истиной и добротой. Твёрдо верующим человеком был он, а получал слова и энергию озарением от Бога. Все люди на планете дети Божьи, но утратили мы веру, не очень-то стараемся измениться и быть милосерднее.
   Возможно, людей нет лучше или хуже, а существуют лишь сильные и слабые духом. Во всех нас грешных заложены добро и зло. И эти чувства, как родня что ли, не могут существовать друг без друга. Не знаю, как победить в себе зло и стать лучше. Хочется очиститься, однако чувства, какие же бывают они коварные, всё путают и словно кандалами сковывают сознание. Поэтому и следует начать с себя очищаться, а не учить и призывать грешников к прозрению.
   Эгоист лишь и сытый лицемер, высказывается в среде себе подобных, выражая отвращение к другим людям. Избегает общения с несчастными, шарахаясь от безобразия и грязи, предпочитая общение только с людьми чистенькими. Истинный интеллигент, найдёт убедительные слова к любому заблудившемуся и отчаявшемуся в жизни человеку.
   Интеллигентами не становятся, достигнув высокого положения в обществе и получив прекрасное образование. Интеллигентами - рождаются. И эта черта характера, прежде всего сочетается с милосердием. Данный Богом дар, а дальше развитый уже человеческим разумом, умеющим мыслить.
   Интеллектуалов их много, а вот интеллигентов мало. У них редкостная сердечная и душевная доброта с красотой, а вот внешняя же красота, может приглядеться и никогда не удовлетворит взор. Видно же, как всё загадочно и удивительно продумано Создателем.
   Почему четыре времени года? Красота зимы уже пригляделась и надоела. Мы ждём весны, потом лето, а осенью мы опять ждём зимы. Душевная же доброта, надоесть не может. Потому, что редкость! Удивляет даже нас. Добра же, все люди ждут. Порой самого малого и для кого-то на первый взгляд незначительного. Только добро должно быть не навязчивое и не принудительное, тогда оно не раздражает. Когда оно неожиданное, тогда оно особенно радует нас, словно детей. И как даже какое-то незначительное доброе дело согревает душу.
   Только чтобы это понять, необходимо испытать, прочувствовать, как оно приятно. Допустим, контролёр проигнорировал строгие служебные правила и протянул сигарету осуждённому, помещённому в штрафной изолятор. Тот же внезапный телефонный звонок, с приятным сообщением от внучки, что она приезжает в гости к одинокой, всеми забытой бабушке.
   Уверяю, такие, на чей-то взгляд незначительные моменты, очень ярко, с благодарностью остаются в памяти у несчастных или одиноких людей на всю жизнь. Хотя есть и другие примеры. Один из знакомых Мартина, купил в очень престижном районе Дюссельдорфа квартиру и подарил дочке. Только не оценила она его заботы, приняла подарок, как будто ему сделала одолжение и забывает даже поздравить отца с днём рождения. Он же грустит в одиночестве и беспрерывно ждёт от неё звонка.
   Грех судить падших людей, надеяться надо, что они встанут. Как сказал Johann Wolfgang Goethe: "Не тот велик кто никогда не падал, а тот велик кто падал и вставал!" Добавлю ещё строки из стихов друга Мартина. Полярный Урал, Александр Рязанов: "Когда-то Герцен грустно признавался, что долго после гибели жены, он вредному пороку поддавался".
   Пожалуй, алкоголь - это даже не порок, а болезнь, если можно так выразиться, вырабатывающая ложные гормоны возбуждающие чувства счастья, а порой беспечные, злобные и всякие нелепые мысленные представления.
  
  
   ***Многих людей алкоголь не только наполняет чувством ложного счастья, а подталкивает к глупым поступкам. Крепкий напиток искажает сознание, окружающий мир кажется весёлым и забавным, а порой таинственным и зловещим, что возбуждённые чувства легко делают человека легкомысленным и беспечным. К счастью, для одного из братьев близнецов давно миновали жёсткие годы самопожертвования, который своим поступком, от любви к брату, добровольно отказался от свободной жизни.
   Таинственное и великое чувство - любовь. Любовь - ослепляет кого-то, становится тщеславной и требовательной, многое может изменить в отношениях между людьми, доводит до отчаяния и делает человека неразумным. Любовь ещё как бы окрыляет и направляет на добрые поступки, принуждает жертвовать, устремляет к труду и укрепляет волю. Всё же, пожалуй, самая таинственная, гармоничная и крепкая любовь существует лишь у близнецов.
   Братья близнецы - Дима и Миша, были неразлучны. В школе сидели за одной партой, а после окончания восьми классов продолжили обучение в ГПТУ, по специальности слесарь - инструментальщик. С детства они тянулись к металлу, из чего изготовляли красивые различные предметы. Отец их работал кузнецом. В детском возрасте кто-то из детворы играл в футбол или проводил свободное время у реки, а для близнецов же самой любимой игровой площадкой являлась кузница.
   Руководство же мех-цеха хоть и с сожалением, однако вынуждено было отправить кузнеца на пенсию. Пристрастился он к спиртным напиткам, что даже часто по окончанию трудового дня не возвращался домой и оставался в кузнеце спать. Сыновья же приносили ему на рабочее место продукты, как могли помогали и отвлекали от пьянства. Детей же он имел много: семь сыновей и пять дочерей. Только по этой причине руководство жалело и долго не увольняло его с производства, хотя беспрерывным хмельным состоянием он уже давно "намозолил" всем глаза.
   Снисходительно к нему относились еще потому, что был он фронтовик, хороший специалист и хмельной или трезвый: добродушный, участливый и приветливый ко всем людям. Кроме производственных нарядов у кузнецов всегда были ещё индивидуальные заказы. Всё же дополнительный заработок не использовался с пользой для семьи, а был лишь помехой и стал причиной пристрастия кузнеца к спиртным напиткам.
   Прожить на две пенсии: кузнеца и его супруги, как мать героиня, такой большой семье было трудно. В Советском Союзе, женщинам родившим и воспитывающим десять детей, назначали пенсию, в независимости от возраста и отсутствия производственного стажа. Трое из детей кузнеца уже достигли совершеннолетнего возраста, однако реальная помощь была для семьи лишь от старшего брата, который работал в шахте.
   Всё же и старший помощник был озорник, большой любитель пива и других спиртных напитков, что забот доставлял для семьи не мало. Не долго просуществовала его реальная помощь, уволили озорника с работы, так как переступил он границы своих затей. Упаковал в рюкзак проказник вещички и уехал куда-то в Заполярье, в Норильск или Воркуту, а кто-то говорил, что работает он в рудниках города Никель.
   Работал он прежде доставщиком такелажником в шахте. Шахта была не глубокая, что позволяло в районах добычных участков пробивать шурфы и через них доставлять: крепёжный материал, рештаки и разное горное оборудование. Другой совершеннолетний брат близнецов служил в армии, а старшая сестра, после окончания техникума, вышла замуж и проживала от семьи отдельно.
   Утром, начальник добычного участка, проводя наряд, наказал горному мастеру, чтобы обязательно первым делом ликвидировали все нарушения, а затем уже приступали к добыче угля. Просланцевали штреки, навесили и укрепили прогоны, протянули в забой водяной шланг для орошения выработки и снижения концентрации угольной пыли. "Сегодня сменный инженер Евсеенко придёт инспектировать добычной участок, так что постарайтесь, чтобы не было ни малейшего замечания от него", - предупредил он.
   На шахте, горного инженера Евсеенко, знал каждый и все за глаза, называли его: "Евсей мужик без забав и затей". Он был безупречный, отлично знающий горное дело исполнительный инженер, ко всем, не разделяя на ранги, требовательный и никому не прощал даже малейшего нарушения трудовой дисциплины, и отклонения от правил по технике безопасности.
   Прослушав устный наряд, шахтёры расписались в журнале и пошли переодеваться в спецодежду, затем уместились в "дежурку" и водитель машины доставил их к шурфу. Вся бригада по лестничному отсеку шурфа спустилась в шахту, а старший брат близнецов остался на-гора: загружать в грузовую клеть крепёжную стойку, горбыля и затяжную доску. Лебёдкой он опускал грузовую клеть в шурф, а внизу другой рабочий выгружал крепёжный материал на транспортер, по которому груз доставлялся на вентиляционный штрек. Там шахтёры укладывали груз в вагонетки, подкатывали их к забою и затем перегружали на конвейерную установку, проложенную в лаве. В лаве же горнорабочие очистного забоя раскладывали лес по забуту.
   Опустив очередной раз грузовую клеть, он прокричал коллеге, что груза больше не будет и сразу после перекура спустится в шахту. В угольных шахтах курить и иметь при себе воспламеняющиеся средства строго запрещено. Газ метан от одного лишь воспламенения спички создаст такой мощный взрыв, что приведёт подземную выработку к непоправимой катастрофе и гибели всех в ней рабочих.
   Некоторые же заядлые курильщики прятали на-гора сигареты и по выезду из шахты, после трудовой смены, шли к своим тайникам, закуривали и с наслаждением затягивались табачным дымом.
   Перекуривая у шурфа, он обратил внимание на стадо коз, которые поедали с лесных полянок траву и сочные листья с кустарника. Забавная идея возбудила в его сознании различные представления, а аргументы о предстоящих последствиях отогнала в глубину рассудка и как бы невольно потянула руки развернуть "тормозок", отломить кусочек хлеба, и с приманкой подойти к козлу.
   Домашнее животное съело лакомство и доверчивым взглядом стало выпрашивать ещё хлеба. Тогда "добродетель" накинул на рога животного ремень от спасателя, притянул упирающегося козла к шурфу и там привязал.
   Опасаясь и осматриваясь по сторонам, чтобы пастух не заметил, он быстро подбежал к лебёдке, поднял грузовую клеть, затащил туда козла и опустил его в шурф. Затем закрыл грузовой шурф, отключил от электросети рубильник и по лестничному отсеку спустился вниз.
   Внизу было темно и прохладно, воздух пропитался запахом смолы и гнили, потому что зелёная плесень наросла и распускалась по деревянному обрамлению. Вся же почва шурфа приминалась под ногами, так как была покрыта толстым слоем опавшей коры и сырыми щепками от крепёжного леса. Он открыл грузовую клеть, вытолкнул в проход козла, и, освещая почву аккумуляторной лампой, погнал его к вентиляционному штреку.
   Козёл от испуга дрожал, всё же не упирался и покорно шёл по направлению луча. На вентиляционном штреке он оставил козла в забуте, а сам спустился в лаву и через добычную выработку прошёл на промышленный штрек. Там укоротили грузовую установку и его коллеги переносили на откаточный штрек: цепь с конвейерными скребками и рештаки.
   Уложив на плечо рештак, он понёс его на основной штрек, а про козла никому из коллег ничего не сказал. Переносил рештаки и посмеивался, представляя в сознании разные весёлые эпизоды: реакцию того человека, кто обнаружит в шахте рогатое животное.
   Горный инженер Евсеенко проживал с родителями. Его отец преподавал в школе военное дело и уроки труда, а мама на производстве не работала. Многие коллеги думали, что Евсеенко карьерист, поэтому такой требовательный ко всем и его заветной мечтой является занять пост главного инженера, или директора шахты. Однако таких целей в жизни он себе не ставил, а желал лишь одного: выработать десятилетний подземный стаж, чтобы в будущем получить льготную пенсию. После же длительного подземного трудового опыта, он мечтал перевестись в НИИ, уверенный, что его служба в научной сфере принесёт больше пользы для шахтёров.
   Дома у них была отличная мастерская, где он и отец изготовляли различные модели. Чертежи разных моделей он отправлял в научно исследовательский институт и прилагал к ним письма, в которых описывал свои рационализаторские идеи.
   Утром, он как обычно позавтракал, взял "тормозок": пирожки с капустой и фляжку, наполненную смородинным морсом, поблагодарил маму и пошёл на работу. Мама заботливо провожала сына и всегда напоминала, чтобы он перед выходом перекрестился на икону "Николая - угодника" да не забывал проговорить: "Ангел мой будь со мной, иди впереди, а я за тобой".
   Она вышла за сыном на веранду, поспешно крестила его в спину и упрекала: "Опять ты забыл перекреститься". Сын не оборачиваясь, ответил: "Мама, религиозными сказками ты так заморочила себе голову, что уже не можешь отвыкнуть от примитивных привычек и предрассудков". - "Ох, не произноси больше такие слова сынок, чёрт же беспрерывно преследует богохульников и только ждёт момент, чтобы прочно насадить их к себе на рога", - испугано проговорила она.
   Прошло половина времени утренней смены и Евсеенко проинспектировал уже проходческую выработку, а теперь он по вентиляционному штреку подходил к добычному участку. Прежде чем спуститься в лаву, он решил поесть, сам себе проговорил: "Перекушу-ка я, подкреплюсь мамкиными пирожками". У забута штрека находился ящик, куда шахтёры укладывали инструмент, а за ним были уложены колодцем, от почвы до кровли из деревянных стоек крепления, называющиеся кострами. Вот за одним из крепёжных костров и улёгся на почве козёл.
   Сменный инженер присел на ящик, достал из кармана "тормозок" и фляжку. Развернул "тормозок", взял пирожок, откусил и сразу же приятный запах пощекотал его ноздри, а по дёснам растекался аппетитный и сочный рассол тушёной капусты. Умилённый от запаха и вкуса пирожков, он благодарно думал о маме. Потом брови нахмурились и между ними пролегла глубокая складка. Досадно и стыдно ему стало, что утром он пренебрежительно ответил на её заботливый упрёк, и огорчил. "Вернусь домой, непременно извинюсь", - мысленно решил он.
   Послышался шорох. На звуки он не отреагировал и не придал никакого значения, думая, что в забуте забегали крысы. Серых грызунов в любой шахте находится очень много. Истребить крыс невозможно, так как они лучше других паразитов приспосабливаются к любым условиям и выживают при всяких, даже при атомных катастрофах, и разных природных катаклизмах.
   Яркий свет от аккумуляторной лампы хорошо освещал почву и козёл, который находился от горного инженера в двух метрах, и прежде ничего в темноте не видел, теперь мог ориентироваться, к тому же его ещё встревожил и поманил сочно - ароматный запах капусты. Горный инженер аппетитно ел, а грустная задумчивость расслабляла мышцы и накладывала на веки груз, подстёгивая его к дремоте.
   За прошедшую ночь он не выспался. Вечером, после просмотра телевизионного фильма, он ещё сидел и смотрел развлекательную передачу КВН, которая закончилась в час ночи. Глубокой же ночью, раскаты грома и яркие вспышки молний разбудили его. Гроза бушевала до утра, дождевые капли стучали в окно, ветер раскачивал деревья, а ветка березы настырно и тревожно била в стену, как бы упрашивая впустить её в комнату.
   Навалившуюся на Евсеенко задумчивость и сонливость, прервал мгновенный страх, что от такой ужасной неожиданности, он побежал в лаву и проворно запрыгнул на конвейерную установку. Стоять в полный рост на ней было невозможно, тогда удерживаясь за край рештаков и перебирая руками, он быстро передвигался на коленях и в мгновение достиг середины выработки, где спрыгнул с установки перед двумя рабочими, которые подвешивали горбыля и укрепляли кровлю забоя.
   Один из рабочих проговорил: "Надо же такое видеть, сам Евсеенко катается на конвейере и нарушает безопасность". Сменный инженер как-то странно, словно отгоняя удушливую паузу и захлёбываясь от воздуха, прерываясь, спросил: "Где ваш горный мастер?" - "Здесь он, расштыбовывает конвейер, - ответил рабочий, указал рукой вниз лавы и добавил, - с водяным орошением много не наработаешь, половина установки заштыбовалось".
   Сменный инженер натянул подвешенный над конвейером блокирующий тросик, громыхающая по рештакам цепь на грузовой установке замерла, а когда тишина как бы парализовала горную выработку, тогда он прокричал горному мастеру: "Ахмадеев, пойдём-ка на вентиляционный штрек". Потом отпустил тросик и приводная головка транспортера вновь закрутилась, увлекая за собой направляющей звездой громыхающую по рештакам грузовую цепь.
   По угольному забою они шли молча, а когда поднялись на вентиляционный штрек, горный мастер удивлёно проговорил: "Вот так чудеса, как же здесь оказался козёл?" Козёл, от яркого света аккумуляторной лампы, зажмурил глаза, опустил голову и жевал пропитанную растительным маслом страницу газеты, в которой прежде были завёрнуты пирожки с начинкой из тушёной капусты.
   Евсеенко облегчёно вздохнул, что это был всего лишь козел, так как перед его глазами ещё стоял образ какого-то чудовища, с огромными рогами и большими жёлтыми глазами. Он только досадно подумал: "Ух, напугал, что чуть сердце не разорвалось, ещё все мои пирожки сожрал гад и даже газету дожёвывает".
   Затем уже грозно обратился к горному мастеру: "Требую немедленных объяснений, каким образом козёл оказался на вентиляционном штреке?" - "Только через шурф он имел возможность проникнуть в шахту, - ответил горный мастер и продолжил своё предположение, - конечно, когда мы на дежурке подъехали к шурфу, я видел, как невдалеке паслось стада коз". - "Веди или хоть на себе неси прожорливого рогатого чёрта, но доставь его на поверхность и выясни у пастуха: каким образом козёл оказался в шахте?" - раздражёно проговорил Евсеенко.
   Горный мастер ухватил упирающееся домашнее животное за рога и повёл по вентиляционному штреку. Хлопотно было выводить из шахты козла, он упирался и даже пытался бодаться. На поверхности, недалеко от шурфа, он нашёл дремавшего на траве и в тени деревца пастуха, и обратился к нему: "Ты почему спишь и не заботишься за вверенными тебе животинами?" - "Как это не забочусь, - прикрывая рукой глаза и щурясь от пробивающихся между ветвей дерева ярких лучей солнца, возмутился пастух.
   Они все сытые и к водопою я всегда подгоняю их вовремя, а что им требуется: сочные листочки с травкой и родниковая водичка. Не колючки же репейника мне из шерсти у каждой козы вычёсывать. Моё дело утром отогнать стадо, а к вечеру в целости и сохранности пригнать". - "В том-то и дело, что в целости и сохранности пригнать. Только как же такое произошло, что козёл оказался в шахте на вентиляционном штреке? Горный мастер указал пальцем на домашнее животное и продолжил расспрашивать, - из твоего стада эта животина или приблудная?"
   Пастух сразу поднялся, подошёл к козлу и проговорил: "Надо же так, он действительно, как шахтёр измазан угольной пылью. Неужели вправду в шахту залез? Потом недоумённо заключил, - самостоятельно он не мог туда пробраться, наверняка ему кто-то помог. Да тут и гадать нечего, - и вопросительно заявил, - кто из твоих рабочих оставался на-гора, загружал в грузовую клеть лес и опускал её в шурф? Вот и ищи ответ у того идиота, - затем выматерился и добавил, - а я его, за такие проделки, ещё и к уголовной ответственности привлеку".
   Горный мастер ответил: "Разберёмся, кто из рабочих такой мудрый забавник, но и тебя я тоже не хочу оправдывать: доверили тебе люди своих четвероногих питомцев - вот и не спи, а следи за ними. Затем как бы примирительно обратился, - ты только не распыляйся, я полагаю не следует обращаться к органам власти, забудем несуразный эпизод. Слава Богу никакой трагедии не произошло, а я всё выясню и накажу проказника". Пожелал пастуху ещё хорошего дня и пошёл к шурфу.
   Со сменным инженером он обсудил возможную версию проникновения козла в шахту и они пошли на промышленный штрек, где доставщики - такелажники завершали свой наряд. Старший брат близнецов, на вопросы и обвинительные доводы сменного инженера и горного мастера, как-то упорно, но всё же с какой-то ложно - обидной интонацией утверждал лишь одно: "Не знаю, как козёл мог оказаться в шахте, оставьте меня в покое, привязались, вам лишь бы сделать кого-то крайним".
   Хотя до окончания трудовой смены оставалось ещё более одного часа, всё же Евсеенко отправил его на-гора и предупредил, что трудовая комиссия обсудит и решит, направлять дело в следственные органы, или примут лишь административное наказание.
   Следующим утром, в нарядной комнате, горный мастер ему объявил: "Спускаться в шахту тебе запрещено, иди домой, в три часа дня у председателя шахт-кома будет заседать комиссия и ты обязан явиться в его кабинет".
   Как только члены комиссии не распекали проказника, однако он упорно не признавался. Тогда председатель шахт-кома объявил ультиматум: "Спрашиваем в последний раз, лучше признайся, учтём и вынесем тебе лишь административное наказание, будешь продолжать лгать, передаём дело следственным органам".
   Все члены комиссии одобрительно согласились с ним и ещё пояснили, что такой поступок уголовно наказуемый, и квалифицируется как злостное хулиганство. "От ребят из уголовного розыска не открутишься, они тебе быстро найдут свидетелей и косвенные, и прямые улики", - заключил председатель шахт-кома.
   Размышляя и как бы разминая плечи, ещё морщась от досады, старший брат близнецов произнёс: "Простите меня, пожалуйста, что совершил такой неразумный поступок, теперь я искренне сожалею". Его попросили выйти в коридор и там ожидать, какое решение вынесет комиссия.
   Уволили его из шахты, по статье трудового кодекса, как нарушителя технике безопасности и грубого не соответствия профессиональной деятельности. С такой записью в трудовой книжке, шансов у него уже не было устроиться на работу в другую шахту. Только такая тяжёлая статья, записанная в трудовой книжке, его не огорчала. В городе каждый прогульщик и любитель алкоголя был знаком с Фёдором косым. Прозвали его так за то, что на одном глазу у него был птоз, а людям казалось якобы он косоглазый. Вот Фёдор и был "ангелом - спасителем" для прогульщиков и алкоголиков.
   Трудился он вольнонаёмным механиком на пром-зоне, ремонтировал в пошивочном цехе швейные машины. Приторговывал ещё разными безделушками, изготовленными осуждёнными: браслетами для часов, перстнями, авторучками, ножами с выкидным лезвием и записными книжками. К тому же он помогал приятелям выправлять записи в трудовой книжке: поставить какую требуется в документе печать и подделать любую подпись. С клиента он брал четвертак, а мастера - осуждённые, исполняющие простую услугу, получали от него чай и сигареты.
   Через неделю у старшего брата близнецов лежала уже в кармане трудовая книжка, где было записано, что уволился он по собственному желанию. Уместился беспечный проказник в плацкартный вагон поезда и поехал куда-то искать своё счастье.
   В ГПТУ близнецы отучились уже один год, в июле они закончили двухмесячную производственную практику на заводе и ушли на каникулы. До начала нового учебного года они почти весь август ходили с отцом в тайгу: собирали ягоду, грибы и кедровую шишку. В сентябре всех учеников ГПТУ отправили на две недели в колхоз, на уборку картофельного урожая, а затем уже они опять приступили к теоретическому обучению. После же новогодних каникул у них началась производственная практика на заводе.
   Практическими занятиями братья занимались охотно. Заводские мастера хвалили близнецов и порой даже удивлялись их слесарному опыту. Ремеслом же они овладели, перенимая навыки отца в сделанной им к дому пристройке, оборудованной под мастерскую, где близнецы изготовляли охотничьи ножи, но в основном мастерили, из медных стержней, красивые подсвечники и продавали декоративные изделия. Для изготовления подсвечников им требовались медные стержни и близнецы, как и многие в ту пору трудящиеся что-нибудь выносить из завода, тоже несли домой разный цветной метал.
   Морозным субботним вечером, распаренные после бани близнецы, сидели в мастерской и мечтали. У братьев уже было сто рублей - вот они и подсчитывали, сколько же потребуется ещё изготовить подсвечников, чтобы накопить денег на покупку мотороллера. Оказалось, для того чтобы набрать необходимую сумму, им требуется изготовить ещё восемьдесят подсвечников.
   Такое количество их не пугало. "К лету изготовим", - уверено заключил Мишка. Дима же возразил: "Сделать и продать подсвечники не проблема, только где же мы добудем столько меди?"
   Тогда Мишка сказал: "Ты видел, вчера в цех привезли полный кузов МАЗ'а бериллиевых стержней?" - "Ну, дальше что, - ответил Димка, - через неделю заканчивается практика, потом начинаются теоретические занятия, а за такое короткое время не так уж много удастся нам пронести заготовок через проходную завода". - "В выходные в цехе никого нет, можно ночью забраться и через заборную дыру вынести стержни?" - предложил Мишка. "Заманчивая идея, - ответил Димка, - всё же опасная и лучше не рисковать". - "Ты прав, - согласился с выводом брата Мишка и озабочено ещё проговорил, - пойду прихорашиваться, мы с Наташкой пойдём смотреть кино на последний сеанс.
   Я хочу пораньше подойти к кинотеатру, чтобы билеты купить на задний ряд, там удобнее её щупать и целовать, - потом ещё спросил, - ты же всё равно никуда не пойдёшь, тогда я возьму твои кожаные перчатки?" - "Заморочила она тебе голову, бери, только смотри не потеряй, снимешь и забудешь, Наташку же будешь щупать не в перчатках".
   Дима остался в мастерской, наждачной бумагой зачищал оббитые от напыления сварочные электроды, из которых он делал узорные настенные орнаменты с кружками, куда вставлялись горшки с цветами. В мастерскую вошел Васька, друг и ровесник близнецов. Протянул руку, поздоровался с Димой и лукаво осматриваясь, спросил: "Где Мишка, - вынул из рукава фуфайки бутылку самогона, из кармана достал сало и положил на верстак, - а я вот решил с вами помянуть деда. Сорок дней сегодня прошло, как дедуля умер. У нас полный дом гостей. Батя нагнал самогону, а я вот отлил чистейшего, а в банки добавил кипячёной воды".
   Дима взял бутылку и потряс, потом поднёс к лампе, посмотрел и проговорил: "Точно без воды, пузырьки не всплывают наверх, - вытащил из горлышка пробку, вылил немного самогонки на тиски и поднёс зажжённую спичку. Разлитая жидкость вспыхнула и синеватое пламя заплясало на тисках, подскакивая то вверх, то чуть потрескивая, растекалась и прижималась вниз. Мишка с Наташкой пошли в кинотеатр, а за деда твоего выпить не грех, помнишь как он учил нас плести корчажки, славный был дедок. Я сейчас принесу луковку, хлеб и баночку морса, такой крепкий напиток обязательно следует запивать", - и Димка пошёл в дом. "Только возьми чёрного хлеба", - попросил Васька.
   Уже через час, по жилам Димки и Васьки самогонка растеклась невероятной храбростью, и возбудила их на великие подвиги. Они чувствовали себя богатырями, а сознание разгонялось и увлекало лишь одной идеей: быстрее идти на завод и как можно больше добыть медных стержней. Идти Васька с Димкой старались не по центральным, а по безлюдным улочкам города, тянули за собой санки и возбуждённые алкоголем наперебой рассказывали друг другу весёлые эпизоды из своей жизни.
   Никто из рабочих в выходной день не трудился, на дверях цеха висел опломбированный замок, свет был погашен, светились лишь окна в насосной и компрессорной станции. Димка подтащил и подставил к окну цеха поддон, как по лестнице поднялся по нему наверх, разбил стекло, проник в цех и подавал Ваське бериллиевые стержни. Потом выпрыгнул из окна наружу и проговорил: "Двенадцать стержней достаточно, больше не надо, а то санки не выдержат от такого груза, давай побыстрее отнесём их за ограждение".
   С внешней стороны ограждения завода на тропинке стояли санки. Они уже заканчивали укреплять и обвязывать верёвкой сложенные на санках стержни, как услышали грозные голоса, и увидели подбегающих к ним двух заводских охранников. Обоих словно смерч подхватил и понёс по тропинке.
   Охранники стали задыхаться и отставать от воришек, однако когда они выбежали на дорогу, Димка ступил ногой в наезженную грузовиками гладкую колею, поскользнулся и упал, сильно ушиб спину, а его шапка слетела с головы. Он вскочил и закружился, как крутится пёс, перед тем, когда укладывается и осматривает конец хвоста, ищет блох и чешет его зубами, также и Димка искал свою шапку. Схватил головной убор, поскользнулся вновь и тут один из охранников настиг его, и всем корпусом навалился, придавив к дороге.
   Мишка шёл и чтобы согреться, прихлопывал кистями. "Зачем я только надел перчатки, решил пофорсить перед Наташкой - нет, всё же шерстяные рукавички, связанные мамкой, гораздо теплее", - думалось ему. В этот размышляющий момент мускулы его спины закаменели на миг, потом судорога отступилась, мышцы расправились, и, поморщившись от боли, он застонал и потряс руками.
   Сердце сжалось в груди и тут же, словно крылья раненной птицы часто затрепетало. В висках же гулко застучала кровь, лоб покрылся испариной, а сознание вопросительно заметалось и пронзило тревогой за брата. "Произошло что-то недоброе с Димкой", - почудилось ему и желая как бы оторваться от мрачного беспокойства, он побежал в надежде избавиться от тревожных мыслей.
   Домочадцы уже почти все спали, в зале лишь сидела на диване сестра и смотрела какой-то телерепортаж. "Где Димка?" - обратился он к ней. "Тебе лучше знать где, - ответила сестрёнка, - в мастерской, наверно, где же ему ещё быть". Мишка развернулся и быстро пошёл в мастерскую.
   Ноги его заплетались, стали какие-то непослушные и ватные, а по душе прокатилась прохладная волна, словно выгоняя из неё тепло и мучительно терзая тоской. Он присел на верстак, взял молоток и ритмично стучал им по бедру, как бы желая пробить в ногах ватную беспомощность, разогнать кровь в жилах, и отогнать грустные мысли.
   Дверь распахнулась и в мастерскую вошёл Васька. Испуганным взглядом он уставился на Мишку, тяжело дыша, приостановил комки в горле и хрипло проговорил: "Димку поймали". После того, когда по просьбе взволнованного друга Васька спокойно и подробно пересказал, что произошло с Димкой, Мишка подошёл к нему, взял за плечи и направив в его глаза пронзительный взгляд, твёрдо, но как-то в то же время умоляюще проговорил: "Поклянись, что больше ни один человек на свете не узнает о нашем договоре". - "Клянусь", - испугано ответил Васька, почувствовав в интонации и во взгляде Мишки какую-то печальную, и к тому же необходимую жертву.
   "Для меня сейчас легче удавиться, чем находиться в неизвестности и ждать, какая доля предстоит дальше для Димки. Украсть стержни была моя идея, не Димкина, не подумал я и предложил, хотя не всерьез, а сказал так - впустую. Иди Васька домой и забудь, вычеркни из памяти этот вечер, а я переоденусь, соберу необходимые вещи для нас и тоже пойду, только не спать, а сдаваться.
   Счастье, что ты убежал и к тому же прославляю Бога за то, что в Сибири каждый младенец знает, какие вещи требуются узнику в тюрьме". Потом тоскливо посмотрел во влажные глаза Васьки, подвёл его к двери, вытолкнул на улицу и угрожающе, как бы печатая слова отчаянно прошептал: "Я был с братишкой и только я пытался совершить с ним кражу".
   За заводскими воротами, рядом с вахтой, стояли санки загруженные медными стержнями. Была уже глубокая ночь, когда в помещение заводской проходной зашёл паренёк с рюкзаком за плечами и обратился к дежурному вахтёру: "Где мой братишка?" Вахтёр внимательно присмотрелся и проговорил: "Надо же такое видеть, похожи друг на друга как две капли воды. Ты что же с повинной явился? Теперь понятно, кому удалось скрыться. Однако, быстро ты бегаешь. Ну, проходи, располагайся, в милиции твой брат, где же ещё ему быть", - и вахтёр распахнул двери.
   Утром, из камеры изолятора временного содержания, Мишку вызвал контролёр и сопроводил в конец коридора, в комнату дознания. В комнате за столом, сидел грузный парень, он встал, приветливо улыбнулся, поздоровался, и, указывая на табуретку, сказал: "Присаживайся Миша, я не следователь, а старший инспектор оперативного отдела, со следователем ты встретишься завтра, в понедельник.
   Жалко тебя, поэтому и хочу дать совет: очень хорошо, что ты явился на вахту, суд разумный поступок учтет, всё же чтобы ещё облегчить твою участь, вот чистые листы, напиши явка с повинной и опиши, как всё было, ничего не утаив. Твой братишка что-то не такой разумный, как ты, молчит и скалит зубы, словно волчонок. Не понимает, что чистосердечные показания лишь облегчат его участь. Напишешь явку с повинной, прокурор, возможно, даже отпустит на волю, под подписку о невыезде, а дальше уже суд решит твою судьбу".
   Мишка нахмурился, потом решительно проговорил: "Искренние показания я напишу вместе с братишкой. Не хочу, чтобы нас разлучали. Поместите меня в камеру к брату и я обещаю, через час вы получите уже не чистые листы, - он взял со стола лист бумаги, как веером потеребил им воздух и добавил, - пожалуйста, не сомневайтесь, не подведу, моё слово твёрдое".
   Инспектор внимательно посмотрел на него, закурил сигарету, потом заключил: "Хорошо, встал, подошёл к Мишке и прошептал, - только обязательно в показаниях укажите так, кому из вас первому принадлежала идея совершить кражу, вы не припоминаете. Главное твердите это следователю и также на судебном заседании, - хлопнул его по плечу, пронзительно - размышляющим взглядом посмотрел в глаза и погрозил пальцем, - я же тебя ни о чём не предупреждал".
   Напротив продуктового магазина стояло несколько пожилых людей: в основном бабушки. Продавали они молоко, сушёные и солёные грибы, лук, чеснок, сало и среди них находился кузнец, который торговал кедровыми орехами. К нему подошёл мужчина, поздоровался и спросил: "Как там твои близнецы, не отпустили ещё, малолетки же неразумные, авось отделаются условными годками?" - "Отпустили..., - протяжно ответил кузнец, - два дня уже прошло после суда, каждого, чтобы не обидно было, приговорили к трём годам отбывания в воспитательное трудовое учреждение.
   Кузнец достал папиросы, закурил и продолжил, - судебное заседание проходило в ленинском зале училища. Собрали всех учеников - ремесленников. Я же пришёл в парадном пиджаке, на нём пристёгнуты все ордена и медали. И что ты думаешь, взглянул кто-то на мои, как я уже слышал циничные выражения безбожников - "блестящие железяки", а они же являются символом святого дела, и добыты кровью, потом, голодом, холодом и бессонными ночами.
   Возвращался после суда я домой и так ярко всё вспомнилось. После прохождения парада на Красной площади, нас сразу направили на фронт. Прежде же, как начать наступление, перед каждым взводом расстреливали: дезертиров, дезинформаторов, паникёров, а мы закапывали трупы. Вероятно, со всех фронтов их собрали. Слухи были, что тогда под Москвой расстреляли несколько тысяч пособников врага.
   Для чего такое делалось? Для устрашения. Офицеры особого отдела так нам и говорили, чтобы не смотрели в сторону Уральских гор, а шли только вперёд. Вот, также и мои близнецы, осуждены, чтобы другим не повадно было расхищать народное добро. На то и показательный суд. Кузнец бросил окурок, затоптал и заключил, - продал я сегодня восемь стаканов орешек, есть чем расплатиться за бутылку портвейна и куплю ещё деткам халвы. Уж больно мои ребятишки любят халву". Утёр набежавшую слезу и пошёл в магазин.
  
  
   ***Известно, что надежда не уходит от людей никогда и умирает последней. Однако раздраженный на всё окружающее, Мартин в отчаянии оттолкнул надежду, чтобы она больше не смущала его раскалённые чувства и покинула навсегда. Мысли изматывали и утомляли до полного физического истощения, а душевные истязания были уже невыносимыми. Депрессия непрерывно наводила на мысль о прекращении жизни.
   Причин, чтобы оказаться в такой ситуации существует много. И одна из них - это безработица. Тогда одинокий человек становится изолированным от общества, представляя себя жертвой жестокого капитализма и его отбросом. В Германии, потерять работу, если тебе уже за сорок лет - это катастрофа. Потом найти новую трудовую занятость, в степенном возрасте, уже невозможно. Только если произойдёт чудо.
   И вот в таком психологическом состоянии, возможность сохранить привычный жизненный ритм скатывается почти к нулю. Потребность же в какой-то деятельности повышается, но никто не желает с тобой общаться. Таких людей здесь игнорируют и общаются с тобой, только такие же, как и ты: безработные, алкоголики, бездомные философы, а ещё невероятные фантазёры и составители идеальных планов; как успешно ограбить банк.
   Бездельников и приятелей по несчастью, можно встретить в любом парке, там их любимые места свиданий, где они беседуют и пьют пиво. В процессе таких разговоров они составляют надёжную группу и обсуждают, как завтра успешно провернут "дело" и накажут банкира - капиталиста, и кровопийцу трудового пролетариата. Только уже утром ни одного из решительных компаньонов, не найдёшь днём с огнём. Болеют они после вчерашнего вечера и о договоре своём не припоминают. Жизнь у таких людей, замыкается в круг только однообразных грустных мыслей и неразрешённых проблем.
   Так и Мартин, загруженный печальными мыслями, в отчаянном душевном состоянии, перебрал все медикаменты и набрал половину стакана разных таблеток, среди которых преобладало снотворное. Залив таблетки кипячёной водой, дробя и размешивая ложечкой, он очень долго и терпеливо растворял их, пока не получился густой и белый раствор - молочного цвета. Накрыл стакан салфеткой и поставил в шкаф. Потом сел за стол и начал писать прощальное письмо сыну, затем передумал и уничтожил его вместе со своими дневниками - разрывая их над пакетом.
   Вышел на улицу, выкинул пакет в мусорный контейнер, а когда вернулся в квартиру, сразу включил магнитофон, поставил клавиши на запись и наговорил наставления сыну. Печальным и прерывающимся голосом, проталкивая комки в горле, попросил прощение за его отчаянный поступок. Хотя мысленно предполагая: что вряд ли он глупым поступком сильно огорчит сына. Кассету сложил вместе с документами в рюкзак и поставил на стол. Была уже глубокая ночь, когда он выпил раствор и лёг в кровать.
   Думалось, как и всегда, только о сыне, а не видел он его уже несколько лет. Долго не было никакой реакции. Раздражал лишь отвратительный горький привкус во рту от таблеток, язык стал неметь, а на зубах появился густой налёт. Хотя предварительно он принял душ, побрился, тщательно прочистил зубы и уже два дня ничего не ел: решил заранее, что перед смертью желудок должен быть пустым.
   Так он лежал, вспоминал и перебирал в памяти прожитые годы, как внезапно, нахлынуло сильное ощущение какой-то мерзости, которое не прекращалось, а лишь возрастало. Во всём же теле стал ощущаться невыносимый зуд, протекающий горячей лихорадкой и отчаянным сожалением с бессилием, стремительно кружась и унося его в неизвестность, расплываясь чудными различными видениями в затухающем сознании.
   Очнулся Мартин поздним вечером и его рассудок был в состоянии иллюзиона. Пришёл же к реальному мышлению, он лишь через трое суток. Сознание было не ясным и двигаться он не мог. Руки и ноги не слушались, они состояли как бы из желатина. Всё тело было лилово - синего цвета, кожа стала сухой и дряблой, как у старика и ещё шелушилась.
   Первое, о чём недоумённо подумалось: "Почему жив?" Огорчение было отчаянным, вдобавок он едва двигался и не мог говорить. Язык парализовался и был очень сухой, а слух удивительно сильно обострился. Потом наступила абсолютная апатия, не вызывающая ни каких желаний и противодействий. На душе стало спокойно, мысли улетучились, думать ни о чём не хотелось.
   Вдруг неожиданно включился телевизор, изображая передачи на русском языке. "Странно, откуда взялись эти передачи, в кабельной же антенне нет российских каналов", - подумалось ему, сосредоточенно и любопытно глядя на экран. Затем сильно захотелось напиться воды и сполоснуть лицо. Словно ребёнок, пытаясь удержать равновесие и пройтись, также и он, не дошёл в ванную комнату, а туда заполз.
   И там случилось следующее неожиданное удивление для его рассудка. Как только в ванной комнате включишь свет, сразу автоматически начинает работать вентилятор. Как всегда он закрутился в обычном ритме. Только ещё словно радио, стал комментировать передачи и тоже на русском языке. "Сколько времени потребовалось Мартину на возвращение опять в кровать?" - ответить трудно. Только добравшись до кровати, он сразу заснул, так как все действия дались с таким трудом, что его силы истощились, а напившись воды, вероятно, кровь активнее побежала по жилам, разнося растворившееся лекарство, которое с новой силой притушило сознание.
   Проснулся он уже днём. Корпус стал более послушным, что теперь он мог стоять на ногах. Хотя удержать равновесие удавалось с трудом, так как твёрдой опоры ещё не было и он часто падал. К тому же изменилась ориентация в дистанциях. Если от кровати до стола всего два метра, то ему казалось - около пяти. Затем начались ужасно сильные боли. Продолжались они долго, пожалуй, несколько часов. Вся кожа на теле сильно зудилась, что он расчесал её до крови, а руки и ноги очень тягостно и мучительно выкручивало. Порой даже казалось, что в его костях кто-то сверлит дрелью.
   Сидеть же или лежать было просто невозможно, а при различных движениях - типа гимнастики, боль немного затухала. Прилагая невероятные усилия, он прохаживался вокруг стола, упирался в него, встряхивал ногами и руками, сильно стонал и ещё жалобно проклинал свою жизнь. Нервозность была отчаянной, а беспомощность принуждала не только плакать, но даже выть как волк.
   Он был уже истощён бессилием, когда мучительная боль в костях прекратилась и сменилась тревожной радостью: на какие-то недоверчивые и пугающие галлюцинации в сознании. Теперь ему казалось, что всё тело покрыто кишащей массой насекомых и червей, а в комнате появились лужи. Сомнения всё же одолевали напуганный рассудок, что реально такого происходить не может. Однако в его воображении, всё происходило как на яву.
   Он заботливо осматривал квартиру, пытаясь выяснить: откуда может пребывать столько много воды, да ещё на третий этаж? Тогда он стал ходить по комнате, явно убеждаясь и ощущая всплеск прикосновения к ногам тёплых волн. Вода, словно родник, пузырилась и бурлила, пребывая всё больше и проникая через пол.
   Подступил ужасный страх с сомнительным размышлением: "Что же делать, покинуть квартиру и попытаться найти на улице помощь, или подождать? Неужели я сошёл с ума? Как вернуться в реальность и действительность? Хотя, может быть, что я уже не живу, а галлюцинации всего лишь остаточное ощущение постепенно покидающей энергии, искажённо отражая от трупа в сознание такие видения? Возможно, после захоронения часть могилы также постепенно зальётся водой и потом тело будет покрыто кишащей массой червей, а сейчас как бы огорчённая душа упрекает рассудок?"
   Тогда, желая избавиться от сомнений, он решил кому-нибудь позвонить, но карта на мобильном телефоне была использована. В мыслях промелькнула навязчивая идея: "Попробовать переставить карту на другой мобильный телефон, вероятно, тогда я смогу с кем-нибудь связаться?"
   Сразу с Nokia на Motorola, он поспешно переставил карту. Оставалось набрать только цифровой код, чтобы привести трубку в рабочее состояние. В сознании промелькнуло четыре цифры. Набрав их, он давил на окей, но трубка рабочий режим не принимала. Так упорно повторяя и нажимая кнопку, он заблокировал карту.
   Удивлено осознав, что набирал код своей кредитной карточки, он в отчаянии отложил Handy, ужасаясь и думая: "Неужели всё это реальность, а не сон?" Очень сильно хотелось, чтобы сомнения прояснились, а душевные и физические страдания прекратились. Тогда Мартин взмолился с таким огромным и отчаянным желанием, с несомненной верой в существовании какого-то таинственного духа, что он может ему сейчас помочь, как внезапно перед ним возникло облако.
   Затем, постепенно изменяясь, облако приняло форму красивого маленького человека, порхающего в воздухе и похожего на танцора балета. "Кто ты, - испугано спросил Мартин и продолжил, - почему такие издевательства происходят с моим корпусом и сознанием, реальность это или иллюзии моего искажённого воображения, возникшие результатом поражённого и отравленного организма от различных принятых таблеток, или я уже давно мёртв?" - "Всё это иллюзорный энергетический фокус, но ты жив, сатана так забавляется с твоим сознанием, - ответил ангел.
   Не следует прерывать жизнь, необходимо терпеть, в каком бы отчаянии ты не состоял. Избавься от грязной и ядовитой энергии, что накопилась в тебе за многие годы: от досады, огорчений, злости, которая впиталась в твою душу от каких-то знакомых, приятелей, ложных друзей, засоряющих и отравляющих тебя лицемерием, завистью, злорадством и даже порой скрытой ненавистью".
   Оцепенев и застыв, словно покрытый гипсом, Мартин не мог пошевелиться, сидел и изумлёно смотрел, как от его корпуса исходил густой и шипящий тёмный дым, быстро устремляясь в открытое окно и растворяясь в атмосфере. Мгновенно, глубокий покой овладели его душой и телом. "Теперь ложись в кровать и слушай", - прозвучал голос, только без звука, а как бы передавая мысленно или телепатией, и ангел, стремительно уменьшаясь - растворился.
   Мартин сразу же послушно лёг в кровать и подумал: "Бог точно есть, несомненно, я же сейчас видел ангела". И тут же услышал: "Люди по разному представляют себе Бога, а ты видел ангела, только потому, что сам своим сильным желанием создал его образ, из своей же резервной энергии, которая покоится в подсознании каждого человека. У всех людей есть защитная и поражающая энергия. Дремлющая - добрая и злая сила, и она безгранична. Только не каждый стремиться понять и познать, как разбудить и правильно ей пользоваться. Всей же вселенной, руководит высший разум, кого люди и называют Богом.
   Разум, из своей невероятно - мощной энергии, создал всю вселенную и всё существующее в ней. Людей он тоже наделил разумом, а главное: ещё чувствами, нервами, рефлексами, памятью, инстинктами и интуицией, граничащей с подсознанием и душой. Результатом развития чувств, человек способен достичь всего - чего только пожелает.
   И эта энергия спит в каждом человеке. Ты сам знаешь, только скрываешь, что прошедшей весной, от тревоги, остерегался звонить родным в Сибирь, боялся услышать подтверждения. Ты уже знал, почувствовал в расстоянии нескольких тысяч километров, что сестра умерла. В момент смерти, она передала тебе сигнал скорбью. Передаётся и переносится всё материальное, как и любые чувства с желанием тоже можно воплощать в реальность.
   Одни желания люди передают чувством страха, стыдом, ненавистью, а другие отражают любовью и сожалением. Материальные же вещи, пока ещё люди передавать и перемещать не научились. Потому, что не развивают свои добрые чувства в главном направлении, не пытаются раскодировать в подсознании информацию, как это проделывать.
   Ты пытался даже общаться с покойниками и знаешь, как не охотно они идут на контакт, не многословны, словно оберегаясь от лишних хлопот, избегают отвечать на вопросы и виновато отводят взгляд. Только не следует их беспокоить и вызывать, пытаясь заглянуть в запредельное; безмерное любопытство может закончиться трагически. Когда же они тебя сами навещают, тогда ничего опасного не существует.
   Смысл жизни людей и их предназначение, состоит в недостижимом совершенстве души. Стоит лишь сильно захотеть и можно вспомнить о своих прежде прожитых жизнях, узнать о самочувствии дорогих сердцу людях, если даже они находятся на другой стороне планеты. И не следует прислушиваться к теории дьявольских пособников, якобы в жизни всё запрограммировано Богом, на всё его воля, а греха в жизни нет и не может существовать. На то Бог и наделил человека разумом, чтобы он мог отличить добро от зла и научился мыслить.
   Вспомни, когда твой сын был больной, говорить ещё не мог, ты брал его на руки, вы смотрели друг другу в глаза и всё понимали чувствами. Он никогда не плакал, когда покоился в твоих объятиях. Потому, что он чувствовал твою огромную любовь и желание вылечить, и спасти его любой ценой. Твои безграничные тёплые чувства к ребёнку, успокаивали и даже лечили его, хотя ты и не предполагаешь, что это возможно. Ты удалял болезнь, ему было очень спокойно и полезно находиться с тобой рядом.
   Каждый может лечить людей, но только родного и самого дорогого сердцу человека. Желанием человека, притягивается и передаётся огромная космическая энергия, именно пробуждаемая сильными, искренними и бескорыстными чувствами. Когда же человек хотя бы немного думает о вознаграждении и желает его, или хочет продемонстрировать свою способность ради тщеславия, лечебная энергия никогда с положительным эффектом не передастся на больного.
   При рождении ребёнка, в мозге младенца уже заложено сотни миллиардов нервных оконечностей. И любое возбуждение любознательности с любопытством, проявляется космическим энергетическим контактом, соединяясь с нервными оконечностями. А так как мозг человека создан по устройству всей загадочной вселенной, то и состоит он тоже элементом космической энергетики, только типа трансформатора.
   Вся же информация находится в космосе, то есть в Боге. В мозге же человека, эта информация зашифрована. Расшифровать её возможно только благородными чувствами. Добрые чувства к своему ребёнку или очень дорогому человеку, возбуждают и притягивают космическую энергию, пересылая её на больного. Если же в мыслях находится хотя бы один элемент сомнения, корысти или тщеславия, тогда положительный лечебный эффект не состоится.
   А когда ты куда-то уходил, твой сын волновался и боялся, чувствуя и понимая, что безграничной любовью ты отражаешь к нему добрую лечебную энергию. Он тревожился потерять тебя. Ваш долг любить всё окружающее и стремиться к духовному совершенству результатом развития именно чувств и желаний, только милосердных и благородных.
   Каждый обязан сам найти в душе Бога, превозмогая любые препятствия шагать лишь к светлому, полезному для окружающей природы и человечеству. Устремляться только на дела прекрасные, чистые и хорошие, а не изобретать атомные бомбы.
   В морях и океанах владычествуют акулы и косатки, а люди на земле. Однако человеческий разум никак не может насытиться идеями, поэтому многие люди устремлены в своих желаниях владычествовать повсюду. Чувство голода с охотничьим инстинктом, принуждает хищников быть сытыми. Насытившись, хищник успокаивается. Человек же не может успокоиться, его разум постоянно испытывает голод, от всевозможных импульсов искушения бесконечных дьявольских идей и желаний.
   Чувство неудовлетворения побеждает благоразумие. Потому, что чувство благоразумия сочетается с разумом. А вот жажда к знаниям и разгадкам - это чувство уже сочетается с подсознанием, следовать путём загадочной, тревожно манящей таинственностью, и любой ценой изведать неизведанное.
   И прекрасно, что человек стремится к усовершенствованию мира. Только сейчас имеется в виду, ненасытность и жажда к познанию любопытных дьявольских идей, теорий, представлений, с корыстным стремлением покорить ещё никем не обнаруженное чудо, с целью владычества на планете. Не считаясь с методами и жертвами, а не на благо всего человечества воплотить свои знания.
   Невероятно - сильно развитое чувство любознательности, неожиданно наполняется озарением, проясняя тайну могущественного чуда. Всё же, таинственных сил очень много, столько же, как не прекращающихся в человеческом воображении бесконечных фантазий и желаний. И тайны есть благородные, а также существуют ужасные.
   Например: разгадка невероятной энергии и создание атомной бомбы. По желанию политиков, испытание провели на простых людях, в основном невинных и покорных закону; для страха и принуждения других людей, чтобы усмирить всех непокорных, а изобретателя лицемерно возвеличить и признать гением, или полубогом. Хотя в своих устремлениях и действиях, он является дьявольским ремесленником.
   Капиталистическая, политическая и религиозная пропаганда, завладевшая всеми средствами массовой информации, навязывают народу гениев и свои взгляды на мироздание. Организовывают всевозможные шоу, создают фанатиков и поклонников каких-то героев, к тому же избирают религиозных господ, которые облачаются в саны и награждают себя титулами. И людей устремлённых руководить миром, становится всё больше.
   Пособников же они имеют в абсолютно всех сферах науки, искажённой и лживой религии, и во всех средствах массовой информации. Бездушные типы, они продали свои души и обманывают народ, используют его беспрерывно и круглосуточно.
   Никто не знает, кроме самого высшего разума, какой у него образ. Человек создан Господом Богом по образу его. Так выражаются люди, это теория, только никто из них не утверждает, а лишь предполагает. Никто не видел и никто никогда не сможет увидеть его истинный образ. Бог он везде, во всём движимом и недвижимом, одушевлённом и неодушевлённом - это вся энергия вселенной, где люди состоят частицами связывающих элементов.
   Людям предназначено лишь следовать по пути его смысла и желания усовершенствовать мир. Только выбором их мировоззрения. Создаётся как бы испытание человеческого разума их совестью и моралью. Результатом каких стремлений и желаний возбуждать энергетическую мощь, и какое биополе создавать вокруг себя: доброе или злое?
   Потому, что дьявольские намерения проникнуты и пропитаны в сознание всех людей. А желание гасить злые элементы, положительной энергией и не возбуждать их, старается не каждый.
   Ты сам знаешь, что самоискушение всегда Бог ставит впереди добра. И людям предоставляется право выбора, на что и существует в них интуиция, граничащая со спящим подсознанием, возбуждающая сомнения, чтобы не всегда следовало подчиняться практичному человеческому разуму.
   Ложь, алчность, стремление к постоянным развлечениям, лицемерие, корысть, зло, страх, неуверенность, равнодушие, угодничество, оговор, интриги, циничные обсуждения, сплетни и многое другое - является лишь элементами дьявола. Они препятствуют и тормозят неизбежный процесс духовного совершенства людей. Люди сами как бы создают себе проблемы". - "Почему же тогда высший разум не направит их на верный путь?" - "Никогда он не станет размещать для путника одну дорогу или указывать на верное направление. Потому, что тогда прекратится смысл человеческой жизни. А смысл жизни, прекращается именно с прерыванием у людей их личных благородных идей и желаний.
   Смысл жизни, повторяю ещё раз, именно в недостижимом духовном совершенстве. Высший разум управляет всем миром, а в людях заложены: разум, чувства, память, нервы, рефлексы и инстинкты, граничащие с душой, подсознанием и сердечным чувством интуиции, преобладающей чуть больше у женщин. Только потому, что физически они слабее мужчины. И человек не так разумен, как вам думается. Женщине, чаще подсказывает сердце о принятии правильного решения. Многие людские решения зависят от смены мгновенных желаний, которые возникают вследствие неожиданного возбуждения нервов, порой сочетаясь с памятью.
   Главная задача людей: развить добрые чувства и научиться контролировать злые. Насилие и убийство никогда не простится. Только в экстремальных условиях, если возникла угроза для жизни невинных людей, тогда - защищаясь, допустимо лишать агрессора жизни. Расцениваются такие действия, как вынужденное уничтожение развившейся поражающей злой энергии, такой же энергией, только защитной. Добро беспрерывно в борьбе со злом. В обычной же, не экстремальной обстановке, каждый человек обязан удерживать чувства, с какой бы неприязнью и отвращением они не смешивались.
   Проявление зла у людей, во многом, к сожалению, способствует ещё не совершенные законы и не состоявшееся человеческое равноправие с единством. Когда все люди будут жить честно, безо лжи и величия, наступит гармония и благоденствие. Бог не создаёт людям препятствий, все проблемы создаются только политиками. Бог лишь создаёт и подаёт людям знаки к размышлению.
   Зло - это цепная реакция, порождающая разногласия и хаос, охватывающий порой целые регионы и даже континенты. Равнодушие тоже способствует развитию зла. Образуется биополе, где проходит связывающая цепь: доминирующая злом, цинизмом и лицемерием. Порой проходят годы, а иногда и века, всё же какая бы не была могучей сила принуждающая жить по её воле, законам и правилам, она разрушается, так как компенсация неотвратима и неизбежна.
   Случайности в мире не существует. Всё происходит закономерно, что посеешь, то и пожнёшь. Не разум и не могучая сила порождает трагедии и ужасы, а именно человеческое равнодушие, лицемерие с трусостью, не запачкать свои руки. Политики, от чьих решений зависит судьба простого человека, предпочитая действиям, отвлекаются на пустые бесконечные дискуссии, отрицая решительные методы, прикрываясь демократическим гуманизмом с отвратительной, деликатной ложью и лестью, угождая каждому, от кого в малой или большой степени зависит сохранение их тёпленького кресла. Они свои силы сосредотачивают лишь на одной цели: благополучно и удачно строящейся карьеры, только в своих личных, корыстных интересах.
   Люди сами себя принуждают быть не искренними в желаниях. Отодвигают противодействие добрых чувств, заглушают любой душевный протест, замыкаются в жёсткие законы и правила, пренебрегая моралью. Всё это становится болезнью общества. Между состоявшимся в жизни выбором: моралью и деньгами, кто-то из людей выбирает деньги.
   Проститутка, торгуя своим телом, совершает большой грех, но ещё ужаснее, когда человек продаёт свою совесть. Хотя повод может быть разный, очень редко, но есть в жизни и такое, что проститутка от отчаяния продаёт своё тело, чтобы заработать денег на лекарства смертельно больной мамы. Допустимо ли человеку судить её? Право это имеет только Бог. И я не знаю, простит ли её Бог. Только знаю, что продавать совесть - недопустимо. Тяжкий и несмываемый грех.
   Многие люди, видя такую безнравственность, не выдерживают, как бы убедившись, что бесполезно звучат в их сердцах душевные протесты, они разочаровываются и думают: возмущения здесь не к чему, отразятся только во вред своим нервам, так что лучше смириться и закрыть на всё глаза. Разочарование и огорчение в торжестве справедливости, калечит или ломает их волю. Однако скептицизм здесь тоже не поможет и какой бы ценой ни стоило, всё же людям следует всегда устремлять свой дух к сопротивлению зла, а не замыкаться в себе.
   Скептики же думают, что от бессмысленной борьбы их силы только иссякают, они начинают сомневаться в существовании Бога и его справедливости. Тогда кто-то из них пытается сам создавать какие-то религии, различные партии и общественные образования. Бог же наделил нас разумом не для того, чтобы мы что-то изменяли в мире, а поняли и задумались, что главной целью человеческой жизни является сохранение первозданной красоты. Истребили в себе желание: покорять, изменять и переделывать. Кто-то же из скептиков замыкается в узкий круг утешений и ищут их: в алкоголе, наркотиках, одиночестве, словно страусы, от страха, прячут свою голову в песок и ничего не желают замечать.
   Всё же не следует самому себе затыкать рот и жить для индивидуального благополучия, или ради блага своей семьи, либо для пользы лишь своего государства. Необходимо жить на благо всей планеты. Нет у человека возможности посадить дерево, вырасти тогда хотя бы цветок в квартире.
   В мире достаточно примеров когда торжествует: зло, лож, лицемерие, цинизм и мошенничество. Многие люди называют это торжеством дьявола. Дьявол - это тоже биополе, только поражающей энергии, созданное и поддерживаемое злыми чувствами, пороками и желаниями, что разрушительно действует на психику и нервную систему с самосознанием человека.
   Только искренняя, бескорыстная помощь не даёт расползтись эпидемии зла повсюду. Помоги всегда несчастному и ближнему, когда он в нужде, но без упрёка, навязчивости и корысти, а если сердце подсказывает, что кто-то злоупотребляет твоей добротой и помощью, откажись от общения с таким человеком. Тогда он должен сам прозреть и найти в душе Бога, а Создатель даст ему испытание. Оно может быть и удобным благополучием с богатством. Только вот озарение от Бога, он получит лишь за секунду перед смертью, что за эту секунду вся жизнь промелькнёт перед ним. А жизнь - это и есть всего лишь один миг, между прошлым и будущим. И Бог даёт людям право самим решать как его прожить.
   Добро обязано порождать лишь добро и не путайте милосердие с корыстным девизом: "Ты мне, а я тебе". У Бога нет людей избранных. У Бога есть лишь люди достойные другого будущего. И проявляется это достоинство не Божьей волей, а лишь желанием самого человека. Человек должен жить искренне, а не приспосабливаться.
   Приспособление ведёт к деградации благородных желаний. Тогда люди становятся рабами мыслей: как легче выжить в жестоком бытие, что практичность отвергает добрые чувства. Разум, у таких людей, наполняясь корыстными идеями и желаниями, уверяет их в безнаказанности, направляет на практичные мысли, как легче приспособиться в жизни. Они как бы сами перед собой оправдываются: думая, что всё же как ни старайся, благополучие для всех создать невозможно, а будет лучше, если забыть искренность, откровение, сожаление и гасить любые сигналы совести.
   Человеческий разум очень часто ищет выгоду, а выгодой руководит коварное чувство лжи. Ласково играет с разумом и наслаждается его податливостью. У многих людей вся жизнь проходит в суетной игре. Хотя большинство: всё же находят силы отвлечься от пустой игры, сосредоточившись и убедившись в желании распознать таинственное человеческое предназначение, данное волей высшего разума, что именно развитием добрых чувств, терпеливо и трудолюбиво устремляться лишь к недостижимому духовному совершенству.
   Почему никому невозможно увидеть Бога, а получать информацию от него лишь озарением? Потому, что Бог любит нас и не хочет отделить себя ни от кого. Бог - это всё то, что существует во вселенной: от звезды, камня, человека, всё одушевлённое и неодушевлённое. И для того чтобы Бог в совершенстве принял свой образ, ему необходимо соединить в одно единое, то есть в себя, распылив и растворив все существующие элементы вселенной. Тогда только создастся истинный образ Бога. А это невероятной силы энергия и всё остальное исчезнет, растворится в объединенном соединении. Вот почему никому невозможно увидеть Бога.
   На данный же период времени, Бог растворил себя в элементы состоящие в создании чудесной и необыкновенно красивой вселенной, к чему также принадлежит и планета земля, со всем на ней существующим. Воспроизвести же абстрактно образ Бога человек может своими глубокими чувствами, только так, как он его себе представляет.
   Ничего плохого в разнообразном воображении нет, что все представляют его по своему мировоззрению. Не стоит огорчаться и думать, что изменить в жизни людей ничего невозможно и идти путём приспособления, сосредотачивая всю свою волю на выживание любым путём. Не желая разбираться в средствах для достижения каких-то целей, порой вплоть до предательства. Рано или поздно: прозрение подступится к каждому безбожнику, даже самому отчаянному скептику. Очень жаль, что часто, когда уже, действительно, невозможно что-то изменить или исправить.
   А когда приходит смерть, как выражаются люди, раскаяние уже не поможет. Хотя смерть не существует. Под смертью люди подразумевают завершение жизни, но конца в жизни нет! В жизни всё беспрерывно. Гармонирующий процесс, словно замкнутый шар спиралей, где вся энергия сохраняется.
   В мире же всё состоит лишь из одной материи. Так вот и смерть происходит лишь результатом россыпью атомных элементов, переходящих по воле высшего разума либо в начальное состояние, то есть опять в родившегося человека, когда начинается прохождение пути к совершенству той же энергетической силой и материей, прежде не завершившей предназначенный смысл его жизни. Либо, распавшаяся энергетическая материя, переходит, как в наказание за грехи: в свинью, осла, шакала, крысу, камень, дерево и прочие существующие элементы во вселенной.
   Всё очень просто, вся жизнь людей состоит в увлекающей и заражающей игре, где рядом с полезными и верными решениями находятся ещё всевозможные отвлекающие человека искушения. Игра восхождения по спирали, с многочисленными соблазнительными лабиринтами и ловушками. И за грехи, возвращаешься в начальную позицию, только уже в другом человеческом корпусе или же навсегда сменив человеческий образ на другой, какой будет угоден воле высшего разума.
   Смерть - это такой же жизненный процесс, переходящий с одной энергетической волны на другую, так что бояться её не следует. Только и торопить тоже нельзя, как не к чему торопить роды, а лишь ждать и подготавливаться духовно. Кто же любит всё окружающее, верит в Бога, искренне желает всем добра, терпеливо идёт к свету и развивает милосердные чувства, попадает, как выражаются люди, в рай. Омываются светом и видят то, что Бог зашифровал в нашем подсознании: истину, которая достигается только добрыми чувствами.
   Реалисты и прагматики, называют совершенное озарение души утопией и таким анализом со своей теорией забавляют Бога. Рай же - это и есть устремлённость к какому-нибудь благородному делу, что добрым занятием человек приближается к высшему разуму, где начинается уже другой путь; всего прекрасного, светлого и хорошего. Умиротворенное состояние душевного равновесия, покоя и радости, которое никогда не надоест и не утомит гармонией.
   Понять человеческим разумом такое млеющее состояние души сложно - это дано лишь почувствовать, устремлённым к добру и свободе людям. И человек достигает такое достоинство: только своим выбором, не способностью разума, а результатом чистой души.
   Для того чтобы приблизиться к высшему разуму, вовсе не обязательно быть известной личностью, вроде матери Тереза. На земле достаточно простых милосердных людей, совершено не заметных в обществе, они также творят добро, стремятся к счастью всех народов и твёрдо верят в торжество справедливости".
   Мартин спросил: "Неужели возможно всеобщее счастье на земле?" - "Счастье на земле состоит в элементах того, что люди упускают, отвергают и пытаются не замечать, не проявлять именно добрые чувства. С грустью и печалью в душе осознают, что оно было с кем-то: именно когда-то в добрых и искренних отношениях, но уже прошло и чувствуют подсознанием, как человек сам же разрушил гармонию, а не какая-то посторонняя злая сила и окружающие обстоятельства.
   Развейте в себе до совершенства лишь добрые чувства и тогда узнаете, что такое всеобщее счастье. На то Бог и дал вам право выбора, создавать или разрушать.
   Утопия же, существует только в сознании некоторых людей, но лишь до поры и до времени. Богу же ничего не стоит создать рай на земле и всеобщее счастье. Заблокирует сознание всех народов планеты лишь добротой, трудолюбием и высокой моралью, вот и наступит рай на земле. Хотя я уже говорил, что он никогда не станет этого делать. Потому, что тогда прекратится смысл предназначения человека и его жизни, то есть, раскодировать своё подсознание именно развитием добрых чувств".
   Шумно вздохнув, Мартин грустно спросил: "Зачем ты мне всё это рассказываешь, почему ты выбрал меня? Продолжая диалог, отчаянно выговорил, - я же очень одинок, беспрерывно думаю о своём прошлом и о многих поступках глубоко сожалею. Многое в жизни, что хотелось бы вернуть, а при нынешнем мировоззрении я не допустил бы уже прежних ошибок. Теперь, думая в одиночестве, у меня есть возможность проанализировать, что я уверен, не сделал бы, смог бы избежать и предотвратить все ошибки. И порой во мне происходит такое отчаяние, что я хочу общения, откровения и утешительного ответа.
   Только я могу откровенно поговорить лишь с любимым человеком. А полюбить кого-нибудь из людей, я уже боюсь. Хотя всё равно, мне хочется о ком-то заботиться и взамен получать тепло. Я уверен, что сильно любил сына и до сих пор его люблю. Именно рядом с ним, я чувствовал себя счастливым. Расставание с сыном, для моей души, была самая большая трагедия; очень мучительно протекала в сознании". - "Душа же твоя хочет общения, очищения и откровения, а создать контакт доверия можно не только с любимым и родным человеком. Душу можно раскрыть, кому угодно, допустим: священнику или случайному знакомому в поезде, дорожному попутчику, которого ты больше никогда не встретишь. Откровение тоже один из методов утешения и очищения души.
   Многие люди носят лишь маску, боятся обнажить свои искренние чувства другим; порой даже для близких, родных и дорогих сердцу людей, умышленно становятся жёсткими. Ложная неуверенность, в страхе за мнимую уступчивость, принуждает их к неискренности. Не следует навязывать убеждения или клясться, уверяя людей в правде и искренности. Следует учиться понимать человека и ему доверять.
   Во всех людях заложен какой-то особенный талант. Только не все люди стремятся обнаружить его в себе. Я не избирал тебя. Всё зависит от желания самого человека. И Бог наделил всех людей одинаковыми способностями, так как перед Богом: все люди равны. Ты сам, сильным желанием создал из своей резервной энергии образ ангела и получаешь информацию из своего же зашифрованного подсознания: ищешь ответы на вопросы, которые тебя беспокоят и мучают, какие ты подвергаешь сомнению.
   Информация же высшего разума: открыта и доступна любому человеку, к познанию её стоит лишь проявить мощное желание. Я же не удерживал и не спасал тебя. Сильное отчаяние толкало тебя к душевному облегчению, желая его найти в прекращении жизни. Всё же огоньки жажды к ней ещё теплились в твоей душе, с подсознательной мукой прояснения сомнений и страха от тайны неизведанного, что вспыхнули мгновенной могучей резервной энергией, выпущенной силой твоего же неожиданного желания жить, и что-то по возможности исправить.
   Конечно, оттолкнуть и отогнать надежду можно, только никогда нельзя её потерять. Надежда уходит всегда последней. Информация высшего разума доступна одновременно всем людям на планете, с их бесконечными различными вопросами и сомнениями. Однако желание получить её, проявляется не у каждого заблудившегося путника. Игнорируют некоторые люди веру в Бога, пытаясь научными экспериментами и прогрессивными достижениями, сами себя же возвеличить в божество.
   Как ты думаешь появляются гениальные люди? Хотя для высшего разума, все их гениальные достижения просты. Для него нет ничего гениального. В мире устроено всё просто, а люди не желают этого понять и усложняют друг другу жизнь. Результатом сильных желаний, человек получает от высшего разума информацию озарением, пробудив в своём организме спящие и резервные возможности подсознания. Люди просто расшифровывают информацию в своём же подсознании.
   Стремление к наживе и деньги, создают из человека уверенного монстра. Кому-то кажется, что за звонкую монету можно получить и достичь всего, чего пожелаешь. Только - это заблуждение и самообман. Чувства, их невозможно купить и развить за деньги. И деньги, никогда не удовлетворят и не успокоят душу. Они могут лишь прикрыть беспокойство, отвлечь от каких-то мрачных мыслей. Опять же, только на какой-то период времени. И покой с душевным равновесием также невозможно купить за деньги.
   Ничего ценнее души в мире нет. Необходимо прислушиваться к голосу души, полагаться на чувство совести и сигналу сердца, а не спешить идти по пути различных советчиков и практичных наставников. Следует отвергать какие-то примеры пренебрежения морали, избегать и не думать, что всё обойдется, подражая кому-то, а решать самим, как поступить; хотя многие люди, именно мыслить уже давно разучились.
   Забываются, полагаясь на силу денег, а Бога отодвигают на второстепенную мощь. Деньги погружают людей в избыток материальных благ, роскошь с комфортом, делая их пустыми и бездушными. В душе заложено всё, что только возможно представить. И любой человек может превратить желание души в действительность, развитием своих добрых чувств.
   Захочет, сможет летать словно птица, а также плавать, как рыба. И никаких технических объектов человеку не потребуется. Есть нужда навестить родных или друзей из Германии в Сибирь, лишь один миг, и ты переместился; результатом своей энергетической силы, сократив расстояние в наслоение. Перемещение то же самое, когда ты сжимаешь пружину, а здесь ты спрессовываешь энергетический коридор".
   Мартин как бы подтверждая и утверждая спросил: "Несомненно, мне неоднократно приходилось наблюдать в Сибири, как перемещаются инопланетные корабли. Кто в них находится? И можно ли вернуться тем же перемещением в прошлое?" - "Можно, только тебе не удастся уже что-то изменить или исправить. Безусловно, ты слышал такое выражение, зеркало души и неприкаянные души. Объясню просто, чтобы ты смог понять.
   Душа - это шар, только прозрачный энергетический элемент. Каждая душа отражает процесс всей своей жизни во вселенную, где мечется несчётное количество неприкаянных душ. Люди вычислили, что скорость света 300 тысяч километров в секунду. И вот где-то далеко во вселенной, находится неприкаянная душа, на частицу элемента которой, отразится зеркальное напыление твоего периода жизни: допустим, только через пять минут.
   Начинается прохождение зеркального напыления процесса всей твоей жизни на частицу элемента неприкаянной души. Протекает процесс равномерно прохождению твоей сознательной жизни. Невинный ребёнок, когда не осознаёт своих действий, его жизнь отражают души родителей, близких и окружающих людей.
   Результатом сильных чувств души, ты можешь переместиться в частицу элемента блуждающей души, а потом, как люди перематывают кассету на видеомагнитофоне, желая заново просмотреть фильм, также и человек, может вновь проходить тот же путь в иллюзионе. Только зачем? Всё это не имеет смысла. Тогда память не сохраняется. В таком случае высший разум её стирает. И твоя душа находится в пассивном состоянии, словно смотрит в зеркало и не имеет возможности сопротивляться, либо что-то изменить".
   Сомневаясь как бы, с предположительным в интонации оттенком, Мартин спросил: "Значит и в будущее можно заглянуть?" - "Конечно, только тогда уже твоя душа должна распылиться на неисчислимое количество элементов, чтобы наткнуться на зеркальное напыление отражения будущего на каком-нибудь твоём элементе души, да что-то просмотреть. Однако память, тоже не сохраняется. Остаётся лишь интуитивное чувство закодированной информации в заблокированном подсознании. Бог знает только будущее, а прорицатели лишь интуитивно что-то предполагают, выдавая за ясновидение. Хотя порой, им удаётся подсказать что-то верно. Значит так угодно Богу.
   В инопланетных же кораблях, как ты их называешь, находятся тоже частицы высшего разума. Только они достигли более высокого совершенства чем люди, что им позволяется контролировать их в некоторых деталях жизненного процесса. Когда ты звонишь по телефону в Сибирь, ты перемещаешь свой голос, также и они, научились перемещать себя и потребное для их жизненного процесса". - "Значит высший разум не доверяет людям, сомневается в возможности их совершенства души?" - "У высшего разума отсутствует чувство сомнения, он всё доверяет и позволяет людям.
   Только разве младенец может обойтись без заботы родителей? Допустим: они переносят, распыляют и уравновешивают положительную энергию туда, где её недостаточно. Ты же тоже поливаешь свои комнатные цветы, орошая водой, зная, что без необходимой влаги они завянут.
   В Сибири воспроизводится много доброй энергии: от гор, тайги, тундры, рек и озёр. Зажигай чаще свечи. Человек любит долго смотреть на огонь, воду и небо. Подсознательно понимая и чувствуя, что в них находится магическая сила, которая отражаясь добром, успокаивает и умиротворяет душу".
   Небольшая пауза наполнила тишину, тогда Мартин задумчиво и вопросительно проговорил: "Порой в моей памяти происходят вспышки тлеющего сознания, воспроизводящие детали похищения меня на инопланетный корабль. И искры памяти зафиксировали, словно сон, что пробыл я там один час. Сон ли был, галлюцинации или всё же, действительно, такое происходило со мной в прошлом?" - "Да, был такой эксперимент с тобой, что происходило со многими людьми, только не каждый желает воспроизвести их в памяти. И подобные эксперименты будут ещё долго продолжаться с людьми.
   Биоэнергетические частицы, приблизившиеся к высшему разуму, обо всём знать не могут и никогда не будут, но они идут путём недостижимого совершенства, как и всё во вселенной состоят лишь связывающими элементами высшего разума. Они беспрерывно наблюдают за развитием людей и терпеливо ждут их совершенства, когда земляне очистятся от зла, то есть доброжелательно и бескорыстно примут гостей из космоса. Пока же контакт невозможен, потому что земляне невольно пожелают использовать дружбу в корыстных интересах, чтобы почерпнуть для себя какие-то знания и выгоду. Поэтому, они растворили твой корпус на невидимо - прозрачные элементы и диагностировали биополе.
   Ваши учёные - археологи, антропологи, историки, теологи, геологи, биологи, составляют приблизительную историю планеты, как они предполагают, возрастом более четырёх миллиард земных годов. Иноземные же биоэнергетические частицы, воспроизводят историю из вашей памяти. Списывали твою память с прошлых жизней и накладывали на нынешнюю жизнь, анализируя, как прогрессирует обычный человек в развитии к совершенству, и в каких ритмах увеличивается или снижается благородный темп.
   Часто стресс, экстремальная ситуация, психологические потрясения, трагедии и многое другое, положительно способствуют развитию добрых чувств, приводя рассудок к размышлению, а иной раз напротив, блокируют сознание возбуждёнными чувствами зла, перемешиваясь от огорчения в месть и отвращение ко всему окружающему миру". - "Получается, что я уже проживал на земле прежде?" - "Твоя жизнь не прерывается и ничьё существование не прекращается. И естественно, в образе человека ты жил не один раз.
   Хотя не каждому позволяется вернуться вновь в образе человека. Я же уже говорил, что некоторые люди умудряются вернуться в образе свиньи. Не даром же мусульмане отвергают и считают недопустимым употребление в пищу свинины, оберегаясь запачкаться и занести в свой организм элемент от поганца".
   Дальше, он услышал рассказ о его прошлых жизнях. Описывать не буду, прошлые жизни не преступны, хотя прожиты были, как и нынешняя, с некоторыми ошибками, что сильно огорчило его душу. Тогда с обидой и дрожью в интонации, чуть не заплакав, он отчаянно спросил: "Так как же достичь твёрдого совершенства, если оно недостижимо?" - "Нет, я не говорил достичь.
   Вы обязаны устремляться к свету и обрести твёрдый дух, а достичь недостижимого совершенства для человека невозможно. Недостижимое совершенство можно только замкнуть добром, так всё устроено высшим разумом. И это может сделать любой человек, даже у кого нет абсолютно никакого образования, а развиты чувства лишь на дела благородные и полезные для всего окружающего мира.
   Долг людей, стремиться только к совершенству души, а иначе, без благородного устремления, смысл человеческой жизни прекратится. Хотя людьми уже много чего создано для нарушения равновесия планеты, чтобы опять вернуться в ледниковый период, как это уже было не один раз. Пожалуй, вам следует не поумнеть, а подобреть и тогда уже будет легче продвигаться к недостижимому совершенству".
   Вспомнить Мартин не мог когда встал с кровати, но он уже слушал голос сидя на стуле, за столом, и увидел себя же, неподвижно лежачим на кровати. Тогда он стал бить себя в грудь и щипать ноги, убедившись, что ощущает небольшую боль. Затем произошла как бы игра, регулирующая перекатывающийся звук.
   Рассказ продолжался и он слушал голос, лёжа в кровати, и глядя на себя же, сидящим на стуле за столом. Глаза его сверкали удивлённым взглядом, а дыхание как бы затаилось, потом волна звука перекатывалась к столу, где он сидел и смотрел на себя же, лежащим в кровати. Странно, но страха и беспокойства он не испытывал. Одолевали лишь сомнения в невозможности такого расслоения.
   И тут же с усмешкой в интонации, голос предотвратил его сомнения. "Я ещё раз лишь убеждаю тебя, что невозможного ничего нет. Любой человек, стоит только очень сильно захотеть и сможет одновременно справляться с различными делами, и решать любые проблемы".
   Мартин считает, так как сердце его подсказывает, что не следует досконально рассказывать обо всём увиденном и услышанном от неожиданного общения. Есть кое-что такое, о чём лучше промолчать. Потому, что касается уже жизни других людей. Наверно, даже небольшой крупицы, что он рассказал уже достаточно, чтобы признать его психически больным и поместить в больницу. Хотя это тоже не аргумент, а когда власть имущим захочется, они всегда найдут повод поместить туда любого человека: здорового или больного. Поэтому от полного откровения, иногда следует и воздерживаться.
   Правда, Мартина самого, до сих пор, одолевают сомнения в реальности и очевидности с ним произошедшего. "Как будто - это был только яркий сон?" Поэтому в душе, невольно возникает много вопросов. Любопытно к тому же узнать, что испытывают наркоманы после принятия дозы героина или кокаина? Вполне вероятно, подобное, что и происходило с ним. Тогда понятно, как трудно отказаться от дьявольского зелья.
   Время то ушло в прошлое и Мартин очень рад, что ему предвиделись такие галлюцинации или сон, так как теперь у него проявилось сильное отвращение к алкоголю, являющимся невероятно - мощным средством, способствующее дьявольским действиям. Теперь, даже произнесённые слова: водка или пиво, вызывают у него тошноту.
   Состояние его стабилизировалось, депрессия почти прошла, однако бессонница ещё сохранилась, тогда ночами, он много думает и перебирает в памяти происходившие с ним события. "Всё таки точно - это были галлюцинации, а вдруг нет?"
   Когда же наступают сильные сомнения в реальности увиденного и прослушанного, тогда как бы подтверждая и отгоняя их, обычно в ванной комнате открывается кран и выпускает воду. Он встаёт с кровати, идёт в душевую комнату и закрывает кран. Его электронные часы стоят на тумбочке рядом с магнитолой, в которой тоже вмонтированы часы. Необходимые в быту электроприборы подключены к одной розетке. Лёжа ночью в кровати, взгляд невольно упирается на два светящихся циферблата, отмечая в сознании, что одни часы, на пару секунд опережают другие.
   Как-то ночью, как обычно он посмотрел на светящиеся циферблаты и вдруг, циферблат магнитофонных часов стал лучиться и мигать, словно автомобильная фара. Продолжалось это довольно долго, вставать с кровати не хотелось, тогда уткнувшись в подушку, он попытался отвлечься и заснуть, но заиграло радио с исполнением песен на русском языке. Он явно слышал щелчок клавиши и недолго слушал музыку с песнями, пока не встал и не выключил магнитолу.
   Утром же циферблаты часов светились, как и прежде беспрерывно, а вот включив магнитолу, она не функционировала. "Вероятно, сломалась", - решил он, а спустя пару дней включил магнитолу опять, так она заработала на прежних европейских радиоволнах. И как долго он не пытался, никаких передач на русском языке уловить было невозможно. Позже он подарил её приятелю из Литвы.
   Произошло и такое необъяснимое явление. Его распылитель для поливки цветов, стоит всегда в углу мойки для посуды. Порядок у Мартина, в маленькой однокомнатной квартире, как в лаборатории, для каждого прибора или вещи, всегда только своё единственное место. Ночью прозвучал сильный грохот, ему сразу подумалось, что в холодильнике обломился лёд и упал на полки.
   Мартин встал и открыл холодильник. Подозрения его не подтвердились. Тогда он включил свет и увидел распылитель, лежащим на кухонном плате. Устойчивый он как графин. Что же за шутки, он сам перепрыгнул мойку и упал на её другой стороне?
   Не обращает уже Мартин внимание на разные причуды. Был к тому же период времени, что целую неделю у него в квартире не показывал телевизор, лишь рябил и шипел. Решив, что во всём доме пробило антенный кабель, он занял позицию ожидания. Так как звонить хозяйке квартиры, упрекать и спрашивать, в чём причина, не в его обычае.
   Только с пятого этажа к нему зашёл приятель и убедительно возразил, что исключено, чтобы случилась поломка антенны, так как его телевизор показывает прекрасно на всех 32-х каналах. Тогда Мартин быстро, какие вперёд попадались, инсталлировал несколько программ, чтобы хоть что-то просматривать. Через день же, беспорядочно инсталлированные программы исчезли, а телевизор стал работать в прежнем порядке и программной последовательности.
   Возможно, у него уже в иммиграции от одиночества и дефицита общения, действительно, не всё в порядке с головой, что иногда он выпадает из реального мира? Как вы думаете? Сам же Мартин не может пронаблюдать себя со стороны. Только чужими глазами можно сделать анализ и прийти к выводу. А сами же мы, все до единого на свете, больше всего ошибаемся в оценке наблюдения над собой. "В чужом глазу соринку заметим, а в своём и бревно не приметим".
   Мартин привык быть один и даже признаётся, полюбил уже одиночество. Так устроен человек, что ко всему привыкает. Долгое общение со знакомыми, утомляет уже его. Хотя всегда рад, если кто-то его навещает. Правда один период времени, свидетели иеговисты часто повадились приходить. Сектанты мгновенно обнаруживают одиноких людей. К удивлению, разведка у них работает не хуже, чем КГБ в бывшем Советском Союзе.
   Кого они только к нему не направляли? Особенно ему нравилось, когда приходили симпатичные женщины, всё-таки и эти терпеливые "божьи слуги", отказались от общения с ним, избегая вступать в дискуссии, всегда стараясь вежливой и деликатной наглостью, навязчиво направлять общение в толкование Библии. У Мартина же, всегда на любые примечания, находилось несколько возражающих вариантов. Безусловно, сильно вредный он, что многое в их философии подвергает сомнению.
   О будущем теперь Мартин думает очень редко, почти не мечтает о каких-то изменениях в своей жизни. А если и пытается что-то предвидеть, то отмечается какой-то грустью, а не надеждой к каким-то переменам. Вот, умру когда-нибудь, похоронят анонимно или сожгут, и точно никто не придёт к могиле, если она ещё будет, да не согреет душу покойного грешника добрыми словами, не вздохнет огорчённо и не вспомнит.
   Да, думать и записывать можно беспрерывно. Хотя опять сомнения, к чему и зачем? Пожалуй, даже не плохо, что к Мартину привязалась такая зараза - графомания, всё-таки заполняет время и отвлекает от мрачных мыслей в одиночестве. Всё же не может он раскрыть и выразить свои чувства на бумаге так, как хотелось бы.
   Только многих ли людей заботят воспоминания и мысли окружающих, даже родных и близких? Не знаю, трудно ответить. Укрепиться бы нам следует всем в вере, так нет же, отвлекаемся, возвеличить пытаемся себя. Ох! Опасно же играть в посредника божьего или чуть ли не самого Бога собой представлять, как это делали: Сталин, Гитлер и до сих пор кое-кто пытается. Пожалеем тех, кто божественностью увлекается.
   Желание Мартина, чтобы все люди попытались стать честными. А брать на себя роль проповедника страшно, как активно агитируют обывателей, те же свидетели иеговисты, утверждая, что по еврейской культуре имя Бога, именно Иегова. Боюсь спорить и возражать. Пусть для одних он будет Иегова, а для меня Бог - это высший разум, с заложенными в человеческом подсознании бесконечными вопросами и ответами. Хотя опять сомнения, кто же высшему разуму мог дать имя? Мама, что ли у него еще есть? Тогда Иегова - значит просто прозвище, а не имя.
   Допустим викинги, они Бога прозвали - Один, а индусы - Кали. Вот Мартин и думает, почему да от чего, с какой целью всё так запутано? Несомненно, кому-то это выгодно? Только кому? Хотя точно, не нам простым людям. Почему он думает о мироздании?
   Потому, что обыкновенный человек и как большинство людей на планете, естественно, только предполагает, как ничтожны мы пред Создателем. И тоже не знает, а как и другие люди лишь представляет, как найти или хотя бы приблизиться к истине?
   Хотите верьте в существование высшего разума или не верьте. Убеждать он никого не собирается, но ответ его твёрдый: "Бог есть и слышит да примечает он всё!" А как он его себе представляет, прежде он уже рассказал. И никогда не огорчится, что каждый человек, по своему воображению представляет образ Бога. Главное верить, любить всё окружающее, вершить добро и стремиться к недостижимому совершенству души.
   Убеждать же и спорить, чья вера правильнее, обязанность лишь глупых людей, направляемых и устремлённых на чьём-то поводке, в интересах, конечно же, дьявольских сил. Было же время, когда проходили крестовые походы, гонялись за иноверцами и ведьмами. Сейчас священные войны, прикрытые именем Аллаха и гонка за террористами. Кому потребовалась вражда? Неужели простому народу? Иногда Мартину думается и он уверен, что организовывают такую обязанность с суетой дьявольские угодники, а конечно не Бог.
   Почему-то когда стоит вопрос о выгодных финансовых интересах обеих сторон, люди договариваются мгновенно. Вопрос же в различиях религии и культуры, не поддаётся согласию людей уже веками. Вероятно, нет ещё на земле таких людей, умеющих убеждать, чтобы прийти к согласию, по поводу спорного вопроса. А может быть и есть, только не тех дипломатов кто-то выбирает и направляет на переговоры?
   Бог наделил нас разумом, чтобы мы учились мыслить, контролировали чувства, предоставляет нам право выбора и плату за это не требует. Он лишь наблюдает за нами. Бог же, самый внимательный и участливый наш собеседник, только безмолвный. Порой же тоска так придавит душу, что хочется поговорить с родными или лучшим другом, а они далеко, кого-то давно нет, и никогда уже не будут рядом с тобой.
   Бог же присутствует всегда рядом и не покидает твоё сознание. Вот и направляет он нас к разговору с ним, принуждает размышлять, будоражит душу с сознанием, устремляет к поиску верного решения и правильного ответа. А вот дьявол, через своих пособников, всегда потребует плату. И любимый его девиз: "Ты мне, а я тебе". А перед Богом, мы все до единого человека сами добровольно расплачиваемся, только одним единственным в жизни, - "Своим Выбором!"
   Высший разум, он управляет только вселенной, а в людскую жизненную суету не вмешивается, лишь иногда подаёт нам какие-то знаки к размышлению. Ему не интересно сделать из нас роботов, заблокировать наше сознание и создать идеальное общество. Мы сами должны расшифровать в нашем подсознании божественные возможности, да устремиться только с добрыми желаниями к усовершенствованию мира и сохранению светлой души.
   Душу же очищают, только добрыми поступками, а не молитвами. Самый лучший способ очищения души от грехов: помогать несчастным людям. Создавать для них радостные моменты - это самоё чистое и святое дело. Не следует погружать свою жизнь только в приятные удовольствия. Довольствуйтесь в жизни вещами необходимыми, не наполняйте её пустыми делами с излишками роскоши, тогда и душа начинает опустошаться.
   Соревнуйтесь всемогущие магнаты, не в том, кто купил для себя лучшую яхту, самолёт, вертолёт или построил самый большой в мире замок, а кто построил: больницу, школу, театр, стадион, столовую с ночлежкой для обездоленных беженцев и бездомных несчастных.
   Не следует игнорировать бедных людей, а презирать тем более. Все мы дети Божьи, а болезнь, несчастье или катастрофа, настичь может и уровнять в каждую минуту любого человека, как нищего так и богатого.
  
  
   ***Ностальгию - это заболевание тяготящую душу воспоминаниями о прошлом, в основном люди приобретают добровольно, изменив свой жизненный путь от результата ложного представления: якобы счастье можно быстро найти, что оно находится там - за горизонтом. Найти счастье - невозможно! Счастье можно только терпеливо день за днём строить, создавая добрые и уважительные отношения с окружающими тебя людьми - близкими по духу.
   Редко кто из людей, кроме беженцев, от нужды переселяется в другие страны, а чаще многие люди уезжают со своей Родины по глупости: увлечённые поиском счастья, лучшей жизни и душевного равновесия. Самое массовое переселение из Европы было в эпоху проживания Мартина Лютера - профессора теологии. Римский папа его объявил Армагеддоном, а кто-то революционером, церковным реформатором и раскольником католической церкви - протестантом, ещё их в Европе называют евангелистами.
   В тот период времени, 17-й век, население Европы разделилось на два враждебных лагеря, между кем проходила жестокая тридцатилетняя война, вызванная последствием религиозных разногласий. Поэтому европейцы, не желающие принимать участие в затяжной кровавой бойне, которая до сих пор происходит в виде террористических актов между "Irland и Gross - Britannien", уезжали в Россию, Америку, Канаду и Австралию.
   Борьба за власть прикрывалась даже под лозунгом независимости, и унесла жизни многих талантливых людей. Ирландский поэт Патрик Пирс, воодушевлённый популярным лозунгом, 24-го апреля 1916-го года, поднявший католиков на Пасхальное восстание, в итоге был расстрелян протестантами. Прежде такие восстания разжигались не первый раз в Ирландии и проходили по всей Европе.
   Люди иммигрировали из всех стран Европы и каждый, кто имел возможность. Переселялись не только семьями, а даже целыми деревнями и общинами. Хотя ещё в эпоху викингов из всего Европейского континента проходила большая миграция простого народа, в поисках спокойной жизни, спасаясь от набегов грозных воинов.
   Переселенцы искали плодородные земли, горную или лесную местность, насыщенную ягодой, грибами, дикими животными и пушными зверями, где к тому же легче было спрятаться мирному человеку от многочисленных врагов, и строили поселения вблизи рек богатыми рыбой.
   В ту пору, в Европе, свободные племена ещё поклонялись различным богам. И у римского легионера максимальный рост тогда был 165-ть см., а варвары считались гигантами; рост некоторых воинов достигал 180-ти см. Перед смертью они не испытывали страха, что погибнуть в битве с врагом для них было большой честью. Варвары своей свирепостью в бою наводили ужас на римских легионеров. Всё же во время битвы, если начиналась гроза, варвары в панике разбегались кто куда, не сомневаясь, что Бог разгневался.
   Шаманы представляли богов в образе идолов, изготовляли разные маски, статуи и защитные от злых духов амулеты. Потом викинги расселились по всему Европейскому континенту, образовав свои территориальные владения, царства и княжества. Потомки викингов стали царями и князьями простого народа.
   На территории древней Руси так и состоялись славяне, где также потомки викингов стали князьями и были основателями городов: Нижний Новгород, Рязань, а на Украине - Киев, Полтава и небольшие различные населённые пункты в Крыму. Учёные - археологи и антропологи, предполагают, что славяне выходцы из крепости Славич, так как викинги захватили находящееся в Белоруссии древнее поселение и там укрепились, а потом уже осуществляли набеги по другим поселениям древней Руси. Славяне - от слова прославлять. Они прославляли богов и поклонялись Богу Ария. Славяне не хотели мешать свою кровь с другими народами, но считали их за братьев и относились к ним дружелюбно. Славянские викинги вместе с варварами и вандалами тоже принимали участие в разгроме Римской империи.
   Викинги были даже в Америке. Хотя считается, что Колумб открыл Американский континент. Всё же есть неопровержимые доказательства археологов, что викинги были, а потом покинули Америку ещё за 500-от лет до того, пока обнаружил её Колумб.
   С укреплением территориальных владений и начались бесконечные войны, которые происходят и не прекращаются до сих пор. Только сейчас войны происходят не за расширение территориальных владений, а с целью завладеть природными богатствами земли и покорить всё население планеты. Замаскировано модернизированное холуйство под лозунгом: свободы, демократии и общего порядка на планете.
   Хотя в действительности людей зажимают в модернизированное замаскированное под демократический порядок рабство, замыкая их в жёсткие законы и созданные банкирами, лишь для простого народа, долговые ловушки. А для крупных капиталистов, индустриальных магнатов и поддерживающих их марионеток, законы другие: неписанные, допускающие достижение своих целей любыми методами. И всё это обобщается, одним словом - глобализация, где мнение простых людей игнорируется, а учитывается лишь воля богачей. Как бы основы демократии, где должно торжествовать мнение большинства, сейчас не учитывается и права простых людей блокированы всевозможными законами; проще выразиться: неугодным затыкают рот.
   От викингов произошли воинственные германские племена варвары и вандалы - "Barbaren und Wandalen". Вандалы, утомлённые битвами с хунами, которые не снижая темпа галопирующего коня легко поражали гигантов даже на расстоянии 300-т метров, и в минуту могли выпускать из лука 30-ть стрел, никогда прежде не видели такого оружия, поэтому они от разрушительных набегов кочевых воинов бежали из Прибалтики, Дании, Белоруссии, Украины и других стран. В пути невольно объединялись, чтобы отразить удар других врагов, а при столкновением с римскими легионами; крушили их дубинами, топорами и мечами, и заняли Галлию - сейчас Франция. Потом вторглись в Испанию, отобрали у римлян корабли и переселились даже на Африканский континент, на Родину великого воина Ганнибала, в Тунезию. Логически же рассудить, вандалы были те же варвары и славяне.
   Только почему их римляне называли вандалами? Когда римские легионеры занимали какой-нибудь населённый пункт, им по закону позволялось насиловать женщин, очень красивых принуждать к проституции, распределять в бордели, для удовлетворения сексуальных нужд воинов, угонять в рабство, облагать налогами и особенно непокорных людей уничтожать. Когда же вандалы громили тиранов и насиловали их жён, сестёр, дочерей и унижали, а себе в жёны брали проституток из римских борделей, и относились к ним заботливо и уважительно, вот римляне и прозвали их дикими вандалами - кто не признаёт священные католические заповеди.
   Тогда уже у римлян, ещё до нашей эры, создалась идея глобализации. Римляне были лучше других народов развиты во всех направлениях. Однако высокоразвитая культура римлян поражала простые народы тем, что они порабощали свободные племена и сочетали свою культуру с жестокими развлечениями. Достаточно только таких примеров: битвы гладиаторов на театральной арене, не только между собой, а с волками, медведями, львами и тиграми. Захваченных в рабство простых людей, римляне принуждали к непосильному труду, приковывали цепями к галерам.
   Придела жестоких развлекательных примеров у римлян не было. Фантазия их была безграничной. Римляне были невероятно хитрые, что пропаганда у них уже тогда работала на полную мощь. Составлялись лживые рукописные свидетельства, какие выгодно римлянам, где они представляли вандалов и варваров дикарями, якобы они едят человечину, даже забивают на мясо своих детей, и распространяли клеветническую информацию по всей империи.
   Археологические же раскопки говорят обратное, что эти племена были высоко развиты во всех направлениях. Римляне никогда не сдерживали своё слово. Вандалы же не нарушали договоров, данное слово для них было священно.
   Римляне заключали с ними договора о ненападении, а потом, в удобный момент, проводили военные операции и уничтожали непокорных вандалов, вплоть до грудного ребёнка. Наивных и глубоко верующих в богов природы вандалов, обучили хитрости своими поступками коварные и ненасытные к наживе римляне.
   Римляне привлекали самых хитрых людей планеты на шпионскую и пропагандистскую работу, направляя их деятельность на сплетение интриг, и раздора между другими непокорными племенами. У римлян был сенат, в котором заседали сытые господа, чья цель была устремлена на покорение всех людей планеты и разделение их на господ с рабами. И для воплощения своих идей, римляне содержали огромную армию. Они считали, что непокорные племена подлежат уничтожению.
   Вандалы же не признавали католицизм, утверждающий: что Христос и святой дух едины. Вандалы были арийской веры и почитали женщин - шаманок, кто и решал их жизненное направление с судьбой. Спустя почти столетие, от походов римлян в Алжир и набегов кочевых воинов, возможно - персов, оставшиеся в живых вандалы были вынуждены вернуться из Африки на историческую Родину в Европу. Объединились с братьями варварами и разгромили Рим, три дня грабили город, и Римская империя развалилась, словно карточный домик.
   Почему Емельян Пугачёв легко поднял народ на восстание? Потому, что каждый угнетенный человек мечтает быть и жить свободным. Чувствовать себя в безопасности и быть свободными, также хотели и варвары с вандалами. Тогда варваров и вандалов уже называли германцами, так как римляне принудительно обращали их в католическую веру.
   Хотя ещё до нашей эры, самые развитые во всех направлениях культуры, архитектуры, медицины, философии и литературы, были древний Египет и Греция. Много веков минуло когда просвещал своих соотечественников и единомышленников Платон. В ту пору уже философ был убеждён и утверждал: "Демократическое или олигархическое управление государством ничем не отличается от рабовладельческого устройства общества". Жаль, что он не дописал легенду о чудесной стране Атлантиде, оборвал повествование на самом интересном месте. Атлантида - это справедливое общество, где все люди были равноправны, типа коммунизма, когда всеобщее счастье и благоденствие окружало жителей чудесной страны. Существует ли где-то в мироздании такая сказочная страна? Тяготится душа каким-то томительным подтверждением, что это не легенда.
   Кто-то из учёных утверждает и пытается доказать свои исследования, что за период существование планеты, прежде уже на земле проживало шесть цивилизаций. Свирепые стихии стирали прежние несовершенные цивилизации, потом же возрождалась новая жизнь. Возрождалась якобы из бактерий, которые находятся на большой глубине в земле. Вечно дремать они там не могут. Просыпаются и начинают возрождать новую и разнообразную жизненную структуру.
   Нынешняя земная цивилизация, якобы уже седьмая. В древних преданиях говорится, что человека окружают семь добрых духов. Каждый ангел имеет возможность заботиться о человеке, а также предоставлять ему повторный шанс на исправление ошибок. Очередной ли сейчас шансов у земной цивилизации или последний, чтобы понять своё предназначение в космосе? По старым преданиям выходит, прежде люди делали что-то не так верно, как следовало, если уже шесть цивилизаций обрекли себя на погибель. Хватит ли у нас силы духа сохранить чудесную планету и всё на ней существующее? Всё же надеюсь и верю в человечество, что не совершат те же ошибки, какие допустили прежние цивилизации.
   Самая большая библиотека в мире когда-то находилась в Александрии - Египет. И идеи индустриальной революции создавались в сознании людей уже тогда - 2000 лет назад.
   Чертежи многих военных конструкций уже в то время были описаны в рукописных книгах, к тому же прилагались схемы различных промышленно - индустриальных машин, с применением их в действие при помощи пара. Только вот прогрессивные идеи со многими инженерными предположительными разработками, реальностью стали лишь через века.
   Католическая церковь жестокими методами тормозила развитие науки. Всё же что-то из оригинальных разработок мастеров, применялось католиками в храмах, с целью удивления прихожан, как чуда. Поющие фигурки птиц, чьи мелодии создавались от оттока и наполнения их водой; открывающиеся под воздействием пара двери в храмах и замках, и другое подобное.
   В 19-ом веке только началась индустриально - промышленная революция, хотя могла бы и начаться в эпоху возрождения, когда проживал гениальный учёный и художник Леонардо да Винчи. Только он сам сильно боялся католических инквизиторов и старался им угодить.
   Бонапарт Наполеон, безжалостно расправлялся с инквизиторами, за что приобрёл огромную поддержку у простого европейского народа. Хотя не только за возмездие и расправу с католическими палачами боготворили его униженные и оскорблённые, а за многие другие конституционные реформы и справедливые законы.
   Старый же и новый завет, писался и фабриковался из сохранившихся в памяти поколений египетских и греческих легенд, а также с древних рукописей гностиков и мистиков, которые в последствии были все уничтожены католиками. Римской империи было необходимо и выгодно объединение народов в единую веру, почему они поддерживали лидеров католической религии, и всячески способствовали её расширению на планете. Всех непокорных они казнили на кресте, расставляя их вдоль дорог и вблизи населённых пунктов. Чтобы люди видели и устрашались, что может произойти с людьми непокорными.
   Такая казнь произошла и с легендарным Спартаком - рабом из Румынии, увлёкшим за собой на борьбу большое количество угнетённого народа, против одержимых идеями глобализации римских поработителей. Вот от чего и произошёл символ мученика Иисуса Христа на кресте, потому что его, как и всех непокорных, на нём распяли и казнили, как смутьяна сектанта пропагандирующего коммунистические идеи и равноправие.
   Католическая религия исказит и чтобы отвлекать простой народ от размышлений о равноправии на земле и одурачивать, сфальсифицирует под Библию все коммунистические лозунги, высказывания и добрые устремления Христа. Придумают и напишут: что если простой человек будет терпеть и покорно переносить все испытания на земле, так как якобы воссоздаются они Богом, то в загробном мире ему воздастся вечным счастьем и благодатью. Потом же, римский жестокий диктатор - царь Константин, в период своей власти, провозгласивший даже себя - 13-м апостолом, издаст указ, поклоняться только символу Христа, как сыну Бога. Всех же возражающих и противоречащих, он приказал казнить. Диктатор Константин к тому же казнил 11-ть своих родственников, отрицающих символ Иисуса Христа, как сына Бога. Потому, что тогда очень много людей отрицали мнимый символ и поклоняться ему не желали.
   В честь римского диктатора по проектам византийских архитекторов построят город Константинополь, самый главный морской форпост между Европой и Азией, который будет контролировать Босфорский пролив в Чёрном море. Сейчас город называется Стамбул.
   Греки не смогут отразить удар более ста тысячной армии турецкого султана. Во время блокады, истощенные голодом горожане разбегутся кто куда. Останется всего лишь в городе 50-т тысяч жителей и среди них 7-мь тысяч воинов. Только, без сомнения, город отдали на растерзание с молчаливого согласия католиков.
   Потому что римский папа предложил греческому патриарху включиться в католический союз и подчиняться Ватикану, тогда город будет спасён. Греки не согласились, и стены города рухнули под напором султанской армии. Католики радовались, что султанская армия уже покорила Балканы, где проживали как бы "неверные", то есть люди не католической, а православной веры.
   Когда же султанская армия осадила и попыталась захватить Вену, где проживали европейцы католической веры, вот и наступил конец османскому игу. На защиту своих собратьев по вере, католики сбежались со всего мира и разгромили султанскую армию в пух и прах. Особенно свирепствовал и терзал янычар польский пан Володыевский. Потом уже ослабленную османскую армию и янычар добьёт Суворов, и освободит Балканы, а в Крыму Григорий Потёмкин с казаками разобьёт турецких воинов, и на Чёрном море Алехан Орлов будет топить вражеские корабли.
   Янычары были воспитанники Аллаха, в основном ещё в детстве захваченные из других стран рабы. Воспитывали их фанатиками веры, кастрировали и их жизнь принадлежала только Аллаху. Воины они были невероятно яростные и бесстрашные, и не сомневались, что непременно попадут в рай если погибнут в бою за святое дело.
   Возможно, не будь в ту эпоху Римской империи, католической религии могло бы тоже не состояться. Так что Ватикан усилил свои религиозные позиции на обоюдных интересах с Римской империей, чтобы легче было руководить простым народом.
   Только после разгрома Римской империи, католическая религия с Ватиканом сохранились, откуда образовался рыцарский орден, из лучших воинов Европы, щедро награждаемый Ватиканом, за расширение земельных владений и обращение людей в католическую веру. Спустя годы, из самых богатых рыцарей образуются разнообразные масонские группы. Символы у них разные, всё же основной знак - циркуль, а вот идеи и цели, среди разнообразных таинственных организаций, в основном совпадают, что человечество просто необходимо разделить на господ и холуев. Сначала в тайной организации были лишь рыцари, потом они стали туда затягивать католических авторитетов, банкиров, политиков и людей одарённых творческим талантом.
   Хотя на территории древней Руси, легендарный потомок викингов - Александр Невский, 5-го апреля 1242 года, на Чудском озере, разбил и потопил всех проникших католических датских и шведских 330-ть рыцарей, и не позволил дальнейшему продвижению Тевтонского ордена, а можно и выразиться: "масонского ордена".
   В 17-ом веке, шведы примкнут к протестантам и будут вести боевые действия против католической Польши. Почему же в фильме режиссёра Эйзенштейна - "Александр Невский" называют рыцарей немцами? Потому, что на Руси всех иностранцев называли немец, от слова немой. Простые люди не понимали иностранных языков и на национальности их не разделяли.
   В Санкт - Петербурге даже была немецкая слобода, где проживали европейские учёные, особенно много мастеров из Голландии. Слово - немец, произошло из Руси. В Европе такой национальности нет. Граждане Германии в паспорте записаны - deutsch и никогда не были записаны - немец. Тогда, с периода царствования Петра Первого, всех иностранцев в документах записывали немцами. Только в царской России национальность никакого значения не имело. Простых людей тогда больше тревожило какой человек веры: православной, мусульманин или он какой-нибудь сектант? В жилах автора, кстати, течет французская, голландская и германская кровь. Только думается, почему кого-то иногда беспокоит, какой национальности человек? Вероятно, когда человеку нечем гордиться, тогда он начинает гордиться своей национальностью, религией или разговорным языком, потому что знает и может общаться только на одном разговорном языке.
   Знать же один разговорный язык, давно уже в современной жизни недостаточно. Когда-то, в царской России, правительственным языком был немецкий. Екатерина отменила его и принудила всех царских чиновников говорить только на русском. Затем, в России, общаться в среде людей привилегированного общества было в моде на французском языке. Сейчас в мире преобладает общение на английском языке. Англичане и американцы в большинстве своём не стараются изучать иностранные языки, ещё и гордятся. Не сомневаются, что они им не потребуются, считая обязанностью других народов знать английский язык.
   Только не следует ли нам всем задуматься о будущем и уже сейчас начинать обучение наших детей на китайском языке? Китайцы молчат, но скромно делают своё дело. Многие европейские политики считают, что в Китае существует коммунистический строй, а в России сейчас посткоммунистический. Простые же люди не сомневаются, что в Китае сейчас существует посткоммунистический строй, а в России олигархический, как и по всей Европе и тем более в США, демократическое управление обществом извращено, осталось лишь одно название, и индустриально развитыми странами руководят олигархи. Стремительно же как Китай, не одна страна в мире так не развивается. Кто исключит, что когда-нибудь они подумают и ответят: "А мы любые переговоры с иностранцами ведём только на китайском языке".
   Ничего плохого нет, если кто-то из людей считает свою страну или национальность какой-то особенной и гордятся. Только тогда следует таким людям не пренебрегать совестью, соблюдать кодекс чести, быть особенно порядочными, никому не навязывать свою волю и культуру. Всё же чаще в мире торжествует ложь и насилие: кто богаче, наглее, сильнее, тот и прав, а не те люди, кто живёт по принципам совести и чести.
   Массовое же приглашение иностранцев в Россию, проходило во время правления Петра Первого. По его приказу даже было организовано великое посольство, в котором представители Российского государства занимались вербовкой иностранных учёных кадров со всей Европы, с целью промышленного развития страны. Пожалуй, в ту пору в России, даже было трудно найти художника в экспедицию, чтобы он зарисовал различные растения с деревьями и составил зоологический сибирский каталог.
   В монастырях были лишь иконописцы. Архитекторов же, по строительству каменных мостов и домов, было очень мало, а геологов, картографов, археологов, таких специалистов вообще в России не существовало. Преобладала очень красивая архитектура деревянных строений. Мастеров, по нанесению узорных орнаментов на дереве, было тогда в России много. Строительство же в Российском государстве разворачивалось гигантское.
   Петром Первым, была создана самая большая в мире научная академия, где трудились на развитие России учёные со всей Европы. В период же его царствования, население планеты составляло всего 600-от миллионов человек. Средняя продолжительность жизни человека в Европе тогда была 45-ть лет. Различные болезни уносили жизни людей.
   В 14-ом веке, завезённые на кораблях из Китая крысы, разнесли самую огромную эпидемию, что население Европы вымирало целыми городами и деревнями. Возродилось и сравнялось по численности с прежним населением, только через 250-т лет. К тому же комары заражали людей малярией, а после окончания Первой Мировой войны, эпидемия испанского гриппа унесла с планеты 50-т миллионов человеческих жизней.
   В недалёком же будущем, от резкого индустриального роста и увеличения населения, нашей планете грозит изменение климата. Всякие природные катаклизмы и стихийные бедствия стали проходить чаще, и за последние 20-ть лет, катастрофы свои атаки на землю как бы уже в восемь раз увеличили. Поэтому учёные, работающие в секретных лабораториях на дьявола и масонский орден, разрабатывают различные смертельные вирусы, чтобы урегулировать население планеты.
   Масоны, как и различные политические партии, тоже не едины в мировоззрении, а состоят из различных групп, которые стараются укреплять в мире свои интересы; ещё они называют себя - свободные каменщики. Они как бы символически дают друг другу клятву: помогать своим единомышленникам, кого-то возводить на политические вершины, к руководящим должностям, а даже бесталанных и бездарных продвигать под световые лучи рамп и арен, главное чтобы они активно вели дьявольскую пропаганду, то есть заражали людей не любовью к Богу, а к деньгам и твёрдо уверились в их несокрушимой силе. Основная цель масонов - создать идеальное общество, по своему сценарию, и любыми средствами уничтожить и расчистить на своём пути неугодный мусор, то есть оставить на планете обслуживающий персонал, разделить людей на господ и покорных холуев.
   Вирус - СПИД, врачи впервые обнаружили у гомосексуалиста в городе Лос - Анджелес. Переводится - город без ангелов. Своеобразный город, состоит центром гомосексуалистов и лесбиянок планеты, большей частью там проживают типы, представляющие себя навигаторами истиной культуры. Глубоко верующие в Бога и почитающие христианские заповеди люди, даже не сомневаются, что в городе расположено центральное гнездо демонов, которые облачились среди других безбожников в человеческий облик.
   Вероятно, что кто-то из учёных, работающий на масонский орден, из неприязни к душевно больным типам, решил привить к ним смертельный вирус. Потому, что посвященные в масонский орден типы, распространяют и пропагандируют якобы безвредность гомосексуализма, словно это всего лишь невинные забавы людей высокой культуры, а на самом же деле они извращённы дьявольскими элементами.
   Вот, действительно, извратили культуру, порнографию переименовали в эротику и нагло убеждают, что это искусство и навязывают простым людям. А что такое настоящее искусство, вовсе не следует вести бесконечные дискуссии. Личное мнение автора: настоящее искусство должно отражать красоту во всем её многообразии, правду со всем её противоречием, принуждать к размышлению и устремлять людей на добрые поступки, а не оправдывать виртуальных наркоманов, и возводить их в избранников Бога.
   Сейчас же средняя продолжительность жизни у человека в Европе увеличивается, а самая высокая продолжительность жизни у японцев - 85-ть лет. По всей же необъятной России, в период царствования Петра Первого, проживало менее 20-ти миллионов человек. Естественно, что в то время каждый художник, а тем более учёный, считались людьми особенными, потому что их было очень мало.
   Какая численность населения планеты составляла в период жизни Иисуса Христа, не трудно представить, догадаться, а лучше посчитать. Безусловно, при таком немногочисленном населении планеты, необыкновенный добрый человек, сохранился в памяти людей: ярким, мистическим примером восхищения и навсегда остался жить в сердцах всех поколений символом, как сын Бога.
   Людям просто необходима вера с надеждой, которая даёт силы и возбуждает добрые энергетические источники, даже у самого отчаявшегося пессимиста. А то, что Бог существует, сомневаться ни в коем случае не следует. Библию же, пожалуй, лучше не изучать, а верить в слепую, чтобы потом не огорчаться и подвергать многое сомнению.
   Потому, что описанный в старом завете всемирный потоп, на планете происходил, только частично охватывая континенты, а Ноев ковчег никогда не существовал. Подумайте, какой большой должен быть ковчег, чтобы туда поместить всё живое на планете, вплоть до каждой твари по паре. Сколько же видов диких животных, зверей, птиц и насекомых уже не существует? Такой ковчег должен быть длиной - если составить 500-т железнодорожных вагонов, а его ширина 50-т метров. Вот и рассудите: возможно было в то время одному человеку построить такой ковчег?
   И пророк Моисей, выводил не еврейский народ, а лишь группу еврейского народа из Египта, спасая их от рабства. Тогда он призывал на помощь Бога, создавая чудеса. По Красному морю, они ушли на корабле, а не по дну моря и преследователей на берегу накрыла волна цунами. Глубина Красного моря 300 метров. Воду в реке, Моисей же не обращал в кровь, а вода приняла красную окраску от эпидемии ядовитой рыбы, заражённой речными микроорганизмами, бактерия - фистерия.
   Не хочу описывать и припоминать все доказанные учёными опровержения старого и нового завета, потому что в основе всё же считаю Библию книгой священной, и очень полезной для простого народа. Хотя существуют три основных теории о возможном пути ухода еврейского народа с Моисеем из Египта.
   Более сорока лет они бродили по небольшой пустыне, где не растёт даже крапива, а путь от Египта до Иерусалима и ребёнок пройдёт за несколько дней. Вот невольно и напрашиваются вопросы: по заколдованному кругу они там что ли ходили, чем питались, как утоляли жажду? Сколько продуктов и воды необходимо было в пути не одному же человеку, чтобы продержаться и не умереть с голоду такой длительный срок?
   Легенды к тому же гласят, что пророк Моисей был убийца. Он лишил жизни стражника. В одну ночь, раздражённый за беспечный разгул своих соотечественников, он наказал и избил три тысячи людей. Почему-то думается, что человек приближенный к Богу, обязан быть беспристрастным и уметь управлять своими чувствами.
   Моисей прожил 120-ть лет, что во все времена считается чудом. Бог помогал Моисею, подавая знаки к размышлению, а люди исказили правду. Для многих обывателей, вместо того чтобы мыслить, читать, изучать и познавать, легче просто слушать пропаганду и верить. Не у всех людей развито чувство любознательности, а тяжёлый ежедневный труд в борьбе за выживание, с многочисленными беспрерывными проблемами, порой так сильно изматывает душу, что без веры просто истощит все силы.
   Вера, в жизни простых людей, даёт дополнительные источники к трудолюбию, укрепляя их светлые желания, наполняет надеждой в торжество справедливости. С приобретением же знаний, люди приобретают силу, но не всегда эта сила делает человека прозревшим, а порой даже слепым. И какая-то часть образованных людей, считают простой народ быдлом, созданным лишь для тяжёлого труда.
   Искренне верующему человеку, не к чему облачаться в религиозные саны, подчёркивая титулом своё достоинство быть посредником между Богом и человеком. Учить людей, устремляя и направляя их к истине, в тоже время, окружая себя телохранителями и всевозможной прислугой.
   Пророк Моисей призывал к помощи Бога и он ему помогал, а привилегированных благ Моисей себе не создавал. Человеку с чистой совестью и верой в Бога нечего бояться. Слово - вот главное его оружие и защита, а не телохранители и бронированные автомобили и стёкла. Бог охраняет искренне верующих и напрямую, а не через "посредника - попа", озарением даст человеку ясное слово для убеждения любого скептика.
   Безгранично верующие люди, в корне своих глубоких убеждений отрицают прислугу. Потому, что они служат только Богу и уверены: все люди равноправны и со всем существующим в мире именно состоят частью Бога, являются собственностью жизни, а не жизнь состоит их собственность; то есть, вся вселенная и всё в ней существующее - это единый живой организм.
   Если же какой-то человек возвеличивается перед другими людьми - значит своим поступком, он пытается возвыситься перед Богом и совершает недопустимый грех. Честный человек, никогда не позволит возбудиться в душе дьявольским элементам и поддаться на искушение, замкнуться прислугой, прикрываясь оправдательным лозунгом, что это всего лишь его помощники и ученики.
   Преданные религии люди, своими убеждениями всегда и в любой ситуации будут подавать пример, что жить необходимо по совести, а не приспосабливаться. Главное для таких людей, избавиться от сомнений и каких-то ублажающих корпус желаний, то есть освободить свой дух из тюрьмы и устремить его к свободе. Нежный корпус замыкает дух, хочет ласки, мягкой перины, ещё и желудок требует сладкой пищи. Происходит как бы борьба духа между злом и добром в корпусе человека. Конечно, замкнутому в корпусе духу трудно контактировать со святым духом. Святой же дух независим и в то же время совместим только с Богом, они дополняют друг друга и гармонируют, как воздух и вода. Вот и подумайте: как нежный человеческий корпус как бы вредит и ублажает дух, если какому-то человеку трудно пересилить даже незначительные желания. Допустим: зазвенит будильник, а человек раздражается, нажмёт на кнопку и продолжает спать, ублажает корпус. Бог даёт лишь озарение искателям истины, а святой дух приближает человека к Богу; дьявол же окружает себя пособниками, находясь в стаи себе подобных по замыслу, успокаивает сомнения, опасается компенсации и сильно тревожится находиться в одиночестве.
   Католическим священникам запрещено создавать семьи. Хотя многие из них имеют тайных любовниц, а у кого из них нет любовниц, как предполагают простые люди, такие священники в свободное время просматривают порнографические страницы интернета - или же, возможно, даже занимаются между собой гомосексуализмом.
   Необыкновенно красивая девушка Мароция, родилась в Риме в 881-ом году. В 15-ть лет она уже свела с ума римского папу, который не представлял свою жизнь без тайных встреч с любимой женщиной, затмившей перед ним даже самого Бога. Мароция, от римского папы, родит сына - Johannes. Потом Мароция прикажет убить своего самого высокопоставленного католического любовника, а позже: сын заточит свою маму в каменное подземелье, где Мароция и умрёт.
   Борьба за власть, так как Мароция принадлежала к королевской семье. У историков есть на многих римских пап, кардиналов и священников неопровержимые доказательства, к тому же имена красавиц, кто являлся их тайными любимыми подругами. Некоторые блудливые женщины, ставят основной целью своей жизни соблазнить именно католического священника. Для души коварных блудниц, удавшиеся такие любовные утехи, являются в воспоминаниях наивысшим наслаждением, протекающие в радостном сознании гораздо приятней, чем сам половой акт.
   В Сибири простые люди выражаются так: "Если блудливая корова хотя бы раз сходила в овсяное поле, тогда уже трудно её отучить туда не ходить". И также про козлов: "Если козёл хотя бы раз попробует капусты, потом всю жизнь он будет тянуться к ней".
   Высокопоставленные дьявольские пособники, не могут даже спокойно и долго спать. Ленин и Гитлер, спали всего 4-е часа в сутки. С чистый же совестью граф Лев Толстой, спал 12-ть часов в сутки, ему нечего было бояться, а большее время он проводил в одиночестве. Лев Толстой был удивительный человек и глубоко верующий в Бога. В своём имении ходил босиком, любил заниматься крестьянской работой, ни на кого не раздражался, никогда не повысил голос, не упрекал и не унижал простых людей. И умер он в пути, потому что до последнего дня устремлял всю свою волю на поиск истины.
  
  
   ***Мартин сам как бы сомневается во многом, что уверять кого-то в действительности всего здесь описанного не желает. Почему, что или кто создаёт такие яркие наваждения в его памяти? Возможно, такие представления происходят от перенапряжения в одиночестве задумчивых мыслей о неизведанном, загадочном и таинственном мире?
   Вероятно, отчаяние ещё путает и соблазняет его, что он всё придумывает, пытаясь выдать за реальность? Хотя может быть и душевный настрой, выбивает его с одного энергетического поля на другое? Поэтому в результате создаётся возможность видимости чего-то невероятного, но существующего в мире. Хотя все здравые люди не сомневаются и уверяют - это галлюцинации.
   Правда Мартин уже давно заметил, что почти все политики тоже часто живут в виртуальном мире, а не в реальном. Особенно перед выборной компанией, они призывают избирателей поддержать их морально и на избирательных участках отдать за них свой голос, рассказывают к тому же о своих мечтах, галлюцинациях, иллюзиях и утешают граждан невероятно удивительными сказками. Хотя, возможно, галлюцинации - это такой же жизненный процесс, лишь проходящий на другой энергетической волне? Только в нашей окружающей действительности он растворён и в обычной ситуации людям заметить его невозможно?
   Допустим, существует такое заболевание - Autismus. Страдающие таким редким заболеванием люди, в какой-то области знаний гениальны. Во всех других для человека необходимых жизненных качествах, они признаны больными.
   В любом человеческом мозге сосредоточенны сотни миллиардов нервов. Вот в данном случае и происходит, что человека что-то тревожит, тогда возбуждается какая-то спящая часть нервных мозговых оконечностей, от любознательности замыкаются своими окончаниями, и обращают их деятельность в необыкновенный талант. Когда левое мозговое полушарие не в состоянии контролировать правое полушарие, тогда у человека начинает возрастать в мозге энергия.
   Таких примеров много, есть человек: который за восемь секунд читает в книге сразу две страницы, что в его памяти фиксируется каждое слово и не стирается. Спроси его даже через 20-ть лет: в такой-то книге, на странице - х, что написано? Он в точности процитирует, без ошибок, все слова в той последовательности, как они записаны.
   У других таких людей: всё окружающее фиксируется в памяти, словно на плёнку видеокамеры, что потом они могут отразить любую панораму рисунком на бумаге, не упустив ни одной детали. Нарисует даже в точности, сколько окон у небоскрёбов. Только эти люди считаются больными, что без посторонней заботы и сопровождения, просто самостоятельно не выживут в нашем реальном мире.
   Одни, удалившись от дома даже на пятьдесят метров уже заблудятся и потеряют ориентир. Другими, воспринимается движение автомобиля со скоростью пятьдесят километров в час по-своему, создаёт в душе огромное волнение с паникой, потому что им кажется: машина несётся со скоростью пятисот километров в час. Есть мужчина, который никогда не учился в школе, но он знает более двадцати разговорных языков. Всех примеров на планете не перечислишь, таких людей очень много.
   Только, что думается лично Мартину, по поводу загадочных случаев, возможно, они не больные, это мы примитивные, обделённые и ограниченные? Мы же часто думаем о материальном благе, стремимся к наживе и удобному благополучию, а некоторые тщеславные идиоты ещё покупают себе титулы и сами же себя прославляют. Кого же из людей эксперты считают больными, возможно, всего лишь необычные, то есть приближенные к Богу.
   Бог же не избирает, только приближает к себе достойных. Избирают, голосуют и создают себе идолов только люди. Мартин не сомневается в существовании Бога, а вот всевозможным прорицателям не верит, кажется, что каждый по своему интеллекту, как кому-то удобно, описывает наставления Божьи. Ему думается: что жить по совести уже достаточно, чтобы у человека сохранилась душа чистой. Не обязательно быть фанатично верующим, честный и милосердный атеист тоже не пачкает душу, и несомненно, Бог вознаградит таких людей.
   Мартин даже видел и слышал, как некоторые типы, считающие себя интеллектуалами, пытались цинично высмеивать и забавляться над людьми страдающими душевным заболеванием. Ох! Какой большой грех. Не даром же издавна говорят - это Божий человек. Только всё же многих из них помещают в психбольницу, порой равнодушно, не задумываясь об их страданиях, лишь бы создать себе удобный покой и благополучие. Раздражают они нормальных людей. Зачем проявлять к ним внимание? Однако проделывать опыты и испытывать на них новые медикаменты, такое можно - считают они.
   Сильно грешим мы, живущие, как нам думается, в реальности и действительности. Спешим куда-то, хотим всё узнать, что-то открыть, а о душе забываем. Не задумываемся, что талант существует во всех людях, даже в таких, кто не сможет никогда сосчитать, сколько будет 2 х 2? Только чтобы обнаружить талант, необходимо сильно захотеть и его пробудить, именно добрыми чувствами. Потому, что чувства, несомненно, сильнее разума.
   Разум же - это марионетка наших чувств и желаний, а главное в человеке подсознание, крепко спящее и сочетающееся с нервами и интуицией. Прислушивайтесь иногда к тревожным импульсам подсознания. Только не пытайтесь резко перешагнуть за запредельное пространство, результатом отчаянных и надломленных чувств. Иначе точно сойдёшь со своей энергетической волны и можешь заблокироваться, что не вернёшься уже в прежнюю действительность.
   Где протекает граница, между реальностью и искажённым воображением, вызывающая результатом воспалённого сознания: галлюцинации, сигналы, видения, звуки, миражи, иллюзии, яркие тревожные сны, порой озаряющие и даже сбывающиеся? Допустим: медитация, можно ли это назвать возбуждением души, перемещением её куда-то или успокоением?
   Всем известно, что человеческий мозг, при всей своей максимальной нагрузке, способен работать только на тринадцать процентов. Остальная, большая часть мозга бездействует, находится в спящем состоянии, словно успокоившийся и тлеющий вулкан. И вот учёные, предполагают, что спящая часть мозга, способна обладать невероятными возможностями. Как же пробудить большую массу мозга, обратив её к деятельности на пользу всего в мире существующего?
   Личное мнение Мартина, что такое, возможно, достигнуть скорее тогда, когда отчаянная душа испытывает необходимость совершить чудо и очень сильно возбуждает добрые чувства. Огромным благородным желанием, но только тогда, когда стресс от несчастья и психологическое потрясение разгоняет добрые чувства в невероятном мощном стремлении, чтобы пробить томительную скалу - или открыть окно в блокирующем тупике.
   Когда от безысходности, надежда, что тебе кто-то из людей может помочь, удаляется за горизонт и в отчаянии, одиночество пронизывает человека до кончиков ногтей. Когда кажется, что ты один из людей на всей планете со своим горем и тревожными мыслями, и ни кто уже, кроме как Бога, не в состоянии тебе помочь. Поэтому просто необходимо, самому попытаться из своих чувств возбудить божественную силу и создать чудо. Не попытаться, а сделать из представления людей невозможного, всё возможное.
   Загасить любые доводы и сомнения, что для человека это невозможно, поверить в себя, найти и познать в душе те добрые божественные способности, пробудить и проявить их в реальность. Разгадать, расшифровать, познать, какими же добрыми и светлыми способностями обладает твоя душа?
   А Бог наблюдает, только он предоставляет возможность нам самим, соприкосновением нашей души, с его силой святого духа, замешать элементы в благородную реакцию, взбурлить и возбудить, разбудить в подсознании вулкан добрых чувств и создать чудо.
   Наша обязанность искренне верить в Бога, не грешить, не хитрить в пользу своего благополучия, а потом, в трудный момент, беспечно надеяться на его помощь. Избранных и особенных людей у него нет, поэтому смысл жизни и долг нашего разума, именно стараться познать себя и добрым устремлением стать достойным приблизиться к нему.
   Человеческий корпус распадается, превращается в прах, как выражаются люди - смертен. Душа же - бессмертна. Энергетические элементы души состоят частицей Бога и существовать будут вечно. И душа способна влиться, объединившись с его доброй силой святого духа, только всей своей чистотой, не распыляясь. Если же твоя душа не чистая в такие моменты, а желания тоже не искренние, тогда она только распылится на элементы злые и добрые. Состоится всего лишь борьба между ними и чуда не произойдёт.
   Человек сам и его психика - загадка невероятная. Подобна она, загадочной неизведанности всей вселенной, то есть Богу. Ищите ответ в себе, разгадывайте, расшифровывайте своё подсознание, если хотите приблизиться к Богу. И Бог создал человека не по образу своему, а по подобной загадочности наделил его психику с душой. Бог он может всё делать, невозможного для него ничего нет. Он может принять любой образ, каким только представляет его наша душа.
   Познаешь себя - вот и состоится возможность, подобная божественной. Возможностью же мощной, он наделил всех людей. Вот и думайте, делайте свой выбор. И не надейтесь, что он за вас будет думать, пожалеет и создаст совершенство с благополучием для всех людей.
   Вы же сами, прицепились на поводок к всевозможным советчикам, словно слепые покорно устремились по их удобному наставлению и направлению. Предоставили право им думать за вас, не желая пользоваться правом выбора, мыслить самим и догадаться, что Бог существует в каждом человеческом подсознании, именно частицами закодированных спящих элементов. Ходите лучше в церковь и ищите утешение в Божьем храме.
   Всё же Мартин в душе не согласен, что человек носит на груди крест и поклоняется ужасному символу, как бы сыну Бога, а получается не Богу. Безусловно, Иисуса Христа мы не должны, а обязаны почитать. Он стремился только к счастью всех людей и на пользу всего существующего в мире, что своими сильными добрыми желаниями достиг духовного совершенства.
   Только Мартин не согласен с тем, возможно, он не правильно понимает, что Иисус Христос погиб за человеческие грехи. Погиб, словно отец и учитель. Затем воскрес через себя же, методом того, что расшифровал в подсознании именно отца, божественные добрые элементы, соединив их со святым духом высшего разума, потом воскрес уже в образе сына, как символ Бога.
   Отец - это не Бог, а тот же Иисус Христос и образ Бога увидеть никому невозможно. Вероятно, Иисус Христос воскрес с позволения высшего разума уже через святой дух, как символ святого человека. Святой дух, так думает Мартин - это дух невероятной чистоты, то есть, он и есть элемент доброй силы высшего разума. А чёрная магия - это элементы знаний злого духа исходящих от силы дьявола.
   Бог же для Мартина - это абстрактная субстанция, потому что Бог может воплотиться в любой образ. Значит, нам всем нужно почитать Иисуса Христа, но только как человека святого, так как он своей доброй и чистой душой приблизился, а потом соединился и влился в высший разум.
   Ясно же, что Иисус Христос очень добрый и если бы у него была возможность создать благоденствие, к чему он стремился, тогда, несомненно, он бы уже давно сделал для всех людей всеобщее счастье на земле. Значит, благоденствия сделать он не может, но хочет, а его желание заблокировано высшим разумом.
   Почему заблокировано? Потому, что высший разум хочет, чтобы все люди стали такие же добрые, как Иисус Христос, только тогда они заслужат и достигнут всеобщего счастья. И если бы Иисус Христос смог взять на себя все человеческие грехи - значит, он как бы очистил людей от скверны и сделал тоже святыми. Тогда уже, без сомнения, получается пришествие. Рай и благодать, когда все на планете люди стали безгрешные. Только равноправие же не состоялось. Значит, Бог лишь давал отцу, то есть Иисусу Христу озарение, что следует стремиться к недостижимому духовному совершенству и замкнуть устремлённость добротой ко всему существующему в мире.
   Поэтому, по представлению Мартина, Бог не растворился в корпусе Иисуса Христа, а давал лишь ему познать божественные возможности в своём подсознании: именно результатом озарения. И все чудеса, что творил Иисус Христос, он проделывал своей божественной возможностью, пробудив добротой в спящем подсознании резервную энергию.
   А то, что человеческая психика создана по подобной загадочности Бога, Мартин не сомневается. Убеждён и согласен с тем, что все мы на планете дети Божьи, и в каждом человеческом подсознании заложены божественные качества, являющиеся связывающими элементами с Создателем.
   Мартину ещё не понятно, зачем Бог растворил тело Иисуса Христа и затем воскрес его в образе сына? Бессмертна же только душа, а тело вновь помещается во чрево земли, что состоит связывающим элементом нашей планеты. Есть же легенда, что рыбаки увезли тело Иисуса Христа и тайно похоронили во Франции.
   Другая легенда гласит, что он остался живой, якобы легионер проткнул копьём сердце не реального Христа, а распятый на кресте его фантом. Сам же Иисус Христос растворился в невидимый элемент, стоял рядом с фантомом, наблюдал и улыбался над невежественной наивностью римских легионеров, которые пытались насилием победить добродетель, не понимая простой истины, что милосердие победить невозможно, оно же взаимосвязано со святым духом. Потом Христос тайно женился на необыкновенно красивой грешнице - проститутка Мария Магдалена, а она даже родила от него сына, которого назвали Дагоберт. Всех легенд не опишешь, их очень много.
   Чтобы обогатиться и захватить золото, испанские католики уничтожили всех инков, а инки сжигали покойные тела, так как были уверены, что тело принадлежит солнцу. И почему тогда сейчас церковь не протестует против сожжения покойников. Возможно, инки были правы? Повсюду же на планете, часто покойников сжигают, а не предают назад чреву земли.
   Почему также католики сжигали все философские рукописи гностиков, мистиков, ацтеков, инков, а православные в России преследовали раскольников - староверов и уничтожали их книги? Хотя Мартин, в глухих таёжных тупиках, проходил по территории поселения староверов. Что удивительно, они совершенно не стремятся к наживе, а трудятся в поте лица, добывая себе примитивными орудиями труда лишь необходимое для проживания.
   Прежде Мартин уже сказал, что истинный образ Бога увидеть никому невозможно. Потому, что при создании своего истинного образа, Богу необходимо распылить все существующие связывающие элементы, вся вселенная растворится, исчезнет и сомкнётся в объединении, и лишь тогда создастся его истинный образ. Сейчас же образ Бога - это и есть вся бесконечная вселенная.
   Значит, Иисус Христос остаётся в сознании Мартина, только божественным добрым символом в образе святого человека, устремлённого к счастью всех людей на планете и пропагандирующий коммунистические идеи. Бог же для Мартина - это высший разум, который руководит вселенной.
   И не следует людям прибиваться к всевозможным сектам. Кто организовывает различные секты? Капиталисты, только те, кто принадлежит к масонскому ордену. Они дают задание интеллектуальным людям, чтобы написали и создали какую-то религиозную философию. Для чего? Чтобы общество сделать разрозненным. Тогда им гораздо легче руководить миром, когда среди людей нет единства. И выгодны раздоры среди людей, только дьявольским угодникам.
   Масонский орден состоит из 400 тысяч ненасытных типов, остальные простые люди, более шести миллиардов, являются их рабами. Философия масонского ордена основывается на том, что якобы им выпала участь быть архитекторами мироздания, то есть - это масоны придумали такое изречение "избранник Бога", как будто Бог избрал их для руководства в мире низшими существами. Для таких типов, простой человек ничем не отличается от крысы или комара. Обыкновенный биоэнергетический элемент, созданный лишь для каторжного труда.
   В ордене состоят не только капиталисты, а также политики, религиозные авторитеты, известные писатели, кинорежиссеры, гомосексуалисты, лесбиянки, что облачились в чины и титулы. Вот и догадывайтесь, если кто-то из религиозных авторитетов проводит богослужение, с каким-то намёком на вред философии иноверцев или политическим неприязненным к ним оттенком - значит кто они? Божьи слуги или дьявольские пособники, поддерживающие интересы масонского ордена?
   Сколько веков, православные христиане жили мирно с мусульманами в России, как добрые соседи и даже словно братья. Разжёг же кто-то на Кавказе пожар: войну в Чечне, где к тому же погиб сын кузена Мартина, ещё не окрепший юноша, который был туда направлен по приказу правительства, но прежде никогда не держал в руках оружия, а лишь руль трактора, вилы, грабли, лопату, топор и прочие необходимые в хозяйстве инструменты.
   Подумайте хорошо, что нам простым людям делить между собой? Кому понадобилась кровавая бойня? И главной целью той бойни, была вовсе не независимость Чечни, а столкнуть между собой в кровавую драку простых людей - христиан и мусульман. Очень сильно какой-то горстке ненасытных типов, захотелось там поторговать нефтью.
   Не желает кто-то из простых людей мыслить, чтобы твёрдо ответить тем, кто разжигает войны, то есть капиталистическим магнатам: "Хочется вам посмотреть шоу, повеселиться и поразвлечься, вот и пусть ваши марионетки президенты, бундесканцлеры, лоббисты депутаты, банкиры, кардиналы, епископы, муллы и раввины дерутся, а нам и смотреть не интересно, не к чему нам битвы между собой. Достаточно у нас других забот, хотя и не против развлечений, но только весёлых и добрых, с традиционными песнями, танцами и плясками всех народов планеты".
   Искренне верующий человек, служит только Богу и на благо всех людей на планете. И как истинно служить Богу, известно каждому разумному человеку. Не желать даже в мыслях кому-то зла, подстрекать к злодеянию, а делать тем более.
   Вероятно, существование идеального политического строя невозможно. Пожалуй, возможно, лишь идеальное общество, если люди направят всю свою энергию к стремлению совершенства души. И как такого добиться? Думайте сами. Только не следует свои идеи воплощать в анархию, чтобы не произошло хаоса. Соблюдайте, чтите законы морали.
   Хотя зачем думать, всё просто: идеальное общество возможно лишь тогда, когда все люди придут к единому мнению и желанию, жить по совести. Вот в чём общественная сила и благодать, когда среди людей равноправие и гармония, тогда и никаких законов не потребуется.
   Люди же считают эти идеи утопией - значит, всем государствам, следует стремиться создать такие законы: совершенные и справедливые, чтобы общество могло ими гордиться. Чтобы и для хитро - мудрых людей, умеющих ориентироваться в их лабиринтах, не оставалось лазеек.
   Когда каждый гражданин своей страны, мог бы гордиться совершенством государственного устройства. Только ещё лучше, всей разумно объединённой, гармонирующей народностью планетой. Потому, что Бог нас всех создал равноправными и никого не наделил высшими качествами. И закон должен применяться, ко всем людям, с одинаковой мерой справедливости.
   Люди сами разделили себя, гоняясь за тенью величия. Придумали удобную теорию, якобы одни лучше, а другие хуже, оправдывая в подсознании сомнения, но только зря надеетесь, что всё обойдётся с лукавой отговоркой, рано или поздно закон компенсации настигнет всех.
   Немного отвлекусь от рассуждений, а то, пожалуй, уже надоело читать нудную философию. Странный рассказ, Мартин слышал в Сибири от таёжников.
  
  
   ***Охотник, истощённый силами от перелома ноги, без посторонней помощи добраться до избушки уже был не способен. Травму же он получил от результата поспешности и азартной беспечности.
   Почти сутки сидел он в засаде у родника, не отрывая глаз от тропы, прислушиваясь к звукам тайги и терпеливо ожидал появления диких животных. Самым мучительным было не ожидание оленей, а сильно хотелось курить. Сигареты же в тайгу он не брал, а умышленно оставлял в избушке, чтобы не поддаться искушению и закурить. Табачный дым мог только испортить охоту, отпугнуть зверя или дикое животное от засады.
   Солнце стало погружаться за горизонт, разукрашивая безоблачное небо красно - золотистым закатом. Умолкли уже сидящие на ветках деревьев птицы, закрыли сонные глаза, распушили перья и уткнули под крылышко клювик, а на рассвете они опять начнут перекликаться друг с другом и щебетать. Прогретый воздух стал отступать от поднебесья и перемешиваясь с туманом тихо звенеть от соприкосновения с вечерней прохладой, которая заботливо укутывала влажной изморозью тайгу, как бы напоминая её жителям: наступает моё время суток, так что ищите тёплое укрытие.
   По тропе к водопою шли изюбры, озирались, приостанавливались и принюхивались к вечернему воздуху. Первым к роднику подошел крупный самец, зашел в водоём и утоляя жажду пил холодную воду, прерывался, поднимал украшенную ветвистыми рогами голову, и внимательно всматривался вдаль, а за ним уже последовало всё стадо.
   Словно гром среди ясного неба прогремел выстрел, разорвав вечернюю тишину тайги, вспугнув на ветках спящих птиц, что от их паники и сотрясения воздуха посыпалась даже с деревьев кора, хвоя и листья. Разбегающиеся же от испуга в разные стороны дикие животные, взбурлили в роднике воду, поднимая высокие брызги и со дна ил. Подгоняемые ужасом, желая оторваться от смертельной опасности, они взбудоражили мутные волны, которые расплывались по всему водоёму, выплёскивая на берег зелёную тину.
   Подбегая к лежащему на берегу родника смертельно раненному изюбру, охотник забыл о мерах предосторожности. Выхватил из чехла нож и ухватив за рога стал отклонял к спине голову дикого животного, хотел выпустить из его горла кровь; но тут изюбрь, в предсмертной агонии, пытаясь встать, встрепенулся и резко ударил охотника копытом, и сломал ему ногу.
   Затем по жилам оленя пробежала болезненная дрожь и шумно фыркнув, он выпустил из вздутых ноздрей сопли, а из груди воздух, расправил сокращённые мышцы, вытянулся и затих, уставившись печальными глазами на охотника, из которых по замороженной, словно остекленевшей плёнке вытекали слёзы, отражая в его душу грустный матово-искрящейся блеск.
   Счастье и несчастье. Хотя, безусловно, повезло всё же охотнику, так как он знал обо всех мерах безопасности, но в азарте ими пренебрёг. В таких случаях, подходя к зверю или дикому животному, впереди себя пускают собак. Когда охота проходит без собаки, то к добыче сразу не подходят, а делают с небольшого расстояния контрольный выстрел в голову.
   Инспекторы охотничьих - обществ не только ведут учёт лесных жителей, но и отмечают все несчастные случаи с таёжниками. Случались и оригинальные трагедии, когда пропавшего в тайге охотника нашли рядом с его добычей, он был проткнут в грудь, и завис на заднем копыте лося.
   В начале сентября, начинается период брачного сезона у лосей. Властелины тайги - рогачи, тогда ничего не едят, а лишь бродят в поисках невесты и могут часами биться с конкурентом за право владеть самками. После таких битв рогачей, на месте их сражения остаётся большой хаос, как будто по лесу прошёл ураган. Деревца повалены и срезаны словно бритвами, а вся почва вспахана, как будто здесь долго кружился трактор.
   Настырные рогачи порой бьются до смерти, не могут уступить конкуренту и сплетаются своими рогами, что ломают друг другу шеи, да так и остаются переплетённые рогами две головы на поле битвы, а все остальные обглоданные кости, мгновенно растаскиваются лесными жителями, и наткнуться на них можно в разных укромных местах тайги. Во время брачного периода рогатых гигантов, даже сам хозяин тайги - бурый медведь, уходит подальше, чтобы не попасть в поле зрения разъярённому сохатому.
   Проскрежетав зубами и выпучив глаза, с перекошенным от страдания лицом, охотник стонал, и, превозмогая боль, чтобы приостановить кровь наложил на рану повязку; затем подобрал с земли прочный сучок, да упираясь на него, жалобно подвывая и припрыгивая на здоровой ноге, пошёл в избушку.
   На пути же раненного охотника, переполненный осенними дождями, протекал широкий и бурный ручей. На рассвете, изнеможённый бессилием, лежал он на берегу ручья и в невероятном сильном отчаянии с сожалением, желал лишь одного - чуда; что вскоре к берегу ручья подошёл дед - бурят, таёжный отшельник. Он молча, смастерил из веток волокушу, положил на неё охотника и быстро переправил через ручей.
   Откуда у старца оказались такие силы? В избушке он затопил печь, вскипятил воду и заварил травяной отвар. Потом вправил кость, промыл отваром рану, наложил на неё компресс и укрепил перелом шиной. С охотником не общался, был хмурый и раздражительный, принуждал его только пить какие-то травяные отвары, и надолго уходил в тайгу, возвращаясь после заката солнца.
   Охотник подумал, вероятно, он немой, с вопросами уже к отшельнику не обращался, и к общению не навязывался. Оружия, к удивлению, охотника, у деда почему-то не было. Охотник быстро поправлялся, досадно тревожился о нём, раздражаясь на мучительно заботливые мысли: "Где он так долго бродит в тайге, к тому же ещё и без оружия?"
   Продолжалось ненавязчивое присутствие старца три дня. А на четвёртое утро, дед захватил свою котомку с посохом и как уходил прежде, не говоря ни слова, кивнул как бы на прощанье головой, моргнул глазами и пошёл. Охотник понял, что таёжный отшельник уходит уже навсегда и безвозвратно. Благодарный в душе, он грустно глядел вслед удаляющегося от избушки отшельника и как ему показалось, что дед резво, по поверхности ручья, перебежал по нему не погружаясь в воду.
   Недоумённый испуг и удивление встревожили мысли охотника, и сильно взбудоражили душу. С сомнительной, но всё же чуть тлеющей надеждой в душе, прождав до вечера, он убедился, что старец уже точно не вернётся. Вся ночь у него, от тягостной задумчивости, прошла в бессоннице; он как бы оправдывался от невольных мысленных упрёков.
   С восходом же солнца, он засобирался в посёлок. Прихватив ружьё и немного еды, припрыгивая и упираясь на вырубленный из прочного сука примитивный костыль, он вышел из избушки. И первое, что сразу увидел, как недалеко мирно пасётся изюбрь, а рядом с ним стоит прислонённый к дереву посох деда, и на боку у дикого животного висит его котомка.
   Не удивление со страхом, а какое-то таинственное доброе умиротворение мгновенно порадовало и успокоило душу охотника. Любуясь диким животным, гармонирующим с чистым воздухом в тишине тайги, нарушающейся лишь перепевом птиц; он прислушался к как бы соревнующимся в сложности и перекатывающимся трелям пернатых, задержал любопытный взгляд на золотистых солнечных лучах и ощутил ласковое скользящее их тепло, как через ветки деревьев они пробивали утреннюю прохладу и всё вокруг согревали.
   Радостно оглядевшись по сторонам, заметил рассекающийся над ручьём туман, как лучи нежно пробуждая поднимали его, образуя в покачивающийся разнообразными фигурами пар. Охотник смотрел и восхищался первозданной красотой, прозревая и понимая, что не следует в ней что-то изменять.
   Прежде же, он никогда так не наслаждался и не любовался окружающим, как в это утро. Потому, что привык к дикой необыкновенной красоте, многое в мире не замечал и покой лесной нарушал. Отвлекался на свои проблемы, создавал ловушки для зверей, суетился в заботах и хлопотах.
   Часто отдыхая и перекуривая, к ночи он всё же добрался в посёлок. Выздоровел, купил фотоаппарат и уже больше никогда не стрелял, да не охотился на зверей и диких животных. С фотоаппаратом стал охотиться за особо красивыми моментами в жизни.
   Рыбачил лишь иногда, сидел на берегу реки, поглядывал на поплавок и удовлетворённый покоем часто задумывался о мироздании. Порой, мучаясь в поисках ответа: "Кого же Бог создал первым, курицу или яйцо?" Чаще стал задумываться и многое замечать в окружающем мире. Хотя бы даже те же звёзды, отражающиеся на поверхности воды.
   Невольно вскидывал к небосводу взгляд и мысленно предполагал: "Возможно, что какая-то из них уже не существует? Только свет её ещё много лет будет мерцать в поднебесье. И человеку следует прожить жизнь также, словно звезда, чтобы после смерти, его душа долго - долго отражала добрую память в сердца людей".
   К удивлению, хочется верить, всё же очень похоже на легенду. И кто же был тот дед? Возможно, охотник в отчаяние, раскрыв резервные энергетические возможности своим воспалённым мозгом, создал себе спасителя?
  
  
   ***Многие ли люди интересуются и знают об "Этигилове?" - буддисте из Бурятии. Пожалуй, бродячий буддист, состоит сейчас для учёных, одной из удивительных загадок на планете. Вероятно, ему удалось познать истину и своей добротой замкнуть недостижимое совершенство?
   Печально осознавать, что таких людей пока очень мало. Он тоже, как и Иисус Христос, был бродяга. Только в отличие от Иисуса Христа, полный сирота. Для Мартина, они оба святые, потому что когда-то были устремлены к совершенству мира и счастья всех людей на планете. Хотя в это число входит и Жанна д. Арк, добровольно отдавшая свою жизнь за освобождение французского народа от рабства. Правда в ту пору, все её стремления были направлены к достижению свободы лишь к своему угнетённому народу, а не к народам всей планеты.
   Католические инквизиторы, за веру и стремление к справедливости, сожгли девушку на костре, как ведьму. Целый год она содержалась в тюрьме, где кардиналы уговаривали её изменить убеждения. И выбор у Жанны д. Арк был: можно отречься от своих прорицаний и рассказать, что это всего лишь мошенничество, тогда, возможно, избежишь жестокой казни. Только не свернула она со своего жизненного пути, не изменила позиции разума и твёрдого убеждения в душе. Чувствовала она и осознавала, что не следует опасаться смерти, а надо дорожить духом и бояться того: если кому-то удастся сломать, купить или извратить твою душу. Вот, что самое страшное, а смерть, вероятно, даже самый чудесный подарок для человека с чистой совестью.
   Именем религии казнили Жанну д. Арк. Именем же религии казнит не Бог, а дьявольские истязатели, приспособившись и для пользы своих корыстных целей облачившись в высокие религиозные саны. Бог, никогда, никого не принуждает и титулов у него нет. Здесь на земле, он даёт нам всем только одно единственное - это право выбора жизненного пути.
   Глубоко верующие, в религиозных титулах и санах не нуждаются. Такие люди не требуют комфорта и удобного благополучия. Верующий человек, проживёт и в самых суровых условиях, перенесёт все тяготы и испытания судьбы. Он никому не будет навязывать своих убеждений, да охотиться, как это делают сектанты, за заблудшими овцами. Хотя от добровольного общения не откажется и с самым последним злодеем.
   Буддисту Этигилову, пришлось перенести самые суровые жизненные испытания. Ребёнок - сирота, без материнской ласки и отцовской защиты, часто испытывал голод, лютый сибирский холод, побои и яростную злость дьявольских пособников. Всё же ему удалось не огорчиться на людей и тяжкую жизнь, а сохранить свою душу светлее, чем отшлифованный кристалл, и даже чище, чем вода в озере Байкал.
   Существует немало таких людей: что вопреки всяким тяжким и жестоким испытаниям, они становятся лишь добрее, а от искушения лёгкой наживы и власти отказываются, и отвергают любые соблазны дьявола. Такая мощная у них сила духа, что ничего плохого и грязного, никогда, ни при каких тяжёлых жизненных ситуациях к ним не прилипает.
   Покидая землю, Этигилов оставил в своём теле пассивную частицу элемента от души, которая на протяжении века предотвратила процесс разложения трупа в могиле. Сейчас его тело откопали и поместили в храм. Он сидит и живёт. Только пассивно. Кому-то, вероятно, непонятно - зачем он это сделал? Да чтобы мы видели и учились мыслить. Как ему удалось это сделать и почему?
   Именно это тоже, что проделывал с инструментом Антонио Страдивари. Когда он делал скрипки и виолы, был счастлив и оставлял в них доброе напыление своей души, соединяя со святым духом. Проделывал мастер тот процесс покрытия инструмента, с большой любовью и огромным благородным желанием для того, чтобы когда люди слушали на них игру музыканта, поневоле становились добрыми ко всему окружающему миру.
   Чтобы красота очищала человека и милосердие побеждало зло. А когда мастер - музыкант берёт такую скрипку, его душой сразу овладевает мистическое чувство, принуждая к доброму трепету, что она живая и это не просто инструмент, а подтверждение того, что Бог существует. Сразу с первого тона, на скрипках или виолах Страдивари, которые все звучат по разному, становится понятно, что только люди добрые, своим желанием приблизившиеся к Богу, имеют право играть на таком инструменте. В процессе же игры музыкант разговаривает с душами, отражая на зрителей святой дух и устремляя их мысли туда - высоко, к светлому и самому чистому.
   И как бы профессора из различных институтов не старались, прилагая свои научные усилия, обнаружить химический раствор покрытия скрипок, они его никогда не создадут. Потому, что скрипки покрыты не химическим раствором, а напылены частью его души.
   Сейчас в мире сохранилось около шестисот скрипок и виол Страдивари, и у каждого инструмента индивидуальный звук. Так что никакого секрета Антонио Страдивари не унёс в могилу, а он оставил нам лишь подтверждение того, что Бог существует, и приблизиться к нему, возможно, только делами добрыми.
  
  
   ***Тогда в тайге, Мартин не тревожился, а находил лишь душевный покой и радость. И вот, вероятно, его мозг возбуждённый радостью и умиротворением, воспроизводил то, что пока мы ещё не все можем видеть? Хотя думается, можем видеть все, только в определённых условиях и при результате особого душевного настроя.
   Как бы возбуждённый мозг Мартина, переносил зрительным нервом на сетчатку глаза, невидимые нами предметы в обычной ситуации. Порой бывает же, что мы чувствуем чьё-то присутствие рядом, а вот заметить никого не можем. Как разгадать и понять себя, какими возможностями и способностями обладает твоё дремлющее или спящее подсознание?
   Тревожится Мартин до сих пор, что не находит ответа: где протекает граница между галлюцинациями и реальностью? Только не ищите доводов и не ставьте, пожалуйста, Мартину диагнозов, это тоже один из методов стандартного и реального мышления. Ищите лучше ответ. Подобное могут рассказать многие люди. Только молчат, боятся насмешек, выводов, а порой и диагнозов. Задумайтесь, что же в жизни отвлекает нас стать честными?
   Особенно панически боятся правды политики и всесильные магнаты мира, по своему желанию, как только для них удобнее, направляющие жизненный уклад простых людей. При помощи, конечно, подкупающихся и продающихся сознательно журналистов: ради наживы и своего блага, а кто-то вынужден работать под методом шантажа, и искажать правду. Организовывая массовую пропаганду, мороча голову ещё и религией простому народу. Кто состоит лишь барьером и жертвой в их жестокой игре, между добром и злом.
   Обыватели поддаются вслепую и невольно от недопонимания, а злодеи сознательно и умышленно, способствуя дьявольским ремесленникам, и укрепляя их силу.
   Только всё это и есть суета сует. Жить следует искренне и не приспосабливаться. Устремляться мыслить не только о себе и удобном личном благополучии, но и не забывать о Создателе, и его законе компенсации.
   И не пытайтесь представить, дорогие читатели, и решить, что все описанные здесь события происходили именно с Мартином. Пожалуй, такое может случиться с любым человеком, пожелавшим помыслить лишь чуть иначе и отвлечься от нашей реальности, утверждённой какой-то повседневной нуждой, что порой, загоняет многих в тупик.
   Отчаяние же с безысходностью, может подступиться к каждому человеку, а вот поверьте и запомните, что тупика в жизни нет! Из любого сложного положения, всегда есть два выхода. Какие? Думайте сами.
  
   Ты не спеши на повороте...
   Не гневайся, когда в нужде...
   Кидать поленья в костёр проще...
   Чем сад растить на пустыре...
  
  
   Одиссей никогда не отступал и не падал духом, всегда находил выход из любой ситуации, не с применением физической силы, а мышлением. Не напрасно же он имел прозвище - "хитроумный". Можно ещё привести в пример Геркулеса, он также не всегда исполнял свои задания методом силы, а смекалки.
   К тому же Мартин уверен, что не следует в трудных жизненных ситуациях, истощённый стрессом и депрессией, или психологическим потрясением, искать друзей: среди эзотериков, астрологов, магов, колдунов, ведьм, экстрасенсов, и следовать их советам с направлением к выходу из заблокированного состояния.
   Допустим: был такой великий аферист Казанова, родился он в Италии и изучил много различных наук, и ещё имел театральное образование. Что он только не продавал по всей Европе, приезжал даже в Россию. Особенным товаром считался эликсир к омоложению, он даже, при воздействии алхимических магических растворов, мог изменить женщину в мужчину; сделать такое чудо, для него проблем не составляло. По истечению же назначенного срока, почему-то омоложение и превращение женщины в мужчину не происходило, а он с огромной суммой денег, всегда исчезал, неизвестно куда.
   В Германии же, в период уже прогрессивного двадцатого века, действовал мошенник и шантажист, взявший себе прозвище Дагоберт. Несколько миллионов марок он добыл, изобретая всевозможные способы по выкачиванию денег у богатых людей, пока его не арестовали и не осудили на длительный срок.
   Однако и в тюрьме он не загрустил, а стал учиться и защитил докторскую диссертацию, ещё писал книги, очень широко признанные читателями. И вот именно знаменитые аферисты, отличались тем от всевозможных паршивцев - мошенников, что они не потрошили карманы бедных и несчастных людей, не забирали у них последнее.
   Один же знакомый Мартина, переселенец из Казахстана, страдающий депрессией и алкоголизмом, за сто евро, добился пятнадцатиминутного приёма у знахаря - соотечественника. На приёме он пытался с ним поговорить, а знахарь отвечает: "Сиди тихо и не сбивай меня со священной энергетической волны, иначе я не смогу заштопать твою, как решето дырявую ауру".
   Походил вокруг него и заключил: "Всё сеанс закончен, но чтобы тебя вылечить, потребуется продолжительный процесс. Ты лучше на индивидуальные сеансы больше не приезжай, зачем тратить деньги на проезд, оплачивая расстояние в триста километров. Подари мне свою фотографию и пересылай гонорар один год, каждый месяц, по сто евро, а я по ней тебя вылечу".
   Что же предпринять в таком случае, как переубедить приятеля? Хотя он простой, добрый и легковерный парень. Только что удивительно? Встретил Мартин на улице другого знакомого - кандидата энергетических наук. Ему уже шестьдесят лет, двенадцать лет проживает в одиночестве. "Абрамыч, что нового в жизни?" - спрашивает он.
   Отвечает: "Дочка выросла, живёт в отдельной квартире, в гости вообще не заходит и не звонит, только я ей звоню. А бывшая жена, как и прежде, живёт в Кёльне с местным немцем - архитектором. Грустно мне одному жить в квартире. В газете столько много публикуется объявлений под рубрикой знакомство, что я решил, попробую позвонить, возможно, состоится доброе знакомство с женщиной. Утомительно мне уже переносить одиночество. Только подумал, что прежде необходимо поправить здоровье.
   Звоню по объявлению одной целительнице - знахарке, она сейчас проживает в Германии, а родилась в деревне под Рязанью, и бабушка передала ей своё мастерство. Знахарка мне сказала, чтобы переслал ей сто евро, взамен же, она вышлет мне заряженное огромной положительной энергетической силой мыло, и ещё волшебную ниточку, которую требуется привязать на пенис, и носить сорок дней.
   Заворожила своими простыми выражениями, говорит: ага, импотенцию мы твою победим, ниточку же обвяжи вокруг шутильника, который у тебя промеж ног вырос, а мыло поможет тебе увеличить его на два сантиметра. Уверила, что после сорока дней я почувствую такие силы, что буду проделывать приятные процессы для души даже чаще, чем орангутанг.
   Только предупредила, чтобы во время лечебного процесса не употреблял алкоголь. Естественно, пришлось ради такого магического процесса воздерживаться от любимого напитка. Тяжело было, привык я уже каждый вечер попивать винцо. И что ты думаешь, пенис у меня не увеличился, импотенция так и сохранилась, только вот живот ещё больше стал".
   Мартин возмутился: "Ну как же так Абрамыч, ты такой образованный человек и поверил какой-то народной целительнице?" Он же возразил: "А образование здесь не причём, это одиночество делает нас легковерными идиотами".
  
  
   ***Поразмышляем же об охотнике и таёжном отшельнике. Хотя очень трудно уверено ответить, чьим посланником был тот дед. Ясно лишь то, что он спас охотнику жизнь и вылечил. Ни одним словом не обмолвился, не упрекнул, а молча позаботился о несчастном. Ушёл, денег и подарков не попросил, оставил в одиночестве выздоравливающего охотника и принудил к размышлению.
   Всё же самую примитивную плату с его души он снял. Избавил от ненужной ноши - алчности, и наградил духом, который не каждый хочет бескорыстно взвалить на свои плечи и нести такой груз - доброту. Нет ничего в мире примитивнее, чем алчность, как нет ничего проще истины, то есть доброты. Проста ли истина, легко быть милосердным? Решать же вопрос, дорогие читатели, насколько проста истина, оставлю вам.
   Человек, в направлении поиска истины, учителем быть не имеет права, не дано ему быть управителем и не суждено. Всё же учитель в поиске истины, конечно, есть у каждого человека, но вот увидеть и воспроизвести его образ, очень сложно, кому как удастся, а слушать же можно любому. И произойти такое может, только тогда, когда ты в одиночестве попытаешься прислушаться к своему сердцу и подсознанию. Хотя в такой момент, может и дьявол направить в твой разум свои желания, и облачиться в образ ласкового учителя.
   Будь осторожен, отчаявшийся человек, когда погружаешься в глубокий душевный поиск истины. Не допусти ошибки. И как сказал великий учитель Карл Маркс: "Подвергай всё сомнению". Следует или не следует? То есть, стремись к знаниям и исследованиям. Поверили люди мудрецу и провели, когда-то, неудачный эксперимент на большей части населения земного шара.
   Простите, пожалуйста, за циничную шутку. Только думается, что шутка, это уже первый признак к выздоровлению, а то автора так не кстати, насморк одолел. Говорят ещё, что жизнь борьба и игра, а побеждает тот, кто сильнее. Только не следует всегда стремиться выигрывать, даже если и все самые сильные карты в ваших руках. Направляйте иногда игру, не в свою пользу. Поверьте старому игроку, проигрывать тоже очень полезно. Для просветления разума, очищения души и обострения добрых чувств.
   Всё же Мартин верит и даже убеждён, что народные целители существуют. И лечат они не своим энергетическим даром, а энергией из космоса и травами, которые необходимо знать в какой период времени собирать, и как правильно изготовлять различные растворы и порошки.
  
  
   ***Несчастье или удача могут произойти в любую минуту, неожиданно и непредвиденно, легко изменив привычные ритмы в жизни любого человека. Сразу после Великой Октябрьской революции, родители Тараса переселились с берега Дона в Казахстан. В деревню обоснованную земляками - казаками, у реки Иртыш.
   Казаки были первопроходцы и под руководством легендарного атамана Ермака Тимофеевича, ещё во времена царствования Ивана Грозного стали обосновывать Сибирь с Казахстаном, и строили у рек поселения с крепостями, оберегаясь от набегов кочевых племён. Позже, в крепости, для охраны территориальных владений, царь послал на службу стрельцов.
   Братья Строгановы организовали и профинансировали экспедицию, снабдили необходимым инструментом и оружием, чтобы знаменитый атаман с вольными воинами усмирили кочевые племена и изведали таинственные просторы за Уралом. Казачий отряд состоял из более 800-т профессиональных воинов. Когда же Ермак успешно громил кочевых воинов, он к тому же брал дань у скотоводов, рыбаков, охотников и продвигался в глубь сибирских лесов, восхищаясь их богатствами и понял, как привольно здесь живётся трудолюбивому народу.
   Укрепившись в крепости на берегу реки Тобол, атаман решил проигнорировать договор с братьями Строгановыми. Послал своих верных друзей в кремль, с дорогими подарками для царя, чтобы он смилостивился, больше не гневался на вольных казаков, а оказал им поддержку. Взамен же казаки присягнут на верность царю и будут добросовестно служить, расширять и укреплять территориальные владения для России. Всё же на царя Ермаку было наплевать, слова лишь приятная лесть и в карман их не положишь. Конечно, он больше думал об угнетённом народе, для него старался завоевать ещё неизведанные, но очень богатые сибирские просторы.
   Царь же Иван Грозный, был очень мудрый и не такой уж злодей, а порой даже сентиментальный. Глубоко верил в Бога, изучал не только военную науку, а занимался ещё творчеством: вёл дневники, писал книгу и даже стихи. Когда он родился и закричал, сразу разразилась невиданная стихия. Гроза пронеслась и разрушила в округе много построек, снесла мосты, выворачивала и сжигала деревья. Вот придворные служащие, от мистического страха и дали ребёнку такое прозвище - Иван Грозный.
   Царь наделил Ермака безграничными полномочиями, а братья Строгановы остались, как выражаются в простонародье - "с носом". Спустя 60-т лет, казаки уже стояли на берегу Ледовитого океана, а там и алеуты помогли им переправиться через Берингов пролив, на Аляску, которую они называли "Русской Америкой".
   Вслед же за казаками, заворожённые слухами о богатствах Сибири, устремился на поиски лучшей доли простой и лихой народ: непокорные смутьяны и бунтари, искатели приключений, угнетённые нуждой крепостные, а также староверы. На берегах могучих сибирских рек строились крепости и остроги, куда ссылались мятежники, каторжные и иностранные пленные воины. В строительстве города Тобольска, кстати, принимали участие шведские пленные. Поглотила Ермака река Вагай, всё же после его гибели лишь увеличился поток великих землепроходцев.
   Ерофей Хабаров станет основателем казачества в Приамурье, и защитит просторы Сибири от нашествий иностранцев. В то время корейские, маньчжурские и китайские промысловики вымывали драгоценный метал не только в ручьях Якутии, а даже доходили до реки Колымы и там добывали золото.
   Царь, за бесценные исследования и огромные заслуги перед Россией, наградил Ерофея Хабарова боярским титулом, всё же проживать в Приморском крае ему запретил, а направил в Якутию. По докладам царских чиновников, Хабаров был неуступчивый, сурового нрава и очень алчный. Кто знает, возможно, за то что не любил делиться добычей с приятелями и поплатился жизнью великий землепроходец? Врагов у него было больше чем друзей, безжалостно грабил нанайских князей и содержал батраков. У истоков реки Лена, он пропал безвести, никто не знает, существует ли хотя бы его безымянная могила.
   Прочно обустраиваться в Казахстане, отцу Тараса не захотелось. Прожив там один год, весной он запряг лошадь в повозку, погрузил на неё нехитрый скарб с инструментом, пять мешков картошки, и молодожёны двинулись в Сибирь. Надежда у них была, найти в суровых краях благополучие и обрести душевный покой.
   В Сибири они поселились в деревушке, расположенной на берегу реки, недалеко от небольшого шахтёрского города. Богатства лесной местности, при упорном труде, позволяли жителям жить сытно. Весной селяне добывали в тайге берёзовый сок, а для приготовления салата использовали калбу - очень ароматная, а по структуре напоминает дикий лук или чеснок; летом же собирали с хвойных деревьев смолу и сдавали на завод для обработки её в канифоль.
   Ягода, грибы, кедровые орехи в ту пору всегда были обильным урожаем. Зверей с дикими животными и птицей в тайге было ещё достаточно, а рыбы водилось в реке очень много. Зайцев тогда, отец Тараса ловил на огороде, расставляя петли вокруг стога с сеном.
   Советская власть постепенно набирала силу, приводила в порядок и привычный трудовой ритм конфискованные у капиталистов индустриально - промышленные хозяйства, развивающиеся на благо молодого социалистического государства. Благосостояние простых людей стало расти, бюджет страны приумножаться, во многом, за счёт богатых природных ресурсов, принадлежащих теперь всему народу СССР, а не кровососам - капиталистам и иностранным акционерам.
   В шахты требовалось много затяжной доски, для крепления кровли в угольных забоях. Поэтому недалеко от деревни, где проживал с родителями Тарас, в лесу была построена пилорама, от которой даже проложили узкоколейную железную дорогу, выходящую к шоссе и конному тракту. Как и многие мужики из деревни, отец Тараса подрабатывал там: грузил и распиливал брёвна.
   Однажды вечером, у их двора остановился всадник, одетый в зелёную форму и в фуражке, с пристёгнутой на ней кокардой, а у седла, в чехле, был укреплён карабин. Военной выправкой мужчина сильно встревожил всё семейство. Однако опасения оказались напрасны. Всадником был главный лесник, добрый и приветливый человек.
   Приехал же он с неожиданным, но очень приятным предложением к отцу Тараса. Управлению леспромхоза необходим был объездчик таёжного массива, и он предложил ему работу в должности помощника лесника. Потом они долго сидели за столом, пили чай и обсуждали смысл работы о которой в деталях рассказывал лесник. Отец Тараса написал заявление: принять его на службу, и сопроводил главного лесника на сеновал, где он расположился на ночёвку.
   Утром им предстояло объехать часть таёжного массива, и отметить на карте: какой лесной участок подлежит вырубки. Вскоре отцу Тараса выдали такую же красивую, как и у лесника, служебную форму; но что особенно радовало Тараса - это карабин с целой пачкой патронов, чем он сильно гордился и украдкой показывал друзьям.
   Тарас подрастал и незаметно из озорного, и любознательного ребёнка превращался в красивого, высокого, крепкого парня. Городская школа находилась в расстоянии восьми километров от деревни, и, преодолевая ежедневный путь, он сильно укреплял своё здоровье. В деревне же была только начальная школа, с программой обучения до четвёртого класса.
   В 17-ть лет успешно закончив семилетку, он решил продолжить образование в лесопромышленном техникуме. Родители радовались успехам сына и ни в чём его желаниям не препятствовали, а только поддерживали. Проучившись в техникуме два года, к несчастью, всех добрых людей Советского Союза, началась Великая Отечественная война.
   Тараса призвали в армию и привезли в Новосибирск, где располагался краткосрочный учебный подготовительный центр. Молодых солдат обучали там лишь один месяц: стрелять из винтовки, окапываться, маскироваться, кидать гранаты, устанавливать мины и другим военным премудростям, а после принятия присяги сразу же направили на фронт.
   Никому из солдат оружия не выдали, вручили лишь винтовку с пятью патронами командирам отделения, и ещё у офицеров, сопровождающих с новобранцами эшелон, в кобуре были пистолеты. К линии фронта поезд продвигался очень медленно, часто и долго стоял в железнодорожных тупиках.
   Через три недели, после выезда из Новосибирска, приближаясь к территории Украины, они всё чаще стали замечать, что здания вокзалов переполнены раненными военными и гражданскими людьми. По дорогам же продвигались конные повозки и бесконечные пешие потоки беженцев.
   Настроение у молодых солдат стало мрачное и боевого духа уже не чувствовалось, как в учебном подготовительном центре. Прежнее оживлённое общение между ними утихло, перестали звучать из уст молодых солдат шутки и прибаутки, улыбчивые лица сменились на выражения серьёзные и задумчивые. Все бойцы резко повзрослели.
   Стали чаще писать родным письма, каждый думал о чём-то своём: молчаливо размышляя и что-то вспоминая. Табаком между собой, как раньше, так охотно уже тоже не делились. Отговаривались, как бы прикрываясь популярной поговоркой: "Дружба - дружбой, а табачок врозь".
   Командиры же стали очень строгие и при первой же возможности, где только была вода, приказывали бойцам стирать нательное бельё, проводили санитарный осмотр, напоминали, чтобы брились и соблюдали в вагонах чистоту. Потому, что уже у некоторых солдат, в швах нательной одежды, завелись бельевые вши. Избавиться от мелких паразитов на фронте очень сложно. Всегда во время войны, на передовой, у воина врагом номер один становятся - бельевая вошь.
   Солдаты даже говорили, что эти паразиты заводятся не от грязи, а от нервного перенапряжения человека. Рождаются они якобы из личинок, которые находятся в порах кожи человека и выползают в период психологических потрясений. Трудно рассказать, что испытывают кони или быки, когда их везут на мясокомбинат. Знают они о том, что их везут на бойню? Предполагаю, что чувствуют.
   Тогда представьте, что может испытывать в душе молодой человек, пусть даже по зову сердца и воле долга к Родине, тоже направляющийся на кровавую бойню, только солдатскую. Представлением, несомненно, невозможно такое прочувствовать, какие чувства испытывает на передовой перед обороной или атакой солдаты.
   Наступил уже сентябрь, ночи стали длиннее, прохладные и очень тёмные, хотя небо почти всегда было безоблачным и звёздным. Тарас не припоминал, чтобы в Сибири были такие тёмные ночи. Однажды такой ночью, эшелон остановился где-то в поле. Младший лейтенант приказал отделению, в состав которого также входил молодой солдат Тарас, следовать за ним.
   Задача на первый взгляд была не опасной. Бойцам предстояло оказать помощь рабочим и как можно быстрее отремонтировать железнодорожный путь, повреждённый от взрывов бомб, сброшенных с фашистского самолёта. Пройдя около двух километров, они увидели испуганных железнодорожных рабочих с фонарями в руках и стоявших у дрезины, на которой был погружен различный инструмент и домкрат. "Почему бездельничаете? - обратился к ним младший лейтенант, - за саботаж по закону военного времени полагается расстрел".
   Рабочие напугались ещё сильнее и объясняя на перебой стали оправдываться, что недавно подъехали и осматривают повреждения. "Какой может быть осмотр, - недовольно возмутился офицер, - немедленно приступить к ликвидации повреждения". Потом уже спокойнее, понизив тон, спросил: "Сколько времени потребуется на ремонт?" Один из рабочих ответил: "Часам к десяти утра управимся, хорошо хоть рельсы целы, только погнулись сильно".
   Офицер посмотрел на часы и приказал: "Чтобы к восьми часам утра всё восстановили, - и добавил, - пошевеливайтесь, четыре часа осталось в вашем распоряжении". За работой незаметно наступил рассвет. Повреждённые шпалы уже поменяли на новые и по их сторонам впрессовывали гальку, а когда домкратом и с применением специальной конструкции выпрямляли рельсы, они услышали надвигающийся зловещий гул. Три фашистских бомбардировщика в сопровождении двух истребителей, низко пронеслись над ними. "Всем в укрытие", - скомандовал командир.
   Тарас отбежал в ближайший кустарник, не успев ещё сообразить и оценить промелькнувшую в небе смертельную опасность, стоял и смотрел вслед пролетевшим самолётам, скованный неожиданным ужасом от грохота взрывов, сотрясающих под ногами землю. Командир схватил его за плечо, больно сдавил и проговорил: "Вот гады, эшелон бомбят".
   Когда бомбардировка прекратилась, младший лейтенант направил к эшелону двух солдат: узнать, что там произошло, как можно скорее вернуться и доложить об обстановке. Остальным солдатам приказал продолжить и завершить ремонт. Через полчаса высоко в небе они увидели вражеский самолёт разведчик, а потом всё чаше стали пролетать истребители, которые обстреляли их из пулемёта.
   С одного самолёта даже скинули насеченную дырками пустую бочку, которая вибрируя в воздухе при полёте сильно свистела, больно теребила монотонным звуком перепонки в ушах и как бы прицеливаясь на каждого солдата, наводила на всех нервный ужас.
   По всей же окружающей местности и в тылу, раздавались артиллерийские канонады и разрывы бомб. Солдаты молча работали, проникнутые страхом от неизвестности, а Тарасу даже казалось, что весь воздух наполнился зловещей опасностью, и при каждом вздохе щекотал его нервы мучительным печальным предчувствием, надвигающейся к нему неизбежной беды.
   Есть люди, кто от страха, именно сильным тревожащим чувством неизвестности, к себе же кличет и призывает несчастье. От отчаяния намагничивают своей душой беду, полагаясь и соглашаясь с мыслями грядущей предписанной тяжкой судьбы, принуждая покоряться какой-то неведомой силе, и уговаривает разум уступить надвигающимся испытаниям.
   С тревожными мыслями, словно раб, ждёт тяжёлые испытания, не пытаясь отвлечься, сосредоточиться и пробить блокаду в кажущемся безвыходном положении. Думая: что несчастье уже неизбежно и неотвратимо. Они не могут самостоятельно действовать и организовать свою жизнь, а ждут, когда кто-то направит их, и покоряются обстоятельствам или чужой воле, считая это за судьбу. Тарасу даже припоминалось часто произносимое отцом выражение: "Если ты хочешь развеселить Бога, расскажи ему о своих планах".
   Через полтора часа из разведки вернулись солдаты и рассказали о несчастье: эшелон разбит, много людских жертв и раненных солдат. Всем приказано отступить к большому населённому пункту, расположенному вблизи железной дороги.
   Командир приказал прекратить ремонт, который был почти завершён, и как бы с просьбой обратился к солдатам: "Прошу вас, когда услышите надвигающийся звук, от моторов вражеских самолётов, сразу же ищите укрытие, только далеко не разбегайтесь".
   Продвигаясь вдоль железнодорожных путей, солдаты слышали, как небо наполнялось угрожающими звуками от моторов пролетающих самолётов. Они разбегались, укрываясь в ближайших кустах и у деревьев. Вместе с младшим лейтенантом их было 19-ть человек, вооружены только командир отделения винтовкой и пистолетом офицер, а воины имели грозное оружие: лопаты, топор и кайло.
   Никаких продуктов в вещмешках у солдат не было. Продукты находились в вагоне, а сухой паёк, с запасом надвое суток, старшина выдавал только во время остановок эшелона. После бессонной ночи и напряжённого труда, всем солдатам сильно хотелось есть. На месте разгромленного эшелона уже никого не было. Вагон уцелел, где находились продукты, но еды в нём они не обнаружили.
   В это время, словно коршун на цыплят, на них налетел вражеский истребитель и стал обстреливать их из крупнокалиберного пулемёта. Когда же пилот разворачивал истребитель к повторному обстрелу, все бойцы успели добежать до лесной полосы и там укрыться от нападения. "Придётся продвигаться вдоль лесного массива, а с наступлением темноты выйдем к железнодорожной линии и пойдём по ней", - решил младший лейтенант, когда командир отделения собрал всех испуганных солдат и построил в шеренгу.
   Только к вечеру начался дождь. На опушке леса они обнаружили крытый навес, рядом с засаженным турнепсом полем. Разожгли костёр, накопали турнепс и пережидая дождь, расположились отдохнуть и просушить промокшие вещи. С рассветом дождь прекратился и они двинулись дальше. Вскоре небо стало опять наполняться гудящим звуком от пролетающих самолётов. А позже, они услышали рокот дизельных моторов.
   В надежде, что достигли пункта расположения какой-то воинской части, поспешили в направлении шума и увидели, как по просёлочной дороге продвигался вражеский танк и грузовики с солдатами. Такая неожиданность не то что напугала Тараса, а как-то сильно встревожила душу, рассекая недоумение с удивлением в беспокойные и отчаянные мысленные рассуждения. Недоверие отражалось одним лишь вопросом: "Где же Красная армия?"
   Враг спокойно продвигался в глубь страны, а они были вынуждены прятаться от него на своей же территории. Пожалуй, не один из солдат раньше не предполагал и не думал, что его первая встреча с противником произойдёт в такой беспомощной ситуации. Придавленные холодным грузом отчаяния, бойцы лежали на сырой траве, не в силах предотвратить продвижение вражеского танка с грузовиками, пугливо наблюдали и ждали, когда они скроются за поворотом дороги.
   Кто-то спросил: "А мы на восток или на запад продвигаемся?" Потом долго рассуждали, в каком направлении восток и где запад. Младший лейтенант, вероятно, года лишь на четыре постарше Тараса, уже грозным не казался, а как бы предполагая, робко советовался с солдатами: "Я думаю, прежде чем продвигаться дальше, следует вперёд высылать вооружённых разведчиков".
   Все молча согласились с его предложением. Тогда уже более оживлёно он распорядился, чтобы вооружённый винтовкой командир отделения и один боец, осторожно шли вперёд, а они, соблюдая дистанцию в сотню метров, пойдут за ними. "Только если заметите врага, никакой стрельбы, затаиться и ждать моих распоряжений. Идите тихо и не переговаривайтесь", - словно с просьбой обратился он ко всем солдатам.
   Он сам недавно надел офицерскую форму, был призван в армию в первые дни войны, по окончанию педагогического института, и как эти молодые солдаты, также никогда не был на фронте. Только командир отделения имел армейский опыт, прослужив полтора года. Всё же, как и всё отделение солдат, тоже на фронте не был и участие в боях не принимал.
   Просёлочная дорога, вдоль которой они продвигались, привела к какой-то деревне. Карты и бинокля у них не было, поэтому они не знали к какому населённому пункту вышли, а где находится линия фронта, не имели даже представления. К тому же с большого расстояния, без бинокля, невозможно было рассмотреть: находится ли в деревне враг или нет? Поэтому они решили обойти её стороной.
   В первые месяцы войны, сводки с боевых действий передавались по радио очень скупые, население почти не информировали, а обстановка на фронте менялась ежедневно и не в пользу Красной армии. Сразу же в первые дни войны, фашистские лётчики уничтожили на земле только четыре тысячи военных самолётов Красной армии, разбомбив аэродромы.
   Небо как бы принадлежало вражеским пилотам, потому что отпор и сопротивление в воздухе они встречали очень редко. Вражеские пилоты летали на самолётах и словно охотники, искали в небе или на земле любую цель, чтобы деморализовать красноармейцев и создать среди них панику. Фашисты почти беспрепятственно продвигались по территории Советского Союза.
   Некоторым немецким солдатам, война казалась весёлым приключением, что они ни о чём не задумывались и вели себя как звери. Остерегаться же тогда выходящим из окружения красноармейцам следовало не только врага, но и местных жителей.
   Многие из них выдавали окруженцев. И голодный солдат, когда выкапывал в чужом огороде картошку, мог даже погибнуть от рук своих же озлобленных граждан. В Ленинградской области, местные жители - староверы, несомненно, от злобы к советской власти, зверски избили изнеможенного болезнью и бессонницей двухметрового гиганта, генерала Власова, и выдали врагу, с целью заслужить особого доверия и расположения.
   Только суровой зимой, битва под Москвой принудит впервые врага задуматься, оценить и понять, что шансов на победу у него нет. А позже уже все вражеские солдаты задумаются, какая это ужасная война, сосредоточивающая лишь на одни беспокойные мысли: "Господи, помоги уцелеть и не инвалидом вернуться домой".
   Пока же в Красной армии царил хаос, принуждающий солдат, от безысходности, дезертировать не только одиночками, а группами. В начале войны, деморализованные красноармейцы добровольно сдавались в плен сотнями тысяч. Враг даже не был готов к принятию такого количества пленных, их просто негде было всех размещать. Поэтому многие несчастные долгое время находились голодными под открытым небом, окружённые охраной где-нибудь в поле.
   Отчаянное состояние военнопленных, от холода и голода, принуждало их превращаться в зверей. Никакого солдатского братства уже не было, а шла только борьба за выживание. Голодные люди - зрелище ужасное. Они легко подчиняются всеобщему психозу. Стоит только одному человеку в такой ситуации потерять разум с достоинством, как безумие с раздражением вихрем переносится на многих других пленных, истощённых голодом и тяжёлым психологическим чувством отчаяния.
   Люди как бы распределяются на две категории. Одни, от депрессии, становятся пассивными и равнодушными к себе и всем окружающим, сидят и покорно ждут своей участи. Другие типы, сбиваются в небольшие группы и начинают, словно волки, с окружающими их группами, любой ценой и методами вести борьбу за выживание.
   Они легко выдавали, указывая: кто среди пленных политрук, коммунист, командир, комсорг, стараясь угодить фашистам. Вспоминались даже какие-то мелкие обиды и скрытая ненависть к советской власти, теперь жестокой местью обрушивалась на её незначительных бывших представителей.
   Предателей было очень много. Эсэсовцы перед голодными пленными выставляли стол, на котором в кувшинах дымилось горячее ароматное кофе, лежала колбаса, сыр, масло, шоколад и булочки. Добровольцам, желающим служить Германии, предлагали подписать контракт и самим расстрелять комиссаров, снимая жуткий процесс на кинокамеру. Обещали хорошую ежемесячную зарплату и равноправные права, как у немецкого солдата.
   Обычно не выдерживали жирные типы, словно откормленные на забой боровы, они шли к столу, наливали в кружки кофе и с жадностью принимались за еду. Заниматься обжорством, для верующего человека - недопустимо. Обжорство входит в состав семи смертельных грехов, и наслаждаются таким занятием только слабовольные люди - насыщенные дьявольскими элементами.
   У молодых упитанных людей, от голода, быстрее отказывал рассудок, принуждая их думать только о своём желудке. Из пленных составлялись карательные отряды, террористы и даже существовал центр для обучения диверсантов, в специальной армии, которая находилась под командованием сотрудничавшего с врагом генерала Власова. Русскоязычных дивизий было пять, не считая отдельных бригад и батальонов, и ещё украинская дивизия "Галичина". Всех военнопленных из Красной армии снабдить работой в лагерях было невозможно, поэтому около трёхсот тысяч украинцев - лояльных к нацистам, отпустили и направили к прежнему месту проживания.
   Отпустили потому, что не хотели мужички воевать и им было всё равно, кто будет хозяин - фашисты или коммунисты. Рассуждали они так: "Какая разница для кого гнуть спину, а вдруг новый барин окажется поласковей? Почему бы и не присмотреться, не спешить принимать решение к какой стороне прибиться". Вспомните старый фильм. Укрылся солдат в окопе, крестится, то положит на плечи погоны, потом опять снимает и приговаривает: "Мы псковские".
   Уже на четвёртый день выхода из окружения, отделение в котором состоял Тарас, стало сильно редеть. Молодые голодные солдаты просто разбегались, не доверяя своему командиру в опасности, что он выведет их из окружения. Пошла вторая неделя их скитаний в лесу. В населённые пункты заходить они не решались, боялись фашистов, так как проезжающих по дорогам, в грузовиках и на мотоциклах, немецких солдат видели уже несколько раз.
   Турнепс, которым запаслись, давно съели и из всего отделения, под командованием младшего лейтенанта, сохранилась лишь группа из пяти солдат. Другие красноармейцы разбежались, истощённые голодом и холодом, вероятно, предполагая, что самостоятельно быстрее выберутся из окружения.
   Бойцы сникли духом, к тому же на психологическое давление добавились ещё физические истязания: бельевые вши терзали их тело. Тарас вспомнил рассказы отца и доложил командиру, как можно избавиться от паразитов. Тогда они нашли муравьиную кочку, разделись, разложили вблизи муравейника одежду и трудолюбивые насекомые быстро уничтожили, и унесли в свои лабиринты всех кровососов.
   Обессиливший человек мыслит искажёно и не здраво, легко может даже летом погибнуть от переохлаждения тела, если от усталости заснёт на земле. Тарас тоже стал не доверять младшему лейтенанту и сильно его боялся. Потому, что у него было оружие и он часто без повода нервничал, раздражался, вынимал из кобуры пистолет, угрожал кому-то, и злобно выговаривался: "Надо найти предателей и расстрелять дезертиров".
   Ночью они разожгли костёр, сидели и дремали, прижавшись друг к другу спиной, чтобы согреться. Утром иней густо покрывал траву, холод и голод увеличивал страдания, непрерывно наводя Тараса к счастливым воспоминаниям в его прошлое - детство и юность. Тарас встал и пошёл. "Ты куда направился?" - спросил командир отделения. "Соберу немного дров, костёр почти затух", - ответил Тарас.
   Командир промолчал, склонил голову и закрыл глаза. Тарас же шёл куда-то, не останавливаясь, задумчиво перебирая печальные мысли, ничего не замечая вокруг, пока не вышел на дорогу.
   Отчаяние с голодом принудили его идти по лесной дороге всё дальше и дальше. Приподняв плечи и втянув в них от холода голову, словно старик съёжившись, ему казалось, что на спине нарос тяжёлый горб, который придавил плечи, свёл болью лопатки, а сбросить на землю кажущийся груз он никак не мог. Его тошнило, кружилась голова, а в глазах разбегались круги и от мерцания слипались веки. Силы почти истощились от голода и простуды. Хотелось прилечь на землю и заснуть.
   На окраине какого-то населённого пункта, он увидел немецких солдат. Они несли дозорную вахту в сооружённом от дождя укрытии из брезентового навеса, а по краям были выложены, наполненные песком, барьерные мешки. Солдаты заметили его и ждали, когда он к ним приблизится. Один из них вышел из укрытия, направил на него автомат и выкрикнул: "Hände Hoch". Тарас поднял руки и равнодушно стоял, слизывая лишь с краёв губ набегающие слёзы.
   Вражеский солдат подошёл, обыскал его и проговорил: "Er ist harmlos". Подтолкнул, принуждая идти и усадил на землю, недалеко от дозорного пункта. Тарас сидел, шмыгал носом, тяжело дышал от простуды, и пытливо - ожидающим взглядом смотрел на немецких дозорных. Они же вяло переговаривались между собой и не обращали на него никакого внимания.
   Он знал от соседей несколько немецких слов. После революции, в период коллективизации, к ним в деревню были переселены с Кавказа две раскулаченные семьи немцев. Прислушиваясь к их разговору, ему запомнилось несколько слов. Вероятно, желая привлечь к себе внимание, он громко проговорил: "Kuchen, Donnerwetter, abgemacht", - что в переводе означает - "Пирожное, чёрт побери, по рукам".
   Вражеские солдаты на миг опешили от восклицаний, а потом обрадовались, громко смеясь и на перебой что-то приговаривая. Один из часовых достал из ранца галету, подошел и широко улыбаясь отдал её Тарасу.
   Судьба, что это такое, испытательный план, распределённый Богом для каждого человека? Возможно, это слово просто возникло в сознании людей для утешения души? Трудно ответить простому человеку на такие вопросы. Только многие люди не задумываются над серьёзными вопросами. Планируют своё будущее, даже не представляя, как неожиданно и радикально жизнь любого человека может измениться.
   Существует даже такая поговорка: "Не зарекайся от тюрьмы и от сумы". Тюрьма - это понятно. А что означает слово сума? Возможно, означает, что каждый человек неожиданно может оказаться богатым? Найти клад или купить выигрышный лотерейный билет, - или же напротив, из богатого превратится в нищего и наденет на плечи пустой мешок?
   Таких примеров радикально меняющих каким-то случаем жизнь, существует достаточно. Допустим: семья американских миллионеров Kennedy, в короткое время потеряла многих членов своей семьи. Хотя состоятельные люди защищены и окружены охраной. Почему же охрана не предсказала и не предотвратила несчастья? Проснулся когда-то неожиданно для жителей острова вулкан в Индонезии - 1883-й год, остров Krakatau, да унёс 35-ть тысяч людских жизней, ещё разорвал остров на три части. Недавняя же катастрофа, сразу после Рождества - 26-го декабря 2004 год, волна - цунами, унесла 300000 человеческих жизней.
   Кратко расскажу о вулканах. Обычный вулкан - это ещё только лёгкие забавы духов стихии. Существуют же на земле - супер вулканы. Последний раз на планете такой вулкан проснулся тоже в Индонезии, на острове Тоба - 74 тысячи лет назад, и уничтожил на земле всех людей, и многие живые организмы. Сейчас такой вулкан находится в центре США и спит глубоким сном, но равномерно дышит и иногда вздыхает, выпуская из недр земли гейзеры.
   Могущественное, самое сильное и богатое государство на земле США, расположилось на невероятно мощной и очень сильной часовой бомбе. Духи стихии, часовые стрелки мощной бомбы установили, возможно, на 21-й век? Часы тикают, а в глубине восьми километров почвы национального парка "YELLOWSTONE" покоится и спит - супер вулкан. Под ним, в недрах земли, находится огромная камера, где наполняется и варится вулканическая магма. Скоро вулканическая магма переполнит камеру, разбудит - супер вулкан, тогда он и выплеснет всю свою мощь в атмосферное пространство планеты.
   Кратер вулкана, по диаметру, будет огромной величины, равнозначный площади столицы России. Гнев же его, в тысячи раз превысит раздражения обычных вулканов. Такая сила не может сравниться даже с самой мощной атомной бомбой. Предположительно, от его ярости, на земле погибнет два миллиарда людей. Вулканическая пыль, которая подымется на 20-ть километров в высоту и достигнет стратосферы, затмит солнце на продолжительное время, что даже летом на Африканском континенте, как в Сибири зимой, установятся суровые морозы.
   Оседающие же вулканические выбросы в виде снегопада, только они в шесть раз превышают вес снега, покроют землю полутораметровой толщиной. Тяжёлые осадки разорвут все линии электроснабжения, засорят реки и озёра. На Европейском континенте, от сотрясения - супер вулкана, состоится большое наводнение. Хаос на планете будет невероятный, что многие люди потеряют рассудок и станут неуправляемые.
   Чтобы согреться, в костры пойдёт всё что горит: мебель, книги и другие бытовые предметы. Голод и отчаяние принудит людей даже к каннибализму, мародёрству, вандализму и многим диким поступкам. Потому, что в городах нарушится вся инфраструктура. Легче будет только тем жителям, кто заготовит запасы продуктов, топлива, у кого есть свои дома и колодцы наполненные питьевой водой.
   Домашний скот, дикие животные, звери и птицы погибнут от воспаления лёгких, потому что они не смогут защитить свои лёгкие от вулканической пыли. Учёные - вулканологи, знают о надвигающейся разрушительной мощной силе, только предотвратить и ничего изменить просто не в состоянии. Ждут и надеются, что хотя бы смогут успеть предупредить население планеты о неизбежной катастрофе.
   Только вопрос состоит в том: "Уверены ли учёные, что точно успеют предупредить население планеты?" Возможно, успеют. Хотя Создателю лишь известно... Успеют или нет?
   Так и Тарас, разве он мог предполагать или хотя бы представить, что уже в ноябре окажется в Германии, как военнопленный, в городе "Magdeburg", название которого прежде даже не слышал. Всё же долго пробыть в лагере для военнопленных, ему судьбой не предназначалось. "Повезло", - так думалось ему, когда ветеринарный врач, из небольшого городка "Wesel", забрал его и ещё двоих военнопленных из лагеря и привёз на своё подворье.
   Ветеринарный врач содержал конный двор и ещё у него было обширное аграрное хозяйство. Выращивал он очень дорогую породу лошадей - "Trakinen" и, разумеется, предпринимателям - "Wehrmacht" охотно предоставлял бесплатную рабочую силу. Тем более сын врача, служил в армии офицером.
   Жилось там Тарасу не плохо. Врач даже доверил ему ключи от амбаров и называл его не Тарас, а Томас. Тарас был высокий блондин, быстро освоил немецкий язык, хорошо работал и старательными качествами заслужил особое доверие. Только, без сомнения, покорность и старательность его, было не угодничество, а мысленный страх: "Не приведи Бог, опять оказаться в лагере для военнопленных".
   Все знают, каким истязаниям подвергались в фашистских лагерях именно военнопленные Советского Союза. Военнопленным из других стран, находиться там было гораздо легче. Представители красного креста заботились и облегчали их участь. А с Советским Союзом договор с красным крестом не был заключён, поэтому работники международной организации не допускались к несчастным людям.
   Международная организация "Красный крест" имеет право, если подписан договор, посылать своих людей на работу в любую точку планеты. Препятствовать труду милосердным представителям из красного креста, когда подписан договор, не имеет право ни одно государство.
   В каком же знаменитом месте находился Тарас, он никогда не задумывался и не узнал. Михаилу Ломоносову, после пешего передвижения из Холмогоры в Москву, сильно понравилось проходить большие расстояния. И такое увлечение, уже вошло в привычку. Привычка же переросла в обычай. Проходить несколько сотен километров, для него считалось не приключением, а полезной для здоровья прогулкой.
   Навестив прибывших в Голландию своих земляков - рыбаков, он из Амстердама возвращался в Leipzig, где студентом изучал различные науки. На ночь, расположившись в лесу, путешественник от усталости крепко заснул. Утром же, кавалерийский дозор обнаружил его в лесу, лежащим на траве.
   Подумали, что отдыхает хмельной бродяга, так как захватывали всех бездельников на службу в армию. Навалились и стали вязать. Ломоносов, от испуга, проявил невероятную силу, что как профессиональный хирург красоты - подправил кавалеристам носы и словно заботливый косметолог - подкрасил глаза. Всё же его связали и привели в крепость.
   Коменданту крепости, такой рослый и сильный студент понравился. Он выразился: "Вот каким и должен быть настоящий солдат, не стоит такому орлу заниматься пустым делом, изучением наук, я лучше сделаю из тебя отличного артиллериста". Так и угодил Ломоносов в солдаты и недолго служил в крепости у небольшого населённого пункта Wesel.
   Солдатский кафтан и принудительная служба пришлись ему не по душе, что он, как выражаются на военном языке - дезертировал. На гражданском языке просто убежал, а спортивный комментатор, вероятно, выразился бы: "Стартанул для преодоления дистанции в четыреста километров".
   Из простых людей кто как может рассудить. Судья только выносит приговор. Сделал же Ломоносов опасный поступок, под угрозой смерти. Всё-таки бежал из армии разумно, потому что у него была в жизни цель: неудержимая душевная тяга к постижению наук. Хотя он знал, опасно бежать позже, после принятия присяги, тогда расстрела уже точно не миновать, если догонят.
   Хорошо, что в то время Германия была не объединённой, а разделена на враждующие земельные владения, где действовали различные католические и протестантские законы. И вот Ломоносов, подстёгнутый жаждой к знаниям, бежал под угрозой смерти очень быстро, возможно, даже стремительнее олимпийского чемпиона. Кто мог тогда зарегистрировать время его передвижения? Успел он тогда оторваться от преследователей и перебежать на территорию другого земельного участка, чтобы продолжить своё любимое занятие.
   Многим ли людям известно, не побоюсь выразиться: о том подвиге Ломоносова? Психологически и душевно он был так настроен и нельзя его назвать дезертиром. Циничными будут такие слова по отношению к Богу. Потому, что его направлял Бог. Кто же направлял Тараса? Вероятно, его направлял переполненный чувством отчаяния разум и истощённый голодом пустой желудок.
   Много неверных поступков совершаем мы в беспечности и отчаянии. Тарас не хотел думать о Боге и искать выход из экстремальной ситуации. Пошёл по самому простому пути, с желанием выжить любой ценой. Не судьба, а не желание мыслить порождает долги, за которые нам порой приходится расплачиваться всю жизнь.
   Ломоносов же не забывал о Боге, размышлял, верил и не сомневался в его существовании. Всю свою жизнь мыслил, учился и пытался познать смысл загадочного и таинственного, которое зашифрованными знаками пульсирует в подсознание, что связывает всех людей с Создателем.
   В Leipzig'e, он ночами переводил на русский язык различные научные труды европейских учёных. Однажды в такую ночь, его навестил отец и проговорил: "Сынок, я горжусь тобой, прости, что раньше не говорил, а всячески препятствовал твоим стремлениям. Теперь, когда я погиб - утонул в шторм, очень хочу признаться, как люблю тебя и прошу прощения за все зловредные обиды с огорчениями, какие нанёс".
   В спальне проснулась Ломоносова жена Елизавета, встала с кровати, вышла и стала спускаться по лестничной клетке. Шаги потревожили привидение, призрак растворился и исчез. Ломоносов сразу поделился своим печальным наваждением с женой. Она ответила: "Михайло, ты много работаешь и переутомляешься, иди спать, пожалуйста, хотя мне тоже почему-то стало очень тревожно и я проснулась".
   Позже, он опередит земляков, безошибочно назовёт дату и место гибели отца. Односельчанам же, выпала горькая участь прийти и рассказать ему о трагедии. Войдя в прихожую, они сняли шапки и дальше не двинулись; стояли и неуклюже переминались у порога, подбирали деликатные слова, пытались оповестить его о несчастье, которое он уже прежде узнал со слов приведения, только считал мистическое явление родителя - дурным сном.
   Сколько разновидных дорог пролегает и разветвляется на жизненном пути у человека? Как выбрать путь верный, чтобы не заблудиться, оступиться и не упасть, или же напротив, не возгордиться от успеха? Трудно посоветовать и что-то подсказать.
   Вероятно, ответить на сложный вопрос, кто-то сможет только в конце своего жизненного пути. Когда Бог озарением даст возможность проанализировать пройденный путь. Хотя уверен, что Бог предоставляет всем самим решать и выбирать в жизни дорогу. Значит правом выбора, человек ступает на тропу своей жизненной последовательности, а не судьба выбирает людей.
   Изменить же судьбу можно только сменой жизненной дороги. Значит, измени свои привычки и пытайся не планировать будущее, а научись мыслить. Как сказал Goethe: "Посеешь поступок - пожнёшь привычку, посеешь привычку - пожнёшь характер, посеешь характер - пожнёшь судьбу".
   Работая в Германии на ферме, Тарас был сыт, здоров, обеспечен одеждой и спал на кровати в тёплом помещении. Ветеринарный врач заботился о военнопленных, потому что был заинтересован в здоровых и крепких работниках. У Тараса даже был один выходной день в неделю. В надежде спасти свою жизнь, он дезертировал, сдался врагу, избежал фронта и не видел ужасов войны. Всё же покоя он не нашел, а приобрёл неволю и постоянно терзающие душу мысли.
   После объявления в Германии траура, Тарас узнал о битве под Сталинградом. У хозяина фермы было пятеро детей - два сына и три дочки. Один из сыновей служил военным врачом в госпитале. По возможности он брал кратковременный отпуск и навещал родителей. Утром, как обычно, он попросил Тараса оседлать коня.
   Тарас подвёл к нему осёдланного скакуна и передал от узды повод. Взяв в руки повод, приговаривая ласковые слова, врач гладил голову скакуна и обратился к Тарасу. "Ты знаешь, какая трагедия для Германии произошла под Сталинградом?" - "Нет, доктор", - робко ответил Тарас. Он положил руку на его плечо, посмотрел в глаза и грустно проговорил: "Скоро наступит конец войне и ты вернёшься домой; мне тоже очень хорошо и тепло на душе когда я нахожусь в отчем доме". Сел в седло, пришпорил скакуна и поскакал.
   Сердце Тараса затрепетало от радости. Душа рвалась домой, а мысли путались, тяготили совесть печальным грузом уже неисправимой вины. Да и хозяин фермы, после траура, стал лучше и заботливее относиться к подневольным работникам. Теперь Тарас был здоровый, сытый, разум воспринимал реальный мир, что ему представлялось: можно было избежать плена.
   Досадно было ему, думалось: "Почему тогда он поддался, не сопротивлялся простуде и страху с голодом, а покорно уступил направлению разума?" Так размышляя, он уверял себя, что поступок его был невменяемый и им руководила какая-то недобрая сила. Ярко припоминались все тогда его, невольно устремлённые действия.
   Вечером, лёжа в кровати, перед сном ему мечталось, представляя, как вернётся домой и хорошо устроит свою жизнь. А ночью приснится яркий сон, который запомнится на всю жизнь, потому что окажется вещим. Тревожный сон, станет частью его судьбы и воплотится реальными действиями с окружающей жизнью.
   Вспомнится, как когда-то, только во сне, он уже шёл по пыльной дороге к бане и остановился, чтобы нагнуться и подобрать обронённый кусочек мыла. В памяти в точности воспроизведутся виденные уже во сне: хозяйственный двор, длинные бараки, клуб, столовая и баня, где в предбаннике, он присядет на деревянную скамью, развесит на прилегающей к ней спинке одежду и прочитает вырезанные на ней ножом слова - "Все дороги ведут в ад".
   Настало такое время, когда: английские, американские, канадские, индийские пилоты, ночами вылетали с аэродромов Англии и беспрерывно бомбили Германию. Когда же началась совместная с Красной армией военная операция "Нормандия - Неман" и союзники Советского Союза открыли второй фронт, всему населению Германии стало ясно, что война давно проиграна и скоро наступит её конец.
   Тарас хорошо запомнил тот весенний день, когда впервые увидел американских солдат. В душе он сильно радовался, но был удивлён, что они оказались африканцами. Даже спросил у хозяина фермы: "А точно они американские солдаты, это же негры".
   Хозяин фермы сильно напугался его вопросу и прошептал: "Ни о ком из африканцев больше не говори вслух слово негр, а говори африканец. Негр - это нецензурное оскорбительное слово, равнозначное выражению - педераст. Если они услышат такое выражение, у нас могут возникнуть большие неприятности".
   Американские солдаты зарегистрировали всех людей находящихся на ферме и приказали, если имеется, сдать армейское оружие. Военнопленных, задействованных здесь принудительным трудом, попросили набраться терпения, всем оставаться на ферме и ждать дальнейших распоряжений. Сели в джип и уехали.
   Тарас ещё долго оставался на ферме и не шёл отмечаться в комендатуру, чтобы его направили в распределительный лагерь. Боялся неизвестности. В среде военнопленных распространялись ужасные утверждения, что находившихся в плену в Германии бывших военнослужащих Красной армии, офицеры НКВД - расстреливают. Потом всё-таки решив, что сомнительные слухи всего лишь пустые предостережения, собрался и пошёл.
   Душа сильно рвалась домой. Хотя у него был выбор и он мог остаться в американской зоне. Союзники СССР, без добровольного желания, не переводили военнопленных в зону принадлежащую Красной армии. Некоторые военнопленные оставались у союзников добровольно, вероятно, кто-то от страха неизвестности, от стыда, а другие типы, чтобы избежать кары за предательство и свои прошлые преступления.
   Не знаю, уместно ли такое сравнение? Приятель Мартина, русскоязычный житель Прибалтики, решил переселиться в среднюю полосу России. Приехал в Орловскую область на разведку, а ему один из представителей власти ответил: "Западников нам здесь ещё не хватало".
   Вот и рассудите. В Прибалтике его кое-кто из местных жителей называет оккупантом, а в России кто-то из граждан думает, что он предатель - западник. Вопрос же состоит в том: "Сколько миллионов русскоязычных людей остались заложниками в бывших союзных республиках?" Что же, все они добровольно заселялись в те края и теперь оказались оккупантами в когда-то бывших социалистических республиках, а сейчас уже независимых суверенных государствах.
   Коммунистическая партия и правительство, просто направляли людей в республики присоединившиеся к СССР, заселяя к тому же по решению суда многие северные районы осуждёнными и поселенцами различных национальностей.
   Похвально, когда человек патриот своей Родины, но не до такой же слепой степени следует им быть, если даже соотечественников как бы дискриминировать и умышлено обвинять в предательстве.
   Вернулся он из разведки и сказал жене и детям: "Придётся здесь интегрироваться и изучать латышский язык, хотя мы и русские, но ни кому мы в России не нужны".
   Тарасу же от отчаяния представлялось, что слухи всего лишь придуманная пропаганда американцев. Покорно смирившись, сам себе для успокоения проговорил: "А чему быть того не миновать и только за то, чтобы хотя бы на миг оказаться дома, согласен отдать жизнь".
   Разговоры были не беспочвенны, конечно, кого-то из бывших военнопленных расстреливали. Во время короткого расследования, офицеры НКВД, как бы от избытка патриотических чувств, ещё избивали Тараса, а потом без приговора суда, под конвоем, этапом направили в Воркуту. Судебные приговоры приходили в спец-часть лагеря. Кто-то из осуждённых, первое время, даже не знал на какой срок его осудили.
   Никогда ещё и не в одной стране мира, ни один дезертир не был реабилитирован. Простили же многих дезертиров. А поступок главы католической церкви - "Бенедикт 16-й", что дезертировал в конце второй мировой войны и сдался американским солдатам, кардиналы признали даже поступком геройским.
   Этапом, в "столыпинских вагонах", прибыв в молодой заполярный город Воркута, Тарас со многими бывшими военнопленными, был размещён в карантинной камере - изоляторе. "Столыпинские вагоны" - предназначены для перевозки осуждённых. Изобретение царского министра Столыпина.
   Утром, нарядчик лагеря заполнил карточки на каждого этапника и распределил их по отрядам. Завхоз указал новичкам на каких кроватях расстилать матрасы, выдал банку с разведённой в воде хлоркой, раздал бирки и сказал: "Бирки пришейте к телогрейкам, а раствором из хлорки напишите на них свои фамилии и номер отряда". Потом, он всех этапников повёл в баню. На пути же от барака к бане, Тарас и обронит кусочек мыла. Поднимая обмылок, он ярко вспомнит, до чего же точным оказался сон.
   Недоверчиво подумалось: "Неужели сейчас в предбаннике, он увидит вырезанное ножом, на спинке скамьи, хорошо сохранившееся в памяти выражение?" Так оно и оказалось. Читая надпись, - "Все дороги ведут в ад", - Тараса охватил сильный страх с ознобом, стыдом и беспокойными мистическими мыслями, за то, что прежде не задумывался о таинственном мироздании и Боге.
   Первое время ему пришлось трудиться на завершении строительства ТЭЦ, а потом его перевели на добычу угля в шахту. Почти все трудящиеся в шахте, были осуждённые военным трибуналом или народным судом за тяжкие уголовные преступления. После окончания войны, у фронтовиков сохранилось много трофейного оружия. Организовывались вооружённые банды, грабившие магазины, склады и квартиры состоятельных людей. Рост преступности, охватил все регионы страны.
   Сотрудники по борьбе с бандитизмом и оперативники, практически трудились без отпуска, выходных, сна и покоя. В лагеря стало всё больше пребывать уголовников осуждённых за бандитизм и грабёж. Для бывших военнопленных, таким как Тарас, жизнь в лагере стала невыносимой и казалась даже хуже чем ад.
   Уголовники издевались, принуждали к непосильной работе, заставляли выполнять за них трудовые нормы. Тарас часто думал о самоубийстве. Удерживал только страх. Потому, что осуждённый бывший католический священник из Прибалтики, ему объяснил: "Делать глупость не следует, самоубийство очень большой грех, а испытания Божьи необходимо перенести, потом терпение вознаградится".
   Наступил 1949-й год и правительство отменило высшую меру наказания - расстрел. Высшую меру наказания заменили на продолжительность срока осуждения в 25-ть лет. В начале шестидесятых годов, в уголовный кодекс опять внесли изменения с применением высшей меры наказания - расстрел, а максимальный срок осуждения состоял из 15-ть годов отработать в лагере и после отбытия, 5-ть лет в ссылке.
   Ссылка - это место назначения проживания, где самостоятельного решения для передвижения осуждённый не принимает, у него нет никаких гражданских прав. Таким людям, не позволялось отдавать свой голос на выборах и покидать населённый пункт. Ссыльными - заселяли глухие районы СССР.
   После 1949-го года, в лагеря стали пребывать большие этапы бандеровцев из западной Украины, а из Прибалтики - лесные братья. Последняя из таких банд, была захвачена и частично ликвидирована в 1956-м году. К уголовникам они себя не причисляли, были дружны и хорошо организованы. Считали себя борцами за демократию и свободу.
   Драки среди осуждённых, со смертельным исходом, в лагерях начались неописуемо ужасные. Они прибивали скобами уголовников на вентиляционных и промышленных штреках, распиливали пилами, топорами отрубали руки, насаживали на буровые штанги. Терять им было нечего, всё равно за любое преступление, больше чем на 25-ть лет не осудят, а получить в довесок лишних каких-то два три годика, такое наказание никого уже из них не смущало.
   Отрубить какому-нибудь узнику голову, для них было забавой, как между прочим сплюнуть, вроде весёлого развлечения. За короткое время, были уничтожены почти все жулики, а другие смирились и стали покорными суками - передовиками производства и перевыполняли рабочие нормы.
   Теперь Тарасу пребывание в лагере облегчилось. Только поддерживая бандеровцев и лесных братьев, принимая участие в одной из таких жутких битв в шахте, жулики пробили кайлом ему правое лёгкое. Оказавшись в больнице для осуждённых, он выздоровел и мечтал там остаться работать в хоз-обслуге. В больнице было хорошее питание, строгая дисциплина и конфликты между узниками почти не происходили. Всё же его заявление отклонили и направили в лагерь на прежнюю работу.
   А в 1951-м году, он опять оказался в больнице, только у него уже была не травма, а туберкулёз. После лечения, был направлен в отряд туберкулёзников и переведён в другой лагерь, находящийся в городе Ухте. Работам Тарас там на промышленной зоне. Заготавливал дощечки и сколачивал деревянные ящики. Вскоре вновь оказался в больнице, диагноз - гепатит и, вероятно, только благодаря его молодому сильному организму остался живым. Теперь он был уже доходяга и инвалид; его вес состоял 46-ть килограммов, при росте 182 см.
   Весной 1953-м года умер Сталин, а в начале сентября, таким доходягой, вернулся домой Тарас. Родители ничего о его судьбе не знали. В комоде хранилось лишь извещение, что пропал безвести. Радость для стариков была невероятная. Смирились они, думая: что сына давно нет в живых.
   Рассказ у Тараса получился короткий. Скупясь на слова, не хотелось вспоминать о прожитых в плену и лагерях годах, стыдясь раскрывать душу даже родителям. За это мрачное время, недоверие ко всем людям панцирем заковало чувства с рассудком, что на откровенный и душевный разговор вызвать его было уже никому невозможно. Перепахали и исковеркали его сознание, засадили жёсткими сорняками и грубостью, а к тому же придавили гнетущим томлением и покорностью к оскорблениям, что страх уже подавлял ростки нежности, губил их на корню.
   Добавил ещё только к короткому рассказу: "Туберкулёз у меня, так что пищу употреблять требуется лишь из индивидуальной посуды и чтобы никого не инфицировать, и не тревожить вас приступами кашля, спать буду в бане". Потом тяжело вздохнул, отвёл взгляд в сторону и заключил: "Умирать я приехал, жить осталось недолго, максимум три месяца".
   Отец положил сыну на плечи ладони и уверенно возразил: "Теперь, когда дружно и все вместе возьмёмся, одолеем мы проклятую чахотку". Не уступая возражениям родителей, как и решил, Тарас поселился в бане. Стояла она в конце огорода у самого леса, а рядом из родника, протекал маленький ручей.
   Вода из ручья была холодной, но очень ароматной и вкусной, прозрачной и насыщена лечебными минералами. Попив её, в груди расправлялись лёгкие, а в жилы пребывала огромная энергия, наполняя мускулы корпуса большой силой. Односельчане даже говорили: "Живая вода вытекает из нашего родника".
   Через день, ранним утром, отец Тараса запряг в повозку лошадь и они поехали в город. Тарас зарегистрировался в отделении милиции и встал на учёт в туберкулёзном диспансере. Врач объяснил: "Прежде необходимо сделать запрос, а когда из медицинского учреждения, где ты лечился, перешлют медицинскую карту, я по повестке вызову тебя на обследование".
   Теперь у Тараса оставались только хлопоты с получением паспорта, но он был пассивный и не хотел ехать в город. Отговаривался: "Отец, не к чему мне документы, всё это только лишние хлопоты, так как жить осталось недолго". Отец же не уступал сыну, ласково убеждал и уверял, что он вылечится. К тому же уговорил сходить к бабке - знахарке, проживающей на хуторе недалеко от деревни.
   Родом бабка была из Кореи и всю жизнь проживала только в тайге, кочуя с семьёй из одной лесной местности в другую. После окончания Великой Отечественной войны, угрозами осудить за бродяжничество, многие кочевые группы в Сибири принудили к оседлой жизни.
   Бабка посчитала ритмы пульса на руке у Тараса, внимательно осмотрела глаза и заключила: "Печень и лёгкие сильно поражены. Я займусь приготовлением травяных порошков, которые молоть необходимо только берёзовым штоком. Одни следует приготавливать в медной, а другие лишь в чугунной ступе. Чагу следует тебе пить. Чагу - заваривают из грибов, которые нарастают на стволе берёзы. Грибы необходимо заваривать лишь на родниковой воде, а чаговый напиток употребляй как можно больше. В грудь и ноги, перед сном, втирай барсучье сало и даже намазывай на ржаной хлеб и ешь. Ходи в носках связанных из собачьей шерсти, и ещё желательно из псиной шерсти изготовить нательную рубашку. По возможности, как можно больше спи, но не бездельничай, а выполняй посильную работу и прогуливайся в лесу".
   Травяные порошки, изготовленные знахаркой, требовалось засыпать в кипячёное молоко, добавлять столовую ложку мёда и размешивать берёзовой палочкой. Остуженный тёплый раствор, выпивать по одной кружке. Приготавливать и принимать два раза в день, утром после сна и вечером перед сном. Спать на матросе набитым сеном с клевером, часто проветривать и раз в месяц заменять сено.
   Помещение, где он спит, содержать в чистоте, а в углу должен всегда находиться изготовленный из полыни веник. Берёзовым же веником чаще пропаривать тело, чтобы раскрывались и дышали поры, не нервничать, приучить себя к дисциплине и найти какое-то доброе занятие радующее душу. А главное верить и не сомневаться, что он вылечится.
   Народная медицина - это тысячелетние исследования. Любое заболевание, тот же вирусный грибок, разрушающий в человеческом организме важные клетки. Целители же, из разновидных трав и грибов, приготавливают порошки или делают какие-то растворы. Больной примет такое лекарство - вот в его организме и начинает разрастаться уже другой одноклеточный грибок, который пожирает не клетки человеческого организма, а туберкулёзные или раковые бактерии. Для такого грибка, вредные паразиты в человеческом организме являются сладким лакомством, как кому-то шоколад. Так он поедает и вылизывает все остатки губительного для человека вируса. Потом засыпает и выходит из организма человека вместе с отходами. Закопается в землю и спит, до тех пор, пока опять не перекочует в какую-нибудь траву или гриб.
   Уже через год, Тарас был здоров и сильный, словно буйвол. Вера и природная медицина помогли ему вновь обрести здоровье. Мало ещё люди знают какой порой чудесный нектар находится в травах, корнях, цветах, грибах и других растениях, а к тому же что Божеская аптека - природа, имеет лекарство от любых заболеваний. Несомненно, некоторые растения имеют контакт с доброй магической силой.
  
  
   ***Размышлять можно о многом загадочном и таинственном, или писать сюжеты и составлять какие-то вероятные варианты. Например, о могиле Чингисхана: как гласит легенда, предположительно, находящаяся в Красноярском крае. Покрыта она большим курганом, который зарос мхом, кустарником и могучими кедрами.
   Искусственные курганы создавались лишь для великих воинов. Находится же курган в глухой труднопроходимой тайге, где через каждые четыре года, в один какой-то летний день, слетаются сотни огромных воронов. Птицы кружат над большим холмом, громко каркают и роняют перья на почву магического места. Только не следует тревожить покой великого воина. Большой бедой может отразиться, если побеспокоите. Что произойдёт в последующем? Думается уже есть начало интересного сюжета для писателя - фантаста. Вот пусть фантасты и опишут возможные последствия.
   Почему зоркие птицы роняют перья на курган? Индейцы всегда изготовляли и до сих пор делают украшения из перьев, к тому же поклоняются свободолюбивому ворону. Северные племена уверены, что ворона принесла людям свет и свободолюбивые птицы - ворон и орёл, паря высоко в небе контактируют со святым духом, а на земле их перья усмиряют и отгоняют злых духов, являются энергетическим проводником Бога с душой человека.
   Много к тому же разнообразных размышлений сибиряков об уничтоженном отряде адмирала Колчака, в забайкальской тайге, выполняющий приказ с особой миссией. Самая популярная легенда, которую не раз уже прослушал каждый житель Сибири, всегда в обновлённых и разнообразных утверждениях. Только не следует утешаться мыслями, что люди пересказывают всего лишь легенду. Несомненно, в каждой легенде и сказке есть какой-то особый смысл и затаённая правда.
   Захоронение обоза с золотом, состоящего из нескольких конных саней. Захоронить они успели, только тайну унесли с собой. Выследили колчаковцев красные комиссары, а вот об их миссии не знали, что уничтожили весь отряд. Приказ был - пленных не брать, потому что нечем было их кормить. У самих тогда, гоняясь за ними по тайге, уже почти никаких продуктов не оставалось.
   До сих пор же в Сибири существуют поселения староверов и добровольные буддистские отшельники. Среди них есть такие, кто достиг знания в сохранении сил и использовании резервной энергии к омоложению. Кто научился направлять ход своих биологических часов в обратное направление и продлевать человеческую жизнь до четырёхсот лет.
   Таёжники рассказывают о встречах и с не добровольными отшельниками, изгнанных в наказание. Чтобы прозрел в одиночестве. Одним позволялось вернуться в храм по истечении пятнадцати лет, другим через двадцать пять.
   Сибирские отшельники ещё рассказывают, что в таёжных глухих уголках существует матовый энергетический камень. Люди имеющие такой камень, навсегда обретают душевное равновесие, крепкое здоровье и долгую жизнь. А как опознать магический камень, знают только несколько бродячих буддистов.
   Матовый камень - это слёзы луны. Морозными ночами волки смотрят на луну и поют свои грустные песни, рассказывая о волчьей печали. Тревожат они тоскливыми песнями луну, что от жалости она слезится. Представляет якобы, что от глаз волков отражается свет её подружек - сгоревших звёзд. Слёзы луны падают на землю и каменеют.
   Да хотя бы о чём можно размышлять, на любую тему. Только не следует грустить, отчаиваться и печалиться, а лучше чаще находиться на природе и общаться с деревьями, травой, листьями, поговорить с рекой. Надеяться и верить в себя, тогда томительный груз отступит от сердца и всё получится хорошо.
  
  
   Когда грусть и печаль подступает.
   И отчаянье с тоской душит вдруг.
   Разомкни узкий круг, будь разумным.
   И замкнись на прекрасном вокруг.
  
  
   Сынок, записывай важные события и некоторые эпизоды из своей жизни, веди всегда дневники. Учись мыслить и выбери в жизни верный путь. Возможно, тебе когда-нибудь удастся посетить Сибирь. Учись и стремись получить интересную профессию, чтобы душу радовала, и отшлифуй мастерство до совершенства.
   К примеру, как твоя мама: выучись на врача, или можно на архитектора, астронома, программиста, археолога - это тоже благородные профессии. И не живи в Европе, там уже давно нет простора, всё затянуто капиталистической тиной и покрыто затхлой плесенью. Иди туда, где воздух свежий и хрустально чистый.
   Честно признаться, сейчас я впервые за всю мою жизнь, горд за Россию, и как бы уверен, что скоро там простые люди окончательно избавятся от гнёта, и обретут свободу. А то, что президента России здесь в средствах массовых информационных источниках критикуют, не слушай и не верь. Всё это пропаганда, интриги и от зависти. И не права человека им там необходимы, а невероятные богатства Сибири.
   Почему на планете самая богатая природными месторождениями почва, реки и недра Сибири? Легенда гласит, что когда Бог проходил по Сибири, у него замёрзли руки, тогда чтобы их согреть, он освободил карманы от наполненных драгоценностей и разбросал по сторонам.
   Давно уже весь капиталистический мир смотрит на природные богатства России ненасытными глазами. Очень грустно индустриальным магнатам, что сейчас там такой упрямый президент. Тащит такой груз вперёд и надо же так, силы какие, что даже непосильное донесёт, не скинет и никому ничего не продаст.
   Сынок, неужели, возможно, представить, чтобы какому-нибудь Майклу продать священное море Байкал? А он разместит там свой туристический бизнес и будет всех отгонять, кто билеты не купил. Да ещё стеной обнесёт, чтобы бесплатно не смотрели на святую воду.
   Страна Сибирь спит глубоким сном. И чтобы пробудить её, понадобится ещё много веков. А вот богаче, красивее, загадочней и чудесней её, другой уже такой страны нет.
   Очень бы мне хотелось знать имена инженеров и архитектора, построивших мост на могучей и необыкновенно красивой реке Лена. Интересно бы было и почётно, принять участие в строительстве гигантского моста. Самой невероятной, а возможно, осуществимой стройке 21-го века.
   Когда же вырастешь, не стыдись за меня, что я был бродяга. Знаешь же, как бывает в крови? Вот летит орлица, понравилась ей вершина и свила она там гнездо на всю жизнь. А вот мустанг, он не выпускает из поля зрения горизонт. Хочется ему заглянуть и увидеть, что же там за горизонтом? Только горизонт, он бесконечен и недостижим.
  
   Жалко тебя в чудном мире.
   А вместе быть не суждено.
   Мустанг живёт в степи.
   Орлица на вершине.
   По разному же...
   Богом всё дано.
  
   Кто же так выразил свои чувства, мустанг или орлица, точно не помню. Только я думаю, что достичь хотя бы одну вершину очень полезно для укрепления духовных сил, но вот не будь мустангов и вершин свободных, кажется, оказалось бы меньше. Бог он знает, как и кому что распределить. Балансируется в жизни всё равномерно. И каждый по разному представляет себе смысл жизни.
   Орлица думает: "Жалко мустанга, недодал ему чего-то Бог. Так и не суждено ему догадаться в чём смысл жизни". Мустанг размышляет: "Надо же так, всю жизнь провести на одной вершине. Удивительный примитив. Да, орлица, обделил тебя чем-то Бог. Не понять тебе в чём смысл жизни".
   Разочарование - грустная штука. И упрямство из себя изжить очень сложно. Так что сынок:
  
  
   Не тереби мои терзания.
   Отбрось досаду, что я такой.
   Все в мире разные и лучше...
   Остаться нам самим собой.
   Безбожниками руководит мамон.
   И помогает им - обман.
   Только зачем, мне не понятно.
   Себя же загонять в капкан.
   Политиками управляют деньги.
   В подспорье им ещё жульё.
   А жизни смысл - недостижим он.
   Что всем понять, не суждено.
  
   Навязывать своё мнение, а тем более убеждать я никого не хочу, но почему-то я до сих пор всё так представляю. И отними у меня теперь одиночество, точно не найду тогда покоя. Ещё я думаю, что в каждом наказании есть спасение и только награда. Кто же винит Бога в несправедливости, совершает большой грех. Значит, не понял огорчённый жизнью богохульник, что никого он не наказывает, а лишь награждает по достоинству. Потому, что любит нас всех одинаково и избранных людей у него нет! А меня он за грехи, наградил одиночеством.
   Награду же мы все сами выбираем. Своим жизненным путём. И попутчиков в жизни мне никто не навязывал, я их сам выбирал. Всё же рано или поздно, дороги попутчиков, безусловно, где-то расходятся. Значит, следует смириться и понять, что не дано мне в жизни постоянно идти рядом с кем-то. Как не дано приблизиться к горизонту, а заглянуть за него тем более. Только вот отвести свой взор от горизонта и смотреть под ноги, чтобы не споткнуться, я не в силах. Заколдовал он меня своей манящей таинственностью.
  
  
   ***В Германии, не всем соотечественникам Мартина удалось интегрироваться в европейский жизненный уклад. Возможно, что выросли они в СССР и там их воспитали, поэтому и не могут отвыкнуть, как бы от машинальных воспоминаний и размышлений. Такие упрямцы легко заметны на фоне европейского общества и выглядят чужаками; как ни стараются интегрироваться и ходить прямо, с гордо поднятой головой, всё же не получается, попадают им под ноги какие-то камешки, и передвигаются они как бы бочком - неуклюже, вроде уродцев.
   Пожалуй, ностальгическое настроение и является основной причиной их проживания в одиночестве. Томится душа воспоминаниями, поэтому они часто сравнивают европейский жизненный уклад с какими-то традиционными порядками социалистического строя, а здесь многое критикуют и общаются лишь с себе подобными, как бы такими же неудачниками. Успешно интегрированные соотечественники избегают общения с такими уродцами.
   Мартина тоже раздражают какие-то здесь законы и очень тяготит сознание воспоминанием о родительском доме, где не требовалось добиваться разрешения на содержание домашних животных, и в огороде выращивали те продукты, какие желали и необходимы в жизни. Здесь же фермерам устанавливают ограничения на выращивание каких-то сельскохозяйственных культур или скота. Законом установлены европейские стандарты: клетки для кур, кроликов, гусей и определённый размер квадратного метража для загона свиней, коров и лошадей. Нарушишь правила, наложат штраф и могут даже лишить лицензии, то есть пожизненно запретить содержание домашних животных, а порой кого-то даже наказывают и помещают в тюрьму - за издевательство над животными. Нет в Европе, как в Сибири, того простора и землю необходимо покупать; под пастбище, посевы и застройки. Большие концерны, словно акулы как бы пожирают маленькие хозяйства и не дают им развиваться.
   Специалисты уже подсчитали, что через 80-т лет в Германии не останется ни одного квадратного метра зелёной зоны, если сохранятся те же строительные темпы, какие сейчас созданы разными компаниями. В Германии Мартин проживает не в своей личной квартире, поэтому ему запрещено содержать собаку или кошку. Хотел купить попугая и общаться с ним, однако потом подумал и решил не покупать. Попугай может улететь, так как балкона в квартире нет, а Мартин часто курит и поэтому окна постоянно открыты. Птица ещё может сесть на раскалённую плиту, у одного его знакомого произошло такое несчастье. У попугая расплавились лапки, он ужасно кричал и хозяин был вынужден его убить, чтобы не страдал от боли. После такой трагедии "раззява" заболел и несколько дней пролежал в больнице. Вот и остаётся Мартину лишь наблюдать за другими гражданами, у кого есть возможность содержать домашнее животное.
  
  
   Порой осенней, в тихом парке,
   Хрустальный воздух теребя,
   Красавица шла по аллейке,
   Ведя на поводке щенка.
   Щенок, забавно изумлённый,
   Пытался что-нибудь найти,
   От любопытства увлечённый,
   Обнюхивал он на траве листы.
   Что рассказать о незнакомке?
   Она красива и мила...
   И теплота в покорном взгляде,
   Хоть не хватает ей тепла.
   Того, что в детстве не подали,
   В замужестве не донесли...
   И часть души обворовали,
   И чем-то жёстким обнесли.
   Пробороздив в глазах красивых,
   Потом посеяв - недоверчивый накал,
   Чтоб в уголках - тоской молящих,
   Как бы сомнением сверкал.
   Щенок ей доктор, без сомнений...
   Наш брат - не доберётся до души.
   Уже давно - от огорчений,
   Она сожгла туда мосты...
   Сижу, гляжу на собачонку,
   И как бы упрекаю взор:
   Зачем тревожишь мою память,
   Словно когтём вцепился в боль.
   В сознании вулкан проснулся...
   И душу в клочья разрывал.
   В груди же, шершавый ком катался,
   Царапал сердце и дыханье прерывал.
   Права, конечно, незнакомка...
   Щенок теперь ей лучший друг.
   Он не предаст и не осудит,
   Хандру отгонит и недуг...
   Невольно, вспомнил край таёжный,
   Хоть и суровый, но родной...
   Где с другом я бродил по сопкам,
   Искал ответы и покой...
   Пёс верный зря брехать не станет,
   Он не какой-нибудь трепач...
   Насторожится, шерсть взъерошит,
   Тревожно гавкнет, прорычит,
   Предупредит гостей нежданных,
   Что не потерпит озорных.
   К хозяину же, он милосердный...
   Добрей его нет никого.
   Взглянёт открыто так и ясно,
   Что сразу на душе легко.
   Слегка царапнет хвост клыками,
   Почешет лапою ушко,
   Уткнётся головой в колени,
   Ладонь лизнёт доверчиво.
   Покрутится и рядом ляжет,
   Опустит веки и вздремнёт.
   Ну вот, опять томлюсь и размышляю:
   Поёжился, комок сглотнул...
   Покашлял и стыдливо под ноги смотрю.
   Вдруг из прохожих кто увидел...
   Что проказница - слеза,
   Некстати щёку обожгла.
   Печально как-то стало на душе,
   Надеюсь, "ТАМ" друг подойдёт ко мне.
   Хотелось бы, чтобы под голову,
   Подложили мне не подушку, а рюкзак.
   И коврик твой, чтобы свернули и уложили сбоку...
   Тоскливо же, когда подстилки нету у бродяг.
   Всё расскажу - лохматому озорнику,
   Как без него тужил и что сбылась мечта - не умолчу.
   Потом по облакам пойдём гулять,
   Планеты чудные считать...
   Простором млечным наслаждаться,
   ЕГО... созданием восхищаться.
   И никогда не расставаться,
   И ничего уж не желать...
   Счастливым, уже не к чему мечтать.
   Встряхнулся, словно пёс от сна...
   Что за напасть или хандра?
   Какой прекрасный пташечек квартет...
   Я же, словно наркоман поспешно иду в квартиру, чтобы уколоться информацией, как бы избавиться от ломки размышлений, так как электронный друг - компьютер, инфицировал меня самой популярной заразой, которая называется - интернет.
  
   Кто-то из пожилых людей здесь привыкает к одиночеству и никакого общения не желает. В основном европейские граждане живут в подъездах как бы анонимно, здороваются лишь с соседями и всё, кроме приветствия никаких разговоров не затевают и в свою квартиру никогда не пригласят. Кто же желает общения, посещают кнайпы, какие-то клубы или прогуливаются в парке. Многие дети стариков - сыновья и дочери, кто даже уже сам в преклонном возрасте, не навещают своих родителей, которые проживают в доме для престарелых. Как бы избавились от стариков и сосредотачивают всё свою энергию лишь на карьере; престижная работа и добыча денег для них становится смыслом жизни. Здесь ещё часто одинокие старики и бабушки как бы заболевают клептоманией. Чтобы привлечь к себе внимание, они идут в магазин и что-нибудь воруют, хотя прежде никогда закон не нарушали и жили безупречно. Крадут они открыто, с умыслом, чтобы их задержала охрана и передала в руки полиции. Только за то, чтобы с кем-то пообщаться, хоть с полицейским, они готовы жертвовать своей репутацией, заплатить штраф и выслушать упрёки. Потом у них на какое-то время повышается настроение и они счастливы, что пообщались.
   Численность населения Германии - 82 миллиона граждан, среди них 20-ть миллионов пенсионеры. Самая большая, если можно так выразиться, армия избирателей, и, политические деятели перед выборной компанией, стараются привлечь пенсионеров, как бы на свою сторону. Тогда повышается пенсия и очень много внимания уделяют депутаты и руководители различных партий пенсионерам. После выборов о них опять забывают.
   Здесь также, как и в других стран, пройти армейскую подготовку является обязанностью и долгом каждого гражданина мужского рода, достигшего совершеннолетнего возраста. Всё же кто не желает проходить армейскую подготовку, пишет заявление и таких парней направляют на гражданскую службу. Такие парни в униформе не ходят, они трудятся в домах для престарелых и заняты какой-то гуманитарной работой.
   У кого же из пенсионеров позволяет доход нанять заботливого помощника, тогда они совместно с милосердным человеком проживают в одной квартире. В основном милосердные женщины приезжают из Прибалтики, Польши и других стран. Часто такая работа нелегальная и трудятся, как они выражаются, все 24-е часа в сутки. Таких женщин 500-т тысяч. Государственные чиновники знают о них, однако это единственная нелегальная работа на которую налоговые службы закрывают глаза. Представляете, что произойдёт в Германии если политики допустят, чтобы у таких милосердных женщин потребовали отчёт о доходах. Понятно, что тогда многие пенсионеры проголосуют не за демократов, а отдадут свой голос за радикальные партии или коммунистов.
   За другие же нелегальные подработки жестоко наказывают. Налоговая инспекция и полиция проводят облавы, оцепляют строительные объекты, рестораны и другие предприятия. В Европе ещё мудрые программисты следят за миллионерами, подключаются к их компьютерам. Добывают информацию о сокрытии доходов и невыплате налогов. Потом, за несколько миллионов евро, продают информацию руководящим работникам финансового ведомства. Налоговые же чиновники ухватывают, за горло, такого грешника, душат и трясут его, как грушу. Представителям власти выгодно покупать информацию у шпионов, в последующем они компенсируют расход и добавляют в государственную казну гораздо больше, чем потратили. Только такое занятие - добывать информацию, очень опасное. Швейцарские банки и другие, клиентов тоже "жирных гусей" терять не желают. Банкиры нанимают на работу детективов - программистов, которые выявляют своих коллег - мудрецов, и киллеры ликвидирует хакеров.
   Государственные же чиновники усердствуют больше для себя, потому что сами они ничего не производят. В Германии лишь 18-ть процентов трудящихся производят какую-то полезную продукцию, остальные жители как бы являются потребителями, можно ещё применить любимое выражение политиков - паразитами. С экранов телевизора политики почти ежедневно кого-то попрекают бездельем; типа того, что едят хлеб добытый чужим трудом. Только от них не услышишь трезвого анализа, что большинство безработных, не добровольные бездельники, многие из них желают и даже мечтают иметь работу. Однако предприниматели не создают рабочие места в Европе. Поэтому, чтобы безработные от отчаяния не грабили и не воровали, им из собранных налогов выдают деньги для закупки макарон.
   Политики тоже получают зарплату из налогов, они ничего не производят и назначают себе гонорары за широкое горло, острые зубы и ненасытное брюхо. Назначают они себе зарплату огромную, в несколько тысяч раз больше, чем пособие у бездельника - паразита безработного. Политики очень сильно любят есть витамины, в основном чёрную и красную икру, а когда они отрываются от корыта, тогда с экранов телевизора кричат о каких-то проблемах, которые сами же создают, кого-то обвиняют, а себя хвалят.
   Позор для Германии, что политики уже несколько лет дискутируют о том; следует ли стирать или блокировать страницы интернета, на которых размещают детскую порнографию. Политики как бы навязали своё решение народу и блокировали мнение оппозиции, утвердили закон, что на таких страницах следует размещать знак "СТОП", как для водителей автомобиля; остановился, осмотрелся и дальше поехал, то есть уже личный выбор гражданина, просматривать страницу или нет.
   Порнографические страницы, в Германии, ежедневно просматривают 300 тысяч пользователей интернета, а кто-то зарабатывает деньги на таком, не подходит даже выражении - мерзком бизнесе. Порнография не должна размещаться в интернете, а тех уродов, кто её размещает, необходимо изолировать от общества - вот личное мнение автора и также большинства граждан Германии и жителей планеты.
   Однако политики игнорируют мнение большинства и убеждают простых граждан как бы в праве выбора, то есть ни кого не ограничивать в личных интересах и приватных забавах. Тогда получается, что они усердно борются за права человека. Значит, если так рассуждать; тогда террористические акты тоже для кого-то право выбора. Получается как бы у политиков какая-то идеология двухсторонняя, только в сознании автора никак не могут прижиться такие рассуждения, тошнит от их морали. Распространители детской порнографии ни чем не отличаются от террористов, они целенаправленно калечат и убивают детишек.
   За что гибнут дети, часто ли проходят телевизионные репортажи, где информируют граждан, что каждые 6-ть секунд на планете умирает от голода и жажды ребёнок. Кто создаёт голод, жажду и всевозможные эпидемии? Северной Кореи и другим государствам, и даже жителям каких-то островов, которые прежде были колонизированы, а потом добились независимости, где до сих пор создана блокада, неужели там детишки, словно звери свирепые, что их необходимо морить голодом? Хотя, кажется, что создать террориста не сложно, проще чем голод. Среди несчастных граждан очень много кто часто думает о самоубийстве, они как бы потенциальные кандидаты броситься, от каких-то душевных страданий, в объятия смерти и утешиться её вечным покоем. Стоит лишь немного подсыпать такому кандидату соли на рану и рассказать чудесные сказки о загробной жизни, вот и всё - террорист смертник созрел и автоматически, словно робот, выполнит все запрограммированные действия.
   Германия не чемпион мира по самоубийствам. Однако здесь в день добровольно расстаются с жизнью около 30-ти граждан. Среди них есть миллионеры и другие знаменитости, кто ни чем материально обделён в жизни не был, они никогда не страдали от голода, холода или физических истязаний. Душевные страдания подтолкнули их к самоубийству, то есть несовместимость своих размышлений с общественными моральными принципами, от каких-то терзаний совести оказались как бы в тупике. Среди самоубийц всегда преобладают мужчины, женщин гораздо меньше. Выходит: мужчины слабее женщин? Опять же, трудно ответить, как к тому же и думается, что добровольно тихо расстаться с жизнью тоже не лёгкое занятие, пожалуй, на душе у таких людей гораздо тяжелее, чем у тех, кто уходит с фейерверками и тянут за собой невинных граждан.
  
  
  
   ***Простите Мартина, что он своими записками засоряет интернет. Забавляется и графоманичает он от тоски, тщеславной идеи у него нет, как у некоторых авторов, кто за свой счёт издаёт книги, как бы сам себе вешает на грудь медали, потом при каждом удобном случае стучит по ней и уверяет, что он писатель, хотя подобные труды годны лишь для растопки печек. Пишет он с единственной целью и надеждой, что кто-то прочитает и расскажет его сыну. В Германии только проживает около четырёх миллионов его соотечественников и большинство из них, используют своё свободное время, перебирая русскоязычные сайты интернета - общаются с родными и друзьями, слушают музыку или что-то читают.
   Возможно, сын Мартина как-нибудь наткнётся и прочитает забавные записки. Нет у него сейчас с сыном ни прямого, ни косвенного контакта. Хотя решением суда, он обязан заботиться и принимать участие в его воспитании, но так как бывшая супруга считает нежелательным сообщать его адрес, суд определил общение с сыном только через детское ведомство - Jugendamt. Прежде же, в выходные дни, ребёнок охотно оставался у него в квартире. С ним Мартин даже навещал своих друзей - бродяг, у речки Rein, где они ночевали в палатке.
   Проводили они там время в выходные дни, а его друг Harry, специально для Мартина с сыном, установил палатку. Пацанёнку очень нравилось играть с собаками у реки и общаться с бродягами, которые относились к нему, словно к ровеснику и равноправному другу. Здоровались за руку и угодливо обращались, что он не против, если его папа выпьет безалкогольное пиво.
   У каждого бродяги была своя палатка, лишь немногие из них жили парами, с женщиной. Особенно интересно было засиживаться у костра и слушать истории про разные страны. Мартин же рассказывал им всегда про Сибирь, что многие из них восхищались и приговаривали: "Вот было бы здорово переселиться туда". Часто задавали вопросы и все из бродяг недоумевали, зачем он отказался от такой свободы, и переселился из Сибири в Германию.
   Группа состояла, не менее 30-ти человек, там были бродяги со всей Европы, ещё двое из США, из штата Калифорния. Руководитель был Harry - бывший солдат французского интернационального легиона. После шести лет службы, насмотревшись в горячих точках планеты разных ужасов, он стал бродягой. Потом, прибившись и проскитавшись несколько лет по Европе с кочующим цирком, познакомился в городе "Koblenz" с женщиной, отбившейся от сектантов - свидетелей иеговистов. Они полюбили друг друга. С ним она почувствовала себя защищённой и они поженились.
   Сейчас они живут в четырех комнатной квартире. Жена Harry уже родила двух девочек. Жизнь у него резко изменилась, любовь к жене и дочкам дали ему упорный дух, теперь он работает и руководит небольшой группой охраны. Навещает Мартин семью Harry очень редко, старается не тревожить благополучие друга.
  
  
   ***В 19-ть лет, чтобы избежать судебного наказания и не поселиться в тюрьме, Harry уехал во Францию и поступил на службу в легион. Солдат интернационального легиона имеет право изменить своё имя и фамилию, к тому же после пяти лет службы, по добровольному желанию, может взять гражданство Франции.
   Принимают на службу в интернациональный легион парней со всей планеты. Вопросов лишних не задают и обычно туда бегут, спасаясь от преследования властей, за какие-то преступления, самые отчаянные парни и отъявленные урки, кому как бы злым роком уже предрешено всю жизнь видеть небо только через решётку, а на руках носить тюремные браслеты.
   Прежде в интернациональном легионе преобладали воины из Германии, теперь всё изменилось и сейчас там больше находится солдат из республик бывшего Советского Союза. Всё же многие, беспечные фантазёры, не выдерживаю учебной нагрузки, плачут, отказываются от службы, предпочитая лучше тюрьму, чем такое жёсткое обучение.
   Готовят же из них лучших в мире воинов. Доставляют на самолёте и высаживают на парашютах, где-нибудь в суровой Антарктиде, или в глухих джунглях, в период сильных дождей и наводнения, где от нападения змей и крокодилов легионер может погибнуть. Борьба на выживание, что часто солдат находится в опасной ситуации без напарника и совершенно один.
   На карте обозначено место где находится легионер и по направлению стрелки компаса, он должен в определённое время достичь цели какого-то пункта, отдалённого расстоянием в десятки или сотни километров.
   Учат легионеров: есть крыс, мышей, лягушек, змей, всяких тараканов, жуков и всё другое, что только можно употреблять в пищу. Кто выдерживает суровую нагрузку, потом умеет делать всё, что необходимо современному воину. Стреляет и поражает цель не только из огнестрельного оружия, а также и холодным, устанавливает мины, имеет водительские права на все виды существующего транспорта, и даже самостоятельно управляет вертолётом, ещё отлично знает компьютерные программы.
   Рост у Harry - 196-ть см., фигура, словно у профессионального борца. Идёшь с ним рядом и чувствуешь большое энергетическое биополе, что человек очень опасен. Запах опасного зверя принуждает слабого хищника к осторожности, а от Harry исходит, как будто запах уссурийского тигра. Хотя Мартин ни разу не видел его раздражённым или злым, а тем более агрессивным.
   Профессиональные воины умеют управлять своими чувствами, они никогда не совершат беспечной несдержанности. К окружающим людям они относятся уважительно, так как хотелось бы, чтобы и к ним относились также. Ни с кем в конфликт не вступают, они умеют убеждать неразумного человека одним словом.
   Летом, по всей Германии, начинается движение панков. Своеобразные молодые люди ненавидят капитализм и поддерживают идеи анархизма. Анархизм - значит, что ни один человек не должен подчиняться чужой воле и жить так, как желает его душа. Хотя ещё панки называют себя пацифистами, что значит против любой формы насилия.
   Всё же каждый год, первого мая, многие из них, от чрезмерного употребления алкоголя, становятся неуправляемыми, устраивают в Германии сильные погромы: поджигают дорогие автомобили, разбивают стёкла витрин и витражей супермаркетов, и разных частных магазинов.
   Однажды утром, на берег речки Rein прибыла очень большая группа панков. Было их не менее трёхсот человек. К вечеру среди панков разгорелся хмельной разгул, что встревожило всех безвредных бродяг разместившихся в палатках у реки. Отразиться же хмельное безобразие панков, могло печальным исходом на всех скитальцев.
   Ежедневно вдоль берега реки, проходит патруль службы порядка - "Ordnungsamt". Фиксируют чиновники в своих отчётах все нарушения порядка и штрафуют людей, за любой, даже самый незначительный поступок.
   Допустим, если хозяин не убрал испражнения за своей собакой. Срубить дерево или куст на дрова, за такой поступок даже наказывают тюремным заключением. Дрова в Германии покупают в хозяйственном магазине. У всех бродяг, в основном, имеются газовые примусы. За нарушения закона, полиция или государственная служба порядка, могут запретить размещение на берегу палаток и кемпингов.
   И вот панки, своим разгулом, составили угрозу лишиться бродяг привычного покоя и любимых мест на берегу реки. Когда ещё панки спали, Harry решительно сказал: "Мартин, ты будешь меня сопровождать, необходимо принудить эту группу к соблюдению наших правил и общего порядка".
   Мартину такая идея не очень понравилась. Он возразил: "Я же недостаточно хорошо говорю по-немецки и сомневаюсь, что смогу доступно и деликатно объяснить им наши условия". Harry улыбнулся и ответил: "Мартин, мне не требуется сейчас человек говорящий с французским, голландским или американским акцентом, и деликатность тоже не к чему, а необходим лишь твой русский акцент. Не прими только друг персонально, но многие жители Европы считают, что русские очень опасные и дикие, даже яростнее чем древние воины викинги и варвары".
   Мартин прицепил на поводок огромную, словно телёнок овчарку Harry и они пошли в лагерь панков. Проблема разрешилась без единого протеста анархистов. Они собрали в мешки весь мусор, отнесли и поставили в том месте, откуда регулярно забирала его мусорная машина, и привели всё в прежний порядок.
   Собака же Harry, знала уже Мартина несколько лет, охотно играла с ним, исполняла какие-то команды, слушалась и никогда не злилась. Когда Harry обходил всевозможных чиновников, чтобы получить квартиру, он оставлял пса у Мартина, потому что жена Harry была уже беременная и временно проживала в приюте для женщин. Приводить же собаку в приют запрещалось. Мартина такая забота не тяготила и он охотно выгуливал пса в ближайшем парке.
   После такой утренней прогулки, вернувшись в квартиру, он от жары разделся до трусов и лёг в кровать, как бы доспать. Собака тоже, рядом с кроватью покрутилась, легла на пол и задремала. В комнате было душно, тогда Мартин встал и открыл окна.
   Окна же в апартаментах от потолка и до пола, а внизу находится предусмотренная архитектурным дизайном узорная балконная решётка, хотя самого балкона нет. На решётку люди цепляют стандартные ящики и выращивают в них цветы. И если даже окна открыты, псу не удастся выпрыгнуть вниз на улицу. Решётки блокируют такую возможность - выпрыгнуть из окна или упасть вниз.
   Мартин лежал на кровати и дремал. Вдруг собака гавкнула, подскочила к окну, легла на пол, глядела на улицу, скулила и, игриво покатываясь, с одного бока на другой, виляла хвостом. От шума Мартин проснулся, встал и пошёл в душевую комнату.
   Рядом с душевой комнатой, в прихожей, расположена дверь для выхода на улицу. Пёс ревностно подбежал к двери, загородил проход, скосил глаза, прижал уши, припустил голову, рычал и оскаливал клыки. Мартин же, думая, что это его игра, ещё полусонный и от жары вялый, не придал никакого значения в резкой перемене настроения собаки.
   Зашёл в душевую комнату, двери не прикрыл, что дало возможность наблюдать рычащему псу, как он сполоснул сонное лицо и вернулся в прихожую. Пёс же озлобился, взъерошил на загривке шерсть, подпрыгнул, положил лапы на его плечи и предупредительно рыча ухватил клыками горло, довольно больно придавил, перекрывая дыхание.
   Страх был ужасный, но Мартин стоял не шелохнувшись и в защиту ничего не предпринимал. Пёс разжал с горла пасть, спустил с плеч лапы, подошёл к входной двери, лёг на пол и, пытаясь заглянуть в едва заметную щель внизу двери, начал жалобно скулить. Стало ясно, что пёс скучает, ждёт хозяина и хочет выйти на улицу.
   Мартин принудил себя побороть в душе страх, желая не выказывать собаке беспокойства, уверенно вышел из прихожей, оделся и положил на стол большой кухонный нож. Сел на стул и старался спокойно курить, как бы гася озноб и волнение. Потом взял поводок, прицепил за ошейник и они пошли на улицу.
   Пёс потянул его на противоположную сторону улицы, поспешно обнюхивал тротуар, рвался вперёд и привёл в ближайший парк, где, держа на поводке какую-то беспородную суку, также прогуливался мужик. Только тогда Мартину стало понятно, почему в квартире пёс проявил такую агрессию. Острый нюх пса, уловил запах проходящей по улице его возможной подружки.
   Неужели пёс подумал, что Мартин тоже уловил запах секрета горячей суки и спешит выйти на улицу, а его оставить в квартире. Нахлынула даже злость, за навязчивые мысли: "Что, разумеется, собака стала агрессивной в квартире и могла представить в Мартине конкурента?" Жаль, что у него нет знакомого кинолога, кто смог бы, безусловно, ответить на загадочный вопрос.
   К сожалению, мы разумные люди тоже порой не реагируем и не замечаем настроение не только наших домашних животных, а иногда упускаем из вида переживания и горькие чувства родных детей. Не помогаем в нужный момент разгрузить им с души какой-то груз.
   И что поучительно из странного эпизода, чувства-то, оказывается, есть и у собак, а не только у людей. Как научиться замечать и дорожить не только своими, но и чувствами окружающих? Чувствам же, без сомнения, не по чьей-то воле, а мы сами позволяем властвовать над нашим разумом.
   Возможно, даже и хорошо, если мы все будем позволять чувствам властвовать над разумом, но только добрым. Пожалуй, в знак доброй воли, следует не всегда держать на поводке пса и отпускать порезвиться, да и не только пса, пусть разомнёт ноги, разгонит кровь в жилах, и остудит раскалённые чувства.
  
  
   ***Безусловно, Мартин может узнать адрес и номер телефона сына, но не будет разыскивать. Хочет добровольного общения, а не через чиновников в казённых помещениях, чтобы приглашали его к свиданиям. Сын же знает его адрес. Возможно, когда-нибудь у него появится своё мнение и он напишет ему письмо. Пожалуйста, не осуждайте автора, что на бумаге так выражает какие-то свои представления о жизни, ещё и с грамматическими ошибками, думается - это не преступление, а всего лишь допустимое невежество. Не всем же дано быть безупречно грамотными.
   Главное Мартину думается: "Стараться не делать в жизни ошибок и найти свою дорогу с твёрдым пунктом". А пункт - на немецком языке, означает точка. Пусть это хобби, что-то писать, пока не подцепил другую заразу, сохранится его лечебным средством и отвлекает от одиночества. Основное же его желание, чтобы сын прочитал. Вспомнил о нём, улыбнулся и хотя бы, возможно, немного погордился за отца. Лучшей награды он не представляет. Да ещё бы сказал кому-нибудь: "А мой папа тоже умеет придумывать сказки".
   Прежде я уже размещал свои записки на САМИЗДАТЕ, но от досады, что много ошибок, несколько раз удалял. Пытаюсь учиться и понять, как следует грамотно писать; когда что-то записываю в дневники. На сайте же ПРОЗА. РУ. "когда-то", не я размещал свои записки, а мой весёлый приятель, чтобы позабавить читателей. Тогда в моём тексте почти в каждом слове были ошибки. Любопытно мне ещё то, что как не заглянешь, на какой-нибудь творческий сайт, так там одни и те же авторы. Словно проказница - росомаха, обходит свои владения в тайге, и брызгает у каждого валуна и дерева, так и они, почти на каждом творческом сайте засветились. Вероятно, когда больше саморекламы тогда им спокойней спать, или от такой суеты становишься мудрее.
   Только не подумайте, что я кого-то хочу упрекнуть. Совет ищу. Подскажите, как одолеть назойливую заразу - графоманию? Написано-то в моей творческой бурде, до сих пор не могу сам разобраться - это мемуары, роман или проза, всё сокращено, вот и не могу остановиться, чтобы не продолжать что-то добавлять. Пишите мне письма на эл. адрес, только критику; буду рад полезным советам и замечаниям. Разумеется, не легко многим авторам редактировать свой текст, потому что они его глазами не читают, а как бы не сосредоточено просматривают, машинально перелистывают в сознании и упускают ошибки. Когда же критикуют без занудства, упрёков и укоров, а конструктивно, следует лишь благодарить критика за внимание и услугу. Потому что конструктивная критика очень полезна и никогда не огорчит, а невольно принуждает автора анализировать, учиться и лишь устремляет к усовершенствованию текста. С уважением, ко всем читателям и авторам САМИЗДАТА. Признаться, вы мне все милы: за увлечение и любовь к творчеству.
   Спасибо всем, кто терпеливо прочитал забавную (фантастику?) до конца.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"