Артус Ричард Евгеньевич: другие произведения.

Яр

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного истории для любознательных. Немного приключений для мечтателей. Жизнь-штука непредсказуемая.Никогда не знаешь кто тебе в следующий момент станет другом, а кто врагом.

  Глава 1
  Молодой отрок с корзиной полной разных продуктов в руках медленно подходил к выходу из поселка. Возле входа опершись о створки ворот, стояли, лениво переговариваясь между собой два местных мужика, которым выпала честь изображать из себя сегодня стражу. Эту общественную обязанность выполняло по очереди все взрослое мужское население, потому как поселение было не шибко большим. Всего-то пару десятков домов, а с таким количеством жителей содержать стражников довольно накладно. От нечего делать стражники обсуждали между собой визит, в их городок местного боярина, выдвигая разные предположения, сводившиеся все к одному вопросу.
  - Интересно, какого черта ему здесь понадобилось? Поселок-то у нас хоть и небольшой, но вольный, и уж точно его вотчиной не является. - Ковыряясь в зубах щепкой, спросил один страж другого.
  -Да кто его знает. - Пожал плечами его собеседник. - Да и не нашего это ума дело. Пусть у старосты голова болит, какой леший этого боярина сюда занес.
  -И то, правда. - Согласился с доводами товарища задавший вопрос страж. - О. Глянь. Никак это внучок кузнеца идет. - Кивнул он головой в сторону отрока. - Чего-то странно, что сегодня его никто не задирает.
  -Да ну его этого дикаря. - Посмотрел в сторону парня второй страж. - Лично я своему охламону запретил его задирать. Сказал, если узнаю об этом, сам шкуру спущу, и не стану дожидаться пока этот звереныш его калекой не сделает.
  Отношения к кузнецу и его внуку были вполне понятны. Во-первых, они не местные, а пришлые. Что само по себе вызывает уже некоторый негатив. Во-вторых, кузнец еще к тому же оказался мужиком замкнутым и ни с кем в поселке даже не попытался хоть какие-нибудь дружеские отношения заводить. И это не смотря на то, что уже почитай годков девять здесь живет. Вот кому такое поведение понравится? Мало того что приперлись незнамо откуда так еще от общества нос сволочи воротят. Сидят там у себя в лесу да гадости разные про местных думают. Если-бы не был он кузнецом то вероятнее всего поперли-бы их местные, куда подальше от своего дома. Но кузнецы на дороге не валяются, так что местным приходилось терпеть такое отношение.
  Если взрослые оказались более-менее терпимыми, то их чада своих чувств не скрывали. Подогреваемые молчаливым согласием родителей они попытались отыграться на внучке. В самом начале, по малолетству, им еще удавалось надавать пенделей зверенышу. Хотя тот в долгу никогда не оставался. Успевал-таки гадёныш кому-нибудь из местной детворы юшку пустить. И вот что интересно. Другой-бы на его месте уже давно сломался от такого отношения, а этот только зверел да матерел. Так что вскоре местной молодежи пришлось гурьбой на него наваливаться. Двоих или троих местных парней даже на пару лет его старше уже не хватало, чтобы хоть как-то отдубасить этого лесовика. А чуть больше года назад так и вообще чуть беды не случилось. Местные парни дрекольем вооружились, раз кулаками справиться уже не могли. Так этого малолетнего лихоимца такой поступок просто в бешенство привел. Ох и бил же он парней. Даже не смотрел, кому куда попадало. Свернутые челюсти да разбитые носы, это считай, еще легко отделался. Сынку старосты мало того что руку сломал да нутро отбил так, что тот потом несколько месяцев кровью писал. Так там вообще если-бы взрослые вовремя не оттащили, он ведь недоросля совсем забить до смерти мог.
   Сильно тогда староста осерчал. Ведь чуть было единственного отпрыска не лишился. Сунулся было к кузнецу на подворье с мужиками за обиду мстить, да потом чуть сами ноги унесли. Кузнец как оказалось хоть и стар да еще не шибко дряхлый. Мало того что к не прошеным гостям с молотом в руках вышел так в придачу к себе он еще со стаей волков людей встретил. Хотя чего удивляться, всем известно, что кузнецы не простые люди, а колдуны. Тут не только зверье можно было встретить, а еще на что-нибудь похлеще нарваться. Одним словом страсти потом понемногу улеглись. И даже время от времени на внучка кузнеца нет-нет, да и выйдут местные парни скопом. Только уже оружием да дрекольем не баловались. Ну его, этого бешенного с его дедом-колдуном.
  Подходя к воротам, Яр оглянулся через плечо. Вроде сегодня никого желающего силушкой померяться не наблюдается. Не то чтобы он уж так любил подраться. Нет. Просто куда привычней, когда за тобой толпа бежит, чем вот так спокойно из поселка уйти. Он кивнул головой стражам, стоящим у ворот, на что те, правда, никак не отреагировали. Да впрочем, и не больно-то надо было. Хмыкнул он внутренне про себя и уже практически вышел за ворота, когда его догнал окрик.
  -Эй, смерд, далеко ли собрался?
  Яр медленно повернул на окрик голову и посмотрел на трех молодых бугаев при оружии вышедших из-за крайнего к воротам дома.
  -А это еще кто такие? Этим-то чего от меня надо? - Задал он сам себе вопросы и тут же на них ответил, пожав слегка плечами. - А какая собственно разница.
  Бугаям на вид было никак не меньше 20, что почитай на пять годков больше чем ему самому. Ну да это он на вид выглядит немного старше, а так ему всего пятнадцать. Ну, осенью шестнадцать исполнится. В голове мелькнула мысль, а не ну-бы их к лешему. Ворота открыты. Дал, стрекоча, да и всех делов. Даже если погоняться, в лесу точно не поймают. А если уж так им захотелось удалью молодецкой блеснуть, что не отстанут, тут недалече его Разбой дожидается. Вдвоем они эту троицу в лесу точно быстро образумят. Яр уже хотел было рвануть, но глянув на стражей передумал. Те наблюдали за ним с каким-то непонятным интересом.
  -Ладно, посмотрим, чего это этим пришлым от меня надобно. - Буркнул парень себе под нос и не спеша вышел за ворота, чтобы в случае чего горожане к нему претензии не предъявляли.
  -Ты куда пошел? - Ускорила свой шаг троица, видно решившая, что парень захотел от них убежать. - А ну замер на месте. Лапоть.
  Яр остановился за воротами и неспешно развернулся к подбегавшим к нему парням.
  -Ну и чего вам надо?
  -Ты че смерд, совсем нюх потерял? - Ткнул его в плечо один из подошедших. - Ты как с дружинниками боярина Данилы Глины разговариваешь? Давно батогов не получал? А ну согнул быстро свою спину в поклоне, деревенщина.
  Парни явно задирались, это и дурню было понятно. Такое начало разговора и возможные последствия, Яра нисколько ни смутили и не испугали. Ему было не привыкать. Он и так прекрасно понимал, чем все дело кончится.
  -Так мне без разницы, что вы, что ваш боярин. - Глядя в глаза дружиннику ответил Яр. - Я человек вольный. Для вас ваш боярин хозяин, вот и сгибайтесь перед ним, а для меня он никто. Как впрочем, и вы сами. Так что спину перед вами гнуть я не собираюсь.
  -Глянь-ка Никодим. - Вступил в разговор второй дружинник. - Этот смерд мало того что наглый, так еще и при оружии. Совсем они тут обнаглели. - Потянул он руку к поясу Яра, на котором висел нож. - А ножик-то дорогой. А ну признавайся свинорылый, у кого такую дорогую вещь украл?
  Парень перехватил руку дружинника и, сжав ее как клещами, процедил сквозь зубы:
  -Не тяни корявки. Обломаю.
  -Ты что сказал? - Схватил его за грудки первый дружинник и тут же получил удар лбом в свою переносицу, отчего его лицо сразу залило кровью.
  Больше Яр времени на разговоры не тратил, да и ни к чему это было и так все понятно. Вывернув, перехваченную ранее руку второго дружинника он ударил его коленом в лицо, когда тот наклонился к земле от боли. Третьему тут же просто с разворота сунул ногой в пах прежде, чем тот успел осознать, что тут только что произошло и, развернувшись, не оглядываясь назад, неспешно направился через поле к лесу, прекрасно понимая, что никакой погони за ним не будет. Местные вступаться не станут. Тем более что люди боярина сами на взбучку напросились. А сами затейники драки теперь на земле валяются. Один явно без чувств лежит. Другой сидит на земле да кровью из переломанного носа все вокруг заливает. Ну и третий в пыли катается, держась обеими руками за причинное место.
  -От ведь бисово отродье. - Услышал он за спиной голос одного из стражников. - На сей раз точно просто так не отделается.
  -Да. - Поддержал разговор второй страж. - Боярин такую обиду как избиение его молодцов точно не спустит. Эх, паря, зря ты им кровь-руду пустил. Не любят ясновельможные подобных выходок.
  -Но каков шельмец. За пару ударов сердца троим сунуть успел. Да еще как.
  Услышал парень на послед восхищенный возглас одного из стражников. Яр усмехнулся сначала про себя. Мол, знай наших, но потом до него дошел смысл сказанных стражами ворот слов.
  -А ведь действительно. Кто его знает этих бояр? Может и в правду от греха подальше в лесу спрятаться? Боярин ведь этот здесь вечно сидеть не будет. Погостит маленько да в свою отчину отправится. А там глядишь, все снова на свои места вернется. Местные, судя по разговору стражников, обиду за боярских бугаев держать не будут. Надобно только деда предупредить. Да рассказать ему как дело было. Ну, пожурит, немного нахмурив брови. Так это не привыкать.
   Рассуждая так сам с собой, Яр подошел к опушке и негромко свистнул. Сразу же из зарослей к нему выскочил волк. Не матерый волчище, а так, молодой двухлетка. Но вполне себе приличных размеров. Волк поднялся на задние лапы, передними уткнувшись в грудь парню, и попытался его лизнуть в лицо своим языком.
  -Не до баловства сейчас Разбой. - Отпихнул его Яр. - Быстро домой.
  Волк став на свои четыре лапы посмотрел в сторону поселка и рыкнул, подняв шерсть на холке. Как-бы говоря всем своим видом: "Ух, если-бы только ему разрешили, он-бы там всем устроил развеселую жизнь. Чтобы на будущее знали, на кого тявкать не следует".
  Дом кузнеца вместе с кузней стояли в лесу верстах в трех от города. Почему так далеко? Ну, то у деда Яра спрашивать нужно. Кто его знает, почему он именно то место выбрал. В лесной глуши подальше от дорог и лесных троп. С одной стороны вроде и неудобно. От такого расположения на огромное количество заказов по работе рассчитывать не приходится, но кузнеца это не особо огорчало. Местные вначале голову ломали, измышляя разные догадки по этому поводу, а потом рукой махнули. У каждого человека свои тараканы в голове бегают. Раз человеку так нравится жить, то и нечего к нему со своими советами соваться. Мастер отменный. За свою работу цену не ломит. Да и хорошо с другой стороны, что мало кто о нем в округе знает. А то не приведи господь переманили-бы, куда в другое место. То, что отношения у них своеобразные то одно дело, а лишаться совсем кузнеца поблизости от своего дома дурней тоже не сыщется. А если нравится человеку больше с белками да зайцами общаться чем с людьми, ну так то его законное право. Как говорится, чем-бы дитя не тешилось. В данном случае старик, но от этого смысл не меняется.
  Ни в доме, ни в кузне деда не оказалось. Яр посмотрел на Разбоя крутившегося рядом и задал вопрос, как-бы спрашивая его совета.
  -Ну и чего делать будем?
  Естественно волк ему ничего не ответил, а только стоял рядом да махал из стороны в сторону своим хвостом.
  -А, ладно. - Махнул парень рукой, приняв решение. - Если дед за заготовками да железным ломом подался то это как минимум на несколько дней, а может и недель. Давай пока до вечера по лесу погуляем от греха подальше, а там видно будет.
  Забежав в избу, он поставил на столе корзину с провизией. Прихватил свой лук с колчаном полным стрел да запасную тетиву не забыл. Дед приучил, что в запасе всегда должна быть на всякий случай. И выскочив из дома, направился подальше в лес. Вот где-где, а в лесу он чувствовал себя куда как лучше, чем где-бы то ни было еще. Лес для него был родным домом. Жизнь в нем тяжела, спору нет, но намного проще и справедливей чем среди людей. Нет в нем места фальши и лжи. Конечно, так было не всегда. Когда-то в далеком детстве, которое почти стерлось из его памяти, оставив только несколько разных картинок, он тоже жил среди людей. Как у всех, у него были и мать и отец. Вот только недолго длилась та счастливая жизнь. Налетели на их дом враги-лиходеи, и не стало у него ни дома, ни родных.
  Кузнец, с которым он сейчас живет, не его родной дед. Но так получилось, что родней его больше никого не осталось. Да и не простой кузнец он вовсе. Конечно коваль он отменный, но это вовсе не значит, что он всю жизнь в кузне провел. Только вот о своем прошлом, впрочем, как и сам Яр, старается не особо вспоминать. У любого человека есть такие страницы в жизни, о которых он помнит, но ни говорить, ни вспоминать их не хочет по разным причинам. В единую семью их свели трагические события, да такие которые из памяти просто так не выкинешь.
  Побродив по лесу, пугая косуль да оленей на своем пути, Яр, подстрелив зайца и устроившись под огромным дубом, развел небольшой костерок. Привычно освежевав тушку, он половину отдал своему другу и брату волку. Тот естественно с едой не церемонился, и быстро проглотив вместе с костями свою долю, теперь лежал рядом с парнем и тоскливым взглядом наблюдал за тем как Яр не спеша крутил на самодельном вертеле над костром свою часть еды.
  -Разбой, не наглей. - Посмотрел на волка с упреком парень. - Ты честно получил свою половину, так что нечего мне тут вздыхать и изображать из себя с голодухи помирающего.
  Волк вздохнул так, что того и гляди, точно помрет с голодухи, но все же отвел в сторону глаза. Правда при этом нет-нет да напомнит о себе косым взглядом да тяжким вздохом.
  -Да на паразит. - Бросил ему еще кусок из своей доли Яр. - Только заканчивай уже корчить из себя немощного.
  Волк на лету поймал брошенный ему кусок мяса и, не жуя его просто проглотил. После чего довольный лизнул парня в щеку и уже спокойно улегся рядом, прикрыл глаза и не мешал больше своему другу наслаждаться едой.
  -И то верно. - Закончив свою трапезу, погладил Яр волка по голове. - Теперь можно пару часиков и вздремнуть. - Зевнул он сладко. - Торопиться-то нам пока не куда.
  Глава 2
  Как всегда проснулся Яр мгновенно. Тем более что лежащий рядом с ним Разбой глухо рычал, предупреждая его об опасности. Парень глянул в ту сторону, куда была повернута голова волка, и затаил дыхание. Шагах в двадцати от них стоял огромный тур и буравил их своим взглядом. А немного дальше не спеша за его спиной, проходило мимо них его стадо. Зверь не думал нападать, но весь его вид как-бы предупреждал, что если эта странная пара, состоящая из человека и волка, удумала что-то нехорошее, то спуску он им не даст. В этом плане звери очень сильно отличаются от людей. Они не убивают ради забавы или на всякий случай. Не лезут в драку только для того чтобы продемонстрировать свое превосходство. Одним словом может и не осознанно, но умеют ценить чужие жизни в отличие от людей. Так же нет в их мире месту зависти, стяжательства, предательства и беспричинной лютой злобы. Что ни говори, а лесная жизнь намного лучше устроена, чем человеческое общество. Проще и понятней.
  Тур дождался, когда все его стадо промаршировало мимо смирно находящихся на своих местах волка и человека. Фыркнул напоследок и, развернувшись, не спеша последовал за остальными.
  -Силен бык. - Посмотрев ему в след, покачал головой Яр.
  Волк на это замечание повернул к парню голову и немного склонил ее в сторону, как-бы говоря: "Подумаешь силен. Если-бы нужно было, мы-бы с тобой на пару его точно завалили и огромные его рога ему-бы не помогли".
  -Ладно. - Погладил отрок серого по шерсти. - Давай домой возвращаться, а то что-то больно шибко мы разоспались. Укладывались на часок вздремнуть, а сейчас уже видать давно за полночь.
  Парень был сильно удивлен таким обстоятельством. Никогда прежде он так долго и так сильно не спал. И вообще он отличался очень чутким сном. Мало чем отличавшимся от сна своего четвероного друга. Задрав голову, парень посмотрел на крону здоровенного дуба, под которым они с Разбоем устроились, и вспомнил слова деда.
  -Дуб не простое дерево. Это дерево богов, под которым они любят отдыхать после своих трудов. Потому его наши предки и считали священным. Может, пока мы тут спали, - перевел он взгляд на волка. - Кто-то из них присел рядом отдохнуть от праведных трудов да сон на нас нагнал, чтобы мы ему не мешали? - Выдвинул отрок свое предположения. - Уж больно сон у меня был яркий да живой. - Передернул он плечами.
  Парню приснилось то, о чем он не забыл, а просто старался лишний раз не вспоминать. Последние минуты жизни его матери. Человеческая жизнь сама по себе подвергнута всевозможным случайностям, но огромное влияние на ее оказывают еще и власть предержащие. Их тяга к величию в той или иной степени очень сильно отражается на жизни простых людей. Дед не раз повторял, что когда князья ссорятся, люди в это время кровью умываются. Одна из таких ссор и привела к гибели его семью.
  Новгородцы, теряющие контроль над Псковом, заключили военный союз с Ливонскими рыцарями и перебили всех купцов псковских на Чудском озере, присвоив себе их добро. А после этого Ливонцы напали и захватили город Гдов. После чего на Псков свои войска двинули. Вот под этот замес и попала семья Яра. Парень хорошо помнил как они с матерью пробирались по улочкам пытаясь выбраться из охваченного злобой и яростью городка. И ведь почти получилось. Им даже повезло пробиться за городские ворота, но на этом их везение и закончилось. Он не видел как погиб его отец. Зато он видел, как убили его мать. Их нагнало пятеро закованных в броню воинов, и мама вынуждена была вступить с ними в отчаянную рубку.
   Купец, это не просто торгаш. Это, прежде всего очень хороший воин. Ведь ему нужно уметь оберегать свое добро, и пускает он свой меч в дело почитай не реже, чем торг ведет. В этом плане и их жены мало чем отличались от своих мужей. Особенно те, что не сидели по домам, а делили со своими сужеными все их тяготы.
  Несмотря на количественное превосходство, отчаянно сражавшейся за себя и сына женщине удалось срубить двоих здоровых мужчин обученных военному делу, а потом. Потом один из нападавших поймал его за шиворот и стал что-то кричать матери, а Яр в это время беспомощно махал в воздухе ногами. Мама обернулась на этот крик, и в тот же миг один из гадов ударил ее своим мечом в спину. На этом ясность картины прошлого пропадала. Он не помнил, как ему висевшему в воздухе удалось выхватить из-за пояса державшего его злыдня нож, который он с не детской силой вогнал врагу под подбородок. А потом появился дед, в два удара расправившийся с оставшимися двумя злодеями не дав им зарубить беспомощного ребенка.
  -Прошу. Сбереги сына. - Захлебываясь кровью, попросила мать деда и хотела что-то еще сказать сыну, но не сказала.
  -Да-а. - Покачал головой дед глядя на подростка. - Боги ждать не любят. Особенно когда забирают души к себе на небеса. Нам тоже стоит поторопиться, если не хотим отправиться следом. Лично у меня еще есть много неоплаченных дел, ради которых стоит жить.
  Парень тряхнул головой, отгоняя от себя тягостные воспоминания, и подхватив свой лук с земли, в сопровождении волка не спеша направился к дому. Но по мере приближения его шаг все больше и больше ускорялся. Отчетливый запах гари все сильнее бил в ноздри и тянуло им как раз со стороны родного дома. Опасения парня полностью подтвердились, когда на месте избы и кузни он увидел догорающее пепелище.
  -Вот ведь подонки. - Ткнул ногой догорающую головешку парень. - Если так уж отомстить хотели, то мне-бы и мстили. Дом-то, зачем палить. Ты как знаешь, - посмотрел он стоявшего рядом с ним волка. - А лично я за такие дела сполна спрошу. - Глаза парня злобно глянули в сторону поселения. - Так спрошу, чтобы другим неповадно было.
  Волк на такое обещание одобряюще тявкнул, как-бы говоря: "мол, правильно. Нечего такую обиду разным лихоимцем прощать". Горя праведным гневом Яр быстро добежал до поселка, даже не запыхавшись. Подумаешь, три версты. Он почитай с самого первого дня как они здесь поселились этой дорогой каждое утро бегал. Дед его в любую погоду на эту утреннюю пробежку до поселка и обратно отправлял. А в последние годы так еще и мешок с камнями на плечи вешал.
  -Судьба во много раз тяжелее, чем этот мех. - Приговаривал он. - Выносливость тебе понадобиться, чтобы сразу к земле не пригнуло.
  Этот утренний бег был началом каждодневной его тренировки. Дед его не только кузнечному делу обучал, но и как с копьем обращаться и стрельбе из лука и кулачному бою, а так же бою на мечах да секирах. Мечом да секирой еще действовать не доводилось, куда чаще было кулаки в ход пускать, вот где дедова наука здорово пригодилась, аль с копьем на дикого кабана выходить. Что касается стрельбы из лука, так Яр можно сказать его из рук не выпускал. Каждый день стрелял. Вот кажется на кой все это будущему кузнецу нужно? Так и на этот вопрос у деда ответ был.
  -Жизнь не раз тебя больно ударит. Учись отражать удар, чтобы с первого же раза не пришибло.
  Добежав до поселка, парень остановился на опушке леса и с удивлением уставился на открывшуюся ему картину. Ворота раскрыты настежь, и это ночью-то. А возле стен, да и в самом городке, хозяйничают какие-то обвешанные доспехами да оружием незнакомые люди.
  -Ничего себе. - Почесал парень затылок. - Это еще кто такие? Откуда здесь взялись?
  Кто да откуда взялись, действительно было не ясно. Но вот зачем? Было вполне очевидно. В поле на земле сидели связанные веревками поселяне. В основном мужчины да дети малые со старухами. Что касаемо девчат да молодух, с ними, судя по всему в домах сейчас пришлые развлекались. Тут ничего не поделаешь, такова она женская доля, что в прошлом, что в настоящем, да, скорее всего и в будущем. Война для женщин во сто крат страшнее и тяжелее, чем для мужчин.
  -Ну, так и чего теперь делать будем? - Посмотрел Яр на волка, обдумывая какое решение принять.
  Понятно, что местные в сожжении его дома не участвовали. Скорее всего, это сделали пришлые. Вот только их не пара-тройка и даже не десяток. Здесь их минимум пара сотен. Парень зачем-то пересчитал стрелы у себя в колчане. Хотя чего их считать ведь и так знал, что их там ровно десять.
  -Маловато будет. - Буркнул он, шмыгнув при этом носом. - Да ладно, чего там. - Утерся он рукавом. - Всех конечно не перебьем. Но десяток точно уделаем. - Принял он окончательное решение. - Раз сказал, что обиды не спущу, значит, так тому и быть. А там видно будет, как дальше дело повернется.
  Яр присел на опушке оценивая обстановку и решая, с кого именно начнет свою месть. Мысль попытаться освободить вначале поселян даже не приходила ему в голову. Наоборот, он даже где-то и рад был, что с ними беда приключилась. За всю свою жизнь здесь, добра он от них не видел. Так с какой стати он их теперь жалеть должен. Они ему по сути никто. Так что со своими бедами пускай сами и разбираются.
  Пленников и груженые всяким награбленным скарбом телеги охраняли два десятка воинов. Они в основном сидели кружком возле разведенных с разных сторон костров, о чем-то там переговариваясь и иногда бросая завистливые взгляды в сторону поселка, где вовсю развлекались их более удачливые собратья. Вот именно с них Яр и решил начать свою месть.
   От опушки леса до ближайшего костра было шагов сто. Только надо было сдвинуться немного в сторону, что парень и проделал без лишнего шума. Уж что-что, а передвигаться бесшумно он умел неплохо. Не один раз ему удавалось подкрасться к косуле или оленю, да так близко, что те его замечали, когда он им чуть ли в ухо кричать не начинал.
  Неспешна обустроившись на новой позиции, Яр вытащил три стрелы из колчана. Одну наложил на тетиву, а две другие воткнул в землю перед собой, чтобы подхватить быстрее было. Сто шагов для такого стрелка как он, это детское расстояние. Тут ему даже особо напрягаться не придется, чтобы точно в цель попасть. До этого момента он еще ни разу в жизни не отнимал осмысленно человеческую жизнь. Случай в детстве не считается. Тем более что убил он тогда, не понимая, что делает. Что же касается сегодняшнего дня, то и теперь людей на поляне он сейчас воспринимал не как живых существ, а как безликие мишени. Человек, как и дикий зверь в его понимании глумится над себе подобными, не способен. Так поступает только нечисть не стоящая жалости и переживаний. Потому как жизни в ней нет, одна злоба и ненависть. А раз жизни нет, то и переживать нечего.
  -Ну, сволочи, ловите гостинцы. - Натягивая тетиву до уха, усмехнулся парень.
  Три стрелы ушли в сторону костра всего за пару мгновений, и каждая из них нашла свою цель. Охранники не сразу поняли, что произошло, когда трое из них вдруг ткнулись носом в землю с торчащими в их телах стрелами. Причем один из них ткнулся прямо в костер. Но люди военные есть люди военные. Они долго удивляться, не приучены. Вскочив на ноги и перекрикиваясь между собой, они бросились к своим лошадкам, а от второго костра к ним на подмогу уже спешила помощь. Оставив на охране несколько человек, остальные ринулись в лес ловить обидчика.
  -Ага. Уже поймали. Как-бы не так. - Хохотнул Яр и словно растворился в ночной темноте.
  Подлетев на полном скаку к опушке леса, верховые притормозили. В ночном лесу быстрая езда легко может обернуться свернутой шеей. Ругаясь на непонятном для Яра языке часть всадников, осторожно въехала под кроны деревьев, а часть поскакала обратно. Как стало ясно чуть позже, они быстро накрутили факелов, чтобы в лесной темноте лучше видно было. Правда пока они факелы крутили, Яр еще двоих снял из той компании, что в лесу его искала. Отчего привел своих преследователей в еще большее бешенство. Ох и ругались же они. Слов, конечно, не разобрать, лопотали что-то на непонятном языке, но их смысл и так был любому понятен.
  -Слушай Разбой. - Обратился парень к волку. - Ты там пошуми, меня изображая. Да отведи их в сторону маленько, а я пока попытаюсь стрелами разжиться. - Посмотрел он в сторону, где упали два преследователя.
  Волк оскалил свою пасть в своей волчьей улыбке и, махнув хвостом, побежал в сторону верховых, безуспешно отыскивающих своего противника. Не прошло и минуты как преследователи оживились и громко перекрикиваясь ломанулись в сторону уходя все дальше от того места где притаился Яр.
  -Ловите меня. Держите меня. - Улыбаясь им в след, прошептал парень.
  Возле двоих погибших в лесной погоне осталось двое живых. Они как раз пытались пристроить своих павших товарищей на крупе лошади. Парень бесцеремонно прервал их работу, и теперь на земле рядышком друг с другом лежало четыре трупа.
  -Ну что же посмотрим, что мы добыли в честном бою. - Склонился над ними Яр.
  Его движения казались неторопливыми, но на самом деле он спешил, прекрасно понимая, что долго дурачить людей Разбою не удастся. Первым делом выдернул из тел свои стрелы. Две из них, правда, сломались, когда пронзенные ими тела упали на землю.
  -Главное в стреле не древко, а наконечник. - Выдергивая обломки, приговаривал сам себе парень. - Древко я и новое смастерю, а вот хороший наконечник так просто не добудешь, а я нынче не в том положении, чтобы добром разбрасываться.
  По-деловому собрал в одну кучу все принадлежавшее мертвецам оружие и не забыл срезать кошельки с поясов.
  -Мертвым деньги ни к чему, а нам с дедом еще отстраиваться заново предстоит.
  После чего обвесившись, как новогодняя елка игрушками добытыми трофеями, легкой трусцой припустил вглубь леса, где в скором времени к нему присоединился довольный собой Разбой.
  -Так. Ну и чего мы тут добыли? - Сгрузил перед собой на землю Яр все захваченное им оружие, когда отбежал на безопасное расстояние. - Глянько ты, луки почти такие же, как у меня. - Натянул он тетиву одного из них. - Это добре. Значит, стрелы по размеру в самый раз будут. А вот мечи дрянь. Железо не ахти. Да и баланс не шибко хороший. Хотя. - Взял он в руки последнюю саблю. - Вот этот вроде ничего. - Он стукнул ногтем по лезвию и прислушался к звуку, после чего крутанул несколько раз оружием в воздухе. - Действительно хорош. Форма меча, правда, не привычна. Но хорош.- Качнул он головой и посмотрел на волка, который вместо того чтобы внимать поучениям друга смотрел в ту сторону леса, где мелькали огоньки. - Ой, да кому я это объясняю. - Махнул он на серого друга рукой и полез в колчаны смотреть стрелы.
  После того как окончил свой осмотр, Яр прихватил с собой понравившийся ему меч, закрепив его на спине чтобы не мешал. Так же прихватил один из ножей, засунув его за сапог. Один колчан со стрелами привычно покоился возле правого бедра, а другой пристроил, как и меч за спиной.
  -Так-то получше будет. - Одобрительно кивнул он головой, осмотрев себя. - Ну что, пойдем, глянем, не слишком ли шибко там наши лиходеи заскучали без нас. - Подмигнул он радостно замахавшему хвостом от такой перспективы волку.
  Лиходеи не скучали. Они, правда, забросили свои лесные поиски и вернулись обратно на поляну, где собралась приличная толпа народу выскочившего на шум из поселка. Вот только эта толпа не шумела и не гомонила, а внимательно слушала одного из них. По его указанию, где-то около двух десятков человек, скрытно с их точки зрения, направились к опушке с явным намерением устроить ему западню. Если он вдруг надумает вернуться и повторить свое нападение.
  -Ай-ай-ай. Какие они хитрые. - Глядя на это, покачал из стороны в сторону головой парень. - Вот я точно дурак и сам к вам в руки полезу. Разбой. - Обратился он к волку. - Ты там проследи, где они прятаться будут, пока я тут еще немного понаблюдаю.
  Чтобы лучше рассмотреть, что делается в поле перед поселком, парень забрался на близстоящее дерево и удобно устроился на ветке.
  -Ну-ну. Посмотрим. Какую хитрость вы еще для меня приготовить решили.
  Глава 3
  Чоглу находился в дурном расположении духа. Даже юная славянская красавица не смогла растопить лед его недовольства. Он, прежде всего, считал себя воином. Истинным последователем бога войны и доблести Гуань-Ди. И такие вот походы не любил. Тех же, кто ими похвалялся, он презирал. Доблесть воина, по его мнению, добывается только в бою и никак не в избиении безоружных. Вот за это свое пренебрежительное отношение он и поплатился.
  Чол-хан уступил просьбам обиженных им военачальников и решил немного сбить с него героической спеси. Так сказать опустить с небес на землю. Ах, как славно было, когда он рубился в чистом поле с тверской дружиной. Храбрые, сильные воины достойные уважения. Не бежали с поля боя, как трусливые шакалы, поджав хвосты, а сражались до последнего. Хотя понятно, почему так бились. После их поражения Чол-хан и его друг Московский князь Иван Калита в крови утопили Тверское княжество, чтобы впредь другим неповадно было против орды и Москвы выступать.
   В прошлый раз урусам такой урок за не малым сто лет назад преподали. Тогда против орды свое оружие поднял Великий князь Владимиро-Суздальский Андрей. Родной брат известного в орде Искандера Невского. Видно тот урок им впрок не пошел, раз опять за оружие взялись. Тогда все дело одной битвой закончилось. Искандер брата не поддержал. Даже более того, сам со своей дружиной новгородцев порубал. Тех, которые на подмогу к Андрею собирались. И объяснил это свое действие радением за жизнь граждан Новгорода. Странное радение. Благодаря таким действиям ветвь его рода теперь считается в Залесской Руси старшей, а ветвь Андрея побирается на задворках. Но вот в теперешнем противостоянии с другими родами история еще не окончена, не смотря не на столь сильные родственные связи.
   Выгнанный из Твери, князь Александр при поддержке литовского князя Гедимина, сел княжить в Пскове. По просьбе Ивана Калиты, Великий хан Узбек приказал Чол-хану помочь верному союзнику выбить мятежного князя и из этого города. Тем более что сам был в этом заинтересован. Ведь дань, которая до этого регулярно шла в его казну с псковских земель, когда там правили представители Москвы, перестала теперь поступать.
  Отношения князей друг к другу в великом Владимиро-Суздальском княжестве было скажем мягко далеко не дружелюбно. В принципе, подобные отношения были всегда и во всех уголках известного мира. Нет ничего удивительного в том, что и русские князья не брезговали убийствами, предательством и подкупом. Борьба за власть честности и порядочности не любит. Мало того что семейный узел завязался. Да такой что не так-то легко было его распутать. Так еще ханы орды, волости и самих князей как карточную колоду тасовали. Кого одарят. Кому удавку на шею кинут.
  Вот и грызлись между собой князья за волости, а простой люд в это время кровью по утрам умывался, и никому не было до этого дела. Чего только стоила грызня Тверских князей с Московскими за право именоваться Великими Князьями Владимирскими. Далеко за примерами ходить не надо.
  Не успели Михаил Тверской и Юрий Московский сесть на княжение, как между ними вспыхнула вражда. Юрий сумел одержать победу в этом противостоянии, женившись на Кончаке, сестре хана Узбека и обговорив в орде Михаила. Хан долго резину тянуть не стал и приказал убить Тверского князя. Не успел Юрий порадоваться своему успеху, как там же в орде его убил сын Михаила, Дмитрий Грозные Очи. Правда, сам он за это дело тоже сразу жизни лишился. Юрия на Московском княжении сменил Иван Данилович Калита.
  В начале их отношений хан Узбек призадумался, а не слишком-ли большую силу Московское княжество берет? Да и другие князья не дремали. Шептали хану разные наговоры на ухо про московского князя. Вроде того что мол не благонадежен, скрытен и алчен. В Северо-Восточной Руси было четыре великих княжества и князья каждого из них хотели быть первыми.
  Первыми естественно были князья Московские, так как за ними в основном стояли татары. Но видно что-то не заладилось у Узбека с Иваном в начале их отношений, и хан произвел честный раздел, оставив во владении Ивана только Кострому и свободолюбивый Новгород Великий. Остальные земли отдал во владения Нижегородского князя.
  Но через три года обстоятельства изменились. Иван стал верным другом и союзником хана и его владения увеличились больше прежнего. Помимо возвращения Владимирских земель стал он еще князем Городца и Нижнего Новгорода. Экономическая и политическая мощь выделяла Ивана среди других князей обезлюдевшей и обескровленной Северо-Восточной Руси.
   К тому же, ему удалось переманить в свои владения митрополита Киевского из полностью разоренного Киева, что сразу же еще больше повысило статус Москвы. Многим усиление московского князя не нравилось, но за спиной Калиты маячили татары. Очень весомый аргумент во взаимоотношениях и спорах. На открытое противостояние с Москвой не каждый мог решиться. А тут вдруг, видишь ли, мало Твери мятежной, так Новгород Великий вдруг заартачился. Попробовал было Иван их силой угомонить, так они еще больше на дыбы встали. Вместо того чтобы на попятную пойти князя из Литвы к себе на княжение позвать грозятся. Теперь вот Псков бунтует. Мятежного Александра у себя пригрел. Ох и тяжелая эта ноша, пытаться руководить свободными людьми, которые под татарами не побывали. Нет в них покорности и чинопочитания.
  Такое положение дел приведет впоследствии к тому, что на Куликовом поле не будет ни Нижегородского князя Дмитрия Константиновича с его дружиной, ни Михаила Тверского, ни Святослава Смоленского, а Олег Рязанский так и вовсе с войском Мамая свои полки соединит. Поддержку Дмитрию Ивановичу Московскому прозванному потом Донским окажут Литовские князья. Старшие сыновья Ольгерда, Андрей и Дмитрий, не смотря на разногласия между Москвой и Литвой, приведут свои дружины ему на помощь, что по большому счету сыграет немаловажную роль в исходе сражения. Хотя и здесь не все так было просто. За их спинами маячил их брат Ягайло, заключивший союз с Мамаем. Правда он так и не принял участие в битве хоть и находился в десяти милях позади Русской рати и его удар в спину мог многое решить в пользу татар. Ягайло просто дождался завершения побоища, после чего тихо и мирно вернулся в свои волости. Страшная это штука, борьба за власть.
  Чоглу радовался военному походу как ребенок, но вместо того чтобы схлестнуться в отчаянной рубке с врагами его отправили выполнять работу мясника. Было от чего закручиниться. Поднявшись с ложа, он подошел к столу и, отхлебнув молока из крынки скривился. Коровье молоко не радовало его душу, так как кумыс.
  -За что духи так ко мне не милосердны? - Посмотрел он в потолок горницы и обернулся, потому, как в этот момент дверь комнаты распахнулась, и в нее вошел чем-то растревоженный один из его сотников. - Что случилось? - Поставив крынку обратно на стол, посмотрел на него Чоглу.
  -На наших часовых напали. - Буднично ответил сотник. - Есть убитые.
  Он спокойно подошел к столу и отхлебнул из только что поставленной крынки, не обращая никакого внимания на своего командира. Чоглу на такие бесцеремонные действия своего подчиненного даже бровью не повел. За то количество лет совместной службы, что они прослужили вместе, они, можно сказать, породнились, и сотнику многое позволялось, когда этого никто не видел.
  -Кто-то из пленников решился на побег? - Подождав пока Тугрим напьется, задал он ему вопрос.
  -Нет.
  -Кто-то решился попытаться их освободить?
  -Нет.
  -Нет? - Переспросил удивленно Чоглу. - Это интересно. Ну и кто же тогда решился на нас напасть? И ради чего? Здесь вроде по близости никто не живет. Городище, к которому мы двинемся завтра, находится отсюда в двух днях пути, так что они точно не успели-бы что-либо предпринять. Что ты тянешь коня за хвост? Говори уже, кто это был?
  -Да. Что наши часовые, что местные, о каких-то оборотнях в один голос твердят. - Выдавил из себя Тугрим, уставившись в дно крынки, которую продолжал держать в руках.
  Чоглу усмехнувшись, посмотрел на своего сотника.
  -Тугрим, ты хочешь сказать, что на нас злые духи этих мест натравили своих слуг? Места здесь действительно глухие. Я не спорю. Но все же мне кажется, что не настолько.
  -Не я. - Пожал тот плечами. - А следы. Я, как и ты, тоже не поверил словам вначале. Но следы меня убедили в том, что здесь действительно задействованы какие-то сверхъестественные силы.
  -Как погибли наши люди? - Задал очередной вопрос Чоглу, перестав улыбаться.
  Многие жители и воины орды очень суеверны. Им не страшны ни люди и не звери. Они смогли подчинить себе огромные территории и дойти от берегов Великого океана до Адриатического моря. И единственное что их по-настоящему страшит, так это встреча со сверхъестественными силами. Они завоевали мир полный знаний и открытий, но по-прежнему шарахались в стороны, как испуганные дети, от того, что в своем понимании жизни относили к миру духов. Миру, где правили злые и добрые боги в чьи дела лучше не совать свой смертный нос.
  -Всех убил лучник. И должен заметить, что этот стрелок очень хорош.
  -Тогда при чем здесь злые духи? Насколько мне известно, они не пользуются человеческим оружием.
  -Сами нет. Но все знают, что они могут вселяться в людей, наделяя их при этом своей силой.
  -Та-ак. - Протянул Чоглу, пристально посмотрев на своего сотника. - Давай рассказывай, что лично тебя так сильно беспокоит?
  -Волк. - Стукнул крынкой о стол Тугрим, отчего та не выдержала и рассыпалась на черепки. - Волк и его следы там, откуда стреляли. Я допросил местных и узнал, что здесь недалеко проживает кузнец-колдун, живущий под охраной волчьей стаи. Местные с ним не ладят и сами его побаиваются.
  -Тогда зачем ему нападать на нас? - Удивленно посмотрел на сотника Чоглу. - Таким людям обычно наплевать на то, что происходит вокруг них. А если он еще и не ладил с местными, то тогда вообще у него нет особых причин за них заступаться.
  -Причина есть. - Глухо произнес Тугрим. - Слуги боярина переметнувшегося на нашу сторону, сожгли его дом.
  -Отродье шакала. - Выругался Чоглу. - Зачем им это понадобилось? Особенно если учесть что хозяина, как я понял, не было дома. У них что, только воздух в голове? Тогда зачем нам такие помощники? - Посмотрел он раздраженно на сотника. - Скажи мне, кто станет поджигать дом, в котором нет хозяина? Ведь понятно, что если его сейчас нет, он рано или поздно все равно в него вернется. Если ты хочешь заполучить ценного раба то сначала нужно его схватить, а только потом уже можно и поджигать.
  -Свою горячность боярин объяснил тем, что его трех воинов избил внук кузнеца.
  - Оказывается, наш кузнец живет не один, а с внуком. Сколько же лет этому внуку, что он смог избить сразу трех мужчин?
  -Местные говорят, что около шестнадцати.
  -Сколько? - Переспросил Чоглу и его бровь удивленно приподнялась.
  -Шестнадцать. - Безразлично пожал плечами Тугрим. - Не знаю, чему ты так удивился? Если напрячь память. Кажется, нам было по столько же, когда мы впервые познали радость битвы.
  -Но мы-то с тобой воины, а не ремесленники.
  -За то время что мы находимся в этих краях, я понял, что здесь не только воины, но и ремесленники и простые смерды умеют сражаться. К тому же мне кажется, что если дед якшается с духами, то и внук тоже на такое вполне способен. Иначе, откуда у него такая сила?
  -Отчасти ты прав, но продолжать этот разговор не вижу смысла. Он не решает проблему с тем злым духом, который сейчас кружит вокруг нас и пожирает наших воинов. Я не желаю оплачивать жизнями своих людей чужие ошибки.
  -И что нам в таком случае делать?
  -Завтра отправь в лагерь пленников предназначенных Чол-хану под охраной двух десятков. Думаю, этого вполне хватит. Ну, а мы совершим последний набег. Как и планировали. Пришла пора возвращаться. Думаю, Чол-хан и так будет доволен полученной от нас добычей.
  -Ты про город, что стоит где-то на берегу реки, которую местные называют Великая? - Уточнил Тугрим.
  -Да. - Кивнул головой Чоглу. - Мы отправимся туда, а этот местный боярин останется здесь. В этом селении. И пусть они со злым духом разбираются сами. Как-бы их противостояние не окончилось, мы все равно в выигрыше будем. Победит боярин, хорошо. Злой дух его сожрет. Тоже не плохо. Ведь он получит свою жертву, а значит, успокоится и нас больше беспокоить не будет.
  -Подожди. А кто укажет дорогу к городу? В этих глухих лесах и болотах даже звериных троп не сыскать. Как мы к городу выйдем? Да и с Данилой, боярином местным, город будет легче взять. Это селение с его помощью мы взяли, не потеряв ни единого воина.
  -Об этом боярине забудь. Если он не успокоит силы, которые разворошил, я сам отрублю ему голову. Не забывай, мы слишком далеко забрались в чужие земли и нас не так уж здесь много. Еще не хватало иметь у себя за спиной рассерженного злого духа. Ты ведь понимаешь, что он будет пить кровь и не отстанет, пока своего не получит. А проводника найти труда не составит. Пообещай пленным, что тот, кто укажет дорогу, получит свободу. Думаю, желающих совершить такой обмен будет предостаточно. Они еще передерутся между собой за эту кость. - Усмехнулся Чоглу, явно довольный сам собой.
  Глава 4
  Как оказалось, свой наблюдательный пункт Яр выбрал не совсем удачно. Одна из пар воинов посланных в лес устроить ему засаду расположилась как раз рядышком с его укрытием, и его положение усугублялось еще больше тем, что примерно в ста шагах от них расположилась еще одна пара. Если-бы они удосужились задрать свои головы и посмотреть вверх, то наверное очень-бы удивились увидев практически у себя над головой того кому устраивали засаду. Только вот и парню от такого соседства стало немного не по себе.
  -Такое счастье меня не радует. - Прошептал он себе под нос и посмотрел на распластавшегося, на земле волка, ждущего от него сигнала к нападению. - Не сейчас друже. Не сейчас. - Покачал Яр отрицательно головой. - Пускай сначала обустроятся да успокоятся сперва. Хотя у меня самого времени не так уж и много осталось. Скоро начнет светать и прятаться станет труднее. - Бросил он тревожный взгляд на восток. - Вот же угораздило их именно здесь устроиться. - Посмотрел он недовольно на замаскировавшуюся почти под ним пару. - Ладно. Сами напросились.
  Яр выждал еще некоторое время. Хоть оно его и подгоняло к действию, но парень все же не спешил и терпеливо дожидался подходящего момента.
  -Дед не раз говорил, что спешка хороша только при поносе. Чтобы портки потом стирать лишний раз не пришлось. - Успокаивал он сам себя.
  Вскоре такой момент наступил. Сидевшим в засаде под ним воинам надоело обоим пялиться в ночную темень, и они решили караулить врага по очереди. Предрассветные часы они такие, так шибко сильно на глаза давят, что те сами закрываются. Так что нет ничего удивительного, что один из сидевших под Яром в засаде людей вскоре поудобней устроившись с головой, завернулся в свой плащ.
  -Ну, вот и ладушки. - Прошептал Яр, натягивая тетиву лука до уха.
  Две стрелы и еще две души улетели на небесный суд к своим богам. Разбой недовольно посмотрел на своего слезающего с дерева двуного друга. Видно волку тоже очень хотелось продемонстрировать свои умения, а тут в очередной раз не получилось.
  -Не огорчайся брат. - Потрепал его по холке Яр. - Врагов вон еще сколько. - Кивнул он головой на поселок. - Мне стрел на всех не хватит. Так что ты свои клыки не один раз еще успеешь в ход пустить. Вот только пока нам лишний шум ни к чему.
  Парень быстро, но без особой спешки осмотрел убитых им воинов. Собрал их оружие и, не забыв срезать с поясов кошельки, ушел подальше в лес. Там он под охраной волка спокойно покемарил пару часиков, пока дневной свет полностью не вступил в свои права.
  -Ну что пойдем, глянем, чем там басурмане занимаются. - Протерев кулаками глаза и потянувшись всем телом, подмигнул он четвероногому другу, радостно замахавшему хвостом после такого предложения.
  По прямой к воротам селения Яр с волком не пошли. А сделав круг, зашли с подветренной стороны на всякий случай. Возле поселка шла суматоха, которая правда очень быстро закончилась. Основная часть воинов ушла в сторону реки Великой, где стоял большой город. Дед пару раз брал Яра с собой, когда в него наведывался. Пленные, груженный на телеги всякий скарб и скотина под присмотром двух десятков направились в противоположную сторону.
  -И что теперь делать будем? - Задал вопрос Разбою Яр, как будто волк мог что-либо посоветовать. - Вот же напасть. Толи в город бежать предупреждать о надвигающейся угрозе? Толи идти попробовать пленников отбить? Вот в какую сторону идти? А может плюнуть на все? Я ведь, в сущности, здесь никому ничего не должен, и никому ничем не обязан. А с этих, - он кивнул головой в сторону ушедшего воинства. - Вроде сполна спросил.
  Яр привык разговаривать с волком. С людьми разговаривать у него плохо получалось. И не потому, что он был по природе нелюдим или не хотел общаться. Просто так отношения сложились. С взрослыми не очень-то и поговоришь, а с ровесниками вместо обычных бесед-разговоров он все больше кулаками разговаривал. Парень все еще терзался выбором, когда его внимание привлекло какое-то движение на противоположной от него опушке леса.
  -А это кто еще там? - Пробубнил он себе под нос, пристально всматриваясь. - Неужто кто-то из поселян спрятаться от ворога успел, а теперь обратно возвращается?
  Зоркое зрение его не обмануло. На поле из леса действительно вышла группа людей боязливо оглядывающихся по сторонам и быстрой трусцой гуськом засеменила к раскрытым поселковым воротам. Впереди бежала пара мужчин с копьями в руках, а за ними следом пять женщин и три подростка.
  -Вот чего они сразу всей толпой ломанулись? - Покачал укоризненно головой Яр. - А вдруг ворог кого в засаде оставил. - Посмотрел он на Разбоя, стоявшего рядом.
  Предположение парня оказалось верным. Как только люди подбежали поближе к воротам оттуда им на встречу выехали вооруженные всадники, с радостными криками окружившие их со всех сторон. Мужчины, выставив перед собой копья стали в оборонительную стойку, а женщины и дети пытались спрятаться у них за спинами. Только вот куда ты теперь спрячешься, коль вокруг ворог на конях скачет?
  -Вот к чему человеческая глупость и не осмотрительность приводит. - Ткнул рукой в сторону людей Яр, как-бы говоря волку, ты смотри да на ус мотай.
  Волк на это дернул головой, как-бы отвечая парню что чего, мол, от людей неразумных еще ожидать. Прячутся всю жизнь за своим забором, а потому элементарных вещей не разумеют.
  -Может, вступимся? Врагов-то и не так уж много. - Пересчитал верховых парень. - Всего-то двадцать четыре души. У меня двадцать стрел в колчанах, а с остатком на пару как-нибудь сладим.
  На это предложение волк радостно оскалил свою клыкастую морду. Видно невтерпёж было серому тоже себя как-то проявить. Люди перед воротами так заняты были своим делом, что по сторонам не смотрели. Верховые со смехом крутились вокруг пеших, а те испуганно сбившись в кучу, жались друг к другу спинами.
  Яр с волком быстро пересекли открытое пространство между лесом и частоколом окружавшим поселок и, пользуясь стеной как укрытием, подобрались поближе к месту действия. Яра от людей теперь отделяло расстояние всего шагов в семьдесят. Присев на одно колено, парень вытащил первый десяток стрел из бокового колчана и воткнул их в землю перед собой. Потом прикрыл глаза и сделал пару глубоких вдохов-выдохов.
   Мир словно изменился. Теперь он видел не людей, а просто цели. Цели одержимые духами порока, терзавшими человеческие души. Дед не раз повторял, что эти демоны бесплотны, и убить их невозможно. Их огромное множество. Они постоянно крутятся возле людей пытаясь попасть в тело человека, чтобы потом терзать его изнутри. И чаще всего им особо стараться не приходится, потому что люди сами в себя их пускают.
   Впустить демона легко. Избавиться трудно. Если тебе угрожает человек с демоном в груди на него стоит смотреть только как на мишень. Потому как от человека в нем на данный момент не так уж и много осталось, а ждать когда он образумится времени нет. Поэтому и нужно воспринимать таких людей как мишени. А Яр по мишеням почти за десять лет каждодневных тренировок научился стрелять очень хорошо.
  -Разбой. Жди команды. - Отдал он приказ волку и, наложив первую стрелу на тетиву тщательно прицелился.
  Воины на лошадях не сразу поняли, что произошло, когда первый из них навернулся с лошади на землю. Они даже начали насмехаться над неудачником, видно решив, что их товарищ просто не удержался в седле. Однако когда практически следом с коня свалился следующий боярский дружинник со стрелой в груди, насмешки мигом прекратились. Такого поворота событий никто из них не ожидал. Пока они крутили головами, выясняя, какая сволочь и откуда в них стрелы метает, Яр успел еще троих на землю свалить.
  -Вон он. - Ткнул в его сторону рукой один из воинов и тут же со стрелой в груди вывалился из седла.
  -Убейте эту мразь. - Выкрикнул приказ командир верховых, которого сразу же прикрыли, как только разобрались в чем дело с четырех сторон его дружинники.
  Забыв о поселенцах, толпа всадников направила в сторону Яра своих коней. Люди из поселка тоже не дремали и, воспользовавшись ситуацией, женщины и дети побежали обратно к лесу. Двое мужчин, что были вместе с ними, переглянулись между собой. Но вместо того чтобы побежать следом, перехватив поудобней копья, видно ободренные нежданной подмогой, подскочили к боярину с его телохранителями и завязали с ними драку.
  Причем довольно удачно завязали, сразив сразу одним слаженным ударом одного из дружинников боярина. Дольше обозревать картину разворачивающихся действий Яру было некогда. Семьдесят шагов от супротивника, скачущего на тебя на своей лошадке, не такое уж и большое расстояние. Тут поневоле вздрогнешь, когда на тебя почитай полтора десятка рассерженных здоровых злых взрослых мужика обвешанных оружием прут, и явно добра тебе не желают.
  -Разбой постарайся попридержать их, хоть немного. - Крикнул парень лежавшему на земле рядом с ним волку, судорожно натягивая тетиву.
  Волк метнулся навстречу верховым не медленнее выпущенной Яром стрелы. Кони, набравшие, уже было разбег, шуганулись от него в стороны да начали брыкаться под всадниками и вставать на дыбы. Природный страх и инстинкт, от которого ни куда не денешься. И этот лошадиный страх, и инстинкт, сейчас здорово играл на руку Яру, пускавшему стрелу за стрелой в нападавших.
  Он уже расстрелял все стрелы, что были воткнуты перед ним в землю и теперь выхватывал их из колчана, что был у него за спиной. Нужно отдать должное парню в меткости. Только две стрелы прошли мимо, а остальные точно ударили в цель. На земле валялось уже не менее двенадцати мертвых тел пронзенных стрелами благодаря его метким выстрелам. Перед ним оставалось еще семеро врагов, а в колчане шесть стрел.
  Волк метался под конскими копытами, не давая всадникам, приблизится к парню. А тот в свою очередь теперь более спокойно и тщательно прицеливался по своим целям и, в конце концов, нападающие не выдержали. Развернув коней. Забыв о своем хозяине. Подгоняемые грозным рыком Разбоя. Они ломанулись в сторону, в которую ушел обоз с пленными. Яр с облегчением вздохнул и вытер рукавом вдруг неизвестно откуда выступивший пот со лба.
  -Чтобы я еще раз в такую переделку вляпался. Да не в жизнь. - Опустил он свой лук и глянул в сторону мужиков, которые по-прежнему сражались с боярином и его телохранителями. - Хотя вроде и порадоваться можно. Теперь уж точно наша сторона верх взяла. - Шмыгнул он по-детски носом. - Осталось только их командира угомонить.
  Боярин Данила Глина в этот момент находился за спинами своих дружинников сражающихся с мужиками. Он яростно размахивал мечом и всячески их подбадривал своими воинственными криками.
  -Какой грозный воитель. - Усмехнулся Яр и снова поднял свой лук. - Ладно, пущай пока поживет. - Прицелился он. - Сперва мужикам помогу, а там и до него доберемся.
  Выпущенная парнем стрела аккурат угодила в грудь одного из дружинников. Теперь против двух мужиков сражались два воина. Боярин некоторое время изумленно пялился на вывалившееся из седла тело, а потом глянул в сторону Яра и изумился еще больше, не увидев никого из своего воинства.
  Поняв, что дело приняло для него очень скверный оборот он, перестав махать мечом, стал усиленно понукать свою лошадку, чтобы та побыстрее унесла его драгоценное тело подальше от грозящей ему беды. У дружинников тоже вдруг враз пропала охота больше воевать, и они не преминули воспользоваться подвернувшейся оказией и последовали следом за своим хозяином.
  -Разбой. - Крикнул Яр, указывая луком волку на убегающих. - Не дай их командиру уйти.
  Волк оскалил свою пасть в радостной ухмылке и бросился за верховыми в погоню. Как-бы не торопил своего коня боярин, но Разбой оказался быстрее. Набрав приличную скорость тело волка взметнулось в высоком прыжке и врезалось в тело боярина выбив того из седла. А еще через пару мгновений испуганный Данилы Глины вскрик перешел в смертельный хрип. Его дружинники, проскакав мимо не то, что не остановились, чтобы помочь своему барину, они даже не оглянулись назад, спасая в первую очередь теперь свои жизни.
  -Я же просил задержать, а не убивать. - Подбежав к месту падения боярина, покачал головой Яр глядя на довольную окровавленную морду волка стоявшего рядом с мертвым телом. - Ну да ладно. - Вздохнул он и потрепал своего серого друга по холке. - Должен признаться, красиво ты его завалил.
  -Слышь, Яр. - Услышал парень голос за своей спиной. - Спасибо тебе за то, что от плена с рабством нас да от смерти спас.
  -Да чего уж там. - Обернувшись к мужикам, смутился парень, не привыкший к людской благодарности.
  -Теперь-то что делать будем? - Задал вопрос один из них, и оба они посмотрели на Яра. Ожидая, что он скажет.
  -Как, что делать? Знамо что. - Выходя из леса и ведя за собой женщин и детей, сказал дед парня. - Перво-наперво людей из полона вызволять.
  -Деда. - Обрадовался было парень, но тут же опустил глаза долу. - Деда прости, из-за меня вороги дом с кузней спалили. - Шмыгнул он носом.
  -Они бы его, так или иначе, спалили. - Махнул кузнец рукой, глядя ласковым взглядом на парня. - Не о доме жалею, а о том, что теперь раньше срока тебе во взрослую жизнь вступить придется. Да. - Обвел он взглядом стоявших рядом людей. - Еще жителей Острова надобно предупредить, что к ним ордынцы направляются. Вы тут пока порешайте кого гонцом снарядите, а мне нужно с внучком парой слов перекинуться. - Положил он руку на плечо парня, отводя немного того в сторону.
  -В этом деле гонца снаряжай не снаряжай все одно не успеть. Ордынцы-то конные. Вот как пешему конного обогнать? - Крикнул в спину кузнецу один из мужиков.
  -А кони дружинников боярских на что? - Обернувшись к мужику, усмехнулся в бороду дед.
  -Так волк Яра их так распугал, что тут до вечера только лошадок ловить придется.
  -Не переживай. Не придется. - Покачал головой кузнец и негромко свистнул.
  Под изумленные взгляды стоявших в поле перед поселком людей, лошади сами сбежались к ним со всех сторон, и теперь стояли чуть в сторонке, испуганно кося своими большими глазами на волка, но не думая вновь куда-бы то ни было разбегаться.
  -Ну что Егор, решил я эту проблему?
  -Ага. - Только и смог выдавить из себя да головой кивнуть мужик, глядя на кузнеца испуганным взглядом.
  -Ну, вот и добре. - Вновь усмехнулся в свою бороду дед. - А теперь не мешайте мне с внучком разговаривать.
  -Пошли Егор к лошадкам. - Потянул мужика застывшего столбом на месте за рукав второй мужчина. - Ну их этих колдунов к лешему. Не дай бог еще на что-нибудь осерчают. Так что пошли от греха подальше, чтобы даже их разговору не мешать. У меня от этих двоих, мурашки по спине как взбесившееся стадо зубров бегают.
  -Деда, а почему мы должны этим людям за просто так помогать? Они-то для нас за так ничего ведь не делали? Да и не родня они нам, чтобы своей головой рискуя их из беды выручать? - Задал Яр вопрос деду, когда они остались вдвоем.
  -Мое упущение. - Посмотрел тот на внука. - Прежде чем воинскому умению тебя учить, нужно было сразу растолковать для чего то умение нужно. - Вздохнул он. - Да все как-то на потом откладывал. Думал, времени еще хватит. А судьба-то она по-своему распорядилась. Запомни внучок. Когда ворог в дом пришел неважно за кого биться. Главное ворога восвояси выпроводить, да так чтобы он дорогу сюда напрочь забыл. В такой период для тебя все родня, не смотря даже на то, что в мирное время враждебно к тебе относились. Ну да этот урок тебе самому постигать придется.
  -Почему?
  -Потому что мое время приглядывать за тобой вышло. С этого дня ты сам хозяин своей судьбы. - Дед отстегнул со своего пояса меч и протянул его парню. - Вот возьми. Это твой родовой меч. Он честно служил твоим предкам. Надеюсь, так же честно послужит и тебе. Да и подарок мой лук береги. Он хоть и стар, но вполне надежен. Только не забывай запасную тетиву в сумке держать. И хорошенько запомни. Ты хоть и не княжьего рода, хотя один из твоих предков когда-то был князем Тмутараканским. Но род твой во славе и делах никакому княжескому не уступит. Он свою родословную от богов ведет. Смотри, не навлеки на их память позор.
  -Не навлеку деда. - Прижав меч к груди, пообещал парень. - Только я в толк никак не возьму. Ты сейчас так говоришь, потому что бросаешь меня?
  -Не бросаю, а отпускаю. - Положил обе руки Яру на плечи кузнец. - Но если тебе легче станет, то знай, я всегда буду за тобой приглядывать. Только вот помочь не всегда смогу. Запрещено нам в человеческие судьбы вмешиваться.
  -Нам. Это кому? - Широко раскрыв глаза, полюбопытствовал парень.
  -Тем, кто за всем родом славянским присматривает. - Прошептал ему на ухо дед. - А теперь ступай. Тебя дела ждут. Там люди в плену, дожидаясь рабской доли маются. Твое главное сейчас дело им снова волю вернуть.
  -Постой деда. - Схватил за рукав кузнеца Яр. - А что мне с оружием добытым делать?
  -Как что? - Удивленно посмотрел дед на внука. - Пленным раздашь, когда освободишь. Чтобы было чем ворога на землю нашу ступившего бить. Эй, вы там. - Обернулся он к поселянам, стоявшим возле лошадей. - Ну что решили? Кто из вас в Остров пойдет?
  Вместе с кузнецом, предупреждать жителей Острова о надвигающейся на их угрозе отправились женщины с детьми. Никто из них не захотел оставаться в разоренном поселке в одиночестве. Что впрочем, вполне понятно. Страшно в такое-то время в таком-то месте одним находится. Хотя одна из женщин, а вернее всего молодая дивчина, увязалась за Яром с мужиками, отправившимися выручать односельчан из плена.
  Глава 5
  -Как думаешь Богуш, горожане за меня станут или все же решат Ивану выдать? - Спросил князь Александр псковского воеводу.
  -Одно знаю точно. - Пожав плечами, ответил воевода. - Горожане нынче москвичей не шибко жалуют. Еще свежо в памяти, как один из них бросил город в тяжкую минуту. Когда ливонские рыцари на псковские земли войной пошли. Если-бы не Давид Городенский, вступившийся за город в то время, был-бы сейчас Псков под орденом. А так, благодаря той помощи Рига вынуждена была сама у Пскова мира искать, да выгодные здешним купцам договоры заключать. Да и то, что князь московский с грабежей свой поход начал, а не с разговора, само по себе не сильно знать городскую радует.
  -Тогда другой вопрос. Хватит ли нам сил против Ивана Калиты да стоящей за его спиной ордой выстоять?
  -Трудно сказать. - Покачал головой воевода. - Но я только что пришел с городского совета. На нем лучшие мужи города решили, что надобно гонца за помощью на всякий случай к Гедимину снарядить.
  -А вот это радостная весть. - Расправил плечи князь, как будто тяжкий камень с себя сбросил. - А еще что решили?
  -Да то, что неплохо было-бы ворогу хорошенько по зубам врезать. Чтобы не тянул свои загребущие руки в наши закрома. Я завтра несколько сильных отрядов отправлю в те волости, где враги лютовать начали. С одним из них сам пойду. Это безобразие следует пресечь на корню. А ты князь тем временем здесь в городе оборону крепи. Не тужи. - Хлопнул он князя по плечу. - Пока Иван в Новгороде со своими войсками стоит, нам особо переживать рано. Как-бы наша с тобой судьба не сложилась главное, это людей защитить да от ужаса войны уберечь. На то мы здесь с тобой и поставлены, чтобы люду простому вольно да радостно дышалось. Будут они чувствовать себя под надежной защитой, то и тебя просто так не выдадут. Наше дело людям служить, а не ждать от них беспрекословного подчинения себе да почитания.
  -Ты ведь при Давиде служил. - После некоторого молчания спросил воеводу Александр. - Почему ты службу у него оставил?
  -Я не оставлял. - Спокойно ответил на этот вопрос князю Богуш. - Он сказал мне, чтобы я в городе остался. Я так и сделал. Через меня горожане его своим князем видели.
  -А почему он сам здесь не остался? Ведь насколько я знаю, горожане его об этом упрашивали. Да и Псков-то побольше да побогаче Гродно будет.
  -Давид никогда не искал для себя личной выгоды. Для него главное было людям служить, да от ворога их защищать. В этом, как и его отец, он видел свое предназначение. И именно за это люди его и любили что здесь, что в Гродно. Знали, что где-бы он сейчас не находился, а в беде их никогда не оставит. Всегда на выручку придет.
  -И это после того как псковичи его просто так за ворота выкинули?
  -На то их право было. Да и останься Давид в городе в то время, это к войне привести могло. А междоусобная война последнее дело. В ней нет ни для кого славы. Да и победителей в такой войне не бывает. В какую сторону не глянь, а гибнут только наши люди на потеху истинным врагам.
  -Странные слова ты говоришь. - Задумчиво произнес Александр. - Если учесть что на войну с Иваном собираешься. А он ведь тоже нашего роду племени.
  -Нашего. - Согласился Богуш. - И если-бы он со словом пришел, а не с мечом и ордынцами, то дело-бы совсем по-другому сложилось.
  -В угоду ему выгнали-бы меня из города как Давида? - Горько усмехнулся Александр.
  -Раньше, скорее всего да. - Не стал отнекиваться Богуш. - А теперь у Пскова договор с Гедимином, при помощи которого мы наконец-то можем обрести полную независимость от Новгорода. Мир с Ливонией благодаря его защите и посредничеству. И этот мир приносит городу немалый доход.
  -Был мир с Ливонией. - Перебил Богуша Александр. - Пока рыцари горожан под себя не подмяли и Ригой в прошлом году полностью не овладели, подчинив себе городское управление. Да, не спорю. Пока вражда Литвы и ордена Псков не сильно коснулась. Но ведь рано или поздно может и коснуться.
  -В таком случае мы точно знаем, на чью сторону стать. - Улыбнулся Богуш. - И я уверен это не орден крестоносцев.
  Три года назад в Ливонии вспыхнула война между горожанами Риги и орденом. Рижане не смогли смириться с тем, что орден все глубже и глубже запускал свою руку в их карман. Попытка отстоять свои права мирным путем ни к чему не привела. Последней каплей их терпения был захват рыцарями замка Дюнамюнде и перекрытие торгового пути с Псковом.
   Заступничество папы Иоанна22 свелось к тому, что замок остался в руках рыцарей, а кошелек папы пополнился приличной суммой. Одним словом горожане Риги взялись за оружие. 23 июня 1328 года ночью они напали на замок. Нападение было отбито гарнизоном крестоносцев. Разозленные горожане послали посольство к Гедимину и пообещали передать в его руки все свои замки и крепости, если он им поможет в войне против ордена. Гедимин понимал, что такой шанс может выпасть только один раз в жизни, поэтому отказался от долгих уговоров, и сразу согласился предоставить горожанам свои войска.
   Ослабить орден и заполучить в свои руки открытый доступ к торговым центрам Европы. О таком можно было только мечтать. Но как он не торопился, рыцари все же успели его опередить. Магистр ордена Эбергард Мангеймский приказал захватить замки и разместить там свои гарнизоны. В связи с этим можно сказать, мечта рушилась прямо на глазах.
   Наверное, правильней было-бы оставить рижан наедине с их горем, но верный своему слову Гедимин ввязался в драку. Вначале при поддержке горожан он разграбил околицы Каркуса, принадлежавшего орденской братии. После этого напал на приходы Гельмета, и поместья Пейстеле, где убили около 400 служителей ордена, а потом двинулся на Тарвасту. Но после этого удача отвернулась от князя на время.
   Рыцари не сидели без дела, и в ответ, напав на Гродно, захватили город и спалили замок, а так же обложили Ригу со всех сторон, взяв город в осаду. Гедимин не мог прийти на помощь рижанам потому, как вынужден, был собрать свои войска, чтобы отбиться в это время от очередного крестового похода, возглавляемого королём Чехии Иоанном Люксембургским. Сей монарх вел под своей командой рыцарей Чехии, Германии и Англии. Ливонский орден тоже не сидел без дела и после падения Риги предпринял несколько походов на Жамойтию.
  Положение Гедимина, союзника Пскова, как собственно и Александра, было в это время довольно сложным. Хотя, когда оно было простым. Это не могло не беспокоить Александра Михайловича Тверского. Ведь в основном на его поддержку опирался князь в своем противостоянии с Иваном Даниловичем Калитой. На поддержу Гедимина, так же рассчитывали и Псковичи в своем желании при его помощи добиться полной независимости от Новгорода.
   Война полыхала не только в Литве, она охватила собой всю Европу и длилась уже не одно столетие. Правители ради сиюминутной выгоды меняли союзников как перчатки, и вчерашний враг вдруг становился сегодняшним другом. Тут было над чем задуматься и о чем беспокоиться.
   Утром следующего дня после разговора с Богушем князь, как и большинство жителей Пскова, вышел провожать псковские дружины уходившие перенимать московские и ордынские загоны. С одной из таких дружин уходил и псковский воевода. Война еще не началась. Это была, если можно так выразиться, лишь прелюдия к войне. Вот только людям, попавшим под ее жернова, от этого было не легче.
  Глава 6
  Следы, оставленные на земле обозом с пленными, отыскать было легко. Да чего уж там, их только слепой не заметил-бы. Но Яр не спешил его нагонять чем, правда, вызывал недовольство собой увязавшейся за ним с мужиками девчонки. Вот же где нажил себе головную боль.
   Любаша, так звали девушку, зудела без умолку, и все время его подгоняла. И не просто подгоняла, а требовала от него активных действий в приказном порядке. При этом, не стесняясь в выражениях. Отослать бы ее куда-нибудь. Вот вопрос, куда? Да и сам виноват. Вот какого черта ему вдруг взбрело в голову перед ней покрасоваться? Героем себя выставить.
   Дед тоже хорош. Нет, чтобы отговорить от этого глупого решения взять ее с собой только в бороду хитро улыбнулся. А ведь наверняка заранее знал, чем это обернуться может. Мужики, Егор с Орестом, тоже вон втихомолку в спину посмеиваются. Тут подумать надо, с какой стороны лучше к делу подойти. Да какие там думы, когда этот противный голос по мозгам бьет.
  Второй раз в лоб на два десятка опытных воинов лезть не хочется. Очень даже легко может и не повезти, как в прошлый раз. А тут эта трещит как сорока, только что в спину кулаками не пихает. Да лает разными обидными словами.
  -Да уж паря. - Улыбаясь, тихо переговаривались между собой мужики. - Это тебе не волкам в лесу хвосты накручивать. У баб конечно силенок поменьше будет, зато они любого здоровяка в домовину легко своим языком загонят.
  -Не, судя по всему его, так просто не возьмёшь. Он, правда, вон уже покраснел от злости. Но молодец, все еще держится пока. Ничего, пускай узнает, что это такое женские суждения о способностях мужчин решать разные проблемы. Всяк в жизни пригодится.
  -Может, поможем парню? - Посмотрел на Егора Орест, сжалившийся над Яром. - Приструним Любашу. Нам еще людей с полона выручать. Вдвоем-то мы точно не справимся, а если она его доведет, он ведь запросто на все плюнуть может да обратно в свой лес податься. Мы-то для него по сути никто. А вдвоем мы точно никому не поможем.
  -Это да. - Кивнул головой, соглашаясь с доводами друга Егор. - Чей-то я об этом не подумал. Эй, егоза. - Прикрикнул он сурово на Любашу. - А ну прикуси свой длинный язык и отстань от парня. Знай, свое место девка и в мужские дела не суйся.
  Любаша хотела было что-то вначале ответить мужчинам но, глянув в их сторону, молча отъехала в сторону от Яра. Одно дело на лесовика этого наседать и совсем другое попробовать перечить мужчинам из поселка.
   Яр с облегчением перевел дух и с благодарностью посмотрел на мужчин.
  -Видно не сладко мне придется при постижении науки жить среди людей. - Пробурчал он себе под нос. - Особенно общаясь с женским полом. Да и бес с ними. Чуть что, один, без деда в лес уйду. Ничего. Не маленький уже. Проживу как-нибудь. Да и на кой нам с Разбоем еще кто-то нужен. Пленных этих освобожу, как дед наказал. И ну их всех к лешему. - Обидевшись на весь белый свет, шептал он сам себе.
  Время, как известно хороший лекарь. Даже не большой отрезок. Поэтому вскоре обида парня отпустила, и он вновь смог спокойно задуматься о том с какой стороны лучше всего подойти к делу освобождения поселян. Примерный план действий у него уже давно в голове вызрел. Вот только не все ему в этом плане нравилось.
   К тому же он не мог придумать, куда на время его осуществления деть Любашу. С собой-то ее точно брать нельзя. Она обуза. И чем он только думал на поляне перед поселком, когда соглашался взять ее с собой, а не отправить с дедом в Остров, как и всех остальных? Чтобы как-то отвлечься он завел разговор с мужчинами.
  -Егор. Орест. А вам как удалось плена или гибели избежать? Ведь это же вы в тот день на страже стояли.
  -Мы. - Не стали отнекиваться мужики. - А спас нас счастливый случай. Между прочим, благодаря тебе.
  -Это как? - Удивленно посмотрел на них Яр.
  -Да все очень просто. - Вздохнул Егор. - Я так думаю, что та троица дружинников боярских по наши души шли. А тут ты подвернулся. Хороший повод под видом драки ворота стражи лишить. Да только они малек просчитались. Не совсем, правда. Когда люди на шум сбежались, старшина с боярином нам приказали тебя вернуть, а стражу ворот на себя взяли боярские люди. Ну, мы-то без всякой задней мысли-то и пошли. Естественно конечно не слишком шибко торопились. - Посмотрел он на хмыкнувшего Яра. - Ни тебя, ни кузнеца дома не застали и обратно направились. А когда на опушку вышли, то увидели, что в поселке уже во всю вороги хозяйничают. На помощь людям бежать поздно. Так что ничего другого не оставалось, как только в лесу спрятаться да какого-нибудь удобного момента дожидаться. Ну и надеяться, что еще кто-нибудь кроме нас смертушки или плена, в лесу спрятавшись, избежал. Мертвые ведь мы ни людям, не своим семьям уж точно ничем не смогли-бы помочь.
  Мужчин в трусости Яр обвинять не стал. Ни к чему это. Ведь окажись он на их месте неизвестно еще как-бы сам поступил. Хотя нет. Известно. Он-то как раз в драку-то сразу и полез ни о чем кроме мести не думая. Но тут другое. По сути, терять-то ему особо было нечего, да и волноваться, за чью либо судьбу не приходится не то, что Оресту да Егору.
  Егору, правда, повезло. Жена с детьми в то время когда вороги на поселок напали в лесу ягоды да грибы собирали. В нем же от ворога лютого и укрылись. Сейчас они вместе с дедом к Острову направляются. А вот сынок Ореста точно в плену мается. Для мужчины он единственная отрада в жизни. Мать его при родах померла, что не редкость. Роды для женщин тяжкое испытание. С тех пор живет бобылем да сам за сыном приглядывает. Взять в жены другую жену в этой-то глуши дело не простое. К молодухам не подступишься, там парни молодые толпами на крыльцо ломятся. Да и вдовы, коль так случится, долго в одиночестве не сидят.
  Ну да ладно. Все это к делу освобождения пленников мало относится. Надо-бы все-таки решить, как лучше к ворогу подобраться. Да сделать это так, чтобы голову лишний раз под удар не шибко сильно подставлять. Самое лучшее время конечно, это ночью на привале их попробовать взять. Если что не так пойдет, то в лесу легче укрыться будет.
  За себя да за Разбоя Яр не сильно переживал, а вот мужики, да особливо Любаша, это проблема. Мужики еще ладно. За себя если что постоять могут, а вот с дивчиной беда. Она-то ведь все испортить может и запросто их головы под вражьи мечи подставить. Ох, парень, не о том ты думал, когда соглашался ее с собой взять.
  -Да что вы еле плететесь? - Прервал ход мыслей Яра голос Любаши. - Там люди страдают, а вы тут как не живые ноги переставляете.
  -Да-а. Ненадолго ее хватило.
  Услышал Яр за спиной смешок Егора.
  -Ох, девка. Видно мало тебя родители драли, уму разуму поучая. Сказано же было, молчи себе в тряпочку да слушай, что старшие скажут. - Цыкнул на Любашу Орест.
  -Это кого здесь слушать? Вас что ли? Да какие вы старшие, коль за спиной юнца прячетесь? - Разошлась девушка. - Хотя он-то как раз понятно. Хоть лук в руках держать умеет не то, что некоторые.
  -Не язык, а шило. - Покачал головой Егор. - Вот и не удивительно, чего тебя парни стороной обходят.
  Любаша на пару лет была старше Яра и по всем меркам уже должна была выйти замуж. Да вот только с ее замужеством действительно были проблемы. Парни к ней неохотно сватались, а те, что все же сватались, потом стороной ее дом обходили. Так что, судя по всему, должна она скорей всего была доживать свой век старой девой. Ну, если только какой заезжий ее из поселка не умыкнет. Только вот с каждым годом на такое счастье поселянам рассчитывать все реже приходилось. Кому старая дева нужна.
  -Да разве это парни. - Презрительно скривила губы Любаша. - Только об одном и думают, как-бы девку облапить.
  -Да было-бы что у тебя лапить. - Усмехнулся Егор.
  -А это не тебе дядька Егор судить. - Огрызнулась Любаша. - Да и вообще нашли, о чем судачить. Вы лучше лошадок погоняйте, чтобы людей быстрее из неволи вызволить. Эй, герой. - Прикрикнула она на Яра. - Ты давай пошевеливайся. Или у тебя уже весь твой геройский запал иссяк?
  -А у меня его и раньше не было. - Отозвался спокойно парень, остановив свою лошадь. - Хочешь людей побыстрее из неволи вызволить? Ну, так давай, беги. - Яр кивнул головой на заводную лошадь навьюченную оружием и доспехами, доставшимися им в наследство от боярских дружинников и ордынцев. - А я, пожалуй, домой поеду. У меня и без вас забот много. Еще дом новый надо успеть до зимы поставить.
  -Слышь парень. Ты-то хоть не дури. - Нахмурил брови Орест.
  -Доляпалась языком. - Сурово посмотрел на Любашу Егор. - Конечно, всем известно, что бабий ум короток. А у тебя его так и вообще нет. Старая дева она и есть старая дева.
  -Это не у меня, это у вас с мозгами не порядок. - Крикнула Любаша и ее глаза наполнились слезами. - И не какая я не старая.
  Вроде действительно не старая, всего-то 18 годков. Только вот все ровесницы давно замужем с детьми нянчатся, а она как была одна, так одной и остается. И ведь вроде не уродина. Вполне себе нормальная здоровая девка, что с лица, что с фигуры. Но язык. Даже родители ее головой крутили, не понимая, в кого она такая уродилась. Ведь и женихи были. Так она им такой поворот от ворот выдала, что потом их дом парни за версту обходили.
  -Да паря. - Подъехал к Яру Егор. - Честно тебе признаюсь, вот, сколько со своей женой живу, а до сих пор ее не понимаю. У баб мозги как-то в другую сторону вывернуты, но при этом при всем они считают, что ход их мыслей вполне логичный и правильный. Просто это мужчины тупые. Знаешь, довольно часто для того чтобы понять чего моя супруга хочет приходиться сначала слегка повздорить. Нет, чтобы просто сказать чего ей надо. Так этот легкий путь не для нее. Она сначала из-за тридевять земель зайдет, потом вспомнит, как я ее обидел когда-то, и только наплакавшись да накричавшись, может, соизволит сказать, в чем собственно дело. Короче все сводится к одному. Мол, догадайся сам чего мне надо. Ты не горячись, да не злись попусту на дивчину. Тут ведь и так все ясно. За семью она шибко переживает.
  -Я и не злюсь. - Стараясь сохранить невозмутимый вид, соврал Яр. - Просто из-за нее все наперекосяк пойти может. Мало того что и семье ее не поможем, так и сами головы сложим запросто. А мне если честно, помирать пока не охота.
  -Да умирать никому не охота. - Вздохнул Егор. - А Любаша сейчас вести себя будет, - посмотрел он сурово на девушку и слегка повысил голос, - как в лесу. Когда пряталась. Да помалкивать себе тихо в платочек и делать все, что ей старшие скажут. Поняла?
  -Поняла. - Хлюпнув носом, кивнула головой Любаша и, посмотрев на Яра добавила. - Слова от меня этот дурень лесной больше не услышит.
  Вскоре они нагнали обоз. Любаша, как и пообещала, молчала и вела себя тихо. Только при этом дулась обиженная в лучших чувствах на весь белый свет.
  -На дороге нападать не будем. - Огласил свое решение Яр. - Нападем, когда они лагерем на ночь станут. Мы с Разбоем первыми пойдем. Постараемся стражу убрать, а когда подадим сигнал, то и вы подтягивайтесь к нам. - Посмотрел он на Ореста с Егором.
  -А с лошадьми как быть? - Нарушила свой обет молчания Любаша.
  -Что значит, как быть? - Посмотрел на нее удивленно Яр.
  -Ну их ведь одних в лесу просто так не бросишь. - Покачала головой девушка, пеняя на недогадливость парня.
  -И не надо. Вот ты с ними и побудешь. - Пожал он, плечами отводя глаза в сторону.
  -Я? - Ткнула она себя пальцем в грудь. - Я не для того с вами пошла, чтобы в лесу с лошадками прятаться. Я пришла сюда семью свою и односельчан из плена вызволять. - Горячо заговорила Любаша, повысив голос.
  -Не кричи. - Цыкнул на нее Егор. - Все верно Яр говорит. Не бабское это дело на битву с ворогом ходить. Да и толку-то от тебя в деле немного будет, а вот как помешать так запросто сможешь.
  -Ты на меня дядька Егор не цыкай. - Повернулась к мужику Любаша, уперев в бока руки. - Тоже мне герой выискался. А стрелы из лука метать я не хуже вас умею. Отец меня научил.
  -Лучше-бы он тебя язык за зубами держать научил. Да слушать, что старшие говорят. - Плюнув себе под ноги, отошел мужик в сторону.
  -Ладно. - Махнул рукой Яр. - Пущай идет с вами раз ей так неймется. А коней и стреножить можно. Далеко не уйдут. Только вот не жди, что когда дело начнется, тебя кто-нибудь оберегать будет. Сгинешь. Так в этом только твоя собственная вина будет. Ну а коль из-за тебя кто пострадает, то слово даю я тебя сам в рабство отдам.
  -Отдавай. Отдавай. - Закивала радостно головой Любаша, бросив победный взгляд на мужчин.
  -Так. Теперь самое главное. - Притаившись в лесу, метрах в ста пятидесяти от лагеря говорил Яр своей команде. - В ближний бой не лезьте. Если что пойдет не так, сразу в лес уходите. - Он посмотрел в сторону обоза. - Кикимору им под мышку. - Дернул он головой. - Я думал, в охране только два десятка будет.
  -Да так оно и есть. - Присматриваясь к лагерю, заговорил Егор. - Два десятка ордынцев, а остальные наши. То есть я имел в виду, - поправился он, - нашего роду племени. Славянского. Слуги боярские к ним прибились. Вон там отдельно в сторонке сидят. - Кивнул он головой, указывая направление. - Ну, те с кем сейчас трое воинов, судя по всему новгородцы, или люди с княжества московского беседу ведут.
  -Ну, может оно и к лучшему. - Улыбнулся мужикам парень. - Один раз они уже сбежали. Так что даст бог, и второй раз не устоят. Побегут. А то нам как раз на руку будет. Вы главное на расстоянии держитесь, как до дела дойдет. - Еще раз повторил он и, кивнув головой волку, отойдя на пару метров, растворился в ночной темноте среди деревьев.
  - Точно колдун. - Перекрестился на всякий случай Орест глядя в том направлении, где Яр исчез из их вида. - Вроде и за нас, а у меня все одно мурашки от него по спине бегают.
  -Да будь он хоть леший. Главное, чтобы помог людей освободить. - Хлопнул товарища по плечу Егор. - Все. Теперь тихо. Ждем от него сигнала.
  Глава 7
  В Новгородском кремле за пиршественным столом хмуро поглядывая на присутствующих, сидел Иван Данилович Калита рядом со своим другом Чол-ханом, баскаком московским орды хана Узбека. Обремененный своими заботами. Бояре, воеводы да купцы, лучшие мужи свободного города, рассевшись по рангу, мирно вели между собой беседы да радостно улыбались, слушая разные веселые истории. Такое ощущение, что и не назревал никакой военный конфликт с Псковом, а возможно и с Литвой этот город сейчас поддерживающей.
  Скорее всего, каждый и задумывался над тем, к чему эта война привести может. Но в данный момент все слушали купца Матвея Скригу только что пришедшего со своим караваном из-за моря. Иван Калита хоть и хмурился, но тоже, как и все ни единого слова не пропускал из купеческого рассказа. Мало ли что в мировой политической расстановке сил может пригодиться.
  -Так вот. - Продолжал свой рассказ Матвей. - Как ранее сказывал, скончался значиться их король Филип 5. Это тот самый король, при котором принцессы блуд во дворце устраивали. Ну как положено его в королевской усыпальнице схоронили, а на его королевское место сел его брат Карл. Ставший королем хранцузким Карлом 4.
  -Это тот, у которого жену в блуде обвинили? - Задал вопрос кто-то из присутствующих.
  -Ага. - Кивнул головой Матвей. - Он самый.
  -А что он со своей жинкой сделал? Ну, когда королем стал?
  -Для начала развестись хотел. Но тут их папа, который римский. Как бишь его. А, - стукнул себя по лбу купец, - Иоанн 22. Этому бракоразводному процессу воспротивился. Мол, он, конечно, все понимает. Она, безусловно, женщина падшая. Он это не отрицает. Но именно поэтому король должен к ней свою благосклонность и заботу проявить, как Господь учит. Чтобы значится поставить падшую душу на путь исправления и отрицания от греховных мыслей и деяний.
  -Во дают. - Снова перебил чей-то голос рассказчика, а другой добавил. - Ну и как, простил?
  -Да тише вы там. - Зашикали люди. - Дайте байку дослушать. А потом уже свои мнения да вопросы высказывайте.
  -Не-а. Не простил. - Замотал головой Матвей. - И развода добился. Потому как она ему сродственницей приходится в четвертом колене.
  -В каком таком колене? - Не выдержал и задал вопрос один молодой купец, за что тут же схлопотал подзатыльник от соседа, приходившегося ему старшим родственником.
  -Да какая разница. - Отмахнулся рассказчик. - У этих немых все не по-людски.
  На Руси так издавна повелось, все заморские племена немыми называть. Из какой бы земли человек не был, раз по-здешнему не говорит, то значит немой. Одним словом, немец.
  -Ну, стало быть, раз со сродственницей в четвертом колене жить нельзя, то папа больше не противился и их брак расторг. Король долго ходить в холостяках не стал и женился на принцессе Марии Люксембургской. Однако и с этим браком ему тоже не свезло.
  -Чаво так-то? Неужто и она в блуд ударилась? - Высказал предположение один из присутствующих за столом, отчего остальная братия дружно заржала.
  -Не-а. - Снова замотал головой купец. - Померла при родах. Видать Господь осерчал на короля за то, что папу не послушался.
  -А кто ближе к богу? - Не выдержал и задал снова вопрос молодой купец. - Ихний папа, аль наш митрополит?
  За что тут же схлопотал очередной подзатыльник от соседа. Ведь всем на Руси известно, что при помощи тумаков ум быстрее развивается.
  -Конечно наш митрополит. А ты, коль совсем дурень, то лучше сиди да помалкивай.
  -Ну, так, стало быть. Схоронил король жинку, да только особливо долго не тужил. - Продолжил свой рассказ Матвей. - Не принято у тамошних королей долго по этому поводу горевать, а посему женился в третий раз на госпоже Жанне д-Эвре. Окружил ее роскошью да любился с ней в свое удовольствие. Но тут да города Парижа заявилась его сестра Изабелла. Люди ее не очень в городе уважали за то, что это она своим наветом под суд принцесс подвела. Нравы там больно легкие. Блудницы так вообще в открытую живут и никого особо это не смущает. Хотя для королевской крови особливо женского полу оно конечно такое дело неприемлемо. Поэтому нет ничего удивительного, что и братец на нее косо поглядывал опосля пережитого позору. Кому такое по нраву-то придется? А нужно сказать, что этой самой Изабелле в жизни тоже не слишком свезло. Выдали ее замуж за короля Аглицкого Эдуарда 2. А тот, как известно, не столько женщин, сколько мужчин любил.
  -Это как?
  -Да очень просто. - Усмехнулся в бороду Матвей. - С мужиками он спал.
  -Как это с мужиками? - Не вытерпел и снова задал вопрос молодой купец. - А зачем?
  -Чтобы не понести. - Снова дружно заржали присутствующие за столом.
   Матвей, посмотрев на молодого человека, пожал плечами и немного помолчав, ответил.
  -Люди разные бывают, и по большому счету нам-то какое дело кто как живет. Нравилось тому королю так фулюганить так то его жизня и нас не касается. Но вот жинке его от такого невнимания было обидно. Да и природа, она такая, своего требует. А посему, сошлась Изабелла с одним из своих подданных, во Хранцию из родной стороны бежавшего. Звали его Роже Мортимер барон Вигмора, граф де ла Марш. Вот с ним она и заблудила. И это после того, как своих подруг за такое же деяние на суд отправила. Но брат ее Карл на такое дело глаза прикрыл. Потому как созрел у них план, как Эдуарда этого Аглицкого престола лишить. Снабдил брат сестру деньгами, да и отправил с полюбовником обратно в Англию, чтобы она этим вопросом занялася. Ну, значится, прибыла Изабелла со своим полюбовником до города Лондона и замутила там с тамошними баронами дворцовый переворот. Многим баронам местным не по душе были пристрастия короля. Эдуарда этого арестовали да в темницу бросили. Но долго держать там короля дело опасное. Мало ли, простой народ по такому делу и взбунтоваться может. Поэтому решила Изабелла Эдуарда совсем со свету изжить. Только надо было все так обставить, чтобы все кругом думали, что это он сам богу душу отдал и никакого злого умысла с ее стороны не было. И вот как-то вечером в королевскую темницу вломилась куча народа. Короля уложили насильно на живот да сунули ему в то место, через которое он фулюганить любил, рог. А через этот рог раскаленным прутом все внутренности выжгли, отчего этот Эдуард и помер. Ну, а после объявления о его кончине Аглицким королевством стала управлять Изабелла, пока ее сынок не подрастет.
  -Неужто такое злодеяние да безнаказанным осталось?
  -Насчет Изабеллы не ведаю. - Ответил Матвей. - А вот кара небесная короля Хранцузского достала. Помер он скоропостижно. Был здоров и раз, скончался. А вместе с ним и вся королевская династия. Потому как он последним мужским представителем своего рода был и наследника мужеского пола не оставил.
  -Так что, теперь в этой Хранции совсем короля нема?
  -Почему нема? Есть. Свято место пусто не бывает. Там теперь тем народом правит его двоюродный племянник Филипп, граф Валуа. Потому как он является, первым принцем крови. Таперича его именуют король Филипп 6.
  Выслушав историю Матвея, мужчины, сидевшие за столом, снова начали между собой переговариваться, делясь впечатлениями об услышанном рассказе.
  -Может еще, кто какую байку расскажет? - Через некоторое время спросил присутствующих Иван.
  -Да уж не знаю говорить или нет. - Подал голос очередной знатный купец Кудря. - Мои вести не такие как у Матвея. В них интереса мало. В них все больше тревога.
  -Ты сказывай, а мы сами про те вести решим. - Донеслись до Кудри голоса с разных сторон стола.
  -Ладно. - Кивнул он согласно головой. - Слушайте. Я тут давеча намедни с одним купцом по имени Иоганн, что родом из города Любека будет, торг вел. Опосля того как торг завершился и мы по рукам ударили, как водится это дело решили обмыть. А захмелев, стал этот Иоганн кручиниться, что видно скоро торг с нами вести затруднительно будет.
  -Это еще почему? - Посыпались удивленные вопросы.
  -Так и я его так же спросил. Он сначала говорить не хотел. Но после пары чарок хмельного меда поведал. Сказывал что, мол, их Ерманский ампиратор, тот который Людовик Баварский, грамотку выправил для Тевтонского ордена. А в той грамотке сказано, что этому ордену в подарок дарит он земли Русские, королевства Литвы, Новгорода Великого, Пскова, да Витебска с Полоцком. Вот такие вот вести.
  За столом на некоторое время повисла гробовая тишина. Люди недоуменно переглядывались меж собой, переваривая услышанное.
  -Это кто же этому Людвигу такое право дал чужие земли без спроса раздаривать?
  -Этот ампиратор часом, не много ли на себя берет? Как-бы ему пупок не надорвать.
  -Эти немцы, что там в своей неметчине совсем с глузду съехали?
  Загомонили все разом. Единственным, кто сидел тихо и не проронил ни слова, был Иван Калита. С одной стороны эта весть его обрадовала. Судя по всему, скоро князю Гедимину не до дел здешних княжеств будет. Что ему только на руку играет. А с другой стороны. Если вдруг рыцари не с Литвы, а с Новгорода свои походы начнут? То тут не до веселья будет. Ведь это означает потерю доходов. Как в его казну, так и в казну хана Узбека.
   Основная часть ордынщины с Новгорода берется. Что в свою очередь может привести к тому, что уже в его собственные пределы могут вторгнуться ордынские тумены. Так сказать, для набора недоимок. Хану Узбеку плевать, кто с кем воюет. Главное для него постоянные и своевременные выплаты дани. Над этим вопросом стоит хорошенько голову поломать. Потому как совсем ее лишиться не очень-то хочется. Неудобно будет безголовому княжеством управлять. А рыцари они такие, тоже до чужого добра шибко падкие. Тут думать надо. Крепко думать.
  Глава 8
  Отойдя немного в сторону от того места где оставил мужчин с Любашей Яр остановился. Закрыл глаза и принюхался. Он не просто так зашел с той стороны, когда ему в лицо от лагеря ветерком тянуло. Зрение в лесу вещь хорошая. Но вот слух и обоняние намного лучше, потому как при их помощи больше узнать можешь, что кругом делается. Жизнь в лесу его этому правилу хорошо обучила.
  Простояв так некоторое время, парень засек точные места, где хоронилась стража. Всего дозорных было шестеро, тех, что в лесу прятались. Еще шестеро распределились вдоль обоза. Ну а остальные. Так кто ужин готовил, зарезав овцу из захваченной в поселении отары, кто место для ночлега подготавливал. Яр немного повел головой. Странное дело. Слуги боярина Глины держались особняком. Видать, что-то не заладилось у них с пришлыми. Вон место им в самом конце обоза определили да особо ордынцы к себе не подпускали. Да и леший с ними. Ему-то какая разница.
  -Ну что Разбой, пробежимся. - Обратился парень к рядом стоявшему волку, на что тот только радостно оскалил свои клыки.
  Наложив стрелу на тетиву лука, Яр побежал в сторону лагеря. Несмотря на то, что бежал, он при этом не издавал никакого шума. Рядом с ним большими скачками так же бесшумно передвигался и волк. Им не впервой было подобным образом охотиться в лесу.
  Не снижая темпа бега, парень натянул тетиву и пустил стрелу в только ему одному видимую цель. Волк моментально метнулся в том же направлении. Если выстрел только ранил зверя, то Разбой его добивал. Правда, сейчас это были не звери, а люди. Только вот для волка было все едино на кого вместе со своим другом охотиться.
   Между тем Яр, не останавливаясь, побежал дальше, выхватив из колчана очередную стрелу. Девять лет каждодневных суровых тренировок теперь показали, каких результатов он достиг. Дед во время тренировок, будь то лук, или какое другое оружие, не делал ему никаких поблажек в связи с его юным возрастом. И в результате хоть и не до конца закончив свое обучение, парень представлял собой воистину серьезного и опасного бойца. Особливо в обращении с луком. Так как с детства его из рук не выпускал. Даже спал с ним в обнимку.
  Это ведь только с виду кажется просто. Что тут такого? Взял, наложил стрелу на тетиву да пускай ее в цель. А она сама долетит да попадет. Куда, мол, денется? Ох, если-бы все так просто было, то все-бы лучниками ходили. Нет, лук конечно дело такое. Всяк уважающий себя воин его имеет да и стрелять из него может. Только сила таких лучников в их массе, и то процент попаданий в цель не слишком велик. Кочевники уж на что мастера. Они почитай с луком рождаются. Им равных в этом деле, как стрельба из лука, нет. Но и среди них настоящие мастера редкость. Тут не только умение. Тут особый талант нужен, помимо силы и ловкости. И как видно такой талант у Яра имелся. А еще, помимо этого самого таланта, огромный практический опыт. И не только в стрельбе по мишеням, но еще и на охоте.
   Парень естественно о таких вещах никогда не задумывался. А чего тут думать-то. Красоваться-то все одно не перед кем было. А дед? Да что дед. Он всегда с одним выражением лица ходил. То бишь, с хмуро сдвинутыми бровями и недовольным видом. Такое похвалы как молодец, от него в жизни не услышишь. Максимум на что рассчитывай, так это хлопнет по плечу и пробасит.
  -Коряво конечно. Но уж хоть так, чем вообще никак.
  Разумеется, Яр понимал, что дед так говорил, чтобы он невзначай шибко не загордился да от занятий не отлынивал. Потому как воинская наука дело тяжелое. Тут тебе и синяки с ушибами, да и кровушкой иной раз зальешься невзначай. Посвящать таким занятиям кожный день с одинаковым усердием тут либо цель великая должна быть, либо послушание полное. У Яра ни того ни другого в полной мере не было. Просто нравилось ему так с дедом время проводить. Зато теперь руки не тряслись да разум всякими нехорошими мыслями не затуманивался.
  То, что парень здорово наловчился, говорил еще и тот факт, что дозорные даже не успевали толком на его появление среагировать. Он словно привидение появлялся из неоткуда. И прежде чем дозорный успевал о чем-либо токмо помыслить, уже тыкался лбом в землю со стрелой в голове.
  Пробежав вдоль одной стороны поляны Яр убрав третьего дозорного, нырнул обратно в темноту леса. И направился туда, где его дожидались Егор с Орестом да Любаша. Первоначально он думал вообще лишить ворога дозорных, но сейчас передумал. С этой-то стороны поляны ветерок ему в лицо дул, а с другой уже в спину дуть будет. Люди-то его навряд-ли с Разбоем унюхают, а вот животина точно спокойно стоять на месте не станет. Особливо когда рядом с собой волка почует. А ежели животина заволнуется, то и люди насторожатся.
  Подбегая к месту, где оставил сотоварищей, парень еще издали услышал недовольное шипение Любаши и печально покачал головой. Вот же бисова девка все никак не угомониться. От нее одной шуму столько, сколько от стада туров. Беда в том, что тем хорониться не от кого в отличие от них.
  -Да заканчивай уже елозить. Что тебе на месте-то не сидится? - Сердито просипел Егор. - Сказано же было, что сигнала дождаться надо.
  -А откуда ты знаешь, какой он этот сигнал? Может он уже был? Может этому Яру сейчас наша помощь требуется, а мы тут прячемся? Отсюда же ничего толком не разглядеть.
  -Ежели-бы что случилось, то мы точно бы гомон со стороны лагеря услышали. - Вступил в перепалку Орест. - А раз гомона нетути, то все как надо идет.
  -Да что вы за увальни такие? - Зашипела зло Любаша. - С места вас не сдвинешь. Не хотите со мной идти, не идите. Одна пойду.
  -Стой зараза ты этакая. - Попытался ухватить девку Егор, но та ловко извернувшись, вскочила на ноги и собиралась уже бежать в сторону вражьего лагеря, когда внезапно увидела перед собой зло оскаленную морду волка.
  -Далеко собралась? - Шепотом спросил Любашу Яр, подойдя к ней вплотную, и еле сдерживая свой гнев.
  -Я это. Помочь хотела. - Выдавила из себя дивчина, с испугом глядя на заступившему ей дорогу Разбою.
  -Такая твоя помощь нас только к нашей гибели приведет или к полону. Ежели еще раз меня ослушаешься, я тебя просто убью.
  -Эй, парень. Ты это. Таво. Палку-то не перегибай. - Вступился за Любашу Егор, так как понял, что Яр не шутит и точно свою угрозу выполнит. - Она же не со злого умыслу так поступает.
  -Злой умысел или добрый тебе уже все одно будет, когда бездыханным на землю свалишься. - Перевел свой тяжелый взгляд Яр на Егора.
  Мужик от этого взгляда невольно передернул плечами. Вот вроде перед ним совсем юный отрок стоит, а глазами так зыркнул что душа в пятки скаканула.
  -Ладно. - Тряхнул головой парень. - Я с этой стороны лагеря дозорных убрал. Когда подойдем поближе вы свои первые цели особо тщательно выцеливайте. Чтобы не просто попасть, а так, чтобы наверняка свалить. Потому как потом навряд ли у вас такая другая попытка появится.
  -Это и так понятно. - Перебил парня Орест.
  -Ну, раз понятно. Тогда пошли. Да, - приостановился Яр, - и как только в вашу сторону ворог направится, когда разберется что к чему, вы не медлите и сразу в лес подальше бегите.
  -А ты? - Не удержалась от вопроса Любаша, быстро пришедшая в себя от полученной взбучки и угрозы.
  -А что я? - Посмотрел на нее парень и пожал плечами. - Пока они за вами бегать будут, я с Разбоем на них поохочусь.
  -Так мы это, что-то на вроде приманки будем что ли? - Вытаращился на него Орест.
  -Ну, как-бы да. - Кивнул головой Яр. - А что тут такого? Нам ведь сейчас главное побольше ворогов побить, а то больно силы неравные. Я так мыслю. Для такого дела любая хитрость хороша. Чем больше народу удастся в лес выманить да там положить, тем проще потом будет людей из полона вызволять.
  -Коль так, то и по лесу тогда побегать не лень будет. - Хмыкнул Егор. - А там глядишь, может и мне случай подвернется, кого на копье нацепить.
  -Коль разобрались да всем все понятно, - посмотрел Яр на Любашу и выдержал небольшую паузу, но так как девушка промолчала, он качнул головой и закончил свою речь. - Тогда пошли.
  Подобравшись практически к самой поляне, Яр указал место, с которого удобней будет стрелять своим подручным. А сам, оставив мужчин и Любашу, юркнул куда-то в сторону.
  -Куда это он опять? - Закрутила головой Любаша.
  -Да какая разница. - Цыкнул на нее Егор. - Ты лучше давай цель себе выбирай. Присмотри в кого стрелу метать будешь.
  Девушка молча кивнула головой и, посмотрев в сторону лагеря, прищурила глаза, выбирая в кого, стрелять будет. Выбор пал на одного ордынца, гордо вышагивающего вдоль связанных односельчан и по очереди хватавшего за разные интимные места молодых девушек, что явно доставляло ему удовольствие.
  -Гад. Сейчас ты у меня получишь. - Прошипела Любаша, поднимая свой лук и тщательно прицеливаясь.
  От усердия она даже прикусила губу. Выпущенная ею стрела угодила в цель. Она попала кочевнику прямо в спину. Но видно силы девушке натянуть тугую тетиву посильней не хватило. Стрела, угодив в ордынца, отскочила в сторону, не причинив тому никакого вреда. Пока тот с изумлением таращился на ударивший его в спину снаряд, Любаша поспешно выстрелила в него второй раз и тут же испуганно вскрикнула потому, как стрела пролетела мимо и просто чудом не задела никого из связанных людей. Судорожным движением она потянулась за третьей стрелой, но тут ее кто-то схватил за руку и резко потянул в сторону.
  -Беги дура. Чего как истукан застыла? - Зло прошипел Орест, не выпуская ее руку и таща за собой.
  Девушка не сопротивлялась и даже не огрызнулась в ответ, побежав следом за ним подальше в лес. Ее душили слезы от нахлынувшей досады и обиды и осознания своей полной беспомощности и бесполезности. Она видела, с какой легкостью выпущенные Яром стрелы разили врагов, и со стороны все это казалось совсем просто, а вот на деле оказалось куда как сложней. А главное ведь попала да только толку от того попадания вышел ноль.
  За своими переживаниями она ни на что не обращала внимания. Двигалась прямо вслед за спиной Ореста. И оттого, даже не притормозив уткнулась со всего бега в его спину, чуть было, не свалив мужчину с ног, когда тот внезапно остановился.
  -Кажись, оторвались. - Прислушиваясь к звукам ночного леса, пропыхтел Егор, переводя дыхания.
  -Вроде. - Подтверждая предположение напарника, мотнул головой Орест.
  -А Яр где? - Озираясь кругом, спросила Любаша.
  -Где, где. - Нахмурил брови Егор. - Да видать там, где ему и положено быть. - И посмотрев на девушку добавил. - А кто этого лесовика знает, где его черти носят. Но в одном я точно уверен. С этим парнем и его волком все в порядке. Ну чего тут стоять. - Оглянулся он по сторонам. - Пошли туда, где лошадушек своих оставили. Думаю, что в скором времени и наш ерой туды заявится.
  Глава 9
  Указав место своей команде, откуда им лучше всего будет в ворога стрелять, Яр быстро отбежал в сторону шагов на пятьдесят и затаился. Из своего укрытия он прекрасно видел и следил за тем, что произошло потом. Вот его команда натягивает свои луки. Вот она дружно пускает стрелы по врагу. От этих стрел два ордынца валятся замертво на землю. А вот третий остался невредим. И сейчас стоит и тупо пялится на ударившую ему в спину стрелу. Небольшой промежуток затишья, а потом действия начинают нестись вскачь.
  Егор с Орестом успевают выпустить еще по две стрелы, но теперь совсем неудачно. Перед ними не просто мишени, а хорошо обученные воины научившиеся за свою жизнь быстро оценивать обстановку и реагировать соответствующим образом. Кто-то уклоняется в сторону от выстрела, а кто-то просто прикрылся мгновенно содранным со спины щитом. В лес к ним метнулось сразу шесть фигур. Да помимо этого пара кочевников схватив свои луки, послало в их направлении несколько стрел.
  -Хоть бы не зацепили никого. - Прошептал себе под нос Яр, пристально следя за происходящим.
  Выждав еще некоторое время, он быстро побежал в направлении той шестерки ворогов, что бросилась в погоню за его товарищами.
  -Теперь главное поспеть и не дать им догнать наших. - Обеспокоенно бросил он на ходу, бежавшему рядом с ним волку.
  Беспокойство парня было вполне обоснованным, так как Егора Ореста и Любашу от врагов отделяло расстояние не больше чем шагов в сорок, когда они предприняли свою атаку. А это не такая уж и великая фора. Плюс ко всему нужно учитывать умение быстро передвигаться по ночному лесу. Конечно кочевники в таких ночных забегах по пересеченной местности не мастера, но и местных чемпионами назвать трудно. Особое беспокойство за Любашу, которую Орест тянул за собой за руку. Зацепись она за что-либо ногой и все, сразу всех накроют. Мужчины ведь девчонку просто так не бросят.
  Набрав приличную скорость он чуть было не врезался в одного из преследователей выскочив на того прямо из кустарника. Благо стрела была на тетиву наложена. Спроси парня, о чем он в тот момент думал, толком не ответит потому, как действовал чисто рефлекторно. Стрела, выпущенная в упор, угодила противнику в бок.
  -Ох, тыж. - Ухватившись за древко и оседая на землю только и смог выдохнуть оказавшийся на пути Яра воин. Один из тех, кто был видать родом толи из Новгорода, толи из Москвы.
  Парень выхватил новую стрелу из колчана, но скорее всего, выстрелить в ближайшего противника не успел-бы, уж больно маленькое расстояние их разделяло, да и ордынец оказался довольно прытким. Он уже занес свою саблю для удара, когда с боку на него налетел Разбой, сбив врага с ног. Третий ближайший противник совершил ошибку. Вместо того чтобы бросится на Яра он кинулся на помощь к товарищу которого на земле терзал волк за что тут же схлопотал стрелу в грудь.
  Теперь между парнем и его противниками образовалось разделяющее их пространство. Небольшое. Всего-то метров в шесть семь. Вот только попробуй это расстояние сократи, когда тебе в грудь стрелой метят. С такого расстояния и слепой в цель попадет, особо не целясь. А тут еще грозно рычащая зверюга на тебя окровавленные клыки скалит, и все это действо происходит в ночном лесу полном всякой нечисти. Не у каждого человека нервная система такое выдержит. Да и практически мгновенная гибель трех сотоварищей еще сверху огромным камнем на психику давит.
  Два оставшихся в живых ордынца недолго свой выбор делали и, развернувшись, резво побежали обратно к лагерю. Оно и понятно. Там друзья-товарищи да костры ярко в ночи светят, отчего любая опасность и нечисть не такой страшной кажется. Третий никуда не побежал. Укрывшись за стволом дерева, он сорвал свой щит со спины и прилаживал его теперь на левую руку.
  -Разбой. - Позвал парень волка и кивком головы указал ему на убегающих.
  Зверюга радостно оскалила свою окровавленную морду и, сорвавшись с места, кинулась вдогон за улепетывающими ордынцами.
  -Зарублю. Нечисть поганая. - Зло пробасил оставшийся воин, выходя из-за дерева и прикрывшись щитом, стал в боевую стойку напротив Яра.
  Смелый поступок. Мужчина точно не робкого десятка. Он явно не принадлежал к ордынскому роду племени. Можно было-бы даже сказать что он свой. Но точно так же и боярские слуги вроде как-бы и свои были, и в то же самое время совсем чужие оказались. Правда, в данный момент времени парень не терзался думами на эту тему. Перед ним стоит человек, который хочет его убить. В такое время любые лишние думы на отвлеченную тему это прямой путь в загробный мир. А по этой дороге раньше времени ведь никто идти не хочет.
  Яр окинул воина холодным взглядом и вроде-бы не целясь, выстрелил из лука. Стрела угодила в неприкрытую щитом ногу, и не успел противник охнуть, как вторая стрела впилась в другую. После чего парень сорвался с места, выхватив из ножен свой меч. Он быстро сократил разделяющее противников расстояние, ловко увернувшись от неловкой попытки достать его мечом. В свою очередь своим ударом снес голову врага с плеч, и даже не оглянувшись, чтобы посмотреть на дело своих рук побежал следом за волком догонять убегающих ордынцев.
  К слову сказать, в своей попытке побега ордынцы далеко убежать не успели. Одного из них к этому времени Разбой уже успел сбить с ног, и теперь яростно рыча трепал распластавшееся на земле тело. Другому повезло чуть больше. Он практически добежал до своих товарищей выстроившихся на краю поляны в полной боевой готовности встретить врага. Вот только укрыться за их спинами не успел. Вылетевшая из ночной темноты леса стрела угодила ему в шею, перебив позвонки и выйдя наконечником из горла.
  -Разбой, уходим. - Позвал Яр волка и, петляя словно заяц, ловко увернувшись от выпущенных в него с поляны стрел, нырнул обратно в спасительную ночную темноту.
  Отбежав на приличное расстояние, он опустился на землю, прислонившись спиной к дереву, и с удивлением посмотрел на свои трясущиеся руки. Все его тело в данный момент била неприятная мелкая нервная дрожь.
  -Давно у меня такого не было. - Не переставая пялиться на руки, выдохнул парень.
  В этот момент ему в грудь уперлась волчья голова подбежавшего Разбоя. Яр, обняв эту голову руками, стал теребить волка за ухом, чувствуя при этом, как бившая его тело дрожь постепенно уходит прочь.
  -Фу-ух. - Выдохнул парень. - Ну и попали же мы с тобой в переплет. Слава богу, как-то выкрутились. Если честно, я даже струхнул маленько. - Признался он волку. - Уж больно все не так как думал пошло. Ух. - Он еще раз с облегчением выдохнул. - И на сей раз нам здорово свезло. Ну да ладно. - Кряхтя словно старый дед, поднялся он на ноги. - Пошли что ли к нашим. А то, поди, заждались да изнервничались там, нас дожидаясь.
  Парень оглянулся в направлении поляны, но привычного света от костров не увидел. Судя по всему, кочевники решили больше не рисковать, выставляя себя мишенями на освещенном пламенем костра пространстве.
  -Глянь, какие вумные. - Хмыкнул парень, обращаясь к волку. - Думают, что в темноте спокойно отсидятся. Ты как, не прочь поразвлечься? Может, устроишь им там небольшое представление? Такое, чтобы они от каждого ночного шороха в штаны гадили.
  Волк, на такое предложение радостно оскалив свою окровавленную пасть, мотнул башкой.
  -Только ты это. - Напутствовал четвероногого друга Яр. - В драку-то не лезь. Попужай их там от души, коль желание такое будет, да к месту нашей стоянки вертайся.
  Разбой метнулся в сторону поляны, а Яр, глянув ему в след, неторопливой походкой направился к тому месту, где его должны были дожидаться его товарищи. Он прошел не больше пары десятков шагов, когда с поляны до его слуха донеслись сначала тревожные голоса, а потом ночную темноту разорвал холодящий все нутро заунывный вой. Как будто голодная злая нечисть вышла на охоту за невинными человечьими душами.
  -Ох, тыж. Едрить твою кудряшки. - Передернул парень плечами. - Во Разбой дает. Ажно меня до внутренностей пробрало.
  Подойдя к месту своей стоянки, Яр увидел живых и невредимых Егора с Орестом. Мужики успокаивали нервно перебирающих ногами лошадок. А недалеко от них сидела на земле Любаша, обхватив руками колени.
  -Вижу, все живы здоровы.
  -Живы. Живы. - Откликнулся Егор. - Ты лучше скажи, что это за вой такой страшный был? Еле-еле лошадок успокоили.
  -То Разбой развлекается. - Махнул рукой парень.
  -Хороши развлечения. - Покрутил головой мужик. - У меня от такого развлечения душа в пятках прописалась. - Честно признался он в своем страхе. - А вы их там как, токмо попужали, аль еще чем-нибудь удивили? - Полюбопытствовал он.
  -Наверное, удивили. - Неопределенно мотнул головой Яр. - Только вот насколько, скорее всего только под утро узнаем.
  -А почему под утро? - Спросил Орест.
  -Потому что я сейчас спать лягу. - Просто ответил на этот вопрос парень. - Устал немного. Отдохнуть хоть чуть-чуть нужно. И вам советую, как и я тем же делом заняться. Пока время есть.
  -Да что там отдых, - махнул рукой Егор. - Ты толком скажи, как там наша хитрость удалась, али нет? Может мы зря токмо по лесу бегали, рискуя в этой темноте себе ноги переломать? Если честно я не знаю, погнался за нами кто-нибудь, али нет, потому как оборачиваться и проверять, возможности не было. Нужно было под ноги смотреть, чтобы какую корягу ногой не зацепить.
  -Погнались. - Расстилая на земле плащ, доставшийся ему как трофей после битвы возле поселка, ответил Яр. - Ажно шестеро за вами в лес поперлись.
  -Ну и? - Поторопил с ответом замолчавшего парня Орест.
  -Что, ну и? - Устраиваясь поудобней, переспросил Яр. - А-а. Ты имеешь в виду, что далей было?
  Оба мужчины на этот вопрос Яра согласно кивнули головой.
  -Побежать, побежали. - Усмехнулся парень. - И после того как меня с Разбоем встретили так там в лесу и остались. Не, - приподнял он голову. - Один все же обратно к своим успел вернуться и то только для того чтобы им под ноги мертвым свалиться.
  -Так значится, удалася наша хитрость. - Переглянувшись между собой, радостно заулыбались мужики.
  Яр посмотрел на радостно хлопавших друг друга по плечам мужчин и перевел взгляд на все так же тихо сидевшую чуть в стороне Любашу, никак не прореагировавшую на это известие.
  -А чего это с ней? - Тихо спросил он мужиков, кивнув головой в ее сторону.
  -Да видать переживает девка, что не все у нее получилось так как ей-бы того хотелось. - Так же тихо ответил Егор. - Моя жинка себя так же ведет, если что не по ее желанию выходит. Да ты не переживай. - Подмигнул он Яру. - Покуксится троху и отойдет. Оглянуться не успеешь, как опять нервы мотать на кулак зачнет.
  Сказав это, мужик испуганно дернул головой, так как в этот момент ночную тишину разорвал еще один заунывный протяжный вой. Что удивительно следом за ним последовало с разных сторон подвывание. Создавалось впечатление, что вся нечисть лесная, какая только есть спешит на призывный вой, чтобы устроить себе пиршество.
  -Ох, качалку тебе в печень. - Испуганно таращась в темноту, выдохнул Егор. - Жуть-то какая. Того и гляди, что портки стирать придется. От нечистая, - хлопнул он себя по ляжкам руками, - опять лошадушек утихомиривать надути. - И бросился к перепуганным лошадям, которые пытались со спутанными ногами разбежаться в разные стороны.
  -Вот уж не ожидал от Разбоя, что он так серьезно за дело примется. - Пробормотал сонно себе под нос Яр, устраиваясь поудобнее. - Прямо действительно жуть самая настоящая.
  Жуть не жуть, а только через несколько мгновений с того места где устроился на ночлег парень донеслось до слуха всех присутствующих тихое сопение. Ни жуткий вой, ни возня в лагере, не помешали ему взять и спокойно уснуть.
  -Во, дает. - Держа под уздцы одной рукой лошадь, а другой успокаивающе гладя ее по холке, кивнул в сторону Яра головой Орест. - И это после всего того что случилось. Да-а. Крепкие нервы у паренька. Я так точно глаз сомкнуть не смогу, а он глянь, - посмотрел он на Егора. - Дрыхнет себе хоть-бы хны.
  -Даже не знаю, что на это сказать. - Таща за собой упиравшуюся лошадку, отозвался тихо Егор. - Толи душа у него чистая как стеклышко. Толи наоборот настолько темная, что боятся ему здеся некого.
  -Если была-бы темная. - Отозвалась со своего места Любаша, тяжело вздохнув. - То на кой мы-бы ему тогда сдались.
  -И то верно. - Согласился с ней Орест. - Стал-бы он с нами волендаться если-бы с темными силами якшался.
  -Темные. Светлые. Пустое это все. - Привязав свою лошадку к стволу дерева, подытожил разговор Егор. - А вот хоть немного отдохнуть перед завтрашним днем действительно стоит. Думаю, свежие силенки нам на завтрашний день ой как понадобятся. Ежели и завтрева со своей работой справимся как сегодня, то точно из полона своих освободим. За сення вон, сколько ворогов побили.
  -И сколько? - Тихо спросила Любаша. Видать за своими думами она весь предыдущий разговор мимо ушей пропустила.
  -Так это. - Почесал свой затылок мужик. - Тут и подсчитать не трудно. Правда, сколько он дозорных извел не известно. - Кивнул он головой в сторону тихо сопевшего во сне парня. - Но и без них я считаю, день удался на славу. Двоих мы с Орестом приговорили, а еще шестерых парень со своим волком угомонил. Вот и выходит, что почитай восьми душ вороги лишились, а у нас все живые да целехонькие.
  -Да мы прямо герои. - Скривила губы в ироничной улыбке Любаша.
  -Герои не герои. Однако же в сторонке стоять, не остались. - Бросив на девушку хмурый взгляд, ответил ей Егор. - Да и не в геройстве дело. - Махнул он рукой и яростно зашептал. - Никто не спорит, что не будь с нами этого лесовика, - повернул он голову в сторону Яра, чтобы удостовериться, что тот действительно спит. - То ничегошеньки у нас бы не вышло. Но ежели честно. Мне иногда до жути страшно становится, находясь рядом с ним. Особливо когда его волк свои клыки скалит.
  В подтверждение его слов вновь раздалось жуткое завывание в той стороне, где остановились с пленными и обозом ордынцы поддержанное рычанием воем и тявканьем со всех сторон.
  -Во, видали. - Ткнул в ту сторону рукой Егор. - Тут герой не герой, а сердце после такого лично у меня в пятках стучать зачинает. - Честно признался мужик.
  -Это да. - Согласно кивнул головой Орест. - С этим никто спорить не будет. У меня оно там же колотится. И ведь это при том, что точно ведаю, что вроде нам эта жуть как-бы ничем особо не грозит.
  -Представляю, - хмыкнул Егор. - Как там сейчас басурмане нервничают. Небось, точно портки обмочили. Ежели нам здеся так страшно, то, каково там им?
  -Не знаю как басурмане, - отозвалась Любаша. - А вот нашим точно сейчас не сладко приходится. Они мало того что без оружия так и руки путами перевязаны. К тому же ведь не знают, что это вроде как-бы мы нехристей пугаем, и им как-бы бояться ничего не стоит.
  -Это да. - Вздохнули, соглашаясь с девушкой оба мужчины. - Это точно. С этим здеся никак не поспоришь.
  Глава 10
  Яр проснулся, лишь только ночную тьму сменили предрассветные сумерки. Подняв голову с колчана, служившего ему подушкой, он бросил взгляд на Разбоя, развалившегося рядом с ним и упиравшегося ему в спину. Волк тоже приподнял голову с земли, и бросил недовольный взгляд на парня, как-бы спрашивая его, чего ты, мол, в такую рань вспоролся? Парень на это только улыбнулся уголками губ и резко поднялся. Как оказалось, волк видно этого только и ждал потому, как тут же переместился на его место, на плаще и, пристроив свою башку на колчане с облегчением выдохнул. Мол, наконец-то дождался своей очереди и теперь хоть немного нормально отдохнуть получится, а не просто проваляться на сырой земле рядом.
  Не обращая на действия волка никакого внимания, видно уже давно к таким его действиям привык, Яр подошел к своей лошади и из седельной сумки достал флягу с водой. Плеснув себе воды на руку, слегка умыл лицо, после чего сделал пару глотков и, засунув флягу на место, посмотрел на Егора с Орестом. Мужчины сидели на земле спина к спине рядом со спящей Любашей укрытой с головой плащом и сжимали в своих руках копья.
  -Зря вы это. - Мотнул он головой. - Надо было хоть немного поспать. Если-бы была, какая опасность Разбой-бы предупредил. - Кивнул головой на развалившегося на его месте волка. - Ведь, поди, трое суток на ногах. Нам еще людей вызволять, а на вас вон уже лица от усталости нетути. Как вы в таком состоянии воевать-то будете? Так ведь и головы недолго потерять, ничего толком и не добившись.
  -Ничего. Сдюжим как-нибудь. - Буркнул в ответ Егор.
  -Не впервой. - Кивнув головой, поддержал товарища Орест.
  Ни тот и ни другой никогда-бы не признались в том, что просто умирали со страха в эту ночь и страх этот до сих пор не выветрился. О каком уж тут сне могла идти речь, когда кругом такое творилось? И дело здесь не только в жутком вое. Хотя и его одного хватило-бы чтобы глаз ночью не сомкнуть. Так ведь следом за этим воем такое в лесу началось, отчего до сих пор страх сердце крепко в своем кулаке держит и не отпускает.
  Вой злобное рычание испуганное блеяние и меканье овец и коз. Мычание коров крики перепуганных птиц и людей, а потом предсмертные хрипы и чавкающие звуки. И все это счастье в полной темноте да в непосредственной от них близости. А еще лошадки бьющиеся от нагнанного на них ужаса на своей привязи так, что того и гляди сорвутся и ускачут куда глаза глядят несмотря на спутанные ноги.
  А в конце после этого концерта, как изюминка на торте, появление волка парня в ночи. Тут никакими словами не передашь испытанный мужчинами ужас. Вдруг из темноты леса на тебя два горящих неестественным светом глаза несутся. От такого вида кровь в жилах в один момент застывает, и сердце биться перестает. Потому как боится своим громким стуком выдать свое месторасположение. Да и сам волк, это он сейчас не таким большим и страшным кажется, а ночью-то огромным был. Ей-ей. Не меньше роста лошадок. Да с башкой в два раза точно больше, чем у взрослого медведя. Про страшные клыки, торчащие из раскрытой окровавленной пасти лучше вообще не вспоминать.
  Хотя стоит упомянуть справедливости ради, что только стоило волку здесь объявиться, как лошадки сразу успокоились, и биться в страхе перестали, не смотря на весь его страшный вид. А еще спустя некоторое время так и вообще травку спокойно пощипывать начали, больше никакого внимания не обращая на ночные звуки. Но то ведь животные. Они ведь, как известно не люди. Они ведь инстинктами живут, а не так как человек, умом воображением да эмоциями. А эти самые ум воображение и эмоции утихомирить, коль они разойдутся, совсем не просто. Так что ничего удивительного нет в том, что просидели мужики всю ночь спина, к спине судорожно сжимая свои копья в руках и о сне и отдыхе даже не помышляли, вздрагивая всем телом от любого ночного шороха.
  Любаше в этом смысле повезло. Усталость да измотанные нервы в самоедстве по своей никчемности здорово ее сил лишили, отчего она крепко уснула, и плевать ей было на все. Тут хоть потоп хоть земля под ногами разверзнется или сам сатана в гости заявится, все едино. Спала девка, укрывшись с головой плащом Ореста, и только иногда во сне на кого-то время от времени недовольно покрикивала.
  Яр еще раз окинул мужчин внимательным взглядом, при этом видно что-то прикидывая в своей голове. Покрутил ей туда-сюда, что-то соображая.
  -Ладно. - Пришел он к какому-то своему выводу, махнув при этом рукой. - Думаю, время еще есть. Я сейчас на разведку сбегаю, а вы времени, не тратя постарайтесь урвать хоть часок сна. Точно вам говорю, он лишним не будет.
  Не дожидаясь от мужчин ответа, парень, подхватив лук, меч и один колчан со стрелами, побежал в сторону стоянки обоза, быстро скрывшись из вида за деревьями. Егор с Орестом молча проводили его взглядом, после чего переглянулись между собой.
  -Не знаю, как получиться отдохнуть, - пожал плечами Егор. - Однако же мальчонка прав. Хоть немного, а поспать надо.
  -Кто-бы спорил. - Отозвался Орест. - Только леший меня раздери, я так в копье вцепился, что пальцы разжать не могу.
  -А чего их разжимать? - Нервно хихикнул Егор. - Так с ним в обнимку и ложись. Я вот тоже его на всякий случай из рук выпускать не буду.
  -Что и тебя так же скрутило? - Устраиваясь поудобнее и вытягивая ноги, хмыкнул Орест.
  -Есть маленько. - Не стал отнекиваться пристроившийся рядом с ним Егор.
  Яр в это время бесшумно и быстро пробираясь к месту стоянки обоза наткнулся на стаю волков занятую поеданием туши коровы. Один из них заприметив парня, сделал в его сторону пару шагов и оскалил свои клыки.
  -Поскалься мне еще. - Глядя волку прямо в глаза хмыкнув, остановился парень, и наложил стрелу на тетиву. - Я на твою добычу не претендую, а будешь безобразничать, в один миг стрелу между глаз получишь.
  Волк как будто его понял и, развернувшись, вернулся к своей стае и туше напоследок, правда, все же бросив пару раз в его сторону взгляд но, убедившись, что человек побежал дальше, принялся вновь набивать свое брюхо свежим мясом. Как оказалось это были не единственные представители мира леса. То тут то там, но на подходах к поляне Яр повстречал помимо этой стаи волков и другие, а еще рысей с медведем. Кто-то из них еще лакомился свежатиной, а кто-то уже отдыхал, переваривая свою добычу.
  -Да-а. - Пробурчал себе под нос парень. - Веселая здесь выдалась ночка. Уж повеселились, так повеселились. Чего-чего, а такого я точно в своей жизни еще не видел.
  Удивляться действительно было чему. Ведь обычно хищники себя так не ведут, предпочитая, как и другие звери держаться от людей подальше. Нет, случается, конечно, что и нападают, но это редкость и у каждого такого случая есть своя причина.
  Яр не спеша подобрался к поляне, и чуть было не присвистнул от еще одной не менее удивительной открывшейся ему картины. Повозки были связаны между собой и стояли в виде подковы, отгородившись от леса своими бортами. В середине обоза под присмотром людей находилось то, что осталось от стада. Несколько коров да с десяток овец и коз. А людьми этими были никто иные как еще недавно связанные веревками пленники. Стража, правда, никуда не делась.
  Двенадцать ордынцев распределившись по периметру этой своеобразной крепости, несли охрану. Конечно, в данный момент их внимание больше привлекал лес, чем люди. Но пленники хоть и часть их была освобождена от пут, причем в основном женщины разбегаться в разные стороны не спешили. Оно ведь верно. Какой тут побег? Лучше призрачная надежда, на хоть какую жизнь, чем быть растерзанным нечистой силой или дикими животными. Но была еще одна странность. Яр не наблюдал в лагере боярских дружинников и это его слегка напрягало. Девять воинов это не шутки и очень-бы хотелось знать, куда они подевались? Он подавил в себе желание выпустить в кого-нибудь из ордынцев стрелу.
  -Пожалуй, рановато снова ворошить этот муравейник. Надо-бы лучше все же сначала разузнать куды это слуги боярские подевались, а то так на неприятности легко нарваться можно. - Опуская лук, успокоил он, свой разыгравшийся было воинственный пыл. - Надоть вначале осмотреться тут получше на всякий случай.
  По большой дуге он стал осторожно обходить вражеский лагерь, внимательно осматриваясь по сторонам. Такой подход к делу вскоре принес свои плоды.
  -Вон оно, значит, стало быть, как. - Наклонился он над телом мертвого воина. - Видать в седле не удержался, а брякнувшись об землю, тут тебя смертушка и прибрала к себе. - Осматривая мертвое тело, бубнил он себе под нос.
  Следы конских копыт хорошо отпечатались на земле, и не нужно было быть следопытом, чтобы их рассмотреть. Пробежав по этим следам еще с сотню метров, Яр наткнулся на второе тело. Только этого в отличие от первого порвали вместе с конем лютые звери. Судя по всему, боярские дружинники решили покинуть обоз да, похоже, что в бега ударились, а может и за подмогой ушли.
  -Если за подмогой ушли, то нам поспешать надо с освобождением пока расклад полностью не поменялся. - Покрутил головой по сторонам парень. - Двенадцать к трем это уже не так страшно, особливо, если учесть что с части пленных путы сняли. Может, у кого смелости хватит помочь нам немного.
  Вернувшись к месту своей стоянки, Яр разбудил почитай только что глаз сомкнувших Егора и Ореста. Мужики хоть и хлопали сонно глазами, но смысл сказанного им парнем уловили быстро, а посему, не тратя времени на лишние вопросы, по-деловому засуетились, быстро напяливая на себя доспехи с мечом да натягивая тетиву на луки. Хуже дело обстояло с Любашей. Добудиться ее оказалось не так-то и просто. Спала девушка на удивление крепко. Да и добудившись, пришлось немного повозиться, как говорится, поднять подняли да разбудить забыли. Но тут была и своя радость. Пусть и двигалась она как пыльным мешком ударенная. Зато молча и никого не доставала.
  Вроде и немного времени на сборы ушло, но когда подъехали к месту стоянки ордынцев на поляне никого не оказалось. Как только ночь отступила люди, быстро покинули страшное место. Понятное дело, что далеко уйти не успели. Но одно дело нападать на привале и совсем другое, когда люди движутся.
  -Чаво таперича делать будем? - Посмотрел Егор на Яра. - Я имею в виду, как нападать станем?
  -Не знаю. - Честно признался парень, пожав плечами. - Сперва догнать надо, а там как-нибудь чаво придумаем.
  -Так чего стоим? - Наконец-то подала голос Любаша. - Тоже мне развлечение нашли на пустую поляну пялиться. И нечего мне тут так тяжко вздыхать. - Уперлась она взглядом в Ореста. - Давайте шевелитесь. Пора уже, в конце концов, волю людям обратно вернуть.
  Мужчины только что и смогли на эту зажигательную тираду сокрушенно головами покрутить. Но в одном Любаша была права. Следовало поспешать. Ведь неизвестно где и сколько еще врагов поблизости бродит, а два десятка это не та стража, чтобы людей через все княжество в полон увести. Да еще неизвестно куда слуги боярские умотали. Действительно, время к действию подпирало, поэтому все молча ударили пятками в бока лошадей и двинулись по следам, оставленным обозом. Тем более что сами были не прочь убраться с этого места пропитанного кровью, как можно подальше.
  Ордынцы с обозом не далеко успели уйти. Яр с товарищами нагнали их примерно в трех-четырех километрах от поляны. Оставшиеся воины, охранявшие обоз, разделились на четыре тройки. Трое ехали впереди трое сзади и еще по трое с разных сторон обоза.
  -Обойдем их стороной и устроим засаду. - Глядя на медленно тянущиеся телеги начал объяснять свой план Яр. - Я попробую отвлечь их на себя, а вы тем временем постарайтесь увести людей.
  -Один ты не сдюжишь. - Покачал головой Егор.
  -В любом случае с чего-то надо начинать. - Пожал плечами парень. - Глядишь, и все получится. А если уж совсем худо станет, вы ведь меня не бросите.
  Затаившиеся в кустах вдоль условной дороги Егор Орест и Любаша наблюдали за тем, как начали развиваться события. Яр появился как призрак в шагах десяти от замыкающих обоз воинов и, натянув лук, выпустил первую стрелу. Выстрел был донельзя точен. Стрела, пройдя над краем щита висевшего на спине воина, пробив бармицу, угодила ордынцу аккурат в шею. Вторая стрела попала другому воину, оглянувшемуся назад прямо в лицо, а третьего воина, испуганно соображавшего, что ему следует предпринять, сбил с лошади на землю выскочивший из леса Разбой.
  -Ну, как с луком управляется шельмец. Меня аж завидки берут. Мне-то так стрелять ни в жизнь не наловчиться. - Восхищенно глядя на парня тихо проговорил Егор.
  -Это точно. - Кивнув головой, поддержал слова товарища Орест.
  Между тем две тройки воинов, следовавшие по бокам обоза пусть и с запозданием, но бросились на помощь своим уже мертвым друзьям. Прикрывшись щитами, они начали на ходу пускать стрелы в Яра. Парень пока ловко от тех стрел изворачивался, прыгая как заведенный с одного места на другое. И не просто изворачивался, он еще умудрялся и огрызаться. Стрелял он, правда, не в людей на сей раз, а в лошадей. Оно и понятно, цель-то покрупнее будет, да и брони на лошадках нет. Спешив двух ордынцев, Яр перестал прыгать на открытом месте и укрылся за стволом дерева.
  -Да что же мы так в кустах все это время и просидим? - Негодующе зашипела за спинами мужчин Любаша. - Неужели вы просто будете смотреть, как его сейчас убивать будут?
  -Не бузи девка. - Грубо оборвал это шипение Егор. - Следи за теми тремя, что впереди остались и как сюда поедут, предупреди. - Отдал он ей распоряжение и, переглянувшись с Орестом, они бросились на помощь Яру.
  Выскочив из кустов за спинами второй тройки, как чертик из табакерки они одновременно выстрелили. Правда, вместо того чтобы стрелять по разным целям угодили вдвоем в спину одного и того же ордынца. Как-бы то ни было, их появление стало полным сюрпризом для степняков, что очень сильно изменило рисунок боя.
  Трое ордынцев возглавлявших обоз топтались на месте и о чем-то между собой переругивались. На двух спешенных степняков налетел, злобно рыча Разбой, а Яр, выглянувший из-за ствола дерева, двумя выстрелами свалил показавших ему спину ордынцев развернувших своих коней на Егора с Орестом. Из леса, ведя в поводу навьюченную оружием и доспехами лошадь, выбежала Любаша и, бросившись к обозу, стала ножом перерезать путы у пленных.
  Егор с Орестом на пару свалили последнего верхового, а Яр бросился на помощь своему волку. Перестав переругиваться между собой трое воинов, что были впереди обоза, развернули своих коней и просто ускакали. Видно решили, что их сил на борьбу явно недостаточно. Весь бой занял меньше десятка минут, но так или иначе, план по освобождению пленных сработал. Хотя по сути, его, этого самого плана как такого толком и не было.
  Глава 11
  Сидя на своей лошади, на опушке леса, Чоглу смотрел на небольшой городок, раскинувшийся на берегу реки Великой и теребил свой подбородок.
  -Ворота закрыты. - Сказал подъехавший к нему Тугрим.
  -Да. - Кивнул головой Чоглу. - Вижу.
  -Почему-то мне кажется, что пока мы бродили по болотам, кто-то предупредил горожан о нашем приходе.
  -Ты говоришь очевидные вещи. - Чоглу посмотрел на своего сотника. - Ты отпустил проводника? Я ведь пообещал ему свободу, если он выведет нас к городу.
  -Всегда нужно держать свое слово. - Усмехнувшись, пожал плечами Тугрим. - Я, конечно же, его отпустил. И клянусь Гуань-Ди, этот человек целую сотню шагов был полностью свободен.
  Чоглу ничего на это не сказал, а просто снова пристально уставился на городские стены, как будто что-то хотел на них рассмотреть. Тугрим по-своему истолковал это молчание своего начальника.
  -Предатели, кем-бы они ни были, не стоят того чтобы с ними поступали как с честными людьми. А этот к тому же нас водил еще кругами да болотами, вместо того чтобы сразу привести к городу. Я из-за него чуть нескольких человек в тех болотах не лишился.
  -Предательство Тугрим, заложено в человеческую природу. - Перестав разглядывать стены, повернулся к своему сотнику Чоглу. - Все мы предатели в той или иной мере. Ты знаешь историю великого лучника И?
  -Это ты сейчас про того, кого боги хотели сделать равным себе? - Уточнил Тугрим.
  -Да. История о великом человеке, который мог стать богом. - Кивнул головой Чоглу.
  -Я знаю, что был такой лучник, которому не было равных ни на земле, ни на небе. Или там еще что-то помимо этого в этой истории есть?
  -Есть. - Снова кивнул головой Чоглу. - И после непродолжительной паузы продолжил. - Как тебе известно, И был непревзойденным мастером стрельбы из лука. Боги так были восхищены его умением, что решили вознести лучника к себе на небеса. Они дали ему склянку с божественным эликсиром, дарующим бессмертие, и предупредили его, чтобы он ни с кем несмел его делить. Потому что тогда эликсир потеряет свои свойства. Вернее, он подарит ему долголетие на многие века, но не убережет от смерти. Вернувшись от богов к себе домой, И рассказал про эликсир своей горячо им любимой жене. А так же о своем решении не пить его в одиночку, а разделить с ней. Не беда, что они не смогут обрести бессмертие. Главное, у них появится возможность прожить вместе очень долгую и как ему казалось счастливую жизнь. Но как оказалось у жены были свои планы на этот счет. Уложив лучника спать, женщина выкрала эликсир и выпила его весь до капли. После чего вознеслась к богам, оставив мужа в одиночестве на земле.
  -Вот же тварь. - Не совладав со своими чувствами, перебил рассказ Тугрим.
  -Если поддаваться эмоциям, то я с тобой согласен. - Ровным голосом лишенным всяких чувств ответил Чоглу. - Но если не забывать что все мы в первую очередь думаем только о себе, то тогда ее поступок вполне логичен и объясним. Впрочем, как и поступок И безгранично любившего свою жену и желавшего разделить с ней долгую жизнь.
  -Я не вполне понял, о чем ты сейчас сказал. - Наморщил лоб Тугрим.
  -Я и сам толком не понимаю глубину таких рассуждений. Тебе ведь известно, мне не удалось до конца получить соответствующее положению моего отца образование.
  Тугрим просто кивнул головой, ничего не ответив. Впрочем, и говорить особо не о чем было, потому-как в орде никогда не прекращалась борьба за власть и влияние. Там постоянно кого-то резали, вешали, душили или топили. Не редкостью было уничтожение не просто отдельных личностей, но и целых кланов. Причем вырезались все поголовно, вплоть до грудных детей.
  -Мы немного отвлеклись от темы. - Печально улыбнулся Чоглу. Он не любил вспоминать свои юные годы. - Так что я продолжу рассказ о судьбе великого мастера. Проснувшись и обнаружив, что лишился, жены и остался без божественного подарка, И обратился к богам с просьбой дать ему еще эликсира. Боги очень разозлились за это на лучника. Ведь они посчитали что он это сделал намеренно, для того чтобы затащить на небеса свою ничем не примечательную жену. Поэтому ответили ему отказом. Вот так вот он и остался простым смертным человеком, лишенным заслуженной награды. Но на этом его беды не закончились. Пережив предательство жены и презрение богов, И решил передать свое умение людям и открыл школу по стрельбе из лука, набрав в нее учеников. Он очень гордился их успехами и имел полное на это право. Его ученики очень высоко ценились как лучники по всей империи. Равных им в умении обращения с луком не было. Ирония заключается в том, что и здесь его подстерегло очередное предательство. И убил его самый любимый и самый талантливый ученик. Причем тот подлец несколько раз совершал свои покушения, что И почему-то очень веселило. Он находил это забавным.
  -Неблагодарная сволочь. - Выругался Тугрим, снова перебив рассказ. - Таких надо закапывать в землю живьем, чтобы они до конца прочувствовали всю меру их неблагодарности и предательства.
  В великой Поднебесной умение казнить одно время возвели чуть ли не в ранг искусства. Просто рубить головы или душить удавкой. Подсыпать яд в бокалы с вином, это ведь так банально и неинтересно. Все действие очень быстро заканчивается. Ни тебе мучений осужденного, ни тебе наслаждения от этих самих мучений зрителям. В данном случае Тугрим упомянул о так называемой сладкой смерти. Довольно-таки изощренный способ казни.
  Приговоренного к смерти закапывали в землю по голову. Его очень вкусно, особенно побольше всяких сладостей, кормили и поили. Казнь длилась неделями, а то растягивалась и на месяца. Все зависело от здоровья человека. И была особенно мучительной. Хотя и считалась милосердной.
  Все дело в том, что привлеченные отходами жизнедеятельности, а так же сладкой пищей, к закопанному телу под землей собиралось масса всякой подземной живности. Голова осужденного поглощала еду, а в это же самое время его тело ели целые полчища червей и всевозможных жуков да личинок. Что при этом чувствовал человек остается только догадываться.
  Помолчав некоторое время, Тугрим решил вернуться к первоочередной теме разговора и кивнул головой в сторону городских стен.
  -Насыпь не больно-то крута, да и стены не сильно велики. Под прикрытием лучников я со своей сотней быстро на них взберусь. Не думаю, что крестьяне окажут нам сильное сопротивление. - Переведя взгляд на Чоглу добавил. - Так я прикажу, чтобы люди лестницы к штурму готовили?
  -Нет. - Мотнул отрицательно головой Чоглу.
  -Почему? - Удивился Тугрим. - Или ты думаешь, что они сами, по собственной воле перед нами ворота откроют?
  -Нет. Не откроют. И брать этот город силой мы сейчас не будем.
  -Я не совсем тебя понимаю.
  -Ты слишком привык к легким победам. - Покачал головой Чоглу. - Присмотрись к этому городку. Разве тебя ничего не смущает?
  Тугрим молча уставился на городские стены, попутно силясь понять, что именно хочет сказать ему его друг и начальник.
  -Ну, так что ты увидел? - Прервал его размышления через некоторое время Чоглу.
  -Наверное, ты хотел спросить, чего я не увидел?
  -Очень хорошо. Так чего ты не увидел?
  -Обычной суеты связанной с тем, когда к твоим воротам подходит враг. Даже в набат никто не бьет.
  -И какой вывод?
  -Они приготовились и ждут, когда мы нападем. Но разве это что-то меняет? Ведь это всего лишь крестьяне. Они нечета нашим воинам.
  -Наверное, так же думал и Батый когда отправлял своих воинов на штурм стен злого города. А под его началом была вся его орда, а не всего чуть больше двух сотен воинов. Нам приготовили ловушку. Но я не настолько глуп, чтобы совать в петлю свою голову. Этот городок от нас никуда не денется. Мы сюда еще вернемся, и тогда обещаю тебе, я сам поведу людей на штурм этих стен. А сейчас мы уйдем. Нам пора возвращаться обратно. У меня нет желания встретить на своем обратном пути дружинников Пскова. - Чоглу приподнял голову и стал принюхиваться к воздуху, как это делают степные волки. - А в том, что они очень скоро здесь появятся, у меня нет никаких сомнений.
  -Михал, чего они тянут и не нападают? - Поглядывая из-за частокола в сторону леса, где находились ордынцы, спросил пожилой мужчина, тискавший в руках секиру, стоявшего рядом с ним человека облаченного в полный рыцарский доспех брата ордена меченосцев. Только что белого плаща не хватало с алым мечом и звездой.
  -Не знаю Спирк. Не знаю. - Ответил рыцарь. - Видать учуяли, что мы их поджидаем.
  -И чего теперь делать будем? Ну, коль они на стены не полезут?
  -Не знаю. - Снова повторил он.
  -А может это, сами выйдем? Да и всыплем этим гостям по первое число? - Предложил мужчина, которого назвали Спирком.
  -Плохая идея. - Покачал головой Михал. - Пока из ворот будем выходить, они многих наших из луков своих перестрелять могут. Лично я с ордынцами в бою еще ни разу не сталкивался, но в ордене нам часто рассказывали о битве с монголами в Венгрии. Это когда орда Батыя по Европе прокатилась. В той битве почитай почти весь цвет рыцарства полег. Так что я поостерегусь на рожон лезть. Здесь за стеной с твоими горожанами да моими пятью десятками дружинников мы сила. Зачем зазря людьми рисковать да под смерть их подводить. Через пару тройку дней подойдет подмога из Пскова вот тогда если они еще будут здесь силами и померимся.
  -А если они сейчас уйдут?
  -Если уйдут, думать будем. Чего загадывать раньше времени? Как Господь положит, так тому и быть.
  -Ты у нас голова. Тебе видней. - Кивнул головой Спирк и снова высунул голову за частокол посмотреть, на месте ли гости незваные.
  Михаэль Пальк действительно являлся когда-то братом ордена меченосцев называемого ранее рыцарями Христовыми, а теперь объединенного со священным Тевтонским Иерусалимским госпиталем Пресвятой Марии. Тевтонский Орден был основан по настоянию германского императора Генриха 6 и при поддержке папы, а куда же он денется, Целестина 3 по просьбе короля и князей королевства Иерусалимского, а также герцогов, пфальцграфов, маркграфов и бургграфов германской империи. А почетными основателями ордена являлись граждане германских городов Бремена и Любека.
  Братьям рыцарям были дарованы огромные привилегии, а также пожизненная индульгенция, позволявшая безнаказанно творить все, что им вздумается. Убийства, насилие, грабежи. Все списывалось во славу Господа. Первая попытка обосноваться и обзавестись недвижимым имуществом в Европе на землях Венгерского короля оказалось неудачной. Король не будь дураком, быстро спровадил со своих владений бравых вояк. Но тут подвернулось более выгодное предложение от Польского князя, который пожелал чужими руками расширить свои владения. У самого его это не очень хорошо получилось. Вернее, совсем плохо. Дело повернулось так, что затеянная им война с Пруссами стала грозить ему потерей короны. Бравые братья рыцари с радостью засучили рукава и принялись за дело.
  При поддержке германских императоров и римских пап, объявлявших крестовые походы с теми же привилегиями что и паломникам, идущим в Иерусалим, ордену потребовалось всего 53 года, чтобы подчинить себе 11 прусских провинций. Землю Кульмскую и Любовию, Помезанию, Погезанию, Вармию, Наттангию, Самбию, Надровию, Скаловию, Судовию, Галиндию и Барту. Славянские племена, населявшие эти земли, подверглись страшному опустошению, а на освободившиеся земли потянулись толпы переселенцев из германской империи.
  Особыми привилегиями пользовались жители городов Бремена и Любека. Особенно в Ливонском ордене меченосцев, захватившем земли прибалтийских племен летов, ливов, латгалов, земгалов и эстов. Любой гражданин этих городов вне зависимости от своего происхождения мог вступить в орден и стать его братом, что приравнивалось к рыцарскому достоинству.
   Вера в высокие идеалы и несение света в непросвещённые темные массы идолопоклонников, а также рыцарский пояс и шпоры подвигли юного горожанина Михаэля Палька отправиться в дальние земли из родного города Бремена за героическими приключениями, обещавшими богатство и славу. Он честно выполнял свой долг перед орденом и братьями. И старался меньше задумываться об своих деяниях во славу ордена. За что довольно быстро заслужил свой пояс и шпоры.
  Все изменилось после того как его тяжело раненного бросили на поле боя умирать. По счастливой случайности его подобрали дружинники князя Гедимина и с того света можно сказать вытащила дочь одного из них. Сердце юного героя наполнилось не только благодарностью, но и любовью к своей спасительнице, которая ответила ему взаимностью. Как ни странно отец Агафьи Серпутий не воспротивился этой любви. И еще более странно было то, что никто от него ничего не требовал, и он мог поступать, так как ему заблагорассудится. Хоть на службу ордену вернуться.
  Он не вернулся в орден хоть и мог. Отказался и от службы, в дружине князя мотивируя это тем, что рано или поздно это привело-бы его к тому, что пришлось-бы обнажать меч против своих братьев, чего он не хотел делать, даже не смотря на то, что они бросили его умирать. Вместо этого он учил молодое пополнение основам владения холодным оружием и тактическим приемам боя рыцарей Европы. Попросту говоря, заведовал кафедрой начальной военной подготовки, а заодно обучал немецкому языку.
  Если ты не хочешь ни с кем сражаться, это еще не значит, что ты проживешь тихую и спокойную жизнь. Михаэлю все же пришлось пролить кровь своих братьев рыцарей. Когда стал выбор между ними и его семьей он, не задумываясь, выбрал семью.
   Одним погожим летним днем незаметно пробравшись на территорию литвинов в окрестности Вильно, отряд рыцарей напал на замок князя Гедимина, попытавшись его захватить в плен или убить. Ворваться в замок, рыцари не смогли, но спалили все предместье и порубили большую часть его жителей. Лишь небольшой горстке удалось спастись и укрыться за крепостными стенами. Среди них был и Михаэль со своей женой двумя малолетними сыновьями и тещей. Правда для того чтобы сберечь им жизнь ему пришлось обагрить свой меч кровью и немало порубить слуг орденского воинства.
  Теперь дорога, как в земли ордена, так и родной Бремен для него была полностью закрыта. Он приобрел статус дезертира и предателя. Кара за такие преступления только одна, смерть. Это ведь не просто измена родине. Это измена церкви, а значит измена богу. Такие прегрешения ничем и никак не замолишь и не оправдаешь. Да и разве это оправдание, защита жены еретички. Для верных сынов Его это то же самое, что защита поганых язычников, если не еще хуже.
  На семейном совете было решено не отстраиваться здесь заново, а перебраться к тестю в Псков. Серпутий служил сотником в дружине Гедимина и по его приказу с отрядом охотников присоединился к дружине Давида князя Городенского, когда тот на помощь псковичам шел. После того как рыцарей дважды от Пскова отвадили да потом еще и орденские владения пощипали, особенно возле Ревеля. Псков из стана противников Литвы перешел в стан ее союзников, а Серпутий стал помощником наместника князя Давида, которого псковичи признали своим князем и берег интересы литвинов.
  Перебравшись в Псков, Михаэль вначале, как и у Гедимина, занимался обучением псковской молодежи. Мало-помалу приобрел авторитет и, в конце концов, получив пять десятков дружинников под свое начало, был отправлен воеводить в городок Остров. А заодно присматривать за тамошними окрестностями.
   Работа не особо пыльная. Разбойнички не шалят. До ордена можно сказать далече. Да и вообще ворогу вроде взяться неоткуда. С Полоцком да Смоленском, чьи границы не так далеко, сейчас мир да любовь. Жили себе тихо да мирно. Растили детей, занимались хозяйством и никаких тебе особых волнений. Так ведь, чтобы все хорошо было в жизни такого не бывает. Не было печали, так получи ордынцев в гости.
  -Слышь Михал. Глянько, никак уходют супостаты кривоногие. Не решилися на штурм иттить. - Оторвал от дум Михаэля Спирк.
  Михаэль присмотрелся в то место, где недавно было заметно шевеление татарской конницы.
  -Че делать-то будем? - Пихнул его в бок Спирк.
  -Ты вот что, - после некоторого раздумья ответил Михаэль. - Пока подержи городские ворота закрытыми. Хотя-бы до тех пор, пока из Пскова подмога не придет. Да еще подбери мне десятка два парней посмышленей. Тех, что округу как свои пять пальцев знают.
  -Ты чего удумал, воевода? - Насторожился мужик.
  -А чего тут думать. Следом за татарвой с дружиной своей пойду.
  -Так ведь побьют вас. - Засуетился Спирк. - Как пить дать побьют. Виданное ли дело, с пятью десятками на пару сотен лезть. Не замечал Михал за тобой ранее такую молодецкую прыть.
  -Не переживай. Я без нужды в драку не полезу. Мне моя жизнь еще дорога. Мне детей вырастить надо. Да и жену я вдовой оставлять, не намерен. - Попытался успокоить Спирка Михаэль. - Буду тебе гонцов слать, и как только дружинники псковские подойдут на подмогу, отсылай их за мной следом. Да не забывай о местном ополчении. Пусть не сильно обучены мужички да зато как дубы крепкие. Их тоже ко мне отправляй. А я уж как людей подберу, вот тогда мы с ордынцами силами-то и померимся.
  -Ну, так-то получше будет. - Вздохнул с облегчением мужик и улыбнулся. - А то я невесть чего уже думать начал. Где же это видано. Немец, да вдруг с нашей молодецкой удалью и бесшабашностью. Это же уму непостижимо.
  Глава 12
  Яр находился в некотором недоумении и растерянности. И это не, потому что люди были ему не благодарны за свое спасение из плена. Конечно же, его поблагодарили, точно так же как и Ореста с Егором. Просто эта скупая, но от чистого сердца благодарность отдавала горечью потому как никуда не дела последствий того что с людьми приключилось.
   Мужчины стыдливо отводили глаза в сторону от своих женщин. И не, потому что стыдились их или как-то укоряли в том, что с ними произошло. Им было стыдно смотреть женщинам в глаза. Ведь это они не уберегли их от насилия. Не защитили. Яр вот тоже, вроде и винить себя не в чем, а открыто смотреть в лицо женщинам не мог. Стыдно. Хоть вроде его вины уж точно в приключившемся с ними горе не было.
  О самих женщинах и говорить не приходится. Им еще тяжелее. Мало того что подверглись надругательствам, так ведь это вброшенное в их лоно вражье семя еще и всходы дать может. Кому они тогда нужны с таким подарком будут? Как жить дальше? Да и будет ли еще это дальше? Вот в чем вопрос. Ведь по сути ничего еще не окончилось. Враги по-прежнему рядом и в любой момент можно снова попасть в их руки.
  Яру и так неуютно было, а тут еще и староста со своим разговором. Подошел к парню, покряхтел, немного собираясь с мыслями. А потом, уставившись себе под ноги, огорошил его признанием.
  -Ты это, только не ярись сразу, а выслушай сперва. Да попытайся меня понять. - Начал староста разговор. - То, что ты сделал для нас. Ни я, ни люди вовек не забудем. Только ведь жизня она такая, по-своему все крутит. Мир, он не черно-белый. Он все больше в разные серые тона окрашен. Мои слова для тебя сейчас предательством показаться могут, потому и трудно мне их говорить, но вот для того чтобы потом предателем не слыть сказать все как есть надо. Гниду, боярина Глину, ты верно смертью покарал. В том лично у нас никаких сомнений нет. Но то у нас. Мы люди простые. А вот бояре. Они по другим законам живут. Как-бы это лучше-то объяснить. - Стал переминаться он с ноги на ногу. - Ну, вот понимаешь. Раньше-то в Пскове все больше князья московские сидели, а таперича, как с литвинами псковичи мир да любовь заключили, те князья вроде как не удел стали. Ну и как-бы у них от этого обида. Судя по всему, они свою власть обратно вернуть, захотели. Да полюбовно видать не получается. Вот они загоны свои на наши земли и отправили, стало быть, чтобы мы посговорчивей сделались. А то, что татарва с ними. Так у них с московитами любовь да согласие. Ордынцы завсегда им в таких делах помощники. Такое дело. Одним словом, кто его знает, как там горожане да князья меж собою урядятся? А может и уже урядились. Пока тут до нашей-то глуши вести-то дойдут. - Махнул он рукой. - Так, это я к чему. За смерть боярина тебе, так или иначе, его род да друзья мстить будут. Ну, а коль еще власть в Пскове переменилась то боярин тот не предателем, а верным слугой княжеским становится. В таком разе тебе однозначно головы не сносить. Короче, как дело до разбирательства смерти боярина дойдет, ты не обессудь, но я все на тебя валить буду. Не уверен, что тем самым от себя да людей беду полностью отведу. Так или иначе, а ответ держать и нам придется. Но так шанс есть всех под смертушку не подводить, а отделаться выплатой виры. Пусть даже и тяжкой. Тебя с дедом твоим здесь особо-то ничего не держит. Уходите вы из здешних мест. Так всем проще будет. А чтобы родня боярина да суд княжеский вас не достал, лучше в княжество Полоцкое подавайтесь. Туда их руки точно не дотянутся.
  -А прямо сейчас, что делать собираетесь? - Еще не совсем полностью осознав, что ему староста наговорил, поинтересовался у него Яр.
  -Прямо сейчас на болотах укроемся. Пока это лихо не угомонится. - Пожал тот плечами. - Да думать будем, как зиму зимовать.
  Вот после этого разговора со старостой и маялся сейчас раздумьями парень. С одной стороны. Вот вроде-бы отношение к нему хорошее, но при этом полный поворот от ворот указали. Да еще чувство вины на спину повесили. А с другой. Вот потому и указали, потому как его судьба им не безразлична. Эту мысль можно крутить и так и этак, но только вывод-то один.
  -Да ладно, чего тут переживать долго. - Погладил он голову волка. - Мы с ними и раньше-то не в лучших отношениях были. А насчет другого места для жизни, может староста действительно прав? Может действительно пришла пора нам в мир из этой глуши перебираться? Как думаешь Разбой? - Задал он своему четвероногому другу вопрос.
  Волк на этот вопрос никак не прореагировал. Похоже, ему было все равно куда идти. В этом вопросе он полностью полагался на своего двуного друга.
  -Только для начала, было-бы неплохо кое-какими припасами разжиться. Хотя-бы на первое время. - Приняв спокойствие волка как согласие с его решением, продолжил размышлять вслух Яр. - Пошли что ли к старосте. Посмотрим, чем он нам в этом вопросе помочь сможет.
  -Продовольствием на первое время обеспечу, хоть и сами не шибко им богаты. - Повеселел староста, как только парень сказал ему о своем решении. - А что касаемо добычи да военного снаряжения. Так почитай, все это и так тебе принадлежит по праву.
  Лесовики, люди хозяйственные. Лес быстро приучает никаким добром не разбрасываться. Перед парнем горкой лежала одежда, обувь, доспехи, да оружие побитых конвоиров. А чуть в стороне стояли их кони. Все это барахло Яру было за ненадобностью. Но немного пораскинув мозгами, парень все же отобрал себе один комплект подошедшей более-менее по его размеру брони. Пригодится в бою, али нет, да кто его знает. А вот в случае нужды, так за него что-нибудь и выручить можно будет. Придирчиво осмотрел каждую стрелу да набил ими два колчана, а еще один пук отобранных стрел аккуратно обмотал дерюгой да пристроил его на заводной лошадке вместе с броней да припасами. Лишними уж точно не станут.
  -Ну, вроде и все.
  -А с остальным что? - Поинтересовался староста.
  -Так сами решайте. - Пожал Яр плечами. - Вам-то это добро более надобно, чем мне.
  -Так тому и быть. - Закивал радостно головой мужик. - Мы это добро завсегда куды надо пристроить сумеем. Для нас оно в самый раз и точно лишним не будет. - Потер он руки. - А в путь-то, когда отправляться надумал?
  -Так прямо сейчас и отправлюсь. Чего тянуть? - Парень махнул на прощание рукой Оресту с Егором, стоявшим чуть поодаль за спиной старосты и, вскочив в седло, не оглядываясь, направил коня в сторону поселка.
  -Ну что Разбой, сначала к родному дому наведаемся? - Спросил он волка, отъехав на приличное расстояние от лагеря селян. - Знаю, что там теперь лишь пепелище. Ну, а вдруг татары эти ушли и деда решил вернуться? Проверить стоит. Да и дорогу в этот самый Остров от дома легче сыскать будет. Дед ведь не раз в тот город ходил. Жаль только нас с тобой ни разу с собой не взял. Ну да ладно, отыщем путь как-нибудь. Не маленькие.
  Молодость не сильно отягощает себя думами, а так же дорожит жизнью как своей, так и чужой. Ответы на вопросы просты и ясны. А любые возможные угрозы не такие уж и страшные. Яр мерно качался в седле. Спешить куда-то особой нужды у него не было. Горечи от разлуки с людьми тоже не наблюдалось. Неизвестность будущего нисколько не пугала. Это взрослый-бы человек тяжкими думами маялся. Беспокоился-бы о будущем. Задавался-бы вопросами, что да как. Молодость в этом смысле абсолютно беспечна.
  Так, никуда не спеша, на исходе второго дня, Яр подъехал к пепелищу родного дома. Следов деда, как и следовало ожидать, не наблюдалось. Да и сам парень не очень-то надеялся их здесь увидеть. Просто трудно оказалось вот так вот просто взять да и уехать в неизвестность, не посетив родное место, с которым многое связано. Ночевать на пепелище желания не возникло. Парень отъехал на несколько верст и устроил привал в ложбинке, чтобы не так заметно было. Осторожность не помешает. Как-никак все же где-то по округе ворог рыщет.
  -Разбой, как думаешь, может до этого Острова, по следам этих из орды пойдем? Следы от двух сотен коней хорошо на земле заметны. Что? - Посмотрел парень на волка. - Опасаешься, что в западню вляпаться можем? Да не боись. Не вляпаемся. Мы осторожненько пойдем. С опаской. Да и твой нос любую западню за версту учует. Зато нам плутать не придется. Следы точно к городу выведут.
  Ночь прошла спокойно. Без волнений. Как и много похожих ночей проведенных в лесу парнем до этого. Лес, это дом. А когда ты в доме, чего тебе бояться. С первыми лучами солнца парень был уже на ногах. Оседлав свою лошадь да приторочив добро на заводную, Яр не спеша направился искать следы, что оставили после себя ордынцы.
   Найти их труда не составило. Трудно не заметить взрыхленную землю более чем двумя сотнями коней. Даже пусть и несколько дней после этого миновало. В этом деле даже нос волка семенившего чуть впереди лошади с седоком не понадобился. Но во второй половине дня их беспечная езда, больше походившая на прогулку, закончилась.
   Разбой вдруг разом навострил уши, шерсть на загривке поднялась, а из пасти послышалось утробное рычание. Яр не стал уточнять, что это так подействовало на его друга, а направил лошадку в сторону, быстро сойдя со следа. Отъехав подальше, парень спешился. Привязал коней к дереву и, натянув тетиву на лук, вместе с волком осторожно вернулись обратно к дороге.
  -Молодцы мы. Вовремя опасность учуяли, а то ведь могли и вляпаться. - Сказал Яр волку глядя как мимо них проходит воинство ордынское.
  Разбой посмотрел на парня таким взглядом, что тот не выдержав улыбнулся и потрепал волка за ушами.
  -Ну, конечно же, ты молодец. Куда я без тебя. - Перестав чесать волку уши, парень игриво нахмурил брови. - Молодец-то ты молодец, только больно на похвалу жадный. У, серая твоя морда. Не дал к славе примазаться. - После чего снова перевел взгляд на проезжавших мимо них с волком всадников. - Вот интересно, а чего это они так быстро обратно вертаются? Чтобы город пограбили, так не похоже. Ни тебе добычи, ни пленных. Налегке идут. Да в принципе чтобы и от горожан люлей отхватили тоже как-то не вериться. Когда люлей отхватывают, то хочешь, не хочешь, а людей меньше становиться. Да и те, что живыми остались не больно-то здоровыми выглядят. А на этих вон, пахать можно. Да и амуниция вся в порядке, не потрепана. - Яр щелкнул пальцем по тетиве. - Деда говорил землю родную от супостатов беречь, но если честно, что-то мне очень не хочется сейчас в драку лезть. И даже не потому, что их много. Нет, это конечно тоже роль играет. Я ведь не настолько сумасшедший чтобы бой с такой оравой людей затевать. Просто, как-то все не совсем просто стало. Враги, за которых тебя потом свои же убить могут. Свои, которые советуют с родных мест уходить. Думаешь, в другом месте по-другому будет? Вот и я думаю, что нет. Да еще неизвестно, как в том другом месте нас встретят. Может, мы для них такими же ворогами покажемся как вот эти, к примеру, для нас. Ну, не такими конечно, но кто его знает. Я вот как-то вначале и не думал об этом, а теперь вот глянул на этих, - кивнул он головой в сторону уходящих ордынцев. - И веришь, нет, - перевел он взгляд на волка, - как-то неуютно мне стало. Все мое спокойствие порушилось. И чего с этим делать, даже ума не приложу. Ладно, пошли к лошадкам. Как там дед говорил. Будет день и будет пища. Поживем да поглядим, как у нас с тобой жизнь дальше сложится.
  Яр уже подымался со своего места, как шерсть на волке вдруг вновь поднялась дыбом и он, оскалив зубы угрожающе зарычал. Плюхнувшись обратно на землю, парень присмотрелся в том направлении, куда была повернута волчья морда, и вскоре между деревьями увидел неторопливо едущих верховых. Люди остановили своих лошадей недалеко от него. Прямо на дороге изрытой конскими копытами воинов орды.
  -Ну что, прав я оказался. Пройдя через трясину, здесь супостаты вышли. - Сказал один из них, окинув спутников гордым взглядом. - Надо-бы воеводу Михала предупредить, что мы на след ордынцев напали. Таперича не скроются. Таперича не они нас, а мы их и не просто так, а до смертельных колик пужать будем. Злыдней окаянных.
  -Эй, парни. - Вырос словно из-под земли перед опешившими всадниками Яр. - Если вы находников бить собрались, то я, пожалуй, могу вам помочь в этом деле.
  Глава 13
  Поглядывая время от времени обеспокоено на своего друга и начальника всю дорогу от городка до поселка, Тугрим видел что что-то того волнует. Никто другой этого внешне не определил-бы, но он-то его давно знал и видел что душа у Чоглу не на месте. Что это значило? Да только то, что им, скорее всего, грозит опасность. Какая и откуда не важно. Но то, что она существует, Тугрим не сомневался. За столько лет, сколько они были вместе, он безоговорочно научился доверять таким странным чувствам друга. И нужно сказать они ни разу еще не обманывали. Чоглу пока ничего ему не говорил, но по большому счету этого и не требовалось. Его вид и поведение говорили сами за себя. Вон на лбу как знакомая морщинка прорезалась. Да и то, как он периодически оглядывается по сторонам и словно степной волк принюхивается, о многом говорит.
  Хоть Гуань-Ди и не наградил его способностями, какими обладал Чоглу, зато Тугрим обладал очень хорошей зрительной памятью. Достаточно один раз пройти любой дорогой, и она как карта отпечатывается у него в голове. По этой причине переход обратно через болото не составил большого труда. Точно так же как и до поселения, где они собирались остановиться и передохнуть.
  Выбравшись из болот, сотник отдал приказ лучшему своему десятку, чтобы они проследили, не идет ли кто по их следу. И если заметят, какое движение, то скрытно должны проследить кто, откуда и сколько. Новости не заставили себя ждать. На подъезде к поселению его нагнал гонец, сообщивший ему, что по их следу идут воины. Пока небольшой передовой отряд. Скорее всего, разведка. Но не будь за этим отрядом силы, навряд-ли нашелся-бы такой храбрец который-бы решился на подобный шаг по собственной воле да без поддержки. Опасения Чоглу начинают сбываться.
  -Что делать будем? - Не успев еще толком расположиться за стенами поселка, поинтересовался Тугрим у своего начальника.
  -Как, что? Убегать естественно. Убегать, пока полностью не обложили и есть шанс вырваться.
  -Я так понимаю, добычу придется бросить?
  -Ответь мне, - усмехнулся Чоглу. - Что для тебя важнее? Жизнь, или всякое барахло с рабами?
  -Я не о том сейчас. Наши-то люди эту разницу хорошо знают им не привыкать жертвовать добычей, а вот как быть с остальными?
  -Никак. Мне на них плевать. Точно так же как мне было плевать на того боярина которого мы здесь оставили. Надеюсь, здешний колдун утолил свою жажду мести, и нас не будет преследовать. Этого нам только не хватало. И без него наше положение довольно паршивое. Я просто физически чувствую, как нас зажимают в тиски, из которых живыми, если не поднапрячься, нам не вырваться.
  -Что ты предлагаешь?
  -Что я предлагаю? - Растягивая слова, переспросил Чоглу. - Вижу только один путь. Подходим к месту сбора и отправляем всех к границе, а сами уходим на юг. Пока урусы будут отбивать пленных, мы должны будем незаметно уйти на Великие Луки. Это единственное направление, где есть более-менее светлое пятно. Остальные пути отхода уже перекрыты.
  Тугриму было плевать на разные там пятна, о которых говорил его друг. Единственное что его сейчас волновало так это как спасти свою жизнь и по возможности свою сотню. Непонятно было, чем руководствовался Чол-хан, посылая в этот набег только одну сотню из тысячи Чоглу, заменив остальных своими людьми. Да это сейчас и не важно. Когда дело касается выживания, то мало кто будет беспокоиться о жизни временных попутчиков. Так что им будет проще оставить их на съедение псковичам, и никаких угрызений совести. В таком деле, как спасение собственной жизни, каждый сам за себя.
  -Когда будем уходить, прикажи здесь все сжечь.
  -Зачем?
  -Нам нужно оставить после себя заметный след, и потом это так должно разозлить урусов, что они не будут слишком пристально смотреть по сторонам. - Усмехнулся Чоглу. - Пока не свернем на юг, жги все что горит, и убивай всех кого встретишь на пути. Чем ярче будет след, тем проще потом незамеченными нам будет уйти.
  -А как же Чол-хан?
  -А что Чол-хан? - Переспросил Чоглу.
  -Не думаю что ему понравиться известие о том что его мало того что оставили без добычи так еще и воинов его положили.
  -Это его проблема, а не наша. - Зло бросил Чоглу. - Если хочет получить добычу и так дорожит своими воинами, то пусть садится на коня и сам их ведет в бой. А то растолстел и глаза так жиром заплыли что их и не видно совсем.
  -Я с тобой полностью согласен. Но все-таки как бы нам потом от его гнева головы не сложить. Чол-хан славится своей злопамятностью.
  -Он может этот свой гнев и свою злопамятность себе в одно место запихнуть. Хорошо, что наша тысяча в этом набеге не участвовала. Когда наши воины станут за нашими спинами, Чол-хану придется подавиться этим своим гневом. Да и вообще, мои воины ему были приданы для усмирения Тверского княжества. Мы свое дело сделали. Поход сюда, это его единоличное решение. А будет жалобы на нас слать в Сарай, так я уверен, что в окружении Узбека найдется много людей готовых занять его место. - Он внимательно посмотрел на сотника и добавил. - Не беспокойся мой друг, если все же придется отвечать, я всю вину возьму на себя.
  -Если придется отвечать, - твердо глядя в глаза своего начальника ответил Тугрим. - То будем отвечать вместе. Неужели ты думаешь, что при первой же опасности я как трусливый шакал поджав свой хвост, убегу бросив тебя одного на растерзания. Так знай, не дождешься.
  Отойдя от командира, Тугрим подозвал жестом к себе гонца.
  -Скажи Шу, чтобы возвращался.
  -А что делать с теми урусами, что по нашему следу идут?
  -Много их?
  -Всего четверо.
  -Можете убить. - Пожал безразлично сотник плечами. - Главное с возвращением не задерживайтесь. С рассветом мы отсюда уходим.
  Глава 14
  Внезапное появление Яра перед следопытами слегка выбило тех из колеи. Они не просто удивились. На их лицах помимо удивления можно было прочесть еще и испуг. Хорошие же они как разведчики-следопыты раз прозевали даже отрока сумевшего так незаметно к ним подобраться.
  -Ты кто такой? - Задал вопрос Яру один из следопытов, стараясь сохранить при этом невозмутимый вид. - Что здесь делаешь?
  -Меня Яром кличут. - Спокойно отозвался парень. - Я с дедом тут недалече жил, пока басурмане не объявились.
  -А дед у тебя кто?
  -Кузнец.
  -И где он сейчас?
  -Так в город подался с местными из поселка. Теми, кто плена избежал. Чтобы значит предупредить, что тут ордынцы хозяйничают и на город Остров собираются напасть.
  -А ты чего с дедом не пошел? - Сузил глаза старшой. Не нравился ему этот парнишка. Ой, не нравился. Было в нем что-то такое, отчего рука непроизвольно к мечу тянулась. Да еще волк этот, что у его ног терся, покоя никак не добавлял. И как только кони этого серого разбойника не учуяли?
  -Так деда наказал полонных отбить.
  -Ну и как, отбил? - Задал вопрос, ухмыльнувшись, другой воин.
  -Отбил. - Пожав плечами, просто ответил Яр.
  -Ну и где же они? - Слегка опешил воин, не явно не ожидал такого ответа.
  -На болотах решили укрыться. Кому охота второй раз такие ужасы как они пережили переживать.
  -Слышь Ерема, а не про него ли, - кивнул головой в сторону Яра третий дружинник, - бабы, что с вестью о татарах в Остров пришли, сказывали? Что будто-бы он боярина местного татарам продавшегося с его людьми положил, их от плена ордынского спасая?
  Ерема, это тот воин, что с Яром первым заговорил, окинул парня оценивающим взглядом. И от этого взгляда не укрылось, как напряглось вдруг тело парня при этом вопросе, а рука потянулась к стреле в колчане. Да и у волка вдруг на загривке после упоминания о боярине шкура дыбом приподнялась.
  -Больно молод. На такой геройский поступок не тянет. Бабы говорили, там больше двух десятков молодец положил. Приврали понятное дело. Но с другой стороны, как ни крути, а бояре без охраны не ездят. Так что, наверное, кто-то с ним точно был, но не в таком количестве я полагаю. Если еще конечно был тот боярин на самом деле. - Хмыкнул он. - Такое деяние без последствий и возможно наказания точно не останется, потому-как шума будет много. Но вот что удивительно. Шума-то никакого и нет. - Поспешно добавил он.
  Ерема говорил все это, не спуская с Яра глаз. Он вдруг всем своим нутром почувствовал, отчего даже мурашки по спине побежали, что находится рядом с надвигающейся на него опасностью. Такие ощущения он всегда испытывал перед битвой, а их в его жизни было достаточно. Эти чувства всегда обостряются, когда где-то рядом смерть со своей косой бродит. А еще он почувствовал, что в случае чего меч свой даже наполовину не успеет из ножен вытащить, как будет ему карачун. Вот тебе и простой отрок. Нет, с виду он никак не изменился. Вот только его глаза. Одним словом, ужас. Как будто в бездну заглянул.
  -Да если и был, - сплюнул дружинник, стараясь сохранить невозмутимый вид при этом, не спуская с Яра глаз. - То так этому предателю и надо. Я уж точно не тот человек, который за такое дело молодца осудить готов. А то, что наш воевода по этому поводу сказал, что туда этой сволочи и дорога, так весь город слышал. - Сказав это, Ерема облегченно выдохнул, потому-как взгляд парня изменился, и он снова стал похож на простого деревенского отрока.
  -Так ты тот герой, или нет? - Вылез со своим вопросом третий воин, которого Матвеем звали из-за спины Еремы. - Не боись хлопец. - Подбодрил он парня, подмигнув ему. - Здесь тебя никто не обидит.
  Если честно, Яр не ожидал от себя такого. Во всяком случае, он не собирался появляться перед дружинниками, и тем более к ним присоединяться. Это не входило в его планы. Но какая-то невидимая сила его фактически насильно вытолкнула из укрытия перед ними. А когда коснулись темы боярина, то он просто чудом удержался, и чуть было не натворил бед. Черт побери, дался им всем этот боярин. Но то, что сейчас говорили дружинники, его успокоило. Во всяком случае, как он понял, никто здесь на него за этого чертового боярина зло коситься не собирается. Что тут же подтвердил главный из них. А еще он вдруг осознал, что в большом мире ему в одиночку не прожить. Да и не знал он этот большой мир, живя беззаботно, как теперь оказалось за спиной деда. А ведь приноравливаться к нему как-то придется. Так почему-бы прямо сейчас и не начать?
  -Черт бы побрал этого князя московитов. Как будто нам проблем с орденом и купцами Новгорода не хватало. Правда с новгородцами о мире договорится, труда не составит. Не впервой лбами сталкиваемся. А вот то, что князь московский орду на нас навел да еще в самое подбрюшье ударил, то погано. Раньше-то такого не было. Поэтому тех бояр, что за союз с Москвой стояли за предателя никто не считал. Но вот чтобы с московитами да их друзьями ордынцами родную землю грабить, это же насколько гнилым нутром обладать надо, чтобы на такое пойти?
  -Матвей, ты-бы за языком следил. - Обернулся к воину Ерема. - А то намелешь им такого, отчего голова на плечах не удержится.
  -Да ничего я не мелю. - Обиделся парень. - Просто от того что князья и бояре своим гонором меряются простому люду счастья в жизни не добавляет.
  -То их княжеские дела. - Буркнул Ерема. - А наше дело простое людей от ворога оберегать. Вот этим и заниматься надо, а не языками трещать. - Он посмотрел на Яра. - Знаешь, куда эта тропа ведет, по которой татары прошли?
  -Знаю. - Спокойно кивнул головой Яр. - В поселок, что рядом с нашей кузней расположен. Скорее всего, они там и заночуют.
  -Откуда такая уверенность?
  -Так дело уже ближе к вечеру. - Хмыкнул он. - А в доме, да еще за стеной, все одно лучше ночевать, чем на земле у костра.
  -Надо-бы воеводу предупредить. - Огладил свою бороду рукой Ерема, принимая решение. - Вдруг он решит басурман ночью аль под утро пощипать. За эти несколько дней людей-то у нас прибавилось. Почему-бы и не попробовать. Пусть не так быстро подходят как на границе с орденом. Отвыкли. Нынче не так часто в эти края ворог наведается. Но все-таки силу помаленьку уже набрали. Матвей, давай-ка ты вместе с Федотом скачите к Михалу. Скажете ему, где ордынцев искать, а мы пока по следу дальше пойдем.
  Области за Псковом, что находятся ближе к границам с Полоцком и Смоленском действительно уже давно не подвергались набегам. Раньше, было дело. Особенно от частых набегов Литвы страдать приходилось, чьи отряды через полоцкие земли беспрепятственно проходили. И ведь полочане пропускали. Никаких припонов не строили. Хоть еще тогда отдельным княжеством считались и никаких договоров о союзе с князьями литовскими не заключали. С другой стороны понятно, почему так поступали. Ослабляли конкурента на рынках чужими руками, да и людей своих берегли. Пусть лучше соседей грабят, к чему нам лишние потери и тревоги. Вот так и жили, пока князем псковским Давмонта не избрали.
  Не смотри, что он сам был литвин по роду племени. Псков, давший ему приют в трудную минуту он как свою родную землю берег. Хотя как раз-таки свою он по желанию псковичей и разграбил. Кровью его псковичи с собой повязали. Ну, так судьба злодейка еще и не такие фортели в истории жизни людей выкидывала.
  Как-бы там ни было, а угрозу со стороны Литвы князь отвел надолго отбив им охоту набеги устраивать. Да и ордену ливонскому шею не единожды мылил. Хороший для города князь был. Поэтому-то его люди святым защитником Пскова и признали. Да, такие вот дела. Еще недавно Литва и Псков врагами были, а теперь союзники не разлей вода. Ну да на это были причины. В трудную минуту, когда друзья отвернулись, бывшие враги на помощь пришли. И не просто от ордена отбиться помогли, а еще победоносный поход в их земли возглавили. Много тогда добра из земель ордена вывезли.
   А если о крестоносцах говорить, то те все одно дальше Пскова свой нос не совали. Что им глубинка. Им сам Псков нужен был. Вот и перли на город по сторонам не глядя. Как бык на красную тряпку. Не смотря на то, что тоже иногда друзьями и союзниками становились. Правда, ненадолго, но было и такое. Так что давно в этих местах вороги не баловали. Вот люди понемногу и отвыкли быстро собираться, чтобы отпор дать.
  -Я с вами пойду. - Взял под уздцы лошадку Еремы Яр.
  -Куда ты с нами конными пешим то собрался? А лишнего коня у нас для тебя парень нету.
  -А с чего ты взял, что я безлошадный? - Улыбнулся Яр. - Есть у меня конь. Да еще и заводной к нему в придачу.
  -О даже как.
  -А ты думал. Разбой, - посмотрел он на волка. - Подгони сюда лошадок.
  Ерема бросил недовольный взгляд в сторону серого разбойника сорвавшегося вдруг с места и нырнувшего в лесную чащу. Послать-бы этого паренька к деду. И не потому, что еще слишком он молод для ратных дел, а потому что. Да какая разница почему. Не нравился он ему, вот и весь сказ.
  Вон, от одного взгляда по спине пот ручейками побежал, и руки трястись начали. Правду старики бают про кузнецов. Колдуны они все. Как пить дать колдуны. И не только кузнецы, но и вся их родня в придачу. От того кто с нечистой силой якшается всего чего угодно ожидать можно.
  Так-то он сам мужик не робкого десятка. Смертушке в глаза не раз за свою жизнь заглядывал. А тут недоросль малолетняя да такой ужас на взрослого мужика навела. Ну, никак тут без нечистого не обошлось. От таких, как этот парень, подале держаться надобно. Здоровее будешь. Да и уж точно подольше проживешь.
  Ерема даже не подозревал, что вечером этого же дня будет богов благодарить за то, что не прогнал парня и тем самым не только свою жизнь сберег, но и жизнь своих товарищей. А пока. Пока жег парня злобным взглядом да причину искал, как его отправить куда подальше. Только вот на ум ему ничего не приходило.
  Глава 15
  -Дядька Ерема там впереди в засаде нас десяток татар поджидает, что делать будем? - Поглаживая голову волка, спросил Ерему Яр. Он с Разбоем уже давно приметил проявляемый теми нездоровый к ним интерес, и время от времени уходил немного вперед разведывая путь. - Будь один я-бы их обошел, а с вами не получится. Шумите сильно.
  -Как они про нас прознали? Ведь мы вроде близко к ордынцам не подходили. Все время дистанцию держали. - И бросив недовольный взгляд на парня добавил. - И не шумели мы нигде.
  -Это сейчас так важно Ерема? - Спросил его самый молодой из воинов, которого звали Семен. - Чего сейчас над этим голову ломать. Прознали и прознали. Яр правильно говорит. Давай решай, что делать будем? Там десяток, а нас четверо.
  Ерема бросил недовольный взгляд на воина из-под своих кустистых бровей. Все правильно он здесь старший ему и решение принимать. Вот только какое? В лоб лезть на ордынцев это верная смерть. Нашпигуют стрелами так, пока до них доберешься, что на ежа похожим станешь. Да и что не говори, а рубиться эти ребята тоже умеют. Назад вертаться, как-то соромно. Еще подумают, не дай бог, что испужался да при первой встрече с врагом в штаны наложил. Да и скорее всего не дадут им обратно к своим вернуться.
  -Если биться будем, - прервал его рассуждения Яр. - То я еще до начала схватки пару тройку уложить успею. А дальше не знаю. - Честно признался он, пожав плечами. - Я еще на мечах ни с кем по-настоящему не бился.
  -Да какой тебе драться, молокосос? Ты до сих пор доспех не надел.
  -Так дядька Рыгор. Не привычно мне в них. Не мои они. Да и передвигаться без них проще.
  -Не мои. Проще. - Прервал оправдания Яра Рыгор. - Вот полосонут по тебе мечом, будет тебе проще. Да ладно. Черт с ними с доспехами. Наручи и поножи хотя-бы нацепи. Хоть какая защита.
  -Ну, хватит гомонить. - Подал голос Ерема. - Ты паря уверен, что сможешь татар из лука перестрелять? Они все ж таки все как один мастера. Во всяком случае, не малолетки какие.
  -Может и мастера. - Усмехнулся Яр, наклонив слегка голову в бок, игнорируя намек на свой возраст. - Да только пока никто из них так в меня и не попал ни разу. Правда, Разбой. - Улыбнулся он, посмотрев на волка. - По большому счету они и лук-то свой достать не успевали. Что поделать. Видно старые очень. Не поспевают за молодым. - Не остался он в долгу.
  -А что старшой. Это дело. - Поглядывая на парня с волком, обратился к Ереме Семен. - Коль парень лучник, то нам главное татар на себе держать пока он стрелами их бить будет.
  -Семен, ты-бы хоть не лез со своими предложениями. - Осадил молодого воина Ерема. - То, что он такой знатный стрелок мы только с его слов знаем. - Кивнул он головой в сторону Яра. - Ты готов вот так вот просто на одном доверии головой рискнуть? Здесь одного того хватает что мы его с собой взяли. Не то сейчас время чтобы верить на слово первому встречному.
   Досада и злость, прежде всего на самого себя душила дружинника. Умом-то понимал, что не стоит сейчас срывать свое плохое настроение на ком ни попадя. Вот именно тем более сам сказал не то место и не то время. Но ничего с собой поделать не мог. От одного вида парня и его волка Ерему начинало трясти. Ну не мог он забыть тот страх который испытал при встрече с ним и это мешало ему принимать в данный момент нормальные взвешенные решения.
  -Надо что-то решать, и решать быстро. Татары нам просто так уйти все равно не дадут. Если засаду устроили, то живыми нас точно решили не отпускать. Ерема не тяни кота за хвост, а то договоримся до того что так здесь на этом совете и головы сложим ничего не решив. Татар по наши души дождавшись. Решай друже, что делать будем? - Хлопнул Ерему рукой по плечу Рыгор.
  -Не знаю я что решать. - Зло бросил Ерема. - В лоб лезть? Так положат нас всех. Один лучник, - посмотрел он на Яра. - Пусть даже и мастер, хотя в это с трудом верится, большой роли не сыграет. Особенно в темноте.
  В лесу вечерние сумерки быстро меняются на ночную темноту. Почему ордынцы дожидались темноты, чтобы напасть на разъезд, а не напали раньше, знали только сами ордынцы. Хотя с другой стороны в темноте врага и грозящую тебе опасность трудней разглядеть.
  -А может им самим западню устроить? - Предложил Семен и тут же прикусил свой язык от брошенного в его сторону злого взгляда Еремы.
  -А что. Неплохая идея. - Вдруг поддержал дружинника Рыгор. - Только надобно подумать, как хитрее эту западню устроить.
  Дружинники и Яр уставились на Ерему, ожидая какое он примет решение.
  -Разбиваем лагерь. - После непродолжительного молчания принял решение Ерема. - И делаем вид, что остаемся здесь на ночевку. Черт с ним. Даже если и порубят нас здесь сейчас, то даст бог, хоть кого-то с собой утянуть на тот свет успеем.
  Яр стоял рядом с дружинниками, но в разговор не вмешивался. Не потому что молод еще, а потому как бесполезно было что говорить. Вот чтобы не сказал, так Ерема сразу все в штыки воспринимает. И за что только взъелся так? Ведь вроде он ничего худого ему не делал.
  -Слышь, паря, - обратился к Яру Рыгор. - Ты пока с волком своим за татарами присмотри. Пока мы тут готовиться будем. А как они в нашу сторону намылятся то сигнал, какой дай. Чтобы мы, значит, знали, что идут супостаты по наши головы.
  Между тем отъехав чуть назад, дружинники выбрали место для ночлега и стали быстро обустраивать лагерь. Коням торбы с овсом на морду навесили. Костерок развели. Лежанки обустроили. А на тех лежанках деревяшки да баулы плащами прикрыли. Чтобы значит, враг думал, что ночевать воины легли и ничего про них не подозревают. Невеликая хитрость, но издалека действительно подумать можно, что спать беспечно дружинники завалились. Отойдя немного в лес, в сторону засады ордынцев Яр оглянулся и, потрепав волка за ухом усмехнулся.
  -А что Разбой, может чего и выйдет. Мы с тобой уж точно, без добычи сегодня не останемся. Правда.
  Волк радостно в ответ оскалил свою пасть и, махнув хвостом, метнулся в чащу. Яру было немного обидно, что дружинники не совсем его воспринимают как воина. Он ведь действительно помочь хочет. Хотя не столько обидны подшучивания Семена с Рыгором как злые и подозрительные взгляды, бросаемые на него Еремой.
  -Ладно. На рожон лезть не буду. - Пообещал он сам себе, натягивая на лук тетиву. - Но и просто в кустах отсиживаться не стану. Вот все одно посмотрим сейчас, кто из нас чего стоит.
  Бросив еще раз быстрый взгляд в сторону костра, Яр повернулся и побежал следом за волком. Долго бежать не пришлось. Метров через восемьсот он наткнулся на своего волка, который стоял с поднятой на загривке шерстью и тихо утробно рычал его поджидая. Яр тут же опустился рядом с ним на землю.
  -Где они? - Вглядываясь в ночную тьму, спросил он своего серого друга. - Я никого не вижу.
  Волк посмотрел сначала на парня, а потом повернул свою голову, как-бы указывая направление в котором тому надо смотреть. Присмотревшись, Яр увидел тихо пробиравшиеся по лесу тени. Нужно отдать должное татарам. Передвигались они по лесу очень тихо и грамотно. Если-бы не Разбой со своим звериным чутьем, то Яр вполне мог мимо них пробежать. Или того хуже. Столкнуться с ними лбами.
   Поняв, что не дождутся в своей засаде дружинников, а время поджимает, ордынцы все же решили не просто тихо уйти, а перебить урусов устроившихся сейчас невдалеке от них на привале. Оставив на месте своей засады двух воинов присматривать за лошадьми, сейчас восьмерка ордынцев, разбившись на пары, тихо подкрадывалась к лагерю псковичей.
  -Разбой, предупреди наших. - Шепнул парень волку на ухо. - А я пока к их лошадкам наведаюсь.
  Волк как показалось парню, бросил на него обиженный взгляд, как-бы говоривший, что же ты меня от дела отстраняешь-то, но, тем не менее, поднялся на ноги и стрелой метнулся туда, откуда они только что пришли.
  -Вот и добре. Вот и ладушки. Пока ворог подкрадется, Разбой успеет ребят предупредить, чтобы они, стало быть, как положено их встретили. А я сейчас с охранниками немного смертельно пошалю и тоже к нашим обратно быстро на подмогу побегу. Вот уверен я, что без меня они там сами не справятся. Посмотрим потом, как вы шутить будете.
  Быстро преодолев тихо еще метров двести вперед, Яр вышел к месту, где ордынцы оставили своих лошадей с охраной. Два охранника, две стрелы. Посмотрев на упавшие, на землю тела он не стал к ним подходить, чтобы убедиться в том, что они точно мертвы. На это не было времени. Теперь нужно было мчаться со всех ног назад. Что для него стоит пробежаться километр по лесу? Ерунда. А день или ночь так это без разницы. Впервой что ли.
  Вернуться он успел как раз вовремя. Окружив стоянку полукольцом, ордынцы как раз расстреляли из луков лежаки, где, по их мнению, спокойно спали дружинники. Ни одна стрела мимо цели не пролетела. Что ни говори, а с луком обращаться они умеют. Вот только чего так сразу палить-то начали, не обнаружив сперва дозорного? Да какая разница. Видать торопятся сильно.
  Может резать спящих или бить в спину кто-то посчитает трусливым поступком. Ну, так ежели дурак, пущай так считает. В таком деле как война это самое лучшее решение, которое только может быть. К чему тебе своей шкурой рисковать, если выпал шанс спокойно без шума и опасения за свою собственную жизнь перерезать глотку спящему врагу. Такой шанс никак упускать нельзя. Только полный кретин в такой ситуации начнет будить супротивника или хлопать его по плечу и предлагать честный поединок. Яр себя к таким кретинам не относил. Поэтому тоже без всякого зазрения совести стал расстреливать врага в спину.
  Одного он убил точно. А вот двух других только ранил. Сильно или нет, смотреть некогда было. Уж шибко быстро ордынцы на его нападение среагировали. Пришлось, как зайцу с места на место скакать, чтобы от их стрел увернуться. Хорошо, что недолго.
  Если нападение Яра для татар было не полной неожиданностью. Лежака-то три, а воинов должно было быть четверо. Понятно, что где-то дозорный не спит. То выскочивший из темноты волк на спину одному из недобитков их немного неприятно огорошил. Что уж тут говорить, когда следом за волком на них вдруг и ожившие дружинники из кустов набежали. Но и тут ордынцы не сплоховали. Крепкие оказались ребята и не пужливые. Быстро себя в руки взяли, и зазвенела сталь в ночной тиши.
  Совершив несколько прыжков и перекатов, Яр быстро оценил обстановку. Вроде ордынцы на него перестали обращать свое внимание. Оно и понятно. До него шагов пятьдесят, и в темноте не видать. А дружинники с волком вот они, рядом.
  Ерема отбивался от сразу двоих насевших на него ордынцев, как и Рыгор. А вот Семену, если можно так сказать повезло, он бился один на один. Разбой тем временем уже загрыз первого недобитка и теперь кружил вокруг второго. Быстро пробежав несколько десятков метров к месту сражения, Яр стал тщательно выцеливать одного ордынца из тех, кто сейчас пытался зарезать Рыгора. Дружинник получил пару ранений, и сейчас прикрываясь щитом, отчаянно сражался за свою жизнь.
  -А-а, к черту. - Выкрикнул Яр и спустил тетиву.
  Было немного страшно. А вдруг сейчас ордынец в сторону дернется. Тогда предназначенная ему стрела в Рыгора ведь попадет. Но повезло. Не дернулся. Вернее дернулся, но уже только после того как стрела вошла ему между лопаток.
  -Вот спасибки малец. - Радостно крикнул Рыгор. - Теперь я уж сам, а ты лучше Ереме помоги.
  -Я нормально. - Тут же раздался голос Еремы. - Не впервой. - И он с хеканьем обрушил свой меч на голову, подставившегося под удар врага.
  -Мне помогать тоже не надо. - Заголосил Семен. - А то ведь так я никого и не одолею, а вы же потом сами надо мной потешаться будете да на смех подымать.
  Яр посмотрел на своего серого друга, который добил и второго недобитка и теперь стоял над мертвым телом и ждал от него команды.
  -Ладно. Если что, зовите. Мы тут с Разбоем рядом. - Крикнул парень дружинникам и пошел спокойным шагом к усевшемуся на свой хвост волку, который с интересом стал наблюдать за ходом поединков.
  Очень редко бывает, когда поединки длятся долго. Шанс что противники будут равны по силам, смехотворно мал. По этой причине долгое время познавательно следить за противостоянием противников и сравнивать свои боевые навыки с навыками других Яру не удалось. Единоборства закончились довольно быстро со счетом 3-0 в пользу дружинников, и сейчас со счастливой улыбкой на лице, первое настоящее дело в его жизни, Семен перевязывал рану на боку Рыгора.
  Такая быстрая победа над противниками не говорила о том, что те были полными неумехами. Наоборот. Воины орды вполне были обучены военному делу и закалены в битвах. Об этом хотя-бы говорит тот факт, что до сих пор они мертвой хваткой держат Европу с их рыцарством за горло, не давая им вздохнуть свободно и утереть пот со лба. От Молдавии, где они до сих пор хозяйничают, до Венгрии и Румынии всего один шаг. Просто не смотря на все свое мастерство в обучении воинов, здесь и сейчас, дружинники небольшого городка Остров оказались воинам орды не по зубам. И в этом не было ничего удивительного.
  Дружинники, прародители дворянства. Можно сказать особая каста. Любой мог попытаться стать дружинником, просто не каждому это было по плечу. Сначала тщательный и жесткий отбор, а потом жизнь, связанная с хождением со смертью под ручку. На такую жизнь не много охотников найдется, но те, кто выбрал военную стезю, в веках прославили своей силой и отвагой воинство русских княжеств.
  В десятом веке дружины Киевского князя Святослава Игоревича не смотря на свою малочисленность по сравнению с врагами заставляли дрожать практически всех сильнейших монархов того времени и искать с ним мира. Потом, спустя столетия, дружинники не единожды доказали свою силу в борьбе с ордой снискав себе славу даже в поражениях. Но, казалось бы, будучи побежденными, они не склонили свои головы иначе не было-бы удачного набега новгородских ушкуйников на столицу орды. Ханы поняли намек. И скорее всего по этой причине соблюдая свои интересы, начали действовать тоньше, через князей, тем самым обрекая княжества на междоусобицы.
  С другой стороны давил орден немецких рыцарей. Но на пути у них стали дружинники Литвы. Вначале князья небольшого Новогрудского княжества отбили первый напор крестоносцев, а потом, объединяя под своим знаменем дружины соседних княжеств, не только стали отбиваться, но и сами переходить в атаку. Не единожды цвет рыцарства Европы и сильнейшая пехота, немецкие кнехты, были биты и в хвост и в гриву, а также и орды татар заодно.
   Дружинники Великого Княжества Литовского и Русского заставили себя уважать весь мир, дав тем самым понять, что никто не смеет безнаказанно нападать на их земли. Самыми непонятливыми из всех оказались Тевтоны со своим орденом, за что впоследствии и поплатились. Как государственное объединение орден перестанет существовать.
  -А здорово мы им накостыляли. - Закончив перевязку, все никак не мог успокоиться Семен, скаля в блаженной улыбке свои зубы. - Теперь будут знать, как нам засады устраивать. Жаль только, что их коней добыть не получилось, а то нашим лошадкам все трофеи на себе тянуть тяжко будет.
  -Почему не получилось? - Спросил у него, улыбнувшись, Яр и кивнул головой волку. - Разбой не в службу, а в дружбу, пригони сюда лошадок.
  -Так ты что же, тех, кого лошадок оставили сторожить побил? - Усмехнулся, держась за раненный бок Рыгор. - Ну, пострел. И когда только успеть сподобился?
  -Так всех делов-то, два раза стрельнуть. - Вернул ему улыбку Яр.
  -Так. Заканчивай балаболить. - Прервал их разговор Ерема, хмуро сдвинув брови. - Собираем трофеи и двигаем к нашим. А то раскудахтались здесь, понимаешь ли, как бабы на рынке.
  Глава 16
  В горнице княжьего дома в Новгороде из угла в угол выхаживал злой князь Московский Иван Данилович Калита, обдумывая, как дальше поступить. Его план с угрозой войны Пскову, коль они от Александра Тверского не откажутся, не сработал. Посланные загоны, чтобы псковичи сговорчивее стали, большей частью разбиты. Половина купечества да боярства Новгорода вдруг ни с того ни с сего воевать за его интересы отказываются и хмуро брови сводят, выказывая тем самым ему свое недовольство таким методом начала ведения переговоров. Черт бы побрал этих хитрецов. Влияние свое над Псковом сохранить хотят, а от крови нос воротят.
   И вот мало ему этого недовольства и хитрости Новгородцев так вести пришли, что на помощь в предстоящей и теперь уже точно назревшей войне Пскову подмога идет из Великого княжества и от его союзников, будь они не ладны эти князья Смоленска, да Дорогобужа с Вязьмой. Никак он не ожидал от князя Литвы, что Гедимин находясь сейчас сам в трудном положении и отбиваясь изо всех своих сил от навалившихся на его земли крестовых походов, не забудет на время о своем союзническом долге. Сволочи. Как дружно все разом да против него ополчились.
   Одно радует, что были и у него победы. Как Гедимин не бился, а обновить отдельную митрополию Литвы после смерти митрополита Филофея, как впрочем, чуть позже и Галицко-Волынскую от Москвы у него не получилось. Теперь все их епархии благодаря решению Константинополя Московскому митрополиту Феогносту подчинены. И теперь появилась реальная возможность влиять на внутренние дела и жизнь Великого княжества. Жаль только, правда, добро Филофея к рукам прибрать не удалось. Не дотянуться было до Новогрудка. Ну да ладно. Зато потом на весь мир раструбили, что язычники христианские реликвии осквернили, и Константинопольскому патриарху было чем свой отказ об обновлении независимых ранее от Москвы митрополий Гедимину мотивировать.
  Ну не говорить же правду на самом деле, что патриарх за это решение много золота получил. Но даже не это было главное. Нависшая над Константинополем угроза в виде арабов и турок, принявших магометанство, уже давно являлась не шуточной. Хотя и без нее Константинопольский патриархат трещал по всем швам. В Эгейском море после падения Иерусалимского королевства на острове Родос прочно обосновался орден родосских госпиталитов подчинивших своей власти острова Симе, Кос, Низирос, Калимнос и Лерос. На Крите и Ахайе, а также Афинах и Наксосе укрепились франки. Что, мягко говоря, не способствовало укреплению православной веры. Изрядно уменьшившееся Армянское царство давно дышало на ладан, и вот-вот уже готово было отдать концы. И в довершении ко всем несчастьям, магометанскую веру приняли и монголы. Теперь лавировать и стравливать монгол с арабами стало намного труднее. Но в этом вопросе огромную помощь мог оказать друг орды, Московский князь. Так что в конечном итоге он и получил вместе с московским митрополитом именно то, что хотел.
   Ну, а там уже дело легче пошло. Ставленнику Гедимина на Новгородское епископство кукиш показали. Правда, пришлось потом будущему епископу Новгорода Василю выбранному Феогностом здорово от литовского князя побегать, добираясь с Волыни в свою новую епархию. Зато, с каким позором Псковского выскочку Арсения с его желанием возглавить отдельную псковскую епископию из Новгорода выставили. Любо дорого смотреть было, как этого пса шелудивого под свист и гам из города выпроваживали.
   Кукиш им всем, а не свободу от меня. Мне деньги нужны, и как можно больше. Не платить же мне дань сродственничку Узбеку из собственного кармана. А эти торгаши, псковичи, да и новгородцы с ними вкупе тоже, себе серебра еще наторгуют. Через ганзейский союз для них все рынки Европы открыты. Торгуй, не хочу. У меня-то ведь такой прямой возможности нет.
  Жаль, не приучены они к порядку. Страха в них передо мной нет. Свободолюбивые да гордые больно сильно. Ну да придет время, и я им это свободолюбие и эту их гордость в одно место запихну. Будут знать псы, кто здесь в доме хозяин. Я их....
  Так, эти думы пока не ко времени. Это дело будущего. Сейчас нужно лучше сосредоточиться над тем, как из теперешней сложившейся ситуации выкрутиться. И не просто выкрутиться, а с гордо поднятой головой и с максимально большей прибылью. Эх, если-бы не дань Узбеку. Это же, сколько добра из моих рук уплывает.
  Так что война? Нет. Сейчас это плохой вариант. Да и средств требует много. Этот вариант нужно отодвинуть подальше в сторону и пока отложить на самую дальнюю верхнюю полку до лучших времен. Но и просто так ведь отступиться, не дело. Весь авторитет растерять можно. Здесь дай чуток слабину, сожрут сразу с потрохами.
  -Эй, стража. Кликните мне митрополита Феогноста. - Крикнул князь и снова стал мерить шагами горницу из угла в угол. - Что присоветуешь отче? - Задал он вопрос, не успел митрополит порог переступить. - Как из сложившейся ситуации выкручиваться будем? Воевать с Литвой из-за Пскова нам сейчас не с руки. А Гедимин уже не просто грозит, а рати свои в это чертово княжество выдвигать начинает. Шансы на нашу победу нужно признать честно, сейчас совсем не велики. Но в то же самое время и просто так отступиться нельзя. Псков, как и Новгород основные для меня поставщики серебра для уплаты дани орде.
  -Положение действительно серьезное. - Прокашлялся митрополит. - Я вижу только одно решение.
  -Какое? - Тут же спросил его Калита, остановившись.
  -Пригрозить объявлением анафемы псковичам и всему княжеству ежели они Александра Тверского от себя не выгонят и твоего ставленника не примут. Тогда литвинам не за кого воевать будет. Разве только с самим Псковом, чтобы насильно Александру стол вернуть. Но тогда они из союзников в захватчиков превратятся, а Псков волей неволей твоим союзником станет. Навряд ли Гедимин на такое пойдет.
  -Ты серьезно думаешь, отче, что это может сработать?
  -А что тебя смущает?
  -И ты еще спрашиваешь? - Удивленно поднял кверху брови князь. - Мы ведь с тобой не в Константинополе живем, где от одного только намека на анафему люди икать начинают. Здесь тебе не Византия. Здесь Русь.
  -И что это меняет?
  -Да все меняет. - Зло буркнул князь и снова стал бегать по горнице. - Не мне тебе объяснять, что вера у нас здесь свою специфику имеет. Ты и сам это не хуже меня знаешь. Многие священники у нас не то, что не знают, как службу следует вести, они даже молитвы толком не выучили, потому, как читать да писать не умеют. Говорят на службе, что в голову взбредет. А сколько раз мы сами свидетелями были, как подобные священнослужители прямо у алтаря богословский спор кулаками вели да за бороды друг друга тягали, подкрепляя свои аргументы сквернословием? Про простой народ я уже молчу. Они не то, что шапок в храме не снимают, на пол плюют как в какой-нибудь забегаловке. Мужики что понаглее прямо в храме во время службы молодух щупают без зазрения совести. И все это у тебя даже под боком происходит, между прочим. Что уж тут говорить о глубинке. Особенно о задворках новгородской или псковской земли. Там, по твоим же докладам попы после службы сразу за церковью на алтарях жертвы старым богам приносят. Так сказать на всякий случай, чтобы ненароком никого не обидеть. Да и сами вы этому потворствуете, языческие праздники в свой календарь занесли. И зная все это, ты думаешь здесь кого-то какой-то анафемой запугать? Да пошлют нас с этой твоей анафемой далеко и надолго. Еще особливо после того как мы этого псковского прохвоста Арсения из Новгорода с большим позором выгнали. Он ведь точно нам палки в колеса совать после такого будет.
  -Не посмеет. И зря ты не веришь в силу слова божьего. Совсем ты аки Фома неверующий.
  -Что значит, не верю? Мне очень даже хочется в эту силу верить. Так хочется, что даже слов подобрать не могу. Просто сомневаюсь немного, что из этого что-нибудь выйдет толковое.
  -А ты не сомневайся. Просто верь. Господь, в человеколюбии своем тех, кто верит искренне в него, без своей поддержки никогда не оставит.
  -Ладно. Объявляй свою анафему. Посмотрим, что из этого получится. А я на всякий случай еще раз с новгородцами переговорю. Сила слова это конечно хорошо. Но сила слова, подкрепленная мечами, на мой розум еще лучше.
  Православная вера на Руси действительно имела свою специфику отличную от всего мирового христианства. Не за красивые же глаза нас схизматиками называли и не просто из вредности. Тевтонский и ливонский ордена так прямо на весь мир трубили, мол, что язычники просто над верой насмехаются. Что не вера это вовсе и выжигать ее надо каленым железом. И ведь толпами валили на наши земли разного рода выжигатели. Да и внутри веру выражаясь современным языком, время от времени здорово колбасило. И только в правление царя Петра Первого церковь приняла тот окончательный вид, который существует до сих пор. В этой вере плавно переплелись между собой верования во Христа и старые языческие обряды принявшие вид христианских праздников. А языческие боги поменяли свои имена на имена православных святых, сохранив при этом все свои основные функции.
  Глава 17
  Как ни странно это прозвучит, но угроза анафемы от Митрополита Всея Руси Феогноста на Псковичей возымела свое действие. Одно дело с князьями бороться и совсем другое под гневом Господа оказаться. Невидимая угроза с небес во много раз оказалась страшнее видимой в виде вражеских ратей. А уж, сколько кар небесных священнослужители наобещали людям в случае неповиновения. Так что, почесав свои потылицы, попросили горожане Александра Тверского уйти на время из города от греха подальше. Князь не стал противиться этому желанию псковичей. Ничего хорошего от противления желанию горожан ждать не приходилось. По этой причине он вместе со своей дружиной тихо-мирно покинул город и отправился в Вильно к Гедимину, а псковичи тяжело повздыхав стали с опаской дожидаться прихода ставленника князя московского в их удел.
  -А что это за зверь такой, анафема? - Повернувшись в седле, поинтересовался Яр у ехавшего немного позади него Еремы.
  -Да кто же его знает. - Пожал дружинник плечами. - Я, как и ты об этой анафеме первый раз в своей жизни слышу. Ее раньше отродясь на наших землях не было.
  -Дела-а. - Протянул парень и призадумался.
  После ночного боя с засадой ордынцев у него сложились дружеские отношения с Еремой Рыгором и Семеном. А чуть погодя он и вовсе влился в ряды воинства воеводы города Острова став самым молодым воином в этой славной дружине.
   Правда, случилось вначале перед этим небольшое недоразумение. Ну как недоразумение. Просто когда Яр в первый раз увидел воеводу Острова Михала, то чуть было не бросился на него с мечом в руках. Еле-еле удержал себя в узде. Но это его желание не укрылось от посторонних взоров. Потом конечно разобрались что к чему.
   Доспехи воеводы да такой же нож на ремне, как и у Яра, подействовали на парня как красная тряпка на быка. Раны детства, причем, такие как он, получил, просто так не заживают. Михал отнесся к этому происшествию с пониманием, и инцидент был исчерпан и забыт. Яра приняли в дружину, не смотря на его юный возраст, и начались простые военные будни.
   Татар, что наведывались под стены Острова, нагнать удалось только почти у самой границы. Уж больно быстро бежали ордынцы. А потом еще и разделились на два отряда. Следы небольшой группы воинов уходили на юг. Никто этот отряд преследовать не стал потому как основные силы ордынцев вместе с пленными и награбленным добром маячили в другой стороне.
  Отряд Михала объединившись с дружиной псковского воеводы Богуша, наголову разбил находников. Никто живым не ушел. Потом было еще несколько мелких стычек с небольшими отрядами ордынцев и новгородцев с московитами, что пробирались обратно в новгородские волости. В том, что их удалось выследить, была немалая заслуга Яра. Вернее не столько Яра, сколько его волка Разбоя. Ну да это не очень важно действовали-то они на пару. И тут на тебе. Прибывший гонец из Пскова привез указ все военные действия прекратить и по домам возвращаться.
  -В голове трудно уложить все эти взаимоотношения. Новгородцы помогают москвичам потому что, во-первых хотят вернуть утерянный контроль над Псковом, а во-вторых, чтобы заодно и снизить давление на свои кошельки, что оказывала Москва в связи с выплатой дани татарам. Вместо того чтобы объединиться да этим самым татарам по их загребущим ручонкам надавать мы друг другу глотки рвем. Не правильно это.
  -Не правильно. - Кивнул головой, соглашаясь со словами Яра Ерема. - Но мы так живем.
  -И все-таки я не понимаю. - Через некоторое время снова повернулся к Ереме Яр.
  -Чего ты не понимаешь? - Буркнул в ответ дружинник.
  -Да вот как так получается. Мы вроде всех побили, а князя все одно из города выпроводили? Коль силой взять не смогли так карой какой-то небесной напужали. Для чего все это?
  -Как для чего? - Хмыкнул Ерема. - Вестимо для чего. Все ради денег да власти.
  -А у этого князя московского что, этих самых денег и власти не хватает? Чего он так на чужое добро зарится?
  -Молодой ты ишо. Многого не понимаешь. Ну да со временем сам разберешься, что к чему. Одно скажу. Князьям вечно ни денег, ни власти не хватает. Вот сколько бы их у него не было. Потому и грызутся меж собой как собаки.
  -У них что, забот других нет? Аль врагов может, не хватает? Тут, к примеру, из врагов вон одной орды за глаза на всех хватит.
  -Врагов-то как раз хватает. - Тяжело вздохнул Ерема. - То-то и оно.
  -Слушай, а мстить нам эти из Москвы не будут за то, что мы их и в хвост и в гриву здесь по лесам вместе с ордынцами и новгородцами гоняли? - Задал очередной вопрос Яр.
  -На этот вопрос я тебе так сразу и не отвечу. Тут раз на раз не приходится. По-всякому бывает. Но вот то, что нервы попортят, как только московский наместник со своей боярской свитой в Псков пожалует, это точно. Больно злые они, да и лапы у них загребущие.
  -А чего так?
  -Так у нас в Пскове люди все больше вольные. Каждый сам себе голова и хозяин. Не то, что у них. Вот это-то их и злит больше всего. Это же надо, сколько вольного народа да без хозяина шастает. Да не в рубище, а все больше из приличного сукна одеже. Небось, и приличные кубышки с серебром имеются, где-нибудь припрятанные или в землю от чужих глаз зарытые? И подобные мысли злят не только бояр московских, но даже и их слуг. У них же в том княжестве все кто-то кому-то принадлежат, поэтому и собственности почитай никакой нет. Обидно. Да и ходить с опаской надо, чтобы кого, кто повыше тебя или из орды ненароком не задеть. А тут тебе любой смерд может на сапог плюнуть, и даже не извинившись и шапку не заломав спокойно пойти дальше.
  -А зачем на сапог плевать?
  -Да это я так. Образно ляпнул. Плевать ни на чей сапог просто так конечно не стоит. - Улыбнулся наивному вопросу Ерема.
  Старому дружиннику уже порядком надоело отвечать на вопросы Яра, сыпавшиеся на его голову как из рога изобилия. За все время похода парень все больше отмалчивался. Если какие вопросы и задавал, то почитай только по делу. Ну, оно и понятно, не до разговоров с расспросами было. А вот как все дело закончилось, так у парня рот почти не закрывается. Почемучка ходячая. Хотя чего здесь удивительного в такой любознательности. Много ли ты, живя в лесу о жизни в мире узнаешь? Да и дед его в этом плане мало чем ему помогал. Не столько его к жизни среди людей готовил, сколько все больше умениям воинским обучал. Но нужно честно признаться обучил на славу. Парень не только мастерски с луком управляется, но и мечом и копьем пользоваться умело может. В этом он не единожды сам убеждался.
  -Дядька Ерема, а дядька Ерема, слышишь, чего говорю?
  -Да чего тебе еще? - Недовольно отозвался дружинник.
  -Я говорю. Дядька Ерема как ты думаешь, что это за люди такие, что от поселка в нашу сторону направляются? Может недруги какие?
  -Да какие недруги, когда вся война закончилась? - Еще больше нахмурился старый воин, вглядываясь в приближающихся к ним от поселения всадников, и кляня себя за то, что сам их не заметил из-за своих дум, выпав на время из реальности. - Хотя, Михала на всякий случай предупредить надо. - Что-то в приближающихся к ним людях его насторожило. - Пронька, - обратился он к одному из дружинников ехавших вместе с ними. - Скачи назад и предупреди воеводу. Рыгор, Семен, Яр, дальше ни шагу. И на всякий случай будьте начеку. - И тихо про себя добавил. - И вот что в этом селении такого, что возле него обязательно что-нибудь недоброе для нас случается?
  Это было то самое поселение, недалеко от которого жил Яр с дедом. То самое, возле которого потом они попали в засаду устроенную им ордынцами. От этого селения после короткой сшибки дружина воеводы Острова начала гнать вражеский загон. И вот опять стоило к нему только подъехать, как на тебе повстречали неизвестно откуда и главное, зачем здесь появившийся отряд воинов. Не просто же так они сюда на прогулку пожаловали. В поселение до сих пор еще пока никто не вернулся. Оно и понятно. Пока до жителей, спрятавшихся на болоте, вести дойдут. Пока те в путь снарядятся. На все это не один день уйдет.
  Как только поступила от Еремы команда быть на чеку, дружинники мгновенно подобрались. Как-бы ленивыми движениями особо не привлекающими внимание притороченные возле седла щиты перекачивали на руку. Яр с сожалением бросил быстрый взгляд на свой лук. Быстро и незаметно тетиву на него натянуть, не получиться. Кто же знал, что он вдруг у самого домашнего порога понадобиться может. Хотя может еще и обойдется. Среди тех, кто к ним сейчас подъезжает ни одного ордынца не видать.
  -Кто такие? Откуда будете? - Спросил у Еремы, признав в нем старшего ехавший впереди в дорогой броне и богатой одежде всадник.
  -А тебе что за дело? - Вопросом на вопрос ответил Ерема. - Сам-то кто такой?
  -Ты как смерд с боярином разговариваешь. - Зашипел на Ерему, сверкнув на него злым взглядом, находившийся рядом с боярином воин. - Давно спина батогов не отведывала? Или голову на плечах носить надоело?
  Воины что подъехали вместе с боярином, десятка три не меньше, объехали с трех сторон дружинников. И судя по их виду добра от них ждать, не приходилось.
  -Не пужай. Я пуганный. - Положив руку на эфес меча, хмыкнул дружинник. - Гляди, как-бы самому голову на плечах удержать удалось.
  -Да я тебя...
  Воин вдруг осекся на полуслове и уставился за спину Еремы. По знаку боярина обступившие дружинников воины сдали назад и выстроились за его спиной. Ничего удивительного в такой резкой смене настроения не было, просто в это время на рысях из леса вслед за воеводой Михалом выезжала вся его дружина. Отсюда и понятно, куда сразу вся спесь подевалась. Полторы сотни, это тебе не четыре человека.
  -Ты кто такой? По какому праву моих людей задерживаешь? Я, воевода Острова. И я здесь хозяин. - Спросил Михал боярина, заставив своим конем попятиться чуть назад боярского жеребца.
  -Их никто не задерживал. - Лицо боярина скривилось гримасой недовольства. - Просто время сейчас не спокойное. Мало ли, сколько по лесу разного разбойного люда разъезжает. Лишний раз проверить не помешает.
  -Ты в своем уделе проверяй. - Хмыкнул Михал. - А здесь тебе проверять нечего. И без тебя есть, кому этим делом заняться. Кстати, что-то раньше я тебя в здешних краях не встречал. Да и пока мы с находниками бились, тебя тоже видно не было. Откуда ты здесь такой сердобольный объявился?
  -Слишком много на себя берешь воевода. - Зашипел на Михала боярин. - Смотри, как бы потом жалеть не пришлось. А кто я и откуда ты вскоре узнаешь. - Проговорив это, боярин мазнул взглядом по лицу Яра и, ударив пятками в бока своего жеребца, направил его по дороге в сторону леса. Следом за ним поскакали и все его воины.
  -А что это такое сейчас было? - Глядя удивленно вслед ускакавшему отряду спросил Ерему Яр.
  -Цветочки это были. Всего лишь цветочки. - Тяжело вздохнул дружинник. - А вот скоро, наверное, и ягодки поспеют. Будь они не ладны. Быстро, однако, падальщики почуяв добычу слетаться стали.
  -А какого лешего этот боярин возле этого брошенного селения крутился? Чего он здесь потерял? - Задал вопрос, ни к кому конкретно не обращаясь, Семен, после чего трое дружинников одновременно посмотрели на парнишку.
  -Знаешь, наверное, хорошо Яр, что сейчас твой Разбой дичь где-то по лесу гоняет, и его с нами здесь не было. - Теребя ус, задумавшись, молвил Рыгор. - Кто его знает, а вдруг это по твою душу этот скороход сюда наведался. Мы тебя конечно ни в каком разе в обиду не дадим. Но вот по сторонам на всякий случай оглядываться тебе паря, скорее всего, придется.
  -Эй, лоботрясы. - Долетел до них голос Михала. - Долго еще здесь топтаться собираетесь? А ну марш вперед дозор нести. До дома мы еще не доехали, и на привал здесь не рассчитывайте. Как по мне, то лучше еще пару ночей на свежем воздухе под открытым небом переночевать, звездами любуясь, прежде чем потом бока на печи отлеживать днями станете в потолок плюя.
  Глава 18
  Время текло своим чередом. Служить в дружине Яру понравилось. Отношение к нему людей не чета, что было в поселке. Здесь даже сравнивать нечего. Никто на него косо не поглядывает. Никто не задирает, и оскорбить не пытается. Наоборот. Все дружелюбные да приветливые. Ну, разве только Разбоя слегка опасаются. Но оно и понятно. Разбой не собака, он волк. И хоть понимает, что от этих людей ни ему, ни мне опасность не грозит, по привычке все одно зубы скалит, когда кто-либо близко к нам подходит. Ну, разве что кроме Еремы Семена Рыгора и воеводы Михала Палька. С дружинниками понятно, мы не раз жизнью вместе рисковали, отсюда к ним и отношение другое, а воевода. Да какой же дурак на воеводу будет зубы скалить? Кем-кем, а дураком Разбой точно не был. Хоть он и волк, а не человек, но умишком боги его точно не обидели.
  Служба Яра совсем не тяготила. А чему тут тяготеть. Крыша над головой имеется. То, что это не свой дом, а казарма, так оно даже и лучше теперь. За разговорами о всяком разном во время отдыха скучать не приходится, и печальные думы о прошлом душу не слишком сильно бередят. Еды от пуза. Ешь, не хочу. А то, что дозорным на стене аль у ворот иногда поскучать надобно, так это ведь такие пустяки.
   Есть еще конечно тренировки, для повышения воинского умения. Воевода Михал их регулярно кожный день проводит. Так это только в радость. Бой в строю. Или конный бой. Это не просто толпа людей, идущая стенка на стенку. Тут своя наука. И отработка слаженности действий требует своего кропотливого труда. Этой науке дед Яра научить не мог. Зато во всем другом, что касается индивидуального мастерства, здесь парень мог сам кому хочешь фору дать.
  Про умение Яра стрелять из лука среди дружинников уже чуть ли не легенды ходят. В этом деле среди них уж точно ему соперников нет. Одно это умение его уже высоко как воина ставит. Хороший лучник во всем мире цениться не меньше рыцаря, а то может даже и больше. Слишком много времени средств и пота нужно затратить, чтобы хорошо из лука стрелять научиться. Так что в битве еще неизвестно кто больше пользы приносит. Хотя все же сравнивать так лучника и рыцаря негоже. Слишком разные у них задачи и условия ведения боя. Да и настоящим рыцарем тоже, не за один день становятся. С самого раннего детства приучают тяжелые доспехи на себе таскать, да тяжелой железной болванкой махать сутками напролет.
  Если в обращении с луком у парня для всех все понятно было, то вот умение держать меч в руках требовал проверки. Воевода самолично решил дать урок фехтования Яру. Какого же было его удивление, когда оказалось что ему не только нечему обучать парня, а самому впору брать у него уроки. Больно сильно отличалась манера ведения боя от той, которой его в ордене обучили. И нельзя сказать, чтобы эта метода была лучше. Она была другой. Новому только глупец обучаться не захочет, а воевода точно глупцом не был. Хорошо все-таки Яра в свое время дед натаскал, раз даже опытный воин этим умением не побрезговал и свою заинтересованность проявил.
   Странный он, этот воевода Михаэль Пальк. Немец, рыцарь, а без особого гонора. Даже не зазорным для себя посчитал признать мастерство малолетки выше, чем свое собственное. Нет, как воин воевода силен. Тут ничего супротив не скажешь. При желании своим бастардом и человека ему располовинить, что на землю плюнуть. Что есть, то есть. Просто, как и все рыцари, слишком сильно на доспехи свои надеется. Вот теперь и постигает науку, что доспехи в бою не самое главное.
  -Слышишь Яр. Ты сейчас, когда будешь по городу прогуливаться, по сторонам на всякий случай поглядывай. - Сказал Рыгор, подойдя к парню. - Аккурат в конце моей смены к городскому причалу пара стругов подошла. Так я там среди прочих приезжих боярина одного увидал. Решил, перед тем как домой идти тебя предупредить.
  -Какого боярина? - Посмотрел удивленно на дружинника Яр, не понимая к чему тот клонит.
  -Да того, которого мы на возвратном пути возле твоего бывшего поселка встретили. Не нравится он мне. И особо мне не понравились те взгляды, которые он при нашей той встрече в твою сторону бросал. У меня на лица глаз наметанный, а уж эту морду нахальную я ни с какой другой не спутаю. Да и вообще вся та братия, что на берег сошла доверия у меня не вызывает. Давно у нас такого не было, чтобы сразу так много в наш городишко всякого разного благородного люда со своими слугами понаехало. Не к добру это. Ох, чую не к добру. С тобой это связано аль нет, конечно, неведомо. Но поберечься все же стоит. Во всяком разе лишним не будет. Особливо если учесть твою историю с боярином, которого ты возле своего селения положил.
  -Спасибо дядька Рыгор за предупреждение. - Поблагодарил дружинника Яр и, видя его волнение пообещал. - Буду на стороже.
  Давать обещания намного проще, чем их выполнять. Особенно когда ты молод. В молодости все слишком беспечны, и мало обращают внимания на предупреждения старших. Кто его знает, почему это так. Может это просто заложено в нас самой природой.
  О предупреждении Рыгора Яр вспомнил через несколько дней после того, как подкараулив его после смены на крепостной стене, в темной подворотне на него навалилась тройка убийц. Разбоя с ним не было. Не нравилось волку развлечение в виде хождение по стене взад вперед. Впрочем, и возле городских ворот торчать ему тоже не нравилось. Но там хоть можно было на время смены Яра в лес смотаться да свою волчью душу хоть немного от городской тоскливой жизни отвести. Вот так вот по этой причине и оказался парень в темной подворотне один против троих.
  Городская жизнь не лесная. Городская жизнь расслабляет. Хоть и прожил Яр в городе недолгое время. Да и город не велик. Но и этого оказалось достаточно для того, чтобы он не сразу заметил угрожающую ему опасность. Вот с чего его вечером по задворкам носило вместо того чтобы сразу в казарму идти? Так ведь говорю. Жизня городская, ети ее в корень с ее соблазнами.
   Это в его поселке на него никто внимания не обращал, ну кроме парней которые ему шею намылить мечтали. А тут, молодому ерою девчонка сама глазки состроила. А много ли глупому телку одногодке надо? Несколько раз ресницами ему хлопнут, да пару раз вздохнут томно и все. Хоть на убой тяни. Да и при этом поводка не надо. Сам на задних копытцах поскачет. Вот и скакал Яр на встречу с девицей красавицей по сторонам не оглядываясь.
   И ведь даже мысли трезвые голову не посещали. Городок не большой. Здесь ночной жизни нет. Как стемнело сразу спать, чтобы с первыми лучами солнца жизнь снова начинала бурлить. Ведь даже самому тупоголовому дурню понятно было что Оленьку, дочь Пантелея гончара, зазнобу его эту новоявленную из дома никто не выпустит. Однако все одно перся. Как все мы, в молодости видно надеясь на знаменитое авось. Вот и до надеялся. Когда до него дошло к чему дело клонится, отступать куда-нибудь было уже поздно. Другого выбора кроме как принять бой, у него уже не оказалось.
  Убийцы напали на него одновременно. Двое спереди, а один сзади. И быть - бы ему сразу убитым или как минимум покалеченным если-бы не две случайности разом. Первая. Это то, что тянуть щит в руке парню было лень, и он его забросил себе за спину. А вторая. Так это то, что убийца, напавший со спины не слишком метким, да и не слишком сообразительным оказался. Да вдобавок ко всему не слишком тихим. Это точно. Все на что сподобился так вместо тела или голове по щиту ударил. Одним словом, не получилось у убивцев Яра с первого же удара уложить, а потом уж дело завертелось.
  За свой непрофессиональный подход к доверенному ему делу. За то, что тихо подкрадываться не научился. Напавший со спины убийца получил удар в грудь тупым концом копья. Именно по этой причине сразу приголубить Яра у него не получилось. Но ударить гад все же успел, хоть уже и на отлете. Да, слава богу, в щит попал. После чего некоторое время неудачнику убийце пришлось восстанавливать сбившееся вдруг дыхание, и унимать боль, растирая руками грудь.
  Копье сулица, это вам не рыцарский длинный и не поворотливый тяжелый дрын. Таким копьем мало того что сражаться сподручно так и во врага в случае надобности метнуть словно дротик можно. Что сразу же после тычка назад Яр с копьем и сделал. Двое убийц, что стояли перед ним в паре метров не ожидали от его такой прыти, и в результате нападавших осталось уже двое. Третий в обнимку с копьем в груди вдруг решил прилечь на земельку да подумать о вечном.
  Метнув копье, Яр выхватил свой меч из ножен и метнулся к напарнику поверженного убийцы не обращая внимания на того на него напавшего, который все еще оставался за его спиной пытаясь растереть свою ноющую грудь через кольчугу. Очень быстрый обмен ударами мечей. Отскок в бок и два быстрых шага вперед, а затем резво обернуться. Перед ним снова двое. А также, что не маловажно, за спиной уже никакой угрозы нет.
   Можно было и стрекача дать. Что тут скрывать, это была, первая шальная мысля посетившая его голову. И, наверное, не самая худшая. Вот уж точно рвани он сейчас, лиходеи его-бы ни в жисть не догнали. Да вот беда. Дурная молодая кровь взбурлила. Ну, та самая кровь, которая инстинкт самосохранения напрочь глушит. А помимо этого еще и злоба накатывать стала. Что же он за страж города такой раз от убивцев бегать зачнет? Разве для этого он в дружинники подался? Да и как ему, включи он сейчас ноги, перед Оленькой потом красоваться? То, что в казарме над ним даже стены потешаться после такого будут это отдельная песня. Так что, перекинув щит со спины на руку и прикрывшись им, Яр, упершись покрепче ногами в землю зыркнул на врагов, как ему показалось грозным взглядом.
  -Бросай мечи на землю, коль еще пожить немного хотите.
  Предложение для нападающих было довольно заманчивое, но они его почему-то не оценили.
  -Зря ты щенок, сучий выкормышь, сбежать не попытался. Глядишь, еще пару дней и пожил-бы. Больно ты прыткий. - Сплюнул на землю один из убивцев, и поудобней перехватив свой меч, процедил сквозь зубы напарнику. - Гнат, долго ты там чесаться будешь? По твоей милости вон Якова сейчас черти на сковородке жарят. Был-бы ты половчее, уже может, и награду боярскую делили-бы.
  -Зато деньгу не на троих, а на двоих поделим. - Перестав скрести пятерней по кольчуге, отозвался Гнат. - А за Якова, этот гадёныш мне сейчас ответит. Да пусть вдобавок этот волчий выкормышь о легкой и быстрой смертушке теперь и не мечтает. Я его долго и с особым наслаждением резать буду.
  -А резалка не отвалится? - Прикрывшись щитом, и сделав первый шаг в сторону врагов, хмыкнул в ответ Яр.
  Если честно, то слегка страшновато парню было. Выйти на бой против двух бугаев, которые, без всякого сомнения, знают с какой стороны за меч браться и не испугаться. Наверное, это было-бы признаком полного отсутствия мозгов и инстинкта самосохранения. Если такие индивидуумы и имеются в природе, то, скорее всего долголетием похвастаться точно не могут. А страх, так он ведь разным бывает. Если полностью голову заполнит то тогда да, беда. А коль ты его в узде держишь, то и помогает иногда обострением чувств.
  Шаг вперед. Еще шажок. Каплевидный щит дружинника хорошо тело прикрывает, но этого мало. Опытный вояка и с такой защитой в один раз на куски изрубит. Ну, может не в один, но в два точно, при условии, конечно, что ты тот еще боец. Так что щит, несомненно, это хорошо. Вот только гарантий на победу и как следствие жизнь, он не выдает.
  Уже несколько долгих минут лихоимцы пытались пробить защиту Яра, но пока это у них не очень хорошо получалось. Может и получилось-бы чего добиться, если-бы они сильно не суетились и спешили. А поторапливаться им приходилось. В ночной тишине оружейное бряцанье далеко разносилось. Не ровен час хоть и находились на задворках, а вдруг кто любопытный из горожан нос из соседнего дома высунет. Или того хуже, городская стража решит поинтересоваться кто это там в ночи оружием позвенеть решил. От такого поворота событий добра убивцам нечего ждать. Хорошо еще хоть сама их цель на помощь никого не зовет.
  Яр действительно дрался молча. У него даже мысль такая не проскочила позвать кого на подмогу. И не, потому что он весь из себя такой герой. Просто жизнь у него так сложилась, что все свои проблемы сам решал. Да и на помощь ему никогда некого звать было. Ситуация в которой сейчас оказался вроде опасная, но пока ничего, держится. Убивцы на дело налегке вышли. Совсем видать не предполагали, что все дело не совсем, так как они думали, обернуться может. Рука вот правда, что щит держит, уставать начала. Не привык он еще так долго со щитом в настоящем бою управляться. Надо-бы попытаться хоть как-то шансы уравнять да случай подходящий все никак не подворачивается.
  Противники наскакивали на него то сразу вдвоем, то поодиночке. Пытались зайти с разных сторон. Но пока все эти их попытки заканчивались неудачей. Правда и Яру счастье не улыбнулось приголубить кого из нападавших мечом, аль щитом приложить. Так, достал одного вскользь, но видать совсем не серьезно, раз даже не поморщился гад. Вроде патовая ситуация, но это только на первый взгляд. Любое неловкое или наоборот удачное движение в один момент все может изменить. В бою любая мелкая погрешность оплачивается жизнью, или как минимум здоровьем при условии конечно если еще повезет.
  Яр бросил с сожалением очередной раз взгляд на свое копье, торчавшее из тела одного из троицы нападавших. Да, будь оно у него сейчас в руках, а не меч, то дело двигалось-бы веселей. Но как говорится на нет и суда нет. Придется работать тем, что есть.
  В этот момент один из убивцев не выдержал и решился на отчаянный шаг. Прыгнул всем телом на щит, постаравшись сбить парня с ног или хотя-бы заставить его потерять равновесие. Стандартный прием. И вполне хороший. Только с одним небольшим дополнением. Выполнять его следует, тоже лучше самому прикрывшись щитом, а иначе могут появиться плачевные последствия.
  Вот чем-чем, а отсутствием хорошей реакции Яр никогда не страдал. Он не стал принимать на щит, летевшее на него тело, а чуть сдвинул корпус в сторону. Ну, а потом как говорится дело техники. Угостил врага по так мило подставленной спине хорошо поставленным ударом. Да с оттягам. Что говорится от всей щедрости души. Аж глаза на радостях прищурил. А уж вскрик от боли, вырвавшийся из уст противника, так и вовсе ласковой музыкой слух ублажил.
   Теперь дело повеселей, пойдет. Один убивец мертвым лежит. Второй на земле ранетый кочевряжится. Неплохо спину ему развалил. Даже кольчуга не помогла. То, что живой пока, не беда. Скулит пока, вон по земле катаясь. Но толку. Все одно уже не боец.
  -Зря вы сразу мечи на землю не бросили. - Скривил губы на подобии улыбки Яр. - Глядишь, пожили-бы еще троху. Или даже откупились-бы тем, что сказали-бы кто вас на такое лиходейство надоумил. А так. Теперь только помирать придется. Иначе уже никак.
  -Рано радуешься сучий сын. Для начала тебе еще меня сначала достать придется. - Просипел последний убийца и попытался низовым ударом подсечь Яру ноги.
  -Ну, наконец-то. - Радостно хмыкнул парень, блокируя этот удар щитом. - А то я уже думал, не дождусь такого подарка. Нет, чтобы сразу с этого начали. - Опуская свой меч на голову последнего убивца, пропыхтел он. - Столько-бы времени сэкономили.
  Глава 19
  Спору нет покушение убийц на Яра подняло в городе волну разных разговоров и пересудов. Не часто такое событие случается в небольших, можно сказать захолустных городишках. Да подобного случая даже старожилы Острова не помнят. Нет, в жизни всякое бывает. Бывает, прирежут кого после ссоры за обиду. Ну, или из-за каких темных делишек, упаси господи от них. Но вот, чтобы убийц на такое дело подряжать такого отродясь в этих краях не было. Может, все же и было когда, но видно так давно что даже ни намеков, ни упоминаний никаких не осталось. Да еще на кого тех убивцев натравили? На стражу городскую. И кому только подобное безобразие в голову могло прийти?
  Правда, этим вопросом горожане задавались не долго. Начавшиеся разворачиваться, как снежный ком разные нехорошие события в городе вскоре вытеснили это происшествие из их голов. Ведь помимо этого мало того что под ударом оказался воевода, мол совсем службу завалил, так прибывшие гости без зазрения совести в карманы к ним полезли. Одним словом неспокойно стало в некогда тихом городишке, и забурлил он не хуже бражки в чане. Однако, наверное, лучше все рассказывать по порядку.
  За то, что так подставился, Яра не только друзья-дружинники отчитывали, но и Разбой. Гад серый, и тот с упреком на него поглядывал. Больше всех конечно Рыгор разорялся.
  -О чем ты только думал? Я ведь тебя не просто так предупреждал, чтобы ты был осторожен. Вот скажи мне за каким лешим ты ночью по темным задворкам шарился? Чего ты там потерял?
  Яр естественно молчал и на большинство вопросов не отвечал, а, только опустив глаза долу, как и положено смиренному отроку водил ногой по дощатому полу, отчего пуще прежнего злил своих друзей-товарищей. А и правда, вот что он мог им ответить? Что поперся, ночью решив под окнами зазнобы побродить в надежде, что авось та его в темноте приметит. Что она с теплой постели вылезет, да на двор к нему выйдет, чтобы на него полюбоваться. Да лучше против десятка врагов сражаться в чистое поле выйти, чем в такой дурости признаться. Это ведь так засмеют, что и вовек от шуток и подколок не отделаешься. До самой старости поминать будут.
  -Дурья твоя башка, ты хоть понимаешь, что счастливо отделался? - Между тем продолжал вещать Рыгор. - Хоть ты и дурень малолетний, и дурням, как известно, везет, но в следующий раз так может и не повезти. И хоть ты многое постиг в трудном ратном деле дружинника, здесь спору нет, это тебе мало поможет, коль из темноты стрела из самострела прилетит, да в башку твою глупую ударит.
  Слова и гнев дружинника правильные, Яр это понимал. Непривычно правда немного было, что за него так кто-то кроме деда да волка волнуется и переживает. Но кикимора меня защекочи, как же это приятно осознавать, что ты еще кому-то дорог. Вот и воевода Михаэль Пальк это дело просто так не оставил. И не глядя, что уже давно ночь-полночь поднял на ноги приезжих гостей, требуя от них ответа. Ведь кроме как с ними ни с кем более убивцы в городок попасть не могли. Естественно, ответа он сразу так и не получил. Пошумели немного друг на друга да разошлись. А потом дело приняло совсем уж поганый оборот.
  Оказалось, что это не убивцы на Яра напали, а наоборот. Это он, Яр, честных и преданных слуг ближников наместника псковского ради корысти погубил. А воевода его покрывает. И укрывая от справедливого возмездия злостного убивца сам соучастником убийства становится. Ведь всем известно, что чуть ранее сей малолетний упырь благородного и честного преданного служителя княжества боярина Глину зверски жизни лишил.
   Воевода не мог не знать о таком злодействе и, тем не менее, взял душегуба под свое крыло да в дружину к себе пристроил. Отсюдова вопрос. А не по его ли наущению убийца одного из лучших представителей боярства резал? Нет ли тут заговора? Воевода-то немец. Бывший рыцарь ордена. А может и не бывший вовсе? Может перевёртыш? Может, во славу своего ордена такими действиями княжество ослабляет да измену готовит? Конечно, никто в эту брехню из местных не верил. Но вот в то, что из-за этих наветов Михаэля Палька из воевод запросто турнуть могут ни у кого сомнения не вызывало.
  -Думаю парень, в городе тебе оставаться стало совсем опасно. - Хмурясь, глядя на Яра признал Михал. - Я тут тебе грамоту выправил. Отправляйся-ка ты пока в Вильно от греха подальше. Думаю, там меня еще помнят, а посему надеюсь, что благодаря этой грамотке тебе помогут. Если и не в дружину к Великому князю пристроиться, то к кому-нибудь из его окружения. Князей да бояр именитых там много. В случае чего защитят. А время такое, что всем им самим добрые воины нужны. Во всяком случае, Александр Тверской тебя в свою дружину благодаря этой грамоте точно примет. А там глядишь, как все успокоится, и обратно вернешься. Не век же здесь абы кто лютовать будет. Люди издевательств над собой долго терпеть не будут. Оглянуться не успеешь, как выпроводят к чертям собачьим всю эту жадную до денег братию. Ну, или чуть погодя.
  И ведь как в воду глядел. Чуть погодя не успел князь московский уйти из пределов новгородских, как жители Пскова поперли слуг его из города и всего княжества. Да так сильно, что не все живыми сумели уйти. А к князю Александру Тверскому в Литву отправился гонец с вестью, что, мол, не пора ли тебе, княжа обратно вертаться. Давно заждался тебя свободный люд княжества псковского. И сколь сильно от злобы не скрипел Калита от такого поворота зубами, но пришлось ему с этим смириться. Смириться, но обиды не забыть. И когда в 1337 году поехал князь Александр Тверской в орду с надеждой себе свое родовое княжество вернуть, то вместо княжества смертушку свою там нашел. Но все это Яр узнает, будучи уже далеко от Острова, находясь в Полоцком княжестве, а пока. Пока переминаясь с ноги на ногу, стоял он перед своим воеводой Михаэлем Пальком.
  -А вы как же? - Не удержался и задал вопрос Яр.
  -А что они мне сделают? - Пожал плечами воевода. - Места лишат. Так я за него и не держался никогда. Да и не они меня на это место ставили. Так что не им меня и выпроваживать. А если уж совсем невмоготу станет, то следом за тобой с семьей в Литву подамся. Как-никак там их дом. Но пока я здесь голова мое дело до последнего не позволять абы кому глумиться над людьми, когда-то давшими мне приют. Бросить их сейчас, это значит предать. А я парень, никогда никого не предавал, и предавать даже ради собственного благополучия не собираюсь.
  Вот оно какое, это западное рыцарство. Жаль только что в единичном случае. Жаль, что не все рыцари тех неписаных рыцарских законов держались. Законы эти только в рыцарских романах непоколебимыми были. Да, взять, к примеру, бояр из Пскова прибывших. Ну да, это не рыцари без страха и упрека. Но, все-таки люди благородные. За народ горой стоять должны. А ведь прибывшие из Пскова бояре сейчас не за народ радели, а совсем другим делом занимались. Даже дело Яра их волновало постольку поскольку. Главное для них было воеводу здешнего на своего поменять да денег побольше с горожан стрясти. И вот здесь они ни чем не гнушались. Каких только причин не навыдумывали, чтобы в карман горожанам залезть. Каких только каверз не устраивали.
  Тут тебе и покрытие расходов за последний военный поход. Раньше о таком и не слыхивали. Да и платить вроде получается надо тем, от кого удачно отбились. Тут же следом уплата непонятных недоимок ордынской дани за прошедшие несколько десятилетий. Мол, сами виноваты, что так долго от уплаты отлынивали. Видите ли, окопались они здесь в глуши. Животы растят да карманы серебром набивают, а там люди последние жилы рвут жизней своих не жалея, чтобы ордынскую угрозу ото всех отвести. С местных купцов еще гильдейский сбор какой-то затребовали за право пользоваться покровительством главной гильдии Новгорода. А на кой она им эта гильдия? У Пскова ведь своя собственная имеется? Да и так еще, по мелочи всякой, какая им в голову от жадности взбрела.
  Естественно люди от таких заявлений ярились да добро свое честно нажитое в землицу от этих лиходеев хоронили. Не от любви все прятать хоронили, а от того что жизня такая? За многие годы лихолетья, что Русь треплет, привыкли. А кто-бы не хоронил? За так тяжелым трудом свое добро разбазаривать, даря его кому непоподя, полоумных мало найдется. Оттого глядя мрачно на творимый разбой негодовали, и шептались меж собой на рынке аль городской площади, или просто собравшись в каком доме.
  -Вот тебе и свои люди.
  -Да какая разница свой, не свой?
  -До чужого добра все охотники. Здеся своих да чужих нема. Все они одним миром мазаны. Упыри ненасытные.
  -Это же что за дела такие творятся? Как помощь нам нужна была от ордена, когда они Псков со всех сторон обложили, так никто в нашу сторону не посмотрел даже. Не то, чтобы на помощь прийти. Если бы не Давид Городенский со своей дружиной да помощь от Гедимина еще не известно как-бы тут у нас дело обернулось. Да мало того сами же купцов наших побили, добро их себе присвоив. И мы им еще должны платить за это?
  - Да и с ордой этой пущай они сами в своем залесье разбираются. Ишь ты, умные какие. Они там заместо того чтобы этим злыдням морду собравшись вместе разбить на поклон с дарами к ним на перегонки шастают. А нам те подарки оплачивай? Не бывать этому. Мы люди вольные и по своим законам живем.
  Кипел народ праведным гневом, но пока терпел да добро свое поглубже в землицу закапывал под увещевания воеводы, что, мол, рано или поздно, а правда свое возьмёт. Правда, хорони не хорони, а все один черт все не упрячешь. Так или иначе, а набрали немного добра эти приезжие морды ненавистные.
  Особливо в округе по деревням они палютовать со сбором дани попробовали. Но тут воевода не дремал. Его дружинники вместе с деревенскими враз по шее сборщикам налогов надавали да связанными обратно в Остров отправили. Понятное дело пришлым боярам такой оборот не понравился. Они даже пошуметь попробовали, но рази немца криками да воплями пробьешь? Пришлось им свой пыл поумерить.
   Вот в это-то лихое время для горожан и покидал Яр город, давший ему впервые приют. А также друзей, да первую любовь. Грусть-тоска его сердце грызла немилосердно. И ведь не удивительно. Вот у кого-бы было-то по-другому? Особливо терзалась его душа из-за расставания с зазнобой Оленькой. А как иначе? Первая любовь аль влюбленность, назови это чувство, как хочешь, оно ведь и в голову и в душу до самой старости вгрызается. Ничем не вытравишь. Хотя, такое светлое чувство только дурень у себя травить соберется. Одним словом не хотелось парню уходить, но как говориться жизня заставляла. Супротив такого аргумента зачастую и выставить-то нечего.
  Поэтому отъехав недалече от города, обернулся в последний раз глянуть на такие ставшие чуть ли не родными улочки. А заодно и проверить, не увязался ли кто следом ненароком. От его недоброжелателей станется следом, кого из своих подручных послать. Не только Яр, но и его друзья-товарищи так до конца и не поняли, с какого-такого перепугу на него этот прибывший в их город боярин Фрол Филин так ополчился? Тем более что и не совсем понятно было кем он сам-то боярину Глине приходится. Что так ярится? Однако злобы в нем против Яра был огромный объем, что означало, что от него можно ожидать всего чего угодно. Такой за просто так, точно не отступится.
  -Ну, вроде никто следом не пошел. - Посмотрел Яр на своего верного друга, Разбоя. - Оно может и к лучшему. Нет у меня сейчас желания, с кем-бы то ни было воевать. Ну что друг серый, - запрыгивая в седло коня подаренного ему Михалом и прогоняя кручину из сердца, вскрикнул парень. - Пойдем, что ли далее разведывать мир. Не сомневаюсь, что впереди нас ждет много чаво интересного. - Хмыкнул он и напоследок еще раз обернулся на город. - А сюда мы с тобой рано или поздно, а обязательно вернемся.
  Глава 20
  В Рижском замке сидел за своим рабочим столом Эвергард фон Мангейм. Бывший гольдингенский командор, который был избран двадцать третьим магистром тевтонского ордена в Ливонии. И сейчас он был занят тяжелыми размышлениями. На этом посту в 1327 году он сменил Конрада фон Иокке. Великого человека всю свою жизнь без остатка, посвятившего служению и расширению власти ордена и Господа нашего. На долю сего отважного рыцаря выпали огромные тяготы, которые он сумел преодолеть.
  Достаточно вспомнить великий голод, охвативший не только их владения, но и всю Европу. Время, когда благодаря сомкнувшимся на горле человечества костлявым пальцам голодной смерти люди не ведали, что творили. Они убивали и поедали друг друга. Поедали своих чад, а так же мертвечину, подобно обезумевшим диким животным. Конрад фон Иокке сумел противопоставить этой божьей каре свою непоколебимую веру в Создателя. Орден вышел из этого испытания не столько ослабленным, сколько полным силы.
  Конрад не преуспел в войне против варваров. Но он был и остается пока единственным магистром под чьим руководством рыцари совершили набег на замок Гедимина. И у него была реальная возможность пленить не только короля литвинов, но и всю его семью. Жаль не сложилось. Навряд ли у кого получиться повторить нечто подобное. Слишком отчаянное предприятие. Да и сам король литвинов подобных ошибок больше не допустит.
  Да, прошлый магистр не преуспел в войне против внешнего врага, но что более важно для ордена, он сумел разгромить врага внутреннего. Его победа над епископом эзельским позволила захватить ордену замки Гапсель, Лоде и Леаль. Что отдало в руки братьев весь Вик.
  И вот теперь ему, Эвергарду фон Мангейму надлежит продолжать святое дело. И огнем и мечом, невзирая на любые препоны постараться подчинить ордену и Господу ненавистные ему в своем упрямстве народы. Каленым железом выжечь из их сознания любой намек на неповиновение и ослушание воли благочестивых рыцарей. Низринуть в бездну мрака проклятое язычество, и очистить от схизмы заблудшие души диких руссов.
  Это трудная, можно сказать неподъемная ноша, но ему нужно пронести ее с честью. Чтобы быть хотя-бы равным той славе магистров, что служили ордену до него. Став магистром он готовил себя к борьбе с варварами, но сражаться сначала пришлось на своей собственной земле с рижанами.
  Эти тупые, не видящие дальше собственного носа горожане вздумали бунтовать против ордена и жаловаться всему миру, что, мол, рыцари их обирают. Их скудоумные мозги никак не могут понять, что их личное благосостояние ничто в сравнении с великой миссией возложенной церковью и Господом на орден. А для успешного ведения военных действий нужны деньги. Много, много денег.
   Эти бездари горожане чуть было не захватили замок Динамюнде и дотла сожгли посад. Они ничего, не смысля в военном деле, сумели убить множество преданных ордену людей. Уму непостижимо. Как этим жалким откормленным бюргерам удалось совершить подобное? Но тем самым они только пуще прежнего разозлили братьев ордена.
   Эвергард никогда не принимал этих зажравшихся бюргеров, думающих только о собственном благополучии за воинов. Но, они смогли удивить его своим упорством. Он не смог из-за их отчаянного сопротивления взять Ригу приступом и ему пришлось прибегнуть к осаде. Он думал голодом сломать их дух. Но вместо того чтобы сдаться эти сволочи заключили союз с литвинами.
   Нашествие дружин короля Гедимина обернулось страшным бедствием для ордена, и только помощь братьев из Пруссии напавших на Гродно предотвратила надвигающуюся катастрофу. Лишившись своего защитника Давида Городенского, город стал не таким уж и неприступным.
   Гедимин был вынужден вернуться в свое королевство, чтобы навести там порядок. А для того, чтобы он снова не возвратился в Ливонию на помощь рижанам, Эвергарду пришлось просить короля Чехии Яна Люксембургского об организации им нового крестового похода на Литву. Король Чехии не отказал. Но потребовалось собрать армию в 18 тысяч воинов из Чехии, Германии и Англии для того, чтобы, наконец, отвлечь Гедимина от его попытки разгрома ливонского ордена.
  Разумеется, Эвергард с умом распорядился предоставленной ему Яном Люксембургским возможностью утихомирить рижан. В конечном итоге город пал к его ногам. Чтобы ознаменовать свою победу он въехал в город, как и положено победителю, через специально для него пробитую в городской стене брешь. А чтобы уберечь горожан от подобных безумств выстроил в центре города орденскую крепость.
  Если честно, то он предпочел-бы залить город кровью этих тупых возомнивших себя свободными людьми свиней, но существовало одно маленькое но. Никто и никогда. Ни по своей воле, ни по чужой, не будет ссориться с Ганзейским союзом. Себе выйдет дороже.
   Всем известно, что миром правят исключительно правители любых рангов. От высших иерархов церквей до князей, королей, императоров. Их власть почти безгранична. Но выше их стоит не Господь, а толстые набитые деньгами кошельки. Без таких кошельков любой правитель превращается в ничто. Все провозглашенные великие идеи власть предержащих, как в старые времена, так и до сих пор, остаются, подчинены только одной цели. Имя ей, НАЖИВА.
   Но сами деньги, это не вселенское зло. Это просто инструмент. Да. Деньги это тот кит, на котором держится все здание войны. Но деньги можно использовать и во благо. Ведь все же большую прибыль приносит не война, а торговые связи и благополучие людей. Но беда человечества состоит в том, что при таком подходе великие герои и патриоты останутся не у дел.
   Ганзейский союз в средние века благодаря своим торговым связям не только помог устоять Европейской цивилизации и не скатиться до времен варварства, но и сыграл огромную роль в продолжение ее развития. Этому союзу купцов противостояла практически не утихающая жестокая война в восточной Европе, и начинающаяся столетняя война между Францией и Англией на ее западе. С одной стороны купцы эти войны оплачивали, а с другой делали все возможное, чтобы как-то сократить потери. В мире не существует добра и зла в чистом виде.
   Переговоры с рижанами были трудными, но Эвергард фон Мангейм при помощи Папы Римского Иоанна 22, добился своей цели. Теперь он спокоен за свой тыл, и наконец-то пришло время напомнить язычникам и схизматам о величии Ливонского ордена. Братья-рыцари вновь вернулись в большую политику.
  Перед ними сейчас стояла задача помочь Тевтонскому Прусскому ордену развалить созданную против него коалицию. Расширяя свои владения, орден в 1309 году при поддержке бранденбургского маркграфа захватил польское Поморье. Сами поляки долго пытались вернуть эти земли себе, но так отбить и не смогли. И тогда польский король Владислав Локеток обратился за помощью к своему врагу.
   Гедимин с радостью откликнулся на предложение мира, а так же, не задумываясь, подписал договор о военном союзе против Пруссии. Закрепили этот договор свадьбой. Сын Локетка Казимир женился на дочери Гедимина, Алдоне. В качестве свадебного подарка король Литвы вернул польской короне 20 тысяч пленных поляков. Очень щедрый по тем временам подарок. После чего Гедимин сумел договориться с Новгородом, поддерживающим в то время Ливонский орден, о мире, что существенно развязало ему руки для совместных с Польшей военных действий.
   Результатом этих действий сначала стал поход Давида Городенского прошедшегося не только по землям пруссов, но вторгшегося даже во владения маркграфа бранденбургского, чем изрядно того напугал. А в следующем году точно такой же поход совершил сын Гедимина, Ольгерд.
   Сын Германского императора маркграф бранденбургский Людовик Баварский был вынужден вернуть полякам захваченные им ранее земли в Поморье, а орден, отказаться от попыток захвата Кульмской земли. А чтобы прекратить эти нашествия злобных литвинов на свои владения слезно просил короля Чехии Яна Люксембургского о помощи. Король Чехии внял этим просьбам и напал на Польшу. Но, в свою очередь, сам получил удар в спину от Венгерского короля Карла-Роберта Анжуйского непримиримого врага Германской империи. Сей монарх всегда был готов устроить интересам этой самой империи, какую угодно каверзу.
  Несколько лет крутилась карусель взаимных нападений и походов. И вот пару лет назад при помощи политики ордену удалось развалить этот странный со всех сторон союз Венгрии, Польши и Великого Княжества. В результате этого развала Польша осталась один на один с орденом. Причем в развале этого союза были в большей степени виноваты сами поляки. Слегка оклемавшись, польский король гордо заявил Гедимину, что не может быть никакой дружбы между добрым католиком и язычником. Этим заявлением он естественно нанес оскорбление королю литвинов, и договор был расторгнут.
  Гордыня, грех. А за любым грехом следует неотвратимое наказание. 27 сентября 1331 года под Пловцами произошла главная битва между орденом и войском польским. Венгерский король Карл-Роберт Анжуйский решил в эту битву не ввязываться. Тем самым как-бы намекая, что раз так хотят, то пора полякам самим научиться решать свои проблемы. И они решили. Корона Польши вновь лишилась Поморья, а заодно и Кульмской земли. От полного исчезновения королевства с карт Европы Польшу, как ни странно, спас Папа Римский в приказном порядке остановивший разошедшийся орден.
  В этой общей победе света над тьмой Эвергард фон Мангейм тоже сыграл свою немаленькую роль. Его нападки на Жамойтию вынуждали Гедимина откладывать в сторону перо политика и хвататься за меч. Чем-чем, а пером король литвинов пользоваться умел. С кем он только переписку не вел. Папа Римский и тот на его письма собственноручно отвечал, и в тех письмах желал многие лета и доброго здравия.
  Благодаря его этому умению дикого литвина столько походов не состоялось. Столько грандиозных планов орденских порушилось. Вот и приходилось магистру на силу оттаскивать Гедимина от письменного стола. Оно ведь понятно, мечом письма не сподручно писать. А то за его спиной опять какой-нибудь договор заключит, а ему потом расхлебывай да красней перед капитулом.
  -Готфрид. - Встряхнул головой магистр, как будто пробудился ото сна и посмотрел на рыцаря смиренно тихо стоявшего напротив его стола. - Мы готовы нанести по этим закоренелым язычникам новый удар?
  -Да, мой магистр. - Утвердительно кивнул головой рыцарь. - Могу ли я спросить, на чью шею сейчас мы обрушим удары наших священных мечей?
  Магистр ласково посмотрел на рыцаря и печально улыбнулся.
  -Я разделяю твои чувства. И признаться честно сам бы с большей охотой повел наших воинов на Псков. В чьей земле ты потерял своего брата. Но, увы. Сейчас такой поход может принести больше вреда ордену, чем пользы. На данный момент Псков снова находится в сфере влияния Новгорода. А любые трения с этим городом моментально вызовут недовольство купцов Ганзейского союза. Слишком это для них жирный кусок, чтобы терять с ним связь даже на непродолжительное время. Множество дорогостоящих товаров приносящих неплохую прибыль поступают из тех областей. А главное, зерно. Много. Много зерна. А зерно это хлеб. Хлеб, которым пол Европы кормиться. Причем здесь он продается по самым низким в Европе ценам. К моему сожалению, тебе снова придется отложить в сторону свои планы мести. У ордена сейчас другая цель. Нам жизненно необходимо пробить коридор через жамойтов, чтобы соединить воедино наши силы с прусскими братьями. Вот тогда мы сможем действовать без всяких оглядок на разные союзы.
  -Да. - Тихо проговорил Готфрид. - Но такое соединение может лишить вас всей полноты власти в Ливонии.
  -Это мелочи, - отмахнулся рукой Эвергард, - по сравнению с величием ордена и его целями.
  Естественно магистр немного лукавил. Он никоим образом не собирался делиться своей властью с кем бы то ни было. Наоборот. Он мечтал эту власть преумножить. Но, предпочитал об этом пока не распространяться.
  -Значит, снова ударим по Жамойтии? - Лицо рыцаря слегка скривилось. - Наши гости будут не в восторге. Там уже нечем поживиться. Чего здесь скрывать. Многие приезжают сюда не ради наших идей или величия матери церкви. Они приезжают сюда за богатой добычей.
  -Если они будут упорны в своем этом желании, то получат все, о чем мечтают. - Перебил Готфрида магистр. - Удар по Жамойтии будет отвлекающим маневром.
  -А главная цель? - Полюбопытствовал Готфрид.
  -Полоцк. - Зло выдохнул Эвергард. - Я еще не забыл, что купцы этого города оказывали существенную поддержку рижанам во время их бунта. Такое зло не должно остаться не наказанным.
  -Полоцк, крепкий орешек. В прошлый раз нам так и не удалось его разгрызть.
  -В этот раз все будет по-другому. - Отвернувшись от рыцаря, процедил магистр сквозь зубы. Воспоминания о том, как он убегал от престарелого полоцкого князя Воина во время прошлого похода будили его уязвленную гордость, а та в свою очередь требовала отмщения. - В этот раз все будет по-другому. - Прошептал тихо себе под нос Эвергард фон Мангейм.
  Глава 21
  По лесной тропе неспешной рысью скакала лошадка с гордо восседающим в седле на ней всадником. Перед ними так же неспешно семенил волк. Было невооруженным взглядом видно, что они особо никуда не торопятся. Да и чего уже куда-то спешить? Завтра они должны достичь цели своего путешествия. Даже если черепашьим шагом передвигаться будут. Разумеется, всадником был Яр, а впереди бегущий волк Разбой.
   Они не стали заходить и останавливаться в Полоцке. Они вообще все встреченные ими городки и селения на пути к Вильно обходили стороной. Кто его знает, как их бы там встретили? Одно дело, когда ты уже с дружиной в город заявился, и совсем другое, вот так вот просто с волком да к не знакомым людям в дом сунуться. Хорошо если просто не пустят. Аль ежели все же вошел, то за пределы свои без лишней злобы выгонят. А то ведь могут и за колдуна нечестивого принять пакость готовящего честному люду. Тогда никак беды избежать, не получиться.
  Ну, допустим, себя в обиду они с Разбоем точно не дадут. Но тогда с желанием здесь наладить добрые отношения с людьми придется расстаться. Даже ежели его местный князь в свою дружину примет. Все одно недобро коситься в его сторону будут. Люди, они такие. Причиненные им обиды долго не забывают. Хотя, почему только люди? Все живое обиды долго помнит.
   Да ладно, чего они в тех селениях не видели? Люди как люди в них живут. Ничего особо другого в них нет. Припасами на дорогу его в Острове снабдили так, что и на еще одно подобное путешествие хватит. Да даже ежели-бы тех припасов не хватило ему с Разбоем пропитание в лесу найти, как раз плюнуть. А то, что с людьми общения не было так это он как-нибудь переживет. Тем более что ему то общение не больно-то и надо. Давно привычней одному жить.
  -Слышь, Разбой. - Позвал парень волка. - Завтрева, как в город войдем, ты веди себя тихо. Нам-бы сперва до княжьего терема без приключений добраться. Ну, а там уже как боги положат.
  Волк остановился и, повернув свою голову, бросил на Яра осуждающий взгляд, как-бы тем самым говоря.
  -Ты что, меня за полугодовалого щенка держишь? Мог-бы ничего и не говорить. И так все понятно. И волноваться на мой счет не стоит. Лучше за собой следи. Сам мастер, чего-нибудь учудить.
  -Ладно. Ладно. - Отведя виновато глаза в сторону от волка, бросил парень. - Волнуюсь я немного. Вот всякая всячина в голову и лезет. - Яр снова посмотрел на волка. - Признаю. Виноват. И нечего так довольно морду скалить. А-а. - Махнул он рукой. - Леший с ним с этим завтра. Что будет, то будет. Чего заранее душу неизвестностью того что случиться рвать. Ну чего замер? Пошли дальше что ли.
  Но волк как будто не слышал парня. Стоял посреди тропы и, повернув голову в сторону леса, стал к чему-то там принюхиваться, тревожно поводя ушами.
  -Ой, да ладно тебе в стойку-то вставать и делать вид, что ворога унюхал. Тут до Вильно всего ничего осталось. Откуда здесь, каким ворогам взяться?
  Но волк на это замечание Яра никак не прореагировал. Вернее прореагировал, но не так, как этого мог ожидать парень. Разбой вдруг взял и рванул с места в лес.
  -Да чтоб тебя. - Выругался Яр и направил коня следом за волком. - Какая кикимора ему под хвост попала?
  Ему было не понятно такое поведение Разбоя. Раньше волк так никогда не поступал. Леший его знает, куда его так понесло и чего он там вообще унюхал, но не оставлять же его одного.
  Лошадка, на которой сидел Яр, с превеликой неохотой свернула с дороги в лес и все время норовила это свое недовольство выказать. Понять лошадку можно. Одно дело по более-менее накатанной тропе тащиться и совсем другое через густой подлесок, что по обеим сторонам от дороги, рискуя сломать ноги продираться.
  -Ты того. Не балуй. - Прикрикнул на лошадь Яр, сунув ей в бока пятками. - Да давай копытами перебирай пошибче.
  Пробившись сквозь молодую поросль, Яр успел рассмотреть впереди себя только мелькнувший между деревьев хвост, куда-то спешащего большими скачками Разбоя.
  -Вот ведь, гад. Не подождал даже. - Покачал парень головой. - Да куда тебя так несет-то? Сволочь ты серая. Хоть-бы попытался объяснить сперва. А то лупанул, как ошпаренный. А ты тут догадки строй разные. - Бурчал он недовольно.
  В лесу верхом на лошади скорость не сильно-то и разовьешь. Так что нечего и думать, угнаться в лесу за волком. В принципе, такую задачу Яр ни себе, ни своей лошадке не ставил. Главное для них было держать курс в том направлении, куда волк убежал. А там, рано али поздно, но они его нагонют. В этом парень ни сколько не сомневался, и естественно оказался прав.
   Вскоре он заметил, чуть в стороне от того направления которого он придерживался следуя за волком, Разбоя, притаившегося среди густо разросшихся кустов черники. А вместе с этим его нос отчетливо уловил знакомый резкий запах гари. Так что, судя по всему, здесь творилось что-то нехорошее. И как подтверждение этих мыслей вдобавок к запаху до его слуха долетел цокот копыт и гогот веселящихся людей.
  -Вот так-так. - Прошептал себе под нос Яр. - Вот вроде все делал, чтобы неприятностей всяких избежать. А все один черт, голову в эти самые неприятности по самые уши сую. Вот, спасибо тебе Разбой. Нечего сказать. Удружил, так удружил.
  Судя по говору, гоготали и переговаривались меж собой люди немецкого роду племени. Воевода Михал время от времени говорил на своем языке. Особливо на нем ругаться любил, когда до ругани дело доходило. Потому-то Яр в этом своем заключении так уверен был.
  Люди пока еще были скрыты от его глаз за деревьями, но двигались аккурат в его сторону. Но наперед них в поле зрения парня из-за деревьев выскочила испуганной ланью дивчина с самострелом в руках. Дышит тяжко. Видать, нелегко ей бег дается. Взгляд, что бросает по сторонам, затравленный. Понятное дело, не с дружками в прятки играет. Здесь поцелуем, коль поймают, не отделаешься.
  Яр от греха подальше чуть дернул поводья в сторону и укрылся с лошадкой от ее взора за ветвями разлапистой ели. Так на всякий случай. А то еще чего доброго пальнет с испугу в него из самострела. Расстояние-то не велико, так что от стрелы можно и не успеть увернуться. А с такого расстояния выпущенная из самострела стрела доспех железный почитай насквозь прошивает. Что уж тут про его кожаный нагрудник говорить.
  Девушка, не добежав до Яра какой-нибудь десяток шагов тяжело дыша, укрылась за большой сосной, тесно прижавшись к стволу спиной. И как только она притаилась, появились ее преследователи. Трое закованных в кольчужную броню верховых. Судя по броне не рыцари. Скорее всего, их оруженосцы. На рыцарях-то брони, поболей, будет. К примеру, как у Михала. Да и рыцарские шлемы почитай все с забралами. А у этих вон, морды довольные видать. Сам шлем только макушку прикрывает. Гогочут паразиты, весело переговариваясь меж собой. Легкую поживу учуяли. В Яре начала закипать от злости кровь.
  -Ага. Как же. Будет вам пожива. Трясцу вам в печень. - Он покрепче сжал щит и поудобней перехватил свою сулицу. - Эх, не дотумкал тетиву заранее на лук снарядить. - Вздохнул парень. - Уже бы прямо сейчас своим чертям на сковородке зубы-бы скалили, сволочи.
  Разбой пока не подавал никаких признаков жизни, затаившись в своем укрытии. Оно и понятно. Волк с места не сдвинется, пока Яр первым действовать не зачнет. А сам парень тем временем терпеливо поджидал момента, когда вороги подойдут поближе. Чтобы ударить наверняка, и как минимум одного сразу свалить, пока враг опомниться. Все-таки двоих одолеть на пару с Разбоем будет проще, чем против ополчившихся троих биться.
  Дивчина укрылась за деревом чуть в стороне от него. А это значит, рыцари, подбираясь к ней ему открытый свой бок подставят. Разбой, так и вообще у них за спиной окажется. Самое то, для внезапной атаки. Он уже приготовился пнуть лошадку пятками в бока, как его план порушила дивчина. Видать, нервы не выдержали, подвели. Хотя, с другой стороны ее понять можно. Она жизнь свою боронила, и ведать не ведала, что здесь рядом с ней кто-то какие-то планы строит. Однако эти самые действия дивчины существенно облегчили задачу Яру.
  Громко вскрикнув, девушка выскочила из-за дерева, за которым укрывалась, и разрядила свой самострел в преследовавших ее врагов. А потом, отбросив его в сторону, припустила со всех ног. С расстояния не более десяти шагов промазать в цель довольно трудно. Вот она и не промазала. А как говорилось ранее, уберечься от такого выстрела на таком расстоянии из самострела, никак не получится. Поэтому, один из врагов даже ойкнуть не успел, как мертвым вывалился из седла под копыта своей коняги.
   Яр хоть и не ожидал такого поворота событий, но медлить не стал. Он, как говорится, ясным соколом налетел на ворога и ткнул ближайшего к себе из них своим копьем в бок. Ну, а последнего оставшегося в живых рыцаря вышиб из седла Разбой и грозно рыча, терзал его поверженного на землю за горло. Все так быстро произошло, что все это действо и боем-то назвать сложно. Но, с другой стороны все живы, а враг повержен. Это главное. И к лешему все сказки об упоении битвой. Эти сказки для дураков. Только больной душой человек станет упиваться убийством и радостно скалить зубы при виде крови.
  Разобравшись с супротивниками, Яр взглядом поискал девушку. На вроде конечно все дело быстро закончилось. Однако за это время дивчина успела с перепугу на изрядное расстояние отбежать. И спрятавшись вдалеке за очередным деревом теперь с испуганным видом из-за него выглядывала. Понятное дело, на помощь кого-либо она не рассчитывала. Видать, из того селения из которого она сюда прибежала ей точно на помощь никто прийти не сможет. Иначе-бы рыцари себя так вольготно не вели. Ну и еще одно. Шибать запахом гари в нос становилось все сильнее. А это означает, что у того селения где горит, дела явно не радужные.
  -Полагаю, на помощь спешить уже поздно. - Буркнул Яр и, посмотрев на Разбоя, спросил его. - Ты как, кого чужого еще здесь поблизости чуешь?
  Волк с серьезным видом приподнял свою башку. Поводил ушами из стороны в сторону. Принюхался. После чего отрицательно мотнул мордой.
  -Ну, вот и добре. - Кивнул головой парень. - Тогда сейчас по-быстрому с трофеями разберемся. Что с бою взято, то свято.
  Яр, парень смышленый. Законы большого мира схватывал на лету. А главный военный закон того времени гласил, что добытой добычей разбрасываться не стоит. Мертвым уже ничего не надо, а вот живым любая мелочь может сгодиться. Если тебе самому ничего не надо, то, во всяком случае, на продажу все пойдет. Доспехи, оружие, одежа и обувка. Все это дорогой, ходовой товар. Все денег стоит.
   Действовал он быстро и сноровисто. Благо был уже опыт в подобных делах. Так что на то, чтобы обобрать да мертвых раздеть много времени не понадобилось. Волк тем временем за лошадками рыцарскими приглядывал, чтобы не разбежались. Лошадки, они ведь тоже денег стоят. Да и будет на чем добытые трофеи перевозить. Не на себе же их таскать. Упаковав да пристроив на лошадках добро, Яр посмотрел на дивчину. Та и не думала, куда-бы то ни было убегать, и по-прежнему стояла за своим укрытием и изредка выглядывала испуганно из-за ствола дерева.
  -Эй. - Крикнул ей Яр. - Я твою добычу не трогал. - Указал он на воина со стрелой в груди. - Сама решай, что с добром делать будешь.
  -А ты, кто? - Не высовываясь из-за ствола, спросила его девушка.
  -Что значит, кто? - Переспросил удивленно парень. - Человек. - Пожал он плечами. - С детства Яром кличут. - Представился он. - Еду в дружину к местному князю дружинником устраиваться служить.
  -А меня Яринкой отец назвал. - Вышла, улыбнувшись из-за своего укрытия девушка. - Он муку в нашей деревне на мельнице мелет. - И осторожно подходя к Яру полюбопытствовала. - А коня ты тоже отдашь?
  -Угу. - Кивнул головой Яр, не отрываясь от дела. - Нам с Разбоем чужого не надо.
  -А ворога побить, что на мою деревню напал, поможешь? Это все-таки обязанность дружинников нас от врагов защищать. - Полюбопытствовала Ярина.
  Яр, оторвавшись на время от своего занятия, посмотрел на уже без всякого страха подошедшую к нему Яринку. На вид она была не старше его. Симпатичная. У парня, как-то сразу сама собой осанка гордая выправилась. Молодость она такая, временем зря не разбрасывается. Потому молодые парни как павлины перед каждой дивчиной свой хвост веером и распускают.
  -И много ворогов на вас напало? - Геройски подбоченился он.
  -Страсть, как много. - Округлила глаза девушка. - Да так внезапно налетели злыдни проклятые, что никто этого и не ожидал.
  -Но за подмогой хоть успели, кого послать?
  -Не знаю. - Честно призналась Ярина, пожав плечами. - Как злыдни эти железные налетели, отец сунул мне в руки самострел да в лес без оглядки бежать велел. - Вздохнула она.
  -Ладно. Разберемся. - Хмуро сдвинул брови Яр, но при этом не забывал продолжать выпячивать грудь колесом. - Нам с Разбоем, - степенно кивнул он на волка головой, - не впервой на битву супротив множества ворогов выходить.
  -Больно, не сильно ты на героя былинного смахиваешь. - Стрельнула по нему глазами Ярина, лукаво улыбнувшись. Да так метко стрельнула, что у парня ажно дыхание перехватило. Но одновременно с этим и обида в голову ударила.
  -А много ты тех самых героев видала? - Огрызнулся Яр.
  Он повернулся к девушке спиной, поднял с земли упакованное добро, что снял с убитого Яриной рыцаря, и стал мостить его на спине лошадки. Вот в чем женщинам не откажешь так это в умении, одним словом как испортить настроение так его и поднять.
  -Не злись на меня Яр. Просто страшно мне. За себя страшно. За родных. Да и за тебя теперь тоже. Я не трусиха, но с этими страхами ничего поделать не могу. Вот боязно мне и все тут.
  После таких слов обиду парня как ветром сдуло. Снова плечи расправились да грудь колесом выкатилась. Первый раз в жизни свиделись, а она за него уже беспокоится. Значит, что по сердцу он дивчине пришелся? Говорю же у молодых ума, что у собаки до года.
  -Не боись. Одолеем мы тех рыцарей. Пусть не сразу. Но одолеем. Отсюда до твоей деревни далеко? - Грудь колесом. В голосе уверенности в своих силах на десяток хватит. Герой, одним словом.
  -Да нет, не очень. - Мотнула головой Ярина. - И версты не будет.
  -Хорошо. - Кивнул головой Яр. - Ты самострел что выкинула, подбери.
  -А толку с того самострела? - Отмахнулась рукой дивчина. - Стрел-то более один леший нет.
  -Сейчас нет, так потом появятся. Без оружия к ворогу соваться глупо. Смысла-то в этом нет никакого. Мечом сражаться я уверен, ты не обучена. Лук свой, я тебе точно не дам. Так что давай, подбирай самострел и пойдем уже в твою деревню людей из беды выручать. Да. На вот. Надень. Лишним не будет. - Протянул Яр девушке пояс с ножнами, в которых покоился нож. - Защита слабая. Но уж лучше такая, чем вообще никакой.
  Глава 22
  Война на землях прибалтийских славян, на которых и разместил свои владения Тевтонский орден, отличалась от войны с Литвой и другими Русскими княжествами. Нет, не жестокостью. Условиями. Пока Пруссов да Бортей с другими языческими племенами били, Рим не противился, занятый своими проблемами в Азии. Планами, как границы свои укрепить от повторного вторжения монголов. Да и споров с Европейскими королями выше крыши хватало. Иерархи церкви наоборот, только свое одобрение таким действиям ордена выказывали. А как по-другому. Ведь это, прежде всего расширение границ их власти. Кто же такому противиться будет?
  А вот с Литвой да Русью небольшая заминка вышла. В их землях к этому времени православные церкви не одно столетие уже стояли. Здесь, одним криком о приобщении язычников к свету божьему не отделаешься. Православие, это схизма конечно в глазах католиков, но официальной войны между Римом и Константинополем никто не объявлял.
   Ну да не в этом была основная причина неудобств, а в заигрывании Рима с князьями литвинов и руссов. Уж больно подпоясанные веревочными поясами нищенствующие монахи хотели в свои руки все богатства этих земель прибрать. Богатства по тем временам не малые, даже не смотря на то, что часть Руси под монголами мается. От орд, которых защиту искать и Риму подумать нужно. А ну как монголы второй раз поход подобный Батыеву задумают да в Европу сунуться? Да и возникшие трения Рима с воинствующими орденами свою роль сыграли. Разгром Тамплиеров большое впечатление произвел на верхушку двух оставшихся пока не тронутыми орденов. И это впечатление очень здорово им в их святом деле мешало. Иерархи церкви давили на братьев-рыцарей авторитетом, а их магистры взбрыкивали как норовистые кони.
  А тут еще как назло литвинские князья, начиная с Миндовга становлению католических храмов и принятию людьми истинной веры в души свои в своих владениях противиться не стали. Да что там противится. Великий Князь Витень, отец Гедимина, в столице Литвы Новогрудке на свои деньги церковь поставил. Да нехороший человек напрямую Папу Римского просил, чтобы тот прислал ему в этот храм своих священников. Сын его Гедимин, в этом плане ни в чем отцу не уступал. Да даже, пожалуй, похитрее отца действовал. Так что нередко интересы церкви с интересами ордена в конфликт входили.
  Гедимин перенес столицу литвинов в небольшой городок Вильно, что недалеко от границ ордена. Да не просто ради прихоти, а с большим расчетом сие дело сделал. Не из-за того, что место больно красивое да замок на холме величественно смотрится. Совсем другие у него расчеты были.
   Рядом с этим городком находилось последнее великое капище язычников в долине Свинторога, где в последней дубовой роще языческих богов пылал их негасимый священный огонь. Вот он это место столицей и прикрыл. За что язычники его до небес возносили. Столицей, в которой как православные храмы поставил, так и католические костелы возвел. Такое религиозное соседство конечно не сильно всем по сердцу пришлось. Недовольные зудели понемногу. Но главное дальше этого самого зудения дело особо не двигалось. Любые резкие движения на религиозной почве Гедимин на корню пресекал. Причем без разницы, кто бучу учудить думал.
   А еще городок тот не только рядом с границей ордена, но и рядом с границами Жамойтии да Аукшайтии находится. Эти земли формально пока князю не принадлежат. Вернее теперь уже только земли Жамойтии. Аукштайты Гедимина еще при его отце своим королем признали. Так вот, формально не принадлежат, но в борьбе против ордена постоянно защиты просят. А от Вильно руку помощи не далеко протягивать приходится.
  Что ни говори, а в землях Жамойтии сошлись в то время в одно целое интересы многих сторон. Вот поэтому война в этих землях почитай постоянно кипела и никогда не затухала. Но как-бы война не кипела, а жизнь из этих земель вытравить у нее так и не получилось.
  Рыцари ливонского ордена в очередной раз нанесли удар по землям многострадальных жамойтов. Обычно военные походы в конце осени да зимой налаживали. Были на то причины. Ждали, когда многие для этих мест озера, реки да ручьи с болотами подо льдом станут. Для того чтобы грязи и многих других лишений связанных с походом избежать. Никто ведь лишних трудностей не любит. Да впрочем, и не лишних тоже. А еще, зимой добычу собирать легче. Да и на сани больше чем на телеги нагрузить можно. Кругом одна выгода кроме холода разумеется. Но холод под теплым плащом не так уж и страшен. А в этот раз рыцари ударили, когда до морозов еще очень далеко было.
  В очередной раз приличный отряд верховых прошелся огнем и мечом по Жамойтии. В своем составе этот отряд насчитывал около десятка сотен человек. И шел этот отряд под предводительством рыцаря Готфрида Вильде известного в ливонском ордене своей отвагой решительностью и умелыми действиями. Братья-рыцари постоянно делились меж собой рассказами о его многочисленных подвигах.
  Тут тебе сказы и про то, как он ловко оставшихся в живых рыцарей после разгрома от преследователей увел. Да не просто увел, а еще существенный урон преследующим их жамойтам нанес. Даже в неудачный поход без добычи не остался. А еще героическая оборона Динамюнде да захват принадлежащих рижанам крепостей. И это только небольшая толика славных дел. Одним словом братьям-рыцарям было чем восхищаться. И даже сам магистр ордена относился к этому прославленному воину с глубоким почтением и уважением.
  Поход этот отличался от других еще и тем, что не брали добычу рыцари. А всех встреченных ими по пути следования людей рубили без разбору. И старого, и малого. Никого не жалели. Оставляли после себя только пепелища от селений да трупы. Не только людей, но даже и скотины.
  Двигались рыцари в направлении Пруссии быстро. Особо нигде не задерживаясь. Что быстро двигались оно и понятно. Пеших-то среди рыцарей не было. Все конные. Создавалось впечатление, что этот отряд зачем-то пробивается к своим тевтонским собратьям. Зачем? Почему? Да какая разница. Пока еще больше бед не натворили, их нужно было остановить. И так по самым скромным подсчетам уже более тысячи человеческих душ загубили черти окаянные.
  К князю Гедимину в Вильно от нобилей Жамойтии гонцы прибыли с просьбой о помощи. Князь много времени на раздумья не тратил. Он со своей дружиной, не дожидаясь более войск, тотчас отправился перенимать разошедшихся крестоносцев. А те тем временем резко изменили свое направление и, пройдя рядом со столицей литвинов, подались неизвестно куда. На сам город напасть не отважились. Готфрид Вильде дураком не был и напрасной, хоть даже и славной, смерти не искал. Он прекрасно понимал, пусть князя с его дружиной сейчас в городе нет, но соваться туда, то же самое, что голову на плаху под топор палача сунуть.
  А у Готфрида был уговор с магистром ордена Эвергардом фон Мангеймом, что он по возможности незаметно прошмыгнет по территории литвинского королевства, чтобы запутать и сбить со своего следа погоню. Пусть эти дикари гоняются за призраками по Жамойтии. Магистру совсем не нужны были литвинские дружины под стенами Полоцка, куда он направлялся с основными силами. А сила та была не шуточной. Благородные и знатные отпрыски лучших семей Европы в сопровождении своих свит. Большое войско пеших кнехтов и осадной техники. Эвергард фон Мангейм вполне мог рассчитывать на успех своего предприятия. Главное, чтобы ему со стороны никто не мешал, и тогда Полоцк точно падет к его ногам, на века прославив его имя.
   Однако просто мимо прошмыгнуть и никак не напакостить, вот это было выше сил Готфрида Вильде. Вернее даже не его самого, а его людей. Его вина была в том, что он препятствовать не стал, когда небольшая часть из его войска откололась и решила побуянить в окрестностях Вильно. Вот на одну из таких групп буянов и натолкнулся Яр.
  Глава 23
  До деревеньки, где жила Ярина Яр, и девушка добрались быстро и без каких-либо происшествий. Никого по пути не встретили. Ни врагов, ни друзей. Как водиться вначале схоронились на опушке обступившего селение леса. Чтобы осмотреться сперва, что да как в селении делается. И тут у Ярины нервы видать сдали. Увидав горящую мельницу отца, она совсем голову потеряла. Яр еле успел ее коня за узду придержать, а то не сносить-бы ей было головы. Рыцари то из поселка никуда не ушли. Они возле барской усадьбы столпились и, судя ко всему к ее штурму готовились. Видно все-таки кто-то успел выжить в деревне и за частоколом спрятаться, что усадьбу опоясывал.
  -Куды тебя понесло, дура ты этакая? - Гневно сверкнул глазами на девушку Яр. - Совсем ополоумела? Кого ты в огне искать собралась? Да тебе даже до места доехать не дадут. В себя приди.
  -Отстань. Пусти сволочь. - Начала яриться дивчина и говорить Яру разные обидные слова.
  Парень их слушать не стал, а отпустив поводья только рукой махнул.
  -Баба с возу, кобыле легче. Хочешь, чтобы прибили? Твое дело. Я перечить не стану.
  Он развернул свою лошадь в сторону от села и, не оборачиваясь, поехал вглубь леса. Понятное дело девчонку заметят и в покое не оставят. Только любоваться на то, что с ней делать будут, у него желания нет. Как нет желания из-за чьей-то глупости свою голову сложить. Всяк человек выбирает свою дорогу. Так что выкинуть девчонку из головы и заниматься далее своим делом. Здесь тем, кто жить хочет помогать надо, а не тем, кто жуткой смерти ищет и тебя еще за собой в могилу тащит. А то, что эта дура чуть ли не в голос о геройстве да трусости орет, так пущай громче кричит. Быстрее глотку перережут.
  -Давай Разбой убираться побыстрее отседова. Воронье сюда вот-вот слететься должно и нам со всеми сразу никак не справиться. А глупо помирать я не хочу. - Яр ткнул пятками в бока своей лошади, и поехал следом за бегущим впереди него волком который всем своим видом показывал солидарность с таким его решением.
  Между людьми и Яром все еще существовал огромный разрыв в восприятии мира. Яр жил если можно так выразиться, больше придерживаясь законов матушки природы. Ему не всегда были понятны поступки и сами мотивы тех поступков людей. Он учился жить по-человечески и довольно часто от тех уроков его сильно коробило. Да и сам срок этой учебы был еще короток. Хотя, ради справедливости стоит заметить, что и люди его поступков иногда не понимали. Как ни крути, а у природы и людей взгляды на жизнь разные.
  Ну, а в особенности Яру не удавалось наладить взаимопонимание с женским полом. Их действия он, скажем прямо, не понимал полностью. Сначала Любаша его изводила непонятно за что. Потом Ольга. Ольга конечно не так как Любаша, но ее действия для него были тоже загадкой.
   Сначала она делала все, чтобы его внимание на себя обратить, а как только этого добилась прятаться от него начала. Мол, ты ко мне не подходи, а то люди чего подумают. Папенька заругает. Сначала дом поставь да добром обзаведись, а уж потом миловаться будем. Вот причем здесь дом с полными палатами добра к любви? Кто мешает то добро вместе наживать, коль оно для любви так необходимо? Ай, да ладно, это уже все в прошлом. Он конечно не против обратно в Псков к ней вернуться. Только вот вопрос, дождется ли она его? Да и когда у него вернуться получится, неизвестно.
  Теперь вот Ярина свой женский норов выказала. А ведь вначале совсем нормальным человеком казалась. Вот скажите на милость, какая такая кикимора ей под хвост попала, что у нее голова работать перестала? Ведь и так понятно, что в догорающем доме если кто и был, то в живых точно не остался. Да и как можно было туда кидаться, кому-то помогать, когда врагов кругом тьма тьмущая? Чем при таких обстоятельствах ты, даже если в том доме кто-то и выжил, поможешь? Да ничем не поможешь. Только жизнь свою зазря сгубишь. Да его еще за собой тянула. Нет. Такой радости ни ему, ни Разбою не надо. Да и кто она им, чтобы за ради нее жизнью рисковать? Они только этим днем встретились.
  Яр так поддался этим своим думам да переживаниям, что даже сознание свое отключил от действительности. До него не сразу дошло, что кто-то ломится в его сторону и кричит ему, прося его о помощи.
  -Да чтоб тебя леший всю жизнь по лесу кругами водил. - Выругался он в сердцах, обернувшись в седле назад.
  Как и следовало ожидать вопли Ярины не остались без последствий и привлекли к себе внимание рыцарей. Но, судя по всему, и ей в свою очередь очень быстро удалось избавиться от своей истерики. Иначе-бы ее уже схватили, а так она до него добежала. Правда, при этом коня заводного, на котором ее добро сложено было потеряла, а вместо него двух рыцарей за собой притащила. Счастье-то какое. Спасибо что не десяток, а то с нее сталось-бы.
  Два рыцаря увлеченно гнались за девушкой. Судя по всему, упускать ее они совсем не собирались. Вот один из преследователей поднял свой арбалет и прямо на скаку из него выстрелил. Выстрел метким оказался. Выпущенный болт, правда, не в Ярину попал, а в ее лошадь. Но можно сказать результат такого выстрела один и тот же. Девушка, вылетев из седла павшей лошади, здорово приложилась о землю и даже признаков жизни не подавала. Дальше медлить было уже нельзя, если конечно не собрался бросить ее на поживу лиходеям, а посему Яр, ткнув пятками своего коня, поспешил Ярине на помощь.
  Его появление для слуг ордена стало полной неожиданностью. Видно никак они не ожидали рядом с разоренным селением живого воина встретить. Даже растерялись слегка от появления Яра вначале, что позволило парню сделать два выстрела прежде, чем вражины опомнились. Да жаль эти два выстрела неудачными оказались. Попасть-то во врага Яр попал, да вот только толку из этого вышло мало.
  Первая стрела, чиркнув по железной пластине нагрудника супротивника, не пробила его, а срикошетила в сторону. А вторая, задев повстречавшуюся на ее пути ветку дерева вообще до цели не долетела, и просто упала к ногам его коня. Что тут поделаешь, бывает и такое. Только Яру печалится, по этому поводу некогда было, потому, как рыцари ринулись ему на встречу и расстояние между ними быстро сокращалось.
  -Да чтоб тебя. - Вскрикнул парень и, выхватив из колчана очередную стрелу, быстро натянул лук.
  Очередная случайность сейчас могла стоить ему жизни. Уж слишком близко теперь друг к другу оказались враги. Не став рисковать Яр послал стрелу в рыцарскую лошадь. От выстрела с близкого расстояния стрела вошла в лошадиную грудь почти по оперение. Передние копыта у животного подогнулись, и конь вместе с всадником перекувыркнулся на полном ходу через голову. Но Яру некогда было радоваться этому успеху, он еле успел откинуть свое тело, назад ткнувшись спиной в круп своего коня и пропуская над собой горизонтальный удар меча второго рыцаря. Будь удар вертикальным не сносить-бы ему головы. Но слава богам, обошлось.
  Выровнявшись в седле Яр, выхватил очередную стрелу. Это движение много времени не потребовало, но и враг его оказался не лыком шит. Уж больно быстро да ловко он своего коня развернул, да прикрывшись щитом снова в бой бросился. Яр хотел было притормозить свою лошадь, чтобы прицелиться получше. Да какое там тормозить. Здесь, наоборот подгонять лошадку надо, чтобы под удар вражьего меча не попасть.
  Обернувшись в седле назад, он стал выцеливать куда-бы стрелу послать. С лошадью, как с конем предыдущего рыцаря номер не пройдет, у этой грудь деревянным нагрудником прикрыта. Сам рыцарь за щитом укрылся. Только часть головы видна.
  -А, была, не была. - Прошептал себе под нос Яр и отпустил тетиву. - Да чтоб тебя. - Выругался он в сердцах, увидав, что его стрела воткнулась в верхний край щита. - На ходу с лошади стрелять, мне еще учиться и учиться надо будет. Если конечно выживу.
  Парень потянулся за следующей стрелой, хотя отчетливо понял, что еще раз выстрелить у него навряд ли получиться уж больно прытким оказался конь под рыцарем. Сердце кольнуло страхом, и мысли от этого в голове вдруг все перепутались да заметались, и если-бы не Разбой, Яр-бы точно здесь голову свою сложил.
  Огромный зверь ростом с теленка налетел на рыцаря с конем откуда-то сбоку. Лошадка этого столкновения не выдержала и завалилась на бок, придавив собой седока. Еще мгновение и огромная зубастая пасть откусила рыцарю голову.
  -Как же ты вовремя. - Облегченно выдохнул Яр и, спешившись, подошел к зверю. Опустился перед ним на колени и обнял. Разбой к этому времени вновь принял свой обычный образ простого волка. - Знаешь, а я здорово перепугался. - Признался он ему. - Думал все. Прощай моя буйная головушка. Если-бы не ты. Спасибо тебе Разбой. От всего сердца спасибо. Выручил.
  Волк лизнул лицо парня, своим шершавым языком слегка измазав его рыцарской кровью, и радостно вильнул хвостом. Яр утерся рукавом и встал на ноги.
  -Ладно, пойдем, глянем как там Ярина. Может все же не на смерть при падении разбилась. Она хоть и малахольная, а все одно жалко будет, ежели шею себе свернула.
  Как ни странно, но от падения Ярина совсем не пострадала. Ну, если не брать в расчет пару царапин да синяков. Ни переломов, ни ушибов серьезных у нее на теле не было. Вот уж везучая. Или может, кто из богов ей ворожит? Который уже раз за сегодняшний день смерти избегает.
  -Ты как? - Спросил ее Яр, облокотившись плечом о ствол дерева.
  -Нормально. - Сидя с хмурым видом на земле возле своей павшей лошади кивнула Ярина головой. - Ты прости меня за то, что я так себя вела да обидные слова кричала. Просто я теперь совсем одна. Нет у меня больше никого. И как после такого жить дальше?
  -Не за что мне тебя прощать. - Перебил ее Яр. - Я тебя понимаю. Сам всех родных лишился. Тяжко это. Тут словами все не объяснить. Но просто так погибать тоже не дело. Мстить за родных кто будет?
  -Господь учит, своих врагов прощать нужно. - Шмыгнула носом дивчина. - Мир может спасти только любовь и прощение.
  -Может и так. - Пожав плечами, снова перебил ее Яр. - Только вот что-то любви и прощения я от его слуг из ордена не видел. Говорят красиво, тут спору нет. А вот дела их, они все кровью залиты. Так что я лучше веры дедов наших придерживаться буду. Она мне ближе. За пролитую кровь обидчик кровью ответить должен. Коль знаешь, что безнаказанным не останешься прежде хорошенько подумаешь, чем зло творить зачнешь. Ну да эти разговоры лучше потом разговаривать будем. Дел у нас сейчас по горло. Надоть как-то тем, кто в усадьбе заперся от злыдней отбиться помочь.
  -Ты прав. Говори, что делать?
  -Сперва как водится, трофеи соберем. После чего к усадьбе двинем. Ну, а там как получится.
  Сбор трофеев много времени не занял. Правда теперь под седлом у Яра с Яриной только одна лошадка осталась. На второй, что у Яра заводной была, к старому добру еще как новое добавили уже никак не поедешь. Благо не далеко от деревни ушли. Можно легко и пешим добежать не запыхавшись.
  -Ого. Видать пока мы по лесу бегали защитники усадьбы приступ отбить успели. - Притаившись на опушке леса, осмотрел деревню Яр.
  -А чего тут удивляться. - Зашептала притаившаяся рядом с ним Ярина. - Светозар, владелец усадьбы, не последним воином в княжеской дружине служил. Сотником был. А потом дядькой при княжичах. Военному делу их обучал. Он конечно уже старик, но как старый дуб крепкий еще. За верную службу ему князь приличный кусок земли в кормление пожаловал. А здесь, возле усадьбы своей, Светозар тем с кем служил, наделы выделил. У нас в деревне все почитай службу в дружине прошли. Мой отец тоже дружинником был, да после полученной раны тяжкой службу служить сил не хватало. А здесь, при помощи Светозара, мельницу поставил. - Мы вообще все здесь дружно жили. - Вздохнула девушка. - Пока эти гады не налетели. - Кивнула она головой в сторону рыцарей.
  Яр, слушая девушку, цепким взглядом осматривал местность, которая должна была для него стать, скорее всего, местом боя. Да в уме прикидывал как-бы это получше к врагу подобраться, чтобы не сильно себя, подставляя, побольше им урона нанести. А еще о дивчине подумать надо. Как в случае чего, если все плохо обернется, от нее беду отвести. Больше Ярину под удар подставлять не хотел. Все-таки не девичье это дело войну воевать. У женщин и без войны хлопот в жизни хватает.
  Глава 24
  Ворота в усадьбе слегка перекошены, но пока крепко держаться. Да еще с внутренней стороны видать, те ворота подпорами подкреплены. Так что плевком порушить их не получиться. А это значит, что придется рыцарям снова пешими к усадьбе подбираться. Пока ворота закрыты, конному возле стен делать нечего.
   Дальше. Лучников среди них нет. Арбалеты кажись, только у пятерых имеются. Теперь понятно чего со вторым приступом время тянут. Кому охота под стрелы без прикрытия лезть. Броня, дело хорошее, только уберечься от стрел она не всегда помогает. Вот видать рыцари и решают сейчас в сторонке от усадьбы, как им дальше быть.
  Правда, говорить рыцарь, или рыцарское войско не совсем правильно. Ну, не потому что ведут себя не по рыцарски, а потому что на самом деле рыцарей, как таковых, не так много. Конечно, все дворяне имеют рыцарское достоинство и их не мало. Вот только не все из них постоянно на войну ходят.
   В ордене конечно рыцарей поболей, чем где собрано, но и их войско не из одних рыцарей состоит. На одного орденского брата-рыцаря как минимум три слуги приходится, что вместе с ним в бой идут. А у дворян и того более. Там счет на сотни идти запросто может. Всякие там пажи, оруженосцы, стрелки помимо простых воинов. Просто привыкли их всех в наших краях рыцарями называть.
  К примеру, на Чудском озере, где Александр Невский войска ливонского ордена разгромил, тех братьев-рыцарей, что на Новгород шли, всего-то полсотни душ было. Остальное войско, это слуги да простые солдаты. Они конечно тоже броней обвешаны, но до рыцарей им далеко. Рыцарь, это танк средневекового мира.
  Конечно, были походы, где рыцарей побольше было чем во время ледового побоища. Взять, к примеру, поход тевтонов на столицу Литвы Новогрудок во время княжения Витеня, или недавние походы ливонских братьев под стены Пскова. А крестовые походы вообще отдельная тема. Войско с полусотней рыцарей к этому времени представляло собой уже вполне рядовой набег. Хоть и времени не сильно много прошло.
  Вообще-то, по большей части виновниками битвы на Чудском озере русичи сами виноваты были. Ведь никто наперед не знает, к чему его действия привести могут. Псков давно о независимости от Новгорода мечтал, а тут вроде случай подходящий представился. Почитай, вся Русь под ордой оказалась. Новгород Великий и тот пред ними спину согнул. Вот псковичи и решили с рыцарями союз заключить да попробовать одним махом и от орды и от Новгорода откреститься. Да торговые контракты заодно повыгодней наладить. За рыцарями-то вся Европа. Авось не выдадут.
   Ворота пред крестоносцами открыли да в город их пустили, а потом еще и в походе на Новгород помощь оказали. А братьям-рыцарям от таких дел только радость одна. Сразу два больших торговых центра к рукам прибрать можно. Но ничего тогда ни у псковичей, ни у ливонцев не вышло. Порушились все их планы на Чудском озере, а пленных братьев-рыцарей Новгородцы потом на мыло обменяли.
   Псковичи о свободе от Новгорода после тех дел только при князе Давмонте вновь заговорили. А братья-рыцари так и вовсе старались Новгород не сильно задевать и при любом удобном случае свое расположение ему выказывал. Правда, дело здесь не столько в военной мощи Новгорода было, сколько в его торговых связях. Недовольство купцов Ганзейского союза для ливонских рыцарей пострашней любой Папской буллы было. В таком деле как прибыль истинная вера сразу на второй план уходила.
  Но то все другие дела. Далекие. Здешних событий мало касаемые. А здесь нынче Яр с опушки леса за рыцарями наблюдал, что возле усадьбы Светозара о чем-то бурно совещались. Из всей этой воинской братии настоящих рыцарей, судя по броне четверо было. Не только сами в железо укутаны, но и коней в него обрядили. Спорят изрядно друг с другом да руками все машут. Видно никак решить не могут, что им дальше делать. По уму-то уходить им надо. Город недалече. Гарантий, что не ускакал туда с известиями о нападении какой гонец, никаких нет. А они вместо этого глотки в спорах дерут. Ну, да это их дело.
  -Ярина. - Тихо обратился Яр к девушке. - Как до дела дойдет, постарайся стрелять так, чтобы тебя никто не приметил. А лучше всего по лошадкам бей. Воин без коня далеко не уйдет. - У девушки в руках сейчас был не ее громоздкий самострел, а рыцарский легкий арбалет с тринадцатью болтами к нему. - Ну, а ежели кто заметит, то не тяни, быстро беги к моей лошади прыгай в седло и ходу отседова. Поняла?
  -А ты как же?
  - За меня не беспокойся. - Махнул рукой Яр. - Мне не впервой в такое дело одному встревать. Да и если честно сказать без тебя даже проще было-бы.
  -Хочешь сказать, что я тебе только мешаю?
  -Да не мешаешь ты мне. - Вздохнул парень. - Просто не привык я за кого-либо ответственность нести. Я ведь только с дедом жил да вот еще с Разбоем. - Кивнул он головой в сторону волка, притаившегося рядом с ними. - Одним словом, очень тебя прошу, делай, как говорю, а объясняться опосля будем.
  Ярина хотела что-то ответить, но в этот момент рыцари окончили свой спор и начали раздавать команды своим воинам. Из этих команд следовало, что уходить они не собираются, а решили продолжить штурм усадьбы Светозара. Около десятка воинов взвалили на свои плечи здоровенное бревно, по всей видимости, собираясь использовать его вместо тарана, а еще около трех десятков обступили их со всех сторон, прикрыв своими щитами. Несколько человек, играя роль коноводов, отвели чуть в сторону коней, чтобы те ненароком под стрелы не попали. Ну, а рыцари естественно держались позади всех. Они бодрыми голосами раздавали команды и подбадривали всех криками, подгоняя всю эту братию, чтоб шибче шевелились.
  -Ну, вот и началась потеха. - Приподнялся со своего места Яр. - Стрелять начинай только после того как я стрелы пускать начну. Да о том, о чем договорились, помни. Удачи тебе Яринка.
  -И тебе тоже. - Сжав покрепче арбалет в руках, уже в спину парню выдохнула девушка.
  Пригибаясь, Яр быстро отбежал подальше от того места где оставил Ярину. Если боги помогут то ее никто не заметит, а вот сам он прятаться совсем не собирался. Не таясь, вышел на опушку прямо за спинами вражеских воинов, до которых не более шагов семидесяти было. Сделал пару глубоких вдохов. Не спеша наложил первую стрелу на тетиву и тщательно прицелившись, выстрелил.
  Спина простого воина не так хорошо броней прикрыта как грудь. Может оно покажется кому-то, что подло в спину стрелять. Да только дело в том, что война, это и есть одна сплошная огромная подлость. Так что здесь уже особой разницы нет, в грудь ты метишь аль в спину. В бою вообще не стоит рассчитывать на благородство. Благородные на войне долго не живут. Не живут, потому что их просто первыми убивают.
  Разобраться откуда товарищу смерть в виде стрелы прилетела, особого труда не составляет. Да и что здесь разбираться, когда твой товарищ что рядом стоял со стрелой в спине на землю валиться. Такое как увидал, то не зевай, попроворней поворачивайся, а то чего доброго сам с таким подарком в спине в землю носом ткнешься. Но сколь-бы быстро крестоносцы не разворачивались в сторону Яра, парень все же успел пяток их воинов положить. Стоя твердо ногами на земле как стрелок он мастер. Это не из качающегося из стороны в сторону седла стрелять. Да и Ярина тоже ворон не ловила и одного из воев болтом арбалетным приголубила.
  Яр не собирался дожидаться, когда разозленная его действиями толпа мужиков на него с мечами броситься. Ему особого геройства и даром не нужно было. Вот что-что, а о таком счастье как выйти в поле одному против толпы врагов пусть другие мечтают. Он придерживался совсем другого правила. Курица по зернышку клюет и оттого сыта бывает.
  Другими словами, здесь пяток ворогов упокоишь там другой. Глядишь, и призадумается супротивник, а не бросить ли ему им задуманное это гиблое дело. Может, пришла пора поворачивать оглобли до дому. Ну, а коль с первого-то раза до него не дойдет. Всяко бывает. Разве мало на земле тугодумов. То в принципе чего уж там и повторить можно.
  Тут главное в таком деле ворогу в руки не попадаться. Попросту говоря нужно уметь вовремя дать деру. След запутать. Да схорониться надежно до времени. У Яра в этом вопросе проблем не было. Бегал он быстро. Следы путать умел так, что и сам леший голову-бы сломал, его следы распутывая. А уж касательно игр с прятками так его умению кикиморы позавидовали-бы.
  Одним словом, как только рыцари что были ближе всех к нему, в его сторону коней развернули, парень тут же с открытого места за деревья сиганул. Он бы и дальше в лес ломанулся да тут в его планы беда, что под именем Ярина ходит, вмешалась. Вот кто это бисово отродье скажите на милость, просил в рыцарей болтами арбалетными швырять? Из груди Яра вырвался протяжный стон. Он бы может и выругался от всего сердца да просто слов в тот момент подобрать не мог.
  Оно-то понятно, что она ему помочь пыталась. Но на самом-то деле только вред принесла. Вот почему женщины не слушают что им говорено? Почему им обязательно все по-своему сделать надо? А потом естественно всю беду на мужские головы сваливают. После чего еще и в нерадивости обвиняют.
  Рыцарь, в чей щит арбалетный болт воткнулся, с действиями медлить не стал, хоть пару мгновений все же удивленно на тот болт пялился. Ну да за шлемом, что голову укрывает, удивление разглядеть трудно. Только по другому-то его заминку никак не объяснишь.
  Короче, этот гад сразу смекнул, что стрелок не один. Да направление, откуда болт прилетел, сразу вычислил. Довернув немного своего коня, направился к тому месту, где Яринка притаилась. А следом за ним и несколько его воев позади него потянулось.
  Бросив бревно на землю, сейчас все эти воины креста видать одним желанием горели. А именно, порубить на мелкие кусочки того нехорошего человека, что им в спины свои стрелы втыкает. Вот и прут всем скопом к лесу, напрочь позабыв об усадьбе Светозара.
  Против такой толпы разъяренного народа воевать, чистейшее безумие. Тут без оглядки от них улепетывать надо. Вот только как тут улепетывать, когда дивчина, с которой ты пришел, на месте сидит, и испуганно глаза тараща на приближающихся к ней воинов, судорожно пытается арбалет перезарядить? Напрочь видать все наставления у нее из головы вылетели. Яр хоть и находился от девушки в стороне, но отчетливо ее видел. Нет, все же не зря дядька Рыгор ему про женщин говорил.
  -Берегись Яр женщин. Женщины для мужчин одна сплошная беда. И убить их жалко, но и жить вместе с ними невозможно. Сколь угодно в ежовых рукавицах их держи, а они один черт найдут способ как тебе жизнь усложнить.
  И ведь прав был. А он дурень ему еще не верил. Посмеивался втихаря над ворчуном. Вот теперь за это свое неверие отвечать придется. Да как вообще эта бедовая до сего дня дожила? Она за те несколько часов, что он ее знает уже дважды под смертью ходила и ей что, все мало?
  -Разбой, придержи их. - Крикнул Яр волку, кивнув головой в сторону приближающихся к ним рыцарей.
  Волк, как когда-то около селения рядом с которым они с дедом жили, метнулся под копыта рыцарских коней пытаясь притормозить их ход. Сам же Яр в это время, не обращая ни на что внимание, одну за другой выпустил три стрелы в бок рыцарской лошади, что скакала в направлении Ярины. Все три стрелы в цель попали. Отчего коня сначала повело в сторону, а потом он и вовсе на бок завалился.
  Рыцарь успел ноги из стремян вынуть, а потому под лошадь не попал и сейчас пытался подняться с земли. Но с той броней, что на него навешана быстро на ноги вскочить, никак не получится. Воины, что за ним следом бежали, кинулись помогать ему, подняться на ноги. Это означало, что у Ярины появился хороший шанс убежать, вот только она все не спешила им воспользоваться.
  -Да беги же ты, дура. - Во весь голос закричал ей Яр.
  Черт его знает, что на девушку быстрее подействовало. Оскорбление или полный отчаяния крик Яра. Но главное, к ней вернулось сознание. Подорвавшись со своего места, Ярина со скоростью испуганной лани метнулась вглубь леса.
  -Слава богам. - Облегченно выдохнул парень и переключил свое внимание на тех воинов, что подступали к нему.
  Сделал он это нужно сказать вовремя. В дерево, рядом с которым он стоял, воткнулась пара арбалетных болтов. Яр пригнулся, и в тот же миг над его головой просвистело еще несколько. Враги уже находились меньше чем в паре десятков шагов от него. У Разбоя, дела были и того хуже. Рыцарский боевой конь это тебе не просто лошадка. Такого коня так просто запугать не получится. Уж точно волка для этого, крутящегося ужом возле его копыт, маловато будет. Одним словом влипли они с Разбоем серьезно.
  -Ай-яй-яй. Моя оплошность. Надоть было арбалетчиков первыми бить. - Попенял на самого себя Яр. - Да кто же его знал, что оно вот так вот все обернется.
  Можно сколько угодно ругать себя за оплошность только это делу совсем не поможет. Пятеро арбалетчиков большая беда, но сейчас надо что-то делать, чтобы Разбою помочь вырваться. А волка к этому моменту уже изрядно обложили. Кони его копытами бить пытаются. Воины, что к рыцарям на помощь подоспели, мечом по нему полосонуть норовят.
  Вот один из коней рыцарских на дыбы приподнялся, чтобы волка передними копытами шибануть. Может и получилось бы у него чего, да только Яр не зевал. В грудь коню стрелять бесполезно там его железный нагрудник прикрывает. Пробьет его, али нет? Гадать времени совсем нема, а стрелу, чтобы проверить, тратить жалко. А вот под этот самый нагрудник эту самую стрелу засадить самое то будет.
  Стрела вошла аккурат в то место, куда парень метил. Конь от этого выстрела еще выше на дыбы приподнялся, а потом на землю рухнул, придавив собой ногу седока да распугав при этом в разные стороны воинов, что рядом с ним суетились. Эта небольшая заминка дала Разбою шанс, чтобы от обступивших его со всех сторон людей в лес со всех своих четырех лап рвануть.
  -Ловите ветер в чистом поле. - Радостно крикнул Яр, и готов было тоже в лес ломануться. Да видно боги, что ему с волком ворожили, в этот самый момент отвлеклись на что-то.
  Сначала арбалетный болт в бок Разбою ударил, сбив его с ног. А сразу за болтом на волка конь налетел и начал его копытами в землю вбивать. От увиденного, у Яра, словно рассудок помутился, а глаза застило кровавой пеленой. Из его груди вырвался дикий крик, и видно сам не понимая, что делает, парень бросился на врагов.
  За пару мгновений он преодолел расстояние меньше пары десятков шагов, что отделяло его от тела волка, по которому конь рыцарский топтался, и в упор выстрелил по седоку. С такого близкого расстояния выпущенная Яром стрела пробила броню, и рыцарь рухнул из седла на землю. Другой рыцарь попытался сбить Яра, наехав на него своей лошадью, но парень ловко увернувшись, отбросил в сторону лук и, выхватив меч, ударил по задним ногам проскочившей мимо него лошадки. Удар был такой силы, что он почти перерубил ей одну из ног.
   В этот момент его кто-то ударил щитом в спину. Яр не удержался на ногах и упал на землю. Быстро откатился в сторону и, приподнявшись на колено, отмахнулся мечом круговым движением. Меч во что-то врезался и раздался крик. Он, еще раз кувыркнувшись, быстро вскочил на ноги и осмотрелся. Странное дело. Он бросился в толпу врагов, но они почему-то оставили его в покое и разбегаются сейчас в разные стороны.
  Глава 25
  Хорошим, положение защитников усадьбы, в котором они оказались, никак назвать нельзя было. Никто не ожидал появления здесь врага, а потому, большая часть жителей деревни полегла так до усадьбы и, не добравшись, чтобы укрыться за ее частоколом. Да и штурм что отбили, легкой ценой не обошелся.
  -Второго штурма можем и не сдюжить. - Тяжко вздохнул Светозар глядя со стены на то, как воины ордена к очередному приступу готовятся.
  Ну да, первый штурм они отбили. И то, только благодаря запасливости старого воина. По старой привычке еще со времен службы собирал Светозар оружие разное, им самим в боях добытое. Не абы какое, разумеется, собирал, а только самое лучшее, аль диковинное. Да сыновья с внуками, что нынче в дружине князя службу несут, кое-что еще довозили. Вот только запас стрел да болтов арбалетных у него к тому оружию не бесконечен. Почитай почти все уже по ворогу расстреляли.
  -Будь у меня дружина как у боярина знатного, то басурманам этим проклятущим быстро-бы шею взмылили. - Продолжал бубнить себе под нос Светозар, ни к кому конкретно не обращаясь.
  -Да заканчивай ты уже бухтеть, пердун ты старый. Дружину ему подавай. - Пихнул Светозара в бок, стоявший рядом с ним точно такой же по возрасту дед. - Бог не выдаст, а свинья не съест. Отобьемся как-нибудь. Не впервой. - Подбодрил он старого друга. - Да думаю что и подмога, что к нам идет уже не за горами.
  -А ты уверен, что она идет?
  -А то, как же. Внучок мой Ясь, парень крепкий. А Ветерок, лошадка быстрая да выносливая. До Вильно быстро его домчать должна была.
  -Твои бы слова да Велесу в уши Буйвид. Ну да что в судьбе записано того уж не изменишь. Иди, готовь людей к битве. Скоро снова попрут, эти злыдни окаянные.
  Помимо Светозара да Буйвида на стену поднялось еще полтора десятка защитников, да и то, большая из них часть это женщины. У мужчин судьба такая, прежде чем себя женщин да детей спасать. Они почти все в деревне и полегли. Своими жизнями окупали время, чтобы и женщины и дети за стеной усадьбы укрыться успели. Теперь пришел их черед самим свои жизни и жизни детей боронить. Потому как больше некому.
  -Светозар глянь, чего это там происходит? - Крикнул Буйвид, указывая рукой на стан противника.
  Старик напряг свое старческое зрение, прищурившись, и вдруг его глаза изумленно расширились. Нет. Ему точно не показалось. Кто-то из лесу ударил по воинам ордена. Глаза его точно не подводят, потому как вон и еще один вражина из ихнего воинство на землю рухнул. Значит, все ж таки успел Ясь подмогу привести.
  -Ну что бабаньки, - улыбнувшись, прошамкал почти беззубым ртом Светозар. - А не помочь ли нам нашим освободителям? Да ворогу лютому в спину ударить?
  Не трудно догадаться каков ответ был на это предложение старого дружинника. Не женское это дело войну воевать, но коль до этого доходит, хуже врага, чем женщина, никого другого на всем белом свете не сыщешь. Женская злость не шутка, она, эта самая злость, во много раз мужскую перекрывает. И коль женщину до такого состояние довести, то пощады тогда никому не будет. Женщина в гневе, страшная сила. В таком состоянии женщину только смерть остановит.
  Не смотри что женщина слабое создание. В иное время силы в ней столько, что и мужикам завидно станет. В один миг подпоры с ворот убрали да в сторонку отволокли. И вот уже в раскрытые настежь ворота с громкими криками высыпает женское воинство защитников усадьбы, а впереди его на конях гордо два старика гарцуют и воинственно мечами размахивают. Пусть и нелепо женщины с оружием да в броне, кое-как на тело напяленной со стороны смотрятся, но горе тому, кто у них на пути станет.
  -Это, что это за подмога такая? - Изумленно переглянулись между собой два деда, первыми приблизившись к воинству ордена.
  Удивляться было чему. Вороги всем скопом на одного волка навалились, пытаясь его зарубить. А волк странный. Вместо того чтобы в лес убежать в этой толпе юлой вертится. Да не просто вертится. Он еще клыки свои скалит в злобном оскале, да лошадкам рыцарским ноги подгрызть пытается. А чуть поодаль, на опушке леса, воин одинокий стоит да во врага стрелы мечет. Вот и вся подмога.
  Тут бы по уму назад повернуть, аль вообще лучше из-за частокола нос не высовывать. Да что уж теперь. Коней разворачивать поздно. Да и женщин, что за ними бегут, в их состоянии просто так не остановишь. Они таперича не милые добрые бабаньки, а берсеркеры самые настоящие.
   А тут еще волка арбалетным болтом в бок цапнуло, да рыцарь бедную зверюгу конем топтать начал. Такое действо видно рассудок у воина, что на опушке стоял, помутило. Не хуже стрелы выпущенной из лука он на ворога налетел. В един миг, двух рыцарей положил. Одного стрелой упокоил, а другого с конем вместе на землю опрокинул. Ну как тут назад поворачивать?
  -Эх, не выдай меня моя судьбинушка. - Крикнул Светозар, врезаясь на полном скаку в толпу врагов и опуская свой меч на голову ближайшего противника.
  -Руби это сучье племя. - Вторил ему Буйвид, лихо, разрубая вражьи головы своим полуторным мечом.
  А следом за двумя стариками и женщины в битву подоспели. От их леденящего душу крика даже у Светозара под шлемом последний пучок седых волос дыбом стал. Вот только старик прекрасно понимал, что сколь ни внезапной для ворога была проведена атака долго им не продержаться. Врагов-то в два раза болей, чем их. Да и воинскому делу они сильно обучены. Таких, больно не сильно-то криком напугаешь.
  И действительно воины ливонского ордена очень быстро пришли в себя. От неожиданного удара в спину они многих своих товарищей лишились, но выучка взяла свое. И не поздоровилось-бы защитникам усадьбы, коль в этот самый момент из леса не стали-бы выезжать дружинники великокняжеской дружины. Вот от их вида нервы-то у крестоносцев и сдали. Позабыв обо всем на свете они, было, бросились к свои лошадкам, что были у коневодов. Да вот спастись от дружинников никому из них так и не повезло.
  Женщины-то так разошлись что и тех, кто в полон, сдался, вначале порубить на части хотели. Но потом, охолонув от буйства маленько вдруг пораненных ворогов перевязывать начали. Да. Женская душа это такие потемки, в которых не то, что мужчинам, богам во веки веков не разобраться. Кто их поймет, как в них ненависть и сострадание одновременно уживаются.
  -Светозар приглядись, а воин-то что с волком к нам на подмогу пришел малец еще совсем. Видать, только-только из отроческого возраста вышел. - Сказал Буйвид другу, кивнув головой, на человека, сидевшего как каменный истукан над телом волка.
  -Ты не трогай его пока. - Посмотрел на парня Светозар. - Бесполезно это, сам знаешь. Мы ведь не раз такое с тобой видели и сами переживали. Пусть сначала боль кручину из сердца выпустит. Опосля узнаем, кто он да откуда. Сейчас лучше поехали, посмотрим, да поблагодарим тех, кого к нам так своевременно на помощь твой внук Ясь привел.
  Глава 26
  Яр сидел над телом Разбоя, гладя его свалявшуюся замызганною кровью и грязью шерсть. Он не видел и не слышал, что происходит вокруг него. Он вообще ничего не ощущал и не чувствовал. Его мозг как будто отключился, отказываясь воспринимать действительность. Такое с людьми случается во время сильного потрясения. Может, это защитная реакция организма как утверждают многие. А может, в этот момент идет перезагрузка баз данных, когда в жизнь вмешивается непредвиденный случай. Кто знает. Как-бы то ни было, но жизнь потом все одно свое берет. Человек выходит из этого странного состояния. Вот только выходит он уже совсем другим, а не таким как был раньше. Нет, с виду он остается прежним, а вот внутренний мир меняется. Кого-то этот новый мир ломает. Кому-то указывает новый жизненный путь. У каждого по-разному выходит.
  Яр очнулся, словно вынырнул с большой глубины. Звуки мира больно ударили по его слуху, а масса запахов по обонянию. Легкие затребовали полагающуюся им по закону свою долю воздуха, отчего парень глубоко и часто задышал. И в этот же момент на него навалился груз осознания того, что произошло. От этого осознания своей собственной потери по лицу парня потекли неконтролируемым ручьем слезы, а его грудь стал рвать на мелкие части немой крик души. Он лишился самого дорогого, что было в его жизни. Лишился семьи. Лишился своего единственного брата и самого преданного друга.
  Яр не задавался вопросами вроде, ради чего и кто виноват. На данный момент это было для него не столь важно. Время не повернуть вспять и друга уже не оживить. Можно сколько угодно терзать разными измышлениями свою душу только от этого ничего не измениться. Он это прекрасно понимал, как истинное дитя природы. Выросший можно сказать среди зверей он больше руководствовался их законами жизни. Законами, которые гласили. Как-бы больно не было, не стоит на этой боли зацикливаться.
  -Прости брат и прощай.
  Яр поднялся на ноги, и покрепче сжав в своей руке меч, по-прежнему не обращая никакого внимания на окружающую его действительность, направился в лес. Все что он мог сейчас сделать для волка, так это как подобает провести его похороны. Чем он собственно и занялся.
  Рубить мечом дрова для погребального костра не совсем сподручно, но эта работа хоть отчасти глушила душевную боль. Сложив костер, он водрузил на него тело волка. Пламя, не спешившее вначале разгораться, вдруг в один момент охватило все дрова и взметнуло свои языки ввысь. Прямо над этими языками пламени открылось что-то вроде огромного окна, и удивленный Яр увидел в нем огромного крылатого пса, к которому, радостно виляя своим хвостом, шел его Разбой.
  -Не стоит печалиться о друге. Он возвращается в свою стаю. - Заговорил пес человеческим языком.
  -Кто ты? - Изумленно вытаращив глаза, спросил его Яр.
  -Я Симаргл. Друг твоего предка Яровита. - Улыбнулся пес, но почему-то от этой улыбки у Яра подкосились колени. Не каждый день человеку выпадает шанс говорить с богом, чтобы стойко переносить их воздействие на людей. - Скорее всего, мы больше с тобой не увидимся. - Продолжил говорить бог в облике странного создания. - Хотя, кто его знает. Судьба, дама непредсказуемая. На прощание, по просьбе твоего друга я сделаю тебе подарок. - Что-то невидимое коснулось головы парня, отчего он стал проваливаться в темноту, напоследок услышав. - В жизни тебе это, несомненно, пригодиться.
  Когда Яр через некоторое время пришел в себя, то обнаружил что стоит над пепелищем, где еле-еле тлели уже немногочисленные угли, а дневной свет сменился ночными сумерками. Вообще-то день и так клонился к закату, когда он готовил погребальный костер, но вот чтобы так вдруг в одночасье время проскочило, да костер прогорел. Было чему удивляться.
  -Эк, меня зацепило-то. - Тряхнул он головой. - Но так прямо и не скажешь, привиделось, аль на самом деле все было.
  Люди интересно устроены. Мы страстно мечтаем о чудесах. Но когда они случаются сразу начинаем искать им какие-то логические объяснения или просто говорим, мол, этого не может быть. Напрочь отрицая произошедшее. Привиделось Яру или нет, но главное что рвущая на части душу боль ушла. Осталась только легкая грусть от сожаления, что им с Разбоем больше не увидеться в этой жизни. А что будет после? Да кто его знает. Да и неважно это сейчас.
  -Яр, ты как? - Услышал он голос Ярины.
  Обернувшись на голос, он увидел переминавшуюся с ноги на ногу чуть в стороне от него девушку. Видно давно здесь рядом с ним стоит. Вон как трава примята. Судя по всему, она ни окна, ни пса не видела. Видать, то видение только для него одного предназначено было. Но оно и к лучшему. Так вопросов разных меньше будет.
  -Ты прости меня, если сможешь. - Попросила она.
  -За что?
  -За то, что так получилось. Вообще, за все прости. Я понимаю, что все, что случилось, по моей вине произошло. - Голос девушки задрожал, и на ее глаза навернулись слезы. - Понимаю, что простить мою вину нелегко будет. Но ты, пожалуйста, прости.
  -Да что ты заладила, прости да прости. Я на тебя не злюсь и ни в чем не виню. Бой, дело такое. Хочешь, не хочешь, а свою погибель любой найти в нем может. Лучше скажи, что там с твоими родными? - Перевел Яр тему неприятного ему разговора в другое русло.
  -Никто не выжил. - Захлюпала носом Ярина. - Была надежда, что кто-нибудь в усадьбе успел укрыться. Да и та не оправдалась. Одна я теперь осталась на всем белом свете. Без дома да, без защиты. Кому я такая нужна? - Уже в полный голос разрыдалась дивчина.
  -Мир, не без добрых людей. - Постарался утешить ее парень. - Помогут.
  Почему-то не сговариваясь именно эту стандартную фразу все говорят, когда пытаются кого-либо утешить. Говорят из добрых побуждений естественно. Вот только подтекст этой фразы как-бы намекает, что помогать будет кто-то другой, а не тот человек, что находится сейчас рядом.
  -Не надо мне добрых людей. - Утерлась рукавом девушка. - Я-бы лучше с тобой осталась.
  Яр не ожидал такого поворота в их разговоре. А посему застыл, молча пялясь себе под ноги и хлопая ресницами. Он пытался сообразить, что же ответить Ярине на ее это внезапное предложение. Да ответить так, чтобы не обидеть. Согласиться, чтобы она пошла с ним, это значило обречь себя на постоянные тревоги и неприятности. Чтобы это понять и мудрецом быть не надо. За один только сегодняшний день она ему вон, сколько нервов попортила. Кому такое счастье нужно? Но с другой стороны, ответить отказом язык не поворачивался.
  -Ты не думай. - Продолжала меж тем говорить Ярина. - Я обузой не буду. Я и готовить и шить умею. Дом в порядке содержать приучена. И за скотиной как ухаживать знаю. - Торопливо перечисляла она свои достоинства.
  -Ярина. - Перебил этот словесный поток Яр. - У меня ни дома, ни скотины нет. Да и будет ли когда, я сам не знаю. - Про то, что он сам и шить и готовить умеет, решил промолчать. - Я ведь княжеским дружинником собираюсь стать. Одним словом, плохой из меня защитник.
  -И ничего ты не плохой. - Возразила ему девушка. - А дом, дело наживное. С домом и подождать можно.
  -Ладно. - Тяжело вздохнув, сдался парень. - Только, чур, потом без нытья. Ну, вроде того, что жизнь у тебя тяжелая. Да и впредь чтобы слушала меня. Раз сказал, что делать надо, так то и выполняй. Чтобы ругани потом никакой меж нами не было.
  Яр говорил все это с хмурым видом лица. Вроде как показывал, что через силу дивчине уступает. Но в глубине души, положа руку на сердце, радовался. Не тому, что обездоленному человеку помог, а тому, что сам теперь одиноким не будет. Надеялся, что Ярина заполнит ту пустоту, что осталась после ухода Разбоя. Она конечно не волк, здесь даже сравнивать не стоит, да и нервов измотает изрядное количество. В чем-чем, а в этом он ни сколько не сомневался. Но все же лучше с ней, чем полное одиночество. Ну, а как там сложится дальше? Так жизнь покажет. Чего наперед загадывать.
  -Ой. - Испуганно прикрыла рот ладошкой Ярина. - Совсем из головы вылетело. С тобой же Светозар поговорить хотел, а вместе с ним и княжич Любарт. Это сын нашего князя Гедимина. Я ведь именно для того чтобы тебе это сказать, как ты очнешься, здесь рядом с тобой сидела.
  -Ну, раз хотели, то поговорим. - Не выдавая своего волнения, произнес спокойным голосом юноша. - Где мне их искать?
  -Да нигде искать не надо. В усадьбе они.
  -Хорошо. Пошли в усадьбу.
  Место, на котором сражение происходило совсем уже не походило на место боя. Ну, разве только об этом земля, изрытая конскими копытами, еще немного напоминала. Мертвые тела к этому времени не только убрали, но и захоронить успели. Для погибших воинов ордена рядом с опушкой леса пленные общую могилу вырыли да, чтобы это место могилой обозначить крест деревянный по своему обычаю поставили. Пусть и врагами они лютыми были, но бросать тела на поживу зверью да воронью не по-человечески это.
  -Леший меня раздери. - Вдруг дернулся Яр. - Лук дедовский найти надо.
  -Да, подобрала я его уже. - Поймала парня за рукав Ярина. - И добро, что тебе по праву после сражения принадлежит, тоже все собрала.
  Яр облегченно выдохнул и посмотрел с благодарностью на дивчину.
  -И когда же ты это успела?
  -А чего там успевать-то? - Отмахнулась она рукой. - Ты вон, долгое время не в себе был. Да и я далеко убежать не успела. Как услышала, что наши защитники усадьбы в бой пошли, так сразу и вернулась. Все наше добро в усадьбе Светозара сложила, и коней в его конюшне заперла. Светозар дед добрый. Против не был.
  От услышанного высказывания о нашем добре, Яр про себя весело хмыкнул, но Ярине по этому поводу ни слова не сказал. Да и что говорить. Все знают. У женщин натура от природы такая. Неважно, сколько она времени рядом с тобой. Но как только рядом стала так сразу все добро поровну, а то и большую его половину уже своей считает.
  -Яр, а ты научишь меня воинскому умению?
  Яр остановился и удивленно посмотрел на девушку.
  -Зачем тебе это? Ведь всем известно.... - Начал было говорить он.
  -Я знаю, что всем известно. - Перебила его Ярина. - И знаю, что ты хочешь сказать. Что это не женское дело. Только я приживалкой рядом с тобой жить не собираюсь. - Девушка упрямо сжала губы, всем своим видом показывая, что настроена в этом своем решении решительно.
  -Трудно это. - Сделал еще одну попытку отговорить ее от этого решения Яр. - Даже не всякий мужчина для этого дела годится.
  -А я, не всякий мужчина.
  -Ну, как знаешь. - Сдался парень.
  Сдался так быстро потому, как в деле спора с женщинами был еще сущий младенец. Правда в его защиту можно сказать, что в споре с женщиной мало какой мужчина победителем выйдет. А даже если и выйдет, то в итоге получится так, что один черт он в проигрыше останется.
  -Одежу тебе придется сменить. Доспех пока легкий под тебя выправить. - Начал составлять Яр план первоначальных действий. - Меч одноручный не тяжелый, по руке подобрать. Думаю, с одежей и доспехом проблем особых не будет. С мечом, скорее всего, придется погодить. Хорошие мечи на дороге не валяются. Ну, а чтобы время зря не тратить, будешь пока в стрельбе из арбалета упражняться. Лук, оно конечно получше было-бы. Но с ним мороки больно много.
  -А чего там упражняться? Как с самострела стрелять я знаю. Ты же это сам видел. Да и с лука стрелы метать, не велика мудрость.
  -Просто стрелять, любой дурак может. А вот стрелять быстро да метко, такое умение только тяжким трудом достается. И вообще, мы, кажется, договорились, что ты мне перечить не будешь.
  -Умолкаю. - Сделала шаг назад от Яра и подняла руки вверх Ярина, тем самым выражая парню полную свою покорность. Она еще и голову вниз опустила на всякий случай, чтобы не дай бог, парень в ее глазах веселящихся чертиков не приметил.
  После этого до терема Светозара они дошли молча. Особых тем для разговора вроде пока не было, а попусту разговоры разговаривать ни он не она приучены не были.
  -Откель ты здеся такой боевой взялся? - Были заданы Яру вопросы, не успел он порог горницы переступить. - И куды путь держал?
  В горнице за большим дубовым столом, заставленным разной снедью сидело с десяток вооруженных взрослых мужчин, с интересом, поглядывающими на парня и выглядывающую у него из-за спины дивчину.
  -Из земли псковской иду. - Не тушуясь, начал отвечать на вопросы Яр. - Из города Острова. А путь держу в Вильно. В княжеской дружине служить собираюсь.
  Услыхав ответы, за столом грянул дружный хохот.
  -С чего ты парень решил, что наш князь себе в дружину детей набирает? - Спросил его один из сидевших.
  - Если ваш князь только по возрасту дружинников берет, а не по воинскому умению то тогда да, в такой дружине мне делать нечего. - Сохраняя полное спокойствие, ответил Яр. - Ну, да это не беда. Князей, кому умелые воины нужны, на Руси хватает.
  -Глянь-ка, какой дерзкий. - Продолжая улыбаться ртом, где изрядного количества зубов не хватало, прошамкал сидевший за столом старик.
  -Я не дерзкий. - Пожал плечами парень. - Я свободный. Лебезить ни перед кем не намерен. Если нужен, то буду служить. А нет, так дальше пойду.
  -А почему именно в дружине Гедимина ты служить решил? - Задал вопрос самый молодой из воинов, сидевших за столом.
  По виду-то самый молодой, но судя по всему, из всей честной компании сидевшей за столом самый главный. Яр, это еще только войдя в горницу понял.
  -Так мне воевода наш Михал Пальк присоветовал. Да грамоту рекомендательную к этому князю мне выправил.
  -Смотри-ка ты, - покачал удивленно головой старик. - А Михаэль то наш в воеводы выбился.
  -Грамоту покажи, что тебе немец дал. - Протянул требовательно руку к Яру молодой воин.
  -Смотри. - Достал ее из-за пазухи Яр и отдал воину.
  -Хвалит тебя Михаэль. - Пробежал он глазами по грамоте и вернул ее обратно Яру. - Пишет, что воинскому делу ты не по годам обучен да службу знаешь и справно несешь. Что воин не по годам, так в том мы сами убедились. Поступим так. Дружина отца моего Гедимина нынче далече отсюда. Я сын его, Любарт. Так что пока можешь послужить под моим началом, а дальше сам решай. Времени на разговоры разные у нас нет. Враг на Полоцк идет. Отобьем от стен города орден, тогда более серьёзно поговорим. Решишь присоединиться, будь готов завтра с утра в поход выступить.
  На этом разговор можно было считать законченным. Яр уже было хотел повернуть к выходу, как его шепелявый голос неугомонного деда остановил.
  -Яринка, а ты чего сюда пришла да за спиной этого молодца прячешься?
  -Так я таперича с Яром, дед Светозар. - Откликнулась из-за спины Яра дивчина.
  Горница после ее слов содрогнулась от дружного гогота.
  -Такого молодца без всяких грамот нужно сразу в дружинники записывать. - Хохоча и утирая от смеха выступившие слезы с глаз, прошамкал Светозар. - Парень не промах. Такую дивчину уже успел себе отхватить. То-то она на всех волчицей кидалась, людей от рыцарского добра отгоняя, когда время до дележа трофеев дошло.
  -А парень-то, какой хват. В одно время и рыцарей валил и девке глазки строил.
  -Да уж таких ухарей по всему свету поискать надо.
  Яр со смущенной Яриной молча вышли из горницы, из которой еще долгое время доносился гогот сидевших там мужчин. Но он на этот хохот не обращал внимания и не обижался. Не со зла мужики веселятся. Сам по любому поводу, будучи в дружине Михаэля Палька зубы от смеха сушил. Солдатские шутки да прибаутки пусть соленые и не так смешны, но воинам они просто жизненно необходимы. Смех для них лекарство. Смех, сердцу в камень обратиться не дает. Человек с каменным сердцем только с виду живой, а на самом деле он уже давно мертвый. Вот и смеются воины, сердце свое, оберегая при любой возможности. А для Яра этот смех еще и показатель того, что приняли его в дружину.
  Он посмотрел на девушку, стоявшую рядом с ним, и вдруг явственно осознал, что время его отрочества подошло к концу, и начинается взрослая жизнь. И пусть его отрочество не всегда было безоблачным, назад его, как ни старайся уже не вернуть. Судя по задумчивому лицу, скорее всего о чем-то похожем думала сейчас и Ярина.
  Двери их взрослой жизни открылись им с военного похода, и что будет дальше, никто не знает. Но мы люди так устроены, что обязательно верим только в счастливое будущее. Мы даже невзирая на прожитые годы, продолжаем возлагать на него надежды. Жаль только что почему-то эти наши надежды так никогда и не оправдываются в полной мере.
   Конец 1 книги.
  
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"