Борис-Кабак.: другие произведения.

Избранные стихотворения на английском языке.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Борис Кабак. Избранные стихотворения на английском языке. Перевод Алика Вагапова


Борис Кабак

Избранные стихотворения

Boris Кабак

Selected Poems

   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)

Оглавление

Content

  
   I. Я знаю, что ты есть...
  
      -- Я знаю, что ты есть...
  
   II. Уходят поезда
  
      -- Уходят поезда
      -- Новоселье
      -- Арифметика командировок
      -- Друзья собирались за чаркой вина
      -- Бархатный сезон
      -- Мастер, ах, Мастер...
      -- Монолог
  
   III. День восьмой сотворенья весны
  
      -- День восьмой сотворенья весны
      -- Касанье рук...
      -- Просто грустная песенка
      -- Она говорила: "Жизнь коротка!"...
      -- Сон
      -- К шарику на ниточке горе привяжу...
      -- Сессия
      -- Да хранит тебя Бог...
      -- Тема с вариациями
      -- Если захочешь, напишешь...
      -- Поезд едет в Ленинград...
      -- Лучисто-серый "Мерседес"
      -- Снилось
      -- Пляшет по бумаге...
      -- По поводу дрессированных волков
  
   IV. Осенний спектакль
  
      -- Осень - базарный художник...
      -- Осенний спектакль
      -- Ворон учит вороненка...
      -- Ты прекрасна, жизнь!
      -- Осень в старом парке...
      -- Осень
      -- Мой орган - водосточные трубы
      -- Ах, как больно
      -- Первый снег
  
   V. О чем ты грустишь, дружище?..
  
      -- О чем ты грустишь, дружище?..
      -- В пустой квартире, среди пыли...
      -- Голубые лейтенанты
      -- Баллада об усталости
      -- Может быть
      -- Яхта, птица белокрылая...
      -- Песенка химиков-разведчиков
      -- Будни меня, как Христа, распяли
      -- Не укради, не убий, не солги.
  
  
   VI. Притча об истине
  
      -- Однажды десять купцов заморских
      -- Рассвет тушил росой...
      -- Постепенно привыкают
      -- У нас дожди...
      -- В круглой комнате...
      -- Когда все рушится...
      -- Жизнь моя очень похожа...
      -- Фернан Магеллан
      -- Усталый день склоняется на плечи...
      -- Ну что еще Вам рассказать...
      -- Грустное о сером
      -- Сердце сожжено дотла...
      -- Баллада о погибшем караване
      -- Я солнце сейчас нарисую...
  
   VII. Седлая крылатую клячу...
  
      -- Седлая крылатую клячу...
      -- Баллада об адмиральском вельботе
      -- Что тайный смысл искать в предметах...
      -- По поводу безопасности в полете
      -- Когда в последний раз сдает в наем...
  
   VIII. Венок сонетов
  
      -- Венок сонетов
  
  
   I. I know that you exist ...
  
      -- I know that you exist ...
  
   II. As Trains Leave...
  
      -- As Trains Leave...
      -- House-warming...
      -- The Arithmetic of Business Trips
      -- Some friends got together to have a feast..
      -- The Velvet Season
      -- Master, oh Master...
      -- The Monologue
  
   III. The Eighth Day of Spring Creation
  
      -- The Eighth Day of Spring Creation
      -- Touch of hands...
      -- Just a Sad Song
      -- She used tell me that life was short...
      -- The Dream
      -- To an air balloon my sorrow I will tie...
      -- Hello, how are you?..
      -- May God bless you...
      -- Theme with Variations
      -- You'll write me if you want...
      -- The train is bound to Leningrad...
      -- Radiant-gray "Mercedes"
      -- I dreamed about...
      -- The graphite pencil dances...
      -- On Tame Wolves
  
   IV. Autumn Performance
  
      -- Autumn is a market artist...
      -- Autumn Performance
      -- Raven teaches little nestling
      -- Life, you are just great!
      -- Autumn in the old park...
      -- Autumn
      -- My organ is a drain-pipe that weeps
      -- Oh my heart, it's painful...
      -- First Snow
  
   V. What are you grieving about?
  
      -- What are you grieving about?
      -- Once in a dusty empty flat...
      -- Blue Lieutenants
      -- The Ballad of Fatigue
      -- Perchance
      -- Yacht, white-winged bird
      -- Chemical Scouts
      -- Like Christ, I was crucified by the weekdays...
      -- You shall not steal, nor murder, nor lie...
  
  
   VI. The Parable of the Truth
  
      -- Once upon a time ten alien traders
      -- The Dawn Put Down with Dew...
      -- One gradually gets used to...
      -- We now have rains...
      -- In a circular room ...
      -- When all breaks down and there is no way...
      -- Well, my life is very much like a train!
      -- Ferdinand Magellan
      -- The tired day descends on shoulders
      -- What shall I to tell you?..
      -- A Sad Thing About the Gray Colour
      -- My heart has burned down again...
      -- The Ballad of the Fallen Caravan
      -- I'm going to draw the visage
  
   VII. When saddling the winged old horse
  
      -- When saddling the winged old horse...
      -- The Ballad of the Admiral's Whale-boat
      -- No use to look for hidden thoughts in things
      -- On Flight Safety
      -- When for the last time...
  
   VIII. The Wreath of Sonnets
  
   61. The Wreath of Sonnets
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Я знаю, что ты есть...
  
   Boris Kabak
  
   I know that you exist ...
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Я знаю, что ты есть...
   Что ты живёшь и дышишь
   Я знаю лёгкий взмах
   Руки по волосам.
   Ты любишь по утрам
   Смотреть в окно на крыши.
   И, как ребенок,
   Веришь чудесам.
  
   Тебя встречает пёс
   Огромный и лохматый,
   И норовит лизнуть
   Шершавым языком.
   А сели ты грустишь,
   Он жмется виновато
   И заглянуть в глаза
   Пытается тайком.
  
   Не любишь ты разлук
   И дальние дороги.
   А любишь полумрак
   И встречи при свечах.
   Калачиком сидеть,
   Укутав пледом ноги,
   И подбородком гладить
   Кофту у плеча.
   Я знаю, что ты есть...
  
  
   I know that you exist ...
   You live and breathe, - no boring,
   I know the stroke of hand,
   So gentle and so mild.
   You like to watch the roofs
   Through window in the morning,
   And you believe in wonders
   Just like a little child.
  
   The huge and shaggy dog
   Comes out to warmly meet you,
   And with its callous tongue
   To lick youк face it tries,
   And if you're downhearted
   He'll cling to you, like guilty,
   And tries to look in secret
   Straight into your eyes.
  
   You hate to part, I know,
   Long journey you don't like it.
   You like it when it's dark,
   Meetings by candlelight.
   Curled up you will sit in,
   Your legs wrapped up with blanket
   And gently stroke your blouse
   At shoulder, with your chin.
   I know that you exist ...
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Уходят поезда
  
   Boris Kabak
  
   As Trans Leave...
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Уходят поезда на самый дальний юг,
   Туда, где виноград и нет холодных вьюг.
   Уходят поезда в вокзальной суете.
   Вот эти - на восток, на дальний запад - те.
   И каждый верит в то, что ждут его назад
   И старенький вокзал, и ржавый циферблат,
   И стрелки, что скачком проходят пять минут:
   Вокзальные часы всегда кого-то ждут.
   В окошке дальних касс возьму один билет
   На поезд, что уйдет в таинственный рассвет,
   На запад, на восток, на самый дальний юг,
   А за стеклом взмахнет платками сотня рук...
   И жалко, что не я, а те, кто у окон,
   Задумчиво глядят на тающий перрон,
   Потом идут в купе и пьют бесцветный чай
   Под перестук колес: "Прощай, прощай, прощай..."
  
  
  
   Trains leave for southern land, the utmost end of earth,
   The land without storms, the land of grapes and warmth.
   Trains leave the bustling station that knows no peace and rest.
   These ones are going eastward and those ones leave for west.
   Each one believes that something awaits him, after all,
   The little shabby station, the clock upon the wall.
   The minute hand moves hopping to show five minutes gone,
   The station clock is always waiting for someone.
   I'll buy myself a ticket, and off I will be gone,
   The distant train will take me to the mysterious dawn
   I'll go to distant South, the East, or West, perchance,
   Hundreds of people waving white kerchiefs in their hands.
   And it's pity, really, it isn't me but they
   Look sadly at the platform that slowly melts away.
   They go into compartment and drink their tea and sigh
   To wheels' rattling sound: "Goodbye, goodbye, goodbye... "
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Новоселье
  
   Boris Kabak
  
   House-warming...
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Новые люди.
   Новые стены,
  
   Я начинаю новую жизнь.
   В водоворотном течении буден
   В прошлое не оглянись.
  
   Новая мебель,
   Новые шторы.
   Старую рухлядь -- в утиль!
   Ветер и шорох, в пустых коридорах
   Старая, старая пыль...
  
   Ключик на пальце.
   Легко и приятно.
   Новый зеркальный паркет.
   Легкие зайчики, желтые пятна.
   Солнца осеннего свет.
  
   Сумбур новоселья,
   Радость новинки.
   Пойте, друзья, до утра!
   Ныне по прошлому справим поминки
   Без боли тяжелых утрат.
  
   Друзья разошлись.
   Почему-то не спится.
   За окном -- предрассветная синь.
   Кто там за дверью так рано стучится?
   Старая, старая жизнь...
  
  
   I've got new people.
   I've got new walls, and
  
   Now I begin a new life at last.
   In the whirlwind of days, very trivial and simple,
   I don't look back at the past..
  
   I've got new furniture,
   I've got new curtains.
   Old things will go down the drain!
   Rustle and wind in unfurnished corridors,
   Very old dust will remain...
  
   The key on my finger.
   It's light and pleasing.
   New parquet polished, well done.
   Beams of the sunlight, playful and teasing.
   Light of the autumn sun.
  
   The pleasure of novelty,
   Vague celebration.
   Sing, until dawn, dear friends!
   The past is gone now, we'll mark the occasion
   Without any regrets.
  
   Now all friends have left.
   And I cannot sleep, really.
   Outside my window is a blue break of day.
   Who knocks at the door out there so early?
   It's our old life I should say...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Арифметика командировок
  
   Boris Kabak
  
   The Arithmetic of Business Trips
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   День приезда, день отъезда - за один.
   В бухгалтериях заученно твердим.
   Ставим подписи, деньгами шелестим,
   Отгоняя от лица табачный дым.
  
   Независимо шагаем по Москве.
   Гладим кошек и собак по голове.
   Эскимо на топких палочках едим.
   День приезда, день отъезда - за один.
  
   Ну, а если между ними целый год.
   И в пустой квартире женщина не ждет.
   Та, чье фото в паспорте храним.
   День приезда, день отъезда - за один.
  
   Вытираем пыль с любимых книг.
   В зеркале не выбритый двойник,
   В тридцать лет доживший до седин...
   День приезда, день отъезда ~ за один.
  
   Собираем чемоданчики опять,
   Пишем маме, что проездом дней на пять.
   Мама скажет: "Приезжай скорее, сын..."
   День приезда, день отъезда - за один.
  
   Моросит за поездом рассвет.
   Безмятежно спит внизу сосед.
   В такт колесам на столе звенит графин.
   День приезда, день отъезда - за один.
  
  
  
  
  
   Date of coming, date of going make one day.
   That's what in the counting-rooms we tend to say.
   We sign papers, finger banknotes just in case
   As we brush away tobacco smoke from face.
  
   We are free to walk about Moscow on our own
   Stroking cats and dogs that come along.
   Eating chocolate ice-cream on a stick, we say:
   "Date of coming, date of going make one day".
  
   If a whole year stretches in between,
   And in empty flat the woman isn't sitting in,
   She whose photo in our pass we keep away.
   Date of coming, date of going make one day.
  
   As I dust the books so valuable to me
   In the mirror my shaved double I can see.
   Having lived to see my hair all grey...
   Date of coming, date of going make one day.
  
   Once again we pack our suitcases and go
   Telling mom we'll only stay five days or so.
   "Come to see me quickly, sonny..."- mom will say.
   Date of coming, date of going make one day.
  
   Morning drizzles outside as train proceeds.
   Sleeping peacefully is passenger beneath.
   Keeping time with wheels the bottle clinks. I say:
   "Date of coming, date of going make one day".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Друзья собирались за чаркой вина
   И ели коричневый мед.
   Хозяйка, от счастья немного пьяна,
   Последнего гостя ждет.
  
   А он все не едет -- уж ночь за окном,
   Устали играть скрипачи.
   Смешной, бородатый маленький гном
   Спрятал от счастья ключи.
  
   Потом башмаки положил у стола,
   Свечи задул и уснул.
   А хозяйка все гостя ждала и ждала, Прислонившись к окну.
  
  
   Some friends got together to have a feast,
   They had honey, sweet wine and ham.
   The hostess, a little drunk and pleased,
   Was waiting for the last guest to come.
  
   He wasn't coming. It was night outside,
   The violinists were too tired to play.
   The little dwarf had managed to hide
   The happiness key, in his way.
  
   He blew out the candle, put his shoes on the floor
   And soon fell asleep, appeased.
   The hostess kept patiently waiting for
   The last guest to come for the feast.
   .
  
  
   Борис Кабак
   Бархатный сезон
  
   Boris Kabak
   The Velvet Season
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Голубые глаза,
   а в них два крыла.
   Взмах ресниц,
   будто птицы полет.
   Это синее небо
   над островом Зла,
   А до Счастья
   лететь ровно год.
   Это маленький остров
   в безбрежье морском,
   Там бананы и пальмы растут.
   Там веселые волны
   играют с песком.
   Там счастливые люди
   живут...
   Долететь бы туда
   и забыться на миг,
   Белым крыльям дать
   мир и покой.
   И срывается голос
   на сдавленный крик,
   Но его заглушает
   прибой.
   В этом крике тоска,
   затаенная боль
   Неизбежных потерь и разлук.
   Это белая чайка
   в дали голубой
   Завершает прощания круг.
  
   Two wings are inside
   of shining blue eyes.
   The wink is
   bird's flight, in a way.
   It's the azure-blue heaven
   over island of Vice,
   Whereas Happiness
   is one year away.
   It's an island, quite small,
   in the boundless sea,
   With bananas and coconut trees
   Where joyful waves
   play with sand merrily,
   And happy people
   one sees...
   I wish I could fly there
   and go into a dream,
   Set the white wings
   at rest and at ease.
   Now I'm losing my voice,
   and begin to scream,
   But the breakers stifle the whiz.
   There's a hidden grief
   and pain in this cry
   Of partings and fated loss.
   It's the white wing sea gull
   in the blue, up on high,
   Completing the farewell course.
  

Борис Кабак

  
   ***
  
   Boris Kabak
   ***

(Translated from the Russian

by Alec Vagapov)

  
   Мастер, ах, Мастер,
   какая чудесная елка!
   Мастер, ах, Мастер,
   ну где вы такую нашли?
   Очень похожа
   на платье зеленого шелка.
   Платья из шелка
   Ей так удивительно шли.
   Мастер, ах, Мастер,
   где же теперь Маргарита?
   Мастер, ах, Мастер,
   на улице снег и метель.
   Прошлое в память
   давно и надежно зарыто,
   А память моя
   прилегла в пуховую постель...
  
   Мастер, ах, Мастер,
   Вы были волшебником,
   Мастер? Мастер, ах, Мастер,
   ну, сделайте ворох гвоздик.
   Все на земле
   в человеческой силе и власти...
   А гвоздика в снегу
   так похожа на сдавленный крик.
  
  
   Мастер, ах, Мастер,
   До Нового года -- минута!
   Мастер, ах, Мастер,
   налейте скорее бокал!
   Завтра, наверное,
   будет морозное утро...
   А Новый год
   ожиданьем похож на вокзал.
  
  
   Мастер, ах, Мастер,
   ну что вы печалитесь, бросьте.
   Сами сказали, что утру морозному быть.
   Да... Маргарита...
   уехала попросту в гости.
   Только так быстро,
   что двери забыла закрыть.
  
  
   Мастер, ах, Мастер,
   Вы жалобно так застонали.
   Мастер, ах, Мастер,
   и ветер в трубе подвывал.
   Нет, я не плачу,
   наверное, брызги попали.
   Брызги попали,
   когда я вино разливал...
  
  
  
   Master, oh Master,
   what a wonderful Christmas tree!
   Master, oh Master
   where did you find such a thing?
   It looks very much
   like a silky gown to me.
    Silky dresses
   became her so much, I should think.
  
   Master, oh Master,
   where's Margaret now, do you know?
     Master, oh Master,
   there's blizzard and storm outside.
   The bygones were buried
   in memory a long time ago,
   My memory now
   is in downy bed for the night...
  
   Master, oh Master,
   you were a magician, of course.
   Master, oh Master,
   make a bunch of carnations for me
   All in this land
   is in human power and force...
   And carnation on snow
   is like shout of desperate plea.
  
   Master, oh Master
   before New Year's Day there's a minute to go
   Master, oh Master
   come on, fill the glass right away!
   Maybe, we'll have
   frosty morning tomorrow, you know...
   And waiting makes
   New Year resemble a station, some way.
  
  
   Master, oh Master,
   now why are you sad? Come, don't feel low.
   We would have frosty morning. You said it before.
   Yes ... Margaret ...
   left on a visit a short while ago
   So fast that she didn't
   remember to lock the door
  
  
   Master, oh Master
   you are moaning lamentably, why?
   Master, oh Master
   the wind in the chimney howled and whined
   No, I'm not crying,
   I got a spray in my eye
   I must have got it
   when pouring out the wine ...
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Монолог
  
   Boris Kabak
   The Monologue
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   С Новым годом!
   Спеши,
   Поднимают бокалы.
   С Новым годом!
   Пора,
   Отпевают куранты судьбу.
   Год прошел в суете
   Расставаний, побед и вокзалов.
   На прощание
   Дай я тебя обниму.
   С Новым годом!
   Теперь
   Наши души, как снежное поле.
   Нет ни строчки следов...
   Будем новые тропы топтать.
   С Новым годом,
   Со старой знакомою болью
   Поздравляют тебя.
   На бумаге легко поздравлять.
   С Новым годом!
   Прости,
   За глаза твои синие выпью,
   Чтоб они никогда не мутнели
   От слез.
   С Новым годом!
   На небо серебряной сыпью
   Ветер выбросил звезды...
   Берите!
   Все кому не досталось
   Игрушечных звезд.
   С Новым годом...
   Прощай!
  
  
   Happy new year!
   Don't linger.
   They hold celebrations.
   Happy new year!
   They are reading
   The burial service for fate.
   We have gone
   Through the bustle
   Of victories, partings and stations.
   Let me hug you goodbye
   Before it's too late.
   Happy new year!
   Our souls
   Now resemble a snow-covered plane.
   There is no line of trace...
   We shall now tread new ways.
   Happy new year,
   Farewell to familiar old pains
   It is easy to great you
   On paper. On such lovely days.
   Happy new year!
   I am sorry,
   I'll drink to youк ocean-blue eyes
   May they never turn murky
   From tears of woe
   Happy new year!
   The wind cast a silvery nice
   Splash of stars in the sky...
   Those who failed
   To get hold of
   Toy stars.
   Take them, go!
   Happy new year ...
   Goodbye!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   День восьмой сотворенья весны
  
   Boris Kabak
   The Eighth Day of Spring Creation
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   День восьмой
   Сотворенья Весны.
   А Зима на стеклянной свирели
   Фантазирует
   Белые сны
   И тоскливое соло метели.
   День восьмой
   Сотворенья Весны.
  
   Дед-морозец
   Рисует узоры.
   В окнах сто витражей расписных,
   Утро.
   Снегом укутанный город.
   День восьмой
   Сотворенья Весны.
  
   Строгий ритм
   Городской карусели
   Притупляет восторг новизны.
   Но в час пик,
   За автобусной дверью --
   День восьмой Сотворенья Весны.
  
   Воробьи
   По аллеям и скверам
   Тарахтят: "Спасены, спасены!"
   Эй, прохожий,
   Примите на веру
   День восьмой
   Сотворенья Весны.
  
   Потому что,
   На Курский мимозы
   Скорым поездом привезены.
   О, поэзия
   Мартовской прозы!
   День восьмой
   Сотворенья Весны.
  
  
   It's the Day
   Of Creation of Spring
   Winter's playing the flute like a wizard
   Making up
   White unreal daydream
   And the dispirited solo of blizzard.
   It's the Day
   Of Creation of Spring.
  
   Father frost
   Draws whimsical patterns,
   Like designed stained-glass windows string.
   Morning.
   Snow clad are city gardens.
   It's the day of creation of Spring.
  
   Strict rhythm
   Of merry-go-round
   Overshadows the novelty feeling.
   But behind the door
   At rush hour
   Is the Day
   Of Creation of Spring.
  
   Sparrows chirp
   In the alleys, we hear it:
   "You are saved, you are saved!- they sing -
   Passer-by,
   You ought to believe it!"
   It's the Day
   Of Creation of Spring.
  
   For they have
   Delivered Mimosas
   To Kursk Station by fast train.
   Oh, so great
   The poetry of prose is!
   Eighth Day
   Of Creation of Spring.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Касанье рук,
   Хмельную речь,
   Как это все
   Мне в памяти сберечь?
   Как не сойти с ума
   От пытки этой
   Когда глаза устав от темноты,
   Ослепли вдруг
   От солнечного света...
   Хотел зажечь огонь,
   А сжег мосты...
  
   Touch of hands,
   Tipsy talk of a kind,
   How can I keep
   All this in my mind?
   How to avoid this torture
   and all this madness
   When all of a sudden
   My sight turned as black as pitch.
   From the sunlight,
   Tired of darkness...
   Instead of making a fire
   I've burnt the bridge...
  
  
  
  
   Кабак
   Просто грустная песенка
  
   Boris Kabak
   Just a Sad Song...
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Старая, старая песенка,
   Простенький милый мотив.
   Месяц над городом свесился,
   Крыши позолотив.
  
   Время пришло расставаться,
   И раздавать долги.
   Где же взять сил сдержаться,
   Господи, помоги!
  
   Из памяти вырвем без жалости
   Лица и имена.
   Не вспоминай, пожалуйста,
   Болгарию, не вспоминай.
  
   Может быть где-нибудь встретимся
   В городской суете.
   Слова прощальные вертятся,
   Да все почему-то не те.
  
   Старая, старая песенка,
   Простенький милый мотив.
   Месяц над городом свесился,
   Крыши позолотив.g
  
   Как мы с тобою состарились,
Жизни хлебнув через край...
Не вспоминай Болгарию,
   Пожалуйста, не вспоминай...
  
  
   The evening hours resound
   With an old nice simple song.
   The moon overhanging the town
   Has gilded the roofs all along.
  
   Now it is time for parting,
   And, giving out the debts,
   I cannot restrain from departing,
   I know God always abets!
  
   The names and faces we'll tear
   Off our minds in whole
   Forget Bulgaria, my dear,
   Forget it once and for all.
  
   Maybe, we'll meet somewhere
   In the bustle of streets.
   The words are blowing in the air,
   But not a single one fits
  
   The evening hours resound
   With an old nice simple song
   The moon overhanging the town
   Has gilded the roofs all along.
  
   When we grow old and drear
   Having seen our share of fate...
   Forget Bulgaria, my dear,
   Forget it before it's too late...
  
  
  
   Борис Кабак
  
   ***
  
   Boris Kabak
  
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Она говорила: "Жизнь коротка!"
   Так она говорила.
   "А ты превратился уже в старика:
   Ни красоты, ни силы".
  
   Она говорила: "Бедный монах,
   Твоя любовная келья
   Мне внушает ужас и страх.
   Хочу, чтобы птицы пели!"
  
   "Хочу, чтобы зелье твоей любви
   Мне голову не пьянило.
   Забудь и милой своей не зови".
   Так она говорила.
  
   Боль расставаний жизни река
   В память, как в ил, зарыла...
   "Я вышла замуж. За старика".
   Так она говорила.
  
  
   She used tell me that life was short
   That's what she used to announce
   "And you have already grown so old,
   Neither handsome nor strong an ounce."
  
   She used to say: "Poor monk, your cell
   You are in love with dearly
   Arouses terror and fear, like hell.
   May the birds keep singing, really."
  
   "I don't want your potion of love, like pain,
   To make me drunk by a hair.
   Forget me, don't call me "honey" again."
   That's what she used to declare.
  
   The pain of parting, the stream of life
   In mind, like in silt, is buried...
   "I have married a man. He is old enough".
   I remember, she used to say it.
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Сон
  
   Boris Kabak
   The Dream
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Радость моя, без тебя темно,
   Меркнет солнечный свет.
   Знает все это давным-давно
   Твоя любимая Нэт.
  
   Будет в доме любовь и покой,
   И счастье на много лет.
   Да, нашу жизнь представляет такой
   Твоя любимая Нэт.
  
   А если труба позовет в поход
   И долго не будет побед?
   Знай, что дома давно тебя ждет
   Твоя любимая Нэт.
  
   А если я калекой вернусь,
   Стуча костылями в паркет?
   Вернись живой, и забудет грусть
   Твоя любимая Нэт.
  
   Ну, а если сердце на вдохе замрет,
   Застынет в глазах рассвет?
   Знай, что вместе с тобой умрет
   Твоя любимая Нэт...
  
   Жизнь -- удлиненный сеанс в кино!
   Достать бы лишний билет.
   Держи, его купила давно
   Твоя любимая Нэт.
  
   --------------------------------------------------
  
   Когда я утром глаза приоткрыл
   И сбросил шотландский плед,
   Сказала жена: "Ты всю ночь твердил
   Странное слово НЕТ".
  
  
   Honey, it's the dark when you are away,
   The light is as good as dead.
   She's known it for many a day,
   Your loving and faithful and Net.
  
   At home we'll have peace and love
   And happiness too, you bet.
   That is how she imagines our life,
   Your loving and faithful and Net.
  
   Should the trumpet call for a march
   Without victories yet?
   She'll be waiting. She loves you so much
   Your loving and faithful and Net.
  
   And if I get crippled, and if
   I knock crutches on the parquet,
   Come alive. She'll forget the grief,
   Your loving and faithful and Net.
  
   Well, if the heart to freeze breath,
   Hardens in the eyes of the dawn?
   Know that you will die along with the
   Your loving and faithful and Net.
  
   Life is a lasting film, as you know!
   A ticket I wish I could get.
   I got it a very long time ago,
   Your loving and faithful and Net.
   ---------------------------------------------
   As I opened my eyes at the break of day
   And put the tartan aside
   My wife said: "The strange word NOT, some way
   You kept repeating all night".
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   К шарику на ниточке
   Горе привяжу.
   Шарику в небе
   Язык покажу.
   Розовая точечка
   В голубой дали...
   До чего же хочется
   Чудеса творить!
   Ну, а шарик, черт с ним,
   Пусть себе летит.
   За облаком черным,
   Вдоль красной реки.
   Пусть где-нибудь ляжет
   В зеленый океан.
   Подальше от пляжей,
   В утренний туман...
   А я начну насвистывать,
   Соловьев дразнить.
   Стану оптимистом,
   Буду долго жить.
   Долго жить и радоваться,
   И тебя любить!
   Для этого понадобится
   Тоненькая нить. И...
   К шарику на ниточке
   Горе привяжу.
   Шарику в небе
   Язык покажу.
   Розовая точечка
   В голубой дали
   До чего же хочется
   Чудеса творить...
  
  
   To an air balloon
   My sorrow I will tie
   Showing it my tongue
   As it flies up in the sky
   A little rosy dot
   High up in the air...
   I wish I could perform
   A miraculous affair!
   As for the balloon,
   Well, let it fly ahead
   Following black cloud,
   Down the stream of red.
   Let it fall and float
   In the sea of green.
   Far away from beaches,
   In the fog, unseen.
   I will start whistling,
   Teasing nightingales
   I'll be optimistic,
   Live long happy years.
   I'll rejoice and love you
   Like nobody else.
   I will only need
   A string for my affair
   To an air balloon
   My sorrow I will tie
   Showing it my tongue
   As it flies up in the sky
   A little rosy dot
   High up in the air...
   I wish I could perform
   Miraculous affair...
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

   Сессия
  
   Boris Kabak
   The Session

(Translated from the Russian by Alec Vagapov)

  
   Привет,
   Как дела?
   Ты все так же одна?
   Ах, друзья...
   Не имей сто рублей...
   Да нет, я не злюсь.
   Просто ночи без сна
   Не делают веселей.
   Ну, конечно, устал.
   Бег за счастьем?
   Наверное, да...
   Проще жить? А зачем,
   Чтобы нравиться всем,
   А любви не узнать никогда?
   Пусть чудак.
   Они двигают мир...
   Он скрипит и ползет
   На квадратных колесах.
   Протоптались до дыр
   Сапоги, а мундир
   Обтрепало репье
   На откосах...
   Говори, не молчи.
   Я не шут
   С бубенцом:
   Посмеялись, забавно...
   И прочь!
   Смех от слез защитит?
   Почему ты молчишь?
   Я же знаю,
   Ты помнишь ту ночь.
   Да причем здесь вино?
   Просто сердце металось
   И пело.
   Это древний Орфей
  
   Свою лиру мне в руки вложил.
   Ты была Дездемоной,
   Но я не ревнивец Отелло.
   Эвридике я песню сложил.
   Ты, как скрипка,
   Была,
   Я мелодию нежную вывел.
   Пальцы дрогнули... И
   Невозможно понять,
   То ли я от волненья
   Фальшивил,
   То ли ты не хотела
   Играть...
   Не о том говорим?
   Да... пожалуй.
   Немного помочь с сопроматом?
   А кто лектор?
   Ну, как же, предвижу огромные
   Беды.
   Помогу. А поблизости нет автомата?
   Позвонить, чтобы дома.
   Не ждали к обеду.
  
  
  
   Hello,
   How are you?
   Are you all on your own?
   Ah, my friends...
   Friends before money indeed...
   Oh no, I'm not cross.
   Sleepless night, all alone,
   Doesn't gladden, a bit.
   I am tired, of course,
   Am I running
   For joy? It's likely enough...
   Living simply? What for?
   To be liked ever more
   Without knowing the sense of love?
   Queer ones.
   They advance our world...
   He keeps crawling
   On wheels which are square
   The boots are no good
   And as for the suit
   It's been tattered
   On slopes somewhere there...
   Don't keep mum. I'm not jester
   With bells:
   You have laughed and had fun...
   That's all right!
   Can you laugh away tears?
   Why keep silent, my girl?
   I'm aware
   You remember that night
   Is it wine, do you think?
   It's my heart which was frenzied
   and sang song of mellow
   It's Orpheus
   Who handed the lyre to me
   You were Desdemona.
   I'm not the jealous Othello
   It'd my song to Eurydice, as you see.
   You were
   Like a violin.
   I made up tender musical item
   Now my fingers jerked ...
   And I just couldn't say
   If I played out the tune for excitement,
   Or, perchance,
   You just hated
   To play...
   Is the subject not right?
   Very likely.
   You need help with Material Resistance?
   Who's is the teacher?
   You see, I prognosticate very big
   Troubles.
   I will help you. But is there a phone in short distance?
   I'll tell them
   I'll be out for lunch hours,
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Да хранит тебя Бог
   В твоей келье глухой,
   Где ковры, словно мох,
   Где уют и покой.
   Где цель жизни твоей,
   И где тысячи книг
   Под стеклом стеллажей
   Освещает ночник.
   И где юность прошла,
   Промелькнув, как звезда.
   Где ты счастье нашла,
   Да по каплям года
   Утекли без следа, без следа..
  
  
  
   May God bless you in your
   Dark desolate cell,
   Where are peace and quiet,
   Where all is well.
   It's your purpose of life,
   With thousands of books
   Lit up by night-light,
   Your invaluable goods.
   Here you spent your youth
   Which flashed past like a star
   Here you found happiness
   While the years, drop by drop,
   Flew away without a trace.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Тема с вариациями
  
   Boris Kabak
  
   Theme with Variations
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Море с разбегу, как дикая лошадь,
   В грохоте гальки встает на дыбы.
   Ветер ей пенную гриву полощет;
   Неукротимое бешенство мощи -
   Дикое Море и кроткая Вы.
  
   Броситься в омут курортных угаров,
   Броситься и не сносить головы.
   Бледность не видно под слоем загара;
   На удивленье ладная пара -
   Дикое Море и кроткая Вы.
  
   Люди становятся мягче и проще
   В сутках езды от старушки-Москвы.
   Нет соловьев в кипарисовой роще...
   Трудно представить: Таганская площадь,
   Дикое Море и кроткая Вы.
  
   Рисует этюды небесный художник.
   Выписан холст до густой синевы.
   Ваши портреты ужасно похожи.
   А ни одно ли это и то же -
   Дикое Море и кроткая Вы?
  
   Ночью пройтись бы по лунной дорожке
   В йодном дурмане подводной травы.
   Ветер еще порезвится немножко,
   Как жеребенок на тоненьких ножках,
   Дикое Море и кроткая Вы...
  
  
   The sea, like a horse, stands on hind while running
   To the sound of pebbles it rears anew.
   The wind its black foamy mane is rubbing;
   The unrestrained fury of power is rumbling -
   The wide open Sea and humble You.
  
   I'd plunge into the whirlpool of entertainments,
   It will cost me my head if you really do.
   You can't see the tan under layer of paleness;
   The two are surprisingly appropriate great mates -
   The wide open Sea and humble You.
  
   People are simple, gentle and fair
   As you move from Moscow a day or two
   No cypres garden, no nightingales there,
It is hard to imagine: Taganskaya Square,
The wide open Sea and humble You.
  
   The heavenly artist makes sketches simple,
   The canvas is painted to thickness of blue.
   Both of your portraits look awfully similar.
   Well, don't you think that the essence is single -
   The wide open Sea and humble You?
  
   I wish I could walk down the moonlit alley
   In the dope of grass, underwater, too.
   The wind, like a thin legged foal in a valley
   Will rejoice a bit and go shilly-shally,
   The wide open Sea and humble You.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Если захочешь, напишешь
   В город далекий-далекий.
   Где черепичные крыши
   В голубой поволоке.
  
   Может, всего лишь две строчки,
   Может быть, целую повесть.
   В город, где псы на цепочке,
   Где только проездом поезд.
  
   Полные тайного смысла.
   Доброты и веселья,
   Я пригублю твои письма,
   Как приворотное зелье.
  
   Стану спокойным и мудрым.
   Подкову прибью над дверью.
   И в понедельник утром
   В старые сказки поверю...
   .......................................
  
   Начнется еще неделя.
   День будет ярким и сочным
   И я, не застлав постели,
   Опять побегу на почту.
   .
  
   You'll write, if you want, my darling,
   To the far away, distant city
   Where roofs are all in red tiling
   Under the veil, blue and misty.
  
   Write just one line or phrase,
   Maybe, a very long story,
   To city where dogs are in chains
   Where trains pass by in a hurry.
  
   Full of concealed implications,
   Kindness and jubilation.
   I'll sip your endeared letters
   Like potion of love and affection
  
   I will be quiet and clever
   Nail a horseshoe on the gate of the hedge, and
   Waking up on Monday as ever
   Start believing in old-time legend ...
   .......................................
  
   Yet another week will begin, and
   It will be a wonderful day,
   And, without changing bed linen,
   To the P.O. I'll make my way.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Поезд едет в Ленинград,
   По старинке - в Питер.
   Все соседи мирно спят,
   Только Вы не спите.
   Сядьте рядом у окна,
   Ноги грея пледом.
   Растечется допоздна
   Тихая беседа.
   Вы мне скажете, что муж
   Дома Вас встречает.
   Среди слякоти и луж
   (В Ленинграде много луж),
   Отхлебнете чая.
   И посмотрите в окно,
   В пелену рассвета.
   Мне же, как-то все равно,
   Есть муж или нету.
   Муж - отличный компонент,
   Но вовсе не помеха.
   Ничего прекрасней нет,
   Чем всю жизнь так ехать.
   Пальцы тонкие ласкать
   И смотреть влюбленно.
   Мимо будут пролетать
   Станции, вагоны.
   Лица, даты, имена,
   Старые потери.
   Кубки, полные вина,
   Запертые двери.
   У меня от них был ключ,
   Свой халат в прихожей.
   Я был молод и везуч,
   Вы, наверно, тоже...
   Ах, мой друг, не надо слов,
   Вы шепнете мило,
   Эту сказку про любовь
   Я давно забыла...
   Утром встретит нас вокзал,
   Полусонный город...
   Лет на десять опоздал
   Этот поезд скорый.
   ................................
   Все соседи тихо спят,
   Только Вы не спите.
   Поезд едет в Ленинград,
   По старинке - в Питер...
  
   The train is bound to Leningrad,
   Known as good old Peter
   Everybody' sleeping, but
   You are not a sleeper.
   By the window you will sit
   And, taking up a matter,
   We will chat and stretch a bit
   Our quiet chatter.
   You will tell me that your spouse
   Meets you in your house
   With pools and paddles in the yard
   (There're many pools in Leningrad)
   You will have a cup of tea,
   Then you'll look out to see
   Shroud of dawn out there.
   I, for one, don't care, note,
   If you've got a spouse or not.
   Husband is a great component,
   Not a hindrance, anyway.
   There's nothing better than this moment:
   Traveling all my life this way.
   Touching tender fingers, I
   Will stare with affection.
   There'll be railways flowing by,
   Carriages and stations.
   There'll be all along the line
   Dates and bygone losses,
   Cups and glasses filled with wine
   Names, locked doors and choices.
   I had key to the locked door,
   My robe in antechamber
   I was a lucky man before,
   And so were you, remember?..
   Do not say a word, my friend,
   You will whisper kindly,
   The love story, in the end,
   I've forgotten utterly...
   At the station we'll be met
   By the dozing city...
   It's about ten years late
   Fast train, what a pity!
   .....................................
   Everybody' sleeping, but
   You are not a sleeper.
   The train is bound to Leningrad,
   Known as good old Peter...
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Лучисто-серый "Мерседес"
   Посвящается Вл.Высоцкому
  
   Boris Kabak
  
   Radiant-gray "Mercedes"
   (To Vladimir Vysotsky)
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Лучисто-серый, сверкающий никелем,
   "Мерседес" четыреста шестьдесят.
   Сеньора, прошу, вот ключи и садитесь.
   Я-то вижу, как глазки блестят.
  
   Смелее, здесь электронное зажигание.
   И разгон до ста за четверть минуты.
   А хотите музыку?
   И в стереованне
   Будем плыть по пригородам Калькутты.
  
   А может Бомбея или Сан-Паулу,
   Я знаю, Вы любите дорогую экзотику.
   Или вот что, давайте возьмем и поплаваем
   На коралловом атолле, где-нибудь в тропиках.
  
  
   Вы будете просто женой дипломата,
   Маленькой царицей независимой и обаятельной.
   К чему эти грязные, ржавые латы
   Доморощенного рыцаря, Вашего приятеля?
  
   Не стоит строить воздушные замки,
   Он же - нищий, хотя и гений,
   От этой любви останется ранка
   Не больше, чем ссадина на колене.
  
   Что с того, если он хороший поэт,
   Были бы деньги, а поэты будут,
   Лучше виллу на склоне лет
   И зеркальных карпов из личного пруда.
  
   Куда же Вы, милая, думать тут о чем?
   Ну, осчастливите его, он будет на Вас молиться.
   Эй, парень, парень! Поосторожней с мечом!
   Черт бы побрал всех этих рыцарей!
  
  
  
   Shining like nickel, radiant-gray,
   "Mercedes" four hundred and sixty, that is.
   Senora, I see your eyes sparkle and play,
   Here are the keys, sit down, please.
   .
   Go ahead, the ignition here is electronic
   And the starting speed is a hundred miles
   Do you want music?
   It's stereophonic.
   We'll swim around Calcutta's environs.
  
   Perchance , Bombay or Sao Paulo, your dream,
   I know that you like expensive exotics.
   Or let's do the following. Say, let us swim
   Around a coral atoll in the tropics.
  
   You're only the wife of a diplomat, or
   A little queen, charming, sweet, independent.
   What do you need rusty armour for,
   The armour of a primitive knight, your friend?
  
   No use to build gorgeous castles in the air.
   He's just a beggar, though an ingenious man,
   This love will leave a little wound, don't care,
   It's only a scratch, just a little one.
  
   He's a very good poet, so what?
   Once there's money there will be poets
   It's better to have a villa, a boat
   And mirror carp from your private ponds.
  
   What are you driving at? What's in your thought?
   You'll make him happy. He'll idolize you.
   You fellow! You'd better be careful with the sword!
   Damn all these knights! Give the devil his due!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Снилось...
  
   Boris Kabak
   I dreamed about...
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Больше нет ни капли сил.
   Все раздал и все растратил.
   Снилось, будто в белой хате
   Молоко из кринки пил.
   Больше нет ни капли сил...
  
   Разводил в горниле жар,
   В руки брал гудящий молот.
   Делал звонкие подковы
   И на счастье раздавал.
   Разводил в горниле жар...
  
   Снилось, девушка весной,
   Теребя платок старинный,
   Говорила: "Дай мне сына.
   Буду я твоей женой".
   Снилась девушка весной...
  
   Знал, что я ее люблю,
   Но не мог сказать ни слова.
   Это звонкие подковы
   Душу выкрали мою.
   Знал, что я ее люблю...
  
   Знал, что я ее люблю,
   Но руки поднять нет силы.
   Это молот и горнило
   Силу выкрали мою.
   Знал, что я ее люблю...
  
   Ни сказать, ни объяснить.
   Разрыдалась, убежала,
   А сестренка утешала:
   "Все забыть, забыть, забыть".
   Ни сказать, ни объяснить...
  
   Снилось, будто в белой хате
   Молоко из кринки пил.
   Больше нет ни капли сил.
   Все раздал и все растратил.
   Больше нет ни капли сил...
  
   Снилась зорька над рекой,
   На плетне петух горластый,
   Полушалок расцветастый,
   Снилось счастье и покой.
   Снилось счастье...
  
  
   I have wasted all my powers.
   I have spent and given all out.
   Recently I dreamed about
   Drinking milk in a white house.
   I have wasted all my powers.
  
   I made a fire like a smith,
   Took a hammer to work with,
   Forged horseshoes and gave them out
   For good fortune, just like this.
   I made a fire like a smith...
  
   I dreamt about a girl in spring,
   Plucking at her old handkerchief,
   She said: "Give a son to me, and if
   You do, I'll be your wife, I think".
   I dreamt about a girl in spring...
  
   I was in love with her indeed,
   Couldn't say a word, however.
   Those horseshoes I made with fervour.
   Stole my soul, what a misdeed!
   I was in love with her indeed.
  
   I was in love with her indeed.
   But I worked for all I'm worth,
   And that hammer and that hearth,
   Stole my strength, what a misdeed!
   I was in love with her indeed
  
   But she didn't say a thing.
   She just ran away in tears
   Sister comforted her: "Please,
   Forget all and everything".
   But she didn't say a thing.
  
   Recently I dreamed about
   Drinking milk in a white house.
   I can't make it. I'm worn out.
   I have spent and given all out
   I can't make it. I'm worn out.
  
   In my dream I saw a stream,
   A noisy rooster on the fence,
   Multicolored shawl, and hence
   Peace and quiet in my dream.
   I was happy ...
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

  
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian
   by Alec Vagapov)
  
   Пляшет по бумаге
   Черный карандаш.
   Рыцари и флаги,
   Королева, паж...
   Пышная охота,
   Раненый олень.
   Королю - забота,
   Королеве - лень.
   Кавалерам - фрейлин
   Царского двора,
   Фрейлинам, наверно,
   Сплетни до утра.
   Нарисую карие
   Я глаза пажу.
   Королеве талию
   Белым подвожу.
   Нарисую слева
   Сиреневый рассвет.
   Паж любит королеву,
   Королева - нет...
   Пляшет по бумаге
   Красный карандаш.
   Рыцари и флаги,
   Королева, страж...
   Алая рубаха,
   Перезвон меча.
   Нарисую плаху,
   На плахе - палача.
   Смоляные брови.
   Губы не дрожат.
   В луже черной крови
   Голова пажа...
   И опять охота,
   Раненый олень.
   Королю - забота,
   Королеве - лень...
  
   ---------------------------
   Грифель надломился -
   Сказочке конец.
   Над столом склонился
   Мой седой отец.
   И сказал: "Понятно.
   Сын, ты повзрослел.
   ...А сказка мрачновата.
   Ведь паж остался цел?
   Нарисуй-ка мага,
   Пусть воскреснет паж.
   Вот еще бумага,
   Вот новый карандаш"...
   .................................
   Пляшет по бумаге
   Синий карандаш...
  
  
   The graphite pencil dances
   Going with a swing.
   There are knights and banners
   Pages and the Queen...
   Great, luxurious hunting,
   The deer's wounded skin.
   The King has extra cares,
   Lazy is the Queen.
   Gentlemen have ladies
   Of the Royal Court,
   As for Royal ladies
   Gossips the have got.
   I will draw a page with
   Brown eyes all right
   As for Queen's waist, it
   Will be penciled white.
   I'll draw a lilac sunrise
   On the right side edge.
   The page adores the Queen but
   She doesn't love the page.
   The graphite pencil dances
   Going with a swing.
   There are knights and banners
   Pages and the Queen...
   Scarlet shirt along with
   Clank of axe, and log.
   I will draw a butcher
   Standing by the block.
   Black as pitch are eyebrows,
   The lips don't tremble, but
   The pages head is lying
   Into the pool of blood...
   Again luxurious hunting,
   The deer's wounded skin.
   The King has extra cares
   And lazy is the Queen.
  
   ------------------------------
   Broken is the pencil -
   End of tale at that.
   Bent over the table
   Is my aged dad.
   "As far as I can see, son,
   You're grown up and live...
   Your fairy-tale is gloomy.
   Didn't the page survive?
   Will you draw a magician,
   And let the page revive.
   Here's paper, here's a pencil
   The page must be alive....
   .................................
   On a piece of paper
   Blue pencil dances live.
  

Борис Кабак

   По поводу дрессированных волков
  
   Boris Kabak
   On Tame Wolves

(Translated from the Russian

by Alec Vagapov)

  
   Не думай, что ты приручила волчонка,
   Что волк - это просто живая игрушка.
   Он дремлет с тобой на диванных подушках
   Но он - не домашняя собачонка.
  
   Несет твои тапочки с преданным видом,
   Как будто в тех тапочках смысл его жизни.
   Примчится, ты только заученно свистни,
   Примчится, а горло сжимает обида.
  
   А если приходят знакомые в гости,
   Ты хвалишься им его дрессировкой.
   И прыгает волк огромный и ловкий.
   И только глаза зеленеют от злости.
  
   Он же родился в дремучем лесу.
   Чтоб запахи жизни и смерти познать,
   Чтоб зайца своими зубами задрать,
   А не из блюдечка колбасу.
  
   Когда-нибудь сердце в звериной тоске
   Не выдержит прелести сытенькой жизни.
   И волчьи слезы из глаз его брызнут
   Во время прогулки на поводке.
  
   Рванется к лесу серой стрелой!
   Ты будешь долго смотреть удивленно,
   Как мчится дикий волк по газону,
   Взметая лапами землю с травой...
  
   Не думай, что ты приручила волчонка,
   Что он вернется, почувствовав голод.
   Он не вернется, он ловок и молод.
   А ты заведи себе просто болонку!
  
  
   Don't think you have tamed your wolf, nor should you.
   Believe that a wolf is a living toy,
   It sleeps on your cushion bringing you joy,
   You think it's a pet but it isn't true.
  
   It will fetch your slippers showing good sentiment
   As if the slippers were its sense of life.
   Just give it a whistle It will come fast enough -
   It will, while its heart is filled with resentment
  
   If your have visitors on some occasion,
   You boast about your nice tame mate.
   Your wolf starts jumping, adroit and great
   Whereas its eyes turn green with vexation.
  
   It was born in a thick dense wood, after all.
   To know the smell of life and death,
   To tear a rabbit to bits with its teeth
   Instead of eating sausage from bowl.
  
   Sometime the animal's heart will not
   Endure the copious life, it appears,
   And the tame wolf's eyes will be filled with tears
   During the walk on a leash on the spot.
  
   It will dash to the wood like an arrow, so fast!
   You'll be surprised to see beast of prey,
   Across the meadow running away
   Flinging the ground along with the grass.
  
   You think you have tamed your wolf, my friend,
   That it will return some day. You are wrong.
   It will never back, it's young and strong.
   I advise you to get a lap-dog instead!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
  
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Осень - базарный художник.
   Рисует зверей и портреты,
   Иногда - пейзажи
   С дождливым туманным рассветом.
   А ярмарка веселится!
   Лошади, львы и тигры
   Кружатся, как заведенные,
   В круговом карусельном ритме.
   А осень - чуточку желтого,
   Слева - немного охристого.
   Маленькими мазочками
   Кладет цвета золотистые.
   Заказчик, усатый селянин,
   Любуется сочным портретом.
   В кармане гремит пятаками:
   "Тут до Вас рисовало Лето...
   Ну, ему не сравниться с Вами".
   А Осень: "Ах, что Вы, что Вы.
   Вот Зима - величайший художник.
   Какие рисует сугробы,
   Какой искрящийся воздух!
   Контраст у нее ослепительный.
   Мазки кладет сильно и нежно.
   Пейзажист восхитительный,
   Сестренка моя белоснежная!"
   Потом улыбалась грустно,
   Начала рисовать что-то новое.
   Художница среднерусская,
   Базарная и лубковая.
  
  
   Autumn is a market artist.
   It paints animals and portraits,
   Sometimes it paints views and landscapes
   With a rainy, foggy daybreak.
   The fair is making merry!
   Horses, lions and tigers
   Spin around as if worked up
   In the rhythm of roundabout.
   Autumn is a little yellow,
   On the left there will be some ochre.
   With light little strokes
   She applies golden colors.
   A customer, villager with a mustache,
   Admires a mellow portrait.
   Tinkling with coins he says:
   "Summer painted here prior to You
   But it can't be compared with You"
   "You don't say so! Oh no!
   It's Winter that's really a wonderful artist.
   It paints such beautiful snowdrifts,
   Such sparkling and flickering air!
   The contrasts it paints are amazing.
   The strokes are powerful and tender.
   A great landscape painter, She is
   My talented snow-white Sister!".
   And then She wistfully smiled
   And started to paint something new,
   The typical Russian painter
   A plain simple market artist.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Осенний спектакль
  
   Boris Kabak
   Autumn Performance
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Гудящий самовар,
   Проем окна.
   Веранды старой рампа.
   Заботливой рукой хозяйки
   Заженна
   Луна, как керосиновая лампа...
   Спектакль моей любви.
   А зрители все спят.
   Ну, что ж, мы эту пьесу
   Доиграем.
   Давным-давно отпели соловьи,
   Рассохшийся скворечник над сараем.
   Да осень, как ее ни назови;
   Но время года мы
   Не выбираем...
   Как август, чай остыл.
   И привкус горьковат.
   Наверно, чай заварен
   Из полыни.
   Твои глаза устало говорят,
   Что через день и в них
   Любовь остынет...
   Как разговор, тягуче и лениво
   Варенье льется
   На хрустящий каравай.
   Ночь ставит на крыльцо
   Корзинку чернослива,
   А сливы падают на землю
   Через край.
   Играй, Любовь,
   Последний раз играй!..
   Когда ветра
   Внезапно налетят,
   Сад вздрогнет от холодного
   Порыва.
   Испуганные руки теребят
   Край скатерти.
   И долго сиротливо
   В окно, как путник, яблоки
   Стучат...
   Спектакль моей любви.
   А зрители все спят.
   Да, слишком затянулась
   Эта пьеса.
   В плохой игре актеров обвинят.
   Работу проклиная, нервы,
   Стрессы,
   Под утро разойдутся по домам.
   И долго будут жить
   Без интереса,
   Сходя от одиночества
   С ума...
  
  
  
   The zooming samovar,
   The window and
   The stage of old-time terrace
   The hostess, with her careful hand,
   Has lighted up the moon,
   Like an oil lamp or furnace...
   The play of love is on.
   The audience is sleeping,
   But anyway, we'll play it
   To the end as ever.
   Lon-long ago the nightingales stopped singing,
   A cracked birdhouse above the shed. However,
   It's autumn, and no matter what you call it,
   We don't choose seasons of the year
   You know it...
   The tea's as cold as August.
   It has a smack of bitterness.
   It must be herbal tea,
   Wormwood or that sort.
   Your tired eyes say with feebleness
   That in a day
   Love will no longer be so hot...
   Just like the chat, subdued and smear,
   The jam upon the crusty bun
   Spreads down.
   The night puts basketful of prunes
   Upon the stair
   The plums fall brimming over
   Upon the ground.
   Love, play, for the last time,
   Play if you dare!
   When suddenly the winds
   Come with a swoop again
   The garden will abruptly
   Shudder from cold blast
   The frightened hands will pick
   At table-cloth, with pain,
   The apples, just like lonely
   Travelling outcasts,
   Knock on the window pane...
   It is my love performance.
   The audience is snoring
   The play is drawn out, really.
   The actors will be blamed
   For carelessness.
   They'll damn their work, -
   Cursing it most sincerely.
   They will go home at dawn, in deep distress,
   And living long without any interest,
   They will go mad
   From loneliness...
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Ворон учит вороненка
   По-вороньи говорить.
   Вороненок каркнул звонко:
   По-вороньи просит пить.
   Старый ворон глянул строго
   Потрепал птенца крылом:
   "Потерпи, дружок, немного,
   Кончим дело и попьем".
  
   Raven teaches little nestling
   To converse in mother tongue.
   Little bird croaked, feeling restless,
   Asking for a drink his mom.
   Raven, looking very strictly,
   Flapped the little birdie's wings:
   "Let us finish the work quickly
   Then we'll get to foods and drinks"
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Осень в старом парке
   Дискобол, аллея.
   Ворох желтых листьев.
   Клены пламенеют.
   Как большие птицы.
   Замерли качели.
   Звякают цепочки
   Старой карусели.
   Здесь летало Счастье
   Над дощатым полом,
   Целовалось Лето
   Ночью с Дискоболом.
   Только очень быстро
   Время пролетело.
   Обнимают листья
   Мраморное тело.
   Это просит Осень
   Старого атлета
   Не грустить напрасно
   И забыть про Лето...
  
  
  
   Autumn in old park with
   Discus thrower, alley.
   A pile of leaves of yellow,
   Flaming maples, gully.
   Like tremendous songbirds,
   The swings are at a standstill.
   The chains of round-about
   Tinkle with no bustle.
   Happiness reigned here
   Over the plank flooring
   Summer kissed the sculpture
   Of discus-thrower, so boring
   Now it is all over.
   Time has flown swiftly.
   The falling leaves are hugging
   The marble body sweetly.
   It's request for athlete
   From the Autumn season:
   Not to think of Summer,
   Grieving for no reason...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Осень
  
   Autumn
  
   До свиданья, милая
   Упрекаешь, сетуешь?
   В воздухе застыла
   Песня недопетая.
   Вороны над церковью.
   Шали бабьи, вдовии.
   Милая, я верую
   Горькому снадобью
   .Отгорит, отстонется
   Сердце мое бедное.
   Колокол на звоннице
   Все зовет к обедне...
   Грех ты мой единственный,
   Лада, светло-ясная.
   Не молитва - исповедь
   Горькая, напрасная.
  
   Сладкая черника,
   Губы тепло-синие.
   Греческая Ника
   Северной России.
   Дудки комариные,
   Пьяный запах стога.
   Пролетело мимо
   Счастье - недотрога.
   Слюбится - не сложится,
   Сляжется - погубится.
   Солнце строит рожицы,
   С крышами целуется...
   Он спокойный, искренний
   И сильнее предан.
   Славься ж ныне и присно
   Не моя победа!
  
   В полдень маски сорваны,
   А в глазницах - стужа.
   Что же это вороны
   Над крестами кружат?
   Что охрипший колокол
   Плачет, заливается?
   Или моя милая
   Не со мной венчается...
  
  
   Farewell, my dear,
   Am I in the wrong?
   Frozen in the air
   Is unfinished song
   Crows over the churchyard.
   Women, shawls, elation.
   Sweetheart, I believe in
   Bitter medication.
   My heart will calm down,
   And I won't be nervous.
   The bell up on the belfry
   Is calling for the service...
   You're my sole transgression,
   My sweetie, light and clear;
   Not prayer but confession,
   So bitter, vain and drear.
  
   Sweet is sugar blueberry,
   The lips are blue and grand
   You're Goddess Nike, really,
   Of the Russian land.
   Pipes of gnats are hasty
   Haystack's smell is heady
   Happiness, so testy,
   Has flown by already.
   Love will work it out
   Through all ups and downs.
   The sun shines walking round
   Kissing roofs of houses...
   He is a calm, sincere,
   Faithful, true and honest.
   Glory now and ever,
   Though it's not my contest!
  
   The masks are off, and the eyes
   Are frozen, as cold as ice.
   Those crows, I wonder why
   Around the cross they fly?
   Why does the husky voice
   Of bell is shedding a tear?
   It's me whom my sweetheart wants
   To marry, isn't it clear?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Ты прекрасна,
   жизнь!
   Я тебе
   клянусь.
   Пересилю
   боль
   И забуду
   грусть.
   Буду полон
   сил
   И красив,
   как Бог.
   Мне твой образ
   мил,
   Мне твой взгляд
   помог.
   Ты прекрасна,
   жизнь!
   Обнажу свой
   меч,
   Чтоб тебя
   в беде
   От врагов
   сберечь...
   Ты прекрасна
   жизнь...
  
  
   Life,
   you are just great!
   Yes, I swear,
   oh yes.
   I'll endure
   the pain
   And forget
   distress.
   I'll be strong
   again
   And as nice
   as God.
   I adore
   your looks,
   your eyes
   have helped a lot.
   Life,
   you are just great!
   I'll withdraw
   my sword,
   so that I
   could save
   you from foes
   by God.
   Life, you are
   just great!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

  
   ***
  
   Boris Kabak
   ***

(Translated from the Russian

by Alec Vagapov)

  
   Мой орган - водосточные трубы.
   Мои ноты - капли весенних дождей.
   Моя ария - страстные, ждущие губы.
   Мой концерт посвящается ей.
   Плачет мокрый асфальт.
   Он растроган мелодией нежной.
   Тихо плачут дома.
   Слезы наискось режут стекло.
   Льется песня моя.
   Это песня дождя и надежды.
   Ну, а сонный туман -
   Это несколько строчек без слов...
   Город шепчет стихи.
   Шелестят осторожные шины.
   Разбиваются лужи
   На тысячи маленьких лужиц.
   Легкость женской руки
   И суровая нежность мужчины -
   Это двое под музыку
   Кружатся, кружатся...
  
  
   My organ is a drain-pipe that weeps.
   My notes are raindrops in spring of year.
   My aria is sweet, longing lips.
   I dedicate my concert to her.
   Wet asphalt is shedding tears
   Moved by a tender melody.
   The houses quietly cry
   The tears cut windows sideways
   My song flies and flows up on high.
   It's a song of rain and my hope.
   As for the dozing fog
   It's a line of few words, and that's all...
   The city whispers its rhymes.
   There's the rustle of cautious tires.
   The pools split up and divide
   Into thousands of little puddles.
   The women's soft gentle touch
   And the man's austere tenderness -
   To dance music the two
   Are waltzing round and round...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Ах, как больно,
   Сердце,
   Ты не успеваешь
   Биться.
   Вот опять в груди
   Какой-то нервный
   Перестук.
   Будто насмерть перепуганная птица
   Рвется из сжимающихся рук.
  
  
   Нет, не страшно,
   Жизнь,
   С тобою распрощаться.
   Если вновь начать -
   Не стану выбирать.
   Жаль,
   Что звездам
   Надо мною не качаться,
   Жаль, что не в дороге
   Умирать.
  
   Уберите эти склянки,
   Эликсиры.
   Лучше я,
   Костлявую дразня,
   Вновь увижу
   В темноте квартиры
   Вас, друзья,
   Любившие меня.
  
   Подождите, траурного марша
   Не играйте!
   Вот я встану;
   Комната качается, плывет.
   Старому, скрипучему
   Дивану
   Кажется -
   Он белый пароход...
  
   Подождите,
   Траурного марша
   Не играйте...
   Вот я встану!
   Окна в доме настежь
   Распахну.
   А что сердце биться
   Перестало -
   Просто замерло
   И слушает весну...
   Oh my heart,
   It's painful,
   You can't start timely
   Beating.
   Now I've got again
   Some kind of nervous
   Throbs of pulse.
   Like a deadly frightened bird is willing
   To be freed from pressing grip of hands.
  
  
   I don't fear,
   Life,
   To part from you for ever.
   Should I start all over -
   I surely won't delay.
   It's a pity
   That the stars
   Won't sway above as ever,
   It is a pity that
   I shan't die on the way.
  
   Take away these little phials,
   Elixirs.
   I had better,
   Teasing raw-boned one,
   In the dark of my apartment
   See you,
   Dear friends,
   Who loved your loyal man.
   .
   Wait, don't play a funeral march
   Don't do it!
   I'll get up for sure;
   The room is rocking, sailing on a trip
   The dilapidated creaking sofa
   Old and poor
   Fancies that
   It is a snow-white ship...
  
   Wait, don't play
   A funeral march.
   Please, don't it...
   I'll get up for sure!
   I will open wide
   The windows with a swing.
   Though my heart stopped beating,
   it doesn't need a cure,
   It just made a break
   To listen to the spring...
  

Борис Кабак

   Первый снег
  
   Boris Kabak
   First Snow

(Translated from the Russian

by Alec Vagapov)

  
   Простудился сентябрьский лес.
   В снег увязли багряные клены.
   По сугробам маленький бес
   Танцевал в Зиму страстно влюбленный.
  
   Ах, Зима, - говорил, - ах, люблю
   Звездный иней и снежные стаи.
   Передай мой привет декабрю,
   Передай, что река скоро станет.
  
   А наутро сентябрьский лес
   Потихоньку на солнце оттаял.
   Под деревьями маленький бес
   Первый снег хоронил, рыдая...
  
  
  
   Autumn forest had taken a chill,
   Crimson maples in snow got bogged down
   For little devil it was such a thrill:
   Loving Winter it danced around.
  
   It said: "Winter, I love you my way:
   Starry rime, flocks of snow, gentle breeze.
   Send my best to December, and say
   That the river will shortly freeze.
  
   The next morning the autumn wood
   In the sun started melting slowly.
   The little deuce by a fur-tree stood
   And buried first snow, crying strongly...
  
  
  
  
  
   О чем ты грустишь, дружище?
  
   Boris Kabak
  
   What are you grieving about?
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   О чем ты грустишь, дружище?
   От замков одни пепелища,
   И город разграблен в три дня.
   Скажи, как случилось такое.
   Ты вспомни про древнюю Трою
   И, слушай, не мучай меня...
   Но как же, ведь стены из камня!
   Разбиты бойницы и ставни,
   И спекся песок от огня.
   А где твое храброе войско?
   Сражались солдаты геройски;
   Последним убит комендант.
   А где твое славное знамя?
   Разорвано в клочья врагами,
   И шелк маркитантки кроят...
   А где королева, мне страшно?
   Пирует, пирует у башни.
   И волосы вьются до плеч...
   Что станешь ты делать, приятель?
   На свете сто тысяч занятий...
   Я буду выковывать меч!
  
  
  
  
   What are you grieving about?
   All castles are burned to the ground,
   The city's been looted, oh boy!
   Tell me what happened, my friend,
   Do you remember the Troy?
   Don't torture me by intent...
   But look, the wall is of ashlars!
   Smashed are embrasures and shutters
   The sand is fritted to tatters.
   And where's the brave army force?
   The soldiers were fighting like heroes;
   The commandant was last to be killed.
   And where is your glorious banner?
   It's torn to pieces in brutal manner,
   The sutlers cut silk, they are thrilled...
   I'm scared, where's the Queen?
   Feasting at tower, in full swing.
   Her hair is after the mode...
   What will you do, may I ask you?
   There are so many things to do...
   I'm going to forge a sword!
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   В пустой квартире, среди пыли,
   Дождливою весной
   Гитару старую забыли
   С оборванной струной.
  
   О, как легко начать сначала,
   Не мучаясь виной!
   Как друг, гитара промолчала
   Оборванной струной...
   ......................................
   Давай споем с тобой на пару
   И выпьеми по одной.
   За ту, забытую гитару
   С оборванной струной.
  
   Мой друг, куда нам в жизни деться
   От памяти больной.
   Играй, гитара, в моем сердце,
   С оборванной струной.
  
   Пусть стану я больным и старым,
   В час смерти, за стеной
   Играй, любимая гитара,
   С оборванной струной.
  
   Once in an dusty empty flat
   On clouded rainy day in spring
   Somebody somehow left behind
   Guitar with broken string,
  
   It's easy to start over, smile and
   Not taking hard your sin!
   Like a good friend guitar kept silent,
   Guitar with broken string,
   ......................................
   Now you and I, let's sing together,
   Let's drink a glass or two and sing.
   To that guitar we can't forget it,
   Guitar with broken string,
  
   We've got nowhere to go, my dear,
   Can't free our minds from anything.
   Play in my heart, I'd like to hear
   Guitar with broken string,
  
   I know, some day I'll be old and queer
   In the hour of death, I want one thing:
   Play, my heart, I'd like to hear
   Guitar with broken string,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Голубые лейтенанты
  
   Boris Kabak
  
   Blue Lieutenants
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Голубые лейтенанты,
   По два крайных "кубаря".
   Уходили элегантно
   Бабьем летом сентября.
  
   До свидания, столица,
   До свидания, Арбат!
   Память, щелкни солнца блицем
   Осень, полдень, листопад...
  
   Кленов жаркие ладони,
   Сотни влажных женских глаз.
   На потрепанной гармони
   Инвалид играет вальс.
  
   Три последние минуты.
   Черно-белое кино.
   Боль, надежда, а кому-то -
   На пять лет сюжет для снов.
  
   Песня в стены бьется дробно
   И летит над головой:
   "...Вставай, страна огромная,
   Вставай на смертный бой!"
   ....................................
   Фото старое напомнит
   Осень много лет назад.
   Лейтенанты, душный полдень,
   Очень ранний листопад.
  
   Бабье лето, теплый ветер.
   Звон металла. Скрип сапог...
   Показалось, на рассвете
   Под окном проходит полк.
  
   Голубые лейтенанты,
   Только лиц не разобрать.
   Уходили элегантно.
   В сорок первый. Умирать...
  
  
  
   Blue lieutenants, blue lieutenants,
   Two red "tops" and a long way.
   They departed looking elegant
   On an Indian summer day
   .
   Good-bye, capital, they'll be gone
   Arbat Street, they're on their way!
   Mem'ry, click with flash of sun,
   Autumn, fall of leaves, midday ...
  
   Heated palms of maple trees,
   Women's faces wet with tears,
   The sound of old accordion
   An invalid is playing on.
  
   Then, the following three minutes,
   A film is on in black and white.
   Pain and hope and someone's dreaminess
   A plot for five-year dreamy night.
  
   Breaking through the walls, so violent
   The song flies over up on height:
   "... Arise, enormous Motherland,
   Roll up for a mortal fight! "
   ......................................
   The old photo will remind of
   Autumn of the bygone years
   The lieutenants, stuffiness kind of,
   Fall of leaves and sunlight rays.
  
   Indian summer, a warm wind urge and
   The creak of boots, the clear sky ...
   It appeared that a regiment
   Outside was passing by.
   .
   Blue lieutenants, blue lieutenants,
   Their faces were unseen.
   They departed looking elegant
   To 41. To die and win...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Баллада об усталости
  
   Boris Kabak
   The Ballad of Fatigue
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Все возвратится на круги своя.
   Дорога уснет среди гор.
   Всадники пыльных коней напоят
   И разведут костер.
  
   Ночь расползется густым молоком
   Среди болотной травы.
   Луна взмахнет голубым платком
   И упадет в ковыль.
  
   Не будет слышен винтовочный лай
   И пулеметный хрип.
   В котелке закипит можжевеловый чай
   И захрустят сухари.
  
   Люди вповалку заснут у костра.
   И только седой комиссар,
   Проверив пальцем, как сабля остра,
   Глаз не сомкнет до утра.
  
   А на утро трубач проиграет поход.
   И с шашками навесу
   Эскадрон по приказу на запад уйдет,
   С травы сбирая росу.
  
   И, бросаясь под мерный грохот копыт
   В клинковую круговерть,
   Каждый будет сквозь зубы твердить,
   Что презирает смерть.
  
   Что все возвратится на круги своя:
   Дорога уснет среди гор.
   Всадники пыльны коней напоят
   И разведут костер...
  
   И, с посвистом, в седлах подняв эскадрон,
   За горизонт потечет
   Клинков малиновый перезвон -
   Девятнадцатый год.
  
  
   All will come back to normal, I think.
   The road will doze off on the hill.
   The riders will give their horses to drink
   And lay a fire to thrill.
  
   The night will spread like thick milk again
   Amidst the soggy morass.
   The moon will wave with a kerchief and then
   Fall into feather-grass.
  
   No one will hear the rifle shot,
   Nor the machine-gun wheeze.
   The juniper tea will boil in the pot
   And crackers will crunch in the teeth.
  
   The men will sleep by the fire, side by side,
   The commissar, in his way,
   Will check if the sword is sharp and all right,
   And sit up till the break of day.
  
   At daybreak the trumpeter will play the campaign.
   With swords and sabers withdrawn,
   The squadron, by order, will set out again
   Gathering dew on the lawn.
  
   And, rushing to rhythmical clatter of hoofs,
   Into the vortex of swords,
   They will repeat one simple truth
   That death one curses and scorns.
  
   All will come back to normal, they'd think
   The road will doze off in the hills.
   The riders will give their horses to drink
   And lay a fire at will...
  
   And, raising the squadron, it will flow towards
   The horizon, to fight and win.
   The mellow clank of sabers and swords -
   It's the year 1919.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Может быть
   Boris Kabak
   Perchance
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Разорваны письма, на поезд билет.
   Крест-накрест всю стопку -
   И прошлого нет.
   А может,
   И не было прошлого вовсе?
   А были вот эти огромные сосны,
   И море, как кошка, кралось между скал -
   У моря ведь тоже
   Кошачий оскал.
   А может,
   И ты не была никогда,
   А просто мне в руки упала звезда?
   Как сон, голубая, как небо, светла,
   Да вся в моем сердце
   Сгорела дотла...
   Багряные ветви озябших рябин
   Качали кистями: "Горишь не один.
   Ты видишь огонь полыхает вокруг,
   И корчатся листья
   От адовых мук.
   А может быть,
   Это в моей голове
   Какой-то нейрон заиграл на трубе?
   Такой заунывный тоскливый мотив.
   Играл и играл,
   И под утро затих.
   А может быть,
   Сердце мое не со мной,
   А там, где снега красоты неземной?
   Где хмурые скалы меня осудили
   Скитаться по свету
   До самой могилы.
   А может быть,
   Сердце я пропил, как мот,
   И в винном угаре костлявая ждет?
   С улыбкой беззубой зовет за собой.
   Наверно, бессмысленно
   Спорить с судьбой.
   А может быть,
   Этот мучительный сон
   Исчезнет с рассветом и станет смешон?
   И сердце не будет плясать под ребром,
   Как голубь,
   Со сломанным кошкой крылом...
   ...........................................
   Конечно же,
   Будет все именно так.
   Не медли, скорей просыпайся, чудак!
   И я просыпаюсь - за окнами день,
   Стучится в стекло
   Обсыпная сирень...
   Кулак разжимается:
   Смятый билет,
   Обрывки от писем, и прошлого нет...
   А может, и не было
   Прошлого вовсе?
  
  
   The letters and tickets to ride are torn,
   And the whole heap is crossed -
   And the past is gone
   But, maybe,
There has been no past at all?
There were only these pine-trees, so huge and so tall,
The rocks and the sea , like a cat in between,
   After all, the sea, too,
   Has got a cat's grin.
   Or, maybe,
   I've never had you, at all,
   And it was a star that to my hands had to fall?
   As blue as a dream and as light as the sky
   The star that has burnt
   in my heart, me oh my!..
   Purple branches of rowans chilled to the bone
Said shaking their branches: "You arn't burning alone.
   You see fire all around, all is in flames,
And leaves writhe and moan
   From infernal pains.
   Or, maybe,
something goes on in my head,
   Some neuron is playing the trumpet instead?
   I was such a mournful, dreary song.
It played on and on,
and faded at dawn.
   Or, maybe,
My heart is not here with me,
But where the snow is as nice as can be?
   Where the rocks condemned me playing it safe.
To wander around the world
   To the grave.
   Or, maybe, I
   Like a spendthrift, drank my heart away.
   And the bony one waits till I go astray?
   The tootheless creature says she will wait.
   Perchane it's useless
   To argue with fate.
   Or, maybe,
it's just is a painful dream
which will vanish at dawn and turn to a whim?
In my chest the'll be no chance to dance for my heart
   Like a pigeon
   That has its wing broken by cat...
   ..........................................
That is how
   It will be anyway.
   Wake up, queer man, don't delay!
   I wake up - outside it is daybreak again
The lilac knocks
   On my window pane...
   I open my fist:
   There's a ticket in dust,
   Scraps of letters and all, but there isn't the past ...
   And, maybe, there has been
   No past at all?
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Яхта, птица белокрылая,
   Ты куда летишь?
   Может, мою милую
   Навестишь?
   У нее глаза - янтарь
   На песке.
   Говорили встарь:
   "Жить в тоске".
  
   К ней дорогу скажет дождь
   На волнах.
   Схватит холод - в крыльях дрожь, --
  
   Или страх.
   Закипит в крутых волнах
   Боль.
   Или просто на губах
   Соль.
  
   Хмурый вал, как молот, бьет
   В борт.
   Да разорван на куски
   Грот.
  
   Белый призрак над водой?
   Нет, туман...
   Одноглазый капитан
   Пьян.
  
   На столе, как кровь, разлит
   Ром,
   И бутылками гремит
   Шторм.
  
   Звон бутылок, похоронный звон.
   Пьяный бред или безумный
   Сон...
  
   Мою милую найти мудрено.
   Яхта белая исчезла
   Давно.
   То ли в драке экипаж
   Перебит,
   То ли верный курс
   Позабыт.
  
  
   Where are you flying,
   Yacht, white-winged bird?
Maybe, you'll visit
   My love instead?
Her eyes are like amber
   On sand, looking live.
   They used to say in olden times:
   "It's bad life"
  
The rain on the waves
   Will tell tell way
You'll catch cold - trembeling wings in dismay -
  
  
Or fear
Will boil on tremendous waves.
Or just salt
   On the lips and face.
  
Gloomy wave on the board, like a hammer,
   Beats.
And the cavern is broken
   To bits.
  
   A white ghost on the water?
No, it's fog ...
One-eyed captain is drunk
As a lord.
  
Spilled like blood on on the table
   Is rum
   Like the bottles resounds
   The storm.
  
Clink of bottles the funeral chores,
Drunken ravings or crazy
Doze ...
   It's hard to find my sweetheart, I know.
   The white yacht was gone and lost
long ago.
Perhaps, the team was thrashed and smashed
   In a fight
   Or, perchance, the chosen course
   Wasn't right.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

   Песенка химиков-разведчиков
  
   Boris Kabak
   Chemical Scouts

(Translated from the Russian

by Alec Vagapov)

  
   Химики-разведчики
   Веселей держись!
   Не поставят свечки
   За нашу жизнь.
  
   Помолимся погоде,
   И не смотреть назад!
   Третьи сутки ходим
   По лезвию ножа.
  
   Под дождем размыта
   Карточка жены.
   Четверо убито.
   Пять облучены.
  
   Передать по рации
   В штаб полка:
   "Доза радиации
   Слишком велика".
  
   А где-то люди ходят
   В театры и кино.
   Говорят о моде,
   Пьют терпкое вино...
  
   Химики-разведчики,
   Веселей держись!
   Не поставят свечки
   За нашу жизнь...
  
  
   You chemical scouts,
Cheer up, look alive!
They won't really put
   A candle for life...
  
Let us pray to the weather,
And do not look back!
For three days we've been risking,
   Trying our luck.
   .
   The rainfall has washed off
The wife's photograph.
Four men have been killed.
Five got rays on the field.
  
   Report on the radio
   To regiment stuff:
   "The dose of radiation
Is more than enough".
  
   Somewhere people go to
Watch a film or a play
Talk about fashion
Drink, have fun some way...
  
   You chemists and scouts,
Cheer up and look alive!
They won't really put
   A candle for life...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Будни меня, как Христа, распяли.
   Вопль задохнулся в раскрытом рту.
   Воры мою Надежду украли,
   И вот я молитву шепчу в пустоту.
  
   Я обращаюсь к святой Мадонне.
   Я на колени встаю перед ней,
   Но голубые глаза на иконе
   Еще бесстрастней и холодней.
  
   А я молю ее улыбнуться,
   На землю спуститься с дальних небес.
   Мечтаю губами платья коснуться,
   В глазах увидеть радостный блеск.
  
   Безмолвна икона, безмолвны губы.
   Но содрогнулась слепая ночь.
   Где-то рядом свинцовые трубы
   Воров и дьяволов гонят прочь.
  
   Орган вздохнул глубоко и мощно,
   Выплеснув рокот встревоженных нот.
   А я молюсь и денно и мощно,
   Глаза воспалились, потрескался рот...
  
   Мадонна, Мадонна, святая Мадонна!
   В шторах запутался серый рассвет.
   Я просыпаюсь со стоном,
   Но облегченья нет.
  
  
   Like Christ, I was crucified by the weekdays.
My howl choked in my open mouth.
Thieves have stolen my Hope; I arouse,
And whisper a prayer into empty space.
  
I appeal to holy Madonna as ever
Going down on my knees say mt prayer..
   Her eyes I can see in the icon, however,
Look more ipassive and cold, as it were.
  
   I pray for Her Worship to give me a smile
Come down to earth from the distant skies.
I dream of kissing her dress, meanwhile
   I wish I could see joyful glint in her eyes.
  
The icon is silent, and so are the lips.
But the sightless night has begun to sway.
Somewhere near lead pipes, the thieves,
The devils and demons are driven away.

The organ has sighed strongly and deeply,
Splashing out the rattle of notes, so apt.
   While I keep praying , from dawn to dark eagerly,
With my eyes inflamed, and my mouth chapped...

Madonna, Madonna, oh Holy Madonna!
The dawn in the curtains is lost, and I heave
   A groan as I wake up early in the morning,
But I don't feel any relief.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Не укради, не убий, не солги.
   Друга жену не желай.
   Душу свою не продай за долги,
   Нищему денег подай.
  
   Если ударят тебя по щеке,
   Другую подставь под удар.
   Яд не храни в вещевом мешке.
   Беду принимай, как дар.
  
   Будь ласков, будь чуток,
   Смиряй свою страсть.
   Добром отвечай на зло.
   А, если ближний толкнет тебя в грязь,
   Скажи, что не повезло.
  
   Держись этих истин, как за кошель,
   Чарующий звоном монет.
   Не суй свой нос в незнакомую щель,
   И проживешь сто лет.
  
   Познаешь тогда ты спокойство души
   Тепло и семейный уют.
   Познаешь, как юности дни хороши,
   Как старость со страхом ждут.
  
   А может быть, с содроганьем поймешь,
   Что жизнь утекла без следа,
   Что ты по пыльной дороге идешь
   Один, без друзей, в НИКУДА.
  
  
  
  
   You shall not steal, nor murder, nor lie.
   You shall not covet your neighbor's wife.
   Don't sell your soul for debts and die,
   Give alms to beggars while you're alive.
  
   If someone slaps you, do not slap back,
   But turn your other cheek to him
   Do not keep poison in a kit sack
   Accept disaster as a gift and dream.
  
   Be gentle, sensitive,
   Subdue your lust,
   Return a good deed for an evil thing.
   If someone jogs you into dirt and dust,
   Say its bad luck for your sin.
  
   Keep to this truth as if it were a purse
   That fascinates one with the sound of coins.
   Into unknown cracks don't poke your nose,
   And you'll live an age, as a response.
  
   Ad then you will know ease of mind and see
Comfort and warmth of your domestic life.
Ten you will know how good youth can be
   And how it feels when advanced years arrive.
  
   Perchance, you will shudder as you understand,
That life has flown, to all intents,
That you walk across the dusty land
   To NOWHERE, alone, without your friends.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

   ***
  

Boris Kabak

   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Однажды десять купцов заморских
   Собрались вместе за чаркой вина.
   К вечеру стали родными в доску
   И много раз выпивали до дна.
  
   Один из них, кажется, самый богатый,
   Сказал заплетающимся языком:
   "Деньги - главное в жизни, ребята,
   Вот этот тост за деньги и пьем".
  
   Вступился старший за дело правое:
   "Зачем ты, глупец, пытаешь судьбу?
   Ум в человеке самое главное,
   Дурак в нашем деле летит в трубу".
  
   Тут разом в голову хмелем ударило
   И каждый начал кричать свое,
   Доказывать самое главное правило,
   По которому, мол, живем.
  
   Ну, а когда накричавшись вдоволь,
   Охрипшие глотки вино промыли,
   Старший купец поднялся снова:
   "Друзья, мы так ничего не решили,
  
   А ведь вопрос действительно важный,
   Как в жизни главное нам отгадать?"
   Его внимательно слушал каждый
   И думал, что бы еще сказать.
  
   Но все молчали, а тут случилось,
   В таверну морскую зашел мудрец,
   Купцы подумали и решились
   К нему обратиться, пусть, наконец,
  
   Скажет, что главное для него.
   Он бороду ногтем поскреб: "В могиле
   Мне дела не будет ни до чего.
   Мое холодное мертвое тело
   Червь могильный медленно съест,
  
   А чтоб не забыли, где тело сопрело,
   На холмик поставят сосновый крест.
   Несколько слов на нем нацарапают,
   Что жил мудрец и помер бесславно...
   Смерть без разбора всякого сцапает.
   Уж мне жить не долго
   И жизнь - это главное!"
  
   Ответом все озадачены были,
   Подумав, решили, что прав старик,
   Купцы мудреца за стол усадили,
   И хмелем вновь развязался язык...
  
   Все захлебнулись в терпком вине,
   От плясок трактир стонал,
   И только десятый сидел в стороне,
   Задумчиво глядя в бокал.
  
   Once upon a time ten alien traders
Assembled over a glass of wine.
By evening the were close friends and
   Drank to the dregs so many a time.
  
The richest one, to all intents,
   Mumblling and faltering said: "I think:
   "Money is the most important thing,
   So this is something to drink to, my friends".
  
   The senior stood up for the right cause:
"You are trying fate, - have you cracked your brain?
   Man's mind is most essential, of course,
A fool in that case goes down the drain."
  
   Now everone fell into inebriation,
And each man began to prove his pose
   Substantiating the main regulation
Which "we all live up to, as a matter of course".
  
   When they had shouted to their heart's content
   And drank some wine to dull the sense
   The seinor tradesman got up and said:
   "We haven't decided anything, friends.
  
But the question is really very essencial,
The main thing in life, we must know it some way"
Every one listened to him with arttention,
Thinking about what else he could say.
  
   The men kept silent , then it so happened
   That a sage came into the naval bar
   The tradesmen pondered and then decided
   To turn to the man who knew better by far
  
   And he'd say what was most important of all
   Scractching his beard he said: "In the grave
   I won't care for anything at all ,
   My cold dead body will gradually be
   Eaten up by worms leaving no trace.
  
   And where I'm buried for people to see
   They'll put a cross on my burial place.
They'll scribble on it a word or two,
   About a sage that died unknown.
   Death will give each and all his due.
I won't live long so I should say
   Life is the most important thing anyway!"
  
   They all were puzzled by the sage's saying;
   They pondered and thought that the man was right
   They invited the old man to sit by their side.
   And the drunk conversation started again.
  
All of them drowned in the strong sour wine,
   The pub was moaning from a merry dance,
   And only the tenth who sat on the sidelines,
   Kept staring thoughtfully into the glass.
  
  
   Борис Кабак
   0x08 graphic
0x08 graphic
Рассвет тушил росой...
  
  
   Boris Kabak
   The Dawn Put Down with Dew...
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Рассвет тушил росой
   пожар ушедшей ночи
   И пеленал в туман
   озябшую звезду
   Проснулся новый день....
   Что он мне напророчил
   Кукуя вдалеке,
   удачу иль беду....
  
   Считая каждый вздох
   кукушки с облегченьем
   И умерев на миг,
   когда оборвалось,
   Я понял, лишь одно
   наполнено значеньем
   -- Как ты на свете жил
   и что уже сбылось
  
   И вязкость тишины
   губами осязая,
   В которой слышно бег
   мурашек по руке,
   Я вижу как заря,
   дрожа с холма сбегает,
   Отбросила туман
   и плещется в реке...
  
   The dawn put down with dew
   The previous night's fire
   And swaddled the chilly star
   In fog at break of day.
   Now it has woken up...
   What was it prophesying:
   Good fortune or bad luck
   Cuckooing far away?..
  
   I counted cuckoo's
   Each breath with relaxation,
   And dying for a moment,
   When all had crushed for you
   I realized: one thing
   Is filled with implication,
   It's how you lived your life
   And what, in fact, came true.
  
   And feeling with my lips
   The bitterness of silence
   A shiver going up
   And down my arm, I seem
   To see the dawn run down
   Quivering, off balance,
   And pushing off the fog
   It splashes in the stream.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Постепенно привыкают
   ко всему.
   К одиночеству, к разлукам,
   к холодам,
   Привыкают
   уходить во тьму,
   Привыкают
   к прожитым годам.
   Привыкают много
   есть и пить
   И на мир смотреть
   сквозь призму сна.
   Привыкают яростно
   любить,
   Чувства красоты
   в душе травить
   И не верить в то,
   что есть ВЕСНА!
   Привыкают ждать
   по много лет,
   Цифры на билетиках
   считать,
   Зная, что надежд на встречу
   нет.
   Ну, а вдруг,
   счастливый мой билет
   Дважды два -
   четыре или пять?..
  
   One gradually gets used to
   everything.
   To solitude, to separation,
   to cold and rue,
   One gets used to
   darkness, and I think,
   To the bygone years
   one has gone through.
   One gets used to eating,
   more than enough.
   Looking at the world
   through the prism of dream.
   One gets used to outrageous
   Love,
   To make the sense of beauty
   blunt and rough.
   One is used to doubt
   there is SPRING!
   One gets used to
   waiting years long
   Counting ticket numbers
   wishing for good life
   Though there is no hope to
   meet and get along.
   If my lucky ticket
   isn't really wrong
   Two by two, -
   is it four or five?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   У нас дожди,
   Погода на заказ.
   С утра,
   Когда тоска разбудит нас,
   Письмо твое пересчитаю.
   Не отрывая глаз.
   Любимая,
   Как быстро время тает.
   Как снег,
   Как слезы на щеках,
   Как грязь
   На солнце после злых дождей.
   Любимая, как быстро время тает,
   А хочется,
   Чтоб таяло скорей...
  
  
   We now have rains,
   The weather's ??on demand.
   At dawn,
   When anguish wakes us up off hand,
   I will reread your letter twice
   Without tearing off my eyes.
   My darling,
   Oh how quickly time dissolves and flies.
   Like snow
   Like tears on the cheeks,
   Like mud,
   It withers after wicked heavy rain.
   Oh darling, time is quick to melt again,
   I wish it melted
   Faster than it does....
  
   ,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   В круглой комнате
   (Есть и такие дома)
   Нет угла,
   В который можно забиться...
   Кажется, ей весело.
   А она сходит с ума.
   Это ярко желто-зеленая птица,
   Попугай в круглой клетке
   Выплеснул молитву:
   "Петруша - птичка, Петра - хороший..."
   Ветер по стеклам
   Полоснул, как бритвой,
   Первой в этом году порошей.
   ...А представь, что и я
   Превращусь в попугая.
   И вниз головой повешусь на вешалку.
   Приедет "Скорая"...
   И врач, ругаясь,
   Издерганный, и от усталости бешенный
  
   Скажет: "Вот что, Ирина Павловна,
   Молите бога, что все обошлось!
   Не беда, что попугай,
   Не это главное.
   Главное - сердце от тоски не взорвалось!
  
   Сомнения в исходе
   Меня не волнуют,
   Хоть случай тяжелый и очень редкий.
   Рецепт простой:
   Миллион поцелуев
   И никогда своего мужа не запирайте
   В клетке".
  
   Врач уйдет, а я сяду напротив,
   Крылышки сложив.
   Грустно чирикая и хлопая черным глазом.
   А у тебя на ресницах
   Капелька дрожит...
  
   Любимая, недосягаемая, постаревшая сразу,
   Я от этой пытки умру сейчас,
   От миллиона поцелуев, прописанные доктором...
   ... Не умер, а проснулся,
   В человеке превратясь
   На плече твоем подозрительно мокром...
  
  
  
  
   In a circular room
   (Such homes, too, you can find)
   There's no place
   Where it can hide, unseen...
   It seems to be happy,
   But it's off its mind.
   It's a bird of yellow and green,
   The parrot in a cage
   Splashed out its prayer:
   "Petra, Petrusha is nice, oh yeah".
   The wind splashed the pane
   As if with a razor, -
   The new-fallen snow, first time in this year.
   ... Just imagine I, too,
   Will turn into a parrot.
   And hang myself on a hanger, head down.
   "First Aid" will arrive...
   The doc will say: "Damn it",
   Furious, run down and tired he'll frown
  
   And say: "Look here, Irina Pavlovna, dear,
   Thank God, all has turned out all right!
   Never mind the parrot,
   What really matters
   That it hasn't broken my heart overnight!
  
   The doubts don't worry me,
   And this is my thesis:
   The case is serious, rare and strange.
   The treatment is simple:
   a million kisses,
   And never lock up your husband
   In cage"
  
   The doc will leave, and sadly before you
   With folded wings I'll sit.
   Chirping and flapping my black eye, and watching
   A trembling drop
   On the edge of your lid...
  
   My darling, so distant, you've grown old,
   I will die from this torment right now,
   From the million kisses proscribed by the doc.
   ...But I am alive, I have woken up
   As a human being, I don't know how,
   On your shoulder suspiciously soaked...
  
  
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Когда все рушится, и нет пути назад,
   Разомкнутые руки не свести.
   Наверно, правду люди говорят,
   Что жизнь пройти - не поле перейти.
   Шагай, дружок, счастливого пути!
  
   Что в путь с собой возьму, не знаю наперед.
   Наверное, не то, что легче унести.
   Но если так в судьбе произойдет,
   Друг верный руку мне пожмет:
   "Шагай, дружок, счастливого пути".
  
   Бездонна истина, и как же ложь мелка
   Любимая, ты БЕЗДНУ мне прости!
   Пока же любится и верится пока,
   Постелью пусть мне будут облака.
   Шагай, дружок, счастливого пути!
  
   Жизнь прожил, денег не скопил.
   Эх боль, давай-ка сердце отпусти.
   Пока вперед шагал, пока хватило сил.
   Я, как молитву, про себя твердил:
   "Шагай, дружок, счастливого пути!.."
  
  
  
   When all breaks down and there is no way,
   You cannot unfold your arms and look back
   Perchance they're right when people say,
   Life isn't just a bed of roses, off the track.
   "Go on, my friend, I wish you best of luck!"
  
   I do not know in advance what I will take along.
   Maybe, not something that is easier to bear.
   But if it happens so in life, which is not long,
   My friend will say that I am blessed:
   "Go on, my friend, I wish you all the best!.."
  
   The truth is bottomless, and lie is a shallow piece.
   My love, forgive me for the ABYSS, please!
   While we can love and while we can believe
   May clouds be my bed and I'll be blessed.
   "Go on, my friend, I wish you all the best!.."
  
   I've lived my life, no money I have saved.
   Oh pain, release my heart before too long.
   While I was walking forward, and was strong.
   I kept repeating to himself, for I'd been blessed:
   "Go on, my friend, I wish you all the best!.."
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Жизнь моя
   Очень похожа
   На поезд!
   Люди приходят,
   белье получают
   И спят.
   Сутки,
   а может и двое.
   Чтобы
   сойти на заброшенной
   Станции.
   Дети,
   забывшее детство...
  
  
   Well, my life
   Is very much like
   A train!
   People come,
   Get the bed-clothes
   And sleep
   A day,
   Maybe, two or more.
   Just to get off
   At some
   Kind of abandoned
   Station.
   Children
    That have forgotten their childhood...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
  
   Фернан Магеллан
  
   Boris Kabak
   Ferdinand Magellan
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Их было двести человек. После почти двухлетнего кругосветного плавания вернулось всего восемнадцать.
   Магеллан был убит в пути...
  
  
   Горизонт и каравелла,
   Расставанье, парус белый.
   Где тот ветер, что когда-то
   Паруса унес в закат
   Белой птицею на запад
   в ад, в ад...
  
   Злое море, волны, бездна.
   Страх, что гибель неизбежна.
   Где те двести, что когда-то
   Бросив все, ушли в туман.
   Или слишком много злата
   Обещал им
   капитан?
  
   Лужи крови, пушек грохот.
   Стоны, ругань, пьяный хохот.
   Где все те, кто, веря в силу,
   Горе на кресте несли,
   Получив взамен могилу
   На другом конце
   земли.
   ..................................
   Был поход вокруг планеты,
   Две зимы прошло и лето.
   Что за призрак в порт вползает,
   Паруса тряпьем висят?
   Кто-то смутно вспоминает:
   "Магеллан?.."
   Виват, виват!
  
   Восемнадцать моряков,
   Страшных, черных стариков.
   Каждый, как живой скелет,
   Взгляд от радости хмельной.
   Счастья больше в мире нет,
   Чем живым прийти
   домой.
  
   Не крестясь, одним глотком
   Выпей этот крепкий ром,
   Позабудь про все, что было.
   Помяни, кого уж нет.
   Рано думать о могиле,
   Завтра вновь уйдем
   в рассвет...
  
  
  
   Человек уж так устроен,
   Непоседлив, беспокоен.
   Он уйдет с восходом солнца,
   Чтоб прийти и вновь уйти,
   Стукнув в милое оконце:
   "Я вернусь,
   ты жди, ты жди..."
  
   Горизонт и каравелла.
   Расставанье, парус белый.
   Вновь ушел корабль в море
   Ждите, кто на берегу.
   Будет радость, к черту горе -
   Верим мы в свою
   судьбу!
  
   Пейте ж этот ром, ребята,
   Не заказан путь назад.
   Завтра вновь уйдем на запад
   в ад, в ад...
  
  
  
  
  
  
   There were two hundred of them. After nearly a two-year long voyage around the world only eighteen returned.
   Magellan was killed on the way home ...
  
  
   The horizon, caravel,
   Parting, white sail, farewell.
   Where's that very wind that once,
   Like a white bird, took to sail
   to the night-time west,
   to hell ...
  
   Wicked sea, the waves, the depth.
   Fear of impending death.
   Where are those two hundred men
   That have ran into cold mist.
   Or, the captain may have promised
   Too much gold to them
   in vein?
  
   Pools of blood, the roar of cannons,
Groans and curses, drunken howls.
Putting trust in power and force
   They had grievance on the cross.
   They hoped for reward but instead
   They got a grave
   in the end.
   ..............................................
   They voyaged around the world. At last
   Two winters and one summer passed.
   What sort of ghost is creeping there
   The sails hang down in wear and tear?
   Someone recalled the voice of man:
   "Viva, viva!
   It's Magellan!"
  
   Eighteen daring brave seamen
   Black and dreadful elderly men.
   Each like living skeleton,
   Joyful as if tied one on
   In this world there's nothing like ,
   Coming home
   safe and alive.
  
   Do not cross yourself. Now come,
   Drink this glass of robust rum
   Get all bygones out of your head
   Don't forget all those who are gone.
   Do not think about the dead,
   We'll be on our way
   at dawn...
  
  
  
   That's the way we men are built,
   Restless, fidgety, can't sit,
   But will leave at break of day,
   To come back and leave again,
   Knock into the window pane:
   "Wait
   I will come back to stay..."
  
   The horizon, caravel,
   Parting, white sail, farewell.
   Off the ship again will go,
   Wait, those waiting on the shore.
   We'll have fun, to hell with grief -
   In good life
   we do believe!
  
   Drink this rum now, dear fellows,
   Homeward we are sure to sail
   We will leave again tomorrow to the West,
   to hell, to hell ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

   По поводу безопасности в полете
  
  

Boris Kabak

   On Flight Safety
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Два майских жука, очень важных и чинных
   Блестящими лбами столкнулись в полете.
   И падая вниз, Вы, конечно, поймете,
   Держались, как два настоящих мужчины.
  
   Один поломал себе лапы и шею.
   Другой - два крыла, когда бросило в штопор,
   Но врач-шелкопряд у них раны заштопал
   И долго ругал, что летать не умеют!
  
   Конечно же, дело-то вовсе не в этом!
   А все дело в том, что темно было ночью.
   А знает любой, даже маленький очень
   Без фары нельзя ни зимою, ни летом.
  
   Но время прошло, затянулись их раны.
   Пора собираться опять на работу.
   Двух майских жуков одолели заботы:
   Как ночью летать над огромной поляной?
  
   И думая, думая целыми днями,
   Узнав, что для ночи есть фары (по слухам),
   Спросив разрешения, под толстое брюхо
   Жуков-светлячков привязали ремнями.
  
   Вот так, безопасность себе обеспечив,
   Летают жуки по воздушным дорогам...
   А этот рассказ пусть послужит уроком
   Для тех, кто бывает в дороге... беспечен
  
   Two beetles, so ostentatious and pompous
   Happened to meet head-on in flight.
   And as you fall down you will know, of course
   That they held out like real men all right.
  
   One broke his neck, but he didn't die.
   The other one broke his wings in tailspin,
   But the doctor, the silkworm, saving his skin,
   Kept scolding them long that they couldn't fly!
   But that was certainly not the point!
   The matter was that it was dark at night
   And everyone knows, both young and old,
   You can't do without headlights in flight.
  
   The time had passed; their wounds skinned over,
   It was time again to roll up for a flight.
   The two May beetles were brooding over:
   How could they fly over vast field at night?
  
   And thinking about it day and night,
   They learnt (from rumours) there was a headlight.
   They asked for permission and tied fireflies
   .Under fat belly with straps and stripes.
  
   So, having assured their safety in course
   The beetles fly on air roads alive...
   As for this story it's a lesson for those
   Who are unwary on the roads they drive. ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Усталый день склоняется на плечи
   Домов,
   Встречающих хозяев
   Разноголосицей, собачим лаем,
   Уходом женщины, вчерашним чаем...
   А все-таки, еще не вечер.
  
   В кроватке у окошка человечек
   Уснул
   И, как большой, во сне вздыхает,
   Укутанный...
   А мне укрыться нечем
   От одиночества...
   Влюбленные в трамваях
   Вершат объезд полуночного
   Царства,
   Эйнштейна просто так
   Опровергая,
   Разъединяют время и пространство.
   И до утра маршрут их
   Бесконечен...
   Ребенок спит, медведя прижимая.
   Час ночи.
   Ровно восемь дней до мая...
   А все-таки еще не вечер.
  
  
   The tired day descends on shoulders
   Of homes,
   Of hospitable hosts, as ever,
   The barking of the dogs, the voices over me,
   The leaving woman and the evening tea ...
   This isn't yet the time, however.
  
   The little one is sleeping by the window
   And in his sleep
   Sighs deeply, like an adult,
   Wrapped up...
   And I have nothing to cover myself up
   From loneliness...
   The lovers in the tram
   Turn round the midnight
   Realm
   Disproving
   Einstein just like that,
   Disjoining Time and space, and their route
   Is infinite
   Until the break of day...
   The child sleeps cuddling a teddy-bear
   It's one o'clock.
   There are eight days to go to May...
   This isn't yet the time, anyway.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Ну что еще Вам рассказать,
   Чтоб Вы не жмурились стыдливо?
   На даче рано лягут спать
   И будут спать неторопливо.
  
   Как много-много лет назад...
  
   Вздыхать и охать старый сад
   Все так же будет осторожно
   В ночном дожде. По теплой коже
   Мурашки вдруг прошелестят.
  
   Но это только мать поймет...
  
   Огонь, как старый рыжий кот,
   Уснет в печи, устав беситься.
   У нам в окна детство постучится.
   Ему никто не отопрет.
  
   И дождь стучаться будет злей...
  
   По крыше новых "Жигулей",
   Застрявших в луже у калитки.
   По крыше, в продранной накидке
   Листвы берез и тополей.
  
   Тревога сердце вдруг охватит...
  
   А если жизни всей не хватит,
   Чтоб детство милое понять?
   И в двадцать пять, и в сорок пять
   Без сна ворочаясь в кровати?
  
   А утром будет воздух чист.
  
   Смахнут любовно грязь и слизь
   С похолодевшего металла.
   Но как ладошка стоп-сигнала
   Прилип к стеклу кленовый лист...
  
  
   What shall I to tell you so that you
   Might not screw up your eyes with shame?
   They will turn in earlier than they do
   In their country home they will be slow
  
   Like many, many years ago ...
  
   The good old garden will sigh and whine
   As cautiously as ever in the rain.
   Then suddenly you'll feel again
   A shake and tingles down the spine.
   .
  
   But only mom will see the sign...
  
   The fire, like an old ginger cat,
   Will fall asleep tired of romping.
   No one will answer to the knocking
   Of childhood striving to your flat.
  
   .
   Only the rain will knock like mad
  
   On the old car stuck in the mud,
   Parked at the gate in quiet and peace,
   On top of leafage, a shoulder pad,
   Of poplars and the white birch trees.
   .
  
   And suddenly anxiety will grip the heart...
  
   But what if life is not sufficient
   To understand the child's condition?
   At twenty-five and forty-five
   Tossing in bed-room, half alive?
  
   At dawn the air will be clean and live.
  
   Off will be brushed the dirty mass
   From the chilled metal looking bright.
   But like the palm of a stop-light
   The maple leaf stuck to the glass...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   Грустное о сером
  
  
   Boris Kabak
   A Sad Thing About the Gray Colour
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Пепельно-серый с черным оттенком
   Человек, которого поставили к стенке.
   Или от которого ушла жена.
   Или после ночи без сна...
   А в общем-то, дело совсем не в этом,
   Что береза серая после долгого лета,
   Что от пыли серая полоса отчужденная.
   Стать серым - не выход из положения...
   Надо же, женушка проглядела,
   Что у меня голова поседела.
   Просто я долго стоял на ветру.
   Не волнуйся, милая, пройдет к утру...
  
  
   The ash-gray colour with a black shade,
   It's a man at the wall in a weakened state,
   Or one that was left by his wife for good,
   Or, one after sleepless night, in no mood...
   But it doesn't matter much anyway,
   That after long summer the birch-tree is grey.
   And the estrangement has greyed and dried out
   Turning grey, after all, is not the way out...
   Good gracious, my wife overlooked some way
   That my hair had suddenly turned grey.
   I had stood in the wind being very long out.
   Don't worry my dear; it will pass, no doubt...
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Сердце сожжено дотла,
   Нет ни боли, ни тепла...
   Снег не тает на ладошке.
   Шесть котят у старой кошки,
   Спят котята на печи.
   Мама лепит калачи
   Из поднявшегося теста.
   Не находит себе места
   Злая вьюга за окном.
   Рвется, рвется в теплый дом...
   Мама в дом ее не пустит.
   Половица тихо хрустнет,
   Заскрипит в углу сверчок.
   Скрипнет, скрипнет и молчок.
   Новый Год настанет скоро...
   Два стеклянных помидора,
   Свечи, елка, Дед Мороз;
   Запах маминых волос.
   Все всплывет перед глазами.
   Память, память, что ж ты, память...
   Бьется сердце с перебоем.
   "Милый, милый, что с тобою", --
   Может, скажет мне жена.
   Сдует с губ остатки сна.
   И тихонечко заплачет...
   У меня в руке калачик,
   Только пальцы не разжать.
   Изойдется в крике мать
   И внезапно постареет.
   Печь под утро холодеет.
   Сердце сожжено дотла,
   Нет ни боли, ни тепла.
  
   My heart has burned down again,
   I feel neither warmth nor pain...
   The snow does not melt in the palm.
   The cat has six kittens, they're calm.
   While mother is moulding dough
   They peacefully sleep on the stove.
   The furious snowstorm outside
   Cannot calm down and subside.
   It tries to burst in like a bomb
   And break into the heated home.
   But mother will not let it in
   The floor board will creak and swing
   A cricket will start to squeak
   Then fall into silence quick.
   New Year's Day will soon come to us:
   Two tomatoes of shining glass,
   Candles, Christmas tree, toys, Teddy Bear;
   The smell of my mother's hair.
   All will appear before my eyes
   Memory, it's a surprise...
   My heartbeat isn't right, I fear.
   "What's the matter with you, my dear?|"-
   My wife will ask, half asleep,
   Brushing the dream off her lip.
   Then she will start crying and...
   I've got a roll in my hand
   But cannot undo my fist.
   Mother will shout at least
   And suddenly will grow old.
   At dawn the stove will be cold.
   My heart has burned down again,
   I feel neither warmth nor pain...
  
  
  

Борис Кабак

   Баллада о погибшем караване
  
   Boris Kabak
   The Ballad of the Fallen Caravan

(Translated from the Russian by Alec Vagapov)

  
   Слишком поздно открывается обман.
   Без воды в песках остался караван.
   В трех канистрах оказался чистый спирт.
   Тот, кто сделал это, пусть спокойно спит.
  
   Караван еще надеялся дойти.
   Ведь по карте три колодца на пути.
   Карта врет, а солнце катится в зенит...
   Тот, кто сделал это, пусть спокойно спит.
  
   На кого положишься в беде?
   Три верблюда сами выведут к воде.
   Яд убил их. Люди плакали навзрыд...
   Тот, кто сделал это, пусть спокойно спит.
  
   Мысль о смерти, как же ты сладка!
   К пистолету тянется рука.
   Но патрон не порохом набит...
   Тот, кто сделал это, пусть спокойно спит.
  
   Люди шли. В песках вставали миражи.
   Словно памятники подлости и лжи.
   Что пред ними бронза и гранит?
   Тот, кто сделал это, пусть спокойно спит.
  
   Слишком поздно раскрывается обман.
   Без воды в песках остался караван...
  
  
   Lies and fibs are brought to light too late.
   The caravan in wilderness had no water left.
   Three cans of spirit left, he water was all gone
   No matter who had done it, let him, or her, alone.
  
   The caravan still hoped to reach the place.
   The road map said, there were three wells on their ways.
   The sun is in a zenith, the map is wrong ...
   No matter who had done it, let him, or her, alone.
  
   Who can you rely on when in trouble, can you say?
   Three camels will lead you up to water anyway.
   They were poisoned. People had to cry and moan...
   No matter who had done it, leave him, or her, alone.
  
   The thought of death, you are so sweet!
   The hand is reaching for the pistol, when in need.
   The cartridge isn't filled with powder, though.
   No matter who had done it, let him go.
  
   People walked on. There were mirages up ahead
   Like monuments to lies and debasement
   What are the bronze and granite before this?
   No matter who had done it, let him sleep in peace.
  
   Lies and fibs are brought to light too late.
   The caravan in wilderness had no water left...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Я солнце сейчас нарисую,
   Солнце и слезы счастья.
   Любимую нарисую,
   Придуманную, ненастоящую.
  
   Еще нарисую ветер,
   Играющий волосами.
   Поземку, моgроз на рассвете,
   Щенка с голубыми глазами.
  
   На стеклах, как на мольберте,
   Глаз твоих холод и иней.
   Дурацких мыслей о смерти,
   Не будет, не будет отныне.
   ....................................
   Какой прекрасный портрет!
   Жаль, что любимой нет.
   Все это так, нарисовано.
   Старым усталым клоуном.
  
  
   I'm going to draw the visage
   of the sun with tears and thrill
   I'll draw my dear one's image
   The one I made up, unreal.
  
   I will draw the breath of fresh air
   Gentle breeze playing with hair
   A blizzard with frost at dawn
   A blue-eyed puppy just born.
  
   On the glass, like on an easel,
   There's hoar-frost and cold of your eyes.
   Thoughts of death, so silly and easy,
   They will not occur to me twice.
   ....................................
   It's a wonderful portrait, no doubt!!
   I wish my love was around.
   That is that. All this has been drawn
   By a worn out aged clown.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Седлая крылатую клячу,
   О чем ты мечтаешь, поэт?
   Пусть будет в работе удача,
   Пусть будет счастливым билет.
   Пусть будущий майский рассвет
   Осенним дождем не заплачет.
  
   А если все выйдет иначе,
   И силы писать больше нет?
   Пусть в спину соседи судачат,
   Пусть будет жестоким навет.
   Но пусть только майский рассвет
   Осенним дождем не заплачет...
  
   Представь, что ты станешь богаче.
   Нет музыки в звоне монет?
   Пусть ЯСНО сгорит моя дача,
   Пусть буду бродягой раздет,
   Но пусть только майский рассвет
   Осенним дождем не заплачет.
  
   А если висок твой горячий
   Навек охладит пистолет?
   Пусть неразрешима задача,
   Пусть лучший мой стих не пропет.
   Но пусть через множество лет
   Трехтысячный майский рассвет
   Осенним дождем не заплачет...
  
   What do your dream about, poet?
   When saddling the winged old horse?
   Good luck in your work Enjoy it.
   Good luck in your noble cause;
   And I wish that the break of day
   Wouldn't shed tears of rain in May.
  
   But if things take a different course, and
   If you have got no strength to write?
   Let the neighbours chatter and gossip
   Let them slander and curse with all might.
   I just don't want the break of day
   To shed tears of rain in May...
   .
   Imagine you've grown wealthy.
   No music in the jingle of coins?
   Let my country home burn clearly
   Let me be a vagabond, really,
   I just don't want the break of day
   To shed tears of rain in May...
   .
   And what if your temple, so hot,
   Gets cooled by a pistol shot?
   Let the problem remain unsolved
   Let my best rhyme be not performed.
   But a thousand years from today
   I just don't want the break of day
   To shed tears of rain in May...
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Борис Кабак

   Баллада об адмиральском вельботе
  
   Boris Kabak
   Ballad of the Admiral's Whale-boat
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Это просто печаль заблудилась вдали,
   Это просто туман и рассвет на излете...
   Якорь поднят давно, но стоят корабли
   Под парами и ждут адмиральский вельботик.
  
   А вельбот у причала швыряет волна,
   И матросы на веслах промокли до нитки.
   Адмирал в своем доме стоит у окна
   И играет ноктюрн Паганини на скрипке.
  
   Он уже так играет часа полтора,
   Скинув китель и выпив ямайского рома.
   Молодая жена, не дождавшись утра,
   С петербуржским поэтом сбежала из дома.
  
   Она честно сказала об этом сама,
   Бросив кольца и броши на мрамор камина.
   Предоставив сходить адмиралу с ума
   И забыть навсегда малолетнего сына.
  
   И, не зная, как лучше исполнить свой долг,
   То ли рому подать, то ль приказ о походе,
   Адъютант, как печальный и преданный дог,
   Перед дверью все ходит и ходит...
  
   Но внезапно, как выстрел, прервется игра.
   Адъютант, побледнев, и умрет, и воскреснет.
   Дверь откроется, и... тихо скажет: "Пора",
   Адмирал, осеняя себя перекрестьем.
  
   И вельбот полетит в предрассветную муть,
   Усмиряя в полете буруны и волны...
   А поэт петербуржский не сможет уснуть,
   И пространством, и временем полный.
  
  
  
   It's just sadness that somehow was lost far away,
   It's just fog and daybreak that have now petered out...
   The anchor is up but the ships had to stay
   Waiting for whale-boat before setting out.
  
   The wave by the quay flings and tosses the boat,
   While the sailors on oars are soaked to the skin.
   The admiral stands at the window in thought.
   Playing Paganini's sad nocturne on his old violin.
  
   He's been playing for an hour or so that way
   Having taken a glass of Jamaican rum.
   His young wife, couldn't wait until break of day
   And ran off with Saint Petersburg poet from home.
  
   She honestly told him herself about that
   Throwing her rings her pins on the stove.
   Giving the admiral a chance to go mad,
   And forget the child of their one time love.
  
   Not knowing, how to do his duty best,
   To bring him some or to launch a campaign.
   The adjutant, knowing his duty best
   Walks to and fro by the door once again...
  
   But all of a sudden the game will stop,
   The adjutant, paling, will die and revive.
   The admiral, crossing himself with hope,
   Will quietly say: "It's time for the strife"
  
   The whale-boat will fly into sunrise mist
   Suppressing the splashes and waves in flight...
   Saint Petersburg poet won't sleep in the least,
   Enveloped with space and time overnight.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
   Что тайный смысл искать в предметах,
   Кленовый лист не чья-нибудь ладонь.
   На цыпочках в поля уходит лето,
   Пустив по палисадникам огонь.
  
   И он ползет, облизывая души,
   И отдавая листьям желтый цвет.
   Ущербный месяц притаился в груше,
   Из-за ветвей аукая рассвет.
  
   Безвременье. Любовь давно остыла,
   Как озеро, когда Илья-пророк
   Убавил день, и ночь легла у ног
   На час длинней, чем было.
  
   Ударят заморозки, сразу боль отпустит.
   Мне только листопад бы пережить,
   Когда душе назначено кружить,
   Как оперным певцам по захолустьям.
  
   No use to look for hidden thoughts in things
   A maple leaf is not somebody's palm.
   The summer leaves on tiptoe for the fields
   Engulfing palisades in flames, causing alarm.
  
   The fire crawls licking the human souls,
   Imparting yellow colour to the leaves.
   The waning moon hid in the pear and calls
   The daybreak from behind the twigs.
  
   Untimeliness. Love cooled long, long ago,
   Like the warm lake cooled off by great Elijah,
   The prophet made the day a little shorter, so
   Night fell and turned an hour longer, larger.
  
   Frosts will break in, the pain will ease down
   If only I could see the fall of leaves once more,
   When human soul is fated to waltz round
   Like opera singers that waltz on wretched floor.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Когда в последний раз сдает в наем
   Любовь уставшим душам бабье лето,
   И песня лебединая пропета,
   Что в имени тебе моем?
  
   Все, что горело, поросло быльем.
   Спят на Ваганькове актеры и поэты.
   На верность памяти мы им даем обеты
   И ежедневно память предаем,
  
   По мелочам, не изменяя сути.
   Но боль неумолимо сердце скрутит,
  
   Когда за шумным праздничным столом
   Мы соберемся с новыми друзьями
   И водку по стаканам разольем,
   А старых даже словом не помянем...
  
  
   When Indian summer for the last time, too,
   Lets love to tired souls which can't be wrong
   When they have sung the last swan-song
   What is there in my name for you?
  
   All that was burning is now gone for ever.
   Actors and poets rest in peace in graves.
   ??We make a vow to loyalty and faith
   And every day betray the memory, however,
  
   It has to do with minor things, and not the essence.
   But pain will surely bend the heart, with patience.
  
   When gathering with our good new friends
   At noisy festive table feeling urgent
   We'll fill the glasses and forget all pains,
   Forgetting even to recall the aged...
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борис Кабак
   ***
  
   Boris Kabak
   ***
   (Translated from the Russian by Alec Vagapov)
  
  
   Возьми бокал, налей его до края.
   Гитара пусть тихонько подыграет.
   Споем друзья и выпьем за друзей.
   Гитара пой, печаль мою развею
   Спасибо Вам за этот чудный вечер.
   Иных уж нет, а те давно далече.
   Дорога их идет за облаками.
   Спасибо Вам, что я сегодня с Вами...
  
  
   Fill in the glasses, come along,
   Let the guitar play gentle song.
   Let's sing and drink to our friends.
   That's where, guitar, all sorrow ends.
   Thank you for this amazing day,
   Some friends are gone some far away.
   Their road will stretch beyond the cloud.
   I'm so glad you're all around...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Boris Kabak

Венок сонетов

  

(Translated from the Russian by Alec Vagapov

   I
  
   Когда последний раз сдает в наем
   Стариц Харон влюбленным переправу,
   А плащ Геракла начинен отравой,
   Ты знаешь все, но плащ уже на нем.
  
   Кто может им помочь? Один Лукавый.
   И вот мы черту душу продаем.
   Гореть в аду ей медленным огнем,
   Зато влюбленным - райские дубравы.
  
   И шелест трав, и трели соловья...
   О, господи, да что же это я,
  
   Все соловьи давно зимуют где-то.
   Когда несет в начале октября,
   О всем былом ликуя и скорбя,
   Любовь уставшим душам бабье лето...
  
   II
  
   Любовь уставшим душам бабье лето
   Несет, как искупление грехов.
   В букетах астр, в ворохе стихов,
   В гармонии Волошинских сонетов.
  
   И день идет, как год. И так легко
   Смотреть в глаза сквозь дым от сигарет,
   Поверив в суеверья и приметы,
   В круг на полу и в третьих петухов.
  
  
   Когда окно распахнуто, как крылья,
   Веселой деревенскою кадрилью,
  
   Разбрасывая листья и стихи,
   Проходит Муза под руку с рассветом.
   Как страшно быть ослепшим и глухим...
   И песня лебединая пропета.
  
   III
  
   И песня лебединая пропета...
   Хотя судьба, наверно, удалась.
   Две силы держат мир - любовь и власть.
   Что двигало тобой, душа поэта?
  
   Сквозь все ограниченья и запреты
   Любить, чтоб петь, и петь, чтобы любить,
   Я пел любовь. И, если, может быть,
   Жалею и о чем, то не об этом.
  
  
   А лишь о том, что голос слабым был,
   Что мало пел, хотя хватало сил,
  
   Когда над головой моей кругами
   Хула взлетела черным вороньем,
   И в окна кто-то бросил первый камень...
   Что в имени тебе моем?
  
   IV
  
   Что в имени тебе моем,
   Когда под утро предрассветным сном
   Вернется наша юность и надежда.
   Но будем ли мы те, что были прежде?
  
   Дом опустел и мертв окна проем.
   А мы, надев цивильные одежды,gh
   Остались в бабьем лете где-то между
   Обманчивым добром и честным злом.
  
   Кто нас, кроме самих себя осудит,
   Что памяти другой уже не будет,
  
   А в ней плывет надежда кораблем
   Среди полей, по незаметной речке.
   Взгляни на палец, поверни колечко...
   Все, что горело, поросло быльем.
  
   V
  
   Все, что горело, поросло быльем,
   И между пальцев Вера день за днем
   Течет, как из горсти вода. И не напиться,
   А в небо вслед за журавлем летит из рук синица.
  
   Друзья мертвы, но мы еще живем.
   И с нами живы песни их и лица.
   Две свечки за неупокой души зажжем.
   Дай бог, а чья-нибудь и разгорится.
  
   Скажи приятель, ты о чем поешь?
   "Так, песенку одну про Мэйки-нож". -
  
   И замер голос, не подпев куплета.
   Но как художнику не рвать последних жил.
   А так, конечно бы, Андрей еще пожил...
   Спят на Ваганькове актеры и поэты.
  
  
   VI
  
   Спят на Ваганькове актеры и поэты.
   Герои спят и всякий разный сброд,
   Который призывал любить народ,
   А делал спецпайки и спецбуфеты,
  
   А затыкал певцу цензурой рот,
   Жизнь уложив в наказы и заветы.
   Певцы без звания у нас наперечет.
   Но стал заслуженным поэтом всей планеты
  
   Тот, кто негромко пел про облака,
   Которые плывут на Абакан.
  
   И тот, другой, любимец полусвета,
   Воспевший душу под блатной аккорд.
   Я вместе с ним жил и этим горд...
   На верность памяти мы им даем обеты.
  
   VII
  
   На верность памяти мы им даем обеты.
   Но что обеты в наш безумный век?
   Когда, нажав на кнопку, человек
   Полмира может бросить в воды Леты.
  
   И не успеет Ной собрать ковчег,
   И песень песней будет недопетая,
   И выпадет на Землю черный снег
   Кошмаром из библейского сюжета...
  
   И страшно то, что страха в сердце нет.
   Ведь за последние, примерно сорок лет
  
   Устали мы, измучившись враньем.
   И вот живем, не веря обещаньям,
   Всеобщее приемлем обнищанье
   И ежедневно память предаем.
  
   VIII
  
   И ежедневно память предаем
   Раскопкам, чтоб найти под Смольным Трою
   И знать, кто был действительно героем,
   А кто лукаво сделал ход конем.
  
   И все познав, и планы жизни строя,
   Вождя иль бога в помощь призовем.
   Зерно ложится в теплый чернозем,
   Чтоб хлебом стать или сгореть от зноя...
  
   Вот так живем на рубеже веков,
   В стране богов, вождей и дураков,
  
   Мечтаем о достатке и уюте.
   И перестраивая дом на новый лад,
   На деле реставрируем фасад
   По мелочам, не изменяя сути...
  
  
   IX
  
   По мелочам, не изменяя сути
   Фраз, потерявших здравый смысл,
   Мы помолиться богу собрались...
   И замерли, как витязь на распутье.
  
  
   Кто Бог - распятый праведник, иль мысль,
   Скользнувшая в похмельной серой мути,
   Как из разбитой склянки капля ртути,
   Что Он на самом деле - это мы.
  
   Не верящие в то, что просто так,
   Сгибаясь, как вопроса вечный знак,
  
   В руках пророка воду ищет прутик,
   Обычная подсохшая Лоза...
   И мы идем за ним, закрыв глаза,
   Но боль неумолимо сердце скрутит.
  
   X
  
   Но боль неумолимо сердце скрутит
   От сладкого предчувствия беды.
   Опять волхвы бредут на свет звезды,
   Рожденной во вселенской смуте...
   ...
   ...
   ...
   ...
  
   На стыке зарожденья дня и смерти ночи,
   Почти не разбирая рваный почерк,
   Нет, не глазами, пальцами прочтем:
   "Когда в последний раз сдает в наем..."
  
  
   I
  
   When aged Charon lets the ferry of his own
   To lovers for the last time as a good cause, and
   The coat of Heracles is stuffed with poison,
   You know it but he's got his raincoat on.
  
   Who can assist? The Evil One, unhidden,
   And thus to deuce we have to sell our souls.
   They'll slowly burn in hell like fireballs
   But lovers will be in the grove of Eden.
  
   The rustling grass, the trill of nightingale ...
   Good gracious , what a queer tale;
  
   All nightingales now hibernate somewhere.
   When grieving and rejoicing at the bygone days,
   The Indian summer brings about love and faith
   To run-down souls, worn out, full of care...
  
   II
  
   The Indian summer brings, like expiation,
   Love and affection to worn out souls,
   With bunch of asters and poetic rolls,
   Voloshin's poems and his inspiration.
  
   It's easy, as the days go by like years,
   To look into the eyes through smoke of cigarettes
   Believing in predictions, superstitions, and portents,
   In circle on the floor and early breaks of days.
  
   When windows open wide like wings, in real,
   With merry country square dance quadrille.
  
   Muse scattering around poems and leaves,
   Walks arm-in-arm with morning, as it were.
   It's dreadful to be blind and earless...
   The song of swan is blowing in the air.
  
   III
  
   The song of swan is blowing in the air...
   Although the fate has turned out well enough.
   The world is only based on power and love.
   What kept you going, poet's soul, are you aware?
  
   Through all restrictions, bans and prohibitions
   To love to sing, and sing to love,
   I sang of love. And sure enough
   That is the last thing that deserves contrition.
  
  
   My voice was weak, and that's what I regret,
   I sang too little, though I was strong, I bet
  
   When rumours flushed over my head indoors
   And took off like a flock of carrion-crows
   When some threw a stone into my windows,
   What is there in my name for you, who knows?
  
   IV
  
   What is there in my name for you, you'd say,
   When, as a morning dream, at break of day
   Our youth and hope come back from yonder.
   But shall we be the way we were, I wonder?
  
   The house is empty and the window frame is dead.
   And putting on civilian clothing
   We find ourselves somewhere enclosed in
   Deceptive good and honest evil up ahead.
  
   Who will condemn us rather than ourselves
   That there will be no other memory and sense,
  
   Meanwhile my hope sails like a ship, at most,
   Across the fields down the humdrum river.
   Look at your finger, turn the ring and ...
   All that was burning now is gone and lost.
  
  
  
   All that was burning now has flown away,
   Belief is leaking through the fingers day by day
   Like water from the palm. You cannot drink enough,
   While birds in hand and in the bush have flown off.
  
   Our friends are dead, but we are still alive.
   As well as their songs and their faces.
   We'll burn two candles for the soul and life.
   God grant that one will light up, fair and gracious.
  
   What is the song about, you like it so?
   "Well, it's a song about Mack the Knife, you know"
  
   The voice died down with stanza not completed.
   But artists cannot but go out of their way.
   Andrey would certainly have got on anyway...
   Actors and poets lie at the Vagankov, undefeated
  
   VI
  
   Actors and poets lie at the Vagankov cemetery
   Along with heroes, rabble and riffraff
   That used to call for peace and love
   And set up special shops and points of dietary.
  
   They would jump down the singer's throat
   With their precepts, censorship and covenant.
   We've got a lot of singers without a note
   But he became an honoured outstanding poet
  
   Who softly sang about misty clouds
   That flew to Abakan and thereabouts.
  
   There is that other minion who'd sing about
   The human soul to roguish jargon chord .
   I used to live along with him, and I am proud...
   We vow adherence to them and their word.
  
   VII
  
   We vow adherence to them and want to know:
   What are those vows in a mad world like this?
   When clicking on the button, one can throw
   Half of the world into waters of the Lethe.
  
   And Noah will not have time to set the ark,
   The song will not be finished, with no title,
   And snow will fall upon the Earth, all black.
   As a nightmare from the holly Bible.
  
   What frightens is that in the heart there are no fears
   Indeed, over the past approximately forty years
  
   We've been tormented and worn out by lies,
   And now we live, not trusting promised word,
   Accepting total destitution in this world
   And every day betray the greatest minds.
  
   VIII
  
   We sell the memory to excavation work
   In search of Troy somewhere around Smolny
   To know who was the real hero, who was phoney,
   Who played the cunning trick as a bad joke.
  
   Perceiving all and thinking life plan out
   We call some leader, maybe, god, for aid.
   The seed falls down in the warm black bed,
   Becoming bread or burning to the ground.
  
   And that's the way we live on the age line,
   In land of leaders, gods, and stupid swine.
  
   We dream of comfort life, good fortune and well-being
   Rebuilding our house in a new way,
   But what we do is just restore it in a way
   And do not change the basis of the building...
  
   IX
  
   We do not change the essence of the phrases...
   The gist of words without common sense,
   We were about to whisper our prayers...
   And stopped at crossroads, like the knight of middle ages.
  
   God is a crucified just man, or thought,
   That slid in a gray hangover dazzle,
   Like drop of mercury from broken vessel,
   He is, in fact, our happy destined lot.
  
   We don't believe that it is just a fact
   That bends like the eternal question mark
  
   The little twig is looking for the water
   In prophet's hands an ordinary Vine ...
   We follow him, walking behind like blind
   But pain will break the heart and give no quarter.
  
   X
  
   But pain will break the heart and give no quarter.
   From sweet anticipation of disdain.
   The wise men walk towards the star again,
   Born in the world anger and disorder...
   ...
   ...
   ...
   ...
  
   At joint of day and night we hardly understand,
   Unable to make out the shapeless hand,
   We read with fingers, not with our eyes, oh no:
   "When letting ferry for the last time, you know..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   43
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) М.Лафф, "Трактирщица-3. Паутина для Бизнес-леди"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"