Вулкан Холдор: другие произведения.

Избранные стихотворения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Холдор Вулкан. Избранные стихотворения. На русском и английском языках. Перевод Алика Вагапова


Холдор Вулкан

Избранные стихотворения

  

(Стихи посвящаются Петрову Александру Борисовичу, человеку с открытой душой, который помог мне в трудные дни, когда жил в изгнании)

   Ночной снегопад
  
   У стужи влажный закон,
Ночь, мокрый снег и слякоть.
Глядя в стекла ослепших окон,
Научился я сухо плакать.
  
Волчицей воет вьюга,
В туманах плавают дома.
Тишина повесилась давно,
За окном седеет зима.
  
Рой белых безумных пчёл,
Кружатся в оконных рамах.
И ветры с алмазной пылью,
Рыдают в воздушных ямах.
  
Гигантская Анаконда - дорога,
Во мраке догорает день.
У стены печально плачет,
Как еврей одичалая тень.
  
На улице деревья танцуют,
С холодными ветрами шаля.
Улицы , бульвары белеют,
Как наши хлопковые поля.
  
Уеду скоро в Канаду,
На калитку повешу замок.
Вымолвить слово не могу,
Как будто в горле комок.
  
   10.02.2007
   13 часов 55 минут .
   г. Бишкек
ул. Ленинградская, 35 .
  
  
  
  
  
   Чингизу Айтматову
  
   Будто я родился в Буранном,
Где холодные ветры косили.
Чтобы похоронить Казангапа,
У военных землю просили.
   Жил я в Анархайских степях,
И воду на бричке таскал.
Сев за сеялку за Абакиром,
В пыли отправился в даль.
   Абакир уходит нагнувшись,
Жадность его за бугор гоняет.
О, бедная Калипа до сих пор,
Слезы горькие роняет.
   Ехал я по горным перевалам,
Простой дальнобойщик, шофер.
Где ты, Асель , любимая, мы,
Жертвы у завистливых афер.
   Как я с Данияром у реки,
Стоял на звёздной вышине!
На стоге сена одиноко,
Прислушивался к тишине.
   Как я пел песню на телеге,
К луне направив свой взор.
Мою песню слушали стоя,
Скалы заснеженных гор.
   Я местный охотник Базарбай,
Теперь волки на веки замолчат.
Прямо у логова беспощадно,
Убил я беспомощных Волчат.
   Внимаю симфонии пурги,
Я такой странный меломан.
Может я вовсе не Базарбай,
А манкурт по имени Эламан!
  
   2006 г.
   11 июля, 20 часов 15 минут.
г. Бишкек, Кыргызстан.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Детство
  
   Кружатся вихри в дали,
В садах вишни кровоточат.
Бухгалтер-кукушка у реки,
Ленится, считать не хочет.
  
Небо-сковородка из солнца
Яичницу готовит жара.
К тенистым тополиным рощам,
К арыкам отойти пора.
  
На полях танцуют миражи,
Трактора якоря бросят.
И Гуррак монотонно стонет,
Тишина голосов просит.
  
Поднимается пыль по дороге,
Вдалеке тарахтит мопед.
Повариха, ударив в лемех,
Колхозников вызывает на обед:
   Бам! Бам! Бам! Бам!
  
  
   Память
  
   Никогда не забуду,
Того рассвета скорбного.
Белеющего,
Полосатого неба и даль.
Белые руки твои,
Как слоновые кости.
Такое же тело.
Не забуду тот берег
Где мы прощались
С тобой.
Не забуду печаль,
Которая утонула
   В водовороте моих глаз.
Больше я не поеду туда.
Если поеду, то,
Ветры будут реветь
На языках юлгунов*
Которые росли
Над дальними оврагами.
_______________________________
   *Юлгун- степной можжевельник
  
   Разлука
  
   Скрываешь улыбкой слёзы,
   Вагонное окно как вуаль.
   Поезд тронулся, неужели,
   Навсегда уедешь в даль?
   Листья как райские птицы,
   За мной , за вагоном летели.
   Бегу спотыкаясь словно,
   Сквозь холодные метели.
   Отдаляясь, поезд - змея,
   Начал уменьшатся, худеть.
   На перроне изо всех сил,
   Хочется, как поезд гудеть!
  
  
  
   Стихи о порванных галошах
  
   О, галоши!
   Сношенные,
   Разорванные галоши!
   Широко открыв рты,
   Плачете, что ли?
   А, может, зеваете
   От скуки?
   Или смеётесь надо мной?
   Кто знает...
   Может вы
   Поёте беззвучно
   Грустную песню свою
   Тоскуя
   По моим ногам.
  
   23 мая, 2008 год. 12 : 56.
   Торонто. Канада.
  

Holdor Vulkan

Collected poems

(Translated from the Russian

by Alec Vagapov)

   (Dedicated to Petrov Alexander Borisovich, the man who, with an open heart, helped me at the time of trouble when I lived in exile)
  
  
   The Night Snowfall
  
   The frost has the humid law,
   Night, melting snow, muddy grease.
   Looking out through the blind folding window
   I have learnt to cry with no tears...
  
   Like a wolf, the blizzard is howling,
   In the fog the houses slide.
   Silence prevails overhanging
   The winter growing gray outside.
  
   The swarm of the white crazy bees
   Swirl and whirl in the widow frames.
   The diamond flakes sob and breeze
   In the holes of the airspace.
  
   The road is a snake, huge and scrolling,
   And night is about to fall.
   The shadow bewails in deep mourning
   Like a Jew at the Western Wall.
  
   Outside the trees dance, so lively,
   Playing pranks with the piercing winds.
   The boulevards are snow-white and lovely
   Resembling the cotton fields.
  
   For Canada I'll soon leave my homeland,
   Lock the gate and depart. I don't care.
   I can't utter a word at the moment,
   With a lump in my throat, as it were.
  
   10.02. 07
   1-55 p.m.
   35 Leningradskaya Street,
   Bishkek
  
  
  
  
  
   To Chinghiz Aitmatov
  
   I think I was born in Buranny
   Where winds cutting grass were up.
   They requested from the staff of the Army
   For some land to entomb Kazangap.
   I have lived in the plains of "Anarhay"
   Carried water on a cart in the past.
   Abakir and I, on his seeder, one day
   Set out for the road, raising dust.
   Abakir bends down departing,
   Greed incites him to go abroad.
   Poor Kalipa, sad and disheartened,
   Is still crying at her abode.
   Through the mountain paths I was driving,
   Just a common truck driver I was.
   Where are you, Asel, my darling?
   We are victims of the envious cause.
   I recall Daniar; we were standing
   On the starlit mountain top!
   From the haystack we listened admiring
   To the silence down the slope.
   I sat, singing a song, in a carriage
   And fixing my eyes on the moon.
   The snow-covered rocks, like encouraged,
   Listened, standing around, to my tune.
   I am Bazarbai, a regional hunter,
   From now on wolves won't howl again.
   Helpless puppies will never wander,
   I have killed them right in the den.
   The blizzard to me is like symphony
   I'm a strange music lover and fan.
   I'm not Bazarbai, it should seem to me,
   Maybe, I am Mankurt Eloman!
  
   July 11th, 2006
   20:15
   Bishkek, Kirguisstan
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Childhood
  
   The cherry-trees bleed in sight.
   Far away the whirls swirl around,
   The cuckoo by the river side
   Is lazy, not willing to count.
  
   The sky is a pan and the sun
   Is an egg to be fried in the heat.
   To poplars and streams everyone
   Is willing now to retreat.
  
   Mirages roam on the lawns,
   The tractors drop anchors on grounds.
   Gurrak now droningly moans
   Silence is longing for sounds.
   .
   A motor-bike, raising dust,
   Comes rattling along up there.
   The cook calls all to repast
   Beating the plate of plowshare:
   Clank! Clank! Clank! Clank!
  
  
   Memory.
  
   I'll never forget
   The mournful break of the day!
   The white
   Striped sky and expanse.
   Your hands
   And your body,
   Ivory-white.
   I'll never forget
   The bank of the river
   Where we parted.
   I'll never forget
   The sorrow
   That drowned
   I n the depth of my eyes.
   I'll never go there.
   If I do,
   The winds will be wailing
   In the language of yulugns
   That grew
   Far away over ravines.
  
  
   Parting
  
   You sadly smile hiding your bitter tears,
   The window of the car is like a veil.
   The train has started scaring me: is this
   The last time that we see each other, girl?
   The leaves, like singing birds of paradise,
   Flew following the train and both of us.
   It seemed that, stumbling, I would fall and rise
   As I was running through the storm and gust.
   The snake of train was getting out of sight
   And slowly disappeared fading out.
   I stood there on the platform. And I might
   As well hoot like a train or just about!
  
  
  
   The Rhymes about Torn Galoshes.
  
   Oh galoshes!
   Worn out
   And torn galoshes!
   Do you really cry
   Opening your mouths wide?
   Or, maybe, you yawn
   Getting bored?
   Or, perhaps, you are laughing
   About me?
   Who knows?..
   Maybe, you
   Sing your song
   Longing
   For my feet...
  
   May 23, 2008
   Toronto, Canada
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Преданность

( Эпифания)

  
  

Devotion

(Epiphany)

     
  
   В прошлый раз ты была в белом.
   Как шло тебе тогда это платье!
   Вот уже сколько месяцев прошло,
   Ты до сих пор там.
   Только теперь у тебя платье другое.
   Красные серьги в ушах.
   Кого-то ждёшь...
   Но он
   Почему-то не приходит...
   Ты, забыв себя,
   грустно думаешь о нём,
   не замечая даже,
   Как птицы
   поклёвывают серьги твои.
   Кого ты ждёшь?
   Кто он?
   В кого ты так сильно влюбилась,
   Вишня,
   растущая за окном моим?
  
  
   Last time you were dressed in white
   It was so becoming to you!
   It's been a few months now,
   And you're still there.
   But now you are wearing
   a different dress
   And red ear-rings.
   You're waiting for someone...
   But he never comes...
   Oblivious of yourself,
   In a somber mood,
   You think about him,
   Unconscious of the birds
   Pecking your ear-rings.
   Whom are you waiting for?
   Who is he, the one
   You have fallen in love with?
   Tell me please,
   Cherry-tree outside my window...
  
  

Холдор Вулкан

  
   Ночь
  
  

Holdor Vulcano

  
   The Night
   (Translated by Alec Vagapov)
  
  
   Чернокожая красавица ночка,
   Звездами переполнила пруд.
   Через кружева облаков видна
   Луны упругая грудь.
  
   Одиночества тихая свобода ,
   Друзей не отличить от врага;
   остаётся лишь воспоминание
   Те губы - сладкая курага.
  
   Там злым ветром разрушенные
   Пустые гнёзда птиц лишены.
   Туда приходит одичалая любовь,
   Чтобы слушать песни тишины.
  
   Бродит наша осиротевшая любовь,
   Там, где под луной засыпали поля.
   На ветру, на краю обрыва,
   Зашумят о нас звенящие тополя.
  
   31 декабря 2011 года.
   2 часа 34 минуты дня.
   Город Торонто, Канада.
  
   The dark-skinned beauty of night
   To the brim has filled the lagoon.
   You can see through the lace of the clouds
   The resilient breast of the moon.
  
   It is quiet freedom of solitude,
   You cannot tell friends from foes;
   And all that you have is just memory -
   Sweet apricots - those lips of yours
  
   The nests are devoid of birds,
   Destroyed by the wind"s act of violence.
   Wild sorrow attends the place
   To listen to songs of silence.
  
   Our orphaned love is meandering
   In the sleeping green fields of grass.
   In the wind, on the edge of the precipice,
   Ringing poplars will cry for us.
  
   December 31st, 2011.
   02:34 am
   Toronto, Canada
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Holdor Volcano
   Our TV-set
  
   Translated from the Russian Alec Vagapov
  
  
  
   Our TV-set is old
   But it is as good as gold...
   My old woman hasn't cleaned
   For a year the TV screen.
   Our screen is very clean
   For there isn't any screen.
   Here I lie in bed, that is
   I have got paralysis.
   Though bedridden, I'm OK
   Looking at the screen all day.
   My old granny, too, has been
   All day staring at the screen.
   Our screen is good because
   We don't see deceptive shows.
   Our programs are all right
   Everything is clear and bright.
   Very bright. Two years ago
   We saw an amazing show:
   A drunk actor threw a stone
   Fracturing my cranium bone.
   I lost consciousness but I
   Fortunately didn't die.
   We've got kids more than enough,
   I should say, they're all well off.
   They have got their own cars,
   But they do not visit us.
   We would like so much to see
   Our kids on our TV.
   What we want is their faces
   To be shown in good graces...
   God grant them lots of joys and health,
   Many years of life and wealth.
   Now an action film is on,
   Dad is walloped by his son.
   Granny got out of bed
   To turn off the TV-set.
   She took a cushion from the bed
   and closed with it the window dead.
  
  
  
  
  
   Yulgun - juniper - evergreen tree or shrub of the genus Juniperus, having needlelike or scalelike, often pointed leaves and aromatic, bluish-gray, berrylike, seed-bearing cones.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Чудайкин "Химия Зла"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"