Едика Кабаг: другие произведения.

Эпоха альтернативно живых - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть, начало, пока немного (зачеркнуто) уже побольше.


   Утро 20 октября. Третий Год Белого Дракона. Аэропорт "Домодедово", ВПП-1.
  
   Ветер, порывами, трепал обрывки полиэтиленовой пленки, которую использовали вместо окон в недостроенном двухэтажном здании на краю лётного поля аэропорта, завывал и приносил порывы неприятного холода и сырости. Серое свинцовое небо даёт жидкий тусклый свет, от чего стало еще холоднее. Дождь нудно стучит по жестяной крыше, нагоняя сон и какую-то меланхолию, костерок под котелком тихо потрескивает и хоть немного придаёт какой-то уют наблюдательному пункту. А в углу спит напарник, вроде молодой, а вроде и не очень, человек. Причин для её сомнений в возрасте собралось много, во-первых, испещрённое морщинами лицо, во-вторых, даже не седая, а совершенно белая, борода и такого же цвета волосы. Из-за седины Возломитель весьма походит на её отца, в далёком прошлом лесника, а ныне владельца бара, но глаза напарника, впрочем, как и голос, остались молодыми. И нет в них той старческой усталости и умудренности, наоборот, они живые и с огоньком озорства, словно у студента-второкурсника. То есть они такими стали недавно, а до этого были просто грустными и потухшими, след о его прошлой жизни.
   Девушка поежилась и посильнее запахнулась в бушлат, подняла воротник и продолжила рассматривать окрестности через прицел своей легендарной винтовки, доставшейся ей от бабушки в наследство. Из-за непогоды видимость была не очень, но и той дистанции, на которую просматривалось территория аэродрома, было достаточно, чтобы понять всю сложность их операции - множество узких мест и стоящие столбиками то там, то тут, группы бывших людей, заметно навевают тоску. Валяющиеся же местами обглоданные начисто костяки заставляют относиться к предстоящему действу более чем серьёзно - с морфами уже не пошутишь.
   Варя дождалась, пока чайник закипит, аккуратно прислонила винтовку к стене, подошла к костерку и сняла чайник. После она подошла к напарнику и начала трясти его за ногу, но при этом немного отодвинувшись в сторону, во избежание повторения прошлых недоразумений. В прошлые разы напарник просто вытворял нечто непотребное: сначала чуть не прихлопнул ее, словно муху, своей тяжёлой рукой, а в другой раз чуть не лягнул её же, аки конь ретивый, обеими ногами сразу. В этот раз девушка решила поостеречься, и, стоя в сторонке, минут пять дергала спящего напарника за штанину, но тот и не думал просыпаться, лишь только мирно сопел и улыбался во сне. Наконец-то Варваре удалось достигнуть какого-то эффекта - парень вытянул свою левую руку над головой, а правую положил к себе на грудь, и пробормотал:
   - Закройте окно, пожалуйста. Дует.
   - Вставай, соня! - Она еще раз потрясла его за ногу. - Вставай, Возломитель, кофе стынет.
   Напарник еще поворочался, что-то промычал и, наконец, открыл глаза. Прищуренные глаза его говорили о полном не понимании того, где он сейчас находится.
   - А ты, знаешь, почему женщина с утра трет глаза, а мужчина нет? - Вдруг спросил он её. Совершая не замысловатые действия, как бы отвечая на свой вопрос.
   - Знаю, у него, у мужчины, руки заняты, потому как всякое другое трёт. - Скопировав интонацию, парировала девушка, хмыкнув, развернулась и принялась наливать кофе. - Вставай давай, кофе остынет сейчас.
   Напарник, прозывавшийся Возломителем, окончательно встал, потянулся, покачал головой и полез в свой рюкзак. Ненадолго нырнув в бездонные его недра, парень извлек на свет трубку, кисет, зажигалку с надписью Suomi и флягу с водой. Без каких-либо раздумий он отвинтил крышку, немного отхлебнул воды, что бы прополоскать рот, проверил наличие пистолета в кобуре и двинулся в сторону недостроенной комнаты. Перед входом в бетонную коробку он приостановился, взял трубку, раскрыл кисет и начал засыпать в чашку табак. Насыпал две маленькие щепотки, придавил чуть, чиркнул зажигалкой, выпустил дым пару раз, и отправился за стену.
   - Варя, я сейчас, покурю и вернусь! Расскажешь что видела, что нового. - Донеслось из-за стены.
   -Ага, хорошо. - Ответила негромко и продолжила разливать кофе по кружкам. От кружек исходил пар, а аромат свежего напитка распространялся по всему наблюдательному пункту. Втянув носом приятный дымок, Варвара стала ждать некромансера из его убежища. Через несколько минут, попыхивая трубкой, тот подошел к ней, присел, взял свою кружку, отставил в сторонку трубку и сделал большой глоток кофе.
   - Ну, рассказывай, что там нового? - Возломитель еще раз приложился к кружке.
   - Ничего, только зомби ходят у самолетов, но мало, в основном стоят, как столбики. - Вареник заправила под головной убор системы ШПС выбившуюся прядь волос, и добавила. - Один морф там крутился, но почему-то в нашу сторону даже не совался.
   - Морф, говоришь, мда, это не есть хорошо, ага. - Он погладил бороду. - Не хорошо. Агроном на связь не выходил?
   - Нет, никто не выходил. - Варя покачала головой.
   Химик выпустил несколько колечек дыма, пытаясь выполнить завещание Чаплина, но как всегда безуспешно, и уставился в оконный проем, словно ожидая кого-то и ли чего-то. Ветер вдруг начал задувать сильнее, от чего полиэтилен захлопал, как зрители на концерте. Возломитель, вздрогнув, стремительно выхватил пистолет, навёл его в сторону звука и выругался. А после продолжил пыхтеть трубкой и пить кофе. Вот таким его Варвара знала уже два с половиной года, ровно с того дня, когда увидела его в баре у отца. Тогда он точно также сидел, курил трубку и баюкал в руках чашку с кофе. Трудно сказать почему, но ей тогда захотелось подсесть к нему и заговорить. Да, бар отца это отдельная история, собственно это история её новой жизни. Но не место сейчас мечтаниям, надо и за местностью последить, тем более что уже вот-вот бойцы подъехать должны, какую-то супер-приманку для морфов притащить обещали.
   Словно подслушав мысли девушки, со стороны дороги послышался гул нескольких автомобилей, среди общего шума угадывался посвист "Вепря" Николая, завсегдатаями бара прозванного "Дикарём", в ответ на его россказни о неведомом подземном бункере, якобы построенном самостоятельно. Сама же Варвара, увидев в первый раз грузовик, немало удивилась человеческой смекалке, а уж когда вернувшийся из поездки в Тулу Фармер испытывал прочность образцов "модифицированной композитной брони" на пулестойкость, Варино удивление перешло в неподдельное восхищение полётом мысли и энергией этого индивидуума. Шутка ли, выдержать очередь из ПК с пятидесяти метров, пусть и с полным разрушением бронелиста, но с минимальным заброневым действием пули - расположенные за преградой бутылки просто попадали. Очередные воспоминания спугнул стремительный тёмный силует на границе зрения: кто-то, а скорее, что-то с немалой даже для собак скоростью, удалялось от запасного НП. Сердце упало в пятки - буквально через пару минут Киря должен был выдвигаться туда для расширения сектора наблюдения.
   Ещё минут через пять взгляду открылась делегация в составе шести автомобилей различного возраста и происхождения, в кузове одного из них блеснула каска "Куры", спутника Дикаря. Тоже дикая шутка природы, нескладный бородатый детина с восточным разрезом глаз и удивительной для двухметрового роста нечеловеческой реакцией. В баре на спор отлавливал мух на лету и выпускал их под перевёрнутую пивную кружку. Как уважительно отзывались о нём те же сплетники-завсегдатаи, Алик в одиночку упокоил с десяток морфов, причём чуть ли не в одной схватке.
   Прибывшие автомобили встали полукругом и в открывшиеся двери горохом посыпались бойцы, то и дело наступавшие друг-другу на ноги и толкавшие зазевавшихся. Пёстрое обмундирование однозначно сообщило о полном отсутствии дисциплины, зачатки которой тщательно сеял Альберт, то тут, то там мелькая серебром своего головного убора. Из "Вепря", беззлобно матерясь, вытащили непонятные колья, обмотанные бумажными мешками, и закипела бурная деятельность по установке заранее продуманной конструкции из непонятных проволочных петель и мотков "Егозы". Мечущийся среди нагруженных людей Альберт покрикивал радостно и указывал, куда и какой кол вбивать, а сам бежал к следующему. В карман импровизированного коридора Фармер сотоварищи поместили пару пятнистых поросят на привязи, а спустя час о присутствии людей напоминало лишь паническое повизгивание меньших братьев. Ещё через час в загон сунулся первый морф, операция по зачистке аэропорта началась.
   Варвара только и успевала менять магазины на любимой винтовке, в домике, несмотря на отсутствие окон, стало трудно дышать от пороховой гари - кроме неё отстрел с дальней позиции вели ещё человек пять - Вика, Самвел Гарникович и парочка нанятых в баре лиц подозрительной наружности. Что им пообещали в награду за участие организаторы операции - пока было загадкой, но организовались и выдвинулись данные персонажи, в количестве порядка тридцати рыл, иначе и не назовёшь, подозрительно быстро.
   Стрельба то затихала, то усиливалась вновь, постепенно перемещаясь от стоящих одной большой кучей списанных "Шестьдесят вторых" к самому зданию аэровокзала. Режущий глаз своей окраской "Вепрь" сновал туда-сюда, с его крыши вели огонь быстро сдружившиеся Кирилл и Альберт, составившие вместе с Николаем "Особую штурмовую группу", а в более глобальном плане являвшиеся организаторами всей операции.
   Варя вспомнила вечер двухнедельной давности, когда все "пришельцы" и отчего-то присоединившаяся к ним Вика сидели за столиком и, громко стуча кружками, чертили пальцами по полированной столешнице какой-то "План дальнейших действий". Возломитель вяло препирался, пытаясь убедить в удобности для данного плана своей "Крепи", Алик же, заручившись неожиданной поддержкой дяди Сома, яростно жестикулировал, разлив уже не один литр пива, которое и являлось импровизированными чернилами. В итоге, часа в четыре утра, решение было принято и утром команда начала готовиться к переезду на новый, как важно сообщил Курсант, "ПэПэДэ".
   Сменяя друг друга, товарищи целыми днями пропадали где-то, и спустя неделю сообщили таки детали предстоящего действа: зачистки и захвата территории аэропорта "Домодедова" с целью обустраивания на лётном поле постоянной базы для действий в Москве.
  
   2 мая, Второй год Белого Дракона. Бар Дикое Копыто. Варвара (дочь Лесника)
  
   - Варька, где ты? Подь быстро сюда. - Раздался крик из подсобки. - Батька кличет, значит должна по первому зову явится!
   - Да иду уже, иду! - Деваться некуда, придется идти, а ведь Вика еще не все рассказала. Хорошо сегодня народу немного, время свободное есть, а то когда наплыв посетителей носишься вместе с официантами.
   -Что пап? - Дверь в подсобку со скрипом открылась. - Зачем звал?
   - Дочк, ты м-мне скажи... м-м-м... Я х-роший отец? - Заплетающимся языком проговорил Лесник.
   - Да папа. Очень хороший. Ты ....
   - Да-а-а? А сынам это скажешь?
   - Папа, ну не начинай, ты же знаешь, ты ничего поделать не мог тогда.
   - А ты меня еще поучи, коза малолетняя - Лесник взмахнул обрубком правой руки. - Э-эх, была б ты парнем... Принеси мне еще бутылку
   - Пап может хватит уже, а то ты уже второй день с подсобки не вылазишь....
   - Не учи меня, кому грю! Папка что сказал? Бутылку ему принести, так что язык за зубы и н-неси.
   Спорить с ним бесполезно, как папаня напьется, так хоть стой и падай. Хорошо хоть, до праздников народу не будет, бар вдвоем с Викой разрулим, а так бы хана нам. Так, где у него тут заначка? Лень встать, блин, ему. Вот она: три бутылки Дороженки и чекушка Шатуна. Вот чекушку ему и выдадим, хватит с него.
   - Держи папа!
   - Т-так. - Он весь скрючился, сморщился. - Эт ч-что? Давай мне пол-литру.
   - Хватит папа! - Пришла пора возмущаться, жаль что мама умерла, она бы не дала ему вот так вот.
   - Цыц! Я кому грю, пол-литру мне.
   - Нет! Хочешь, пей эту. - Как там мама делала, руки в бока, грозно щурим брови.- Не хочешь, иди спать!
   - Э-эх... - Он тяжко вздохнул и махнул культей.
   Ну и слава богу, сейчас угомонится, а через часок попрошу Пряника дотащить папу до комнаты. Так, на чем мы там с Викой остановились. Вроде на ее рассказе про бывшего мужа. Ох, и козел он у нее был, редкостный, хоть и врач, профессор, с фамилией звучной. Сейчас чайник возьму, и за чайком продолжим разговор. А может, и не попьем, вон кто-то подъехал. Интересно. Я эту "ниву" тут ни разу не видела, что это еще за кочевники? Займу-ка я место у прилавка, там пистолет есть, и кнопка, впрочем, тоже. Уж если буянить начнут, ребята-охранники враз подбегут.
   Дверь распахнулась, словно по ней двинули ногой, и в проёме нарисовалась странная парочка, один другого старше. Блин, откуда такие старики взялись? Причем наглые такие, точнее один из них, тот что с виду постарше, с длинной седой бородой и длинными седыми волосами, не церемонясь и не озираясь, словно всю жизнь тут прожил, подошёл и с ходу выдал:
   - Доброго вам дня, барышня. Где мой кот, ага?
   - Кто, простите? - Вот ведь радость жизни, клиенты Белых Столбов пожаловали. Странные какие-то, один на вид лет пятьдесят, а вот второй старец, а голос и глаза вроде как молодые, только грустные и усталые.
   - Хорошо. - Седой псих кивнул. - Зайдем с другой стороны, у вас тут должен некто Анатолий Пряник, дальнобойщик из синего "Маза" отираться. Это ведь сиё транспортное средство вот там, на парковке стоит? Вот значит, ага, именно он мне и нужен, а, точнее, кот, который при нем в наличии иметься должен, черный такой. На кличку Трактор откликается.
   - А...а. - Тут я теряюсь. - Трактор?
   -Мя-а-а-а-а-а! - С диким криком, из-под дальнего стола, где обычно заседает Пряник, метнулось нечто черное. Кузька, кот, молнией преодолел зал в доли секунды, и, лаской взбежав по руке, уложил мохнатую голову на плечо старца. И замурчал, да так громко, как маленький дизель от старой дядьлёшиной "ауди". Вот уж действительно, век живи - ни разу за Кузькой такого не наблюдала - только жрать да спать горазд.
   - Трактор, маленький мой, я же говорил, я тебя найду. - "Старец" взял кота на руки и принялся усердно его гладить, переводя взгляд на меня. - А я вас знаю, я вас где-то видел.
   - А... Правда? Не знаю, я бы вас, наверное, запомнила.- Я поправила челку и решила, что пора как-то отмазаться от "психа". А то, ишь, размечтался, где-то он меня видел.
   - Ну, точно, видел, только не помню где. Как вспомню, так скажу, обязательно, ага. - Он быстро оглядел бар. - А Пряник-то где, мне бы с ним поговорить. За кота, к примеру, спасибо сказать...
   - Располагайтесь в баре, подождите, он скоро появится. - Я показала им на свободные столики, а сама подумала "Ага, мечтай, я тебе вот и про Пряника рассказала."
   - Э-э-э где? Вон там? - "Старик" показал в правый угол.
   - Можно и там.
   - Хорошо, мы подождем его там.
   - Заказывать что-то будете? - Ничуть не смущаясь, перехожу к делу. - Поесть-попить, музыка-танцы?
   - А что, есть? - Седые брови приподнялись в удивлении. - Тогда еду-питьё, или что там у вас в меню имеется?
   - Есть борщ, тушеный картофель с бараниной, чай, компот... немного пива, но оно дорогое, водка. - Без запинки перечисляю все, что есть на кухне.- К оплате принимаем: золото в слитках, сувенирные и редкие монеты, кукуйские билетики, удомлинские "Атомки", ССРовские "Болтики", различные патроны. Все по курсу, на стенде указано. - Я указала рукой направление.
   - Отдыхать, так отдыхать. - Бородач смял шапку и бросил на пол. - Водки пятьсот миллилитров, две тарелки борща и картошки с бараниной. Тоже две, платим патронами
   - Хорошо, с вас пятнадцать "пятерки" или ... - Так думаем, считаем, округляем. - Десять "семерок". И, самое главное: автоматическое оружие сдайте в камеру хранения, пистолеты, кстати, тоже. Правило в баре одно: "Выстрелил - умер!"
   - Не вопрос. - Согласился "седой", кивнул лысому, и они вместе двинули к камере хранения.
   Вот ведь, второй раз за водкой лезу. Но это не папаня, этим и самодельной водки хватит. Сейчас отнесу бутылку и стопки, а потом на кухню. Посиделки с Викой откладываются. Странноватая компания, получив бутылку, не стала торопиться открывать ее, очевидно, решили подождать первого, а может быть и второго. Ну что же пусть ждут, мне-то.
   - Теть Дусь! Разогрейте борща и картошки с барашком, по две порции. - Не останавливаясь, кричу с порога кухни.
   - Сколько? Две?
   - Да, по две. - Что-то тетя наша шеф-повар сдала в последнее время, плохо слышать стала, хотя не удивительно, семьдесят восемь лет ей, как никак.
   - Что, папка у тебя снова на синем коне? - Вытирая руки о передник, спросила тетя Дуся.
   - Да, начал опять. - Я кивнула головой. - Скоро у матери година, вот он и переживает.
   - Ой ты батюшки, а ведь верно. - Повариха покачала головой и засуетилась с тарелками и кастрюлями. - Уж десятый год как померла, Царство ей небесное. А так бы ух.... попридержала бы она твоего папку.
   - Да, наверное. - Я растерянно глянула на нее. - Может быть. Не знаю.
   - Держи поднос, неси гостям, а то, наверняка напьются, вторую бутыль запросят, да и выгонят их за драку, как обычно. - Она подала поднос с дымящимися тарелками борща. - Что хоть за постояльцы-то?
   - Ой, не знаю, странные они какие-то, на психов похожи. - Аккуратно перехватив поднос, и краем глаза следя за кромкой борща на тарелке, я направилась в зал. - Один мужичок, вроде кавказец какой, то ли армянин, то ли грузин, а может и вовсе болгарин, сразу и не поймёшь. А второй... Весь седой, борода длиннющая, а глаза, глаза молодые. Непонятный, короче. И Кузька...
   - Что невзлюбил, зашипел? Коты-то, оне, проходимцев за версту чуют. - Повариха собралась было оседлать свою любимую тему про домовых.
   - Да вот в том то и дело, что нет. Как увидал, так сразу радостно на седого кинулся, залез на плечо и стал мурчать.
   - Батюшки святы - Тетя Дуся всплеснула руками.
   - Ладно, теть Дусь, я пойду, а то и впрямь вторую бутылку раньше времени запросят.
   Минуты через три я уже у столика новых гостей, и что характерно, бутылку они даже и не тронули, на том же месте стоит. Это конечно здорово, значит не алкашня какая-нибудь, но как-то странно. Быстро расставляю тарелки на столе, а сама краем поглядываю на "седого". Уж больно интересно мне, где это он меня видел? Нет, никак не вспомню.
   Странная компания молча разобрала тарелки и принялась есть, и все так без слов, даже не переглядываясь и не смотря по сторонам. Ну и ладно, и я на них смотреть не буду, других дел нет что ли, вон, у стойки прибраться надо, опять же, Витя сегодня придти обещался.
   Зайдя за стойку, я сразу же зарылась в дела. Вроде бы и немного клиентов в баре было, но Витя... Все, что ли, мужики такие свиньи, протереть стаканы ему тяжело, вечно они все в подтеках, а эти даже внимания не обращают. Протирая сначала стаканы, потом стойку, я и не заметила, как пробежал час. Может быть, и дальше бы не отвлекалась от работы, "психи" они не буйные, сидят тихо, но тут в бар зашел Толя Пряник.
   - Всем улыбаться, я пришёл! - Как обычно, сразу с порога, гаркнул он. Я собралась его поприветствовать, даже рот открыла, но не успела - в сектор обзора водилы попали оба гостя.
   - Дядя Сом?! - Лицо Пряника изменилось, будто он призрака увидел. Один из "психов", тот, который не русский, посмотрел на Пряника, хитро улыбнулся и начал приподниматься, но бородатый его опередил и попытался резко вскочить, сотрясая посуду на столе: - Толян!
   Толя быстро перевел взгляд на него, стал приглядываться, и вдруг завопил: - Братан!
   Буквально в три шага он подлетел к столу, чтобы обняться с бородачом, но тот его отстранил вытянутой в киношном жесте рукой.
   - Остановись же, о воин! Давай, что ли, за встречу. - Трясущимися руками "седой" схватил бутылку, прикрыл большим пальцем горлышко, раскрутил штопором и в две секунды наполнил оба стакана до краёв.
   - Лады! - Удивлённый Толик потёр двумя пальцами горло. - Ну, тогда, за встречу!
   - И всем добра! А я поехал! - Бородач послал окружающим воздушный поцелуй, подмигнул мне глазом, залпом выпил стакан водки и опал с грохотом. Как сказал бы отец, как озимые.
   - Толь, что это за? - Я не удержалась и решила удовлетворить свое любопытство.
   - Это, Варь, это один мой хороший... э-э-э. - Пряник перебил меня, но замялся. - Приятель короче, Возломителем звать. Он мне "Мазай" помог выручить, и теперь я ему очень сильно должен. А дядя Самвел, он, ну, тоже друг, короче, и механик от бога. Вот.
   - А-а-а. Все с тобой ясно. - Объяснение, блин, в духе Пряника, ничего не понятно. - Ну тогда, бери своего друга, и неси.... Так, сегодня что у нас? Второе мая, так. Значит, неси в вагончик, гостиница сегодня занята. В седьмой неси, вчера в нём как раз приборку делала. А после вернешься, и оформишь друзей, как положено.
   - Варя, солнце, ты же знаешь, я тебе отказать ну никак не могу. - Пряник неожиданно покраснел. - Дядя Самвел, поможешь?
   - Канешно, дарагой, канешно помогу.
   Они вдвоем подхватили бренное тело Возломителя, направились к выходу. Следом, подняв хвост трубой и громко мурча, гордо продефилировал предатель Кузя.
   Третий Год Белого Дракона, лето где-то под Москвой.
   Я не могу поверить. Мой материализм дал трещину. Даже не трещину, а гигантскую пропасть. Я много размышлял над природой этой заразы и пришел к поразительным выводам. Это не первый случай эпидемии. Мысль родилась и выкристаллизовалась постепенно. Первым толчком были мои наблюдения за воскресшими: ими можно руководить. Причем то, что руководят измененные казалось мне логичным - они принадлежат к одному виду существ, и они вполне обучаемы. Остатки интеллекта позволяют научить их пользоваться простейшими орудиями Не важно для чего - для разрушения или для созидания, важен факт. Мертвых вполне возможно объединять в группы для решения каких-нибудь задач, как это сделали ещё весной в колыбели Революции: организовавшись, мертвые предприняли атаку на анклав живых. Неудачную, поскольку я постарался купировать дальнейшие действия в этом направлении. Но, к сожалению, не могу контролировать всех, поэтому мелкие эксцессы еще будут возможны, однако крупных объединений мертвых я уже не допущу.
   Эпидемия. Я уже много знаю о природе этой эпидемии. Считается, что это было следствием экспериментов для получения нового лекарства. Сначала я не задумывался над этим. Но, увидев слаженную работу по блокированию входов в метро, я сравнил это с постройками пирамид. И эта мысль стала отправной точкой. Я задумался- почему у всех народов мира есть легенды о восставших мертвецах, упырях, вурдалаках? Описания весьма близки: не полностью мертвые, но и не живые. Нападают на живых и или съедают, либо, после укуса, укушенный становится таким же. Вампиры боятся яркого солнца, живут невообразимо долго, способны долго находиться в законсервированном состоянии. Упокоить такую нежить можно, разрушив мозг, либо сжечь, либо лишить возможности передвигаться, разрубив на куски. Слишком много общего в описании в различных культурах, для того, что бы это могло быть просто совпадением. Отсеяв явные несостыковки насчет серебра, осиновых кольев и костяных стрел, получаем вполне четкие инструкции по уничтожению воскресших мертвецов. Египтяне, древнейшая цивилизация стоят наособицу. Но, учитывая их религию, их культ мертвых, очень многие загадки этого народа находят объяснение. Принцип Оккама в действии, не хватало всего длишь одного звена в цепочке. И это звено - ожившие мертвые.
   Пирамиды. Поражающее своей бессмысленностью трата ресурсов на возведение бесполезных сооружений. А если представить, что эта грандиозная стройка затеяна лишь для того, чтобы занять огромную армию мертвых? Почтительное, религиозное отношение к мертвым не позволяло их уничтожать, а занять делом - вполне возможно. Боги Египта - люди со звериными головами - это Измененные, надсмотрщики. И на сохранившихся фресках видны толпы человеческих фигур , занятые на работах, которыми руководят звероголовые.
   Мумифицирование фараонов с этой точки зрения тоже выглядит логичным - упокаивать Верховного правителя, немёртвого после смерти, фактически - подрыв самого Государственного устоя, а вот обмотанное полосами материи тело не представляет опасности после воскрешения. В то же самое время, по причине невозможности управлять государством далее - помещается в саркофаг до лучших времён. Так же логично видится обожествление кошек - животных, на которых не действует зараза.
   Европа. Средневековая эпидемия чумы, после которой обезлюдели целые государства. Видимо, словом "чума" называлась массовое воскрешение мертвецов. Рыцарские подвиги по уничтожению драконов, упырей, вурдалаков, описанные в романах позднего Средневековья отражают более ранние, обыденные схватки с ожившими мертвецами и морфами. И снова кошки. Но теперь их считают принадлежащими к миру мертвых - за то же самое, за что в Египте их обожествляли за неподверженность заразе, за умение чуять упырей.
   Россия. До крещения Руси обитатели загробного мира не доставляли особого беспокойства. Да, сказки и легенды про вурдалаков были. Идолище Поганое и Соловей-Разбойник - явные морфы. Видимо, из-за холодного климата, когда на полгода мертвецы теряют активность, на Руси это явление не стало массовым.
   Даже в Библии есть упоминания о воскрешении Лазаря, о бесах, вселившихся в стадо свиней. А процедура экзорцизма? Может, мы что-то позабыли и мертвецов можно упокоить и без разрушения?
   Размышляя таким образом, я пришел к поразительному выводу. Хронологически, вспышки массовой активности воскресших приравнены к массовому занятию магией.
   О магах Египта знают все, о всплеске активности ведьм и колдунов в Средневековье тоже знают все. Но сопоставить время.. Я ужаснулся, ведь начало ХХ века было ознаменовано именно повальным увлечением магией и спиритизмом. Распутин, Блаватская, Ко?нан Дойл и многие тысячи безымянных и неизвестных "магов" и "колдунов"? Единственный вывод, следуя той же самой бритве Оккама, напрашивается сам собой. МЫ САМИ ВЫЗВАЛИ ЭТО!
   Своими попытками проникнуть за пределы нашего материального мира мы разрушили барьер, разделяющий миры. Призывая духов во время спиритических сеансов - многие ли отправляли их обратно, за тонкую границу? Сколько жителей астральных просторов были вытащено в наш мир и вынуждено скитаться по обычной земле в поисках пропитания? И практически все катастрофы, а особенно с влиянием пресловутого человеческого фактора, дело рук Обездоленных, ищущих себе новое убежище. Человек, атакованный духами, теряет концентрацию и может допустить ошибки в управлении сложным механическим устройством. И получается, что различного рода "подселения" и "одержимости бесами" - всё это результаты безответственного отношения к Природе в целом и бесплотным созданиям в частности. Своими магическими исканиями мы раз за разом разрушали устоявшееся равновесие и наконец, та соломинка, что сломала спину верблюда- открытие лекарства от всех болезней! Разве такое лекарство - не магия? Разве не искали его египтяне, средневековые колдуны и алхимики? И, похоже, что находили. Независимо друг от друга.
   А отыскав "Философский камень" - пускали его в ход, чем открывали "дом" для бесплотных скитальцев. Одна душа покидает тело, другая, а то и с десяток, занимают его, и бросаются восполнять утраченную за время земных странствий жизненную энергию, нападая на живых и высасывая её. А вирус - лишь проводник, позволяющий опустошить весь сосуд через, казалось бы, совершенно незначительную ранку. Как следствие - смерть человека, с последующим "заселением" брошенного жилища очередным голодным духом и далее, далее, далее.
   Продолжая проводить параллели между событиями современного мира и древности, я заметил еще одну деталь, на которую, в начале, не обратил внимания. У мертвецов есть повелитель, владыка мертвых. Управляющий лично или через доверенных лиц. Обитающий в недоступном месте. Очень не хотелось примерять на себя эту роль, но.. Разве я не управляю мертвецами? Разве нет у меня доверенных лиц? Разве не прячусь я под землей, в собственном мире, куда нет входа для живых?
   Но в мифах различных народов есть один общий сюжет - о человеке, спустившемся в царство мертвых. Причины, по которым он это делал, различны, но итог один: он спускался в подземное царство и возвращался. Возвращался, либо уничтожив правителя мертвых, либо заключив с ним некую сделку.
   Тогда, получается, что мне надо ждать гостя? Или гостей? И неизвестно, по какому варианту будут развиваться события. Исчезнуть, прекратить существование мне не хочется - как бы ни было неудобно без тела, но я привык и нахожу в этом даже некоторое удовольствие. Значит, надо будет предлагать сделку. А это, в свою очередь, значит, что надо воспользоваться временем, оставленным мне до встречи со странной командой, на полную катушку и придумать, что я им могу предложить в обмен на свою жизнь.
   Этому и будет посвящён День шестой целиком.
  
   3 мая Второй год эпохи Белого дракона. Бар Дикое Копыто. Варвара.
   Суббота наступила не радостно, и какое-то хмурое утро после двух солнечных дней, и вообще. Кто придумал рано вставать в субботу, ну как будто нельзя до обеда поспать. Нет же надо встать, пойти в бар. Как мне это все надоело. Бесит. Блин а тут и еще и это.
   Все встаем, совершаем утренний туалет, завтракаем и к Вике. Надо новеньких оприходовать по всей форме. И с документальной стороны и с медицинской, а то кто они, что они - непонятно.
   Попив чаю с печенюшками, отправляюсь в медпункт, напомню подруге о наших обязанностях. С медпунктом ей просто повезло: новый, если бы до Катастрофы сказали, по финской технологии сделан, из сборных панелей. Их тогда, на самой первой мародерке, много нам досталось, вот и собрали медицинский блок. Правда, с оборудованием было посложнее, мы и по дальней связи аж с Питером связывались для консультаций. Там у папы друзья охотники есть, а у них тоже какой-то знакомый по врачебной теме. Вот они и присоветовали ближайший  фельдшерский пункт обработать. Тот оказался в Сонино, мы его и подчистили, рисково было Москва-то она вон под боком, мертвяков с трассы забегает шальных воз и маленькая тележка. Хотя там, в Сонино-то, был медпункт пансионата МВД, место хорошее, в стороне от трассы и подходы просматривались. Но страшно было, всё-таки первый раз.
   Так, папка с бланками, ручка, сумка, пистолет, рация, косметичка. Вроде, все взяла, ничего не забыла. Посмотримся в зеркало, челка чистая, можно топать. Выхожу из центральной усадьбы, прохожу по площадке у дверям медпункта. Ух ты, закрыто, и где она? Вот коза. Взяла и ушла клиентов обрабатывать, без меня. Ладно-ладно, я тебе припомню.  
   Остановившись около вагончика "Смотрового кабинета" с новичками внутри я услышала: Вика только что пришла, начинает беседу со своего любимого приветствия.
   - Здравствуйте, я Виктория Николаевна Дворженко-Жигулевская, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, заведующая урологическим отделением Клинической больницы N5 города Тольятти. Будем делать осмотр, рыбки мои сизокрылые. Расскажите-ка мне, по порядку, кто вы такие? Чем болеете? Какие прививки и когда последний раз делали?
   - Виктория Николаевна, подождите секундочку. - Прерываю ее. - Надо бы сначала по документам со-организоваться, а потом можно и медкарту заводить, не так ли?
   - Ну что вы, Варвара Викторовна, давайте все-таки сперва медкарточку заполним... - Она расстегнула верхнюю пуговицу на халате и томно обмахнулась тетрадью. - А вы параллельно к себе в миграционную карту заносите, что успеете, у нас поначалу много общего будет. Договорились?
   - Хорошо. Мы с вами после процедурок пообщаемся. - Сквозь зубы соглашаюсь я, ну и стерва она. Опять меня по носу щёлкнула.
   - Начнем с вас, молодой человек. - Она посмотрела на бородача. - Фамилия, Имя, Отчество?
   - А можно мне сначала водички попить, ага? А то в горле пересохло, и голова что-то прям совсем...
   - Пить вчера меньше надо было, сейчас вон клизму укрепляющую поставлю, так совсем пить бросите. М....- Стальным голосом ответила Виктория. - Варвара Викторовна, дайте м-м-м, "Этому", воды пожалуйста. Фамилия, имя, итчество.   
   - Возломитель Кирилл Леонидович.
   - Возраст, полных лет, дата рождения?
   - Двадцать ... - Он заколебался, на лбу явно стали видны шестерёнки, вращающиеся внутри головы, послышался скрип извилин. - Двадцать четыре. Родился двадцать девятого февраля  в год пришествия Терминатора в Калифорнию.  
   - Расшиф...- Пытается спросить Вика, но я ее перебиваю.
   - Угум, так и пишем восемьдесят четвертый.  - Делаю пометку в бланке. - Виктория Николаевна, вы успели записать?
   - Да, да, конечно, продолжим. - Она кашлянула, скрывая раздражение. - Место рождения и последнего проживания до Катастрофы?
   - Тульская область, Богородицк.
   Богородицк? Вот так, да! Может быть, и вправду он меня где-то там видел? Городок-то маленький, а до Начала я там вполне так жила и даже работала в магазине.
   - Бо-го-ро-дицк. Ага. Записали. Специальность. Род занятий. До Катастрофы и сейчас?
   - До химик минус технолог, заместитель начальника цеха на Пивоваренном Заводе "Марий-Эль", ага. Сейчас химик плюс технолог, по совместительству некромант высшего ранга, истребитель нежити различного рода и калибра.   
   - Пишем, группа риска четыре. Дальше.  АКДС? Коклюш? Корь? Гепатит Б? Делали?
   - Не знаком, не помню, но в лицо может быть узнаю? Или это какие-то химикалии? - Седой затряс головой. - Кстати, Варенька...
   - Прививки. Ну да ладно, теперь уже неважно. - Вика бесцеремонно пресекла попытки заигрывания и сделала пометки в карточке. - За последние сутки укусов от мертвецов не было?
   - Нет, не было. Меня бы тут не стояло бы.
   - А кто вас больных знает? Может и стояло бы. Иначе - зачем, по вашему, я пистолет ношу? Раздевайтесь, будем смотреть.- Жестким металлическим голосом сказала доктор Жигулевская. - Варвара Викторовна, приготовьтесь.   
    Кирилл закряхтел и начал раздеваться. На пол полетел серый балахон, грязная майка, но штаны он не снял.
   - Ну что вы остановились? Продолжайте. - Вика посмотрела на него поверх очков. - Осмотр у нас полный, да и одежда ваша не сильно чистая, режим стерильности будет разрушен.
   - Э-э-эм. А можно ваша ассистентка ну... того.- Он смотрел то на меня, то на Вику. - Ну, это самое... отвернется, ага?
   - Трусов нет, что ли? - Жигулёвская отложила ручку в сторону и начала прилаживать стетоскоп на шею.
   Он обрадовался подсказке и быстро закивал. А я покраснела как помидор, даже, наверное, волосы красными стали.
   - Варь, человек стесняется. - Вика незаметно для него подмигнула мне и, вновь повернувшись к бородачу, добавила. - Но я, на вашем месте сильно бы не переживала, ректальный осмотр - это совсем не больно. Некоторым даже нравится.
   - Мне не трудно, отвернусь. - С какой-то гордостью в голосе отвечаю и отворачиваюсь. - Ты мне только скажи когда тебе клизму новую подавать!
   Со стороны стола послышался сдавленный стон и стук падающего тела. Мы с Викой, не сговариваясь, захихикали отработанной шутке, я автоматически достала пузырёк с нашатырным спиртом и подала ей. После чего, в два больших шага, подскочила к раковине и принялась мыть "использованную" клизму.
   - Повернитесь, еще раз, нагнитесь. Так, отлично. - За спиной послышался шорох пишущей ручки, осматриваемый пришёл в себя и испуганно завертелся по сторонам. - Все, одевайтесь. Да, и я рекомендую вам помыться и сменить одежду. Или вы  мне тут перпендикулёз хотите учинить? Увижу ещё одну вшу... или вошь, буду снова лечить клизмой. Всё понятно?
   - Понятно. А где тут одежкой разжиться можно? - Промямлил Кирилл. - И помыться.
   - Одежду можно купить в магазине при усадьбе. - Пока "клиент" дозревает, пошла вирусная реклама, мой выход. - Баня по четвергам и субботам, прейскурант вывешен и в магазине, и в баре. Виктория Николаевна продолжайте.
   - Хорошо. Группа крови? Рост, вес и другая биометрика?
   - Четвертая отрицательная, рост сто девяносто. Вес не знаю.- Дальше потекла рутинная работа: перепись всех данных, каких только можно было получить с этих двух, так, без особо тщательной проверки.
   С армянином вышло не так забавно, тот ничтоже сумнящеся вывалил на стол остатки "хозяйства" и гордо заявил, мол, "в Карабахе осколок зацепил". Вика даже привстала в кресле, чего я ни разу за всё время совместной работы не наблюдала. Пару десятков минут она проторчала в данной позе, рассматривая странный узелок с разных углов, после чего быстро провела осмотр, попеняла на недолеченный геморрой и также передала пациента мне.
   Полтора часа пролетели незаметно, всё таки хорошо, когда есть работа - не надо тянуть время, отмечая каждый круг бегущей по своим делам секундной стрелки, работа - это наше всё, как Роман Ильич говорил, мой спаситель и, пожалуй, лучший друг отца. Жаль, сгинул он в Богородицке, меня вытащил, а сам не сумел выбраться. Судьба-злодейка не упустила свой шанс и забрала человека, давшего себе минуту слабости после почти двухнедельного нечеловеческого напряжения. Сейчас, сейчас, а то, кажется, тушь потекла, ну вот, опять я вспоминаю, и опять плачу.
   До чего же обидно бывает, какое-то мохнатое отребье способно выжить, а Человек нет.
   - Так господа гости, как оформляться будете? На постоянку, или так временно? - Спрашиваю у осмотренных.
   - Красавица, а вам в поселении механики нужны? - По-еврейски отвечает старик.
   - Конечно, нужны... - Так, смотрим как его зовут. - Самвел Гарникович, механики очень нужны.
   - Тогда оформляй меня тут на ПЭ-ЭМ-ЖЭ, и объясняй где тут мастурская.
   - А я нет, нет. - Закачал головой Кирилл, будто отгоняя видение. - Мне с людьми все время тяжело будет. Я только переоденусь, помоюсь даже, пару дней оклемаюсь, и мы с котом сдернем.
   Куда это он Кузю хочет забрать, гад эдакий, думаю я.
   - Кого? Какого Кузю? Трактор он, кот ... мой, ага. - Возразил он. Пипец, это что получается, я вслух думаю? - Самвел Гарникович, ты можешь багги из нивы, как ты там говорил, смастурИть?
   - Затщемь?
   - Ну , наверное, для разведки. Вот сам посуди, Нива - машина проходимая, тяжеловата, правда, а багги из неё полегче получится. Ну что-то вроде того. - Кирилл закашлялся. - Сегодня ночью, приснилось, и всё, всё утро себя извожу.
   - Знаешь, дарагой, тут работы не на день.
   - На сколько?
   - Недельку подожди, да. И все готово будет.
   - Вот что, Варенька, - Кирилл обратился ко мне, черт, где-то это уже было. - Оформите меня здесь на недельку, прямо тут. Или, где у вас номера? А я вас точно не знаю?
   - Н-нет.Не знаете...  - Я замотала головой, а потом как будто щелкнуло что-то.- Хотя...
   - Арбалет. Да точно, арбалет. Я покупал у вас арбалет для... Красивый чёрный спортивный арбалет. Спасибо, очень помог. - Парень зажал руками рот и выскочил на улицу. Всё-таки, какой-то он странный.
  
   Форт. Второй год эпохи Белого дракона. 21 мая. Варвара.  
   И кто меня дернул связаться с этой шлеп-компанией, ну чего мне не сиделось дома? Нет, чтобы с Вики пример взять, она-то никуда не поехала, сидит себе в медпункте, кружки Эсмарха перебирает и сортирует. А я, дура молодая, решила себе на пятую точку приключений поискать. Расхлёбывай теперь, я им что -в мамы нанималась? Все трое, как на подбор, словно дети малые: что Пряник - мужик взрослый, что Кирюшка - тоже не маленький, и даже дядя Сом, в его-то годы. Все как в войнушку играют. Ну ладно, изначально было понятно, ходовые испытания вещь нужная и полезная. Опять же, чего согласилась поехать - покататься захотелось, развеяться. Но нельзя же перед фактом ставить, что далеко поедем.
   Сначала-то все хорошо было, отъехали от "Копыта" на десяток километров, нормально так проехали. Правда, в этой баге не комфортно ехать, и без того не великая попа совсем плоская стала. Я уж думала, все нормально, машина работает, бегает быстро.  Нет, Возломителю мало, он еще проходимость захотел проверить, я его и так, и эдак уговаривала, а он ни в какую. Вот и поперлись на юг области, спрашивается - зачем? Чего ему в хозяйстве не сидится?
   Только, стало быть, до границы добрались, только Оку переехали, Пряник как заорет: "Люфтвафля!". Кирилл аж побледнел тогда, и сразу же включил, как он выражается, сбегометр на полную. Километров пятьдесят мы на полной скорости мчались, от какой-то "вафли". И ладно бы, по дороге, я скорость вообще-то люблю. Но страх оставил в голове нашего водителя лишь направление, а там и пашня, и овражек с парой пеньков оказались. И ручеёк противный, не по-майски холодный - машина-то открытая, остатки косметики как корова языком слизнула. Дальше нам проехать наскоком не получилось, у Метростроевского моста, у фашистов блокпост оказался. Я все до этого думала, Пряник и Кирилл немного чокнутые, ну, что про каких-то фашистов говорят, а тут сама своими глазами увидела. Целую семью просто так взяли и убили, точнее зверски замучили. Никогда до этого мною так злость не овладевала, даже когда Игорь меня бросил, ради какой-то потаскушки, я не такая злая была. Так вот, готова тогда была этих фашистов расстрелять сразу же, ну Кирюшка меня остановил. Не знаю, чем он руководствовался, о чем он думал, но с того места, из-под креста, он мне стрелять не дал. Сказал, мол, мы не в тире, тактика нужна.
   Он-то мне ее и предложил, даже название придумал - "Озомбление". Суть ее, как он объяснил, в создании паники в рядах противника, и уничтожении противника же путем применения не-кро-био-ти-ки. То есть, отвлечь вражин чем-то, а под шумок завалить пару тройку, так исподтишка, причем, убить так, что бы восстали. Ну а дальше, пока шум дым, пара-тройка зомби свое дело сделает, а если нет, то мы поможем. Что нам семьсот метров, я и дальше стреляла. Собственно так и вышло, я выстрелила всего-то тогда три раза, все три результативно, остальное за меня паника и страх человеческий доделали.
   Когда мы этот блок проехали, Возломитель не стал упокаивать тамошних, просто послание оставил. "Привет от Призраков Первого Отряда". Я спросила, почему он не упокоил клиентов-то, на что он сказал: " А нефиг, пусть шустерам или морфам порадуются, чтобы не повадно мирняк валить было". Серьезно так сказал, со злобой и ненавистью в голосе и мимике.
   Потом опять поездка, двадцать километров по шоссе, поворот налево, поворот направо, в объезд мертвых деревень, по лесному проселку. Теперь Кирилл вел багги не наобум, нет, он ехал целенаправленно. Пока не остановился перед неказистым заборчиком, метра два в высоту. Он объяснил, это старый его дом, Форт.
   Вот мы тут второй день и сидим, папка, наверное, совсем изнервничался, а та рация, что в багги установили, так далеко не бьет. Но, сегодня вроде как решили выдвигаться. По крайней мере, Пряник, дядя Сом и я, а вот поедет ли Кирюшка - пока непонятно. Он все ходит по дому грустный и потерянный, вещи гладит руками, своего "козла" в гараже чуть ли не облизал. Мы чего тут сидим-то, мужики газик этот как раз к жизни возвращают, год он в гараже простоял. Ой, ладно чего я снова увлеклась, надо "детям" обед приготовить, а то у них от Кирюшкиных игрушек совсем башню сорвало. Ну, а что еще мальчишкам надо - пулемет, да покрупнее. Вот и балуются то с РПД, то с ДШК, ну, ей богу, як дыти. Все хватит, надо идти дела делать, но сначала себя в порядок приведу, а уж потом на кухню.
   Зеркало нашлось быстро, в спальне висит, как положено. Хорошее зеркало, в полный рост. Подхожу, хочу посмотреться, и отшатываюсь. Вместо своего отражения, вижу какую-то молодую девушку, чуть постарше меня, в боевой экипировке, с тем самым арбалетом в руках. И смотрит на меня так, словно оценивает, подхожу ли я к чему-то или нет. А потом шептать начала, только голоса не слышно, лишь шевеление губ, а я, на удивление, понимаю: "Береги его, он твой...." Пресвятая Богородица. Голова закружилась, в глазах потемнело, и я провалилась куда-то.
   - Пряник, мля! Неси воду холодную, шустрее.
   - Счас, братан. Бегу уже!
   - Варенька, милая ну давай, девачка... давай, дарагая, вставай.
   - Дядя Самвел, давай я ее попробую в сознание привести.
   - Уйди ещё! Слушай да, совсем нет головы, девачку по щекам бить для этого, да? - Сквозь какой-то шум слышу голос Дяди Сома. - Эх, бабушка Сирушо тебе не видит, а то бы ухи очень оторвала бы.
   -  Да ладно, дядя Самвел, я же аккуратно. - Это уже голос Кирилла,  и заметно громче.
   - Пфру-у-у-у-у!
   - Толя!
   - Пряник, я сейчас встану, и тебе этот стакан на голову одену, придурок. - Слабым голосом говорю Толе. Хотя, брызнутая им, водичка привела меня в сознание, но все-таки нельзя так с девушками, пусть они и в обмороке, поступать.
   - Ты как, девочка мая? - Спрашивает дядя Сом, немного с акцентом, нервничает он.
   - Да, вроде... Ай. - Пытаюсь встать, но опять закружилась голова, да что же это такое?
   - Тихо, тихо, тихо. Давай аккуратненько, держись за шею, да вот так. - Кирилл берет мои руки, кладет себе на плечи, и медленно-медленно ставит меня на ногу. - Встала потихоньку? Присесть не хочешь? Что случилось?
   - Да, немного полегче, присесть не хочу. - Я отрицательно качаю головой. Господи, что же это такое было, что мне такое причудилось, вроде ели недавно, значит это не голодный обморок, по женской части, вроде, тоже все в порядке, только-только вот. Что это было? Приеду в "Копыто", расскажу Вике, может она чего подскажет, мальчишкам говорить ничего не буду.
   - Что случилось, Варь? - Переспрашивает Кирилл
   - Ну что ты заладил, как попугай? Ты что нас девочек не знаешь, в обморок упала, душно тут, вот и все. - Отвечаю Кирюшке, а сама кошусь на зеркало, но там пусто, то есть все как надо - мое отражение, Кирино, Толино, ну и часть комнаты. Ничего не обычного.
   - Да, ведь, верно, душно здесь. - Соглашается Кирилл, вот и славно, поверил. - Ну что, народ, как договорились? По коням и по баба... тьфу. По базам?
   - Я тебе дам по бабам! - Грожу ему кулаком, но потом понимаю, что он пошутил. - Это что еще за договоренности?
   - Да ничего, мы тут с мужиками посовещались, и я решил. Всё, мы возвращаемся. В ночь, так безопаснее. - Химик вдруг посуровел. - Ты, Пряник и дядя Самвел едете на багги в "Копыто", а я... Я поеду по наводке Толика, новое место осваивать, ну и погоню на себя отвлеку. А как освоюсь - заеду в гости.
   - Не поняла. Ты с нами не поедешь?
   - И да, и нет. Почти что до Голубино вместе колонной дойдем, а потом вы прямо, а я налево. Вопросы? Проблемы? Нет? Погнали, как говорят сантехники,  го..., ну вы поняли, по трубам! - Он посмотрел на всех нас. - Ну как условились, отъедете километр, ждете меня, дальше колонной. Все взяли что хотели? Тогда, по машина-а-ам, марш.
   Я картинно козырнула ему, развернулась на каблуках, и пошла в сторону выхода из дому. Кирилл решил немного задержаться. Ну и пусть, не до него сейчас, от чего же я в обморок-то упала? И вообще, что за чертовщина с зеркалом. Как вспомню, так мурашки пробегают. В усадьбе надо будет тетю Дусю попросить свечку поставить, да молитву какую прочитать, мало ли.
   Устроившись в багги поудобнее, я баюкаю свою винтовку, с ней аккуратно надо, легенда ведь. От бабули досталась, по наследству. Мне папка так и говорит порой, что вся в нее пошла, а не в мать. Бабуля моя в войну фашистов из винтовки этой била, за Сталинград медаль была, а теперь я с ее винтовки фашистов стреляю.
   Километр пролетел незаметно, мы останавливаемся, все как обговорено. Толя не глушит двигатель, дядя Сом контролирует по сторонам, я смотрю вперед, ждем Возломителя. Через минут пять по лесу разносится эхо гудка машины, резко оборачиваюсь и вижу, как из-за поворота выезжает "козел" с включенными фарами, а еще через мгновение, над лесом, со стороны "Форта", с шумом взлетают стаи птиц, потом в небо поднимается черно-рыжий огненный столб.
  
   Бар "Дикое Копыто". Третий год эпохи Белого дракона.11 июня. Варвара.  
   - Нет, Виктор Семеныч, так не пойдет, У нас какой уговор был? - Кирилл покрутил в руках трубку. - Пять декалитров? Так?
   - Ты чего от меня хочешь? Я тебе говорю, не дам больше. Ни копейки сверху. - Отец не унимался. - Ты чего думаешь, я патроны сам кую что ли? Жара видишь какая стоит, аномалия, мать ее.
   - Хе, а мне какое дело, ага? Ты Виктор Семеныч, мне уши компостируй. Я тебе пять декалитров привез, так что давай мне бочку бензина и три сотни патронов. Фантики и прочая ерундовина мне нафиг не сдалась. - Кирилл не удержался, закурил. - Натуральный обмен, так сказать,ага .
   - Милок, ты не обнаглел ли часом? Сто литров на писсят литров пива? Я тебе кто? Или ты своей бурды перепил, али с зомбями переобщался?
   - Фига се, предъявы. Полегче, ага. Тебе и этого на три месяца с лихвой, а мне сто литров на раз.
   - А меня это....
   - Попрыгай, отойдет. Сказал сто и триста, или я уезжаю, а ты перед выходными остаешься без пойла.
   - Ты, сопля, мне погрози ещё, я хоть и однорукий, но тебя в бараний рог скручу на раз. Хамить он мне удумал. Вот молодежь... совсем стыд потеряла. Я тебе за ваш с Варькой последний выход, хрен откручу. Узнаю, что девку попортишь, ещё и голову откручу.
   - Ясно, чего ты так кипятишься. Так чья наводка на тот кибуц была? Вот и все. Короче, берешь, нет?
   - Ладно, бочку дам, но патронов половину. Всё, точка. - Бывший егерь стукнул кулаком по столу. Да после этого с отцом спорить бесполезно.
   - Идет. Стописсят, так стописсят. Зови Пряника, Камиля, и Васька, разгружаться будем. - Кирюшка соглашается.
   - Стой, подожди разгружаться. - Встреваю я.
   - Чего, Варь?
   - Там тебя в баре, ну в зале, парочка какая-то искала, по объявлению.
   - М-м-м-м. По объявлению. Интересно, ага. А кто такие, как выглядят?
   - Ну как.... Обыкновенно. Мужик такой представительный, и баба. Стервознее чем наша Вика. На каком-то джипе иномарчатом приехали.
   - Стервознее чем Жигулевская? Фига се. Ну пойдем, поглядим, мужики без меня разгрузятся. - Кирилл поднялся из-за стола. -  Эта, бочку и патроны я попозже заберу, ага.
   - Давай, бочка у Самвела в гараже, а патроны.... Он тоже выдаст. - Отец тоже резко встает из-за стола и уходит.
   Уже в баре, я показываю Кириллу на ту парочку, что явилась к нему. Сидят они молча, мужичонок пришипился весь, головку в плечи втянул, будто боится всего, а тетка наоборот, сидит такая вся из себя, одним своим видом показывает, мол, я королева, а вы все - тьфу. Знаем мы таких, насмотрелась в свое время, на инязовских, сами блин без своих предков нет никто, но понтов, словно, каждая уже миром правит. Потенциальные безработные, блин, были.
   -Здрасте, значит вам некромансерские услуги нужны. - Возломитель рывком отодвигает стул и подсаживается к ним. Гад, мог бы и мне сначала предложить сесть. - Ну, значит, говорите, что нужно, ага.
   - А вы некро.... м-м-м-м некромант? - Женщина отвечает, словно пробуя на вкус новое слово.
   - Есть немного, ага. Я бы сказал совсем чуточку... так, всего лишь высшая категория пятого круга Восточного предела Великой Тьмы. До получения посоха осталось лишь ритуальное жертвоприношение... человеческое естественно. - Кирилл продолжил ровным спокойным тоном. От его слов мужичонок еще сильнее втянул голову и затрясся. - Говорим быстро чего нужно.
   - Да, в принципе, работка как раз есть по вашему профилю. - Женщина посмотрела на Кирилла поверх очков, чем напомнила мне Вику.
   -Сопровождение мародерки? Зачистка территории? Разведка? Классическое упокоение? Морфы достали? - Влезаю я, пофиг, что не мое дело, но с таким надо только так, Кирилл вроде как понимает.
   - Что-то нечто между мародеркой и зачисткой.
   - Хм-м. Так значит, тут давайте поподробнее, если меня устроит, то мы через моего референта и поверенного заключаем договор.
   - Белые Столбы знаете? - Потенциальная заказчица достает сигарету и прикуривает.
   - Там где психушка, что ли? - Хмыкает Кирилл.
   - Там нет психушки... это миф! - Вдруг взвизгивает мужичонок.
   - Ага, миф. Филиал домодедовской девятнадцатой, той которая в городке, не ваша разве?
   - Пустое, оставим. Давайте по делу. Нам нужно забрать несколько особо ценных объектов с территории Госфильмофонда. - Женщина прерывает своего спутника. - Проблема в том, что территория там несколько... э-э-э...
   - Замертвячена?
   - Можно выразиться и так, правда в основном это звери, были. Людей там практически нет. Ну если только со станции не пришли. Но и цель наша в недостроенном корпусе.
   - Короче. Условия такие: пятьдесят процентов оплаты сейчас, это во-первых раз, цена за услугу устанавливается мной и не обговаривается и не изменяется, это во-вторых два, ага. Вопросы? Проблемы? Согласны?
   - А какая цена?
   - Хе... значит, что такое Госфильмофонд? Это, ёкарный, примерно 170 га - это много. Далее, работа будет на стройке, но до стройки нужно как-то добраться, и тем более, станция и железная дорога рядом. А, как я забыл, у вас слишком много если, и недомолвок. Тысяча триста. Цена в патронах, в семерках, будет такая. Половина сейчас. Чем угодно.
   - Это много.
   - Не хотите, ищите кого другого. - Кирилл, было, дернулся встать, но женщина схватила его за руку.
   - Стойте, я... то есть мы согласны.
   - Это хорошо. - Кирилл присел обратно, рывком высвободил свою руку. - Ну что, договор? Представьтесь  и заполните бланк.
   - Я - м-м-м-м Яхонтова Лариса Михайловна. Должность нужна какая-нибудь?
   - Нет. не стоит. А вы, мужчина?
   - Я - Цэ... Голай Трофим Никонорович.
   - Вот и славно, Некромансер Возломитель. А теперь так,в выход идете со мной, то экипировка, топливо, оружие свое,  половина оплаты сейчас. Встреча через два часа на площадке у бара. Моя команда малочисленна, не удивляемся. - Сказал как отрезал.
   Клиенты с этими условиями согласились, даже не пикнув. Странные они какие-то, очень странные, любой другой бы начал выпытывать, что за команда, сколько человек, какой опыт и прочая, прочая. Эти же наоборот, прям как будто хотели только с Кириллом работать, может это уже слава и признание? Если так, то кроме "Курсов борьбы с некрофауной" нужно будет конкурс профессионального мастерства устраивать. Типа по номинациям "Лучший мародер", "Лучший истребитель", "Лучший гарпунщик". Хотя нафиг гарпунщик, мы же не дирижаблях летаем. А кстати насчет курсов, с этим выходом не посмотрим учебно-тренировочный фильм "Земля мертвецов", а жаль.
   Но выход он важнее, интересно кого Химик собирается взять, кроме меня и себя. Пряника вряд ли, занят он сегодня, кого-то из климовских, тоже вряд ли, Кирюшка жадный. А больше вроде некого, хотя если только...
   - Киря, а кто идет-то? -  Что гадать спрошу пожалуй.
   - Ты да я, да мы с тобой, ну и Виктория Николаевна. И хватит.
   - Что?! Вика?! Ты совсем чумной? Да она в жизни не пойдет. - Возражаю я.
   - Ну уж поглядим, ага. Давай иди экипируйся, думаю выход дня на три, через час жду в гараже у Самвела.
   - А ты куда?
   - Я? Я за вдовой профессора Жигулевского.
   - Тогда я с тобой, больно этот цирк хочется посмотреть.
   Кирилл кивнул, понимая, что спорить со мной бесполезно. Лишь махнул рукой, мол, хочешь иди, не хочешь не иди, и молча вышел из полутемного бара на улицу.
   В тамбуре медпункта мы услышали интересный диалог, кто-то из новых караванщиков пытался  то ли заигрывать с доктором, то ли что-то вроде этого. Получалось не очень, конечно, кто сравнится в цинизме с нашей Викторией, даже Снежная Королева отдыхает.
   - Так вы из Тольятти будете? Круто, земляки, значит, будем. Мы вона тоже груз уже полторы недели везем оттель.
   - Специальность. Род занятий. До Катастрофы и сейчас? - Полностью игнорируя вопросы, Виктория заполняла форму.
   - А, ну водитель, ага. До этой фигни работал на манах ну в этом "Манните". А теперь вот на палочников. У нас ведь как стало, три анклава в городе. Один в новике, в "Залу...", ну в палке. Во дворце пионеров, то есть. Второй в зеленке, на Химике, а третий самый сильный - это пятое вэ-сэ-о, будь они неладны, вояки.      
   - За последние сутки укусов от мертвецов не было? - И опять полностью игнорирует.
   - Нет, что вы доктор. Какие укусы. - Я так четко представила как водитель замахал руками. -  Так о чем я? А... Три анклава у нас. Вот. И если в Портпоселке с Кунеевкой, ну в Камсе, да, уже все подчистили, даже электричество с ГЭС есть. То вот в "новике" дальше Приморского и Степашки ходить опасно. Вот живем все больше у "Спортивки", на лыжной базе, да "Прилесье" отбили слава богу, с водичкой проблем нет. Военка туда перехала в, почитай что, первые недели. Не хотите-ка к нам вернуться? Нам врачи нужны, тем более вы же в Медгородке работали?  
   - Так, все свободен. И что бы я тебя здесь не видела. В печенках у меня твой Тольятти сидит, и нафиг мне он не сдался. Меня там нет и слава богу. Свободен. - Виктория все-таки не выдержала, немного повышенным тоном выпроводила дальнобойщика вон из кабинета.
   - С-с-сука. - Дальнобойщик процедил сквозь зубы, когда проходил мимо нас. И чего это Вика так взъелась, что-то вспомнила? Не любовь  к городу или к дальнобойщикам?
  
   Тольятти, незадолго до пришествия эпохи Белого Дракона
   В магазине ей пришлось задержаться, возле банкомата, стоящего справа от входной двери в сам магазин, набралась небольшая очередь из человек трех. Стоявший у самого банкомата решил вдруг оплатить все коммунальные услуги.
   - Мужчина, вы долго еще? - Вдруг сказала женщина, которая стояла перед Викторией. -Вас же люди ждут.
   - Сейчас, секундочку. - Промямли плативший. Куда ему, очкарику щуплому, до такой боевой тетки.
   "Наверно, какой нибудь компьютерщик":подумала Виктория, и решила приготовить карточку немного заранее. "Компьютерщик" завершил свои операции, следом за ним к банкомату подошел мужчина в возрасте где-то сорока лет, по виду обычный работник завода, быстро снял нужную сумму и ушел. Подошла очередь тетки скандалистки. Женщина открыла свою бездонную, черного цвета, сумку, и начала в ней рыться в поисках кошелька. Спустя две минуты и перебрав все вещи она достала кошелек, а затем карточку, следом появились квитанции на квартиру, телевидение, телефон и еще что-то, закрыла сумку. Потом открыла опять и убрала туда кошелек и телефон, закрыла и зажала её под мышкой.   Тетка вставила карточку в приемник, но банкомат отказался принимать карточку выдав надпись "Карта не может быть обслужена", в добавок снабдив все это характерным писком.
   -Что такое происходит! Всюду обман. - Тетка завопила, в знак  того, что банкомат не захотел её обслуживать. - Чертовы жиды в правительстве дурят нас, всюду это мракобесие! По наставляли этих банкоматов, заграбастали наши деньги, следят через них за нами, и тут еще карта не может быть обслужена! Я разберусь с вами, ублюдки проклятые! Мы разве за это в августе девяносто первого боролись с коммуняками! Я вас спрашиваю!
   Женщина разошлась и не собиралась останавливаться, разбрызгивая слюни, крича всякую ерунду, она судорожно запихивала свои квитанции обратно в сумку. Молча наблюдая за этим Виктория улыбалась: "Есть же люди непонятные. А? Кричать по любому поводу могут, а что бы инструкции читать и выполнять правильно - нет. Написано магнитной полосой вправо, как показано на рисунке, нет надо засунуть к верху ногами и разораться. Идиотка!"
   Когда кричащая либералистка отошла в сторону, Вика вставила свою карточку набрала свой несложный код четыре икса, а на самом деле 1903, выбрала пункт "состояние счета", убедилась, что денег там нужное количество. И выбрав пункт "выдача наличных" сняла половину суммы, затем повторила операцию, сняла вторую половину, не забыв попросить у банкомата оба раза чек. Теперь предстояла пробежка по рядам, а потом домой, готовить. А может быть и не готовить.
   Лифт послушно отсчитал этажи до пятого, Виктория вышла, открыла дверь и вошла в свою квартиру. Разгрузив пакеты, она присела за столик, выпить свой кофе, полистать журналы. В очередном номере "Я покупаю" красиво описывали как можно съездить на Мальдивы, купить новую кухню в салоне "Мария", или как вкусно провести время в ресторане "ГоподинЪ", в котором одна чашка кофе стоит всего триста рублей. И это издавалось в городе, где каждый второй живет на зарплату в семь восемь тысяч. Нет, не то что бы её заботили проблемы в финансовом плане, но от реальности она оторвана не была. Да и материальное благополучие она получила только после замужества. Приблизительно года три или четыре назад. На вид ей можно было дать тридцать, ну максимум тридцать пять лет. Не очень высокого роста, где-то под метр семьдесят, волосы удлиненные, до плеч, рыжие, но не огненно, и хорошо сложенная фигура, про которую можно сказать: всё на месте. Своей внешностью она занималась регулярно, и это не дань моде, вроде сходить с подружками на фитнесс. Занималась именно для поддержания себя в норме, работа порой подносила такие сюрпризы, что если не делать этого то запустить себя можно было бы в два счета.
   К счастью сегодня не было бассейна, сегодня у нее в планах был семейный ужин с мужем, при свечах, вроде как годовщина с того момента как они с ним познакомились. А было это почти десять лет назад в стенах Самарского медицинского университета, где она уже училась на последнем курсе на кафедре урологии  , а он приезжал из другого города  с какими-то лекциями. Он, Профессор Жигулевский Никон Демьянович, заведующий отделением урологии и ультразвуковой диагностикии эндоскопии клинической больницы N5, тогда ее заметил, узнал все про нее у заведующего кафедрой, и к осени забрал к себе в отделение интерном. Он переехала из Самары в его город. Первое время, пока он за ней ухаживал, он помогал снимать ей квартиру. Недалеко от больницы, на улице 40 лет Победы, в сто восьмом доме. Это, кстати, было не только рядом с больницей, но и с его домом тоже. Через год ухаживаний она сдалась, и они начали тайком встречаться, то останутся в кабинете, то в пустой палате закроются. Об этом знало все отделение, и медсестры за глаза сплетничали. А через какое-то  время они поженились. И она присоединила свою фамилию к его, и стала Виктория Николаевна Дворженко-Жигулевская. То была просьба ее мамы, да сам профессор был только рад на такую фамилию.
   Свадьбу они отмечали шикарно.Утром за ней приехала кортеж состоящий из одних только иномарок: белый лимузин на базе "Хаммера", три черных "Лексуса" и еще четыре черных "Мицубиси Лансер".  Регистрация проходила во "Дворце Бракосочетаний", потом катание с обязательным посещением Парка Победы и фото-сессией у танков, памятника Татищеву, стелы на площади Свободы, и возложение цветов у памятника Собаке. После катания был один самых лучших ресторанов города, а потом... Она была самой счастливой невестой на свете, со своей мамой они даже и не могли мечтать о такой свадьбе, да и как им это было бы осуществить без профессора, на одну только мамину зарплату воспитателя детского сада. А тут все расходы на себя взял он. Никон был обеспеченным человеком, еще бы, у него лечились по мужской части, как он говорил, "не последние люди в городе". Первый мэр, ныне покойный, второй мэр, которого посадили, оба губернатора, и авторитетов приличное количество. Бывает так порой звонок по среди ночи, и вперед. Но оно того стоит, материальная отдача с лихвой покрывала такие неудобства.
   Но с каждым годом количество "неудобств" увеличивалось, стремительный подъем по карьерной лестнице немного оторвал ее от семейной жизни, по началу она не замечала этого, некогда. Но в один прекрасный день, два года назад, она застала своего благоверного с молоденькой медсестрой, прямо у него в кабинете. Не заметил он тогда, не до того ему было. Молча сглотнув обиду она вышла из его кабинета. В тот вечер она ничего ему не сказала, прекрасно понимая, что если заикнется, хоть полслова проронит, то вылетит с вещами на улицу, да и с работы возможно тоже. Только внутри родилось маленький, но постепенно разгорающейся огонек ненависти.  
   Два года она прикидывалась, что ничего не знает, хотя он даже и не скрывался особо, порой Виктория находила детали чужого женского туалета у себя в квартире. От этого ненависть только разгоралась и крепла. В голове начал созревать план мести.
   День "годовщины" выпал на вторник, хорошо, что это был отпуск, иначе выходного бы не получилось. Что-то странное творилось в Тольятти сегодня с утра, сначала немотивированые случаи человеческого бешенства на автовокзалах, потом, по слухам, с московского поезда сняли двух мертвых. Кренц, главврач "Медгородка", вызвал Жигулевского еще утром, на какое-то экстренное совещание. Ее же пока выдернуть из отпуска не решались. Но как-то на душе было не спокойно, да еще и звонок мамы: "Дочка приезжай...."
   Неспокойствие оправдалось. Муж вернулся в обед, какой-то помятый, весь бледный, с мешками под глазами, его лицо просто не сочеталось с дорогим костюмом. Правда рукав пиджака был немного порван. Но ей было все равно.
   - Как дела? Что произошло? - Безразлично спросила она мужа.
   - Да вот, новенькая интернка взбесилась, пришлось успокаивать. Коза малолетняя пиджак порвала, да палец поцарапала. - Тяжко вздохнул он. Виктория хмыкнула и подумала: "Поделом тебе, кобель старый". - Я в душ, переодеться и обратно в отделение.
   - Еда если что на кухне. - Виктория развернулась и пошла в гостиную, разбирать почтовую рассылку. Спустя полчаса она услышала странный грохот в ванне.
   - Никон? Ты в порядке? - Негромко крикнула она. Но муж не ответил. Из ванной доносился шум воды. - Никон?
   Она бросила взгляд на часы и удивилась, прошло минут сорок, муж так долго никогда не принимал душ. Нехотя и с какой-то тревогой она поднялась и пошла в сторону ванны.  Никон все так же не отзывался. Виктория тихонько приоткрыла дверь и вскрикнула. Муж лежал на боку в ванной, лицо его было полностью погружено в воду. Он был мертв.
   - Ни... - Вика всхлипнула, подалась вперед к телу мужа. - Никон...
   И муж как-будто ее услышал, заворочался и начал подниматься. Медленно медленно. Ледяные мурашки пробежали по спине Виктории, еще несколько минут назад он был абсолютно мертв, а теперь встает. Жигулевский окончательно встал, так же неуклюже повернулся к жене, после этого Виктория закричала. Мутные глаза, застывшая гримаса голода, ненависти и боли, какой-то гулкий рык - это был уже не человек. Мертвец сделал шаг ее сторону, но не рассчитал высоту ванны, запнулся и свалился на пол, разбив при этом себе нос. Оцепенение спало, Виктория резко захлопнула дверь в ванну и побежала в спальню. Там был шкаф с оружием, уже мертвый муж пристрастился к охоте, да и к коллекционированию дорогих ружей. В мозгу Виктории стучала одна мысль: "Убей - спасешься!" Она с радостью подчинилась этому эмоциональному порыву. Раскрыв шкаф, она схватила первое попавшееся ружье.
   - Так что это? - Она спросила сама себя. Муж ей рассказывал и показывал порой ружья из своей коллекции. И сейчас она вспомнила, что в руках у нее какой-то Бар II или что-то вроде того. Быстрый разворот, зарядка, шаг, шаг, гостиная, прихожая. Мертвец уже выбрался из ванной комнаты, но дальше он не прошел, раздался выстрел, затем еще один, комната наполнилась пороховой гарью. Первая пуля ударила в грудь, вторая вошла четко между глаз, а на обоях появился абстрактный узор. Виктория уронила ружье, и сама осела на пол.
   - Ы-ы-ы-ы-ы-ы.... - Протяжным негромким воем заплакала она. Что происходило дальше она помнила смутно. Через какое-то время она осознала себя сидящей за рулем своей машины, потом опять провал в памяти, следующее воспоминание было о том как она проезжала КПМ "Рубеж" на плотине. Гаишники словно взбесились,что-то бегали суетились, пытаясь как можно быстрее разогнать стихийно образовывавшийся затор. Опять провал, яркое воспоминание появилось где-то уже ближе к своей цели.            
   Звонила мама, что-то сумбурно рассказал про бешенство, про панику, про то что она поедет к подруге в Москву, мол она поможет в случае напасти, муж подруги в какую-то лабораторию эвакуировать их хотел. Потом случилась поломка авто, да как назло пропала связь. Пришлось ехать с минимумом вещей, на попутках, но во сей этой суматохе она не отпускала чехол с ружьем. Все было, в принципе, в порядке пока ее не согласился подбросить какой-то дальнобойщик. Дальнобойщик вез ее рассказывал что-то, потом стал приставать. Злой рок помешал ему, он умер, а Вика упокоила.
   Дворженко-Жигулевская молча сидела за столом, немного прикусив верхнюю губу, отстранено глядела в окно. Ну точно, дальнобойщик ее вывел из себя.
   - Виктория Николаевна, у меня к вам деловое предложение. - Кирилл решил начать издалека, как обычно, рассусоливая все на полчаса.
   - А, Кирилл. Вас, простите, здороваться не учили?
   - Ой, извините меня, Виктория Николаевна. Доброго вам дня, ага. Так вот, есть предложение...
   - Кирилл, а вы обещанный препарат привезли?
   - Доктор Жигулевская, - Кирилл с шумом выдохнул. - Я вам кто по вашему? Химик-биолог, или взрывотехник? Я простой пищевой технолог, ага. Не идет синтез, не хватает чего-то.
   - Вы мне еще расскажите сказку, что вы не взрывотехник, а кто поднял на воздух половину ангара в Климовске?
   - Так... начнем с того, что это была чистая случайность, это во-первых - раз. И у меня к вам дело, это во-вторых - два.
   - Что за дело?
  
   Белые Столбы.Третий год эпохи Белого дракона.12 июня. Вдова профессора Жигулевского
   - Давай в Скалу! - Донеслось из "козла", машина словно подчинилась приказу, выбросив из-под колес облачко пыли, тронулась. Виктория осталась сидеть в кустах, про нее забыли. Поддавшись какому-то мутному чувству, она успела выскочить из машины, одна. Ни Варе, ни Кириллу этого сделать не удалось, и теперь их увозили в какую-то непонятную скалу. Виктория попыталась выстрелить в след уезжающему автомобилю, но тщетно: сухие щелчки говорили о необходимости зарядить ружье.
   - Черт! - Выругалась Виктория. - Блин, пипец! И что теперь? Что делать-то?
   Вопросы были адресованы непонятно кому, и естественно, непонятно кто ей не ответил. А она больно-то и не дожидалась ответа, лишь перезарядила ружье, осмотрелась, да пошла в ту же сторону, куда тронула машина, затаив надежду, что странная скала где-то близко.
   Летний день все набирал жару, и через минут пятнадцать Вике уже было невмоготу  от непреодолимого желания снять с себя остатки одежды. Единственное что сдерживало, близость населенного, теперь уже нежитью, пункта, а эти неумершие ох как охочи до оголенных участков тела, и не оголенных в прочем тоже. "Чертово аномальное лето, чертовы зомби, чертов конец света, из-за этого всего чувствовать себя человеком невозможно: ни раздеться, ни лимонаду холодного попить" - подумала Виктория, осмотрелась, и была - не была, сняла с себя часть экипировки, оставшись лишь в легкой рубашке поверх черного топа, брезентовых штанах, да в высоких ботинках.  Кожаная куртка, свитер под горло, шлем, все это лежало небольшой кучей рядом.
   - Ну еще бы  мне жарко не было. Как капуста. - Она осмотрела свои вещи, сняла рюкзак, и попыталась уложить одежду туда.  Ей почти удалось, не лез только шлем, его пришлось приторачивать к рюкзаку. - Да залазь ты, сволочь! Гадская штука, клизму тебе вставить некуда!
   Ходьба продолжилась, через полчаса Вика вышла  к поселку, и то, что она увидела, ей не понравилось. То, что могло сгореть в поселке, сгорело, еще  сошедшие с рельс электрички, и много-много зомби. И самое главное никаких признаков скал в радиусе ближайших нескольких километров.  "А может я не вижу эту скалу, потому что надо повыше забраться? Только вот куда? На дерево? Но я же не кошка или белка. Вышки какие-нибудь? Нет, рядом не вижу ни одной. Куда? " Мысли, бешено прыгая по извилинам, сменялись одна за другой, но пока в голову не приходило абсолютно ничего.
   - Так, соберись Викуся, соберись девочка моя. - Она прошептала себе под нос. - Есть идея. Железнодорожный мост. Точно, он высокий, обзор с него хороший.
   Мост очень хорошо просматривался с подлеска в котором она стояла, и чтобы дойти до него было два пути: по дороге вдоль железке, или через поселок. Через поселок идти страшно, много растительности, брошенных машин, а посему мертвых зашкаливает. Железка же давал большую  возможность передвигаться более менее под прикрытием вагонов, но видимость тоже не ахти, только вперед и назад. Но до моста тут ближе. Виктория поправила лямки рюкзака, перехватила ружье, и бодрым шагом направилась к нему вдоль стоящих цистерн.  
   Первая преграда встретилась через два десятка метров пути, маневровый сошел с пути, и встал в раскоряку. Чтобы обойти его нужно было дать не большую дугу в сторону бетонки и поселка. Все бы ничего, только вот пяток мертвяков крутился у дороги. Ну пять не двадцать пять, поэтому Виктория вскинула ружье.
   Мертвую тишину поселка нарушил выстрел. Первый из пятерки зомби упал, оцепенение мертвяков прошло, оставшиеся четверо, услышав выстрел, потянулись к источнику шума. Выстрел, падает второй, затем третий, четвертый каким-то чудом увернулся, и пуля, предназначавшаяся его голове, пробила отверстие в груди. А толку? Пятый оказался самым медлительным, видимо отсутствие какой-то дефект ног свою роль, Вика уложила его сразу после выстрела по четвертому.  Перезарядка.
   Быстро, но без суеты, она передернула затвор, поставила его на задержку, откинула крышку магазина, аккуратно вытащила опустевшую емкость, вставила новый магазин, защелкнула, сняла затвор с задержки. Все к стрельбе готова. Долбаные браунинговские перезарядка. Хорошо хоть запасные магазины на ремне закреплены, а не в рюкзаке, ведь пока перезаряжалась, недобитыш уже прилично сократил дистанцию. Не целясь Вика выстрелила, голова зомби украсилась двумя свежими отверстиями, одно поменьше, другое малость побольше, в затылок величиной, отправив его в окончательно на тот свет.
   На шум с стороны поселка, с двух улиц появились еще зомби, много. Стоять на месте - значить быстро превратиться в пищу, а Вике очень не хотелось этого, оставалось одно - бежать вперед вдоль вагонов электрички, вдоль дороги, по шпалам, бежать быстро, а иначе... Иначе и думать не хотелось.
   "Вперед" оказалось недалеко, со стороны платформы вышло не пара тройка зомби, а полтора десятка, впрочем и количество сзади идущих возросло. Полтора десятка передних в довесок вышли так не удобно, что ни проехать, ни пройти. Сбоку не оббежишь, электричка и пассажирский встали вплотную, под вагонами не пролезть, там тоже толпа собирается, остался только отстрел. Виктория отошла немного от серого с красной полосой-символикой вагона, повернулась к ближайшим мертвякам, и начала отстрел.  
   Когда последний четвертый магазин занял нужное место, совсем улетучились мысли о хомячестве, да и  о какой экономии можно говорить в ситуации, когда на тебя прет толпа из нескольких десятков мертвецов. Ни о какой, можно лишь говорить о том как бы побыстрее избавиться от угрозы, или спрятаться. Но вот только никакого укрытия от этой толпы Виктория не находила, да и путей отступления у нее не осталось. Толпа зомби, словно ведомая мудрым командиром, выстроилась полумесяцем, загоняла ее к брошенным плацкартным вагонам. Виктория присела на колено, стала готовиться к выстрелу, как вдруг слева мелькнула тень, и ей сразу же пришлось бросить прицеливание. Тень говорила о том, что это мог быть или шустер или хуже того морф.
   - Эй! С-с-сюда! - Тень материализовалась в пришибленного бомжа, стоявшего в тамбуре вагона, и вяло махавшего рукой. - Дав-в-вай с-с-с-сюда!
   Ситуация не оставляла выбора, нежданно появившееся укрытие намного лучше смерти от съедения. Виктория перекинула ружье на плечо, выхватила пистолет и помчалась к звавшему. В три движения она забралась в вагон, собралась захлопнуть дверь и поднять лестницу, как почувствовала крепкую хватку на ноге. Невесть откуда взявшийся шустер успел ухватить ее за ботинок и начал тащить к себе, Виктория потеряла равновесие и упала на задницу.
   - Куда, клоп, собрался?  - Не растерявшись она высадила ему в голову весь магазин. Получив восемь пробоин в черепной коробке, шустрик ослабил хватку и окончательно прекратил свое существование.
   - Дв-в-верь! С-закрывай быс-стрее. Пока они... - Бомжик показал ей на дверь.
   - Дай встать, а? Закрою сейчас. - Виктория отползла назад, не вставая, и ногой захлопнула дверь. Оставалось лишь опустить порог, и поднять лесенки. Только она встала, бомж сразу же закрыл дверь на ключ.
   - Пойдем с-с-со мной. - Мутный тип поманил ее вглубь вагона.
   - Ага, сейчас, только подожди немного. - Виктория вытащила отстреленный магазин, вставила новый, дослала патрон. - Все пойдем, веди.
   Бомжик кивнул и повел ее через вагон. По началу, она заглядывала в каждое купе, но потом подумав: "Раз этот жив, значит нечисти нет, но пистолет-ка я не буду  убрать". Мужичок решил пройти практически через весь брошенный поезд, один купейный вагон сменялся  другим, вот уже они прошли через вагон ресторан, и тут ее терпение лопнуло.    
   - Куда мы идем? Эй, ты слышишь? - Не громко прикрикнула Виктория, но бомж лишь покачал головой да махнул рукой, мол, идем. Виктория дернула плечом, но продолжила следовать за "проводником". Возраст споров прошел, да и обстановка не позволяла встать в позу, она поняла это практически сразу, бомжику по ходу было все равно, есть тут она или нет. Спас он ее из каких-то других побуждений.
   За вагоном-рестораном последовало еще три вагона, когда они добрались до цели. Добрались до гнездовья бомжа. "Бомжовское гнездо" встретило как положено, Вика чуть не согнулась пополам от стойких запахов пота, мочи, и прочих экспериментов. И судя по силе этих запахов, "товарищ" жил тут довольно-таки долго.
   - Приш-ш-шли.  - Бомж зашел в первое купе, сел на диван и уставился в окно.
   - Все? А дальше что? - Спросила Вика, но ответа не последовало, бомжик просто отключился от реальности, глядя в окно.
   - Эй! Але! Есть кто дома? - Виктория предприняла попытку растормошить хозяина, и опять тщетно.  Он все так же пристально смотрел в окно на ни капли не изменяющиеся пейзажи  Белых Столбов, да бродящих по окрестностям мертвякам. Всем своим видом он стал напоминать мужичка-компаньона странной заказчицы, только тот был по живее малость.
   - Эй! Или что, у нас началось "Кто стучится в дверь моя, видишь дома нет никто"?! Тебя как звать-то?  - Она толкнула его за плечо, и сразу же отшатнулась. Бомжик вдруг обернулся и уставился на нее бесцветными и бессмысленными глазами.
   - Я? Меня?  - Он словно перезагружался и тормозил как компьютер после установки драйверов.  - Бу ...  Бутил... Бутиламин.
   - Как ? Офигеть, синтезкаучук, блин. Кто тебе такое имя дал? - Удивленно спросила Вика.
   - Она! - Бомжик вздрогнул и съежился. - Эт-то вс-с-се она! Не я!
   - Стоять! Кто она? - Виктория сама испугалась ответа.
   -Она! Владычица! - Бомжик забился в угол и закрутил головой.
   -Кто? Какая владычица? Как ее звать? - В голове вдруг что-то щелкнуло, страх пропал и Вике стало интересно.
   - Наша владычица. Она.... Ее... Ее зовут .... Иголка! Или  нет ... Струна! Да... Струна!- Его речь чуть более  стала связной. - Она колола нас, меня  и его... М-м-метанола и Э-ээтанола.  Мы ... я и он... Метанол... мы сбежали... Сюда.... Тут она нас не найдет, а Метанол он... он его... они его.... И он с ними теперь... А я тут...
   - Давно?
   - Давно? Не.... Не знаю... Не помню....
   - А откуда сбежал? Со скалы?
   - Скала? Да.... Не помню.... Нет .... Помню, да из Скалы...
   -Скала это что?
   - Гриб...
   - Какой гриб?  Какой? Не понимаю.
   - Большой гриб....
   - А это где можешь сказать?
   - Сказать?
   - Ну да? Сказать где это?
   - Что это?
   - Пипец, блин. Что опять дурка включилась? Эй! Отвечай! Или тебе мозгочистительную клизму поставить? Ты, вообще, меня зачем позвал?
   - Я тебя не з-з-звал. Ты с-с-сама с-с-сказала, что придешь ко мне, я тебе и открыл.
   - Все, стоп отдыхаем, так мы ни о чем не договоримся!  -Вика закончила разговор. От запаха и от сбивчивых и несвязных ответов у нее закружилась голова. Она взяла свои вещи, прошла в другое купе, перед этим немного приоткрыв окно напротив.  Пришла пора передохнуть осмыслить полученную информацию о заказчице, и о Скале.
     Из сбивчивого рассказ бомжа стало понятно, заказчица в какой-то мере ее коллега, иначе бы Струной она не назвалась, колющая струна - шприц. Кроме того коллега, если можно так сказать, была кем-то из психиатрии, до такого состояния только психиатры могут довести. Вика знала это еще по практике в военкомате. В какой-то мере это радовало, и Варя, и Кирилл будут живы, конечно есть великие опасения по поводу их будущего психического здоровья, но это потом. Вторым она поняла, что Скала - это не гора, это какой-то военный объект. Почему военный? Психиатры, они конечно интересные люди, но так называть свои места обитания они бы не стали. Остается только выяснить где этот объект. Но что бы это сделать, надо расспросить Бутиламина получше, то есть прочистить ему мозги.
   Виктория стала раскладывать свой инвентарь, беседа с бомжиком предстояла веселая, значит, без вспомогательных средств не обойтись, да магазины переснарядить надо, да оружие привести в порядок. На купейном столике появился кожаный сверток, рядом легла жестяная шкатулка, пистолет, три пустых ружейных магазина и один пистолетный магазин, пенал для чистки,  и две коробки патронов. Виктория начала с проверки медицинского снаряжения, она раскрутила кожаный сверток, в котором лежали скальпели, клизма, еще одна клизма побольше, шприц многоразовый, пузырек с прозрачной жидкостью. Вика долго выбирала между клизмой и шприцем, окончательно остановившись на шприце. Взяв его в руки, она свернула сверток, и убрала в рюкзак,  жестяную коробку она решила пока не открывать, но и не убрала.
   Пришла очередь чистки оружия и снаряжения магазинов. В первую очередь она зарядила магазин для ее ТТ, потом три магазина для Босса. Затем начала чистку оружия. Не хитрая процедура, за последние два года доведенная до автоматизма, а как иначе, когда пистолет и ружье - неотъемлемая часть женского гардероба. Дура та баба, что считает оружие мужской игрушкой, и ведь такие остались, не уменьшились в количестве,  не вымерли.  Будто для таких изменились только декорации. Методично работая шомполом, Виктория размышляла о своих дальнейших действиях, прежде чем отправиться на поиски, надо сначала выбраться из поселка с минимальными затратами.  А вот с этим как раз были проблемы, количество нежити в районе одной только железки зашкаливало.
   Она отложила шомпол, протерла ствол, затем взяла тампон из ветоши, увлажнила его ружейной смазкой, и повторила операцию. Ну, чисто ведь женские повседневные дела, тоже самое делали раньше, только не с ружьями. После чистки тампоном она прочистила, через проем магазина, затвор, протерла весь ствол насухо. Золотистые олени инкрустации опять ярко заблестели, предвкушая новые победы над миром мертвых. Виктория посмотрела на узор, щелкнула пальцами, точно, нежить очень хорошо привлекать не только шумом, но и ярким светом, огнем например. А раз так уходить она будет с огоньком.
   Чистка и снаряжение оружия были окончены, пришла очередь повторной беседы с непонятным хозяином этого места. Вика взяла в одну руку шприц, во вторую ТТ, на всякий случай, ровным шагом направилась в купе бомжика. Тот сидел все так же, не меняя позы, не обращая внимание на происходящее, лишь пристально смотрел в окно.
   - Бутиламин, давай еще раз поговорим про Скалу. - Стоя в дверном проеме, железно произнесла Вика.
   - Ты кто?! - На удивление быстро отозвался бомж, правда, опять не впопад.   - Я -  твоя хозяйка. Я - Вдова. Запомни это. - Вика показала шприц и добавила. - Расскажи мне про Скалу, или я тебе сделаю укол. А ты ведь не хочешь укола? Или хочешь?
   - Н-нет! - Бутилами задрожал, и забился в угол. Вика немного напряглась, покрепче сжала пистолет. - Я расскажу, хозяйка, т-т-только не укол... ы-ы-ы-ы-ы.... н-не-не опять. Н-н-не х-х-хочу.
   - Рассказывай где Скала, и укола не будет.
   - С-с-с-скала... она, она... она в лесу.  Она, она, она там! - Бомжик махнул рукой куда-то. - Она за дорогой, за деревней, в лесу..... ы-ы-ы-ы-ы
   - Отлично, блин. Пойди туда, не знаю куда, найди лес, а в нем сосну, на соне утку, а в утке, яйцо, да?  А поподробнее. - Вика зловеще подняла шприц.
   - Ы-ы-ы-ы... я...я....я н-н-н-не помню....
   - Провести сможешь?
   -С-с-с-с-смогу, только н-н-не укол.... Ы-ы-ы-ы-ы
   - Собирайся. - Вика убрала шприц, и пристально посмотрела на Бутила.
   -Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы - Бомж продолжал выть и закрывать голову руками.
   - Так отлично, теперь к дурке добавилась истерика, пипец, блин. - Виктория  выругалась. - Ладно, делать нечего, подождем успокоения.
   Вытье продолжал долго, день сменился вечером, а бомж не успокаивался. Виктория бросила наблюдать за истерикой давным-давно, пообедала тушенкой, попыталась вздремнуть, но бомж не успокаивался. Вой гулко разносился по вагону, и вот когда за окном стемнело, он наконец-то замолчал. Вика взяла вторую банку тушенки и прошла к нему в купе.
   - На, ешь. - Она поставила открытую банку на стол. - Пойдем в Скалу с утра.
   - Да, хозяйка. - Бомж не глядя, схватил банку, и начал выхватывать от туда куски мяса, при этом урча как кот. - С утра.... С утра.... С утра....
   Вика взяла валяющиеся на сидении ключи, тихонько вышла из купе, притворив и заперев за собой дверь. Нечего этого персонажа на ночь оставлять просто так. Затем она прошлась по всему вагону, закрыла все остальные двери. Умылась, совершила все необходимые вечерние процедуры, вернулась в свое купе, заперлась и полезла на верхнюю полку спать.
         
   Белые Столбы.Третий год эпохи Белого дракона.13 июня. 6:00. Вдова профессора Жигулевского
   Ночь прошла относительно спокойно, если не считать пару стуков по вагону после полуночи, да постоянного шарканья мертвяков. Завтрак окончен, бомж отперт и собран, пришла пора подготовки прорыва из Столбов.   Вика еще раз посмотрела все ли взято: пистолет в кобуре, винтовка за спиной, все магазины в разгрузке, на столе же остался лежать непонятное дисковой формы устройство. Устройство напоминало внешним видом противотанковую мину, только размером поменьше, да и пять трубок, торчащих в разные стороны, никак не соответствовали облику мины.
   Эта "мина", совместное творчество Химика и Самвела-Механика, была шансом Вики на прорыв. По тому инструкции Кирилла, "мину" нужно поместить на землю или другую плоскую поверхность, повернуть рычажок таймера на нужный временной отрезок, от пяти минут до часа, отойти на безопасное расстояние, ждать. Через установленное время устройство начнет отстреливать заряды, похожие на фейерверки, но только в исполнении Химика, а значит, или взрывоопасные, или слишком горючие. Но это не важно, важно другое, шум и свет производимый агрегатом очень привлекал зомби, они реагировали на него словно осы на сладкое.     
   С этим агрегатом Виктория прошла до первого вагона,  раз сказано в инструкции на безопасное расстояние, значит на безопасное. Дай бог, в этот раз получится не как в Климовске, ничего лишнего не взорвется.  В первом вагоне она призадумалась, как выбрасывать "мину": открывать ли дверь, либо бросать через окно. Открытая дверь - страшно, зазеваешься, и привет шустрый. Через окно - вдруг агрегат упадет не правильно, тогда совсем плохо.
   Вика посмотрела в окно, убедилась что шустеров нет, и решилась бросать  через дверь.  Завела таймер на двадцать минут, осторожно открыла дверь и бросила "мину" на гравий.  Зря она боялась, центр тяжести агрегат располагался так, что она упала трубками вверх, немного только проехав по гравию. Зомби не обратили на бросок никакого внимания, шум слишком пока не значителен, шорох гравия да стук часового механизма.
   Проследив, что все встало как надо, Виктория что есть мочи побежала к первому вагону, двадцать минут на окончательные сборы, и десантирование.  В гнездовом вагоне она оказалась через пять минут, и пинками и криком "Пошел, вперед!"  отправила бомжика в крайний тамбур.  Там , стараясь не шуметь, она отперла дверь, подняла порог, опустила ступеньки, стала ждать активации "мины". В голове ее, словно как по радио, слышалась работа часового механизма: тик-тик-тик - дзинь!
   Нет, конечно "Дзинь!" она не услышала, вместо него раздался довольно-таки громкий хлопок, "мина" начала отстреливать фейерверки. И зомби словно завороженные, сначала замерли, глядя на яркие всполохи, а потом медленно потянулись к их источнику.  Зря она надеялась на Химика, а может это была вина Механика, кто знает, но, вдруг, один снаряд полетел не так как надо, и ударился в стенку рядом стоящего вагона, растешись по нему огнем. Не известно, что было в вагоне, но сразу после возгорания он взорвался, разбросав горящие обломки по округе, подпалив соседние вагоны.
   - Вперед! Пошел! Пошел! - Вика рявкнула на бомжика, и тот резво выпрыгнул из тамбура и помчался в сторону переезда.
   - Дав-в-вай, Хозяйка, з-за мной!  - Он обернулся и махнул рукой.
   - Бегу уже! - Вика удивилась прыти Бутиламина, медленного в разуме и ответах, и побежала следом.
   До переезда они не добежали, свернули за триста метров от него в поле. Там двигаясь по диагонали, они добежали до леса, держась несколько правее дороги. Но уже к лесу Виктория осознала, что дальше бежать она не сможет, тяжесть рюкзака давила и мешала. Сердце билось все чаще и чаще, дыхание становилось все более шумным. Пора было сбавить скорость , да дальше бегом передвигаться просто опасно.
   - Бутил, стоять!
   Бомжик приостановился и удивленно посмотрел на нее:
   - Н-н-но, Хозяйка? Они?!
   - Нет! - Железно ответила Вика, перейдя на шаг, и стараясь выровнять дыхание. -  Дальше мы пойдем не торопясь.
   - Х-хорошо, Хозяйка. - Бомж покорно повиновался.
   - Куда дальше?  Показывай!
   - Туда! - В этот раз Бутиламин более определенно махнул рукой на северо-восток. Да и речь его немного выправилась. - Через лес, через город, через-с-с п-п-поле и опять лес и на дорогу.
   -Через город? Пипец, что ж ты раньше молчал. - Вика со злости аж зарычала. - Так, значит, попробуем добыть машину, и часть пути проедем.
   - Машину? - Бомж посмотрел на нее с детским изумлением. Что же такое надо было сделать со взрослым мужиком, что бы он так потерял разум.
   - Да, попробуем выдернуть из той пробки одну, но только там где мертвецов поменьше. - Она ответила ему. - Ай... чего я перед тобой распинаюсь... Давай, за мной.
   - Да, Хозяйка! - Он опять согласился. Вике это даже понравилось, в какой-то степени.
   Она вскинула ружье, прильнула к прицелу, начала осматривать хвост пробки, выбирая себе транспорт. Сначала ее взгляд остановился на "мини-купере", точь-в-точь как у нее был, только крыша черная.  Но потом передумала, следующим на очереди встал "икс-трейл", и опять она передумала: джипеныш  был зажат "Бычком" и прицепом "Фрайтлайнера", тоже не вариант. В итоге Виктория остановилась на каком-то иностранном аналоге грузовой "Газели".
  

Оценка: 7.04*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"