Аскербеков Еркин Бахытжанович: другие произведения.

Мир, которого не существует - 2. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

   Глава 8
   - Ярило-о-о-в! Скотина безрогая, ты где шляешься?! Где? А мне пофиг! Слышишь? Мне все по барабану, говорю, а ну-ка, вылазь со своего закутка, телок беспардонный! Открывай, давай, мы вернулись, мля! - злобно рыкнул в рацию старшина Еремеев и не слушая ответных матов дежурного, убавил звук рации. Хорошо было начавшийся день, каким-то препаскуднейшим образом становился все гаже и гаже. Утром, после сдачи поста смене, он с несколькими сослуживцами, зевая на ходу, серьезно рискуя ушибить челюсть об свои сапоги, бодренько несся по начавшемуся пробуждаться военному городку в расположение своего взвода. У Степки Акинфеева, сегодня был день рождения, и как ему шепнули, стол накрыт был знатный, да ещё и пол-ящика "беленькой" - ждали только их. Вот они и бежали, грохоча сапогами, по пути распугав нескольких сонных техников, в своих нелепо выглядящих оранжевых комбезах с большими белыми сферическими шлемами. Занятые перетаскиванием груды разнокалиберных ящиков, бидонов и свертков из грузовика в настежь распахнутые ворота склада. Услышав за спиной дикие вопли типа "Побе-е-регись, головастики, зашибем!", "Ептыть вашу .....", и ещё пару невразумительных выражений, которые из-за конструкции шлемов вместе образовали глуховатый, но грозный рев. Оранжевые фигуры Выронив здоровенный короб, который при падении издал печальный звон разбившегося стекла, и порскнули в разные стороны. Вихрем промчавшись мимо бросившихся в укрытие мужиков, спецназовцы исчезли за углом, провожаемые бессильными матюгами техников и горестным стоном лаборанта, которому поручили проследить за новый модуль реактивы в хрупких стеклянных колбах. А рассмотреть нашивки бойцов никто не успел.
   Дальше была гулянка - заперевшись в своем блоке, собравшийся вместе взвод чествовал именинника, не забывая и о подарках. Кроме трех выставленных снаружи караульных, которые, в случае чего, должны были бить "семерочку" или "пятерочку", в зависимости от ситуации, в дверь. Тем временем собравшиеся, после обязательных поздравлений и тостов, запиваемых холодной, аж до ломоты в зубах водочкой, принялись дарить подарки. Бориска, от имени взвода, подарил новенький "офицерский" бинокль - ночник. Ну и остальные тоже подтянулись, даря разные полезные мелочи и безделушки. Кошак, а в быту откликавшийся на имя Артем, чертяка такой, обошел всех - вытащил из-под матраса длинный сверток, в котором оказался короткий меч, причем в самодельных пластиковых ножнах, выглядящих, однако на все пять. Его он притащил из подземелья, после стычки с очередной группой мертвяков, с набившей оскомину периодичностью лезущими изо всех щелей. Обычная железка, уже порядком проржавевшая, с прогнившей рукоятью, была взята из хладных костяшек костяка. Правда, для этого пришлось сломать половину пальцев кисти мертвяка, уж больно крепко зажал. Но это того стоило. Сдавать меч, как любые другие найденные предметы научникам, как предписывали инструкции, Кошак не решился, и контрабандой протащил его через КПП. Хрен его знает, как это удалось провернуть, несмотря на дикий шмон 'особистов', трясущих любого, кто выходил оттуда. Впрочем, кто ищет, тот обрящет...
   Разумеется, идиотом Кошак не был, поэтому сразу тащить в казарму меч не стал. Черт его знает, к каким последствиям это могло привести - ведь многочисленные предупреждения о неизвестных бактериях и болезнях, вкупе с новостью о расположении базы в эдаком аналоге земного Чернобыля, отбивали охоту не то, что тащить или брать в руки подозрительный предмет, даже открывать шлем в своей, казалось бы полностью безопасной и герметичной коробке казармы не хотелось. Поэтому, скооперировавшись со знакомым лаборантом, Кошак за небольшую мзду сумел договориться с ним о проверке меча. Лаборант свою часть сделки выполнил, проверив меч на всяческом оборудовании, заодно проведя процедуру санобработки. Затем, Кошак отнес меч к своим дружкам из мехпарка, и те привели его в более менее приличный вид, и даже как следует наточили. Конечно, века отсутствия любого ухода и ржавчина сделали свое черное дело - лезвие клинка даже после заточки имело вид "зубастый", чем-то напоминая старшине виденные в исторических боевичках фламберги. Впрочем, клинок после обработки ярко блестел на свете ламп, да и откровенно говоря, выглядел жутковато. Прям пыточный агрегат маньяка-садиста, а не меч. Еремеев не хотел бы, чтобы его пузо пощекотали подобным "ножичком" - месиво будет ещё то.
   Только втянулись в застолье, и тут как раз - срочный вызов взводного по рации, вернулся через пять минут, злой и громко, с руганью озвучил приказ командования. Всему взводу, включая только вернувшихся с наряда, надлежит в течении трех минут быстро собраться, и выстроиться в западной точке сбора. Поэтому ноги в руки и бегом туда! Они успели. Еле-еле, но все же успели, два БТР-82А и две БМП уже прогревали движки, когда из-за угла выбежал первый боец. На броню загрузились всего за полминуты, но этим все и кончилось, ждали грузовики и приказа к выступлению. Спецназовцы тихонько материли начальство себе под нос, ерзая на своих местах и медленно поджариваясь на раскалившейся броне - мудаки-водилы не озаботились поставить технику в ангар. Им то что - сидят себе в прохладе, кондиционер, небось включили и кайфуют себе потихоньку, наверняка сняв с себя громоздкие шлемы, что вообще-то запрещено. Но им то что, заперлись наглухо изнутри, ибо открывать люки за пределами ангаров техпарка запрещалось, дабы не подхватить какую-нибудь заразу. Еремеев им завидовал - после модернизации обычная, в принципе "восьмидесятка", обзавелась герметичным кузовом, хорошей системой жизнеобеспечения, и более мощной рацией. Однако за это приходилось платить - БТР-то не резиновый, поэтому не трогая броню и боезапас, под систему жизнеобеспечения пришлось пожертвовать объемом десантного отсека. Теперь туда с трудом влезало пятеро, не считая экипаж. Мда... хорошо хоть в комбезах тоже есть система жизнеобеспечения, хоть и донельзя примитивная, по сравнению с продвинутыми научными комбинезонами. Впрочем, эти комбезы обещали скоро сменить, выдав более улучшенные варианты. Ибо все стандартные комбезы солдат, честно говоря, являлись лишь слегка доработанными в "кустарных" условиях обычными бронекостюмами, и были прототипами. Впрочем, качество было заводское - и материал и работа были на высшем уровне. А конструкторские ляпы пришлось пока устранять на ходу. Каждому члену экспедиции провели подробный инструктаж по правилам пользования комбезом . Впрочем, случись что, это не поможет - слишком короткий срок обучения. Это понимали и наверху, поэтому на инструктаже большую часть времени занимало обучение по профилактике неисправностей комбинезонов. В случае неисправности или потери герметичности - комбез отправлялся на ремонт, а его хозяин получал хороший втык и получал новый. А если нового на складе не находилось, то профукавший свой бронекостюм должен был сидеть в "коробке" своего жилблока. Пока не поступала новая партия из-за портала...
   - Афоня, а что нам приказали то? - спросил сидящий рядом Барс, одновременно стараясь поудобнее устроиться на своем месте. - Витя молчит как партизан и колоться не собирается. Может он тебе что "маякнул"?
   - А, хрен его знает, - задумчиво ответил старшина, - Витя сам не знает. Хотя... помнишь когда ребята из второй роты, на днях сорвались всем кагалом в сторону могильника? Они потом привезли с собой дюжину аборигенов местных, и заперли в дальнем ангаре? А рядышком через часик притащили тушу здоровенной образины. Там ещё постов натыкано возле него и штабисты с яйцеголовыми каждый день там зависают, от зари до зари.
   - Ну? - подался вперед Барс. Ближайшие к ним бойцы тоже заинтересованно прислушались к беседе. Краем глаза старшина заметил группу "особистов" рысью вывернувших из-за угла, и уверенно направившихся в их сторону. Вслед за ним на площадку перед воротами вывернул тентованный Урал, без всякой модернизации. Сидящий за рулем солдат был в стандартном комбезе, закрывшись "вглухую", как и все остальные.
   - Да не нукай, не запряг... - добродушно отозвался тот, возясь с настройками встроенного в "комбез" примитивного кондиционера. - Видимо теперь наша очередь, грузовик, походу, один из тех, что их сюда ещё в первую ходку привозил. Видать ещё кто-то не туда завернул, и на глаза нашим попался. Сейчас мы их оприходуем и к нашим "особистам" привезем, для допроса.
   - А почему нас-то туда направляют? Вторая рота-то на что? У них и опыт имеется подходящий... Выдумщики, мать их... - недовольно пробурчал себе под нос Кошак. Видать тосковал о так некстати оборванной гулянке. Хорошо хоть все закрылись 'вглухую', никто из 'особистов' не унюхает компрометирующий запашок, а то за нарушение сухого закона пришлось бы сутки проторчать на 'губе'. Да и взводному насовали люлей и мигом разжаловали бы в рядовые. Можно было возблагодарить бога за то, что приказ пришел именно сейчас, а не получасом позже - тогда бы точно амбец всем пришел. А по сто пятьдесят грамм на брата это ещё приемлемо, да и накачиваться, честно говоря, никто не собирался. Оприходовать собирались не более трех-четырех бутылок и все, а остальное... Ну мало ли ещё на что может пригодиться дюжина бутылок?
   Тем временем пятерка 'особых' разместилась в кузове подъехавшего грузовика, и минут через пять куцая колонна наконец-то вывернула из ворот и помчалась на юг. Ну, помчалась - это громко сказано. Вернее будет пылила себе потихоньку - во главе БМП с тралом причудливой конструкции, следом БТР, грузовик, снова БТР и замыкающая БМП-ка, уже без всяких приблуд на носу. Стало чуть попрохладнее - ветер, который в закоулках базы был совершенно неощутим, снаружи окреп и усилился. Хорошо хоть дул он сбоку, сдувая густые клубы пыли из под колес и траков в сторону. Впрочем, с досадой подумал старшина, один хрен придется чистить и дезинфицировать комбез после рейда, заодно поменяв 'накопители'. И если мешочек для фекалий был пуст, то 'подгузник' уже сейчас нужно менять. И в душ, скорее в душ после рейда!
  
   ***
   -Хаалес, может прекратишь? Все равно это бессмысленно, только зря силы потратишь... - убеждал своего товарища Токс, лениво пластая своим кинжалом вяленый кусок мяса в котелок, полный кипящей воды. Его товарищ, невысокий смуглокожий брюнет с обветренным лицом, только поморщился, продолжая сидеть на корточках, внутри очерченной на земле гексаграммы. Токс только хмыкнул, глядя на потуги своего напарника и закинул остатки мяса в котелок, и потянулся к вместительной торбе возле себя. Пошуровав внутри, он вытащил оттуда два холщовых мешочка и задумался. Просидев в раздумьях пару минут, будучи не в состоянии выбрать что-то одно, Токс пожал плечами и снова обратился к товарищу:
   - Милорд Хаалес, - заерничал было он, - Что вы сегодня желаете на обед? У нас тут отличный выбор - я прямо не знаю что выбрать... - и тут терпение брюнета лопнуло. Раскрыв глаза и перестав бубнить под нос невнятную фразу, он заорал на него:
   - Рыжий хватит! Не видишь я делом занят? Какой к черту выбор? У тебя все равно кроме этих проклятых бобов и заплесневелого каарха ничего нет, так что ты мне голову морочишь и с концентрации сбиваешь? Нет, видят боги, в один прекрасный миг я тебя прибью и этот сладостный миг возможно будет именно сейчас! Хочешь вообще навечно здесь остаться, а?- на возмущенную тираду вышеозначенный рыжий только хмыкнул, с полным пренебрежением относясь к угрозам своего друга.
   - Да ладно тебе, скажи спасибо, что хоть это есть. Мне повезло прихватить с собой эту сумку с провизией, а то бы сейчас куковали и мыкались здесь голодными...
   - Да накой бес нам эта еда сдалась? Ты что забыл о преобразование материи? Нам ещё во втором курсе её преподавали, значит и с голоду не пропали бы! Надо было сундук хватать, сундук! Я же тебе орал и пальцем показывал - вот это, вот это! А ты, вместо того...того... - брюнет замолк, переводя дух, дабы продолжить свою изобличающую речь. Этой паузой тут же воспользовался рыжий, начав свое контрнаступление.
   - Ага, преобразование, как же... - с сарказмом отпарировал Торк. - Помню я это предмет, а особенно мастеру Леанну, горячая оказалась штучка... - с мечтательным лицом ухмыльнулся он сладким воспоминаниям, не замечая перекосившегося лица Хаалеса, - А чтож ты все никак не можешь хотя бы корку хлеба сотворить? Забыл, что получилось из того куска глины? Чуть было в ногу мне не вцепилось, да ещё и от вот этого плаща, - потряс перед лицом отшатнувшегося Хаалеса вышеуказанным кожаным плащом, средней степени пожеванности - вот такой кусок отхватило? А кто потом придумал его огнем жечь? Не спорю, красиво получилось и очень вовремя, но как мы от него бегали, когда ты его таким оригинальным образом закалил и укрепил? Тебе бы в гончарной мастерской вместо печи работать, вот где твой талант уж точно пригодиться... - язвительно продолжил наступление Торк, - хорошо хоть этот недоделок хрупким после обжига стал, от моего водяного кулака на куски разломился. Так что я выбираю обычную, хоть и простую еду, вместо не пойми чего из этого богами проклятого места. И вообще, что-то ты совсем духом пал, Хаалес, - резко сменил тему рыжий - нет, чтобы радоваться тому, что жив, здоров остался, и твой друг тоже себя неплохо чувствует, да ещё и обед тебе готовит.
   - А про мастера Грампа и остальных не забыл? Или тебе наплевать на их смерть? Сволочь ты, Торк и почему я с тобой всё ещё дружу? - хмуро вопросил небеса брюнет. Но Торка не так то просто было смутить:
   - Я ничего не забываю, друг мой... - вяло отбрехался он, - Но мертвым уже ничем не поможешь. А Грамп... - замявшись, с неожиданной злостью бросил, - да пошел он к бесам, эта жирная скотина. Жил как скотина и сдох по-свински, да ещё и остальных утянул вслед за собой. Надеюсь, его сейчас демоны в огненном разломе распяли и медленно поджаривают. Парней только жалко, не заслужили они такой судьбы, - с грустью закончил Торк. При напоминании о погибших мечниках и проводнике, Хаалес помрачнел ещё сильнее. Скользнув взглядом по склонам небольшого овражка, заросшего чахлой растительностью и остановившись на гексаграмме он задумался. Затем, смачно плюнув на кроваво-красный камешек на острие одной из лучей, с кряхтением поднялся с колен и поморщившись от стрельнувшей по икрам боли, заковылял к рыжему, уже сыплющего в котелок бобы. Рухнув рядом, он со стоном принялся массировать ноги. Торк только покосился на него:
   - Отсидел?
   - Умгум... - промычал Хаалес. Рыжий только осуждающе хмыкнул.
   - Ну да, ну да... А ты изменился. Раньше ты был упорен, друг мой, прям как клещ в заднице. Как прицепишься, так не оторвешь ведь, пока не получишь желаемое или башку не оторвут...
   - Так ведь не оторвали же... - вяло ответил усталый брюнет. Торк же это не смутило, и он продолжил свои разглагольствования:
   - А кого следует за это благодарить? Кто все время прикрывал твой тыл и не давал тебя в обиду? Разумеется я! Помнишь, как ты ночью поперся в священный поход на женское общежитие? Не мог же я тебя там одного бросить?! Ах, какие тогда там были первокурсницы, - Торк показательно облизнулся, - просто прелесть! Такие милашки, такие непорочные...
   - Ми-и-и-нутку! - очнулся от своих мрачных раздумий Хаалес, - это же ты меня потащил туда! И ещё и подставил меня Алессе, а уж её никак не назовешь непорочной. А сам в это время учинил такое непотребство среди...
   - Ну и что? Тебе же она понравилось, кто тебя потом волок бесчувственного домой на своем горбу? Да ещё и робу свою там оставил, а на себя её напялил, причем наизнанку вывернул! А потом синяки и царапины на спине всю неделю заживали, а уж ваши вопли только глухой не слышал. Я уж молчу о следах засосов на шее...
   - И потом нас на следующий день деканша сцапала и наказаний отсыпал по самое небалуй. Не забыл? Алесса, стерва такая, сдала нас со всеми потрохами...
   - Пфф, подумаешь. Зато мы вместе отработали всю неделю в саду, среди чудесных цветов...
   - И навоза. Кому как, а мне совершенно не понравилось копаться там, удобряя всю тамошнюю растительность. Знаешь, сколько царапин и заноз я оттуда вынес? А магией пользоваться нам запретили... И знаешь что Торк?
   - Чего? - хохотнул рыжий здоровяк. Смерив того лукавым взглядом, чуть повеселевший Хаалес нарочито скорбно произнес:
   - Мне кажется, все неприятности в жизни, сыплются на мою голову из-за тебя...- на что только Торк жизнерадостно расхохотался. Ему наконец-то удалось привести своего раскисшего друга в чувство. Этого хитрец и добивался...
   ***
   - Так, внимание, слухать меня! Разведка сообщает о двух аборигенах, что сейчас расположились примерно в десяти километрах к юго-западу. Командование приказало нам захватить этих гавриков живыми, и желательно целыми. Наша задача только держать периметр, и обеспечить безопасность доставки. Брать аборигенов будут 'волкодавы', у них уже есть необходимое снаряжение. Однако, для подстраховки мы должны выделить одно отделение... Еремеев! - внезапно рявкнул старлей Лысенко. Вздрогнув от неожиданности, старшина поспешил ответить.
   - Я!
   - Бери своих и дуй за 'волкодавами'. Твоя задача помогать им во всем - что скажут, то и делай. Если облажаемся, то начальство будет иметь ротного, а ротный поимеет меня, ну а что я сделаю с вами, сами знаете... Поэтому не облажайтесь! - Еремеев невольно поежился. Что за бес вселился в обычно спокойного старлея сегодня? Сам на себя не похож стал...
   Судя по всему не только его озадачило странное поведение Лысенко, вон как бойцы переглядываются и пожимают плечами. Хотя... старшина знал его всего лишь три недели, с того самого момента, когда его и ещё полтора десятка спецназовцев привезли в тот бункер, и раскидали по разным подразделениям, в большом числе скопившимися в этом месте. Там то он и поступил под начало старшего лейтенанта Алексея Лысенко. И до самой переброски на Новую Землю, как прозвали пока этот мир, шла лихорадочная 'утруска' и слаживание собранных с бору по сосенке солдат и офицеров сводного батальона пехоты экспедиционного корпуса. Все это время Еремеев присматривался к своим новым сослуживцам, присматривались и к нему. К счастью, вскоре прибыла ещё одна партия 'новобранцев' - к ним во взвод попало четверо его старых сослуживцев и друзей...
   - Взвод, рассыпаться! Окружаем! Карский, налево давай! Данилов, ты со своими направо! Живее братцы, и внимательнее там под ноги смотрите! - громко командовал старлей. За его спиной разворачивался один из БТР-ов, тогда как БМП-шки завернули в стороны, намереваясь стать с флангов. Второй БТР в это время замер рядом с Лысенко, к нему под бок притулился грузовик, несмотря на мат стрелка, и требование убраться к такой то матери с биссектрисы огня. Еремеев со своими бойцами побежал за 'волкодавами', что уже успели сигануть за край оврага, попутно отдавая приказ разворачиваться в цепь. Но добежать до края оврага он не успел...
   Твердая, почти как камень, слежавшаяся под ногами земля дрогнула - раз, второй, третий толчок. Не удержавшиеся на ногах бойцы падали в пыль, самые невезучие роняли автоматы и лежа, а то и на карачках хватали их снова. За спиной раздался громкий вопль, треск и протестующе заскрежетал металл, и с трудом, до отказа выворачивая шею, Еремеев с ужасом видел как провалившийся во внезапно разверзнувшую в земле широкую расселину задними колесами грузовик, начинает трястись, буквально заглатывая его. Ошарашенный водитель тут же дает по газам, стараясь вытащить машину оттуда, благо широкие колеса позволяли подобное, дай лишь время. Но расселина, то ли почувствовав неладное, то ли ещё по какой причине так и не дала улизнуть не по чину шустрой добыче. Края разлома принялись вновь сходиться, сминая попавшую в ловушку сталь и резину. Что удивительно, ибо стенки этой расселины были земляными, но по какой-то причине внезапно ставшими монолитом. Вот с хлопком лопнули шины, а несчастная машина задрала нос вверх, став под углом примерно в сорок пять градусов. А оторопевший водитель с белым от ужаса лицом вываливается из двери, едва не попав под колеса дернувшегося в сторону БТР-а. Канал рации забит матом, где-то неподалеку слышен громкий хлопок - фонтан взметнувшегося ввысь бледно фиолетового пламени на левом фланге и громкие вопли недвусмысленно намекают о проблемах у парней Карского...
   - Где поддержка?! Еремеев, вы где мать вашу?! Живее сюд... а-а-аа-а-а!! - злой рык капитана Артемьева в наушниках сменился воплем боли. Старшина только сейчас обратил внимание на автоматную трескотню в овраге, перемежающейся с басовитыми хлопками дробовиков , ещё при погрузке успел приметить у 'волкодавов'. Ещё и призадумался, на кой хрен им они сдались? Привстав, Еремеев чуть ли на карачках бросился к такому близкому краю оврага, громко завопив в рацию:
   - Чего расселись мля! Отделение, за мной! Кошак, 'муху' доставай, да поживее! - мало ли с чем столкнулись 'волкодавы', поэтому уже готовый к стрельбе гранатомет многое значит. Перемахнув через край, старшина едва не покатился вниз, с трудом удержав равновесие на сыпучем песке. Задумываться о странностях почвы было некогда - Еремеев увидел как какое-то огромное, человекообразное существо, состоящее из красноватого камня наседает на трех оставшихся на ногах 'особых', остервенело поливающих его из автоматов. Пули вырывали от него кусочки, а то и целые пласты каменной шкуры, оставляли глубокие выбоины, существо прикрывало верхнюю часть непропорционального туловища лопатообразными руками, уже выглядящими как изгрызенные крысами деревяшки. Однако, несмотря на ураганный огонь из трех автоматов, каменный великан продолжал мерно шагать в сторону пятящихся бойцов, на место отваливающихся кусочков тотчас же заполнялись песком, вихрем метавшегося вокруг него. Краем глаза старшина приметил три тела, распростершихся на гранитном пятачке у самого дна оврага. Свернулся калачиком у опрокинутого котелка черноволосый парнишка, пальцы вытянутой руки бессильно царапают камень. Рядом с ним лежит дымящийся спецназовец - навороченный бронекостюм серого цвета больше чем наполовину почернел от копоти, но он был жив и похоже в сознании, судя по осмысленным действиям его рук, одновременно тянущимися к лежащему рядом дробовику и пистолету в кобуре. А вот второй 'волкодав' неподвижно распростерся гораздо дальше, присыпанный песком и явно отшвырнутый ударом каменного великана. Согнутый пополам дробовик лежал в десятке шагов от него, левая рука вывернута под неестественным углом. Выдохнув коротко-матерную фразу, Еремеев истошно заорал в рацию:
   - Огонь, все огонь! - и принялся строчить короткими очередями в относительно тонкие ноги каменюки. Следом за ним застрекотали автоматы остальных бойцов, зарычал пулемет Анисова, высадив в замершего и начавшего пятиться от такого шквала пуль великана пол-ленты зараз. Кошак в это время стоял с гранатометом, держа каменюку на мушке, но не решаясь его применить - слишком велик был риск задеть своих. Матюгнувшись, он бросился влево, огибая сцепившихся в яростной стычке по широкой дуге. Расчет был прост - пока спецназовцы и каменный великан заняты между собой, надо тихой сапой пробраться ему за спину, и всадить в нее кумулятивную гранату. Только бы он не увернулся, шептал про себя Кошак, а то противотанковая граната полетит в своих же...
   ***
   Шаг... ещё один... и ещё... аргх... уийа... как же тяжело... аакххх... больно то как... нет, врете, никто из вас не уйдет живым!!! Ааа.. нет, нет... ещё пришли... д-да откуда же вы краговы пасынки все беретесь... Хааллес... только не умирай, друг мой... погоди... я сейчас... я сейчас... они все умрут... они заплатят за вся... ааа...
   Торк изнемогал, одновременно держа три заклинания активными. Он чувствовал, как они иссушают его силы, выпивая все жизненные соки из тела. Он уже перестал чувствовать левый бок, куда воткнулась злая стрелка из неведомого оружия этих странных и опасных чужаков. Краххсен! Наверняка они смазали все ядом, ибо целительный амулет не смог сделать ничего путного. Сколько маны он туда закачал перед неудачным походом - хватило бы на то, чтобы вытолкнуть стрелку из раны и тут же залечить её, да ещё и дюжину таких же ранений хватило бы. Но амулет лишь ощутимо грелся, целительные действия пасовали перед неведомой отравой явно магического происхождения, которые попросту гасили волны магии от него. Все, что амулет смог - так это не давать яду распространиться, заодно поддерживая обычные силы его тела, убирая усталость и даря возможность продолжать идти вперед, несмотря на все усиливающийся град этих металлических стрелок...
   И откуда эти странные воины вообще взялись? Торк со своим другом только приступили было к неспешной трапезе, как через край оврага сверху стремительно перемахнуло несколько серых фигур, и бросились на них, на скверном общем требуя бросить оружие и сдаться. Тут же рвануло наверху - сработали магические ловушки Хаалеса, которые он устанавливал каждый раз и постоянно поднимался на смех своим другом. И было отчего - Хаалес невозмутимо и раз за разом использовал лишь предметную магию, устаревшую бес его знает сколько веков назад...
   - Да сколько ж можно?! - орал было Торк, замучившийся постоянно разряжать и собирать неиспользованные ловушки - осторожно и аккуратно, иначе собранная за ночь в этой насыщенной силой земле щедро выплеснулась бы на неосторожного мага, оставив от него горстку пепла. - На кой бес тебе потребовалась эта замшелая ритуалистика, а? Поставил бы обычный сигнальный полог и наколдовал бы дюжину стражей! А если так страшишься темноты, то и вторую, а я бы и третью поставил! Да с такой силищей можно было хоть от сотни неупокоенных отбиться, вкупе с парочкой слабых личей! А вместо этого, ты все зачаровываешь и ставишь эти корявые деревяшки и камешки, впридачу уступающие по мощи обычному стражу на порядок! Где тут логика, спрашивается? Ты ведь закончил Школу с сапфировой печаткой, один из лучших теоритиков и заклятий знаешь побольше меня! - пару минут спустя. - Чего молчишь то, Хаалес?!
   - Ну наконец-то соизволил заткнуться, - с иронией прервал затянувшуюся паузу брюнет. - А то я уж думал, что твой словесный понос все никак не уймется, - жестом заставил замолчать вскинувшегося было Торка.
   - Позволь-ка мне объяснить мои соображения насчет сложившейся ситуации, друг мой... - слегка насмешливо продолжил Хаалес, - итак, во-первых: почему я использую предметную магию, устаревшую, если верить тебе уже прорву времен назад. Но это ошибочный вывод, ритуалистика была, есть и будет самым надежным вариантом. Особенно здесь, в этом царстве безумства магических потоков и случайных флуктуации любых проявлении Силы. Да, не буду утверждать, что старые способы, которыми пользовались ещё наши пр-пра-пра-пра... в общем, далекие предки единственный верный путь. У предметной магии хватает недостатков, она вчистую проигрывает по скорости составления и действия, в отличии от плетении, скорость составления которых практически молниеносна, по сравнению с ритуалистикой. Да и чего греха таить, специфичность множества необходимых ингредиентов тоже...ммм... да редкость некоторых из них... кисть повешенной ведьмы, слеза столетней девственницы, кровь белого нетопыря... Нынешние плетения современной магии выигрывают хотя бы тем, что для них нужна только сила самого волшебника и ясный, отточенный ум. Хотя, по тебе не скажешь что второе условие так необходимо... - пробормотал он в конце. Торк набычился, однако промолчал, неожиданная лекция его заинтересовала. Чистый практик, его мало интересовали теоретические выкладки, монструозные конструкции которых пестрели разнообразными схемами и возможными доводками, он предпочитал просто заучивать готовые плетения - мол, вон их сколько, глаза разбегаются от вариантов, всей жизни не хватит выучить хотя бы половину. Вместо этого он тренировался в скорости построения плетений и щитов, поддерживания их в активном и дремлющем режиме, готовыми по первому зову пробудиться и... В общем, в жизни молодого боевого мага и без того хватало забот, чтобы забивать себе голову всяким неважным по мнению их инструкторов, мастеров-боевиков, мусором, как например история развития магического общества - довольно занятная и познавательная вещь в литературном плане, однако, в военных целях абсолютно бесполезная. Пушечному мясу - пусть и такому ценному, полезному, но все же, как не крути остающемуся пушечным мясом, лучше пройти пару дополнительных тренировок, чтобы повысить свою выживаемость, нежели быть дохлым интеллектуалом...
   - Так вот... - слегка откашлявшись, продолжил Хаалес, - как я говорил, предметная магия по сравнению с современными плетениями кажется давно устаревшим архаизмом, который исключительно по божественному попущению и безбожному же маразму старых хрычей в Конклаве и архимагов, все ещё числится в списке обязательных занятии, пусть и общеначальных. Однако, почему тогда весь цивилизованный мир не перешел на них? Я не говорю про шаманов у диких орков, рунных мастеров гномов и множество колдунов, ведьм и прочей подобной братии, что населяют людские королевства. Все дело в надежности, друг мой , а также силе. Если ты провел ритуал правильно, без всяких там добавок и исправлений - то твое заклятье, ну, или чаще всего проклятье даст именно тот результат, который ты ожидаешь. А насчет силы, то...
  - Да что тут гадать то? Твоя ритуалистика слишком много лишней маны налево тратит, по сравнению с плетениями! Они то каждую капельку в дело пускают! Никаких стабилизаторов не напасешься... - горячо прервал увлекшийся лекцией Торк. Замолкший Хаалес с досадой покосился на рыжего, и продолжил:
  - Да, ты прав. Не спорю, иногда 'левый' расход маны может достигать до четверти всего вливаемого объема... - Торк с довольным видом закивал, польщенный тем, что ему удалось хоть так утереть нос чересчур башковитому другу.
  - Однако же, - заявил Хаалес, - вся эта сила по большей части направляется на поддержание целостности всего заклятья, или комплекса заклинания. Поэтому, заклятья и заклинания примененных при помощи предметной магии, отличаются исключительной устойчивостью против контрзаклятии. Твои хваленые плетения, спору нет, хороши, да и красиво выглядят при истинном взоре. Но что они могут, когда каждое выпущенное заклятье сталкивается с валом контрзаклятии? - с иронией обратился он к посмурневшему рыжему. - Ничего! - победно заключил Хаалес, - ажурные цепочки плетении попросту разрываются, и заканчиваются безобидным пшиком. Особенно красиво и наглядно это выглядит, когда контрзаклятье сталкивается с огненным плетением - фейерверк ещё тот выходит.
  - Все, равно, плетения зато быстрее, особенно когда на тебя волколак из чащи несется, пока через твою ритуалистику что-нибудь применишь, десять раз схарчить успеет. - пробурчал недовольный Торк. Рыжий балагур все ещё пытался отстоять свою точку зрения, и доказать превосходство плетении, - И наготове его держать нельзя, а плетение хоть всю жизнь в свернутом состоянии, когда надо, то тут же воспользоваться сможешь. Завидел кого, и ра-а-аз! И готово, волколак падает ещё у леса, аккуратной такой тушкой, прожаренной до хрустящей корочки. - мечтательно закончил он. Хаалес на это только насмешливо фыркнул.
  - Ты про свой первый труп вспомнил?
  - А что же ещё? - грозно нахмурился Торк, уязвленный тоном собеседника - как будто ты сам свое не помнишь.
  - Расслабься, - хлопнул рыжего по плечу Хаалес. - Всё я прекрасно помню. Ты волколака поджарил, а я злого духа развеял на экзамене...
  ***
  - Да е...ь оно все конем! - заорал Еремеев. - Гранаты, все! Кидайте этой падле под ноги, пускай попляшет! Майор, валите оттуда нах! - к чести 'волкодава' тот спорить не стал, и вместе с уцелевшими бойцами перестал поливать неуязвимого для пуль, каменного великана, и, увязая в красном песке, кинулся вверх. А старшина только сейчас заметившего присевшего на колено Кошака, что уже навел 'муху' в спину каменюки, похолодело в груди.
  - Кошак, м-маму твою... отставить!!! - слишком поздно. Тубус гранатомета дернулся в руках бойца как живой, блеск пламени и мелькнувшая стрелой граната аккуратно впилась в 'лопатку' каменного великана. И с оглушительным грохотом взорвалась, перемалывая на куски и камень и живую плоть, что под ним скрывалась. Левое плечо и голова великана с треском разлетелась на множество кусков и кусочков, щедро 'одарив' каменной шрапнелью перед собой и склон оврага, и людей перед ним...
  ***
  Вечером того же дня...
   - Докладывайте. - хмуро пробасил Бегайло. Собравшиеся за столом люди тревожно переглянулись - полковник после случившегося в подземелье постоянно пребывал в дурном настроении. Впрочем, к его чести, на подчиненных он не срывался, оставаясь все таким же собранным, внимательным и хладнокровным. Но иногда у него в глазах появлялось нечто такое, отчего даже и безбашенного Янгеля мороз драл по коже. Откашлявшись, первым решился выступить Наум Павлович, заработав пару очков в глазах у Петрова и Янгеля. Что думал Таранов, для всех осталось неизвестным, старый волк оставался бесстрастным как сфинкс.
  - У меня все хорошо - благодаря решительным действиям солдат, за что вам большое спасибо... - кивок в сторону Янгеля и Таранова, - у нас наконец-то появились два местных жителя, относящихся к категории магов. Правда, одного из них пришлось тут же класть в реанимацию, ибо его состояние внушало серьезные опасения. Нам с огромным трудом удалось стабилизировать его состояние, ибо потеря левой руки, сломанная ключица, и черепно-мозговая травма вкупе с потерей огромного количества крови, позвоночник и ещё пара переломанных костей... Честное слово, да он должен был ещё в грузовике помереть от такого. Нам пришлось в срочном порядке делать экспресс анализ его крови, и после этого заливать ему её в промышленных масштабах. Мы волновались, что... гм... наша кровь окажется для местных непригодной, но к счастью, все обошлось. Состояние пациента после этого почти сразу же нормализовалось, и теперь держится на стабильном уровне. Честно говоря, видеть подобное для меня непривычно и дико. Словно мы его не обычной плазмой, а живой водой нафаршировали. Гм... сейчас он спит, и это состояние поддерживается нами медикаментозными способами. Как и второй маг - у него мы нашли всего лишь пару сломанных ребер, и сломанную челюсть. Впрочем, и его транквилизаторами накачали, и он совершенно безопасен. Вопрос в другом - сколько времени нужно их держать в таком состоянии? Передозировка такими сильными транквилизаторами никому ещё на пользу не шло - ещё три дня, и пациенты превратятся в овощи. - протараторив это, профессор перевел дух и несколько нервно отпил из стакана минералку. Выхлестав половину, со стуком поставил его на стол и продолжил:
  - А теперь о раненых солдатах. Капитан Терешкин жить будет, но вот служить дальше... боюсь, его ожидает пожизненная инвалидность и отставка... ибо по самым грубым прикидкам, у него половина костей переломана, чудо, что он вообще выжил! Ещё одно к слову...
  - Капитан получит компенсацию и пожизненную пенсию. И весьма значительную - на безбедную жизнь ему хватит... - вклинился в речь научника Таранов. Остальные мысленно добавили невысказанное окончание - 'если болтать не будет'. Замолкший Наум Павлович только укоризненно посмотрел на Таранова, но тот продолжал держать каменную маску равнодушия на лице. Убедившись в бессмысленности укоров, профессор со вздохом продолжил:
  - Да-да, спасибо за напоминание. По уму капитана следовало бы отправить обратно на Землю. Но не сейчас - транспортировка через портал для тяжелораненого человека может оказаться губительной, мы не знаем, что может случится. Отдельная группа исследователей продолжает исследовать возможности и свойства межмирового портала, но кроме нескольких незначительных свойств пока ничего не открыла. Поэтому, пока он будет лежать в нашем полевом госпитале, благо оборудование и лекарства у нас могут помериться с самыми лучшими клиниками на Земле. Отправим его обратно попозже, когда состояние улучшиться...
  - А что с остальными?
  - Госпитализировано тринадцать человек - большинство из них легко отделались, получив ушибы и синяки. Спасибо бронированным комбинезонам - армированный кевлар и бронестекла не дали каменному крошеву никакого шанса. Против этого они показали с себя с наилучшей стороны, однако против того фиолетового пламени устойчивость оказалась гораздо хуже. Четверо из попавших под него теперь с незначительными ожогами. А самый тяжелый - капитан Куравлев, по его словам получивший молнию в грудь. Как ни странно, но после нее остался лишь ожог второй степени на груди. Что хуже всего - у них у всех по тем или иным причинам разгерметизировались комбезы, а обычная воздухонепроницаемая ткань на стыке брони оказалась не самым лучшим вариантом. Поэтому всех пришлось отправить на карантин. На этом у меня все, - закончил научник и вопросительно уставился на Бегайло. Полковник только катнул желваками и хмуро произнес:
  - Насчет людей - хорошо, что обошлось без смертей. Однако твои бойцы слишком расслабились, Пантелей, - острый взгляд в сторону Янгеля, - совсем местных аборигенов за достойных противников перестали считать. Как результат - чертову дюжину людей в лазарет отправили, всего лишь от одного косорукого придурка, вздумавшего поиграть с РПГ. И откуда такого раздолбая нашли? В общем, прочисти им мозги, а то в следующий раз сраму не оберемся ... - Насупившийся Янгель только кивнул, просчитывая в уме новый режим тренировок, без сомнения - немногим отличающихся от адских...
  - Грузовик можно списывать вчистую, - докладывал следом Петров, - а бронетехника осталась целехонька, за исключением одной БМП-шки, да и то, краска выгорела по бокам и снизу. Все остальное в ней в порядке, вот только сейчас её курочат, - сердитый взгляд в сторону научника, - наши умники, припахав моих механиков. Всё хотят понять, какое воздействие оказывает на металл аборигенская магия, натащили из научного квартала прорву оборудования. Да ещё и весь экипаж в карантине сидит - вместе с остальными. На этом у меня тоже все, - подполковник выжидательно уставился на Бегайло. Тот только покивал, и повернувшись, обратился к Таранову:
   - Ну а чем ты порадуешь нас, разведка? - потянув небольшую паузу для солидности, Таранов соизволил разомкнуть уста:
  - Мне нечего к этому добавить, разве что у нас есть возможность нейтрализовать магов, - веско произнес он. Подождав, пока утихнет шум, продолжил, - Да-да, вы не ослышались. Как вы все знаете, практически всю информацию об этом мире мы получили из одного источника - капитана Орлова, в данный момент пропавшего без вести, вместе с приставленной ему охраной. Но до этого мы провели с ряд допросов, как в принципе делали и ваши научные сотрудники, - кивок в сторону подавшегося вперед научника, - Вот только если вас больше прельщала обобщенная информация обо всем, и зачастую бессистемная, то нас интересовала в первую очередь военная часть - вооружение, войска, политинформация, государства и само собой магия. Самая большая угроза для нас в данный момент - это маги, все остальное до определенного предела малосущественно. Поэтому, в первую очередь, мы занялись выяснением способов нейтрализации магов, от физического устранения до перевербовки. И сейчас я расскажу вам способы нейтрализации вражеских магов, что могут попасть нам в плен. Пункт первый - это кровь...
  - Подведем итоги - хлопнул по столу через некоторое время Бегайло, - все уяснили свои задачи? Тогда собрание окончено, можете приступать к своим обязанностям...
  ***
  - Не могу пустить, товарищ старшина, хоть убейте, не могу! - чуть не плакал Ярилов, - мне ротный велел, а ему сверху такой приказ спустили, от 'особистов'!
  - Тьфу ты, ...... ..... ...... через корыто, да всем базаром под дудку, - выругался старшина, - куда нам тогда деваться то, а? На улице спать прикажешь? Дай хоть вещи то забрать! - переминающиеся за спиной угрюмые солдаты согласно загудели, заодно возмущенно поругиваясь в сторону 'особистов'. Все они сильно вымотались, медленно прожариваясь под убийственной жарой, мечтая о кондиционере в казарме, комбинезоны пропылились сверху донизу, сама мысль о обязательной чистке и дезинфекции в душном, пропахшем застарелым потом, резким ароматом дезинфицирующей смазки и раствора и нагретой резиной 'предбаннике' вызывала тошноту и головную боль. А вместо этого перед их носом захлопывают дверь, и выставляют наружу. Тут и самый миролюбивый озлобится...
  - А их уже вынесли, - с обреченностью в голосе прозвучало из динамика. После этого на него посыпался град возмущенных ругательств...
  - Тихо-о-о! - рявкнули сзади. Замолкшие солдаты, недоуменно огляделись. Позади них стоял ротный , вместе с двумя 'волкодавами' и научником, в оранжевом комбезе. Хмурый взгляд капитана быстро отыскал в толпе фигуру старшины:
  - Старшина, берите своих людей и отправляйтесь в шестой ангар - переходите в подчинение научного персонала и контрразведки. Они, - кивок в сторону окружающих, - вас туда проводят. Ваши вещи уже перенесены, так что желаю, вам успехов в дальнейшей службе, - и не слушая посыпавшихся было вопросов, развернулся и шмыгнул за угол, провожаемый растерянными взглядами бойцов...
  
  
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"