Астахов М: другие произведения.

Условия фрахта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Космос, бюрократические заморочки. Диалоги.


Условия фрахта

  
  -- Глеб Иванович, вы новости слушали?
   Доктор астропологии Глеб Иванович Аксельдорф перечитал строку, прижал ее пальцем и поднял голову над книгой. Белокурый и широкоплечий Серж Ковальский возвышался в центре каюты, низкая корабельная мебель была ему в буквальном смысле по колено. Разглядывая этот образец молодости и здоровья, доктор уже в который раз подавил зарождающийся в душе позыв - отложить дела и немедленно отправиться к тренажерам.
   Юноша ворвался в каюту Глеба Ивановича без стука, но, посмотрев на его встревоженное лицо, доктор от замечания решил воздержаться.
  -- Что-то случилось, Сережа?
  -- Шардана подписала с Готвардским советом соглашение о взаимной выдаче преступников!
  -- Вот как?
  -- Да! И теперь к числу преступников, подлежащих выдаче, приписали лиц, уклоняющихся от исполнения гражданского долга, и лиц, им содействующих.
   Юный Ковальский явно цитировал слова диктора. "Двести шестнадцать, двести шестнадцать" повторил про себя Аксельдорф, запоминая номер страницы, и отложил любовный роман на прикроватную тумбочку.
  -- Ужасно. Значит, "содействующие лица" тоже?
  -- Глеб Иванович, надо что-то делать.
  -- Конечно, конечно. Придется нам поискать другую планету. Я пойду, поговорю с капитаном.
   Доктор выбрался из кресла и, стараясь не обращать внимания на поскрипывающие колени, бодро направился к двери.
  
   Пустоту капитанского стола нарушал одинокий бокал, установленный точно в центр квадратной подставки. Господин Валдис - владелец, капитан, навигатор, пилот и вся остальная команда малого каботажного судна UZ2567 пил чай. Над высоким бокалом из темного стекла подымался парок, и шкипер, вытянув жилистую шею, втягивал чайный аромат крупным горбатым носом. Его узкий лоб под щеткой коротко постриженных волос покрывала испарина.
  -- Так вам уже не надо на Шардану?
  -- Вы все правильно поняли. Не могли бы вы доставить нас в другое место?
  -- Другое, - шкипер на мгновение задумался, - иное, отличное от. А какое именно?
   Настала очередь задуматься доктору. Он поспешно перебрал в памяти близкие миры, независимые от Готвардского совета.
  -- Вы не могли бы нас доставить на какую-нибудь планету Чедарской федерации? - Чедар с его традиционным вольнодумством и ежегодными выборами президента, решил Аксельдорф, вряд ли станет заключать политические соглашения с полудиктаторским режимом.
  -- Тарантала?
  -- Да-да, вполне.
   Шкипер, наклонившись над бокалом, хлебнул обжигающий напиток и, вторично поинтересовавшись: "Чая не хотите?", потянулся к полке за терминалом.
   Все вещи в капитанской каюте были расставлены по ранжиру и выровнены по незримым прямым линиям. Похоже, шкипер вообще не признавал других углов, кроме прямого, а понятие дуги или кривой ему известно не было. Единственным украшением прямоугольного дизайна каюты служила голография, повешенная на стене точно над центром кровати. Из снимка, белозубо щерясь, выпирала группа молодых парней в военно-полевой форме неизвестного доктору образца. В одном из них по выдающемуся носу и худой шее Аксельдорф опознал еще совсем молодого шкипера.
  -- Вы служили в армии?
  -- Давно. В молодости. Во время Консумского конфликта призвали.- Валдис оглянулся на голографию и равнодушно улыбнулся. - Постреляли в нас тогда от души, но ничего - большинство живыми вернулись. Хорошее было время.
   Похоже, капитан вспоминал ту местную заварушку двадцатилетней давности, как лучшие дни своей молодости, и Аксельдорф решил эту тему дальше не развивать.
   Шкипер пощелкал клавишами терминала и развернул его к Глебу Ивановичу.
  -- Если вы достанете свою карточку, доктор, и поставите подпись, я через три дня доставлю вас в Чедар. Дополнительная пара тысяч мне не помешает.
   Аксельдорф набрал официальный код, автоматически проверил подпись капитана и уже собрался скрепить контракт, как его взгляд зацепился за подчеркнутые строки - те, что капитан только что ввел в стандартный бланк договора фрахта.
   Сумма контракта была не две тысячи, а две семьсот шестьдесят, но остановило доктора не это.
  -- Извините, господин Валдис, у вас тут ошибка.
   Шкипер чуть не опрокинул бокал. Ухватившись за терминал обеими руками, он уткнулся в текст и зашевелил губами. Через несколько минут капитан поднял на Аксельдорфа недоуменный взгляд.
  -- Здесь все верно, доктор. Если вы о дополнительных семистах кредитах, то это точная сумма тарифа за экстренность. Можете сами проверить.
  -- Нет-нет, я не про сумму. Просто вы написали... - доктор тоже навис над терминалом, - "по маршруту Шардана - Тарантала". А нам на Шардану не надо!
  -- Тут я ничего поделать не могу, - шкипер успокоился. - Мы должны спуститься в Экстайл, чтобы вы у портового регистратора поставили отметки о прибытии. А потом сразу же взлетим! - Валдис дернул бровью, демонстрируя стремительность взлета с планеты.
  -- Капитан, я видимо не правильно объяснил. Нам никак нельзя высаживаться на Шардану. Понимаете, если мы окажемся на поверхности планеты, нас с Сержем Ковальским ожидают очень серьезные неприятности. Поэтому я и прошу вас, не заходя на Шардану, сразу отправиться в э-э Таранталу.
   Шкипер согласно покивал.
  -- Я вас понял, доктор. Не примите на свой счет, но в жизни я насмотрелся на "штукарей". Такие, знаете, приличные люди, обходительные, с солидной карточкой. Попросят, вот как вы, например, о незначительном отступлении от контракта, вроде как о дружеской услуге, а потом отправляют иск в арбитраж. Я знаю немало хороших парней, которые по три-четыре года мотались без отдыха по Галактике, хватаясь за любую работу, только чтобы выплатить штраф за нарушение условий фрахта. Так что, доктор, помочь я Вам ничем не могу - сначала регистрируем доставку на Шардану, а потом уже новый фрахт. В принципе, я даже могу согласиться на льготные расценки.
   Аксельдорф растерялся.
  -- Извините, так что же нам делать? Должен же быть какой-то выход. Ведь разные бывают обстоятельства, неужели контракт их не предусматривает?
  -- Почему не предусматривает? Если вы внимательно его прочитали, то, наверное, заметили, что половина пунктов как раз и объясняют, когда условия фрахта можно изменить.
   Учитывая то, что контракт состоял из шестисот тридцати восьми параграфов, возможностей сменить курс действительно было много. Только доктору и в голову не пришло изучать стандартный договор, составленный адвокатами ассоциации частных перевозчиков черт знает сколько лет назад. Тем не менее, он приободрился, а капитан продолжал:
  -- Но! Вот я заучил контракт наизусть и не представляю, как вам помочь. Впрочем, вы, господин Аксельдорф, образованней меня, возможно, и сумеете что-нибудь придумать. - Шкипер выжидающе уставился на доктора.
   В словах капитана Глебу Ивановичу почудился намек, и он осторожно поинтересовался.
  -- А сколько составляет штраф за изменение курса.
  -- За самовольное изменение условий фрахта судовладелец выплачивает штраф в размере ...- тут до шкипера дошел второй смысл вопроса, и он распрямился, приняв перпендикулярное положение относительно пола, и заледенел официальным лицом.
  -- Я надеюсь, вы не на взятку намекаете, господин Аксельдорф? - доктор смутился и торопливо замахал руками, отрицательно мотая головой.
   Минуту помолчав в позе парализованного суслика, капитан оттаял.
  -- Хорошо, забудем. Я готов допустить, что вы не собирались меня оскорбить. Тем более что каждый взяточник знает - на малых судах переговоры с капитаном автоматически записываются в вахтенный журнал. Я надеюсь, доктор, вам известно, что эти записи невозможно стереть?
  -- Да-да, конечно! - Аксельдорф поспешно согласился, хотя ничего подобного не знал. - Извините, а расторгнуть контракт я могу?
  -- Раздел четырнадцатый, первый параграф: "Любая сторона может расторгнуть договор...
   Доктор расцвел.
  -- ...Не менее чем за две недели письменно известив об этом вторую сторону".
   Доктор снова поник.
  -- Остальные параграфы четырнадцатого раздела разъясняют, как в этом случае определяется дата прекращения действия контракта, и в каких случаях контракт, несмотря на письменное извещение о расторжении, требуется исполнить по всем обязательствам. Пятнадцатый раздел предусматривает возможные варианты компенсации, частичной оплаты и возвратов авансовых платежей при досрочном расторжении. Всего пятьдесят семь параграфов.
  -- Что ж, раз ничего нельзя сделать... - огорченный Аксельдорф, не зная, что еще сказать, поднялся с кресла.
  -- А на Таранталу вы уже раздумали?
   Глеб Иванович замер, боясь резким движением загасить последние крохи надежды.
  -- Если еще нет, можете подписать контракт. Я свои обязательства всегда выполняю, - и шкипер снова пододвинул терминал Аксельдорфу.
   Крохи погасли, напоследок неприятно пахнув кислым запахом серы. Доктор махнул рукой, но все же достал кредитную карту и, вставив ее в прорезь, скрепил персональным кодом новый контракт - просто так, на всякий случай.
   Уже в дверях он спросил:
  -- Извините, господин Валдис, у вас можно распечатать стандартный контракт на бумагу?
   Шкипер молча открыл тумбочку и вытащил переплетенную пачку листов. Сразу было видно, что читали ее не один раз.
  
  -- Глеб Иванович, вы умеете водить космические корабли?
   Серж опять забыл постучаться, но на этот раз он не остановился в центре каюты, а, раздраженно пробежавшись взад-вперед, швырнул на кровать доктора парализатор и плюхнулся в свободное кресло. Мягкое низкое сиденье, чуть вздохнув, просело до пола, наружу остались торчать высоко задранные колени и взлохмаченная голова.
   Аксельдорф оторвался от листков с текстом контракта, потер усталые глаза и рассмотрел, чем швыряется его компаньон.
  -- Сережа, вы ничего не натворили?
  -- А что я могу натворить с этим? Капитан только посмеялся, и предложил не стесняться - идти в рубку и рулить, куда мне хочется. Может, вы все-таки знаете что-нибудь о навигации?
  -- Нет, Сережа, не знаю. Но даже если бы и знал, нельзя захватывать чужие корабли, так можно и настоящим преступником стать.
  -- А сейчас мы с вами кто? Глеб Иванович, плевать на меня, но они ведь и вас посадить собираются!
  -- Готвардский совет, Сережа, еще не весь цивилизованный мир, а угрожать людям оружием это варварство. Мы обязательно найдем выход, - доктор потряс контрактом.
  -- Глеб Иванович, у нас осталось меньше суток, утром уже поздно будет метаться. Вы сидите над этими бумажками шесть часов, даже обед пропустили. И что? Хоть какие-нибудь идеи родились?
  -- Пока, к сожалению, нет. В контракте почему-то больше говорится о внешних причинах - природные катаклизмы, военные действия, эпидемиологический карантин и все такое. Устроить эти чудеса нам, конечно, не под силу, но ведь я еще не все изучил.
  -- Карантин? - Серж минуту помолчал, потом выбрался из кресла и зашагал к двери. Медленно закрыв ее за собой, он задумчиво проинформировал пустой коридор. - Если самим чудеса не под силу, значит нужно звонить друзьям.
   А доктор Аксельдорф отвернулся от парализатора и, вздохнув, снова углубился в контракт.
  
   К вечеру ситуация не изменилась, желание пассажиров - лететь, куда им хочется, - договор фрахта отрицал категорически. Чтобы немного отвлечься, доктор отправился в кают-компанию ужинать.
   Последним к столу явился шкипер. Кивнув в пространство, он уселся на свое место и, выбрав с подноса ровный прямоугольный кусочек белого хлеба, принялся аккуратно намазывать на него масло. Серж при появлении господина Валдиса низко согнулся над тарелкой и торопливо застучал ложкой. Аппетита у доктора не было никакого, покрасневшими от усталости глазами он следил за движениями шкипера и готовил в уме извинения за глупый поступок молодого Ковальского.
   Капитан, наконец, привел бутерброд в идеальный вид, удовлетворенно осмотрел его со всех сторон и положил на край тарелки.
  -- Вы, доктор, везучий человек, на Шардану мы садиться не будем.
  -- А как же условия контракта, - Аксельдорф был поражен. Рядом затих стук ложки.
  -- Двадцать второй раздел, доктор. Полчаса назад пришла рассылка с диспетчерского сервера. Шардана закрыта на карантин.
  -- Как замечательно. - У Аксельдорфа от облегчения закружилась голова, и он расслаблено откинулся на стуле. - Те есть, прошу прощения, карантин, конечно, плохо, но нам действительно повезло.
   Серж Ковальский несколькими судорожными глотками прикончил остатки пюре, отхлебнул полстакана чая и, пробормотав: "Приятного аппетита", выскочил из кают-компании. За дверью раздался его победный рев.
   Доктор, извиняясь, развел руками - мол, молодость, что с нее возьмешь? Шкипер кивнул и принялся намазывать второй кусочек хлеба.
  -- Вы бы, доктор, получше за ним приглядывали.
   Аксельдорф уже открыл рот, чтобы произнести приготовленные извинения, но шкипер приподнял нож.
  -- Я не о глупости с парализатором. Вы знаете, сколько он сегодня наболтал по закрытому каналу? Теперь рейс обойдется вам вдвое дороже.
   Доктор закивал, соглашаясь сразу со всем - и приглядывать получше, и заплатить за переговоры.
  
   Утром безмятежный сон Аксельдорфа прервал корабельный громкоговоритель. После тройного удара гонга монотонный голос капитана порекомендовал пассажирам подняться, привести себя в порядок и зафиксироваться в кресле согласно инструкции, так как через пятнадцать минут корабль войдет в атмосферу над портом Экстайл.
   Тут же вслед за объявлением в каюту ворвался Серж, требуя немедленно идти к шкиперу и остановить посадку. Спор только начал разгораться, когда корабль затрясло, и куда-то идти стало поздно. Устроившись в креслах друг против друга, они обменивались сердитыми взглядами, пока тряска не стихла, и голос капитана не объявил, что корабль опустился в порту Экстайл, и пассажиры могут собираться на выход.
   Собираться можно долго, но момент, когда все сделано и остается только покинуть корабль, приходит всегда. Шлюзовая камера уже была открыта, из нее наружу вел короткий посадочный трап. "Шесть, шесть", - дважды посчитал последнюю ступеньку доктор. На ней, сдвинувшись к краю, сидел шкипер и, прищурившись, разглядывал пустынную стоянку малотоннажных кораблей и орбитальных челноков.
   Утреннее солнце поигрывало искрами в капельках росы на короткой темной траве. Круглые металлопластовые площадки смотрелись серебристыми горошинами на гигантском зеленом фартуке, укрывшем землю до далеких строений на горизонте. Между горошинами вился непрерывный узор коричневых линий - направляющие дорожки для аэрокаров.
   Наверху трапа, забросив собственную сумку на плечо, появился Серж Ковальский. Он медленно зашагал вниз, сердито грохоча по ступенькам колесиками докторского чемодана.
  -- Похоже, вас встречают, - шкипер мотнул головой.
   Метрах в двадцати от посадочной площадки стоял портовый аэрокар с тремя неподвижными фигурами в синей парадной форме вооруженных сил Готвардского совета. Доктор опустил поля шляпы, чтобы прикрыть глаза от низкого солнца, и, гордо выпрямившись, двинулся к ним. Серж, слегка отстав, побрел следом.
   Военные, разом ожив, дружно спрыгнули на траву и, построившись клином, зашагали навстречу. Рандеву произошло точно на границе посадочной площадки - три пары военных ботинок замерли на траве, две пары гражданских туфель в шаге от нее на блестящем металлопласте.
  -- Сергей Эдуардович Ковальский? - первым заговорил военный в офицерских нашивках. Обращался он к голове Сержа возвышающейся над докторским плечом. - Гражданин Готвардского объединения, военнообязанный, тридцать второго года рождения? Родители - Эдуард Павлович Ковальский и Полина Станиславовна Ковальская?
  -- Это я, - откликнулся, наконец, Серж. Горло у него перехватило, и он закашлялся.
  -- Следуйте за нами.
   Серж судорожно вздохнул и вышел из-за спины Аксельдорфа.
  -- Подождите, - доктор ухватил Сергея за локоть, - а как же я.
  -- Доктор Аксельдорф, если не ошибаюсь?
  -- Да, это я, но ...
  -- Вы не в нашей компетенции, вам надлежит обратиться к гражданским властям.
  -- Доктор! Улетайте! - юный Ковальский осторожно прислонил чемодан к ноге доктора и, прощаясь, поймал его руку. - Доктор улетайте прямо сейчас. И спасибо вам за все.
   Дернув плечом с сумкой, Серж решительно шагнул в траву навстречу военным. Молодые солдаты отступили в стороны, четко развернулись и, пропустив парня вперед, зашагали у него по бокам. Со спины, в лучах поднимающегося солнца три фигуры показались доктору совершенно одинаковыми.
   Офицер козырнул и зашагал следом.
   Когда аэрокар скрылся вдали, Аксельдорф, подволакивая ноги, вернулся к трапу. Шкипер смотрел на него с сочувствием.
  -- Так ваш орел бегал от армии?
   Доктор кивнул.
  -- А вы ему помогали.
  -- Да, меня его мать попросила, ради давней дружбы. Я ведь и так не сидел на месте, разъезжал по мирам, - Аксельдорф тяжело опустился рядом с капитаном. - Пусть уже поздно, но все же ответьте, господин Валдис, почему мы сели на Шардану? Вы же говорили - карантин?
  -- Я не говорил, что мы не прилетим сюда, я только не собирался опускаться на планету. Все согласно инструкции, доктор, - если нет возможности доставить пассажиров в пункт назначения, указанный в контракте, требуется доставить их на орбиту, где они смогут зарегистрировать свое прибытие. В общем, на орбите выяснилось, что никакого карантина нет. Сообщение эпидемиологического контроля сервер разослал, но вот кто его составил неизвестно, сейчас следствие ведется. Сдается мне, Глеб Иванович, это ваш молодой друг постарался. А ведь порт понес немалые убытки, видите как здесь пусто.
  -- Господи, теперь еще и следствие. Значит, Сержу грозит тюрьма?
  -- Думаю - нет. Раз его военные забрали, то никакого суда не будет. Дадут в руки винтовку и засунут туда, где стреляют почаще. У Готвардского совета горячих точек хватает, а вот солдат - маловато. А вот вам, доктор, точно улетать надо, пока полиция не заявилась. - Аксельдорф отмахнулся, но шкипер не отставал. - У вашего Сержа шансов выжить достаточно, поверьте мне, солдаты гибнут не так уж часто. А вот вам за содействие в уклонении от армейского призыва точно грозит ссылка куда-нибудь в серные болота, под купола. Вы там и двух лет не протянете.
  -- Да, конечно. - До Глеба Ивановича, наконец, дошло его собственное положение, и он испуганно огляделся. - Вы правы, я просто из-за Сережи расстроился. Когда мы сможем взлететь?
  -- Сразу же... Сразу, как только на борту будут оба пассажира. - Капитан, казалось, тоже растерялся. - Понимаете, доктор, я тут поделать ничего не могу, все дело в контракте, который вы подписали. Неудачно как все получилось. И ведь с другими перевозчиками вам тоже контракт не зарегистрируют, пока этот действует. А на пассажирских лайнерах контроль при посадке. И для расторжения контракта, опять же, требуется две недели. Я уже и не знаю,... Правда, сидеть тут и смотреть, тоже свинство, конечно...
   Доктор Аксельдорф последние слова уже не слышал, схватившись руками за грудь, он медленно заваливался на шкипера.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"