Астрович Ната: другие произведения.

Факел Геро. Глава 20. Встреча на берегу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 20. Встреча на берегу
  Агафокл узнав о том, что муж тётушки вот-вот появится в его доме, не знал на что решиться, выпить ли вина сейчас или после визита Идоменея? Молодой человек пока ещё осознавал всю пагубность своей привычки пить с утра, но в тоже время ему уже было затруднительно отказаться от этой чаши вина. Пока он размышлял, в спальню, хозяйским шагом вошёл Кодр в сопровождении раба несущего принадлежности для умывания. Управляющий распахнул окна и повернулся к молодому человеку.
  - Что ты делаешь, Кодр, - пробурчал Агафокл прикрываясь ладонью от солнца.
  - Нужно вставать, господин Агафокл. Умываться, бриться, - бодрым голосом проговорил Кодр.
  - Подай мне мой халат и уходи. Болвана этого тоже с собой забери, - кивнул он в сторону раба.
  Подавая стёганный халат с меховой оторочкой, Кодр не удержался и съязвил:
  - Эксомида, вам тоже будет к лицу, господин.
  - Что ты несёшь?! Какая эксомида?!
   Кодр прикусил язык, господин Идоменей строго-настрого приказал ничего не рассказывать молодому человеку, не пугать раньше времени. Пока Агафокл вяло плескал себе водою в лицо, пока полоскал рот, Идоменей уже входил в его опочивальню. Агафокл вздрогнул от неожиданности и поспешно запахнул халат:
  - Вы без доклада..., - недовольно пробормотал он.
  - Приветствую тебя Агафокл! Надеюсь не рассердишься на меня, что я вот так по-родственному, без церемоний?
  - Я тоже рад, что ты в добром здравии, дядюшка, - но в голосе его не было радости.
  Разглядывая племянника жены, Идоменей отметил и его растрёпанные волосы, и одутловатое небритое лицо, и трясущиеся пальцы, когда он завязывал пояс халата. "А ему ведь всего восемнадцать", - с горечью подумал мужчина. Совсем недавно Федра звала его - мой прелестный мальчик. Опочивальня хозяина дома выглядела также не прибрано, как он сам. Было видно, что в комнате давно не наводили порядок, как рассказал вчера Кодр, господин Агафокл не впускал к себе никого, кроме раба с вином и едой.
  - Ты, смотрю, только встал, - заметил Идоменей, - и не успел позавтракать, поэтому не стесняйся, прикажи своему рабу подать тебе то, с чего ты начинаешь день.
  - А как же ты, дядюшка? Не разделишь со мной трапезы?
  - Благодарю, я сыт. Вот только..., - Идоменей прищурился, - не угостишь ли ты меня вином?
  - Конечно! - встрепенулся Агафокл, - Кодр, принеси вина. Самого лучшего!
  Когда они осушили по килику, Идоменей заметил, что глаза у Агафокла заблестели и порозовел кончик носа, руки перестали трястись, молодой человек расслабленно развалился в своём кресле. Кодр, наклонился к Идоменею, спрашивая не налить ли ещё вина? Но мужчина отказался к большому огорчению Агафокла.
  - Давно ли ты вернулся, дядюшка?
  - Позавчера.
  - С тётушкой успели повидаться?
  - Ещё нет, дела задержали меня в городе.
  - Ещё бы! Всё лето вас не было! Как кузены? Довольны переменами в своей жизни?
  - Сам можешь узнать, они написали тебе письмо.
  - Вот как! - обрадовался Агафокл, - Значит не забыли ещё! Я тоже вспоминаю их...
  - Извини, Агафокл, - перебил молодого человека Идоменей, - как ты уже заметил дел накопилось много, пока я в городе отсутствовал, поэтому и к тебе я тоже пришёл не только с родственным визитом. Вчера у меня трапезит Евномий.
  - Что ему понадобилось от тебя, дядюшка? - Агафокл переменил позу и напрягся.
  - Он приходил, получить деньги, которые я ссудил у него перед отъездом. При этом он обмолвился, что ты тоже занимал у него. Разве тебе не хватило денег, что я оставил?
  - Откуда же мне знать, дядюшка. Ведь не я свой дом веду, для этого у меня есть управляющий, вот он, наверное, знает!
  - Так зови его сюда!
  - Он здесь, дядюшка! - Агафокл указал на Кодра, - Отвечай мошенник, ходил ли ты к ростовщикам? Брал ли у них денег от моего имени?
  - Подожди, Агафокл. Не кричи. Наверняка твой управляющий, как человек аккуратный ведёт записи о всех расходах и доходах, пусть он принесёт свои записки, а мы посмотрим.
  - Ты слышал, раб? Неси! - приказал молодой человек, и сделал ему знак, надеясь, что Кодр сообразит, как выкрутится из этой ситуации.
  Но управляющему деваться было некуда и когда он принёс тот свиток, что изучал вчера Идоменей, молодой человек совсем сник. Агафокл не стал даже брать список своих долгов из рук управляющего и Кодр с поклоном передал его господину Идоменею.
  - Почти тысяча мин, - озвучил Идоменей.
  Агафокл подпрыгнул в кресле.
  - Откуда взялась такая сумма?! - бросил он негодующий взгляд на управляющего.
  - Господин, вы сами подписывали расписки, а я их только относил...
  - На что же были потрачены такие деньги?
  - На женские наряды и украшения, - вмешался Идоменей, - ещё на празднества и дорогие вина.
  Идоменей сделал знак Кодру удалиться. Когда управляющий ушёл, мужчина поднялся с кресла и подошёл к открытому окну. Агафокл, тоже встал и принялся метаться по комнате, то и дело спотыкаясь о разбросанные на полу вещи.
  - Дядюшка! - чуть не плача сказал он, - я не знаю, как... это всё она... эта рыжая ведьма, она околдовала меня!
  - Полно, Агафокл! Отчего других мужчин никто не околдовывает? Разве они не пьют вина и не любят женщин?
  Молодой человек не смог ничего возразить.
  - Сделанного не вернёшь, теперь нужно думать, как ты будешь отдавать долг Евномию.
  - Надеюсь ты мне поможешь дядюшка?
  - Боюсь, что нет, племянничек. Сумма слишком велика, а у меня сейчас нет свободных средств.
  - Что же делать? - растерялся Агафокл.
  - Ты можешь что-нибудь продать. Например, часть своих земель.
  - Землю?! - с ужасом вскричал молодой человек, - Нет! Нет! Вы что-то не то говорите, дядюшка. Землю продавать нельзя! Мне кто-то это объяснял, но я не помню кто...
  А вот Идоменей отлично помнил, чьи это были слова, что продать свою землю, то же самое, что продать свою мать. Так говорил дед Агафокла, отец Федры и видимо молодой человек слышал это изречение из уст своей тётушки. Мужчина вздохнул, вспоминая своего покойного тестя - умного, рачительного, трудолюбивого хозяина, пользовавшегося огромным авторитетом в городе. Когда-то Идоменей начинал у него управляющим... Сейчас мужчина представлял, как седовласый Макарий с укором и печалью смотрит, из загробного царства, на своего бестолкового внука.
  - Дядюшка! - взмолился Агафокл, - неужели никак нельзя обойтись без продажи земель? Может быть..., - он обвёл рукой комнату, - отдать Евномию всё это? Мне не нужны все эти безделушки.
  Идоменей вернулся в своё кресло и сказал:
  - Сядь Агафокл и выслушай меня. Боюсь, что тебе не поможет ни продажа земель, ни каких-либо вещей. Знаешь ли ты, что тебя считают охульником, попирающим наших богов? Что есть свидетели, которые видели, как ты приносил жертвы скифским богам и обращался к ним с молитвой, как энарей в лоскутном одеянии прыгал и плясал среди твоих гостей? После завтра в Совете будут голосовать на черепках и тебя скорее всего приговорят к изгнанию. На время изгнания ты будешь лишён прав на всё своё имущество.
  Агафокл молчал потрясённый словами Идоменея. Он как рыба, выброшенная на берег, открывал и закрывал рот пытаясь набрать в лёгкие воздух, глаза молодого человека от страха, тоже сделались по-рыбьи круглыми.
  - Дядюшка, клянусь, всё это наговор! Не было никакого энарея это всё актёры, они разыграли перед нами свой спектакль.
  - Отлично! - с сарказмом произнёс Идоменей, - вот об этом ты и расскажешь на Совете.
  - И они мне поверят? - с надеждой спросил юноша.
  - Не знаю.
  - Но куда? Куда же я тогда пойду, если меня прогонят из города и не позволят пользоваться домом в поместье? Мне тогда остаётся броситься к ногам моей тётушки и просить, чтобы она приютила меня в Тритейлионе. Надеюсь ты, дядюшка будешь не против? Но Идоменей был против:
  - Выслушай меня, Агафокл. Выслушай меняя внимательно и запомни, если ты посмеешь вмешать в эти дела мою супругу, то я умою руки. Никакой помощи от меня тогда не жди! В своём ли ты уме? Что ты ответишь ей, на вопрос о причине твоего изгнания? Что ты распутничал в доме, где прошло её детство? Что ты транжирил деньги на девиц? Может быть ты поведаешь, набожной своей тётушке, в чём тебя обвиняет Совет? - переведя дыхание Идоменей продолжил, - Знай! Что если ты сейчас не пообещаешь мне молчать перед Федрой, то клянусь богами я сам нацарапаю твоё имя на черепке!
  Небольших размеров корабль покачивался у деревянного причала, через некоторое время он должен был отплыть в Гермонассу с заходом по пути в Керкинитиду, Феодосию и Нимфей. Навигация через Эвксинсий понт закончилась, но некоторые смельчаки ходили вдоль побережья Таврики до самых льдов. Среди пассажиров выделялась своей богатой одеждой и драгоценностями рыжеволосая молодая женщина с небольшим сундучком в руках. Дорогое платье, словно его владелица собралась не в дорогу, а на торжество, контрастировало со скромной одеждой остальных пассажиров и членов команды. Моряки, угадав в ней гетеру, бросали на девушку красноречивые взгляды и пытались заговорить с её рабыней. Но пассажирки не обращали внимания на заигрывания мужчин. Лицо нарядной женщины было бледным и уставшим, но глаза, слегка припухшие от слёз, смотрели твёрдо и решительно. Голова её была повёрнута в сторону города, но во взгляде не было надежды, только одна тоска.
  - Госпожа давайте присядем, когда корабль тронется, мы можем не удержаться на ногах.
  Пирра послушно села, ей было всё равно, стоять... сидеть...Она даже не знала куда плывёт этот корабль. Вчера, как только этот проклятый Идоменей ушёл, он послала рабыню в казармы, приказав узнать куда уехал её меднокудрый любовник. Рабыня вернулась ни с чем. Проплакав всю ночь, к утру Пирра начала собирать свои вещи, а потом бросила всё, решила - возьмёт с собой только сундучок с монетами и украшениями. Как рабыня не уговаривала, узлы с тряпьём она вязать не стала и ей не позволила. Пусть всё останется хозяевам дома. Вот обрадуются! Хитон из драгоценного виссона, шёлковая накидка, на щиколотках и запястьях звенящие браслеты. Золотой обруч сдавил виски, тяжёлое ожерелье натирает шею, но ничего, осталось недолго терпеть, только бы хватило решимости! Прижала покрепче к груди сундучок - подарок морскому старцу, пусть в обмен на него сделает её нереидой, и однажды, в тихую лунную ночь она оседлает волну, и волна понесёт её к городу, в котором она, так недолго, была счастлива. Тогда поймёт, он, её меднокудрый, что не сбежала она с очередным любовником, что осталась ему верна, как обещала. Матрос снял верёвочную петлю с причальной тумбы и перекинул канат на корабль. Пирра закрыла глаза, лучше не смотреть, дождаться, когда судно отплывёт подальше от берега, потом ей нужно будет сделать всего лишь шаг и драгоценный груз быстро утянет её на дно. Корабль резко дёрнулся и накренился, все кто стоял на ногах попадали, пассажиры испуганно переглядывались - неужели наскочили на подводную скалу? Но Пирра сразу увидела две руки крепко схватившиеся за борт корабля и кудлатую медную голову. Капитан закричал: "Помогите ему кто-нибудь, иначе он опрокинет мой корабль!" Двое матросов втянули мужчину на палубу. Пирра вскочила, сундучок с грохотом выпал из её рук.
  Волны тихо плескались у его ног, они почти подбирались к камню, на котором он сидел, но не успев коснуться кончиков сапог мужчины, откатывали назад. Укромная бухточка, прикрытая со стороны города невысокой скалой, в тёплое время года пользовалась большой популярностью у местной молодёжи. Здесь назначались свидания, устраивались интимные пирушки, здесь купались нагими под луной, а затем воздавали почести и приносили жертвы пеннорожденной богине любви. В похожей бухточке и он, когда-то, в далёкой юности встречался с податливыми девицами, в их жарких объятиях познавая первую радость, если не любви, то плоти. Сегодня, в этот прохладный осенний вечер, берег моря был пуст и подходил больше на для любовных свиданий, а для тайных встреч.
  За спиной мужчины послышался шорох обсыпающейся, под чьими-то ногами, гальки, он поднялся с камня, чтобы приветствовать пришедшего, но тот его опередил:
  - Здравствуй, Идоменей! Прошу, не называй меня по имени.
  - Здравствуй..., - Идоменей запнулся, - как же мне тебя звать?
  - Никак, - ответил мужчина.
  - Ты даже не позволишь звать тебя другом?
  - И другом не надо, ведь ты пригласил меня сюда не как друга, иначе ты пришёл бы открыто ко мне домой, - ровным голосом ответил мужчина.
  Идоменей был несколько смущён, таким обращением человека, с которым был с юности дружен, избороздил много морей, пережил много приключений. Много лет назад их пути разошлись, тогда Идоменей окончательно сделал выбор в пользу торгового ремесла, а его же собеседник предпочёл политическую стезю. Разглядывая умное спокойное лицо и скромную одежду своего товарища, Идоменей понимал почему, в Прекрасной Гавани его прозвали Совестью полиса. Его друг никогда не брал взяток, никогда не потворствовал знатным и богатым, ни друзья, ни родственники не могли рассчитывать на его покровительство, если он видел, что они не правы. Несмотря на то, что этот мужчина давно не занимал никаких официальных должностей, его слово во многих спорах было решающим, ибо он был кумиром бедноты, которая как известно может долго терпеть гнёт власть имущих, но бывает, что чернь вдруг вскипает от очередной несправедливости, и её стихийный протест набирает силу шторма, который одним мощным набегом смывает в бездну самые крепкие политические конструкции.
  - Что ж, - немного подумав сказал Идоменей, - раз ты не разрешаешь ни произносить твоего имени, ни называть тебя другом, я буду звать тебя Астреидом, ведь на алтарь этой богини, ты приносишь плоды своего труда.
  Губы того, кого Идоменей назвал сыном богини справедливости - Астреи слегка дрогнули в улыбке:
  - Узнаю тебя, Идоменей, ты всегда найдёшь способ выкрутится из любой ситуации.
  Но тут же лицо мужчины вновь сделалось строгим:
  - Я знаю зачем ты позвал меня, Идоменей. Племянника твоей жены обвиняют в серьёзном преступлении, сомневаюсь, что я чем-нибудь смогу помочь. Ты ведь знаешь мы, эллины, всегда со снисходительностью относились к чужим богам. Любой иноверец, проживающий в нашем городе, мог спокойно ставит алтари и воздавать почести своим божествам. Более того, чужаки, наблюдая за тем, как свободны мы перед нашими богами, как славим их в наших храмах, меняли своё вероисповедание и приходили в лоно нашей религии. Теперь всё изменилось, Идоменей, и ты не можешь об этом не знать. После того, как один тщеславный царь объявил себя божеством и потребовал ставить статуи со своим изображением в храмах, древние традиции пошатнулись. Появились последователи македонского безумца, которые считают, что имеют право сидеть за одним столом с олимпийцами. К чему всё это привело? Над нашими богами стали смеяться! И я тебе скажу так, Идоменей, вера, над которой смеются - падёт! Уже сейчас, некоторые наши единоверцы посматривают в сторону чужеземных богов, считая их более сильными. Здесь, в Таврике, на краю Ойкумены, мы в большой опасности. Редкая россыпь эллинских городов у самой кромки моря, а за нашей спиной - тёмный варварский мир со своими колдунами, шаманами и энареями, если мы дадим им хоть малейшую лазейку они нас проглотят. Подумай ещё вот о чём, более половины жителей полиса не являются чистокровными эллинами. Первым переселенцам, а это в основном были мужчины в цвете лет, для продолжения рода приходилось вступать в брак с женщинами из местных племён. Все эти полукровки, а также их потомки, несмотря на то, что получили эллинское воспитание, являются потенциальными вероотступниками. Мы не смогли сохранить в чистоте свою кровь, поэтому должны сохранить хотя бы веру. Теперь скажи мне, Идоменей, как мы должны смотреть на то, что какой-то беспутный мальчишка, являющимся эллином по крови, собирает в своём доме гостей и устраивает там праздник в честь скифских богов?
  - Он должен понести наказание, - согласился Идоменей, - только... пусть понесут наказание, и те, кто был с ним рядом, кто наблюдал, участвовал и не остановил это бесчинство. Я знаю, там были сыновья из многих знатных семей.
  - Слабое оправдание, Идоменей. Гости могли не знать, что их ожидает, а потом не разобраться во хмелю.
  - Также Агафокл уверяет, что на той пирушке не было никаких скифских колдунов, это были переодетые актёры их можно найти и допросить.
  - И наказать за то, что согласились разыграть это гнусное представлении, - докончил поборник справедливости.
  Мужчины замолчали. Море потемнело, блестящий диск солнца уже коснулся одним краем кромки воды. Блеклая луна, смотрела вниз, своим подслеповатым глазом, готовясь заступить на ночную вахту. Идоменей тихо сказал:
  - Я выслушал тебя, поборник справедливости, послушай и ты меня. Агафоклу не избежать наказания, я лишь прошу позволить мне самому воздать ему по заслугам. Я обещал своему тестю, когда он лежал на смертном одре, позаботиться о сироте. Что я и делал все эти годы по мере своих скромных сил. Я надеялся, когда племянник подрастёт, то он станет моим помощником, как я когда-то был помощником его деда. Я пытался узнать его наклонности, чтобы вовремя, направить его в нужное русло. Проявил бы он себя в торговле или земледелии, заинтересовался ратным делом или направил свои стопы, как ты, в политику, везде он нашёл бы поддержку от меня. Но я напрасно ждал, увы, так бывает! Боги наделили этого молодчика непостоянным и слабым характером, он совсем не похож ни на своего отца, ни тем более на своего деда. После совершеннолетия он получил доступ к своему наследству, и скоро я понял, что Агафокл, не способен ни только приумножить, но даже сохранить своё состояние. Боясь, что его оберут ростовщики мне пришлось договориться с трапезитом Евномием, чтобы он ссужал ему мои деньги. Конечно, с течением времени я восстанавливаю свой урон за его счёт, но для меня это не выгодная операция. Поэтому, мой дорогой Астреид, я к племяннику не никакого сочувствия не испытываю и моё наказание возможно будет суровее вашего.
  - Верю, всему что ты мне сказал сейчас, Идоменей, и догадываюсь почему так. Тебя волнует не твой племянник, а его земли и те деньги, что он вложил в твою торговлю.
  - Так и есть, - не смущаясь подтвердил торговец, - будет несправедливо, если состояние Агафокла, накопленные его предками, окажется неизвестно у кого.
  - Ты согласился, если бы всё осталось в твоих руках, а племянника твоего изгнали?
  - Не знаю, - честно ответил Идоменей, подумав о Федре.
  - Хорошо, что ты предлагаешь?
  - Агафокл сейчас напуган предстоящим судом, оттого согласен на всё. Я хочу отправить его в Ольвию, один мой друг имеет в окрестностях города большое хозяйство, думаю он согласится принять у себя Агафокла. Племяннику будет запрещено покидать поместье до срока. Мой друг одинок, у него суровый нрав, поэтому возможностей для развлечений у этого шалопая там не будет, вместо этого его будут учить всем премудростям земледелия. Так, что это наказание будет не менее суровым, чем собирается вынести ему суд.
  - Да, - с улыбкой согласился мужчина, - только деньги останутся у тебя.
  Идоменей, как и в прошлую ночь ворочался на своём ложе и никак не мог уснуть. Пока его не было дома, Кодр принял целый ворох писем, среди них были и писульки Агафокла, в которых он спрашивал о своей дальнейшей судьбе. Но Идоменею нечего была сказать племяннику, встреча на берегу окончилась ничем.
  - Гектор! - окликнул мужчина слугу.
  - Слушаю, господин, - приподнялся на своём ложе Гектор.
  - Пусть придёт та, что была здесь прошлой ночью.
  - Хорошо, господин.
  Она пришла, опять простоволосая обёрнутая в покрывало. Легла рядом и сразу начала целовать его. Идоменей слегка отстранил женщину и спросил:
  - Как тебя зовут?
  - Сирита, господин.
   Рабыня ласкала его плечи и грудь, рука женщины легла на живот, а потом скользнула ниже, Идоменей глубоко вздохнул и закрыл глаза.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"