Астрович Ната: другие произведения.

Факел Геро. Глава 1.Кадуй

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ослепительно белые, как свежевыпавший снег, облака легко скользили по ярко-голубому небосводу. Маленькая Снежка запрокинув голову провожала небесные сугробы мечтательным взглядом - вот бы прокатиться на них! Посмотреть на этот чудный мир сверху! Лесной ли дух подслушал её мысли, или легкомысленные шишиморы решили сыграть с ней злую шутку, но внезапно налетевший вихрь подхватил, закружил, и понёс Снежку вслед уплывающим облакам. Она легко прижилась в скифской семье, тосковать по дому, что остался в маленьком лесном селище, было некогда - столько разных впечатлений! Скифское стойбище недолго стоит на одном месте, чуть только оскудеют выпасы для скота - пёстрые дома на колёсах трогаются в путь. Снежка уже смирилась с мыслью, что останется у своих хозяев если не навсегда, то надолго. Но белые облака бежали дальше, на юг...

  Кадуй
  Кадуй давно подмечал, что-то не так с этим молодым табунщиком, то жеребец у него захромает, то волки овцу суягную утащат, непутёвый, одним словом. Кадуй хозяин строгий, записал потери олуху в долг, чтоб не повадно было рот разевать, да с того взять нечего, всё что имеет на себе носит. Летом, из-за засухи пришлось уйти далеко на север, врыли колёса кибиток у самой кромки леса, там в глубине чащи, на берегах полноводной реки, проживало племя охотников. Лесные жители пробавлялись не только звероловством, держали мелкий скот, птицу, ловили рыбу в реке, собирали ягоды и коренья, общались с чужаками неохотно, на тех, кто волею богов к ним попадал смотрели с опаской, но зла не чинили, отпускали на все четыре стороны. Несколько лет назад, так случилось, что трое мужчин из леса оказался далеко от своих укромных селищ, кто знает, может река бурная во время половодья унесла их утлую лодчонку или сами они решили познать мир за пределами чащи, молодцов пленили и отвезли в эллинский город на продажу. Пленники были светловолосы белокожи молоды и полны сил, эллины, большие любители всего необычного, жадничать не стали, заплатили щедро, и внезапно разбогатевшие удальцы накупили много разных товаров в лавках местных ремесленников, на попойку в местной таверне денег тоже хватило. С той поры этот промысел стал мерилом удачи среди скифской молодёжи, тем более, что не каждый год бывали кочевники в этих краях. Лесные жители после того случая держались настороже, в степь старались не выходить, скотину пасли на полянах в лесу, открытых пространств, где внезапно, словно дух из-под земли мог появиться человек верхом на коне со свистящим арканом, сторонились. В свою очередь, кочевники избегали леса, под сумрачным пологом которого, лошади делались пугливыми, да и всадники испытывали суеверный страх. Иногда, неосторожные ловцы людей сами становились добычей и тела их, со стрелой в глазнице находили отправленные на поиски товарищи. Меткость лесных зверобоев была потрясающей, несмотря на примитивные, по сравнению со скифскими, стрелы и лук. Оружие с мёртвых они снимали, лошадей, если те не успевали убежать, убивали, туши разделывали тут же, на месте. Ходить на промысел по одному было опасно, а отряд из нескольких человек производил слишком много шума для чуткого охотничьего уха, поэтому со временем азарт угас, но единичные удачи случались, особенно если попадалась девушка или молодая женщина, стоимость светловолосой рабыни для простого скифа - целое состояние, дороже платили только за обученных разным искусствам невольниц.
  Кадуй отпустил табунщика неохотно, сомневался в его везении, но другой возможности отдать долг у парня не было. Уговорил, раззадорил, клялся, что без добычи не вернётся, и не вернулся, уехал и как в воду канул, а с ним ещё четверо юношей. Ждали до первого снега, а потом двинулись на юг, к месту зимней стоянки. Кадуй проклинал табунщика, пропавшего вместе с неоплаченным долгом, и его, Кадуя, конём. Лежит злополучный, с пробитым глазом, а коня сожрали лесные охотники, конь был так себе, хорошего не дал бы, но для небольшого хозяйства всё убыток. Ругался Кадуй всю дорогу до стойбища, чаще вслух, пока жена не взмолилась, она была беременна и боялась, что тень непогребённого по скифскому обычаю табунщика, бродит по степи и может причинить вред ей и ещё не рождённому младенцу.
  Девочка, задрав голову наблюдала за белыми облаками, бегущими по небу, и ждала, когда одно из них зацепится за высокую сосну, что росла рядом с их селищем. Зимой за вершину этого дерева цеплялись все проплывающие мимо тучи и тогда лес накрывало искрящейся снеговой пеленой. Отец рассказал, что в одну из таких снежных ночей она появилась на свет, потому имя ей дали Снег, Снежа. Рождение двух братьев Снежка не помнила, а вот этим утром промучившись несколько часов перед рассветом, матушка разродилась девочкой. Пока матушка громко стонала, женщины шептали заговоры, чертили в воздухе знаки-обереги, жгли пучки сухой травы, бросали их в чашу с подогретой водой, где они с шипением гасли, затем пищащую новорождённую обтёрли тряпицей, смоченной в травяном отваре и подали роженице.
  Лёгкие облачка летели так высоко, что даже самые большие деревья в лесу до них не доставали. Белый зайчик с выгнутой спинкой и смешными длинными ушами скакал по голубому небу наперегонки с шустрым горностаем, над ними расправив крылья летела горлинка. Когда троица скрылась из виду за макушками деревьев, девочка не выдержала и побежала за ними, добралась до поляны, но пересечь её не решилась, ей строго настрого было запрещено выходить из-под защиты леса. "На полянах дуют злые ветры", - говорила матушка, - "эти ветры налетают внезапно, они так могучи, что могут поднять в воздух и закружить и унести так далеко, что и пути назад не сыскать". Зайчик превратился в пушистый сугроб, горностай вытянулся белой лентой, горлица и вовсе исчезла. Возвращаться в тёмную землянку не хотелось, лучше дождаться отца здесь, на окраине опушки, он скоро должен вернуться с охоты, ей было интересно узнать какое имя он даст маленькой сестрёнке. Вихрь налетел внезапно, подбросил вверх, всё завертелось перед глазами, небо поменялось местами с землёй, а потом понёс Снежку с такой скоростью, что от ужаса она закрыла глаза, но ветру этого было мало, он сорвал плат с её головы, растрепал волосы и даже под овчинной шкурой она ощущала его ледяное дыхание. Открыла глаза, когда была уже далеко от леса, злой ветер, принял облик молодого мужчины в остроконечной шапке, он что-то говорил Снежке, но она ничего не понимала, только плакала от ужаса.
  Молодой скиф возвратился на исходе зимы, тощий, на измученном коне, зашёл в Кадуев шатёр и бросил под ноги хозяину овчинную шкуру. Кадуй был так удивлён, что не сразу понял - в шкуру завёрнут ребёнок. Откинул меховой край, охнул. Не сильный мужчина, не белокурая женщина, или на худой конец долговязый подросток, маленькая девочка испуганно смотрела на Кадуя. Тут ругательства, что до этого сдерживал, боясь навредить жене и новорождённому сыну, хлынули из него бурным потоком, но бранил табунщика недолго, из-за занавески послышался недовольный писк разбуженного младенца и тихий убаюкивающий голос жены. Воспользовавшись заминкой, табунщик выскользнул из шатра, а Кадуй некоторое время сидел, уставившись на затаившегося в овчине ребёнка. Сплюнув сквозь зубы, вышел наружу. Решил, нет, не согласится он взять девчонку за суягную овцу, мальца ещё можно было к хозяйству пристроить, а эта - лишний рот. Отвезёт в степь, подальше от становища и бросит, тогда должник не посмеет утверждать, что расплатился с ним. Кликнул раба и приказал седлать лошадь.
  Бескрайня равнина, открытая всем ветрам, кроме кибиток и шатров, взгляду остановиться не на чём, тёмными кочками вдали - овцы и лошади. Небо здесь тоже другое, оно как крышка горшка плотно накрывает степь, от края до края. Тучи не такие неуклюжие как в лесу, они не плывут - мчатся, осыпая на бегу снегом или каплями дождя, а потом спешат дальше по своим делам. Безграничность этого чужого мира пугала Снежку, и она первое время боялась высунуть нос из хозяйского шатра. Около очага тепло и уютно, если хозяин порой и бросает на неё неодобрительные взгляды, то жена его, молодая светловолосая скифянка, всегда добра с нею. Со временем Снежке пришлась по вкусу суетливая жизнь становища, переезды с места на места, аромат разнотравья весенней степи, ночёвки под звёздным небом, купание в речке, где вода, прогретая летним солнцем, тёплая, как парное молоко. Прокатиться верхом на лошадях, которых прежде боялась, стало мечтой, она видела, как скифские ребятишки, гордо восседают в сёдлах рядом со своими отцами и старшими братьями. Снежка часто вспоминает свою семью, отца, которого так и не дождалась в то зимнее утро, трепещут мокрые ресницы, но жаркий ветер степи быстро высушивает их.
  Больше года прошло, как Кадуй уступив просьбам жены, оставил в своём шатре ребёнка из лесного племени. Оставил не из жалости, понимал, что жена ещё не оправилась от родов и была слишком слаба, чтобы ухаживать за младенцем и хлопотать по хозяйству. От малявки толку мало, но покачать младенца, перепеленать его может, подать миску с едой или питьём ей тоже по силам. К лету приодели девчонку во всё скифское, и отличить её от детворы, бегающей по пыльному стойбищу можно было только по цвету волос. Нраву маленькая рабыня была спокойного, Кадуй скоро свыкся с её присутствием. Долг табунщику пришлось простить, и он больше не появлялся, говорили, что молодой скиф покинул стойбище и отправился в Ольвию, попытать счастья на службе у эллинов. Конь, заезженный им, чуть ли не до смерти выправился, да и всё хозяйство понемногу разрасталось. Кадуй не знал, что больше пришлось по нраву богам, то что он пощадил маленькую рабыню или то, что избавился от несчастливого табунщика.
  Весна этого года выдалась затяжной, тёплые ветряные дни сменялись морозными ночами с неожиданно налетавшими метелями, и тогда снег падал крупными липкими хлопьями, толстым слоем укрывая степь. Решено было сняться с места и идти на юг к перешейку, но холода, казалось, двинулись в путь вместе с кибитками. Снег сменился дождём, ветер дул из страны Гипербореев уже много дней, морозы довершили дело сковав намертво землю. Чтобы овцы могли добраться до молодой травы выпускали лошадей, но их копыта не могли пробить прочную ледяную корку. Отправленные на поиски подходящих выпасов разведчики скоро вернулись, недалеко, в двух днях пути, трава была уже высокой. Приблизились к перешейку с опаской, дальше владения царских скифов, не раз на горизонте грозно маячили ихние разъезды. Не мало запросил царь Опай за выпас скота на своей земле, Кадую пришлось отдать десяток овец и двух молодых кобылиц, и он ещё легко отделался, у других, кроме скота взяли самых сильных рабов. Стойбище притихло потрясённое потерями, но уже утром защёлкали кнуты, топотом копыт рёвом животных и криками погонщиков наполнилась степь, началось перемещение табунов и отар через перешеек.
  Гостили на царских лугах до самого лета, отъелись, да будет, пришло время возвращаться в родные земли. Перед дальней дорогой собрался совет стойбища, обсудить сколько людей нужно, чтобы без потерь перегнать стада обратно через перешеек, рядили долго, нужно было ещё кому-то править повозками, поэтому решили от всего лишнего избавиться, главное сейчас сохранить поголовье овец и лошадей, которое и так пострадало. В нескольких днях от стоянки по дороге к эллинскому городу находилось небольшое селение, слава у него была недобрая, словно коршуны слетались туда перекупщики, скупали скот, шкуры, но основной товар рабы. Продают и покупают не только взятых в полон свободных людей, но и тех, кто по глупости или нерадивости попал в долговую кабалу. У эллинов, живущих в каменных городах, что расположились на берегах моря всегда высокий спрос на рабов, тех, кто по каким-то причинам не приглянулся местным покупателям отправляют дальше, за море к далёким землям и островам. Знающие люди шепнули, что можно откупить у царя Опая свой скот обратно, любит царь вина сладкие, дорогую посуду да ткани тонкие серебром и золотом шитые, что из-за моря привозят, потому от денег не откажется. Кадуй до последнего скрывал от жены, что задумал продать маленькую рабыню, сказал, когда в стойбище прибыли два его дальних родственника согласившихся отвезти девочку к перекупщикам. Хитрый скиф надеялся, что женщина постесняется поднимать крик при чужих и не прогадал, жена на него дулась, но молчала, судьба ребёнка была решена.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"