Ночина Марина: другие произведения.

12. Волчица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Двенадцатый из рассказов об... оборотне


   Обратную дорогу отыскать труда не составило, я просто шёл по своему запаху. Попетляли же мы с Кирой! Княжна увела меня почти до самых трущоб.
   Я в очередной раз неверяще хмыкнул, и свернул на шумную улицу, одну из многих, которая вела на нужную мне площадь. Колдун с парнями, небось, заждались.
   Своих подчинённых я отыскал в приличной на вид уличной забегаловке. Все трое сидели в закутке, рядом с чёрным ходом, на едва ощутимом сквозняке, и угрюмо пили зеленый чай.
   Я повёл носом, и скривился, - лучше бы пивка тяпнули, а не цедили эту мочу. Потом все углы пометят - чаёк этот, то ещё мочегонное.
   - Веселитесь? - спросил я, подсев за столик. Судя по рожам парней, весельем здесь и не пахло.
   Колдун смерил меня угрюмым взглядом, и цыкнул зубом.
   Северянин увидел меня, как только я вошёл на порог забегаловки, но не сдвинулся с места, и парней осадил, а то оба подскочили при появлении начальства, да и теперь ёрзали задами по ковру. После того, как по дороге до Шехир аглаян дула я убил двух новичков из ватаги Колдуна, меня начали сторониться даже старожилы отряда. Причины расправы они понимали, но одно дело погибнуть в бою - им за это платят, и другое, бездарно отдать свою жизнь в кабацкой драке от руки своего же командира.
   До сих пор не могу привыкнуть сидеть на полу, как это делали все собравшиеся в забегаловке, поэтому пристроил свой зад на круглую твёрдую подушку, сшитую из разноцветных лоскутов. Сидеть неудобно, но хоть как-то привычнее.
   Ко мне тут же подскочил служка, и так же быстро испарился, получив монетку и заказ на ледяное пиво. Загоняла меня княжна. У меня до сих пор руки трясутся, до чего охота сжать в них её хрупкую с виду фигурку.
   Я неосознанно облизнулся и широко оскалился, чем привёл Колдуна в замешательство - шарф-то я с лица опустил, чтобы насладиться принесённым служкой пивом, - а таким довольным северянин раньше меня не видел.
   Залпом выдув пиво, под завистливые взгляды соратников, я поднял своё воинство. Пора навестить Жбана.
   Держала по кличке Жбан нас ждал. Заждался, поди. И люди его не иначе, как извелись. Пока шли, Колдун несколько раз замечал слежку, предупреждал меня заранее оговорёнными знаками, да я и не слепой, не просто так который год работаю на... уджбея.
   Обитался Жбан в уютном (по местным меркам), а главное прохладном подвале, над которым располагалась его же корчма. Название корчмы было таким выцветшим и заплёванным, что я даже не стал вчитываться в едва видимые закорючки.
   Письмо и чтение на языке Гюнешли улке за четыре года я освоил, Арслан позаботился, чтобы у меня были лучшие учителя, но, порой смотришь на выведенную тушью или угольком надпись и озадаченно чешешь в затылке. Язык страны был старым, собранным из диалектов чуть ли не десятка Родов и племен, поэтому любая закорючка, имела два, а то и три смысла в зависимости от стиля написания и места в предложении. Писали и читали в Гюнешли улке тем более странным и непривычным для западного человека образом: снизу-вверх справа налево.
   Всю голову сломаешь, пока вникнешь в суть, но я старался быть прилежным учеником.
   Однако название корчмы всё равно разбирать не стал, на кой ляд оно мне?
   Признаться, Жбан в эту минуту волновал меня меньше всего, все мысли и желания были сосредоточены вокруг непонятно откуда взявшейся посреди Гюнешли улке Киры.
   Я, как привязанный шёл следом за Колдуном, стараясь не выпускать из поля зрения серую безрукавку наёмника, позади топали парни северянина, так что потеряться мне не суждено.
   А нас тем временем вели куда-то вглубь корчмы, потом по лестнице на два пролёта вниз и по короткому коридору налево. Дорогу я отмечал машинально, по давно выработанной привычке. Судя по спокойному сердцебиению Колдуна, вчера его вели тем же маршрутом.
   Перед тяжёлой зелёной шторой, играющей роль двери, нас обыскали. Я с собой оружия привычно не носил, чем в который раз удивил всех окружающих, а вот Колдуна обидели сильно, забрав у него всё его железо.
   Своих людей северянин разоружать не дал, оставив их скучать в коридоре. Двое наших парней против пятерых людей Жбана, угрозой не выглядели, однако рук, с убранного в ножны оружия, никто не убрал.
   Сам Жбан меня не впечатлил.
   Я с минуту рассматривал эту заросшую жиром, бородой и абсолютно лысую выше бровей тушу, в ответ Жбан рассматривал меня.
   Лицо держалы мне не понравилось сразу: высокомерное, полное важности и собственного величия. Ага, привык к домашним подхалимам, вот и смотрит на остальных через губу своими узенькими щёлками глаз, потонувших в жировых складках.
   Жбан чему-то усмехнулся и, как гостеприимный хозяин, предложил присаживаться за щедро накрытый стол.
   Комната чем-то напоминала подвал старухи-кошатницы, где мы не так давно ночевали с Бо-бо: такие же высокие потолки, узкие проходы и неплохая вентиляция. Только место скромной берлоги у Жбана были отгроханы целые султанские хоромы: везде, где только можно ковры, несомненно, ручной работы, все закуски разложены на позолоченных подносах и тарелках, столовые приборы так же поблёскивают благородным цветом, а вот кубки серебряные, зато с обильно понатыканными драгоценными каменьями.
   За стол, вернее, на пол перед столом, я сел, но от угощения отказался. Отравы не боялся, есть не хотелось совершенно - возбуждение после встречи с княжной ещё не отпустило, да и ни к чему затягивать переговоры. Кира меня ждет, как только стемнеет.
   Да, головой понимал, что сейчас только раннее утро, и до темноты сто раз успею переделать все запланированные на сегодня дела, но словно безусый мальчишка не мог усидеть на месте. Мне ещё искать гостевой дом, название которого шепнула княжна, перед тем, как сбежать.
   Мы оставили за собой слишком яркий след из раненых и не исключено, что убитых, а уж переполоха наделали... Поэтому ничего удивительного, что нами заинтересовалась стража. Наказывают за подобное безобразие прямо на месте - остро заточенным ятаганом по шее, и дурная головушка катится по грязной мостовой. Никакого суда, никаких вопросов. Да, порой острый клинок правосудия рубит не ту голову, но, что поделать? - не ошибаются только Боги. Так ты ещё пойди, докажи свою правоту, если сможешь, без головы-то...
   Ребята из стражи оказались упорными, и мы решили не привлекать к себе внимания больше, чем уже успели привлечь, поэтому разбежались, договорившись встретиться после заката в гостевом доме, в котором всё это время жила Кира.
   Но, вначале мы подрались. Кира почему-то, как только признала меня, бросилась не с когтями, но с кулаками, и умудрилась неплохо заехать правой в челюсть. А я, идиот, прозевал. Думал, сейчас меня обнимут, приласкают, поцелуют. Щас-с! Дали в морду, ткнули острым пальцем в грудь и обвинили во всех смертных грехах.
   Если честно, сути обвинений я не понял. Уже собрался рыкнуть, как следует, чтобы приструнить распалившуюся волчицу, и тут мы заслышали голоса задающих вопросы стражников и людей, указывающих, в какую сторону побежали нарушители спокойствия. Переполошили, напугали, и поранили мы многих, и каждый теперь стремился отомстить хотя бы через помощь стражникам. Стражу в этой части города откровенно не любили, но мы сейчас вызывали куда большую нелюбовь мирных граждан.
   - После заката, у старого Пихты, - нервно облизнув губы, произнесла княжна, прислушиваясь к топоту ног, приближающихся стражей порядка. - Сядь в зале и закажи чёрек.
   - Кира... - Я столько всего хотел сказать, но девушка лишь коротко поцеловала меня в губы, переполошив всё нутро, и скрылась в кишке очередного узкого прохода между домами.
   Вот же женщины! То бьёт, то целует, поди её пойми.
   Я тоже не стал задерживаться, и без того натворил дел. Называется, не хотел привлекать внимания. Ну, хоть лица моего никто не видел...
   - Что с тобой сегодня? - вопрос Колдуна, заданный прямо в правое ухо, вернул меня из приятных воспоминаний.
   Я хмуро покосился на северянина и жестом отослал его, после чего перевел взгляд на держалу, чья жирная потная рожа напоминала своим цветом разбавленное красное вино.
   Эк Кира выбила меня из привычной колеи, обидел невниманием такого уважаемого человека!
   Хмыкнув, я широко оскалился, демонстрируя непривычно большие для человека клыки и, наконец, перешёл к делу.
   - Мой человек передал: ты хотел меня видеть.
  
   - Ты опоздал, - заявил держала, вытерев свою потную рожу красным шёлковым платком, и присосался к здоровенному жбану с пивом - назвать эту емкость кружкой у меня не поворачивается язык. Видимо, оттуда и прозвище, и держала его полностью оправдывал, засосав всё пиво до капли из своей посудины.
   Я мысленно поморщился, наблюдая как по подбородку и бороде держалы, текут целые ручейки не попавшего в рот пива, и спокойно произнёс:
   - Ошибаешься, уважаемый. Это ты опоздал. На целые сутки.
   Жбан стукнул опустевшей посудиной по крышке стола, вытер рукавом рубахи губы и часть бороды и недобро зыркнул на меня из-под насупленных бровей.
   Суть претензии можно было не объяснять, держалами кто попало не становятся.
   - На Волка ты не тянешь, чтобы я перед тобой Каршиламу бацал. На Гада Селима тем более.
   Я тихо вздохнул. Нельзя, что ли, нормальным языком выражать? Зхарог - аналог западного языка улиц, я, конечно, знаю, но так не люблю им пользоваться. Порой там такие подводные камни попадаются... Поговорил я как-то, в самом начале своей карьеры посланника уджбея с одним типом, потом всю его шайку пришлось резать, обиделись ребятки, не поняли моего дружелюбия. Арслан тоже обиделся, ему эта шальная когорта была нужна для какого-то дела. В итоге их работу пришлось выполнять мне одному. Намаялся же я тогда...
   Но, я отвлёкся.
   Жбан сказал, что я не Волк... Именно так, с большой буквы. Понятное дело, что он имел в виду не мою суть, а местного короля и бога в одном лице, заправляющего ночной жизнью этой части города, но для меня это почти личное, почти оскорбление. Арслан превосходит своим статусом любого Волка, так что меня сложно назвать даже Волчонком.
   Я ещё раз вздохнул - то, что мы не договоримся по-хорошему, было понятно с самого начала.
   Подняв правую руку, я несколько раз крутанул в воздухе указательным пальцем. Жбан сразу заподозрил неладное, но пока эта туша расшевелится. Да и привык он, что его все боятся и уважают, тем более что может случиться с ним в собственном доме? - у Арслана на эту гору сала целое досье, всего его привычки, грешки и слабости.
   Зато меня прекрасно понял Колдун.
   Оружие у него отобрали, но не зря он носил такое прозвище.
   Секунда, в которую умещается короткая команда, обращённая к оставшимся в коридоре парням, и небрежное движение руками, и двое охранников Жбана, стоящие в скрытых нишах за тонкой тканью, имитирующей рисунок ковра, падают замертво. Если нюх и зрение меня не подводят, северянин воспользовался тонкими стеклянными иглами с ядом.
   Я не смог сдержать усмешку - вот и переступил Колдун через заветы предков, раньше использование яда казалось ему позорной слабостью.
   Из коридора слышится короткая потасовка и спустя десяток секунд, один из парней северянина заглядывает за штору, жестом показывая: "чисто".
   Я всё это время сижу ровно и с волчьей улыбкой сморю на уважаемого Жбана. Тот отчего-то позеленел. Скушал что-то не то, наверное.
   Странно. Вроде такой уважаемый человек, а так распустился.
   - Расслабься, Маз. Валить тебя никто не станет. Туман в тукву тоже гнать не буду... - я замолчал, давая себе возможность припомнить Зхарог, потом мысленно плюнул, и закончил по-человечески: - У моего Хозяина к тебе деловое предложение. Интересно?
   Жбан без спешки наполнил свою "кружку" из стоящего у него под правой рукой бочонка, с минуту смаковал пенный напиток, потом спросил. Спокойно спросил, без страха и, без злости, которая горела у него в глазах:
   - Моих парней зачем завалили?
   - Время, уважаемый Жбан. У меня назначена важная встреча, не хочу опоздать.
   Брови держалы на мгновение удивлённо дёрнулись, но выражение на жирном лице не изменилось, всё тоже высокомерие, но я-то слышу, как нервно колотится его сердце, а уж запах страха сложно с чем-то перепутать.
   Сидит, молчит, снова пьёт пиво. Небось, просчитывает сейчас в голове, с кем таким важным у меня назначена встреча, раз общение с ним для меня плюнуть и растереть.
   А я начинаю терять терпение, поэтому подаюсь вперед, и трансформирую глаза. Жбан едва не помер, подавившись пивом, зато перестал тратить моё время и терпение. Откашлялся только, после чего засвидетельствовал, что готов слушать предложение моего Хозяина.
  
   В итоге от уважаемого Жбана я вышел спустя почти два часа с заверениями о вечной дружбе. Понятное дело, стоит нам отойти на пару кварталов от его логова и к Селиму мигом отрядят крысу, а то и не одну, чтобы точно добралась. Ловить я их не собираюсь, можно сказать, только ради них и сидел эти два часа в компании жирной туши Жбана. Пока что план Арслана идёт, как по маслу. Надеюсь, так оно и останется.
   Вот только Кира... что мне с ней теперь делать?
   Я снова остановился посреди улицы к вящему недовольству прохожих и Колдуна, задрал голову, и посмотрел на голубое небо без единого облачка. До вечера ой как далеко, не смогу я столько времени сидеть в четырёх стенах, но и болтаться по городу в такую жару, желания нет.
   - Нам снова где-то посидеть? - в голосе Колдуна слышалось недовольство.
   Я опустил взгляд на бренную землю, и поинтересовался у опешившего от моего вопроса главы наёмников:
   - Ты когда-нибудь влюблялся?
   Судя по виду Колдуна, он пытался определить шучу я, серьезно спрашиваю или просто перегрелся на солнышке.
   - Забавно, - хмыкнул я, и зашагал дальше по улице. Спустя пару секунд меня догнал северянин.
   - Ты серьезно?
   - Я просто спросил, - пожимаю плечами. - Так как?
   - Ну... - Колдун хотел почесать в затылке, видимо, для ускорения мыслительного процесса, но, наткнулся на обмотанный вокруг головы кусок шарфа, и тихо выругался. Успокоился он так же быстро, как завёлся, минуту помолчал, потом произнёс: - Было дело, но ничем хорошим ни для кого это не закончилось.
   - Ты поэтому сменил место жительства?
   Колдун глянул одним из своих взглядов, продирающих многих до селезёнки, и я понял, что данную тему лучше не развивать, но северянин думал иначе.
   - Я молодой тогда был, совсем зелень, а она... Эх, Джин, что это была за девушка! Да ради такой я голыми руками готов был добывать медведей и зубами грызть лёд ... - Колдун вздохнул, что-то побурчал себе под нос и совсем умолк. Всё, минутка откровений закончилась. Ну, и ладно. Я ведь действительно просто так спросил, ответа не ждал.
   Теперь остаётся понять, зачем я это спросил?
   В общем, до вечера у меня нашлось, о чём подумать. Хорошо накопилось много докладов, и я мог отвлечься на работу.
   Всё шло по плану уджбея, и это не могло не радовать. Только под самый вечер случилась неприятность: одного из парней Колдуна подкараулили на улице и дали такого треста, что здоровенный мужик под семь футов ростом, превратился в отбивную. Выжил только чудом. Били в тёмную, поэтому опознать или просто описать нападавших Ахт не мог. Что там, наёмник едва мог мигать, глаза заплыли, словно он сунул голову в улей к разъяренным пчёлам.
   Я дал отмашку пройтись по округе, расспросить братву, сам же в очередной раз мысленно вздохнул, и поставил такую же мысленную галочку напротив одного из пунктов в списке Арслана. Все действительно шло по плану уджбея.
  
   Гостевой дом старого Пихты, буду честен, нашёл с большим трудом. Не попросишь же Колдуна узнать его расположение для меня. Вопросов не возникнет, найдёт, но обязательно попрётся следом. Своих парней не пошлёт, побережёт, а сам - в лёгкую, знает, что не трону. Приложу хорошенько, чтобы под ноги не лез, но жизни не лишу. Колдун у Арслана на хорошем счету, тем более уджбей прямо запретил трогать наёмника. Пока запретил. Только это меня и сдерживало.
   Поэтому, из дома я убегал, словно мальчишка на первое свидание, тайком и через узкое чердачное окно. И чувствовал себя при этом весьма глупо.
   Нужный мне гостевой дом располагался в Нижней части старого Шехир аглаян дула, в двух десятках кварталов от площади, которую я имел счастье сегодня посетить и за высокой каменной стеной, отделяющей благополучные районы от всех остальных. Наш дом, напомню, стоял в Средней части Старого Города, что означало необходимость пройти незамеченным через отделяющие нас от Нижней части ворота. Я решил эту проблему, просто перебравшись через стену в удобном для меня месте. Пять ярдов всего, а кладка в таком изношенном состоянии, тут и человек легко перелезет. Многие так и делали, - по ночам в Шехир аглаян дул почему-то воспрещалось переходить из одной части Города в другую. Стражи на воротах пристально следили за порядком, иногда делая вид, что слепы и глухи, но память у них хорошая. Такого типа как я, они бы запомнили, а я этого не хотел.
   Одно княжна забыла уточнить: гостевой дом старого Пихты имел название "Дженнеткушу" - "Райская птичка", если по-западному, и лишь один из двадцати местных жителей указал мне верное направление. Я-то у всех спрашивал про этого самого Пихту... То ли мне всё время попадались не местные, то ли мне, как не местному, не хотели показывать дорогу. В общем, поплутал я славно: трижды меня пытались ограбить, раз двадцать пять обещали большой и светлой любви за малые деньги, ещё одна тёмная личность, предложила небольшую подработку, ничего незаконного, нет, просто нужно постоять в одном месте и помочь кое-что перенести.
   В итоге эта самая личность и указала мне верный путь к "Райской птичке".
   Похоже, у Киры были большие проблемы с финансами, раз она обитала в таком месте. Разжиревшие чёрные тараканы шныряли прямо под ногами, хорошо, если по столам не лазили - я со своего согнал парочку, прежде чем сесть.
   Внутри гостевого дома, и конкретно корчмы царил неприятный полумрак - всего десяток факелов чадило по стенам. Меня такое освещение полностью устраивало, прочих немногочисленных посетителей, похоже, тоже. Воняло прокисшим пивом, подгоревшим жиром и чем-то скисшим; крышка стола, за которым я примости зад, изрезана посланиями и непонятными символами, за стойкой стоит высокий парень, заросший по глаза бородой, но на старика Пихта, он не тянул.
   В зале помимо меня сидело ещё с десяток подозрительных рож, набираясь дешевым пойлом, но столов хватало - почти ползала пустовало.
   Как просила Кира, я заказал у лениво передвигающегося между столами рябого служки чёрек, откинулся на застонавшую под моим весом спинку лавки, и стал ждать.
   Я собирался прийти чуть раньше назначенного княжной времени, а в итоге опоздал. Будем надеяться, Кира не обидится.
   Ароматы корчмы перебивали запах волчицы, но любой, чей нос такой же чувствительный как у меня, понял бы: княжна здесь частый гость. Я за этот столик-то сел, только потому, что дерево пропахло Кирой.
   Долго ждать заказа не пришлось, но вместо служки хлебный чай мне принес бородатый парень - тот, который стоял за стойкой. Принёс, плюхнул чашку передо мной, да так, что половина её содержимого выплеснулась на столешницу, и уселся на лавку напротив.
   Сидит, режет меня взглядом, молчит.
   - И? - Я вопросительно вскинул бровь.
   - Уходи, - хрипловатым голосом поссоветов бородач.
   Я принюхался к отвратному запаху чёрека, мой недружелюбный собеседник тоже пах не розами, и поморщился:
   - С таким обслуживанием это место должно быть популярным.
   - Только для своих.
   Я обвёл взглядом собравшуюся в этой дыре публику: оборванцы всех мастей и пара громил с приплюснутыми лицами, после чего хмыкнул:
   - Правда, что ль?
   - Уходи.
   - Прости друг, - развёл я руками. - У меня тут встреча.
   В следующую секунду меня окатило волной магии, буквально прострелило по позвоночнику, отчего тело скрутило как у древнего старика: ни разогнуться, ни вздохнуть толком. Всего пара мгновений, но как же неприятно чувствовать себя таким беспомощным...
   Нет, бородач не собирался убивать, хотел пугнуть. Обычный человек ничего бы не почувствовал, просто ни с того ни с сего сорвался бы с места и убежал в ужасе, а потом долго пытался понять, что это на него нашло? Походил, подумал бы, и забыл, меня же магия, а особенно тёмное колдовство всегда злило, так что отреагировал я адекватно: низко зарычал, сверкнул трансформировавшимися глазами, и оставил пять новых борозд на крышке стола. Кира говорила: они тут ко всему привычные, да? Предупреждать, твою ж, надо!
   Я ещё раз рыкнул, коротко и зло, встряхнулся, и вернулся себе приличествующий человеку вид.
   - Так ты из наших, - недоумённо произнёс бородач.
   - Из ваших, из ваших, - согласился я. - На кой ляд я, по-твоему, сюда припёрся?
   - Да всякое бывает, - расплывчато ответил бородач, и поднялся с лавки: - Пить чего будешь?
   - Чёрек, - широко ухмыльнулся я.
   - Сегодня все пьют узвар.
   - Узвар, так узвар, - я равнодушно пожал плечами. - Неси.
   Бородач смерил меня пристальным взглядом, и направился за своё рабочее место.
   - Кстати, сколько стоит комната на ночь? - задал я вопрос вслед.
   Бородач, не оборачиваясь, вдёрнул вверх руку, показав два пальца.
   Да-а, у княжны реально проблемы с финансами, вряд ли этот тип имел в виду две лиры. На два кроша можно купить пару лепешек или залежалую вяленую рыбину, и то если у торгаша будет хорошее настроение. Либо, здесь действительно всё для своих, этакий притон для не совсем людей.
   Я ещё раз внимательно оглядел собравшийся люд, однако ничего "тёмного" в них не заметил.
   После бородача, ко мне сразу подошла молодая женщина в закрытом чёрном платье вдовы. Она устало улыбнулась, вытерла со стола пролитый чай, забрала полупустую чашку, к которой я не притрагивался, и поставила передо мной высокий глиняный кувшин с ароматной жидкостью и чистую кружку. Я полез за кошельком, но женщина отрицательно покачала головой.
   Следующие полчаса я тянул сваренный из сухофруктов отвар, заедая его тонкими полосками сырого мяса. Если судить по запаху - баранина не первой свежести, но жевать можно. Заказал, чтобы не сидеть с пустыми руками, а то от безделья начал добавлять надписей на столешнице.
   Кира не спешила на встречу со старым другом, спрашивать про княжну у бородача, я не захотел. Не нравился мне этот тип. Ещё один колдун на мою голову и явно не из слабых. Интересно под кем он ходит?
  
   Киру я почувствовал сразу, как только девушка открыла входную дверь. Она несколько секунд стояла на пороге, втягивая запахи, потом встретилась со мной взглядом, и широко улыбнулась.
   - Опаздываешь, - произнёс я. Негромко, но укоризненно, Кира с её волчьим слухом должна меня прекрасно расслышать, что и подтвердилось - девушка покривила носик и состроила виноватое выражение лица. Вина испарилась быстро, сменившись радостью от лицезрения моей чистовыбритой физиономии - специально соскрёб щетину, перед тем как сбежать из дома.
   Не знаю, что девушка прочитала по моему лицу, однако фыркнула, приветливо вскинула руку, здороваясь с бородачом, и уверенной походной направилась к моему столику.
   - Привет. Прости, что заставила ждать. - Плюхнувшись на лавку напротив и стянув с моей тарелки полоску мяса, извинилась Кира. - Столько всего навалилось...
   - Разбоем промышляешь? - в шутку, спросил я, но княжна весьма выразительно поморщилась, и я понял, что попал если не в десятку, то очень близко.
   - Давай об этом не сейчас, - прожевав мясо, утомлённо попросила девушка и сунула в рот новую полоску мяса.
   Согласиться я не успел, к столику вновь подошёл бородач. В правой руке он держал миску с полусырым мясом, приправленным овощами, в левой - большую кружку, судя по отсутствию выраженного запаха - с простой водой.
   - Спасибо, Ар, - благодарно кивнула девушка, набрасываясь на еду ещё до того, как бородач поставил миску на стол.
   - С прошлой недели мы пьём узвар, - не обращаясь ни к кому конкретному, бросил Ар, развернулся и пошёл к себе. А вот Кира после его слов едва не подавилась куском мяса, и почему-то глянула на меня выпученными глазами.
   - Всё хорошо? - я уже собрался подняться и похлопать волчицу по спине, но Кира не делась. Прожевала, шумно сглотнула, и снова извинилась:
   - Прости, Грэм. Я не знала, что Ар сменил пароль. Он его годами не менял.
   - Да, нормально, - отмахнулся я. - Я жив, корчма цела, в миске - мясо. Надеюсь, всё-таки баранина.
   - Шутник, - нахохлилась девушка. - Ар мог с лёгкостью размазать тебя по стене. Прости, Грэм, что так подставила.
   У меня по спине пробежал холодок - не очень хочется быть размазанным по стене, но я постарался сохранить невозмутимое выражение на лице, лишь поправил княжну:
   - Джинн.
   - Что?
   - Здесь меня зовут Джинн.
   Кира десяток секунд внимательно смотрела на меня, даже жевать перестала. Потом проглотила пережёванный кусок, и кивнула:
   - Похож! А я просто Кира.
   - И как ты, просто Кира, дошла до жизни такой? - спросил я, и закинул в рот предпоследнюю полоску мяса.
   Киру в один момент будто подменили: глаза засверкали злостью, горло завибрировало от низкого угрожающего рыка, ногти на руках начали трансформироваться в когти.
   - Не здесь! - предостерег я, положив свою ладонь на руку девушки, но та вырвалась и снова зарычала. Едва удержался, чтобы не ответить. Обратиться, вцепиться клыками в незащищённое горло волчицы и показать, кто тут главный.
   Видимо, мои мысли отразились в моих же глазах, потому что княжна быстро взяла себя в руки, и даже соизволила объясниться.
   Выходило интересно, но печально.
   Виной всему стало моё письмо, которое я отправил из одного города, когда вёз посылку Дурана ныне покойному герцогу. Так считала Кира. Я считал несколько иначе. Судя из рассказа девушки, письмо стало тем доказательством её тёмной сущности, после которого одна дорога - на костёр.
   Кира письмо получила, прочитала (раз двести, если не больше) и, вместо того, чтобы сжечь, как я советовал, оставила на память.
   Больше года прошло с того времени, как мы с Петером выловили оборотня в княжестве Крейгшот. Теперь княжна старалась не привлекать внимания к своей второй натуре, даже поумерила аппетиты, и охотилась в лесах на кроликов, белок и барсуков, иногда попадались олени или кабаны, что неимоверно радовало девушку. Что там этой белки? - на один укус, проскользнет в желудок, даже не задев клыков.
   Однако даже такой скудный рацион устраивал молодую волчицу, Кира была счастлива, ну, грустила иногда у окошка о неком оборотне по имени Грэмлин...
   Я оценил, но прерывать рассказ не стал.
   Ничего не предвещало беды, пока в гости к отцу Киры не приехала его сестра, - та ещё ведьма, по словам волчицы. И приехала она не просто так, а с намерением сосватать своего племянничка за... ну, понятно за кого.
   Киру такая новость не порадовала, тем более племянничек был похож на изъеденный червями сморчок с непомерно раздутым самомнением.
   Вместе с Кириной теткой приехала какая-то странная бабка, от одного взгляда которой по спине девушки пробегал холодок. И этого взгляда хватило, чтобы бабка тут же склонилась к уху тётки, и что-то долго ей втолковывала.
   И вот тут волчица проявила вверх небрежности, решив не обращать на приехавших гостей внимания.
   Много времени, чтобы понять, кем была бабка, мне не понадобилась, что с моим многолетним опытом Охотника, неудивительно. Не ведьма, но ведунья. Колдовать такая или такой, не умеют, даже простенькое проклятие не нашлют, но к советам этих людей стоит прислушиваться. Они всех и всё видят насквозь.
   Что было дальше додумать не сложно: бабка сказала тётке, тётка брату, то бишь Князю, ну а Князь, недолго думая, пошёл на разборки к дочери. Вот только дочки в спальни не оказалось: Кира носилась по лесу в образе волчицы, и знать не знала, что расстроенный родитель в данную минуту обыскивает её комнату. Тогда-то моё письмо и всплыло - Кира не убирала его далеко, не думала глупышка, что кто-то решиться потрошить её будуар.
   Князь отреагировал бурно, в один миг, вычеркнув дочку из своей жизни.
   По возвращению в поместье, волчицу ждала засада. Потом была долгая погоня, охотники Князя и наёмники, которых тот нанял, чтобы убили тварь, в которую превратилась его дочка. Гнали девушку до самого берега моря.
   - Упорные ребята, - грустно улыбаясь, рассказывала Кира. - Как привязанные за мной тащились. Я в человека за те два месяца перекидывалась раз пять всего. Потом долго вспоминала, как вилку в руке держать.
   - А сюда как попала?
   - На корабле, как ж ещё? Я, когда в берег упёрлась, решила, хватит с меня этой гонки. Устала, как собака, ни поесть нормально, ни поспать. Всё гадаешь, когда в тебя прилетит посеребрённый болт, - Кира резко тряхнула коротко подстриженными волосами, словно стараясь отогнать видения прошлого, и продолжила: - Добежала до ближайшего города, где был порт, и прокралась на корабль торговца. Мне в тот момент было плевать, куда он плыл. Потом меня, конечно, нашли, но... я смогла найти общий язык с их капитаном.
   Помолчали, каждый раздумывая о своём. Вернее, Кира о чём-то думала, а я просто рассматривал девушку. Она сильно изменилась: повзрослела, похорошела, ей шла даже эта нелепая короткая стрижка с неровно обрезанными прядями. Княжна стала куда увереннее в себе, как и волчица внутри неё. Опасностью несет за милю.
   Но я, всё равно, сильнее.
   - Что? - нахмурилась княжна, поняв, что я её рассматриваю. - Осуждаешь меня?
   - Ни в коем случае! - я не понял, с чего она так решила. - Даже в мыслях не было. Я сам за эти годы такого наворотил, рассказывать тошно. Не поверишь, Кир, но я тоже соскучился, и просто наслаждался видением красивой девушки.
   Взгляд Киры моментально потеплел, на губах появилась кокетливая улыбка, от которой на щеках образовались милые ямочки, грудь колесом. Даже запах изменился.
   Эх, женщины... Что же вы с нами делаете?..
   Я жадно втянул запах волчицы и неосознанно облизнулся. Кира навалилась локтями на стол, и по-новому посмотрела на меня. Внимательно так, изучающе, словно желая прочитать скачущие в моей голове мысли.
   Мыслей было не так много, и большая их часть отвечала за самые примитивные желания.
  
   - Странно, почему мы не образовываем пары? - задумалась Кира.
   Я лениво приоткрыл один глаз, посмотрел, как княжна тянет свою стройную, обнажённую ножку с тёмной от загара и запекшейся крови кожей, и снова закрыл глаз.
   - Грэм! - меня настырно толкнули в плечо.
   - Мы хищники индивидуалисты, и в отличие от тех же волков, живущих стаей, не терпим конкурентов, - заумно процитировал я выдержу из какого-то заученного давным-давно учебника, отложившуюся в памяти. Пересказывать то, что вычитал в книге, пока был в "гостях" у Генерала Беркера, желания не было. Хотелось бы верить, что писавший те строки, знал, о чём пишет: ведь и с Луной, и с Кирой я уживаюсь вполне мирно, только, боюсь, сейчас меня не хватит на столь продолжительные рассуждения.
   Глаза я так и не открыл. Было банально лень шевелиться. Давно меня так не выматывали.
   - К тому же мы бесплодны, - продолжила развивать мысль девушка. - А какому мужчине интересна женщина, которая не может дать ему здоровое потомство?
   Я хмыкнул.
   - Что? - Кира вновь толкнула меня в плечо. Я неохотно разлепил глаза, медленно перекатился с живота на спину, потом подумал и всё-таки сел, привалившись спиной к стене и запихнув тощую подушку под поясницу. Кира тут же устроилась у меня на груди. Лежит, смотрит своими нереальными ярко-голубыми глазищами, ждёт чего-то.
   Я запустил ладонь в коротко обстриженные волосы девушки, похожие на мягкий шёлк, - Кира довольно прикрыла глаза, и тихо заурчала, словно большая кошка. Идиллия, блин. А вокруг полнейшая разруха. Комнату после нас, придётся ремонтировать с нуля. Стены, пол, потолок - изодраны когтями, повсюду валяется солома из матраца, простыни изрезаны, тюфяк с одной стороны треснул и просел. Сундук, столик, пара табуреток, посуда - та же песня. Вон, только подушка, что у меня под спиной, и уцелела. Никак чудом.
   В комнате стойкий аромат крови: кровь на простынях, словно здесь кого-то убили, кровь на полу и стенах, да и сами мы измазаны в крови. Раны от когтей и зубов давно поджили, кровь подсохла, покрыв кожу неприятной бурой коркой, но, ни мне, ни Кире неудобство это не доставляло. Мы правда очень устали. Но, пожалуй, оно того стоило.
   - Я не знаю, Кир, - спустя какое-то время произнёс я. Теперь уже волчица лениво приоткрыла один глаз. Спустя десяток секунд глаз закрылся.
   Я провёл ладонью по спине девушки, ощущая под пальцами бархатистый шёлк кожи на котором застыли кровавые разводы, и улыбнулся. Давно мне не было так хорошо и спокойно.
   Пожалуй, я опущу всё то, что случилось между нами, после того, как мы поднялись наверх, в комнату княжны. Слишком дороги для меня эти воспоминания, чтобы с кем-то ими делиться.
   Окон в комнате не было, но, судя по моим ощущениям, солнце давно должно было встать. Впереди ждал новый день и новые свершения, новые строчки в плане Арслана и новые доклады моих подчинённых, только мне не хотелось никуда уходить. Но есть такое паршивое слово "надо".
   Я тяжело вздохнул, Кира моментально распахнула глаза, и подняла голову.
   - Надо идти, - пояснил я.
   - Разбоем промышляешь?
   Секунду я соображал, потом громко рассмеялся, и не мог успокоиться минуты две, видимо, накопилось за все проведенные в Гюнешли улке годы, а потом выложил Кире всё о своей работе на Арслана. Умолчал только о его сущности и той истории, которую уджбей не так давно поведал мне.
   - Не скучная у тебя жизнь, Охотник, - вздохнув, подвела итог под моим рассказом волчица.
   - Я давно уже не Охотник.
   Кира немного повозилась, удобнее устраиваясь на мне (пока смеялся, она сидела рядом и смиренно ждала, когда успокоюсь), потом спросила:
   - Скучаешь по прежней жизни?
   - Нет, - не раздумывая, ответил я. - Моя прежняя жизнь закончилось в тот момент, когда я перестал быть человеком. Охотник просто цеплялся за привычный для него мир. Мне понадобилось слишком много времени, чтобы понять это. У тебя получило лучше.
   - О! - рассмеялась девушка, защекотав своим дыхание и короткими прядями мой живот. - Мне давно не делали таких изящных комплиментов!
   - А подарки тебе делали?
   Кира перестала смеяться, и настороженно посмотрела мне в глаза.
   Я подался вперед, слизнув с щеки волчицы узкую полоски засохшей крови, выбрался из-под девушки и покрутил головой в поисках своей одежды.
   Вещи нашлись в углу, под двумя половинками разломанного табурета. Не знаю, как так получилось, мы с Кирой мало обращали внимания на окружающую обстановку, слишком увлеклись друг другом.
   Рубаха была изодрана в клочья, и так же носила следы крови, ремень порван, но сами штаны вроде бы целы, не считая нескольких широких прорех от когтей. От шарфа, который я уже привычно наматывал на шею, пряча под материей нижнюю часть лица, осталось два широких куска ткани.
   Меня же сейчас интересовала сумка, в которой я таскал мелкие вещи и деньги. Сумка, к счастью, не пострадала, видимо, успел скинуть, прежде чем потерял голову.
   - Грэм? - позвала Кира. - Что ты задумал?
   Я с хрустом распрямился, и подбросил в воздух небольшой кошель, приятно звякнувший для уха монетами, когда упал на топчан рядом с княжной.
   Кира вздрогнула, и отползла в сторону, смотря на кошель, как на слиток серебра, или на ядовитую змею, кому как привычнее. Потом перевела пылающий злобой взгляд на меня:
   - Это что?
   - Подарок, - я пожал плечами, и решил, что пора возвращаться на свой пост, подальше от взбешенной волчицы. Что интересно я сделал не так?
   - Засунь его себе... - не меньше минуты Кира сквернословила, поливая меня отборными помоями, сама при этом металась по комнате, собирая свою одежду. Признаться, от одежды мало что осталось.
   - Так, стоп! - когда девушка дошла до моей родословной, рыкнул я. Кира аж присела от неожиданности. Голос у меня громкий. Хорошо стены толстые и нет окон, а то бы на наши ночные рычание и стоны сбежалась половина квартала.
   - Не знаю, что ты себе навоображала, - сурово произнёс я. Мне в голову пришла неплохая идея, думаю, Арслан оценит. Как бы в этот раз не придушил по-настоящему. - Это просто аванс, Кир. Прости за глупую шутку с "подарком". Я хочу нанять тебя на работу.
   Кира явно мне не поверила, но хотя бы перестала метаться по комнате, и брызгать слюной. Присела на более-менее целый край топчана, насупилась, и молчала не меньше минуты.
   За это время я успел натянуть штаны, и задумался, где раздобыть новую рубаху, шарф и ботинки. Последние, казалось, всю ночь жевала какая-то здоровенная псина, даже представлять не хочу, что с ними случилось на самом деле. От душа или хотя бы кадки воды, тоже не откажусь. Надо смыть кровь, прежде чем показываться на люди.
   - И что за работа? - наконец, спросила девушка.
   - Будем промышлять разбоем? - улыбнулся я. Кира вяло хмыкнула в ответ, а я продолжил: - Кражи, убийства, сопровождение караванов, доставка писем... Работы хватает. Порой я месяцами не вылезаю из седла.
   - А твой... - княжна вновь нахмурила лобик, и прищёлкнула пальцами, вспоминая.
   - Мой наниматель вряд ли будет возражать. Арслан умён и прагматичен. Поверь, без работы сидеть не будешь.
   Кира неожиданно поднялась, подошла ко мне и обняла.
   - Спасибо, Грэм... То есть, Джинн. Мне вполне хватает денег на жизнь. Правда. Не смотри на таверну Ара. Да, она прогнившая и вонючая, зато здесь тихо и никто не станет кидаться в меня камнями, не попытается проткнуть вилами и не потащит на костёр. Я как-то раскрылась людям... - Кира вздохнула и отстранилась, потом послюнявила палец, потёрла им мою левую щёку и склонила голову к плечу, любуясь результатом.
   - Красавец?
   - Красавец. Волк, я имею в виду.
   Я не удержался, и набросился на княжну: подхватил на руки, уложил на застонавший под нашим общим весом топчан, склонился над улыбающимся лицом девушки и...
   И в этот самый момент в дверь постучали.
   Мы с Кирой настороженно замерли, с вопросом глядя друг на друга.
   - Ждёшь кого-то?
   - Нет, - мотнула головой волчица. - А ты?
   - Есть один вариант...
   Я слез с топчана, подошёл к двери и принюхался. Дверь толстая, не рассохшаяся, такую и тараном не с первого раза вынесешь, запахи пропускает плохо.
   - Кира, это я. Открой!
   Дверь глушила голос, но он и без того был мне незнаком, точно не бородач Ар, и ни Колдун, на которого я было подумал.
   Я посмотрел на Киру, та хмуро взирала на дверь.
   - Любовник? - поинтересовался я.
   - Ревнуешь?
   - Немного, - признаться, покривил душой. Убью гадёныша, кем бы он ни был, если это окажется правдой.
   - Кира, я знаю, что ты там!
   - Знает он, - фыркнула девушка. - Грэм, расслабься, это мой деловой партнёр. В этой стране женщине сложно вести дела самой.
   - Мне попросить его уйти? - я с неприязнью покосился на дверь. Деловой партнёр больше не кричал, а вот барабанил весьма активно.
   - Впусти, - вздохнула Кира, встала, подошла к изуродованному глубокими бороздами от когтей сундуку, достала чистую рубаху и накинула на голое тело.
   - А для меня рубашки там не найдётся?
   - Впускай.
   Ну, раз Кира говорит. Надеюсь, у парня крепкая психика.
   Я щёлкнул мощным запором, отварил дверь, схватил ничего не успевшего понять парня за грудки, втянул внутрь комнаты, и захлопнул дверь.
   - Привет, Крил, - вяло поприветствовала визитёра Кира. Парень застыл столбом, лишь голова крутилась туда-сюда, переводя застывший от ужаса взгляд выпученных глаз с меня на девушку.
   - А-а-а-э-э... - ошарашено выдал деловой партнёр, наткнувшись на мой добродушный оскал из выпирающих изо рта зубов, и резко отпрянул, врезавшись в дверь.
   - Грэ... Джинн! - произнесла Кира с укором.
   Я развёл руками. Ну, не нравится мне этот парень.
   - Крил, расслабься, он не кусается, - на языке Гюнешли улке произнесла княжна. Говорила она с ужасным акцентом, но слова разобрать можно. - Что ты тут забыл? Я же сказала - встретимся вечером.
   - Э-э-э... - высказал парень новую нечленораздельную мысль. Первый испуг прошёл, но в себя парнишка ещё не пришёл. На вид ему не больше двадцати, низкий, смуглый, черноволосый, похоже, местный. Одет в приличные штаны и рубаху, на ногах потёртые сандалии, в руках короткий тубус, в таких обычно хранят карты или планы домов.
   - Он знает? - пристально смотря на парня, спросил я. Под моим взглядом Крил сглотнул и попятился. Увы, спиной он уже упирался в дверь, так что свободного пространства для манёвра у парня не было.
   - Знает.
   - Тогда, Крил, сгоняй-ка нам за чистой одеждой и водой. И закажи Ару завтрак. Мы голодные, как волки, того и гляди на людей начнём бросаться.
   Тубус только-только грохнулся на пол, оброненный напуганным парнем, а делового партнёра княжны в комнате уже не было. Выскочил, как пробка из игристого вина, лишь дверь хлопнула.
   Я закрыл запор, и повернулся к Кире. Судя по выражению лица девушки, она едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
   - Смейся.
   - Не буду, - хихикнула волчица, глубоко вдохнула и выдохнула, успокаивая рвущийся наружу смех.
   - Какой-то нервный у тебя деловой партнёр, - я вернулся к топчану, сел и собственническим жестом притянув Киру к себе на колени. Девушка не возражала.
   - Он ни разу не видел меня... в таком виде.
   - Он мозги, ты - грубая физическая сила, - сделал я догадку.
   - Именно, - Кира уткнулась лбом мне в плечо, и вздохнула. - Знаешь, я так часто думала о тебе. Представляла, какой будет наша встреча, и встретимся ли мы вообще...
   - Не ты одна, - усмехнулся я, проводя рукой по бедру княжны. Вслед за моей ладонью полз подол рубашки, одетой на девушке. - Я столько ночей...
   - Грэм! - Кира хлопнула меня по наглой руке.
   - Лучше называй Джинном. Имя Грэм осталось в прошлой жизни.
   - Хорошо, - не стала спорить Кира.
   - Как думаешь, долго твой деловой партнёр будет отсутствовать?
   - Ну... - задумалась девушка. - Минут тридцать. А что?
   Что я хотел, Кира узнала уже через минуту.
  
   - Кстати, о прошлой жизни, - прожевав кусок куриной ножки, снова задумалась княжна. По идее эта её задумчивость должна меня раздражать, но ничего подобного не было, скорее наоборот, я никак не мог насытиться девушкой: ловил каждый её взгляд, следил, как при дыхании вздымается под лёгкой тканью рубашки упругая грудь, примечал все жесты, каждую улыбку. Наверное, я спятил, и опять отвлёкся, едва не прослушав вопрос Киры:
   - Новая татуировка? - взглядом указав на мою левую руку, на которой я только что по привычке подвернул рукав рубашки, спросила девушка. - А куда делась старая?
   Я мысленно чертыхнулся, и раскатал рукав обратно. Совсем забыл о "подарке" Арслана.
   - Друзья помогли избавиться. В Гюнешли улке очень строго относятся к нательной живописи.
   - Твой наниматель?
   - Он.
   Мы были вымыты, правда, потратили на водные процедуры почти два часа. Виноват, не удержался. Мало того, что меня по непонятным причинам безумно тянет к волчице, так у Киры ещё и великолепное тело, как тут устоять?
   Так вот, мы смыли с себя всю кровь, переоделись в пусть не новую, но пахнущую чистотой одежду, которую принёс Крил, и теперь неспешно завтракали (читай обедали), сидя в тёмном уголке корчмы. Народу кроме нас почти не было, лишь за столом недалеко от стойки, пара мрачных личностей быстро работала ложками, иногда скребя ими по дну тарелок. Звук резкий и неприятный для острого волчьего слуха, но я давно привык не обращать внимания на такие мелочи. Сам Крил, опустив взгляд на высокую кружку с узваром, сидел за соседним с нами столиком: ни задавать вопросы, ни тем более мешать завтракать, парень не решался, и мы с Кирой могли спокойно набить животы. Два голодных оборотня могут съесть много, Ар, судя по хмуро сдвинутым бровям и невесёлому взгляду, уже устал менять нам тарелки.
   Время стремительно подбиралось к обеденному. Представляю, что сейчас твориться в снятом наёмниками доме: Колдун, небось, поднял всех на ноги и вся эта орава носится по городу в поисках пропавшего начальства. Мне стоило как можно быстрее вернуться, но... я не мог.
   Вернее, как я недавно говорил Арслану: я не хотел.
   Закончив обгладывать несчастную птичью ножку, Кира захрустела костями, после спросила:
   - А что она означает?
   Что означает личное клеймо Арслана? Да кто ж его знает, кроме самого хозяина клейма? Я старался надеяться, что татуировка не станет новым ошейником. Крошечная искорка, оставленная на память уджбеем, всё ещё теплилась под кожей. Обычно она никак себя не проявляла, хотя, стоит сосредоточиться на ней и искорка, будто бы начинает шевелиться. Ощущения странные, но никакого негатива у меня не вызывают.
   Арслан сказал, что это защита, так я Кире и ответил.
   - Оберег.
   - Да? А от чего оберегает?
   ...
   - Джин? - спустя пару минут Кира не выдержала моего молчания. Я жевал полусырое мясо, и размышлял, как ответить на этот вопрос. Я не считал Арслана демоном или Одержимым, сущностей много, и ни обо всех известно Охотникам и даже Ордену, так что...
   - Так, значит, воруешь? - прожевав кусок свежей баранины, спросил я.
   - Ты не ответил.
   - Спросишь у него сама, если согласишься на моё предложение. Он объяснит лучше.
   Кира небрежно вздёрнула тонкую бровь.
   - Работать на твоего нанимателя, или на тебя?
   - Работать со мной.
   - Хорошо. Я подумаю.
   Такой ответ меня устроил и дальше ели молча.
   Насытившись, я откинулся на заскрипевшую спинку лавки, и стал лениво рассматривать делового партнёра волчицы. Мальчишка совсем, только-только начала пробиваться щетина, тощий, сутулится даже сидя за столом, словно хочет стать незаметным. Парень забрал свой тубус, выроненный в комнате Киры, и больше с ним не расставался, даже сейчас держал на коленях.
   - Кого собрались грабить? - поинтересовался я у волчицы, когда она отодвинула от себя пустую тарелку. Говорил я довольно громко, так, чтобы мог услышать её деловой партнёр.
   Кира отреагировала спокойно, рука Крила дрогнула, из кружки, которую он держал в это время на весу, на столешницу выплеснулась часть напитка, второй рукой парень судорожно вцепился в тубус.
   - С чего ты взял? - притягивая к себе кружку с узваром, спросила Кира.
   - Глупый вопрос, учитывая, какую я тебе предлагаю работу.
   Волчица улыбнулась, показав острые кончики не по-человечески массивных клыков, посмотрела на покрасневшего и начавшего потеть парнишку, и вздохнула.
   - Крил, погуляй пока, а?
   Парня как ветром сдуло. Тубус на этот раз он утащил с собой.
   - Он хороший парнишка. Умён, но труслив.
   - Заметь, я не сказал ни слова.
   - Но подумал. У тебя всё на лице написано.
   Я развёл руками, мол, что могу поделать, какой есть.
   - Он без меня пропадёт, понимаешь?
   - Да всё я понимаю, Кир. Если мой наниматель заинтересуется, пристроим твоего делового партнёра. А пока, может, расскажешь, что вы задумали? Мой опыт в таких делах подсказывает, что я могу помочь.
  
   У дома наёмников я оказался только спустя три часа. Постоял, подивился тишине, и отправился в облюбованный Колдуном угол внутреннего двора. Если верить моему слуху, северянин находился именно там, и в данный момент разговаривал с Дагой, одним из старожил отряда.
   Колдун расположился во главе длинного прямоугольного стола, спину ему прикрывала стена, сверху, от солнца, защищал матерчатый навес, в котором кое-где просматривались дыры, из-за чего на столешницу падали причудливые пятна света. Даг сидел за длинной стороной стола, справа от своего командира и монотонно пересказывал, как он и ещё пятеро парней посещали ювелира из Верхней части Старого Города.
   Заметив меня, Колдун лишь мрачно кивнул, Даг собрался подняться, но я махнул рукой, и наёмник остался сидеть.
   - Срочное есть? - интересуюсь у Колдуна.
   - Нет.
   - Тогда до заката меня ни для кого нет.
   Северянин промолчал, восприняв моё возвращение с ледяным спокойствием. Походу, он решил, что моё исчезновение связано с заданием Арслана. Вот и хорошо. О таком варианте я как-то не подумал.
   Развернувшись, я потопал к себе. Запер дверь, стянул чужую рубаху и дурацкие сандалии, ремни которых тёрли ноги, и завалился в постель. Вымотала меня Кира, глаза слипались со страшной силой.
   Проснулся ближе к полуночи, быстро сполоснулся, переоделся в запасную одежду, перекусил, и устроился с кружкой холодного пива на плоской крыше дома. Минут через десять, когда от пива остались лишь приятные воспоминания, рядом опустился Колдун.
   - Всё в порядке? - задаю ему вопрос.
   - Да.
   - Хорошо.
   - Не моё это дело... - угрюмо произносит северянин. Значит, я опять ошибся в рассуждениях, а Колдун сделал правильные выводы. Всё-таки жаль, что его нельзя убить.
   - Давай оно так и останется, - предложил я. - К тебе вопросов не будет. Спускать шкуру будут только с меня.
   - Как знаешь, - пожал плечами главарь наёмников. - Только не забывай о своих обязанностях. Ключ от сейфа только у тебя.
   Колдун прав. Пришлось слезать с крыши, собирать парней и раздавать указания на день грядущий. Большинство в это время уже спали, и неожиданной побудке не обрадовались, но возмущаться никто не стал, если ворчали, то про себя. Никому не хотелось лишаться головы. Ветераны отряда давно просветили новичков о непростом характере некого Джинна. Те, кто не поверил сразу, по пути в Шехир аглаян дул успели ощутить проявление моего скверного характера на своей шкуре. Я не только бегал по ночам и выл на луну или спал, но и внимательно бдел, чтобы наемники не переходили границ дозволенного. Одно дело шуметь, нажираться в хлам и трахать продажных девок по комнатам, другое пырнуть ножом непонравившегося соседа за столом. Некоторые краёв не видели, и при первой же возможности тянулись к оружию. Двух таких парней я укоротил на головы, после этого остальные притихли, а меня начали бояться сильнее морового поветрия. Один Колдун был недоволен - я ослабил его отряд на два клинка.
   После внепланового сбора, разошлись глубокой ночью: парни Колдуна отправились по койкам - завтра им предстоит многое сделать, сам северянин задержался, и меня попытался задержать. Не скажу, что куда-то спешил, с Кирой мы договорились встретиться только завтра, ближе к обеду, а сейчас я планировал разобрать кое-какие бумаги, сделать набег на кухню и снова завалиться на боковую.
   - Джинн, постой.
   - Заранее отвечу на твои вопросы, - я не стал останавливаться, топая прямиком в сторону кухни, и поманил северянина за собой. Пока проводил планёрку с наёмниками, мне в голову пришла одна идея, и я собирался её реализовать. Колдун, словно что-то поняв, поплёлся неохотно, небось, сам уже жалел, что задержался. - Утром я уйду. Вернусь... через пару дней. Деньги и листы с указаниями на это время оставлю, утром заберешь.
   - Огромное тебе за это "спасибо", - проворчал главарь наёмников.
   - Не за что, - в таком же тоне ответил я, начиная спуск по скрипучей лестнице. Мы специально не стали её чинить, пусть себе скрипит. - Потом сочтёмся, от меня не убудет.
   - Сочтёмся, - подтвердил Колдун. - Где тебя искать, если...?
   - Нигде. Воспользуешься свистком. Буду поблизости - примчусь.
   Мы вошли на кухню, и я занялся инспектирований кладовых и запрятанных под полом ледников.
   Колдун задал ещё несколько вопросов, я как можно чётче на них ответил, соорудил себе пару толстых бутербродов, и отправился коротать ночь над бумагами Арслана. Надо перевести и переписать несколько листов для непонимающего язык Гюнешли улке Колдуна, выделить суммы на нужды парней, оставить пару закладок на случай непредвиденного. Арслан ошибается редко, однако бывает всякое... Он и так устроит мне головомойку, когда узнает об этой самодеятельности, не хочется усугублять.
   Я всё понимал, но не мог остановиться. Кира преследовала меня в видениях и снах на протяжении четырёх лет, она стала навязчивой идеей, и сейчас, когда видение обрело плоть, крышу мне снесло конкретно.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Власова "Мой муж - злодей"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"