Ночина Марина: другие произведения.

13. Селим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тринадцатый из рассказов об... оборотне


   - Осторожнее там, - почти беззвучно прошу я. Кира закатывает глаза, потом всё же кивает, и спрыгивает со стены отделяющий Верхнюю часть Старого Города от Средней. Спустя секунду я повторяю её манёвр. Высота здесь небольшая, ярдов семь, может меньше.
   Мягко приземлившись на мостовую, я последовал за волчицей в тёмную подворотню. Висящий на углу дома тусклый фонарь сюда не добивал, но иногда заглядывают стражники с факелами.
   Для нас с княжной темнота не преграда, мы отлично ориентируемся на узких улочках Старого Города, полагаясь больше на обоняние и слух, чем на зрение, а вот встреча со стражниками не может закончиться ничем хорошим.
   Верхняя, или как её иначе называют из-за цветной глазури, покрывающей фасады зданий - Лазурная часть Старого Шехир аглаян дула, поддерживалась местными властями в чистоте и порядке. Перед каждым домом каждый вечер зажигались фонари, в конце и начале улиц стояли небольшие будки с дежурным васи, то бишь стражником, у которого имелся хитрый свисток. Громкий и омерзительный для моих ушей свист такой свистульки созывал в случае необходимости патрулирующие улицы десятки. Внутренняя стража Города мало чем уступала в подготовке, тем же янычарам, ждать от них приветственных песен и плясок не приходилось. Вот и сейчас мы старались обходить их разъезды по большой дуге.
   Если кто-то думает, что, обладая нашей с княжной силой, можно вести себя безнаказанного, он сильно ошибается. Да, я выйду победителем почти из любой драки, случись нам встретиться со стражниками, но работа Киры в этом случае будет провалена, - пробраться в нужный дом незамеченными уже не получится. Поэтому мы и таимся, как последние крысюки, хорошо не придётся лезть в канализацию.
   Вначале Кира была против моего присоединения к её "банде", девушка привыкла работать в одиночку и надеяться только на себя. Ну, и на Крила. Парнишка действительно оказался не по годам смышлёным и хитрым, однако при этом трусоват, от меня шарахался как от огня.
   Потом, спустя пару часов яростных обсуждений и страстных поцелуев, я всё-таки смог убедить волчицу, тем более сам не раз выполнял аналогичные задания Арслана: пробраться в хорошо охраняемый дом, осторожно вынести понадобившуюся уджбею вещь, и так же тихо уйти.
   Проголодавшись, мы быстро перекусили, после чего засели за изучение планов города и нужного дома и, как только стемнело, пошли на дело. Крил остался ждать нашего успешного возвращения в корчме Ара.
   Обычно Крил сам занимался расчётами, лишь в начале их совместной деятельности, Кира страховала своего делового партнера от неожиданностей, потом научилась ему доверять. Храбрости Крилу не хватало, но наивным парень отнюдь не был. Странное сочетание качеств и талантов. Кира сказала, что тоже долго привыкала к парнишке, но сейчас готова ручаться за него головой.
   Не то, чтобы я не верил словам княжны...
   - Ты чего? - едва слышно, спросил я у резко замерзшей девушки. Шёл я за ней след в след и только чудом не налетел на волчицу.
   Взгляд Киры, когда она обернулась, сказал мне, что я идиот, а тонкий пальчик указал куда-то вглубь проулка. Проход был достаточно просторен, я мог стоять здесь во всю ширину плеч и не бояться порвать одежду или оцарапаться о кладку стен; дальше проход сужался, и через несколько ярдов вливался в ещё более узкий перекресток.
   Я прислушался и принюхался, но ничего подозрительного не почуял, что жестами показал напарнице. Княжна покрутила пальцем у виска, и ещё раз показала вперед. Я скорчил мину, и виновато развёл руками, протиснулся мимо девушки, и возглавил наш маленький отряд. Чувствовал я себя при этом весьма глупо, и буквально шкурой ощущал, как Кира сверлит взглядом спину. В первый раз со мной такое. Наверное, Кира права, и мне не стоило идти вместе с ней. Я больше отвлекаюсь на волчицу, чем смотрю по сторонам. Только чёрта с два я признаюсь в этом.
   Я коротко тряхнул головой, вытряхивая всю дурь и сосредоточился на деле. Двигаться, не видя при этом зад княжны, оказалось куда проще.
   Кира эту часть Города знала плохо, я её знал ещё хуже, пришлось прилично посидеть над планом застройки, который Крил хранил в своём драгоценном тубусе, чтобы всё запомнить. У княжны, как она ранее призналась, со зрительной памятью было не очень, поэтому теперь первым шёл я. Она хорошо знала Новый Город, Нижнюю и Среднюю часть Старого, но лишь потому, что сама излазила вдоль и поперек их узкие улочки, и ещё более узкие проулки. Новый город начинался сразу за стеной Нижней части Старого Шехир аглаян дула, и представлял собой не что иное, как знаменитые трущобы. Однако я отвлёкся.
   От нужного дома нас отделяло примерно три квартала, а кварталы в Лазурной части Старого Города немаленькие. Здесь у каждого второго небольшое поместье, у каждого третьего - дворец. Охрана у этих домиков соответствующая, а дворы такие, что можно выезжать лошадей, или заблудиться, если внутренний двор засажен садом, - какому хозяину что больше нравилось.
   На память, в отличие от Киры, я никогда не жаловался, и уверенно пёр вперед по узким переулкам, иногда замирая или осторожно пятясь назад, когда рядом вышагивали патрули стражи. Всё бы ничего, но парни ходили с бойцовскими псами на коротких поводках, а собачки нас не любят. Запах волка сильный, перебить его сложно, - Кира обычно натиралась чесноком, у меня же есть Лия, которая помогает своими, в прямом смысле, волшебными составами.
   Княжна немного поворчала, когда я рассказал о такой "заботе" жены уджбея, но больше для виду, сама же активно тратила мои запасы.
   Чеснок для нас не самое лучше средство маскировки - нюх отбивает напрочь.
   Отличный волчий слух так же помогал заблаговременно услышать патрули, тем более парни не скрывались, топая подкованными сапогами по мостовой. Днём в таких жарко, ночью - самое то. Пустыня всего в трёх днях пути от Города: если днём здесь пекло, ночью становится довольно-таки прохладно. В зимнюю же пору хорошо иметь с собой комплект тёплой одежды, иначе можно просто напросто замёрзнуть. Ночью температура опускается прилично.
   Порой в этих местах у меня возникает ностальгия по западной снежной зиме, когда снега наваливает раза два выше твоего роста, но, увы, снег в Гюнешли улке можно увидеть только высоко в горах на севере страны. А к горцам Арслан меня пока не посылал.
   Однако что-то я сегодня несобран и часто отвлекаюсь, из-за чего едва не вывел нас с княжной прямо на очередной десяток патруля. Кира вовремя придержала меня за ремень штанов, заставляя замереть и, как только прошёл патруль, отвесила смачную затрещину, аж искры из глаз посыпались.
   - Да что с тобой?! - рассерженной кошкой зашипела на меня девушка.
   - Прости, задумался, - покаянно произнёс я.
   - Надеюсь, не о моём заде?
   - Нет, - улыбнувшись, мотаю головой. - На этот раз о снеге.
   Сказать, что Кира удивилась - ничего не сказать. Первым делом волчица потрогала мой лоб, потом поинтересовалась:
   - С тобой всё в порядке?
   - В полном, Кир, - как можно увереннее подтвердил я. - Пошли. Осталось два дома.
  
   Чтобы пройти два дома пришлось потратить около двадцати минут, половину из которых мы играли в прятки с патрулями стражи. Не знаю, с чего такая активность, но вести себя я стал осторожнее, посторонние мысли окончательно выветрились из головы.
   Нужным дом подходил под категорию "дворец" и занимал почти целый квартал. И, если разъезды стражи добросовестно несли службу, внутренняя охрана дома вела себя разгильдяйски: кто-то спал в караулке, кто-то там же резался в кости, - и всё из-за огромных сторожевых псов, вольготно бегающих по прилегающей к дому территории.
   Про собак нам было известно от Крила, он же посоветовал взять с собой духовые трубки и дротики со снотворным. Не знаю, где парень достал трубки, но уже к вечеру нехитрое оружие бедуинов пустынь лежало на топчане в комнате Киры. Две короткие изукрашенные резьбой трубки из пальмового дерева длиной с две моих ладони. К ним прилагался десяток дротиков с половину моего же мизинца и ярким оперением. Снотворное булькало в пухлом флаконе, и нам самим пришлось наносить его на крошечные металлические острия дротиков. Бедуины могут бить из своих трубок почти на три десятка ярдов, мы с Кирой, повезет, если попадём с десятка, но и этого с лихвой хватит, чтобы подстрелить собаку со стены.
   Так всё и вышло, никто даже не тявкнул. Таких собак обучают поднимать лай, как только они чуют опасность. Дохлая крыса не первой свежести, которую ещё в Средней части Старого Города подобрала княжна, опасностью не пахла, она просто воняла. Тушка уже начала разлагаться, внутри поселились белесые черви, - такой добычей брезговали даже бродячие коты.
   Кира всю дорогу несла её в заранее приготовленном просмоленном мешке, потом вытряхнула крысу под стену, и мы стали ждать, когда сбегутся собаки. Нюх у них будь здоров, не хуже, чем у нас.
   Три здоровые, покрытые короткой буро-серой жесткой шерстью псины, не заставили себя ждать, и появились буквально пять минут спустя. Ещё через минуту все трое дружно спали под стеной. Мы с княжной всадили в толстую шкуру каждой псины по два дротика. Теперь главное, чтобы охрана не хватилась собак. По идее не должны: парни привыкли к тому, что собаки никогда не ошибаются, а раз молчат - значит всё спокойно.
   Проще было накормить псин отравленным мясом, но вот незадача, их с детства палками приучают брать еду только из рук двух-трёх человек. Такая тварь будет голодать, но даже не посмотрит в сторону лежащего на земле куска свежей вырезки, на уровне инстинктов вбито, что ей за это будет очень больно.
   Усыпив собак, мы спокойно миновали стену ограды, прошли через внешний двор, засаженный яркими клумбами с отвратительно вонючими цветами, и подошли к дому.
   Дом был очень старым, - фактически все постройки Лазурной части Старого Города относились ко времени основания Шехир аглаян дула, но, несмотря на возраст, здание содержалось в идеальном порядке. Мы с Кирой это изменили. После наших когтей на кладке остались глубокие борозды.
   Как принято в Гюнешли улке, окон на внешних стенах не было. Никого не потревожив, мы взобрались на стену и замерли на плоской крыше. Мне нужно было сориентироваться на месте.
   Дом имел два этажа, и представлял собой огромный прямоугольник, длинная сторона которого равнялась двумстам ярдам, ширина - ровно сто ярдов. На каждом углу по высокой башне с закрытой площадкой для лучников. С северной и восточной стороны к дому жались одноэтажные пристройки. По обе стороны от въездных ворот расположились длинные ряды конюшен. Внутренний двор был отдан под великолепный для пустынной местности фруктовый сад, с ровным дорожками, замощёнными мелким цветным камнем.
   План дома у Крила так же нашёлся, и я потратил не меньше часа, заучивая его.
   Забрались мы по северной стене, и сейчас нам предстояло перейти на западную часть дома, отсчитать десятое слева окно, влезть внутрь через пустой проём, и пройти кабинет насквозь, чтобы попасть в обширную библиотеку хозяина, но... что-то удерживало меня на месте. Кира уже начала сопеть, и жестами показывать своё нетерпение, а я всё медлил. Неспроста "татуировка", доставшая от Арслана, жгла руку под плотной тканью рубахи. Оставалось только понять, что это значит.
   - Джинн! - пустынной гадюкой зашипела на меня волчица.
   Я приложил палец к губам, напоминая о молчании - вдруг кто-то мается бессонницей, не дай, Боги, услышат! - и указал на восток. Кира выпучила глаза, начав активно жестикулировать в нужную нам западную сторону, но тут я оскалился, и угрожающе зарычал. Волчица припала к крыше, попятилась, и зарычала в ответ. А я снова указал на восток.
   С минуту мы спорили на свой волчий манер, потом Кира сдалась и покорно поплелась вслед за мной на восточную стену, при этом, не прекращая обижено порыкивать.
   Пусть лучше ворчит, чем потеряет голову из-за моего недосмотра.
   Печать продолжала печь руку, я даже закатал рукав, проверить, не горит ли предплечье огнём. Нет, не горело, однако ощущения не из приятных. Княжну заинтересовано сунула свой нос, но ничего не поняла.
   В итоге мы залегли на крыше восточного крыла дома, недалеко от пристройки с кухней и стали ждать. Чего ждём - непонятно. Кира несколько минут поскучала, потом положила голову на скрещенные руки, и закрыла глаза, а я мысленно ругался на Арслана. Что ему стоило объяснить, какую защиту даёт его знак?
   Время шло, ничего не происходило. На кухне шебуршало несколько слуг, кто-то безжалостно давил монотонно поскрипывающий топчан, кто-то заливисто храпел, - обычная ночная жизнь большого дома. Спешить нам, в общем-то, некуда: в собак всадили столько снотворного - проспать они должны до утра, заказанная Кире книга тоже вряд ли куда-то денется из библиотеки дома. По словам Крила хозяин хранил её уже больше десяти лет.
   - Всё, мне надоело! - злым шёпотом сообщила волчица, поднялась и, пригибаясь, бегом направилась к цели нашего прихода. Остановить девушку на старте я не успел, поэтому последовал за ней. Попробуем рискнуть.
   На половине пути я догнал Киру, ухватил за плечо, задвинул к себе за спину, и приказал не высовываться. Волчица спесиво фыркнула, но спорить не захотела, держалась позади, давая мне фору в два шага. Шуму мы в эти секунды наделали знатного, к счастью никто на него не отреагировал.
   Первым в нужное окно влез я, и помог влезть волчице. В моей помощи девушка не нуждалась, но я исходил из непредвиденного, случись что, успею вытолкнуть её в сад. Сразу вспоминался кабинет герцога с решетками на окнах и кусок серебра у меня в животе. Покойного герцога здесь, разумеется, быть не могло, но Печать Арслана всё ещё жгла руку, поэтому ничего хорошего я не ждал.
   Непредвиденного не случилось, решетки на окна тоже не опустились. Мы без спешки прошли кабинет, вошли в низкую незапертую дверь и попали в просторное двухъярусное помещение, заставленное книжными шкафами.
   Света мало, его дают лишь несколько узких окон-бойниц, выходящих во двор, но этого вполне хватает, чтобы не натыкаться в темноте на мебель. Я постоял несколько секунд, осматриваясь: полки буквально ломились от пухлых томов и кажущихся хрупкими свитков, сильно воняло пылью, старым лаком, прогоревшим маслом и мышиным помётом. Ковров в помещении не было, и деревянный пол под подошвами ботинок слабо поскрипывал. Библиотека пуста, как и в прилегающие к ней помещения. Западное крыло дома почти полностью отдано для нужд хозяина, и кроме него и пары слуг сюда заходить никому не дозволялось. Всей необходимой информацией нас снабдил деловой партнёр Киры.
   С одной стороны, работа плёвая, это не дома наших западных богачей, где магии натыкано больше, чем у самих волшебников в Ордене, в Гюнешли улке официально магии нет, а это значит никаких ловушек и сюрпризов, кроме как придуманных изворотливым человеческим умом. Однако меня буквально потряхивало от напряжения, а руку продолжало нещадно жечь.
   Кира отнеслась к моим опасениям легкомысленно и, как только мы вошли в библиотеку, направилась прямиком к стоящей по центру стеклянной витрине. Сама по себе витрина, целиком сделанная из стекла, по меркам Солнечной страны стоила целое состояние, лежащие под прозрачной крышкой книги, ценились не меньше.
   Под стеклом находилось десятка два книг, разного размера, толщины и состояния, заказчика интересовал только один конкретный фолиант - подробное описание Крил нам так же дал. И что неприятнее всего: место, где книга должна лежать - пустовало.
   - Похоже, тихо не получится, - со вздохом пробормотала девушка и начала оглядываться по сторонам. - Помнишь, где комната...
   Я схватил княжну за руку, и отрицательно покачал головой:
   - Кира, не надо.
   Волчица высвободилась, и взглянула на меня с презрением.
   - Я начинаю сомневаться в твоей...
   - Заткнись и пошли отсюда! - Резко оборвал я её.
   - Нет! - Упёрлась Кира. - Можешь валить. Мне не нужен компаньон, трясущийся над своей шкурой!
   Я еле сдержался, чтобы не отвесить ей затрещину. В этот момент случилось сразу три вещи: во всём помещение разом вспыхнул свет, мою левую руку нестерпимо обожгло, словно сунул её в расплавленный металл, а Кира закатив глаза, без чувств рухнула на пол.
   - Вижу, Арслан проникся к тебе доверием. - С насмешкой прозвучал голос со второго яруса библиотеки. Я обернулся и зарычал. Сверху, лениво опираясь на резные перила, на меня смотрел Селим.
  
   - Не поверишь, как давно хотел это сделать, - словно старому другу поведал уджбей, и впечатал кулак мне в спину, прямо по почкам. Удар был такой силы, что меня ослепило от боли и, кажется, на пару секунд выбило из реальности. Тело мотнуло вперед, развернуло и кулак Селима повторил свой удар теперь уже в брюшину. Что-то с противным всхлипом лопнуло внутри, у меня в глазах вновь потемнело, во рту появился привкус желчи и крови.
   То, что не смогу сладить с уджбеем, я знал, но не мог не попробовать, - за мной была Кира. Итогом нашей секундной схватки стал подвал с цепями, на которых я в данный момент имел счастье висеть.
   Я был раздет до исподнего и болтался под самым потолком, не доставая до пола примерно десяти дюймов, левую руку всё так же жгло. Порвать цепи не удавалось, все силы уходили на экстренное заживление травм, нанесённых уджбеем, а бил он от души.
   Что случилось с Кирой, я не знал, оставалось надеяться, что Селиму волчица нужна живой.
   Признаюсь честно, больше всего боялся, что Кира работала на уджбея и всё, что произошло между нами за эти два дня - великолепно разыгранный спектакль. Мысли о волчице неплохо отвлекали от боли в покалеченном теле. Селим бил с полной уверенностью, что я не сдохну от полученных травм. И не обращусь.
   На счёт последнего он был прав, человеческое тело слишком ослабло и сильно покалечено, ничем хорошим обращение сейчас для меня не закончится, поэтому я даже не буду пытаться. Тем более мне надо узнать, что с Кирой и, что от меня хочет Селим. Если бы не хотел, давно прирезал.
   - Хороший щенок, - покровительственно похлопал меня по щеке уджбей. - Отдохни пока. Я скоро вернусь.
   Моим ответом был плевок кровью в рожу уджбея. Ответ последовал незамедлительно: Селим сломал мне нос. В этот раз он бил аккуратно, чтобы не убить, но покалечить и причинить максимум боли. Я умылся кровавыми соплями, уджбей усмехнулся, стёр со своего лица плевок и вышел из камеры. На какое-то время я мог расслабиться, обвиснуть на цепях и дать искалеченному телу возможность восстановится. Любой человек от таких травм давно бы сдох. Мне же было очень больно, и жутко хотелось жрать. Восстановление сжигало много сил, а взять их сейчас неоткуда.
  
   - Джинн... Джинн... Джинн... - я пребывал в состоянии полусна-полубреда и никак не мог понять действительно ли я слышу своё имя или последний удар Селима, сломавший нос, был куда сильнее, чем мне показалось.
   Не знаю сколько я провёл в беспамятстве, судя по ощущениям часа два-три: руки затекли, тело частично восстановилось, но дышать всё ещё трудно, да и шевелится больно. Поэтому я решил, что мне всё кажется, и снова провалился в спасительную темноту.
   Ненадолго правда. Кто-то снова начал звать меня по имени, по настоящему имени, а его знали не так много людей.
   Я встрепенулся, поморщился от боли, и заставил себя разлепить глаза.
   Темно, нос сместился влево, ноздри забила кровавая корка, дышать приходилось ртом, но не слишком глубоко, иначе внутренности напоминали о себе резкой болью, запахи не различить, а вот слух у меня остался волчьим.
   Страшно хотелось есть, желудок подводило от голода, губы покрыты моей же кровью - я с удовольствием слизал её, хоть какая-то подпитка для организма.
   - Грэм... - снова позвали из-за стенки. Я хотел развернуться лицом в ту сторону, но быстро понял, что данный подвиг мне сейчас не по силам.
   - Я здесь, - отозвался я на зов волчицы. Получилось жалко. Комариный писк и то громче, водички бы сейчас хлебнуть, горло ссохлось совсем. А лучше горячей крови...
   Я с трудом сглотнул, и повторил:
   - Я здесь.
   Кира умолкла, перестав, как заведённая повторять моё имя. Услышала?
   - Кира? - Уже я позвал девушку. На этот раз получилось не так жалко.
   - Грэм! - встрепенулась княжна. Я отчётливо расслышал звон цепей, только это ни о чём не говорило. Спектакль может иметь продолжение, второй акт, что б его!
   Я разозлился, но быстро взял себя в руки. Ещё ничего не доказано. Кира могла и не знать.
   - Здесь я. Ты как? - говорил я коротко, на выдохе, тихо и хрипло, но Кире с её чутким слухом, этого хватило.
   - Цела. Меня не трогали, - тут же ответила девушка. - Сам как?
   Я громко рассмеялся. Про себя. Любое движение причиняло боль. Селим, паскуда, что б его демоны задрали! - бить умел.
   - Жить буду, - успокоил я девушку.
   Кира ненадолго притихла, я за это время успел найти более-менее удобное положение и задремать.
   - Прости меня, - неожиданно раздалось из-за стенки. Я моментально вынырнул из дрёмы и навострил уши, а княжна продолжала: - Надо было тебя послушать. Не знаю, где ошибся Крил...
   - На кого ты работаешь, Кира? - я смог произнести столь длинную фразу и даже не поморщился. Оживаю потихоньку, а может попросту привык к боли. Проклятие перевёртыша - как назвал меня Селим, медленно, но упорно заживляло раны.
   - Грэм? - в голосе волчицы я услышал недоумение, но не стал раньше времени радоваться. Вишу, пытаюсь шевелить руками, чтобы разогнать застоявшуюся кровь, молчу, и жду откровений от подруги. И откровения не заставили себя ждать.
   Кира была умненькой девочкой, и быстро поняла, к чему я клоню.
   - Ты дурак, если думаешь, что я специально заманила тебя сюда! - Вспылила волчица. Громко, возбуждённо. Можно ли сыграть такое возмущение? Можно, было бы желание.
   - А что мне остаётся делать?
   - Думать, как выбраться отсюда! Я не испытываю радости от сидения на цепи.
   - Обернись и убегай, - посоветовал я. Как будто сам с собой разговариваешь. Мне даже смешно стало. Хотя, если закрыть глаза, можно представить, что Кира сидит рядом. Я вздохнул, и продолжил мысль: - Одна ты сможешь...
   - Не смогу, - княжна не дала договорить, и тут же пожаловалась: - Они опоили меня какой-то дрянью, тело как ватное и голова кружиться.
   - Давно? - спросил я в надежде узнать, сколько времени провёл в неадекватном состоянии.
   - Часа три где-то. В начале я не могла ни языком пошевелить, ни моргнуть, лежала, пялилась в потолок, слушала как тебя... Мне страшно, Грэм. Прости, что не послушалась. И, что обидела.
   - Я приму твои извинения, когда окажемся за стенами Волчьего логова, - ранее я рассказал Кире о "дворце" Арслана на Восточных рубежах Гюнешли улке и девушка выразила заинтересованность.
   - Это шантаж.
   - По-другому никак, Кир.
   - Тогда вытащи меня отсюда!
   Разговор пришлось прекратить, дверь моей камеры скрипнула, впуская Селима. Уджбей сыто улыбался. Даже мой сломанный и забитый запёкшейся кровью нос смог почувствовать исходивший от него запах жареного мяса. В животе немедленно заурчало, я сглотнул вязкую слюну, наполнившую рот.
   - Проголодался? - поинтересовался Селим, но, не дождавшись ответа на первый вопрос, задал другой: - Как себя чувствуешь?
   Я вновь промолчал.
   - Грэм... - слабо пискнула Кира из-за стены.
   Я её услышал, Селим тоже, что не удивительно, способности у всех уджбеев одинаковые, разница лишь в том, как они ими пользуются: во вред или во благо. Не удивлюсь, если он какое-то время стоял под дверью и слушал наши с девушкой переговоры. Я не смог ни услышать, ни почувствовать присутствие Селима в библиотеке, и сейчас всё повторилось. Арслана я тоже не всегда слышал, и не всегда чуял.
   - Грэм? - заинтересовался Селим, но как-то притворно, без огонька. Точно подслушивал под камерой, как последняя крыса. - Так тебя звали на западе? Подружка твоя тоже не местная. Мне казалось, перевёртыши друг друга не терпят.
   Слушать размышления Селима мне было противно, поэтому я спросил прямо:
   - Чего ты хочешь?
   - Чего я хочу? - растянул губы в улыбке уджбей. С его внешностью улыбка получилась хищным оскалом, а выразительный взгляд Селима, поведал, что скоро я снова испытаю на себе его кулаки. - Неправильно ставишь вопрос, щенок. Чего хочешь ты? И чем ты за это расплатишься?
  
   - Ты подумай, - после минуты моего молчания, посоветовал Селим, прописал несколько крепких ударов: "чтобы лучше думалось", - и вновь оставил меня харкать кровью.
   - Грэм! - стоило за Селимом закрыться двери, позвала Кира. Голос у девушки звучал обеспокоено, и мне очень хотелось, чтобы это была не актёрская игра.
   - В порядке, - сплюнув сгусток крови, отозвался я.
   - Угу, я слышу, - не поверила волчица. - Кто он такой и, что ему от тебя нужно?
   Сболтнуть лишнего при Селиме я не боялся, даже если тот вновь подслушивает под дверью, уджбей прекрасно знает, что и как я могу рассказать, надо ли это знать Кире, вот в чём вопрос? Подумав, я буквально в двух словах пересказал о Селиме и его отношениях с моим нанимателем. После кулаков уджбея вести долгие беседы, я был физически не в состоянии.
   - И что теперь? - выслушав, спросила волчица.
   "Кто бы мне ответил на этот вопрос?", - мысленно прокряхтел я.
   За свою жизнь я не боялся, пожил уже, хотя теперь, после того как встретил Киру... заполучил себе просто гигантское уязвимое место и именно на это место будет давить Селим.
   Знать бы, что ему нужно.
   Договориться миром не получится, да и не верится мне, что он исполнит свою часть договора, о чём бы мы ни сговорились. Чтобы я ни сделал, Киру ждёт смерть. И меня, как только я перестану быть нужным, а ведь я для чего-то нужен, факт.
   - Грэм? - напомнила о своём существовании девушка.
   - Придумаем что-нибудь, - пообещал я. Кира ничего не ответила, но и дураку были понятны её мысли.
  
   Пять дней мы провели в гостях у Селима, дни я определял только благодаря скудной кормёжке. Каждое утро меня кормили залежалым мясом или рыбной требухой, и давали вдоволь напиться, потом обливали из того же ведра, после этого приходил Селим. Уджбей не чурался спускаться в повал по три-четыре раза на дню, и вёл презабавнейший монолог, в основном используя вместо слов кулаки.
   С каждым днём "разговор" становился короче и болезненнее, хотя бил Селим не так сильно как в первый день, понимал, что на столь скудной кормёжке долго я не протяну. Организму попросту неоткуда было брать материал для восстановления. Мне бы отлежаться пару дней в спокойной обстановке, может тогда не метил бы пол кровавой мочой. Одна радость, цепи, на которых я был подвешен в первый день, ослабили, и теперь я мог уверенно стоять на ногах, когда не болтался в отключке.
   Киру не трогали, кормили от пуза, держали на длинной цепи, и опаивали неизвестным мне кислым отваром, отдающим болотом, - так княжна описала данный напиток. Что это такое я не знал, местных аналогов западного борца, как и само ядовитое растение в Гюнешли улке не росло - это я выяснил ещё в первый месяц, спросив у Арслана.
   Селим заходил к княжне пару раз, сразу после общения со мной. В своём полубреде я различал лишь отдельные слова, поэтому Кире приходилось потом пересказывать суть разговоров. Разнообразием они не отличались: уджбей предлагал работать на него.
   В общем-то, Кира, сама того не зная, уже больше года трудилась на Селима. Заказы, которые приносил княжне её деловой партнёр, в основном поступали от Великого уджбея Юга. Это Селим поведал в один из первых визитов.
   Не знаю, чего ждал Селим, мне было нечего предложить ему. Хотя ради того, чтобы вытащить волчицу, я был готов на многое.
   Печать всё ещё жгла руку, но на фоне остальных повреждений, клеймо Арслана казалось жалкой насмешкой. Вот такая вот защита уджбея...
  
   Очередное утро началось не с кормёжки, хотя еду тоже принесли, я отчётливо чуял запах парного мяса, а не той тухлятины, которой обычно кормили. Вместе с тюремщиком пришёл Селим, подошёл ко мне и похлопал по щеке:
   - Эй, щенок, ещё жив?
   Жив, но реагировать на уджбея перестал ещё на второй день, и сейчас проигнорировал.
   Тогда меня окатили ледяной водой из ведра. Затем последовала удар. Не сильный, но болезненный, по одному из нервных узлов, направленный на приведение меня в чувство. Однако отреагировал я только тогда, когда в камеру затащили вяло упирающуюся волчицу. Из-за "болотного" отвара Кира не могла сопротивляться физически, но крыла отборными матами своего конвоира, за что, прямо у меня на глазах тот разбил ей губы.
   Я дёрнулся вперед, и зарычал.
   - Это даже интересно, - хмыкнул Селим переводя взгляд с притихшей Киры на меня. - Очень интересно, на что ты готов, чтобы она жила?
   Кира вздрогнула, переведя всё внимание на уджбея, в глазах волчицы плескалось море ненависти, а из глотки вырвалось клокочущее рычание.
   - Или, на что готова она, ради тебя, а, девочка моя?
   - Пошёл к демонам! - Ощетинилась княжна.
   - Неправильный ответ, - улыбнулся Селим, в следующее мгновение я ощутил острую боль в груди пониже рёбер.
   - Грэм! - испуганно вскрикнула Кира. Сил вырваться из рук конвоира у неё не было, так дёрнулась слегка, за что получила мощную пощёчину, и обвисла сломанной куклой. Не поддержи её мужик, свалилась бы на пол. Не знаю какой резерв смог найти мой организм в этот момент, но я порвал цепи - одним движением, словно они были из бумаги, и бросился на обидчика Киры. Перед глазами сплошной стеной встала алая пелена ярости, даже боль в отбитых внутренностях и моя немощь отошла на задний план.
   Селим сбил меня ударом под левое колено и добавкой пробил в поясницу, заставив корчиться на мокром от смеси воды, мочи и крови полу. Кажется, я выл от бессилия. Или это Кира?
   Селим опустился рядом на корточки, приподнял за волосы мою голову и заглянул в лицо:
   - Ты придумал, чем готов заплатить, щенок? Моё терпение небезгранично. А эта красотка... такого строптивого цветка у меня ещё не было.
   Будь на месте Киры другая, я и не подумал бы о предательстве Арслана, снова плюнул бы в рожу Селима, послав его к демонам. Но в этот момент я как никогда понимал своего нанимателя, когда он трясся над Лией, понимал всех влюблённых мужчин, готовых ради дам сердца совершать самоубийственные поступки.
   - Грэм, не надо! - взмолилась девушку, и тут же получила новую пощёчину.
   Селим всё прочитал по моему лицу.
   - Молодец! Хороший щенок. Гри, отведи девку обратно в камеру. Этого, - уджбей разжал руку, которой держал меня за волосы, поднялся, и стал вытирать ладонь о вытащенный из кармана платок. - Помыть и накормить. И вымойте камеру, здесь воняет.
  
   Приказы уджбея не обсуждаются. Не прошло и пяти минут, как камеру заполонили слуги: двое тёрли пол, один сурового вида чернокожий великан стоял у меня над душой, ещё двое расположились в коридоре, по обе стороны от закрытой двери, видимо, Селим решил, что я способен на глупость.
   Способен, но у меня не было на неё сил. Боги и Арслан мне судьи, я был готов сорваться с места в любой момент, но после недавнего выброса адреналина, сидел-то с трудом. Максимум на что меня хватило: вправить нос и пару сломанных пальцев.
   На меня вылили три ведра тёплой воды, и на этом водные процедуры закончились, зато после мне дали еду: несколько кусков свежей, ещё тёплой бараньей вырезки. Не пережевывая, я жадно глотал мясо, запивая холодным молоком.
   Получив подпитку, восстановление пошло полным ходом, - мой организм сейчас в считанные минуты переварит даже камни.
   Мясо закончилось раньше, чем слуги успели отмыть пол. Я смёл несколько килограммом, даже не заметив. И всё равно чувствовал себя голодным. Я бы съел раза в три больше, но Селим знал толк не только в "разговорах", - у меня всё нутро отбито, даже для перевёртыша это даром не пройдёт. Обжираться сейчас не стоит.
   Наконец, меня оставили одного. Я тут же перебрался к стене, за которой располагалась камера Киры, и спросил об её самочувствии. Неизвестно как повлияет "болотный" отвар на нашу способность к быстрому восстановлению.
   - Нормально всё, - ответила волчица. - Заживает, но медленно. Не волнуйся.
   - Поздно, милая, - слабо усмехнулся я, откинул голову на неровную кладку стены, и закрыл глаза. После еды меня со страшной силой потянуло в сон. Не полубредовое состояние, в котором я проводил большую часть времени в эти дни, а самый настоящий восстанавливающий сон. Руку с Печатью теперь пекло особенно сильно, но я настолько привык к этому, что просто не обращал внимания.
   - Я посплю немного, - сказал я Кире, проваливаясь в дрёму. Что ответила княжна, и ответила ли вообще, я уже не услышал.
  
   Проснулся я в тот же миг, как скрипнула открывающаяся дверь камеры. Не знаю сколько проспал, но чувствовал я себя хреново, даже у оборотня есть предел выносливости и Селим намеренно подвёл меня к его грани. Восстанавливаться буду долго.
   - Пришёл в себя? - ласково поинтересовался уджбей. Ответа он не ждал, поэтому сразу перешёл к делу: - Тогда поговорим.
   Селим хлопнул в ладоши, дверь камеры вновь распахнулась и мускулистый темнокожий слуга чем-то похожий на Турабака, внёс массивное кресло с высокой резной спинкой и подлокотниками. Уджбей жестом отослал слугу, устроился в кресле, а я всё так же сидел у стены и равнодушно взирал на Гаранта Южных границ. О мести я не думал, глупое занятие. Я хотел убивать. Но как убить создание, о котором почти ничего не знаешь? Загадка. Спрошу как-нибудь у Арслана, может, расскажет.
   - Джинн... Или лучше называть тебя Грэм? - уточнил уджбей.
   Я решил не затягивать агонию и поговорить.
   - Без разницы.
   - Умный щенок, - похвалил Селим. - Из тебя ещё может выйти толк. Скажи-ка мне, Грэм, как много ты знаешь об Арслане?
   - Достаточно, - отвечал коротко. Агония агонией, но жрать хотелось, как живому. Отлить тоже было бы неплохо.
   Я уверен, Селим видит меня насквозь, знает о всех желаниях, и ему на них абсолютно плевать. Он пришёл делать предложение, которое принесет ему крупную выгоду и, от которого я не смогу отказаться.
   - Полагаю, он успел привить тебе негативное отношение к моей персоне. Печально.
   Чего-чего, а печали на лице уджбея я не заметил, самодовольства - сколько угодно. Селим тем временем, продолжал:
   - Не буду рассказывать, что я лучше Арслана. Это не так. Мы друг друга стоим. Поэтому я просто назову тебе цену, за которую ты сможешь выкупить жизнь подруги.
   Я напрягся, понимая, что дёшево отделаться не получится. Кира, вернее возникшие к ней чувства, стали для меня клеткой, в которую я загнал сам себя, и переиграть уже ничего не получится.
   Селим улыбнулся, откинулся на спинку кресла и буднично произнёс:
   - Ты убьешь Арслана.
   Я даже не удивился. Только хмыкнул.
   Убить Арслана?
   Как? Он размажет меня в тонкую лепешку раньше, чем я подойду. Проще сразу спрыгнуть с утёса, на котором стоит Волчье логово. В этом случае у меня будет куда больше шансов выжить.
   Я не питал иллюзий насчёт своих сил, поэтому спросил:
   - Даже если соглашусь, у меня не хватит сил его убить.
   - Арслан тебе доверяет. Просто так фактотумом никого не делают.
   - Кто такой фактотум?
   - Арслан дал, но ничего не рассказал. Как на него похоже. - покачал головой Селим. Ответа я не ждал, но получил. Уджбей удобней устроился в кресле: закинул ногу на ногу, сложил руки на животе, и поведал.
   - Знак на твоей руке, он называется - фактотум. Он защищает от нашей... как это на западный манер? - Селим пощелкал пальцами, вспоминая и следующее слово произнёс на моём родном языке: - Магия.
   Значит, когда Кира рухнула без чувств, фактотум защитил меня от удара "магии" Селима. Только чего жжется-то так? И очень жаль, что не защищает от физических возможностей уджбеев.
   - Допустим, он мне доверяет, - согласился я. - Но Арслан далеко.
   - Ошибаешься, щенок, - произнёс Селим. - Руку жжёт, да? Неприятные ощущения. Арслан уже в городе. Примчался на зов своего фактотума.
   Вот оно как, теперь можно и удивиться, а я-то недавно так невежливо отзывался о подарке нанимателя. Плохо. Лучше бы Арслан не отреагировал на этот "зов".
   Но какую красивую комбинацию провернул Селим! А ведь он не знал о том, что я стал фактотумом. Мы почти две недели безобразничаем в Шехир аглаян дуле, уджбей должен был заинтересоваться, ничего удивительно, что он лично заявился в Город. Тут всего-то четыре дня пути до его "дворца". Теперь понятно, почему Крил так побледнел, увидев меня в комнате Киры. В лицо меня, к сожалению, знали многие, а я их нет. Крил, небось, и сдал. Значит, Селим в это время, уже был в городе.
   Подробностей знать не могу, но результат на лицо, и на внутренние органы. До сих пор кишки крутит.
   Думаю, подвернись Арслану подобная возможность, он бы тоже её не упустил.
   - Обдумал перспективы? - дав мне время, спросил Селим.
   - Обдумал, - угрюмо ответил я.
   - И каков ответ?
   - Согласен.
   - Умный щеннок, - в который раз похвалил Селим. - Надеюсь, ты понимаешь: обманывать меня не стоит?
   - Понимаю.
   - Тогда скажи "до свидания" подруге и поднимай зад. Пора тебе поработать.
  
   Селим первым покинул камеру, оставив дверь открытой.
   - Грэм, - судя по голосу, Кира собиралась расплакаться.
   - Жди, волчица, - только и сказал я, и вышел из камеры.
   Моё самочувствие оставляло желать лучшего, но на ногах уже стоял твёрдо - короткий отдых после хорошей кормёжки пошёл мне на пользу. Хотя в левом боку нещадно кололо, и при каждом шаге в груди что-то ёкало. Голод так же жёстко напоминал о себе, желудок давно прилип к позвоночнику и, если не набью его в ближайшее время, сам меня сожрёт.
   В коридоре ждали уже знакомые чернокожие типы. Один сразу последовал за уджбеем, двое взяв меня под конвой, повели в ту же сторону.
   Быстро идти я не мог и, даже если бы мог, спешить мне не куда. Раз Арслан в городе и каким-то образом слышит "зов", можно же надеяться на его помощь? Поэтому я не отказал себе в удовольствии: остановился, и помочился на одну из стен.
   Селим ушёл далеко вперед и не мог ничего видеть, его люди спокойно стояли и ждали, когда я закончу.
   А потом, когда закончится эта историю, обращу Бо-бо, попрощаюсь с Арсланом, заберу Киру и мы уедем далеко-далеко, поставим дом, нарожаем кучу волчат и будем жить долго и счастливо...
   Такого нереального плана я ещё не составлял.
   Горько улыбнувшись своим мыслям, я поднялся вслед за конвоирами по добротной глинобитной лестнице, прошёл несколько коридоров и оказался в небольшой комнате с единственным столом посередине. Окон не было, свет давала подвешенная над столом лампа. В комнате помимо меня и уджбея никого не было, его люди остались за дверью.
   - Твои вещи, щенок. Одевайся, - приказал уджбей, указав на стол. Я и сам признал своё барахло: одежда, небольшая кожаная сумка, немного денег, и еды, и кое-какая прочая мелочь, ничего важного, что можно взять с собой на "работу". Оружия я не носил, не считая подаренного Арсланом "Стража", но его я оставил дома, под присмотром Колдуна. Исполнившие свою роли духовые трубки мы с Кирой выкинули под один из вонючих цветочных кустов.
   Недолго думая, одеваюсь, перекидываю ремень сумки через голову и выжидающе смотрю на Селима. Тот, словно только этого и ждал.
   - Полагаю, Арслан не рассказал, как можно нас убить, верно?
   - Нет.
   Селим кивнул и прямо у меня на глазах буквально из воздуха вытащил короткий прямой кинжал в деревянных ножнах. Стоило хотя бы сделать вид, что удивлён, но на волшебников я насмотрелся ещё на западе, да и жрать, если честно, с каждой минутой хотелось всё сильнее. И это волновало меня куда сильнее, чем дешёвые фокусы.
   Селим положил кинжал на стол и подтолкнул ко мне. Ножны простучали по столешнице и остановились в нескольких дюймах от края. Смотри я в это время на оружие, а не на Селима, пропустил бы тот крошечный промежуток времени, буквально долю секунды, когда на лице уджбея промелькнул страх. Похоже, он сам боялся этого кинжала.
   Я с огромным трудом переборол желание поднять оружие и атаковать. Уджбей мне не доверяет, подобраться вплотную для удара не удастся, а кинжал, сразу видно, для метания не приспособлен. Да и не в той я форме для таких выходок. Будь в теле здоровый волчий дух, рискнул бы. Раз Селим его боится, значит, смерть он может принести не только Арслану.
   Взяв кинжал, я на две трети вытащил его из ножен, и нахмурился: затуплённое с двух сторон лезвие черно, словно глотка пустынной змеи, свет от лампы в нём не отражается. По правде, мне показалось, что пока я изучал оружие, света в помещении поубавилось, будто лезвие впитывало его в себя. Гадать смысла не было, это могло быть как правдой, так и игрой моего воображения.
   Узкий ограничитель, короткая удобная рукоять без обмотки, но в руке лежит идеально, длина лезвия дюймов восемь, сам клинок - на глаз около двенадцати дюймов.
   - Не дури парень, и всё у тебя будет хорошо, - как только я задвинул лезвие в ножны, посоветовал Селим. - И подумай о смене хозяина. Я не Арслан, поводок укорачивать не стану. Ваша порода этого не терпит.
   После такого напутствия чернокожие парни Селима вошли в комнату и со всем уважением выдворили меня из дома. Вернее, из того самого "дворца", куда мы так стремились с Кирой.
   Сунув ножны с кинжалом в сумку, я поспешил к ближайшей корчме - жрать хотелось, сил нет как, а за звонкую монету можно купить, что угодно, даже, не смотря на мой обворожительный внешний вид. Запашёк и того хуже - удалось умыться в поилке для животных рядом с корчмой, и ладно. Удивлён, что меня ни разу не остановили стражники для выяснения, небось, моё сопровождение постаралось.
   Понятное дело, одного меня не отпустили, несколько ребят очень грамотно провели до самого дома наёмников. Специально не отсвечивали, но на глаза иногда попадались - это Селим так ненавязчиво выражал своё недоверие.
   У меня не было, ни сил, ни желания заниматься хвостом. После плотного завтрака - время ранее, солнце пару часов как встало, - чувствовать я себя лучше не стал. Слишком мало времени прошло. Мне бы пару дней...
   Только нет у меня пары дней и варианта всего два: либо Селим убьёт Киру за то, что я не выполнил работу, либо Арслан убьёт меня за предательство.
   Одна радость - фактотум больше не жёг руку.
  
   Наёмники встретили меня не радостно, рожи хмурые, словно на похоронах. Все до единого сидят во внутреннем дворе за общим столом и чего-то ждут. Кому не досталось места за столом, расселись прямо на земле, некоторые чистят оружие, кто-то дымит самокрутками. Так же появилось с два десятка незнакомых морд. А вон и Бо-бо расселся в углу и азартно режется с кем-то в кости.
   Парни Колдуна напряжены, вновь прибывшие чувствуют себя вольготно, смотрят поверх голов наёмников с этакой насмешкой.
   При моём появлении стихли все звуки: редкие разговоры оборвались на полуслове, точильные камни застыли на лезвиях, - двор в один миг словно вымер, даже птицы не чирикали. Почти полсотни парней внимательно следили за каждым моим шагом. Только Бо-бо вскинул руку в приветствии, да Колдун поднялся навстречу, но я проигнорировал обоих, сразу направившись внутрь дома.
   То, что Арслан в городе я понял, ещё находясь у Селима, поэтому удивлён не был.
   Когда поднимался к себе в кабинет, фактотум на мгновение ожил, обжёг руку и затих. Что это значило, я не знал, может, признал своего хозяина, но не останавливаться же на полпути?
   Арслан четыре года был для меня вожаком по праву Сильного, поэтому некоторый подсознательный страх перед уджбеем присутствовал, но я погнал его прочь, и без колебаний распахнул дверь комнаты.
   Уджбей Востока сидел за моим рабочим столом и неспешно перебирал бумаги. Дверь сейфа, спрятанного под топчаном, открыта нараспашку, сам сейф радует глаз пустым нутром.
   Комната была небольшой: два узких, словно бойницы смотрящих во двор окна без рам, под правым - топчан и трёхногая табуретка, в углу за дверью большой сундук для вещей, под левым окном стойка для оружия, в которой одиноко висит кобура с подаренным уджбеем пистолетом. Слева стол и две широкие лавки без спинок - их сюда принесли по моей просьбе, ели впихнули. На дальней лавке, спиной к стене, сидел Арслан.
   Моё внезапное появление тоже не стало для него сюрпризом. Уджбей легким кивком подбородка предложил занять место напротив него. Ни на мой внешний вид, ни на исходивший от меня запах, уджбей не обратил внимания.
   Плотно закрыв дверь, я подошёл, но садиться не стал, достал из сумки кинжал и положил на центр стола.
   Короткая заминка, дрогнувшая рука и промелькнувший на долю секунды страх в глазах Арслана, сказали мне многое. Он тоже боялся этого кинжала.
   Решив, что подраться мы ещё успеем, я сел на лавку и сказал:
   - Селим приказал убить тебя.
   Арслан до этого не сводивший с кинжала глаз, усмехнулся уголком рта, и поднял взгляд на меня:
   - Решил сменить покровителя? - голос спокойный, почти равнодушный.
   - Я похож на того, кто воткнёт нож в спину? - с агрессией спросил я.
   - Сейчас ты похож на человека, которого припёрли к стене.
   - Загнали в клетку, - едва слышно пробормотал я, но Арслан расслышал.
   - Пусть так. Успокойся и расскажи, что случилось. Выглядишь паршиво.
   - И пахну, и чувствую себя не лучше. А уж какое у меня радужное настроение... Ты же знаешь всё обо всех, - я взглядом указал на аккуратно разложенные по столу бумаги. Агрессия из слов никуда не делась. Всего случившегося можно было избежать, расскажи Арслан о фактотуме сразу. О том, как он реагирует на приближение уджбеев, на их магию. И о том, как можно убить "демонов". Я злился на Арслана, и на себя.
   Пока внутренне бесился, Арслан внимательно изучал меня, спустя десяток секунд, сделал вывод:
   - Что-то мне подсказывает: всему причиной женщина. И она дорога тебе, больше собственной жизни.
   Я угрюмо кивнул.
   - Не меньше чем тебе Лия.
   - Только поэтому ты всё ещё жив.
   - Я всё ещё жив только потому, что нужен тебе. И Селиму, - парировал я.
   - Джинн...
   - Грэмлин. - резко перебиваю, и подтягиваю к себе кинжал. - Меня зовут Грэм. Я Охотник на тёмных тварей. И ты мне расскажешь про то, как убить этих тварей.
   В глазах Арслана промелькнула оранжевая искорка, искра в моей руке тоже вяло шевельнулась, но продолжения не последовало. Арслан улыбался: сыто, довольно, только что не щурился от удовольствия. Похоже, я опять, сам того не подозревая, прошёл ещё какой-то его тест.
   - Что ж, слушай, - сложив руки перед собой в замок, начал повествование уджбей: - Помнишь, я рассказывал про короны, которые первый Султан Гюнешли улке приготовил для своих детей?
   Я кивнул. Арслан продолжил:
   - Что случилось доподлинно неизвестно, из записей старины знаю, что Старик в какой-то момент воззвал к своим детям с требованием вернуть короны, а через месяц возвратил их, но внешний вид и объём корон уменьшился почти в три раза. Мою ты видел.
   Я снова кивнул. Видел и не раз. И Арслана, и Селима, и двух других уджбеев. От корон там только название, так же как Волчье логово называют "дворцом". Скорее венец или обруч с массивной пластиной на лобной части, треугольником закрывающей переносицу.
   - Вместе с коронами Первый передал каждому своему отпрыску по кинжалу. Для чего это было сделано лично мне до сих пор неясно, но трое из четверых посчитали кинжал предложением к войне, и решили расширить свои границы. Тамила - дочь Первого, убила двух своих братьев, пока последний брат, не убил её. Он забрал кинжал сестры и спрятал вместе со своим. О судьбе двух других в то время сведений не осталось. Не знаю какие древние чары намешал в металл Первый, но крови там хватает. Когда новые уджбеи - дети детей Старика получили силу защищать Гюнешли улке, кинжалы сами вернулись к новым хозяевам.
   Многие наши предки считали кинжал ещё одним символом своей власти, какое-то время их изображали на вымпелах и флагах. Если помнишь, у Ахмета клинок до сих пор на знамени. Кто-то пошёл по стопам Тамилы и её братьев, историю у этих кинжалов длинная. Будешь бить, Грэм... - неожиданно свернул повествование Арслан: - Бей в сердце.
   Несколько долгих секунд мы смотрели друг другу в глаза, потом я отвёл взгляд и кивнул, признавая первенство за своим нанимателем.
   - А теперь, друг мой, - тон уджбея не предвещал ничего хорошего. - Расскажи ради кого ты бросил порученную тебе работу?
   Раньше, я как минимум насторожился бы: как Арслан умеет злиться видел не раз, даже на себе недавно испытал. Однако сейчас я мог бояться только за Киру, времени на разговоры мы потратили достаточно. Арслан, как любящий муж, должен меня понять.
   - Пока я буду рассказывать, её убьют. За мной следили.
   - Твоя правда, - покивал Арслан. - Мы чувствуем смерть друг друга. Селим не дурак. Пошли.
   Я без колебаний последовал за своим нанимателем. Только удобнее перехватил ножны с селимовским кинжалом.
   Путь наш был недолог, и закончился во внутреннем дворе. Увидев Арслана, наёмники повскакивали со своих мест, Колдун, Бо-бо и ещё пара ребят, видимо, командиров, поспешно подбежали к нам.
   - Выдвигаемся, - коротко приказал Арслан. - Три минуты.
   Командиры зашуршали, по двору разнёсся привычный любому военному мат, заставляющий парней быстрее шевелить ногами.
   Арслан не стал дожидаться окончания сборов, отвёл меня в сторонку, вытянул левую руку сжатым кулаком вверх, и приказал:
   - Режь.
   - К чему готовиться? - вынимая кинжал из ножен, только спросил я.
   В глазах уджбея загорелись оранжевые огоньки, вены на запястье и шее вздулись, пальцы правой руки сплелись в сложном знаке.
   - Минут десять смогу имитировать свою смерть. Успеешь добраться до Селима, не упусти шанса.
   - Мало, - поморщился я. - Я сейчас не в лучшей форме. Но... спасибо, Арслан.
   - Потом познакомишь нас, - ободряюще улыбнулся уджбей. - Резанёшь и беги. Мы выдвинемся следом. Парни очень обидятся на то, что ты убил того, кто им платит. - И уже громче, почти крикнул: - Сто лир тому, кто первым прибьёт Джинна! Режь!
   Я не стал мешкать, наемники, почуяв лёгкие и очень большие деньги, подхватились с мест, и с рёвом понеслись на нас. А бежать тут всего ничего. Я только и успел глубоко рассечь запястье Арслана, после чего рванул со всех ног. Оттолкнул с пути уже выхватившего узкий кривой кинжал дежурного с ворот - парень отлетел на несколько ярдов, и с хрустом приложился о стену конюшни, а я вырвался на улицу.
   Запах крови уджбея ударил в голову, подобно наркотику: я забыл о боли и усталости, адреналин бурлил в крови и единственная мысль в голове - бежать. Бежать как можно быстрее. Десять минут закончатся очень быстро, я должен успеть.
   Позади на разные голоса орали преследующие меня наёмники, впереди вскрикивали и причитали люди, пытающиеся убраться с дороги. Процессию подобную нашей сложно не заметить.
   Очень быстро крики наёмников стихли, не людям тягаться в скорости с оборотнем; теперь я слышал только собственное, бешено колотящееся в груди сердце. Бум-бум-бум-бум-бум...
   Я бежал, как никогда ещё не бегал, держа себя на тонкой грани трансформации - обращаться нельзя, организм ещё не окреп, сдохнуть не сдохну, но и Кире уже не помогу. Я спешил изо всех сил, и понимал - не успеваю. Время безжалостно и куда быстрее меня, секунды, которые я считал про себя, утекали подобно бурному горному потоку.
   Ворота Верхней части Старого Города я проскочил слёту, вслед понеслись яростные крики, арбалетные болты и увязались янычары. Слава Богам, конных среди них не было, иначе пришлось бы тратить время ещё и на них. А вот собак спустили. Бойцовые псы бегают плохо, догнать меня они не могли.
   Сумку я давно скинул, чтобы не мешалась, при мне только окровавленный кинжал и целый океан злости. По Верхней части я уже не бежал, передвигался длинными скачками, распугивая редких прохожих, в основном слуг с корзинами и тележками. Через последние приходилось перепрыгивать, порой сбивая половину содержимого и хозяев тележек на мостовую.
   Сердце уже не просто билось, рвалось из груди, а я начал выдыхаться. Обычный человек давно бы отправился на тот свет от разрыва сердце, моё продолжало гнать кровь по венам. Только перед глазами сплошным туманом встала кровавая пелена, да во рту появился привкус крови.
   Наконец, фактотум запёк руку. Очень быстро лёгкий зуд перерос в болезненное жжение - а это значит, уджбей рядом.
   В занимаемый Селимом дом я ворвался на последних секундах отведенного Арсланом времени. Буквально взбежал по стене, перемахнул во внешний двор, пролетел по территории, и сразу нарвался на знакомых чернокожих типов, то ли телохранителей Селима, то ли его верных цепных псов - теперь уже не важно.
   Первый среагировать не успел: его оторванная голова покатилась по земле, разбрызгивая кровавые капли; у второго было больше времени, стоял он чуть дальше и сходу дотянуться до него я не мог. Однако выхваченный кинжал ему не помог.
   Я спешил дальше, слуга Селима за моей спиной выронил оружие, и теперь пытался засунуть кишки обратно в разодранное брюхо. Мой нос забил запах свежей крови и испражнений.
   Селима я не чувствовал, фактотум в поисках не помощник, поэтому я решил идти сразу за Кирой. Скоро подойдёт Арслан с наёмниками, вот пусть они и занимаются уджбеем. Моим единственным желанием сейчас было вытащить в безопасное место волчицу, потом рухнуть и сдохнуть. Я хватал воздух, как выброшенная на берег рыбина, страшно хрипел и, кажется, какие-то из отбитых внутренних органов решили порадовать кровотечением - левый бок горел огнём. Я прихрамывал на эту сторону, морщился при каждом шаге, харкал кровью, но упорно шёл вперед.
   На пути к двери, ведущей в подвал повстречал несколько слуг: при моём появление чернокожие рабы выпучивали глаза, вжимались в стены или падали на пол, и начинали причитать на своём языке, народ посмелее тут же сбегал, оглашая коридоры призывающими охрану криками. На слуг внимания я не обращал, проблемой стала охрана Селима. Парни на появление опасного незнакомца среагировали быстро, умело взяли в кольцо и ощетинились острыми копьями и ятаганами.
   С двумя-тремя я бы сцепился в лёгкую, сил хватило бы. Вот незадача, парней было куда больше.
   Харкнув кровью, я вытер губы тыльной стороной ладони, и решил быть максимально наглым:
   - Я к Селиму. Пошли вон с дороги.
   Как ни странно, но это сработало. Парни пороптали с десяток секунд, переглянусь с воином, на кожаном доспехе которого красовался парящий коршун, видимо, местным командиром, - и расступились. То ли испугались упоминание Селима, то ли мой вид не вызвал у них желания связываться с непонятной тварью из пасти которой торчат длиннющие острые клыки. Уши вытянулись и прижались к голове, глаза не по-человечески сверкают злобой, по подбородку струится кровь, а ногти больше похожи на короткие ножи. А может был у них приказ от Селима, пропустить такую тварь. "Смерть" Арслана он должен был почувствовать, Арслану не зачем мне врать.
   - Молодцы, - просипел я, сплёвывая очередную порцию вязкой и покрасневшей от крови слюны. Эту кровь я глотать не решился, плохая это кровь, что-то там внутри у меня не в порядке. Я уже практически не ощущал жжения фактотума, левый бок пекло нещадно, с меня градом катился пот, тело било в ознобе. Грудь, куда я вживил кусок кости варула, тоже начинало дёргать.
   Проходя мимо парней, я больше всего боялся удара в спину. Сейчас могу прозевать: в голове туман, в висках набатом стучит кровь, - порубят в мясо, вспоминай, как звали.
   Не ударили. Но выход из подвала, до которого оставалось пройти всего пару ярдов, перекрыли. Дороги назад теперь не было, только вперед.
   Я буквально скатился по лестнице, припал на четвереньки, и зарычал от накатившей боли. Показалось, что мне в упор выстрелили в живот из моего же "Стража". Глаза на несколько секунд ослепли, меня вывернуло кровью. Удивительно, как не напоролся на кинжал Селима: упал я неудачно, выронив клинок и рухнув на него грудью. Но повезло, лишь открытым участком груди ощутил холод металла - ножны уже и не помню, когда и где потерялись.
   Полежал так немного, носом в собственной блевотине, с трудом поднялся на ноги, кое-как обтёр лицо рукавом, дрожащими руками поднял кинжал и, придерживаясь за стену, пошёл дальше. Пробежка на пределе возможностей явно не пошла мне на пользу. Но мозги перекосило серьезно, мне нужно было либо добраться до Киры, либо сдохнуть. Сдохнуть такой твари, как я, сложно, поэтому до цели я всё же добрался.
   Путь по коридорам подвала прошёл как в тумане, за собой я оставил дорожку из часто сплёвываемой крови. Кровотечение не останавливалось, похоже, лопнула селезёнка, и с желудком тоже не всё ладно. Почки, печень..., да кто ж знает? Сердце бьётся, значит жив.
   - А вот и наш герой! - Раздался веселый голос Селима. - Хреново выглядишь, щенок.
   Я не сразу понял, кто говорит и откуда, а когда до мозга дошла информация, лишь улыбнулся. Вот сейчас всё и решиться.
   Видеть, что с княжной я не мог - стоящий в дверях камеры Селим, закрывал обзор.
   - Кира... - прохрипел я в надежде на ответ.
   Но Кира не ответила, сколько бы я её не звал.
   Сил твёрдо стоять на ногах и до этого было немного, а сейчас, когда внутри меня всё оборвалось... я привалился спиной к стене и через кровавую пелену перед глазами, посмотрел на Селима. Сплюнул.
   - Я тебя предупреждал, щенок, - брезгливо поморщившись уджбей. - Не стоит со мной играть. Хотя придумано красиво. Я даже поверил. Арслан ценит тебя куда сильнее, чем я думал, раз пошёл на такое.
   - Кира... - проигнорировав речь уджбея, ещё раз позвал я. Кровь в висках стучала всё так же громко, заглушая почти все звуки, даже Селима я слышал, словно через стену. Я мог просто не расслышать свою волчицу, мог...
   Обоняние давно забил запах собственной крови, гнилой, тошнотворный - надеяться на него тоже не приходилось.
   Я прислушивался изо всех сил, но ничего не слышал. Кира не отвечала.
   - Эй, щенок! - видя, что его не слушают, недовольным тоном прикрикнул Селим. Я не отреагировал. Какой теперь смысл, если Киры нет? Теперь-то точно можно спокойно лечь и сдохнуть.
   Селим, видимо, поняв, что от меня ничего не добьётся, хмыкнул, подошёл, нагнулся, чтобы отобрать свой кинжал, который я продолжал крепко сжимать в руке, и с нечеловеческим воем отшатнулся.
   Если мне суждено сдохнуть вслед за Кирой, эту тварь я заберу с собой!
   Жаль, промахнулся мимо сердца. Арслан расстроится.
   Кинжал угодил в брюшину, по рукоять зарывшись во внутренности уджбея. Да так там и остался. Сил удержать кинжал в руках не было, Селим ответным ударом, отправил меня в темноту.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"