Астраханцев Александр Иванович: другие произведения.

женитьба 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Александр АСТРАХАНЦЕВ
  
   Ж Е Н И Т Ь Б А ХХI
   (пьеса в одном действии)
  
   Действующие лица:
   Ч а щ и н А л е к с е й В а с и л ь е в и ч - лет пятидесяти пяти,
   с небольшим брюшком.
   Т е р с к о в а М а р и н а А л е к с а н д р о в н а - двадцати
   с небольшим лет, стройная.
   Когда на высоких каблуках -
   то намного выше Чащина.
   А л и к - лет под тридцать, с легкими залысинами на висках.
  
   Все действие пьесы происходит в одной комнате обычной квартиры с обычной мебелью (на выбор режиссера или сценографа); обязательны в ней только окно с балконной дверью, стеллаж с книгами, диван, и напротив дивана - кресло, а между диваном и креслом - журнальный столик с телефоном на нем. Из гостиной ведут три двери: п е р в а я - на кухню, в т о р а я - в прихожую,
   т р е т ь я - в спальню.
  
   С ц е н а 1
  
   Звонит телефон. Ч а щ и н, в майке с короткими рукавами, домашних брюках, шлепанцах и фартуке, выходит из первой двери, вытирая на ходу руки о фартук, подходит к журнальному столику и поднимает трубку. Лицо у Ч а щ и н а сосредоточенное и печальное. Когда он говорит по телефону, то делает паузы между фразами, выслушивая собеседницу.
  
   Ч а щ и н. Алло, слушаю!.. А-а, Марина?.. Мариночка, здравствуйте, милая!.. Да, сорок дней сегодня. (Сокрушенно кивает головой). Сорок дней! Ужасно быстро летит время... Нет, никого нет - только что ушли... Дочь - последняя. Хотела остаться, помочь с уборкой, да я выпроводил... Сам все убрал, посуду вымыл - все равно делать нечего... Хотелось одному побыть... (Удивленно). Да? Ой, конечно же, конечно!.. Вы знаете, буду очень рад!.. Нет, очень даже кстати!.. Нисколько не помешаете!.. Ну и что, что траур?.. Посидим, попечалимся вместе... Хорошо, жду! Адрес вы знаете?.. Ну и прекрасно! Даже не ожидал, Мариночка... Ну что вы, это просто здорово - буду весьма рад! Жду, жду! (Кладет трубку, несколько мгновений стоит, о чем-то раздумывая, затем быстро уходит во вторую дверь).
  
   С ц е н а 2
  
   Ч а щ и н входит в белой выглаженной рубашке с черным галстуком, черных брюках и черных туфлях. Проходит по гостиной несколько раз туда-сюда, взволнованно потирая руки, затем садится на диван. Раздается звонок в прихожей. Ч а щ и н вскакивает, быстро выходит во вторую дверь, через некоторое время пропускает в дверь М а р и н у и входит за нею сам. М а р и н а - в черном длинном платье с глубокими вырезами на груди и на бедре, и с открытыми до плеч руками, в черных туфлях на высоких каблуках и черной газовой косынке на голове. В руках у нее черная дамская сумка. Ч а щ и н от смущения поначалу скован и неловок, М а р и н а - излишне нервозна и возбуждена, - но вскоре смущение у обоих проходит.
  
   Ч а щ и н (в дверях). Проходите, проходите, Мариночка!
   М а р и н а. Спасибо. Ну, здравствуйте еще раз, Алексей Васильич! (Чмокает его в щеку). Набралась вот смелости. Вы меня простите за наглость?
   Ч а щ и н. Ну что вы, какая наглость? Я безмерно рад, честное слово! И, потом, такое событие - я просто обязан встретить любого, кто захочет выразить...
   М а р и н а. Вот именно, Алексей Васильич - выразить! Я - только за этим!
   Ч а щ и н. Спасибо, Мариночка!
   М а р и н а (оглядывая гостиную). И, потом, хотелось посмотреть, как вы тут.
   Ч а щ и н. А вам так идет черный цвет - вы просто элегантны сегодня!
   М а р и н а. Спасибо. Да хотелось, знаете, выглядеть соответственно... (Берет в свои руки руку Ч а щ и н а). Горячо соболезную вам в том, что...
   Ч а щ и н. Да, да, сорок дней уже. Вот, час назад, проводил гостей: посидели, помянули. Только что убрал все.
   М а р и н а. Может, вам чем-то помочь?
   Ч а щ и н. Нет-нет, спасибо, я уже все сделал! Домываю посуду.
   М а р и н а. Я вам помогу!
   Ч а щ и н. Да вы что! Я вам не позволю!.. Впрочем, что же мы стоим-то? Проходите! Позвольте? (Берет из ее рук сумку).
   М а р и н а. Спасибо. (Проходит по гостиной, осматривается, останавливается перед стеллажом с книгами).
   Ч а щ и н. А хотите чаю?
   М а р и н а. Вы знаете... я бы тоже хотела помянуть вашу супругу, Вален...
   Ч а щ и н (подсказывает). Валентину Сергеевну. (С воодушевлением). Ой, да конечно же, Мариночка, конечно! Что же это я? Сейчас! У меня там много чего осталось! (Не знает, куда деть сумку).
   М а р и н а (забирая у него сумку). Я даже подумала, что у вас может не быть вина - принесла с собой. (Вынимает из сумки и ставит на журнальный столик бутылку вина, а сумку кладет в кресло).
   Ч а щ и н. Минуточку, Марина, подождите, ладно? Поскольку нас всего двое - позвольте не накрывать большой стол? Сядем за журнальный, хорошо?
   М а р и н а. Конечно, конечно!
   Ч а щ и н. И вино ваше откупорим. (Берет в руки бутылку и разглядывает этикетку). О, какое прекрасное! По-моему, стоит немалых денег, с вашей-то стипендии!
   М а р и н а. Ничего, у меня деньги есть. Знаю, что вы разбираетесь в винах...
   Ч а щ и н. Ну, я сейчас, быстро! (вместе с бутылкой уходит в первую дверь).
  
   С ц е н а 3
  
   М а р и н а, оставшись одна, еще раз осматривается, затем садится в кресло, достает из сумки мобильный телефон и набирает номер.
  
   М а р и н а. Алик, можешь пока быть свободен - я остаюсь... (Раздраженно). "Почему-почему"! По кочану! Не обязана отчитываться перед тобой!.. Но будь на колесах... Так, на всякий случай... Мне не звони - сама позвоню... Да какое тебе дело? Ничего пока не знаю! Потом объясню!.. Ну что ты мне можешь дать, кроме лежанки в своей берлоге?.. Запомни: позвоню сама! Всё, конец связи! (Прячет телефон в сумку и освобожденно потягивается, загадочно улыбаясь).
  
   С ц е н а 4
  
   Входит Ч а щ и н с подносом в руках; на подносе - блюда с закусками, раскупоренная бутылка вина, графинчик с водкой, бутылка минеральной воды, рюмки, бокалы, столовые приборы; подмышкой у него - сложенная скатерть. Подходит к столику.
   Ч а щ и н. А вот и я!
   М а р и н а (вскакивает). Ой, простите, Алексей Васильич, мне, дуре, надо было пойти вам помочь!
   Ч а щ и н. Ничего, я сам. Учусь жить один (ставит поднос на диван, достает из подмышки скатерть, застилает ею столик). Вы моя гостья, так что позвольте мне за вами поухаживать! (Расставляет на столике блюда, бокалы, рюмки и столовые приборы). Так что садитесь и сидите.
   М а р и н а. Спасибо. (Садится в кресло).
   Ч а щ и н (продолжая накрывать стол). Вы знаете, домашнее хозяйство - это такая сложная наука! Валя моя изучила ее досконально, а мне не позволяла: у нас было разделение труда.
   М а р и н а. Какая хорошая была у вас жена!
   Ч а щ и н. Не то слово - она меня вообще на кухню без дела не пускала: обязательно что-нибудь испорчу или не так сделаю. А теперь вот всё - самому. Хорошо, библиотечку по кулинарии у нее обнаружил; учусь на старости лет, постигаю тайны. Есть, знаете, золотое правило: с помощью теории практика осваивается в семь раз быстрее... (Закончив накрывать стол, критически оглядывает его). Ну вот, кажется, всё! (Прислоняет поднос к диванной спинке, садится на диван напротив М а р и н ы и берет графин с водкой). Вам вина - или, может, водочки?
   М а р и н а. На поминках по обычаю пьют водку, но позвольте все же вина?
   Ч а щ и н. Да, конечно, конечно - давайте не будем рабами обычаев. (Наливает ей в бокал вино).
   М а р и н а. Как вы это точно сказали! За вами надо записывать афоризмы!
   Ч а щ и н (смеется). Это - пожалуйста, это - сколько угодно!.. А себе я, пожалуй, водочки. Правда, я сегодня уже слегка перебрал, но ничего - я понемножку. аливает в свою рюмку водки). Та-ак, позвольте теперь за вами поухаживать. ерет ее тарелку). Что вы хотите? Тут вот балык осетровый, здесь - заливное, вот бифштексы. Остыли, правда, но очень вкусные! А вы, конечно, голодна? Угадал?
   М а р и н а (смеется и забирает у него свою тарелку). Ужасно голодна! Да вы не беспокойтесь, я непривередливая: сама все возьму и обязательно все попробую! Накладывайте лучше себе!
  
   Ч а щ и н и М а р и н а накладывают в свои тарелки закуски. Затем Ч а щ и н поднимает свою рюмку, М а р и н а - бокал.
  
   Ч а щ и н. Ну что ж? Давайте, Марина, помянем мою супругу Валентину Сергеевну. Мою дорогую Валюшу. (Вздыхает, затем произносит с декламационными нотками). Пусть земля тебе будет пухом. Отдала мне двадцать семь лет жизни и бросила на произвол судьбы, а мне теперь - помнить, продолжать любить тебя и одиноко доживать свои дни. До встречи, милая. Может, уже и недалеко до встречи - кто знает! (Выпивает рюмку до дна, сидит молча, закрыв глаза, будто во что-то вслушиваясь; затем закусывает и задумчиво жует).
  
   М а р и н а, пока слушает Ч а щ и н а, печально кивает; затем немного отпивает из бокала, ставит его и тоже молча закусывает.
  
   М а р и н а. Говорят, душа на сороковой день попадает в рай?
   Ч а щ и н. Это не "говорят", а записано в Библии. И не обязательно в рай.
   М а р и н а. Вы так хорошо все знаете!.. А вы верите в Бога?
   Ч а щ и н. Безусловно, у меня есть свои верования, но к какой-то конфессии - нет, не принадлежу. Знания мешают мне поклоняться чему-либо, даже божеству. А, может, просто лень делать лишние телодвижения, соблюдать ритуалы?.. Хотя понимаю, что всякая религия - благо. А в душе - да, я ношу свою веру и стараюсь быть последователен в ней. А вы, Марина?
   М а р и н а. Я? Я-я... Я - как вы, примерно.
   Ч а щ и н. Странно... Ну я-то ладно, я исковеркан машиной идеологии, на меня давит груз знаний. А вам-то что мешает верить в Бога? Вы так молоды, ваша душа - этакий, знаете, свежий ароматный цветок! Сейчас, я смотрю, многие молодые люди идут к Богу, ищут его. Это отрадно.
   М а р и н а (с воодушевлением). А давайте знаете что? Давайте как-нибудь вместе сходим в церковь, а? Мне хочется с вами!
   Ч а щ и н (наливая М а р и н е вина, себе - водки). Странно! Почему - со мной?
   М а р и н а. Сейчас я отвечу - почему... (Делает паузу). А пока - знаете что? (Поднимает бокал). Мы уже выпили за упокой души Валентины Сергеевны. Теперь я бы хотела - за вас. Как вы думаете, можно в такой день?
   Ч а щ и н. Н-ну, не знаю. (Нерешительно поднимает свою рюмку).
   М а р и н а. Как вы хорошо давеча сказали: "Не будем рабами обычаев"! Давайте - за вас, и обязательно чокнемся! (Чокается с Ч а щ и н ы м).
   Ч а щ и н. В такой день, знаете... не чокаются.
   М а р и н а. Знаю! Но я хочу именно за вас: пожелать вам не одиночества, не тоскливого доживания - зачем вы так о себе? - а яркой, активной, наполненной жизни! За вас, Алексей Васильич! (Еще раз демонстративно чокается с Ч а щ и н ы м, отпивает из бокала, ставит его и начинает накладывать себе закуски).
   Ч а щ и н. Спасибо, Мариночка. Постараюсь, конечно, выполнить ваши пожелания, хотя слишком меня Валина смерть надломила. Но - спасибо! (Выпивает рюмку, прислушивается к своему состоянию). А хорошо пошла! Прямо соколом порхнула! С вашей легкой руки, Мариночка! Кстати, какая она у вас красивая! (Слегка опьяневший Ч а щ и н тянется, берет в свои ладони ее руку, держащую вилку, вилку отнимает, нежно гладит ее руку от плеча до кисти и затем целует). Так бы вот держал и держал вашу руку, этот шедевр природы... (Спохватывается и отпускает ее руку). Впрочем, у меня, кажется, уже голова кругом - мне, пожалуй, хватит водки... А вы пейте! И ешьте, ешьте - не буду вам мешать.
   М а р и н а (снова накладывая себе закуски). А вы мне не мешаете, Алексей Васильич. Кстати, вы спросили: почему я хочу с вами в церковь? Я отвечу.
   Ч а щ и н. Так почему?
   М а р и н а (жует). Сейчас, прожую... Потому что, когда мы с вами впервые встретились... ну, тогда, на выставке - помните?
   Ч а щ и н. Помню, конечно.
   М а р и н а. Так вот, я тогда страшно поразилась: вы столько знаете, такие богатства в себе носите! Это можно оценить только рядом с вами! На лекциях вы и десятой доли не даете... А потом - помните? - так холодно, промозгло было на улице, а мы шли, шли, и вы всё говорили, говорили!
   Ч а щ и н (рассмеявшись). Да просто приятно было, что такое юное создание идет рядом и, раскрыв рот, слушает. Это вдохновляет.
   М а р и н а. А потом - помните? - горячий кофе? Мы зашли в кафе, и я грела ладони о чашку и никак не могла согреть. А вы взяли их в свои руки и грели дыханием - так бережно, будто они у меня стеклянные, и такие добрые, такие теплые были у вас руки, что у меня прямо голова кружилась.
   Ч а щ и н. Да конечно же, Мариночка, все помню: и первую, и вторую, и третью нашу встречу. Как же это можно забыть?
   М а р и н а. А какие слова вы говорили! Не стихи - но так похоже на стихи!
   Ч а щ и н. Ну, это был бы перебор - читать в такой момент чужие стихи, когда слова должны идти прямиком из сердца.
   М а р и н а. Вы говорили о красоте, о странностях чувства! Я готова была сидеть в том кафе и слушать, слушать! Или бежать за вами, как собачка... Потом вы проводили меня, поцеловали руку и - ушли. А мне так хотелось, чтоб вы остались!
   Ч а щ и н. Да, я был в вас влюблен - что ж тут скрывать? Даже, скорее, не в вас, а в вашу лукавую, но такую очаровательную юность!
   М а р и н а. А почему "был"?
   Ч а щ и н. Потому что для меня в этом не было никакого смысла.
   М а р и н а. Понимаю, конечно: у вас была больная жена, и все такое.
   Ч а щ и н. Да, да, надо было выпадать из сказки в осадок, в реалии: идти домой, ухаживать за женой... Да-а... Но это не все.
   М а р и н а. А что еще?
   Ч а щ и н (после паузы, строго). Вы, Марина, стали пользоваться моим чувством. Например, выпрашивать хорошие оценки на экзаменах. Мало того, вы стали намекать, чтобы я других преподавателей просил. Знаете, это противно моим правилам: не люблю, когда меня используют, да еще в корыстных целях. Я, конечно, просил за вас, раз обещал - но счел нужным наше общение прекратить.
   М а р и н а. Алексей Васильич, простите меня, но мне же хотелось получать стипендию - что бы я без нее делала?
   Ч а щ и н. Да мне легче было отдавать ее вам из своего кармана, чем просить кого-то!..
   М а р и н а. Умоляю, простите меня!
   Ч а щ и н. Ну-у... Конечно же, прощаю - тем более в такой день.
   М а р и н а (с лукавством). А вот... скажите честно, Алексей Васильич: хорошо ли, когда уважаемый профессор в солидном возрасте, имея больную жену, пристает в общественных местах к молоденьким девушкам?
   Ч а щ и н. Д-да... конечно, нехорошо. Но вы, милочка, передергиваете. Хотите сделать из меня этакого престарелого Дон-Жуана? Естественно, роль Дон-Жуана мне не к лицу, тем более в моих обстоятельствах. Но, во-первых, не к девушкам, а всего лишь к одной - к вам, а, во-вторых, не приставал, а только обратился; и, в-третьих, обратился, узнав вас в лицо...
   М а р и н а (немного иронично)Как здорово вы умеете раскладывать: "во-первых", "во-вторых", "в-третьих" - я просто восхищаюсь!
   Ч а щ и н. Что делать, милая: я аналитик, я ученый - это мое оружие и моя защита, если хотите. Но я не закончил: а в-четвертых, когда я тщательно проанализировал ту нашу первую встречу на выставке - то понял: она была не случайна; ведь вы меня подкараулили, признайтесь?
   М а р и н а. Я? Нет!
   Ч а щ и н. А почему вы тогда оказались в такой близости от меня? Чуть ли не задели плечом и даже, помнится, буклетик обронили; я наклонился и столкнулся с вами... Потом, уже позже, я вспомнил: ваше лицо мелькнуло перед этим на улице. Случайность? (Качает головой). Нет! Вы меня выследили, вы охотились за мной - признайтесь честно?
   М а р и н а. Можно, я не отвечу?
   Ч а щ и н. Значит, я прав.
   М а р и н а (с вызовом). Ну и что, что выследила?.. Неправда, что из корысти! Если вы мне понравились, если я так хотела побыть рядом, послушать вас! Вы заговорили тогда с женщиной-гидом, и я не знаю, на что была готова - я вас ревновала!
   Ч а щ и н. Да, конечно, я это тоже в вас понял - этот юный, почти детский порыв, смесь любопытства, очарованности...
   М а р и н а. Как вы все быстро схватываете, как тонко понимаете!
   Ч а щ и н. Но понял я и другое: мы с вами живем в разных измерениях, и ни вам, ни мне не перешагнуть друг к другу через разницу лет, знаний, взглядов, жизненных правил. Всё разное! А потому наши отношения - тщета и ловля ветра. И, главное, объяснять это вам, Марина, было бесполезно - вам это трудно понять: в вашем возрасте нет ничего невозможного. А сам я не настолько экзальтирован, чтобы терять голову, во всяком случае, надолго; поэтому я грустно вздохнул и - отказался от вас. Теперь вам понятно?
   М а р и н а. А вы не находите, что я с тех пор стала серьезнее?
   Ч а щ и н. Может быть.
   М а р и н а. Это вы на меня так повлияли!
   Ч а щ и н. Допустим. И что из этого следует?
   М а р и н а. Н-ну... что, может быть, нам с вами следует возобновить попытки?
   Ч а щ и н (отрицательно качает головой). Нет, милая девочка, ровным счетом ничего из этого не следует.
  
   М а р и н а удрученно кивает головой, машинально берет свой пустой бокал и вертит его в пальцах.
  
   Ч а щ и н (спохватившись). Ой, простите, забыл про свои обязанности! (Наполняет ее бокал вином, а свою рюмку - водкой). Не огорчайтесь. Вы настолько юна и прелестна, что даже если вы сейчас одинока - то, уверяю вас: это - ненадолго. (Поднимает свою рюмку). Теперь я хочу выпить за вас: за вашу беззаботную юность, за сияние ваших глаз! Будьте собой, радуйтесь жизни, не забивайте голову грустными мыслями и ждите счастья - оно обязательно придет! (Чокается с М а р и н о й и выпивает).
   М а р и н а (отпивает из бокала). Да какая юность, Алексей Васильич - мне уже двадцать два года!
   Ч а щ и н (рассмеявшись). Ой, вы меня уморите! Мне-то бы ваши двадцать два!
   М а р и н а. А я серьезно! Может, у вас все было весело и беззаботно, а у меня...
   Ч а щ и н (улыбаясь). Ну что, что у вас? (Пьянея, он снова тянется к ней, берет ее руку в свои и целует). Вы так прелестны! Когда я вас вижу, то совершенно забываю, что вы такая лукавая! Вы снова ангел, а у ангела не может быть злых умыслов!.. (Спохватывается, отпускает ее руку). Ой, что это я! Простите меня, Мариночка.
   М а р и н а. А-а, ничего. Я понимаю: просто вы долго были один. Мне вас даже немножко жалко... Нет, а мне не до веселья. Скоро закончу универ, поеду к себе в Тмутаракань и буду учить в школе или в техникуме балбесов, которые будут пялиться на меня и онанировать под столом. За меня, за общежитскую, некому здесь постоять: ни родственников, ни лохматой руки.
   Ч а щ и н. Да почему обязательно балбесов? Везде наравне с балбесами есть и светлые головы - просто они по природе своей не лезут в глаза. Мне кажется, именно на них не жалеть ни сил, ни души - неплохая перспектива.
   М а р и н а (вздыхая). Да, конечно... А вы все-таки прелесть, умеете успокоить!.. Ну ладно, со мной порешили! А вы, Алексей Васильич? Вы что, в самом деле собираетесь влачить свою жизнь в одиночестве?
   Ч а щ и н. Н-ну, не знаю. Как получится... Что ж мне, смешить людей, за юбками волочиться, что ли? Да я и один проживу. Это вас, молодых, одиночество страшит, а подумать, так оно - не благо ли?
   М а р и н а. Ох, Алексей Васильич, что-то не верится! Быстро вас окрутит какая-нибудь...
   Ч а щ и н. Да вы что - мне уже давно шестой десяток!
   М а р и н а. А вот увидите: и глазом не моргнете, как на крючок попадетесь!
   Ч а щ и н. Что-то наш разговор зашел не в ту сторону. В такой, знаете, день...
   М а р и н а. Ну и что, что в такой? Да душа вашей жены только порадуется за вас, если вы однажды окажетесь не один - если, конечно, она вас любила, а не просто держалась за вас.
   Ч а щ и н (строго). Я вас попрошу, Марина!..
   М а р и н а. Простите! (Кладет свою ладонь на его). Я хочу сказать, порадуется за вас, если будет видеть вас не одинокого, не заброшенного - а накормленного, ухоженного, в обществе молодой жены.
   Ч а щ и н (строго). Нет, все-таки позвольте, Марина, отложить этот разговор! Впереди еще много времени.
   М а р и н а. Вы думаете, много?
   Ч а щ и н. А вы что, полагаете, я скоро отправлюсь вслед за женой?
   М а р и н а. Типун вам на язык, Алексей Васильич! Вы не успеете туда отправиться, как вас окрутят! Вы даже не представляете себе, какой вы лакомый кусочек!
   Ч а щ и н. Я? Такой вот старый, лысый, поношенный? Нет, не представляю.
   М а р и н а. Будто не замечаете, что вас уже обхаживают!
   Ч а щ и н (удивленно). Меня? Кто?
   М а р и н а. Да хотя бы эта... Альбина с вашей кафедры.
   Ч а щ и н. Н-ну, она, конечно, милая де... женщина.
   М а р и н а (усмехается). Да уж, милая! Это с вами она милая, а со студентами, то есть, точнее, со студентками, она - фурия!
   Ч а щ и н. Альбина?
   М а р и н а. Альбина. Вы-то не замечаете - где ж вам! Вам все кажутся добрыми и славными.
   Ч а щ и н (недоверчиво качает головой). Хм-м.
   М а р и н а. Да-да, милый профессор! Да и кроме Альбины... Поэтому я и говорю, что какая-нибудь фурия быстренько вас подберет.
   Ч а щ и н (возмущенно). А моего желания вы что, не учитываете?
   М а р и н а. Ну Алексей Васильич, ну миленький, не сердитесь! (Снова кладет свою ладонь на его руку). Учитываю, конечно, но вы такой наивный!
   Ч а щ и н. Неужели такой?
   М а р и н а. Да-а! Обвести вас ничего не стоит! И хуже всего, если вас околпачит какая-нибудь жадная, хитрая баба...
   Ч а щ и н. Что же вы, интересно, предлагаете? Уж не себя ли?
   М а р и н а. Да! Вот именно - себя!
   Ч а щ и н. Вы смеетесь?
   М а р и н а. Нисколько! Если уж жениться - так на самой молодой и красивой!
   Ч а щ и н (насмешливо). Что ж мы с вами делать-то будем?
   М а р и н а. Как "что"? Что все, то и мы - жить!.. Я знаете как вас звать буду?.. (Задумываясь, поднимает глаза к потолку). Я буду звать вас "Чавас"! Здорово! Что-то в этом латиноамериканское есть, правда?
   Ч а щ и н (с недоумением). Почему "Чавас"?
   М а р и н а. Неужели не понимаете? Чащин Алексей Васильич, сокращенно - Чавас. А вы меня будете звать "Марат".
   Ч а щ и н. Хм, странно! А почему "Марат"?
   М а р и н а. Ой, какой вы тугодум! Потому что я - Марина Александровна Терскова, сокращенно - "Марат". Это мы с девчонками в общаге так шифруемся... Нет, это здорово - "Чавас"!.. Мы с вами будем всюду ходить! Представьте себе: идете в театр или на концерт, а с вами - юная жена!
   Ч а щ и н (смеется). Да на нас с вами все оглядываться станут!
   М а р и н а. А что тут такого? Разве вам неприятно, когда на вас смотрят?
   Ч а щ и н. Мне? Господь с вами, что ж тут приятного? Еще и смеяться начнут, пальцем тыкать.
   М а р и н а. Конечно, если вы будете ходить, как... как, простите меня, ходите сейчас по универу: в мятых штанах, плохо выбритый - конечно, будут смеяться! Не знаете толпы, что ли? А мы с вами возьмем и оденемся с иголочки - все только восхищаться будут! И завидовать.
   Ч а щ и н. Милая моя! Да ведь супружеская жизнь не из одних концертов состоит!
   М а р и н а. А мы с вами еще за границу поедем!
   Ч а щ и н (смеется). Да? Неужели?.. А вы знаете, мне уже никуда не хочется.
   М а р и н а. А вы там бывали?
   Ч а щ и н. Конечно! В Германии, в Венгрии, в Польше. В молодости всё хотелось объехать, всюду сунуть свой нос. А теперь - скучно. Мечтал побывать в Париже, а теперь столько знаю о нем, что могу мысленно пройти его весь насквозь. Всё уже вот здесь. (Стучит пальцем по лбу).
   М а р и н а. А мы в Штаты поедем!
   Ч а щ и н (смеется). В Штаты? А что там делать? По мне, так это далекая культурная провинция. Единственное, что там есть интересного - проявления инженерной мысли. Но мне это неинтересно.
   М а р и н а (с воодушевлением). Поедемте тогда во Францию, в Испанию - на родину Дон-Кихота!
   Ч а щ и н. Да мне, милая моя, уже скучно ездить - я слишком много знаю: представлю мысленным взглядом - и достаточно. Боюсь, реалии разочаруют. Хотя, конечно, Европа... (Качает головой и декламирует):
   ...Ну, а если Европа, то пусть она будет,
   Как озябшая лужа, грязна и мелка,
   Пусть на корточках грустный мальчишка закрутит
   Свой бумажный кораблик с крылом мотылька...
   М а р и н а. Здорово! Это что, ваши стихи?
   Ч а щ и н. Ну что вы!.. Вообще-то вам, милая, следовало бы знать, чьи это строки. Это из поэмы "Пьяный корабль" Рембо в переводе Антокольского... Так что оставим бедную Европу в покое.
   М а р и н а. Нет, Чавас, нет! Я в вас зажгу интерес к жизни - вам снова захочется всюду быть, всюду, как вы говорите, сунуть свой нос! В вас просто потухла энергия, а я ее снова зажгу! Я вас раскачаю!
   Ч а щ и н (с сомнением качает головой). Милая девочка! В мои-то годы?
   М а р и н а. А что ваши годы? Вспомните, как вы сами говорили! В ваши годы Аксаков только начал заниматься писательством, Лев Толстой за "Анну Каренину" взялся! Я вам приведу сотни примеров в искусстве, в науке...
   Ч а щ и н. А я вам приведу сотни контрпримеров: когда в моем возрасте уже заканчивали со всем этим. Видите ли, милочка: всякая истина истинна только от недостатка информации. Можете записать афоризм на мой счет.
   М а р и н а. Только потому заканчивали, что у них не было меня!
   Ч а щ и н. Милая девочка, да вы мне в первый же месяц рога наставите - вон какая вы здоровенькая да сильная! Втрескаетесь в молодого человека, и пошло-поехало. Этому сюжету, знаете ли, две с лишним тыщи лет! Комедий, фарсов, водевилей на эту тему - не перечесть!
   М а р и н а. Вы, наверное, судите обо всех девушках по водевилям? А я, к вашему сведению, не нимфоманка какая-нибудь!
   Ч а щ и н. Но я-то что с вами делать буду, с такой молодой?
   М а р и н а. Вы меня должны загрузить так, чтобы мне некогда было думать о глупостях! Я работать буду! И, потом, я должна родить вам сына. Это же не дело - иметь одного ребенка, и то - взрослого. Я имею в виду вашу дочь. Мало ли что?.. Не дай Бог, конечно - тьфу-тьфу-тьфу...
   Ч а щ и н (строго). Что вы такое говорите?
   М а р и н а. Извините. Просто всякое может быть. Кстати, по расчетам медиков, сочетание наших с вами возрастов - идеальное: ребенок должен родиться гениальным. Разве вам как мужчине не хотелось бы иметь гениального сына, да еще воспитать из него преемника?
   Ч а щ и н. Боже мой, что вы несете! По-моему, все это - плод вашей нездоровой фантазии!
   М а р и н а. Насчет гениальных детей? Не верите? Я вам принесу статьи, где это написано!
   Ч а щ и н. Эх, если бы все так просто - рожали бы гениев миллионами!
   М а р и н а. Да вот всё не так просто: такие сочетания редки!.. И, потом, мы же с вами можем договориться: как только я изменю - вы меня прогоните.
   Ч а щ и н (смеется). Позвольте, да как же я узнаю? Как правило, мужья узнают об этом последними!
   М а р и н а. Узнаете! Вы же умный! Но я вам даю честное слово: это не случится!
   Ч а щ и н. Женское честное слово? (Снова смеется). Ну, вы меня сегодня и смешите! (Делается серьезным). Не к добру, видно.
   М а р и н а. Экий вы скептик!
   Ч а щ и н. Я просто поживший человек... Нет, моя девочка. Как я понимаю... Ты меня извини, конечно...
   М а р и н а. Я рада, что вы со мной уже на "ты".
   Ч а щ и н. А что делать, раз ты к стенке меня припираешь? Так вот, извини, но скажу тебе откровенно: ты меня окручиваешь только потому, что тебе неохота в свою Тмутаракань, и ты опять хочешь меня использовать: зацепиться здесь любой ценой. Знаем мы эти игры!.. Я ведь угадал твои тайные вожделения?
   М а р и н а. Может быть.
   Ч а щ и н. Так да - или нет?
   М а р и н а. М-может быть, да - не хочу в Тмутаракань! Да, хочу зацепиться! И я все равно это сделаю, с вашей помощью - или без вас! Но вы-то на этом только потеряете: у вас не будет меня, а будет какая-нибудь драная кошка, помяните мое слово! Я говорю это не потому, что такая умная, а потому что у меня есть дар предсказания, я замечала за собой!
   Ч а щ и н (недоверчиво). Хм-м! Интересно! Новый поворот... Но оставим ваши предсказания... То есть ты, Мариночка, если очистить твои фразы от мишуры слов, хотела бы выгодно мне себя продать?
   М а р и н а. Да зачем!.. Н-ну считайте, что и так! Если я подарю вам свою юность - разве я не имею права взять что-то взамен? Или вы бы хотели получить ее за просто так?
   Ч а щ и н. Хм-м... Но, раз уж разговор вступил на коммерческую основу, давай рассуждать дальше. Предположим, наш союз состоялся. Значит, ты, кроме меня самого, получишь еще и прекрасную возможность жить в этой квартире, пользоваться, так сказать, ее содержанием. Кстати говоря, это предел мечтаний каждой приезжей девушки: любой ценой получить прописку и место в квартире в большом городе. Хорошо! А вдруг случится так, что ты все-таки не выполнишь своего обязательства о верности, и, стало быть, нам придется расстаться, так? При этом ты, разумеется, рассчитываешь на часть этой квартиры и ее содержимого. Я правильно тебя понял?
   М а р и н а (разочарованно качает головой). Я думала, вы умнее. Хотя я вас все равно уважаю.
   Ч а щ и н (насмешливо). Все-таки уважаешь?
   М а р и н а. Да! Люблю и уважаю.
   Ч а щ и н. Ну, хорошо. Так в чем глупость моего предположения?
   М а р и н а. У вас светлая голова, Алексей Васильич, но вы ошиблись. Вы просто не знаете наших законов: всё ваше - вашим и останется. Даже если б вы хотели со мной поделиться - на стражу ваших интересов встанет ваша дочь.
   Ч а щ и н. Ну, мою дочь можно и не трогать, тем более что вы ее не знаете!
   М а р и н а. Хорошо, не буду, не буду: пусть святое святым и останется...
   Ч а щ и н. Ты что, хочешь сказать, что тебе ничего не надо? Знаешь, все так сначала говорят, а потом оказывается - надо, и очень много.
   М а р и н а. А я и не говорю, что мне ничего не надо! Но мне, Алексей Васильич, нужно больше, чем ваша квартира и всё ее, как вы выразились, содержимое.
   Ч а щ и н. Что же именно?
   М а р и н а. А угадайте! Что у вас есть самого-самого ценного?
   Ч а щ и н (угрюмо). Ничего у меня больше нет! Зря стараешься!
   М а р и н а. Есть, Алексей Васильич! Есть... Вы богатый, вы очень богатый - вы просто сказочный богач!..
   Ч а щ и н. Ты меня интригуешь! Что же такое у меня есть?
   М а р и н а. Ваша светлая голова - вот ваше богатство! И мне бы хотелось, очень бы хотелось хоть погреться возле этого богатства. А, может, даже и позаимствовать чуть-чуть. Так зачем мне бежать от такого богатства, сами посудите?.. Вы меня недооцениваете, Алексей Васильич! Причем я на вас даже обидеться не могу. У меня программа большая, Алексей Васильич: я ж не просто диплом получить хочу - я хочу учиться в аспирантуре, хочу защититься, стать кандидатом, а потом, Бог даст, и доктором наук. С вашей помощью, Алексей Васильич! Кстати, вы, сами того не подозревая, подарили мне несколько прекрасных идей, когда мы с вами гуляли по холоду. Влюбленный человек много чего может - вы это прекрасно доказали: идеи из вас, как фейерверки, вылетали! Кстати, и я вам что-то давала тогда - я же видела, как вы волнуетесь, как у вас глаза горят, дрожат руки. То ли еще я вам дам! Но это так, между прочим... Вот ваша плата, Алексей Васильич - а не ваши жалкие квадратные метры! Вы меня простите за грубость - я имею на нее право, потому что вы, Алексей Васильич, попытались меня немножко унизить своим подозрением: будто бы я зарюсь на ваши метры и на вашу рухлядь. (М а р и н а критически оглядывает гостиную). Собственно говоря, это будет даже не плата - а взнос каждого из нас в общую копилку: моя молодость и ваш интеллект. Давайте помножим эту сумму, возведем в степень... Что вы на это скажете, Алексей Васильич?
   Ч а щ и н (горестно качая головой). Боюсь, ничего у нас с вами не получится.
   М а р и н а. Жалко. Этот шанс - единственный и для меня, и для вас. Другого не будет. Но имейте в виду, Алексей Васильич, я упрямая: с вашей ли помощью - или без вас, но я все равно своего добьюсь: и аспиранткой стану, и защищусь! Просто без вас мне будет труднее. И больше времени займет. И неизвестно, сколько будет на моем пути потерь. Вы этого хотите?
   Ч а щ и н. Нет, милая девочка, я этого не хочу.
   М а р и н а. Но разве вы не понимаете, что, однажды отведав роскошного пиршества - всю жизнь потом будет его не хватать?
   Ч а щ и н. Кому, мне не хватать?
   М а р и н а. И мне, и вам.
   Ч а щ и н (резко). Знаете что? Давайте все-таки сменим разговор. Как-то не ко времени торг... И вообще (смотрит на наручные часы) поздно уже, вам пора домой. Я вас провожу. (Встает из-за стола).
   М а р и н а (продолжая сидеть). Алексей Васильич, но я не хочу уходить!
   Ч а щ и н. Нет, надо, Марина, надо, поздно уже.
   М а р и н а. Но, Алексей Васильич, я же не ребенок, я взрослый человек! Мне хочется побыть с вами в такой печальный для вас день, скрасить ваше одиночество, а вы меня гоните!.. И вообще, у меня такое впечатление, что вы еще не жили - вы такой бесхитростный!
   Ч а щ и н (насмешливо). И что, вы хотите давать мне уроки?
   М а р и н а. Но вы же сами, помнится, говорили: жизнь - это диалог, общение, карнавал, веселая преисподняя!
   Ч а щ и н (удивленно). Когда это я говорил?
   М а р и н а. На лекциях. Когда о Бахтине рассказывали.
   Ч а щ и н (смеется). А-а! Ну да... Теоретически вы правы, а практически - вам, Марина, все-таки пора домой.
   М а р и н а. Фу-у, какой вы!
   Ч а щ и н. Какой?
   М а р и н а. Но это же скучно!.. А, между прочим, студенческая общага - это не дом; я не считаю его домом!.. (Спохватывается). А знаете, мы же еще чай не пили! Я и забыла: я на всякий случай и конфеты прихватила! (Тянется за сумкой и достает из нее коробку конфет).
   Ч а щ и н (сухим, скучным тоном). Ну, хорошо, будем пить чай. ерет поднос и начинает составлять на него блюда, вилки, тарелки. М а р и н а встает и помогает ему. Ч а щ и н рассматривает винную бутылку, в которой осталось вино). Вы так мало пьете!
   М а р и н а. Так я же не пить к вам пришла. А давайте попробуем допить его с чаем? Говорят, откупоренное вино нельзя хранить?
   Ч а щ и н. Хорошо, оставим. (Оставляет бутылку недопитого вина и бокалы и уходит с подносом в первую дверь).
   М а р и н а (ему вслед). Я вам сейчас помогу приготовить чай!
  
   С ц е н а 5
  
   Когда Ч а щ и н скрывается за дверью, М а р и н а достает из сумки мобильный телефон и набирает номер.
  
   М а р и н а. Ты где?.. Подъезжай, наверное; ни черта не получается... Где тебя носит?.. Ну, договорились: через час! Посижу еще немного, вдруг да...
  
   В это время Ч а щ и н появляется из двери, желая что-то сказать, однако, видя, что М а р и н а разговаривает по телефону, замирает на несколько секунд, затем на цыпочках опять молча исчезает за дверью, оставив ее полуоткрытой.
  
   М а р и н а (не замечая Ч а щ и на, продолжает говорить по телефону). Да устала уже; чаю попьем, и поеду... Отвезешь в общагу... Не хочу я никуда!.. Да пошел ты!.. В общем, я сказала: через час!.. Ну, извини, Алик, настроение ни к черту. (Отключает мобильный телефон, прячет в сумку. Некоторое время сидит с отрешенным видом, вперив взгляд в пустоту. Кладет на лицо ладони и как бы с силой смывает с лица усталость. Мотает головой. Собрав силы, встает с кресла и уходит в первую дверь).
  
   С ц е н а 6
  
   Ч а щ и н выходит из первой двери с подносом в руках; на подносе - розетки для варенья, чайные чашки с блюдцами, сахарница, вазочки с печеньем и вареньем. За ним выходит М а р и н а, осторожно неся большой заварочный чайник.
  
   Ч а щ и н. Ну вот, будем пить чай. (Подходит к столику, ставит на него поднос и начинает составлять на стол посуду. М а р и н а ставит чайник и помогает ему). А это вот абрикосовое варенье; очень его Валентина Сергеевна любила. (Скорбно кивает головой). Обязательно попробуйте.
   М а р и н а. Спасибо, попробую.
   Ч а щ и н (убирает пустой поднос, садится на диван и начинает разливать чай). Садитесь, Марина. Накладывайте варенье... (Наливает в бокалы вино, поднимает свой бокал). А пока давайте, милая моя собеседница, допьем с вами вино... Хотя, честно говоря, боюсь: как я вас потом домой отправлю?
   М а р и н а (смеется). А я у вас останусь! Вот здесь, на диванчике, уложите меня.
   Ч а щ и н (нахмурившись). Н-ну, я м-могу, конечно, вас оставить. Но сам я пойду к товарищу. Он тут, недалеко, живет.
   М а р и н а. Не хочу, чтоб вы шли к товарищу! Не хочу с вами расставаться!
   Ч а щ и н. Но ведь пока что я здесь хозяин - мне виднее!
   М а р и н а (шутливо "берет под козырек"). Слушаюсь, товарищ хозяин!
   Ч а щ и н (не в силах быть серьезным, улыбается и качает головой). Ну, послала мне судьба подарочек! И откуда только вы такая?
   М а р и н а. Так ведь я же Ма-ри-на - я в море, с серебряным хвостом родилась!
   Ч а щ и н. Давненько я таких интенсивных бесед не вел! Спасибо; вы меня развлекли сегодня... А ведь и в самом деле жизнь прекрасна: истина старая, вульгарная, но - верная! (Выпивает бокал до дна. М а р и н а отхлебывает немножко и ставит свой бокал. Ч а щ и н шутливо грозит ей пальцем). А вы почему симулируете, раз договорились вместе допить?
   М а р и н а. Вы сами пейте; я-то не за этим пришла, я вам уже говорила.
   Ч а щ и н. Говорила, говорила... А я, между прочим, пока готовил там чай, все думал о нашем с вами разговоре. Что-то хотел вам сказать, да... Кстати, прошу меня извинить, но я невольно подслушал ваш разговор по телефону. Как богато нынче студенты живут: с мобильными телефонами!
   М а р и н а. И что же вы слышали?
   Ч а щ и н. Поверьте, ничего конкретного - я тут же ушел. Меня только удивила ваша интонация: по-моему, вы разговаривали с молодым и очень близким человеком. Это ваш друг?
   М а р и н а. Д-да, друг... У него машина, он меня возит.
   Ч а щ и н. Хм, возит? Он что, ваш любовник?.. Простите за любопытство, но (иронически усмехается) раз уж вы предлагаете мне роль, некоторым образом, жениха - noblesse oblije, как говорят французы: положение обязывает знать истину.
   М а р и н а (возмущенно). Алексей Васильич, давайте сразу, на берегу, как говорится, установим наши status quo! Ну, ваш статус мне понятен. Но мне-то, сами понимаете, двадцать два года, и я, естественно, не девочка!
   Ч а щ и н. Не девственница, хотите вы сказать?
   М а р и н а. Да!
   Ч а щ и н. Понимаю. Только почему "естественно"? Хотите сказать, такой родились, что ли?
   М а р и н а (рассмеявшись). Ну, вы, профессор, и шутите!.. Нет, просто хочу сказать, что давно взрослая! Почему, интересно, я должна жить неполноценной жизнью?
   Ч а щ и н (усмехается). Забавное понятие о полноценности!.. А скажите, Марина: вот я слыхал на кафедре такую болтовню, будто наши студенты занимаются групповым сексом. Это ведь, наверное, еще более полноценный образ жизни? Если честно - вы не пробовали?
   М а р и н а. Нет. Но почему вы - так иронически? Человек все должен попробовать.
   Ч а щ и н (насмешливо). Что вы говорите! Необыкновенно интересное суждение! А если я предложу вам попробовать вместе со мной... убить человека?
   М а р и н а (простодушно-удивленно). Убить? Кого?
   Ч а щ и н (удрученно качает головой). Считайте, что я пошутил. И вообще, знаете что, драгоценная моя невеста? Давайте считать наш разговор о женитьбе тоже шуткой! Шуткой двух слегка выпивших людей. А?
   М а р и н а. Вы что же, думаете, я законченная "б", если не девственница?
   Ч а щ и н. И много у вас было...партнеров?
   М а р и н а (раздраженно). Да какая вам разница!
   Ч а щ и н. А вы представлялись мне чистой, невинной девушкой!
   М а р и н а. А я и в самом деле чистая!
   Ч а щ и н. Не смейтесь надо мной - я же намного старше вас!
   М а р и н а. Я не смеюсь: я правда чувствую себя чистой; грязь - это когда грязные мысли. Но если мы с вами поженимся, даю слово: буду честной с вами до конца жизни!
   Ч а щ и н (громко хохочет). Слово женщины... Ой, не могу!.. Вы знаете, я уже стар, Марина, полагаться на женское честное слово.
   М а р и н а. Ну что вы затвердили: "старый" да "старый"! Вам же не девяносто! И вам же удобнее, что я не девочка: не надо меня уговаривать, приучать к себе - я готова удовлетворить любые ваши фантазии!
   Ч а щ и н. С чего вы взяли, какие фантазии? Нет у меня никаких фантазий!
   М а р и н а. Так появятся, когда у вас буду я!
   Ч а щ и н. Ну зачем я вам? Почему вам не выйти замуж за молодого человека, который вас возит и, наверное, любит, раз возит? Ведь это куда логичней: он, наверное, молод, вам легче понять друг друга...
   М а р и н а. Если честно - он дает меньше, чем я хочу.
   Ч а щ и н. Если любит, то всё даст и всего добьется.
   М а р и н а. Долго ждать.
   Ч а щ и н. Экая вы нетерпеливая!
   М а р и н а. Да ведь женский век, Алексей Васильич, короток: пока он раскачается, мои лучшие годы уйдут, а он потом найдет молодую. Да еще неизвестно, добьется чего-нибудь - или нет.
   Ч а щ и н. У-у, какая вы расчетливая! Я вас просто бояться начинаю! Этак выйдете за меня замуж, а потом, когда всё, что вам надо, возьмете - спишете за ненадобностью и отправите на тот свет. Это же так рационально! Поэтому, мой напористый бесстрашный Марат, не получится у нас с вами никакой женитьбы.
   М а р и н а. Вот как?
   Ч а щ и н (твердо). Да, вот так! И давайте все-таки прощаться!
   М а р и н а (с угрозой в голосе). Н-ну, ладно!
  
   Пауза
  
   М а р и н а. Ф-фу-у, что-то мне так жарко стало! Я разденусь! (Она встает, решительно снимает с себя платье (здесь, в зависимости от меры радикальности вкусов режиссера, М а р и н а может остаться в плавках и лифчике, или в одних только плавках), швыряет платье на кресло и проходит по комнате покачивающимся шагом манекенщицы. Ч а щ и н смотрит на нее с изумлением). Ну, и как я выгляжу, Чавас?
   Ч а щ и н. Изумительно! Вы прелестны!
   М а р и н а. Вот видите! А вы не хотите...
   Ч а щ и н. Но я, знаете, кроме формы, ценю еще и содержание.
   М а р и н а. Какое содержание? Вам что, скучно со мной?
   Ч а щ и н. Нет-нет, что вы, что вы!
   М а р и н а. И так будет всю жизнь! Со мной не соскучитесь, я вам гарантирую.
   Ч а щ и н. Я и не знал, что вы - такая!
   М а р и н а. О, я еще и не такой могу быть! Театр вам обеспечен до конца жизни!
   Ч а щ и н. Да там, в конце жизни, не до театра - там чаще всего инвалидная коляска нужна.
   М а р и н а. А я буду катать вас, на ручки поднимать, смешить вас, чтоб вам было весело. Я же сильная - как у Христа за пазухой будете. (Садится на диван рядом с Ч а щ и н ы м, одной рукой берет его за руку, другой тянется погладить его по голове).
   Ч а щ и н (отдергивая руку и с опаской отодвигаясь от нее). Вы оденьтесь, пожалуйста - у меня прохладно, замерзнете.
   М а р и н а (смеется). Я? Я - закаленная!
   Ч а щ и н. Оденьтесь, я прошу - вдруг кто-нибудь придет?
   М а р и н а. Ах, вы этого боитесь? (Оглаживает свое тело). Но я же не совсем голая! Поймут, что мне жарко.
   Ч а щ и н (умоляюще). Я вас очень прошу: оденьтесь!
   М а р и н а. Да мне и в самом деле жарко - от вина, от чая. Сейчас на балкон выйду (вскакивает с дивана), немножко остыну! А заодно объявлю всем во дворе, что вы не хотите на мне жениться. (Идет к балконной двери).
   Ч а щ и н (вскакивает, бежит следом, хватает ее за руку; говорит рассерженно). Знаете, это уже переходит всякие рамки! Не надо, еще раз прошу!
   М а р и н а (легко вырывает свою руку - видно, что она владеет приемами рукопашного боя - подходит к двери и начинает открывать защелки). Но вы же отказываетесь от меня? Кому мне еще пожаловаться? Только народу.
   Ч а щ и н (снова пытаясь поймать ее за руку). Хорошо, я подумаю - только на балкон не надо!
   М а р и н а (снова легко освобождаясь от его руки и продолжая открывать защелки). Ах, вы хотите подумать? Знаете: если мужчина начинает думать - значит, обманет!.. Ну, не буду кричать. Просто прыгну с балкона - тут невысоко, второй этаж: пусть вам будет стыдно! Пустите!
   Ч а щ и н. Ты разобьешься!
   М а р и н а. Со второго-то этажа? Я спортом занималась! (Смотрит через застекленную балконную дверь вниз). Тем более там у вас клумба! Я - на нее! Ну, ногу сломаю. Вы же пожалеете меня, вызовете "скорую"?
   Ч а щ и н. Да, да, вызову, только не надо, я прошу!
   М а р и н а. А потом хромая буду - пусть все знают! (Несмотря на то, что Ч а щ и н мешает ей, она, наконец, открывает защелки и распахивает дверь. Тогда Ч а щ и н решительно обнимает ее сзади обеими руками и крепко держит). Пустите меня! Что вы меня держите? (Продолжая оставаться в его объятиях, она поворачивается и оказывается лицом к лицу с Ч а щ и н ы м). Так вы меня, значит, любите? (Она закидывает руки ему за шею и впивается в его губы долгим поцелуем. Тот расцепляет свои объятия и пытается вырваться из ее объятий во время поцелуя, но у него ничего не получается. Он только тихонько закрывает ногой открытую балконную дверь). Да обнимите же меня! (Ч а щ и н робко заключает ее в объятия). Покрепче!.. Вот так! Разве вам плохо со мной?
   Ч а щ и н (робко). Хорошо.
   М а р и н а. Вот видите, а вы от счастья отказываетесь! А мне с вами так колбасно, Чавас!
   Ч а щ и н. Что значит "колбасно"?
   М а р и н а. Понтово, значит. Клево. Забойно.
   Ч а щ и н (ужасаясь). Боже, что за птичий язык?
   М а р и н а. Нормальный язык! Моя подружка дипломную пишет по молодежному сленгу... Пойдемте, Чавас! (Берет его за руку).
   Ч а щ и н (испуганно). Куда?
   М а р и н а. На диван. Что ж мы, так и будем стоять? (Ведет его, сажает на диван, садится рядом, держит его руку в своей и гладит). Вы не бойтесь - я ж не собираюсь вас насиловать! Сейчас постелем постельку, вы меня уложите - я в самом деле не хочу в общагу: знали бы вы, как она мне надоела! - и будете возле меня. Гладить будете, ласкать, - все, что хотите. А завтра с утра поедем в ЗАГС - подавать заявление, хорошо?
   Ч а щ и н. Как в ЗАГС? Какое заявление?
   М а р и н а. Ну а как жениться без ЗАГСа? Может, в церкви повенчаемся? Я согласна!
   Ч а щ и н (хватаясь за голову). Боже мой, какой стыд - седой профессор женится на студентке! Маразм!
   М а р и н а. Да кому какое дело? Всем всё давно до фонаря!
   Ч а щ и н. Вот не всем и не всё! Меня из университета попрут - за растление студентки!
   М а р и н а (смеется). За растление, ха-ха-ха!.. А давайте, раз вы так боитесь, мы никому не скажем, что женаты, пока я универ не закончу? У нас с вами будет тайный брак - это же интересно: как в старых романах!.. А когда мне будут выдавать диплом - наверное, всё ведь торжественно будет? - тут мы с вами и объявимся мужем и женой! Представляете фурор - какие вокруг будут лица? А сколько кислых мин - вот увидите! Но я никому не отдам своего профессора! (Целует Ч а щ и н а). Больше нет проблем?
   Ч а щ и н. Но вот заявится какой-нибудь Алик и предъявит мне на вас права.
   М а р и н а. Неправда: на меня ни у кого прав нету! А с Аликом сейчас разберемся. (Берет сумку и достает мобильный телефон).
   Ч а щ и н. Хорошо. (Встает и собирается уйти). Я пока - на кухню.
   М а р и н а (хватая Ч а щ и н а за руку и сажая на место). Нет-нет, будьте здесь - у меня от вас больше нет секретов! (Набирает номер). Алло, Алик, ты где?.. Понятно... Слушай внимательно: приезжать не надо; я остаюсь и, кажется, навсегда... Ты? А что ты?.. Я это уже слыхала!.. Да Галку, Люську, еще какую-нибудь дурочку найдешь!.. Не пойму, ты мне угрожаешь, что ли? А помнишь Гошу? Учти, он мне поможет, если ты... Что ж, у каждого своя дорога... Не договаривались!.. Не обещала!.. Да ты что, Алик! Зачем так? Ну, поезжай, пиво свое попей, в ресторан свали... Не знаю тогда - это твои проблемы! Всё, отключаюсь! Чао, бамбино! (Выключает мобильный телефон и прячет его в сумку). Ну вот, Чавас, с Аликом всё и решено.
   Ч а щ и н. Боже мой, как всё у вас быстро - будто кроссворд решили!.. А я, между прочим, чувствую по вашей интонации, что ему с вами не так легко расстаться, как вам - что-то ведь его держит!
   М а р и н а. Но я же сказала: это его проблемы!
   Ч а щ и н. Понимаю... А скажите, Мариночка, у вас при этом тут вот (показывает пальцем на свое сердце) ничего не шевелится?
   М а р и н а (смеется удивленно). Алексей Васильич, я же вполне здоровый человек, и не беременная - что у меня может шевелиться?
   Ч а щ и н (сокрушенно качает головой). Конечно, конечно... А что это за Гоша такой? Страшный, видно, раз вы им пугаете?
   М а р и н а. Да-а, старый знакомый. Он большой и добрый и, кажется, все еще меня любит. Но - по-хорошему. И нисколько не страшный; это я Альке на всякий случай - чтобы пальцы не загибал.
   Ч а щ и н. Вот видите, сколько их у вас!
   М а р и н а. Но, Чавас, милый, будьте хоть немножко мужчиной: поборитесь за меня, поревнуйте! Я же вся ваша теперь: некуда больше идти, некому жаловаться... Так что завтра - в ЗАГС!
   Ч а щ и н (испуганно). Да почему завтра-то?
   М а р и н а. Завтра как раз принимают заявления! Иначе неделю ждать придется!
   Ч а щ и н. Но мне же завтра на работу!
   М а р и н а. Милый Чавас, опять вы не знаете законов! Когда человек женится, ему даже трехдневный отпуск дают!
   Ч а щ и н. Но ведь мы же не завтра женимся? Как я понял, завтра только заявления принимают? У нас будет еще два месяца, чтобы подумать!
   М а р и н а. Ну идите же ко мне! (Придвигает Ч а щ и н а к себе, сажает на колени, как ребенка, целует в щеку и гладит по голове). Милый, добрый Чавас!.. А мы знаете что сделаем? Мы их в ЗАГСе хорошо-хорошо попросим, чтобы они завтра же нас расписали, а? Мы же любим друг друга - чего нам тянуть, а? Давайте? Я, если вам неловко, возьму это в свои руки; хорошо заплатим за добрую услугу. Я ж говорю: со мной не пропадете - будете как за каменной стеной! Думаю, они там, в ЗАГСе, не очень-то богатые - почему бы им не сделать для нас исключение, правда?.. Ну, глядите же веселей, Чавас - перед вами невеста! Обнимите меня! (Ч а щ и н робко обнимает ее). Крепче, Чавас, крепче! Еще крепче! Вот так! Какой вы у меня сильный! А сейчас мы здесь постельку постелем - брачную ночь устроим... Впрочем, почему здесь-то - у вас же, наверное, и спальня есть?
   Ч а щ и н (тихо). Есть.
   М а р и н а. Ну так пойдемте, не будем терять время! (Вскакивает, берет Ч а щ и н а за руку и пытается вести его к третьей двери; тот изо всех сил упирается). Смелее, Чавас - все не так страшно, как кажется! Вот увидите, все будет хорошо - вам понравится! Мы тоже увидим небо в алмазах!
   Ч а щ и н (удивленно). А ты, однако, нахваталась!
   М а р и н а. Так я ж теперь городская, ученая!.. Да пойдемте же, пойдемте!
  
   М а р и н а еще решительней тянет Ч а щ и н а к третьей двери. Они уже достигли порога, когда раздается дверной звонок. М а р и н а и Ч а щ и н испуганно замирают в неловких позах.
  
   М а р и н а (с досадой). Тьфу ты! Кого это нелегкая несет?
   Ч а щ и н (полушепотом). Интересно: кто бы это мог быть? Я не хочу открывать! (прижав палец к губам, Ч а щ и н делает М а р и н е знак стоять тихо).
  
   Звонок повторяется; теперь он - длиннее.
  
   Ч а щ и н. Странно! Кто-то, видно, хорошо знает, что я дома... Может, дочь вернулась? Или кто-то из товарищей припозднился?
  
   Звонок звенит в третий раз, на этот раз - долго, заливисто и требовательно, с короткими паузами.
  
   Ч а щ и н. Ну что, я обязан открыть... Марина, оденьтесь немедленно!
  
   М а р и н а идет, берет с кресла свое платье и делает вид, что надевает его. Ч а щ и н уходит во вторую дверь.
  
   М а р и н а. А какого черта? Пусть все знают, что мы муж и жена! (Быстро снимает с себя почти надетое платье и бросает на кресло).
  
   С ц е н а 7
  
   Ч а щ и н (говорит на ходу, входя в комнату из второй двери). Входите. Вот ваша Марина... (остолбеневает, видя М а р и н у неглиже).
  
   Следом за Ч а щ и н ы м в комнату врывается А л и к.
  
   А л и к (разгневанно обращается к М а р и н е). Ах, ты уже разделась? Я, значит, вовремя? Что, этот облезлый козел тебя в постель тащит?
   Ч а щ и н. Как вы смеете! В моем доме?..
   А л и к. Смею, смею! Потому что я пришел защитить подругу от твоих наглых притязаний!
   Ч а щ и н. Да заберите вашу подругу!
   М а р и н а. Эх вы-ы! Как вы легко отказались!
   А л и к (грубо обращается к М а р и н е, подойдя к ней и беря ее за руку). Ладно, хватит болтовни! Одевайся - пошли!
   М а р и н а (ловким приемом вырывая свою руку). Никуда я не пойду!
   А л и к (снова хватая ее за руку). Ну-ка, не брыкайся! Покуролесила - и хватит!
   М а р и н а (снова вырывая свою руку). Пшел вон, ты мне надоел!
   А л и к (бьет ее по щеке). Смотри, со мной шутки плохи!
   Ч а щ и н. Да как вы смеете?
   А л и к. Вали-ка, папаша, а то и тебе достанется!
  
   М а р и н а, очнувшись от удара, бьет А л и к а в пах ногой, затем, пока тот стоит, скорчившись, ловким приемом валит его на пол и, сидя на нем верхом, закручивает ему за спину руку.
  
   А л и к (кричит). Отпусти-и! Бо-ольно!
   М а р и н а. Ты понял, что я не хочу никуда идти?
   А л и к. Понял, понял - отпусти-и!
   Ч а щ и н (с состраданием). Ему, наверное, в самом деле больно?
   М а р и н а. Ничего, потерпит - до таких всё доходит через "больно"! Подержите ему руку, я хоть, в самом деле, оденусь!
   Ч а щ и н (не зная, как подступиться к А л и к у). Как? Как подержать?
   М а р и н а. О, господи! Тогда откройте хотя бы двери, я его вытолкаю!
  
   Ч а щ и н (идет, распахивает вторую дверь и скрывается за ней. Затем возвращается в комнату). Ну вот, открыл все двери.
   М а р и н а (обращается к лежащему А л и к у). Вставай, пошли!
  
   А л и к, удерживаемый М а р и н о й, неловко встает; М а р и н а, продолжая держать его руку за спиной, ведет его ко второй двери.
  
   А л и к (идя мимо Ч а щ и н а, обращается к нему). Эх, старик - она тебя на пушку взяла! Спроси ее потом: что она мне про тебя говорила?
   М а р и н а (останавливая А л и к а). Стоп! Зачем врешь? (Сильней заворачивает руку ему за спину). Ну-ка повтори: говорила - или нет?
   А л и к (воя от боли). О-ой! Не говорила, не говорила - я соврал!
   М а р и н а. А зачем врешь?
   А л и к. От злости наговариваю!
   М а р и н а. А теперь пшел вон, и чтобы я тебя больше никогда не видела! (Уводит его за дверь и вскоре возвращается).
  
   С ц е н а 8
  
   Ч а щ и н. Ну, Мариночка, это впечатляет! Вы и каратистка тоже?
   М а р и н а. Да. Приходится самой себя защищать, раз некому. Видите, какая я хорошая? Еще и вас защитить могу.
   Ч а щ и н. Да-а... Ну-ка я посмотрю: что он там делает?
  
   Ч а щ и н подходит к окну и смотрит через него вниз. М а р и н а подходит следом и тоже смотрит.
  
   М а р и н а. Вон его машина стоит. Ждет, наверное, когда я выйду. Так что, Чавас, судьба мне - остаться у вас.
   Ч а щ и н. Может, милицию вызвать?
   М а р и н а. Надо было сразу, пока я его держала. Почему не вызвали?
   Ч а щ и н. Да-а... Пришлось бы объясняться, зачем вы у меня, да еще неглиже...
   М а р и н а. Какой вы осторожный!.. Да ладно, ну его к черту - лучше обнимите меня. (Сама обнимает его).
   Ч а щ и н (растерянно стоит столбом). Мариночка, я вот подумал: какой же я муж - ведь вы мне в дочки годитесь?
   М а р и н а. Вот и хорошо: вместо одной у вас будет две дочки. (Начинает ласково гладить его по голове). Будете моим мужем и папой одновременно. У меня, знаете, никогда не было папы. То есть был, конечно, но я его не помню. А я так мечтала, чтобы у меня был свой папа. Вы - мой папа теперь. Мой умный, добрый папа, мой Чавас. Ну, пойдемте в постельку - не упирайтесь! (Крепко держа Ч а щ и н а, с усилием ведет его под руку к третьей двери). Пойдем, Чавас, пойдем - не будем терять время! (И, когда Ч а щ и н уже за дверью, М а р и н а останавливается на пороге и обращается к залу). Запомните: у всех уведу! (Она тоже скрывается за дверью).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   26
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"