Атомный Владимир: другие произведения.

Бастион.Хрустальный Плен

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За спиной Матуса первый триместр. Впереди -- решение проблемы с проклятьем. Его надежды понятны, Вероника - маг, а значит сможет быстро и легко всё решить. Но так ли это будет? Да и проклятья сами собой не появляются, а значит нужно выяснить, кто его наложил. Читать проду на: Автор-Тудей Либстейшн


Начинаю повторную выкладку второго бастиона. Будет больше текста для ознакомления.

   Часть I
  
   Глава 1
  
   Вещи вновь компактно улеглись на крыше варговского вездехода, а сверху ребята натянули тент, оранжевый и весёлый, словно половинка апельсина. Мы на стоянке, близ комплекса горячих источников "Ключи в Холмах". Как и обещал Варг, внедорожный микроавтобус перегнали сюда и нужды возвращаться в Верхнюю Каменку нет. Прощаясь взглядом с комплексом, ощущаю переворот в миропонимании после разговора с Вероникой.
   Позади нас, предгорья вырастают в невысокие скалы, освобождённые от зелёных накидок кустарников и травы, впереди же ландшафт понижается, выравнивается и пропадает в синей дымке. Туда уходит серая лента дороги, словно во избежание скуки, нарисованная детской рукой без прямых участков, сплошь в изгибах, а где и чуть ли не петлях. С возвышенностей стремятся резвые ручьи, соединяющиеся в реки и значительно плавнее несущие воды к вытянутым овалам озёр. Царственно и торжественно парят над безбрежным краем облака, совсем редкие, сонные, в их мыслях только полёт и никакого дождя. Справа и слева, обзор ограничивают крутые бока холмов, полностью заросши деревьями и кустарниками, они щедро позволили человеку построить лечебный санаторий между собой, и даже сам император Сизлань Великий бывал тут частым гостем.
   - Матус, поехали уже! - вырвал из мыслей басистый голос Варга. - Если так понравилось - ещё вернёмся.
   Я отшутился, принимая отозвавшееся теплом в душе предложение, а взгляд зацепился за бороду инструктора. Да, за время похода все парни порядком покрылись щетиной, только Журавль, наш интеллигентный бывший зам магистра, побрился, пока были в "Ключах". Зато остальные буйствуют в той палитре, что наградили родители: братья-близнецы в светло-русой, я - рыжей, а Варг - тёмной, почти чёрной. Он выделяется особенно, ведь и телосложением на медведя похож и зарос почти до глаз. Изотопы - три брата близнеца, тоже вымахали под потолок, только у них сила дурная, с небесами в глазах, а Варг, при всей добродушности, владеет силой в холодном спектре. Он волк и медведь в одной личине.
   Я двинулся вслед за Варгом к машине, под ногами приятно хрустит гравий, как последний аккорд водно-банно-оздоровительного действа. Внедорожник похож на спящего льва, стоит хозяину разбудить мотор, как хищник бросит массивное тело вперёд, загребая асфальт когтистой резиной. Присаживаясь рядом с Вероникой на переднее сиденье, интересуюсь:
   - Ребят! Как насчёт побывать здесь ещё?
   Хор и гул одобрения в ответ. Я уже к прекрасному магистру:
   - Если многоуважаемая Вероника не против, конечно.
   - От поведения заместителя зависит, - с озорством отозвалась она.
   Все дружно взялись смеяться, а мне достался полный фиалкового огня взгляд, легко попавший в душу и коснувшийся пары тонких струн.
   Стоило всем занять места, как Варг с воодушевлением взялся за руль, благодарно отметив, что залит полный бак. Я перевёл взгляд на Веронику, председателя в старшей школе Бастион, моего председателя... Слова уже хотели выпорхнуть, да словно споткнулись о зубы - всё из-за её принадлежности к древнему роду Ониксовых магов. Мы и открылись друг другу, вплоть до ощущения родства, и я обещал не чураться, да только рубленные формы слов не идут. Что значит быть магом из древнего рода Ониксовых? Мы, обычные люди, день начинаем с пробуждения, делаем утренний туалет, завтракаем с родными, планируем день... а у магов как?
   Я смотрю на Веронику и не вижу никаких отличий от той, что была ещё вчера. Но вчерашний образ был понятным, таил в себе предвкушение тайн, снабжал такой приятной и тварной уверенностью, а сейчас, я оглядываюсь в прошлое с чувством пассажира на палубе, смотрящего на удаляющийся берег, коего впереди может ждать всё, что угодно.
   - Матус, - неожиданно обратилась девушка, тихим тоном. - Что в твоём взгляде?
   Понял, что не следует отвечать глупыми вопросами и уточнениями. Ещё раз впитал темноволосый образ наследницы рода Исинн, а потом собрал мысли в кучу и начал:
   - Всё хорошо. Как и обещал - убегать не буду, - с чуть нервным смешком, закончил я.
   - Значит всё же рассматривал такой вариант,- констатировала она, с оформившейся тенью на лице.
   Я хотел было списать это на вечер, что неспешно расстилается за окнами с шумом мчащегося автомобиля, но прекрасно помню недавний разговор.
   - Нет, именно таких мыслей не было, - отвечаю я, пропитав слова чувством вины. - Расскажи мне, пожалуйста, как это - быть магом?.. Просто, пока дело касалось чтения и просмотра комиксов или фильмов - всё нормально, а в реале совсем иначе.
   Вероника глянула с изменившимся лицом и, вдруг, прыснула смехом. Я, словно поминая забытое, залюбовался этим великолепием оттенков эмоций.
   - Рассмешил даже, - сказала она. - Прости, наверное это действительно важно - не каждый день встречаешь страшно-ужасного мага, да?
   - Ага! Только не "страшно-ужасного", а великолепного и прекрасного...- выпалил я, чуть не закрыв рот руками от смущения.
   - Даже так?
   Вероника сыграла изящными бровями и я ощутил жар.
   - Э-э... да.
   Взгляд девушки ворвался фиалком и смяв хилую оборону рассудка, взволновал нутро, пустив по венам пламя. Пока я прихожу в себя, Вероника продолжает рассказ и это хорошо, ибо мыслям удаётся отыскать привычное русло.
   Оказалось, что ничего особенного маги не делают, во всяком случае сейчас. Более того, оперирование волновыми структурами, называемыми ещё тонкой материей, даётся тяжело и не каждому. На главных ролях тут дисциплина и воля, а раз трудно и не обязательно, часты случаи отказа потенциальных магов от искусства. Империя ведь открывает множество путей для самореализации и если помножить это на отказ Совета Магов от дальнейшего использования магических способностей, можно получить нынешний итог.
   - Фактически, - рассказывает тихим голосом Вероника, под романтический шум езды, - из пяти сильнейших, признанных родов, действуют два: наш и Обсидиановый, к которому принадлежит Император. Остальные либо сгинули, либо имеют слабо выраженные проявления Силы. Это можно списать на естественный ход событий. Совет так и считает, между прочим, но я давно исследую вопрос и готова утверждать - есть силы заинтересованные в деградации основных родов магов. Просто люди в Совете выдают желаемое, за действительное.
   Такое утверждение вызвало бурю удивления. Я, конечно, поспешил его выразить, ведь, во-первых, в голове не умещается, что есть кто-то ведущий организованную деструктивную деятельность, а во-вторых, что Совет этого не замечает.
   - Может, ты хочешь приехать в гости, Матус? - в ответ спрашивает Вероника.
   - Конечно! - тут же согласился я. - Там всё и расскажешь?
   - Именно. Все наработки храню в голове и в особой комнате дома. Хочу тебе её показать.
   Я поблагодарил и мы, наконец, сменили тему. Общее для нас умиротворение обосновалось в душе, можно сказать, что теперь "берег", на который я "смотрел" и тяготился страхом неизвестности в контрасте с уютной обыденностью, скрылся окончательно. Пути назад нет, а впереди только череда открытий и приключений.
  
   Глава 2
  
   Утреннее возвращение в космогоничный Ружияр, вид милой сердцу улицы и родные стены дома - вот каков приезд спустя несколько дней. Варг решил всех развезти, так что я высадился почти у дверей. Прощание с ребятами прошло быстро, тогда как с Вероникой полнилось долгими взглядами, полными чувств - у нас так всегда: что возле сапфирового совершенства лимузина, что возле варговского монстра, бросившегося после прощания охотиться по улицам города.
   Выпав за время экспедиции из городской реальности, воспринял оказавшихся дома родителей, как ещё не ушедших на работу. Приехали-то мы рано - всё хорошо укладывается в канву ещё недавно казавшейся нерушимой реальности, где папа и мама трудились в социальной службе. Родители никуда не собираются и мы радостно обнимаемся, утоляя жажду заскучавших сердец, я вспоминил об их новом месте работы. Стало даже теплее, что сегодня мы будем вместе.
   Божественным провидением случилась встреча между Георгом - отцом Вероники и моими родичами. После продуктивного общения, папа решил сменить род деятельности с соцработника на руководителя крупнейшего в истории Империи проекта. Маме же, в виду беременности, доступна только должность помощника. Пришло осознание, как сильно волнуют моё простоватое существо перемены после переезда, словно шторм закрутил и унёс: это и сам переезд в столицу, и поступление в Бастион, и дальнейшая колода свалившихся ответственностей с обязанностями. Вот уже в тихой семейной гавани грядёт перестройка! Помимо старосты и заммагистра, я стану братом - всё это навалилось практически само собой. Есть чувство, что всей меры ответственности я ещё не испытал, ведь некто Добрый и Великий оберегает деревенского дурака от трагических ошибок. Оглядываю себя, примеряю чины старосты, заммагистра, брата в конце концов, и чуточку боюсь, но и не могу уже отказаться - увлекло. Теперь это мой путь!
  
   Очередной день каникул, сделав галантное па, медленно уступил место августовскому вечеру, одетому в тона спелой зелени и украшенному загорающимися огоньками городского освещения. Из парфюма - пахучий ветерок, прогревшийся за день и насобиравший тонких ниточек ароматов со всех трав и цветов.
   После всех утренних тёплостей общения с родителями, я пал в объятия Сети и только сейчас вынырнул. Конечно, главным предметом интереса был возможный выход комикса Сабрины Григ. К сожалению, пока тишина. Тем временем, сознание возвращается  к основной проблематике нынешнего бытия. Помощь Вероники я представляю, как мановение палочкой - раз, и готово! Мучения Агнии и Сапы сменятся обычной школьной жизнью, наступят времена счастья.
   Только подсознание подсказывает, что будет иначе. Что мы имеем дело с большим айсбергом и, что самое важное - большой кажется верхняя часть...
   "Добрый вечер! Как добралась?" - пишу Веронике.
   Ответ примчался быстро, а дурная голова опять примешала сюда магию.
   "Привет, Матус! Всё хорошо, как у тебя день прошёл?"
   "Хех) Мимо прошел, а я за ноутбуком в это время сидел))
   Слушай, вот подумал - когда нам лучше организовать встречу?" - натыкал я сообщение.
   "И что надумал?)" - коротенько возник ответ председателя.
   "Может завтра?"
   Окошко на смартфоне показывает, что Вероника пишет. Потом пауза и опять пишет.
   "Хорошо, во сколько тебя ждать?" - пришло в итоге небольшое сообщение.
   "К часам десяти буду - это нормально?" - написал я, почему-то засмущавшись.
   "Тогда готовься к девяти из дома выходить - Вадо уже будет ждать." - прислала она, украсив смайликом показывающим язык.
   Мы продолжаем общение, полное интереса и радости. Комната совсем погрузилась во мрак, стоило ноуту погасить экран. Только светоды горят и шумит охлаждением подставка. В итоге, когда попрощались, было далеко заполночь, усталость просто вдавливает в кровать, пришлось приложить все силы, дабы почистить зубы.
  
   Прошла ночь и новый формат утра радует всё больше - папа в гостиной и работает за ноутбуком, рядом, на удалении руки, - кофе и сладости, как он их называет - вкусняхи, а мама хлопочет на кухне, откуда ароматы таки прорываются в дом, избегая шумной вытяжки. Я сглотнул вмиг скопившуюся слюну.
   Время не успело подойти даже к восьми - лениво меняет цифры в районе первой четверти и я спокойно окунаюсь в утреннее общение, походу рассказав о предстоящей поездке к Веронике. Новость мама восприняла спокойней, не как в прошлые разы, и мы лишь обсудили внешний вид. Я отстоял право выбора и побежал одеваться, прыгая через ступени.
   Зеркало явило весьма приличный образ: кислотно-жёлтый верх и коричневый низ. Шорты я выбрал из крепкой ткани, с множеством карманов, а майка нравится и яркостью, и рунами, что эффектно напечатаны на спине и груди, в виде орнамента. Чуть смущает отросшая рыжесть волос, а вот щетину я сбрил начисто. Пригляделся к глазам - не опухшие ли, нет ли мешков? Вроде всё хорошо, кожа нормальная, можно и на выход. Дядь Вадо скоро подъедет.
  
   Слегка озябший ночной мир, набирает тепла от вовсю сияющего солнца. Его яркий лик второй половины августа, конечно, уже не столь пекущий и ярящийся, как в июле. Зрелый взгляд светила ещё может накалить мир до жары, растекаясь в полыхающих закатах, а потом приходит ночь и приводит ясноокую свежесть и сестру прохладу.
   Лимузин уверенно рассекает графитовое полотно, тут же смыкающееся сзади. Мимо мелькают дома и участки, словно острова. В приоткрытое окно врывается ветер, я с удовольствием и откровением вдыхаю необычайную свежесть воздуха, полного буйных и волнующих ноток, немного пьянящих бестолковую голову.
   Мне всё больше нравится водитель Вероники. Сразу вспоминается дедушка оставшийся в Тохе - есть схожие черты и своеобразная аура. Как и с дедом, в последние разы мне всё интереснее слушать дядю Вадо. Сегодня чуть было не попросился на переднее сиденье. Пока мы едем к имению, мысли вернулись в самое глубокое и важное русло последних дней. Скоро увижу небывалое - комнату магии, в голове уже возникают готовые картинки, взятые из бесчисленных комиксов, мультиков и фильмов. В носу словно защипало от какого-то зелья и вездесущей пыли. Это, конечно, фантазия, сомневаюсь, что истинная комната такова.
   Ещё, нам предстоит более предметный разговор на тему проклятия семьи Волох. Я взволнован и даже обескуражен. По сути, это будет решением важной проблемы. Если всё получится, я наконец смогу спокойно взглянуть на друзей. Вижу образы будущего и воплощённых надежд, представленных в свете искусства магического оперирования, так и не принятого рассудком. Не то, что бы я не мечтал стать волшебником - было, да ещё как! Просто здесь, как с любой иной мечтой - романтически-приключенческий ореол занимает сто процентов, а практика - ноль. Кто задумывается о каждодневном труде, поисках, частых провалах, неудачных экспериментах и прочем, и прочем, что есть составляющие любого дела? Это и отпугивает романтиков от свершений, как табличка "Чудовища" перед диким краем. И вот, я еду в место, где увижу реальный, самый что ни на есть настоящий, кабинет магии!
   Вскоре мы въехали на территорию, а сзади шумно сомкнулись створки автоматических ворот. Выхожу. Весь яркий, как пятно на белой стене, только в моём случае - ядовито-желтый, на фоне серого двора и темно-зелёного сада. Таким и увидела меня Вероника.
   - Привет, Матус! Добро пожаловать.
   Пока мозг запрягает рот и язык выговаривать привычные фразы, глаза очарованно оглядывают облик девушки. На массивном крыльце, она стоит легко и непринуждённо. В простом платье до пят, но оно возвышает и без того аристократический облик председателя до императорского величия. Вырез декольте и тонкая кость ключиц, широкие изящные плечи и хрупкая длинная шея, тем сильнее западающая в душу, что богатство волос убрано под сеточку. Платье выполнено в белых тонах, со вставками небесно-голубого. Признаться, стало слегка стыдно за себя.
   - В свете твоего потрясающего вида мне неловко, - признался я, поднимаясь по лестнице.
   - Спасибо, - ответила девушка и грациозно посторонилась. - А ты эффектно выглядишь.
   - Кхех, - поперхнулся я, - ну-у... Ты так думаешь?
   - Неужели мои слова для тебя не важны? - сбила с ног вопросом она.
   - Нет, что ты?!. - поспешил я развеять сомнения. - Спасибо.
   Мы уже пересекаем величественный холл, где роскошь гармонирует с выдержанным столетиями стилем. Он и в массивности мебели, и в тёмных тонах дерева, и в проблесках золота.
   - Матус, предпочитаешь сразу перейти к делам или поужнаем? - приостановилась Вероника на выходе из холла.
   - Думаю, лучше сразу к делам, - серьёзно заявил я. - Порешаем вопросы,а потом можно остальное.
   Девушка ослепительно улыбнулась и говорит, с маленькой искрой озорства:
   - Настрой, вижу, у тебя суровый.
   - А то, дело важное и...- замялся я, подыскивая слово.
   - Странное, или может, пугающее? - пришла на помощь председатель Бастиона.
   - И то, и другое...- признался я.
   Девушка повела к лестнице на второй этаж и комментирует:
   - Всё хорошо, Матус! Ни ритуалов, ни демонов, ни пентаграмм на полу - ничего из этого не будет.
   Её взгляд ободряюще нашел мой и стало стыдно за опасения. Вероника вдруг расхохоталась и вновь заговорила:
   - Мне эта тема с детства знакома, потому и не учитываю, что человеку со стороны, тем более начитанному, - подняла палец она и я понял, что речь о комиксах, - тяжело освоиться даже после нескольких разговоров. Прости, Матус.
   Как можно исторгнуть всю бурю эмоций, что взорвалась во мне после её слов?!. Такое понимание и забота вызывают просто цунами благодарностей. Вероника прекрасна во всём.
   - Не за что прощать! Наоборот, стыдно за такие тормоза..- я даже кулаки сжал.
   - Главное, что теперь можно не скрывать моей причастности к магам, - сыграла Вероника глазами, показывая насколько это важно.
  
   Заняться делом сразу не удалось - приехал Георг и мы спустились встретить. Он точно хотел поговорить с дочерью, но воздержался и лишь по лицу я догадаться об этом. Что-то случилось, иначе для чего ему приезжать, когда лишь недавно уехал на работу? Мы обменялись дежурными фразами и Георг унёсся к себе, а спустя минут десять вновь отбыл. На мой вопрошающий взгляд, Вероника ничего не ответила, а допытываться я посчитал неправильным.
   Мы поднялись. Оказалось, что попасть в комнату магии, можно только из вероникиной. Я благоговел, затаив дыхание и робко переступая порог в святая святых - комнату прекрасной Вероники.
   Это просторная, немного тёмная комната, в силу палитры предметов и отделки. Напротив два высоких стрельчатых окна, свет из коих приглушён тюлем и портьерами. Царицей предстала кровать с балдахином, сопровождаемая тумбочками с боков и охраной массивного шкафа напротив. Из комнаты ведёт ещё пара дверей, в одну из которых мы и направились. Я лишь потрясённо успел впитать величественный образ интерьера, воплощенного в королевской роскоши и стиле.
   Хозяйка взялась за ручку двери и выдержала паузу. Не успел я озадачится, как Вероника нажала и мы вошли. Лаборатория настоящего мага оказалась небольшой, компактной. Потолок высокий, сводчатый, окна идут по левой стене и напротив. Я обстоятельно огляделся, высматривая ожидаемые алхимические приспособления, колбы, реторты, свитки, но ничего подобного не видно. Зато имеются стол, кресло и стул при нём, несколько шкафчиков и стеклянные витрины. Я успел подметить меч в ножнах и цепь, удивительно мягкого серебристого цвета.
   - Как тебе моя секретная комната? - спрашивает хозяйка, довольная произведённым эффектом.
   Я с трудом оторвался от разглядывания предметов под стеклом витрин:
   - Удивительное место!.. Ожидал я всякого, но тут довольно... м-м...
   - Скучно? - улыбнулась она.
   - Нет, что ты?! Просто, не так, как представлял, но вот эти штуки, - я кивнул в сторону витрин, - завораживают. Расскажи о них, пожалуйста.
   - Предлагаю присесть для начала к столу, - обратилась она и проследовала первой.
   Я любезно отказался занять кресло и довольно наблюдал, как в него садиться Вероника - картина комнаты дополнилась хозяйкой.
   - Может, - предложил я, заглянув в фиалк глаз собеседницы, - мне начать наш непростой разговор?
   - Хорошо, Матус, но всё же надеюсь, что он будет простым, - подкрепила слова улыбкой, Вероника.
   - О, тогда буду стараться...
   Пришлось перевести дух и напрячь голову.
   - Итак, мы имеем общую трагедию Волох - наших друзей Агнии с и Сапы, в частности. Это проклятие и, как я понял, весьма сильное.
   - Грандиозной силы, скорее, - уточнила девушка, слегка кивнув.
   - Тем более!.. И раз всё так, - продолжаю я, - то остаётся только просить тебя о помощи. Признаться, других путей просто не вижу.
   - Ну, раз ты решил признаться, я тоже это сделаю - нет ни одной причины, и даже возможности, чтобы отказаться, - произнесла девушка торжественно.
   Волна радости родилась в моей груди и заполнила всё - чуть обниматься не кинулся.
   Испустив весь пар благодарностей, продолжаю по теме:
   - Проклятие начало действовать при касании к посылке. Причём моментально! Сапа пропал, а родителям как память отшибло. И знаешь, всё бы ничего, только с недавнего времени разрушительная суть начала себя показывать.
   Умолкнув, я погрузился в раздумья над озвученным, кусая губы. Само-собой встретил фиалковый взор Вероники, полный сочувствия и понимания.
   Продолжаю рассказ:
   - Агния вспомнила, что перед появлением... то есть заселением, - поправился я, - возникает особое чувство возможности оттянуть пересменку... можно, как бы задержаться. Она не воспользовалась этим, а вот Сапа слегка поддался и появился на день позже.
   Вероника выслушала с интересом, вижу, как лучатся глаза.
   - Важное уточнение, Матус. И я уже сложила кое-какое мнение, давай поделюсь?
   - Конечно!
   - Это проклятие, - взялась говорить девушка, вставая, - несколько обескуражило меня. Удивительно, что в наше время, пропитанное техникой, словно ремонтный цех мазутом, можно такое вообще встретить, - прошлась она от стены до стены. - Я склоняюсь к мысли, что это месть. Причём, не отдельному человеку, а целому роду. Догадываешься, о чём я?
   Вероника приподняла бровку и остановившись.
   - Что Волох - маги? - высказал я смутную догадку.
   - Именно. Только вернее - наследники. Я бы почувствовала, если бы они осознанно использовали Силу. На территории дома всё так буйно растёт скорее стихийно, можно сказать инстинктивно. И, кажется, даже догадываюсь из какого рода.
   - О, расскажи! - воскликнул я.
   - Агатовый, скорее всего,- произнесла Вероника в глубокой задумчивости и снова начала прохаживаться по комнате.
   - Основатель рода - Агат Зигрийский, прозванный Туманным. Довольно интересный человек был, если судить по летописям. Конечно, многое могли приписать, но способности у него были незаурядные. Его род просуществовал около двух столетий и угасал ещё около пятидесяти лет. Считается исчезнувшим, но, судя по эффектам с растениями...
   Я с ожиданием заглянул в затуманившиеся глаза девушки. Вероника быстро пришла в себя и улыбка расцвела во всей красе.
          - Вот такие соображения, Матус. Что думаешь?
   - Уверен, что ты права! - охотно ответил я.
   - А вот я пока нет, - отозвалась она, вновь присаживаясь. Мы напротив друг друга и это напомнило о прошлом, где кабинет, кофе и Председательница. - Прости, я никогда этого не делала, но сейчас прочла твои мысли - давай сделаю кофе?
   - Что?! - удивление во мне плеснуло волной. - Ты и такое умеешь?!
   Девушка скромно отвела взор и отвечает:
   - Умею, но это первый раз и то случайно, обычно я таким не пользуюсь, - поведала дочь рода магов. - Так, как насчёт кофе?
   - Да ладно - такой разговор важный, а я с хотелками... Потом лучше! - подкрепив кивком, ответил я.
   - В качестве исключения, просто ради показательной части - смотри! - сказала Вероника и, в конце, повела кистью. С лёгким шипением-хлопком и запахом жвачки, на столе появилась парящая чашечка. Спустя секунды ноздрей коснулся кофейный букет.
   - Офигеть! - прошептал я, не в силах даже шевельнуться. Губы двигаются сказать ещё что-нибудь, да только горло подвело.
   - Прошу, Матус, угощайся, - услышал я звук божественного голоса и тут же ощутил свой.
   - Ух! Это просто нечто, Вероника! Как такое возможно, ведь физика и всё остальное?!
   - Ну, раз ты спрашиваешь, то слушай - однажды я задалась целью освоить материализацию. Нам это намного легче делать, чем, например, тебе. Имею ввиду детям магов, - пояснила девушка. - В потенциале могут все, но осваивают единицы и чаще всего - это маги.
   Я кивнул, хорошо понимая сказанное.
   - Исходя из этого, к чашечке кофе я пришла быстро - рисинка, кусочек бумаги, потом лист и сразу чашка. Объясняется выбор просто - идти готовить далеко, а тут раз и готово. С того времени я больше не тренировала материализацию на других предметах, поэтому умения скромные, в общем-то.
   - Да всё равно круто! Я вот совсем простой уродился - без особых предрасположенностей, - откровенно сообщил я.
   - Матус, все мы разные, но по сути равны. Просто уникальны каждый в своём, - произнесла Вероника мягким и приятным голосом.
   - Спасибо! - радостно откликнулся я. - Ты во всём отличница! Что ни возьми, даже магия у тебя хорошо получается.
   Вероника в смущении потупила взор и чуть помолчав отвечает:
   - Я благодарна за такую оценку, Матус. Не в качестве противоречия, а для прояснения, нужно всё же сказать, что если ты посмотришь на предшествовавшие действия, по каждому пункту, где считаешь меня лучшей, то найдёшь там восемьдесят процентов труда и лишь двадцать - задатков, - с некой грустью поведала девушка. - Конечно, нельзя не отметить, что природа и родители наделили меня прекрасными талантами. На примере отца я научилась оберегать здоровье, понимать принципы работы человеческого организма в целом и систем органов в частности. Это, в свою очередь, добавило немного потенциала в развитии.
   Я слушаю во все уши и смотрю так, как даже дозорный не всматривается в ночь. Кофе пока забыт, а Вероника продолжает:
   - Важно понимать, что если паразитировать на организме, травить его или изнемождать, как говорит папа, то это в любом случае приведёт к страданиям. Природа не терпит одностороннего контакта. Всегда симбиоз, всегда взаимодействие. Может показаться, что маг способен периодически подлечивать себя, продлевать жизнь и если его на химический завод, в самую ядовитую атмосферу, поместить - выживет без последствий. Но, нет, такого не бывает. Всё справедливо.
   Тишина возникла звенящая, да такая, что мысли мигом сбежали из головы. Сейчас всё будет лишним, ибо Вероника сказала сильно и ёмко. Сижу в восхищении и даже оцепенении.
   Только спустя время, наконец, исторгаю:
   - Очень впечатляюще, Вероника, я словно у мудреца на уроке.
   - Это не моё - папа объяснил, - рассмеялась она и последнее напряжение схлынуло.
   Я подхватил и мы вместе взялись хохотать. Тут уж и кофе пришёлся к месту. Делая глоток, с радостью отметил новое в образе Вероники. Я не веду дневника, куда бы вносил новые штрихи о личности  председателя. Не как археологу или кладоискателю, что радуются находке после тяжёлых поисков, а подобно служителю культа, мне открываются новые грани веры и мира. Я просто фанатично увлечён и лишь наблюдаю, а Вероника, в торжестве щедрости, одаривает новыми ракурсами на себя.
   Тем временем разговор продолжается и я выступаю:
   - Значит месть?
   - Как вариант, - отметила Вероника. - Просто, даже если рассуждать в этом ключе, то за что? Туманный был хоть и нелюдимым, а это одно из частых наших качеств, - посмеялась девушка, - но людского не чурался. Много участвовал в общественно важных делах. Это из летописей видно, причём, источники разные. Да и отец  рассказывал кое-что. Думаю, речь идёт о мести магам, а точнее Императорской Ложе.
   Я с округлившимся глазами спрашиваю:
   - Типа есть и другие ложи?
   Вероника заливисто рассмеялась, прикрывшись рукой.
   - Были, Матус, в далёком прошлом, и не одна, - рассказала она. - Ещё существовали анклавы, гильдии, группы и много одиночек, по большей части самоучек. Этих до сих пор можно часто встретить в обществе - один лечит, другой судьбу предсказывает. Но, конечно, такое проклятие мог наложить либо гений, либо группа.
   - Существующие сейчас? - осторожно уточнил я.
   - Не знаю, Матус. Есть вариант хроно-отложенного искусства, но это просто дико сложно. Сбрасывать со счетов не будем, но рассматривать следует более вероятные. И вообще - не будем гадать.
   Я с удивлением воззрился на магистра:
   - Это почему?
   - По ряду причин, - спокойно отвечает Вероника. - Во-первых, сейчас важно снять проклятие, во-вторых, это не наша задача. Вопросами наличия лиц или групп, занимающихся оперированием, так называемыми, потоками магии, что причинят или причинили ущерб Империи, занимаются другие люди, а нам нельзя. Это может быть очень опасно.
   - Фух! - издал я натужно. - Мир так быстро расширяется, что уже неуютно как-то. Выходит, Симфония эти процессы держит под контролем, но не афиширует?
   Вероника посмотрела с теплом и пониманием.
   - Прости, Матус. Мне очень скорбно, что ты оказался втянут во всё это. Но даже я не смогла бы заметить эффект от этого проклятия, а ты смог. Это очень важно, в том числе для Симфонии.
   - Спасибо, Вероника! - с чувством произнёс я, ощущая пробуждающуюся волну уверенности и суровой силы внутри. - Я готов служить Империи до последнего вздоха.
   - Очень надеюсь, что большего, чем сейчас, не потребуется, - тихо проговорила девушка.
  
   Глава 3
  
   Мы наметили план действий, где, понятное дело, Вероника заняла главную роль. Мне же нужно будет организовать наше первое совещание втроем. Причём, лучше всего здесь, дома у Вероники. На своей территории маг может значительно больше и лишь высшая школа этого искусства позволяет ощущать себя "дома" везде, как сообщила мой клубный и настоящий магистр. Иссин Георг, например, почти достиг этого уровня, а Вероника пока ученица.
   Мы спустились вниз, в зал приёмов, потому что после таких головокружительных открытий голод взбунтовался и взялся урчать в желудке. Вокруг царит торжественная атмосфера, умело украшенная тысячами лучиков солнца, дающих на стенах разномастную палитру. Это витражные окна чудят над игривым светом светила. Лишь боковые нефы сохраняют мягкий полумрак. От разговоров разбегается эхо, теряющееся среди многих панно, картин, гобеленов и ниш. Сначала ароматами, а позже и вкусами, нам посчастливилось дополнить изыск помещения.
   Как и рассказывала Вероника - кухня у них первоклассная, радующая разнообразием блюд. Оголодав, словно волк в лютую зиму, я смаковал каждую ложку и кусочек, доносимые ко рту чуть ли не дрожащей рукой. А после того, как сытый организм позволил эстетическому началу, на время оттеснённому из мысленного пространства, выбраться наружу, мы вкусили прекрасный кофе, строго председательский.
   По ходу приятной беседы, скользящей вдоль простых тем, мысли возвращаются к моей роли и я думаю, что Агнии будет очень интересно в имении семьи Иссин. Здесь всё производит самое, что ни есть, сильное впечатление. Конечно, хотелось бы рассказать девушке всё - про Веронику и прочее, но нужно быть осторожным. Только после магического сканирования проклятья станет понятно с чем конкретно мы столкнулись. Ради безопасности брата и сестры Волох, будем соблюдать секретность.
   Наговорившись, особенно в преддверии возвращения в школу, мы попрощались. Счастливый и с благодарностью в сердце я отправился домой, перебирая, словно ребёнок игрушки, самые прекрасные моменты последнего времени. Душа растворилась в благодати.
  
   Спустя положенное время на игры и комиксы, я решил начать продвижение по намеченному плану. Просто позвонить и пригласить Агнию на анализ проклятия как-то не решаюсь, поэтому поступлю иначе - напрошусь к Светлане, когда они будут вместе рисовать. Сестра Сапы очень обрадовалась звонку, да и у меня потеплело в груди. Её голосок всё такой же звонкий и мелодичный, с моментами перехода на волнующий бархат. Мы взялись болтать, тем паче рассказать было чего, а я сам не заметил, как пригласил таки Агнию к Веронике. Девушка легко согласилась. В довесок ещё и к Светлане напросился.
   К огорчению - скоро будет замена Агнии на Сапу, поэтому если не прямо сегодня или завтра ехать к Веронике, то встреча перенесётся на пару недель.
   Весёлый разговор вскоре кончился. За окнами комнаты угасает день, почти осеннее солнце устало клонится к горизонту и раскрашивает мир в жёлтый. Ружияр, как ещё полный сил бегун, выхватил эстафету и зажигает свои огни, готовый смело разгонять грядущий мрак. Впервые подумалось об остальном мире, что существует за пределами Симфонии. Империя занимает позицию невмешательства в дела других стран, полностью ориентируясь на себя. Книги по истории и географии уделяют довольно мало внимания иным народам, вскользь касаясь их существования. Мы легко обеспечиваем собственный суверенитет, а моё общее впечатление от другого мира - чуждый. Надо будет Веронику расспросить об этом.
   Следом за Ружияром и я включил свет, выхватывая укрывшиеся темнотой предметы обстановки: кровать, рабоче-игровой стол с открытым ноутбуком, полки с редкими книгами и многочисленными томами комиксов. Зеркальный шкаф, хранит мой не особо обширный гардероб, что вырос до нынешних размеров лишь благодаря маме.
   Хорошо, что родители теперь дома, всё же семья это надёжный тыл, без которого любые затеи на фронте намного тяжелее выполнить.
   Спустился вниз и мы взялись кофейничать в уже родной гостиной. Мама, правда, воздержалась, предпочитая свежий сок. Всё же кофе не совсем полезный отвар, для матери в положении.
  
   Остаются считанные дни до учёбы и лишь пара перед появлением Сапы. Конечно, вчерашний разговор остался тёплым воспоминанием, оживлённый щебетаниями его сестры, только я действительно хочу ещё и повидать Агнию. Мы договорились о встрече у Светланы, как бы подразумевая, что я позвоню и сообщу ей об этом. В личных сообщениях удалось получить только короткое "Ладно!". Я натянул любимые карго-штаны, надел майку с медведем и рванул в гости, оседлав своего "мускульного" двухподвесного красавца.
   Кристальный воздух оказался чуть ли не холодным, на удивление сильно остыв за ночь, я даже пожалел, что не надел балахон. Организм отозвался зарождающимся огнём, когда я взялся вминать педали, стараясь выжать из ног всю прыть. Она неизбывно пробуждается, стоит сесть на велосипед, только хватает ненадолго. Спустя минут пять стало жарко и теперь прохлада даже желанна.
   Трудно передать, насколько приятно видеть милый образ Агнии, ибо, как известно, слова -  лишь отзвуки мечты, а ожидающая меня девушка есть прообраз любых мечтаний.
   Сегодня она в желтом сарафане чуть ниже колен, что украшен рисунками осенних кленовых листьев. Сверху вязаный жилетик приятного коричневого цвета, с большими пуговицами. Кисти покрывают тонкие бархатные перчатки, тоже в осенней гамме и мне по душе сей выбор, ведь эти руки - инструмент Бога! На ногах плотные белые колготки, прячущиеся в бежевых кедах. Завершают этот прекрасный и чарующий облик волосы в косе
   - Привет! - звонко крикнула она, пока я подбираю эпитеты, чтобы выразить чувства.
   - Д-доброе утро, Агния! Очень рад вновь увидеться и восхищён нарядом, - признался в итоге я.
   - Правда?! - воскликнула она зардевшись.
   - Знаешь, если бы в Симфонии справляли праздник осени, ты безусловно бы стала Принцессой Осени.
   - Хи-хи, Матус, спасибо! - прыснула смехом она. - Тогда я буду стараться не подводить Императора.
   Лицо Агнии приняло умилительно-серьезный вид и я не выдержав расхохотался. Она, конечно, забеспокоилась уж не усомнился ли в честности намерений, но я только похвалил и успокоил.
   Вскоре мы прибыли под взыскательный взор серых глаз Светланы, что тоже изменилась, только не могу сказать в чём точно. Возможно это моё отношение к ней преобразилось - ещё бы, ведь она сама Сабрина Григ! Всё такая же худенькая и высокая. Нахожу сходство с распространённым типажом в комиксах, только волосы пепельные.
   - Мы ничего плохого не делали, Света! - скорее сообщил я, пытаясь смягчить остроту её взгляда.
   - Хм-м, - протянула девушка. -  Не знаю, не знаю... Чего вот только ты припёрся, Матус?
   Вопрос риторический и я смиренно жду смены гнева на милость.
   - Заходите! - отступила Светлана, не глядя на совсем смутившуюся Агнию, что бывает здесь почти каждый день. - Вот ты дурень, Матус, не понимаешь простого - это, - показывает в сторону двери в комнату, - моя берлога и чтобы туда могла ступить нога мальчишки, нужно приводить её до состояния комнаты. А это трудно, понимаешь?!
   Я с трудом сдерживая смех, отвечаю:
   - Ну, Света, я же твой хомячина! Сабрина Григ - непогрешимый Создатель. Какое положение вещей имеется в твоей комнате - это эталон, а у других плохо.
   Светлана вперила такой суровый взгляд, что ощутил себя на льдистой вершине, а кругом бушует буря и рвутся небеса.
   - Вот гад! - раздался стрекочущий молниями голос. -  Блин, ты что же думаешь, что я своих фанатов за людей не считаю?! Что могу сидеть тут, рисовать поплёвывая вам на головы и в уме не держать ничего иного? Хр-р-р! Матус, дам щас как! - уже в шутку замахнулась она и, довольная произведённым эффектом, продолжила. - Что-нибудь хотите? Воду, чай, сок, кофе?
   - Я бы поел, а то дома забыл. Спешил увидеть твой обожаемый лик, Света! - выдал я.
   Агния прыснула смехом, а побелевшие было глаза Светланы сузились.     
   - Ладно, хомячина, погоди немного - я приготовлю.
   - Эх, - выдохнул я, - только прошу Вас, о создания Бога, в моменты его творческой истомы, никому о том не рассказывайте! Узнают фанаты о подобном и я мертвец! - еле договорил я и мы впали в хохот.
   Вскоре поздний завтрак от мастера комиксов был готов: обжаренные в кляре кусочки козьего сыра и лёгкий овощной салат. Но заставил желудок прильнуть к рёбрам иной аромат - хлеба в мультиварке! Всё это дало такое сочетание вкусов, что я вознёсся на седьмые небеса и уже оттуда, оглядев жизненный путь, поблагодарил мир за подарок.
   На этом моменте жизнь не думала останавливаться и мы пошли к в комнату Светланы. Конечно, после эпической встречи и слов, я невольно впился в обстановку, словно бы доказывая себе, что хозяйка всё же - эталон. С последнего посещения ничего не изменилось, все те же постеры, фигурки героев, полумрак и мебель. Правда, вернулись на место грамоты в рамки - это редакция вручала за выдающийся вклад. По мне, так всё в комнате служит творческому труду за широким компьютерным столом. Здесь уже явственно образовалось и рабочее место Агнии, для этого надо было лишь переместить кучу фанатского хлама.
   Новый комикс уже отправился в редакцию и скоро многие фанаты, в том числе я, смогут исполнить жгучую мечту последних месяцев. Посмотреть заранее отказался.
   - Но почему, Матус? - спросила Света. В глазах я увидел чувства и сразу же встрепенулся.
   - Прошу, - спешу с ответом я, - пойми меня правильно - этот шедевр, - показываю на превьюшки в папке, - ожидаем мной больше, чем кем бы то ни было иным. Уверяю!
   - Так в чём же дело тогда?! - воскликнула комикс-мастер. Тут даже Агния с интересом перевела на меня взгляд.
   - Не могу, совесть не даёт, - признался я. - Надо со всеми, хотя бы первую главу...
   - Ладно, как хочешь, - уступила хозяйка комнаты.
   Неожиданно заговорила Агния:
   - Он хорошо сказал, Свет - это вроде фанатской солидарности, хотя, знали бы, что Матус тут вытворяет...- возвела очи к небу девушка-ангел.
   Светлана замахала руками и воскликнула:
   - От твоего "вытворяет" мне жарко становится!
   Агния пожала плечами, пока я усиленно запылал щеками.
   - Может просто душно тут? Надо окно открыть, - буднично заключила девушка-ангел.
   - Точно говоришь, - поспешила распахнуть створки Светлана.
   Помимо комикса есть ещё на что посмотреть, причём когда Агния скромно перешла в другую папку и открыла одиноко покоящийся там арт, я чуть не потерял дар речи. Восторг и восхищение наполнили грудь, перехватили горло, а глаза подвели, заблестев от чувств. Всеми миллионами пикселей, мне светит великолепнейший рисунок, тот самый, что в конце "Рассвета": утёс, дощатая хижина и фигурка мальчика на фоне грандиознейшего действа. Тысячи граней палитры разлились по небу перед самым восходом светила. Небо исто полыхает задевая уходящий фронт ночного шторма, а успокоившееся море отражает это великолепие, разбавляя лёгкой волной.
   Я пью глазами этот лукум, нежусь в неге дикого количества красок, робею от воистину потрясающей масштабности картины и, в конце-концов, теряюсь в догадках, как это можно было нарисовать?..
   - Сапа, мой восторг невозможно передать, я умер и возродился... -  закончил я, обратив весь поток чувств на создателя арта.
   Света, шмыгнув носом отвернулась, буркнув что-то насчёт меня, а вот Агния растерянно пытается ответить. Я с трудом собрал свою душу, что разлетелась, словно после взрыва Вселенной и устыдившись неумеренной эмоциональности, заговорил:
   - Ух, ну меня что-то занесло! Извиняюсь, всё эта впечатлительность.
   - Матус, я не обижаюсь, - наконец заговорила Агния, - просто так старалась оправдать твои надежды, даже вот, - показала она болячечку на боку указательного пальца, - натёрла об перо. Но после такой реакции, мне даже стыдно - достойна ли я такого? Достаточно ли старалась?
   Мы с Агнией сидим рядом и Света, разрыдавшись в голос, сгребла нас голова к голове и давай реветь. Я ощутил такое глубокое родство, что готов клясться в верности навечно. Конечно, вскоре мы уже смеялись сквозь слёзы, а в душе цвела благоуханная весна.
   После столь насыщенных событий, мы предпочли отвлечься на отстранённые, но важные темы. Светлана и Агния обсудили план работы над следующей главой, учитывая то, что сестра Сапы не сможет помогать в течении двух недель. Отдельно девушки отметили, как редактор охарактеризовал рисовку - лучшая! Мы не без гордости посмотрели на Агнию, что раз от раза радует мастерством. Ко всему прочему, издательство уже перечислило аванс за будущую серию и Светлана со смехом пересказала, как Сапа, то есть Агния на самом деле, испугалась такой суммы, хоть и поделенной надвое.
   Вскоре попрощались. Света стала Сабриной и принялась за раскадровку следующей главы, а мы с Агнией решили прогуляться. Велосипед взял за "рог" руля и покатил рядом. Привел к набережной, где часто катаюсь - здесь и скамейки и виды. Большая парковая зона прилегает к берегу реки Ружияр, что раскинулась гладью воды на ширину среднего квартала, а за ней высится громада космического линкора империи Симфония. И вот, под сенью деревьев, мы приятно расположились на скамье.
   - Хорошо, что ты согласилась поехать к Веронике.
   - Ты сказал будет интересно, - прощебетала она.
   - А то - очень! - заверил я, показав для верности большой палец вверх.
   - Это как-то связано и с проклятием, да? - с милыми нотками вдруг спросила Агния.
   - А-э... Нет, с чего ты взяла? - соврал я.
   - Можешь не говорить ничего, просто мне приятно, что ты занимаешься этой ужасной проблемой. Спасибо! - трогательно заключила девушка.
   - Да не за что пока. Хочу скорей освободить вас с Сапой, - с ощущением грусти ответил я.
   Мы единодушно посмотрели на высящиеся вдали дома, на фигурки людей на том берегу и белый катер мчащийся влево. Волны от него скоро дойдут до ближайшего к нам берега.
   - Ты наш спаситель, Матус. Я верю, что у тебя получится, - и не давая мне опомниться, продолжает, - Сапа будет завтра, так что в школу вместе пойдёте. В каком он клубе?
   Я хоть и тугодум, но намёк понял и взялся рассказывать про "Рыцарей Сети" всё, что знал. Внешне старался сохранять спокойствие и обыкновенный вид, но после таких слов всё перевернулось - готов горы свернуть, но проклятие снять.
   Глава 3
  
   Мы наметили план действий, где, понятное дело, Вероника заняла главную роль. Мне же нужно будет организовать наше первое совещание втроем. Причём, лучше всего здесь, дома у Вероники. На своей территории маг может значительно больше и лишь высшая школа этого искусства позволяет ощущать себя "дома" везде, как сообщила мой клубный и настоящий магистр. Иссин Георг, например, почти достиг этого уровня, а Вероника пока ученица.
   Мы спустились вниз, в зал приёмов, потому что после таких головокружительных открытий голод взбунтовался и взялся урчать в желудке. Вокруг царит торжественная атмосфера, умело украшенная тысячами лучиков солнца, дающих на стенах разномастную палитру. Это витражные окна чудят над игривым светом светила. Лишь боковые нефы сохраняют мягкий полумрак. От разговоров разбегается эхо, теряющееся среди многих панно, картин, гобеленов и ниш. Сначала ароматами, а позже и вкусами, нам посчастливилось дополнить изыск помещения.
   Как и рассказывала Вероника - кухня у них первоклассная, радующая разнообразием блюд. Оголодав, словно волк в лютую зиму, я смаковал каждую ложку и кусочек, доносимые ко рту чуть ли не дрожащей рукой. А после того, как сытый организм позволил эстетическому началу, на время оттеснённому из мысленного пространства, выбраться наружу, мы вкусили прекрасный кофе, строго председательский.
   По ходу приятной беседы, скользящей вдоль простых тем, мысли возвращаются к моей роли и я думаю, что Агнии будет очень интересно в имении семьи Иссин. Здесь всё производит самое, что ни есть, сильное впечатление. Конечно, хотелось бы рассказать девушке всё - про Веронику и прочее, но нужно быть осторожным. Только после магического сканирования проклятья станет понятно с чем конкретно мы столкнулись. Ради безопасности брата и сестры Волох, будем соблюдать секретность.
   Наговорившись, особенно в преддверии возвращения в школу, мы попрощались. Счастливый и с благодарностью в сердце я отправился домой, перебирая, словно ребёнок игрушки, самые прекрасные моменты последнего времени. Душа растворилась в благодати.
  
   Спустя положенное время на игры и комиксы, я решил начать продвижение по намеченному плану. Просто позвонить и пригласить Агнию на анализ проклятия как-то не решаюсь, поэтому поступлю иначе - напрошусь к Светлане, когда они будут вместе рисовать. Сестра Сапы очень обрадовалась звонку, да и у меня потеплело в груди. Её голосок всё такой же звонкий и мелодичный, с моментами перехода на волнующий бархат. Мы взялись болтать, тем паче рассказать было чего, а я сам не заметил, как пригласил таки Агнию к Веронике. Девушка легко согласилась. В довесок ещё и к Светлане напросился.
   К огорчению - скоро будет замена Агнии на Сапу, поэтому если не прямо сегодня или завтра ехать к Веронике, то встреча перенесётся на пару недель.
   Весёлый разговор вскоре кончился. За окнами комнаты угасает день, почти осеннее солнце устало клонится к горизонту и раскрашивает мир в жёлтый. Ружияр, как ещё полный сил бегун, выхватил эстафету и зажигает свои огни, готовый смело разгонять грядущий мрак. Впервые подумалось об остальном мире, что существует за пределами Симфонии. Империя занимает позицию невмешательства в дела других стран, полностью ориентируясь на себя. Книги по истории и географии уделяют довольно мало внимания иным народам, вскользь касаясь их существования. Мы легко обеспечиваем собственный суверенитет, а моё общее впечатление от другого мира - чуждый. Надо будет Веронику расспросить об этом.
   Следом за Ружияром и я включил свет, выхватывая укрывшиеся темнотой предметы обстановки: кровать, рабоче-игровой стол с открытым ноутбуком, полки с редкими книгами и многочисленными томами комиксов. Зеркальный шкаф, хранит мой не особо обширный гардероб, что вырос до нынешних размеров лишь благодаря маме.
   Хорошо, что родители теперь дома, всё же семья это надёжный тыл, без которого любые затеи на фронте намного тяжелее выполнить.
   Спустился вниз и мы взялись кофейничать в уже родной гостиной. Мама, правда, воздержалась, предпочитая свежий сок. Всё же кофе не совсем полезный отвар, для матери в положении.
  
   Остаются считанные дни до учёбы и лишь пара перед появлением Сапы. Конечно, вчерашний разговор остался тёплым воспоминанием, оживлённый щебетаниями его сестры, только я действительно хочу ещё и повидать Агнию. Мы договорились о встрече у Светланы, как бы подразумевая, что я позвоню и сообщу ей об этом. В личных сообщениях удалось получить только короткое "Ладно!". Я натянул любимые карго-штаны, надел майку с медведем и рванул в гости, оседлав своего "мускульного" двухподвесного красавца.
   Кристальный воздух оказался чуть ли не холодным, на удивление сильно остыв за ночь, я даже пожалел, что не надел балахон. Организм отозвался зарождающимся огнём, когда я взялся вминать педали, стараясь выжать из ног всю прыть. Она неизбывно пробуждается, стоит сесть на велосипед, только хватает ненадолго. Спустя минут пять стало жарко и теперь прохлада даже желанна.
   Трудно передать, насколько приятно видеть милый образ Агнии, ибо, как известно, слова -  лишь отзвуки мечты, а ожидающая меня девушка есть прообраз любых мечтаний.
   Сегодня она в желтом сарафане чуть ниже колен, что украшен рисунками осенних кленовых листьев. Сверху вязаный жилетик приятного коричневого цвета, с большими пуговицами. Кисти покрывают тонкие бархатные перчатки, тоже в осенней гамме и мне по душе сей выбор, ведь эти руки - инструмент Бога! На ногах плотные белые колготки, прячущиеся в бежевых кедах. Завершают этот прекрасный и чарующий облик волосы в косе
   - Привет! - звонко крикнула она, пока я подбираю эпитеты, чтобы выразить чувства.
   - Д-доброе утро, Агния! Очень рад вновь увидеться и восхищён нарядом, - признался в итоге я.
   - Правда?! - воскликнула она зардевшись.
   - Знаешь, если бы в Симфонии справляли праздник осени, ты безусловно бы стала Принцессой Осени.
   - Хи-хи, Матус, спасибо! - прыснула смехом она. - Тогда я буду стараться не подводить Императора.
   Лицо Агнии приняло умилительно-серьезный вид и я не выдержав расхохотался. Она, конечно, забеспокоилась уж не усомнился ли в честности намерений, но я только похвалил и успокоил.
   Вскоре мы прибыли под взыскательный взор серых глаз Светланы, что тоже изменилась, только не могу сказать в чём точно. Возможно это моё отношение к ней преобразилось - ещё бы, ведь она сама Сабрина Григ! Всё такая же худенькая и высокая. Нахожу сходство с распространённым типажом в комиксах, только волосы пепельные.
   - Мы ничего плохого не делали, Света! - скорее сообщил я, пытаясь смягчить остроту её взгляда.
   - Хм-м, - протянула девушка. -  Не знаю, не знаю... Чего вот только ты припёрся, Матус?
   Вопрос риторический и я смиренно жду смены гнева на милость.
   - Заходите! - отступила Светлана, не глядя на совсем смутившуюся Агнию, что бывает здесь почти каждый день. - Вот ты дурень, Матус, не понимаешь простого - это, - показывает в сторону двери в комнату, - моя берлога и чтобы туда могла ступить нога мальчишки, нужно приводить её до состояния комнаты. А это трудно, понимаешь?!
   Я с трудом сдерживая смех, отвечаю:
   - Ну, Света, я же твой хомячина! Сабрина Григ - непогрешимый Создатель. Какое положение вещей имеется в твоей комнате - это эталон, а у других плохо.
   Светлана вперила такой суровый взгляд, что ощутил себя на льдистой вершине, а кругом бушует буря и рвутся небеса.
   - Вот гад! - раздался стрекочущий молниями голос. -  Блин, ты что же думаешь, что я своих фанатов за людей не считаю?! Что могу сидеть тут, рисовать поплёвывая вам на головы и в уме не держать ничего иного? Хр-р-р! Матус, дам щас как! - уже в шутку замахнулась она и, довольная произведённым эффектом, продолжила. - Что-нибудь хотите? Воду, чай, сок, кофе?
   - Я бы поел, а то дома забыл. Спешил увидеть твой обожаемый лик, Света! - выдал я.
   Агния прыснула смехом, а побелевшие было глаза Светланы сузились.     
   - Ладно, хомячина, погоди немного - я приготовлю.
   - Эх, - выдохнул я, - только прошу Вас, о создания Бога, в моменты его творческой истомы, никому о том не рассказывайте! Узнают фанаты о подобном и я мертвец! - еле договорил я и мы впали в хохот.
   Вскоре поздний завтрак от мастера комиксов был готов: обжаренные в кляре кусочки козьего сыра и лёгкий овощной салат. Но заставил желудок прильнуть к рёбрам иной аромат - хлеба в мультиварке! Всё это дало такое сочетание вкусов, что я вознёсся на седьмые небеса и уже оттуда, оглядев жизненный путь, поблагодарил мир за подарок.
   На этом моменте жизнь не думала останавливаться и мы пошли к в комнату Светланы. Конечно, после эпической встречи и слов, я невольно впился в обстановку, словно бы доказывая себе, что хозяйка всё же - эталон. С последнего посещения ничего не изменилось, все те же постеры, фигурки героев, полумрак и мебель. Правда, вернулись на место грамоты в рамки - это редакция вручала за выдающийся вклад. По мне, так всё в комнате служит творческому труду за широким компьютерным столом. Здесь уже явственно образовалось и рабочее место Агнии, для этого надо было лишь переместить кучу фанатского хлама.
   Новый комикс уже отправился в редакцию и скоро многие фанаты, в том числе я, смогут исполнить жгучую мечту последних месяцев. Посмотреть заранее отказался.
   - Но почему, Матус? - спросила Света. В глазах я увидел чувства и сразу же встрепенулся.
   - Прошу, - спешу с ответом я, - пойми меня правильно - этот шедевр, - показываю на превьюшки в папке, - ожидаем мной больше, чем кем бы то ни было иным. Уверяю!
   - Так в чём же дело тогда?! - воскликнула комикс-мастер. Тут даже Агния с интересом перевела на меня взгляд.
   - Не могу, совесть не даёт, - признался я. - Надо со всеми, хотя бы первую главу...
   - Ладно, как хочешь, - уступила хозяйка комнаты.
   Неожиданно заговорила Агния:
   - Он хорошо сказал, Свет - это вроде фанатской солидарности, хотя, знали бы, что Матус тут вытворяет...- возвела очи к небу девушка-ангел.
   Светлана замахала руками и воскликнула:
   - От твоего "вытворяет" мне жарко становится!
   Агния пожала плечами, пока я усиленно запылал щеками.
   - Может просто душно тут? Надо окно открыть, - буднично заключила девушка-ангел.
   - Точно говоришь, - поспешила распахнуть створки Светлана.
   Помимо комикса есть ещё на что посмотреть, причём когда Агния скромно перешла в другую папку и открыла одиноко покоящийся там арт, я чуть не потерял дар речи. Восторг и восхищение наполнили грудь, перехватили горло, а глаза подвели, заблестев от чувств. Всеми миллионами пикселей, мне светит великолепнейший рисунок, тот самый, что в конце "Рассвета": утёс, дощатая хижина и фигурка мальчика на фоне грандиознейшего действа. Тысячи граней палитры разлились по небу перед самым восходом светила. Небо исто полыхает задевая уходящий фронт ночного шторма, а успокоившееся море отражает это великолепие, разбавляя лёгкой волной.
   Я пью глазами этот лукум, нежусь в неге дикого количества красок, робею от воистину потрясающей масштабности картины и, в конце-концов, теряюсь в догадках, как это можно было нарисовать?..
   - Сапа, мой восторг невозможно передать, я умер и возродился... -  закончил я, обратив весь поток чувств на создателя арта.
   Света, шмыгнув носом отвернулась, буркнув что-то насчёт меня, а вот Агния растерянно пытается ответить. Я с трудом собрал свою душу, что разлетелась, словно после взрыва Вселенной и устыдившись неумеренной эмоциональности, заговорил:
   - Ух, ну меня что-то занесло! Извиняюсь, всё эта впечатлительность.
   - Матус, я не обижаюсь, - наконец заговорила Агния, - просто так старалась оправдать твои надежды, даже вот, - показала она болячечку на боку указательного пальца, - натёрла об перо. Но после такой реакции, мне даже стыдно - достойна ли я такого? Достаточно ли старалась?
   Мы с Агнией сидим рядом и Света, разрыдавшись в голос, сгребла нас голова к голове и давай реветь. Я ощутил такое глубокое родство, что готов клясться в верности навечно. Конечно, вскоре мы уже смеялись сквозь слёзы, а в душе цвела благоуханная весна.
   После столь насыщенных событий, мы предпочли отвлечься на отстранённые, но важные темы. Светлана и Агния обсудили план работы над следующей главой, учитывая то, что сестра Сапы не сможет помогать в течении двух недель. Отдельно девушки отметили, как редактор охарактеризовал рисовку - лучшая! Мы не без гордости посмотрели на Агнию, что раз от раза радует мастерством. Ко всему прочему, издательство уже перечислило аванс за будущую серию и Светлана со смехом пересказала, как Сапа, то есть Агния на самом деле, испугалась такой суммы, хоть и поделенной надвое.
   Вскоре попрощались. Света стала Сабриной и принялась за раскадровку следующей главы, а мы с Агнией решили прогуляться. Велосипед взял за "рог" руля и покатил рядом. Привел к набережной, где часто катаюсь - здесь и скамейки и виды. Большая парковая зона прилегает к берегу реки Ружияр, что раскинулась гладью воды на ширину среднего квартала, а за ней высится громада космического линкора империи Симфония. И вот, под сенью деревьев, мы приятно расположились на скамье.
   - Хорошо, что ты согласилась поехать к Веронике.
   - Ты сказал будет интересно, - прощебетала она.
   - А то - очень! - заверил я, показав для верности большой палец вверх.
   - Это как-то связано и с проклятием, да? - с милыми нотками вдруг спросила Агния.
   - А-э... Нет, с чего ты взяла? - соврал я.
   - Можешь не говорить ничего, просто мне приятно, что ты занимаешься этой ужасной проблемой. Спасибо! - трогательно заключила девушка.
   - Да не за что пока. Хочу скорей освободить вас с Сапой, - с ощущением грусти ответил я.
   Мы единодушно посмотрели на высящиеся вдали дома, на фигурки людей на том берегу и белый катер мчащийся влево. Волны от него скоро дойдут до ближайшего к нам берега.
   - Ты наш спаситель, Матус. Я верю, что у тебя получится, - и не давая мне опомниться, продолжает, - Сапа будет завтра, так что в школу вместе пойдёте. В каком он клубе?
   Я хоть и тугодум, но намёк понял и взялся рассказывать про "Рыцарей Сети" всё, что знал. Внешне старался сохранять спокойствие и обыкновенный вид, но после таких слов всё перевернулось - готов горы свернуть, но проклятие снять.
  
   Глава 4  
  
   Основные дела до выхода на второй триместр сделаны, впереди ещё два дня и я решил посвятить их любимым занятиям. Тем паче, что новая история Сабрины Григ "Монолит Судеб" выходит как раз перед первым учебным днём, а Светлана написала, что попросила издательство отправить мне экземпляр журнала курьером. Прям эксклюзив и я засыпал её восхищёнными благодарностями.
   Вновь вечер и уже стемнело. За окном осенний природно-городской оркестр, более спокойный и сдержанный. Вдруг звонок. Регина -  старкоординатор:
   - Матус, добрый вечер.
   - Привет! - откликнулся я. - Так неожиданно...
   - Скоро начало учёбы и тебе, как старосте, нужно подготовиться.
   Я чуть ладонью по лбу не хлопнул и тут же отвечаю:
   - Да, конечно. Слушаю...
   Регина перечислила всё, что нужно сделать, рассылки расписания уроков и прочее, и попрощалась. Я быстро подсчитал время и понял, что на завтра планы на первую половину дня меняются - буду выполнять поручение, потом на веле покатаю, а уж после игры и комиксы.
   Возникла идея и понесся вниз. С порога в гостиную,обращаюсь громким голосом:
   - Па-а-ап, ты не занят?
   Родители сидя на диване смотрят какой-то фильм с ноутбука. Папа, вдобавок, маме живот поглаживает.
   - Хах, работа мне нравится, конечно, но не настолько, - рассмеялся он. - Что-то хотел?
   - Да, - отвечаю я, подходя. - У нас есть возможность купить мне акустическую систему и лучше со звуковым модулем?
   Родители переглянулись, улыбнувшись шире. Папа продолжает гладить кругленький живот мамы.
   - Очень даже есть - Георг начислил нам авансом годовую зарплату, помимо ежемесячной! - поделился отец радостной новостью. - А что за модуль?
   Я взялся расписывать преимущества музыкальных плееров, могущих служить также и внешней звуковой картой. Тут уж папа сам понял, что и наушники бы, потому к себе я пошёл с улыбкой до ушей и отцовской банковской картой - оплатить онлайн покупку. Стоит всё это добро очень весомо, но и звучание соответствует.
   На радостях прыгнул в кресло, быстро на нужный сайт через закладку и скорей оформлять заказ. Трёхмерные модели ласкают глаза и я с нетерпением предвкушаю, когда они окажутся в комнате.
   Голод ожидания удалось унять только отвлекшись мульт-адаптацией свежего комикса, что сокрушила мою осознанность. Даже с экрана ноутбука и старыми колонками, но с просто дико динамичным сюжетом, удивительно прекрасной рисовкой и талантливейшей работой режиссёра - я не мог оторваться, переключаясь от серии к серии. Жаль, что их пока пять вышло. На одном моменте едва не вскочил с аплодисментами.
   Потом в дело вмешался организм и скорым маршем отправил спать, с поправкой на гигиену.
  
   Кручу педали, ощущая, как отлично работают механизмы велосипеда. Из простых мониторных наушников звучит ритмичная музыка. В такт усилиям ног переключаю передачи, набирая скорость и подлетаю на бугорке тропы в парковой зоне. Снова на пониженную передачу и новый разгон.
   Встретил знакомых велосипедистов, что тоже гоняют на двухподвесах. Как и в прошлые разы, мы часа два изводили ноги, куролеся по обширной территории парка. После посидели на скамейках. Попив я ринулся домой, ощущая, как сила опять рванула по жилам. Вдруг привезли акустику?!
   Взгляду первому удалось впитать совершенство покупки, где лакированные части из дерева переходят в пластик и ткань. Потом уж пришёл острый запах техники, пока наслаждался от прикасаний к качественно упакованным вещам. И лишь слуху только предстоит окунуться в удовольствие звука.
   На первое время, я просто расставил колонки по периметру комнаты. Они до серьезности велики и престижно хвастают наличием динамиков высокого и средних диапазонов. Монстра, что способен заставить трепетать каждый атом в комнате - сабвуфер, я поместил под стол. Конечно, можно будет потом и колонки на стены к потолку, и кабеля эстетично в кабель-канал, но пока и так сойдёт. Я уже спешу подсоединить плеер к ноутбуку и установить драйвера.
   Всё установилось быстро и первая для меня, в таком качестве, мелодия заструилась из колонок. Я увеличивал громкость, настраивал эквалайзер, а уши с наслаждением ловили каждый децибел, с великой осторожностью донося величественную симфонию до сознания.
  
   Что и говорить - последний день каникул ознаменован комиксом "Монолит Судеб" от Сабрины Григ. Всё остальное имеет пока второстепенную важность. Сижу в комнате и жду приезда курьера, как посланника Богов.
   Звонит Светлана:
   - Здорова! - говорю я.
   - И тебе. Ну, прочёл?! - с явным нетерпением спрашивает она.
   - Нет, блин! - досадую я. - Не привезли ещё.
   - Вот ведь бездари! - вознегодовала Света. - Обещали к одиннадцати.
   Я глянул на часы - уже пять минут как. Тут звонок в дверь дома.
   - О! Свет, приехал кто-то, я побегу!
   - Ага, потом звони сразу, как прочтёшь! - наказала она.
   Бегу вниз, а там уже мама приняла драгоценный груз. Путь назад мелькнул незаметно, бухаюсь на кровать и, наконец, разворачиваю посылку. Новый сериал Сабрины на обложке еженедельника! Красивые средневековые герои с выраженной мужественностью и женственностью, на фоне поля битвы и некого каменного сооружения, уходящего ввысь. Наверняка это и есть Монолит Судеб.
   "Уже давно в Земноморье поселились смерть, страдание и ужас. Люди и природа стонут под гнётом, что по слухам вызваны каменной стелой, прозванной Монолитом Судеб. Стоит он окружённый полчищами чудовищ, с самыми страшными - потерявшими душу людьми. И тёмные реки, и дремучие леса, и туманы с болотами - это ждёт героя, что отважился бы разгадать трагическую загадку..."
   Описание сопровождается пейзажами Земноморья, пропитанными страданием насквозь. Всматриваюсь в каждый штрих, словно ювелир в уникальный камень. Нутро трепещет от великого мастерства художника - Агнии. Сколь ясно видна скорбь на лицах, в тоже время виден огонь несломленной воли в глазах, и как чутко природа реагирует на ползущий по сёлам мрак. И главный герой - Ингварь, что пестовал воинское умение с детства, впитав дух и последние силы народа. Он - воплощение надежд и веры, он смотрит из-под суровых надбровных дуг так, что руки селян тянутся к припрятанному оружию, а враги прячутся в логова.
   Набрать Светлану получается лишь со второго раза. Выдыхаю в микрофон:
   - Потрясающе!.. Свет, ты взяла меня за сердце, ум и душу! Жду продолжения всем естеством! А рисовка - вне категорий, недосягаемый уровень.
   - Уф-ф, спасибо, успокоил! - отвечает она. - Я уже так запарилась пересматривать и перечитывать, что была ни в чём не уверена. И ты прав - Сапа меня спасла, даже не знаю что бы делала без неё. Молодец, что организовал всё. Считай, твой вклад тоже есть, и большой.
   Конечно, мы ещё всё обсудили и я с разных сторон рассказал, каков "Монолит Судеб" на вкус, но слова Светланы легли на плодородную почву - мысли ведь были, а не зря ли вмешался? И без того нагруженную Агнию привлёк... И вот, "твой вклад тоже есть" - чувствую радость сделанной работы. Надо ещё раз перечитать.
  
   Глава 5
  
   Новый триместр - это новый виток учёбы и связанных с ней событий. И экспедиция, и новое качество Вероники, и проклятие - очень важны, но в учебе тоже нужно очень постараться. Старшая школа, а особенно Бастион - это предел педагогического мастерства страны, важнейший инструмент воспитания молодого человека, помимо семейного. Всё это вписано в общую концепцию развития империи и неделимо. Поэтому я решил преуспеть везде.
   Первый учебный день полон уроками сверх обычного, сохраняя при этом лёгкость в плане учёбы. Мы получаем расписание, встречаемся в клубах и повторяем основные моменты изученного в прошлом триместре. Ну и, конечно, нас полнит радость встречи, ведь долго не виделись. На переменах метаюсь по делам старосты, да так, что Сапа едва сумел перехватить:
   - Здорова, ещё раз! Есть минутка?
   Я как раз думал к Веронике зайти, но раз такое дело, отвечаю:
   - Привет! До следующего урока свободен.
   - Чот даже не пообщались толком, да? - сказал Сапа.
   - И то верно, - ответил было я, но заметил некую грусть у друга, - давай куда-нибудь пойдём после уроков? Мне Бризмарт, конечно, ближе, но и Тоннель подойдёт.
   Одноклассник заметно повеселел и подкрепляя кивками, говорит:
   - Это было бы наикрутей... то есть круто! - неожиданно поправился он. - Пошли в Бриз, там и поболтаем обо всём.
   - Ага, договорились. Только ещё в клубы зайдём,- ответил я и мы пожали руки.
   Уроки быстро кончились. К Веронике я так и не попал, только сообщение написал с приветствиями и новостями об Агнии. Получил ответ, причём с маленьким смайликом. Вероника их обычно не использует.
   Теперь надо в Трисмегист. В силу того, что у нас всех есть ключ от комнаты, я стал оставлять велосипед там. До парковки идти далеко. Привычный путь к отстоящему от Бастиона зданию старой библиотеки, я преодолел в мыслях о том, что наша комната самая большая, в сравнении с другими клубами, гнездящимися там же. Центральное помещение, понятное дело, никто не отдаст, а вот остальные подсобки уступают нам почти вдвое. Помню, как первый раз искал вход, что по сути является чёрным для библиотеки и потому сзади. И этот коридорчик между забором и библиотекой, утонувший в тени высоченных дубов, создаёт вид входа в логово контрабандистов. Вдобавок, с двух сторон кусты-охранники неприхотливого растения.
   Погрузиться в воспоминания о ставшем милом месте, мне не дал какой-то парень - бастионовец, кажется, что встречались раньше.
   - Привет! - первым вступил я, хотя тот и не порывался. - Ждёшь кого?
   Светловолосый незнакомец уже полностью развернулся. Высокий, немного худоват, во всяком случае так показалось, судя по тому, как лежит форма. Да и выглядит угловато, даже лицом, губы хоть и мясистые, но бледные, нос чуть вздёрнут. Я заглянул в водянисто-голубые глаза, ожидая ответа.
   - Нет, я в клуб хочу вступить, Трисмегист, - ответил он со срывающимися нотками.
   Я решил не обращать внимания на бестактность и, улыбнувшись, говорю:
   - Меня зовут Матус, я заммагистра в Трисмегисте, - договорил я и протянул ему руку.
   - Стриж! А разве не Журавль зам? - вновь добавил он дёгтя, но рукопожатие принял.
   - Уже нет, - удивительно для себя, сказал я с металлом в голосе.
   Захотелось смягчить ситуацию:
   - Передал чин мне, а сам уже мой заместитель. Незаменимый, стоит отметить.
   Лицо Стрижа дернулось молниеносно, а после он вдруг улыбнулся и заговорил:
   - Очень приятно, Матус. Извиняюсь, что грублю - нашло прям нечто на меня. Разреши вступить в клуб, а?
   Пришлось гордыню усмирить - чего это она, даже не знаю... Вновь улыбнулся и постарался стереть неприятный осадок.
         - Ладно, забудем. Что касается вступления, то хоть и нет набора, нам надо всем собраться и подумать. Вон, кстати, изотопы идут..
   Я помахал рукой надвигающимся братьям, настолько великим, что перекрыли весь проход, выстроившись в ряд. Соломенные шапки волос всё так же желты, носы - картошками, а глаза обжигают ультрамарином. Моя улыбка обрела уверенность и мы радостно обнялись с каждым из братьев. Представил им Стрижа, пояснив ситуацию. Ребята тут же заявили, что не против и чуть не пришибли парня, похлопываниями по спине.
   Первый сбор Трисмегиста, конечно, лишен такой важности, как первый учебный день, но в свете претендента на вступление мы оставили дурачество и даже частично шутки. Расселись. Нос радуют знакомые запахи книг, деревянных шкафов и старины.
   - Матус? - обратился Журавль, согласуя начало обсуждения. Я кивнул. - Нам важно понять, чем мы сможем занять Стрижа? Фронтовиков у нас хватает, штабист тоже есть, снабженец и человек-всёводном - уже в клубе.
   На самом деле Варг сейчас вновь отсутствовал - загрузили учёбой, может вырвется, но позже. Журавль продолжает:
   - И целых три руководителя - меня вообще можно было бы сократить, в рамках оптимизации, - заявил мой зам серьёзно. Я шутливо погрозил пальцем.
   - Пошутил Журавль, но все поняли, что лишнее звено - Матус.
   Ребята, хоть и посмеялись, но глянули так, что на душе потеплело.
   - Так что, - итожит Журавль, - я не вижу возможности принять тебя, Стриж.
   Лучше бы я не смотрел на парня в этот момент - лицо обрело свою жизнь и показало несколько неприятных чувств и эмоций подряд. Но если представить себя на месте Стрижа, то можно понять.
   - Да ладно, Журавль, - решил я вмешаться, - давай на испытательный возьмём, глядишь и занятие сыщется.
   Наши взгляды с Журавлём пересеклись - вижу, не хотел принимать новенького, впрочем, он тут же смягчился и кивнул, а Стриж уж вторит:
   - Да-да, примите меня, хоть ненадолго, вдруг пригожусь.
   Изотопы хохотнули, Гаврила совсем сжалилась и Журавль оставил сопротвиление. Решили принять. Я произнёс приветственную речь и отпросился - Сапа уже написал, что ждёт у ворот. Мысли о какой-то неясности в ситуации быстро выветрились из головы, и к моменту подъезда на велосипеде к месту ожидания, перестали тревожить.
  
   В дневное время, Бризмарт выглядит ещё более технологично -  тёмно-графитовые стекла, за которыми снуют кабинки лифтов, а геометрически точная архитектура высотки и прилегающего участка, порадовала бы перфекциониста. Первые четыре этажа занимают досуг и развлечения, остальные - жилые. Нам нужна кофейня, либо закусочная. Пока отгоняли велосипед на парковку, предоставил выбор более осведомлённому Сапе:
   - Самое крутое здесь, - подхватил он тут же, - "Лепестки Сливы". Там выбор блюд из морепродуктов самый широкий в Ружияре.
   - А если попроще что-нибудь? - поинтересовался я.
   - Ну-у, ты прав - счёт у них от двух тыщ, - скорчил он недовольную рожу. - Хотя я бы мог оплатить - Агния оставила карточку, говорит пользуйся, если что.
   Я глянул на моего простого друга, хоть и без году неделя, но верю ему, как себе. Сейчас хочет угостить меня за деньги, что сестра-художница вдруг заработала на комиксе и не знает куда девать. Сердце трепещет от осознания её заботы о брате, но и потратить их я не могу.
   Улыбнувшись, вру:
   - Прости Сапа, живот что-то на рыбу и прочее пока не очень реагирует. Может, кофе и сладостей?
   Тот сразу нашёлся:
   - Всё-всё, тогда нам нужно в "Аромат" - лучше в Бризе нет! Чек минимальный, кофе хороший, а сладкое в пример многим!
   Я с готовностью пошёл, успокаивая совесть насчёт вранья. Надеюсь, результат оправдает небольшой порок.
   "Аромат" порадовал уютом и оправдал название. Это маленькая, стилизованная под домашний интерьер кофейня. Мы сели за барную стойку, бариста быстро приготовил напиток, выслушав пожелания, а крохотная девушка вынесла пирожные.
   - Ну, я вообще-то просто хотел пообщаться. Мы ведь планировали, что покажу тебе Ружияр, всё самое наикрутейшее,- прервался он на кусочек вкусного пирожного. - Так что даже хорошо, что сегодня решили пойти.
   - Ага, точно говоришь, - пробурчал я с набитым ртом. Проглотил. - Только некоторое время я не смогу исследовать город - родителям надо будет помогать, - вновь соврал я, чтобы пока не тревожить друга подробностями, - а потом давай!
   Мы сделали по глотку и я решил уточнить:
   - Но неделька ещё есть.
   - Всё, как скажешь! - ответил друг, поправляя окрашенные в чёрный волосы. - А что там с проклятием, чем могу помочь?
   Я было хотел в привычной манере успокоить друга, но пришла другая мысль.
   - Вообще-то да! Помнишь, ты писал в дневнике о неком таком чувстве, будто выплываешь? Ну когда замена ещё...
   - А-а, - почти сразу вспомнил Сапа, - конечно, было такое.
   - Постарайся не экспериментировать, а сразу рвись выплыть. Прям резко! - добавил я.
   - Ладно, сделаю, - участливо отозвался друг. - А что это вообще?
   - Мы пока точно не знаем, но есть подозрения, что Агнии может быть плохо из-за этого, - дорисовал я словами задумку.
   - Всё-всё! Тогда буду мгновенно просыпаться! - пообещал Сапа. - Знаешь - это так наикру... круто, короче, - вновь поправился он, - что ты нам помогаешь. Спасибо!
   - Пожалуйста! Я надеюсь на самые лучшие результаты.
   Чувство душевной близости возникло в груди. Сапа - мой друг и я имею причину в квадрате, чтобы снять проклятие.
   Дальше разговор, понятное дело, перешёл на "Монолит Судеб". Мне стоило больших усилий не рассказать о знакомстве с автором. Мы поделились переживаниями и перешли на обсуждение других ништяков и "наикрутейших штук". Домой я вернулся, когда уже смеркалось.
  
   Глава 6
  
   Началась учёба, удивительно быстро войдя в обиход и не вызывая особых затруднений. Больше меня заботит Трисмегист и формат существования клуба, в рамках изменившейся меры понимания его задач. Я ведь рассматривал их, как увлечение и любопытство, а на деле оказалось, что мы и вправду оккультный клуб с действующим оккультистом во главе. В этом свете иначе воспринимается поиск древностей, где моё отношение совсем не соответствовало требуемому, в отличии от ребят. Нужно с Вероникой это обсудить.
   Долго вопрос в режиме ожидания не лежал - председатель сама звонит:
   - Сверхзанятой староста Матус, здравствуйте!
   Её голос, хоть и с подколом, - играет тонкими струнами души.
   - Я Вас приветствую, многоуважаемый председатель, - подхватил я тон. - Трудно передать всю глубину раскаяния, что терзает меня. Если бы Вы сейчас не осчастливили меня переливами своего голоса, то через секунду бы я сам звонил и внимал Вам.
   - Ма-а-атус! - воскликнула Вероника. - Ты своим красноречием, когда-нибудь... Так! - обрёл её голос крепость и командные нотки. - Зайдите ко мне, староста.
   Я воспылал и с лёгким хрипом:
   - Минутку!
   То, что от длинной перемены осталась половина уже не волнует, а волнующим стал путь по коридору до знакомой резной двери. Фантазия уже нарисовала Веронику за рабочим столом с грозным взглядом фиалковых глаз. Такой образ рисуется быстрее других, ведь взрослея жесткой среде, какая царит в несущей титаническую ответственность семье Исинн, легче простого стать кремнем в женском обличии.
   Вероника, в прекрасной форме Бастиона, изящно склонилась расставить приборы на столике. Ароматы её духов, кабинета и кофе, тут же вскружили голову. В обращённом на меня взгляде лёгкий испуг - вошёл без стука, а значит хозяйка кабинета сильно увлечена действием, хотя с её способностями, меня можно было почувствовать ещё на половине пути. Фиалковый огонь мерцает, добавляя колдовства моменту. Время мерно продолжило путь и Вероника с улыбкой произносит:
   - Вновь ты на входе застыл, хотя и вошёл смелее обычного.
   - Если честно, то дабы объяснить это, вновь потребуется красноречие, - признался я, только сейчас находя силы сойти с места. И всё же, спустя пару шагов, остановился в нерешительности.
   - Нельзя сказать, что я против, - рассмеялась Вероника и вдруг взяв за руку, потянула за столик. - Садись.
   - Вот, что бывает, когда давно к тебе не заходишь - уже и шевельнуться без приглашения трудно, - мято оправдался я.
   - Вот и заходи чаще! - хихикнула она. - Угощайся, Матус.
   Последние скобы стеснения спали и я принялся за вкусности, попутно нахваливая и прославляя Веронику. Когда она протягивала угощение, я залюбовался кольцами, которых ранее не видел. Первое - изящное, из белого золота с загадочным камнем фиолетового цвета. Это на указательном, а следом - деревянное с рунами. К нему я испытал трепет.
   На мой вопрос, магистр отвечает:
   - Странно, что вообще заметил, но это и показательно - аномалию с Волох ведь тоже ты обнаружил. Сапфир больше украшает, но надет для маскировки деревянного. В рамках нашего замысла, я предприняла меры подготовки. Папе этого знать не следует, поэтому и маскирую с помощью него, - покрутила Вероника колечко большим пальцем.
   Я с удивлением спрашиваю:
   - Вообще-то да - почему мы не попросим помощи у твоего отца?
   - Много нежелательных последствий будет, - пояснила девушка, помрачнев. - Давай расскажу сначала в чём разница между нашими с папой воззрениями на магию. Он считает, что всё связанное с магией нужно корчевать или подвергнуть забвению. Это даже не сколько его, как мнение Совета. А я считаю правильной позицию предков - медленно выводить магическое оперирование из обихода, сохраняя знания и умение среди хранителей. Раньше так и было, пока в Совете было большинство представителей из кланов или орденов.
   Вероника сделала паузу на глоток, я же застыл, как книжный шкаф - слушаю.
   - Расскажи мы ему о проклятии - такое бы началось...- возвела глаза к небу девушка. - Папа бы обязательно доложил Совету. Это не ложки гнуть или будущее предвидеть, это - Высшего порядка заклятье. Что, кстати, подтверждает мою позицию: магия - свойство нашего мира, физический закон. И от того, что мы вычеркнем из летописей период её активного изучения - лучше не станет. Нужен постепенный переход от одного уклада к другому, с вовлечением заинтересованных сторон к диалогу. В общем, я подозреваю некий магический орден в совершении преступления над семьёй Волох.
   Я кивнул, переваривая очередной уровень информации. Взгляды наши пересеклись и стала понятней ноша, что лежит на плечах Вероники.
   - Почему нам не стоит обращаться к Георгу, я понял, но вот ситуация с советом удручает... Ну и ладно - сами справимся! - уверенно заявил я и заметил, как лицо девушки посветлело. - Знаешь, у меня тут несколько вопросов возникло в тему...
   - Охотно отвечу.
   - Первого апреля, в мой первый день учёбы, я попал в некую ситуацию. Не могу вспомнить деталей, но после неё, как мне кажется, начали происходить странности. Причём с каждым разом время между событиями увеличивалось и они становились менее хм-м... интенсивными. Виделись какие-то тени, сопровождаемые звуками. Как думаешь, что бы это могло быть?
   - А сейчас есть? - спросила Вероника, поменявшись в лице.
   - Нет. После Докладной Комиссии прекратилось, - рассказал я, заражаясь волнением.
   - Можно я тебя прослушаю в магическом плане?
   - Конечно! - откликнулся я, порываясь встать. Вероника остановила и поднялась сама, а моя душа вновь возликовала, созерцая её сосредоточенный лик.
   Обойдя стол, председатель остановилась рядом, осторожно приложив по два пальца к моим вискам. Я замер в ожидании. Но секунды проходили одна за другой, а никаких ощущений не возникало. Перед глазами, на расстоянии полуметра, стоит Вероника и от такой близости я боюсь пошевелиться. Пуще того, опасаюсь мыслей, могущих оскорбить своей фривольностью, буде девушка их слышит. Только как удержаться от обдумываний, когда живот божественно привлекательной Вероники совсем рядом, а аромат духов возносит к небесам? Я скорей отвёл взгляд на столик сбоку, ибо ни вверх, ни вниз мне смотреть просто нельзя.
   От прохладных пальцев девушки стали исходить какие-то волны и я совсем было хотел попытаться их как-то охарактеризовать, как Вероника убрала руки. Но не отошла. Я поднял взгляд, смотреть ей в глаза с нынешнего положения оказалось очень волнующе, дыхание участилось и почувствовал, как кровь вновь рванулась к голове и забухала в ушах.
   - Приятно было очнутся на коленях у девушки, Матус? - вдруг спросила она.
   Меня как водой окатило, стало стыдно.
   - Я-а-а... э-э... как бы, не знаю. Просто так получилось, - сумел ответить я.
   - Не доверяю я всяким случайным девушкам, - мягко произнесла Вероника. Потом склонилась, наши глаза оказались на одном уровне, и начала говорить так, что я чувствую её дыхание:
   - Если вдруг захочешь полежать на коленях у девушки, Матус, то попроси меня, хорошо?
   Время остановилось, мира больше нет. Существует только колдовской, глубокий и яркий взгляд фиалка. Смысл слов только начал доходить до головы, как я зачем-то скользнул взглядом по губам Вероники, и впитав весь их вишнёвый образ, явственно ощутил аромат ягоды.
   Очень захотелось узнать, какие же они на вкус, ощутить их мягкость. Я словно со стороны взглянул на себя и испугался, тело вибрирует от пробудившейся силы. Нужно срочно втолкать в свою голову рассудок и обуздать непотребные желания. Нужно потушить разбушевавшееся пламя страсти, превращающее нутро в полыхающий горн. Время очень медленно начало отсчитывать секунды, а я мысленно тушу, топчу и скрываю опаляющие желания, заслоняя их рассудком. Мы ведь говорили о странностях, произошедших в прошлом триместре.
   Хочу ли я положить голову на колени Вероники? Кощунственно, ставить вопрос таким образом, ведь нужно спрашивать - а изволит ли великолепная Вероника предоставить мне такую возможность?
   Изволит и поэтому я хрипло отвечаю:
   - Хорошо.
   Она моргнула раз-другой, фиалковый пожар приугас, замерцал привычным таинственным светом и председатель робко улыбнулась, словно прийдя в себя. Взаимный румянец украсил нас, девушка вернулась к креслу и лишь после глотка кофе, произносит:
   - Я увидела очень интересный след. В тебя попала так называемая "Истома" - это спонтанное проявление тонкополярной напряжённости нашей планеты. В городах их никогда не наблюдали, да и описываются они, как большая редкость.
   Я почти пришёл в себя и со всем усердием решил вникнуть в суть произнесённого, чтобы только не ступать на недавний тонкий лёд.
   - А можно как-то иначе описать? - обратился я. - Плохо пока понимаю, что же это такое?
   Вероника призадумалась и почти сразу отвечает:
   - "Истому" можно сравнить с протуберанцами Солнца. Это сгусток тонкоматериального поля высокой напряжённости. Если маг вдруг окажется в его центре, то сможет солнце потушить ненадолго! Матус, это просто огромная энергия, сжатая в плотный пучок.
   - Ух! Надо же! И такая угодила в меня?! - я весь подобрался.
   - Именно! - эмоционально заключила Вероника. - Случай вопиюще низкой вероятности, что я даже подозреваю некую Волю.
   Я проникся моментом, ведь если дочь рода Исинн говорит, что теряется в догадках, значит случай воистину уникален.
   - А-а... я здоров? Истома кроме этих глюков ничего не сделала?
   Девушка заливисто рассмеялась, сменяя и у меня серьёзность на осторожную улыбку.
   - То, что ты назвал "глюками", я вижу постоянно. Это проявления тонкоматериального мира. Мы, маги, можем отсекать спектр усилием воли и жить обычной жизнью, но тот мир всегда был и будет.
   Я слушал очень внимательно и внутренне выдохнул.
          - Что же касается воздействия, то всё обошлось. Признаюсь, я очень заволновалась. Матус, надо было раньше сообщить! - с чувством закончила она.
   - Ну, мы же знаешь, скрывали все эти штуки, - откликнулся я, проникнувшись заботой председателя.
   - Да, увы, - кивнула она. -  В общем, всё хорошо, последствий нет.
   - Спасибо, большое! Я прям успокоился. Правда, есть ещё кое-что...
   - Говори скорее! - с нервным смехом отозвалась председатель.
   - Я задумался об истинной роли Трисмегиста и хочу спросить. Поиск рукописей, артефактов, всего остального - это же важно для тебя и действительно нужно?
   - Да, понимаю истоки вопроса. Всё верно, Трисмегист, помимо всех его преимуществ, ищет для меня артефакты - особо запрограммированные, физически плотные, инструменты магического оперирования. Здесь пересекается много всего: любопытство и жажда коллекционера, стремление обезопасить мир и убрать магические мины, а также один важный пункт - обрести могущество. Не хочу подозревать Империю в беспечности, но я часто слышу отголоски сильных магических действ за пределами Симфонии и даже в ней.
   Девушка посмотрела немного извиняющимся взглядом и говорит:
   - Я не такая уж сильная, Матус. Любой мастер смог бы одолеть не особо растрачиваясь. Папа - да, очень сильный, только Оргус может с ним тягаться, но как ты уже понял, я и от отцовской поддержки часто отстраняюсь. Иду своим путём, а он может быть опасен. Вот и запасаюсь артефактами.
   Моё сердце сжалось, обдав грудь трогательной волной, и вновь забилось с утроенной силой. Я обязан поддержать Веронику, раз даже на Георга нельзя рассчитывать полностью.
   - Спасибо! - сказал я твёрдо и с чувством. - Теперь я буду руководить  более мотивировано и правильно, мы найдём столько артефактов, сколько нужно!
   Ресницы девушки затрепетали и она отвернулась.
   Спустя немного времени:
   - Мне трудно выразить важность, Матус, что ты имеешь в моей жизни, - произнесла она и меня сковало смущение. - Только не загоняй ребят там!
   Я нервно рассмеялся.
   - Хорошо,  буду разумен.
   - Кстати, - обратилась Вероника, - хочу тебе кое-чего показать и доверить. Мог бы ты ещё приехать погостить?
   Была бы возможность сказать "да" ещё до прозвучавшего вопроса - сказал бы.
   - Конечно, с радостью. А что?
   - Ключ от магической комнаты, а ещё рассказать о каждом из имеющихся артефактов, - вдруг сообщила Вероника.
   - Даже так...- опешил я по началу. - Это честь для меня. Когда будет удобно?
   - Матус, Матус... это мне спрашивать надо!- рассмеялась она. - Вообще, лучше всего через дня два - папа будет в командировке у западных границ и можно смело всё совершить.
   - Договорились! - весело заявил я, вспоминая об ещё одном вопросе. - Слушай, а как обстоят дела за границей Империи?
   Председатель оглядела наши опустевшие чашки.
   - Тема ёмкая, Матус, давай обновим содержимое?
   Вскоре беседа возобновилась, хотя, это скорее монолог - Вероника умеет делать презентации. Нас окружил приятный, терпкий аромат кофе. Кончается второй десяток минут урока, но разговор важнее.
   На планете действительно существуют иные социумы. В прошлом, было много случаев бегства имперских подданных за границу. Причём обладающих магическим мастерством - большинство. Симфония занимает огромную часть суши - процентов семьдесят, остальное океан и небольшие территории. Есть множество островов вулканического происхождения, некоторые из которых действующие. На данный момент, согласно закрытой имперской статистике, образований имеющих государственность за пределами Симфонии нет. Строй многих обществ архаичный, с частым уклоном в совсем не приемлемые формы. Торговли и иных отношений ни с кем не ведётся, изучение заграничных обществ в Империи запрещено, а ведение остальной деятельности, за её пределами, рекомендуется сводить к минимуму и должно сопровождаться охраной.
   В целом, в политической повестке Империи нет программ окультуривания, захвата или иных форм контакта. В образовательной системе, Симфония подаётся единственным местом для приложения творческих сил и новаторских потуг. Наша, ещё не публичная, приоритетная задача - освоение орбиты Земли, её спутника - Луны и солнечной системы в перспективе. Империи Симфония предстоит стать межпланетной, поэтому вся ресурсная база переориентируется на это.
   Всё это я услышал от Вероники, а она продолжает:
   - Я буду содействовать целям Империи, хотя не могу сказать, что всё это техническое оснащение мне по душе, всё же магия - это стихийно-природное явление, - выразила чувства девушка и я вдруг хорошо понял их. - Но и говорить, что Симфонию движет ввысь только ортодоксально-научный фактор, нельзя. Почти всё управление идёт от симбиоза укладов. Но в последнее время, меня тревожит возможная угроза из-за границы, хотя Совет считает её минимальной. К слову, твой отец, Матус, кажется курирует проект создания системы безракетного вывода грузов на орбиту, да?
   Я с удивлением взглянул на председателя и отвечаю:
   - Вроде того, я сильно не вникал пока.
   - Попробуй, как-нибудь, донести до Ивера, - с тревогой взглянула Вероника, - что среди обществ за границей Симфонии могут существовать диверсионные группы серьёзного уровня угрозы.
   - Хм-м...- озадачился я. - Понимаю важность, но будет не просто без раскрытия тайны магии. Тем более, что начни он планировать меры упреждения, то опять будет проблема с объяснением причин.
   - Ты прав, Матус, - поддержала девушка, - и здесь я расскажу о ещё одной задумке. Нам нужно доказать реальность угрозы и при этом взять исполнение на себя. Через папу, скорее всего получится второе, а вот с доказательствами пока никак. Отголоски слышу только я, в силу высокой чувствительности, а вот случай с Волох может стать ключом. Возможно мы выйдем на исполнителей, потом на ковен и там уже папа распорядиться, что ввиду наличия угроз нужно создать отдел безопасности, где мы и будем участниками.
   Я восхищённо смотрю на Веронику, едва представляя величину патриотизма и ответственности, что входят в её добродетели.
   Понятно, что готов шагнуть с ней хоть в открытый космос, но всё же уточняю:
   - Идеальный план, единственное - мы только вдвоём будем в отделе?
   Вероника заливисто рассмеялась, но по доброму.
   - Нет, Матус, - отвечает она, - Совет направит туда мастеров магии, скорее всего, под руководством папы. Но я его склоню делегировать все полномочия мне.
   - Блеск! Я готов участвовать, Вероника! - торжественно заявил я.
  
   Глава 7
  
   Занятия кончились, я пропустил последнее, после чего Сапа вкратце рассказал основное и предложил рвануть куда-нибудь. Я отказался, даже в Трисмегист не пойду, ибо тот вал ответственной информации, что получил недавно, требует обдумывания. Да и случай с "договором" обращаться за "полежать на коленях" меня до сих пор вгоняет в краску. Сапа же вдруг вспомнил о "Рыцарях Сети", хлопнул по лбу и убежал, сетуя на глупость по пути. Настроение у меня начинало ухудшаться.
   Вскоре я уже катился на велосипеде, вращая педали без особого усердия - домой совсем хотелось. Голова вроде пустая, возникают обрывки соображений, но только начинаю обдумывать, как они тают. Всё смешалось: учёба, председатель, Трисмегист, Имперский Совет, заграничные земли... Мир расширился слишком быстро, а мера моей ответственности - нет, хочу всё бросить и предаться безделью... Да, это мысли слабака, но следует признаться себе в них. Если не перед собой, то перед кем быть честным? Я многое взвалил на себя, а хотел лишь любоваться председателем Бастиона, пообещал спасти, но хотел-то просто видеть Агнию счастливой! Куда я лезу, вообще?! Я деревенский парень из Тохи, что приехал в столицу получить лучшее образование... Потолок - хорошая работа и простое житейское счастье, но сейчас ситуация закрутилась, словно змея перед броском.
   Вокруг проплывают знакомые дома, пребывая в раздумьях, не заметил как приехал к дому Агнии. Зелень, с вкраплениями осени, что полнит округу, на территории семьи Волох теснима сочной, крепкой и огромной травой. Вспомнился весельчак Сапа, а следом и Агния - милый ангелок. Привиделись её серые озёрца глаз, что ещё недавно смотрели так доверчиво и проникновенно, а губки сказали важные, нужные и значимые слова для любого мужчины. Сказали с такой кристальной честностью и наивностью, что только ради этого момента стоит жить. Больно рванул душу стыд, опалил лицо и уши. Я вжал тормоза, чуть не перевернувшись. С досады щиплет глаза. Кто, кроме меня спасёт их?! Ответ прост - никто! Поэтому, нужно идти, а вернее делать. И нет разницы, как ты при этом выглядишь, достаточно ли эпичности, веет ли пафосом, стилем. Простое и невзрачное дело, доведённое до конца - лучше любого самого громкого и яркого пустоцвета.
   Как облачко тумана, вот ещё недавно плотное и большое, но вдруг растаявшее, так и нашедшая было слабость, а после серьезность, растаяли под лучами приподнявшегося настроения. Я уже с привычного ракурса оглядел ситуацию и даже рассмеялся, обратив внимание пожилой пары, что и так удивились резкой остановке. Скоро мы снимем проклятие и это главное, а всякие там ковены и ордены пока лишь мираж.
  
   Прошло два дня. Пропущенное занятие уже навёрстано, домашнее задание выполнено и я с удовольствием играю в градостроительный симулятор. Его прекрасный саундтрек льётся из новеньких колонок, добавляя плюс сто к привлекательности игры.
   Пластина смартфона где-то правее мышки. Экран вспыхнул и беззвучный режим отработал дробью вибрации - сообщение от Вероники:
   "Матус, добрый вечер!
   Давай я завтра заеду утром, а после занятий мы отправимся ко мне? Это в рамках недавнего обсуждения. Ты не против?"
   С трудом справился с пальцами, что бы не написать провокационное сообщение, могущее хоть немного отобразить букет прекрасных эмоций и чувств, что вызывает председатель. Наконец пишу:
   "Привет, Вероника)
   Очень радостно получить твоё скорое письмо!) Я совсем не против, даже скорее всецело за!"
   Тут же ответ:
   "Хе-хе! Скорое письмо?"
   "Ага) В прошлом же было т.н. "ускорение" для почты)))"
   Мы ещё немного попереписывались, а после вновь пошла игра. Только сделал потише - соседские близняшки уже легли спать.
  
   Смешно косолапя из-за живота, мама ходит по кухне, по привычке встав рано - готовит завтрак. Я только спустился. Наблюдаю за ней с благодарностью и умилением. Надо предупредить, что Вероника заедет.
   - Что? И ты опять молчал до упора, Рыжик?! - воскликнула она после.
   - Ну, мы только вечером договорились, мам, - как казалось, парировал я.
   - Опять эти "ну" - всё, будешь помогать теперь! - упёрла она руки в бока, сердясь, конечно, в шутку.
   - Это в чём?
   - Готовить достойный завтрак! У нас час времени максимум. А ну, просыпайся!
   Мама точно умеет колдовать, потому, как эту скорость, дразняящие ароматы и удивительную красоту, с коими появились блюда на столе, объяснить иначе нельзя. Ещё в самом начале мама надела на меня и себя фартуки, поэтому когда раздался звонок в дверь и я вышел в чём было, глаза Вероники распахнулись в большом удивлении.
   - Доброе утро, Матус! У вас событие? - спросила гостья.
   - Доброе! - рассмеявшись от меткости вопроса, отвечаю я. - Проходи, пожалуйста.
   Отступил и отвечаю:
   - Можно и так сказать, но ты главный гость.
   - Благодарю, - приняла приглашение девушка. - Я подобающе выгляжу для столь радушного приёма?
   Глаза возопили от эстетического удовольствия, взглянув на Веронику более обстоятельно. Чёрно-льдистая форма готова хоть на приём к Оргусу - ни складочки, ни пылинки. Льдистые контуры прекрасно подчёркивают весь аристократизм Вероники, в том числе длину и тонкость шеи. Вновь выделяются фиалковые глаза, обрамленные густыми тёмно-русыми ресницами, а такого же цвета волосы, собраны в шишку на затылке и укрыты сеточкой с сапфировой крошкой. Я словно наяву вижу роскошь чуть волнистых, длинных волос Вероники. Статный высокий лоб и ни единой пряди не выбивается из под строгой причёски. Надо заметить, что отсутствие иных украшений никак не сказывается на идеальном облике председателя, ведь она сама украшает любое место, где пребывает.
   Я уже почти собрался высказать в краске всё, что увидел и понял, как Вероника прижала палец к губам.
   - Матус, мне сейчас с твоей мамой беседовать, - шёпотом заговорила она, - но спасибо за оценку.
   - Так! А о чём вы тут... Ой! - вдруг воскликнула мама, вышедшая в коридор узнать, почему мы не идём. - Вероникушка! Боже мой, какая ты красивая! Дай обниму, куколка ты моя!
   Эту ауру доброжелательности, нежности и любви, может испускать только моя мама, что на радостях действительно может и родить. Я заметил, что перед тем, как оказаться в волнах маминых объятий, Вероника сложила некую фигуру из пальцев и повела ей. Выпускать "свою куколку" мама не хотела, но на мои увещевания согласилась держать за руку. Так мы пришли на кухню, а сверху уже послышались шаги папы.
   Вскоре мы уже расселись за столом, превратившимся в источник пиршества маминой магией, да моей скромной помощью. Я и папа наперебой взялись нахваливать еду, стараясь успеть попробовать всё до прихода сытости. Вероника же ест столь эстетично, что папу и меня можно принять за дикарей на приёме у знати. Мама нас поблагодарила, но я понимаю чего жаждет - мнения от Вероники - мы-то, счастливчики, каждый день вкушаем её изысканные блюда.
   Гостья отложила инструменты и легонько коснулась рта салфеткой. Сделала глоток сока. Тохийского, кстати.
   - У Вас, Ансельма, можно брать уроки лучшим поварам Симфонии, но, считаю, всё равно будет не так вкусно, - отзвучал официальный отзыв. - Спасибо, очень вкусно.
   Последние слова Вероника произнесла с редкой открытостью и чувством. Меня взволновал и тембр, и тёплая вибрация. Мама, понятное дело, всплакнула и сама взялась благодарить и нахваливать гостью. Мы с папой, наблюдая такое, лишь укрепились в чувстве ответственности перед столь нежными существами.
  
   Мы вновь в салоне лимузина, я - слева, Вероника - справа. Лица довольные, а настроение великолепное. Дорога в школу обычно не долгая, но каждый момент особо ценен. Я уже рад, что согласился поехать и ведь впереди ещё комната с артефактами.
   Попрощавшись с дядей Вадо, выходим вместе. Часть учеников, что втягивалась в ворота, решили пропустить председателя и я оказался под прицелом множества глаз. Глянул на Веронику. Выражение лица серьёзное, взгляд острый, устремлён вдаль. Я постарался и сам соответствовать.
   Вскоре стало не до взглядов - учёба подхватила мощным потоком и выбросила к крыльцу Бастиона только в обед. Вновь жду Веронику. Впереди очень важный момент, поэтому немного волнуюсь, и оглядывая знакомый двор с деревьями, скамейками и флагштоками, дал мыслям убежать подальше в мечты и воображение. На небе ползёт вата облаков, а на земле гуляет ветерок, бросаясь иногда листьями, подхваченными под деревьями. Пахнет, вся эта благодать, прекрасно.
   - Бу-у-у! - раздалось сзади, с мягким тычком в рёбра.
   - А-а-а! - заорал я, чуть ли не подпрыгнув.
   Вероника расхохоталась от удачной проделки, а я поддержал, хоть и нервно ещё. Сверкают глаза, полные озорства.
   - Задумался что-то, - решил пояснить я.
   Мы начали спускаться, а Вероника произносит:
   - Не только.
   - В смысле?
   - Я воспользовалась магией скрытности. А ещё вспомни, что мы не первый раз приезжаем вместе, а такое активное внимание со стороны учащщихся было только сегодня.
   Я удивлённо покосился на председателя, прокручивая в памяти те разы. И в правду, тогда мы словно деталь в хорошо смазанном пазу, проходили обыденно и даже буднично.
   - Это удивительно! Ты и такое можешь?! - риторически спросил я.
   - Да, Матус, - ответила она. - Просто иногда повышенное внимание отвлекает, да и чтобы тебя не волновали лишними вопросами.
   Я благодарно встретил взор фиалка Вероники и больше изумился тонкой заботе, чем акту колдовства и умения. Конечно, приход в мою жизнь знаний о нём внёс масштабные перемены, но к сему моменту я почти свыкся с существованием магии.
  
   Вадо пунктуально и верно ждёт, остановившись около ворот. Садимся, завязалась лёгкая беседа. Скоро мы выехали за город и привычным путём направились к Веронике. Погода всё так же радует осенним теплом.
   Служащие дома на внеочередных выходных, как сообщила Вероника - она отпустила. Поэтому весь громадный дом с участком в нашем распоряжении. Я вновь восхищённо оглядываю массивное строение из тёмно-серого камня, со специфическими потемнениями от столетий жизни. Встречает нас величественное крыльцо парадного входа, но всё же всегда, словно уменьшенное вдвое. Замки и дворцы - больше имения Исинн минимум в пару раз, а здесь ближе к особняку. Но стрельчатые окна и контрфорсы добавляют именно замково-дворцовой изюминки. Зал приёмов вообще из прошлой эпохи утончённой роскоши, что проявлена также садом, дорожками для прогулок и статуями разномастных существ. Гаргульи среди них не самые страшные. Мы остановились у старинного фонтана.
   - Любуешься, словно в первый раз, - с улыбкой отметила хозяйка.
   - Ещё буду, - пообещал я, - всё такое полное истории и смысла.
   - Я рада, что дом тебе нравится. Может прогуляемся, а делом потом займёмся?
   Вадо с отеческой улыбкой взирает на нас.
   - Хочется, но я же всё время буду возвращаться мыслями к нему, - рассмеялся я.
   - Тогда - только вперёд! - провозгласила Вероника, делая приглашающий жест.
   Поблагодарив дядю Вадо, мы двинулись в дом, а я вспомнил, как девушка утром сделала жест из пальцев. Спросил.
   - Знаешь, Матус, - отвечает Вероника, а мимо с торжеством и степенностью плывёт роскошная обстановка имения, - в последнее время что-то много стало колдовства. Почти всю среднюю школу и год в старшей, я не использовала его. Это просто замечание, что с появлением тебя, многое поменялось.
   Я с устрашённым видом взглянул на магистра, но в шутку, ведь любому понятно, что никак не влияю на магические токи.
   - А сегодня пришлось потому, что твоя мама крайне эмоциональная натура, чуть не спровоцировала схватки.
   Я даже рассмеялся от распирающего восторга.
   - Спасибо, Вероника! Это она в меня... тьфу, я в неё такой. Ха-хах, - пуще прежнего рассмеялся я.
   Спасительница, отсмеявшись со мной, говорит:
   - Не за что, Матус. А почему не спросишь - кто будет?
   - О! Вот это да! Ты и это знаешь... но стой, пока не говори! Сейчас...
   Я решил угадать и зажмурившись, перед мраморной лестницей, взялся представлять маму с животом. Ничего такого не пришло, а вот бегающую по лужайке девчушку увидел. Лужайка похожа на ту, что нарисована над кроватью в императорском номере в Живице.
   - Девочка! - озвучил я.
   - Правильно, - хихикнула Вероника и мы начали подъём. - Конечно, Ансельме пока не надо рассказывать, но из-за моего вмешательства, её врождённые способности будут проявлены. Она станет магом, Матус. Ты не будешь сердиться за это?
   Я растерялся. Всё же магию воспринимаю, как чуждое человеку. Но моё восхищение и доверие, испытываемые к Веронике - безграничны. Поэтому говорю:
   - Нет. Может даже это судьба.
   Девушка слегка удивлённо посмотрела и произносит:
   - Спасибо, а то уже не знала, как сообщить. Просто магия может в начале доставлять некоторые неудобства семье.
   Я простодушно рассмеялся, отвечая:
   - Да всё хорошо, маминой и нашей с папой любви хватит на это, да и ты, надеюсь, примешь участие.
   Девушка вдруг зарделась. Мы уже дошли, поэтому настало время для иных бесед.
   Комната Вероники осталась за спиной, а мы вошли в тайную - и операторскую, и надёжное хранилище. Сегодня, девушка-магистр хочет познакомить меня с коллекцией, бережно хранящейся в стеклянных шкафах - каждый артефакт по отдельности. И, как я уже заметил, многие пустуют, а значит Трисмегисту предстоит большая работа.
   - Матус, - начала говорить Вероника, вдруг обретя внушительную серьёзность и глубокий тёмный взгляд, - сейчас я хочу продемонстрировать возможности артефактов, их пока пять, включая найденный недавно в храме. Нужно понимать, что это очень опасные вещи. Маги, порой посвящали целую жизнь создавая один единственный и ты можешь представить на что он способен. Итак...
   Первым выбрали меч - более понятная мне вещь. Твёрдую форму и образ, ему придают не материалы, а строго воля создателя. Путём наложения колоссального количества заклинаний и свёртывания их в жгуты, удалось получить очень сильный артефакт. Вероника говорит, что атакуя им, не будешь знать преград. Он разрубает любую материю, часто нарушая атомарные связи и предметы просто растворяются, превращаясь в газ и пыль, в последствии. Ввиду столь ужасных возможностей, оружие хранится в специальных ножнах, тоже созданных магией.
   Второй и третий артефакт - единая композиция, но хранить следует раздельно. Кольцо с прозрачным камнем и колье. Они нужны для получения грандиозных объёмов энергии, но вытягивают её из окружающего пространства. Может получится, что вокруг использовавшего, останется лунный пейзаж на метры, а то и десятки. Артефакты на самый крайний случай.
   Четвёртый - цепь из серебра или белого золота, выполненная из тонкой проволоки. Звено с миндалину. Длиной не более метра. Вероника, показывая её, с печалью усмехнулась:
   - В прошлом, цепи против магов пользовались большим спросом. Среднего оператора, практически невозможно держать под стражей, без наблюдения другого оператора. Вопрос всегда стоял в силе. Ежели у преступника больше - рвал. И тогда один великий чародей, служивший императору, создал её - универсальную, правда только одну. Выясняя возможности цепи, я чуть было не лишилась сил. Это мой первый артефакт, найденный в императорском дворце. Отец именно тогда запретил заниматься подобным.
   Она рассмеялась случаю, а я следом, хотя и разделяю в чём-то мнение Георга.
   - Если сковать мага этой цепью, лучшим решением для него будет - сидеть спокойно. Вырываясь, применяя заклинания, он истратит всю силу, которую цепь преобразует в тепло. Как ты понимаешь, особо ярые ещё и ожоги получат. Её первичная форма, короткая - для удобства, но стоит потянуть, - рассказывает девушка, показывая эффект - цепь вдруг стала удлиняться. Звенья делятся, как клетки в живом организме, - и она примет любую требуемую длину.
   Также Вероника рассказала о способах фиксации и снятия - практически любой человек может это сделать, слегка потренировавшись. Я с очередной порцией удивления и впечатлений, проводил артефакт взглядом, пока девушка укладывала на место.
   Мы перешли к пятому шкафу. Со слов хозяйки коллекции, здесь лежит самый впечатляющий, в плане возможности применения, артефакт. Внешне - это равносторонняя коробочка из красного дерева, искусно украшенная филигранной резьбой. Внутри встроен хрустальный шар, хранящий светящийся туман, играющий всеми цветами радуги. Меня околдовало это зрелище. Смотреть на мерцающий, живой туман можно до бесконечности.
   Вероника дала насладиться зрелищем и перелила его в левую руку. Туман взялся окутывать кисть, а потом впитался. На моих глазах, почти мгновенно, Вероника стала Агнией:
   - Ну как, Матус, - раздался голос сестры Сапы, - впечатляет?
   Оглушенный невероятным эффектом, я протянул руку пощупать - реальность ли, вдруг иллюзия.
   - Только учти, что чувствовать буду я, а не Агния, - в лёгком смущении, сказала девушка.
   Это вывело меня из аута, а Вероника вдруг приняла образ Кремнии, потом Сапы, Дмитрия... Я уже весело и живо встречаю новый облик, сильно удивляясь таким метаморфозам.
   - Ну вот, - проговорила магистр уже своим голосом и вернувшись в привычный образ, - такова его сила. Правда управлять трудно. Весьма сложное изобретение одной гениальной колдуньи. Часть её души обитает в нём, - поясняет Вероника, переливая туман обратно, - и я слышу её. Любит поболтать.
          - Я не смог сразу уловить смысл, когда ты назвала их минами, а теперь понимаю. Воистину, попади нечто подобное в руки детей или обиженному человеку, может произойти трагедия. После снятия проклятия будем искать артефакты!
         - Спасибо, Матус, всё как ты сказал, - кивнула девушка и мы прошли к столу, вновь заняв кресло и стул. - Впервую очередь нужно раскрыть истоки проклятия и деактивировать его.
   - Узрев всё это, - показал я головой на содержимое шкафов, - нет сомнений, что преуспеем.
   - И как же связаны артефакты и разбор всего кода заклинания? - усмехнулась Вероника, не уловив в моём дилетантском утверждении суть.
   - Очень просто, - в продолжении простаковатых суждений, отвечаю я, - ты можешь исследовать суть таких сложных предметов, значит и проклятие не устоит.
   - Приятно слышать, Матус, постараюсь оправдать твою веру, - произнесла Вероника, сопроводив слова лёгкой улыбкой.
   Девушка выдвинула деревянный ящик встроенный в стол и достала деревянное колечко. Похоже на то, что было на Веронике недавно, но гораздо тоньше и темнее.
   - Возьми его, лучше даже сразу надень, - протянула изделие Вероника. Я взял, подивившись мягкости рук девушки и ледяному, будто из стали, колечку.
   Оно маленькое, потому пробую на мизинец, хотя и хотел на средний.
   - Погоди... - остановила девушка и взяв мою правую руку, надела кольцо на средний - подарок вдруг расширился.
   - Это ключ от комнаты, - смущенно пояснила она, а я покраснел от сходства процесса с другим. - Правой будешь открывать - ручка поддастся. И ещё, запомни на всякий случай слова: "В раскрытых ладонях - света исток!" Это для дяди Вадо, отправишь либо сообщением, либо позвонишь. Он будет у твоего дома как можно быстрей и отвезёт сюда.
   Я ошалело смотрю на девушку, не понимая зачем это всё.
   - Понимаешь, ничего нельзя утверждать стопроцентно. Может произойти непредвиденное, и поэтому я прошу тебя носить кольцо и запомнить слова.
   - А что за "непредвиденное"? - спросил я, потянувшись за смартфоном, чтобы всё записать.
   - Ну-у...- замялась Вероника, -  пока лучше и не предполагать, это предосторожность.
   - Ладно! - вынырнул я из омута смутных страхов и серьёзности. - Я записал.  Если что, примчусь сюда, возьму всё имеющееся, кроме куба преображения, и пойду крушить врагов, хе-хе.
   У Вероники, словно тонкая прозрачная стенка лопнула, - глаза приняли привычный живой пламенеющий фиалковый цвет и она рассмеялась. Так и закончилось моё знакомство с суровым, холодным миром магии. Впечатления настолько тревожные, что я готов пожать руку всем тем, кто увёл Империю с этого пути. Моя, ещё не родившаяся, сестра понесёт бремя этой силы, сроднее вероникиному, так что нужно запастись терпением и силой, чтобы оградить её от соблазнов и опасностей. Впрочем, как и Веронику.
   За единственным окном медленно истаивает день, а вечный его спутник - вечер, плавно окрашивает мир в жёлтые тона заката. Мы залюбовались величественным действом. Спустя минуты, Вероника произносит:
   - Может в "Золото Симфонии" съездим?
   - В тот ресторан, где ещё был уединённый балкон? - уточнил я.
   - Да, ты кушать хочешь?
   - Очень! - охотно признался я, особенно от воспоминаний кухни Золота. - Всё впечатляющее окружение твоей комнаты, так и норовит пробудить голод. Вероника заливисто рассмеялась:
   - Да уж, Матус, вяжешь ты причинно-следственные связи особенным образом. Я, кстати, останусь на пару ночей в Золоте Симфонии, пока папа не вернётся.
   В голову ворвалась безумная идея и я давай выталкивать её, словно быка. Но где я, а где бык, поэтому:
   - Может у нас погостишь? - огласил я, испытывая гамму противоборствующих чувств, что даже лоб вспотел.
   Девушка блеснула огоньком в глазах.
   - А можно?
   - Если бы я отказал и об этом узнала мама, то выгнала бы меня не то что из дома - за пределы Симфонии, - серьёзно заявил я.
   Мы давай хохотать и помимо одной радости - младшей, грудь полнит старшая сестра - осознание, что два дня Вероника будет жить у нас дома.


На этом, выкладка ознакомительного фрагмента закончена, друзья. Если вам интересно, что будет дальше, то приглашаю пройти по ссылкам:

Автор-Тудей Либстейшн
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Флат "Похищенная невеста"(Любовное фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"