Мirage: другие произведения.

Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 3. Прошлое, тревожащее нас.

  

Кто не помнит своего прошлого,

обречен пережить его снова...

Сантаяна Джордж

   Я увидела её в лунном свете, сидящую на холодных каменных плитах открытого балкона, и внутри стала разливаться боль оттого, что помочь была не в силах. Она выглядела такой хрупкой и ранимой. Длинное чёрное платье облегало фигуру и подчёркивало загорелую кожу, открывая руки и декольте. Но здесь в месте, которое я могла назвать домом, своим убежищем, мы с сестрой всегда могли позволить себе расслабиться и отдохнуть, не бояться прикосновений других. Иногда я предавалась глупым размышлениям, что было бы, если бы мы не были связаны этим проклятием, но это было действительно глупо, потому что другой жизни, ни я, ни она никогда не знали. Нэа права, пора прекращать думать об этом, но этот город всегда воскрешал мои самые сокровенные желания и страхи, потому, что слишком многое было связано с ним. Сестра повернула свою голову ко мне, и в лунном свете особенно ярко стали выделяться наши белые волосы, а глаза сверкали словно драгоценности. Тут только я заметила неровно обрезанные пряди на камне и кинжал в её руках, и внутри появился страх.
   -Что ты делаешь? Зачем? - осторожно забрала оружие, чувствуя непривычное покалывание в ладонях, первый признак, что оно было именное магически заговорённое. Сейчас меня практически избавляло от более неприятных ощущений только кровное родство.
   Она выглядела очень усталой, но сейчас, встречаясь взглядом, я уже не беспокоилась о том, что пребывание слишком долго в другой форме нанесло ей сильный урон. Но точнее узнать об этом оставалось невозможным... В ментальной магии даже я слаба как котёнок, а разум вещь слишком тонкая, чтобы попытаться разобраться. Нет, есть маги, специализирующиеся на этих проблемах, но показывать им сестру равносильно самоубийству. Мы сейчас как исчезающий вид, всем так и хочется, словно букашку, под микроскопом рассмотреть желательно в расчленённом виде. Внутри просто жила надежда, что всё обойдётся.
   -Не хочу. Они так надоели за всё это время, - пожаловалась Нэа, дёргая за длинные пряди спереди.
   Из груди вырвался тяжёлый вздох, и я села на пол рядом с ней, всё ещё удерживая в руке кинжал.
   -Дай хоть подровняю, ты же не хочешь ходить так, - сказала я, обрезая лишнее, и внутренне жалея, что в руках нет ножниц. Получалось так же неровно, но, по крайней мере, такого отличия в длине не было как раньше. Просто милое каре с длиной немного выше плеч.
   -Да кто меня увидит? Я всю жизнь жила в твоей тени, вряд ли что-то изменится...
   Это было непривычно слышать от неё такие слова. Обычно всё было наоборот, именно Нэа всегда успокаивала и приободряла меня, мне же крайне редко доставалась эта роль. И, наверное, именно сегодня её слова сломали каменную стену, которую я строила всю жизнь, отгораживаясь от остального мира. Кинжал звонко зазвенел на каменных плитах, когда я отбросила его в сторону и вскочила, буквально пылая гневом. Или это пылали узоры на моём теле?
   -Хватит! Не я выбирала эту жизнь! По мне лучше бы я была всегда в тени, чем быть мишенью для ненависти нашего отчима. Не проходило и дня чтобы я не чувствовала всей той бури негативных эмоций, которые адресовывало мне общество и наша милая "семья".
   Вместо ответа Нэа засмеялась, откидываясь назад и оставляя глубокие борозды в камне внезапно изменившимися руками. Она смеялась так долго, что я на мгновение усомнилась в её психическом здоровье. Но её татуировки не светились, выброса силы не было, и это означало только одно, сестра всегда лучше меня контролировала свои эмоции и свою силу. Хотя от неё и не требовалось так жёстко контролировать себя, в отличие от меня её сила не так сильно зависела от её душевного состояния.
   -Знаешь, - вдруг резко перестала смеяться сестра, запрокидывая голову вверх и ища глазами луну, - а я понимаю его, понимаю, почему он нас так ненавидит. Я бы тоже, пожалуй, на его месте ненавидела нежеланных чужих детей, ставших причиной смерти его возлюбленной, заставивших его перенести этот позор. Но ещё больше я бы ненавидела наши демоновы законы и обычаи, заставившие нас всех слепо подчиняться роду Солнца и Луны. Видимо, это заложено в нашей крови на генетическом уровне, что мы не можем, просто не имеем права поступать иначе.
   -У нас не было выбора, как и у него. Тебе лучше не говорить так о роде Владыки, это может навлечь беду на нас, - тихо сказала я, ловя глазами отражение луны на витражной стеклянной двери на балкон. Казалось, что она наблюдает за нами, а её цвет всегда напоминал мне о нашей истории. Фиалковый, словно её разукрасили краской, светлая в середине, постепенно темнеющая к краям. Красиво, но для меня это был ещё и цвет моих господ.
   -Наш отец из рода Владык, думаешь, нас накажут за свободомыслие? - с иронией сказала она, встречаясь со мной глазами. - Ты унаследовала его глаза, но никак не можешь понять одной простой мысли. Мы слишком ценны для нашего народа, и так будет всегда. Ведь именно это увидели Видящие.
   Я не нашла, что ответить на это. Сестра права, она всегда права.
   * * *
  
   Айран'ры - раса, живущая в таком уединении, что большинство остальных представителей жителей этого мира даже не знают, как мы выглядим, и что собой представляем. Только древние народы, такие как драконы, демоны и эльфы, прожившие в этом мире не одно тысячелетие, знают некоторую информацию о нас. Правда в том, что мы пришли из другого места... Наш собственный мир медленно погибал, разрываемый на части пожирателями, являющихся опухолью всех миров. Один из Владык, взяв с собой побочные ветви всех кланов, увел их из родного гнезда, в то время как остальные сражались за свой дом и гибли за него. Кто-то назвал бы это трусостью, но видимо мой далекий предок понимал, что в этой войне нам не победить, и поэтому захотел сохранить наш народ. Нас приняли в этом мире, и после долгих лет мир тоже принял нас. Владыка оставил путь, ведущий обратно в наш родной мир, чтобы остальные тоже смогли прийти, заблокировав его для любого другого народа, но проходили столетия, никто так и не явился. Возможно, они все погибли...
   Мы всегда были слишком скрытны, даже не пытаясь доверять другим расам. Скорее всего, в глубине души мы так и не смогли до конца принять этот мир, и остальные расы чувствовали это. И за свою самонадеянность мы, в конце концов, и поплатились, нанеся уже этому мир глубокую рану, вынудив нас бежать из места, которое мы могли назвать своей страной, своим домом. А после случившегося бедствия, осознав, что политические связи оставляли желать лучшего, не придумали ничего лучшего, как податься к людям, заключив крайне невыгодный договор. Только светлые эльфы и северный клан драконов согласился помочь, предоставив убежище некоторым из моего народа. С остальными расами как-то не сложилось, но виноваты были только мы сами в сложившейся ситуации.
   Сказать по правде после первых столетий в этом мире мы не были в такой изоляции от другого мира, вполне нормально уживаясь с остальными расами. По своему виду нас можно было поставить в один ряд с оборотнями и демонами, из-за пусть и частичного изменения своего тела. Мы были ниже драконов по ступеням иерархии, но выше пусть и истинных оборотней, деля одну ступень с эльфами и демонами. Продолжительность жизни тоже была довольна высока, считай один живучий представитель моего народа мог дожить до трёх-четырёх тысяч лет, что было равно сроку жизни самого обычного эльфа, но этого было вполне достаточно. Меня-то по сравнению с этими цифрами можно смело назвать ребёнком, но тогда и время другое было, да и такие, как я, взрослеют слишком быстро.
   Мы процветали в своём закрытом мирке, пока не случилась война с дейрами, побочной ветвью союза дракона и демона. Из всех народов они ненавидели нас настолько яростно, что любое столкновение могло закончиться только смертью кого-нибудь. Дейры странные существа, в отличие от демонов они не повелевают стихиями, а являются их воплощением. Да и драконья кровь в смешении с демонической породой породила непонятную экзотическую вторую ипостась. У них даже магии своей нет, только собственное тело в эфирном или нет состоянии. Видимо они считали нас какими-то захватчиками и всегда требовали, чтобы мы покинули их мир.
   Но факт остаётся фактом, из-за них мы закрылись в своей долине, окружённые не только неприступными скалами и обрывами, но и магическим барьером. Только дейры жили в ещё большей изоляции, чем мы. Про их страну ходили практически легенды, но найти её не предоставлялось возможным, не рискуя собственной жизнью.
   Что же касалось политического устройства, все мы подчинялись роду Солнца и Луны. Владыки представляли собой странный род, в своей сущности даже не имеющий своей собственной силы. Точнее сила у них была, но не такая, как у других. Это являлось тайной нашей расы, за разглашение которой наказанием была смерть в страшных муках, да и не могли мы ничего сказать, кровь не позволяла. Если быть точной, то во Владыке течёт кровь всех родов, а силой является поглощение магических сил других существ. Они владеют только силой тех, кого поглотили. После же катастрофы они стали ключом к нашему возрождению, только их было только трое последних представителей из когда-то большого древнего рода. Один из них наш отец.
   Жрицы Жизни и Смерти стояли на втором месте после Владык, не имея собственного рода, так как мы могли родиться в совершенно любой семье. Раньше считалось, что они были прекрасными спутницами по жизни для Владык. Так что ещё с рождения жрицы были обещаны роду Солнца и Луны. И не были мы ещё скованы проклятием. Хотя мне это представляется какой-то сказкой, потому что моё поколение жриц не представляет такой жизни. Из-за чего случилась катастрофа в долине, уничтожившая большую часть моих соплеменников и некогда благодатные земли, неизвестно. Только вот с того времени изменилось и отношение к жрицам. Маги жизни (как нас теперь называют) стали более значимы в жизни айран'ров, но нас было слишком мало, а про наши тёмные половинки и вовсе все забыли, да и потеряли мы все свои права и привилегии ещё на родине.
   К причине же ненависти нашего отчима... Мы не можем не подчиниться Владыке. Однажды род Видящих предсказал, что Эн'ниаль Эйр Шамиль из рода Стальных крыльев станет спутницей Владыки и произведёт на свет жриц Жизни и Смерти, в которых так сильно нуждается наш народ. Но на тот момент девушка уже была влюблена в нашего отчима и готовилась к обряду соединения судеб. По какой-то причине Видящие смогли отыскать девушку, когда она уже вышла замуж за Райнэра Эйр Сфирит из рода Янтарного клыка. А браки у нас заключаются только один раз и навсегда. Тогда Видящие потребовали от Владыки, ради спасения нашего народа, воспользоваться своим правом. Не знаю, хотела ли мать этого или нет, но она стала любовницей Владыки, пока не забеременела. А отчим... Зная, что его возлюбленная спит с другим ради исполнения долга, было видимо не выносимо, а потом ещё и воспитывать чужих детей, ставших причиной смерти жены. Я бы тоже ненавидела нас.
   А Владыка... он ушёл, посчитав, что свой долг он выполнил. Ходят слухи, что в данный момент род Солнца и Луны ищет способ восстановить долину, но пока всё тщетно. Да и я не видела выхода из той ситуации, хотя знала о происходящем только по рассказам.
   История моего народа не слишком хороша, мы наделали слишком много ошибок, за которые расплачиваемся до сих пор.
   * * *
  
   Книги были разбросаны по всему полу, и везде, куда не глянь, был толстый слой пыли, словно данное помещение было заброшено слишком давно. В какой-то степени так оно и было, только заброшен был весь дом. Мне было даже несколько неудобно перед сестрой за такой беспорядок, но боюсь, Нэа в данный момент меньше всего на свете волновала окружающая действительность. С этим оставалось только смириться. К счастью, я не держала много слуг, когда жила здесь. Меня окружали только те, кому я могла безоговорочно доверять. Двое из них уже старые люди, которые доживают свой век в благополучии и достатке. Остальные с примесью крови первородных рас разлетелись по свету, после того, как сполна получили за свой труд. Нет, я не сужу их, я вытащила их из таких злачных мест, что и подумать страшно, кого-то выдернула с того света, кого-то подобрала на улице. Я дала им шанс на достойную работу и довольно-таки высокую оплату их труда, позволив выбраться из той ямы, в которую они угодили. Эти люди умели держать язык за зубами и не задавать лишних вопросов. И их совсем не смущал мой вид... Не то, как я закутывалась в плащи, боясь каждый раз коснуться кого-либо, а в простом домашнем платье и заплетённой белой косой. И именно по этому я скучала.
   Заклинание очищения уже вступило в силу, мало-помалу приводя дом в порядок. Только завтра днём будут видны результаты моих усилий, вдохнуть в плетение как можно больше силы было нереально сложно. Это выматывало... Я привыкла по большей части исцелять людей, как магией, так с помощью настоек и зелий, пользуясь обычным ножом, нитками с иголкой и льняными бинтами, когда резерв на нуле, когда обычная магия была помочь не в силах. Я могла создавать довольно сильные щиты и немного знала атакующие заклинания, которые никогда не применяла. Это было на уровне теории, потому что убивать было против моей сущности, за что я часто платилась своим здоровьем. Просто магия разрушения была мне противоестественна. Но навредить можно и по-другому. Даже таким как я приходится учиться защищать себя.
   Возникло огромное желание отослать вестников своим бывшим слугам, но я силой воли поборола его. Кому надо тот и так в ближайшее время появится в этом доме. Они всегда знали, когда нужны мне. И от осознания этого на душе становилось теплее.
   Боль в левой руке отвлекла от мыслей, заставив невольно поджать губы. Как глупо я напоролась на эту ловушку. Архан бы в бешенство пришёл, осознав, что его уроки так и не научили меня быть осторожной. Кстати, надо бы заглянуть на днях к родственнику, а то я с этими поездками совсем забросила тренировки, что естественно не лучшим образом сказалось на моих боевых навыках. Я отложила от себя книгу по практической магии, заклинания которой обновляла в своей памяти, и устало посмотрела на свой некогда чёрный плащ, сейчас имевший сероватый оттенок из-за пыли, собравшейся с подоконника, на котором я сидела. Нет, вообще-то в моей библиотеке имеется довольно таки милая и удобная кушетка и пара кресел, на которых я любила читать, но сейчас кресел не наблюдалось вообще, а кушетка была завалена разным хламом, разгребать который в данный момент совершенно не хотелось. Поэтому раскрыв окно, я села прямо на подоконник, даже не зажигая магический светильник, так как света одной из лун было вполне достаточно.
   Сбоку послышался непонятный шорох, а потом меня довольно таки ощутимо ткнули чем-то острым в бок, да так, что я от неожиданности чуть из окна не выпала. Не скажу, что мне бы это как-то особо повредило, одной звериной ловкости было бы достаточно, чтобы удержаться, да и раскрывать крылья я ещё не разучилась. Но самочувствие и настроение и так было хуже некуда, а ещё и это добавило каплю злости. И поэтому я одним рывком отцепила игрушку от плаща и отобрала булавку, закинув её куда подальше.
   -Тебе нельзя давать острые предметы, Иса, - недовольно сказала я, держа куклу двумя пальцами за шкирку, как обычно держат провинившихся котят или щенят. Никогда такой живности не имела...
   Ярко красный ротик скривился, а потом послышался по детски писклявый голосок, заставивший меня недовольно поморщиться. Издевается зараза, ведь может нормально говорить, только знает же, как меня бесит, когда она начинает вести себя так.
   -Предательница!!
   Возникло огромное подозрение, что меня оглушили на левое ухо.
   -Ты ничего нового не сказала, Иса. И хватит вопить, я не глухая, а ты совсем не ребёнок.
   Послышалось неразборчивое ворчание, а я всё больше задумывалась, что когда мы с сестрой создавали этот артефакт, чтобы сохранить душу Исабель, мы были явно не в себе. Как ещё можно охарактеризовать это? Каждый маг, видевший это творение воспалённого создания, впадал в глубокое затяжное шоковое состояние, а потом поминал добрым словом всех демонов бездны. Мало того что мы нарушили всё существующие законы магии, так ещё и запихнули бедную душу в это. Но я до сих пор считаю, что мы были в своём праве. Исабель не должна была умирать, я видела это, но не смогла её спасти только из-за того, что на неё не действовала магия.
   Несмотря на внешность, это была любимая наша кукла в детстве, может быть, потому что её сделала сама Исабель, а чувство юмора у неё было явно чёрное. Кукла была небольшой, чуть больше длины ладони, и сделана полностью из ткани, набитой пухом. Белое личико, чёрные глаза пуговки, ярко красный нарисованный ротик, чёрные волосы и тёмно-синее платье. Немного мрачная, если подумать хорошенько, но тогда нам было на это откровенно наплевать, а сейчас всё руки не доходили придумать что-нибудь получше. Ведь я ещё после её смерти поклялась вернуть ей тело, но к сожалению ни я, ни сестра пока не нашли способа переместить её душу в новый сосуд. Нас ограничивали те же самые законы природы и магии.
   -Ты меня вновь усыпила... - её голос прозвучал обиженно. Никогда не могла понять, как она вообще разговаривает, являясь, по сути, куклой, но видимо магия, действительно, творит чудеса.
   -Так было нужно, Иса. Это было трудное путешествие, а твои нотации только сбивали меня с мысли.
   Она явно обиделась, и будь у неё иголка или ещё что остренькое непременно исколола бы мне опять весь бок. Послышались тихие шаги, и в дверях появилась Нэа. Она опёрлась о дверной косяк, скрестив руки на груди, и задумчиво смотрела на нас, явно прислушиваясь к такому интересному разговору. Что было в её глазах, я прочитать не смогла, но не смогла сдержать улыбки. Кстати, новая стрижка удивительно шла ей. С уверенностью скажу, что и мне бы такое пошло, только я слишком дорожила своими длинными волосами, которые отращивала ни один год.
   -Развлекаетесь? - её голос звучал ровно, так что нельзя было понять, что именно чувствует эта особа, не заглянув ей в голову.
   Иса обрадовалась появлению Нэа так, как никогда не радовалась мне. Она буквально забилась в моих руках, вырываясь и протягивая свои тряпичные ручки к моей сестре. Я с неким раздражением разжала пальцы, выпуская разбушевавшуюся игрушку из плена. Она готова была вот-вот грохнуться на грязный пол, но сестра с нечеловеческой скоростью рванула вперёд, подхватывая куклу на середине её короткого полёта. Нэа держала её аккуратно, словно маленького капризного ребёнка. В какой-то степени так оно и было, превращение заметно изменило Исабель, чтобы не свести её с ума от произошедших событий.
   -Она усыпила меня на целых сорок лет!
   Ну вот, на меня наябедничали. А сестра явно не в восторге от такого, она никогда не любила, когда Ису обижали.
   -Как нехорошо, Айша, - серьёзно посмотрела на меня Нэа, и её взгляд мне, мягко говоря, не понравился. - Ты обещала мне заботиться о нашей маленькой подружке.
   -Я и заботилась, пока из-за её постоянных лекций меня не пригвоздили копьём к дереву. Это, знаешь ли, немного неприятно, - поморщилась я, вспоминания события сорокалетней давности.
   -Ты прекрасно знаешь, что в этом состоянии, она не может рассуждать здраво. Могла бы пойти на уступки.
   -Вот и оставляла бы её себе, - вспылила я. - Я терпела её капризы и лекции семь лет в путешествии, а потом чуть не погибла. Она даже моих спутников ко мне не подпускала, когда я истекала кровью, пришпиленная как бабочка булавкой к дереву. Мне пришлось её усыпить. Ребята меня неделю выхаживали, потому что моя регенерация впервые в жизни дала сбой! Я не знаю, что с ней случилось в тот момент, но решила перестраховаться, разобравшись с этим по возвращению в столицу.
   Нэа задумчиво посмотрела сначала на меня, потом на Ису. Она прекрасно знала, что я не лгу ей. Ведь где-то глубоко внутри у меня сохранился отголосок того страха, когда моя магия, моя сила на мгновение исчезли, оставив меня совершенно беззащитной.
   Я никогда не боялась ни своей возможной смерти, ни ранений, когда истекала кровью. Может причина была в том, что как я вытаскивала окружающих с того света, исцеляя, так и моя сила хранила мою жизнь. Тот случай заставил впервые в моей жизни испытать страх за своё собственное существование. Возможно, Исабель и не была виновата, её сознание искажено магией, но это было как-то... обидно.
   -Внеси меня в лунный свет, - внезапно тихо попросила кукла, и сестра аккуратно положила её на подоконник.
   Ещё одна маленькая особенность применённой в ходе создания этого артефакта магии. Может, всё было связано с некоторой зависимостью нашей жизни от лунных циклов, но только в период полной луны Исабель словно освобождалась от оков, сковывающих её в этом искусственном теле, и на свет проявлялся её настоящий облик. Её сознание будто бы прояснялось на это короткое мгновение, и мы вновь видели одного из самых дорогих людей в этом мире.
   Как только лунный свет попал на одиноко лежащую на подоконнике куклу, вокруг неё замерцал серебристый свет, и рядом появился полупрозрачный силуэт высокой молодой женщины. Её тёмно-карие практически чёрные глаза с некой неприязнью посмотрели на куклу, и если бы она могла поднять её, то непременно бы швырнула куда подальше. Привычным движением руки она откинула назад длинные чёрные волосы и поправила дорожный костюм, в котором её мы видели в последний раз. Иса при жизни вообще не любила платья, предпочитая удобный и простой стиль наёмников.
   -Как же я это ненавижу... - тихо прошептала она, и в глазах появилась такая тоска и боль, которая нам ещё не снилась. Каждый раз, видя её в таком состоянии, я задумывалась, а правильно ли мы поступили, не отпустив её тогда. Но в другом случае она стала бы беспокойным духом, не способным переродиться.
   -Теперь можно поговорить нормально, - спокойно произнесла Нэа, оглядываясь вокруг и явно раздумывая, куда можно присесть, но разбирать завалы ей явно не хотелось, поэтому она осталась стоять, брезгливо отряхивая своё платье от пыли. - Сестра, за время твоего отсутствия, этот дом превратился в хранилище хлама и пыли.
   Я только хмыкнула, переводя взгляд с неё на Ису. Та недовольно поглядывала на нас, но потом на её губах всё же появилась немного ироничная улыбка.
   -Нэа! Я рада видеть тебя живой и здоровой.
   -И ощущение, что меня здесь нет... - тихо пробормотала я, чувствуя некоторую обиду.
   -А тебя Айша я бы отшлёпала, если бы была такая возможность. Ты меня усыпила!
   -А из-за тебя я чуть не погибла!
   Что ни говори, с этой Исой общаться было намного приятнее и легче.
   -Может быть, не будем зацикливаться на прошлом? - подала голос Нэа, единственная из нас всех, сохранявшая спокойствие в любой ситуации. Да по мне, даже если бы небо рухнуло на землю, сестра только бы отряхнула свой безупречный костюм от пыли и вынесла бы парочку предположений как это всё убрать. Может быть не правильно такое говорить о своей ближайшей родственнице, но ничего поделать с этим не могу. Она всегда была до жути хладнокровной. В отличие от меня, вечно подавляющей свои эмоции, у Нэа, казалось, их вообще не было.
   -Я забуду об этом, если меня больше не будут погружать в сон! - настаивала на свое Иса, яростно сверкая на меня глазами. - Я словно... перестаю существовать. Больше не хочу чувствовать подобное.
   -Хорошо, - недовольно бросила я. - Только не мешай мне работать! Иногда своими действиями ты подвергаешь мою жизнь опасности!
   Как тут было не согласиться, когда на тебя волком смотрят два кровожадных взгляда?
   -Договорились, - очень довольная девушка обгляделась вокруг, и невольно поморщилась. - У тебя здесь и правда, слишком грязно.
   Достали! Естественно здесь будет грязно! Меня же не было больше сорока лет... Не все заклинания держатся так долго, тем более у меня. Смахнув с подоконника ещё один слой пыли, ещё больше испачкав плащ, я только философски пожала плечами.
   -Бытовая магия никогда не была моей сильной стороной. Радуйтесь, что дом вообще не развалился, иначе пришлось бы или снимать комнату или возвращаться в отчий дом. А ни вы, ни я ничего из этого не хотим.
   -И всё же я бы не хотела спать в грязи и дышать пылью, - холодно ответила Нэа, уже листая какую-то найденную на столе книжку. Поднявшееся облако пыли заставило её расчихаться.
   -Я сосредоточила основные потоки магии на двух спальных комнатах, часа должно хватить, чтобы очистить их. Остальное только к утру. Да и на счет еды я пока ничего не знаю, заклинания на погребе должны были сохраниться еще столько же, сколько я отсутствовала. Так что придется готовить что-то самим, в крайнем случае, сходим в таверну.
   -За последние годы... я слегка разучилась готовить, - не отрываясь от книги, сказала сестра, и ещё раз чихнула. - По крайней мере, отчим не кормил меня сырым мясом и на том спасибо. А ты, если я правильно помню, никогда не отличалась кулинарными талантами.
   -Вот смотрю я на вас и удивляюсь, как вы вообще дожили до своих лет? - Исабель рассматривала нас с каким-то нездоровым интересом. - Стоило мне только умереть, как всё ваше воспитание полетело коту под хвост. Чему я вас учила? Вы хоть что-то запомнили из всего, что я вбивала в ваши головы?
   -К моему сожалению Иса, ты тоже никогда не отличалась кулинарными способностями, и твоей едой можно было смело травить вражескую армию, чем подавать её на стол в нашем доме, - так же без эмоций ответила Нэа, совершенно не замечая, какие убийственные взгляды кидает на неё призрак. Я же еле сдерживала рвущийся наружу смех.
   -Жаль, что я не могу запустить в вас каким-нибудь тяжелым фолиантом. Нужно же иметь хоть какое-то уважение к старшим.
   Отвлекаясь от продолжающей разгораться перепалки между сестрой и Исой, я посмотрела в окно. Рядом с фиолетовой луной стал медленно вырисовываться синеватый контур второй луны. Скоро двоелуние... Вместе с этой мыслью по телу прошла дрожь предвкушения чего-то до боли знакомого, а когти на руках удлинились. Только сейчас после всех переживаний по случаю возвращения домой я, наконец, позволила себе прислушаться к своему организму и с нескрываемым огорчением признала, что в этот раз чуть не совершила ошибку. Даже представлять не хотелось, что могло произойти, если бы я не вспомнила. Мне вполне хватило и прошлого раза, когда чуть не покалечила одного из своих напарников.
   -Нэа... начинается двоелуние. У меня в запасе ещё осталась парочка зелий в сумке. В прошлый раз я, перестраховавшись, сделала больше, чем нужно.
   Сестра оторвалась от книги и очень внимательно посмотрела на меня. И почему-то под этим пронзительным взглядом темно-синих глаз я чувствовала себя как-то неудобно, словно сказала что-то очень глупое.
   -Мне оно не нужно. Пробыв во второй ипостаси так долго, я стала лучше понимать свою сущность и контролировать свои... животные инстинкты. Тебе бы тоже не помешало хоть иногда оборачиваться. Одно дело летать на крыльях и другое дело при этом ещё и побегать в пушистой шкурке.
   Принимать этот облик мне всегда давалось сложнее, чем сестре. Возможно потому, что я до сих пор боялась причинить вред своим близким из-за неконтролируемых эмоций. И Нэа об этом всегда знала, только виду обычно не подавала. Иногда я завидовала остальным женщинам своего народа, не принадлежащим роду Владык. Когда мы жили в своем родном мире, мы даже не скрывали свои крылья и никого не смущал набор клыков, хищные повадки и легкая мягкая шерстка по телу, а здесь нам приходилось всё прятать. Но здесь среди других рас нам пришлось жить по другим порядкам. Если раньше нас обучали с рождения контролировать свою звериную сущность, то сейчас с этим сложно. По крайней мере, в детстве Иса ещё пыталась нас научить контролировать свою вторую ипостась, то после её смерти до этого не было никому дела... Наша мама вообще старалась к нам особо не привязываться, была ли причина в том, что каждый раз, когда она нас видела, в её глазах плескалась такая боль, что становилось жутко. Только когда нам с сестрой исполнилось двадцать, она стала смотреть на нас с нежной грустью. Нет, мы любили её несмотря ни на что, но то, что нам пришлось выслушать на протяжении всего взросления, оставляло глубокий отпечаток на сердце. Только Иса относилась к нам, словно мы были её младшими сестрёнками, только она пыталась хоть как-то вытащить нас из той скорлупы, в которую нас загнали окружающие, только тепло её рук мы знали на протяжении всей своей жизни. Исабель была единственным живым существом, которое пыталось научить нас жить как айран'ры, хотя и не принадлежала нашему народу. Сказать по правде, я даже не знала, кем именно она была, но именно она имела на нас столь сильное влияние, что отчим испугался потерять над нами контроль. Единственное, что я знала о нашей воспитательнице то, что когда-то давно она задолжала нашей матери долг жизни и смерти. Такие долги нерушимы для этого мира, и обязаны выплачиваться, иначе душа не может переродиться. Она была тенью нашей матери, защищала её практически всю жизнь, но мама пожелала, чтобы она оберегала нас с сестрой вместо неё, чтобы именно Иса дала нам то, что сама Эн'ниаль была не в силах нам дать. Мама умерла при рождении брата. Это сейчас я понимаю, что она не должна была рожать, точнее она не могла выносить ещё одного ребёнка, потому что наша магия и так выжгла её ауру и заставила слечь с болезнью на долгие годы. Но она всё равно хотела родить ребёнка своему мужу, его родного ребёнка. Было ли это чувство вины перед ним, я не знаю, но мама осознанно решилась на этот шаг, зная, что не сможет пережить родов. И мама скрывала это, даже я в силу своей неопытности не смогла увидеть знак смерти на её душе. Даже ребёнок должен был умереть. И наш младший брат действительно родился мёртвым, только поделившись с ним дыханием жизни, оторвав кусок своей собственной души, я смогла его вернуть, но ничего не смогла сделать, чтобы спасти её жизнь. Это была ещё одна причина, почему отчим так меня ненавидел. Мало того, что его сын стал зависим от меня, так ещё любимая женщина умерла.
   Иса нянчила нашего брата, пока ему не исполнился год. Когда нам исполнилось двадцать шесть, этот мужчина подстроил ситуацию, при которой она очень сильно пострадала. Исабель всегда была не обычной, на неё не действовала магия, именно поэтому она могла безбоязненно находиться рядом с нами. Но именно это и стало причиной, почему мы не смогли её спасти. Я до сих пор ясно вижу, как её окровавленное тело лежало на земле. Её природная регенерация просто не могла справиться с такими повреждениями. Она медленно умирала у нас на руках, а мы были не в силах ей помочь. Именно тогда, находясь в каком-то безумной бреду, наполненном болью и диким отчаянием, мы с Нэа провели тот обряд, сплетя две противоположные силы вместе и чуть не спровоцировав разрыв магической ткани мира. Только вот той, кто занёс кинжал над её грудью и ударил, была я, и пусть поверх моих рук лежали руки сестры, направляя мои действия, я всегда считала себя её убийцей. Именно поэтому я не могла простить своего отчима. Для меня как жрицы Жизни отнять чью-то жизнь было равносильно предательству. Эту кровь на руках ничем не смоешь.
   -О чём задумалась? - тихо спросила сестра. Я и не заметила, что уже некоторое время в комнате воцарилась тишина, даже Иса в облике полупрозрачного призрака внимательно на меня смотрела. Встретившись взглядом с сестрой, я только усмехнулась. Не нужно было слов, чтобы она поняла, о чём я так задумалась, потому что пусть связь между нами и не была такой крепкой как раньше, Нэа тоже помнила тот день и легко читала в моих глазах, что меня тревожило.
   -Да так, вспомнилось что-то... Пойду я, наверное спать. Слишком сильно устала за сегодняшний день, да и рука болит. Иса ты останешься с Нэа?
   Та, посмотрев некоторое время на меня, устало вздохнула, но всё же ответила:
   -Пока луна не скрылась, я хочу побыть с Нэа. Пусть ты и усыпила меня на довольно длительный срок, но это не меняет того, что мы с тобой семь лет были вместе.
   -Хорошо.
   Больше не говоря ничего, я направилась в свою комнату, которая уже должна была быть в порядке. Это место, которое я воспринимала, как своё маленькое личное гнёздышко, радовало глаз чистотой, но всё же чувствовался немного затхлый воздух. Поэтому я сразу же открыла стеклянные двойные двери на балкон, впуская прохладный ночной весенний воздух. Скоро спать придётся, открыв все окна и двери. Лето в Сорэгаль весьма жаркое. Сбросив на пол удобные полусапожки, я зарылась ногами в пушистый ворс серебристого ковра, только сейчас понимая, что действительно вернулась. Дома я вообще любила ходить босиком, не смотря на довольно холодные полы. Пробежав глазами по комнате, улыбнулась. Сразу в голову пришли воспоминания, сколько времени и труда было вложено только в эту комнату, опутанную столькими заклинаниями, словно стремясь создать неприступную крепость в этом просторном для нескольких живых существ доме. Сюда даже сестра не любила заходить, потому что чувствовала себя неуютно и ей не нравились цвета. Не смотря на то, что я любила светлые оттенки, моя комната была смесью бело-фиолетовых цветов. Балкон и окна выходили на широкий балкон, на запад, потому что я любила, когда меня будит солнце, да и посидеть ночь на перилах балкона тоже любила. Моё поместье находилось за городской чертой, хотя за последние годы столица ещё больше разрослась и я уже могла похвастаться близким соседством с каким-то семейством аристократов. По крайней мере, никто кроме них не строил своим поместья за городской чертой, чтобы как говорится отдохнуть от городской суеты. Никогда не интересовалась, кто стал моим соседом. Когда я решила покинуть дом отчима, мне уже пришлось многим пожертвовать, чтобы купить эту землю и большой особняк у какой-то обедневшей аристократической семьи. Несколько лет пришлось потратить на приведение его в порядок, а учитывая тот факт, что я жила весьма уединённо, но с соседями даже не горела желанием знакомиться.
   Окинув взглядом комнату, я вздохнула. Широкие окна и двери, ведущие на балкон, сейчас завешенные тёмно-фиолетовыми занавесками, перевязанные белыми лентами. С той стороны больше ничего и не было, кроме больших цветов в горшках высотой считай до потолков. Проверив заклинание на них, я улыбнулась. Хорошо, что хоть они не сбоили, и мой цветник остался жив и относительно здоров, так как живые лианы, оплетающие стены и служащие ещё одним стражем моих границ, почувствовав хозяйку, сразу потянулись ко мне, требуя ласки и магической подпитки. А мне и не жалко...
   Рядом большой шкаф, заставленный книгами и другими мелочами милыми сердцу, всё остальное я предпочитала держать в кабинете. Вся комната застелена светлым серебристым ковром. Возле окон среди растений маленькая софа и пара мягких кресел с темной обивкой, рядом стоит круглый столик из белого дерева. В другой же части комнаты большая кровать, застеленная тёмным покрывалом, с кучей подушек, на которой поместилось бы пять таких как я. Но я всегда любила простор и комфорт для своего тела. Рядом тумбочка из белого дерева с магическим светильником, оплетающим спинку кровати, как плющ. Маленькие светлячки в нём уже начинали светиться, стоило только отдать мысленный приказ. Рядом были две незаметные двери, ведущие в ванную и гардероб соответственно, спрятанные за плющом. Да и ещё небольшой туалетный столик с большим зеркалом, которое я обычно занавешивала специальным покрывалом. Никогда не любила смотреть на себя лишний раз, потому что это всегда напоминало мне о прошлом.
   Но сейчас бросив взгляд в незакрытое зеркало, я горько улыбнулась и закрыла зверь на ключ. Меньше всего на свете я хочу, чтобы меня беспокоили, пусть даже это Нэа. Аккуратно сняв с себя одежду, я осталась в одном эльфийском белье, и, стараясь не тревожить забинтованную медленно заживающую руку, забралась в постель, свернувшись клубком под тёплым мягким пледом, который так приятно касался кожи. Заметная разница между тем, как приходилось ночевать в дороге. Пожалуй, единственное, что я могла себе позволить что тогда, что сейчас, это красивое бельё. Единственная слабость, которую я позволила себе иметь.
   Голову тут же наполнили мысли, которыми вряд ли можно гордиться.
   Я никогда не хотела этой силы...
   Я никогда не хотела быть проклятой из-за неё...
   Я никогда не хотела быть отверженной и столь одинокой...
   Грудь сдавило, и слёзы покатились по щекам. Татуировка засветилась, впитывая излишки силы. Иногда я ненавидела свою жизнь, ненавидела настолько сильно, что хотела умереть. Моя наставница в детстве тоже маг Жизни, принимала свою судьбу более покорно. Но всё равно в её глазах я видела эту боль, которую раньше не понимала. Только став старше, она расцвела во мне огненным цветком, выжигая душу. Это теперь я понимаю, чего лишена. Мне никогда не дотронуться до окружающих. Мне никогда не узнать близости. Мне никогда не держать на руках своего ребёнка. Был только один шанс вырваться из этого круга, но вряд ли мне позволят это сделать. Потому что без магии я не нужна нашему народу.
   Если бы я только не была проклята... Если бы только все жрицы Жизни смогли снять это бремя со своих плеч, всё было бы намного проще.
   Забывшись беспокойным сном, я чувствовала, что всё же что-то во мне поменялось. Кажется, мне кто-то снился, и от этого боль внутри понемногу проходила.
   * * *
  
   Нэа проводила сестру настороженным взглядом, потому что догадывалась, что сейчас она чувствует. Её мысли до сих пор были запутанные и беспорядочные, но уж это она могла понять. Они давно не виделись, но не разучились читать друг друга как в детстве. Хоть в её поведении сейчас и проскальзывал звериные замашки, ещё не отошедшие после превращения обратно, она явно чувствовала беспокойство за судьбу Айшы. Потому что в какой-то степени она была её негласным стражем. Жрицы Смерти всегда выступали в роли щита своих отражений, именно из-за их неспособности убивать. Тогда она должна была отправиться за сестрой, но не смогла... Сейчас в этом вряд ли можно было кого-то винить, кроме отчима. Но Нэалин чувствовала, что за эти годы что-то произошло, что-то очень важное, заставляющее её нервничать. Это было явно не похоже на её ситуацию. Её просто заперли во втором облике, по крайней мере, последние мозги она не потеряла, но Айша... стала немного другой. Это не было связано со вторым обликом, она редко принимала его и даже как-то боялась этого вида, своей звериной сути. Нэа могла поспорить, что у сестры до сих пор проблемы с контролем во время двоелуния, когда звериная часть их души вырывалась на свободу и могла натворить бед. Прецеденты и реакции на луны конечно разные бывали, но у сестры это всегда было слишком ярко выраженно. Возможно, причина была в том, что ей с детства приходилось сдерживать свои эмоции и силу, готовую выплеснуться и стереть всё в порошок, даром, что сила исцеления. С помощью искажённого проклятия, да прибавив к этому ещё и блокирующую печать на теле, и не такое можно было сотворить.
   -Что с ней произошло, Иса? - тихо спросила она, переводя взгляд на призрак женщины, которая их воспитала. Свет луны ещё не исчез, поэтому она ещё не была скована оболочкой артефакта.
   Та только грустно посмотрела на неё.
   -Я знаю только то, что происходило на протяжении семи лет. Остальные же сорок... загадка даже для меня. Но я прекрасно могу предположить, что её терзает. Она практически сломалась, Нэа. С каждым годом она всё ближе к краю, Айша балансирует на этой границе уже давно. Я не знаю, что произошло за эти годы с ней, но случилось что-то, что она не может себе простить. Но если так пойдёт и дальше, она просто сгорит, как свеча.
   -Раньше всё было в порядке... По крайней мере, мы справлялись, - грустно сказала Нэалин, подойдя к открытому окну и подставляя лицо прохладному после дождя ветерку.
   -Ты не связана такими ограничениями, как она. Для тебя не так опасно прикасаться к кому-либо, ты можешь убить, только когда теряешь контроль над силой, в остальном же они просто получат парочку минут неприятных ощущений. Для неё же каждое прикосновение сопровождается бесконтрольным всплеском магии, что в данном случае разрушает. Для таких как она, всегда существовало много запретов. До разрушения долины Слез, жрицы Жизни, ещё не подверженные проклятию, ещё имели хоть какую-то свободу выбора, теперь же об этом остаётся только мечтать.
   Не сказать, чтобы Нэалин всего этого не понимала, просто сейчас она в какой-то степени и не хотела ничего понимать. Прекрасно зная, что чувствует сестра, она тяжело вздохнула. Действительно, было бы лучше, если бы у них был другой отец. Эта кровь приносила слишком много проблем им обеим.
   -Ей придётся с этим смириться, или уйти в тот клан. Но ты сама прекрасно понимаешь Иса, он не даст ей это сделать, хоть на неё уже и заявили свои права несколько довольно влиятельных мужчин. Жаль только всё это бесполезно в нашем случае...
   Исабель только недовольно мотнула головой. Эти девчонки... После её смерти многое действительно стало хуже. Если бы она только была жива, ситуация бы не дошла бы до такого. "Какой же ты дурак, Райнэр!" - со злостью подумала она, не в силах сделать что-то для этих девочек. Если бы он только мог простить Эн, простить то, что она продолжала хранить в тайне даже после своей смерти... Но он был не в силах смириться с тем знанием. Этот мужчина оказался слишком слаб в своей любви и в итоге сделал всё только хуже. Каждая из сестёр страдала по своему, а призраку оставалось только наблюдать за всем.
   Бросив взгляд на скрывающуюся луну, она вновь почувствовала, как её затягивает в артефакт. Сознание становилось каким-то вязким и путанным. Как же она ненавидела это, но, наверное, это тоже было её наказанием. Ведь тогда именно она не сдержалась, и сказала главе рода Янтарного клыка много лишнего. Но с каждым мгновением её воспоминания гасли, словно искры на ветру, оставляя только её искажённую версию. Только под светом луны, она могла хоть ненадолго стать собой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

0x01 graphic

14

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"