Мirage: другие произведения.

Глава 19.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ух))) моё первое обновление в новом году))) приятного чтения)


   * * *
  
  
   Глава 19.
  

Из двух зол я всегда выбирала то,

которого раньше не пробовала.

Мэй Уэст

  
   Я очнулась резко, словно организм решил, что с него хватит отдыхать. По телу разливалась неприятная болезненная усталость, а само оно, казалось, было и вовсе чужим. Потому что я не могла пошевелить даже пальцем, не то что приоткрыть веки, и, наконец-то, осмотреться. В голове пчелиным роем жужжали тысячи вопросов, таких как: "Где я?", "Что случилось?" и "Почему мне так плохо?". Похожее состояние было, когда мы с братом впервые попробовали спиртное, тайком стащив кувшин вина из кухни. Я тогда тоже лежала пластом несколько дней. Но это состояние отличалось от прошлого, потому как болело всё тело, ломила каждая косточка, и горели мышцы, о которых я даже не знала. Мне хотелось встать, и залезть с головой в горячую воду, но я была просто пленницей в своём собственном теле.
   В голове царила пустота. Каюсь, даже не могу вспомнить какой сегодня день. Я даже не помнила вчерашний. Даже не так, я вообще мало, что помнила. Перед глазами вставали картинки моей жизни в замке с братом, проделки... потом пустота, словно стенку поставили. Мне нужен был толчок, чтобы вспомнить, но его не было.
   Прошло три дня прежде, чем я нашла в себе силы открыть глаза. Тело понемногу подчинялось мне, но каждый раз, когда ко мне кто-то заходил, я лежала как мёртвая, не в силах даже подать знак, что в сознании, и с некоторой иронией слушая неутешительные прогнозы целителей, которые вызывали только омерзение, когда проверяли меня. С одной стороны мне казалось смешным то, что меня вообще могут принять за мёртвую и похоронить в каком-нибудь склепе, но смех этот был скорее истеричным, а с другой стороны мне было жутко страшно. Только что-то всё же не давало закатить крупную истерику и отчаяться. Каждый день, когда я вновь просыпалась, то слышала голос брата и ощущала его присутствие, но каждый раз, когда пыталась до него докричаться, натыкалась на каменную стену, сломать которую была не в силах. А это пугало похуже прогнозов целителей. Мы всегда с братом были вместе, я слишком сильно привыкла ощущать его внутри себя.
   И вот я наконец-то открыла глаза, а вокруг не было совершенно никого, чтобы это засвидетельствовать. Сегодня вообще никто не приходил. И меня посетила мысль, что им просто надоело со мной возиться, кто бы они ни были. Похоже, меня просто оставили здесь на произвол судьбы, что совсем меня не устраивало. Каждое движение давалось с трудом, но стимул придавал урчащий зверем желудок. Ужасный голод пришел внезапно, заставляя недовольно скривить губы и пробормотать проклятие. Только вот из горла вырвался только хрип, напугавший даже меня. Когда глаза обнаружили рядом на тумбочке кувшин, минимальной программой стало до него добраться, а максимальной вообще встать. Судя по ощущениям, провалялась я достаточно долго, и в груди стали зарождаться сомнения, что же вообще произошло, если организм чувствует, будто бы его не кормили больше недели, а во рту зародилась пустыня.
   Бессилие поистине выводило из себя, и растущая злость на саму себя помогла вернуть контроль над телом. Не сразу конечно, это происходило постепенно, когда я сквозь зубы костерила всех своих знакомых на орочьем и гномьем языках. Сесть получилось с четвёртой попытки, и мне ещё повезло, что я не грохнулась на пол лицом вниз и не расквасила себе нос о каменные плиты или ту же самую тумбочку, хотя вон немного подальше лежал мягкий пушистый ковёр, на который я совсем была бы и не прочь упасть. Я была слаба как котёнок, и руки заметно дрожали, когда я протянула их к кувшину. Меня даже не хватило сил его поднять, а только наклонить, расплескав половину воды по полу. Но живительная влага действительно помогла, даря мне силы и приводя мысли в порядок, да и разговаривать перестала, как только что поднятый из могилы покойник. Пару минут просто сидела на кровати, пытаясь привести мысли в порядок и избавиться от внезапно появившейся тошноты, организму явно было мало той жидкости, которую я кое-как влила в себя. Но ничего другого просто не было в обозримом пространстве.
   Не понимаю... совершенно ничего не понимаю. Комната была мне не знакома, такой в замке нашей с братом опекунши явно не было. Может быть, что-то случилось? Но в моей жизни не было ничего захватывающего и интересного кроме проказ, я ведь даже нигде не была. Не была...
   ...Окружённый широкими реками с бурными хрустальными водами, город лежал на возвышении словно остров, раскинувшись во все стороны света...
   Я нахмурилась, массируя виски и пытаясь избавиться от острой боли, мешавшей сосредоточиться. Какие-то странные образы то и дело мелькали в голове, но понять что-либо из этой мешанины было весьма сложно. Единственный выход я видела, чтобы выйти отсюда и самой узнать, что происходит. Может быть кого-нибудь встречу? Только вот встать было сложнее, чем в самом начале пошевелить рукой. Ноги дрожали от слабости и холода, когда я просто собиралась с духом, чтобы встать. А когда всё же решилась и одним рывком поднялась, комната закружилась вокруг как детская каруселька. В последний момент мне всё же удалось за что-то зацепиться, и на пол полетел кувшин с водой, со звоном разбиваясь.
   -Проклятье... - пробормотала я, пытаясь выпрямиться и не наступить на осколки. Комната всё ещё крутилась вокруг, но со временем я всё-таки смогла совладать со своим организмом.
   Покои, в которых я сидела, были большими и довольно уютными. Но всё казалось таким незнакомым. Это было явно не покои замка мадам де Блюй, что приносило лёгкое беспокойство в душу. Лёгкая паника сыграла своё чёрное дело, и я, не успев сделать и пары шагов, напоролась левой ногой на осколок. Из горла вырвался крик, когда я упала на пушистый ковёр. Вытащив осколок, стала размазывать по лицу слёзы, которые никак не хотели прекращаться. На ковёр падали капли крови, переливающиеся как серебро. И именно это привело меня в чувство... Что происходит? Слёзы мгновенно высохли, а ранка онемела. Появилось жуткое желание узнать, что же со мной произошло. Такого со мной никогда не бывало.
   Я думала, встать будет больно, но кроме сильной слабости ничего не почувствовала, да и ранка практически затянулась. Комната была большой, и чтобы пройти её в моём нынешнем состоянии понадобилось много сил. Ощущение, что вместо пары шагов я занималась тяжёлыми физическими упражнениями. Остановившись прямо перед зеркалом, поражённо замерла, не в силах даже слова вымолвить.
   Это я? Пальцы коснулись холодной поверхности зеркала, и это ощущение показалось мне смутно знакомым, словно это уже было. Как во сне... который мне не в силах вспомнить. Но почему-то так щемит в груди, и становится так тоскливо.
   Казалось, в зеркале отражалась я и не я одновременно. Волосы, казалось стали ещё светлее и отрасли, теперь даже ниже поясницы. Они лёгкими волнами укрывали плечи, имея цвет белого золота. Широко распахнутые серебристые глаза сияли ещё ярче, теперь ни у кого уже не возникнет мысли спутать меня с человеком, и даже о наличие крови крылатых напоминает только зрачок звёздочка. Светлая кожа делала меня похожей на призрака, или на существо, перенёсшее тяжёлую болезнь, хотя раньше я имела хороший лёгкий загар. Из-за бледности немного пухлые губы выделялись ярким красным оттенком. Переволновалась и искусала их. В сущности я осталась собой... вроде как... Если бы только не...
   Только вот почему от меня словно сияние исходит? Совсем не хочу походить на светлячок переросток. Да и это так называемое платье кристально белого цвета... Они, что меня уж совсем из списков живых вычеркнули?! Да я им!!! Нет, я не спорю, это свободное платье довольно миленькое, да и на мне сидит хорошо. Только почему белый?! Я же и так с белой стенкой сливаться скоро начну! Глаза яростно сверкнули, и в окно с силой ударил ветер, чудом не разбив стекло. Казалось, такие сильные эмоции только придали сил, и я двинулась к двери.
   Сказать по правде было опасение, что меня заперли, но подёргав ручку, с радостью заметила, что она открыта. Ну да, зачем запирать существо, которое скоро отойдёт в мир иной? Гады! Так стоп, я что злюсь, что меня не заперли? Ерунда какая-то! Так, Шейнара, приведи мысли в порядок и вперёд на поиски ответов. Истерику можно и потом закатить. В коридоре никого не было, следовательно, меня не охраняли, да и вообще вокруг было как-то слишком пустынно и тихо. Это настораживало. Ступать босыми ногами по каменному полу было не только неудобно, но и холодно. Вскоре, ноги онемели, да и сама я чувствовала себя не лучше. Как тут нормально пойдёшь, когда постоянно приходилось за стеночку держаться.
   Исходя из увиденного, я могла предположить, что это замок, и довольно старый, только мрачноватый немного. Тёмные гобелены, изображающие битвы и поля сражений, картины с незнакомыми лицами и магические светильники, вместо факелов. Когда кончился один коридор, выбрала другой, вспомнив старую детскую считалочку. Что самое странное, никто так и не встретился на пути, будто весь замок вымер. Надеюсь, что это не так.
   Когда ноги уже отказывались идти, перед глазами предстала полукруглая маленькая зала с широким полукруглым застеклённым балконом, возле которого стояли большие кусты каких-то растений. Видимо, чтобы скрасить эту мрачную обстановку. Устало привалилась к стене рядом со стеклом, чувствуя сквозной холодок по спине, и впервые за время пробуждения посмотрела в окно.
   А за окном была зима... Снег шёл, не переставая, не давая разглядеть ничего дальше десяти шагов, и это круговерть завораживала, заставляя позабыть цель моего пути. Стоп. Зима... но была же осень...
   -Что вы здесь делаете, митарэ*? - послышался глубокий мужской голос где-то рядом. - Вам плохо?
   Я вздрогнула и повернулась, встретившись взглядом с тёмно-янтарными глазами крылатого. И плотина внутри дала трещину, осыпаясь вниз острыми жалящими камнями, и выпуская чувства и воспоминания, которые я не хотела бы вспоминать. Что послужило этому началом? То, что он говорил на языке тёмной империи или то, что это был именно он? Я не знаю. Только почему-то вместо этого крылатого я видела совсем другое лицо, и в груди поднималась волна сметающего остатки разума ужаса. Видимо что-то отразилось на моём лице, что мужчина заволновался.
   -Митарэ? - он всего лишь протянул руку ко мне, а я отскочила назад, полоснув его по груди внезапно появившимися когтями.
   -Нет!!! - стекло с хрустальным звоном разбилось, впуская в зал холодный ветер и заметая всё снегом. Вокруг меня поднялся настоящий смерч, но мне было всё равно.
   Голову словно сдавило раскалёнными тисками, и волны ужаса накатывали одна за другой, а вместе с ними пришла боль и воспоминания. Я прижала руки к груди, там, где остался еле заметный след после ранения кинжалом, словно пытаясь сдержать расползающееся подобно заразе пламя по телу, которое корчило и ломало меня прямо на полу. Менялось расположение костей, разрывалась кожа на спине, оставляя кровоточащие раны, а когти только бессильно царапали пол. А когда боль ушла, я со страхом смотрела на покрытое серебристой чешуёй тело, разорванное белое платье, тонкий хвост с острым концом, костяной гребень, тянущийся вдоль позвоночника и парочка крыльев с серебряными перьями. Проведя руками по лицу, поняла, что и лицо покрыто мелкой чешуёй, после чего закрылась руками, молясь, чтобы всё, что я вспомнила, оказалось просто сном. Кошмары легче пережить, чем это...
   Обещанная истерика подкатила внезапно, и я сидела, подтянув колени к голове, отрезанная от всего другого мира кольцом снега и ветра, чувствуя, как по щекам текут слёзы. Душа разрывалась на части, а сердце, словно одна кровоточащая рана. Он же обещал...
   -Тихо... тихо...девочка, - послышался успокаивающий мужской голос, показавшийся таким знакомым и родным, и я почувствовала прикосновение к волосам, ставшим после обращения цвета расплавленной ртути и острыми как алмазные нити. - Всё будет хорошо.
   Я подняла лицо, чувствуя, как по подбородку стекает капля светящейся крови из прокушенной клыками губы, и встречаясь взглядом таких же, как и мои, глаз. Наверное, это случилось в тот момент, когда мужчина прикоснулся рукой к моей щеке. Это было похоже на вспышку в сознании, электрический разряд, пробежавший по оголённым нервам, сродни тому чувству, что я ощущала всегда рядом с братом. Родственные чувства, проснувшиеся, словно от спячки. Это нельзя объяснить, нужно родиться таким. А я раньше просто спала, позабыв свои корни и место в мире. Я ощущала его как старшего родственника, и мои чувства подсказывали, что этот... дракон никогда не причинит мне вреда. Не оставалось никаких сомнений, что этот сравнительно немолодой мужчина был моим дедушкой. Сейчас я была слишком расстроена, чтобы думать о том, почему он появился в моей жизни после стольких лет, и поэтому, не раздумывая, бросилась к нему в объятья, разрыдавшись в голос, выплёскивая всю ту боль, что скопилась внутри. Где-то совсем рядом чувствовались отголоски такой же боли, но связь с братом оставалась так же оборванной.
   Не знаю, сколько я так прорыдала, но когда слёзы, наконец, закончились, в груди появилась странная пугающая пустота. А вместе с эмоциями успокоился и холодный ветер, круживший вокруг, словно голодный пёс.
   -Шейн... сестрёнка... - раздался тихий испуганный голос брата.
   Эти слова, сказанные тихим надломленным голосом, заставили меня вздрогнуть и ещё сильнее прижаться сейчас к единственному источнику тепла, который я ощущала рядом с собой. Мне было страшно смотреть на брата, потому что сейчас я полностью понимала, что он имеет полное право меня ненавидеть за всё случившееся.
   -Уведи меня отсюда, пожалуйста.
   Меня аккуратно подняли на руки и понесли в совершенно другую сторону от тех покоев, в которых я раньше была. Волосы загораживали взгляд серебряной волной, но растерянное лицо брата внесло ещё большую смуту в мою душу. Может ли он простить меня?
   * * *
  
   Майя недовольно смотрела на мальчишку, который, наконец, показал своё поистине огромное упрямство и волю. Дракон, сидящий на подоконнике в её кабинете, только посмеивался, глядя на этого теперь уже тёмного полукровку. Поведение мужчины, в несколько раз старше её самой, выводило старую женщину из себя, а его отношение только сильнее расшатывало и так хрупкие нервы. Раньше такого с ней точно не было. Но с Серебром они заключили если не договор, то соглашение на момент, пока детишки не придут в себя. Ясное дело, что мужчина не собирается отдавать их без боя, но и ей в сложившейся ситуации терять этих детей нельзя. Она и так слишком много потеряла, и ещё от одной потери не оправится.
   А мальчик поражал... Тёмная энергия вокруг него была подобна нераскрывшемуся цветку, но и сейчас её уровень оставлял дрожь по телу. Женщина даже не могла увидеть его границы, но и то, что она видела, пугало и восхищало одновременно. Даже сейчас совет явно заинтересуется этим упрямым и сильным мальчишкой. А как объяснить эту пугающую мощь окружающим? И что будет, когда весь его потенциал раскроется? Даже ей, хозяйке этих земель, становилось не по себе. В их роду никогда не было мужчин. Никогда. Тьма зорко следила за этим, даже не допуская такой возможности. Даже не объясняя причин происходящего... Может ли быть, что мужчины их рода были бы слишком могущественными? Что они могли пошатнуть власть самой основательницы их рода? Или это из-за того, что в нём всё же была капля крови драконов? Эти вопросы оставались без ответов. Только одно Майя поняла сразу, тёмная сила была предназначена для него судьбой. Очень интересно было бы узнать, что припасла для него плетунья, а Тьма вряд ли бы пролила свет на эту ситуацию, как бы нелепо это не звучало. Она вообще в последнее время так редко отвечала, даже совет стал задумываться, что Майя потеряла её благосклонность.
   А что касается детей. Она их защитит, они не станут куклами в руках совета, просто нужно немного времени для подготовки. Главное чтобы этот твердолобый дракон не спутал все карты, а парочка козырей у неё всегда найдётся.
   -Почему мы не можем с сестрой покинуть это место? И вы ещё утверждаете, что мы не являемся пленниками, - недовольно бросил мальчишка, сверкая на женщину своими поистине удивительными глазами.
   -Ты вначале дождись, пока она очнётся. Тебе ли не знать, в каком состоянии сейчас находится твоя сестра, - сказала Майя, устало садясь в своё кресло. Тьма, как же она устала. Последние события вымотали её сильнее, чем заседание совета, после которого ей хотелось впасть в спячку на парочку месяцев.
   -Она очнётся! Она обязательно очнётся... - с еле скрываемым отчаянием и злостью крикнул Аринор, и у женщины сильно заломило в висках, словно кто-то со всей силы нанёс ей ментальный удар. Она даже не смогла подавить стон, прижав тонкие кисти к вискам, массируя их.
   Дракон впервые за всё время позволил вылить своё недовольство на одного из близнецов, в одно мгновение ока, оказавшись рядом со вспылившим парнем, и отвесив ему хороший подзатыльник. Тот даже язык прикусил от неожиданности. Аринор никак не ожидал ничего такого от этого серебристоволосого мужчины, который только защищал их всё это время, и к которому он испытывал какие-то странные, казалось бы, родственные чувства.
   -Следи за своими силами, птенец, - холодно сказал Тиарел, - и проявляй уважение к старшим, особенно к тем, кто спас твою жизнь.
   В этот момент Серебро понял, что с воспитанием детишек будут проблемы. А что ещё ожидать, когда у этого желторотого птенца только что может быть проснулась ментальная магия драконов? Притом, что его самого крайне трудно назвать представителем его расы, хоть в нём и есть кровь драконов, особенно после проведённого в храме ритуала, чтобы спасти эту юную жизнь. Во что всё это выльется, даже Серебро не представлял, и кем в итоге станет этот полукровка оставалось загадкой для всех. Единственное, что он знал стопроцентно, это то, что с его силами будут проблемы.
   -А на счёт ухода... - пришла в себя Майя. - Аринор, что сделают с тёмными твои соплеменники? А с полукровками? Думаешь, я не знаю, какая жизнь для них в светлой империи, или точнее её отсутствие? Я прекрасно знаю Императора и его весьма паршивый характер, - поморщилась она, будто бы вспоминая что-то действительно неприятное. - Он всегда был помешан на чистоте крови, но хотя бы не свихнулся окончательно и заключил мир пару сотен лет назад.
   -Вы-то откуда знаете? - всё ещё обиженно спросил он, уже впрочем, не повышая голос на эту странную женщину, которая спасла им жизнь.
   -Я всё-таки хозяйка этих земель... Мне по должности необходимо поддерживать связь со светлой стороной, пусть в последнее время мы немного и не ладим, - устало вздохнула женщина, видя искреннее изумление на лица мальчишки.
   -Только не говорите мне, что вы Владычица, - его смех был несколько натянут. - Никогда не поверю. О ней ходят столь жуткие истории, и вы в них никак не вписываетесь.
   Такое замечание немного повеселило Майю. Дожила, даже не верят в её слова. Видимо, действительно постарела.
   -Не всё то, чем кажется на первый взгляд, мальчик. Тёмных детишек, например, пугают Императором, так что в этом нет ничего необычного. Тьма любит играть на слабостях созданий, хотя этим не брезгует и Свет.
   Последняя фраза прозвучала с еле скрываемой горечью, словно весь этот разговор пробудил в пожилой женщине болезненные неприятные воспоминания. Впрочем, она быстро взяла себя в руки, вновь скрывая истинные чувства за холодной маской безразличия.
   -Тогда почему? Почему вы нас спасли? - вдруг тихо спросил Аринор, встречаясь взглядом с этой странной женщиной, оказавшейся самым страшным кошмаром существа, родившегося на территории светлой империи. - Я ещё могу предположить, что Вам, - усмехнулся он, посмотрев на мужчину странным взглядом, который дракон прочитать не смог, - и есть от этого какая-то польза или выгода. Так как смею предположить, что вы и есть тот самый родственник дракон, о котором нам рассказывали. Только вот какая польза Вам, Владычица?
   -Свои планы я пока придержу при себе, - тонко улыбнулась она, улавливая всё же в его голосе немного злые и немного презрительные нотки, когда речь зашла о родственниках. Мальчишка окружил себя каменной стеной, через которую будет непросто пробиться. Видимо, он никак не может простить того, что с ними случилось, пусть даже возможным родственникам. - А пока тебе следует послушать внимательно то, что я тебе скажу. В ближайшие дни вы переедете в другой замок, и это не обсуждается.
   -Что будет с моими друзьями? - спросил Аринор, и в глазах его появилось странное выражение. Больше всего это было похоже на страх.
   -Как бы странно это не звучало, светлая эльфийка попросила у меня политического убежища, - задумчиво сказала Майя, наблюдая, как дракон и не пытается скрыть смех. - Она готова предоставить весьма важную информацию в обмен на моё подданство. Учитывая, что таких прецедентов раньше не было, на родине её просто посчитают погибшей в неравной схватке с тёмными силами. Я решила удовлетворить её желание, не смотря на случившееся. Проблема с одной маленькой крылатой, которая имеет довольно высокий статус среди своего народа. За неё светлые вновь выступят против меня, - холодно бросила она, замечая, как в глазах мальчишки появляется настоящий ужас.
   -Нет! Только не её! Она же там погибнет!
   Дракон тоже посмотрел на Владычицу выжидающе. Тут и гадать не нужно было, чтобы понять, что её потомок влюблён в эту красивую крылатую. Впрочем, чувство оказалось взаимным, так как девушка только и спрашивала всё это время о близнецах, особенно трепетно отзываясь о своём возлюбленном. Для драконов их выбранная пара вообще была важнее жизни, и за любовь они дрались до последнего своего вздоха, что на собственном опыте уже узнала Майя. Так что Серебро так же будет до конца отстаивать право на чувство своего птенца. Сказать по правде ей не нравилась такая идея. Хватило уже того, что когда-то её дочь сбежала с драконом... А тут ещё эта светлая кровь. В их роду уже достаточно примесей. По хорошему, устраивая дальше их жизнь, ей бы лучше подобрать им прекрасных, достойных, а главное подходящих спутников, чтобы её род не прервался. Но только вот встречаясь взглядом с драконом, Майя отчётливо поняла. Не позволит. Костьми ляжет, но не позволит испортить детям жизнь. Да и сама она где-то глубоко в душе понимала, что это не выход, пусть её сущность Владычицы и твердила обратное, сама Майя прекрасно понимала, почему Риль сбежала.
   -Есть один выход, чтобы светлые сами отреклись от этой девушки. Она сама по доброй воде должна покинуть свой дом или принять тьму.
   -Но она же... светлая... - с еле скрываемой болью вымолвил Аринор. - Она же светлая девушка. Ей нельзя быть тёмной...
   -Могу сказать только то, что у крылатой довольно высокий потенциал. И если она примет тьму, то велика вероятность для неё стать чёрным целителем. Насколько я успела понять, стать целителем было её сокровенным желанием. Так что пока она обдумывает моё предложение.
   -Я...могу её увидеть? - его голос предательски дрогнул.
   -Завтра тебя проводят к ней.
   -А что будет с нами?
   -Майрэ* Тиарел любезно согласился обучать вас, - усмехнулась Майя, наблюдая за неоднозначной реакцией дракона на её слова. Тот кстати, так и остался стоять возле кресла с Аринором и практически всё время хранил молчание. - Так же там будут и другие учителя. Вы будете проходить специальную подготовку.
   -Зачем всё это?
   -Вы не приспособлены к жизни в тёмных землях, и я постараюсь это исправить. Впрочем, время показало, что вы вообще ни к чему не приспособлены...
   Аринор вскочил с кресла, пылая возмущением как факел, с явным желанием высказать сейчас всё, что думает обо всей этой ситуации, как внезапно вздрогнул и побледнел. Его зрачки вытянулись в тонкую щелочку, а кожа местами покрылась серебристыми чешуйками. А потом в свете сверкнули показавшиеся клыки, и мальчишка быстрее молнии метнулся к двери. Замок ощутимо тряхнуло, и в душу Владычицы закралось страшное подозрение. Она перевела взволнованный взгляд на дракона, глаза которого тоже преобразились, а черты лица, казалось, немного заострились.
   -Что случилось?
   -Девочка очнулась... и она призвала сюда холодные разрушающие ветра... - тихо сказал мужчина, быстро направляясь к выходу. - Её нужно как можно скорее успокоить, иначе за последствия я не ручаюсь. Предположу только, что она сейчас в очень нестабильном состоянии.
   А у Майи внезапно разболелось сердце, так что женщина еле сдержала болезненный стон, чуть отставая от бегущего впереди дракона. Её юбка путалась в ногах, что женщина с некоторой ностальгией вспомнила свою молодость, когда ещё могла позволить себе другие предпочтения в одежде. Она вообще была бунтаркой по природе, как бы невероятно это не звучало. Только один вечер перечеркнул все её мечты и верования, создав из неё ту, кто мог держать в стальных тисках всю тёмную империю. Но такова природа всех из их рода...
   Серебро уже скрыл в одном из коридоров, а она уже так сильно отстала от него, что если бы не большой магический фон где-то впереди, то наверное и не нашла бы источник проблемы. Это когда-то давно она считала себя почти всемогущей, дальнейшее действие ясно показало, что это не так. А смерть дочери совсем подкосила здоровье. Хотя она сама загнала себя в эту ловушку, не оставляя шанса спастись. Когда женщина выскочила в полукруглую застеклённую залу, одну из любимых обитателями замка, то не смогла сдержать вздох изумления. Пол был устлан стеклянными осколками, а в центре зала кружился настоящий смерч из снега и холодных острых как лёд ветров, сердцем которых была маленькая хрупкая фигурка спасённой девушки. Её ломало на полу первой волной преображения, и Майя даже пожалела, что не может облегчить её страдания. Она сама помнила ту ужасную боль первого преображения, которая так и не стёрлась из памяти.
   -Шейнара! - послышался рядом полный отчаяния и боли крик её брата, который упал на осколки, также переживая свою первую трансформацию. Сама того не ведая, его сестра потянула его за собой... в который раз.
   -Бабушка, а я могу ему помочь? - раздался рядом грустный девичий голосок, и на Майю посмотрели полные печали глаза маленькой крылатой.
   -Алисья? Что ты здесь делаешь? - в замешательстве спросила Владычица, а потом наткнулась взглядом на вечного спутника этой маленькой стрекозы. Сайгэ практически сидел возле стены, прижимая руку к кровоточащей ране на груди. - Лучше помоги своему охраннику, он ранен.
   Тут девушка заметила раненного крылатого, и её глаза наполнились нешуточным страхом. С криком она бросилась к нему, и по её ладоням заструилась сияющая как солнце энергия, исцеляющая эти странные раны будто бы от когтей. А Майя смотрела на дракона, который словно не замечая злого ранящего ветра, шёл вперёд к сжавшейся маленькой фигурке. Но она видела, как застыло в напряжении его лицо, и чувствовала эти странные потоки драконьей магии, что создавали вокруг него, казалось бы, непробиваемый щит. Каждый шаг давался ему с трудом, но он упорно шёл вперёд.
   -Ему действительно сложно... при должном обучении эта девочка может потягаться силами даже со старейшинами его клана, - раздался совсем рядом напряжённый мужской голос, и, обернувшись, Майя увидела полудуха, натянутого как стрела, готовая пуститься в бой, и в который раз подумала, что ненавидит телепатов. А рядом с ним стояли остальные два дракона, женщина испуганно смотрела на разворачивающееся действие, а её муж успокаивающее обнимал её за плечи до того момента, как она не вырвалась и не побежала к Аринору, пытаясь хоть как-то облегчить его страдания.
   -Не копайся в моей голове, - зло прошипела Владычица, и в глазах сверкнула тьма. Была бы её воля, она засадила бы его в темницу ещё в самом начале, но ветер нельзя поймать в клетку, а с магией эта ошибка природы прекрасно справлялась сама. Она знала его ещё в молодости, так же как и то, что этому чёртову полудуху не одна тысяча лет уже исполнилась, и он активно портит жизнь всем окружающим.
   -Как скажете, Владычица... как скажете... - в голосе так и сквозила насмешка, а потом мужчина внезапно стал серьёзным и с каким-то новым интересом посмотрел вперёд. - Интересно...
   Майя тоже обернулась, и увидела, что ветер пропал, так же как и снег, а на полу сидит преобразившаяся девушка, только вот драконом её назвать было сложно. Но её облик... завораживал.
   -Наслаждайся Владычица, это твоя кровь, - в голосе полудуха чувствовалось не скрываемое восхищение.
   Её кожа была покрыта сверкающей чешуей, переливающейся всеми оттенками серебра, тонкий хвост с тёмным острием, маленький костяной нарост вдоль позвоночника, шипы на локтях, неплохие когти и клыки, которым позавидуют даже тёмные, глаза - ртутные озёра с вытянутым зрачком, длинные светло - серебристые волосы и, наконец, большие крылья со стальными перьями. Майя никогда не видела такой красоты. Её дочь всегда считала их вторую ипостась уродливой, словно сотканной из тьмы, а эта девочка, словно сверкающая драгоценность, которую хочется оберегать и беречь.
   -Она прекрасна... но она же не дракон, - в голосе женщины сквозило замешательство, потому что облик драконов был несколько другим.
   -Дракон. Не будь Шейнара драконом, она бы не призвала бы столько ветров. Даже я услышал её зов, - задумчиво сказал Северный ветер, глядя, как его друг берёт на руки этого глупого несмышлёного птенчика.
   -Но её облик... - подал голос Лазарь, до этого момента хранивший молчание. - Я чувствую голос крови, но не могу понять.
   -Всё просто, - как-то слишком весело сказал полудух. - у нашей малышки будет несколько обликов.
   -Такого не бывает, - отрезал Лазарь.
   -Нет, мой друг ещё как бывает. Я вот знал двух драконов с двумя ипостасями, сволочи, конечно, были те ещё. Не правда, Владычица?
   Но Майя не ответила. Ей даже и в голову не могла прийти это, и она не понимала, как такое возможно. Полудух был прав, и в их истории были слишком тёмные страницы, а об этих двух вспоминать совершенно не хотелось. Слава Создателю, что их нет уже в этом мире, и он может спокойно существовать.
   -Шейн... сестрёнка... - раздался тихий испуганный голос Аринора, и тут только все обратили на него внимание. Майя закрыла рот руками, чтобы не закричать, а драконница даже не скрывала своих слёз. Мальчик мало чем отличался от своей сестры, всё та же покрытая чешуёй кожа, всё те же когти, клыки, костяные наросты, глаза с вертикальным зрачком, только цвет чешуи был намного темнее, волосы были скорее цвета пепла, и у него... не было крыльев. Только две серые полоски, будто шрамы. Даже у её рода были крылья, пусть и сотканные из тьмы. А он... этот мальчик с текущей кровью драконов в его жилах был лишён не только облика дракона, но и крыльев. А драконы просто не могут жить без неба. За что его так наказали? Чем этот ребёнок заслужил такую судьбу? Майя не понимала.
   Но сейчас Аринор не понимал, почему на него смотрят с такой жалостью, почему сам чувствует себя не цельным, словно лишён чего-то очень важного. Он только непонимающе растерянно смотрел в след уходящему дракону, несущему на руках его сестру, которая только сильнее сжалась, услышав его голос.
   -Она чувствует себя виноватой, - ответил полудух на его невысказанный вопрос, видя перед собой только большее удивление.
   -Почему? - и этот сухой надломленный голос принадлежал существу, которому пришлось слишком рано повзрослеть.
   Тут внезапно Алисья слезла рук своего любимого крылатого и подошла к Аринору. Её глаза вновь мерцали, и Майя с новым приступом отчаяния поняла, что эта девочка вновь заглядывает за грань. Иногда её дар приносил слишком много хлопот.
   -Ты ещё не понимаешь, но она уже догадывается. И винит себя в том, что ты стал таким, - она с грустью провела пальчиками по вздрогнувшей спине полукровки, а потом, наклонившись так близко к нему, чтобы никто больше не слышал, прошептала, - Ты сам сделал свой выбор, но и она виновата не меньше твоего. Только не делай ей слишком больно... иначе, она не сможет летать.
   -Ему нужно с ней поговорить, - вдруг сказал полудух, переводя взгляд на Майю. - А Вам нужно разблокировать их связь, чтобы эти дети смогли помочь друг другу излечиться.
   -Их связь может погубить их!
   -Не сейчас... Поверьте, они никогда не сделают друг другу ничего плохого...пока.
   * * *
  
   Мне было холодно, не смотря на тёпло державшего меня на руках мужчины, не смотря на то, что чешуя, в общем-то, должна защищать меня от любых температур. Я замерзала и ничего не могла с этим поделать. Может быть, здесь больше влиял на состояние тела эмоциональный фактор. Я чувствовала себя разбитой, пустой, словно когда меня собирали по кусочкам, что-то просто забыли положить внутрь. И эта незаконченность, пустота в груди меня убивала. Не физически, эмоционально. Как и осознание того, что стало с той маленькой частичкой моей души, являющейся сущностью дракона.
   -Почему вы это делаете? - спросила я, когда меня положили на кровать, а тяжёлые крылья так сильно мешались сзади, словно чужие.
   -Тебе нужно сменить облик, девочка. Не бойся, я помогу тебе. Это будет немного болезненно, но только первый раз, дальше будет легче, - тихо сказал он, помогая мне устроиться поудобнее, и словно не слыша моего вопроса.
   -Почему?
   -Я отвечу на все твои вопросы, после того как ты сменишь облик. Это необходимо Шейнара, для твоего же благополучия.
   -Как?
   -Просто ты сама должна это пожелать. Это нельзя объяснить иначе, мы драконы с рождения учимся управлять своей магией. Она другая, чем у других рас, ведь у нас даже нет заклинаний, потому что мы пользуемся чистой силой и желанием.
   Поверить? Просто поверить в возможность такого? Так сложно. Ведь даже в Академии требовались все те же заклинания. А потом я вспомнила, как играла на вершине башни с ветрами, и как необычно строит свои плетения брат. Ведь он тоже никогда не говорил ни слова из тех занудных книг, которые нас заставляли заучивать наизусть. Он просто создавал заклинания движением руки, так же как и я, видя только плетение, саму изнанку заклинания. Обычно не используя слова, творить магию могли только маги высшей ступени, но мы никогда не задумывались об этом, предпочитая как всегда умалчивать о подобных талантах. Хотя для меня это и не было такой важной особенностью. Я была крайне неодарённа в плане магии крылатых, в отличие от брата, чему ни капли не завидовала.
   -Если тебе сложно представить это, посмотри вглубь себя. Найди свою искорку.
   -Он убил мою искру, - сколько в голосе отчаяния, что хочется завыть в голос.
   -Искру нельзя убить, - твёрдо сказал дракон, глядя мне прямо в глаза. - Если ты жива, значит и она жива в тебе.
   Это было слишком. Не давай мне лишнюю надежду дракон! Я не выдержу больше! Но почему мне хочется верить тебе? Почему хочется верить, что она выжила?! Если в груди такой холод... Чувствуя, как слёзы застилают глаза, уже кричу, ударяя кулаками по его груди, и рассекая когтями кожу.
   -Ты врёшь! Я видела, как она исчезла! Он убил её! Он меня убил! А где был ты?! Почему ты позволил этому случиться?! - и уже не выдержав, разрыдалась, чувствуя, как он аккуратно прижимает меня к себе, пытаясь успокоить.
   -Я знаю, что вы с братом можете меня ненавидеть за всё, что произошло. Но если бы я только знал, что у моей дочери были дети, ваша жизнь сложилась бы по-другому. После смерти жены и дочери я искал смерти, но ваше существование до сих пор держало меня в этом мире, и я счастлив. Вы через многое прошли, и ты девочка должна быть сильной. Я никогда не причиню вам вреда, потому что вы всё, что у меня осталось.
   -Тебя не было с нами. Нас бросили все, мама, отец... Мы не были нужны никому в этом мире. У меня был только брат, но я только усложняю ему жизнь.
   -Не нужно говорить такое, вы нужны друг другу. И поверь, он не держит на тебя зла. Ты ни в чём не виновата. Всё случившееся просто стечение обстоятельств. И вы не одни. Я никогда не оставлю вас. Поверь мне, девочка.
   И я поверила. Глупо, бездумно... Но мне хоть раз жизни хотелось довериться кому-то другому кроме брата. А этот мужчина был всё-таки моим родственником, единственным из всех кому мы были, наверное, нужны в этом мире. И надежда вновь появилась в сердце. Поэтому я заглянула внутрь себя, в самый дальний уголок своей души, и с каким-то потерянным чувством увидела две маленькие искорки, сияющие, словно две звёздочки. И стоило прикоснуться к одной, как тело скрутило спазмом, и крылья пропали, вместе со всем остальным. Неприятно, но терпимо.
   -А у драконов бывает две искры?
   - Нет.
   Но я не стала говорить, что считаю иначе. Просто сейчас это казалось мне неуместным, а потом друг нахлынули чужие чувства, что я даже не поняла в начале, что случилось. Я вновь стала чувствовать брата. И эти эмоции...
   Он стоял в дверях, бледный, растрёпанный, с тёмными кругами под глазами. Ведь всё это время брат сидел возле моей кровати, самим своим присутствием вытягивая меня с того света. Ведь он так волновался за меня, как и я, совершенно не представляя свою жизнь друг без друга. А я отвернулась от него тогда в зале, зациклившись на своих чувствах, и совершенно не замечая его эмоций.
   -Братик... - чувствуя, что вот-вот вновь расплачусь, соскочила с кровати, бросившись к нему. И чувствуя такое знакомое родное тепло, такую незаменимую частичку себя, вздохнула с облегчением. Он здесь со мной. Живой... Братишка, за которого я совершу невозможное, только бы с ним всё было хорошо. Ты ведь тоже всегда меня защищал, даже в детстве.
   А он аккуратно обнимал меня, нежно проводя руками по волосам, и прижимал к себе так крепко, словно боясь, что я исчезну.
   -Всё хорошо... теперь всё будет хорошо, сестрёнка.
   Я не заметила, как исчез из комнаты дракон, не до этого было. Просто сейчас меня не волновало ничего вокруг кроме моего брата. Наконец почувствовать себя под защитой, наконец, почувствовать себя живой.
   "Прости меня..." - не решалась сказать вслух такие простые и одновременно сложные слова.
   "И ты меня тоже, сестра"
   Мы не говорили, просто сидели, обнявшись на кровати, пока я не стала проваливаться в сон. И всё же засыпая, я только сильнее стиснула его руку.
   -Не оставляй меня одну, пожалуйста.
   -Никогда.
   И как тогда в детстве, когда мы остались совсем одни, мы заснули рядом, крепко держась за руки. Потому что только так мы могли забыть все свои невзгоды и неудачи, потому что это простое прикосновение давало нам силу. Силу жить дальше, силу улыбаться, силу верить, что всё плохое для нас закончилось, а с завтрашнего дня начнётся новая страница нашей жизни. Жизни, в которой больше не будет боли и страданий. Мы действительно исцеляли друг друга...
   * * *
  
   Сегодня я приняла самое важное решение в своей не такой уж длинной жизни. Особенно учитывая то, что по сравнения с окружающими нас существами, мы кажемся сущими детьми. Ну-ну...блажен кто верует. А суть состояла в том, что сейчас моё слово могло перевернуть всю нашу жизнь с братом с ног на голову. Последний, кстати, стоял сзади сидящей в маленьком кресле меня, положив руки мне на плечи, и тем самым передавая мне свою уверенность и спокойствие. Он вообще в последнее время редко отходил от меня, помогая прийти в себя. Кроме одного случая, когда ходил к Эве для серьёзного разговора.
   А мне так сложно было поверить, что она сама по доброй воле выбрала тьму, как и то, что мы с братом теперь на этой стороне. Больше всего в жизни я боялась именно этого, это был самый сильный страх моей жизни. И то, что моя подруга отреклась от света, было для меня как гром среди ясного неба, настолько дико даже слова об этом звучали бы раньше. Я не могла понять её, боялась, что она изменится, станет другой. А потом Эва пришла ко мне уже после всего, и только тогда я вздохнула спокойно. Она осталась такой же, только избавилась от своей неуверенности в себе, и улыбалась. Ведь её самая заветная мечта сбылась...
   Что касается меня, даже брат легче принял тот факт, что теперь он принадлежит к тьме. И это было, казалось бы, его место, и его сила, чем брат был вполне доволен. А я же... не знаю. Арин помогал мне прийти в себя, только от душевных метаний оградить не мог. Вновь проведя пальцами по почерневшему металлу браслетов с оборванными нитями связи, как-то заметила, что вообще не ощущаю разницу между этим и предыдущим состоянием. Хотя изменения всё же были. Как иначе можно назвать то, что вместо светлячка ночью я создала какую-то непонятную чёрную бяку, оплавившую часть стены? Но с этим я разберусь позже, главное теперь не махать особо руками, а то ещё что создам такое. А обучить меня уже пообещали. В общем, какая теперь разница. Чёрное или белое, всё едино. Тем более, как сказала это странная женщина, спасшая нам жизнь и теперь глядя на меня с непонятным выражением на лице, тьма - это всего лишь сила, а злая или бодрая решать только мне. Хотелось бы верить в это, а пока поживем, увидим.
   -Так ты согласна? - в этот раз она всё же спрашивала наше мнение, в отличие от предыдущего.
   И сейчас глядя на неё, я знала, на что иду. И дело было даже не в том, что мы были обязаны ей жизнью, просто я чувствовала рядом с ней странное чувство, опознать которое была пока не в силах. Самое главное, что внутри не было страха, когда я узнала, кем она является на самом деле. Владычица. А я смотрела на её иссечённое морщинками лицо, её седые волосы, уложенные на затылке, тёмные круги под глазами, эту болезненную худобу и усталые выцветшие глаза, и понимала только одно, она безумно одинока, и успела пережить столько, сколько нам и не снилось.
   -Да.
   Она только улыбнулась. Это было согласие сразу на два предложение. И дело было даже не в том, что сейчас я позволяла ей заблокировать нашу с братом связь. Именно от неё я узнала, почему это нужно сделать, и приняла. Пусть она и оставила нам способность общаться мысленно, я всегда чувствовала его, он всё же был моим братом. Поначалу будет сложно, но это пройдёт, а потом мы сами научимся ставить блоки. Сейчас я так же соглашалась войти под её покровительство и обучение, как бы я сильно не любила это слово. Так что естественно, что через пару дней меня уже не будет в этом замке. Даже Арин не знает, куда нас отправят, а он с этой женщиной знаком дольше меня.
   -Можно вопрос?
   Владычица только вопросительно приподняла бровь, а потом махнула рукой, показывая, что разрешает мне говорить дальше.
   -Зачем вам это нужно?
   Я знала, что брат уже спрашивал её об этом, но она никогда не говорила ответа. Может быть, мне скажет? Тиарел ожидающий нас у двери только как-то тяжело вздохнул, и меня посетила мысль, что дракон прекрасно знает, что скрывается за странным взглядом Владычицы. Сказать по правде, я была почти уверена, что она не ответит, но к такому даже не была готова.
   -Создатель обязывает нас заботиться о своих потомках, - с грустью сказала она, отворачиваясь к окну и тем самым показывая, что разговор окончен. Ничего не оставалось, как выйти из кабинета, оставив уставшую женщину одну.
   Но я не могла понять её ответа, брат похоже понял, да так и застыл, с неверием глядя на дракона, в последнее время изображающего нашу тень. Я тоже на него посмотрела, и его взгляд мне честно не понравился.
   -Риль... моя жена была дочерью Майи, - не выдержав, тихо сказал он, и, не дожидаясь, отправился вперёд, не особо выбирая дорогу. Я хотела броситься за ним, успокоить, но брат удержал меня за руку.
   -Оставь его, ему просто нужно побыть одному, - ни у него, ни у меня даже язык не поворачивался назвать Серебро дедушкой, он был скорее старшим братом или любимым дядей. Да и как сказала Сапфира (ещё одна родственница) у них не так уж и важны эти названия, так как драконы живут долго, а постоянно выговаривать эти пра-пра было весьма утомительно. Просто был старший в семье, даже драконница точно не могла сказать, кем ей приходился Серебро.
   -Вот мы и нашли родственников со стороны матери, - усмехнулась я, пытаясь переварить информацию, полученную сегодня.
   "Мы справимся".
   Я не сомневаюсь. Вновь провела пальцами по браслету. Помолвка была разорвана, когда Лекс проткнул меня кинжалом, который был создан, чтобы убивать драконов. Он вряд ли знал об этом, находясь под чарами, только вот, и простить его я не могла. Слишком много боли я испытала по его вине, слишком много потеряла. Крылатый предал меня, тот день в храме до сих пор видится мне в кошмарах, от которых я ещё не скоро избавлюсь. Только вот браслеты, не смотря на разорванную помолвку, не снимались. Их должен был снять мой бывший жених или тот, кто истинно мне предназначен, а таких пока в поле зрения не появлялось. Может быть, потом я и найду способ, снять их, а пока буду просто жить. А любовь... Хватит с меня и непонятной тоски в сердце, которую постепенно прогоняли странные сны, начавшиеся сниться мне после пробуждения в этом замке. Я плохо их помнила, но после них на душе становилось легче, а это было главное.
   Арин быстро обнял меня, словно обещая, что теперь всё будет хорошо.
   * * *
  
   Это было странное место, похожее на бескрайнюю пустыню, укрытую одним лишь туманом, и похожее на то, где я была раньше, когда была на грани жизни и смерти. Это не было пустотой, пожирающей всё на своём пути. Это было место, куда я приходила, когда засыпала. Не всегда, только когда чувствовала острую необходимость. Я вообще много где была в своих снах, жаль наяву не могла этого вспомнить. Наверное, именно осознание того, что это сон, позволяло менять окружающую реальность с такой лёгкостью. Ведь оставалось только пожелать, чтобы здесь цвели цветы, и пустыня превращалась в разноцветное поле.
   Но он не любил свет, он вообще вёл себя словно дикий зверь, отвыкший от всего живого. Я нашла его в первый же раз, попав в этот странный сон. Уже без оков, эта истерзанная практически уничтоженная душа была здесь. А рядом кружило это странное белое существо, похожее на волка. Она как всегда пропустил меня вперёд, и я могла поклясться, что видела в его глазах благодарность, за то, что спасла его подопечного из этого ужасного плена.
   Большей частью он просто лежал, не реагируя ни на что живое. Как сказал его страж, он пытался восстановиться, только вот пустота не так легко отпускает свои игрушки.
   Я не надеялась ни на что, когда склонилась над ним, пытаясь разглядеть его лицо, но он был, казалось, соткан из тьмы, а верхняя часть его лица была словно прикрыта чёрной маской, оставались только губы. Я хотела лишь прикоснуться к нему, потому что чувствовала необъяснимую тягу, смешанную с любопытством. Но стоило пальцам только коснуться таких заманчивых губ, как он взвился как бешеный зверь, пылая такой яростью, что становилось безумно страшно. Шею сдавила рука с острыми когтями, и я даже во сне почувствовала, что задыхаюсь. А эти горящие фиалковые глаза... в них не было даже намёка на разум, только всепожирающая ненависть. Из последних сил проведя рукой по его лицу, стала проваливаться в темноту. Не думала, что умру так глупо во сне. Но меня спас его страж, вцепившись сзади своими клыками и разрывая его и так искалечённую душу когтями. Они покатились по земле как два взбесившихся зверя. Пока тёмного не пригвоздило к полу светлыми цепями, похожими на те, что сковывали его в пустоте. Он бился, пытаясь разорвать путы, а его страж кругами ходил вокруг него и с его клыков, как кровь, капала тьма.
   -Отпусти его! - бросилась я вперёд, чувствуя, что не справедливо вновь лишать его свободы, но мне преградили путь.
   -Он потерял свой разум.
   -Нет. Пусти, я смогу ему помочь!
   И волк словно бы нехотя отошёл, провожая меня совсем не лестным взглядом. А я села рядом с этим странным мужчиной, имени которого даже не знала, и очень долго смотрела в эти горящие глаза. Не знаю, что на меня нашло, но я просто наклонилась и поцеловала его, чувствуя, как его клыки прокололи нежную кожу, и поцелуй приобретает привкус крови. Он даже не понял, что происходит, просто в одно мгновение замер, а потом, рванувшись со всей силы, разорвал сияющие цепи, словно они были сделаны из бумаги, и меня опять прижали к себе так, что затрещали кости. В этих странных глазах на мгновение мелькнул разум, а потом он впился в мои губы таким жадным поцелуем, что весь мир перестал иметь значение.
   -Лиэра... - хрипло пробормотал он, отрываясь от меня и утыкаясь носом в волосы, и казалось, мой запах вводил его в какой-то транс.
   А я совсем без удивления узнала этот голос. Голос существа, которое во время поездки не один раз спасло мне жизнь, с которым меня связывала непонятная связь. Только теперь я его не боялась.
   "Жаль, что ночи так коротки", - успела подумать я, прежде, чем проснуться.
   * * *
  
   Дэймон привалился спиной к зеркалу и задумчиво смотрел на свои окровавленные руки. Его некогда светлая одежда тоже была вся заляпана в крови, даже комната выглядела так, словно в ней порезвился маньяк убийца. Но этот цвет хоть как-то разукрасил окружающую обстановку, ещё с первого начала напоминающую дом сумасшедшего. Да по другому и быть не могло, это же зазеркалье, лучшая темница среди ближайших миров. Отсюда нельзя было сбежать, как ты не пытаешься. Большей частью здесь просто сходили с ума. Удивительно, что он продержался здесь так долго.... Браво! Ура! Только вот Дэймон вовсе не был уверен, что сохранил свой рассудок.
   И подтверждением этого был смех, без всякой видимой причины, когда мужчина взъерошил свои длинные белые волосы, пачкая их свежей кровью. Раньше такое просто бы вывело светлого из себя, но не сейчас. Слишком многое поменялось в его душе, там стало слишком... грязно. Его удивительные фиалковые глаза вновь стали разглядывать маленький беспорядок, который он устроил в этой комнате. Особенно привлекали внимание маленькие синие бантики, испачканные в крови. Это было искажённое отражение какой-то девочки, черты лица которой плавились на солнце как восковая маска, открывая почерневший сгнивший череп. Он наткнулся на неё совсем случайно. Это подобие жизни двигалось как сломанная марионетка на ниточках, как и большинство других отражений. Только вот как и большинство таких как она, они пили души пленников, попавших в зазеркалье. Дэймону даже убивать её было скучно.
   Первые годы, попав в эту сумасшедшую темницу, он только и развлекался тем, что исследовал новый для себя мир, пытаясь удержать свои рассудок от увиденных картин. Там где небо сливалось с землёй и менялось местами, где окружающий мир таял как кусок льда, где сплелось в единое целое прошлое, настоящее и будущее. Он как безумный кинулся в то место, где произошла та самая финальная битва, и где обезображенные куклы отражений замерли в схватке. Тогда у него капитально снесло крышу, и он уничтожил их всех, впервые столь сильно обагряя руки в крови.
   Но сильнее всего было воспоминание, когда мужчина пришёл на ту зачарованную поляну, где последний раз видел её с братом в живых. А здесь она было обычной куклой, подвешенной на нитках, тянущихся высоко в небо. И лицо почти как у живого человека, если бы не стеклянные глаза и холодная мраморная кожа. Тогда Дэймон впервые подумал, если бы она выбрала его, то, наверное, осталась бы в живых. А через пару лет он уничтожил и это воспоминание, когда заметил, как бездушная кукла девушки, которую он, возможно, любил, стала красть по частям его душу. Проходили тысячелетия, но здесь даже минуты растягивались в вечность. Единственное, что оставалось ему, это наблюдать за той жизнью в зеркала. Он прыгал с места на место, впитывая, словно губка их эмоции, подмечая каждую деталь. В последнее время в его существование внёс какое-то разнообразие его дядя, прося передать пару сообщений разным людям. Увидев нынешнего Императора, мужчина только презрительно скривил губы, думая, что этот род совсем опустился на самое дно, а империя давно нуждается в новой крови. Только чем больше проходило времени, тем больше Дэймон понимал, что Свет затеял какую-то непонятную игру. А возможность того, что всё это связано с теми событиями, выводило его из себя.
   И ладно бы только это... Дэймон вновь стал чувствовать слабую связь между братом. Это означало только одно. Его брат больше не в лапах пустоты. Испытав странное чувство, смешанное из ярости, радости и жгучей ненависти ко всему вокруг, он с силой ударил по зеркалу, рождая новые трещинки, показывающие, что скоро его срок заключения подойдёт к концу.
   -Святомир!!!
   Третьего удара зеркало просто не выдержало, почернев на мгновение, а потом отразив высокого мужчину с волнистыми переливающимися светлыми волосами до плеч в белоснежных одеждах и золотом плаще. Его голубые глаза окинули племянника долгим изучающим взглядом, особое внимание уделив обилию крови на его одежде и лице. И это явное ему не понравилось, как и то, во что превращалась его светлая душа в этом сумасшедшем мире.
   -Сейчас ты выглядишь даже хуже, чем в прошлый раз, - задумчиво сказал Святомир, небрежным жестом откидывая плащ назад, - Неужели зазеркалье, наконец, свело тебя с ума?
   -Не дождётесь, - слишком зло огрызнулся Дэймон, и по его лицу всего на мгновение промелькнула дрожь преображения, но молодой мужчина силой воли подавил её внутри себя, как и дикое желание растерзать своего родственника на мелкие кусочки, чтобы и его необычная кровь украсила собой стены этой и так не слишком чистой комнаты. - Где мой брат?!
   -Неужели в тебе проснулась вина за его смерть? Ведь именно ты его убил, - как-то наигранно удивился его дядя, и желание придушить его возросло в несколько раз. Только теперь было видно, что эти родственники стоят друг друга.
   Дэймон замолк, ведь действительно не знал, что ответить на это. У них с братом были сложные отношения. Он и не скрывал, что ненавидел брата за то, что она выбрала эту тёмную бесчувственную скотину, за то, что проиграл в этой погоне за маленькой драконницей, так сильно задевшей их души. Но если бы её не было, Дэймон никогда бы не причинил брату боль. Только вот когда их мать на почве ревности убила её, лишив бедную душу даже шанса на перерождение, именно его брат потерял последние крохи здравомыслия и объявил войну всему живому миру. А Дэймону не оставалось ничего другого, как остановить его.
   -Где мой брат? - на этот раз он сдержал свои эмоции, осознав, с кем разговаривает. - Он ведь не в темнице, я прав?
   -Да, это так, - не стал отрицать очевидного Святомир, наблюдая за своим племянником.
   -Тогда почему я всё ещё здесь? - в его голосе просквозило еле скрываемое отчаяние, потому что мужчина чувствовал, что ещё немного и этот мир окончательно сведёт его с ума.
   -Потому что твой брат мёртв, а ты жив, - как-то слишком жёстко припечатал Свет, отворачиваясь. - Душа Астарта, или, скорее всего то, что от неё осталось после пустоты, даже не осознаёт, что с ней произошло. На восстановление тела понадобится время. И неужели ты думаешь, что вас выпустят в мир, ничем не ограничив? Тиамат придумала для вас прекрасные цепи...
   Упоминание имени матери подействовало на Дэймона как ведро ледяной воды. Как же он ненавидел эту женщину!
   -Но знаешь... - вдруг сказал Святомир, перешагивая эту зыбкую для него границу между мирами и оказываясь рядом со своим племянником в зазеркалье, и легонько провёл ладонью по его испачканной кровью щеке, - вам понравятся эти цепи. Только сейчас глядя на тебя, я понимаю, что твой брат более безумен, чем ты. По сравнению с его наказанием, это, - махнул он в сторону исковерканных отражений, - всего лишь увеселительная прогулка.
   И уже растворяясь в воздухе, Святомир как-то странно улыбнулся и сказал:
   -На этот раз всё будет по другому, мой дорогой племянник.
  
  
   *******
   Митарэ - почтительное обращение к девушке (женщине) из благородного сословия на тёмном наречии.
   Майрэ - почтительное обращение к мужчине из благородного сословия на тёмном наречии.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

20

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"