Мirage: другие произведения.

Глава 10.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А события то как снежный ком... (^_^)
    Из этой главы можно выделить три момента:
     а) В нашем полку прибыло. Ура, товарищи! Ура!
    б) Не всё в сущности своей такое, как нам кажется.
    в) Многие ответы и решения новых и старых проблем скрыты в прошлом. (где моя лопата? всегда мечтала заняться архиологией...)
    Ну...вот так вот пока и будет развиваться сюжет...


   * * *
  
   Глава 10.
  

Не стоит возвращаться к прошлому,

оно всё равно никогда не будет таким,

каким ты его помнишь...

NN

  
   Аринор Сильрек Динер де Амаро из дома Нир'рали
  
   Это всегда было больно... Даже не так... Сложно описать свои чувства, когда с тебя живьём начинают сдирать кожу, потом посыпают солью и закидывают в весело полыхающий костёр. На ум внезапно приходит тушка всё того же бедного зайца, пойманного эльфийкой на ужин. И ощущение, что вместо этого ушастого уже я...
   Хотелось кричать от разрывающего грудь пламени. Я прекрасно помню, как срывал горло, царапая мраморный пол внезапно удлинившимися когтями, когда это происходило в первый раз. Сколько нам тогда с сестрой было? Десять... Мне кажется, что это был первый переломный момент в нашей жизни. Время, когда сестра...
   Не могу. Я всегда хотел забыть обо всём этом, как о страшном сне, но эта боль не даёт. Но мне становится хотя бы немного спокойнее, зная, что Шейнара этого не помнит. И пусть к этому причастен я. Наверняка, я не дождался бы от неё благодарности за то, что сделал. Но как и любое другое существо я просто хотел жить... И тогда, и сейчас.
   Насмешка судьбы, но самое дорогое в этом мире существо причиняет мне столько боли и страданий, даже не догадываясь об этом. Возможно, она что-то чувствует, но просто не может понять. Связь между нами настолько крепка, что даже мои щиты не могут удержать все мои эмоции. Нет... я честен со своей сестрой, я разделяю с ней все наши горести и печали, у нас одна душа на двоих, но всё же есть вещи, которые я скрываю даже от неё. Вообще это сложно, сложно постоянно контролировать себя и свои мысли, сложно удержаться от того, чтобы ей всё не показать. Ведь это было так страшно.
   Наверное, я всегда чувствовал, что я живу только благодаря своей сестре. Она являлась тем самым якорем, удерживающим меня в этом мире. Но даже так, это всё равно было моей жизнью... Однажды отец сказал мне, что одно из моих имён означает "Страж", и больше всего на свете я должен оберегать и защищать свою сестру. Наверное, он догадывался, что именно от неё зависит моя дальнейшая судьба. Он любил нас одинаково, словно мы были для него одним единым существом, и, скорее всего, хотел бы, чтобы мы всегда поддерживали друг друга.
   Но это всё не то... Я знаю, что Шейнара глубоко внутри держит обиду на то, что тогда единственный родной нам человек ушёл и так и не вернулся, но она всё равно продолжает любить его, испытывая нечеловеческую тоску по родителям. Я же... от этих мыслей хочется горько смеяться. Нельзя назвать мои чувства простой обидой, иногда мне кажется, что я начинаю ненавидеть своего отца, за то, что с нами произошло после его пропажи и гибели. Это случилось в тот же день, когда вестник принёс в наш дом известие о гибели отца на границе. Не прошло и часа, когда испуганные новостью слуги носились по замку, не решаясь пока сообщить детям, что папа больше не приедет, как на нас было совершено нападение. Я не знаю, чьи это были воины, но это были крылатые и люди. Всё остальное было словно кровавое безумие...
   ...Крики и стоны умирающих. Большая часть замка уже полыхает. Пламя, словно резвясь, захватывает всё больше и больше. Слышен звон бьющихся окон и посуды. Молодой двадцатилетний парень, приставленный к нам, чтобы обучить основам владения мечом, отчаянно дерётся с тремя вооружёнными мужчинами. Но человеку не сравниться в скорости и реакции с крылатым. Они всего лишь забавляются с новой игрушкой, и когда им это надоедает, один из нападавших быстрым движением распарывает парню живот и оставляет мучительно медленно умирать.... Служанка Олья, не так давно справившая своё совершеннолетие и всегда относившаяся к нам как своим братику и сестрёнке, которых у неё никогда не было, дико кричит, когда мужчины решают поразвлечься с такой симпатичной девушкой. Вначале они насилуют её, украшая кожу росписью синяков и порезов, а потом одним махом обрубают светло-бежевые, кремовые крылья и выбрасывают в окно. Безумие... И все кого мы знали, любили... на наших глазах...
   ...Мы прячемся в одной из потайных ниш. Шейнара тихо плачет, крепко обняв меня и уткнувшись носом в грудь. Нам обоим до ужаса страшно. Но я же сильный. Я смогу её защитить. Слышатся тихие шаги, и в полыхающем мареве видится расплывчатый силуэт. Мелькнули синие волосы... Сестра вырывается и с криком выскакивает из укрытия, я пытаюсь её удержать, но не получается.
   -Папа!!!
   Я вижу, как она натыкается на высокого синеволосого крылатого и в ужасе отшатывается, но тот хватает её за руку. Это не отец. Слышится смех, в зале появляются пятеро людей, четверо из которых воины и один маг, который со скучающим выражением поигрывает в руках огненным шаром.
   -О! Посмотрите -ка, кто попался к нам руки! - смеётся один из воинов с жуткими шрамами на лице. - Какая смазливая девочка. Эй, Мойр отдай её нам! Я люблю смазливеньких детишек!
   Сестра вырывается и кричит, но крылатый уже с брезгливым выражение перебрасывает её этим чудовищам.
   -Развлекайтесь.
   -Отпустите её! - я выбегаю вперёд, кидая в них простенькую молнию, разученную мной ещё несколько дней назад. Маг легко её отводит, а потом меня швырнуло о стену, выбивая кровь из носа. Цепкие жёсткие руки схватили меня за шею и слегка приподняли. Я стал задыхаться, а воин с интересом меня разглядывает.
   -Ну, знаешь, Крон, а этот мальчик тоже ничего.
   Стоящий недалеко крылатый поморщился от криков девчонки и тихо сказал.
   -Извращенцы, прирежьте побыстрее этих полукровок. Скоро здесь будет патруль, пора убираться.
   -Ну, что ты такой чёрствый...Мойр. Мы же только слегка поиграем, - сказал один из людей, разрывая одну из юбок сестры и проводя ножом по маленькой шее, оставляя кровавую полосу. Она кричит...
   Я пытаюсь вырваться.
   -Отпустите её! Сволочи!
   В следующий момент я кусаю державшую меня руку, прокусив её почти до кости. Человек выругавшись, с силой отбрасывает меня от себя. Хорошо стукнувшись о стену, так что в глазах потемнело, а из горла пошла кровь, я обесиленно сполз на пол.
   -Что б вы всё сдохли! - в отчаянии кричу я, а потом встречаюсь взглядом с внезапно застывшей как статуя сестрой. В груди словно взорвалось маленькое солнце. Я вижу, как её значок чуть подрагивает, а серебро залило весь белок. Внезапно резкий порыв ветра отшвыривает от неё нападавших, закручиваясь вокруг неё наподобие смерча. Светлые волосы трепещут, и я вижу, как она начинает преображаться... не до конца, но... Лицо пересекает полоска серебристой чешуи, вытянутый зрачок, белые длинные когти на руках, и волочащиеся по полу большие серые крылья, ещё слишком слабые и хрупкие. Но её вид не пугал... пугало то, что было за ним. Когда я корчился на полу от невыносимой боли, то словно бы видел тёмный силуэт за её спиной, направляющий её руки пустой куклы. Я даже могу поклясться, что слышал тихий шёпот, который выбирал смерть для обидевших его... лиэру*?
   Моя сестрёнка... Она голыми руками убила двоих, на других спустила ветряных цепных псов, а оставшегося в живых крылатого убила та неясная нематериальная тень. И лучше бы я не видел всего этого...
   Я сходил с ума от боли, оставляя следы когтей на мраморном полу, когда она подошла ко мне. Там, где раньше была наша связь, я натыкался на глухую пустоту. Она смотрела на меня долгим ничего не выражающим взглядом, чуть повернув голову в бок, как всегда любила делать раньше. С тонких детских кистей капала кровь, и этот звук отдавался тяжёлым звоном в голове.
   -Братишка... - тихий еле слышный шёпот, а потом Шенара закатила глаза и упала. Её тело пару раз дёрнулось, вновь преобразовываясь, а меня вдруг отпустило. Прекратилась эта ужасная боль.
   Я кинулся к сестре и понял, что она просто в обмороке. Тогда я вытащил её из горящего замка, а через пару часов нас нашёл патруль стражи. Сестра очнулась только через несколько дней...
   Я не хотел, чтобы она мучилась, и тогда просто используя восстановившуюся между нами связь, заблокировал все воспоминания об этом дне. И ещё тогда я понял, что эти её вспышки, происходящие, когда ей грозит серьёзная опасность или сильный эмоциональный стресс, убивают меня. Сестра словно становилась катализатором чего-то, что пробуждаясь, начинало разрывать меня на части. Приходилось устранять все раздражающие и опасные ситуации, что бы сохранять себе жизнь. Наверное, это выглядит несколько эгоистично с моей стороны. Только я знаю, что если погибну я, сестра не захочет оставаться в этом мире. Каждый раз я старался сдерживать её сущность. Отец говорил нам, что нашим дедом, как это и не странно, был дракон, но его кровь унаследовала только Шейнара. Я сдерживал её силу и стихию, это всё равно, что заточить в стеклянной клетке свободный ветер. Вижу, как с каждым годом ей всё сложнее, знаю, как ей плохо без прямой связи со своей стихией, но ничего не могу поделать. А то, что нас ещё сковали крылатые было уже закономерно. Способности, полученные нами от отца, были перекрыты, так же как и крылья, которые никогда не появятся за нашими спинами.
   Это было больно, но не так, чтобы жизнь на этом оборвалась. Мы всё же были вместе и живы, а это главное. Моя сестра, не помня о случившемся, казалось, так и осталась ребёнком, придумывающим новые шалости и впутывающим в них и меня. Мне же казалось, что моё детство кончилось, когда мне было десять лет. Я повзрослел слишком рано, и слишком жёстоко это было. Но только рядом с сестрой я могу отбросить тяжёлые воспоминания, купаясь в её радости и счастье, открывая ей душу и сердце, пытаясь быть обычным парнем... Всё же легко претворяться несерьёзным ветреным мальчишкой, чем показывать окружающим, какая бездна скрыта внутри. Я знаю, что нас не воспринимают в серьёз, что вполне играет мне на руку.
   Даже эта поездка... Не скажу, что годы в замке мадам де Блюй были самыми счастливыми в моей жизни, но по крайней мере там было не скучно с постоянными задумками и проделками моей сестры и... Эвы. Сердце в груди чуть сжалось от тоски. Милая моя... Кто бы мог подумать, что я смогу полюбить эту немного печальную девушку с белыми крыльями и бежевой каймой по краям. Наверное, она единственная знала, что я совсем не такой, каким хочу казаться, и приняла меня таким, каков я есть. Не сказать, что я полюбил её сразу... Ведь моя сестрёнка всё же ревновала её ко мне и не подпускала слишком близко. Даже сейчас, не смотря на то, что Эва её самая близкая подруга, я чувствую её тихую ревность, так же как и я испытываю ревность и страх за неё. То, что Шейнару выдают замуж за посвящённого свету, вызывало во мне такую бурю эмоций, что даже сестрёнке становилось страшно. С Лексом мне не тягаться, я это прекрасно понимаю. Идея сестры сбежать по дороге была не лишена смысла, но только вот нужен был подходящий момент. Но главная причина нашего побега совсем не в том, Шейнара не хочет выходить замуж, хотя я вижу, что этот золотоволосый крылатый ей нравится, а в том, что они хотят, чтобы она сама прошла обряд посвящения свету. Так как в нас течёт и тёмная кровь, то я знаю, что шанс, что она выживет, очень мал. Что уж говорить про меня... я просто погибну.
   То, что случилось сегодня, лишний раз доказывает это. Всего лишь несколько слов, сказанных этим выскочкой Вольвом, и у Шейнары опять снесло крышу. Если бы она не очнулась, боюсь, всё могло зайти слишком далеко. Но она обещала мне...
   Сейчас прижавшись ко мне и передавая спасительные крохи сил, она обеспокоенно поглядывала на меня, мысленно спрашивая всё ли в порядке со мной. Я чувствовал её страх, практически ужас, поселившейся в её душе, и пытался успокоить. Тссс... милая моя... всё в порядке, всё хорошо. Почему не пускаю в свои мысли? Мне просто нужно подумать. Не обижайся, сестрёнка. Я же люблю тебя. Прости, что не смог предотвратить этого. Прощаешь? Я знаю... Нам нужно поговорить? Да. Только не сейчас, я только чуть-чуть отдохну.
   Через полчаса к нам подошёл хмурый Лекс.
   -Как ты себя чувствуешь?
   -Уже всё в порядке.
   -Тогда собирайтесь, мы не можем больше оставаться на одном месте. Время поджимает.
   Я слабо улыбнулся. Да, время действительно поджимает.
   * * *
  
   За остаток этого дня мы проехали около трёх миль и остановились только когда начало темнеть. Лекс сказал разбивать лагерь, выбрав для ночлега небольшую поляну недалеко от ручья. Пока остальные разгружали лошадей, я схватил сестру за руку и потащил в сторону деревьев, напоследок крикнув:
   -Мы за хворостом!
   Вольв проводил нас подозрительным взглядом, а Лекс только пренебрежительно махнул рукой.
   -Не потеряйтесь только! - насмешливо крикнула Альзариль, кидая на землю сумки с провизией.
   На моих губах появилась улыбка. Только не сегодня.
   Шейнара чуть непонимающе смотрела на меня, но не проронила и слова, словно чувствуя вину за всё происходящее. Хотя, скорее всего так оно и было. Мы отошли достаточно далеко, чтобы нас не было видно. Сомневаюсь, что даже Альзариль сможет услышать нас. Это было правильно, потому что лишние свидетели нам не нужны. Я почувствовал, как холодная ладонь сестры выскальзывает из моей руки, и она делает несколько шагов назад. Я устало вздохнул и повернулся к ней.
   -Что ты творишь, Шейн? Что?
   На её глазах навернулись слёзы, она обхватила себя руками, словно пытаясь согреться.
   -Я...я не знаю. Арин, я действительно ничего не делала. Это как-то само собой получилось. Словно накатило. Я не слышала ничего и даже не смогла контролировать своё тело.
   Страх... она не скрывала его, да и не смогла бы скрыть от меня. Только не от меня.
   -Что он сказал тебе? - я хотел знать причину.
   Шейнара крепко сжала губы и замотала головой. Как и тогда её всегда слабые щиты стали практически неприступными. Она не хотела, чтобы я знал. А когда она чего-то слишком сильно желает, для неё всё становится возможным.
   -Нет...
   Из груди вырвался только вздох.
   -Хорошо! Я сам узнаю, что нужно.
   В её глазах появился настоящий испуг.
   -Нет, Арин. Прошу тебя не нужно. Это не принесёт ни тебе, ни мне спокойствия. Обещай мне, брат, что не будешь узнавать причину! Обещай так же, как и я, больше никогда не терять контроль над собой!
   Она смотрела на меня с такой мольбой, что я просто не смог отказать. Я никогда не мог противиться её взгляду, просьбе, заранее сдаваясь без боя. Поэтому сестра услышала только глухое тихое: "Обещаю"
   Но если один момент из случившегося я смог понять и отступиться, то было кое-что другое, что терзало меня и заставляло волноваться за наше общее благополучие.
   -Конечно, то, что с тобой происходит, сильно пугает и волнует меня, но я хочу у тебя узнать одну важную вещь.
   Легко прочитав мои мысли, Шейнара побледнела, а потом покраснела и опустила взгляд. Она нервно теребила завязки плаща, а шальной ветер опять растрепал длинную светлую косу. Пара волнистых прядок упала ей на лицо, и девушка отбросила их назад дрожащей рукой.
   -Шейн... я, конечно, понимаю, что напрашиваясь в эту поездку, ты пользовалась своими методами, но демоны нас всех забери, что здесь происходит?! Почему Лекс так себя ведёт, иногда даже забывая о своём задании?! И почему стихия словно взбесилась?!
   Она как-то устало вздохнула. Да, правильно, мы оба уже устали от всего этого.
   -Арин...я... я воздействовала на Лекса своей силой или чем это является у драконов.
   Мне казалось, что мои глаза приняли форму правильного круга.
   -Что ты сделала? - голос почему-то сел.
   -Воздействовала на него... - ещё тише пробормотала сестра. - А ветер он сам как-то...
   -Другими словами твоя сестра приворожила этого бедного ан'нэлора... - раздался довольный жизнерадостный мужской голос откуда-то сзади.
   Быстро вытащив свой меч из ножен, я резко развернулся в сторону непрошенного гостя. Прислонившись спиной к дереву, в небрежно-расслабленной позе стоял молодой мужчина, с интересом наблюдая за нами. Посмотрев на меня своими серо-голубыми глазами, в которых видна была только насмешка, незнакомец только хмыкнул, откинув с лица короткие тёмно-каштановые пряди.
   -Кто ты такой?! - злобно крикнул я, выставив перед собой меч.
   -Никогда не думал, что какой-то спящий птенец будет угрожать мне простой железякой, - с иронией проговорил мужчина и со вздохом оторвался от дерева пошёл к нам.
   Шейнара нервно засмеялась, когда незнакомец прошёл сквозь меня, заставив меня передёрнуть плечами от невыносимого холода. Обернувшись, я увидел, как он с интересом разглядывает нас как каких-то диковинных зверушек, а потом довольно улыбается.
   -Позвольте представиться, я Северный ветер, полудух. Но для вас можно просто Шайре.
   -Полудух? - изумлённо переспросила сестра. - Так это был ты...
   -Шейн, ты хоть что-нибудь понимаешь? Ты знаешь его?
   Мужчина как-то обречённо вздохнул.
   -Не стоит мучить вопросами свою сестру, Аринор.
   -Откуда ты знаешь моё имя?
   -Я же ветер... - с улыбкой сказал Шайре. - А вы те самые детишки, за которыми меня попросили присматривать.
   Наше удивление было общим. Мы с сестрой переглянулись.
   "Ты думаешь, ему стоит верить?" - спросил я.
   Она вздохнула.
   "Он дух ветра..."
   "И что?"
   "Арин! Как ты не понимаешь, нашим дедом был воздушный дракон! По идее он не может причинить нам вреда..." - в её эмоциях проскользнула нотка неуверенности.
   "Правда что ли?" - иногда и я умею язвить.
   Она ещё больше стушевалась.
   "Ну..." - начала Шейнара, но её прервали.
   Назвавшийся Северным ветром мужчина серьёзно посмотрел на нас, и от этого взгляда мурашки пробежали по телу.
   -Может, вы потом обсудите, можно ли мне верить или нет, а вначале выслушаете меня?
   Сестра слегка покраснела, и я почувствовал нотку стыда и удивления, исходящие от неё.
   "Он что слышит нас?" - одновременно спросили мы друг у друга, а Шайре довольно улыбнулся.
   Да что здесь происходит?!
   * * *
  
   Шейнара Рильениара Силь де Амаро из дома Нир'рали
  
   Не понимаю... Может мир действительно успел сойти с ума? Или я просто перестала его понимать? Меня занимал только один вопрос. Как такое возможно? Брата видимо волновало тоже самое.
   Вообще вся эта ситуация начинала пахнуть палёным...
   Весь этот бесконечный день, где каждое событие как снежный ком, под которым нас скоро и погребут. Мало мне оставшегося осадка вины на душе из-за случившегося, так ещё и это. Сложно было поверить, что этот мужчина является полудухом, Северным ветром, который, как мне казалось, спас сегодня утром мне и моему брату жизнь. Но что-то внутри меня верило ему, и словно маленький лучик света тянулось к этой воплощённой стихии в хрупком человеческом обличье. И где-то на грани моего восприятия, я знала, что и брат чувствует то же самое.
   -Почему ты слышишь наши мысли? - хмуро спросил брат, не выпуская из рук меч, даже не смотря на то, что этот Шайре несколько минут назад доказал нам, что обычное оружие для него не страшно.
   Улыбка, появившаяся на губах мужчины, меня разозлила. Внезапно захотелось стереть её удлинившимися когтями. Когтями?! Я с паникой посмотрела на свои руки, а подскочивший ко мне мужчина с силой схватил мою голову своими руками. Как заворожённая я посмотрела в эти серо-голубые глаза, которые вдруг становились ясными как весеннее небо и затягивали как омут. Тело перестало слушаться, а сердце гулко застучало.
   Северный... словно далёкое воспоминание из далёкого-далёкого прошлого... не моего... Но чьего?
   А потом этот обжигающе - холодный поцелуй. Этот холод прокатился по телу и словно заморозил все, что было внутри. А потом невидимый след, оставленный той незримой тёмной тенью, яростно запульсировал, разливая по телу жар и боль. Полудуха резко оторвало от меня и приложило о ближайшее дерево. По подбородку у него стекала капля крови. Как оказалось даже такие, как он, уязвимы. Над ним, как призрак возмездия, стоял злой как тысяча демонов Арин.
   Внезапно закружилась голова, и я села прямо на землю, слегка присыпанную снегом. Пришлось прикрыть глаза, успокаивая взбесившийся организм. Завтрак и обед яростно просились наружу. Сжав в руках комки такого же холодного снега, как и скованное внутри нечто, я постаралась прислушаться к разговору.
   -Что ты с ней сделал? - голос брата был так же холоден, как и окружающий воздух, словно неизвестная магия подействовала и на него.
   -Я запечатал её.
   Даже не открывая глаз, я чувствовала, видела глазами брата, как Шайре спокойно смотрит на него...нас? А кончик меча упирается ему в шею.
   -Сила твоей сестры, как бомба с часовым механизмом. Я пообещал, что сохраню вас живыми, а для этого нужно было полностью запечатать её силу. То, что ты видишь всего лишь побочный эффект.
   Что? Меня лишили силы? Ледяной кокон сдержал рвущуюся наружу боль и что-то ещё... непонятное...странное, но знакомое...
   -Зачем? - еле слышно вырвалось у меня, и парочка слезинок потекла по щеке и, упав на землю, превратилась в сверкающие в наступающих сумерках льдинки.
   -Ты же хочешь жить, спящая? И хочешь ли ты, чтобы жил твой брат? - как-то слишком серьёзно спросил этот странный мужчина, а потом посмотрел на брата. - Ты ведь знаешь об этом, я прав?
   Тот отшатнулся от него. Я широко открыла глаза и посмотрела на них.
   -Постой! О чём ты говоришь...
   Северный легко отвёл в сторону меч и встал, отряхивая одежду. Его голос звучал довольно сухо.
   -Неужели ты никогда не замечала, что когда пробуждается твоя сила, то твоему брату становится плохо? Что он находится на волосок от смерти?
   Что-то было в его словах... Я прикрыла рукой глаза.
   -Я что-то чувствовала такое, но не могла понять. Неужели это всё я?
   Отчаяние. Неужели из-за меня всё это время он...
   Шайре неслышно подошёл ко мне и ласково отвёл непослушные пряди назад.
   -Тихо... всё хорошо. Теперь всё хорошо. Пока я контролирую твою силу и сущность. Потом, как подоспеет помощь, я освобожу тебя.
   -Но почему?
   -Я не знаю, - на его губах появилась грустная улыбка, он оглянулся на отвернувшегося Арина. - Но сделаю всё возможное, чтобы спасти вас обоих. Понимаешь, маленькая, когда пробуждается твоя сила, происходит неосознанная инициация. По непонятной причине, это губительно для твоего брата. Для преображения ты вытягиваешь силы из него. Как я уже успел убедиться, вы слишком крепко связаны. Твой брат знает об этом... поэтому ограждает от различного рода ситуаций, способных повлечь за собой преждевременную инициацию.
   Я посмотрела на брата, и почувствовала, как он закрылся от меня.
   -Арин...
   -Прости, Шейн, я...
   -Не извиняйся, это я должна просить прощения.
   -Шейн.
   Я вновь посмотрела на полудуха. Меня волновали и другие вопросы.
   -Почему ты назвал меня спящей?
   Шайре улыбнулся.
   -Потому, что вы спящие драконы. На счёт тебя я могу это определить, только взглянув, - он встал и подал мне руку. Я ещё чувствовала слабость, но уже могла стоять спокойно. - Даже ты, Аринор, являешься драконом, имея только несколько капель крови своего деда. А спящие вы, потому что ваши сущности глубоко спят внутри вас.
   -Откуда ты столько знаешь? - спросил вдруг брат.
   Северный только отмахнулся.
   -Это слишком долгая история. Не в этот раз. Такие, как я, просто обязаны помогать драконам. У нас осталось не так много времени. Задавайте вопросы пока я добрый.
   -Кто тебя послал? Почему ты помогаешь нам? - сыпал вопросами Арин, на что Шайре только поморщился.
   -Не сегодня. Пока я не могу всего вам сказать. Это не моя тайна.
   -Ты сказал, что я приворожила крылатого... - тихо сказала я, спрятав взгляд. - Что ты имел этим в виду?
   Брат тоже заинтересованно прислушался. Мужчина как-то мучительно вздохнул и отпустил мои руки, которые до этого грел в своих ладонях. Я отчего-то смутилась и сделала пару шагов назад. Арин на это только фыркнул, но стал смотреть на полудуха с подозрением.
   -Это нельзя назвать приворотом в полном смысле этого слова. Обычные привороты со временем проходят. У драконов же это что-то вроде природной особенности, даже у спящих. Обычно это помогает им искать пару, - улыбнулся он, видя мои округлившиеся глаза. - Но некоторые используют это и для простого развлечения. Хотя это запрещено. Названий для этого слишком много, так что проще называть это необычным любовным даром. Действует абсолютно на все расы, кроме моей. В какой-то степени это подчиняет выбранное существо, в зависимости от доли влияния и использованной силы. От этих час нет защит, поэтому драконы держат свой молодняк подальше ото всех, чтобы научить контролировать все их способности и силы. Подробнее вам скажут только сами драконы.
   -Эээ...понятно.
   -Вам пора.
   Оглянувшись, я поняла, что уже давно стемнело, и звёзды уже стали занимать своё законное место на небосводе.
   -Но постой. Я ещё хотела узнать о сегодняшнем событии. Я так и не поняла, что произошло. Ты ведь тоже видел там эту неясную тень!
   -Не сегодня. Я и так слишком много вам рассказал, хотя совсем не должен был показываться на глаза. Твои вопросы никуда не денутся, если подождать ещё парочку дней.
   -Но...
   -Это не обсуждается. Кстати, вы знаете, что нас преследуют?
   С этими словами мужчина вдруг пропал, оставив после себя только морозную свежесть. Холодный ветер пробежал по верхушкам голых деревьев и пропал.
   Преследуют? Мы переглянулись с братом. Вдруг его зрачки расширились, и он тихо ругнулся. В мою голову стали просачиваться подозрения, а потом я прочитала его мысли, и даже ледяной панцирь внутри не спасал от накатившей злости.
   -Арин...
   Увидев мой взгляд, брат стал пятиться назад.
   -Арин... - это уже похоже на шипение рассерженной змеи.
   -Я не виноват...
   -Арин!
   -Я повесил на неё следящее заклинание и свою метку. Но я не знал! Честное слово, я не знал, что она задумала! Мы договорились действовать так, только в самых экстренных ситуациях!
   -Ты потащил её за нами! - я подскочила к нему, и мои глаза яростно сверкали.
   -Мы же с тобой сами договаривались потом вытащить её.
   -Но не сейчас! Мы сами здесь на птичьих правах! Нас самих могут оставить в ближайшей деревеньке под присмотром того же Вольва! Ты думаешь Лекс допустит ещё одного попутчика?!
   На губах брата появилась змеиная улыбочка.
   -Значит, ты опять на него надавишь. Как там сказал этот полудух... - Арин задумчиво почесал подбородок. - Ты его приворожила, кажется. Так? Или я что-то путаю?
   Я обиженно надулась и поджала губы.
   -Я об этом не знала. И не нужно мне напоминать. Я и так помню.
   Брат посмотрел на меня уставшим взглядом.
   -Шейн... сестрёнка... я понимаю, что всё это идёт не по плану. Давай будем разбираться по ходу дела с навалившимися проблемами. Сегодня был ужасно длинный и тяжёлый день. Я так устал Шейн... Вначале тот поединок, потом твоя сила, эта тень, ветер... Слишком много навалилось на нас сразу.
   Я прижалась к нему, вдыхая такой родной запах и наслаждаясь теплом.
   -Я понимаю. Только в следующий раз не скрывай от меня ничего. Если плохо тебе, плохо и мне. Я же чувствую это...
   -Я обещаю.
   Я рассмеялась.
   -По-моему, мы уже сегодня дали друг другу слишком много обещаний.
   -А по-моему нас уже должны отправиться искать. Пойдём к остальным.
   Я только улыбнулась. К нашей стоянке мы вышли только через пятнадцать минут, немного поплутав в темноте. К счастью, отличным маяком стал горящий костёр. Как я успела понять, Лекс уже собирался идти нас искать. Увидев нас, хмурая эльфийка недовольно воскликнула:
   -Ну, наконец-то! Вас двоих только за смертью посылай. И? Где хворост?
   Мы с Арином переглянулись, запоздало вспомнив, зачем собственно и уходили, и рассмеялись. Альзариль недоумённо смотрела на нас, а остальные смотрели столь же удивлённо, пытаясь понять, что нас собственно так насмешило. Видимо только Вольв не стал интересоваться этим, подчёркнуто игнорируя нас обоих. Но нам от этого только лучше.
   Так напряжение этого дня покинуло нас. И мне, если честно, было всё равно, что подумают о нас с братом другие! Подумаешь смех. Нужно же как-то поддерживать свою репутацию, которую уже ничем не испортить. Общественное мнение уже сложилось давным-давно. Внутри вновь стал просыпаться червячок шалости. Я посмотрела на Арина. Поиграем? Он чуть приподнял бровь, спрашивая на счёт недавнего инцидента.
   "А как же Эва?"
   Я только пожала плечами. Разберёмся. Как будто в первый раз такое происходит. Он тоже улыбнулся.
   "Ты права..."
   Никто из команды так и не понял, что произошло, но по нашим молчаливым переглядываниям все осознали, что вскоре что-то случится. Но все же любят сюрпризы, да?
   * * *
  
   Шаас'к настороженно навострил ушки и прислушался. Беседа, невольным свидетелем которой он стал, вызвала в этом любопытном от природы существе бурю вопросов. А началось всё с того, что по истечении достаточного количества времени после ухода этой шумной парочки полукровок, лидер отряда слегка забеспокоился.
   "Слегка!" - с иронией подумал Нарий и рассмеялся.
   Да Лекс чуть не организовал поисковую команду! Мотался по поляне как заведённый, далеко и надолго посылая тех, кто пытался его хоть как-то успокоить. Мягко сказано, что это было странно. Это подмечали все, только мало кто хотел разбираться в причинах. Нарий, знавший крылатого достаточно давно, сразу подметил, что этот молодой для своей расы мужчина изменился... в который раз. Представитель одной из исчезающих рас запомнил совершенно другого Лекса. После обряда посвящения свету мало кто из старых знакомых золотоволосого крылатого мог с уверенностью сказать, что это и есть их друг. Только время назад вернуть уже было нельзя. А многие бы наверняка хотели...
   Лексиниар всегда был весёлым и общительным, несмотря на излишне обострённое чувство долга и лежащую на его плечах, по словам отца, ответственность перед домом. Он любил подшучивать над окружающими, чем в своё время чуть не довёл ректора академии магии до сердечного приступа. Стоит сказать, что многим своим "шуточкам" эта милая светловолосая девушка, путешествовавшая с ними, была обязана именно ему, когда проходила ускоренный курс обучения в том же заведении. Только намного позже многие поняли свою ошибку, сведя этих двух шутников в одном помещении. Но это было не то... Лекс не отказывался от женского общества, на полную катушку пользуясь своей природной привлекательностью. Девушки буквально ложились к его ногам. Он любил своих друзей и готов был пожертвовать жизнью за них.
   Многое изменилось после обряда. Шаас'к помнил, что золотоволосый крылатый совсем не горел от желания принести в жертву свою личность на благо отечества, но глава дома Ашар'риэр, его отец, имел свои собственные методы убеждения, после чего знакомый всем Лекс исчез, словно его и не было. Остались только воспоминания. А то что появилось на свет, было совершенно другим существом. Новая личность, новые взгляды, безграничная преданность свету и императору, а так же возросший в десятки раз магический потенциал, несмотря на то, что и раньше крылатый был магом довольно высокого уровня. Свет любит своих детей...
   Новый Лексиниар был человеком сложного характера, так казалось Нарию. В нём появилась та жестокость, которая казалось, была присуща только тёмным, но он был светлым... Холодная расчётливость, с которой Лекс выискивал неугодных императорской власти и с которой он расправлялся с ними. Шаас'к видел, что за небрежно накинутой маской прежнего повесы, практически нет эмоций. Нарий даже сомневался, способен ли новый Лекс пожертвовать жизнью ради своих друзей. Нет, те по прежнему занимали огромное место в жизни крылатого, но были скорее данью уважения прошлому. Казалось бы, все смирились с произошедшим, да и наша карьера быстро пошла вверх при таком лидере, но тут вновь происходят перемены.
   Нарию по своей природе было легче находить общий язык с животными, чем с остальными разумными расами. Видимо поэтому практически весь его народ безвылазно жил в дальних лесах империи, примыкающих к степям тёмных. Сами тёмные редко забредали на их территорию, а шаас'ки вполне лояльно относились и к тем и другим. Они вообще считали разделение на свет и тьму весьма глупым и бесполезным, так как больше поклонялись самой природе этого мира. А перед ней были все равны. Так что когда в отряде появились эти двое полукровок, Нарий не думал, что отношения с ними у него сложатся. Но всё оказалось совершенно не так, как он себе представлял. Они не отталкивали от себя, как другие, а совсем наоборот. Впервые шаас'к чувствовал что-то подобное, но ему было интересно проводить с ними время. Впервые ему кто-то так понравился, что готов был защищать их даже от своих друзей. Он наблюдал за ними и не мог не заметить, как эта маленькая светловолосая девушка влияла на окружающих. И он видел, как она повлияла на Лекса. Тот словно бы стал оттаивать от комка льда, поселившегося у него в груди, стал больше похожим на того крылатого, которого они знали так давно. Словно бы маленькая Шайри, как называл её про себя Нарий, возрождала из его закромов памяти его прошлую личность и по кусочкам возвращала на место, складывая как интересную головоломку из прошлого и настоящего. Пусть большинству из их команды такое не совсем и нравилось, шаас'к был весьма доволен. Он не привык выступать на чьей-либо стороне, предпочитая нейтральную позицию, но если бы в действительности возникла такая ситуация, Нарий уже знал, на чью сторону встанет.
   И вот теперь он ищет этих двух неугомонных существ в ближайших окрестностях, после того как они якобы ушли за хворостом. Ушёл не потому, что попросили, просто у бедного шаас'ка уже уши и голова стали болеть от шипения Вольва, который всё доказывал, что эти полукровки сбежали. Хоть Лекс и чувствовал через браслеты, что его невеста не так уж и далеко, но всё же разрешил Нарию пойти поискать её и её братца, хоть немного успокоившись. Шаас'к принюхался и уверенно свернул в сторону густой чащи. Что уж говорить, от юной девушки шёл просто незабываемый запах. Такой завораживающий, что даже у уже не юного "оборотня", как бы его назвали в тёмных землях, слегка поплыло в голове, а инстинкты чуть не взяли вверх над разумом. Но Нарий не был бы лучшим из сыновей вожака, если бы не умел контролировать свои порывы. Да и не дело это... Девочка нравилась ему исключительно, как прекрасная статуэтка, несомненно, завораживающая иногда своей таинственностью, иногда практически детской непосредственностью и бесшабашностью. Шаас'к видел в ней ребёнка, довольно милого...иногда.
   Нарий никогда не делал акцента на некоторых странностях, связанных с близнецами. Он считал, что его это не касается, но любопытство всё же иногда просыпалось в этой кошачьей головке. Именно по этой причине, услышав не предназначенный для его меховых ушек разговор, шаас'к притаился возле кустов, сливаясь с окружающим миром. Даже в отсутствии листвы на деревьях... это было всего лишь ещё одной особенностью этой расы, быть незаметными. Потому что сама природа, казалось, укрывала их своей силой. Пробежит мимо него сейчас лисичка и даже не заметит, на чью ногу так неосторожно наступила. Говорили трое, что отразилось легким удивлением в кошачьих глазах паренька. К сожалению или к счастью, Нарий пропустил большую часть беседы, но и на ту долю, что он услышал, пришлось много неожиданного.
   -... чтобы спасти вас обоих. Понимаешь, маленькая, когда пробуждается твоя сила, происходит неосознанная инициация. По непонятной причине, это губительно для твоего брата. Для преображения ты вытягиваешь силы из него. Как я уже успел убедиться, вы слишком крепко связаны. Твой брат знает об этом... поэтому ограждает от различного рода ситуаций, способных повлечь за собой преждевременную инициацию.
   На губах Нария появилась улыбка. Теперь стала понятна утренняя ситуация, когда он немного даже переволновался за состояние Арина. Извинения между родственниками парень пропустил мимо ушей, а вот на следующий вопрос его уши прямо встали торчком, как у имперской ищейки, нашедшей след.
   -Почему ты назвал меня спящей? - голос девушки чуть дрожал, словно она боялась знать правду. Что-то в этом вопросе показалось охотнику и следопыту знакомым. Ему казалось, что он где-то слышал это. Как далёкое воспоминание из детства, когда он, зарывшись в тёплый мех матери, слушал древние легенды и предания старейшей из рода Шани*. Но от следующей фразы ошеломлённый Нарий дёрнулся и чуть не упал. На одиноко хрустнувшую ветку обратил внимание только незнакомый мужчина, которого парень увидел вскользь, но тот не подал виду. Хотя шаас'к был уверен, что был замечен с поличным, но уходить, почему-то не стал.
   -Потому, что вы спящие драконы...
   Этого вполне хватило, чтобы всё объяснить. Все эти странности... Да и этот запах... сила... Нарий чуть не рассмеялся от своей глупости. Он же чувствовал что-то такое, он же помнил на подсознательном уровне этот магический след. для его народа, как одной из дальних ветвей расы оборотней, драконы были как идолы, которых почитали и уважали, и готовы были отдать жизнь. Когда он был ещё маленький комком шерсти, не способным ещё принять полностью человечекоподобный вид, в их селении жил дракон. Они часто любят путешествовать, приняв наиболее приятный облик для местных жителей, развлекаются, наблюдая за жизнью низших рас, помогают и губят, судят и карают. Нарий прекрасно помнил, каким прекрасным и беззащитным может быть живое разумное существо, скрывающее в себе огромную силу и могущество. Покорители неба. Разве это были крылатые или демоны? Нет... небо всегда принадлежало только драконам. Для всего мира они оставались мало известной расой разумных, загадочной и непонятной по своей природе. А некоторые маги даже по сей день оспаривают то, что драконы разумны и могут менять облик. Глупые... И как, наверное, им смешно наблюдать за нами.
   Столько подсказок было перед глазами. Ведь даже когда шаас'к, единственный из всей группы, заметил светящуюся как ртуть кровь близнецов, он не обратил на это ни капли внимания... Но с другой стороны, чтобы он сделал? Выдать их, это всё равно, что обречь любимцев самого создателя на верную гибель. Нарий стал догадываться, что не так просто вся эта история со свадьбой, и скорее всего император догадывается, чья кровь течёт в этих детях. Он видит это так же ясно, как и знает то, что в нём течёт кровь воплощённого света. И так же шаас'к понял, что не просто так эти двое напросились в эту опасную поездку. У них были на это важные причины.
   Дальнейший разговор он прослушал в пол уха, предаваясь своим размышлениям и вычленив только то, что Шейнара всё-таки воздействовала на Лекса своим природным даром драконницы. Об этой силе в его народе ходили легенды. Каждая раса имела свою долю природного притяжения, но всё это не шло ни в какое сравнение с тем, что могли творить драконы. Наверное, это так же было одной из причин, почему они скрывались. Такая сила... Сложно было бы жить этим справедливым существам, видя в глазах остальных только бессознательную покорность. Наверняка они как и все пытались все эти тысячелетия учиться контролировать свои силы. Ведь они созидатели и хранители, а не разрушители. Но на счёт Лекса Нарий был совершенно спокоен, он даже был доволен таким поворотом веретена судьбы. Потому что лучше это, чем то существо, которое он впервые встретил после обряда. Да и поступки древних нельзя осуждать, пусть они сделаны и по незнанию и молодости.
   Узнав достаточно для себя, шаас'к так же бесшумно двинулся обратно, переваривая полученную информацию. В его голове даже не было мысли, чтобы рассказать всё это остальным. Не такой Нарий был дурак, чтобы делиться ценными крохами знаний. Драконам лучше не переходить дорогу, пусть даже спящим. Ведь наверняка за ними стоит кто-то посильнее. Да и нравились они ему, теперь-то он понимал причину, но всё равно... Предать их, предать свой народ, предать всю ветвь, имеющую способность менять облик. И пусть они и не принадлежат ни одной из сторон. Они выше этого.
   Пройдя половину пути, Нарий уже принял решение, не мешать близнецам, но и не выступать в открытую в их защиту. Защитников у них и так хватает... И один вот уже стоит впереди с холодным взглядом серо-голубых глаз. Стоит только повнимательнее присмотреться, и можно легко понять, кто стоит впереди. Наполовину живой, наполовину мёртвый. Принадлежащий двум противоположным по своей сути мирам. Полудух, бывший раб тех же драконов, вышедший из-под их контроля во время великого перелома*, страшной войны, произошедшей тысячи лет назад, когда был убит тот, чьё имя стёрли из памяти потомков. Поэтому Нарий склонил голову в знак уважения, прекрасно понимая, что сейчас он может запросто погибнуть, стёртый с лица земли беспощадной силой стихии. Стоит стоящему впереди мужчине только пожелать.
   -Шаас'к... и как я сразу не догадался... - чему-то улыбнулся полудух, и от этой улыбки Нария бросило в дрожь, а холод буквально сковал его тело. Сложно было даже открыть род, но тому, кто перед ним даже не нужно отвечать, потому что мысли живых существ не являются для него тайной. - Ну что ты... не стоит меня бояться. Я прекрасно знаю, что препятствовать мне ты не будешь. И детишек не выдашь, вы слишком трепетно относитесь к древним. Твоё молчание будет вознаграждено, разумеется.
   Нарий понял, что от него что-то требуется, словно чужие холодные мысли появлялись в его голове. Это было весьма...неприятно...
   -Чего вы хотите? - наконец выдавил он. И почему ему так не повезло нарваться на этого полудуха? Уж лучше обычный дух, с ними, по крайней мере, договориться можно. Но видимо его собеседник был сегодня в хорошем относительно настроении, что не стал обращать внимание на невесёлые мысли паренька. Хотя демоны их разберёт, какое настроение можно считать хорошим для этого индивида. Ведь даже не подумаешь, что какое-то время назад шаас'к мог слышать нежность в этом холодном голосе по отношению к близнецам. Хотя для этих непонятных существ, даже после снятия клейма рабов, драконы так и остались аналогом высших сил.
   -Мне нужна самая малость. Скоро вы подойдёте ко второй границе, к небольшой крепости Мерль, последнему населенному пункту перед вашей целью. Дальше до нужного вам храма рукой подать. Следующий участок пути весьма сложен, я не могу полноценно оберегать своих подопечных, поэтому дальше всё зависит от тебя. Не знаю, что ты будешь им плести, но скажешь, что дальше не знаешь дорогу и вам нужен проводник именно до границы с тёмными. В этой крепости найдёшь меня, можешь представить дальним знакомым Севером.
   -Я всё понял.
   Тот внезапно усмехнулся.
   -Как я понимаю, ваш лидер собирается оставить детишек на ближайшем аванпосте у самой границы?
   -Да. Но как я понимаю, это их не остановит?
   -Ты догадливый. Главное, чтобы не мешал мне выполнять свою работу. На этом всё, можешь идти. И ещё скоро у вас на одно дитятко будет больше, - его улыбка так и сияла самодовольством, как у наевшегося сметаной кота.
   Нарий поморщился.
   -Я почувствовал этот запах ещё давно.
   -Молодец. Только не стоит об этом знать оставшимся путникам.
   С этими словами полудух отвернулся и уже его образ подёрнулся лёгкой дымкой, когда шаас'к спросил мучавший его вопрос.
   -А как же они? Может быть их вывести?
   Что уж говорить, ребята забрались довольно далеко для своего разговора по душам. Полудух обернулся, и Нарий так и не смог определить, были ли у него в глазах вообще какие-либо чувства.
   -Пусть поплутают, им полезно.
   Пожав плечами шаас'к не спеша направился к стоянке. Его встретили взволнованными и любопытными взглядами. Лекс даже привстал немного, недовольно глядя на него.
   -Ну, и где они?
   Нервно махнув хвостом на столь провокационный вопрос, Нарий молча сел у костра, протягивая к нему озябшие руки. Что уж говорить, общение с самим северным ветром немного выбило его из колее. Подождав немного, отчего атмосфера в лагере накалилась ещё сильнее, что даже у эльфийки заполыхали её чудные глазки, шаас'к устало махнул рукой в сторону.
   -Да вон они идут.
   Лекс сразу вернул на лицо невозмутимую маску, а эльфийка стала язвить, глядя на вышедшую через пару мгновений парочку. И уже глядя на смеющихся близнецов, Нарий вдруг подумал, что ему собственно всё равно чем закончится их поход, главное, чтобы эти двое смогли выбраться из той паутины ловушек, что специально для них сплели высшие. А там уж как карта ляжет...
  
  
   *******
   Лиэра - избранница в переводе с древнего языка.
   Шани - на языке шаас'ков так называют старейший. Их выбирают всего трёх,
   и обычно это самые старые и мудрые представители своего племени.
   Великий перелом - самая жестокая и кровавая страница истории этого мира. Эта война произошла множество тысячелетий назад, что даже старейшие из драконов не помнят её дату. Она унесла с собой миллионы жизней, а сами драконы были практически уничтожены. Объединённые силы всех рас, тёмные и светлые, были практически разбиты несокрушимой армией под командованием сына самого воплощения тьмы. По воле вмешавшихся в последнюю битву Света и Тьмы, предотвративших уничтожение этого мира, тиран был сражён и убит, а его душа навеки заточена в пустоте. Это был единственный случай, когда воплощённые силы сошли на землю, а имя сына Тьмы было стёрто из памяти всех существ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

18

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"