Мirage: другие произведения.

Часть 2. Тьма в твоей крови. Глава 18.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Часть 2. Тьма в твоей крови.

   -Шах и мат! Вы проиграли, моя царственная сестра, - на лице мужчины появилась довольная улыбка, и глаза даже ярче засияли.
   Молодая женщина, сидящая напротив него, только недовольно сузила свои фиалковые глаза и поправила свои длинные чёрные волосы. Если присмотреться, можно было заметить, что эти два человека необъяснимо похожи. У них было практически одно лицо на двоих, только у женщины черты были мягче и нежнее. О характере такого сказать не удавалось.
   -Знаешь, Мири, мне иногда кажется, что ты меня обманываешь, - задумчиво проговорила она, проводя острыми чёрными коготками по шахматной доске, а потом взяла со стола маленькую белую пешку и стала крутить её в руке.
   -Ну, что ты, Тиа. Даже в мыслях не было, - обезоруживающе улыбнулся тот, откидываясь в кресле. Когда за каждым его движением внимательно следили, сложно было остаться невозмутимым, но мужчина только улыбался, а вот его собеседница заметно нервничала. - Как я могу обманывать тебя, моя любимая старшая сестра?
   -Ты совершенно не научился врать, брат, - холодно произнесла Тиамат, - Признавайся, что тебе нужно. И зачем нужно было затевать всю эту игру?
   -Ну, что ты, Тиа. Ты проиграла, и я просто хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня. А так я, по крайней мере, уверен, что ты не откажешься.
   -Выкладывай скорее, пока я в хорошем настроении.
   -О да, это редкое явление, - иронично проговорил Святомир, а потом уже серьёзно сказал. - Я просто хочу, что ты приняла под своё покровительство эту девушку и её брата, о которых тебя просила твоя подопечная.
   Та сердито фыркнула, и в фиалковых глазах сверкнуло недовольство. Тиамат разжала руку, всё ещё сжимающую пешку, и стала рассматривать её с задумчивым интересом.
   -Как ты думаешь, Мири, если эту пешку покрасить в чёрный цвет, она станет тёмной?
   -В ней течёт тёмная кровь, тебе ли это не знать.
   -Это всего лишь кровь, но мне даже немного обидно, что мой дар этой семье пропадает зря. Вырождается тёмный род, как не печально это признавать. Может династию сменить?
   -А может дать старой ещё один шанс?
   -Знаешь, Святомир, я иногда сомневаюсь в нашем родстве, - зло прошипела женщина. - Тёмный дракон?! Ты смеёшься надо мной?! Да чтобы я дала этим летающим ящерам доступ к тёмной силе?! Они никогда не станут тёмными, как и светлыми, просто перенимают способность пользоваться новым видом сил! Этот их нейтралитет! Любимцы Творца, бездна их всех пожри...
   -В тебе до сих пор говорит эта детская обида, но ты сама виновата во всё этом, как и в том, что произошло тогда. Удача, что истинные вообще ещё рождаются в мире, да и драконы не стали разжигать войну, но и у них память длинная.
   -Замолчи!!! - яростно прокричала его сестра, опрокидывая стол. Шахматные фигурки рассыпались по полу, а доска и вовсе треснула надвое. - Ты ничего не знаешь, о том, что произошло!
   -Я знаю то, что ты спятила от ревности, и даже убила из-за этого пагубного чувства.
   Та побледнела и сжала недовольно губы.
   -Хорошо, я сделаю, то, что ты хочешь.
   -И ещё кое-что... ты освободишь своих сыновей.
  
  
  
   Глава 18.
  

Жизнь - довольно глупое занятие,

но умнее пока еще ничего не придумано.

N N

  
   Вначале была только боль... Казалось кровь кипела в жилах, выжигая меня изнутри. Я кричала, срывая горло и чувствуя, как что-то внутри необъяснимо меняется, заменяясь чем-то новым. Иногда мне казалось, что я слышу смутно знакомые голоса, а иногда нежный женский голос пел мне колыбельную. И с каждым разом, слушая эту красивую песню, меня всё дальше уносило от реальности. Проходила боль, сменяясь лёгким прохладным дуновением ветерка. Это приносило облегчение.
   Не знаю как понятно свои чувства, но я полюбила этот голос, дарящий мне покой...
  

Спи, моя крошка. Закрой глаза.

Пусть ночь укроет одеялом тебя.

И звёздочки в небе сияют так ярко,

Храня свой свет для тебя.

Спи, мой ангел. Спи, мой малыш

На этой поляне из солнечных брызг,

И ветер, играя на тонкой свирели,

Пробудет Мечту, что спала в тишине.

Она так прекрасна, улыбкой полна,

Станцует с Печалью лишь для тебя,

Любовь их поддержит, рукою махнув,

Храня для тебя свои тайны.

Спи, моя крошка, в этом краю

Я дам тебе силы продолжить свой путь,

Но только сначала ты отдохни

В этом богом забытом раю.

  
   -Спи, мой ангел, - тихо нежно прошептала уже немолодая женщина, продолжая тихо напевать старую колыбельную и словно ребёнка укачивая на руках мечущуюся в лихорадке девушку. - Ты же сильная девочка, выдержишь...
   * * *
  
   -Как она?
   Майя обернулась, встречаясь взглядом с серебристыми глазами, и вновь поражаясь, насколько они похожи на него и на Риль. У парня, сидящего сейчас возле кровати своей сестры, были такие же глаза, даже выражение лица тоже, дикая смесь надежды и бессилия. Казалось, только она одна сохраняла спокойствие, но это было далеко не так. Глядя на девушку, так похожей на её дочь, безмолвную, слабую и беззащитную, у неё сердце разрывалось на части.
   -Тьма исцелила её раны, лихорадка спала, сложнее будет с душой. Кинжал стал разрушать саму её суть. Сейчас сознание этой девочки где-то очень далеко.
   -Есть шанс, что она полностью исцелится? - тихо спросил дракон, отводя взгляд.
   -Всё в этом мире, возможно, может постепенно она залечит свои раны. Только не могу гарантировать, что она сможет когда-либо измениться.
   -Надежда живёт всегда.
   Та только пожала плечами, отходя к окну и сильнее прижимая к груди тёплую шаль. Вроде и в кабинете было тепло, а она до сих пор дрожала от холода, который пробирал до костей.
   -Я позвала тебя не за этим. Надеюсь, скоро твоё семейство покинет мои земли.
   -Мы не станем Вас стеснять слишком долго. Как только девочка очнётся, мы покинем Ваши земли.
   -Ты, наверное, что-то не понял, дракон, - резко обернулась Майя, а в глазах сверкнул гнев. - Близнецы останутся здесь. Они теперь под крылом Тьмы, и детям стоит обучиться, как владеть своей силой. А тебя здесь никто не держит.
   -Они мои семья. Смею напомнить, что в них течёт и моя кровь.
   -Семья... - тихо проговорила она, садясь в кресло, глаза её потускнели. - А разве Риль не была твоей семьёй?
   Дракон побледнел, лишь сильнее сжав кулаки, но продолжил неподвижно стоять возле двери. Он сейчас больше походил на призрака, чем на живое существо. Душевные терзания всегда приносили всегда больше боли, особенно когда ты виноват, что не смог предотвратить что-то столь ужасное. А Серебро действительно считал, что виноват в случившемся с этой маленькой девочкой.
   -Она была моей жизнью, но вы отняли её у меня, - Тиарел еле сдерживал растущую внутри ярость и боль.
   Но вместо ожидаемых эмоций, Майя поражённо застыла, казалось поражённая его наглостью утверждать такое. Вскочив с кресла, она подлетела к мужчине и со всей силы залепила ему пощёчину. Рука у неё почернела и обзавелась длинными когтями, частичная трансформация была на лицо. Это объясняло никак не затягивающиеся сочащиеся кровью царапины на лице Тиарела. В её глазах плескалось практически тоже самое, что и у него. А в комнате повисло удушливое тягостное молчание, давящее на сознание и мешающее связно мыслить.
   -Это ты отнял её у меня, - тяжёлые слова, которые словно камень упали вниз, причиняя невыносимую боль обоим.
   -Ну да, а вы всего на всего её убили... - как-то горько проговорил дракон. - Неужели, это была её плата за любовь?
   -Что?! Да как ты смеешь, говорить такое?! Я отлучила её от Тьмы, изгнала из семьи, попыталась вычеркнуть из своей жизни! Но чтобы убить?! Она была моей дочерью!
   -Не лгите, только не мне! Я своими собственными глазами видел, как тёмная армия под вашими знамёнами атаковала наш замок! Вы убили её! - в порыве эмоций дракон схватил её за плечи и практически трясёт, не замечая, как глаза тёмной всё больше раскрываются в каком-то болезненном удивлении. Она была ошеломлена, испугана, совершенно сбита с толку, что было видно невооружённым взглядом. Это совсем не походило на обычное поведение этой уже немолодой женщины, сейчас её эмоции вновь пробудились, заставляя вновь и вновь переживать те ужасные мгновения. И теперь эти слова словно окончательно выбили почву из-под её ног.
   -Мои знамёна? - как-то тихо и безжизненно прошептала она, оседая на пол, когда Тиарел отпустил её, вдруг осознав, что творит. - Этого не может быть. Я не посылала своих людей к вам. Это какая-то ошибка.
   -Это не может быть ошибкой. После того, как я смог вернуться назад, когда меня насильно выкинуло из этого мира, то уже не чувствовал её присутствия в мире живых, но и ни один некромант не смог вызвать её из мира мёртвых, - а ведь он действительно пытался вернуть её даже так, практически одержимый этими мыслями. Память драконов таит в себе много тайных знаний, а ради неё он готов был даже пойти против законов природы. Но это было невозможно, так как и души её больше не существовало.
   -Поверь мне, дракон, я не убивала свою дочь, но клянусь, что её убийца пожалеет об этом.
   -Это её не вернёт, ни ваши пустые обещания, ни то, что я не верю вам, пока не получу доказательств.
   Майя горько улыбнулась, а потом подняла глаза на мужчину. Наверное, он единственный, кто видел её такой... сломленной, убитой. Женщины её рода всегда были слишком гордыми, за что часто страдали. Ведь так трудно было переступить через всё это, когда долг был превыше любви и привязанности, когда нужно было совершать поступки, противоречащие тому, к чему стремилось сердце. Но это было привычно и знакомо для них. Они не были и никогда не станут людьми, они были только слугами, созданными госпожой по своему образу и подобию. Сильные, властные, имеющие всё, что только может пожелать душа, для всех остальных бывшие господами, но всё же слуги для Тьмы. Но сейчас Майю терзал вопрос, почему её госпожа позволила этому произойти, но потом она вспоминала, что сама изгнала свою дочь из рода. Тьма очень щепетильна в своих связях и не прощает предательства, она добивается безграничной преданности от своих подопечных, а Риль первая отвернулась от неё, не пожелав выполнять свой прямой долг.
   -Насколько я знаю, за вами сейчас идёт охота, - сказала она, наконец, собравшись с мыслями. - Мои земли охраняются лучше, детям будет безопаснее здесь. Оставайтесь и вы, им нужны будут учителя и поддержка, которую могут им дать только близкие люди.
   -Близкие? Эти дети даже не знают, кем я прихожусь им. Не думаю, что они так легко впустят кого-то в свою жизнь. Их слишком час то предавали, бросая на произвол судьбы.
   -Верьте в лучшее... - неожиданно грустно улыбнулась тёмная, с трудом поднимаясь с пола. - По крайней мере, здесь мы в равных условиях.
   Дракон, ничего не сказав, вышел из кабинета. Только в глазах его мелькнуло что-то странное. Каждый из них понимал, что им никогда не избавиться от всех негативных чувств, которые царили в душе по отношению друг к другу, но ради этих детей можно было и забыть на время о своих терзаниях. Майе понадобилось ещё около получаса, чтобы успокоиться и вернуть лицу привычное отрешённое и холодное выражение. Сейчас для неё было бы большой глупостью показывать свои эмоции и слабости окружающим. Учитывая всё больше обостряющуюся ситуацию с главами всех тёмных кланов и повелителями демонов, оборотней и других рас, власть в её руках удерживалась только благодаря особым родовым способностям. По мнению большинства наследников у неё не осталось после смерти дочерей, а побочные ветви рода не обладали и малой толикой той силы, что давала своим избранницам Тьма, да и родственников этих осталось крайне мало. В основном все с нетерпением ждали её смерти, которая с каждым годом подступала всё ближе, потому что в прошлом она позволила себе показать слабость перед своими подчинёнными. Но женщина не имела права на это... И видимо за это Тьма тоже наказала её, послав последующие испытания.
   Майя вышла из кабинета, разглаживая невидимые складки на платье, и с высоко поднятой головой отправилась в южное крыло одного из своих личных замков. К несчастью здесь тоже было достаточно лишних глаз и ушей, и женщина не сомневалась, что об её поступке уже известно всем имеющим власть по эту сторону границы. Оставалось только сохранить в секрете некоторые моменты этого дела. Возле двери стояло двое стражников из высших вампиров, которые при виде своей госпожи склонили головы, прикладывая правую руку к сердцу.
   В комнате, оформленной в светло-сиреневых тонах, царил лёгкий полумрак. Сквозь толстые шторы еле пробивался свет, отбрасывая на пол мрачные тени. Женщина подошла прямо к окну и отодвинула тяжёлую ткань, чуть-чуть поморщившись от яркого света. Там за стеклом светило яркое солнце, отражаясь от снега, оно буквально резало глаза. Красота природы завораживала, но это не могло избавить от тяжёлых мыслей.
   Сидящий рядом на кровати парень вздрогнул и прикрыл глаза рукой, словно ослеплённый светом. Его зрачки постоянно менялись, то вытягиваясь в узкую линию, то вновь возвращаясь в норму, словно приспосабливаясь к освещению. С ним вообще за последние несколько дней происходило непонятное изменение, когда он только встал с кровати, и, шатаясь, кинулся на поиски своей сестры. Состояние его до сих пор желало лучшего, потому что изменения коснулись и его эмоционального состояния.
   -Я же сказала, чтобы ты не сидел здесь всё время, - недовольно сказала она, поворачиваясь к кровати, на которой неподвижно лежала бледная маленькая девушка, которая казалась просто спящей. Он же сидел рядом с ней, держа за руку, а при этих словах ощетинился словно дикий раненый зверь.
   -Я её не оставлю! - с каким-то отчаянием крикнул Аринор, и Майя мимолётно позавидовала той крепкой связи, которая существовала между этими двумя родными друг другу людьми.
   -Тебя никто не выгоняет отсюда, но твоё состояние тоже пока не стабильно. Тебя же Арин зовут, верно?
   Тот ничего не ответил на этот вопрос, отвернувшись к сестре. Его руки нежно поглаживали холодную ладошку, казавшуюся такой маленькой и хрупкой по сравнению с его руками. Сложно было описать всю бурю чувств, что скрывалась в его глазах.
   -Я разговаривал с ней, но она молчит... - тихо сказал он. - Я даже не чувствую нашей связи, вообще ничего.
   -Это не должно тебя беспокоить. Это я заблокировала вашу связь.
   -Что?! - подскочил парень, глаза которого стали стремительно чернеть, наливаясь тьмой. И женщина с удивлением подумала, что никто и подумать не мог, что обращение во тьму его сестры перетянет и этого паренька на эту сторону. Их связь была слишком крепка.
   -Ты ничего не понимаешь, мальчик. Разве тебе было недостаточно той боли, которую ты испытал, в тот день? Жизнь твоей сестры в тот момент висела на волоске, она умирала, и ничего не могло это остановить. Я даже не была уверена, что обращение во тьму сможет её спасти, но кровь, текущая в ваших жилах, не так проста. Тебе стоит поблагодарить, что я обрубила вашу связь, и ты не сошел с ума от той боли, что испытала твоя сестра.
   -Лучше бы я, чем она... - его глаза потухли, когда парень вновь сел на кровать, поворачиваясь к сестре.
   Это очень сильно разозлило тёмную, что она еле сдержалась, чтобы хорошенько его не встряхнуть. Вместо этих действий женщина презрительно прошипела ругательства на древнем. Не сказать, чтобы такое поведение было не знакомо, в их роду, когда рождались близнецы, часто происходили такие ситуации. Поэтому одним из первых правил их жизни был обрыв связи между ними старшей из рода. Когда-то давно Майя уже совершила свою первую ошибку, она поддалась охватившим её чувствам при рождении девочек. Они были такими маленькими, счастливыми и красивыми. Её дочери буквально светились, когда были вместе. Одна душа на двоих... Это не просто слова, брошенные тёмной жрицей. Это была печальная страница их истории, их жизнь, потому что слишком много скрывалось за всем этим. А Майя должна была разорвать связь между Риль и Нэрел, но не смогла этого сделать. А зря... было бы намного проще, и возможно всё произошло бы по-другому.
   -Какое глупое самопожертвование. Я не понимаю тебя мальчик, - тяжело вздохнула женщина, присаживаясь рядом на кровать. - Ты так держишься за эту связь, совсем забывая, что сам живешь на этом свете. Думаешь, твоя сестра рада, что ты совсем не ценишь свою жизнь? Вы слишком сильно связаны друг с другом, а так не должно быть. У вас разные пути, разные характеры, и вы должны это понять. Поверь, так будет лучше.
   -У меня кроме сестры никого нет. Мы всегда были вместе.
   -Тебе никто не запрещает защищать и оберегать её, но вы уже взрослые молодые люди, - устало вздохнула Майя, чувствуя, что этот разговор её уже утомляет. Давно она не общалась с молодёжью. - Я не считаю, что нужно полностью обрезать связь, просто вам нужно научиться блокировать её самим, строить щиты. Впрочем, сейчас об этом не имеет смысла говорить. Иди, отдохни, стража проводит тебя в свою комнату.
   Арин только усмехнулся, прекрасно понимая, что здесь они не более чем пленники, за которыми пристально следили. Его немного удивляло такое отношение к ним, вместо темниц - обычные комнаты только с приставленной стражей. Насколько Арин знал, спокойно передвигаться по замку мог только он, а остальные были заперты в комнатах, пока эта загадочная женщина решала их судьбу. Но что бы не было у него на душе, так ещё поселилось чувство благодарности к ней. Она спасла жизнь его сестре, и пусть была тёмной. Но теперь поменялось многое. Они и сами стали тёмными, и светлая империя для них закрыта навсегда. Только вот почему-то в душе не было особого огорчения по этому поводу. Свет был не слишком добр с ними, может быть, хотя бы здесь их примут такими, какие они есть. Поэтому он спокойно отправился обратно в свои покои, сопровождаемый двумя молчаливыми охранниками из высших вампиров. Хотя спокойствие это было напускное, в душе сейчас большей частью поселилось странное ощущение пустоты, после всей ярости и отчаяния, что он испытал накануне. Арин не мог понять, как так вообще получилось с ними? Реальность больше походила на кошмарный сон, который всё никак не кончится. Всё началось ещё в храме, когда его заставили пережить все самые худшие кошмары его души, но вспоминать о них он не желал. Если бы можно было всё это просто стереть из памяти... но это было невозможно, и всё-таки с некоторыми воспоминаниями расставаться не хотелось. Когда Арин увидел свою мать, это было похоже на избавление от всех мук и страданий, словно чудесное видение, сон, прерывать который не хотелось. Её прикосновения... именно тогда он познал ласку своей матери, впервые за свою жизнь. И все эти кошмары этого стоили. Она выдернула его из этой сумасшедшей воронки отчаяния и показала путь к спасению.
   -Я так люблю тебя, мой маленький мальчик, и так горжусь. Мне так жаль, что я оставила вас, когда вы так нуждались во мне. Прости, сын. Если когда-нибудь у тебя найдутся силы простить меня, я буду счастлива, но не смею тебя о чём-то просить более. Я только надеюсь, что когда-нибудь, когда вы узнаете всю правду, вы не будете осуждать меня за сделанный выбор. Я жила только ради вас, мои любимые. Мне жаль, что ты страдаешь, но надеюсь, ты не оставишь её одну. Твоя сестра нуждается в тебе, и надеюсь, ты не отвернёшься от неё...
   Эта женщина, спасшая их, имени которой он так и не спросил, была не права и права одновременно. У них одна душа на двоих, он жив только благодаря сестре. Он бы выдержал всё, только бы Шейнара не страдала, но где-то глубоко внутри полукровка понимал, что его отношение к ней слишком... Сейчас, когда их связь была заблокирована, это приносило массу неудобства, словно пол души выло вырвано из тела. Больно, пусто, но как говорила она... необходимо. Он слишком зависел от своих уз, иногда это приносило проблемы, но это был его выбор.
   В это время Майя заняла его место на кровати рядом с девушкой, всё так же пребывавшей без сознания. Из груди помимо воли вырвался тяжёлый вздох, и женщина с нежность, так давно не испытываемой ею, провела по холодной щеке этого несмышлёного ребёнка, влезшего в жестокие взрослые игры. Глупая, глупая девочка... ей бы дома сидеть, учиться, дружить, встречаться, а она полезла туда, где ей было не место. Хотя, женщина ведь совершенно не знала этого ребёнка. Неизвестно, что принесёт в её жизнь эта спящая красавица.
   -Когда же ты проснёшься, девочка? - тихо спросила она, поправляя одеяло и рассыпанные по подушке светлые локоны. - Твой брат очень волнуется, не заставляй его ещё больше терзать свою душу. Ты же слышишь меня... Я знаю, слишком долго уж прожила на этом свете. Может ты потерялась в той другой реальности? Я буду молиться Тьме, чтобы ты вернулась обратно как можно скорее.
   Но девушка не ответила, она всё также лежала на кровати холодная, безмолвная... словно и не была жива. Только медленно бьющееся сердце доказывало то, что она ещё не перешагнула грань. Это вселяло надежду на лучший исход.
   * * *
  
   Я не хотела уходить отсюда, не хотела покидать это место, где могла просто забыться и не думать о чём-то столь плохом, что разрывало сердце изнутри. Просто не хотела... Внутри совсем не было никаких желаний, а эмоции словно покрылись корочкой льда. Вообще это было странно. Я даже не знала, где именно нахожусь. Это было необычное место, но меня это нисколько не волновало. Серый туман клубился рядом, образовывая что-то вроде воронки вокруг. Было уютно и очень удобно лежать вот так в центре, свернувшись в комочек. Холодные щупальца тумана прикасались к обнажённой коже, вызывая противную дрожь, но внутри ничего не всколыхнулось против этого. Внутри было вообще на удивление пусто.
   Сейчас больше всего на свете мне хотелось спать, или просто перестать существовать... Потому что существовать стало так сложно и... больно. Или может я просто стала бояться жить? Но сейчас, чем больше проходило времени, тем меньше становилось меня. Кажется, скоро моё желание сбудется.
   Как странно... Я смотрела на завихрения воздуха рядом и, не удержавшись, протянула туда руку. Из воздуха сформировалась маленькая крылатая ящерка завораживающего серебристого света. Её сияющие глазки, переливающиеся как ртуть, смотрели на меня с лёгким любопытством, а раздвоённый язычок слишком быстро мазнул по пальцам, обжигая их как язычки пламени. В груди шевельнулось чувство, отдалённо похожее на интерес. Её чешуя была холодной, как лёд, и когда эта маленькая зверушка перебежала по руке ко мне на грудь, я вздрогнула, и сердце пронзила болезненная стрела, прокатившаяся по телу огненным смерчем. Из груди вырвался стон, а перед глазами заплясали чёрные круги. Ящерка тем временем не отрывала от моего лица внимательных глаз. Она словно ждала от меня каких-то действий, и не могла понять, почему я медлю. Только что я должна была сделать, чтобы этот жидкий огонь перестал бежать по моим венам?
   Когда боль ушла, уступив место привычному оцепенению, я осторожно, словно боясь этих жалящих как укусы змей прикосновений, провела рукой по маленькой головке с костяным гребнем, вновь почувствовав эти не слишком приятные ощущения. Захотелось отдёрнуть руку и вновь погрузиться в этот странный сон. Огненные прикосновения будили что-то знакомое внутри, заставляя морщиться и стискивать руками голову от пронзающей её боли.
   -Кто ты? - тихо шепнула я, глядя в эти разумные светящиеся бусинки глаз. Ящерка что-то просвистела, мелькнул кончик раздвоённого язычка, и хоть я так и не смогла понять её, мне стало так хорошо и спокойно, что на лице появилась счастливая улыбка.
   -А кто я? - вопрос вырвался сам собой, вызвав у этого маленького существа вопросительный полусвист и наклоненную в бок головку, но каким-то седьмым чувством я поняла, что она не знает ответа на этот вопрос. Надежда, узнать правду, погасла, так и не успев увидеть этот мир.
   Чем больше я думала об этом, тем сильнее начинала болеть голова, и меня вновь скрутило. Я не знала, кто я, что здесь делаю, но до появления ящерки меня даже не занимали эти вопросы. Раньше всё было проще, легче, не нужно было забивать голову этими глупыми вопросами и просто плыть по течению, всё больше теряя по частичкам свою душу. Её присутствие было болезненным для меня, она заставляла меня медленно гореть в призрачном пламени. Вначале это было невыносимо, но чем больше проходило времени, тем меньше я обращала внимания на эти ощущения. Я... постепенно свыклась со всем этим. Между нами возникла какая-то странная связь, будто бы она... была частью меня. Но я не могла понять, не могла вспомнить...
   Иногда в этом странном месте, полном только холодного мокрого тумана, иногда слышались голоса, словно сквозь толщу воды. Я не знала их, но они тоже делали мне больно. Каждый раз память будто просыпалась и вновь засыпала, подавляемая самым сильным чувством - страхом. Что-то было в моей жизни, заставляющее меня леденеть от пожирающего рассудок ужаса, заставляющее жалко плакать, от разрывающей сердца боли. Мне было действительно больно, и я не хотела вспоминать причины этого.
   -Возвращайся... - тихо прошептал женский голос, который не так давно пел мне тёплые колыбельные, убаюкивающие меня и снимающие боль, когда в самом начале туман словно набросился на меня как голодный зверь. Сейчас он вызывал внутри только тоску по чему-то несбывшемуся и печальному, и мне на мгновение захотелось действительно вернуться к тому тёплому свету, что ждал меня где-то на другой стороне. Но я не знала, что мне делать, вокруг была только воронка холодного тумана и тьма.
   Поддавшись внезапному порыву, я прижала к своей груди эту маленькую ящерку, чувствуя непонятное тепло в груди, вместо холода или жара, что было раньше. Мне казалось неправильным то, что она была такой маленькой и беззащитной. Внутри чего-то не хватало, я была словно разбита на маленькие кусочки как хрустальная статуэтка, а она пахла чем-то родным, заставляющим внутри всё сжиматься от нежности. Она пахла ветром... и свободой. И в голове стали возникать сверкающие как капли росы на листьях цветов картинки - воспоминания. Небо, затянутое грозой... бушующая стихия, сметающая всё на своём пути. Это было родней всего. И я бы отдала целый мир, чтобы стать этим бушующим ветром, свободной от всех условностей и правил.
   Ящерка что-то просвистела и стала растворяться в воздухе, в прямом смысле превращаясь в ветер, в котором то и дело пробегали серебристые искры. Я не успела испугаться, когда поток этого ветра со всей силы врезался мне в грудь, заставляя выгнуться дугой от боли. Но вместе с тем, я почувствовала, что во мне что-то неуловимо меняется, словно так и должно было быть с самого начала. Душа всё равно была изранена, сияя рваными дырами. Не смотря на то, что ко мне вернулась очень важная частичка меня, я всё равно чувствовала себя... неполноценной, и какой-то шепоток внутри подсказывал, что этого не исправить.
   Не знаю, сколько ещё прошло времени, когда холодный туман вдруг вновь ощетинился на меня ледяными иглами, а потом будто бы испуганно отпрянул, расступаясь перед высокой фигуркой, закутанной в плащ. Меня только резко вздёрнули вверх, словно нашкодившего котёнка. Из груди вырвалось рассерженное полушипение - полурычание, а рука с преобразившимися когтями попыталась дотянуться до своей добычи. Всё спокойствие и остальные чувства канули в лету, оставив поле себя только обжигающую ярость, потому что кто-то разрушил хрупкое ощущение спокойствия, и разбудил это обжигающее чувство. Послышался звук больше похожий на смех.
   -А девочка-то с характером... - только вот в голосе отчётливо слышались презрительные нотки, которые заставляли ещё больше извиваться в невидимой хватке, и вызывая ещё большую волну недовольства со стороны женщины. То, что это женщина, я поняла по голосу, и это ничуть не уменьшало моего гнева. Да как она смеет?!
   Всё-таки дико извернувшись, вывернув себе левое плечо и шипя от боли, я практически дотянулась удлинившимися когтями до её лица, скрытого капюшоном. Внутри появилась злость на саму себя, а потом резкий порыв сильного ветра сорвал с неё чёрный плащ, разрезав надвое сияющую золотом заколку в форме полумесяца, закрепляющей его. И как только я увидела её, вся ярость пропала, рождая где-то глубоко внутри чувство пострашнее. Сказать по правде, в первое мгновение я была заворожена её красотой. Большие выразительные глаза удивительного фиалкового цвета в обрамлении густых чёрных ресниц, лицо с тёмным загаром, словно выточенное из мрамора, идеальные черты, чёрные тонкие брови полумесяцем, немного полноватые губы вызывающего алого цвета и длинные чёрные волосы, спускавшиеся практически до пола. У неё была совершенная фигура, обтянутая чёрным шёлком длинного платья, обнажая хрупкие плечи. Она была слишком нереальной для этого места, словно сделанной из хрусталя. Такой же хрупкой... Только вот это ощущение было ошибочным. От неё веяло чем-то таким, что заставляло волосы на голове становиться дыбом. Хотелось закопаться куда-нибудь поглубже, подальше от этого рассерженного взгляда, несущего только смерть.
   -Вот поэтому я ненавижу драконов, - разъярённо прошипела она, с огромной силой ударяя меня по левой щеке, так что голова дёрнулась, и из груди вырвался всхлип. Это было больно...
   Она схватила меня за подбородок, поворачивая к себе и внимательно рассматривая, словно какую-то букашку под микроскопом. И глядя в эти глаза, я почувствовала себя настолько слабой и мелкой, что захотелось заплакать от обиды, потому что я была не в силах что-то противопоставить ей.
   - И что в тебе такого особенного, что даже братец за тебя просил?
   Мои губы только сильнее сжались, и голова, дёрнулась, пытаясь освободиться от захвата, но всё бесполезно. Я словно была вмурована в камень, а она только презрительно улыбалась. Мне не было известно, о ком говорила эта женщина, я даже не знала, кто она такая, но уже испытывала к ней только негативные эмоции.
   -Ты даже не полноценный дракон, а какой-то дефектный... И эта разорванная душа, неполноценная... - будто бы злорадно ухмыльнулась она, продолжая смотреть в мои глаза, а потом нахмурилась, внимательно присматриваясь. - Но почему мне кажется, что я тебя знаю? В тебе есть что-то... из прошлого, но не могу понять что. В принципе это уже не важно. Теперь ты под моим крылом, как бы не печально было это признавать, тем более ты такой интересный экземпляр. Думаю, пока ты можешь мне пригодиться, интересно до чего же докатится род моей протеже. Тем более, пока никто не горит стать решающим звеном в моём эксперименте.
   От её улыбки по спине пробежала холодная дрожь, и желание оказаться как можно дальше отсюда оказалось на самом своём высоком пике. Было ощущение, что на меня надвигается что-то неотвратимое и ужасное. Это будто бы был переломный момент моей недолгой жизни, после которого мой путь изменится раз и навсегда. Это пугало и завораживало одновременно.
   -Жаль, что контракт уже заключён, - задумчиво проговорила женщина, разглядывая рваные дыры на моей душе. - Для моих целей у тебя должна быть сильная душа, а так ты годишься разве только на закуску моему слишком любимому младшему творению. А он боюсь, за долгие годы заточения сильно оголодал, а второй наверняка уже тронулся умом от одиночества. А мне нужна сильная цепь, чтобы сдержать эту убийственную смесь ненависти и дикого желания разорвать на кусочки всё живое. Так что боюсь, мне придётся тебя немного подлатать. Ты же хочешь стать цепью, девочка? - почти ласково прошептала она, проводя свободной рукой по онемевшей щеке. - Тогда тебе придётся потерпеть.
   С её рук сорвались тёмные ленточки сил, которые спеленали меня как младенца. Они въелись в кожу, словно кислота, разъедая её и проникая внутрь. Хотелось кричать от боли, но я только сильнее стискивала зубы, предвидя, что любое проявление слабости будет караться ещё больнее. Она вносила в меня что-то чужое, но столь же сильное и твёрдое, как и в её взгляде. И я должна была стать такой же... На мгновение мне показалось, что подобные ощущения я уже когда-то чувствовала, но память всё ещё крепко хранила свои секреты, не желая с ними расставаться. Мне нужно было стать сильнее, но я не хотела становиться такой, как она. Когда всё закончилось, стало легче и свободнее дышать.
   -А теперь я полагаю, ты можешь с ними познакомиться... - усмехнулась женщина, отбрасывая меня прямо в сияющий тьмой портал, - если выживешь.
   Последние слова совсем не обнадёживали. Но окружающая действительность ещё раз перевернулась с ног на голову, рассыпаясь миллиардами искр, и погасла, как и сознание.
   * * *
  
   Я лежала на гладкой холодной поверхности больше похожей на отшлифованные до зеркального блеска полупрозрачные каменные плиты. Но это не было камнем, а скорее действительно походило на поверхность зеркала, потому что как только я чуть-чуть приподнялась, то поражённо замерла, разглядывая себя в полутёмном отражении. Чистая кожа была покрыта лёгким золотистым загаром и, казалось, немного сияла, мягкие плавные черты лица, тёмные тонкие брови, большие глаза нереального серебристого цвета, переливающиеся как ртуть, с длинными пушистыми чёрными ресницами. Длинные волосы бледно золотистыми локонами спадали ниже талии, а непослушная чёлка делала по-детски беззащитной.
   Это я?
   Когда рука отражения вслед за мной провела по гладкой как шёлк коже, сомнений не осталось. Это действительно была я. Воспоминания вновь всколыхнулись где-то глубоко внутри, оседая горьким привкусом на приоткрытых полных губах. Проснулось странное ощущение, заставившее меня с любопытством встать и осмотреться. Казалось, длинное белоснежное платье развивал ветер, но здесь ему взяться было просто неоткуда. Не знаю, как можно было это охарактеризовать точнее, но я назвала бы это... пустотой. Да, это была пустота, которая тянула свои тёмные щупальца ко всему, что попадало в поле её зрения, и пожирала, не оставляя после себя ничего. И сейчас я почувствовала её голод, её нестерпимое желание стереть меня в порошок, уничтожить, поглотить. Но исходивший от меня мягкий серебристый свет заставлял её щупальца яростно отскакивать назад, словно обжигаясь об эту невидимую стену. Это вселяло хоть какую-то надежду, что она не тронет меня, и я всё-таки смогу вернуться домой, где бы он ни был.
   Холодная зеркальная поверхность неприятно холодила босые ноги, когда я сделала несколько шагов вперёд, на мгновение, зависнув над пропастью, пока под ногами не появилась слегка светящаяся зеркальная дорожка. Меня будто бы приглашали куда-то, и я не стала от этого отказываться, подчиняясь внезапно проснувшемуся любопытству. Дорожка петляла, словно пытаясь запутать сильнее, но в этой пустоте, единственным светом которой было слабое сияние от зеркальной поверхности и собственно от меня, не было вообще такого понятия как прямой путь. Но пустота жадно впитывала этот свет, и сзади через несколько шагов уже нельзя было ничего различить. Так что я шла вперёд, уже совершенно потерявшись и во времени и в пространстве.
   А потом впереди показалось слабое сияние, и дорогу мне преградило странное сияющее белым светом существо, и в воздухе повисла угроза и еле слышное рычание. Вначале мне показалось, что это животное, но жёлтых глазах сиял разум не присущий им. Больше всего это существо было похоже на белого волка с искрящейся шерстью и оскаленной пастью с полным набором серебряных клыков. Глядя в эти глаза, меня даже на мгновение посетило чувство, похожее на страх, но любопытство пересилило, и я, не принимая во внимание усиливающееся рычание, наклонилась чуть вперёд, рассматривая эту милую зверушку как какой-то новый вид. Как бы это не звучало, мне действительно нравился этот странный волк, и нестерпимо хотелось погладить его, что я и сделала через мгновение. Не понимаю, почему он меня не укусил. Только когда я прикоснулась к его немного жёсткой шерсти, по нему пробежала слабая серебристая волна, и животное прижало уши к голове, делая несколько шагов назад и глядя на меня несколько затравленным взглядом.
   -Ты... ты же мертва... - странно было слышать из пасти этого волка человеческую речь.
   Я нахмурилась, пытаясь осмыслить услышанное, и прижала руку к груди. Хоть мне и казалось, что я здесь давно, внутри не было уверенности, что это, то самое место, где я должна быть на самом деле. А после ледяного тумана, голосов и таинственной женщины, которая сделала мне очень больно, меня посетила мысль, что я всё же жива. Потому что я практически чувствовала, как в груди бьётся сердце.
   -Но моё сердце бьётся... - почти жалобно прошептала я.
   -Живая... - полувопросительно прорычал волк, а в его глазах светилось неверие в происходящее. Он подозрительно принюхался, а потом отошёл в сторону, освобождая путь. Мне показалось странным чувство, с которым волк смотрел на меня. Дикая смесь надежды и недоверия. Я не стала акцентировать на этом внимания и решила продолжить путь. Почему-то внутри было стойкая уверенность, что я просто должна что-то увидеть. Там впереди что-то слабо мерцало, и это было похоже на заманчивый завораживающий огонёк, на который мне хотелось лететь как мотылёк на пламя свечи. Какая-то сила толкала меня вперёд, словно от этого могла решиться моя жизнь. Сердце в груди тревожно трепетало, предчувствуя что-то непонятное и в тоже время знакомое.
   А когда, наконец, увидела... поражённо замерла. И нельзя так сразу сказать, чего было больше во мне: жалости, боли или любопытства. Я не могла понять, что это за существо, и за что с ним так поступили. Больше всего было похоже на фигуру человека, сотканного из тьмы и подвешенного на белых сияющих тонких цепях над пропастью. Это была рваная, истекающая как кровью сгустками тьмы, и практически стёртая пустотой душа.
   Рука сама потянулась прикоснуться к этой тьме, и в груди зародилось огромное желание облегчить его страдания. Я осторожно с непонятной даже мне самой нежностью в груди проводила кончиками пальцев по израненной, исчерченной шрамами душе, и серебристый свет отгонял алчущую крови пустоту, спасая то, что осталось от него. Мне хотелось освободить его, разрушить эти цепи и подарить покой. А в груди начиналась зарождаться ярость на тех, кто мог так поступить с ним. Наверное, именно она придала мне сил, когда я с отчаянным криком дёрнула эти цепи на себя, чувствуя нестерпимый жар в руках. Серебристый свет брызнул во все стороны, засияв словно маленькое солнышко, и отгоняя пустоту всё дальше от нас. А цепи... будто бы обиженно звякнули, рассыпаясь золотистой пылью вокруг.
   Я успела подхватить его до того, как он свалится в вечно голодную пасть пустоты, а волк, наблюдающий со всем со стороны, в этот раз поддержал меня, придав сил. И в этот момент этот загадочный мужчина открыл глаза. Меня затянуло в этот омут, поглощая без остатка. Насыщенный фиалковый цвет, такой же, как и у той странной женщины. Но сейчас это было неважно.
   На губах появилась неуверенная улыбка, когда я вновь провела рукой по его лицу, а потом меня резко дёрнуло вверх, вновь выжигая изнутри жидким огнём.
  
   ...-У неё опять приступ. Госпожа, боюсь, она не переживёт его. Прогнозы не слишком обнадёживают, - говорил мужской холодный голос с лёгкими шипящими нотками.
   -Ты что гадалка, чтобы ставить прогнозы?! Ты целитель, вот и выполняй свою работу! - голос этой женщины был мне знаком, но боль не давала сосредоточиться. На это мужчина только что-то еле слышно пробормотал, а ко мне прикоснулись тёплые руки. - Давай же, девочка... Ты должна вернуться.
  
   И я проснулась...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

15

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"