Авдеев Михаил Петрович: другие произведения.

стр. 81 - 90( окончание)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  чтобы помыться в бане перед дальней дорогой. В части на хозяйственном дворе, была хорошая банька, для солдат, работающих на свинарнике. Возвращаясь в часть, он столкнулся с пьяной группой солдат и сержантов соседней части, которые вышли размяться, в перерыве между распитием спирта на своем скотном дворе. После того как он отказался выпить с ними, завязалась драка. Сильно избитый, мой сержант прибежал в свою часть. Посчитаться с обидчиками кинулись сидевшие в курилке солдаты и сержанты его роты. Остановил побоище, вовремя заметивший это, начальник моего патруля, который на дежурной машине выехал вслед за ними. Он же и доставил в часть, не успевших убежать двух пьяных солдат из соседней части. Рядом с моим зданием штаба было небольшое подземное убежище, на случай военной опасности, куда мы часто помещали задержанных солдат до выяснения причин задержания. В это убежище арестованных солдат и поместили, как на гауптвахту. Доложили о задержании, дежурному по части, откуда были солдаты. В соседней части мер не приняли и пьяные солдаты кружились по всему гарнизону, пытаясь продолжить драку. Как только мне доложили о происшествии, я со своими заместителями выехал в часть. Командирский газик, находился в ремонте и мы на личной машине заместителя по тылу, минуя все преграды, добрались до расположения части, когда часть уже готовилась к отбою. Вечернюю поверку провели на плацу и предупредили солдат, чтобы те сохраняли выдержку и терпение. Как старший по воинскому званию, на тот момент в гарнизоне, я принял меры по наведению порядка. Вскоре были задержаны и изолированы еще одиннадцать пьяных солдат на территории школы и соседней части. Я лично предупредил командира дежурных сил соседнего центра о случившемся и попросил вызвать нашего начальника гарнизона, из части которого и были пьяные солдаты. Вместо начальника гарнизона к нам часть прибыл дежурный по части соседей. Он требовал отпустить арестованных, угрожал расправой моему дежурному по части. Дежурный соседней части был еще пьянее своих солдат, поэтому его сразу обезоружила и арестовала моя дежурная служба. Пока ожидали начальника гарнизона, собрали объяснительные и материалы расследования. Только утром, в начале рабочего дня, ко мне прибыл командир "пьяной" части, но я уже ожидал приезда начальника космодрома и задержанных ему не отдал, как и первый экземпляр объяснительных. Я прекрасно знал, что он, до приезда начальника космодрома, уничтожит документы и будет доказывать до последнего, что все это, нам померещилось спьяну. Начальник космодрома сам был выходцем из этого центра и, безусловно, стал бы на сторону "пострадавших", выгораживая честь мундира. Я невысоко оцениваю командирские качества, героя социалистического труда, начальника космодрома, генерал-лейтенанта Шумилина А.А. Прекрасный инженер, заслуженный испытатель, он всю службу провел у испытательных стендов и на стартовых комплексах, не уделяя должного внимания службе войск и бытовой их обустроенности. Его выручали связи с руководителями промышленности, проводившими с ним и на его стартах, пуски своих изделий. Они поддерживали его во всем, как и он со своей стороны делал все, что они требовали. Это все очень правильно и нужно для общего дела. Ему прощалось то, за что другие командиры, поплатились бы головой. Мне и то приходилось, проходя службу в штабе, наводить порядок на его узлах связи и бороться с педикулезом. Поэтому, будучи в его непосредственном подчинении, я ничего хорошего от него не ждал. Брюзжать он мог, но оценить, тем более сказать доброе слово, нет. Он не виноват, так сложилась его служба. По-другому в опытно-испытательных частях она и не могла сложиться. Сами части устроены не как воинская часть, а как промышленное предприятие, в центре основные цеха и объекты, вокруг воинские поселения. О солдата в поселениях вспоминают на время пуска, остальное - "Пустота", с которой я случайно столкнулся впервые месяцы пребывания на космодроме по вине отдела кадров. Прибыв в часть и расположившись в моем кабинете, начальник космодрома, как я и предполагал, после встречи с задержанными устроил разнос, не начальнику гарнизона, а мне. Откуда, да на каком основании, у меня в части введена патрульная служба. Почему были задержаны военнослужащие другой части. Кто дал мне право командовать в гарнизоне и проводить разбирательство. Я, естественно отвечал, предоставлял приказы по части, убеждал его, что если бы нами не были приняты своевременно меры, то произошло бы самое худшее. Предоставил ему фамилию начальника патруля, для поощрения. Он не слышал меня. Забрав мой рапорт на поощрение, они с командиром "пьяной" части пошли к нему подводить итоги, а я, с подошедшими ко мне заместителями, еще долго стояли с непокрытыми головами (по Некрасову) и смотрели им в след. Приказ по космодрому был и старшего лейтенанта моего поощрили, но в приказе, ни слова не говорилось, в какой части и что произошло. Прочитав приказ, складывалось впечатление, что опять в "этой части" начальник патруля наводил порядок. Удивить меня этим было нельзя. Позже меня не удивил, случай с горевшим знаменем, в первом центре испытаний и применения космических средств, правда, командовал центром уже не Шумилин А.А., а его воспитанник полковник Черный Е.А. Традиции они и есть Традиции. Будь это нормальная воинская часть, с ней бы поступили, как того требует воинский устав. В этой части Знамя оказалось почти не боевое, придуманное кем то "понарошку" и зачем то, случайно, оставленное на командном пункте испытательного центра. Остаток Знамени отремонтировали, полностью заменив его, а его командир пошел с повышением, стал заместителем оценить наши успехи мог, пожалуй, только начальник штаба космодрома, генерал майор Баранов Л.Т., к счастью для космодрома, возглавивший его впоследствии. Этот генерал, Небожителем не был, в совершенстве знал жизнь войск и имел большой личный опыт работы с личным составом. Однажды зимой, он все же заехал ко мне в часть перед ужином и пробыл до отбоя. Это было самое тяжелое время, не только для части, но и для всего космодрома. Электричество подавалось по графику в городе, а на площадках, как получится. К его приезду часть жила уже двое суток без электричества. В столовой на довольствии больше восьмисот человек, из которых почти шестьсот, это курсанты, прослужившие в армии не более четырех месяцев. Ужин был приготовлен под открытым небом в больших котлах, растапливаемых дровами, рядом со столовой. Пищу принимали в столовой при свете керосиновых фонарей, из личных котелков. Воды в столовой, как и в казармах не было по причине отсутствия электроэнергии. Воду для столовой возили водовозкой из насосной станции. Ее экономили и использовали только для приготовления пищи, чая и чистой обработки посуды. Для технических нужд и первичной обработки всего, использовали снег и запас воды из летнего, плавательного бассейна. После ужина вместо тренажей, мыли котелки и ложки, под тщательным присмотром и контролем сержантов. Затем было личное время и подготовка к следующему дню. Время на это уходило много, так как происходило это все практически в темноте. Керосиновые лампы были только на входе в казарму, возле дневального, умывальнике и других самых необходимых местах. Естественно, вместо керосина они заправлялись соляркой или смесью бензина с солью. Коптили фонари и лампы ужасно, но мы были рады и этому. В спальных помещениях были установлены большие буржуйки, обложенные огнеупорным кирпичом. Топились они углем, дровами и служили не только для обогрева людей и сушки обмундирования, но и для душевной радости. Оформлены они были с фантазией на которую способны только армейские умельцы. Внешне напоминали они огромные русские печи или камины. От пламени горевших в них дров по казарме шел мерцающий свет, было достаточно тепло и даже уютно. На них же топился снег, а на ночь их обкладывали всеми железными спортивными снарядами, чтобы подольше сохранить тепло. Генерала удивили даже не сами условия жизни, а то, что сержанты, в личное время потаскав гири, шли обтираться снегом. В маленьких опытно-испытательных частях, где всего полторы сотни человек, это незаметно, к тому же в них всегда можно найти и использовать, передвижные дизельные электростанции, для бытовых нужд части. В нашей части ничего такого не было. Часть была учебной, был обычный день, в части шла привычная повседневная жизнь. Простуженных больных в медпункте не было, да и с гепатитом - бог миловал. " Ордена вам всем надо давать " сказал генерал, обойдя все в части и уехал. Наверное, доложил начальнику космодрома, так как на другой день тот предложил мне прервать учебный процесс и раздать курсантов по частям. Я не согласился. Это ничего не меняло и до выпускных экзаменов, у курсантов отдельных специальностей, оставалось совсем немного времени. Надо было выполнять задачи стоящие перед частью. В первые, годы после распада СССР, в годы бурных демократических процессов, было не до войск космодрома. Мы не могли реально штурмовать или защищать здания в столице, а значить могли потерпеть, в своих далеких краях. С независимостью Казахстана, были утрачены сети и коммуникации с Большой землей, требовалось время на их восстановление в новых условиях сосуществования. Перебои в электроснабжении космодрома были только одним из следствий больших изменений, проходивших в нашей жизни. Своя теплоэлектростанция на космодроме была, но она могла обеспечить что-то одно, или город, или испытательные объекты. Приходилось делиться. Задержки с денежным довольствием и зарплатами доходили до шести месяцев. Продовольствие для частей поступало так мало и с перебоями, что приходилось его растягивать. Выручало подсобное хозяйство, инициатива и находчивость тыловиков частей. На скотном дворе части, мы постоянно содержали не менее полутора сотен свиней. Забивали их для солдатской столовой, запеченными тушками награждали победившие подразделения в спортивных соревнованиях и различных конкурсах, а однажды, когда задержка выплаты денег в части достигла нескольких месяцев, я приказом по части, в счет зарплаты и денежного содержания, всем офицерам и прапорщикам к празднику выдал по несколько килограммов свежей свинины. Офицеры и прапорщики, особенно в молодых семьях, просто, голодали. Узнав от офицеров, проверяющих мою финансовую часть, о неслыханном самоуправстве, творящимся в части, Шумилин, на совещании командиров частей, так разносил меня, что лучше бы я этих свиней украл. В приказе, мне объявили "строгий выговор", а я до сей поры считаю, что поступил правильно. Вообще, генерал Шумилин А.А., так часто налагал взыскания на командиров частей, что не было командира части у которого бы было меньше пяти выговоров. За всю службу в армии, я не получил столько взысканий, сколько от него, за время командования частью. Обиды это не вызывало, привыкли. Это, как перехаживать в звании, обидно бывает - день, два, неделю, а потом забываешь и живешь спокойно. Взыскание, оно хорошо, когда за дело, причем за личное упущение и когда оно своевременно. Я всегда считал, прежде чем наказать, надо подумать, а нет ли у человека такого, за что его, можно было бы поощрить, если находил, всегда поощрял. В сочетании с личным общением и воспитательной работой "Поощрение" придает человеку силы, уверенность, улучшает взаимопонимание и помогает ему совершать если не Подвиг, то хороший Поступок, на общее благое дело. Получив взыскание, я сделал выводы и уже на другой день поставил всех офицеров и прапорщиков на довольствие, в солдатскую столовую. Учет посещения столовой велся согласно приказа по части, а когда офицерам пришло денежное довольствие, посовещавшись с заместителем по тылу, я порвал списки и приказ. Раз, мы выжили, надо забыть об этом. Надо заметить, что мой заместитель по тылу. Майор Петренко Ю.И., был умница и хозяйственник, каких еще поискать. Он все время возил из расформированных частей остатки круп и зерно на свой хоздвор или склад, если продукты были еще пригодны для потребления в пищу. Весной заготавливал тонами зеленые Лопухи, летом верблюжью колючку. На летний сезон приняли на работу трех разнорабочих из совхоза (директора и бригадиров), которые завалили часть, свежими овощами, арбузами, дынями, зерном и соломой. Это помогло нам и животным, выжать в тяжелое время. Вместо не поступавшего в часть сахара, обходились арбузами и дынями. Чай из верблюжьей колючки готовили не только в столовой, но и возле казарм, в специальных котлах назначенные "чаевары", кстати, это делалось во всех частях космодрома. А вот зеленый борщ, из лопухов, зимой варился только в нашей столовой, причем со сметаной, которую делали наши женщины- повара из молочного порошка. Отличить ее от настоящей, было трудно, солдаты радовались, как дети. Котлетами в солдатских столовых не удивишь, это если довольствующихся немного, а когда их сотни, это уже событие. Чтобы их сделать, в столовую собирались все женщины тыла части, которые так- же делали свои фирменные не пироги, а пирожки. Пироги делала дежурная смена столовой, к каждому празднику или событию. Вспоминать и рассказывать о части, я могу бесконечно. В части сформировался прекрасный коллектив единомышленников. Люди поверили мне, поняли, что все можно изменить, если сильно этого хотеть. В вопросах воспитательной работы, мне хорошо помогал, мой комиссар, заместитель по воспитательной работе подполковник Савицкий А.И., который впоследствии, стал заместителем начальника космодрома по воспитательной работе. С ним мы планировали и проводили в жизнь самые насущные дела и радовались успехам. Не скажу за все Вооруженные силы, но что на космодроме мы первые пригласили на торжества по случаю принятия присяги молодыми солдатами православного священника, это точно. Приезжало местное телевидение, нас снимали и вечером показывали всему городу. Вся часть очень готовилась к этому событию, а когда оно прошло, мы видеозапись размножили для себя и дарили потом на память солдатам, увольняющимся в запас. На любительские камеры мы снимали часто торжественные мероприятия и строевые смотры. Эти записи мы использовали как учебные пособия по строевой подготовке и для работы "над ошибками". Каждый видел себя и свои промахи. Из отснятого материала, собирался Сборник, копии которых так же вручали, на память о службе. Чего я никогда не делал в части, и за всю службу в армии, при любых торжествах, так это не устраивал "Плацтические этюды", (от слова - плац) Это когда на плацу солдаты перестраиваются из коробки 100 на 100 человек в "Звезду" или в слова "Слава КПСС" или что-то подобное. До сей поры, считаю это глупостью, с которой начался видимый и целенаправленный развал Армии. Успехи в части, безусловно, были, и не случайные. Как то под утро к нам возвратился, отправленный в часть младший сержант, проходивший обучение у нас в школе. Из своей части он шел к нам всю ночь, а это почти сорок километров, чтобы прийти в свой батальон и попроситься назад. Причиной послужила махровая дедовщина в его новой части. На притязания старослужащих он дал отпор и, боясь расправы, покинул часть. Всех своих выпускников назад мы принять не могли, но этого взяли. За него ходатайствовал весь батальон и, конечно, Савицкий А.И.. С командованием его части договорились, тем более, назад в часть, у него пути не было. Это была оценка работы всего нашего коллектива. К большому сожалению, были и другие оценки, мне и сегодня вспоминать о них тяжело. Это трагическая гибель двоих наших солдат. В обоих случаях причиной послужило, элементарное пренебрежение техникой безопасности. Первая трагедия произошла с курсантом вначале моей службы в части. При заготовке дров его убило бревном. Взвод решил перенести бревно поближе к казарме, а когда его сбросили, оно сыграло. Концом бревна разбило ему голову. Мне не пришлось смотреть в глаза его родителям, я находился в госпитале на операции, но представляю, как чувствовал себя Александр Иванович Савицкий, исполняющий обязанности командира части. Второй трагический случай произошел, практически у меня на глазах. Время было еще до ужина, я разбирал дневную почту, когда мне доложили, что в медпункт доставили нашего не штатного электрика, пострадавшего от электротока. Электрик ремонтировал в столовой котел для приготовления пищи, торопился, чтобы не сорвать ужин. В спешке, он включил котел, а потом уже решил поправить и закрыть крышку на токоведущих частях. Нарушив руками изоляцию на сростке, был поражен током. В столовой было, ко всему, влажно и это способствовало электротравматизму. Ему на месте оказали первую медицинскую помощь наряд по столовой и подоспевшие фельдшера нашего медпункта. Когда он пришел в себя, его перенесли в медпункт и ввели необходимые лекарства, для стимуляции работы сердца. В правильности действий своих врачей и фельдшеров, я не сомневался, что и подтвердил подоспевший дежурный врач гарнизона. Я сам видел, как наш пострадавший, шутил и улыбался, вставать ему не разрешали фельдшера. Через полтора часа, подъехала скорая помощь, из госпиталя. Не обращая внимания на доклады моих медиков, они ввели ему повторную дозу лекарств, он на глазах стал засыпать и бредить. По дороге в госпиталь он скончался. Как на другой день мне доложил начальник моего медпункта, он умер от передозировки лекарств. В конце 1997 года обстановка, в стране и на космодроме понемногу стабилизировалась. Продукты стали поступать в часть почти регулярно. Уже не надо было распределять поступающие деньги персонально каждому и вывешивать списки, сколько кому и почему. До этого, на расширенном заседании командования части, мы это делали, проявляя максимальную открытость и справедливость. Во всех случаях, я получал причитающиеся мне деньги по списку, после всех. Передо мной получал денежное довольствие или любые другие выплаты, начальник финансовой службы, предварительно предоставив отчеты о выдаче денежных средств всем в части. Так было далеко не во всех частях, но я считал и считаю, что в тяжелые времена иначе не должно быть. Сегодняшний экономический кризис, показывает к сожалению, что безнравственность руководителей переходит все пределы. Когда одни пухнут от голода, другие бесятся от жира, рассуждая о духовной нравственности и высоких идеалах. Узнать оклады и доход нынешних руководителей труднее, чем государственную тайну. Весной 1997года, часть простилась с заместителем начальника космодрома, куратором нашей части, генералом Графининым В.А., который уходил в запас. Это был честнейший офицер, интеллигент, который очень многое сделал для Школы младших специалистов и которого, к сожалению, я так до конца и не понял. Я, например не понял почему, согласовав с ним и фин. службой космодрома вопрос о приобретении в часть компьютера по статье вида один, получил выговор в первый месяц пребывания в должности. Это статья пополняется в части за счет подсобного хозяйства и различной хозяйственной экономии. Компьютер нужен был не только штабу, но и для тыловой деятельности. Да это нарушение, но можно было стать на защиту командира, тем более школа задыхалось, без компьютера и он знал об этом. При всем хорошем о нем, у меня сложилось впечатление, что он порой наблюдал - выкручусь ли я из банки с серной кислотой. Вылезу - хорошо, не выползу - найдем следующего командира. Не я первый, не я последний. Торжественно и тепло прощались с генералом. Я знал, что следующие проводы будут моими. Решение я принял, а повод нашелся. Моим главным недостатком, был мой длинный язык и когда, справившись с какой- то трудной задачей мне нечем было заняться, я начинал "строить" окружающих меня ротозеев. Так было после завершения программы "Энергия-Буран", когда я в кругу сослуживцев "ляпнул", не со зла, а от нечего делать, о своем начальнике связи: - "Это же кем надо быть, что бы в разгар войны, назвать сына Рудольфом". Начальником связи тогда был добродушный человек, полковник Рудольф Михайлович Чистяков, умница, много сделавший для связи космодрома. Конечно, ему доложили, а мне за "программу" ничего не было. Примерно так же, я повел себя и в отношении новых начальников. Как результат, мне предложили другую должность. Признаться, я сильно устал в части, вообще за службу и с радостью согласился. Хотелось побыстрее уволиться и забыть все, как страшный сон. Сейчас я так же распускаю перья, как павлин.... Извините, это я не со зла, скорее от скуки и желания высказаться. Но если есть еретик, то святая инквизиция обязательно найдется. После части, я несколько месяцев, в ожидании увольнения из Вооруженных Сил по ОШМ, значился заместителем отдела в Вычислительном центре. Именно значился, так как основное время занимался своим здоровьем и подготовкой к Новой жизни. 24 июля 1998 года, я был уволен из ВС. РФ по ОШМ, в звании - Полковник. Звание высокое, в " золотой век России " давало право на поместье и передачу "Дворянства" - по наследству. В Советское время - уважение и почет. В наше смутное время - о нем благоразумнее забыть. Сегодня, вспоминая годы службы, всегда думаю, что моя жизнь сложилась бы совсем по- другому и скорее не в лучшую сторону, не будь все эти годы со мной моей жены - Авдеевой (Курдюковой) Аллы Павловны. Познакомились мы с ней на Байконуре, в гостях у моего друга и наставника - командира роты охраны Федькова Н.Ф., в октябре 1973 года и больше не расставались никогда. Она была моим крепким тылом, третьим плечом, другом и помощником, а главное любимым человеком, подарившим мне сына - Сергея. Алла всегда была рядом. О чем бы я. не вспоминал, чем бы, не гордился, все связано с ней, и наполовину принадлежит ей. Родилась она 23 июля 1945 года в с. Волошино Ростовской области, в большой семье офицера - фронтовика, участника Сталинградской битвы, - Курдюкова Павла Тимофеевича. В семье, кроме нее были еще, старшая сестра Юля и младшие братья Юрий и Александр. После тяжелого ранения, ее отец служил в военном комиссариате в с. Волошино, затем в г. Каменске. Позднее был переведен в г. Камышин, где она и прожила все школьные годы. Посещала, как и все дети в те годы, различные "Кружки". Прекрасно пела, но по решению родителей поступила и окончила медицинское училище. Всю жизнь работала фельдшером, медицинской сестрой и врачом в детских садах и поликлиниках, поближе к детям и дому. Детей своих очень любила, делила с ними их радости и беды. Старалась, чтобы у них все было, как и у других детей, коньки, мячи, велосипеды. Очень хотела, чтобы, когда они вырастут, жили с ней, но они, возмужав, выбрали путь отца, - стали офицерами Вооруженных сил России. Когда мы переехали в г. Пензу, она очень переживала, оставшись без детей, друзей, знакомых и конечно любимой своей - Работы. Ее отец, подполковник Курдюков П.Т., родом из с. Верхний Мамон Воронежской области. Он всю жизнь служил в Вооруженных Силах, очень старался и гордился своей службой. В Сталинградскую битву командовал батальоном, полком в армии прославленного генерала Чуйкова. В 1956 году попал под "хрущевское" сокращение армии. Очень страдал, что сократили незаслуженно, а гражданской специальности у него не было, как и у большинства офицеров-фронтовиков. Работал по направлению горкома партии, директором магазина, начальником цеха, а позднее начальником охраны. Всегда старался работать честно, на совесть и как у нас водится, наживал врагов. Но надо было жить, обустраиваться, кормить семью. Мама ее, Курдюкова (Щербина) Галина Никифоровна (1920-1973г.)- украинка, бежала с родителями с Украины от голода, как и моя родня, на быках, в Донские степи. По образованию она учительница младших классов, заведовала библиотекой, воспитывала и рожала детей, содержала семью.Как все жены офицеров, была опорой своему мужу. Денег, когда муж уволился из армии, не хватало, но критерием их жизни, а затем нас с Аллой, были и остаются - Честь и Порядочность, во всем. Так старались жить они и мы с Аллой, и надеюсь, будут жить наши дети и внуки, невзирая на "дикую перестройку, смутное нынешнее время, исковеркавшее души и сознание многих из нынешнего поколения. Сестра, Московцева (Курдюкова) Юлия Павловна (1943г.р.), родилась на фронте, в Сталинграде. Напористая, не в пример сестре и братьям, она окончила фармацевтический институт заочно, уже имея детей. После школы она вышла замуж, за офицера - Московцева Алексея Лаврентьевича (1940-2002 г.), с которым и приехала на Байконур. Вместе они заочно учились, когда он поступил в военную академию. Родила ему троих детей: Алексея (1966г.р.), Галину (1970г.р.) и Дмитрия (1980г.р.), при этом вела активную общественную и партийную работу. После смерти своей матери, взяла на воспитание своего младшего брата - Александра (1956г.р.). Это конечно - Подвиг, но обратная сторона, которого впоследствии сказалась на ее детях и семье в целом. Но это уже не моя биография. В настоящее время, она проживает со своей дочерью и внуком Николаем, на Байконуре. В отцовской квартире, в г. Калуге живет ее старший сын Алексей. Младший, Дмитрий пытается обзавестись - Бизнесом, где то в Новосибирске. Курдюков Юрий,(1947г.р.) брат Аллы, живет в родительском доме постоянно. В армии служил - рядовым. После службы в армии работал электриком на одном из предприятий г. Камышина, где проживает до настоящего времени со своей семьей, присматривая за могилами родителей. У него с женой Верой, есть сын - Павел и внучка - Алеся. Брат Александр, окончивший техникум и институт в г. Ленинске, работал кабельщиком - спайщиком, в строительном полку связи, на Байконуре. Женился и растил детей - сына Юрия и дочь Евгению. В настоящее время живет и работает в г. Уфа. Прадед моей жены, Курдюков Тимофей Иванович(1989-1967г.), по отцовской линии, как и мой прадед, корнями своими выходец из Воронежской губернии. Родители его и вся близкая родня, умерли от Холеры, когда ему было всего три года. На воспитание его взял, дальний родственник, Курдюков Иван Гаврилович, его троюродный дедушка. Когда ему исполнилось 13 лет, он женил его на 15 летней Наталье, а когда сирота с женой подросли, отделить их не захотел, как не хотел и возвратить им хозяйство его родителей. Они долго ругались и однажды, в разгар спора, он убил своего опекуна. Ночью они с женой ушли из губернии. Долго батрачили в Сальских степях, пока не обзавелись своим хозяйством. Копаясь в истоках родовых корней, моих родных и Аллы, мы пришли к выводу, что корни наши по мужской линии идут из Воронежской губернии. Места проживания родни такие как: ст. Куберла, х. Красная степь, с. Юдиха, с. Волошино, с. Верхний Мамон, Сальские степи Ростовской области, одни и те же. Корни у нас не родственные, но наши далекие родственники, могли сталкиваться в жизни и возможно, знать друг друга. Это лишний раз подтверждает слова специалистов по Родословным, что копаясь в родословных корнях, многие узнают, что являются семиюродными братьями и сестрами, а люди произошли, от единых прародителей. Как утверждают священные книги, все мы дети - Еговы. Тем не менее, я жалею об утрате нашим родом - своих родовых фамилий. Наши предки не виноваты, так сложилась их жизнь в большой судьбе всей нашей России 20-го века. Именно в этот век, в России, как в фильтре грубой очистки, в нескольких войнах, смене идеологий и социальных укладов, при низкой рождаемости и высокой смертности, была физически устранена большая часть мужского населения страны, а с ними и родовые фамилии поколений. Судьбой мне досталась фамилия человека не имеющая никакого отношения к моему рождению. По сути я с этой фамилией становлюсь родоначальником нового рода - Авдеевых. Надолго ли, эта фамилия станет нашей родовой неизвестно, но коль судьбе было угодно, и я принял эту фамилию, пусть будет все, как есть. Честь и слава фамилии - Авдеевых зависит только от меня, и от моих сыновей. Надеюсь, эта фамилия будет служить светлой памятью о нас, как новом поколении старого, уважаемого рода - Красниковых, Колумбовых и других дорогих для нас фамилий, а так же о человеке, волею судьбы передавшего ее нам, через мою мать, на этой Земле. Как не готовился, а гражданская жизнь обрушилась как зима в России для коммунальных служб, - внезапно. Не успел получить паспорт, как был приглашен работать в испытательный центр - "КБТМ", начальником узла связи. Центр создавался на базе нескольких войсковых частей, расформированных и переданных из ВС. в гражданское ведомство. Специалистов, кроме бывших военных, взять было неоткуда. Воинские части на Байконуре сокращались, стартовые комплексы со всеми коммуникациями передавались в гражданские структуры по тематической принадлежности. Многим молодым офицерам, было даже предложено, продолжить службу в новых центрах до увольнения в запас. Это был продуманный выход, который устраивал всех и обеспечивал космодром специалистами на годы вперед. Отток специалистов с Байконура сдерживался еще и тем, что по окончании службы, получив жилье, офицеры не всегда могли найти работу по специальности, на новом месте. Начать все заново и на новом месте не каждый решался, поэтому многие оставались работать, практически навсегда. В этом центре вместе с такими же офицерами запаса, как и я, мы обеспечивали связью процессы подготовки и сами пуски, всеми видами связи. Это были, новый ракетоноситель "Циклон" и старенькая ракета "8к69", с различными космическими аппаратами. Проработал в центре недолго, года полтора, пора было прощаться с Байконуром. К тому времени, мой младший сын Сергей, уже закончил академию Можайского, получил распределение на Байконур, женился и служил в одной из частей. Старший сын Владимир, проходил службу в подмосковном г. Чехове. Прошла смена поколений, характерная для многих семей военнослужащих на Байконуре. Привычный уклад жизни на Байконуре, даже при интересной работе и службе, всегда отягощался одним - временностью своего пребывания в этих местах. Все знали, что у каждого из нас, наступит время прощаться с родным Байконуром и Казахстаном . Казахстан, с его прекрасными восходами и закатами, чудными и тихими вечерами, замечательными рыбалками и охотой, стал всем нам - второй Родиной, воспоминания о котором останутся в сердце на всю жизнь. Шел пятидесятый год моей жизни, пора было покидать Байконур, чтобы до старости успеть обжиться на новом месте. Коттедж, так и не был построен, зато меня ждала, уже три года, квартира в г. Пенза, что в переводе с мордовского, означает - " Конец пути", а еще ее называли "Новыми Афинами", за обилие учебных заведений и уровень культуры. Выбор нового места жительства был не случаен. Выбирали с Аллой, изучив все и вся, но решающее значение сыграли прекрасный климат, культура города и его размеры, а также доступность его родным и близким, давно заждавшимся нас в России. Сборы с отъездом проходили строго по плану, который включал в себя не только хлопоты с домашним скарбом, но и прощальные мероприятия с друзьями, сослуживцами и коллективами в которых работали. Мой друг и товарищ, начальник связи космодрома, полковник Крюков Валерий Михайлович, любезно предоставил банкетный зал музея связи, где и собрались мои друзья - ветераны связи, мои заместители по Школе и просто Друзья. Были все, которых я называл, вспоминая былые годы. Был Анатолий Савкин, с которым мы служили в телефонном центре, затем готовили и тренировали узлы связи, по программе " Энергия-Буран". Сосна А.В., с которым мы служили, дружили еще с кабельной роты и затем в отделе связи. Обойтись без Василия Романовича Бородинова, начальника штаба главного узла связи космодрома и бывшего "кабельщика", было большим грехом. Были все, за исключением, уволившегося раньше всех нас, по истечению срока контракта, теперь крутого предпринимателя, а тогда сослуживца по узлу связи и отделу, подполковника Матенова Александра Елюбаевича. Провожали из Армии, Работы и Байконура, провожали и прощались навсегда. На Байконуре прошли наши лучшие годы, "молодость, укутанная шинелью и жизнь перетянутая ремнем", если говорить известными стихами. 28 лет я и 34 года Аллой, были отданы нами космодрому. На космодрому. На космодроме Байконур, родились и выросли наши дети. Там родилась наша "Байконурочка" - внучка Сашенька (11.05.2000 г.р.). На Байконуре Алла читала первые книжки внуку- Мише (30.05.89 г.р.). К большому сожалению, я не видел, как росли мои дети, не говоря уже за внуков. Они росли на глазах у матери, в то время когда я пропадал на службе. Наверстывать упущенное поздно. Дети выросли, у них свои взгляды на жизнь, свои заботы и радости. Внук-Миша уже взрослый. Жизнь сложилась так, что знает он другого дедушку и другую бабушку, да и мы его практически не знаем. Приезжал он в Пензу с уже сформировавшимися взглядами, привыкший к другому образу жизни. Мальчик умненький. Мое стремление в одночасье привить ему другие привычки и понятия, только оттолкнуло его. Жаль, но, скорее - навсегда. Если человек с раннего детства не узнал нас, повзрослев, он не станет добрее и ближе. Чтобы быть родными надо жить вместе или хотя бы видеться и общаться чаще. Я упустил внука и жалею об этом. Дай Бог - не потерять внучку. Хотелось что бы, внуки знали нас и помнили, а уж какими и как, зависит от нас и наших детей. Прощай Байконур! - Здравствуй Пенза! Здравствуй новая жизнь! Ровно в ноль часов пять минут, 25 апреля 2000 г. мы прибыли поездом. На Пензенской земле, родине моего отца, ждала нас только соседка, заботливо накрывшая нам ночной ужин. Обустраивались, как могли, знакомились с новыми людьми, встречали и провожали родню и друзей. Это время мы с Аллой, вспоминаем с восторженным чувством, нового начала в нашей жизни и которое со временем куда - то улетучилось. Старые друзья и Родня были далеко, а новыми во второй половине жизни, обзавестись сложно. Что бы занять себя, надо было искать новое дело и работу. Дела нашлись на даче и в гараже. Работа вскоре представилась, по специальности, на одном из крупнейших заводов города, Пензенском дизельном заводе - "Пенздизельмаш". Завод переживал очередной спад производства и надеялся на новых хозяев. Забегая вперед скажу, что за время работы на заводе ( почти восемь лет, с ноября 2001 по октябрь2009 г.), завод трижды менял хозяев, сменил пять директоров, пережил банкротство и снова стал, но уже по причине мирового кризиса. Виноват ли кризис? Думаю, что нет. Завод был давно обречен, по причине отсутствия долгосрочной, продуманной перспективы и возможности гибкости производства. Оборудование завода, вывезенное из Германии по контрибуции, после Великой Отечественной войны, в 1949 году нашло свое место в Пензе, где и был основан "Пензенский дизельный завод". Строился он, как и все заводы того времени, добротно и на долгие годы. Украшался фонтанами, гипсовыми скульптурами, парками и цветниками. Вокруг завода строились квартиры и общежития, объекты культуры и социального быта, в которых обосновалось не одна рабочая династия. Проходя по заводу и любуясь им, я невольно придумывал названия его улицам и переулкам. Центральную дорогу, я называл - "Большая пролетарская", пересекающую ее, - "Рабочий проезд". Другие поменьше, называл: как - "Литейный переулок", "Тарная", "Малая офицерская", "Профсоюзный тупик", "Каретный проезд" и т. д. Фонтан у здания заводоуправления - "Слезы олигарха", так вода в нем едва бежала. Напротив "Сквера ветеранов" с дремавшими на скамейках пожилыми людьми в обеденный перерыв располагался шумный "Сквер рабочей молодежи" со спортивными площадками. Каждая из проходных, в зависимости от своего расположения и назначения, так же имели свои названия: - " Терновский заслон", "Московская застава", "Покровские ворота" через которые вывозилось, что кому надо, но только с наступлением темноты. К моему приходу, завод уже пережил свои лучшие годы. Станочный парк и вспомогательное оборудование износилось и морально устарело. Ветераны не стали моложе. Производство постоянно лихорадило, молодежь разбежалась в поисках достойной зарплаты. Средний возраст работающих на заводе приближался к пятидесяти годам. Когда я немного поработал, первые радужные впечатления о заводе, постепенно сменились на более реалистичные. Смотря на вереницу рабочих и работниц движущуюся к проходной в конце рабочей смены, мне все больше хотелось сменить название, "Большой пролетарской" на "Большую инвалидовскую". Такое зрелище не вселяло надежд и мне казалось, что все кто мог - ушли на фронт, оставив на заводе только убогих хромых и больных. Одно время, когда директором был т. Чевардин А.В. , а главным инженером завода т. Марков Н.Н., завод, как- бы начал подавать признаки "второго дыхания". Молодежь стала возвращаться. Стали появляться компьютеры и информационные сети, заговорили о новых технологиях и станках. Проводились организационно- штатные мероприятия по вертикали и горизонтали. Смена собственника и руководства завода еще больше вселила надежды на хорошую перспективу но, к сожалению, ненадолго. И все же, то недолгое время, было для меня лучшим временем работы на предприятии. С большим трудом, но все - же ввели в эксплуатацию цифровую электронную телефонную станцию вместо декадно-шаговой АТС, простоявшую без дела несколько лет. Привели в порядок линейно-кабельные сооружения и распределительную сеть. Заменили абонентские устройства под новую ЭАТС, расширили Радио - сеть завода. Заменили системы оперативной связи у Генерального и Технического директоров. Провели реконструкцию новой телефонной станции, что позволило довести ее технические возможности до станций нового поколения. Научились сами и обучили дежурные смены работать с новыми системами связи. Хорошо, что в это время со мной работал на узле связи молодой электромонтер - Снопков Вадим Викторович, впоследствии ставший ведущим инженером узла связи. Работали с азартом и инициативой, думали на далекую перспективу. Мое подразделение, хоть и входило в состав отдела главного энергетика, но, ни в чем и не от кого, не зависело. Все вопросы и задачи, как правило, замыкались на генерального директора или технического. Хотя задач по связи нам вообще никто и никогда не ставил. На то я и был начальником связи, чтобы голова у директоров не болела, хотя бы о связи. Изучив и установив новое, сразу разрабатывали инструкции для инженеров и монтеров, на все случаи жизни. Нам хотелось много успеть сделать. Сдерживала нас, неукомплектованность штата и отсутствие молодых специалистов. Молодежь идти к нам работать не хотела, из - за унизительных окладов, большого и очень разнообразного, объема работ. Держались на узле только ветераны, да двое из "молодежи", - Вадим Викторович Снопков и телеграфистка Улбутова Татьяна Михайловна. Одних пугала - жизнь на маленькую пенсию, других, остаться совсем без работы, а всех вместе - абсолютная безисходнось. Получая за свою, высококвалифицированную работу - "копейки", они, по сути, стали крепостными рабочими у хозяев завода. Отвечая на мои вопросы, ведущие специалисты - " дизелестроители", уверяли меня, что это уже не тот дизель, который достался от Германии. Он совершенно другой, а за счет внедрения новых технологий и научных разработок, его характеристики многократно превосходят начальные. Возможно, оно и так, только глядя на производство, верилось с трудом. Большие амбиции были у многих, а вот амбициозных идей - ни у кого. Я был уверен, что за 60 лет существования завода, имея огромный штат конструкторов, технологов и других специалистов, можно было одновременно с выпуском плановой продукцией, наладить выпуск новейшей продукции на перспективу. Всего-то, необходимо было создать небольшую группу, научно-технической элиты из молодежи и создать условия для творчества, избавив их от бытовой неустроенности. В зависимости от результатов устанавливать оклады. Время было упущено и сегодня мы имеем, что имеем. Такое состояние характерно для всей нашей государственной промышленности и даже для отраслей где, когда - то мы были "впереди планеты всей". Просматривая телевизионные новости с сообщениями о запусках космических кораблей с Байконура, я всегда думаю, что за полвека, со времен С. П. Королева мы, практически не продвинулись вперед. Мне даже кажется, что космические туристы нам платят только за то, чтобы посмотреть и прокатится на "космической лошади Пржевальского". Это для них увлекательный аттракцион с поездкой в упряжке по кругу. Сознавать мне это, обидно. Обидно за Россию, за всех нас, в том числе и за дизельный завод. Оправданий и причин этому много. На заводе их было бы меньше не будь там: - "своих людей" и " заводских династий". Рабочие династии хороши, если они не поднимаются выше станков, а если над ними, это уже родовой произвол, тихий саботаж и как результат - застой, с последующей трагедией для всего производства. Мне было жалко расставаться с прекрасными и хорошо дополняющими друг друга людьми и в целом с коллективом. Пришел кризис. Перестала дымить заводская труба. Но работать совсем бесплатно, это уже слишком. Пусть и не достойная, но пенсия у меня есть, а там глядишь, распогодится. В моих услугах, руководство завода, больше не нуждалось. Спасибо "девчонкам" и "мальчишкам", что они были в моей жизни. Да поможет им икона, святого Иоанна Кронштатского, в надеждах и чаяньях. Они заслужили лучшей доли, для себя. За последние два десятилетия, когда стране навязали Капитализм, возникло много парадоксов, с которыми приходилось сталкиваться по жизни. Например, как можно служить в Российской Армии, по Социалистическому уставу, получать Советский оклад, а защищать личную собственность, обворовавших страну господ. Как можно работать на заводе принадлежащем хозяевам и выполнять Социалистические лозунги - о чести, рабочей совести, тем более выходить на субботники, о которых В.И. Ленин говорил, как " О Великом почине". Не понимаю. В свое время, мы знали, что деньги, полученные от субботника, пойдут, к примеру, на строительство - Дворца Пионеров или Дома для инвалидов, Школ, Детских садов и т.д. и т. п. Проходя службу в Армии, все отчетливо сознавали какую страну, какие социалистические завоевания народа, мы защищаем и от кого. Сегодня, я не могу ответить ни на один из этих вопросов и ряда других, не нажив неприятностей себе на голову. Надеюсь, что сама жизнь ответит на них и расставит все по своим местам. То, о чем и о ком, сегодня нас заставляют забыть, конечно, вернется на круги свои. Классики и основоположники будут востребованы и займут подобающее им место в истории. Уже сегодня научно технический прогресс ясно дает понять, что Социализм - неизбежен, а за Коммунистическим Раем, будущее человечества. Настораживает одно, как долго мы к этому будем идти, смогут ли наши потомки, потом разобраться в смутном времени нашего поколения. Борьба за умы в прошлом, сегодня перешла в борьбу за поголовье. Десятки и даже сотни, политических и религиозных сект, шарлатанов - одиночек, отгоняя людей от просвещенных наук, загоняют народ в невежество, в безысходность и состояние животного страха. Кумирами для молодежи навязывают Шутов и Скоморохов всех видов и что еще прискорбнее, - одной масти. Мы даже не заметили, радуясь шестидесятилетию Победы, что проиграли свою главную войну - Войну за свою Цивилизацию. Я уже не уверен, что стоя на краю пропасти, сможем собраться с силами и повернуть историю вспять. Скорее всего, нас расселят по резервациям, а охранять нас поручат международным организациям, типа - Юнеско. С экранов телевизоров и подмостков ночных клубов, еще поют стареющие на глазах "звезды", но смогут ли они зажечь одурманенную молодежь - сомневаюсь. Лежащая под нефтегазовым наркозом, прикованная внешними долгами к постели страна - вряд ли поднимется. Наверное, в этом и проявляется для нас "конец света", о котором говорили пророки. Послушайте, и вы не услышите пение народа, даже в праздники. Страна молчит. Все стихло, как перед бурей. Это понимают разворовавшие страну смотрящие и хозяева, пирующие в агонии. Прижатые законами за границей они строят себе "Эдем" в Сочи. Вы скажете, что Олимпиада, спорт, поднимут и поведут за собой даже больных и юродивых. Не питайте иллюзий, своих чемпионов вырастить не позволит существующее состояние дел в массовом спортивном воспитании молодежи, а купить не все представляется возможным, даже за огромные деньги. Хотя и видим, как в "дворовых" командах, за наши клубы играют иностранные легионеры.
   В этом провале мы еще убедимся, как уже убедились, что в нормальных странах не бросают своих людей в беде, даже засыпанных в шахте на глубине в 700 метров. Мир радуется и кричит о Чилийском чуде, а мы невольно вспоминаем о моряках атомной подводной лодки "Курск" о святых, отвернувшихся от Руси, и молимся.
  . Молимся вместо того, чтобы самим творить чудеса, гордиться страной, гордиться своей культурой, с гордостью произносить - я - Русский. Сегодня это не принято, свою национальность как бы между прочим рекомендуют не указывать, даже при переписи населения. Это неважно говорят нам, зато удобно им - нет статистики - нет Геноцида. А спорт и спортивные развлечения сегодня требуют денег, которые не по карману простому народу. Прошли времена, когда соревновались в каждом дворе, за "кожаный мяч" или "золотую шайбу", а чаще просто играли разделившись на "своих" и "чужих", одни из которых раздевались по пояс, чтобы не путаться. Тогда редко в спортивные секции приводили бабушки внуков, чтобы вылечить "рахит", детвора сама бежала записываться и приводила своих друзей. Денег не требовалось, было бы желание. Тогда еще гордились своими кумирами спорта, стремились если не поголовно, то многие - быть выше, сильнее, быстрее. Достижения во дворах, школах, институтах, замечались и для реализации успехов, пути открывались любые. Работала государственная система всеохватывающего физического воспитания молодежи. Это было в другой стране, при другом социальном строе, но об этом не принято сегодня говорить в средствах массовой информации, а молодежи естественно не с чем сравнивать. Это наша задача стариков, честно и не приукрашивая рассказать правду молодым поколениям о своем времени, чтобы знали и нас не забывали. Такие вот мысли не дают мне покоя в канун моего юбилея. Становится не по себе за тех, кто идет за нами и будет жить после нас. Наше поколение виновато перед ними. Тем не менее, они должны знать, кто был до них, какими они были и как жили. Без этих знаний им будет трудно найти свой путь. Проблема лишь в том, захотят ли они это знать. Воспитанные при другом строе, на других моральных ценностях, они хотят знать только тех, от кого можно, что-то получить. Им не интересна Родня, которая возможно уже завтра попросит у них в долг денег. Временами кажется мне, что они уже сегодня готовы забыть своих родителей, так как не минуемая старость которых, обременительна для них. Возможно, я слишком строго сужу, но в любом случае придет и их черед посмотреть реальности в глаза. В душе им будет стыдно за свое отношение к родным людям. Роднятся не только бедные люди, роднятся - богатые душой поколения. И все же я пишу к ним и для них. Надеюсь, что они увидят и поймут смысл написанного мной текста, а не только орфографические ошибки. Да, наши принципы и убеждения не позволили нам обогатиться. Да, мы не правильно распорядились своими ваучерами, но тогда мало кто обогатился на них, не находясь поближе к кормилу власти. Вкладывая свои акции в акционерное общество - Альфа-капитал, я например, надеялся только на то, что один, из троих учредителей Альфа-капитал, это герой Советского Союза, летчик космонавт- Алексей Архипович Леонов, уж точно, никуда не исчезнет. Он никуда и не пропал. Живет и здравствует в столице. Альфа-капитал стал Альфа - Банком, и наверняка помогает ему перебиваться с трудностями капиталистической действительности. То, что почти каждый третий человек на Байконуре вложил туда свои акции, его совесть не мучает. Он первый побывал в открытом космосе, он первый шагнул и в бездну капитализма. Земляне они и так счастливы. Счастливы потому, что бескорыстно служили, любили и дружили. Имели и будем иметь друзей, которые всегда придут на помощь и поделятся своим душевным теплом. Счастливы, что получили положенные им от государства квартиры, посадили деревья и вырастили сыновей. Рады и счастливы уже тем, что собираются большой семьей и видят как подрастают их внуки. Богатство не главное, хотя деньги бывают, нужны, главное в любом деле и при любых обстоятельствах, уметь быть счастливым. Мы с женой Аллой ни о чем не жалеем, мы прожили счастливую и по своему интересную жизнь. Верующими не были, но всегда чтили библейские заповеди, так как жизнь дает много примеров, когда нарушавшие их страдают и не понимают причин своего несчастья и несчастья своих детей. Глупость, тупость и идиотизм, это уже наказание за чей-то грех и карается всегда мгновенно. Если родители не расплатились за свои грехи, расплачиваться будут их дети, как бы наивно это не звучало. Надеюсь, за наши с женой грехи, не придется расплачиваться другим, и это уже большая радость, и наше наследство. Время весенних грез прошло. Я давно уж не пишу стихи и даже не пишу копии с картин, понравившийся мне художников. Бог обделил меня музыкальным слухом, зато я с упоением могу писать письма своей внучке и часами слушать, как прекрасно поет песни, моя жена. Иногда, когда собирается вся семья, она поет их с моими сыновьями под аккомпанемент гитары младшего. Во все времена, как и наши далекие предки, она их поет прекрасно и с душой, а я как всегда гениально слушаю, или подвываю, как могу. "Четвертые сутки, пылают станицы, По Дону гуляет, большая война, Не падайте духом, поручик Галицин, Корнет Оболенский, налейте вина..." Допев до конца, подхватываем хором, следующею... "Вы шумите, шумите, надо мною березы Колыхайтесь, ведите, свой напев вековой, А я лягу, прилягу, возле старой дороги На душистом покосе, на траве молодой." Когда все пропели, начинает одна, моя Алла, а все слушают: "Гори, гори, моя звезда Звезда любви, приветная Ты у меня одна, заветная, Другой не будет, никогда...". Затем следует романс: "В летнею ночь, соловей нам насвистывал Город молчал, и молчали дома Белой акации, гроздья душистые Ночь напролет, нас сводили с ума...".. Отдохнув после романсов, и чтобы сменить настроение, все дружно подхватывают: "Утро красит, нежным цветом, Стены древнего кремля, Просыпается с рассветом, Вся Советская страна.........". И так далее. Но когда на дворе зима, обязательно поем - " Ой, мороз, мороз..." Или "Такого снегопада, такого снегопада, Давно не знали здешние места, А снег не знал и падал, а снег не знал и падал, Земля была прекрасна, прекрасна и чиста" Многое в моих воспоминаниях, взглядах и поступках будет не понятно, и не интересно, даже близким мне людям. Что поделаешь. Чтобы интересно писать, надо - интересно жить. А я жил, как жил. По принципу русских людей: "Работать так, работать, Отдыхать, так отдыхать". А то посмотришь на некоторых, - живут, как я сплю. "Жизнь дается один раз...", дальше нужно цитировать Николая Островского "Как закалялась сталь". Я старался жить, как требовало наше время.... Осень мне нравится больше всех времен года, как и дождливая погода с прогулками под зонтом. Хотя всегда ждал и радовался каждому периоду. Сегодня наступает моя Осень. Принимаю, как божий дар. Зато у меня сейчас появилось время, подумать о вечном, ознакомиться с альтернативной историей развития мира, написать маслом понравившиеся мне пейзажи для любимых людей. А возможно, и пока не поздно, приступить к переносу этого текста с компьютера в вечный гранит, чтобы хранился тысячелетиями и был найден потомками. Человечество всегда знало, а сегодня снова осознало, что бездна Вселенной кишит жизнью, разумной жизнью, на всех уровнях и во всех измерениях. Наша цивилизация, проклюнувшись из скорлупы, снова стоит на пороге диалога с равномаштабными нам внеземными цивилизациями. Сумеет ли человечество, договорится в очередной раз?. Мы не понимаем, и не слышим, друг друга в семьях, в родах, племенах, в целом на планете, а как понять им нас, поделиться и потесниться?. Мы не мешали им, когда были в грядке, но когда мы снова пытаемся выйди из своей гавани в галактический океан, не появится ли у отдельных цивилизаций желание закопать нас назад в грядку, отбросить на тысячелетия назад. Это уже было, агрессивность проявляется в отдельных контактах и сейчас. Наш мир создан по их образу и подобию, а это говорит только об одном, что на всех уровнях жизни кипят страсти, идет борьба за выживаемость. Возможно кто-то из них - "наши Боги" поддержат нас, а возможно и нет. В любом случае, я надеюсь, нашей земной цивилизации удастся договориться и у наших потомков появится другая длительная перспектива. Все это будет означать, что и мы, в их продолжении, еще поживем в веках, постоим и покурим на краю вселенной. Жизнь продолжается! Выше голову мои дорогие... Я всех Вас помню и люблю. В своей автобиографии для внуков, я не придерживался конкретных дат, но при большом желании их можно найти в моей служебной анкете, в военно-историческом сборнике "Связисты космодрома Байконур" -2001 г., в памятном издании к 50-летию Космических сил "Космодром Байконур" -2005 г. и составленной мной Родословной. 25 декабря 2009 г.
   ( С добавлениями и изменениями от 30 октября 2010 г.) Авдеев Михаил Петрович E-mail: avdeev-mp@yandex.ru
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"