Авербух Наталья Владимировна : другие произведения.

Профессиональное консультирование. Случай из практики

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, когда в семье добропорядочных светлых магов появился вампир? А если этот вампир - светлый? Не бывает, скажете вы? Ещё как бывет! Досадная ошибка, нелепая случайность и...


  
   Неправдоподобно светлая, даже белёсая аура, снова стала невидима. Мальчик, которого она скрывала, нерешительно огляделся. Бледность кожных покровов. Первый признак коллапса. И кое-чего другого. Ерунда какая-то лезет в голову.
   - Пройди пока в детскую комнату, - мягко сказала я. - Пожалуйста.
   Мальчик оглянулся на родителей, дождался кивка и пошёл к выходу. В самых дверях обернулся, весело ухмыляясь:
   - Вампир! Ну и ну! - и вышел.
   Родители мальчика, заслуженные светлые маги, оторопело смотрели друг на друга.
   - И что нам теперь делать? - тихо, с отчаянием спросила мать ребёнка. Они даже не пытались ругаться, кричать, хотя, скорее всего, в случившемся обвинят именно меня. Пока же они были в шоке.
   Я пожала плечами, думая про себя:
   "Нет, какой облом, а? И как вы теперь будете выкручиваться? Светлый вампир - это же надо же! Такого ещё не бывало!"
   Вслух я сказала:
   - Да ничего. Нормальный ребёнок, нормальный Светлый - пока, конечно... Растите, учите помаленьку: чему-то он и так научится.
   - А школа? - горько спросил отец.
   - Она не помешает, - удивлённо сказала. - Не было ещё случая, чтобы... чтобы таким детям мешала школа.
   - Вы же понимаете, о чём я, - перебил он меня. - Ему-то не помешает, но там учатся и другие дети. Мы не можем отвечать ещё и за...
   - Они ничего не узнают, - резко заметила я. - До инициации у вашего ребёнка не будет никаких изменений. Ну а он достаточно взрослый, чтобы не проболтаться.
   При слове "инициация" они заметно вздрогнули. Потом, когда до них дошёл смысл моей фразы, расслабились.
   - Значит, он не сможет...
   Я возмущённо фыркнула. Так вот чего они боялись. Светлые маги, чтоб им! За чужих детей боятся, а за своего им не страшно. Представляю, какой шок будет у парня, когда ему впервые придётся...придётся... в общем, когда он пройдёт инициацию.
   - Нормальный ребёнок, - строго повторила я. - Потихоньку начинайте его учить, хотя его возможности значительно уменьшились после определения профиля силы.
   - Определения чего? - ошарашено спросила меня мать.
   - Ну, после того, как ему выпало стать вампиром, - пояснила я. Родители ребёнка укоризненно посмотрели на меня. - Вам стоило позволить ему самому выбирать, или полностью положиться на судьбу.
   - Но мы хотели, чтобы мальчик вырос достойным... достойным...Светлым.
   - Да, конечно, - кивнула я. - Сейчас он Светлый. Но вы же знаете, что это может измениться. Свет может замутиться, испачкаться...- я осеклась. Зачем я это им говорю? Только зря пугаю.
   - Так вот, вы вполне можете учить мальчика Свету, хотя, определившись с профилем, он не сможет использовать полностью свою силу до инициации.
   Похоже, это слово резало им слух. А что я, виновата, что ли?
   - А как быть с?..
   На этот раз я поняла с полуслова.
   - Я не знаю. Вы не сможете научить его ничему из того, что представляет суть его силы, даже тому, что не требует инициации. Вы не сможете помочь ему раскрыть свою суть, свою силу... Этому его смогут научить только свои. Простите, только вампиры.
   Что я могла добавить? Что мне очень жаль? Но какое им до этого дело?
   - А инициация? Правда, что?..
   - Да, - я заколебалась. Стоило ли их пугать? Но они должны знать всё. Или не должны? - Да, когда жажда станет невыносимой, он сможет инициироваться сам. Лучше не затягивайте. Я понимаю, вам неприятно, но мальчик может... может... может представлять опасность для окружающих. Не сейчас, - поспешила я их успокоить. - Не сейчас.
   - А когда? - горько спросил отец.
   - Через пару лет начнётся подростковый кризис, - быстро ответила я. - Удержите тогда, продержится лет до двадцати... А там уж, - я развела руками. - Тогда будет поздно его от чего-то удерживать.
   Родители ребёнка кивнули, и, не прощаясь, направились к выходу. Что ж, это их право: клиент должен видеть дверь. И знать, что она открывается в обе стороны.
   - Да, ещё, - окликнула я. Родители мальчика повернулись ко мне с явной неохотой. Они уже успели спроецировать на меня свои ошибки, и, без сомнения, считали меня виноватой во всём, что произошло.
   - Ваш сын - это прежде всего ваш ребёнок, - жёстко сказала я. - И ему прежде всего нужны ваша любовь и забота. Не потому, что он может кем-то стать. Не для того, чтобы он кем-то не стал. А просто потому, что это ваш ребёнок, и вы его любите, несмотря ни на что. А когда ему минёт двенадцать, не пытайтесь сдерживать его силой. Его это только подстегнёт.
   - Двенадцать, - вздрогнула мать. Можно подумать, она услышала древнее и мрачное пророчество.
   - Примерный возраст подросткового кризиса, - пояснила я. - Да, кстати, если не знаете: вампиры очень чувствительны к фальши. Даже неинициированные.
   Когда дверь за родителями мальчика наконец закрылась, я беззвучно расхохоталась. Ситуация действительно была необычайная.
   Светлых вампир - это ещё больший оксюморон, чем "живой мертвец". Да, конечно, фантасты могут сколько угодно рассказывать о добрых вампирах, которые совсем-совсем не страшные, и даже не кусаются, а если кусаются, то не больно, а если больно, то быстро заживет, а если не заживают, то оплачивают похороны... Я ничего не забыла? Но почти никто никогда не лишал вампиров ореола тьмы... то ли так интереснее, то ли потому, что чувствовали правду. Светлых вампиров не бывает! Не может быть!
   Да, пока не забыла...
   Я вышла во вторую дверь, которая напрямую соединяла кабинет с детской комнатой. Там играли дети сотрудников и тех посетителей, которые решили продолжить консультацию без детей. Мальчика я перехватила уже на выходе; интересно, он с кем-то поругался, его позвали или он почувствовал, что пора идти?
   - Ребёнок, - позвала я, - опускаясь на корточки (как нас учили общаться с детьми, а этот ещё не успел вытянуться под потолок улучшенной планировки), ребёнок, послушай! То, что ты узнал о себе, ещё ничего не значит и...
   - Я не ребёнок! - обидчиво выкрикнул он, - меня зовут...
   - Это не важно, - вздохнула я, поднимаясь. - Не важно. Мне не надо знать твоё имя. Иди, тебя ждут родители, и помни...
   Мальчишка, отвернувшийся от меня из-за того, что я отказалась узнать его имя, с интересом повернулся ко мне.
   - Я буду присматривать за тобой, Светлый вампир.
   Он разочарованно вздохнул. Похоже, надеялся на гениальное напутствие или пророчество. Вот так всегда. Все надеются. Хотя бы на совет. Хоть на что-нибудь. А кто я, чтобы давать им советы?
   Я не выдержала детского взгляда на третьей минуте.
   - Хорошо. Сам напросился. Во-первых, не болтай никому, нечего. Слышишь меня? Никто не должен знать! - мальчик хмуро кивнул. После моих советов я определённо попала в категорию "она как все". - Во-вторых, не гуляй один по тёмным улицам. Это может быть опасно... для окружающих.
   - Это всё? - насупился ребёнок.
   - Нет, - улыбнулась я. - Держи. Родителям показывать не обязательно, хотя как сам решишь.
   Мальчик повертел в руках визитную карточку с несколькими именами и телефонами.
   - Обращайся, когда... если понадобится. В любое время.
   Он сунул карточку в карман и отвернулся.
   - Может, ты хочешь о чём-нибудь спросить? Нет? Тогда иди. Нет, стой.
   Мальчик послушно остановился.
   - В мой кабинет ты можешь войти в любое время. Но только туда. Всё, иди, свободен.
   Мальчишка дошёл до двери, остановился и, как тогда, в кабинете, повернулся ко мне и улыбнулся на прощание.
   - До свидания.
   - До свидания, ребёнок.
   Хороший мальчик. Очень хороший. Как знать ещё, что из него вырастет.
   Показалось мне или нет, когда он улыбался, что во рту сверкнули слишком длинные зубы?
  
   Консультативная служба, в которой я работала, размещалась вне времени и пространства, что позволяло нам без проблем осуществлять лонгитюдные исследования, а также избегать внеслужебного общения с благодарными клиентами.
   Поэтому когда я увидела в хрустальном шаре заметно побледневшего мальчишку двенадцати лет, я не слишком удивилась. Как и тому, что с него сошёл загар: шла середина зимы. Хотя я лично сомневаюсь, чтобы он загорал ближайшим летом. Не почему-нибудь, а просто из принципа. Другие проявления своего профиля ему наверняка давно запретили родители.
   Они боялись. Боялись того, с чем не смогли бы справиться, что нельзя подчинить своей воле. Того, что, подрастя, мальчишка будет всё решать сам, по своей воле. Просто потому, что ничего в их опыте не поможет ему принять решение.
   Я вздохнула. Смешно всё-таки. Они именно этого пытались избежать, сами определившись со знаком. Пришли в наш центр и сказали, что, дескать, их ребёнок уже большой, выбрал знак и хочет закрепить этот выбор уже сейчас. Их направили ко мне. На консультацию. Я честно пыталась их отговорить. Выбор в десять лет - это не выбор, настоящий выбор человек делает лет так в двадцать. Или не делает никогда. Или делает каждый раз. Они настаивали. Мальчишка согласился... не знаю, конечно, что он думал. Наверно, они его убедили. Им не приходило в голову, что через каких-нибудь два-три года навязанный родителями выбор покажется ребёнку отвратительным, даже если он и верит в него сейчас. Нет же. По правилам, либо ребёнок сам выбирает знак и профиль, либо всё решает судьба, либо родители решают что-то одно, а второе решает судьба.
   - Я уже выбрал! - гордо сказал ребёнок. - Хочу быть Светлым магом. Как папа.
   Я могла бы, конечно, согласиться... вот только элементарные тесты показали, что он ещё не определился, что он не знает, кем хочет стать. "Как папа" - это не аргумент.
   Они протестовали, когда я предложила предоставить ему право самому решать или довериться судьбе. Сам он решил бы ещё нескоро, хотя бы и приходил каждый год с клятвенными заверениями, что теперь-то уж точно знает. Ребёнок - он и есть ребёнок. А родители, они и есть родители.
   Когда мы определили ему знак, и стал формироваться профиль силы, я почти не сомневалась, что мальчик станет-таки Светлым магом. Или на худой конец, оборотнем. Судьба, конечно, судьбой, вот только последние исследования показали значимую корреляцию выбора судьбы с тайным выбором самого ребёнка. Клиентам об этом не говорят, а то они наотрез откажутся от такого испытания, а мы не можем позволить родителям решать всё за своих детей. Хотя бы потому, что это очень вредно. Для взрослых, в которых эти дети вырастают.
   Мне бы, конечно, заметить восхищённый взгляд, который мальчик бросил изображение на пятого профиля силы, тёмную картинку, рядом с которой, вместо тени, висела схематичная светлая копия. Просто из-за моего стремления к симметрии. К точности. Эта картинка ему и выпала. Мда... может, я и впрямь виновата в случившемся.
   Чем больше я думаю об этом, тем больше убеждаюсь, что такое могло произойти только со мной. Все мои подруги в один голос утверждают, что где я - там обязательно поднимется вампирская тематика. К сожалению, они не сообщили это родителям мальчика... до приёма. И к счастью, что не сообщили после. Хотя в здании консультативной службы магия не действует, но кто их знает, родителей... с них станется...
  
   Голос мальчика вибрировал от возмущения и обиды.
   - Не пускаете? - повторил он с вызовом. - Боитесь?
   - Конечно, боимся, - ответила мать. - Опасно такому мальчику бродить одному по ночам.
   - Такому? - подхватил подросток. - Для кого опасно? За кого вы боитесь?
   Откровенно говоря, я бы тоже боялась. Не того, что с мальчиком может что-то случиться. А того, что может случиться с тем, кто попробует сделать так, чтобы с мальчиком что-то случилось. Точнее говоря, причинить ему вред. Даже не так. Я бы боялась того, что угрожает людям после того, как с тем, кто нападёт на мальчика, уже перестанет что-то случаться.
   Инициированный вампир быстрее и сильнее человека в десять раз. В любой ситуации. Неинициированный - только на охоте, предшествующей инициации.
   На всякий случай поясняю: ребёнок, которому выпало стать вампиром, станет им, как только если попробует добытой им крови. Причём эту кровь он должен добыть сам. В результате самостоятельно проведённой охоты. Нападения на донорские пункты ничего не дадут. Как и животные. Первая кровь должна быть человеческой и отданной...скажем так, не слишком добровольно.
   При виде потенциальной жертвы ребёнок обретает все возможности вампиров, которые пропадут, если он откажется от охоты.
   Я знаю, о чём говорю. И знаю, что этот ребёнок уже пробовал. Но передумал. В последний момент. Не знаю почему. Он и сам не знает. Но он не сказал родителям. И не пришёл ко мне. Он даже не посоветовался со своими друзьями, и это было самым странным, потому что они...
   - Вы не за меня боитесь, - продолжал мальчик с презрением. - Вы боитесь, что я кого-нибудь... кого-нибудь съем и перестану быть Светлым. Вы только этого и боитесь! Цезарь говорит, все, Светлые такие!.. - мальчишка осекся, поняв, что проболтался.
   - Кто такой Цезарь?
   - Приятель, - буркнул ребёнок, теряя запал. - Ник у него такой.
   - Ник? - не поняла мать.
   - Кличка, - пояснил отец. - И кто же этот твой Цезарь, что ты его так уважаешь? Он...
   Настройка шара сбилась, и следующие слова я пропустила. А вот ответ мальчика был таким, как я и опасалась.
   - Он такой же, как я, - пробурчал подросток.
   - Он Тёмный. Тёмный вампир, - напомнил отец. - Ты знаешь, что это такое.
   - Ну и что? - искренне удивился мальчик. - Зато он мне всё объясняет. И про охоту, и про всё!.. Я уже почти умею...
   Мальчик опять понял, что сказал лишнее. Наверное, по оцепенению, охватившему родителей.
   - Пап, мам, - запротестовал ребёнок. - Цезарь же всё понимает! Я ему сразу сказал, что я Светлый, и он обещал...
   - Ты не должен общаться с Тёмными.
   - Но вы же не можете меня ничему научить! - это искреннее восклицание, похоже, стало последней каплей.
   Обострившееся обоняние будущего вампира не смогло выдержать слишком резкого даже для человека запаха валерьянки, и он заперся в своей комнате.
   А я предупреждала. Что придёт момент, когда мальчишка поймёт, что родители ничему больше его не научат. Что самое смешное, это случилось бы в любом случае, при любом выборе судьбы, мальчика и родителей. Так случается со всеми родителями и со всеми детьми, и об этом немало писали русские классики.
   Вот только я не думала, что он так быстро найдёт себе учителей. По крайней мере, теперь у его жертвы есть шанс выжить.
   Потому что мальчика инициируют раньше, чем он потеряет над собой контроль.
   Б-р-р-р. Вот уж не повезёт кому-то, на кого укажет мальчишке этот неведомый мне Цезарь и скажет, что время пришло. "Попробуй".
   А ведь мальчик уже пробовал. Сам, без Цезаря. Пробовал, но удержался. Почему?
   "...я буду присматривать за тобой..."
   Неужели поэтому?
  
   Я отодвинула шар и журнал наблюдений. Если мальчику понадобится психологическая помощь, мы будем знать, с чем работать. А пока меня ждут другие дела. Не у него одного проблемы...
   Вошедших в кабинет окутывала тёмная аура. Воздух просто звенел от сопутствующей им опасности.
   - Здравствуйте, - сказала я спокойно. - О чём вы хотели поговорить?
   - Она, - кивнул на дочь очередной посетитель, - не хочет быть вампиром.
   Девочка гордо отвернулась. Мать приготовилась заплакать.
   Я улыбнулась как можно доброжелательнее.
   - Присаживайтесь. И расскажите поподробнее...

Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"