Аверьянов Андрей Юрьевич: другие произведения.

Ученик (ч.1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот, решил попробовать силы в жанре фэнтези. Надеюсь, что читая этот рассказ (или повесть), Вы хорошо проведете время.

  Ученик.
  
  Незнакомец.
  
  Рваный сапог пролетел в сантиметре от головы Райана, всколыхнув непослушный хохолок светлых волос на макушке мальчишки. Уже на излете сапог врезался в плетень, от чего тот сильно перекосился, а глиняные горшки, установленные на заборе для сушки, недовольно звякнули.
  В ту же секунду раздался рассерженный вопль дяди Освальда:
  – Райан, паршивец ленивый! Я ж тебе сказал, чтоб дверь в сарае к полудню готова была! А ты чем занят?!
  – Но, дядя, – возмущенно закричал Райан. – до полудня еще уйма времени, я все успеваю!
  На лощеной физиономии Освальда появилась хитрая улыбка:
  – Уже нет. Когда закончишь с дверью, почини плетень. Не успеешь – выдеру.
  Напоследок погрозив мальчику кулаком, дядя скрылся в хате. Захлопнувшаяся за ним дверь, приглушила доносившуюся из домика брань.
  Райан вздохнул и с грустью посмотрел на заготовку деревянного меча, закончить который он собирался к завтрашнему вечеру. Старый Брукс обещал показать местной детворе несколько приемов с мечом, при условии, что у всех ребят будет учебное оружие, по форме хотя бы отдаленно напоминающее настоящий боевой меч.
  За отставным сержантом кильмарской армии всегда тянулся хвост из ребятни, надеющейся услышать очередную историю о сражениях храбрых рыцарей, клириков и магов Кильмара со страшными ордами злобных мертвяков, а то и посмотреть на его старый армейский полуторник.
  Дядя Освальд и тетя Ингрид называли Брукса не иначе, как старым завравшимся пердуном, у которого только и дел, что отвлекать детей от действительно важных занятий.
  Райан завернул недоделанный меч в рогожу и спрятал его в укромное местечко под крыльцом. После этого он отправился в сарай чинить дверь, разломанную во вчерашней пьяной драке, вспыхнувшей между дядей Освальдом и его зятем. Несмотря на то, что после каждого посещения мужем дочери Освальда Райану приходилось восстанавливать множество вещей, от стульев до крыши, его появление всегда только приветствовалось. Дядя Освальд говорил, что в присутствии зятя он может по-настоящему расслабиться.
  На самом деле, "расслаблялся" Освальд не от разговоров с любимым зятьком, а от пива, бочки с которым тот привозил с завидной регулярностью, для того, чтобы попотчевать родителей жены.
  Поэтому Райан совершенно не удивился, когда, закончив работу, обнаружил дядю спящим в обнимку с пивным бочонком.
  Поскольку тетя Ингрид отправилась в соседнюю деревню помогать по хозяйству дочери, которая была на сносях, то у Райана появилось море свободного времени, чем он и не преминул воспользоваться. Достав из-под крыльца меч, Райан забрался с ним на крышу сарая и принялся осторожно строгать свое оружие.
  Через пару часов, когда "лезвие" было почти готово, протяжно заскрипела калитка – это вернулась тетя. Райан придирчиво осмотрел свое творение и остался вполне доволен тем, что у него вышло. Решив, что рукоять доделает завтра, он отложил меч в сторону и, закинув руки за голову, разлегся на крыше.
  Райан нежился в жарких лучах весеннего солнца, постепенно погружаясь в легкую дрему. Из-под полуопущенных век он мог разглядеть весь свой мирок. Не так уж и много, если разобраться: деревенька из десятка хат, вспаханное поле, маленькая речушка и дорога, которая, петляя, исчезала за деревьями Овражного Леса.
  Здесь Райан прожил без малого пять лет. Освальд и Ингрид приютили мальчика сразу после смерти его родителей. Они не уставали напоминать ему о том, что только благодаря их доброте Райан не умер с голоду где-нибудь на тракте. Конечно, они преувеличивали – в Кильмаре смышленому мальчишке всегда найдется куда податься. Да и приютов в стране было предостаточно, Патриархат строго следил за количеством беспризорных, особенно после Дня Плача.
  Теплый воздух, казалось, звенел от тишины. Все население деревни попряталось от духоты по домам. Даже птицы куда-то пропали. Спокойствие нарушалось лишь жужжанием насекомых, да шелестом листьев, которые изредка теребил легкий ветерок.
  Мир замер, сжавшись до размера сарая, на котором лежал Райан. Время словно остановилось. Райан не смог бы сказать, как долго он пролежал так, наблюдая за медленно ползущим по лазурному небосводу солнцу.
  Внезапно взгляд Райана выхватил какое-то движение на краю леса, там, где дорога выбегала из чащи. Райан лениво наблюдал за небольшим темным пятнышком, которое через несколько минут превратилось в человеческую фигурку.
  Фигура приближалась, и вскоре Райан смог различить высокого худощавого немолодого мужчину в потертом коричневом плаще с капюшоном, опирающегося на неказистого вида посох с навершием в виде лапы какого-то существа.
  Незнакомец не отрывал взгляда от дороги и шел размеренным шагом бывалого путешественника. Он остановился в центре деревни и замер, прикрыв глаза, словно к чему-то прислушивался. Что удивительно, ни одна деревенская собака не выбежала с лаем к человеку. Приподнявшись на локте, Райан с интересом наблюдал за ним.
  Внезапно человек резко развернулся лицом к мальчику, отчего полы его плаща взметнулись высоко в воздух, и посмотрел прямо в глаза Райану.
  От неожиданности Райан дернулся назад и едва не свалился с крыши. Он даже не успел испугаться, как мужчина поднял руку, приветствуя его, и тепло улыбнулся мальчику.
  Райан спрыгнул с сарая и чуть ли не вприпрыжку подбежал к калитке.
  Мужчину подошел к забору с другой стороны и, все еще улыбаясь, заговорил:
  – Мой юный друг, не подскажешь ли усталому путнику, как называется это местечко?
  Голос незнакомца оказался достаточно приятным и мелодичным. Его речь звучала несколько необычно для этих краев, что выдавало в этом человеке городского жителя.
  Все еще разглядывая мужчину, Райан ответил, стараясь, чтобы его собственный голос звучал солидно, по-взрослому:
  – Большие Угри это, сэр.
  И тут же, терзавшее его любопытство дало о себе знать:
  – Сэр, а вы маг?
  – С чего ты это взял? – с деланным недоумением поинтересовался мужчина.
  Райан не заметил сарказма, прозвучавшего у того в голосе.
  – Как это, с чего? У вас же посох и плащ. – смутившись, Райан добавил. – Старый Брукс рассказывал, что у всех магов есть посохи, чтобы силу направлять.
  – Направлять силу? – незнакомец хмыкнул. – Что ж, если говорить очень грубо, то так оно и есть. А сам-то ты видел настоящего мага?
  Райан вздохнул:
  – Не-а. К нам сюда даже королевские глашатаи не всегда добираются, а рыцари и маги вообще никогда не появляются.
  Незнакомец не проявил ни малейшей обеспокоенности тем фактом, что забрел в такое захолустье. Опершись одной рукой на посох, а другой на забор, он продолжил беседу:
  – А клирики? Что, и их брата тут не встретить?
  Райан кивнул.
  – Преподобный Корнелиус живет в соседней деревне. Если нужда какая есть, наши его зовут. Или за советом к нему ходят.
  Из дома донесся сонный голос дяди Освальда:
  – Райан, с кем это ты там треплешься?!
  Секундой позже дверь хаты распахнулась, и на ее пороге появился сам Освальд, зажмурившийся от яркого света.
  Райан повернулся к нему и открыл было рот, чтобы все объяснить, но незнакомец опередил его.
  – Мэтр Арниум, – представился он, церемонно поклонившись, – из Гильдии Заклинателей Духов. К вашим услугам.
  Не сдержавшись, Райан ахнул. Что же до дяди, тот попросту выпучился на мужчину, открыв рот. Еще бы, маг одной из самых влиятельных гильдий у порога его дома! Немного придя в себя, Освальд, заикаясь, произнес:
  – М-мэтр, э-э-э, прошу к нам. Чай, с дороги-то притомились маленько. Райан, бестолочь, открой калитку, да проводи гостя в дом.
  Освальд повернулся к двери и крикнул:
  – Ингрид! Быстро на стол накрывай, да чтоб все самое лучшее.
  Восторженно глядя на мага, Райан распахнул перед ним скрипучую дверцу.
  Арниум снова улыбнулся, взъерошил мальчику волосы и прошел в хату.
  
  
  Сделка.
  
  – Может, еще пива, почтенный мэтр? – Освальд обхаживал заезжего мага словно наседка единственное яйцо.
  – Отчего бы и не долить? Очень славное пиво, – ответствовал Арниум.
  Райан смотрел на дядю и диву давался, такие разительные перемены произошли с ним за последний час. Из глубин единственного в доме сундука мигом была извлечена красиво расшитая рубаха, которую Освальд в свое время прикупил в небольшом городке, заехав туда по делам. Чисто умытое лицо дяди просто светилось желанием угодить важному гостю, а волосы, по полгода не знавшие гребня, сейчас были аккуратно уложены.
  Но одним только внешним видом изменения не ограничились. Волшебным образом из лексикона Освальда исчезли все бранные словечки, без которых не обходилась ни одна его фраза. Напротив, он награждал гостя такими эпитетами, от которых и сам король был бы в восторге.
  Ингрид не отставала от мужа, одаряя Арниума ослепительными улыбками, следила за тем, чтобы его тарелка не опустела, и, как и полагается всякой достойной супруге, в разговор не лезла.
  Сам Райан пристроился на уголке стола, каждую минуту опасаясь, что дядя отправит его прочь с какой-нибудь работой по дому. К счастью, Освальд то ли решил играть роль заботливого папаши образцового семейства, то ли настолько увлекся общением с гостем, что просто забыл о существовании племянника.
  Арниум отодвинул тарелку, отстранился от стола и облокотился на стену.
  – Благодарю хозяева дорогие. Так вкусно не едал я даже в славном городе Уроссене, что славится своими постоялыми дворами.
  От этих слов Ингрид довольно зарделась и скромно потупилась в пол.
  – За что ее люблю, так за умелую стряпню, – подтвердил Освальд.
  – Но и хозяин дома сего достоин восхищения, – Арниум наставительно поднял вверх указательный палец, – ибо нелегко простому люду сохранять достаток в доме в эти неспокойные времена.
  – Истинную правду изрекаете, – закивал Освальд, – тяжело сейчас, все никак после Дня Плача королевство наше славное не оправится. Но тот, кто трудится усердно, тому и достаток в руки идет.
  По забывчивости своей, Освальд не упомянул о том, что в его собственном доме достаток никогда не водился, а все кушанья, коими был накрыт стол, были в спешке собраны Ингрид по всей деревне.
  – Отрадно слышать, что мысли ваши, хозяин, совпадают с соображениями правителей наших.
  От таких слов Освальд едва не пролил на себя пиво.
  "Это ж надо, такой чести удостоиться! Вот теперь будет о чем мужикам похвастать" – подумал он.
  – Так вы, мэтр, никак из самой столицы к нам? Проездом, али дела какие?
  Арниум отхлебнул еще пива.
  – Вообще-то, хозяин, по делу я к вам в деревню пришел.
  – Да ну?! – изумился Освальд. – И чего же такой важный человек, как вы, почтенный мэтр, ищет в нашей глухомани?
  Арниум поерзал, устраиваясь поудобнее, и ответил:
  – Не "чего", хозяин, а "кого".
  Освальд непонимающе уставился на мага.
  – Как это?
  – Сейчас объясню. Как известно, умертвия подземные пожрали в День Плача столько народу, что мертвяки поганые государство наше едва с землей не сравняли, и была бы здесь сейчас пустыня, а не поля с лесами. Пятый год уже с той поры минул, а народ все никак не оклемается. Маловато крепких мужиков осталось, а война с мертвыми армиями все идет и идет, ряды войска нашего редеют, а пополнения взять неоткуда.
  К тому времени, как детишки наши подрастут, да делу военному обучатся, может статься не останется защитников уже. И сметут нас орды нечисти этой.
  Дядя Освальд не на шутку разволновался.
  – Выходит, победили все-таки мертвяки в День Плача? Неужто ничего сделать нельзя? Неужто так и сгинем без защиты-то?
  – Да нет, не поздно еще попробовать сделать что-нибудь. Король наш многомудрый давно сообразил, что к чему. Разослал он людей по всей стране, чтоб отыскивать молодняк, кто служить хочет, отправлять в столицу, да обучать ребятишек военному ремеслу. А как подрастут, глядишь, уже хорошие воины из них получатся, что грудью на защиту родины нашей встанут.
  – Оно-то, конечно, хорошо, – Освальд покачал головой, – но кормильцев-то кто отдавать будет? Надежу и опору в старости?
  – И об этом король наш подумал. Получают рекруты хорошее жалование, а родители их тоже в накладе не остаются, – Арниум выразительно посмотрел на Освальда.
  На лице дяди появилось заинтересованное выражение.
  – И что, так уж хорошо платят… ребятне? – Освальд запнулся, быстро глянув на Райана.
  – Рекрутам на обучении, пятую часть от солдатского жалования и кормят до отвала, а родителям, чтобы старость без сыновей в тягость не была, по двадцать золотых разом.
  У Освальда, который больше двух золотых в жизни не видел, да и те – у купца на ярмарке, отпала челюсть. У печки охнула Ингрид. А маг, словно не замечая их реакции, глотнул еще пива.
  Тут Райан, все это время сидевший рядом, ловя каждое слово, спросил:
  – Мэтр Арниум, а почему король магов искать рекрутов отправил? У него, что других слуг нет?
  Арниум секунду удивленно смотрел на Райана, а затем громко и весело расхохотался. Успокоившись, он серьезно посмотрел на мальчика.
  – Молодчина. Неглупый ты парень. Верно все подметил.
  Райан покраснел до ушей, явно польщенный похвалой мага. А тот тем временем продолжал:
  – Конечно у короля есть и другие, менее важные подданные, чем маги, которым по стране недосуг бегать, да солдат обычных собирать. В солдаты-то любой парень сгодится, лишь бы меч держать мог, а вот как будущего мага распознать, никто, кроме самих магов и не знает. А хороших магов королевству сейчас ой как не хватает.
  – Так значит, вы, мэтр…
  Освальд даже подался вперед.
  – Ищу учеников в магические гильдии, – закончил за него Арниум.
  В доме повисло изумленное молчание. Арниум спокойно допивал свое пиво, а дядя Освальд пытался переварить услышанное. Насколько тяжелым должно быть положение в королевстве, чтобы гильдии начали сами искать детей с магическими силами, да еще, не среди знати, как раньше, а по деревням.
  Придя к какому-то заключению, он посмотрел на мага.
  – У нас здесь, почтенный мэтр, никого со способностями такими не водится, это еще Корнелиус говорил, преподобный наш из соседней деревни. Выходит, зря вы сюда приехали?
  Арниум, улыбнувшись, посмотрел на Райана.
  – Ну отчего же, одного кандидата я уже нашел.
  При этих словах Райан едва не свалился со стула, Ингрид пискнула в своем углу, а Освальд просто тупо хлопал глазами.
  – Но ведь он никогда… Корнелиус же говорил… нету ведь магов у нас.
  – При всем к нему уважении, но клирик ваш на духовных делах специализируется, – Арниум покачал головой – а в магических понимает мало. У мальчика очень сильная аура, маг из него выйдет отменный. Если, конечно, мы договоримся, и сам он того захочет.
  – Но, мэтр Арниум, – Райан был просто ошарашен таким поворотом разговора. – Откуда у меня способности? Я ведь ничего такого не умею.
  – Райан, – маг начал терпеливо объяснять. – То, что твои способности не проявлялись, не твоя вина. Чтобы их развить, надобно сначала определить к какой магии ты предрасположен. Ведь Гильдии на то и существуют, чтобы учеников по верному пути направлять.
  Положим, был бы ты погодным магом, сиречь, заклинателем погоды, а отправили тебя учиться в Гильдию Элементов, на кафедру Огненных, что бы получилось? А ничего. Стал бы ты, в лучшем случае, посредственным аколитом. Что-то у тебя, конечно, получалось бы, но больших успехов ты бы не достиг, потому как, хоть и есть в тебе сила, да только Огонь для тебя стихия чуждая.
  Так и в жизни, не представилось тебе возможности понять, что за сила в тебе есть, случая подходящего не выпало. Был бы ты Огненным и попал в горящий дом, остался бы цел, потому как в критических ситуациях не ты силой управляешь, а сама она из тебя рвется, дабы носителя своего защитить.
  Даже я вижу только, что к магии ты склонен, но к какой – того не ведаю.
  Арниум замолк.
  – А как узнать, на кого мне учиться следует? – задал еще вопрос Райан. – В огонь и воду запрыгивать?
  – Нет, конечно, – рассмеялся маг. – Во всех больших городах есть у каждой магической гильдии своя управа. В них тебя охотно проверят и скажут, подходишь ты им или нет.
  – Вы так рассуждаете, мэтр, словно Райан уже с вами отправился, – встрял Освальд.
  – Ну, так потому я и здесь, чтобы это обсудить. Или же это совершенно невозможно? – Арниум вопросительно глянул на дядю Освальда.
  Затем, снова повернувшись к Райану, спросил:
  – А ты сам хотел бы на мага учиться? Науку силы постичь, земли дальние увидеть, родину от мертвяков защищать?
  Мальчик с опаской посмотрел на дядю и кивнул.
  Арниум улыбнулся уголком рта, заметив, как блеснули глаза у мальчишки. Похоже, что именно на такой ответ он и рассчитывал.
  – Ну-ка, Райан, выйди, пока мы с почтенным мэтром поговорим. – Освальд махнул рукой, указывая на дверь.
  Мальчик встал, с надеждой поглядел на Арниума и выскочил из хаты.
  Освальд придвинул табурет поближе к магу и, зачем-то понизив голос, заговорил:
  – Райан, он парень башковитый, вы, мэтр, и сами это видели. На деле-то он нам и не сын даже, племянник мой. Когда, значит, День Плача пришел, вот родители его и сгинули, даже следов ихних не нашли.
  Но вы ничего такого не подумайте, он нам как родная кровушка, всей душой его любим и бережем. К старости себе опору воспитываем, хоть и в строгости, так это для его же блага.
  Освальд, смешался, не зная, как направить разговор в нужное русло.
  Делая вид, что не замечает жадного блеска в глазах собеседника, Арниум покачал головой.
  – Хороший вы человек, Освальд. С одной стороны королевству своему помочь хотите, а с другой, за мальчонку, пусть даже не родного, в ответе себя считаете.
  Освальд развел руками и сокрушенно покачал головой.
  – Ежели б стране что потребовалось, мы бы все отдали, да сами воевать пошли, – довольный, что отыскался выход, сказал Освальд. – но несмышленыша от груди своей отрывать, не по-людски это. Кто ж о нем, сопливом, заботиться будет, кроме нас, родственников единственных?
  – Король это все понимает, – поспешил успокоить Освальда Арниум, – потому и заботится о ребятах этих, как о своих собственных детях. Кормят их в столице хорошо, одевают, наукам разным учат. Но и распускаться там не дадут, ибо не нужны королевству вскормленные у себя на груди бездельники.
  Получатся из них настоящие люди. А там, глядишь, и гнездо родное навестят, с подарками богатыми, ибо каждому ясно, что нельзя человека от корней его отрывать.
  Ну так что, хозяин, решай давай, как поступишь. Настаивать не буду, любой ответ приму, поскольку дело это добровольное, да и не советник я вам в ваших семейных делах.
  Освальд попытался изобразить на лице душевные муки, долженствующие означать, как он разрывается между любовью к племяннику и к родине.
  – Эх! – крикнул он, махнув рукой. – Нам с Ингрид все одно, помирать скоро, так пусть хоть Райан, не о нас, а о державе позаботится. Хороший маг королевству нужнее, чем нам помощник, пусть он лучше большие дела вершить будет, чем здесь, в захолустье, прозябать. Забирай его, мэтр, кровинушку нашу родненькую, пусть ему в люди дорога ляжет, а мы, старики, уж как-нибудь проживем.
  Услышав эти слова, Арниум встал, подошел к Освальду и тепло обнял того за плечи. С восхищением глядя ему в глаза, он торжественно произнес:
  – Вот на таких подданных наше королевство и стоит! Ибо совершаете вы подвиг, отдавая самое ценное, что у вас есть – ваше будущее, для спасения своей родины!
  Но и государство наше не может бросить героев своих на произвол судьбы, и, чтобы не оказалась ваша ноша слишком тяжелой, в благодарность дает вам это.
  Маг пошарил за пазухой, извлек на свет небольшой, но тяжелый мешочек и протянул его Освальду со словами:
  – Здесь ровно двадцать пять золотых монет.
  Приняв золото, Освальд недоуменно уставился на Арниума.
  – Но, мэтр, вы, кажется, ошиблись, разговор шел о двадцати золотых!
  Маг улыбнулся.
  – Нет, все верно. Двадцать монет за каждого рекрута платит король, а родителям тех, кто станет магами, гильдии доплачивают еще пять сверху.
  Освальд вышел из шокового состояния только через час, когда вместе с Арниумом обмыл договор еще одним бочонком пива, и спрятал неожиданно свалившееся на голову богатство в подполе.
  
  
  В путь.
  
  Арниум с Райаном покинули деревню на следующий день, ближе к полудню.
  После плотного завтрака маг обошел деревню, поговорил с детворой и взрослыми, попутно обсудил со старым Бруксом обстановку на юге, где располагались рубежи, сдерживающие армии мертвых.
  Больше детей с ярко выраженным магическим даром в деревне не нашлось. Арниум, правда, приметил двух пострелят-близнецов, из которых, при должном обучении, могли бы получиться клирики, но те были еще слишком малы, чтобы отправляться в город. Да и их родители явно не горели желанием отдавать детей кому бы то ни было. Арниум посоветовал им поговорить с преподобным Корнелиусом – глядишь, и на обучение возьмет.
  Большинство взрослых неодобрительно поглядывали на Освальда и Ингрид, но тем все было, как с гуся вода. С трудом сохраняя на лицах кислые мины, они быстро собрали Райана в дорогу. Вещей у него оказалось немного. Штаны, рубаха, старая обувка, да котомка со съестным – вот и все.
  Когда подошло время прощания, вся семья и маг собрались в доме Освальда.
  Дядя давал светившемуся от счастья Райану последние наставления перед дорогой.
  – Смотри, слушайся мэтра Арниума. Учись прилежно, жалование все не трать, сберегай на черный день.
  Ингрид попросила мага:
  – Вы уж за ним присмотрите, почтенный Арниум, не дайте в беду какую попасть.
  В очередной раз уверив всех, что ничего страшного с Райаном случится не может, Арниум положил руку на плечо мальчика и обратился к Освальду:
  – Вот и все, хозяева дорогие, пора нам в путь-дорогу отправляться. Путь не близкий, а солнце уже высоко поднялось.
  Ингрид расцеловала Райана и смахнула с ресниц несуществующую слезинку.
  Освальд хлопнул мальчика по спине и пожал протянутую магом руку.
  – Ну, легкого вам пути, мэтр, – пробасил он. Затем посмотрел на мальчика и в который раз добавил. – А ты, не вздумай шалить.
  Еще раз тепло попрощавшись, мальчик и маг вышли за порог.
  Когда за ними закрылась дверь, Освальд тяжело опустился на скамью и пробурчал, вытирая со лба пот:
  – Уф-ф, я уж думал, они до вечера не уйдут. А маг-то, простофиля, все за чистую монету принял. Ишь, как мы двух зайцев убили – денег на всю жизнь заработали, да от мальчишки избавились.
  – Верно, – Ингрид села рядом с мужем, – все одно от него толку не было, только еду впустую переводили. Зато теперь хорошо заживем.
  Освальд кивнул, соглашаясь, и они вместе стали решать, как распорядиться этими огромными деньгами.
  
  А в это время, Арниум с Райаном уже оставили позади деревню и, провожаемые взглядами селян, шли по направлению к Овражному Лесу.
  Некоторое время шли молча, потом маг спросил:
  – Не страшно из родных краев уходить?
  Райан отрицательно помотал головой.
  Он ощущал радостное возбуждение, покидая это место. Не то чтобы ему так плохо жилось здесь, просто он всегда чувствовал, что спокойная и размеренно текущая деревенская жизнь не для него. Когда он представлял себя лет эдак через тридцать, остепенившегося, похожего на дядю Освальда, его пробирала дрожь.
  Арниум задумчиво улыбнулся и сказал, словно прочитав его мысли:
  – Это правильно. Жизнь, она, как эта дорога. Можешь до старости по прямой шагать, а случается, что и развилку встретишь. Вот и приходится решать, оставить все по-прежнему, или пересилить себя и свернуть, даже не зная, что тебя в конце пути ждет. Это действительно хорошая возможность для тебя, Райан.
  – Мэтр Арниум, а куда мы сейчас направляемся? – полюбопытствовал Райан.
  – Сначала доберемся до Стэнфорда, у города переправимся через Гремучку, и дальше на юг, в Гимберлинг.
  – Так ведь на юге же война, мертвяки лезут, – удивился Райан. – Разве там не опасно?
  – Да нет, не бойся, на границе сейчас спокойно. Ко всему прочему, Гимберлинг, не в обиду тебе будет сказано, это не твоя деревня. Чтоб его взять, мертвецам и всех их армий не хватит. Его и гильдии охраняют, и Патриархат там свое аббатство содержит.
  Знаешь сколько там народу живет? Что пара сотен твоих деревень, а если хочешь от северных ворот к южным добраться, так не меньше часа потребуется. Ладно, чего все это рассказывать, своими глазами все увидишь.
  Время в беседах пролетело незаметно. Райану показалось, что прошло всего часа три, а уже стало темнеть. К этому времени путники вышли на равнину и смогли полюбоваться на чудесное зрелище заходящего солнца.
  Последние лучи скрывающегося за горизонтом светила окрашивали кромку неба в темно-золотой цвет. Подсвеченные облака на западе, казалось, сами превратились в маленькие яркие солнца.
  Через полчаса остановились в небольшом трактире. Наскоро поужинав, маг с Райаном отправились в свою комнату.
  Мальчик долго ворочался в своей постели не в силах заснуть. Ему как-то не верилось, что Большие Угри, дядя и тетя, все его друзья остались позади. Сознание как бы раздвоилось. С одной стороны, Райан ощущал себя лежащим в постели на втором этаже трактира в двух десятках лиг от родной деревушки. А с другой – дома, занятым мелкой работой, как обычно в это время.
  Он думал о том, что сейчас поделывают его родственники, что они чувствуют, отправив его в это путешествие, вернется ли он когда-нибудь домой. В конце концов, утомленное этими вопросами сознание Райана начало медленно проваливаться куда-то.
  Постепенно в комнате воцарилась полная тишина, которую нарушало лишь дыхание двух спящих людей.
  Посреди ночи, мокрый от пота Арниум вскочил со своего ложа с побелевшим лицом. Сообразив, где находится, маг сел на краю постели и долго, со странной грустью в глазах, смотрел на спящего мальчика.
  
  
  Дикий лешак.
  
  – Эй! Не пора ли вставать, лежебока?
  Открыв глаза, Райан увидел над собой улыбающееся лицо Арниума. Оказалось, что петухи давно уже пропели, а маг успел распорядиться на предмет завтрака.
  Новый день выдался солнечным и теплым. С улицы доносились звуки людской суеты и пение птиц.
  Уплетая за обе щеки свежевыпеченные булочки с маслом и вареньем, Райан и думать забыл о своих вчерашних переживаниях.
  Покончив с едой, парочка спустилась вниз и, после того, как Арниум расплатился с хозяином, вышла на улицу и продолжила свой путь.
  Дорога пролегала через попеременно сменяющие друг друга поля, небольшие леса и деревни. Народу на тракте было не слишком много. Иногда попадались груженые всякой всячиной телеги купцов, крестьяне, бредущие по своим делам, а один раз навстречу путникам выехал конный воин в тяжелых латах.
  – Если повезет, – говорил Райану маг, – послезавтра переночуем уже в Стэнфорде, а там, до Гимберлинга четыре дня пути, если на попутную телегу подсесть. Так что сегодня поднажать надо.
  Ближе к вечеру небо начало затягиваться тучами, начал накрапывать мелкий дождик. Когда солнце опустилось, почти касаясь верхушек деревьев, они оказались в небольшой деревушке.
  Арниум отловил какого-то мальчишку лет семнадцати и спросил у того, далеко ли следующая деревня. Парень почесал белобрысую голову и сказал:
  – Часа за два, ежели поспешите, до Дубков доберетесь. На развилке направо поверните. Только лучше бы вам здесь переночевать, места тут плохие.
  – Это почему же?
  – Староста наш запретил после захода солнца из деревни выходить, говорят, лешак там буйствует.
  – Лешак значит? – Арниум покачал головой и улыбнулся. – Ладно, с лешаком справимся.
  Парень посмотрел на мага так, словно тот лишился рассудка. Не обратив на это никакого внимания, Арниум поблагодарил его и подтолкнул Райана вперед.
  Райан испуганно посмотрел на него и пролепетал:
  – Но, мэтр Арниум, если там лешак, да еще дикий, нечего там ночью шляться!
  На что тот несколько раздраженно ответил:
  – Райан, никаких лешаков на свете нет. Каждый раз, когда, перепуганные пропажей кого-то, деревенские дуралеи прибегают к магам просить вывести лешака из их леса, выясняется, что нечистой силой там и не пахнет, а вышеозначенный кто-то, либо свалился в овраг по пьяни, либо был растерзан лесным зверем.
  А уж описания "очевидцев" расходятся настолько, что невольно начинаешь подумывать о том, что в кильмарских лесах водится целое сонмище чудовищ всех цветов и размеров.
  Райан, ты пойми, люди верят в то, во что хотят верить, а если человек в чем-то убежден, то и будет налево и направо всем это доказывать, даже если он сильно заблуждается.
  Разница между крестьянином и магом не в последнюю очередь состоит в том, что маг все ставит под сомнение.
  Так что перестань дергаться, и давай-ка поспешим, а то и к утру до этих Дубков не дойдем.
  Не особо успокоенный словами мага, Райан ускорил шаг, поминутно ежась – из-за дождика сильно похолодало.
  Через сорок минут солнце совсем зашло. Арниум пробормотал что-то, и над навершием его посоха прямо из воздуха возникли три призрачных крылатых существа размерами с кулак взрослого мужчины. Существа напоминали насекомых и светились мягким белым светом. Грациозно порхая вокруг путников, эти магические создания развеивали сумрак, наступающий со всех сторон.
  От восхищения Райан затаил дыхание, а потом засыпал Арниума кучей вопросов о природе этих летунов. О страшном лешаке он и думать забыл.
  – Заклинатели Духов чем-то сродни клирикам, – рассказывал маг, – только источником силы клирика служит его вера, а для мага важна внутренняя концентрация, ну и предрасположенность, конечно. Я тебе об этом уже рассказывал.
  Заклинатели Духов могут повелевать потусторонними нематериальными или полуматериальными существами. Сильный Водный может призвать с другой плоскости бытия водного элементаля, Огненный – огненного, ну и в том же духе. У Гильдии Призывающих вообще вся магия рассчитана на вызов большого числа самых разнообразных существ. Мы же работаем именно с призрачными созданиями: спекторами и их разновидностями, полтергейстами, можем разрушать иллюзии и делать еще многие вещи.
  А вот, кстати, и развилка. Давай направо.
  Эти летуны тоже призраки. Мы их используем для освещения. Не могу сказать, что им это очень нравится, но противиться магии они не могут. Они очень удобны еще и тем, что можно сделать так, чтобы этот свет видели только мы, такова их природа. В момент вызова светляков в нашу плоскость между ними и Заклинателем устанавливается особая связь и…
  Райан на секунду отвлекся из-за того, что свечение светлячков несколько ослабло. Повертев головой, мальчик обнаружил их за спиной, сбившихся в кучу высоко в воздухе. Причем возобновлять свой свободный полет они явно не желали. Маг же, увлекшись лекцией, этого не замечал.
  – Мэтр Арниум, а они себя всегда так ведут? – Райан дернул мага за рукав, привлекая к себе его внимание.
  – Что? – Арниум недоуменно взглянул на мальчика.
  – Светлячки, – показал Райан.
  Только сейчас маг заметил, что летуны перестали порхать вокруг них. Его лицо исказилось.
  – Проклятие! – выругался он. – Они не любят других призраков. Рядом опасность.
  – Это что, лешак? – Райан не на шутку испугался.
  – Помолчи, – Арниум поднял посох над головой. – Агар маллиус. Торко!
  Посох дернулся и выплюнул в небо большой, светящийся зеленым, шар, зависший высоко над дорогой. Шар высветил из темноты дорогу впереди и позади и поля по обе ее стороны.
  Райан посмотрел на мага и вздрогнул. Лицо Арниума, озаренное зеленым светом, казалось каким-то потусторонним, а его темные глаза стали совсем жуткими – два черных провала на бледной коже.
  Арниум быстро поворачивался то в одну, то в другую сторону, пытаясь определить источник возможной опасности.
  Ничего. Ни звука, ни движения.
  Маг снова изучающе поглядел на светлячков. Те безуспешно пытались подняться выше, словно убегая от чего-то. Но магическая привязь держала крепко, и они лишь беспомощно бились о невидимый потолок своей временной тюрьмы.
  "Они бегут наверх. Значит опасность внизу. Но ведь здесь ничего нет!" –паническая мысль промелькнула у Райана одновременно с криком Арниума:
  – Это умертвия! Дай мне руку, быстро!
  Рука мага крепко сжала пальцы мальчика.
  – Детрезисто патриум!
  Фигура Арниума на мгновение окуталась фиолетовым сиянием. Затем свечение передалось Райану. Мальчик при этом ничего не почувствовал.
  – Держись позади меня, – бросил маг. – И не вздумай бежать – это верная смерть.
  Он опустился на одно колено и сжал посох обеими руками, вертикально оперши его в землю. Быстро, но четко Арниум начал читать заклинание.
  Не зная, что ему делать, Райан замер позади него и переводил взгляд с мага на светляков. А те словно обезумели: они метались высоко над головами замершей на дороге парочки, смешавшись в какой-то дикой пляске, отчего люди оказались в центре невообразимых переливов белого и зеленого, света и теней.
  Наконец, Арниум замолк и вскочил на ноги. Подняв посох, он выкрикнул завершающую, активирующую заклинание фразу и ударил посохом в землю.
  Раздался звук, похожий на удар молнии и от этого места по земле во все стороны пошла голубая волна магического огня. Когда волна отошла метров на пятнадцать от посоха, прямо из-под земли кубарем вылетело полупрозрачное существо и шлепнулось на дорогу. Впрочем, оно тут же перевернулось на лапы и бросилось на обидчика.
  Арниум направил посох в сторону твари, навершие полыхнуло темным огнем, и заряд из посоха ударил в ее переднюю лапу не причинив призраку заметного вреда.
  Почувствовав силу противника, тварь стала осторожнее и по широкой дуге попыталась обойти мага сбоку. Держа посох перед собой, Арниум медленно поворачивался так, чтобы все время стоять лицом к твари.
  Воспользовавшись передышкой, Райан смог, наконец, из-за плеча мага разглядеть напавшее на них существо.
  Не очень крупная, в половину человеческого роста, тварь несла свое худощавое гибкое тело на четырех узловатых лапах. Каждая конечность оканчивалась тремя крупными пальцами с длинными когтями. На большой голове с вытянутыми челюстями со множеством мелких зубов, располагался костяной, если это понятие применимо к призрачному существу, гребень.
  Умертвие, как назвал это существо Арниум, помахивало длинным и тонким хвостом, состоящим из сложных по форме костяшек.
  Сквозь тело твари Райан ясно различал контуры предметов позади нее. Существо выглядело устрашающе, но больше всего Райана испугали его глаза. Глубоко посаженные, большие буркала горели зеленым огнем. Почему-то именно эти глаза не оставляли сомнения в том, что призрак способен причинить вред людям из плоти и крови.
  Время от времени свет одного из летунов падал на умертвие, и тогда его тело начинало поблескивать мириадами мельчайших серебристых частиц.
  Пугало еще и то, что умертвие не издавало никаких звуков и перемещалось абсолютно бесшумно.
  Неожиданно, тварь остановилась и немного попятилась. Арниум не двигался. Человек и умертвие внимательно следили друг за другом. Маг быстро бормотал очередное заклинание.
  И без того испуганный, Райан забеспокоился. Ему показалось, что тварь что-то замышляет, слишком резко она изменила свое поведение. Повинуясь какому-то наитию, мальчик повернулся, оглядываясь.
  От увиденного волосы на его затылке зашевелились. Из утоптанной поверхности дороги показалась страшная башка еще одной твари. Ужас стальной хваткой сжал горло Райана. Пока первое умертвие отвлекало ни о чем не подозревавшего Арниума, вторая тварь, не торопясь, полностью вылезла из земли и уставилась на Райана.
  Мальчик попятился. Он мог бы поклясться, что зеленые глаза призрака изучают и оценивают его.
  Видимо решив, что мальчишка не так опасен, как маг, тварь метнулась к Арниуму. В ту же секунду прыгнуло и первое умертвие.
  Маг среагировал мгновенно. Тонкий луч света из посоха ударил чудовище в грудь, отшвырнув его назад. До земли оно не долетело, обратившись в маленькое облачко белесого тумана.
  – Арниум! Сзади! – к Райану вернулся дар речи.
  Время для мальчика замедлилось.
  Вторая тварь медленно пролетела мимо Райана, группируясь на лету, и широко распахнув пасть. Райан заметил нетерпеливое шевеление раздвоенного призрачного языка.
  Вот маг начинает разворачиваться, его губы шевелятся, готовя еще одно заклятье, но он не успевает, сильно не успевает.
  Тварь приземлилась прямо на спину Арниуму, беззвучно сомкнув челюсти на его шее.
  Райан закричал снова.
  Арниум пошатнулся, но на ногах устоял. Его посох отлетел далеко в сторону. Теперь умертвие сидело прямо на нем, нанося мощные удары передними лапами по голове и спине мага.
  Каждый удар сопровождался фиолетовой вспышкой в местах соприкосновения когтей твари с плотью мужчины. Арниум рухнул на колени, что-то крича и пытаясь добраться до умертвия голыми руками.
   Пока что магический щит, поставленный магом, делал свое дело, но каждая последующая вспышка была слабее предыдущей.
  Заорав, как полоумный, Райан бросился на терзающее мага умертвие с кулаками и заехал ему по ребрам костяшками пальцев. Перед глазами вспыхнул фиолетовый свет. Помимо пронзившей правую руку боли, ощущение было такое, словно он засунул кисть в ледяную воду.
  Тварь, не глядя, отмахнулась лапой, и Райан отлетел в сторону. Но главного он достиг: оставив в покое Арниума, умертвие медленно двинулось в сторону нового врага. Оно явно было в растерянности.
  Застонав, маг выпрямился, сунул руку за пояс и достал маленький прозрачный пузырек с бесцветной жидкостью.
  Все еще стоя на коленях, он сковырнул крышку пузырька ногтем большого пальца, размахнулся и швырнул склянку в тварь. При этом он потерял равновесие и рухнул на землю лицом вниз.
  Вращаясь в воздухе и рассыпая веера капель, в которых, преломляясь, играл свет летунов и зеленого шара, пузырек врезался в умертвие, облив его жидкостью.
  Чудовище взвыло (этот вой был первым звуком, которое оно издало) и стало кататься по земле. Извиваясь в безумном танце смертельной агонии, существо превратилось в клубок подергивающихся лап, хвоста и челюстей. Очень скоро оно затихло и начало становиться все более прозрачным, пока, наконец, не исчезло совсем.
  Зеленый шар, зависший над дорогой, медленно уменьшался в размерах. По мере того, как его сияние меркло, лица людей приобретали свой нормальный цвет.
  Три призрачных летающих существа, безмятежно порхали недалеко от валяющегося у обочины посоха, освещая место недавней схватки и две неподвижные человеческие фигурки, лежащие на дороге. (продолжение следует)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"