Азраэль Никтория: другие произведения.

Варкхар. Часть три. Мои, твои и наши крылья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Слезы - это слабость. Слабость духа и тела. Слезы - это освобождение. Освобождение внутренней боли и горя. Слезы - это великая сила. Сила чувств и эмоций, позволяющих оставаться живым...


   Глава 1
  
   Больно...
   Боги, как же больно... Снова эта боль... Разрывающая, всепоглощающая боль...
   Выть больше нет сил... Только слезы по морде... Только попытки встать... Не могу... Цепи держат... Скованны лапы и сжатая оковами шея.
   Больно... Снова ножом режут по телу. Снова разрезают и рвут кожу... Снова запахло паленой шерстью... Раны прижигают, чтоб не теряла кровь...
   Зачем всё это? Почему всё это? Кому это надо?
   Больно...
   Рычать и выть больше не получается... Только брыли мокрые от слез...
   - Ты сильная, доченька... Мой эксперимент удался. - Где-то надо мной проговорил отец.
   Он впервые заговорил со мной. Я очень давно нахожусь здесь, но он заговорил впервые. До этого только пытал...
   Как так может быть? Родной отец. Родная кровь... А поступает так... Лично, с размаху, с силой, вгоняет под кожу шипы и штыри. Раскаленным железом, прожигая тело.
   Папа... Как я любила... Как я верила... Как же я теперь тебя ненавижу... Куда всё катится в этом мире?
   Почему он предал? Почему самый дорогой, самый любимый туманник является именно тем, кто ставит все эти безумные эксперименты над живыми существами? Почему под его нож и руки попала я?
   Почему папа?
   Я не могу обернуться... Я урожденная болотница с кровью и силой туманницы, не могу обернуться. Не могу вернуть свой истинный облик. Он погребен под толстой шкурой варкхара.
   А моя звериная половина защищает мое хрупкое тело. Только этого мало... Душа - она всё видит, она всё чувствует...
   Боги... Папа, за что???
   Рычать не могу. Выть не могу. Грубая веревка не дает даже открыть пасть. Больно. Больно даже думать о том, чтобы разжать челюсти. В голове только мысль: "За что?".
   Очередная волна боли. Очередная спица врывается под кожу. Скулить... Скулить, когда хочется выть в голос. Когда хочется умереть, но не могу... Ничего не могу...
   - Ну же, моя маленькая тень, покажи мне свою мощь. - Наверно в тысячный раз просил отец. - Покажи мне свою боевую форму. Прими всё как данность и стань моим помощником. Стань моим щитом.
   Но опять отрицательно качаю головой. Влево-вправо. Влево-вправо.... Не хочу быть такой же сумасшедшей. Не хочу... Продолжаю отрицательно качать головой... Влево-вправо. Влево-вправо...
   Злое рычание и скрежет зубов раздаются над головой и леденящий душу гневный шепот, заставляют замереть от страха... Пришел мой конец... Пришла моя смерть...
   - У тебя же скоро день рождение, моя тень. - Шепчет отец мне в ухо. - И у меня приготовлен подарок для тебя. - Боги... Как же страшно... - Раньше эти крылья принадлежали дракону, моя тень. Теперь они будут в тебе...
   Свистящий шепот и безумный смех наполняют эту камеру пыток.
   Боги, какие крылья??? Какого дракона??? Я не хочу!!!
   Дергаться и рычать. Пытаться скинуть с себя оковы. Но не выходит... Ничего не выходит...
   А спину начинает разрывать боль. Шерсть мокнет под ручейками крови. Отец режет по живому. Он не знает заклинаний, чтобы снять боль. Он не дает мне лекарств, приглушающих боль. Он режет и смеется. Режет и смеется... Боги... За что??
   - Ещё немного, моя тень. - Снова прорывается сквозь призму боли, голос отца. - Скоро ты встанешь на крыло.
   Что-то горячее, очень, очень горячее разливается вдоль позвоночника. Почему я до сих пор в сознании? К боли прибавляется жжение. Ноздри заполняются запахом паленой шерсти и горелого мяса... Больно...
   Горячо и больно...
   - Странно... Почему ты отвергаешь мой подарок, моя тень? - Кривыми ногтями, вцепившись мне в морду, спросил отец. - Прими его. - Удар по носу. - Прими. - Ещё удар.
   И я принимаю...
   Потому что больше не могу терпеть эту боль. Больше не могу чувствовать гарь своего тела. Потому что я хочу умереть...
   - Видишь, какой у тебя папочка молодец? Какой тебе хороший подарок он сделал. - Сжимая пальцы, всё говорит и говорит он.
   Горящая боль сменяется на стягивающую. Он шьет. Стежок за стежком. Стежок за стежком... Больно...
   - Отнесите её в камеру к бескрылому дракону. - К кому он обращается? - Нет, моя тень, ты понимаешь??? Ха-хах-ха!!! Бескрылый дракон! - Какая дикая шутка...
   Боль не отступает до сих пор, и нет доступа к силе. Оковы блокируют всю магию, а ошейник стягивает сильнее, когда я пытаюсь позвать сестёр. Я даже не могу залечить мелкие порезы и раны, с которых капает кровь.
   Цепи сняты. Оковы не держат. Только я не могу встать. Не могу шевелиться. Крюки на палках протыкают шкуру возле ошейника и меня безвольной куклой тащат вниз со стола... Больно...
   Я, наконец, теряю сознание.
   Тьма держит и не отпускает. Тут тихо. Тут не больно. Здесь нет безумного взгляда и смеха моего отца. Здесь нет ничего. Я останусь здесь навсегда.
   Наверно так и приходит смерть.
   Ты перестаешь чувствовать. Ты перестаешь видеть и слышать, а тело перестает двигаться. Ты замираешь где-то здесь, где-то там. Там, где нет боли, нет шума, нет ничего. Ты один. Остаешься сам с собой и умираешь.
   Только мысли кружатся в голове. Они заводят свои песни и пляшут. Пляшут в моей голове. Заполняя, возвращая в сознание и напоминая. Напоминая о том, что происходило ранее.
   Детство, когда отец занимался только мной и моей силой. Когда отец постоянно дарил странные подарки и предлагал съесть странное мясо. Когда он приносил стаканы с красным питьем и говорил что это витаминка. Это теперь я знаю, какова кровь на вкус, а тогда с удовольствием пила приносимую любимым отцом витаминку...
   Последний подарок отца... Серебристый браслет с камушками и знаками, который пропал ещё там, в лесу, при первом моем обороте.
   Кап-кап. Кап-кап...
   Здесь есть вода... Я смогу встать...
   Кап-кап. Кап-кап...
  
   Водица-сестрица, помоги излечиться.
   Водица-сестрица, не дай беде случиться...
  
   Я чувствую, что вода меня слышит. Только она слишком далеко и мелкие капли, просто не долетают. Они растворяются ещё в начале своего пути...
   Кап-кап. Кап-кап...
   Что-то вгрызается в лапы. Грызет и кусками выдирает мясо, попискивая от удовольствия...
   Отец говорил про камеру с драконом. А что он ещё говорил? Не помню... Хочется умереть. Уйти из этого мира. Но не могу... Жизнь в теле бьет ключом и не отпускает.
   Перед глазами появляется ОН. Он шепчет, что мне рано. Он шепчет, что мне надо закончить ещё одно дело. Я помню его объятия и его любовь в глазах. И он шепчет:
   - Открой глаза, моя димидия. Открой глаза, моя димидия. - Его ласковый голос в моей голове: - Ну же, любимая. Ты должна исполнить то, о чём тебя просила мать, смывая кровь с твоего тела. - Я помню эти слова... Мать говорила про Судьбу и капризы. Я помню... - Вспомни всё, моя димидия. Вспомни и открой глаза, любимая. Он ждет твоей помощи. Помоги ему вернуть крылья, моя димидия. Я люблю тебя.
   Его голос гаснет в моей голове в тот момент, когда я открыла глаза...
  
   Глава 2.
  
   Темнота не отпускала ещё какое-то время. Да и я не стремилась вернуться. Предательство самых близких - всегда самое сложное испытание в жизни. Никогда не думала, что испытаю подобное и на себе...
   Тонкого слуха коснулось чьё-то попискивание и довольное урчание. Следом приходит боль в задних лапах. Крысы... Эти мелкие гады с безумным удовольствие жрали меня...
   Как моя психика выдержала подобное: я не знаю. Отвлек меня от созерцания собственной смерти, какой-то шорох в другой половине камеры.
   Как только мои глаза привыкли к темноте, я смогла разглядеть парня, который там сидел. На вид ему было не больше тридцати, а вертикальные зрачки напомнили мне, что это и есть дракон. Бескрылый дракон, которому, вдобавок, отрубили ноги чуть ниже колен...
   Для чего всё это папа?
   Я никак не могла встать. Лапы разъезжались и я снова, и снова падала на соломенный прогнивший тюфяк.
   Глаза закрылись сами. Боль сморила снова. Почему когда я так хотела потерять сознание: оно меня не покидало? А теперь? Что изменилось теперь?
   ***
   Не слышно больше писка. Не слышно больше довольного урчания. Только прохладная тряпица касается лап. Капельки воды скользят по кровавой шерсти...
   Стоп! Вода?!
   Распахнув глаза и резко повернув голову, я увидела, как этот дракон мокрой тряпкой водит по моим ранам на лапах. Рычание вырвалось само, и парень дернулся, но двинуться не посмел.
   Страх скользнул по его телу, но он продолжил свое занятие. Только когда тряпица почти высохла, он откинул её в дальний угол камеры. Именно оттуда я слышала, как капает вода.
   Гниль камеры мешала уловить его личный запах, но я не отступала. Принюхиваясь, вылавливая запах дракона, я ловила его снова и снова. Пот и гниль ушли на задний план; остался нежный аромат просыпающегося после долгой зимы леса. Такого, сладкого и ясного запаха оживающей природы. Он был так сладок, что я мигом влюбилась в этот аромат. Мне захотелось жить ради него.
   Это было не то чувство, что с Дэреком. Это было что-то новое. Дикое. Первобытное чувство собственности, радости и жизни. Жизни, которой у меня слишком давно не было...
   Мой дракон... Только мой... И я сделаю всё чтобы он снова обрел свои крылья. Мой дракон...
   Где-то на задворках моего сознания закопошилась ярость. Она стала поднимать свой грозный капюшон и рвать, рвать оставшиеся путы. Цепь с ошейника слетела, звоном разбавляя тишину камеры. И ярость со злостью мирно сложили свои лапки, давая возможность восполнить свои силы. Встать так и не получилось, но теперь я смогла ползти...
   Вода... Мне нужна была вода...
   Ползком. Миллиметр за миллиметром я подбиралась к такой желанной стихии. Острые камни царапали пузо, но меня это не останавливало. Моя цель близка и я доберусь до неё, чего бы мне это не стоило. Последние когти стерлись и сломались, когда я подползала к маленькому выступу. Тут, на тряпицу, и капала вода.
  
   Водица-сестрица, помоги излечиться.
   Водица-сестрица, не дай беде случиться...
   Помоги сестра. Прошу тебя.
  
   Мелкие капли закружили надо мной. Они собирались воедино, стараясь вобрать в себя как можно больше силы.
   Зуд пошел по всему телу. Хотелось тереться и чесаться обо всё, что было рядом. Но сознание держало от таких опрометчивых поступков. Нельзя.
   Нельзя стирать воду, пока она занята моим лечением.
   Сон... Он должен помочь восстанавливаться. Кое-как уложившись на острых камнях, я уснула. Тело наполнялось своей прежней мощью и силой. Возвращалась магия. Возвращался туман. Как же мне было тяжело без него. Без моей части. Без моего тумана...
   Никогда. Больше никогда не подставлюсь так, чтобы потерять его и себя. Моя стихия. Моя половинка. Мой туман.
   Здравость разума напомнила, что открывать все козыри не время, а усталость навалилась внезапно. Долгое пребывание без сил сказываются таким плачевным результатом - я уснула под зудящее тело. Вода сделает всё, что в её силах, а тело восполнит остатки само.
   Никогда не думала, что буду радоваться тому, что я варкхар. Пусть это безумный эксперимент моего отца. Пусть. Теперь-то всё встало на свои места.
   Существо, которое творило все эти безумства - это мой родной отец...
   Шутка Судьбы? Или может простое стечение обстоятельств? Я не знаю... Теперь я знаю одно: я сделаю всё, чтобы этот туманник стёрся из книги Судеб... Навсегда...
   С такими мыслями я и проснулась.
   Тело больше не болело, а сила струилась по моим венам. Пусть она была вялой. Пусть её было мало, но она вернулась.
   Ошейник, блокирующий магию, всё ещё был на мне. Он то и мешал разойтись моей стихии на полную. Пусть он пока будет, не время его снимать. Но я его сорву... Сорву со своей шеи. Сорву перед своим отцом, раскрывая и показывая всю свою мощь. Всю свою силу. Всё это я обрушу на него.
   Я отомщу безумцу за мою любовь. Я отомщу за моих друзей. И я обязательно отомщу за моего дракона...
   Я обещаю, папа... Я отомщу...
  
   Глава 3.
  
   Окончательно проснулась я после того, как стала отчетливо слышать стук зубов. Открыв глаза, я посмотрела на дракона. Кто-то другой так громко стучать зубами точно не мог. Он лежал на своём тюфяке и его всего трясло, хотя драконы, как правило, почти не подвержены холоду.
   Спустившись с выступа и поблагодарив сестёр, я отряхнулась от остатков воды. На этот звук обернулся дракон. Он смотрел на меня затуманенным взором и продолжал стучать зубами. Стараясь сильно его не пугать, я стала медленно приближаться к нему.
   Он молчал, пока я шла к нему. Он молчал, когда я легла рядом с ним. Но он не выдержал, когда я свернулась вокруг него. Только тогда я поняла, что находилась в своём полном размере. Только тогда я увидела, что дракон, даже без ног, был весьма высок и хорошо сложен. Сквозь грязь на голове, просвечивались светлые локоны, а голубые глаза смотрели на меня с ужасом.
   Пусть он был сильно истощен. Пусть у него выступали все кости. Пусть... Для меня он был красив. Для меня он стал жизнью, которую я стала ценить в сотни раз сильней. Он стал моим...
   Положив рядом с его головой лапу, я придвинулась к нему ещё ближе. Защищая, согревая и просто наслаждаясь его запахом, я начала мурчать. Постепенно дрожь в его теле стала проходить, дыхание выровнялось и он заговорил:
   - Мне страшно. - Прошептал он: - Меня приволокли сюда и лишили крыльев... - Я, конечно, не дракон, и крыльев никогда не имела, но что-то мне подсказывает, что потерять крылья для дракона: страшнее смерти. - А потом принесли тебя, животное. Принесли и сказали, что ты меня сожрёшь. - Его голос снова стал стихать и немного подрагивать: - А ты никак не приходило в себя, животное. Тебя даже крысы есть стали. - Его ладони стали почти неощутимо касаться моей шерсти: - А ты смотрела в одну точку, в том углу. И я увидел, как вода пыталась тянуться к тебе. И тогда я дорвал свою рубашку. Несколько часов сидел и ждал пока намокнет тряпка. А потом и крыс прогнать сумел. Вытирать тебя начал, а ты рычать. - Пальцы на лапе стали вести себя смелее. Теперь он гладил меня, зарываясь пальцами в шерсть. - Думал, съешь меня, а ты уползла, как только я закончил.
   Больше ничего он мне не сказал. Он просто устроил голову на моей лапе и прикрыл глаза. Мне спать не хотелось. Я дико хотела есть. А еды тут не было. Одни только крысы копошились там, где я раньше лежала.
   Окликнув свою силу, я направила туман в их сторону. Испуганный писк и наступила тишина. Мелочь, а приятно...
   Моя месть, папа, начнется с этих крыс...
   Жадно вгрызаясь в остывающую плоть, я совершенно забыла про дракона. Голод, диким зверем, вгрызался в моё тело, и я старалась скорее его успокоить.
   Четыре крысы...
   В этой камере было всего четыре крысы. И они утолили лишь каплю моего голода. Этого было достаточно для того, чтобы немного успокоить разбушевавшийся желудок, но всё равно не достаточно.
   Мой дракон сидел, прислонившись к стене. Его глаза снова заполнились страхом, но, переборов свой страх, он произнес:
   - Обычно еду мне приносят раз в день. - Зачем он мне это говорит? - По идее это должно произойти в ближайшее время.
   Ещё тише добавил он, а я перевела взгляд на дверь. Оттуда как раз стали слышаться отдаленные шаги и переругивание. Лязгнул засов и внизу двери открылась маленькая щелка, в которую скользнула рука с миской каши. Чуть толкнув миску по полу, рука скрылась в проеме.
   - Ишь ты. Господская тварь до сих пор без сознания валяется. - Пробасил тролль за дверью. Как вовремя я успела улечься на пол... - Может, подохла?
   Зеленый мутный глаз показался в смотровом окне.
   - Дышит тварюга. - Пробасил второй. - И этот бескрылый сидит живой ещё.
   - Турухар. - Тревожно заговорил первый
   - Что?
   - Там драконы...
   - Ну да. Бескрылый он.
   - Нет, Турухар, ты не понял. Драконы идут на нас: - Дрожь в голосе стала ощутимей, но последующие слова теряются в грохоте выбитой, безглавыми телами, двери.
   Моментально возвысившись над моим драконом, я призвала туман на защиту. Он, ласкаясь в моих ногах, был готов в любой момент кинуться на вошедших.
   Первым в проеме появился учитель Леонард, в след за ним в камеру вступили ещё тройка драконов и несколько магов. Места в камере стало мало, поэтому пришлось уменьшаться.
   Я была готова кинуться на пришедших, разорвать их всех, а потом забрать своего дракона и уйти, но нос поймал запах вишни и медовых сдоб... Два моих дорогих друга тоже были здесь. Только дракон за моей спиной интересовал меня больше. Его страх и боль заставляли меня рычать даже на своих друзей... А из-за находящихся здесь драконов, моя шерсть вообще встала дыбом, расправляя мою ненависть и злость в их сторону.
   - Вилли! - Слаженно произнесли маги, выступая вперед.
   - Брат! - Позвал Леонард.
   Его лавовые глаза с тревогой мерцали в свете принесенных факелов. Он тоже сделал шаг вперед, но я рефлекторно, стала рычать громче и он остановился.
   Дарен прикрыл глаза и, видимо, старался дозваться меня по нашей связи. Только её не было. Больше не было... Тогда я успела разорвать всё... С каждым, кого к себе привязывала, я разорвала связь... И он это понял...
   - Виолетта. - С болью произнес Дар. - Посмотри на меня, моя девочка. - Я выполнила его просьбу, но всё равно продолжала рычать на присутствующих. - Ты разорвала тогда все связи? - Мой сдержанный кивок, был ему ответом. - Хорошо. Тогда слушай. Тот дракон, за твоей спиной, приходится младшим братом Леонарда. Ты ведь помнишь учителя Военной академии?
   Я помнила его, но мой дракон испытывал страх. Только не понятно от чего? От моих действий или от внезапности спасения.
   - Милорд Росс! Милорд Росс! - Внезапно разнеслось по тюремным коридорам. - Мы нашли бумаги с записями безумных экспериментов. - Последнее слово юный дракон прошипел, потому что сильно ударился и упал, споткнувшись о ноги обезглавленных тел.
   Бумаги, которые тот держал в руках, разлетелись по всему полу. И по самым подлым законам Судьбы перед моими лапами оказались данные по кугуару...
   С желтоватых листов на меня смотрели такие любимые и родные синие глаза. Аристократичные, изнеможённые на тот момент черты любимого лица. И подробное описание всех действий по отношению к нему.
   Взгляд цеплялся за отрывки фраз, которые просто разрывали мою душу окончательно... Почерк отца я узнаю где угодно, но от прочитанного становилось всё хуже и хуже...
   "Имеет дочь..."
   "Подвержен сильной агрессии..."
   "Самый лучший экземпляр! Он разворотил пол моей лаборатории и сбежал! Он просто молодец!"
   "Я видел мой эксперимент N1401. Ему помогли освоиться, и теперь он помогает в Совете Магов. Его направили в магический институт преподавать. И я не перестаю удивляться моему творению".
   Последняя запись была самой ужасной. Отец постоянно следил и не только за мной. Это из-за него были прорывы на территории ГРИММа...
   "Сегодня я увидел свою дочь. Очередной прорыв был остановлен ею. Я везде узнаю свою тень. Как она подросла... Правда меня расстроило, что она как шлюха терлась о мой эксперимент N1401, но они очень хорошо дополняют друг друга. Они будут моими щитами. Они станут ими...Именно с ними я завоюю весь мир..."
   Расшвыривая бумаги лапой, я вчитывалась в ровные строчки, написанные отцом. Он следил за мной. Следил за Дэреком. Следил за всеми своими экспериментами.
   Он специально столкнул тогда имперцев и артанцев. Он наблюдал за нами всю войну. И отец сильно был расстроен, когда умер его любимый эксперимент. И в тот момент, когда я сорвалась, он понял, что лучше его маленькой тени: никто не справится с его защитой.
   Моя уверенность и дикое желание убить этого безумного туманника, росло с каждым прочитанным словом. Тишина в камере, нарушалась только моими движениями и шелестом листов.
   Почему ты всё это делал, папа? Почему?
   Слезы по морде сами стали течь. Они нескончаемым потоком заливали нарисованный портрет. Я в последний раз оплакивала любимого...
   - Оно плачет? - Спросил кто-то из драконов.
   - Она оплакивает. - Ответил Олаф.
   Слезы - это слабость. Слабость духа и тела. Слезы - это освобождение. Освобождение внутренней боли и горя. Слезы - это великая сила. Сила чувств и эмоций, позволяющих оставаться живым...
   Мне не хотелось, чтобы меня осуждали или говорили, что плакать не стоит. Я вдруг поняла, что все мои мечты, желания, и даже мысли - были безумной игрой сумасшедшего туманника. Всё, что бы я ни делала, что бы ни совершала: было спланированно именно им.
   Первой путаницей, в планах на меня, был мой уход в ГРИММ. Но на их месте родились новые, безумные идеи.
   Я медленно вышла из камеры, при этом, не замечая ничего вокруг. Я просто шла и думала обо всём, что произошло. Так не должно было быть. Ничего этого не должно было происходить...
   Но всё это было... всё это происходило...
   Поднимаясь по лестнице, я услышала шум и крики наверху. Затем последовал звук охотничьего рога, и топот сотни ног устремился на улицу. Все бежали на этот тревожный зов, и я решила последовать их примеру.
  
   Глава 4.
  
   Оказывается, папина лаборатория была недалеко от дома. Ну а как иначе - то?
   И сейчас, на улице, пять драконов пытались сдержать антимагами последнего и сильнейшего туманника из клана Пьющих душ. Только отец на все их попытки громко смеялся и оплетал их туманом.
   Снова его безумный смех... И мой злой рёв огласил территорию.
   - Моя маленькая тень! - Прокричал отец, смеясь. - Покажи им свою мощь! Встань на защиту своего отца и творца! - И снова этот дикий смех...
   Я покажу свою силу отец... Я покажу...
   Плавно двигаясь в его сторону, я перетекала в боевую форму. Приятная тяжесть шипов по спине. Ласкающая дикость тумана. Звон треснувшего, сдерживающего мою силу ошейника. И, наконец, последний подарок отца... Крылья дракона... Они дополнили моё существо. Восполнили недостающую часть меня. Они раскрыли последние капли моего резерва и силы. Нежно-голубые крылья дракона...
   Острые наросты проявились на них, и воздух наполнился паникой и диким страхом.
   - Удалось!!! Ахах-ха-ха-ха!!! Удалось, моя тень!!! - Кричал, обезумивший отец. - Ты приняла мой подарок! Ха-ха-ха!!! - Он не переставал смеяться, а моё желание убийства всё поднималось. - Убей их, моя маленькая тень! Убей! Покажи им! - Прокричал он, тыкая пальцем на всех подряд.
   - Вилли... - Тонкого слуха коснулся голос Дара.
   Он единственный, кто чувствовал меня, кто знал меня больше остальных... Он единственный, кто стал для меня братом.
   - Это её имя? - Спросил мой дракон.
   - Её зовут Никтория Виолетт Найкост Доус... - Прошептал Дарен. - И она самый больной эксперимент...
   Его слова больно задели меня... Раньше он всегда тепло и нежно отзывался обо мне. Теперь же, в его голосе слышалась боль и гнев. Его запах стал мне неприятен, потому что единственный маг, подчинивший себе тьму изнанки, стал призывать её. Дар стал звать тьму...
   Я чувствовала, что он направит силу на меня. Он попытается убить меня, если того потребуют обстоятельства. Его глаза наполнились болью, а я оплела его руки туманом. Нежным, любящим туманом. Я заполнила его сердце своей любовью, которая была во мне по отношению к нему. Я понимала, что это единственный способ показать, что я - это до сих пор я.
   Доказать и ему, и себе, что я не безумный эксперимент, а живое существо. Я - варкхар. Монстр, который принял его. Который принял свою участь. Который подчинился когда-то ему, как хозяину.
   Губы Дарена тронула ласковая улыбка и он, мечтательно, прикрыл глаза. Он наслаждался моей лаской, а я вновь наслаждалась любимым запахом спелых вишен. Всё моё естество заполнилось моим другом, товарищем и братом. Братом духа...
   Распахнутые родные глаза и еле заметный кивок мага, дали мне команду к действиям.
   Призывая свою силу, взывая к её полной мощи, к её возможностям и, главное, моим умениям пить души, я смотрела прямо в глаза своему мучителю. Назвать его отцом у меня больше не получалось...
   - Обрушь на них свою мощь, моя тень! - Кричал он, не замечая того, что силу я собираюсь обрушить именно на него.
   Густой, злой, черный туман стал окутывать этого психа. Он стал держать его, не давая дотянуться до своей силы, а ведь всего лишь, добавила капельку силы поглощения магии варкхара. Всего каплю, но зато, какой результат.
   Только безумный экспериментатор как будто не замечал этого. Он стоял и дико смеялся в лица присутствующих, постоянно выкрикивая то моё имя, то моё прозвище.
   - Что? - Прокричал он, тогда когда я стала медленно вытягивать его душу из тела. - Что ты делаешь, тень? Ники?! Никтория!!!
   Только он называл меня первым именем. Только себе он позволял это... Именно он дал его мне, второе же - дала мать... Но не время было вспоминать всё это... Не время...
   Оскалившись прямо в лицо своего главного в жизни врага, я сильнее стала тянуть его душу. Отец пытался вырваться, пытался дозваться своего тумана, но он сам сделал меня сильнее. Он сам обрек себя на смерть...
   Глоток за глотком я тянула из него жизнь. Глоток за глотком я убивала его. Во мне не было ни капли жалости или сострадания. Я ненавидела его всем сердцем. Всем своим существом я презирала его.
   Когда до полного выхода из тела и полного перехода в меня, у души оставалось пара сантиметров, я остановилась. Остановилась не только я. Всё замерло вокруг, драконы и маги дышали через раз, боясь пошевелиться. Замер и мой туман, давая насладиться отцу последним мгновением жизни.
   - Ты не посмеешь так поступить со мной, Ники. - Грозно прошипел отец, на что я молча выпустила силу в сторону Дара.
   Теперь он получил команду к действиям и в сторону моего отца полетели три десятка заклинаний на развоплощение, уничтожение и сокрытие присутствия этого туманника в этом мире...
   Крик, наполненный болью и предсмертная агония, заканчиваются. Больше нет сумасшедшего ученого. Больше не будет этих экспериментов. Больше нет ничего, что могло бы испортить мою жизнь и жизни других существ. Больше ничего этого не будет...
   Поворачиваться к драконам и магам мне было боязно. Запах страха и ужаса продолжал всё ещё витать в воздухе. Запах смертельных заклинаний, готовых сорваться с пальцев магов, тоже был в воздухе. Напряженность и неверие тоже стали проявляться, только страх был сильнее.
   Переборов свой страх, я повернулась. Маги стояли на изготовке. От них так и веяло страхом, а в глазах, у многих, плескалась боль и прощание с родными. Им казалось, что пришла и их смерть. Потому что разъяренного варкхара, почти невозможно остановить...
   - Малыш... - Прошептал Олаф, но я его услышала. - Много места занимаешь. - Так же шепотом произнес он.
   Сначала, я сложила крылья. Они, так же как и шипы боевой формы просто растворились во мне. Затем стала уменьшаться в свой любимый размер, большой собаки.
   Всё молча следили за этими изменениями, до сих пор боясь пошевелиться. Только мои родные маги синхронно стали шагать в мою сторону, спустя секунду переходя на бег.
   Дар и Олаф опустились на колени передо мной. Они обнимали меня, окружали своей силой, наполняли меня магией, залечивая остатки ран. И я отвечала им взаимностью. Окружила своей силой, восполняя их резервы, забирая страх их душ.
   - Прости меня, милая. - Приглаживая шерсть, сказал Дар. - Я готов был сделать это.
   Что именно он готов был сделать, Дар не сказал. Я и так поняла. И приласкала его туманом. Пусть он чувствует мою веру и благодарность к нему.
   - Не делай так больше никогда, дорогая. - В тон своему другу, прошептал Олаф. - Не теряйся больше никогда.
   Лизнув их в щеки, я пошла к своему дракону.
   Леонард напрягся и был готов обернуться. Его примеру последовал второй дракон, стоявший рядом. Серые глаза сверкали ненавистью и злостью. А его запах... М-м-м... Этот слегка горьковатый, грубый запах сильного мужчины. Он завораживал, возбуждал и заставлял урчать от удовольствия...
   Только я слишком долго училась сдерживать свои чувства и эмоции. Слишком долго страдал мой дракон. И сейчас было не время придаваться сторонним эмоциям.
   Когти на руках этих драконов, сказали больше их самих. Они не хотели, чтобы я приближалась ближе. Только мне было плевать на их мнение. Я дала себе обещание вернуть моему дракону крылья и ноги. Я просто обязана это сделать!
   Растворившись прямо перед ними, я оказалась над своим драконом. Он испуганными глазами смотрел на меня, лежа на зеленой траве.
   "Доверься мне": Прошептала я своими глазами.
   "Я тебе верю": Ответили его, и я моментально вцепилась зубами в его плечо.
   Глоток - он начинает кричать. Глоток - я забираю его боль, поглощая магию драконов. Глоток - я возвращаю ему силу и восстанавливаю поврежденное тело. Глоток - на его щеках появляться легкий румянец, а не болезненная серость. Глоток - я соединяю наши мысли. Глоток - и я клянусь вернуть ему крылья и ноги...
   "Ты ведь научишь меня летать?" - Оторвавшись от его тела, мысленно произношу я.
   - Это легко. - Шепчет мне мой дракон, улыбаясь.
  
   Глава 5
  
   Он лежал, раскинув руки над головой. Он улыбался мне и только мне. Он чувствовал меня, и теперь он знал, что я не позволю ему погибнуть. И он знает, что вместе мы найдем решение и сможем вернуть ему крылья.
   "Ноги будут долго восстанавливаться. Будет больно". - Предупредила я его. Пусть лучше сразу будет готов, чем потом будет обижаться.
   "Хорошо. Я буду готов". - Уверенности в его мыслях не было, но он хотел преодолеть все трудности вместе со мной.
   "А я хочу есть" - Укладываясь рядом с ним, я стала мурчать, а руки моего дракона тут же зарылись в мою шерсть.
   - На нас смотрят как на сумасшедших, а ты про еду! - Игриво ударяя меня рукой, произнес он.
   - Леван! - Где-то за границей магического щита, крикнул Леонард. - Леван! - Его крик был всё громче и всё отчаянней, а щит содрогался уже под силой огня красного дракона.
   Но что какой-то огонь по сравнению с магией двух великих архимагов?
   "Леонард твой брат?" - Почему-то эта новость меня не очень радовала. Наверно потому что первая наша встреча не совсем удалась.
   - Старший. - Подтвердил мои опасения Леван.
   "Хочешь, уйдем на охоту?"
   - Как? - Разглядывая узоры расплавлявшегося огня, поинтересовался мой дракон.
   Лизнув его, я стала увеличиваться. Нам предстояло хорошенько поохотиться. Мне, при этом, исполнять роль ещё и лошади.
   "Садись". - Я снова лизнула его, и легла так, чтобы Леван смог спокойно сесть на меня.
   За время, что он провел в темнице, он более или менее научился обходиться со своей проблемой. Теперь-то он знает, что я помогу ему вернуть ноги, и приобретенные навыки вскоре не понадобятся вовсе.
   Разместившись на мне, он произнес:
   - Я ледяной дракон, если что. - Потрепав меня по холке, он сжал пальцы.
   Призвав туман, и составив из него маленькую картинку поляны с костром, я направила этот туманный узор в сторону моих магов. Они синхронно улыбнулись, рассматривая моё художество. Кроме них мало кто мог понять, что в этой серой, вечно меняющейся массе, показан наш небольшой план на оставшуюся часть дня.
   Прошла буквально минута, когда Олаф протянул Левану сумку со всем необходимым. Зная ректора ГРИММа, в этой сумке может быть что угодно, но главное, что там точно лежат пара ножей и самозаряжающихся амулетов, которыми можно разжигать огонь.
   Отдаваясь на власть своей стихии, я лаской прошлась по рукам моих магов. Грозным рёвом оглушила драконов и с чистой совестью умчалась в лес.
   Туманная долина, всегда была полна лесов. Сейчас мы были с западной стороны от Гнилых болот. Мне дико хотелось отправиться туда, но я не могла вернуться к матери. Она любила меня. По-своему любила, но... но эта любовь была очень далекой и поверхностной. Да. Она пришла, когда была мне нужна больше всего, и это был один единственный раз...
   В детстве она уделяла мне время только по вечерам, напевая колыбельные, а днем уходила учить сестёр. Со мной это было невозможно делать, потому что кровь сумасшедшего туманника во мне была выше...
   Дом... Он был именно таким, каким я его помнила. Все эти тропы, запахи, звуки. Раньше, конечно, ощущения были слабее, потому что была обычной полукровкой, а, теперь, в роли варкхара, я чувствовала и видела гораздо больше. И моя радость от нахождения на территории дома, была так же увеличена.
   Было хорошо... Родные места всегда придают силы. И как хорошо, что сейчас я дополню их погоней, азартом и сытным обедом.
   Пробегая по знакомым тропам, я всё думала о произошедшем. Правда последние несколько метров до удобной поляны, я обдумывала вывод, исходящий из всех этих событий. И он был один: я рада тому, что осталась жива. Я счастлива, ощущать на своей спине моего дракона. И я уверена, что теперь-то моя жизнь наладится...
   Высокий куст лесной малины перегородил путь, и, перепрыгнув его, мы оказались на поляне. Она почти не изменилась за столько лет... Те же весенние цветы, распускали свои лепестки. Та же зеленая трава, мягким ковром стелилась под лапами. И совсем неизменное пение птиц...
   Остановившись возле поваленных деревьев, и дождавшись пока Леван пересядет на них, я стала отбегать к деревьям и собирать ветки для костра. Спустя минут десять на поляне трещал огонь, наполняя воздух легкой гарью.
   "Я скоро вернусь. Если что, кричи".
   - Хорошо. - Ответил мне Леван, подкидывая ветки в костер.
   И я умчалась на охоту.
   Зайцы разбегались в разные стороны, но они не были так быстры, как им хотелось. Поймав пяток ушастых, я вернулась к своему дракону.
   "Сможешь их разделать и приготовить?" - Подтаскивая бревно для разделки к его ногам, спросила я.
   - Смогу. А ты куда? - Погладив по голове, спросил он.
   "Ещё побегаю и вернусь".
   Мягкая весенняя трава стелилась под лапами. Ветки деревьев стремились к небесам, а птицы заливались нежной трелью. Пробегая мимо них, я порыкивала от удовольствия. Я наслаждалась своей свободой и силой. Я наконец-то поняла, что ни смотря, ни на что я жива. И я буду непременно счастлива.
   Вот в таком возвышенном настрое, я и наткнулась на стадо оленей.
   С ними было сложнее, чем с зайчатками, но я всё же поймала одного молодого оленя. Перекусив немного, я потащила свою добычу дракону. Может он тоже захочет оленятинки...
   "Вилл". - Тревожный зов последовал с поляны.
   "Что?" - Моментально откликнулась я, готовая бросить эту тушу и бежать к нему.
   "Тут мой брат прилетел. Гневается сильно и хочет тащить меня домой".
   Бросив свою добычу, я переместилась на поляну. Леонард стоял ко мне спиной.
   - Леван, я всё сообщил отцу и он нас ждет. Ждет уже сегодня. - Нависая над моим драконом, говорил Леонард. - И ещё он сообщил о твоей помолвке с дроу. - Обреченно добавил он.
   - Что? - Опустив руки, прошептал Леван. - Какая помолвка??? Ты сообщил отцу, что я теперь??? Сказал, что я теперь не дракон, а так...
   - Брат.
   - Заткнись! - Срываясь на крик и размахивая руками, нервно говорил Леван. - Мне не вернуть ноги, так сказали лучшие маги и целители в вашем отряде. Мне не вернуть крылья, потому что потерять крылья это уже смерть! И ты говоришь мне о какой-то свадьбе с дроу??!!
   "Здесь недалеко есть река, Леван". - Вмешиваясь в его крикливый монолог, произнесла я. - "Сейчас начнем восстанавливать хотя бы твои ноги. Скажешь Леонарду, чтоб просто готовил ужин".
   Проявившись рядом с красным драконом, я подошла к Левану. Спустя минуту он уже сидел на моей спине и нервно дергал шерсть.
   - Я не знаю, что задумало это животное. - Проговорил он, посмотрев на брата. - Просто приготовь этих зайцев.
   - Леван!
   - Просто приготовь их, Лео. Просто приготовь.
   До быстротечной реки было всего пара минут бегом. Я честно не знала, чем обернется моя задумка, да и получится ли у меня хоть что-нибудь. Я просто надеялась, что смогу помочь моему дракону хотя бы с ногами.
   Прыгнув в воду с разбега, я стала звать сестер. Для такой сильной магии нужна была жертва. И какую жертву потребуют водные хранители, я знала. Знала, что можно предложить им взамен, но от того было ещё больнее...
   Я - болотница третьего лунного дня зимней слезы, призываю хранителей водной стихии.
   Я - последняя туманница Пьющих душ живых и возвращающая жизнь родных, призываю своих водных сестер.
   Я прошу подводный мир помочь мне восстановить поврежденные ткани тела дракона.
   Я приношу жертву. Жертву на крови дракона, позволяющей сиять драгоценным камням в розовом цвете.
   Я - последнее туманное дитя, прошу помощи у моей стихии...
   Дракон дрожал на моей спине, но молчал. Вода то бурлила, то затихала, обдумывая мои слова. Но стихия не может отказать... Тем более за такую жертву...
   Из воды стали появляться сгустки. Сперва маленькие, потом всё больше и больше. Они касались моего дракона. Они изучали его. И они согласились помочь мне...
   Семь водных сестер. Семь ручьев Туманной долины...
   - Тебе придется принять нашу форму, туманное дитя.
   Прожурчало прямо над ухом.
   "Лев, сейчас сядешь на берегу. Главное чтобы ноги касались кромки воды".
   - Мне страшно. - Пригнувшись к моему уху, прошептал он.
   "Я рядом, мой дракон. Я помогу. Верь мне, прошу".
   - Я тебе верю. - Проговорил он, присаживаясь на берегу реки.
   Я совершенно не была готова оборачиваться. Моя слабая половина не была готова, потому что до сих пор было больно... Только мой дракон был важнее... Я снова чужие желания ставила превыше своих...
   Обернувшись, я стала звать туман и смешивать его с силой воды. Тянуть боль и восстанавливать тело, начиная с самого малого. Крупица за крупицей. Миллиметр за миллиметром...
   Вода глушила крики и собирала ручейки крови в белоснежные морские раковины. Сестры подпитывали меня своей силой, поддерживая открытые раны на кожных покровах дракона...
   Крики сильно отвлекали и мешали. Мне было неприятно делать больно своему дракону, но сейчас это было просто необходимо...
   Когда сил осталось совсем немного, когда кровь была собрана в ракушки, я, в последний раз потянула боль из тела моего дракона.
   - Больше сейчас нельзя, туманное дитя. - Запела весенняя капель.
   - Спасибо.
   - Мы должны тебе, туман. Мы просто должны тебе... - Печаль весеннего водного побега, слышалась в каждом журчании букв.
   - Почему?
   - Не спасли...Не уберегли при рождении... Прости, туманное дитя... Прости... - Шепот капели растаял так же как и все мои сестры.
   Легкий поцелуй в мягкие губы моего дракона и мы уставшие лежим, слушаем дыхание друг друга.
   - Это больно. - Сорванным голосом, шепчет он.
   - По-другому никак. Прости меня. - Шепнула я в ответ.
   - Спасибо. - Сжав меня в своих объятиях, Леван приподнялся и осмотрел свои ноги. - Сантиметров десять, да?
   - Да. - Прижав его ладонь к своей щеке, прошептала я.
   Какие-то десять сантиметров в его длинных ногах. Что они могут изменить? Какие-то десять сантиметров, из возможных шестидесяти... Я не смогу снова сделать ему больно. Только по-другому никак... За всё надо платить...
   - Это невероятно... - Возле кромки воды стоял Леонард. - Я не мог там сидеть, когда мой брат так кричал. - Пояснил он на мой гневный взгляд. - Сколько раз ему придется так мучаться? - Задавая этот вопрос, Лео с надеждой вглядывался в мои глаза.
   - Раз пять ещё.
   - Я не выдержу... - Голос Левана, всё ещё не восстановился, вызывая в моей душе новую волну стыда. - Это больно.
   - Прости.
   - Ничего. - Улыбка у него получилась какая-то вымученная.
   - Ты обещал мне встать на крыло. - Обняв Левана за шею, прошептала я.
   - Давай учиться. - Отвлечь его от грустных мыслей всё же получилось.
   Обернувшись, я стала облизывать его лицо и громко мурчать. Леван смеялся и пытался отбиться от меня, но я снова и снова доставала его своим языком.
  
   ОБНОВЛЕНИЕ
   Глава 6.
  
   - Вилл, махать нужно двумя крыльями, а не одним! - Терпение Леонарда, наконец таки, кончилось.
   До самого вечера я старалась научиться летать. Лео и Лев сперва спокойно подсказывали, объясняли, а потом, первым сорвался мой Леван, за ним, спустя час, сорвался на крик и учитель военной академии. И все это лишь потому что я не чувствую воздух крыльями. Они как будто живут отдельно от меня.
   Для того чтобы взлететь нужно легко поймать воздушный поток, а я не могу. Взмах получается лишь одним из крыльев.
   "Это бесполезно! Я не чувствую воздух. Это не моя стихия!" - Прорычала я в голове у Левана, и легла возле костра.
   - Прости меня. - Прошептал он, и уже громче добавил: - Мы с детства чувствуем и воздух и своего дракона. И крылья мы можем раскрыть в свой первый оборот. Тебе же сложнее... - Отвернувшись, он совсем тихо прошептал: - Каким же чекнутым надо было быть, чтобы вообще сотворить подобное...
   Я не злилась на его слова, хотя они сильно задели. Ещё одно дорогое для меня существо считает меня безумным экспериментом, а не живой. Только мой дракон прав...
   - Давайте уже спать. А утром я вас и понесу. - Как-то обреченно проговорил Леонард.
   - Давай. - В тон ему ответил Лев, укладываясь на самодельном лежаке на земле.
   Ложась между ними, я всё думала о том, почему у меня не выходит взлететь. Я чувствую крылья, но не могу почувствовать ими. Слишком мало времени прошло, как я их обрела. Слишком тяжело мне дается осознание того, что у меня крылья дракона.
   Да мы связанны большим, чем просто кровная связь. Да я верю в то, что у нас всё получится, и мы с ним справимся со всеми сложностями. Да я верю, что у нас получится вернуть ему его часть. Но я не верю в себя. Я не верю в то, что после всего произошедшего я осталась собой.
   Я больше не верю в то, что я всё такая же - слегка эгоистичная, но верная; слабая болотница с маленьким резервом, но сильнейшая неизведанная тварь нашего мира. Я не могу понять, за что мне всё это. Почему из пяти сестёр такой жребий выпал мне? Почему?
   Засыпая рядом с моим драконом, я всё так же перебирала различные варианты исхода событий, но никак не могла подобрать оптимальный. Уже днем мы будем у драконов, а что произойдет там - я не знаю.
   Утром Леонард, как и обещал - обернулся и долго ждал, пока мы разместимся на нем. Обнимая руками моего дракона, я продолжала думать о том, как нам выбираться из этой ситуации.
   Ветер трепал волосы. Обдувал своей легкостью и свободой. Под ногами, от каждого взмаха крыльями, перекатывались стальные мышцы дракона.
   Я тоже хочу научиться летать. Я тоже хочу ТАК чувствовать силу воздуха. Скользить по небу. Ловить ветреные потоки и жить, жить небом.
   Леван грустил. Сильно грустил и в его голове то и дело проскакивали мысли о том, что он больше никогда не сможет взлететь. В такие моменты, я чуть сильнее сжимала пальцы на его животе, а он в благодарность теснее прижимался ко мне спиной и мысленно дарил свою улыбку.
   Однако, и этой идиллии наступил конец. Надежда, что мы по прилету отправимся в покои Левана, умерла в тот момент, когда ближе к горным хребтам стало появляться всё больше и больше драконов. Каждый стремился прорычать приветствие. Каждый считал, что его долг сопроводить братьев, поэтому пришлось раствориться в своей стихии и держать Левана уже ей.
   Ещё при подлете к горам, было видно, что на посадочной площадке столпилось куча народа. Все они всматривались в небо, и, заприметив Лео с нами на спине, подняли самый настоящий гул. Каждый стремился перекричать другого. Выразить свою радость возвращению этих драконов домой.
   То тут, то там звучали их имена. И тут, и там выкрикивали свои поздравления драконы. Почти каждый воспевал хвалу в честь освобождения моего дракона из рук ужасного психопата.
   В дикой какофонии этих звуков совершенно не было слышно, как милорд Росс вкатил на площадку странное приспособление в виде кресла на колесах. Он стоял чуть в стороне, крепко сжимая пальцы на спинке этого кресла.
   Воздух всё больше наполнялся ликованием и радостью, когда Лео заходил на последний вираж. Но стоило ему ступить лапами на площадку, как наступила тишина. В недоумении драконы и те немногие, кого допустили к созерцанию прилета, смотрели на то, как Леонард совершенно не торопится оборачиваться. Смотрели на моего дракона и тихо открывали рты.
   И именно в этот момент отчетливо проступил шум катившегося по вековому камню, кресла. Радость сменилась недоумением. Тишина нарушилась шепотом, а в воздухе запахло гнилью.
   Стоило Левану оказаться в кресле, как многие драконы презрительно поджали губы, стоило им только взглянуть на ауру моего дракона. По всей территории сперва тихо, но потом всё громче и громче зазвучал приговор:
   "Бескрылый урод", "Калека"...
   Душа моего дракона трепетала в своем горе, а запах наполнился кислым привкусом. Только маска на его лице ничего не выражала. На этой публике он вел себя так, как будто все происходит не с ним. Высоко подняв подбородок, Леван с гордостью взирал на драконов. Только руки его дрожали. Только душа кричала от обиды...
   Ласкаясь туманом в его руках, я приняла свою уменьшенную форму и свернулась маленьким серым комочком у него на коленях.
   "Я рядом" - мурча в его голове, прошептала я.
   "Я знаю" - совсем тихо ответил мне мой дракон.
   - Сын! - Разрушил такую гнетущую обстановку мужчина лет семидесяти на вид, с полностью седой головой и дикой болью в голубых глазах. - Мой мальчик. Мой маленький мальчик. - смахнув слезу, он быстро преодолел оставшееся расстояние до нас.
   - Папа. - Прошептал Лев, сжимая пальцы на камзоле отца.
   - Как же так-то? Как же так? - Все шептал и шептал при это милорд. - Отведите моего сына к нему в покои. - Ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил он, быстро удаляясь с площадки. - И помогите ему там со всем.
   Леван молчал, боясь оттолкнуть отца какими-нибудь резкими словами, что сейчас крутились в его голове. Он совершенно не хотел появляться здесь и становиться такой обузой для своих соплеменников. Тем более что сейчас они имеют полное право в открытой форме показывать свое истинное отношение к нему.
   Милорд Росс и Лео постарались огородить моего дракона от столь прямых взглядов и слов, но кто мешаем шептаться за спиной в полный голос, доставляя тем самым удовольствие себе, совершенно не обращая внимания на чувства других?
   Под едкие фразы, целенаправленные обидные шутки про "бескрылого", мы вчетвером удалились с площадки.
   Широкие коридоры, освещенные рядом магических светляков, сменились лестницей, а затем и широкими проходами с дверями. К одной из таких дверей мы и приблизились.
   В комнате нас уже ждали три молоденьких служанки, которые при виде въезжающего кресла сильно побледнели. Спрыгивая на пол с коленей моего дракона, я поймала нотки дикой жалости от девочек, сквозь которые едва-едва пробивалась обреченность на ответную любовь. От кого именно шел этот аромат я не знала, но оставила себе заметку на память, поговорить об этих девочках с Леваном.
   -Ванну господину и потом принесите ужин. - Тем временем отдавал указания Лео.
   - Да милорд. - Синхронно кивнул, служанки разбрелись выполнять поставленные задачи.
   Две девочки отправились готовить горячую ванну, а одна, за которой так и тянулся шлейф дикой тоски, боли и жалости, убежала за ужином.
   "Кто та девочка, что ушла за едой?" - Отвлекла я своего дракона от его грустных мыслей, в которые он всё глубже погружался.
   "Полукровка из небольшой семьи в деревне. Её отдали за долги в услужение аристократии. Когда была война, то многие погибли, а у простого люда не было возможности платить налоги. Кто-то откупался едой или шкурами, но кто-то просился на работу, соглашаясь на минимальную оплату. Правда, большинство уже работают на полную ставку. И Элая одна из таких служанок. Вот и все что я знаю родная".
   - Ванна готова господин, - Не поднимая глаз от пола, произнесла выбежавшая из ванны служанка.
   - Свободны. - Строго произнес Лео и покатил кресло к высокой голубой дверке.
   Росс остался сидеть в кожаном кресле в гостиной, а мы пошли купаться. Легкий пар струился над небольшим бассейном с мраморной голубой плиткой по дну.
   Вообще я заметила, что голубой и синий - это любимые цвета моего дракона. Это были цвета его зверя и он, как любой представитель своей расы, любил свой цвет. Любил сливаться с ним...
   Жаль, что теперь это ему не доступно....
  
  
  
  
  
  
  
  

29

  
  
  

Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"