Альба Георг: другие произведения.

Либретто

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА БОЛОТАХ

  

МЮЗИКЛ

  

(Криминальные сцены для солистов и инструментального ансамбля.)

   Либретто по мотивам повести А. Конан-Дойла "Собака Баскервилей"

Действующие лица:

   1) Шерлок Холмс - тенор
   2) Доктор Ватсон - баритон
   3) Сэр Генри, наследник поместья, - тенор.
   4) Стэплтон, дальний родственник (местный натуралист), тайный претендент на наследство, - тенор.
   5) Миссис Стэплтон, его жена, выдающая себя за сестру, - меццо-сопрано.
   6) Миссис Лайонс, одинокая дама, живущая по соседству, - меццо-сопрано.
   Женский вокальный ансамбль (сопрано, альты).
  

N1 Вступление (звучит скрипка соло - незатейливая мелодия Холмса).

N2 Пролог.

   Хор: Запев: Где-то там средь топей скрыта тайна.
   Древняя легенда еще жива.
   Страшная собака днем и ночью бродит.
   Вой ее ужасен, гласит молва!
  
   Там укрылся дьявол, ждет он жертву,
   В образе собаки он предстанет ей.
   Страшное проклятье рода Баскервилей,
   Злобный посланник царства теней.
  
   Припев: Болота, болота, бескрайние болота,
   Мрачные болота, зловещие холмы!
  
   Запев: Там укрылся дьявол, ждет он жертву, в образе собаки он предстанет ей.
   Страшное проклятье рода Баскервилей,
   Злобный посланник царства теней.
  
   Припев: Болота, болота, бескрайние болота,
   Мрачные болота, зловещие холмы.
  

N3 Из газет.

   Ватсон (читает): Скоропостижная смерть сэра Чарлза произвела на всех сильное впечатление. Сэр Чарлз был вдовец. Несмотря на свое большое состояние, он жил скромно. По свидетельству доктора Мортимера, сэр Чарлз страдал болезнью сердца. Обычно перед сном он любил гулять по знаменитой тисовой аллее Баскервильхолла. Посреди аллеи есть калитка, что ведет на болота. Труп был найден в самом конце аллеи. Никаких следов на теле не обнаружено. Вскрытие показало наличие застарелого порока сердца, что значительно облегчает следствие. Ближайшим родственником сэра Чарлза является Генри Баскервиль, сын среднего брата. Но он живет в Канаде. Приняты меры, чтобы разыскать его. Он получит большое наследство.... А древняя легенда рода Баскервилей гласит:
  

N4 Легенда

   Хор: В те давние времена поместьем владел Гуго,
   И слыл он во всей округе человеком безбожным и грубым.
   Гуго влюбился в девушку, жившую неподалеку.
   Она избегала его, противясь грозному року.
  
   Но Гуго похитил ее
   И спрятал в своем поместье,
   Затем надругался над ней,
   Забыв о понятии чести.
  
   Пленница выбралась ночью
   И тайно покинула дом.
   Пустилась бежать по болотам,
   Не зная, что будет потом.
  
   Злодей, обнаружив пропажу, велел оседлать коней,
   И ночью через болота погнался в погоню за ней!
  
   За ним и прислуга помчалась,
   И вскоре увидели все
   Два тела лежащих поодаль
   На темной болотной земле.
  
   Беглянка скончалась на месте,
   А грозный ее властелин
   Лежал с перекушенным горлом -
   Собака стояла над ним.
  
   Собака с тех пор наводила
   На жителей ужас и страх...
   Легенда живет и поныне в таинственных этих местах.

ДЕСТВИЕ ПЕРВОЕ .

КАРТИНА ПЕРВАЯ "Кабинет Холмса".

N 5 Беседа

   Холмс: - Ну, и что же?
   Ватсон: - А, по-вашему, неинтересно?
   Холмс: - Интересно, даже очень! А теперь сообщите мне о фактах, не попавших в печать.
   Ватсон: - Как сказал мне врач сэра Чарлза, все последние недели,
   Страх лишил его постели,
   Были нервы на пределе.
   Не ходил он на болота,
   Слепо верил он в преданье,
   Опасался увидеть кого-то,
   Кто ему принесет страданье.
  
   Люди слышали, однако, говорю я вам как другу,
   Ночью выла там собака и пугала всю округу.
  
   Тот, кто первым нашел тело,
   Утверждает, но не смело,
   Что он видел тем скорбным утром на земле след мощной лапы.
  
   Все соседи всполошились,
   Их сильна в легенду вера,
   Ночью и днем покоя лишились -
   Это призрак убил сэра.
  

N6 Куплеты сыщиков и сцена.

   Холмс: - Вы, человек, науки, слушаете всякий вздор!
   Ведь, верить в подобные слухи, для детектива позор!
   Ватсон: - Да я и сам не знаю,
   Верить чему предпочесть.
   Призрака в сеть поймать - для детектива ли честь?
   Холмс: - Мало ли есть привидений
   В замках, обычно старинных.
   Опыт их ловли бывает обременительно длинным.
   Ватсон: - Я ведь и сам понимаю,
   Нечего верить в сей бред.
   Для дедуктивного метода
   Это помеха и вред!
   Холмс: - Ну, и прекрасно, коллега,
   Много решать надо -
   Дел с прицепом телега.
   Тут не до козней ада!
   Ватсон: Полностью с вами согласен,
   Буду писать протокол...
   Только вот, где улики?
   С этим у нас прокол...
   Холмс: - Прежде воров и бандитов ловили ночью и днем.
   Но не случалось ни разу делать то мире ином?

(молча думают)

   Ватсон: - Скажите мне тогда,
   как должен я с наследником вести себя?
   Он в Лондон прибыл на неделе, остановился он в отеле.
  
   Холмс: - А есть ли другие претенденты?
   Что говорят агенты?
   Ватсон: - Есть младший брат,
   который умер
   от лихорадки в Новом Свете.
   Сам же покойный был бездетен.
   Холмс: - Советую вам, доктор Ватсон:
   Беседовать с ним мы будем:
   Фактов новых раздобудем.
   Ватсон: - Тогда за ним поеду,
   нас вместе ожидайте.
   Пока нас здесь не будет,
   В детали вы вникайте...
  

N7 Холмс один.

   Холмс: - Да, история пикантна и, особенно, в деталях...
   Может, действительно,
   дьявол захотел в это вмешаться.
   Не будем этим мы смущаться,
   А станем искать его слуг.
  
   Пособник из плоти и крови стоит за делами Фантома.
   Причем здесь следы собаки, найденные у дома.
   Всего лишь две задачи решить предстоит вначале:
   Свершилось ли здесь убийство, и как его совершали?
  
   Имел я богатый опыт,
   Но с этим столкнулся впервые.
   Обычно и режут и грабят,
   Но чтобы собаками выли?
  
   Никак поиграть мне на скрипке пора,
   Предаться звучаниям нежным.
   Появятся вдруг и улики тогда
   В сим деле вполне безнадежным.
  
   О скрипка моя, помощник и друг,
   Двину смычком и вправо и влево.
   Не отличаюсь я грацией рук,
   Но вдруг проклюнется дело.
  
   Без звуков проблему не в силах решить -
   Скрипка, иди на помощь.
   Когда я играю, во мне говорит
   Гения сыска голос.
   (пиликает нехитрую мелодию и задумывается)
  
  
   N8 Интерлюдия (звучит ария Командора из оперы Моцарта "Дон Жуан").
  

N9 Сцена с сэром Генри

   Холмс: - Как вам понравилась Англия? С ней вы так долго были в разлуке.
   Сэр Генри: - Детство мое прошло в Канаде да и в Америке долго я жил.
   Поэтому жизни английской уклад сильно я подзабыл.
   Холмс: - А не случалось ли с вами теперь, по приезде, каких-нибудь странных
   историй.
   Сэр Генри: - Это, смотря потому, что вы считаете странным. Ну, например, вот
   недавно в отеле у меня пропал башмак.
   Холмс: - Было бы весьма нелепо считать это просто кражей. Вряд ли такое
   нормально. Наверное, кто-то решил подшутить... Ну, а какие в дальнейшем строите планы?
   Сэр Генри: - Сразу, и не медля, в поместье я собираюсь прибыть.
   Холмс: - Поезжайте с одной оговоркой.
   Сэр Генри: - Какой?
   Холмс: - Ватсон отправится с вами.
   Сэр Генри: - Я угодил в детективный роман. Что означает такая опека?
   Холмс: - Ватсон расскажет вам все по дороге...
  
  

КАРТИНА ВТОРАЯ "Поместье".

N10 Ария сэра Генри.

   Сэр Генри: - Древнее поместье, старый замок.
   Сколько здесь случалось разных бед.
   А теперь скрывают мрачные своды тайны свои,
   Камни молчат.
  
   Помнят эти стены буйное веселье,
   Вереницы предков пировали здесь.
   А теперь скрывают мрачные своды, тайны свои,
   Камни молчат.
  
   Факелы пылали, пелись песни,
   Жарились туши на вертелах.
   А теперь скрывают мрачные своды тайны свои,
   Камни молчат.
  

(музыкальный отыгрыш)

   Страсти бушевали в этих стенах.
   Бились на турнирах рыцари двора.
   А теперь скрывают мрачные своды тайны свои,
   Камни молчат.
  
  

N11 Сцена

   Ватсон: - Меня нисколько не удивляет, что дядя ваш, живя здесь, ждал какой-то
   беды.
   Сэр Генри: - Но подождите, не пройдет и полгода, - я проведу электричество...
   Здесь засияют лампы, вспыхнут тысячи солнц, я украшу аллеи гирляндами разноцветных фонариков, наподобие китайских. Вы были в Китае?
   Ватсон: - Не довелось.
   Сэр Генри: - Какая жалость! А я был. Тогда бы вы по достоинству оценили мой
   замысел!
   Ватсон: - Тогда уж вам стоит огородить именье Великой Китайской Стеной, а?
   Сэр Генри: - Ценю ваш тонкий юмор, дорогой доктор.
   Я бы с удовольствием показал вам дом, но прислуга сделает это лучше меня. До свиданья, Доктор Ватсон.
   Холмс: - До свидания, сэр Генри, и помните, когда бы я вам не понадобился,
   днем или ночью, посылайте за мной!
  

N12 ПЕСЕНКА НАТУРАЛИСТА

  
   Степлтон: - Знаю я все тропы на болоте,
   Исходил их вдоль и поперек.
   Я с утра до ночи на охоте
   И со мной мой верный друг сачок.
  
   Изучил я здешних насекомых,
   И вступаю с ними в диалог.
   Нету в их среде мне незнакомых -
   Каждого занес я в каталог.
  
   Все нуждаются во мне как в друге,
   Я слыву любимцем всей округи.
   В ловле мошек я артист:
   Стэплтон, натуралист!
  
   Не страшны мне топи и трясина,
   Прыгаю по кочкам я легко.
   Почва под ногами как резина -
   Прыгнуть можно очень далеко!
  
   Каждой ночью кваканье лягушек
   Жителей выводит из терпенья.
   Обожаю этих милых душек,
   Радость доставляет мне их пенье!
  
   Все нуждаются во мне как в друге,
   Я слыву любимцем всей округи.
   В ловле мошек я артист:
   Стэплтон, натуралист!
  

(пантомима - ловля бабочек)

N13 Речитатив

   Стэплтон: - Доктор Ватсон, простите, мою смелость! Мы здесь народ
   нецеремонный и не дожидаемся приглашений. Может, обо мне вы слыхали? Я Стэплтон, натуралист, и живу здесь по соседству. Надеюсь, сэр Генри не очень устал с дороги?
   Ватсон: - Нет, спасибо! Он хорошо себя чувствует.
   Стэплтон: - Мы боялись, что после смерти дяди, наследник не захочет здесь
   жить. Я, полагаю, что этот случай не внушил наследнику суеверный
   страх?
   Ватсон: - Не думаю!
   Стэплтон: - Вы, конечно, знаете легенду про ужасную собаку?
   Ватсон: - Да, знаю!
   Стэплтон: - Легенда овладела его умом и сердцем и привела его в итоге к
   печальному исходу.
   Ватсон: - Откуда вы узнали, что он страдал недугом?
   Стэплтон: - Оповещен был другом.
   Он доктор Мортимер.
   Ват. - И значит, вы решили, что сэра Чарлза просто до смерти напугала какая-то
   собака, и умер он от страха?
   Ст. - У вас, быть может, будут другие аргументы?
   Ват. - Мне мало что известно: отдельные моменты.
   Ст. - А мистер Холмс, тот знает ответ на все вопросы?
   Вт. - Откуда вам известно?
   Ст. - Да все здесь очень просто...
   Зачем же мы играем как дети в кошки-мышки?
   Живя в глуши, мы знаем, что вы известный сыщик.
   А сам-то мистер Холмс, не хочет ли приехать?
   Вт. - Не может бросить Лондон, - в делах погряз по горло.
   Ст. - Как жаль, ведь он то смог бы решить тут все вопросы!
   И вы, как я надеюсь, здесь тоже не случайно?
   Вт. -О нет! Я просто в гости приехал к сэру Генри.
   Ст. - Я вас прекрасно понял: молчание и тайна...
   Хочу быть вам полезен, готов ко всем услугам.
   Располагайте мной как самым верным другом...
   Простите, вас покину - редчайшая находка.
   Гоняюсь, целый месяц - не улетай, красотка!
  

(устремляется за бабочкой)

N14 Миссис Стэплтон (Ария).

  
   Миссис: - Пекрасны болота в осеннюю пору,
   Бескрайний простор открывается взору.
   Цветы увядают, травы желтеют,
   Краски бледнеют.
  
   Седые холмы одиноко встали,
   Над ними летают воронов стаи,
   Бабочки порхают, птицы кричат,
   Топи молчат.
  
   Очень давно, в бронзовый век,
   Здесь обитал человек:
   Он хижины строил, в шкурах ходил,
   Охотился, скот разводил.
  
   Жизнь здесь печальна очень,
   Призраки бродят ночью.
   Плачет трясина, воет трясина, и приходят на ум нам
   Мрачные думы.
  

(инструментальное соло)

N15 Речитатив и песня.

   Мисс: - Уезжайте ради Бога, возвращайтесь в Лондон!
   Говорю вам не напрасно -
   Находиться здесь опасно!
   Ватсон: - Почему же возвращаться? Только я приехал!
   Мисс. - Вам назад опять пора -
   Я желаю вам добра!
   О, мой брат! Идет он снова.
   Ни, ни, ни! Ему ни слова...
   О. я подам вам идею -
   Сорвите вон ту орхидею!
   У нас их осенью много. Сейчас же они отцветают.
   Печальные птицы над ними летают!
  
   Здесь орхидей море,
   Море цветов безбрежно.
   И забывается горе,
   Цветом скрывается нежным.
  
   Я мечтаю одна средь цветов, часто гуляя здесь.
   Птицы со мной говорят без слов.
   В этом мой мир и есть.
  
   Это любимый мой цветок,
   Он вызывает мечту.
   Сорвите ту, что у ваших ног!
   Да, да, вон ту! Вон ту!
  
   Детство свое провела я в глуши,
   Да и росла как цветок.
   Только привыкший к этой тиши,
   Красоту оценить мог.
  
   Стрекозы и птицы -подружки мои,
   С вами делюсь сокровенным.
   В даль улетают и ночи и дни,
   Счастью же быть непременно.
  
   Это любимый мой цветок,
   Он вызывает мечту.
   Сорвите ту, что у ваших ног!
   Да, да, вон ту! Вон ту!
  
  

(Вбегает натуралист)

N16 Сцена

   Натуралист: - Ах, это ты, сестра! И вы подружиться успели?
   Мисс. - Да, воплощая мою идею,
   Сэр Генри сорвал для меня орхидею!
   Нат. - Вот так потеха! Какой водевиль!
   И это сэр Генри?
   Мисс. - Да, Баскервиль!
   Ватсон: - Нет, мне не нужен титул чужой!
   Я друг сэра Генри, клянусь головой!
   Нат. - Доктор Ватсон умен и учтив,
   Да и, к тому же, он детектив...
   Простите, вас покину! Редчайшая находка.
   Гоняюсь целый месяц. Не улетай, красотка!
  

(Снова убегает)

   Мисс. - Я прошу у вас прощенья за свою ошибку.
   Обо всем, что говорила, вас прошу, забудьте!
   Ват. - Не могу забыть об этом, - вы так волновались!
   Что же угрожает жизни сэра Генри?
   Мисс. - Я и брат, мы очень часто посещали сэра Чарлза.
   Угнетен он был преданьем о чудовищной собаке.
   И когда сэр Чарлз скончался, всей округе стало ясно,
   Он боялся не напрасно.
   И наследнику, быть может, угрожает та же участь.
   Увезите сэра Генри вы из этого поместья -
   За судьбу его боюсь я!
   Ват. - Если вы лишь только это сообщить хотели,
   Почему же так боялись, если брат услышит?
   Мисс. - Брат бы страшно рассердился, знай,
   Что я влияю как-то на наследника поместья.
   Он не хочет, чтоб именье пустовало...
   А теперь пора идти мне. Прощайте, доктор Ватсон!
   Ват. - Прощайте, миссис Стэплтон!
  

N17 Ариозо Холмса.

   Холмс: - Этих мест унылость, впрочем, нелишенных мрачного величья,
   С каждым днем все глубже проникает в душу.
   Не смотря на это, общий друг наш Генри по уши влюбился в милую свою соседку.
   Брат ее, ботаник, недоволен этим. Бабочек с утра и до ночи гоняет.
   Новые детали в деле сэра Чарлза появились:
   Обгоревшая записка найдена в камине.
   Удалось прочесть обрывок странного посланья:
   "ровно в десять жду вас у калитки".
  

(Инструментальный отыгрыш)

   Почерк на конверте был типично женский.
   Письмецо вручили в роковое утро.
   Вместо подписи стояли две буквы: "Эл, эл".
  
   Как сообщил мне доктор Мортимер, есть некая миссис Лаура Лайонс, одинокая дама, которая живет неподалеку.
  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

КАРТИНА ТРЕТЬЯ.

  

N18 Вступление.

(Звучит Ария Царицы Ночи из оперы Моцарта "Волшебная флейта", Лаура Лайонс изображает перед зеркалом пение.)

N19 Допрос (на фоне той же музыки).

   Ватсон: - Добрый день, миссис Лайонс! Я доктор Ватсон. Веду следствие. Мне
   хотелось о покойном сэре Чарлзе побеседовать с вами.
   Лаура: - Что именно вас интересует?
   Ват. - Вы были знакомы с ним?
   Лаура: - Если бы не он, мне пришлось бы голодать.
   Ват. - Вы переписывались с ним?
   Лаура: - Объясните цель этих вопросов?
   Ват. - Цель только одна: избежать неприятной для вас огласки.
   Лаура: - Хорошо, я согласна! Что вы хотите узнать?
   Ват. - Часто вы ему писали?
   Лаура: - Ну, от силы, пару раз, воздавая благодарность за его великодушье.
   Ват. - А встречались с ним вы лично?
   Лаура: - Это было крайне редко.
   Ват. - Если редко вы общались, почему же он настолько был в заботы
   посвящен, что оказывал вам помощь?
   Лаура: - И не один он мне помогал. Помогали и другие, например, любезный
   Стэплтон! Нас то он и познакомил.
   Ват. - А в своих письмах к сэру Чарлзу вы просили о свиданье?
   Лаура: - Я считаю неуместным, доктор Ватсон ваш вопрос!
   Ват: - Извините, но я должен! Я должен повторить его опять.
   Лаура: - Хорошо, я вам отвечу. Не просила я о встрече!
   Ват. - Даже в день его кончины?
   Лаура: - Даже в этот самый день!
   Ват. - Видно, память вас подводит. Я могу слова напомнить той коротенькой
   записки: "...будьте в десять у калитки".
   Лаура: - Значит, нет на свете честных и порядочных мужчин!
   Ват. - Вы к нему не справедливы, он исполнил вашу просьбу... Но бывает, что
   читаешь и сгоревшее письмо... Ну, теперь вы признаетесь. Что писали сэру Чарлзу в тот его последний день?
   Лаура: - Да, писала! Да, писала! Но мне нечего стыдиться! Я о помощи просила.
   Знала я, что не откажет, если с ним поговорю!
   Ват. - Почему в столь поздний час добивались вы беседы?
   Лаура: - Знала я, что уезжает он на утро и надолго. А придти к нему пораньше и
   сама я не смогла.
   Ват. - Почему же у калитки, в темном парке место встречи? Разве дома не удобней говорить при свете лампы?
   Лаура: - Вы считаете приличным даме в дом идти в столь поздний час?
   Ват. - Хорошо, так что же было, когда встреча состоялась?
  
   Лаура: - Никуда я не ходила.
   Ват. - Миссис Лайонс! } 2 раза
  
   Лаура: - Я клянусь вам, помешали мне увидеть сэра Чарлза.
   Ват. - Кто же вам расстроил встречу?
   Лаура: - Не могу назвать я имя!
   Ват. - Почему же?
   Лаура: - Это дело личное мое!
   Ват. - Так выходит - заманили, и его настигла смерть? Криминал здесь
   очевиден. Это все не в вашу пользу!
   Лаура: - Ладно, я признаюсь! Не пошла я на свиданье. Потому что получила помощь раньше от другого!
   Ват. - Почему не сообщили сэру Чарлзу об отмене?
   Лаура: - Я бы так и поступила, если б не прочла в газете о его внезапной смерти. Я теперь вам все сказала и мне нечего добавит...
  

(Музыкальный фрагмент)

N20 Музыкальная интерлюдия.

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ "ГОСТИНАЯ В БАСКЕРВИЛЬХОЛЛЕ"

N21 Фамильные портреты.

   Холмс: - Великолепные портреты! А имена их вам известны?
   Ватсон: - Родословную свою связь сэр Генри объясняет очень долго.
   Хол. - Кто же этот джентльмен с подзорной трубой?
   Ват. - Контр-адмирал Баскервиль, служивший в Вест-Индии.
   Хол. - А вон тот в синем сюртуке, со свитком в руках?
   Ват. - Это сэр Вильям Баскервиль, входивший в палату общин.
   Хол. - А этот в камзоле, как раз против меня?
   Ват. - Об этом речь особо: это тот самый злодей Гуго!
   Хол. - А ведь по виду он тихий, скромный. Я представлял себе другого.
   Ват. - Да, но портрет подлинный. Сзади имя и подпись.
   Хол. - Он на какого-то похож...
   Ват. - Да на сэра Генри!
   Хол. - Да это наш охотник до бабочек!
   Ват. - Поразительное сходство! В самом деле, его портрет.
   Хол. - То, что он Баскервиль, не вызывает сомнений. Значит, и он наследник! Ват. - Вот он последний пробел в этом туманном деле.
   Хол. - Ваша голова, что моя скрипка - также сообразительна: скоро и сам "мотылек" в нашем сачке будет биться! (водит по воздуху рукой, изображая игру на скрипке).
  

N22 Беседа

   Генри: - Рад вас видеть, господа! Мистер Холмс, вы как маршал. А Ватсон, как генерал накануне великой битвы!
   Холмс: - Это, в самом деле, так: доктор Ватсон выполняет приказы.
   Ген. - Вот и я готов к заданию.
   Ват. - Очень кстати вы пришли... Как известно. Стэплтон звал вас сегодня на ужин?
   Ген. - Надеюсь, и вы пойдете. Чета лишь будет рада.
   Хол. - Нет, к сожаленью! Мы возвращаемся в Лондон.
   Ген. - А как же я один? Я тоже поеду с вами!
   Хол. - Нет, вам нельзя покидать именье. Вы остаетесь здесь. И вот еще вам один совет: вы к Стэплтонам в карете поезжайте, а вот назад... извольте уж пешком.
   Ген. - Как же я пешком один по болотам после всего, что было?
   Хол. - Да, если вам жизнь дорога!
   Генри: - Я все исполню, как вы говорите. Я вам целиком доверяю.
   Холмс: - Вот и прекрасно, на том и прощайте!
   Ватсон (в сторону): - Мы все скоро увидимся вновь.
  

N23 Баллада влюбленных.

   Генри: - Я познакомился с ней недавно.
   Вот и нашел подругу.
   Время проводим славно,
   Мы созданы друг для друга.
  
   Нам хорошо гулять вечерами
   По холмам среди травы и цветов.
   Как растет любовь между нами
   Говорят глаза лучше слов.
  
   Есть лишь одна причина,
   Которая все отравляет -
   Владельца именья кончина
   В сердце тревогу вселяет.
  
   Она говорит: мне здесь опасно. И нету ей покоя!
   Каждую ночь на болотах Ужасно кто-то воет.
  
   Просит меня покинуть местность, считая, что так будет лучше.
   Я говорю ей: поедем вместе, отныне мы неразлучны!
  
   Миссис Стэплтон: - Нам хорошо гулять вечерами по холмам среди травы и
   цветов.
   Как растет любовь между нами, говорят глаза лучше слов.
  
   КАРТИНА ПЯТАЯ "МЕСТНОСТЬ ВОЗЛЕ УСАДЬБЫ СТЭПЛТОНОВ".
  

N24 Засада

   Холмс: - Вот, наконец, мы у цели.
   Тише ступать старайтесь.
  
   Ватсон: - Бронежилет надели?
   С ним не расставайтесь.
  
   Хол. - Да, местность не из приятных -
   Кочки, болота, холмы...
  
   Ват. - Где эта злючка-собака,
   Вот и выясним мы?
  
   Хол. - Эти камни послужат ширмой...
   Ват - Здесь и устроим засаду.
   Хол. - Вид для обзора обширный.
   Ват. - Видимость то, что надо!
   Хол - Вижу в комнате два силуэта:
   Стэплтон и наш наследник.
   Ват. - Где же скрывается женщина эта?
   Где же ее собеседник?
   Хол. - Смотрите, коллега, Стэплтон покинул дом!
   Ват. - Вот он пошел по дорожке,
   Остановился потом.
   Хол. - Слышите скрежет ключа в замке?
   Он отпирает сарай.
   Слышите там возню в темноте
   И глухой собачий лай?
   Ват. - Туман застилает все кругом,
   Туман застилает тропинку.
   Стэплтон снова направился в дом,
   В руках у него ботинок.
   Хол. - Сейчас будем тихи как мыши,
   Хозяин прощается с гостем.
   Ват. - Шаги сэра Генри слышу,
   И стук его верной трости.
   Хол. - Нам пора вслед за другом!
   Скрипнула дверь сарая.
   Ват. - Птица взметнулась с испугу,
   Ночь огласилась лаем.
  

N25 Поединок

  
   Хор, комментируя действие:
  
   То была собака черная,
   Из пасти вырывалось пламя.
   А глаза метали молнии -
   Прямо дьявол перед вами!
  
   Вот она несется навстречу сэру Генри.
   Он остановился нервно,
   Затем всплеснул руками -
   Значит дело скверно!
  
   Замер он в скорбной позе,
   Считая минуты эти.
   Его бледность так заметна
   Даже при лунном свете.
  
   Тот, кто уязвим, тот и смертен.
   Чудовище завыло от боли,
   Затем повалилось на землю -
   Поединок был окончен!
  

N26 Финал

   Все участники: С мифом покончено разом,
   Не страшен он нам боле.
   Снова господствует разум
   И торжествует воля.
  
   Миф о собаке развеян.
   Ее отныне не стало.
   Сыщик, отвагой овеян,
   Глядит устало.
  
   Вот и разрешилась загадка,
   Мучившая стольких людей:
   Порок наказан, порок наказан,
   Погиб злодей!
  
   Жижа трясины сомкнулась над ним,
   Земля наказала его.
   Теперь страх не будет мучить в округе
   Уже никого.
  
   Сэр Генри с милой подругой
   Зажили спокойно в поместье.
   ("Как хорошо гулять вечерами...")
   А сыщики, как обещали,
   В Лондон вернулись вместе.
  
   Мисс Стэплтон и сэр Генри: - Древнее поместье, старый замок.
   Сколько здесь случалось разных бед.
   И теперь открыли мрачные своды тайны свои,
   Камни кричат.
  

(звучит быстрая веселая музыка ловца бабочек - пролетает так и не пойманный им экземпляр).

   Сэр Генри: - Прекрасны болота в осеннюю пору.
   Бескрайний простор открывается взору.
   Цветы увядают, травы желтеют,
   Краски бледнеют.
   Мисс Стэплтон: - О, я подам вам идею:
   Сорвите вы мне орхидею!
   У нас их осенью много.
   Сейчас же они отцветают.
   Холмс и Ватсон: - Там скрывался дьявол, ждал он жертву.
   В образе собаки представлялся ей.
   Страшное проклятье рода Баскервилей,
   Злобный посланник царства теней!
   Все: - Болота, болота, бескрайние болота,
   Мрачные болота, зловещие холмы. (повт. 2 раза)
  
   Вот разрешилась загадка, мучившая стольких людей:
   Порок наказан - погиб злодей!
  
   И снова в квартире на Бекер стрит
   Ярко в камине огонь горит.
   Двое друзей неразлучных время проводят в спорах научных!
  

КОНЕЦ

Ю р и й М а р к и н

САКСОФОНИСТ

  

Блюзовые сцены для солистов и инструментального квартета (концертная мини-опера).

  

Либретто автора по новелле Хулио Кортасара

"Преследователь".

Перевод с испанского М. Былинкиной.

(Первая репетиция в ЦДРИ - 17 сентября 1997 года. Премьера - 6 ноября 1997 года в ЦДРИ).

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   ОН, саксофонист - тенор.
   ОНА, подруга саксофониста - меццо.
   ДРУГ, музыкальный критик - баритон.
  
   Музыканты его ансамбля: 1й - тенор, 2й - баритон, 3й - бас.
  
   Инструментальный ансамбль: саксофон-альт, фортепиано, контрабас, ударные.
  

N 1 "Звукозапись".

Занавес. Студия звукозаписи. Играет трио.

   2й музыкант: - Если сам Бог бродил по грешной земле, то он забрёл бы в эту студию, где мы парились!
   1й музыкант: - Где мы парились! Запись должна была начаться ровно в три, а он явился только в пять.
   3й музыкант: - Только в пять!
   2й: - Только в пять!
   1й: - ... и заладил о каких-то урнах.
   2й: - Урнах!
   3й: - Урнах! Потом пригоршнями стал вытаскивать из карманов и сыпать на пол листья, которые он набрал в парке.
   2й: - Он набрал!
   1й: - Он набрал!
   2й: - Потом всё-таки мы начали играть.
   Все: - Не студия! Не студия! Ботанический сад!

(соло саксофона)

  
   1й: - Когда мы закончили, он заявил, что всё вышло чертовски плохо! Понятно, ни мы, ни оператор, не придали значенья его словам.
   Все: - Так как одно его соло стоит в тысячу раз дороже всего, что каждый день слышишь вокруг. Он же просто осатанел и грозился выбить все стёкла, если запись не сотрут.
  

N2 "Комната в отеле" (Она и друг).

   Она: - Он всё время психует, как мы вернулись с гастролей. Он так хорошо играл везде, и я была счастлива.
   Он всё время страдает, как мы вернулись из турне. И я за него волнуюсь. Придёт ли к нему снова успех?
   Он так хорошо играл. Публика ревела от восторга. А теперь он всё время психует, курит и пьёт беспробудно. Я за него беспокоюсь. Сумеет ли он вновь вернуться к джазу?
   Друг: - Откуда он мог достать наркотики?
   Она: - Не знаю, не знаю...
   Друг: - Действительно он хорошо играл?
   Она: - Мне кажется, как никогда! Ребята из ансамбля рассказывали.
   Друг: - Вы сейчас совсем без денег, наверно?
   Она: - Вот есть контракт... Если начнём послезавтра...
   Друг: - Вы думаете, что он сможет?
   Она: - О, конечно, если вы...
   Друг: - Я постараюсь помочь.
   Она: - Вы верный друг!
   Друг: - Я постараюсь помочь.
   Она: - Я так волнуюсь...
  

N3 "Сцена" (Он, она и друг).

   Он: - Ты мне верен как горечь во рту!
   Друг: - Давненько не виделись! Месяц. Не меньше.
   Он: - Тебе только время считать. На всё цепляешь номера. И она не лучше! Знаешь, почему она злая?
   Друг: - Почему?
   Он: - Потому, что я потерял саксофон!
   Друг: - Как же тебя угораздило?
   Он: - В метро! Я его под сиденье положил. Так приятно было ехать, зная, что он под ногами.
   Она: - Он вспомнил уже в отеле. И я помчалась в полицию.
   Он: - Какой-нибудь бедняга будет тужиться, звук выжимать. Ха-ха! Сакс паршивый был. Самый плохой из всех!
   Друг: - А другой достать нельзя?
   Она: - Пытаемся! Самое плохое, что контракт...
   Он: - Контракт, контракт! Подумаешь, контракт! Надо играть, а игре конец. Ни сакса, ни денег на покупку!
   Друг: - Когда начинать?
   Он: - Не знаю! Может, сегодня...
   Она: - Нет! Послезавтра.
   Он: - Все знают и дни и часы. Все, кроме меня! Головой поклялся бы, что играть сегодня. Головой поклялся бы, скоро пора идти.
   Она: - О чём толковать, ведь всё равно саксофона нет?
   Он: - Как о чём толковать? Есть о чём! Послезавтра это послезавтра. А завтра это "послесегодня". И даже "сегодня" ещё не скоро кончится. Забыть бы о времени, да выпить бы чего-нибудь горяченького и крепкого...
   Она: - Подожди немного. Вода уж закипает.
   Он: - Я не про кипяток! Я не про воду! Я всё больше понимаю, что за штука время... О, да!
  

N4 "Баллада-монолог о времени".

   Он: - Музыка помогает разобраться в этом фокусе. Кое в чём я разобрался ещё мальчишкой. Дома у меня творилось чёрт знает что. Только и говорили о долгах. Поэтому дома время никогда не текло. Музыка вырвала меня из времени... Или напортив! Окунула меня в его поток.

(импровизация солиста).

   Поэтому дома время никогда не текло. Музыка вырвала меня из времени, или напротив, - окунула меня в его поток. Но это время совсем не то, в котором мы все плывём. Это время совсем не то!
  

N5 "Сцена" (Он и его музыканты).

   Музыканты (все): - Контракт на целый месяц! Контракт на целый месяц! Две недели в ресторане! Два концерта и грамзапись!
   Он: - Мне же хочется пить и курить! Мне же хочется пить и курить!
   Музыканты: - Контракт на целый месяц! Контракт на целый месяц! Две недели в ресторане! Два концерта и грамзапись!
  

(соло саксофона)

   Он: - Пить и курить!
  

N6 "Блюз о зеркале".

   Он: - Люди думают, мол, во всяком деле есть верх трудности и потому аплодируют трюкачам, акробатам и мне. Я не знаю, что им при этом кажется. В жизни по-настоящему трудные вещи совсем иные. Они вокруг нас. Это всё кажется самым простым. Я стал глядеть на себя в зеркало. Это было страшно трудно. Этот тип в зеркале не я!
  

N7 "Оценка друга".

   Друг: - В нём нет ни грамма величия. Я раскусил его с первого дня. Попытки самоубийства и курение марихуаны подтверждают: в нём нет ни капли величия. Но я восхищаюсь им за это ещё больше.
   По сути, он просто шимпанзе, желающий научиться читать. Бедняга, бьющийся головой о стену. Ничего не достигающий, но продолжающий биться.
   Но если однажды подобный шимпанзе научится читать, это будет катастрофа, всемирный потоп!
  

N8 "Блюз об урнах".

   Он: - Я бы хотел летать без воздуха. Но ведь урны существуют. Я вчера опять видел их целое поле. Страшно идти между урнами и знать, что один иду среди них и чего-то ищу. А урна посреди дороги самая большая, полная почти голубой пыли.
   Во всём виноваты урны! Поля, забитые урнами. Сплошь одни невидимые урны, зарытые на огромном поле! Я там шёл и всё время спотыкался.
   И, наконец, понял, что поле сплошь забито урнами, которых сотни. Тысячи! И в каждой пепел умершего.
   Я нагнулся и стал сгребать землю, пока одна урна не показалась из земли. Она оказалась пустой. Потому что она для меня!

(соло саксофона)

   Я бы хотел летать без воздуха!
  

N9 "Она о нём".

   Она: - Женщины всю жизнь крутятся вокруг него. Это неудивительно. Вовсе необязательно быть женщиной, чтобы испытывать его притягательную силу.
   Самое трудное - вращаться вокруг него, не сбиваясь с орбиты как хороший спутник, как хороший критик.
   Неизмеримо труднее уловить сущность его, чем понять любого другого. И при этом он самый, сто ни наесть, вульгарный. Самый обыкновенный. Человек, которого можно подбить на всё.
   Женщины всю жизнь крутятся вокруг него...
  

N10 "Блюз о хлебе".

   Он: - Вот хлеб на скатерти. Вещь как вещь. Хорошая. Ничего не скажешь. Цвет чудесный. Аромат. В общем, я одно, а это совсем другое!
   Но если я к нему прикасаюсь, протягиваю руку и беру его, ведь тогда что-то меняется. Я ощущаю, что это тоже существует в мире.

(соло саксофона)

   Вот хлеб на скатерти. Вещь как вещь!
  

N11 "Последняя баллада".

   Она: - Меня стало беспокоить выражение его лица, его возбуждение, его вспыльчивость, его капризы и причуды.
   Меня стало беспокоить и его поведение. Он всё время болтал о каких-то полях...
   Друг: - В последние дни он сильно обрюзг и при ходьбе сопел, и тяжело дышал. В последние дни он очень постарел, и всё время болтал о каких-то урнах...
   Она: - Он был жалкий бродяга с интеллектом ниже среднего.
   Друг: - Он был жалкий бродяга с прирождённым талантом музыканта.
   Она: - Он способен был создавать шедевры, не осознавая...
   Друг: - В нём не было величия.
   Она: - Он был прост.
   Друг: - В нём не было зазнайства.
   Она: - Он был скромен.
   Друг: - В нём ни грамма не было корысти.
   Она: - Он был добр.
   Друг: - Последние его слова были:
   Музыканты: - "Слепи мою маску! Слепи мою маску! Слепи мою маску! Слепи мою маску!"
  
  

Конец.

Юрий Маркин.

"Семь ночей царя Соломона" или

"Девушка из виноградника".

Одноактная опера по повести А. И. Куприна "Суламифь".

Либретто автора

Действующие лица:

      -- Суламифь, девушка из виноградника - меццо.
      -- Соломон, царь - баритон.
      -- Элиав, стражник - тенор.
      -- Астис, царица - контральто ( или тенор ).
      -- Вокальный ансамбль или смешанный хор.
  
        -- Инструментальное вступление.
        -- Эпиграф:
   Хор: Положите меня как печать на сердце твоем,
   Как перстень на руке твоей.
   Потому, что крепка как смерть любовь
   И жестока как ад ревность.
   Стрелы ее - стрелы огненные!
  
        -- Ария Соломона (стихотворение В. Брюсова.)
  
   Народам высшей волей рока
   В их долгой жизни суждены:
   То испытанья тьмы жестокой,
   То радость в блеске вышины.
  
   И тот велик, кто в испытаньях
   народ свой поддержать умел,
   кто был врачом в его страданьях,
   учителем достойных дел.
  
   Но счастлив тот, кому судила
   судьба вести народ свой ввысь,
   в ком века благостная сила
   и сила личная слились!
   Таков был я, судьбы любимец,
   Я гордый баловень веков,
   Царь Соломон Ерусалимец,
   Давида сын, певца псалмов.
  
   Что реяло лишь из тумана
   Пред взором вещего отца,
   Я дивный ученик Нафана,
   Осуществить мог до конца.
  
   Устроил царство, трон построил,
   Превыше тронов корабли
   Слал за море, судил и правил,
   Чтим племенами всей земли.
  
   И храм воздвиг, земное чудо,
   Где мрамор, кедр и кипарис
   Скрыл в яркость яшм и изумруда,
   А злато - в блеск пурпурных риз.
  
   И мне служил Хирам строитель,
   Египет отдал в жены дочь...
   Царицы шли в мою обитель,
   Чтоб близ меня изведать ночь.
  
   Народ, величьем ослепленный,
   Дивясь торжественной судьбе,
   Шептал, что некий дух, пленённый мной,
   Содействует повсюду мне...
  
   Что, вскрыв земли и моря недра,
   Несет он злато и жемчуг,
   Алмазы и Ливана кедры
   Ко мне с толпой незримых слуг.
  
   Что, внемля моему заклятью,
   Они трепещут предо мной...
   Но соломоновой печатью
   Запечатлел я подвиг свой!
  
   Я над людьми, недостижимый,
   Властитель четырех стихий,
   Встал как орел неудержимый,
   Как мощный лев, как мудрый змий! (Повт. 3 раза)
  
        -- Песня девушки.
  
   Суламифь: День дохнул прохладою,
   Убегают тени прочь.
   Утро сладкой влагою
   Прогоняет ночь.
  
   Виноград мой созревает,
   Соком наливается.
   Разве часто так бывает,
   Что мечты сбываются?
  
   О любви мечтаю я
   Чистой и прекрасной.
   И сама теперь подобна
   Ягоде созревшей, красной.
  
   Кто он будет мой избранник,
   Молод и красив, и строен?
   Пахарь он, пастух иль странник?
   Или, может, воин?
  
   Кто сорвет мой плод созревший?
   Жду я, замирая.
   Кто со мной вкусить захочет ?
   Все блаженства рая?
  
   Виноград мой созревает,
   Соком наливается!
   Разве часто так бывает,
   что мечты сбываются?
  
        -- Речитатив.

   Соломон: - Ты хорошо пела, девушка. Ты так прекрасна!
   Суламифь: - Ты смеёшься надо мной? Погляди, как опалило меня беспощадное солнце. Погляди, как я черна!
   Соломон: - О нет! Солнце сделало тебя еще красивее!
  

6.Песня царя.

   Соломон:- Зубы твои как ягнята белы,
   Щёки как зрелый гранат!
   Кудри как стадо на склоне горы,
   Губы, что алый закат!
  
   Очи - озёра без дна - глубоки!
   Шея как башня Давида стройна!
   Как грациозны движенья руки.
   Под луной ты такая одна.
  
   Суламифь: - Башня Давида?
  
   Соломон: - Много щитов на башне висит.
   То - всё щиты побежденных.
   Вот и я, побежденный твоей красотой,
   Так же туда щит повешу.
   Под луной ты такая одна! (Повт. 2 раза).

7.Сцена и дуэт.

   Суламифь: - Скажи мне кто ты?
   Соломон: - Я пастух, моя красавица.
   Сул. - Неужели я поверю? Лицо твое не огрубело от ветра и не обожжёно солнцем, а руки нежны и белы. На тебе дорогой хитон. Одна пряжка на нем стоит всей годовой платы за мой виноградник! Ты, верно, из людей близких царю?
   Сол. - Ты угадала! Я из царской свиты... А теперь ты мне скажи свое имя.
   Сул.- Я Суламифь, мой пастух! А как тебя зовут?
   Сол. - Я Соломон, так же как и царь! Скажи мне, где ты живешь?
   Сул.- Не гляди так на меня! Твои глаза волнуют меня...
   Сол. - Мёд каплет из уст твоих! О иди скорей ко мне!
   Сул.- Нет! Оставь меня! Я не хочу, не могу!
   Сол. - Иди скорей ко мне! Я хочу тебя!
   Сул.- Нет! Оставь меня! Я не хочу, не могу!
   Сол. - Иди скорей ко мне! Я хочу тебя!
   Сул - Пусти меня!
   Сол. - Ты хочешь! Я не пущу!
   Сул. - Пусти меня!
   Сол. - Ты хочешь! Я не пущу!
   Сул. - Приходи сегодня ночью.
   Сол. - Скажи, где ты живешь, и я приду.
   Суламифь: - Я буду ждать...
  

8.Инструментальная интерлюдия.

9. Встреча.

   Суламифь: - Что, если он не придет сегодня? Ведь это чувство посетило меня... Приди скорей, мой возлюбленный! Я жду тебя, приди ко мне! Вдруг, если что-то помешает ему? А чувство крепнет ежечасно моё... Будь быстр как лань, как молодой олень! Я жду тебя. Приди!
   Соломон (входит): - Отвори мне дверь, голубица моя. Голова моя покрыта росой.
   Суламифь: - Ах, кудри его полны ночной влагой.
   Соломон: - Утро близится, голос горлицы доносится с гор.
   Суламифь: - Возлюбленный мой, царь жизни моей, лобзай меня лобзаньем своим!
   Соломон: - О, Суламифь! Красота твоя грознее сотни полков!
   Сул. - О,Соломон!
   Сол. - О, Суламифь!
   Сул. - Возлюбленный мой, царь жизни моей, лобзай меня лобзаньем твоим!
   Сол. - О, Суламифь! Ты догадываешься, кто пред тобой стоит?
   Сул. - Нет, я не знаю. Кто же ты?
   Сол. - Я царь, любовь моя!
   Сул. - Я хочу твоей быть рабыней!
   Сол. - Семьсот жён я знал и триста наложниц имел, но единственная, это ты! Это ты, прекрасная моя! Увидят тебя и все превознесут, и поклонятся тебе и восхвалят тебя все женщины земли! О, Суламифь! Тот день, когда ты станешь моей женой и царицей, будет самым счастливым для моего сердца!
   Сул. - Возлюбленный мой, царь жизни моей, лобзай меня лобзаньем своим!
   Сол. - О, Суламифь, красота твоя грознее сотни полков! О, Суламифь, тот день, когда ты станешь моей женой и царицей, будет самым счастливым для моего сердца!
  

10.Хоровая Интерлюдия.

   Хор: Так посетила царя, величайшего и мудрейшего из царей, его первая и последняя любовь. Много веков прошло с той поры. Были царства, были цари. Не осталось даже их следа. А любовь бедной девушки и царя никогда не забудется во век, ибо крепка как смерть любовь!
  

11. Храм Изиды (оркестр, пантомима, танцы).

12. Песнь Элиава.

  
   Элиав: Тайны дворца я надежно храню.
   Храню как зеницу ока.
   Лишнего слова не пророню
   Даже под пыткой жестокой!
  
   Предан царю и царице душой,
   Я вижу разлад между ними.
   Царь наш захвачен любовью большой,
   Ну, а царица в унынье.
  
   Познав Суламифь, охладел Соломон
   К царице своей, египтянке.
   Ни разу к себе не позвал её он,
   Отвел ей он место служанки.
  
   Она же в отместку, ревнуя и злясь,
   Страдая от горькой обиды,
   Неистовым оргиям вдруг предалась
   Со жрецами из храма Изиды.
  
   Однажды, шутя, и меня позвала
   царица с ней ночь провести.
   Плодов мне запретных вкусить дала,
   Способных с ума свести.
  
   С тех пор тоскую по телу её,
   По чувственным, жарким объятьям.
   И если сердце попросит моё,
   Готов ей его отдать я!
  
   Царица Астис, позови, я приду!
   Услышать хочу твою речь.
   Любую беду от тебя отведу.
   Всегда наготове мой меч!
  

13. Диалог.

   Астис: - Это ты, Элиав?
   Элиав:- Это я, госпожа.
   Астис: - Расскажи мне все, что знаешь о царе, и об этой девчонке из виноградника.
   Элиав: - О, как любишь ты его, царица!
   Астис: - Говори!
   Элиав: - Что я могу тебе сказать? Сердце мое терзает ревность!
   Астис: - Говори, говори!
   Элиав: - Никого еще царь не любил как её.
   Астис: - Говори, говори!
   Элиав: - С нею он не расстается даже на миг. Глаза его сияют от счастья.
   Астис: - Говори!
   Элиав: - Он как раб лежит возле ее ног...
   Астис: - Говори дальше!
   Элиав: - О, как ты терзаешь меня, царица!
   Астис: - Говори, говори!
   Элиав: - А она сама нежность и ласка, и кротость.
   Астис: - Элиав, хочешь, я сделаю тебя царем, и ты станешь моим властелином? Каждый мой взгляд, каждое слово, каждое дыхание будут твоими... Но взамен ты пойдешь и убьёшь их обоих!
  

14.Элегия (оркестр).

15. Седьмая ночь.

   Суламифь: - Как зовется вон та звезда, возлюбленный мой?
   Соломон: - Это священная звезда. Души людей на ней живут после смерти.
   Суламифь: - Может быть, и мы с тобой тоже окажемся там?
   Соломон: - Мы встретимся с тобой, Суламифь, но не узнаем друг друга. Сердца же наши будут стремиться навстречу, потому что в прежних жизнях мы уже встречались, только не помним об этом.
   Суламифь: - Нет, царь! Я помню, как ты стоял под моим окном. Я тогда узнала тебя, и радость страха овладела мной. Скажи, мой царь, если я завтра умру, будешь ли ты вспоминать девушку из виноградника?
   Соломон: - Не говори так никогда! Ты избранная Богом! Ты настоящая! Ты царица души моей, и смерть не коснется тебя.
   Суламифь: - Слышишь? Это в храме Изиды закончилось таинство... Мне страшно, прекрасный мой! Темный ужас проник в душу мою. Я не хочу смерти! Я еще не успела насладиться в объятьях твоих. Обними меня и прижми крепче к себе! Положи меня как печать на сердце твоем, на мышце твоей...
   Соломон: - Не бойся, Суламифь! Так же как смерть сильна любовь! Отгони грустные мысли!
   Суламифь: - я хочу тебя просить о чем-то...
   Соломон: - Всё, что хочешь, проси!
   Суламифь: - Прошу тебя, когда настанет утро, вместе пойдем туда, в виноградник.
   Соломон: - Конечно, Суламифь!
   Суламифь: - Туда, где зелень и кипарисы, и кедры.

(вдалеке раздается шум).

   - Подожди, милый. Я слышу шаги... Сюда идут.
   Соломон: - Что с тобой, дитя моё? Что испугало тебя?
  

16. Месть.

   Хор: Дверь распахнулась и быстро, и беззвучно Суламифь метнулась навстречу чьей-то тени! Сверкнул блестящий меч, и Суламифь упала, пронзенная насквозь!
   Соломон: - Кто принудил тебя, Элиав?!
   Элиав: - Царица Астис, повелитель!
   Соломон: - Выйди и скажи своей страже, чтоб тебя стерегли!
  

17. Прощание. (Финал).

   Суламифь: - Благодарю тебя, мой царь, за всё! За твою любовь, за твою красоту, за мудрость твою. Дай мне поцеловать руки твои! Не отнимай их от уст моих до тех пор, пока последнее дыхание не отлетит от меня. Никогда еще не было никого счастливей меня! Не было и не будет! Благодарю тебя, мой царь, за все! Вспоминай свою девушку из виноградника!
   Соломон: - До тех пор, пока люди будут любить друг друга, пока красота души будет самой сладкой мечтой, до тех пор, клянусь тебе, имя твоё во веки веков будут произносить с благодарностью!
  

(инструментальный эпизод)

   Суламифь: - Никогда еще не было никого счастливей меня! Не было и не будет!
   Соломон: - Не было и не будет!
   Суламифь: - Благодарю тебя, мой царь...
   Сол. - Моя любовь!
   Сул. - За всё!
   Сол. - Мы снова встретимся с тобой на той звезде!
   Сул. - Вспоминай свою...
   Сол. - И будем вместе навеки!
   Сул. -... девушку из виноградника!
   Хор: - Сильнее смерти любовь!
   Сол. - Мы снова встретимся с тобой на той звезде!
   Сул. - Вспоминай свою...
   Сол. - Я буду помнить тебя!
   Сул. - ... девушку из виноградника!
   Хор: - Сильнее смерти любовь!
   Суламифь и Соломон (вместе): - Сильнее смерти любовь!
   Хор: - Сильнее смерти любовь!
   Суламифь, Соломон и хор (вместе): - Сильнее смерти любовь! Только любовь, только любовь, только любовь!
  
  

Конец оперы.

14. 11. 2007. (15 : 02)

Юрий Маркин.

  
  

ЮРИЙ МАРКИН

ПРО МАРГАРИТУ И МАСТЕРА

  

Одноактная джазовая опера в 14-ти эпизодах

Либретто автора по роману М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита"

Действующие лица:

   1. Мастер - тенор
   2. Маргарита - меццо
   3. Иван Бездомный, поэт - тенор
   4. Николай Босой, домоуправ - баритон
   5. Следователь - бас
   6. Воланд - бас
   7. Пилат - баритон
   8. Азазелло - тенор
   9. Левий Матвей - тенор
  
   смешанный хор или вокальный ансамбль
  
  
  

ПРОЛОГ

   N1. Инструментальное вступление.
  
   Хор:
  
   В белом плаще с кровавым подбоем
   Шаркающей, кавалерийской походкой
   Ранним утром четырнадцатого
   Месяца Нисана в крытую колоннаду
   Между двумя крыльями дворца
   Ирода Великого вышел Прокуратор
   Иудеи, всадник Золотое Копьё,
   Понтий Пилат.
   (инструментальный проигрыш)
  
   Хор:
   Тьма, пришедшая со Средиземного моря,
   накрыла ненавидимый Прокуратором город.
   Исчезли висячие мосты,
   Исчезли висячие мосты
   Со страшной Антониевой башней!
   Опустилась с неба бездна
   И залила крылатых Богов над гипподромом,
   Хасмонейский дворец,
   Хасмонейский дворец,
   Базары, караваны, переулки, пруды...
  
  
  
  

ДЕЙСТВИЕ N2

КУПЛЕТЫ ИВАНА

(Поэт находится в психбольнице)

   Иван:
   А почему я, собственно, так взволновался
   Из-за того, что Берлиоз попал под трамвай.
   Ай, ай!
   В конечном счете, ну его в болото!
   Кто я ему, кум или сват?
   Если как следует провентилировать этот вопрос,
   Выходит: я его толком и не знал.
   В самом деле, что о нем мне было известно?
   Лишь то, что он был лыс и красноречив!
   Что же я взбесился на этого Консультанта?
   К чему погоня и вся эта возня?
   ( инструментальный отыгрыш)
   Про то, что голову отрежут ведь, все-таки он знал заранее.
   Как же не волноваться? О чем, товарищи, разговор?
   Что здесь дело не чисто, это понятно даже ребёнку.
   Он личность незаурядная на все сто!
   Человек лично был знаком с Пилатом.
   Что же ещё надо?
   И вместо глупой сцены, надо было расспросить его.
   Что было далее с Пилатом и с этим арестованным?
   А я, чёрт знает, чем занялся?
   Кто же я при этом?
   Кто же я при этом?
   Дурак, дурак, дурак,
   Дурак!
  
  

N3

ДОПРОС ДОМОУПРАВА

(В кабинете у следователя)

   Следо-
   ватель:
   - Вы Никанор Иванович Босой,
   Председатель домкома номер триста два бис по Садовой?
   Домо-управ:
   -Я - Никанор, конечно, Никанор!
   Но какой же я, к шуту, председатель?
   Следо-
   ватель:
   -То есть как?
   Домо-управ:
   -А так! Ежели я председатель,
   то сразу же должен был установить,
   что он - нечистая сила...
   А то, что же это?
   Пенсне треснуло, и весь в рванине...
   Какой же это может быть у иностранца переводчик?
   Следо-
   ватель:
   -Вы про кого говорите?
   Домо-управ:
   -Коровьев, Коровьев!
   В пятидесятой квартире у нас засел!
   Пишите: Коровьев, шестой подъезд - он там!
   Его немедля надо изловить.
  
   Следо-
   ватель:
   -Откуда ты взял валюту?
   Домо-управ:
   - Бог истинный, Бог всемогущий все видит! А мне туда и дорога. В руках никогда не держал! Господь меня наказует за скверну мою. Брал, не спорю, бывало - прописывал за деньги. Брал, но советскими, а валюты я не брал! Желаете, землю буду есть, что не брал! А Коровьев - он черт!
  
  
  

N 4 АРИЯ МАСТЕРА

   Мастер
   - Она несла в руках букетик желтый,
   цветов, что первыми зовут весну.
   Свернув с Тверской в проулок, обернулась,
   И я тот час последовал за ней.
  
   Мне показалось, лишь меня узрела
   Она в безликой уличной толпе.
   Она была не столь красива, сколь печальна,
   С диким одиночеством в глазах.
  
   Любви фонтан ударил, как из-под земли,
   И нас сразила страсть как нож бандита,
   Как молния, пол неба расколов.
   Казалось, что, не зная, друг о друге,
   Мы были влюблены давным-давно.
   Любви фонтан ударил, как из-под земли,
   И нас сразил как нож бандита.
  
   Она ко мне под вечер приходила,
   А ждать ее я начинал с утра.
   Вот скрипнула калитка, сердце сжалось.
   Ее шаги я слышу над окном.
  
   Никто не знал о нашей тайной связи,
   Хранили в тайне мы любовь от всех.
   Мы поняли тогда, что будем неразлучны,
   Что друг для друга созданы навек.
  
   Любви фонтан ударил как из-под земли,
   И нас сразила страсть как нож бандита,
   Как молния, пол неба расколов.
   Казалось, что, не зная друг о друге, мы были влюблены давным-давно.
   Любви фонтан ударил, как из-под земли,
   И нас сразил как нож бандита.
  
   Я лихорадочно работал над романом,
   Она взахлеб читала рукопись мою.
   Она была в восторге от Пилата,
   И Мастером я стал в ее глазах.
  
  
  

(Танец- пантомима)

   Мастер
   И вот закончил я роман, и все перевернулось,
   Вся жизнь теперь летела кувырком...
   В литературный мир, попав впервые,
   Я вспоминаю это с ужасом теперь.
  
   Я напечатал лишь фрагмент романа,
   Но вызвал бурю возмущения вокруг.
   Все критики обрушились лавиной,
   В газетах запестрели гневные статьи.
  
   Такая неудача, словно молот,
   Ударила меня по голове.
   Душа моя как будто надломилась,
   И я почувствовал себя совсем больным.
  
   Я стал бояться спать без света,
   И ночи проводил я как в бреду.
   Моя подруга тоже приуныла,
   Пытаясь как-то вылечить меня.
  
   Наш дом покинули смех и радость,
   Мы вместе погрузились в мрак тоски.
   И вот однажды, поздним октябрем,
   Когда любимой не было в тот вечер,
  
   Мне сделалось ужасно тяжело, и мерзкий страх сковал мне сердце.
   Я из последних сил дополз до печки,
   Разжег огонь, достал роман и вдруг...
   Я стал бросать в огонь листы романа,
   Не отдавая в том себе отчета!
  
   - Любимая, приди, на помощь! Со мной беда!
   Услышь мой зов, приди, приди!
  
   Я звал подругу, подругу, глядя, как горит мой труд,
   Но скрип калитки так и не услышал.
  

N5 Ариозо Маргариты.

   Марго
   Мне нужно забыть его или самой умереть.
   Ведь нельзя же влачить такую жизнь.
   Чего бы мне ни стоило - забыть, забыть!
   Но он не забывается...
  
   Зачем я тогда ночью ушла от него?
   Ведь это безумие, ведь это безумие!
   Я вернулась на завтра, но было уже поздно.
  
   Мне нужно забыть его, или самой умереть.
   Ведь нельзя же влачить такую жизнь.
   Чего бы мне ни стоило - забыть, забыть!
   Но он не забывается...
   Верую, верую! Что-то произойдет.
   Верую, верую! Не может не произойти!
  
   За что же, в самом деле, послана пожизненная мука?
   Сознаюсь, что я лгала и жила тайной жизнью,
   Но нельзя же наказывать так жестоко!
  

(ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ ОТЫГРЫШ)

  
   Зачем я тогда ночью ушла от него?
   Ведь это безумие, ведь это безумие!
   Я вернулась на завтра, но было уже поздно.
  
   Верую, верую! Что-то произойдет.
   Верую, верую! Не может не произойти.
  
   Что-то случится непременно,
   Не может что-то тянуться вечно!
  
   Верую, верую, верую, верую!
   Что-то произойдет!
  
  
  
  
  
  

N6 У ВОЛАНДА

  
  
   Воланд: - Нога разболелась, а тут этот бал.
   Придворные утверждают, что это ревматизм.
   Но я подозреваю, что эта боль в колене
   Оставлена мне на память одной очаровательной
   Ведьмой в тысяча пятьсот семьдесят первом году.
  
   Маргарита: - Ах, может ли это быть?
  
   Воланд: - Лет через триста пройдет...
   Кстати, скажите, а вы не страдаете чем-нибудь?
   Быть может, есть у вас тоска?
  
   Маргарита: - Нет, мессир, ничего такого нет!
   Я чувствую себя хорошо!
  
   Воланд: - Полночь приближается. Итак, прошу вас! Заранее благодарю вас! Не
   теряйтесь и ничего не бойтесь, не пейте ничего, кроме воды, а то, вы разомлеете, и вам будет трудно.
  

(Начинается быстрая музыка)

   Воланд: - На бал, пора! На бал, пора!
   (сзывает)
  

N 7 БАЛ САТАНЫ

(хореографическая картина)

N8 ПОСЛЕ БАЛА (ДУЭТ).

   Воланд: - Мы вас измучили?
   Марго: - О нет, мессир! Мне только не понятно, как снаружи не слышно шума?
   Воланд: - Конечно, не было слышно. Мы так всегда проводим балы.
   Марго: - Пожалуй, мне пора.
   Воланд: - Куда же вы спешите?
   Марго: - Уж поздно. Всего хорошего, мессир.
   Воланд: - Быть может, что-то на прощанье?
   Марго: - Нет, ничего!
   Воланд: - Верно. Вы совершенно правы, так и надо. Мы вас испытали. Никогда ничего не просите у тех, кто сильнее вас. Сами все предложат и сами все дадут. Итак, Марго, чего вы хотите за то, что хозяйкой были на балу? Теперь уж говорите без стеснений, ибо предложил я. Ну, говорите смелее! Ну, что же вы, не бойтесь! Предложил я сам.
   Марго: - Хочу сейчас, сию секунду, чтобы мне вернули, чтобы мне вернули мною любимого Мастера, Мастера, Мастера! Верните мне любимого!
  

N 9 ВОЗВРАЩЕНИЕ (ДУЭТ-ВАЛЬС).

(ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ ВСТУПЛЕНИЕ)

   Марго: - Это ты?
   Мастер: - Это я!
   Марго: - Это ты?
   Мастер: - Это я!
   Вместе: - Снова мы вместе с тобой, снова мы жмем друг другу руки. Как долго ждали мы встречи. (Фрагмент повторяется)
  
   Мастер: - Я тяжко болен, Марго, не терзай себя и не плачь.
   Марго: - О, мастер!
   Мастер: - Мне снова страшно. Опять начались видения.
   Марго: - Мастер, я с тобой!
   Мастер: - Ты со мной?
   Марго: - Я с тобой!
   Мастер: - Ты со мной?
   Марго: - Ты ничего не бойся!
   Мастер: - Мне страшно.
   Марго: - Я помогу тебе, надейся. Я буду рядом с тобой.
   Мастер: - О, Марго!
   Марго: - До конца!
   Мастер: - О, Марго!
  
   Воланд: - А почему вас она постоянно Мастером называет?
   Мастер: - Это ее просто слабость. Так понравился ей мой роман.
   Воланд: - О чем роман?
   Мастер: - Да, о Понтии Пилате...
   Воланд: - О чем, о чем?
   Мастер: - О Пилате.
   Воланд: - Дайте-ка мне посмотреть.
   Мастер: - Я сжег его!
   Воланд: - Не поверю. Рукописи не горят, Ну-ка, Бегемот, подай сюда роман!
   Марго: - Вот он цел!
   Мастер: - Вот она рукопись!
   Воланд: - Что же еще я могу сделать для вас? Говорите.
   Марго: - Я прошу нас вернуть в тот подвал на Арбате, чтоб стало как прежде, как было!
   Мастер: - Разве такое возможно, мессир?
   Воланд: - А мы сейчас и попробуем.
  

N 10 НА КАМЕННОЙ ТЕРРАСЕ (Куплеты Воланда).

   Воланд: - Какой интересный город, хотя мне больше нравится Рим.
   И горожане сильно изменились, - квартирный вопрос испортил.
   Здесь столько красивых зданий. В одном из них я и живу.
   Соседи только слишком любопытны, - квартирный вопрос испортил их.
  
   Люди как люди, любят деньги!
   Ну, легкомысленны! Что ж из того? И все же...
   Какой интересный город, хотя мне больше нравится Рим!
  

N 11 ГОСТЬ НА ТЕРРАСЕ.

   Левий Матвей: - Я к тебе, дух зла и повелитель теней.
   Воланд: - Если ты ко мне, бывший сборщик податей, так, почему же ты не поздоровался со мной?
   Левий Матвей: - Потому что я не хочу, чтобы ты здравствовал.
   Воланд: - Но тебе придется с этим примириться.
   Левий: - Он прислал меня.
   Воланд: - Что же он велел сказать?
   Левий: - Он прочитал роман и просит тебя, чтобы Мастера ты взял с собой и наградил покоем.
   Воланд: - Что же вы его не берете к себе в Свет?
   Левий: - Он не заслужил Света, он заслужил покой.
   Воланд: - Передай, что будет сделано, и покинь меня немедленно.
   Левий: - Он еще просит, чтобы ту, которая любила и страдала из-за него, вы взяли бы тоже с собой.
   Воланд: - Передай, что будет сделано, и покинь меня немедленно... и покинь меня.
  

N 12 ПОСЛЕДНИЙ ДУЭТ И СЦЕНА В ПОДВАЛЕ.

(Инструментальное вступление)

   Марго: - Как ты страдал, как ты страдал, мой бедный!
   Об этом знаю только я одна.
   Смотри седые нити в голове
   И складка вечная у губ.
  
   Мой единственный, мой милый!
   Ни о чем теперь не думай.
   За тебя решать я стану
   Все сложнейшие вопросы.
  
   Мастер: - Я ничего не боюсь, Марго! Меня уж много раз пугали.
   Тебя лишь жалко мне, опомнись. Зачем тебе быть с нищим и больным?
   Вернись к себе!
   Марго: - Ах ты, несчастный, маловерный!
   Я из-за тебя всю ночь тряслась нагая.
   Я выплакала все глаза в подвале,
   А ты теперь меня решил прогнать?
  
   Мой единственный, мой милый!
   Ни о чем теперь не думай.
   За тебя решать я стану
   Все сложнейшие вопросы!
  
   Мастер: - Я никогда не допущу малодушья!
   Меня сейчас ты пристыдила.
   Мы оба стали жертвой
   Душевного недуга.
  
   Азазелло: - Мир вам, мир вам!
  
   Марго: - Да это, милый Азазелло! Вот видишь, нас не оставляют.
   Азазелло: - Да, уютный подвальчик, черт возьми! Что, вот только делать в нем?
   Мастер: - И я про то же говорю.
   Марго: - Зачем же вы меня тревожите? Здесь заживем тихонько мы.
   Азазелло: - Что вы, что вы! Не хотел я вас тревожить.
   Мессир в подарок вам прислал вино. То самое, которое пил Пилат.
   Марго: - Предлагаю тост за здоровье Воланда!
   Азазелло: - Поднимем кубки!
   Марго: - Охотно!
   Мастер: - Охотно!
   Азазелло: - Пьем за здоровье Воланда до дна!
   Марго: - До дна!
   Мастер: - До дна!
  

(Инструментальный фрагмент - сцена оцепенения)

   Марго (приходит в себя): - За что, Азазелло? Я этого не ожидала. Что вы сделали с ним и со мной?
   Азазелло: - Да нет же, нет! Сейчас он встанет.
   Марго: - Вы отравитель и убийца!
   Азазелло: - Зачем же так нервно?
   Марго: - Что означает это?
   Азазелло: - Что вам пора! Вы слышите? Уже гремит гроза! Прощайтесь с подвалом, прощайтесь скорей!
   Марго: - Великий Воланд, он выдумал лучше, чем я хотела!
   Азазелло: - Прощайтесь с подвалом, прощайтесь скорей!
   Марго: - Прощай, страданье и прошлая жизнь!
   Мастер: - Прощай, страданье и прошлая жизнь!
   Марго: - Гори все огнем!
   Мастер: - Гори все огнем!
   Вместе: - Прощай прошлая жизнь! Прощай прошлая жизнь! Навеки, навеки, навеки, навеки прощай!
  

N 13 ВЕЧНЫЙ ПРИЮТ (КАМЕНИСТОЕ ПЛАТО, ОСВЕЩЕННОЕ ЛУНОЙ).

   Воланд: - Ваш роман прочитали и сказали только одно... Что он, к сожалению, не окончен. Так вот, мне хотелось показать вам вашего героя.
   Около двух тысяч лет он сидит на этой площадке и спит.
   Но когда приходит полная Луна, его терзает бессонница. Но не только его одного, но и верного пса. Если верно, что трусость самый тяжкий порок, то, пожалуй, собака в нем не виновата. Единственно, чего боялся храбрый пес, это грозы... Ну, что же, тот кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
  

(инструментальный отыгрыш).

   Пилат (в луче лунного света): - И при луне мне нет покоя. Плохая должность у меня. Хочу пойти по лунной я дороге и разговаривать с тем арестантом. Тогда давно, весенним месяцем, чего-то я с ним недоговорил...
   Марго: - Отпустите его!
   Мастер: - Отпустите его!
   Воланд: - Вам не надо просить за него. За него уж попросил тот, с кем он тогда не договорил... Мастер, теперь ваш роман вы можете закончить последней фразой...
  

N 14 ФИНАЛ.

  
   Мастер: - Пилат, ты свободен! Иди, он ждет тебя! Он ждет тебя! Иди, иди, иди к нему! Он ждет тебя! Он ждет тебя!
   Иди к нему, иди к нему. Он ждет!
  

(Инструментальные соло или скэт-вокал).

   Мастер: - Пилат, ты свободен! Иди, он ждет тебя! Он ждет тебя! Иди, иди, иди к нему - он ждет. Пилат, ты свободен! Иди, он ждет тебя, он ждет тебя! Иди к нему, иди к нему! Он ждет!
  

(Мелодия в оркестре и реплики хора).

   Хор: - Иди к нему! Пилат, ты свободен! (повт. 2 раза).
   Иди к нему!
   Мужские голоса: - Пилат, ты свободен! Иди, он ждет тебя!
   Женские голоса: - Он ждет тебя!
   Мужские голоса: - Он ждет тебя!
   Женские голоса: - Он ждет тебя!
   Все: - Иди к нему, он ждет тебя, иди!
  
   КОДА: Муж. голоса: - Иди к нему!
   Жен. голоса: - Он ждет тебя!
   Муж. голоса: - Он ждет!
   Жен. голоса: - Иди!
   Жен. голоса: - Он...
   Муж. голоса: - Иди...
   Жен. голоса: - Ждет...
   Муж. голоса: - Иди!
  

КОНЕЦ

  

ЮРИЙ МАРКИН

СКИФСКАЯ ЛЕГЕНДА

Опера в 2-х действиях, 5-ти картинах с прологом и эпилогом.

Либретто автора по повести С. Фингарет "Скифы в остроконечных шапках".

Действующие лица:

  
  
      -- Гнур, старый кузнец, скиф - бас
      -- Арзак, скифский юноша - тенор
      -- Одатис, греческая девушка - сопрано
      -- Миррина, скифская рабыня, гречанка - меццо
      -- Гунда, скифская царица - контральто
      -- Иданфирс, сын скифского царя Савлия - тенор
      -- Глашатай, скиф - баритон
      -- Дарий, персидский царь - бас
      -- Шут- карлик - тенор-альтино
      -- Советники Дария: 1й - тенор, 2й - баритон, 3й - тенор, 4й - бас-баритон
      -- Стражник, перс - бас
      -- Вожди скифских племен: 1й - тенор, 2й - баритон, 3й - тенор, 4й - бас-баритон
   Воины-скифы - мужской хор
   Плакальщицы - женский хор
   Кочевники, свиты царей - артисты миманса
  

ПРОЛОГ (СтихотворениеВ. Хлебникоа "Скифское")

   Женский хор:
   Что было, в водах тонет,
   И вечногривы кони,
   И утровласа дева,
   И нами всхожи севы.
  
   И вечер часу день,
   И мчатся вдаль суда,
   И жизнь иль смерть, любое!
   И алчут кони боя!
  
   И межи роя узких стрел,
   Пустили их стрелки,
   Бросают стаи конских тел
   Нагие ездоки.
  
   Занавес. Скифское кочевье. Кузнец Гнур у наковальни. Предрассветная луна.
  
  
  
   Гнур:
   Сила луны, вливайся в клинок!
   Взываю к тебе, дух огня!
   Разве бывает тот одинок,
   Кто без работы ни дня?
  
   Искры под молотом скачут.
   Не затупись, клинок в бою!
   Вдовы врагов заплачут,
   Познав силу твою!
  
   Луна наковальню ласкает.
   Трепещи, врага кольчуга!
   Тайну металла знают:
   Я и Луна-подруга.
  
   Люди при встрече кривят рот,
   Считая меня колдуном.
   Я же от смерти спас сирот,
   Беглянку впустил в дом.
  
   Все бы они удивились,
   Узнав, кто я есть такой.
   Только, быть может, мне открылись
   Радость добра и покой.
  
   Луна наковальню ласкает.
   Трепещи, врага кольчуга!
   Тайну металла знают:
   Я и Луна-подруга.
  
   Толстая медь не преграда
   Копьям моей работы.
   А для меня награда
   Лишь похвала кого-то.
  
   Острей становитесь, мечи,
   Крепни стрелы наконечник!
   Огонь полыхай в печи,
   Путь мастерства бесконечен.
  
   Луна наковальню ласкает.
   Трепещи, врага кольчуга!
   Тайну металла знают:
   Я и Луна-подруга!
  

Миррина и Арзак подходят.

  
   Миррина:
   Он как сам Гефест,
   Кующий мечи для богов!
   Он не пьёт и не ест,
   Пока меч не готов.
  
   Арзак:
   - Луна наковальню ласкает.
   Трепещи, врагов кольчуга!
   Тайну металла знают:
   Он и Луна-подруга.
  
   Гнур:
   - Ах, это ты, Арзак!
   Ах, это ты, Миррина!
  
   Миррина:
   - Мы наблюдали, как
   Ты ковал терпеливо.
  

(Небо постепенно светлеет)

   Гнур:
   - Вот и ещё меч не готов.
   Он будет бить наповал.
   Миррина:
   - Утро срывает ночи покров.
   Ты ведь, быть может, устал?
   Арзак:
   - Я тоже хочу стать кузнецом
   И тайны металла узнать!
   Ты для меня стал вторым отцом,
   Так научи ковать!
   Я, как и ты, стану мастером,
   Если научишь меня.
   Гнур:
   - Но ведь пока даже не можешь, и развести огня.
  

(Первые лучи солнца)

   Одатис (вбегает):
   - Как я люблю по росе
   Бегать босой и играть!
   Утро во всей красе
   Встает, чтоб меня обнять.
  
   Первые солнца лучи
   Ласково гладят траву и цветы.
   Солнце, меня научи,
   Как это делаешь ты?
  
   Я радуюсь солнцу! Я радуюсь дню!
   Как прекрасен ты, степной простор!
   Ты принял меня в свою родню.
   Я дочь твоя с этих пор.
  
   Птицы проснулись и пеньем своим
   Позвали меня в поля и дали.
   Радостно тоже им,
   Что солнца восход увидали!
  
   Нравятся мне эти края.
   Грецию помню смутно...
   Старый кузнец приютил меня
   В своей кибитке уютной.
  
   Я радуюсь Солнцу! Я радуюсь дню!
   Как прекрасен ты, степной простор!
   Ты принял меня в свою родню,
   Я дочь твоя с этих пор!
  

(Танцует)

   Гнур:
   - Здравствуй, внучка!
   Одатис:
   - Дедушка, здравствуй!
   Как я люблю по росе
   Бегать босой и играть!
  
   Миррина и Арзак (вместе):
   - Утро во всей красе встаёт!
   Гнур:
   - Чтобы нас всех обнять!
   Одатис:
   - Первые солнца лучи...
   Миррина и Азак (вместе):
   - Лучи солнца!
   Одтис:
   - ... ласково гладят траву и цветы.
   Миррина и Арзак (вместе):
   - Солнце, нас научи,
   Одатис:
   - Научи!
   Миррина и Арзак (вместе):
   - Как это делаешь ты?
   Одатис:
   - Я радуюсь солнцу! Я радуюсь дню!
   Миррина и Арзак (вместе):
   - И мы рады с тобой!
   Гнур:
   - Как прекрасен ты, степной простор!
  

(Приближается царская колесница)

   Одатис:
   - Ты принял меня в свою родню.
   Я дочь твоя с этих пор!
  
   Гунда (подходит):
   - О какой славный хор!
   Старик, сделай мне три браслета,
   Да таких, чтобы всем на зависть!
   Чтоб цари всего света,
   Их красоте изумлялись!
  
   Гнур: - Сделаю, царица, как ты хочешь.
   Просьба твоя - для меня награда!
   Гунда: - Сделай быстрей, как сумеешь.
   Я буду рада!
   Это внучка твоя, кузнец?
   Хорошо как она пела!
   Поедешь со мной во дворец?
   Сердце ты мне задела!
   Гнур: - Не забирай внучку, царица!
   Гунда: - Сердце задела!
   Гнур: - Стану я безутешен.
   Гунда: - Сердце задела!
   Гнур: - Для меня как светильник в темнице облик её безгрешный.
   Гунда: - Как только браслеты будут готовы,
   я приеду вновь
   И верну тебе внучку живой и здоровой.
   Сильней твоя станет любовь!
  

(Стража хватает Одатис)

  
   Миррина и Арзак (вместе): - Смилуйся, царица! Отпусти нам внучку! (Повт.
   много раз).
  

(Колесница уезжает)

ЗАНАВЕС.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

КАРТИНА ПЕРВАЯ.

Царское стойбище в траурном убранстве. Подле колесницы покойного царя Савлия его супруга Гунда, сын Иданфирс, девочка-гречанка Одатис, свита, слуги, плакальщицы. Кочевники-воины проходят мимо, отдавая последний долг.

   Глашатай: - Спешите, скифы, увидеть того, чьё слово было для вас законом! Спешите, скифы, увидеть того, кто умножал ваши стада, за кем вы ходили в походы!
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий! Умер Савлий!
   Глашатай: - Слышите, скифы, звон бубенцов, духов злых отгоняющих? Царь объезжает последний раз владенья свои!
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий! Умер Савлий!
   Воины (проходят): - Привет тебе, Гунда! Радуйся, радуйся! В жизни и смерти ты рядом с царём!

(Миррина, Гнур и Арзак входят)

   Арзак: - Совсем я горем убитый.
   Она мне стала сестрой.
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий! Умер Савлий!
   Арзак: - Одатис среди царской свиты,
   В плену у царицы злой.
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий!
   Арзак: - С царской женой и прислугой
   Её похоронят вскоре!
   Если мы ей не поможем,
   То нас ожидает горе.
   Миррина: - Кузнец, как твоя внучка страдает.
   Спасти её надо снова!
   Арзак: - Вряд ли, кто угадает,
   Какое он скажет слово.
   Миррина: - Мастер, сердце твоё всегда
   Откликалось не только на бронзы звон.
   Ты не молчал никогда,
   Если слышал несчастных стон!
   Плакальщицы: - Умер Савлий!

(Кузнец направляется к царской колеснице)

   Плакальщицы: - Савлий умер! Савлий умер! Савлий умер!
   Гнур: - Дозволь говорить, Иданфирс, сын Савлия, внук и правнук царей.
   Иданфирс: - Говори, седобородый, если дело твоё столь важно, что ты врываешься с ним в мой плач по отцу.
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий!
   Гнур: - Там в кибитке с царской женой девчонка. Верни её мне! Я всё отдам за неё, что у меня попросишь.
   Иданфирс: - Золото ты мне предлагаешь? Оно утонет в моей суме!
   Гнур: - Открою секрет ковки мечей.
   Иданфирс: - Так ты знаменитый на всю степь мастер? Из-за кинжалов твоей работы дрались царские дети. Из-за колец и браслетов ссорились царские жёны. Раньше хранил ты тайну как зеницу ока! Поедет со всеми служанка. Таков наш обычай. Над мёртвыми нет моей власти. Храни свою тайну, как раньше!
  

(Миррина, Гнур и Арзак подходят к Гунде)

  
   Миррина: - Она не служанка! Вспомни, царица! Ты забрала её в царский стан песни послушать, которым я научили её.
   Гнур: - Отпусти дитя!
   Арзак: - Отпусти дитя!
   Миррина: - Возьми меня вместо неё! Я знаю больше песен.
   Гунда: - Тьфу! Вот тебе мой ответ. Тьфу! Убирайся прочь!
  
   Глашатай: - Спешите, скифы, увидеть того, чьё слово было для вас законом! Спешите, скифы, увидеть того, кто преумножал ваши стада, за кем вы ходили в походы!
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий! Умер Савлий!
   Глашатай: - Слышите, скифы, звон бубенцов, духов злых, отгоняющих? Царь объезжает последний раз владенья свои!
   Плакальщицы: - Умер Савлий! Умер Савлий! Умер Савлий!
   Воины (проходят): - Привет тебе, Гунда! Радуйся, радуйся! В жизни и смерти ты рядом с царём!
  

Процессия трогается в путь. Кортеж удаляется.

  
   Арзак: - Пойду за Савлием! Ночью проберусь к кибитке и спасу сестру.
   Миррина: - Тебя заколют, прежде чем ты сделаешь первый шаг.
   Арзак: - Тогда я умру, но только без боя не сдамся!
   Гнур: - Очень ты смел и безрассуден. Миррина права.
   Миррина: - Послушай! Я рассказала тебе немало своих историй. Послушай ещё одну!
   Много воды утекло с тех дней, как греческий лекарь решил
   Людей исцелять у целебных ключей и в Ольвию он поспешил.
   За ним я отправилась морем.
   со скарбом и слугами вслед
   Поездка окончилась горем
   И принесла много бед.
   Корабль наш о скалы разбился.
   На счастье вблизи берегов.
   Жизни никто не лишился
   Милостью наших богов!
   Но радость была не долгой.
   Скифы нас врасплох захватили.
   Старых и больных убили,
   Молодых забрали в плен.
   Я была молода, и ночью,
   Порвав проклятые путы,
   Сбежала, пути не зная,
   В непроглядные скифские степи.
   Отсюда, с весенних пастбищ,
   До Ольвии быстро домчишься,
   Куда не смогла я добраться,
   Из скифского плена бежав.
   Разыщешь лекаря грека,
   Попросишь снотворного зелья.
   От зелья того человек цепенеет
   И делается, словно мертвый.
   А царь лишь живых забирает с собой.
   Ты понял мой план, Арзак?
  
   Арзак: - Я понял, Миррина, и в путь поспешу.
   Когда я вернусь, спасём мы сестру!
   Гнур: - Арзак, постой!
   Возьми вот это.
   Эти три браслета
   В обмен на настой.

Арзак уходит. Занавес.

КАРТИНА ВТОРАЯ.

Занавес. Персидский стан. Царь Дарий среди приближенных и слуг.

   Дарий: - Когда я родился, горы могучие задрожали!
   Не часто, наверное, жёны таких сыновей рожали.
   Когда я подрос, сразу
   войной стал грозить Кавказу!
   Когда возмужал, реки
   Вспять потекли навеки.
  
   Я Дарий Великий, сын Гистаспа!
   Я повелитель гор и равнин!
   Милостью бога Ахурамазды
   Я ни с кем не сравним!
  
   Многие царства нам платят дань,
   Кляня свою судьбу.
   Я распростёр над ними длань
   И слышу их мольбу.
  
   Злато Египта, ткани сирийцев,
   кедры Ливана, кипрская медь
   И бирюза Хорезма будут с нами
   сегодня и завтра, будут и впредь!
  
   Я Дарий Великий, сын Гистаспа!
   Я повелитель гор и равнин!
   Милостью бога Ахурамазды
   Я ни с кем не сравним!
  
   Говорят, в Скифии такие холода,
   Что звенит от сосулек борода?
  
   1й советник: - Я со скифа сорву колпак, на себя нахлобучу до плеч!
   Дарий: - Ха, ха, ха! Умная речь.
   Бороду сможешь сберечь.
   2й советник: - Выдумка эта слепа, государь. Бороду шапка спасёт от мороза,
   Но вот остальному угроза!
   Дарий: - Ха, ха, ха! Говорят, что по воде ходит там народ?
   1й советник: - Это называется "лёд".
   Реки покрываются корой,
   Прозрачной как хрусталь.
   Толст и крепок этот слой
   И звонок как сталь.
   Дарий: - Говорят, что скифы не боятся стужи,
   Как и зноя, и жары?
   2й советник: - Домом им кибитка служит,
   А едой - бобы.
   Дарий: - Много на благо персидской державы
   Сделал я славных дел!
   Меч никогда мой не будет ржавым.
   Искусством победы я овладел!
   И только степные люди
   Пока лишь мне непокорны.
   Мы бить их нещадно будем,
   Долго и упорно.
   На скифов в поход пойдём мы,
   Клинок обнажу я свой!
   В степях и лесах найдём их,
   Дадим решительный бой!
   Я Дарий великий, сын Гистаспа!
   Я повелитель гор и равнин!
   Милостью бога Ахурамазды
   Я ни с кем не сравним!
   1й и 2й советники (вместе): - На скифов в поход! На скифов в поход!
   Дарий: - Милостью бога Ахурамазды я ни с кем не сравним!
  
   Шут: - Не ходи, не ходи, не ходи, мой брат, в степи!
   Не найдёшь, не найдёшь, не найдёшь ты там утехи!
   Там лишь печальные реки.
   Не уверен я в успехе.

(Шут изображает царя.)

   Когда я родился, горы могучие задрожали!
   Не часто, наверное, жёны таких сыновей рожали!
  
   Дарий: - Прочь, бездельник! Голос мой перенял!
  
   1й разведчик вбегает и падает ниц: - Великий царь! Царь царей! На юг я стремился целый день.
   Шёл по приказу.
   Даже стадо не встретил ни разу.
   Степь пуста,
   Молвят мои уста.
  
   разведчик вбегает и падает ниц: - Великий царь! Царь царей!
   На север я шёл целый день. Пустую кибитку нашёл да горы золы рядом с ней. И ещё наконечник стрелы.

(Подаёт находку царю)

  
   Дарий: - Сработано на славу
   Из крепкого сплава.
   Для такого дельца
   Нужно быть умельцем.
   Берегись, непокорные скифы!
   Ваши стрелы вам не помогут!
   Дёрнем коней за гривы
   И тронемся в путь-дорогу.
   На скифов в поход пойдём мы,
   Клинок обнажу я свой!
   В степях и лесах найдём их,
   Дадим решительный бой.
   Я Дарий Великий, сын Гистаспа!
   Я повелитель гор и равнин!
   Милостью бога Ахурамазды
   Я ни с кем не сравним!
  
   1й и 2й советники (вместе): - На скифов в поход! На скифов в поход!
   Шут: - Милостью бога Ахурамазды я ни с кем не сравним!
  

ЗАНАВЕС

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

  
   Женский хор:
   *) И месть для них узда,
   Желание - подруга.
   Была ли медленна езда,
   Бежит в траве подруга.
  
   Коня глаза косы,
   Коня глаза игривы.
   Иль злато жён косы
   Тяжеле его гривы?
  
   Качнулись ковыли,
   Метнулися навстречу,
   И ворог ковылить грядёт
   В предвестьях речи.
  
   Сокольих крыл колки
   Заморские рога.
   И гулки и голки,
   Поют его рога.
  

Занавес. Ночь. Луна. Совет скифских вождей у священного холма.

   *) Стихотворение В. Хлебникова "Скифское".
   Иданфирс входит: - Да будет вам удача!
   Вожди: - Тоже и тебе!
   Иданфирс: - Да продлится ваш род!
   Вожди: - Тоже и тебе!
   Иданфирс: - Да умножатся стада ваши!
   Вожди: - Тоже и тебе! Тоже и тебе! Тоже и тебе!
   Иданфирс: - Простите, вожди, что заставил вас ждать.
   Не хотел дух отца до поры тревожить.
   Позвал я вас совет держать,
   Мысль мою умножить.
  
   Персов царь и его войска
   Топчут нашу степь.
   В сердце скорбь, в душе тоска.
   Трудно это стерпеть.
  
   Погибнуть нам или жить, вожди,
   Должны мы здесь решить.
   Ветер промчится, пройдут дожди -
   Нужно врага сокрушить!
  
   1й вождь: - Давно ли скифы бояться стали
   Копей чужих и мечей?
   Кони наши скакать устали
   Под свист чужих бичей.
   2й вождь: - Скифов малая горстка,
   А персов большая гора.
   Но крепкая наша бронза
   Держит удар топора.
   3й вождь: - Гора горстку раздавит.
   Сила наша в единстве!
   Непобедимы станем,
   Если объединимся.
   Иданфирс: - Персов гора, нас четыре горстки.
   Смерть нам в неравном бою.
   4й вождь: - Что предлагаешь ты вместо битвы?
   Выскажи думу свою.
   Иданфирс: - Я предлагаю нам отступить,
   Сжигать траву, засыпать колодцы.
   Вглубь степи врага заманить
   И там с ним бороться.
   1й вождь: - Ты рассчитал верно.
   Сыграем с ним в игру.
   Персам в степи станет скверно.
   С голоду все перемрут!
   Иданфирс: - Если вожди согласны, скрепим договор кровью.
   Терпкий, солёный её вкус
   Упрочит наш союз!
   Вожди: - Наш союз, наш союз, наш союз!
  

Укалывают себя мечами. Кровь капает в чашу с вином. Чаша идёт по кругу.

   Иданфирс: - Тьма войска явилась в степи
   Отнять у нас небо и ветер.
   Глаза застилает ярость,
   Сжигает тело усталость.
  
   Мечи врага ищут крови,
   А копья несут смерть.
   Топчут посевы кони
   И дрожит земная твердь.
  
   Отец, я клянусь богиней огня!
   Никто твой покой не нарушит.
   Дай мне на сборы три дня -
   Я козни врагов разрушу!
  
   3й и 4й вожди (вместе): - Мы знаем лощины и тропы,
   Где другие видят равнину.
   Не секрет для всей Европы -
   Скифы неуловимы!
   1й и 2й вожди (вместе): - Ещё ни один захватчик
   От нас не ушёл живым.
   Жаждой мести охвачен,
   Дух наш не победим!
   Иданфирс: - Отец, я клянусь богиней огня!
   Никто твой покой не нарушит.
   Дай мне на сборы три дня -
   Козни врагов разрушу!
   3й и 4й вожди: - Мы здесь, у священной горы, собрались,
   Где витает память предков.
   Скифы на бой с врагом поднялись.
   Зверь выпущен из клетки!
   и 2й вожди: - Персам разгрома не долго ждать.
   Короток крик кукушки.
   Иданфирс: - Битву желаю им дать,
   Прежде подстроив ловушку.
   Вожди (все): - Битву желаем им дать,
   Прежде подстроив ловушку!

Кузнец Гнур выходит из темноты.

   Гнур: - Привет тебе, славный потомок царя!
   Иданфирс: - Старик? Что ты делаешь здесь?
   Гнур: - Я, как и ты, местью горя, хотел бы с врага сбить спесь! Силой Луны щит наполнял. Он прочен теперь как гранит.
   Иданфирс: - Работы твоей я видел кинжал. Повсюду ты знаменит.
   Гнур: - Тебе я отдам в подарок щит.
   От стрел он тебя сбережёт.
   Только о девочке сердце щемит
   И душу тоска жжёт.
   Иданфирс: - Спасибо тебе за подарок, старик!
   Но мёртвых воля священна.
   Понятен мне души твоей крик,
   Но слово отца неотменно!

Принимает дар.

  
   Воины-скифы входят:
   - Мы знаем лощины и тропы,
   Где другие видят равнину.
   Не секрет для всей Европы -
   Скифы неуловимы!
  
   Ещё ни один захватчик
   От нас не ушёл живым!
   Жаждой мести охвачен,
   Дух наш непобедим!
  
   Иданфирс:
   - Отец, я клянусь богиней огня!
   Никто твой покой не нарушит.
   Дай мне на сборы всего три дня -
   Я козни врагов разрушу!
  

Все уходят. Занавес.

   Женский хор:
   И месть для них узда,
   Желание подруга.
   Быстра ли, медленна езда,
   Бежит в траве подруга.
  
   Звенят, звенят тетивы,
   Стрела глаз юный пьёт.
   И из руки ретивой
   Летит, свистит копьё.
  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ.

Занавес. Траурный кортеж на привале. В кибитке Гунда и Одатис утро.

   Плакальщицы:
   Умер Савлий! Умер Савлий! Умер Савлий!
   Глашатай: - Слышите, скифы, звон бубенцов, духов злых отгоняющих? Царь объезжает последний раз владенья свои!
   Гунда: - Кони знают, чем кончится путь в сорок дней и ночей.
   Не могу я уснуть. Вижу холм из камней. Вижу я место, где мне предстоит с царём уйти в могилу.
   Одатис: - Перед глазами тьма стоит. Солнце мне не мило.
   Плакальщицы: - И придёт чернота подземелья,
   и умолкнут утра птицы.
   Гунда: - Выпить я хочу зелья,
   Чтоб не видеть стен темницы!
   Одатис: - Как я люблю по росе
   Бегать босой и играть!
   Утро во всей красе встаёт,
   Чтобы меня обнять.
   Гунда: - Копыта коней растопчут дни,
   Луну сменит другая.
   А мы будем в склепе одни:
   Я и тьма злая!
  
   Месяц новый пойдёт на ущерб,
   Станет остр как нож убийцы.
   Злобно сияет царский герб
   Над куполом колесницы.
  
   Плакальщицы:
   И придёт чернота подземелья,
   И умолкнут утра птицы.
   Гунда: - Выпить я хочу зелья,
   Чтоб не видеть стен темницы!
   Одатис: - Первые солнца лучи
   Ласково гладят траву и цветы.
   Солнце, меня научи,
   Как это делаешь ты!
   Гунда: - Замолчи, девчонка!
   Голос твой противный, звонкий!

Миррина подходит к царской кибитке.

   Миррина: - Отпусти девчонку, царица! Она тебе не служанка. Разреши мне спеть, царица?
   Знаю я не мало песен.
   Сердце твоё озарится,
   Станет мир интересен.
   Гунда: - Ах, это ты, рабыня!
   Ты идёшь пешком за нами?
   Пой, но девчонка и ныне,
   И навек останется с нами!
   Миррина:
   - Спала ночная роса,
   День начинается новый.
   Видишь, летит оса?
   Слышишь, жужжат пчёлы?
  
   Вяжут узоры в небе
   Солнца лучи-спицы.
   Видишь, взметнулись побеги?
   Слышишь, поют птицы?
   Выпей нектар, что подам тебе я
   В скифском сосуде изящном!
   Выпей нектар, и познает душа твоя
   Меру покоя и счастья.

(Гунда засыпает)

   Гривы коней искрятся
   Звёздами ночи минувшей.
   Мрачные сны мчатся
   К царской жене уснувшей.
  
   Ветер степной приносит
   Запахи и ароматы,
   Ветер придти просит
   На помощь к сестре брата.
  
   Выпей нектар, что подам тебе я
   В скифском сосуде изящном!
   Выпей нектар, и познает душа твоя
   Меру покоя и счастья.

Передаёт сосуд. Одатис пьёт и падает. Гунда просыпается.

   Гунда: - Колдунья!
   Миррина: - Она мертва!
   Гунда: - Опоила?!
   Миррина: - Её нельзя...
   Гунда: - Чуяло сердце!
   Миррина: - ... хоронить с царём!
   Гунда выхватывает кинжал и закалывает Миррину: - Получай! Колдунья, колдунья, колдунья!
   Плакальщицы: - Колдунья мертва! Мертва! Мертва!
   Воины проходят: - Привет тебе, Гунда! Радуйся, радуйся! В жизни и смерти ты рядом с царём!
   Гунда: - Кони знают, чем кончится путь в сорок дней и ночей. Не могу я уснуть, вижу холм из камней.
   Вижу я место, где мне предстоит
   с царём уйти в могилу.
   Перед глазами тьма стоит.
   Солнце мне не мило!
   Плакальщицы:
   И придёт чернота подземелья,
   И умолкнут птицы...
   Гунда: - Выпить хочу я зелья,
   Чтоб не видеть стен темницы!
   Глашатай: - Спешите, скифы, увидеть того, чьё слово было для вас законом!
   Гунда: - Копыта коней растопчут дни,
   Луну сменит другая.
   А мы будем в склепе одни:
   Я и тьма злая!
  
   Месяц новый пойдёт на ущерб,
   Станет остр как нож убийцы!
   Злобно сияет царский герб
   Над куполом колесницы.
  
   Плакальщицы:
   И придёт чернота подземелья,
   И умолкнут утра птицы.
   Гунда: - Выпить хочу я зелья,
   Чтоб не видеть стен темницы!
  

Процессия трогается в путь. Занавес.

КАРТИНА ПЯТАЯ.

Персидский стан (декорация второй картины).

   Дарий: - За ветром гоняемся в поле,
   Пальцами воду хватаем!
   Скифов лишить их воли -
   Задача не простая.
   1й советник: - Все, как один, исчезли,
   Бросив пустые кибитки.
   Словно в норы залезли
   Или уползли как улитки.
   2й советник: - Скифы лисицами прячутся в норы,
   Скифы как птицы взмывают ввысь!
   Ноги коней их скоры,
   Скиф убегает как рысь!
   Дарий: - Раньше всё было совсем иначе,
   Я говорил: - Иди и разбей!
   Шут: - Конница персов в атаку скачет!
   Нам не вернуть этих дней.
   Дарий: - Прочь, пересмешник!
   Не знаешь ты меры.
   К скифам тебя отправлю.
   Шут: - Персам я стану примером:
   С врагами один справлюсь!
   советник: - Ветер и степь - их союзники.
   Знойное солнце - подмога.
   Мы в степи как узники.
   Добра не сулит дорога.
   2й советник: - С нами они не желают, открыто в бой вступить.
   В глубь степей завлекают, чтобы там истребить.
   Дарий: - Наши отряды топчут землю,
   Пугая птиц и зверей.
   Шут: - Этого я не приемлю!
   Я покоритель стран и морей!
   Дарий: - Знают кочевники тропы, лощины
   Там, где мы видим озёра трав.
   Шут: - "Скифы неуловимы", пишет Платон.
   И он прав!
   Стражник (входит): - Царь царей, повелитель земель! Прибыл скифский посол.
  
   Дарий: - Скажите, чтоб вошёл!
   Будет нам с ним веселей.

Входит Арзак с сумой в руках.

   1й советник: - В каком наряде он явился,
   Лицом очень бледный?
   Дарий: - Значит, плохи дела Иданфирса,
   Коль посол одет так бедно.
   Арзак: - Здравствуй, великий царь персов!
   Позволь мне молвить слово?
   2й советник: - Ты к царю обращаешься дерзко!
   Начни разговор снова.
   Арзак: - Разве в моих устах неправда?
   Или я сказал вздор?
   Дарий: - Я царь царей, великий Дарий!
   Я повелитель морей и гор!
   Арзак: - Прости, великий царь, я не знал, что персам нужен такой простор.
   Мой народ никогда не желал чужих рек и гор.
   Дарий: - Ну, хватит об этом! Зачем, скажи, ты послан в персидский стан?

Арзак: - Царь Иданфирс велел мне сам поднести тебе дары. (Достаёт дары)

   Птица в клетке.
   Дарий: - Птица в клетке?
   Арзак: - Мышь и лягушка.
   Дарий: - Мышь и лягушка?
   Арзак: - Пучок из пяти стрел.
   Дарий: - Из пяти стрел?
   Что означает царская шутка?
   Как он посмел?!
   Что царь просил передать словами?
   Арзак: - Загадка должна быть разгадана вами.
   1й советник: - Пред нашими стрелами скифы пасуют
   Как мыши и лягушки.
   Скоро они затоскуют,
   Словно птицы в ловушке.
   советник: - К нашим ногам скифы кладут землю и воду. Мышь это земля. Лягушка живёт в воде. Стрелы и птица в клетке: воины в плен идут.
   Дарий: - Хотелось бы верить, но веры нет.
   Мне кажется, смысл в другом.
   Не в пользу нам будет ответ,
   Скрытый в дарах врагом!
   "Если вы, персы, как птицы не улетите в небо и не зароетесь в землю как мыши, или лягушкой не прыгнете в топи,
   То мы побьём вас стрелами или в реках утопим!"
   Так ли, посол, понял я знаки и смысл вещей, принесённых тобой?
   Арзак: - Так, царь царей! Мы готовы к атаке!
   Дарий: - Тогда все по коням, и в бой!
   1й и 2й советники (вместе): - В бой! В бой! На скифов в бой! Сотрём в порошок мы гордыню скифов!
   Их дерзость жестоко накажем!
   В кровавом бою, покорив их,
   Мы силу персов покажем!
   Дарий: - Хватайте посла! Достоин он казни,
   Принесший такие вести.
   Я властелин Азии,
   Я жажду мести!
   Шут: - Беги, мальчишка,
   с царских глаз долой!
   Твой подарок дерзок слишком.
   Быстрей возвращайся домой!

Посол убегает. Все бросаются в погоню.

   Шут: - Воины, где ваши луки?
   Стреляйте по ласточкам в небе
   Пускайте стрелы от скуки,
   Хватит вам купаться в неге!
  
   Скиф запищал мышонком,
   Скиф зачирикал пташкой!
   Прочь побежал мальчонка,
   Мелькает в траве рубашка.
  
   Всадники, где ваши кони?
   Скачите вслед что есть мочи!
   Не прекращайте погони
   И с наступлением ночи!
  
   Скиф заквакал лягушкой,
   Скиф замяукал кошкой.
   Выпью вина я кружку
   И зажую лепёшкой.

Пьёт вино. Занавес.

Эпилог

   Женский хор:
   Вдаль убегает насильник,
   Тёмен от солнца могильник.
   Его преследует насельник,
   И песен клич весельный!
  
   О, этот час угасающей битвы,
   Когда зыбятся в поле молитвы.
   И тёмны, смутны и круглы,
   Над полем кружатся орлы.
  
   Завыли волки жалобно.
   Не будет им обеда.
   Не чуют кони жала ног.
   В сознании победа!
  

ЗАНАВЕС. Степь. Скифское кочевье. Предрассветная луна. Арзак у наковальни.

   Арзак:
   - Сила луны вливайся в клинок!
   Взываю к тебе, дух огня!
   Разве бывает тот одинок,
   Кто без работы ни дня?
  
   Искры под молотом скачут,
   Не затупись клинок в бою!
   Вдовы врагов заплачут,
   Познав силу мою!
  
   Луна наковальню ласкает.
   Трепещи, врага кольчуга!
   Тайну металла знают:
   Я и Луна-подруга.
  
   Гнур (входит):
   Он как сам Гефест,
   Кующий мечи для богов.
   Он не пьёт и не ест,
   Пока меч не готов.
  
   Арзак и Гнур вместе:
   Луна наковальню ласкает.
   Трепещи, врага кольчуга!
   Тайну металла знают:
   Мы и Луна-подруга!
  

Сцена ковки меча. Постепенно светает.

  
   Одатис вбегает:
   Как я люблю по росе
   Бегать босой и играть!
   Утро во всей красе
   Встаёт, чтобы нас всех обнять.
   Первые солнца лучи
   Арзак и Гнур: - Лучи солнца!
   Одатис: - Ласково гладят траву и цветы.
   Солнце, нас научи...
   Арзак и Гнур: - Научи!
   Одатис: - ... как это делаешь ты?
   Я радуюсь солнцу! Я радуюсь дню!
   Азак и Гнур: - И мы рады с тобой!
   Одатис: - Как прекрасен ты, степной простор!
   Ты принял меня в свою родню,
   Я дочь твоя с этих пор!
  
   Птицы проснулись и пеньем своим
   Позвали меня в поля и дали.
   Арзак и Гнур: - Радостно тоже им,
   Что солнца лучи увидали.
   Одатис: - Нравятся мне эти края.
   Грецию помню смутно...
   Гнур: - Старый кузнец приютил тебя
   В своей кибитке уютной.
   Одатис: - Я радуюсь солнцу!
   Я радуюсь дню!
   Арзак и Гнур: - И мы рады с тобой!
   Одатис: - Как прекрасен ты, степной простор!
   Ты принял меня в свою родню.
   Я дочь твоя с этих пор!
   Арзак и Гнур: - Первые солнца лучи...
   Одатис: - Солнца лучи!
   Арзак и Гнур: - ... ласково гладят траву.
   Одатис: - Гладят траву!
   Арзак и Гнур: - Утро во всей красе встаёт...
   Одатис: - ... чтобы нас всех обнять!
  

ЗАНАВЕС.

Конец оперы.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   57
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"