Бойкова Елена: другие произведения.

Все об устройстве мира (Призрачный народ-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Мира..." со всеми вытекающими последствиями...


Призрачный народ - 2

Все об устройстве мира

  

Трудней всего начать. Потом легче. (с)

  
  

Часть 1

  
   1.
   - Как ты?
   - Плохо.
   - Почему?
   - Потому что ты сделал глупость, когда сбежал.
   - Я не сбежал, а ушел и не один раз объяснял тебе почему... - помолчали - А ноутбук? Привезли?
   - Да, спасибо... Откуда у тебя такие деньги?
   - Я могу быть не только бессловесным животным.
   - Еще раз спасибо.
   - Ладно, удачи.
   - Пока.
   На редкость безликий диалог. Эм звонит достаточно часто, но всегда - коротко. Короткий диалог, в котором обе стороны смущены и растеряны. Иногда Валюше надоедает это и она не берет трубку или говорит, чтоб он шел ко всем чертям, а потом выключает телефон. Иногда она кричит на него, вспоминая все ругательства, которые когда-либо слышала. А Эм упрям и... Что еще? Может, просто не хочет ее видеть? Нет. Тогда бы не звонил так часто. Тогда бы не заботился о них с Веней.
   Валя опустила трубку и задумчиво заглянула в зеркало над маленькой тумбой. Сюда, в коридор, свет проникал только из кухни, поэтому полумрак обрисовал ее лицо серией бликов и отсветов. Еще меньше похожа на обычного человека. Так - еще меньше. Сколько прошло с тех пор, как она узнала о существовании призрачного народа, иначе говоря, стала видящей? Задумчиво опустила глаза - почти полгода. Дело даже не в тех опасностях, которые обрушились на нее, сразу, как только она стала видящей. Нет, в последние несколько месяцев все было тихо и спокойно, жизнь вошла в свое обычное русло. Работа, учеба, визиты к маме, планы на будущее... Но с каждым днем Валюша отдаляется от сокурсников и подруг. Словно глубокая трещина отделяет ее от всего прочего мира. Она не такая, как они. Она знает слишком много. Меняются жизненные ценности, меняются желания и цели.
   Девушка пригладила растрепавшиеся волосы и прошла на кухню. Домашник на табуретке читал газету и уделил Вале лишь мимолетный взгляд, полностью поглощенный чтением какой-то статьи на две страницы. Все как обычно.
   Валя провела пальцем по матовой серой поверхности закрытого ноутбука. О таком она и мечтала, особенно, когда подруга подсуетила приработок в виде перевода.
   Французский язык Валюша всегда любила и знала его достаточно хорошо, поэтому, когда однокурсница Надя предложила, хоть и за символическое вознаграждение, переводить художественную литературу для одного издательства, девушка сразу согласилась. Поначалу просиживала за компьютером там же, у подруги, потом стала заглядывать в Интернет-кафе и подумывать о том, чтобы купить собственный компьютер. Но на собственный пришлось бы слишком долго копить, а брать у отчима деньги не хотелось. А, собственно, ноутбук, доставленный курьером вчера вечером, оказался одновременно приятным и пугающим сюрпризом. Где и как Эм раздобыл деньги на эту весьма дорогую технику, беспокоило Валю.
   Она открыла крышку и нажала на кнопку питания. Скучный роман в мрачных тонах занимал большую часть дискеты, но Вале нравился сам процесс перевода, сам язык - легкий и певучий...
   Веня оторвался от газеты и теперь заинтересованно заглядывал сбоку на монитор. Следя за порханием Валиных пальцев над клавиатурой, он старался не мешать своим любопытством, но периодически все-таки спрашивал значение того или иного слова. Потом, когда Валя устало откинулась, прикрыв глаза, он сообщил:
   - Сегодня утром мама твоя звонила.
   - Да? - Валя удивленно приоткрыла один глаз - что ж ты раньше не сказал?
   - Дак мешать тебе не хотел...
   Девушка пошла в полутемную прихожую к телефону и набрала мамин номер. Когда она снова вернулась на кухню после недолгого разговора, домашник сразу определил, ее недовольство:
   - Что, расстроилась?
   - Да нет, просто опять меняются планы... Мама просит завтра поехать в Киев и забрать у знакомой пальто, которое давала ей поносить аж в прошлом году. Кошмар, да?
   Домашник улыбнулся по-детски обиженным интонациям в голосе девушки.
   - Поедешь завтра утром?
   - Нет уж! Мне еще столько всего переделать надо... Завтра вечером поеду.
  
   2.
   Если в начале зимы стояли сильные морозы, то теперь, к концу января, погода смягчилась, температура не падала ниже минус десяти градусов, и все чаще проглядывало между серыми тучами солнце.
   Этот денек не был исключением - с утра в прорехи между низкими облаками изливались яркие, но совсем холодные солнечные лучи. Валюша с самого утра была в бодром настроении и сегодня поездка за маминым пальто уже не казалась такой уж раздражающей.
   Дел было и в самом деле много: следовало закончить переводить большую главу романа, встретиться с подругой по поводу учебы (как-никак, в этом году уже придется писать диплом, а это хлопотное занятие). А еще вчера вечером позвонил Витя из параллельной группы. Витя парень заметный, за ним бегает много девчонок, да и Вале он симпатичен. Раньше, конечно, она не особо стремилась привлечь его внимание, но раз он сам решил позвонить... Кстати, с чего бы вдруг? Впрочем, перемены в Валином характере, так или иначе, заметили все, может, поэтому и он заметил ее. Как бы там ни было, договорились встретиться завтра.
   Валюша взглянула на часы и пришла в ужас: день пролетел совершенно незаметно, часовая стрелка приближалась к пяти, а подруга все не прекращала болтать о каких-то общих знакомых. Валя быстро распрощалась с ней и побежала к автобусу - пока еще в Киев доедет...
   Выйдя из автобуса, девушка поправила теплый шарфик - вечером похолодало, с неба сыпалась мелкая крупа, да и ветер отнюдь нельзя было назвать теплым. Валюша не слишком любила зиму. Где-то глубоко снова заворочалось раздражение - ехать еще далеко, а потом еще придется идти от автобуса минут десять по этому холоду... Валя нырнула в приветливое тепло станции метро и, усевшись на свободное место в вагоне, закрыла глаза.
   Снова задумалась о сложившейся ситуации с Эмом. Ситуация. По-другому и не назовешь, потому что даже на определение "отношения" этот абсурд не тянет. Задумавшись, Валя даже слегка пожала плечами, в сотый раз констатируя установленный уже факт: влюбилась. Но давить на него не хочется. Навязываться - совершенно не в духе Вали. Но и разом отказаться даже от этих коротких телефонных разговоров - не хватает сил. Значит, все так и будет тянуться, пока он сам не решит иначе или пока не случится что-нибудь. Валюша вздрогнула и открыла глаза. Нет, этот вариант, "случится" - ее совершенно не устраивает.
   Едва не проехав нужную станцию, девушка вышла. Сощурившись на мельтешащие снежинки в потоках рыжих лучей фонаря, она зашла под навес остановки.
   Автобуса не пришлось долго ждать, однако, ехал он невыносимо медленно, переваливаясь и, как будто, оскальзываясь в талом месиве, взбиваемом колесами проносящихся мимо машин. Когда Валя вышла, часы показывали уже почти семь. Дотопав по выпавшему снегу до нужного дома, Валя уже даже не злилась - ей было одновременно и холодно и жарко. Ноги в кокетливых, но не слишком теплых сапожках просто закоченели, нос и щеки почти потеряли чувствительность, зато от быстрой ходьбы куртка, казалось, стала тяжелой и жаркой.
   Мамина подруга, Светлана Ивановна, оказалась румяной радушной женщиной. Она почти насильно заставила девушку пройти в уютную кухоньку, заварила чай с лимоном. Болтала Светлана Ивановна просто без умолку, потом принесла то самое пальто, ради которого Валя проделала такой долгий путь. Пальто оказалось объемным и тяжелым, оно едва влезло в огромный пакет. Добрая женщина предложила даже вызвать Валюше такси, но та отказалась. Вале ужасно не хотелось выходить снова на ледяной ветер, но деваться было некуда.
   Светлана Ивановна, в ответ на Валину просьбу, подробно рассказала, как пройти на другую остановку, чтобы ехать на маршрутке, а не на автобусе. Девушка подняла неудобный пакет, улыбнулась Светлане Ивановне и двинулась в обратный путь.
   Неприятности начались с того, что остановку она не нашла. Видимо, свернула куда-то не туда между домами (одинаковые, как киношные клоны, блочные девятиэтажки в этом районе давили на психику однообразностью пейзажа). Девушка поплутала еще по дворикам, где из-за погоды совсем не было людей, и только третий, у кого она спросила дорогу, смог внятно рассказать ей, куда идти.
   Остановка оказалась не та, но Вале уже было все равно. Огромный пузатый пакет оттягивал руку с окоченевшими на ветру пальцами, шарфик постоянно выбивался из-под воротника, и его приходилось поправлять, словом, приятного было мало. Валюша уже была согласна сесть на любую маршрутку, которая идет до метро. Там будет легче. Подкатилась тесная "газель", в которую девушка едва втиснулась со своей объемной ношей. Хотя написано на табличке под стеклом было "метро "Вокзальная", расспросив пассажиров, Валюша выяснила, что останавливается маршрутка достаточно далеко от метро. Устало вздохнув, девушка смирилась с этим неудачным вечером.
   Если б этим неудачи и ограничились...
  
   3.
   Тень промелькнула так близко, что Валя отшатнулась, едва не налетев на толстое дерево. Пакет, не желая останавливаться, полетел дальше назад, заставив и Валюшу развернуться. Кстати, как раз вовремя, потому там что из переулочка, который Валя прошла всего пару минут назад, выскочил человек и почти сразу упал в снег. Тень, испугавшая девушку, метнулась обратно. Какое-то странное небольшое животное длинными прыжками понеслось к слабо шевелившейся на снегу фигуре.
   Уже понимая, что опять влезает в какое-то темное дело, Валя бросилась вслед за животным. С разлета упав на колени возле лежащего человека, она с испугом увидела, что возле его ног снег окрасился темными пятнами крови.
   Но человек снова зашевелился, и Валюша помогла ему перевернуться на спину. Странное животное тонко заскулило рядом, неясно маяча в тени вереницы кустов. Валя даже не взглянула в его сторону, удивленная тем, что увидела. Перед ней в короткой дубленке и мешковатых джинсах лежала женщина. Очень молодая и очень красивая, она щурила большие темные глаза, в которых плескались одновременно насмешка и ненависть. Сжатые от боли губы в капельках растаявшего снега чуть заметно шевельнулись:
   - Давай, добивай, видящая!
   Валя не успела удивиться - где-то недалеко послышались голоса и, как будто, рычание. Женщина села, обхватив ладонями левую лодыжку. Только теперь Валя обратила внимание, что там штанина была изорвана и потемнела от крови. Когда она снова взглянула в глаза незнакомки, там была только мольба. Она снова заговорила, на сей раз очень мягко и жалобно:
   - Помоги мне, умоляю... Они убьют меня...
   С той стороны, откуда пришла женщина, приближались голоса и Вале даже послышалось рычание; интуитивно было понятно - погоня. Валюша быстро спросила:
   - Вы сможете идти? - ответ был, тише порывов холодного ветра:
   - Смогу.
   Валя помогла встать незнакомке. Та почти не могла опираться на раненую ногу, но стойко стискивала зубы. Они вместе медленно пошли к яркому свету фонарей, к вечному оживлению вокзала. Обернувшись назад, чтоб посмотреть, не преследует ли их кто-нибудь, Валюша потеряла дар речи. В неясном свете стоящего дальше фонаря, в мельтешении снежинок стояла, широко раскинув руки, Антонина Федоровна.
   Валя сама не могла понять, что чувствует в этот момент, но ужас сковал озябшее тело, застрял в горле неродившимся криком. Уже в следующую секунду девушка смогла отметить, что массивная фигура ужасной женщины вовсе не заслоняет картины пустынного переулка. Сквозь очертания тела Антонины Федоровны был виден падающий хлопьями снег, но страх от этого не становился меньше...
   Валина спутница, тоже обернувшись, сделала нетерпеливый жест рукой, негромко крикнув:
   - Арра!
   Ужасное видение колыхнулось под ветром и растаяло, только тень метнулась в сторону крохотным комочком. Валя стояла бы, наверное, еще долго, вперившись взглядом в пустое место, но раненая женщина крепко сжала ее руку:
   - Пойдем скорей.
   И они снова пошли - медленно и неуклюже. Ужасно мешало пальто, но деть его было некуда, поэтому Валя только прикусывала губу, но шла вперед.
   Уже почти у здания вокзала она снова обернулась. В переулке маячили силуэты людей, но не торопились выйти на ярко освещенную дорогу.
   - Арра... - толи вздохнула, толи всхлипнула женщина, отворачиваясь от переулка. Решившая отдышаться Валюша бросила пакет с пальто под ноги, и устало присела на корточки возле привалившейся к стене здания незнакомки.
   - Что означает это слово? - та перевела на нее полные боли темные глаза и дернула плечом:
   - Это был мой друг.
   - Что произошло? Или нет, что происходит сейчас?
   - Меня хотят убить.
   Последние слова были произнесены таким спокойным и безразличным голосом, что Валя кожей почувствовала - вот она, настоящая опасность. Потом к прижившемуся уже недовольству сегодняшним вечером добавилось еще раздражение - почему она опять должна влезать неизвестно во что?! Девушка встала, подхватила пакет и равнодушно спросила:
   - Скорую вызвать?
   Незнакомка покачала головой и неожиданно приятно улыбнулась. Улыбка изменила ее и без того красивое лицо: оно словно засветилось изнутри. Улыбка очаровывала и завораживала, в ней не было ничего ни опасного, ни неприятного. Женщина протянула руку, мягко коснувшись Валиного плеча:
   - За мной охотятся, меня хотят убить. Ты поможешь мне?
   Стараясь не поддаться очарованию незнакомки, Валя нерешительно сделала шаг назад:
   - Чем я могу помочь тебе?
   - Спрячь меня.
   - Где? - Валя была готова рассмеяться этому необычному заявлению.
   - Не знаю. Но если ты не убила меня, как сделали бы они, так помоги мне. Прошу тебя.
   - А за что тебя хотят убить?
   - За то, что я существую. - ответ был настолько прост, что девушка вздрогнула, отводя глаза.
   Внутренний голос с настойчивостью заевшего проигрывателя твердил: "Не надо!". Взвешивать и выбирать особо не было времени: Валя чувствовала, что погоня вот-вот будет здесь. Она посмотрела на женщину, которая, как ни в чем не бывало, поправляла сейчас вязаную шапочку и вздохнула, понимая, что решение ее в любом случае будет иметь большое значение.
   - Идем.
  
   4.
   - Почему ты думаешь, что тебя не найдут там, где я тебя спрячу?
   Женщина странно посмотрела на нее и, усмехнувшись, отвернулась.
   - Они не предполагают, что мне кто-либо в состоянии помочь.
   Валюша пожала плечами. Вагон метро покачивался, усыпляя своим ровным ритмом, но сейчас ни на миг нельзя терять бдительность. Незнакомка имеет слишком много секретов, но некоторые ей все же придется раскрыть...
   - Ты же понимаешь, что я буду задавать вопросы.
   - О да, - она снова обворожительно улыбнулась - ведь ты настоящая видящая.
   - Кстати, откуда ты знаешь? Ты тоже видящая?
   - Нет, я ведьма.
   - Ведьма. - Валя покачала головой. Интересно, эта очаровательная женщина приложилась головой, когда падала, или притворяется? Девушка никогда не верила ни в колдовство, ни в прочие явления. Особенно - после того, как стала видящей, потому что многие паранормальные явления можно было объяснить вольными или невольными проделками призрачного народа. А тут - ведьма. Ага.
   - Ты зря смеешься, - незнакомка, похоже, даже обиделась на скептическую Валину полуулыбку, - Зря! Ты знаешь о ведьмах? Или... О... - глаза ее загорелись - Ты совсем недавно стала видящей, да? - Валя нерешительно кивнула - О! - Женщина обрадовалась и оживилась - Это даже лучше, чем я мола мечтать! Мы поможем друг другу.
   Валя чуть отодвинулась и недоверчиво пожала плечами:
   - Тогда, может, для начала познакомимся?
   - Меня зовут Лори.
   - Ведьма Лори? - Валюша улыбнулась, припоминая одну из любимых своих книжек - У тебя, случайно, нет еще и кошки по кличке Томасина?
   - Нет... - Лори выглядела немного озадаченной - Это производная от Лорелей.
   - Да, - это заявление еще больше приподняло девушке настроение - твоя мама, видно, любила легенды.
   - Мама? Разве ты не знаешь, что у ведьм нет родителей?
   - Ну да. Тебя нашли в капусте.
   - Послушай...
   - Валя.
   - Да, Валя, если ты будешь сомневаться во всем, что я говорю, как же мы сможем доверять друг другу?
   Валюша недобро сощурилась:
   - А не рано ли говорить о доверии?
   - Ну... ты помогаешь мне, значит, хоть немного веришь.
   - Верно, но... - Эта женщина вызывала у нее противоречивые чувства. С одной стороны, Лори была прекрасная, чистая, в ее словах скользили открытость и детская непосредственность, но, в то же время, что-то подсказывало, что не все так просто. За обличьем ангела прячется что-то тревожное и, быть может, опасное. Впрочем, к последнему не привыкать.
   Весь остаток пути молчали. Несмотря на то, что решение уже принято, Валя продолжала колебаться. Она ведет в дом чужого человека, пусть и женщину, но совершенно незнакомую. К тому же, за этой женщиной ведется охота, цель которой - ее жизнь.
   Уже остановившись у своей двери, Валя обернулась к Лори:
   - Я живу не одна.
   - С родителями или с мужем?
   - Ни то, ни другое. Просто у меня в квартире живет домашник.
   - А... - в голосе женщины послышалось разочарование - это ж нормально... Было б странно, если б у тебя не жил никто из призрачного народа.
   - Тогда проходи.
   Ненавистный пакет с пальто полетел под вешалку, Валя быстро сбросила верхнюю одежду и понеслась на кухню - поставить чайник, а заодно, предупредить Веню. Однако домашника нигде не было видно, поэтому девушка провела свою неожиданную гостью прямиком в ванную и скомандовала:
   - Покажи рану.
   - Думаю, там ничего особенного, - по голосу было понятно, что эта тема волнует Лори меньше всего - просто в таком месте досадном, что мешает ходить.
   - Сейчас принесу бинты...
   - Не надо, - Лори снова улыбнулась, ловко сбрасывая джинсы и пинком заталкивая их куда-то под ванну, к половым тряпкам, - полечусь сейчас и все пройдет.
   Валя изумленно уставилась на глубокие рваные ранки, двумя полукружиями охватившие тонкую белую голень.
   - Чем тебя ранили?
   - Обычный капкан.
   - Капкан на ведьму? - хмыкнула девушка и предоставила гостье в одиночестве "залечивать" раны, а сама пошла готовить ужин и, конечно, горячий чай с лимоном.
   Валюша решила пока не приставать к Лори с расспросами, отложив это занятие до утра. Очень хотелось рассказать ситуацию хоть кому-то, кто может точно ответить: лжет ли странная женщина или она действительно ведьма? Но, конечно, по закону подлости, домашник куда-то сбежал, а от Эма звонка теперь не будет, по крайней мере, до завтра.
   За ужином Валя тайком разглядывала свою гостью, не уставая удивляться. Поразительно красивые черты лица, чудесная белая кожа, которой бы позавидовала любая женщина, копна огненно-рыжих, мелко вьющихся волос, явно никогда не знавших, что такое краска и потрясающая фигура не могли не привлекать внимания. Завернутая в большую махровую простыню, Лори освоилась и чувствовала себя совершенно комфортно, к тому же, раненая нога была теперь покрыта всего лишь красными пятнышками, которые уже нельзя было сравнить с кровавыми ранами.
   Когда молчание затянулось, она заговорила первой:
   - У тебя тут так мило...
   - Для себя стараюсь.
   Разговор не клеился. Валя хотела задать тысячу вопросов, но, помня данное себе обещание, молчала. Лори же сделала несколько вялых попыток завязать "светский" разговор, но вскоре бросила эту затею и жалобно посмотрела на Валю раскосыми, неестественно зелеными глазами:
   - Я бы пошла отдохнуть, если ты не против.
   - Да, конечно.
   Валюша отметила про себя, что в этой женщине все порывы и эмоции настолько сильны, что вызывают смутное ощущение чрезмерности. Когда она улыбается, то словно всю возможную радость вкладывает в эту улыбку; когда жалобно смотрит, чуть опустив голову, то кажется, будто ее сердце разорвется от горя, если отказать ей в просьбе. Наверное, как раз от таких женщин мужчины приходят в восторг, потакая всем их прихотям. Валюша живо одернула себя, заподозрив в банальной ревности к яркой красавице.
   Уже сидя на кухне в гордом одиночестве, она пыталась проанализировать ситуацию. Лори назвалась ведьмой. Кем бы она на самом деле ни была, она имеет отношение к призрачному народу. То есть, как минимум - видящая. И за ней кто-то охотится.
   Как раз последний факт не особо удивлял Валю: она сама, став видящей, влезла в такие, с позволения сказать, приключения, что мало не показалось. Только узнать бы, кому мешает красавица. И, кстати, неплохо бы разобраться и с этим странным явлением, которое заставило Валино сердце сбиться с ритма там, перед вокзалом. Антонина Федоровна. Девушка зябко передернула плечами. Если она мертва, то как мог ее призрак стоять в том переулке? Кстати, в призраков Валюша тоже не верила. Слишком много вопросов. Но на некоторые утром ответит Лори, а остальные...
   В углу послышалось шуршание и из отверстия вентиляции выскользнул домашник, аккуратно притворяя за собой решетку. Веня улыбнулся задумчивой девушке и спустился к ней. Валюша облегченно вздохнула: наконец-то появилась возможность хоть с кем-то поделиться своими сомнениями.
   Домашник с предельным вниманием выслушал все, что произошло в этот вечер с Валей. Когда девушка закончила свой рассказ, он, не говоря ни слова, просто покрутил пальцем у виска. Воцарилось нехорошее молчание, объяснением которому был, конечно, страх, явственно отражавшийся в больших глазах домашника.
   - Валентина, - голос его был обманчиво-мягок, - может, все твои приключения ничему тебя и не научили. Поверю даже, что ты и теперь наивно почитаешь всех, кто имеет отношение к призрачному народу хорошими, да безобидными...
   - Да нет...
   - Погоди! Но у тебя вовсе мозгов уже нет, коли приводишь в дом человека, за которым идет охота?!
   Валя вскочила, тоже невольно повышая голос:
   - А что, мне следовало бросить раненую, зная, что ее убьют?
   - И пусть бы убили, - буркнул уже тише домашник. Валя вскинулась:
   - Так для тебя человеческая жизнь ничего не значит?! А я не могу так!
   - Дура ты, - Веня глянул равнодушно и устало, развернулся и полез в свой шкафчик. Валюша возмущенно подалась вперед, но потом остановилась и снова опустилась на табуретку. Непрошенные слезы хлынули сразу потоком, сопровождаемые в аккомпанемент только ворчанием холодильника. Спустя минут пять девушка быстро отерла кулаком мокрые щеки и все также, не проронив ни звука, вышла из кухни и отправилась спать. Она не видела, как из своего жилища выскользнул домашник и скрылся за решеткой вентиляции.
  
   5.
   Валюша проснулась от лучика солнца, пробившегося между занавесками и щекотавшего щеку, а еще от голосов. Немного полежав, прислушиваясь к приглушенному, но оживленному спору, она, наконец спрыгнула с кровати и пошла в ванную. Судя по всему, Веня и Лори познакомились и даже уже успели повздорить. Ну ничего, пусть пока как-нибудь сами там разберутся, а ей нужно привести себя в порядок.
   Когда девушка, освеженная прохладным душем, появилась на кухне, домашника уже нигде не было видно, а Лори сидела, листая старый журнал. Валя кивнула ей и полезла в холодильник, поискать чего-нибудь съестного.
   Веня появился, когда завтрак подходил к концу. Лори деликатно пила кофе из крохотной чашечки, заедая бутербродом с сыром, и высказывала свое мнение по поводу модных в этом сезоне причесок. Валя больше отмалчивалась, соображая, как бы подипломатичней приступить к допросу. Домашник спустился и уселся на третью табуретку, с усилием выдернув ее из-под стола под удивленным Валиным взглядом. Усевшись поудобней, он повернулся сразу к Лори, которая теперь сидела, откинувшись к стене и щурила свои глазищи, где явственно мелькала насмешка:
   - Ну что, ведьма, собираешься рассказывать? Али так и будешь чушь нести?
   - Милый Веня - она лениво улыбнулась - что я должна рассказать? Что меня хотят убить? Это Валечка знает.
   - Нет, ты расскажи лучше, почему тебя прогоняют все, к кому ты приходишь?
   - С чего ты взял? - кажется, Лори начала чуть нервничать, и ее слова приобрели странные интонации, словно она говорила чуть с акцентом.
   - Тебя ведь не просто так хотят убить! Ты приносишь беду везде, где оказываешься, так, ведьма?
   Она вздернула подбородок и пронзительно глянула прямо на Валю, адресуя слова, однако, домашнику:
   - Скажи еще, что веришь байкам, о рождении ведьмы. Скажи, что веришь, будто ведьма рождается в тот момент, когда молния убивает живое существо, находящееся в этот момент на чьей-нибудь могиле.
   - Верю! - Веня даже вскочил на ноги - А ты от темы-то не уходи! За что тебя убить хотят? А?
   Лори тоже резко подалась вперед:
   - А за то, что они считают ведьму злом в самой ее сути! Ты! Ты много знаешь о ведьмах? Или просто бабушкины сказки да обрывки перевранных разговоров припомнил?
   - Зло ты и есть!
   - Остановитесь! - Валя гневно посмотрела на ставшего агрессивным домашника, потом на Лори. Они оба замолчали, лишь посверкивая злыми взглядами друг на друга.
   - Все, успокоились быстренько. Теперь так: я задаю вопросы вед... Лори, а ты, Веня, дополняешь мои вопросы, если надо. Только без лишних эмоций. Договорились?
   Оба кивнули в знак согласия, и девушка попыталась собраться с мыслями.
   - Так... Лори, кто эти люди, которые охотятся на тебя?
   - Группа фанатиков, которые истребляют, как у них принято выражаться, нечисть.
   - Вроде не в средневековье живем... Говоришь, фанатики?
   - Ну... Да... - по всему чувствовалось, что женщина чего-то не договаривает. Веня презрительно кривил губы, тихонько выстукивая крохотными пальцами о край табуретки тревожный ритм. Валя, стараясь быть рассудительной, повернулась к нему - Веня, ты считаешь иначе?
   - Еще бы! За ней охотятся специалисты.
   - Что за специалисты? Ты не рассказывал мне об этом.
   Домашник смутился и поманил девушку пальцем, а когда она наклонилась, чуть-слышно шепнул ей на ухо:
   - Валентина, посмотри на нее: она ведь даже выглядит опасно!
   Валя покачала головой, А Лори тем временем одним глотком допила остывший кофе и посмотрела в упор на домашника, а потом снова на Валю:
   - Валечка, я понимаю твое недоверие. Но послушай. Ведьмы появляются редко и их очень мало. Я не буду сейчас рассказывать тебе, как это происходит, а скажу кое-что другое: ведьма наделена очень большими способностями по людским меркам. Мы можем исцелять и губить, управлять силами и явлениями природы... Теперь ты догадываешься, за что нас не любят?
   - Значит, все сказки о ведьмах, это не вымысел?
   - Не совсем так. Раньше мы были более открыты к людям. Тогда нас жгли на кострах. Теперь времена изменились. Довольно и того, что мы просто хотим выжить.
   - Если вы не делаете зла, за что тогда вас убивают?
   - За силу, которая дает власть. За потенциальную опасность... Я скажу тебе больше: такую силу, как у нас может получить лишь женщина. Наша сила была бы желательна многим. Ну и политика, конечно, в последние пару десятков лет. Только подумай, что может сделать политик, имея в подручных такую силу! И именно поэтому нынешние ведьмы не задерживаются долго на одном месте. Большой потенциал силы привлекает внимание, даже если ее не демонстрировать. И я тоже путешествую по свету. А за мной, как видишь, охотятся.
   - Шито твое объяснение белыми нитками!
   Веня не мог промолчать, но тут же утих, поймав недовольный Валин взгляд.
   - Они знают все, что я рассказала вам. Они также знают, что я не задерживаюсь надолго в одной стране, поэтому подумают, что я сразу уеду, почуяв погоню так близко. Впрочем, Валя, твой друг прав: я навлекаю лишнюю опасность. Позволь мне еще одну ночь воспользоваться твоим гостеприимством, потом я уйду.
   Молчание, воцарившееся после этих слов, свидетельствовало о том, что каждый рассуждал по-своему, каждый обдумывал возможные варианты развития событий. Наконец Валя пожала плечами:
   - С точки зрения того, что я знаю, мне кажется, ты, Лори, можешь остаться на несколько дней здесь. Но Веня знает о призрачном народе больше меня. Пусть будет как он скажет. Не обижайся.
   Ведьма тряхнула роскошной шевелюрой и наклонилась ближе к Вале:
   - Видящая, ты позволишь командовать собой домашнику?!
   Валюша сощурила глаза и неприязненно отодвинулась:
   - Не стоит тебе говорить так, Лори, ты можешь потерять даже ту поддержку, что имеешь!
   Лори откинулась назад и примирительно улыбнулась Вале. Веня откашлялся и повторил Валин жест, пожав плечами:
   - Что я? Есть вещи, которые мы не можем изменить... Если ведьма будет желать нам зла, то так или иначе она сделает это зло.
   Валя быстро посмотрела на Лори, а та резко встала, криво улыбнувшись уголком рта:
   - Да прекратите истерику оба! Дайте мне десять минут, чтобы одеться и я уйду.
   И девушка, и домашник посмотрели в спину удаляющейся в комнату ведьме.
   - А есть вещи, которые неизбежны, - словно продолжая начатую фразу, задумчиво сказал Веня.
   - Ты считаешь, я во всем виновата?
   - Отчего же...
   - Вень, я все понимаю. Каждый раз, когда делаю глупость вроде этой идеи подобрать Лори, я понимаю, что влезаю в неприятности. Но иначе как-то не получается...
   Валя подошла к окну, глядя, как снег белоснежными хлопьями выкладывает мозаикой карниз. Потом снег сдувает ветром, но неунывающие снежинки снова складываются причудливым узором - все гуще и гуще, пока поверхность не укрывается пушистым снежным платочком. И опять порыв ветра. Все заново. Как в жизни. Выкладываешь-выкладываешь "правильные" поступки мозаикой по прошедшим дням. Слой за слоем - тонкий, одному тебе понятный узор. А потом один безрассудный поступок, как порыв ветра - и опять голая основа. Зима не устает. Сыплет снегом и сыплет. Человеку трудней. Валя, задумавшись, поймала лишь последние слова из фразы, сказанной домашником:
   - ...доброе сердце твое.
   - Что, прости?
   - Ничего. Иди лучше поговори с ведьмой.
   - Ты сильно сердишься? - обернувшись, Валя заметила, что домашник прячет в густые усы улыбку
   - А ты не серди меня, вот я и сердиться не буду. Я ж за тебя волнуюсь.
  
   6.
   Войдя в комнату, где ночевала Лори, Валя увидела, что та, полностью одетая - только без куртки - сидит в кресле и читает книжку. Увидев Валю, она обворожительно улыбнулась и откинулась на спинку.
   - Ты мне не слишком нравишься. - Вале было неприятно говорить это, но хотелось просто расставить все точки на положенные им места.
   - Я знаю.
   Улыбка Лори стала еще ярче, чем повергла Валю в некоторое недоумение. Она ожидала иной реакции на свои слова.
   - Я не прогоняю тебя. Оставайся.
   - Валечка, ты зря говоришь, что я не нравлюсь тебе...
   - О чем ты?
   - Забудь, это я о своем. Да, я ведьма. Но я не причиню тебе вреда, можешь мне поверить!
   - И друзей моих не обижай.
   - Друзей? Во множественном числе? - Лори приподняла бровь, а Валя сразу вспомнила Эма и почему-то смутилась.
   - Да.
   - Хорошо. Я могу остаться?
   - Оставайся. Да, я хотела спросить... Что это был за друг у тебя, который остался там, на вокзале?
   - Арра... - Красивое лицо рыжеволосой Лори враз погрустнело, она прикрыла глаза и уже не выглядела самоуверенной неприступной красоткой - просто несчастная, да к тому же, похоже, безумно одинокая женщина...
   - Он из брумсов... Он был мне очень дорог...
   - А кто такие брумсы?
   - О, ты не знаешь? - Лори так удивилась, что, казалось, даже горе ее чуть отступило, - Брумсы чудесные и милые создания. Теперь их мало. У них только один недостаток: когда они напуганы, то экранируют подсознание человека.
   - Как это?
   - Ну как... Когда они боятся, то считывают из подсознания ближайшего человека его страх, а потом отражает его. Люди называют такие явления привидениями. А это всего лишь маленькие напуганные брумсы.
   - Интересно... - Валя задумалась, - выходит, те, кто рассказывают о том, что видели привидений, говорят правду? А НЛО?
   - Решай сама, - Лори улыбнулась, - Арра порой такие формы принимал, что даже у меня мурашки по коже шли. Арра... - ведьма всхлипнула и прикусила губу, чтоб не расплакаться.
   Неловкую ситуацию спас телефонный звонок, настойчиво задребезжавший в коридоре. Однако когда Валюша подхватила трубку, то услышала лишь короткие гудки отбоя. Присев на стул в полутемной прихожей, девушка прислушалась к странному тревожному чувству. Нового звонка все не было, и она отругала себя за паникерство. Звонить-то мог кто угодно...
   В прихожую вышла Лори - одетая, с курткой в руках.
   - Ты куда?
   - Мне надо пройтись.
   - Это опасно. Привлечешь к себе внимание...
   - Не бойся, меня никто и не заметит.
   - С такой-то внешностью? - Валя рассмеялась и зажгла свет. Но, к ее изумлению, узнать Лори было трудно: челка убрана под шапочку, а длинные локоны заправлены под куртку, отчетливо виднелись несколько морщин, значительно состаривших лицо, болезненная бледность и синеватый оттенок губ еще более усиливали впечатление... Разве что глаза остались прежними, ярко-зелеными, но теперь под ними красовались темные круги, как от бессонных ночей. Лори сжалилась над ошарашенной Валей и улыбнулась, приобняв ее за плечи:
   - Этот дивный эффект легко достигается обыкновенной косметикой, которой пользуется каждая женщина. Так что не пугайся, Валюша, и не бойся за меня, все-таки я ведьма, - и, подмигнув, Лори скрылась за дверью, только клацнул замок.
   Звонок все-таки раздался. Звонил Витя и спрашивал, когда они встретятся. Не долго думая, Валя сказала "Да хоть сейчас" и, стараясь не встречаться с домашником, быстро оделась.
   На миг задержалась в дверях, колеблясь: а как же любовь? Очень хотелось вновь увидеть Эма. Очень хотелось никуда не уходить теперь, но то - если б Эм был с ней. То - если б Эм не вел себя так по-идиотски... Ну а что остается? Поулыбаться Вите, выпить с ним по чашечке кофе, погулять по городу и вернуться снова домой - грустить о несбыточном. Раздразнив себя этими мыслями. Валя в очередной раз обиделась на любимого оборотня и в сердцах громко хлопнула дверью.
   Легче не стало.
  
  

Часть 2

  
   - Тебе здесь нравится?
   Откровенно говоря, Вале не слишком нравилась шумная и закуренная кафешка, где в клубах табачного дыма сновали полупьяные посетители, но иного развлечения пока не предвиделось, поэтому девушка кивнула. Витя осторожно, словно боясь вспугнуть, провел пальцем по Валиной щеке:
   - Почему ты такая необычная?
   Девушка передернула плечами и вдруг, неожиданно для себя, улыбнулась:
   - Потому что дома у меня живет домовой, а теперь еще и ведьма. - Валя поморщилась, почувствовав, что сидящий за соседним столиком мужчина курит дешевые сигареты, от дыма которых першило в горле. Облако дыма с его стороны, грозно надвигавшееся на Валюшу, словно раздумало нападать и плавно устремилось в другую сторону. Девушка отвернулась и обнаружила, что ее заявление лишь позабавило Витю. Она снова улыбнулась: - Мне пора.
   Он еще раз коснулся ладонью ее щеки:
   - Так рано? Строгая мама ждет? - Покровительственный тон раздражал Валюшу, но она решила не слишком напрягаться по этому поводу. Решительно отодвинула опустевшую кофейную чашечку и стала одеваться.
   Естественно, он предложил проводить ее домой. Настойчивый какой, - с холодцой подумала девушка, но внезапно увидела в дверях знакомое лицо.
   Сердце на миг замерло, так, что даже шум стал неслышен. Марево сигаретного дыма на секунду скрыло почудившийся образ, но это не могло остановить Валю, забывшую о своем кавалере. Дыхание окончательно сбилось, когда она с разлета опустилась на стул за столиком возле самых дверей. Слова куда-то пропали, но главным было то, что человек никуда не пропал. Он улыбнулся тепло и ласково:
   - Я очень соскучился.
   Валя не знала, что скорей сделать: броситься ему на шею, разреветься, не стесняясь окружающих или просто уйти, обидевшись на его эгоизм. Поэтому просто сказала первое, что (совершенно некстати) пришло на ум:
   - Ты следишь за мной? - вопреки всему, он не обиделся. Только улыбка сошла.
   - Не слежу. Хотел просто узнать, все ли у тебя в порядке.
   - Веня рассказал? - догадалась Валя.
   - И Веня. Я звонил, тебя дома не было.
   - О. Он опять берет трубку в мое отсутствие...
   - Так все ли в порядке? - от этого пристального взгляда было не скрыться, поэтому Валюша немного разозлилась.
   - Просто отлично. Я вообще-то на свидании. - вряд ли она могла бы ответить даже себе, зачем сказала это. Наверное, назло. А назло когда что-то делаешь, ничего путного не выходит, это Валя давно знала. Словно подтверждая это правило, Эм улыбнулся, пряча глаза, и быстро встал:
   - Я рад, что у тебя все в порядке. Прости, что побеспокоил. - и быстро пошел к выходу, скрывшись за тяжелой металлической дверью раньше, чем Валя успела хоть что-то сказать.
   - Это твой знакомый? - ревниво поинтересовался возникший рядом Витя.
   - Идиотка. - проигнорировав вопрос, констатировала факт девушка, потом, не оборачиваясь к своему кавалеру, бросила: - Пошли.
   Она даже немного надеялась, что после произошедшей сцены Витя сам поймет, что лишний здесь, однако молодой человек, казалось, ничуть не смутился, а даже обнял девушку за плечи. У Вали было желание стряхнуть его руку - настроение катастрофически быстро портилось и хотелось поскорей остаться одной.
   Оказавшись на остановке, возле автобуса на Вышгород, Валя решительно обернулась к парню:
   - Ну все, я поехала. - Словно подтверждая ее слова, автобус фыркнул и мерно заурчал, готовясь отправляться в путь (звуком своим снова некстати напомнив Эма).
   - Да чего там, проведу уж тебя... Так сказать, сдам лично в руки строгой мамочке, - Витя весело рассмеялся собственной шутке. Похоже, от него вовсе не так уж просто отделаться. Можно конечно, строго осадить его, но тогда, судя по его характеру, будет скандал... Валя почти безропотно стерпела, когда он плюхнулся в кресло рядом с ней, только поджала губы и отвернулась к окну. Спокойно предаться размышлениям настойчивый ухажер конечно не дал. Вместо того чтобы обдумать, как помириться с Эмом, Валюша теперь размышляла, как отшить Витю. Чувствовала ведь, что ничего хорошего из затеи с этим свиданием не выйдет. Вообще в последнее время интуиция обострилась... К чему бы это?
   На остановке девушка снова предприняла попытку отделаться от Вити. Он опять настаивал, чтобы проводить ее до самого дома, но тут уж Валя сдаваться не собиралась. Когда ситуация, казалось, зашла в тупик, спасение пришло совершенно неожиданно: на другой стороне дороги мелькнула знакомая шапочка и пара выбившихся из-под нее огненных локонов. Девушка окликнула ведьму и помахала ей рукой. Лори заспешила к ним, ловко лавируя между автомобилями.
   Расплывшись в намеренно радостной улыбке, Валя подхватила ведьму под руку:
   - Ой, Лори, Витя хотел проводить меня домой, боялся, что украдут, - весело рассмеялась, - но теперь в этом нет нужды. Ну все, Вить, спасибо за приятно проведенное время!
   Лори послала ослепительную улыбку Вите и шепнула на ухо Вале:
   - Помочь тебе избавиться от него? - Валя покачала головой, но тут же обнаружила, что рано обрадовалась.
   - Ну и отлично, я провожу вас обеих! А то риск еще больше, ведь могут украсть сразу двух красавиц! - мысленно застонав, Валюша глянула на Лори. Та гордо улыбнулась и изящно тряхнула головой, заставив выбиться из-под куртки еще несколько прядок роскошных волос:
   - Валечка, вижу, ты торопишься? А я, как назло, утром подвернула ногу и теперь не могу быстро идти...
   - Тогда я пойду скорей домой, а Витя присмотрит, чтоб ты больше ничего не подвернула! - с радостью подхватила игру Валюша, торопясь уйти, пока Витя ничего не успел возразить.
  
   2.
   Снег весело поскрипывал под ногами, пока Валя шла по знакомым улочкам. Теперь было достаточно времени, чтоб подумать над происшедшим, пожалеть себя... Но что-то было не так в морозном воздухе, что-то мешало сосредоточиться на своих мыслях.
   До дома оставалось немного: дойти до конца этой улицы и дважды повернуть, но Валя медленно отошла в сторону, где под пятиэтажным домом густо перемешались кусты сирени с яблоневыми деревьями, и нерешительно остановилась, приложив ладонь к тонкому стволу молодого деревца. Улица была пуста, к тому же неплохо освещена, но сердце заходилось в тревожном ритме. На ближайшей развилке молодая парочка, звонко хохоча, прошла мимо. Напряжение росло. Хотелось бросить все и мчаться домой, не разбирая дороги. Валюша едва сдерживала этот странный порыв, крепко стискивая ладонями дерево и почти не замечая сочащегося через перчатки холода. Где-то в темноте послышалось грозное рычание и, не в силах больше сдерживаться, девушка нырнула под ветки, в полосатую темноту заснеженных кустов, только хлопья снега осыпались вслед.
   Продравшись через заросли, выскочила на потрескавшийся мокрый бетон дорожки, окружающей дом под самой стеной. Над головой, чуть левее, забранное белой решеткой окно золотило снег ярким светом и низкий мужской голос под негромкий аккомпанемент гитары пел: "...С утра есть иллюзия, что все не так уж плохо... С утра есть сказка со счастливым концом..."
   - Сказка...
   Валя обернулась так резко, что закружилась голова. На дорожке чуть дальше стоял незнакомец, в его пальцах сиял алый огонек сигареты. Девушка развернулась в противоположную сторону, собираясь бежать, но путь был отрезан: массивная остроухая немецкая овчарка сидела с другой стороны дорожки, неторопливо облизывая снег с широких лап.
   - Умоляю, не бегите. Сэр может прыгнуть, и вы упадете, - незнакомец говорил медленно, сильно коверкая слова в странном мягком акценте, но не путая падежи, как часто делают это иностранцы, видно, неплохо изучил русский язык.
   - Если вы двинетесь в мою сторону, я закричу. Громко. - как ни странно, когда опасность наконец обрела форму, страх отступил, оставив ум ясным, а голос твердым и холодным.
   - Не надо кричать... У меня не очень хороший русский, но моего друга здесь нет, а нам надо говорить... Поговорить... Извините...
   - Я не хочу с вами говорить.
   - А вы знаете, кто я?
   - Догадываюсь.
   - Тогда разговор необходим.
   Валя снова скосила глаза на собаку. Та смотрела теперь на девушку в упор, высунув розовый язык. Взгляд пса был очень сосредоточенным. Валя с ненавистью сжала кулаки. Она знала, что в глаза собаке смотреть нельзя, есть риск спровоцировать атаку, но до боли вглядывалась в отблеск темных зрачков. И вдруг овчарка развернулась и лениво потрусила прочь. Незнакомец, тоже заметив странное поведение пса, поспешил окликнуть его:
   - Сэр! - Пес замер, повернув набок голову, и тогда Валя сорвалась с места, прикрывая глаза руками, чувствуя, как ветки с жутким свистом хлещут по гладкой ткани куртки.
   Вылетев на обледеневшую улицу, девушка поняла, что не удержится на ногах, и припала на колено, больно ударившись об лед. Развернувшись в падении, Валя быстро вскочила и понеслась прочь, припадая на ушибленную ногу. Она понимала, что нельзя привести погоню домой, но и догадывалась: если ее выследили так просто, на улице, они, вероятно, знают, и где она живет...
   Завернула за угол и почувствовала сильный удар в плечи, прежде чем рухнуть вниз.
   Голову поднять оказалось невозможно, потому что даже через толстый воротник куртки и шарф почувствовала клыки, надежно удерживающие ее от любых движений. В рот набился снег, слезы обиды обожгли щеки, но грозное рычание не давало ни малейшей надежды.
   Рывок - и железная хватка пропала, Валя повернулась и села, ощущая боль в ушибленной ноге и разбитых при падении локтях. Незнакомец опустился возле нее на колени, не обращая внимания на липнущий к дорогому шерстяному пальто снег. Голова кружилась, и Валюша замерла, глядя перед собой.
   - Зачем вы так?
   - Я не буду с вами ни о чем разговаривать, - медленно, разделяя слова, произнесла Валюша, украдкой оглядывая улицу. Так, на лавочке пара старушек, да еще чья-то щуплая фигура, неспешно идущая в их сторону. Хорошо.
   - Прошу вас! - акцент усилился, и теперь Валя едва разбирала слова.
   - Вы сейчас позовете свою собаку, и будете стоять с ней, не двигаясь, пока я не уйду. Вы не последуете за мной, иначе я закричу. Милиция отсюда через два дома. Они быстро будут тут.
   Блеф, конечно: милиция достаточно далеко от этого места, да и доблестные хранители порядка вовсе не спешат обычно на зов обиженных, но Валя делала ставку на то, что незнакомец явно не местный, вряд ли знает такие подробности. Из-под опущенных ресниц девушка поглядывала на него. Красивый, с тонкими чертами лица и черными волосами - длинными, почти до плеч, и немного вьющимися. Глаза или темно-карие, или черные. Эдакий роковой мужчина, - невесело подумала Валюша. Он явно колебался, тоже оглядывая улицу. Потом встал и протянул Вале руку. Она демонстративно проигнорировала этот жест и поднялась самостоятельно, стараясь не обращать внимания на боль.
   Незнакомец держал собаку за широкий ошейник, пока Валя удалялась, поминутно оглядываясь через плечо.
   - Нам все равно придется поговорить, Валя... - она услышала это, отойдя шагов на десять, и испуганно обернулась, но не увидела выражения глаз: мужчина наклонился к псу и длинные волосы, спадая, полностью закрыли его лицо.
  
   3.
   Как добралась домой, Валюша практически не помнила. Вроде бы даже поболтала с соседкой по лестничной клетке... Веня шарахнулся от ее дикого выражения глаз, а Лори, по-видимому, еще не пришла. Поэтому, все также молча, Валя набрала в ванну воды и опустилась в ароматную пену.
   Нервное напряжение отпустило, и слезы принесли облегчение, беспрерывным потоком скользя по щекам - и в ванну. Как будто там и без того воды мало, - невпопад подумала девушка. Все происшедшее казалось чем-то нереальным, как бывает, когда посмотришь очень страшный фильм, а потом убеждаешь себя, что все выдумка, бред... Ситуация повторялась - повторялась до головной боли, до горьковатого привкуса во рту: миллион вопросов, очень мало ответов и угроза. Почему это происходит снова и снова? Что хорошего в том, что она видящая, если это приносит одни только неприятности?..
   Додумать, как водится, не дали. На пороге ванной возникла Лори с подносом в руках. Валя слишком устала, чтобы чему-то удивляться, поэтому просто спросила:
   - Как ты вошла? У тебя ведь нет ключа?
   Ведьма мило улыбнулась (от прежней, старившей лицо, косметики не осталось и следа) и поставила поднос на уголок ванны. На подносе исходила ароматным паром большая чашка чая, и высилось аппетитной горкой печенье.
   - Тогда почему ты не спросишь, как я вошла в ванную? Ты ведь закрыла защелку.
   - Верно... - Валюша поняла, что все-таки удивилась, и решила больше ни о чем не спрашивать. Тем более что и вопросы задавать-то уже не хотелось.
   Чай оказался на травах. На пытливый Валин взгляд ведьма ответила только легким пожатием плеч. На ней теперь был надет тонкий и длинный золотистый шелковый халат: видимо Лори успела пройтись по магазинам.
   От чая тепло, наконец, добралось и до внутренностей девушки, она устало откинула голову на бортик ванны, а ведьма нашарила в воде ее руку. Некоторое время Лори просто наблюдала, как пена сбегает по поднятой руке к плечу, потом осмотрела разбитый локоть и приказала:
   - Закрой глаза и расслабься!
   Всего лишь легкие прикосновения, как будто перышком или шелком по коже. Саднящая боль ушла почти сразу, перестав доставлять неприятные ощущения. Лори все время говорила. Бормотала вполголоса какую-то убаюкивающую чепуху, поэтому Валя не сразу обратила внимание, когда слова адресовались ей:
   - Где еще болит?
   Пришлось извлечь из теплой воды второй локоть и продемонстрировать ушибленное колено. Лори легко справлялась с травмами. С любопытством Валюша вывернула локоть, разглядывая гладкую розовую кожу на месте широких ссадин.
   Когда ведьма коснулась колена, Валя не стала закрывать глаза. Боль словно утекала тонкой струйкой куда-то в абстрактную пустоту, и было забавно наблюдать, как набрякшая синева расходится, уступая здоровому цвету кожи. Когда все признаки синяка окончательно исчезли, девушка поймала удивленный взгляд ведьмы. Размыкать губы не хотелось, но спросила, больше для порядка:
   - Что?
   - Ничего... Просто у тебя очень здоровый организм, - Лори отвела взгляд и улыбнулась, касаясь кончиками пальцев исцеленного колена, торчащего из пены, как горный пик в облаках, - Не больно уже?
   Вместо ответа Валя просто помотала головой. Спать хотелось так, что сознание, казалось, пытается уплыть в светлый туман, едва сдерживаемое Валиной волей.
   - Пойдем. - Лори вложила ей в руки большое полотенце и исчезла за дверью, предоставив Валюше самой приводить себя в порядок. Едва дойдя до своей кровати, девушка поняла, что отключается в буквальном смысле этого слова: все поплыло перед глазами, словно действительность опускала занавес, возвещая окончание этого мучительного дня.
   Остались только мягкие сугробы подушки, в один из которых так уютно было уткнуться носом, да тяжелое тепло одеяла, да гладкость, да мягкая упругость, ласкающая тело... Тепло губ, так мягко касающихся лица, ладони, не выпускающие из нежного плена усталое, но жаждущее ласк тело - все это было так необходимо сейчас, что казалось: прекратись сейчас страстный танец двух тел - и сердце остановится...
   И потом сны. Усталому и измученному человеку редко снятся сладкие сны - жизнь трудно отпускает сознание в край благословенных миражей - скорей сама приходит туда, не давая забыть о себе. Но, так или иначе - даже это частичное ускользание от жесткой действительности несет покой и желанный отдых.
   Усталому и измученному - редко...
   Но не в этот раз.
   Сбылась мечта - и не было обыденной тягучести. Был Эм - впервые? впервые! - и все было хорошо - ну хоть здесь! - когда он тихо баюкал Валю в надежном кольце своих рук. Он никуда не бежал, не уходил, не покидал. Даже не защищал. Потому что в этот раз защищать было не от кого. И небо было ясным, сияющим, как глаза напротив - с вертикальными веретенцами глубоких зрачков. Кот? Ну пусть даже котом был бы - только б не уходил никуда.
   И было еще что-то: большое, сильное, неминуемое, как грозовая туча в замечательный летний день. Но это что-то не вызывало тревоги - просто существовало, как данность, как наступающее "завтра", как предчувствие утра в предрассветной, влажной тишине полей... Бескрайних...
   А прямо посреди поля невыносимо белая статуэтка. Нет. Живая - такая ослепляющая в ночных сумерках. Не хватает только луны, которая серебрила бы это божество своим холодным светом, короновала бы волосы нездешним оттенком... Нет луны в предрассветных сумерках.
   Валя ступает босыми ногами по мягкой влажной траве. Трава щекочет ступни и ослепительная фигура все ближе. Девушка делает еще шаг и еще, а белокожее создание опускается прямо в траву, отбрасывая одним движением на спину густое облако волос. И вот уже почти не видно сияющей кожи, только две округлые руки, как лебединые шеи, выныривают, изгибаются, зарываясь длинными пальцами в тенистость волос.
   - Никогда не подумала бы, что встречу на своем пути рождение силы.
   Теперь Валя видит, что точеный профиль неземного создания принадлежит Лори. Ведьма не улыбается, даже не открывает глаз, только опускает руки и теперь вся она укрыта волосами. Валюша вглядывается в притягательные черты лица Лори, но не чувствует тревоги. Скорей удовлетворение. Но вопрос должен прозвучать, как продолжение невидимой нити, чтобы сон не кончался...
   - Что это означает?
   - Ты очень пытлива, Валя. Ты сможешь много. Возможно даже - перевернуть все их чертовы законы. А возможно, нет.
   - За-гад-ки, - раздельно и как бы несвоим голосом произносит Валя и тоже опускается на траву рядом с Лори. Небо светлеет, но они обе понимают, что оно уже не будет хрустально-голубым, как вначале. Кажется, что на их глазах время течет мимо. Течет близко, где-то за светлеющей полоской неба, отделившей черную землю от облаков, но здесь, на мягкой прохладной траве времени нет. Поэтому никто не мог бы сказать, когда недвижимый воздух снова вздрогнул от звуков:
   - Уходи, пока не поздно. - голос ведьмы уже не похож на золотой колокольчик. Голос дрожит. Валя долго смотрит на нее, не в силах понять, как можно уйти. - Я так хотела удержать тебя, но не могу... - Лори наклоняет вперед голову и лица ее теперь не видно, - Отпускаю тебя. Уходи.
   Валя послушно встает и уходит, не спрашивая, куда идти. Самые первые лучики восходящего солнца щекочут ей спину. Все правильно: так не слепит глаза и видно дорогу.
  
   4.
   Проснулась оттого, что не нашла рядом что-то нужное. Лежала с закрытыми глазами, пытаясь понять, что же это такое, но ничего путного в голову не приходило. Потянулась и задела плечом ковер, висящий на стене. Удивленно раскрыла глаза - обычно она не закатывается под самую стенку. Валя сощурилась на лучик, проникший в комнату через щелочку в шторах. Что же не так? Может - слишком тихо? Да нет. Часы тикают. За окном негромко перекликаются хриплыми голосами вороны. Нормально все. Запах только... Как будто знакомый, но непривычный. Валюша приподнялась на локте над смятыми подушками и замерла. Источник тонкого, чуть заметного запаха был совсем рядом. Подушка? Резко откинув одеяло, девушка тут же отвернулась и даже закрыла глаза. Может, пропадут? Снова посмотрела. Не пропали. Не нужно было и присматриваться - с соседней подушки на простыню спускалась пара сплетшихся между собой, длинных рыжих волосков.
   Одевшись, Валюша ураганом пронеслась по комнатам, но нигде не нашла и признаков пребывания причины своего гнева. Она выскочила на кухню, где на подоконнике сидел Веня и сплетал головки чеснока в длинную косицу.
   - Где она?!
   - Чего вопишь, Валентина?
   - Где она? - уже спокойней спросила девушка.
   - Ведьма? Ушла. Утром и ушла. С вещами. Попрощалась. Ты ж спала долго: поди полдень уже.
   Валя опустилась на табуретку, чувствуя, как щеки заливаются краской. Дважды пыталась что-то спросить, но спотыкалась на полуслове, а когда поняла, что привлекла таким образом самое пристальное внимание домашника, закашлялась и отвернулась:
   - Я не рассказала тебе вчера, как на меня напали...
   - Да уж выглядела ты не лучшим образом. Хорошо я ведьму к тебе послал. Небось полечила?
   - Полечила... - Валя готова была сквозь землю провалиться от стыда, хоть и понимала, что домашник, конечно, ни о чем не догадывается.
   - Ну вот, хоть на что-то сгодилась. Ладно, выкладывай давай, чего случилось?
   - Че... Чего случилось? - девушка не могла сейчас думать ни о чем, кроме того, что, возможно, случилось ночью. Подробностей чего, как она ни старалась, теперь упорно не могла вспомнить.
   - Не темни, Валентина. Вчера чего с тобой приключилось? Кто напал?
   С глубоким облегчением девушка передала Вене все, что случилось с ней накануне вечером. Рассказ домашник выслушал, как всегда, предельно внимательно, потом насупился и несколько минут сосредоточенно думал.
   Воспользовавшись тишиной, Валюша прикрыла глаза. Пробивающиеся воспоминания заставляли мучительно сжиматься горло - от стыда и, как ни удивительно - от воспоминаний об удовольствии. Перед мысленным взором встали прорвавшиеся лавиной воспоминания: глубокие глаза рыжеволосой ведьмы и прикосновения ее губ - таких нежных, таких влекущих... Отгоняя дурманящие образы, Валя думала: "Как она посмела!", а ответом приходило нарастающее изнутри тепло - взаимным было это безрассудное влечение, взаимным... Не одна пара рук взлетала, чуть прикасаясь к гладкой коже - Валюша сама тянулась к непривычно округлым формам, каких не может быть у мужчины, стремясь ощутить ответное подрагивание тела.
   Домашник разом заставил приостановиться участившееся было дыхание девушки, когда, обдумав все, изрек:
   - Ты же не думаешь, что они отстанут от тебя, если она ушла?
   - А чего им теперь от меня хотеть? - удивилась Валюша.
   - Ты много видела. Много знаешь.
   Оттого что доводы оказались такими простыми, Валя и не нашлась, что возразить. Несмело только предположила:
   - А может, не нужна я им теперь? - потом смутилась: - А как же она?
   - Лори? А чего за нее беспокоиться?
   - Ну как же... Я ведь один раз спасла ее. Что ж мне теперь, забыть о ней?
   - Ох, Валентина, выкинула бы ты из головы эти глупости, - недовольно отозвался Веня, откладывая свое плетение.
   - Не прав ты...
   - Еще неприятностей хочешь? Мало тебе?! - теперь домашник по-настоящему разозлился. Валя даже отодвинулась, хоть и так далеко сидела. Но уж очень грозен был он в гневе, хоть и маленького роста.
   Резкая трель дверного звонка прервала этот спор к взаимному облегчению обеих сторон. Валя критически окинула взглядом свой старенький, вылинявший халатик и пошла к дверям. Осторожно заглянула в глазок. Увидела только необъятный букет алых роз и изумленно спросила:
   - Кто там?
   - Прошу вас, откройте, - этот акцент она не спутала бы ни с чем. Пальцы сразу ослабли, по спине прокатилась стайка мурашек, как будто туда вылили кружку холодной воды.
   - Уходите. Оставьте меня. Ее здесь уже нет.
   Букет дрогнул и отодвинулся в сторону, открывая знакомое уже лицо с тонкими чертами и черные волосы, теперь завязанные на затылке "хвостом". Немного помолчав, мужчина наклонился к самой двери (Валя отшатнулась, несмотря на то, что разделяющая их дверь была достаточно прочна):
   - Дело не в ведьме. Дело в вас.
   Домашник, так кстати оказавшийся рядом, ободряюще сжал маленькими пальцами Валину ладонь и тут же куда-то сбежал. Напряжение нарастало, причем, как изнутри квартиры, так и снаружи. Незнакомец упрямо стоял, чуть покачивая роскошным букетом, а Валя застыла возле дверного глазка. Через пару минут вернулся Веня и шепнул:
   - Он там один. Оружия не видно, собаки тоже нет.
   - Ты что же, предлагаешь впустить его?! - гневным шепотом возмутилась девушка.
   - У подъезда стоит машина. В ней три человека. Если они захотят войти, то войдут...
   - Ладно, - Валя еще немного поколебалась - свяжись с Эмом пока.
   - Но...
   - Да не отпирайся! Я знаю, что ты можешь с ним связаться. - Валюша заставила себя успокоиться и совсем чуть-чуть приоткрыла дверь: - Я впущу вас, если вы обещаете не делать глупостей.
   Букет снова отплыл в сторону и мужчина обаятельно улыбнулся:
   - Обещаю.
  
   5.
   Все аккуратно, неторопливо, с достоинством. Вручил букет Вале, снял пальто и представился, старательно выговаривая слова:
   - Меня зовут Поль и я представляю организацию, которая весьма в вас заинтересована.
   Валя невольно сделала шаг назад под пронзительным взглядом темно-карих глаз.
   - Что за организация?
   Поль склонил голову чуть набок:
   - Вы позволите мне пройти?
   - Да, конечно... - Валюша секунду поколебалась и провела незваного гостя в комнату, бросив Вене, сновавшему на кухне: - Поставь чайник, пожалуйста!
   Когда девушка вошла в комнату вслед за мужчиной, он одарил ее еще более пристальным взглядом и тихо произнес:
   - Voyant... (Видящая)
   - Вы француз? - Валя, наконец, поняла, что напоминает ей мягкий акцент Поля. Как она сразу не догадалась?
   - Да, - мужчина вежливо наклонил голову, - я представитель своей страны.
   - И что за организация? - Валя опустилась в кресло, предлагая собеседнику сделать то же самое. Розы она оставила в широкой вазе, ранее пылившейся на окне.
   - Союз видящих, - последнее слово в изложении Поля звучало так забавно, что Валя улыбнулась. Гость воспринял ее улыбку, как приглашение к дальнейшему рассказу.
   - Я вижу, вы удивлены. Я также... тоже удивлен, потому что видящих мало и они все знакомы друг с другом... Как правило...
   - Я являюсь исключением из этого правила?
   - Oui. J'espХre vous se nous joignez. (Да. Надеюсь, вы присоединитесь к нам)
   Валя расплылась в довольной улыбке и ехидно заметила:
   - Je possХde parfaitement franГais! (Я прекрасно владею французким!)
   Поль несказанно удивился. Его красиво очерченные брови взлетели вверх, а в глазах блеснуло восхищение.
   - Chez vous il sort parfaitement bien! (У вас отлично выходит!)
   - Спасибо. - Валя решила немного охладить его пыл. Несмотря на обаятельную улыбку, в облике француза чувствовалось что-то недоброе. - Я принесу чай.
   Выскользнув на кухню, она нашла домашника прижавшимся к стенке, смежной с комнатой.
   - Ну что, слышал? - понизила голос до шепота Валюша.
   - Слышал. Ты ведь хотела познакомиться с другими видящими. Так вот они.
   - И почему я не прыгаю от радости? - язвительно поинтересовалась девушка.
   - А стоило бы. Думаю, с ними тебе надо дружить.
   - Давай поговорим на эту тему позже!
   Настроение у Вали окончательно испортилось. Она поставила на поднос чашки с чаем и на миг задержалась у окна. Чуть слышно бросила через плечо:
   - Ты с Эмом связался? - ответ прозвучал еще тише:
   - Нет. По тому телефону, что у меня есть, Мефодий не отвечает...
   Валюша даже не стала сердиться на Веню за то, что он никогда не говорил ей раньше заветный телефон. Она только вновь уставилась на заснеженные деревья за окном. Теперь ей было действительно страшно. Что-то подсказывало: надо избежать тесного общения с этим союзом видящих. Хотя бы сегодня.
   Резко развернувшись (только чашки жалобно звякнули на подносе), Валюша поспешила в комнату. Поль с любопытством оглядывал обстановку, уделив особое внимание белому шарфику, висящему на спинке стула, у окна. Валя внутренне сжалась: шарфик забыла Лори. Похоже, видящий знал об этом. Как же много они знают о ведьме! Вплоть до мелких деталей одежды? Валя постаралась унять дрожь и поставила поднос на крохотный журнальный столик. Поль первым нарушил тишину.
   - Почему вы ей помогли? - Вале не было нужды притворяться, будто не понимает, о чем идет речь.
   - А почему вы охотитесь за ней? - немного агрессивно ответила вопросом на вопрос девушка. Мужчина сразу растерял часть своего обаяния, глаза его блеснули холодом.
   - Elle la sorciХre. (Она ведьма)
   - А что плохого она сделала? На каком основании вы считаете себя вправе убить человека?! - Поль тоже подался вперед и хотел сказать что-то, но вдруг выпрямился и снова мягко улыбнулся.
   - Я не хочу с вами спориться... Спорить. Ее никто не собирается убивать.
   - Ну да. Я видела следы капкана на ее теле. Это, по-вашему, гуманная беседа? - от сарказма, вложенного в эти слова, самой Вале стало не по себе. Но гостя не так легко было смутить. Он подул на свой чай и все также мягко ответил:
   - Валя. Прошу извинить, я не называю вас полным именем. Лорелей, наверное, много плохого рассказала вам о нас. И много хорошего о себе. Почему вы верите ей, и не верите мне?
   - Потому что не она охотится за вами, а наоборот.
   - Браво. Защищаете обиженных? А вы не спросите, сколько человек погибли из-за нее? Сколько покончили жизнь самоубийством, потому что она приворожила и бросила их? Она какое-то время жила в Марселе, потому я здесь. Ее поклонник пытался убить меня по ее воле. Вот, - Поль быстро расстегнул несколько пуговиц на черной рубашке и стянул ее с правого плеча. На предплечье красовался длинный тонкий, едва зарубцевавшийся шрам. Рубашка вернулась на свое место также быстро. - А вас она случайно не пыталась соблазнить?
   Валя наклонилась над своей чашкой, чтобы скрыть смущение и смятение. Понимала, понимала, что не стоит верить всему сказанному. Ни словам Лори, ни словам этого незваного гостя. Но холодок сомнения закрался - Поль добился своего, хоть пока и не догадывался об этом. Когда девушка подняла глаза, она уже полностью владела собой.
   - Qu'avec elle sera? (Что с ней будет?)
   - Когда мы ее поймаем, то просто возьмем под присмотр. Чтоб не делала людям зла. Валя, мы с вами видим больше, мы знаем больше. Мы должны помогать людям.
   - Je ne vous crois pas. (Я не верю вам)
   - Oubliez la. Vous pourriez recevoir beaucoup plus (Забудьте о ней. Вы могли бы получить намного больше), - он немного подумал и добавил: - с нами.
   - Знайте, - Валя встала и медленно прошлась по комнате, - Лори здесь нет, и больше она сюда не вернется. Я даю слово, если для вас это имеет какое-то значение.
   - Я восхищаюсь вами.
   Валюша вздрогнула от неожиданности, когда услышала эти слова прямо у себя над ухом. Она обернулась и обнаружила, что Поль совершенно бесшумно оказался у нее за спиной. Огненный взгляд темно-карих красивых глаз, вероятно, должен был покорить ее сердце, но это самое сердце в последнее время не подчинялось ни каким законам. Поэтому Валюша сделала шаг в сторону и холодно сказала:
   - С организацией вашей я непременно познакомлюсь. Но после вчерашней вашей выходки, как вы понимаете, мне нужно время.
   - Не сердитесь за вчерашнее.
   - Если бы вы осознавали, каково мне было, то не просили бы не сердиться.
   Поль, к Валиной досаде, снова опустился в кресло и, как ни в чем небывало, закинул ногу за ногу:
   - Если бы вы не побежали, а остались, мы бы просто спокойно поговорили и обошлись бы без травм... Кстати, как ваши ушибы?
   - Вашими молитвами.
   Судя по тому, как приподнял брови собеседник, Валюша догадалась, что он не понял иронии, вложенной в последнюю фразу. Ну что ж...
   Молчание, воцарившееся затем, было прервано автомобильным гудком. Учитывая, что на окраинной улочке, где стоял Валин дом, машины проезжали крайне редко, вывод напрашивался сам собой:
   - Кажется, вас просят поторопиться, - гость начал утомлять Валю. К тому же, о стольком надо было поразмыслить, посоветоваться с Веней, что хотелось поскорей выпроводить Поля. Тот и сам нервно взглянул в сторону балконной двери, но уходить, видно, пока не собирался.
   - Не каждый день удается встретить нового видящего. Это стоит ожидания... Да, хотел спросить, вы стихийная voyant?
   - А что это означает? - насторожилась Валя.
   - Стихийные видящие, это те, кто случайно, неожиданно обрели свой дар... Как это правильно... - Поль несколько раз щелкнул пальцами, - Спонтанно! Да?
   - Может быть... - Валюша не торопилась раскрывать свои секреты, - А вы?
   - Я видящий с рождения, - гордо улыбнулся Поль.
   - Я тоже. - Валя не знала, зачем солгала, но отступать было поздно, - Просто не афиширую это.
   - Странно... Как они не заметили вас?
   - Я ведь говорю вам, что никому не рассказывала.
   - А эти ваши подвиги с вероком, это вы называете "не афишировать"? Я верно выразился?
   - Вы знали об этом? - Валя замерла, не зная, что делать и как вести себя дальше. Блеф завел в тупик.
   - Союз осведомлен.
   - Я никому не рассказывала об этом.
   - А где теперь ваш помощник, оборотень, если не ошибаюсь?.. - вопрос был задан как бы между прочим, так, что Валя едва не попалась на эту удочку. Собеседник играл очень тонко, а она так много не знает, что буквально идет с завязанными глазами. Надо было что-то отвечать, однако ничего не приходило в голову. Валя нерешительно присела в кресло.
   - Он не со мной. Ушел почти сразу.
   - От вас все уходят? - Поль подался вперед, в глазах его блеснул интерес. Валюша отшатнулась, возмутившись бестактности вопроса:
   - По-моему, это вас не касается! - мгновенно пожалев, что вспылила, Валя заставила голос звучать ровней и дружелюбней: - Уходят те, кто не нужен мне. Знаете как: одни друзья отсеиваются, другие приходят...
   От души радуясь, что эти слова любимый никогда не услышит, Валя зорко следила за своим гостем из-под полуопущенных ресниц. Чем дольше продолжалась эта странная беседа, тем больше росло у девушки подозрение, что собеседник недоговаривает значительно больше, чем хочет показать. Какими-то малейшими штрихами в своем поведении Поль выдавал нервозность. Все больше он напоминал Вале змею, завораживающую движениями изящного тела, но выискивающую слабое место у противника. Возможно, эта змея не укусит сейчас, но вернется, обязательно вернется. Валя не испытывала неприязни к змеям, как многие люди. Эти рептилии вызывали у нее лишь любопытство и признательность природе за ее разнообразие. Эта змея была красива, но ядовита. Яд ее не смертелен, однако вред нанести вполне способен.
   Валюша улыбнулась собственному сравнению, чувствуя, как отпускает накопившееся напряжение. Расслабляться было рано, но игра эта, похоже, скоро закончится. По крайней мере, на сегодня.
   - Да, остаются самые верные... Вот этот ваш домашник, который тут живет, он, наверное, ваш друг?
   - А вы, похоже, все обо мне уже выяснили? - да, расслабляться точно было рано.
   - Нет, я просто предположил...
   - Сколько человек в вашем союзе, Поль? - Валя решила сменить тему, а заодно кое-что и разузнать.
   - Человек? Вообще, или только видящих? Довольно, Валя... - нет, его оборону так просто не сломить...
   - А я слышала, видящих мало.
   - Если вам интересны точные числа... Цифра... Цифры... Тогда приходите к нам. Вам все расскажут. Se dИcidez. (Решайтесь)
   - Непременно. - Валя встала, давая понять, что разговор окончен. Собеседник не торопился, поэтому девушка решила немного ускорить события: - Думаю, ваши друзья уже заждались.
   Поль нехотя встал и безропотно пошел в прихожую. Ну что ж, в хороших манерах ему не откажешь... Может, если б все сложилось совсем-совсем иначе, он мог бы понравиться ей... Может, на это он и рассчитывал - как выяснилось, зря. Девушка улыбнулась, когда Поль поднес к губам ее пальцы в церемонном поцелуе. Она понимала, почему к ней послали именно этого человека. Такой даже если не покорит сердце девушки, то уж точно оставит самое приятное впечатление. Валя вспомнила сравнение со змеей и улыбка сошла с ее губ.
   - Прощайте.
   - Nous nous verrons encore. (Мы еще увидимся)
   Валя кивнула. Она не была уверена, что хочет этой встречи, но понимала, что с союзом видящих ей столкнуться еще придется. Более того, это в Валиных интересах, когда-то она об этом даже мечтала.
   - Mon respect. (Мое почтение)
   В последний раз вежливо склонив голову, Поль быстро исчез в лестничном пролете. Валюша с облегчением закрыла дверь и понеслась на кухню.
  
   6.
   Большие круглые часы на стене мерно тикали, пока Валя нервно вглядывалась в побеленные снегом ветки голых деревьев за окном. Легкие сумерки уже подкрашивали воздух синевой, детвора возилась между деревьями в большом сугробе, пытаясь превратить его в ледяную горку, а здесь...
   На душе было тревожно. Вени нет уже больше часа, значит это что-то действительно важное. Домашник не уходит надолго просто так, тем более, когда происходят такие события. К тому же, неприятный голосок глубоко внутри нашептывал: "В то время, как ты вела интригу с этим французом, ты была совершенно одна! Если б он задумал что-то недоброе, никто не пришел бы тебе на помощь просто потому, что никого не было!". Валюша глушила этот голос сладковатым дымом тонкой сигареты и не могла заставить себя отойти от окна.
   На улице поднялся ветер, взметая поземку из непритоптанного еще снега и заставляя девушку зябко ежиться в теплой квартире. Она так долго не двигалась, что даже топтавшийся на карнизе голубь перестал нервно косить красным глазом и спокойно клевал крошки.
   Валя давно взяла в привычку высыпать хлебные крошки на карниз окна, чтобы случайно пролетающие птицы могли подкрепиться. Иногда голуби устраивали настоящую давку на Валином окне. Веня говорит, что всегда присматривается к крылатым гостям и иногда даже видит любимую птицу Авела - серого голубя с коричневыми полосками на крыльях и груди.
   Скорей бы уж вернулся домашник! Наверное, он действительно расскажет что-то интересное... Что? Что он выяснил?
  
  
  

Часть 3

  
   1.
   Валюша, нервничая, ходила по квартире, не в силах остановиться. Приняла твердое решение встретиться с представителями этого таинственного Союза видящих, но от этого решения легче не стало. Где-то в середине дня звонок в дверь отозвался нервной дрожью. Учитывая, что домашник так и не появился, девушка прокралась к двери на цыпочках, стараясь ничем не выдать свое присутствие. Заглянула в глазок и тут же облегченно выдохнула: брат. Конечно, было удивительным и несколько подозрительным, что Костя сам решил зайти в гости, но Валюша всегда была рада его видеть, так что тут же распахнула дверь.
   - Привет!
   - Привет! Неожиданный визит, - Валюша чмокнула Костю в гладко выбритую щеку и приняла кулечек с небольшим круглым тортом.
   - Да вот, - сказал, раздеваясь, брат, - мимо проходил... Решил зайти к тебе...
   - Ну да, верю, - Валя последовала за ним на кухню, скептически сдвинув брови, - что-то случилось, Кость?
   - Да нет же! - он по-хозяйски сунул нос в холодильник и присвистнул: - Святым духом живешь, Валька?
   - Нет... Просто еще в магазин не выходила...
   - А куда выходила?
   Вопрос был задан как бы невзначай, но для Вали расставил все на свои места:
   - Тебя мама прислала?
   - Ва-аль... - Костя поморщился, - Я что не могу зайти в гости к родной сестре?
   Девушка провела брата на кухню, все выискивая глазами, где же притаился его ангел-хранитель.
   С этим представителем призрачного народа Валя общалась мало по причине его неразговорчивости, но сейчас ей хотелось перекинуться с ним парой слов... Крохотного человечка она нашла выглядывающим из кармана Костиной объемной куртки.
   - Сделай одолжение, зайди в ванную, мне надо кое-что спросить, - шепнула она и поспешила вернуться к брату.
   Ненадолго прервав милую беседу, она налила Косте чай и выскользнула в ванную. К радости девушки, ангел-хранитель прохаживался по бортику ванны. Валюша присела на корточки рядом и быстро зашептала:
   - Твоя раса одна из самых долгоживущих, ты должен знать... Расскажи мне о союзе видящих.
   - А почему ты сама не спросишь их?
   Мудрое лицо крохотного человечка выражало сосредоточенность и пытливость.
   - Я не знаю... Не знаю о них, - поправилась девушка.
   - Нелогично, Валя.
   - Да... Я не совсем готова поверить им.
   - Когда-то в союзе они обретали силы, чтоб выжить и не пасть духом. А теперь в их рядах раздоры и недоверие. Я давно не имею дел с союзом и советовать тебе не стану.
   - Почему...
   Договорить ей не дал Костя, он начал спрашивать что-то прямо через стенку и Вале пришлось покинуть ангела-хранителя, хотя вопросов было неисчислимое количество.
   Лишь закрыв за братом дверь, Валя осознала, как возросло беспокойство. Домашника все не было, ожидание становилось невыносимым, а напряжение росло. Девушка бродила по квартире, не в силах успокоиться.
   Поздно вечером позвонила хозяйка отдела, где работала Валя и попросила ее утром выйти на работу - сменщица заболела. Это известие было не слишком кстати, но давало время для размышлений.
  
   2.
   Утром, торопясь на работу, Валюша едва не пропустила выпавший из двери (был просунут между дверью и косяком) маленький картонный прямоугольник. На кремовой, матово поблескивающей поверхности рельефно выступали буквы:
   Paul Enpierre
   Dans l'admiration Иternelle
   devant chaque crИation de la Nature
   Больше ничего, только номер мобильного на обороте. Валя улыбнулась высокопарности фразы, выгравированной на визитке: "В вечном восхищении перед каждым творением Природы". Впрочем, если сопоставить образ француза и это вычурное словосплетение, ничего противоестественного увидеть было невозможно - Поль полностью соответствовал своему стилю, был неотделим от него. Валюша спрятала визитку и поспешила в магазин.
   Покупателей было немного, потому оставалось довольно времени, чтоб поразмыслить. Девушка так и эдак вертела карточку француза, но ничего нового небольшой прямоугольник картона ей не открыл. Невыносимо долгие часы все никак не хотели приблизить конец рабочего дня, зато Валя успела рассмотреть ситуацию со всех ракурсов. Поэтому около пяти она оставила свой прилавок на попечение "соседки" из фотоотдела и ушла на склад, где стоял единственный телефон. Нерешительно набрала номер, выждала несколько гудков и, не желая афишировать содержание своего разговора, сразу начала на французском:
   - Bonjour, Paul, cela Valentina, vous pouvez parler maintenant? (Здравствуйте, Поль, это Валентина, Вы можете говорить сейчас?)
   - Oui... Vous voulez vous rencontrer ? (Да... Вы хотите встретиться?)
   Нет, он определенно, не был удивлен. Ну что ж, так или иначе - эта встреча должна состояться...
   - Oui, se rencontrer avec l'union voyant. (Да, встретиться с союзом видящих)
   - Il est bon. Quand ? (Хорошо. Когда?)
   Этот вопрос заставил Валю замешкаться. В трубке поскрипывало и шуршало, будто Поль шел по улице. Действительно, во сколько. Работать, в любом случае, придется до вечера, но если отпроситься... Сегодня, конечно, уже не выйдет.
   - Demain. Un soir. C'est possible? (Завтра. Вечером. Это возможно?)
   - Certes. Je viendrai pour vous... ю combien de? (Конечно. Я заеду за вами... Во сколько?)
   - ю huit. (В восемь)
   - Il est trХs bon. Alors - jusqu'Ю la rencontre. (Очень хорошо. Тогда - до встречи)
   Он отключился, а Валя еще несколько секунд слушала короткие гудки и, несмотря на то, что сама все решила, на миг задержала дыхание, пытаясь унять волнение - правильно ли поступила?
   Но раздумывать особо было некогда: продавщицы, лениво заглядывавшие на склад, теперь толпились в дверях и, судя по жадному блеску глаз, ожидали теперь от Вали интересных подробностей. Например, что она завела себе кавалера-иностранца. Валюша нехотя улыбнулась и начала сочинять более-менее правдоподобную и необязывающую историю с иностранцем в главной роли.
   Сдерживая нетерпение, девушка досидела до конца рабочего дня и поспешила домой. На улице все оглядывалась: не мелькнет ли где посторонняя тень... Посторонних теней не было, что несколько успокаивало. Валюша в последний раз оглянулась перед подъездом, юркнула в теплую темноту, взлетела по лестнице и зазвенела ключами, когда услышала нечто необычное. Тихий вибрирующий звук напугал девушку неожиданностью, Валя отвернулась от двери и увидела, что по лестнице, бесшумно ступая большими мягкими лапами, к ней спускается огромный черный кот.
   Валюша улыбнулась, испытывая невообразимое облегчение, и гостеприимно распахнула дверь. Голубые глаза пронзительно глянули на нее, а затем кот проскользнул в квартиру. Девушка тут же засуетилась, начала говорить о чем-то постороннем, потом прервала сама себя, смущенно улыбнулась и вынула из шкафа оставшуюся у нее одежду Эма, а затем вышла из комнаты, чтоб он мог одеться.
   Спустя несколько минут он пришел к ней на кухню, немного растрепанный, немного настороженный, но в глазах мелькала радость. Все-таки он рад видеть ее.
   - Я не помешаю тебе?
   - Ну что ты! - Валя отвернулась от плиты, где начала уже источать аппетитный запах жарящаяся картошка. Она понимала, что он не забыл того, что произошло в кафе, но Эм ничем больше не выказал своего любопытства. Он просто улыбнулся ей, сел на табуретку и сказал:
   - Я не знал, что ты работаешь сегодня. Никак не мог дозвониться, поэтому забеспокоился. - воцарилось молчание, которое Валя боялась вспугнуть, но он сам продолжил: - А где Веня?
   Этого вопроса Валюша боялась. До последней минуты она надеялась, что ответ на этот вопрос известен Эму, что тот все знает о местонахождении домашника, но теперь пришлось взглянуть правде в глаза.
   - Я не знаю, где он. Его нет уже... Сутки, - ей самой стало плохо от подсчитанного времени.
   Эм задумчиво смотрел куда-то в стену, потом встрепенулся, вновь настороженно глянул на Валю:
   - Думаю, пошел в разведку.
   - Да, конечно...
   В глазах оборотня Валя прочитала, что он тоже беспокоится за домашника, но не знала, что еще сказать. Когда игра в "кто кого переглядит" надоела обоим, Валюша заключила:
   - Завтра будем его искать, - и отвернулась к своей сковородке, ожидая возражений, однако их не последовало. Тогда девушка принялась рассказывать обо всех происшедших за последнее время событиях. О Лори рассказывала с осторожностью, пытаясь понять, что говорил о ней Эму домашник. Эм кивал головой, уплетая горячую картошку, и по выражению его лица трудно было понять, что он думает о ведьме. Потому в итоге вопрос оказался неизбежен:
   - Что ты думаешь о ней?
   - Знакомство с ней опасно, вот что я понял с твоих слов. Пожалуй, хорошо, что она больше не вернется.
   - А союз?...
   - А знакомиться с союзом видящих пойдем с тобой вместе.
   - Я могу и одна...
   - Я не пущу тебя одну. Вся история от начала до конца - странная. Все, все, о ком ты рассказывала, выглядят по меньшей мере подозрительно.
   - Я чувствую это и сама.
   - Чувствуешь?
   - Ну да, интуиция, - Валя улыбнулась, а Эм даже рассмеялся:
   - Ты стала намного осторожней, да?
   Валя вспомнила упреки Вени и погрустнела, коротко бросив:
   - Не настолько, чтоб пройти мимо, когда кто-то кого-то хочет убить.
   Ушедшая было натянутость снова воцарилась в атмосфере, убавив уют маленькой теплой кухни. Валюша не могла понять, что встало между ними такое, что вроде бы оба рады друг друга видеть, но разговаривают так, будто едва знакомы. С другой стороны, броситься ему на шею именно сейчас представлялось абсолютно глупым и неуместным.
   Потом говорили о чем-то незначительном. Мелочи, детали, ненужные подробности и прочая дребедень. Эм рассказывал, что налаживает связи, скоро получит паспорт, а работу уже нашел, хоть и не стал говорить, какую. Валюша улыбнулась и как бы невзначай спросила:
   - Хочешь стать самым настоящим человеком?
   - Да, что-то вроде того. Оставаться в зверином обличье слишком мало для меня. Пришло время достичь чего-то большего.
   - Верно, - Валюша лукаво улыбнулась, стараясь спрятать досаду, - потом сделаешь карьеру, обзаведешься семьей и забудешь о призрачном народе.
   - Моя жизнь неотделимо связана и с призрачным народом, и с людьми.
   - А моя?
   Под потолком вдруг с оглушительным треском лопнула лампочка, заставив обоих вскочить от неожиданности и осыпав Эма горячими осколками. Секунду они смотрели друг на друга в наступившем полумраке, различая лишь силуэты в свете, падавшем из коридора, затем Эм бесшумно выскользнул из кухни, а Валя ухватила со стола нож. Прошло несколько минут, но ничего больше не происходило, к тому же, не было ни посторонних звуков, ни ощущения опасности. Девушка опустила нож обратно на стол и пошла в комнату за новой лампочкой.
   Это мелкое бытовое происшествие разрядило обстановку. Лампочку ввинтили и сели пить чай в комнате, включив телевизор. Валя поймала себя на мысли, что вот такой идиллической картинки ей и не хватало все это время.
   Эм осторожно поставил чашку на краешек журнального столика, а затем вдруг всякое желание здраво мыслить для Вали пропало, потому что губы Эма преградили доступ воздуха к ее легким, но это было и хорошо, это было так... долгожданно. Ладони сами взметнулись, изучая рельеф гибкого жилистого тела, вбирая тепло и выдавая нарастающую страсть судорожно сжимающимися пальцами... Что бы не казалось "не так", сомнительно, неоправданно - все захотелось оттолкнуть куда-нибудь подальше, оставить на потом проблемы, а теперь просто ловить прерывающееся дыхание любимого человека, по-кошачьи (да, в тон ему, по-кошачьи!) выгибаться и подставлять жаждущее прикосновений тело...
   Еще несколько мгновений, тех, что влюбленным кажутся вечностью, подожженные страстью тела словно боролись друг с другом, переплетая руки и отыскивая на полуобнаженной коже самые горячие точки, покачивались, словно не зная, в какую сторону лучше откинуться и обрести большую свободу действий. Одежда как-то незаметно, будто лепестки цветка, осела на пол и осталась там, невостребованная, забытая, перемешанная...
   Когда, отбросив эту ложную борьбу, упившись поцелуями вдоволь и искрящиеся желанием пойти дальше, они вытянулись на кровати, странное ощущение пробилось сквозь взъерошенные волосы, стукнуло в висок непониманием, оседая где-то в душе, отрезвляя...
   Что-то не то и не так...
   Нечто едва уловимое. Запах?
   Лори!
   Из оков беспокойных сильных рук нелегко было вырваться, но Валя оттолкнула такое желанное и манящее тело, сорвалась, как порыв ветра и остановилась лишь захлопнув за собой дверь ванной, торопясь уйти, потерять из виду возлюбленного до того, как остатки страсти покинут ее, уступая отчаянию.
   Валю начала бить нервная дрожь, мысли, все еще спутанные недавней вспышкой чувств, метались теперь, не находя хоть какого-либо объяснения, решения проблемы. В висках запульсировала боль, пришлось поднять низко опущенную голову, выпрямиться. Автоматически девушка накинула халат, решительно открыла дверь, щурясь после света на темную комнату. Она не могла остаться и просто пересидеть эту ужасную ситуацию, не могла позволить себе просто уйти от проблемы, потому нашарила ладонью выключатель, а когда зажегся свет (впрочем, и от включенного телевизора было все видно, но так, казалось легче преодолеть собственные преграды), Валя первым делом взглянула на кровать. Эм полулежал, полностью одетый и, казалось, был целиком поглощен происходящим на экране.
   - Я могу тебе чем-то помочь? - от его обманчиво-мягкого голоса Валюша застыла, будто покрываясь инеем, но все же осторожно присела на стул у окна, взяла чашку с остывшим чаем, будто ничего не произошло.
   - Ты не сможешь мне помочь, - голос не сорвался, можно было гордиться своей выдержкой, но ничего подобного и в помине не было.
   - Мне уйти?
   - Нет... Что ты, - Валя с трудом проглотила комок в горле, - Я постелю тебе в той комнате...
   И руки и ноги будто потеряли чувствительность, окаменели, отчего самой Вале казалось, что она двигается резко, неуклюже. Когда постель была готова, Эм задержал ее, осторожно взяв за руку, на мгновение встретился с ней глазами.
   - Ты тоже знала, что из этой любви ничего не выйдет.
   - Выйдет! Дело не в тебе, а во мне! - девушка готова была все рассказать, несмотря на то, что не знала, какова будет его реакция, но Эм приложил палец к ее губам, прерывая этот полу-крик полу-стон:
   - Отпусти меня, Валя. И любовь отпусти. Твою и мою.
   В следующее мгновение он уже скрылся в своей комнате, только тихонько прошелестела закрываемая дверь, да щелкнула ручка. Только и всего.
   Теперь у Валюши было вдоволь времени, чтоб выплакаться и проанализировать хоть как-то все случившееся. Дело даже не в том, что своим поведением она разрушила последние надежды на то, что удастся быть вместе с Эмом, дело скорей в том, что эта нелогичная и неестественная, с точки зрения обычного человека, нежность, навязанная Лори, пошатнула весь внутренний мир самой Вали. Не должно так быть, что за дело ей до другой женщины, до ее ласк и тепла? А вот, есть же. Быть может, если б ведьма не сделала этого, сама Валюша никогда и не испытала бы нужды узнать эту "неправильную" страсть. И все же... Все же Эм более желанен, просто в данный момент... В данный момент вспоминается именно проклятая рыжая ведьма.
   Валя вскочила, порывистыми движениями поменяла постельное белье, изгнав таким образом запах Лори из своей жизни. С воспоминаниями будет трудней, но и на них найдется управа. С этими мыслями девушка и провалилась в сон, успокаивающий и облегчающий. Ведь после хорошего сна и проблемы реальности словно становятся не такими острыми.
  
   3.
   Естественно, рано утром не осталось и следа Мефодия - только идеально заправленная постель в соседней комнате. Однако на сей раз он не исчез бесследно, на телевизоре сиротливо белел листок бумаги с мелкими буквами, сложившимися в пару ровных строк: "Вечером непременно буду. Если появится Веня, пусть найдет меня". Ниже стояла витиеватая подпись. Валя повертела листок в руках и задумчиво отнесла на кухню, чтоб домашник, вернувшись, обязательно увидел записку. Ее насторожило слово "если". Уместней было бы сказать "когда", но Эм ничего не говорит просто так. Значит, знает больше? Но каким образом? Тут Валя вспомнила о пресловутой кошачьей интуиции, вздрогнула, прислушалась к собственной и решила, что начинает сходить с ума. Время было собираться на работу, потому рассуждения пришлось отложить до более спокойных времен. Девушка торопилась и нервничала, понимая, что вечером у нее будет всего полчаса на сборы, потому постаралась подготовиться к встрече с союзом видящих уже с утра.
   На работе в этот день был необычайный наплыв клиентов, потому времени скучать не оставалось вовсе. Валя и заметить не успела, как день пролетел, только широкие витрины наполнились темнотой по ту сторону стекла и стали отзеркаливать происходящее, словно экран удивительного телевизора, где, подобно фильму, транслируется в прямом эфире сама жизнь с ее мелкой суетой, насущными проблемами, временными желаниями...
   В половине восьмого явилась хозяйка отдела, где работала Валя и сменила ее. В глазах шустрой дамы поблескивало любопытство, но Валюше было не до того, чтоб делиться сплетнями или рассказывать о том, как идут дела, потому она отделалась парой сухих общих фраз, распрощалась и вылетела в морозный вечер, под фонари и поскрипывание снега. В пять минут долетев домой, она обнаружила уже томящегося под дверью Эма.
   Нерешительно улыбнувшись оборотню, девушка впустила его в дом и принялась собираться. Эм был не особо разговорчив. Прошел на кухню, смахнул со стола нетронутый листок, оставленный Валей для домашника, а когда она вошла, сделал вид, что так и было.
   - Где же Веня? - девушка успела заметить махинации Эма, потому почувствовала, зарождающуюся где-то глубоко внутри панику.
   - Не знаю. Вышел, небось, куда-нибудь...
   - Эм?...
   - Что?
   - Тут лежала записка...
   - Не видел. Но ведь нету же.
   - Ты хочешь сказать, что Веня был здесь?
   Валя силилась понять, что затеял Мефодий, но беспокойство уже красило весь окружающий мир мрачными и нервозными тонами. Эм осторожно обнял ее за плечи, шепнул в самое ухо:
   - Успокойся, с Веней все в порядке, а ты соберись...
   - Да, конечно.
   Она нехотя отстранилась и пошла заканчивать вечерний макияж, когда раздался звонок в дверь. Эм сказал совсем тихо: "Иди собирайся, я открою", но Валя его хорошо услышала. Удерживая нервную дрожь, загоняя ее обратно внутрь, девушка все же закончила приготовления и вышла в комнату.
   Эм и Поль не особо дружелюбно перекидывались короткими фразами, но оба умолкли, стоило Вале войти. Поль тут же сорвался с кресла, поднес Валюшины пальцы к губам и томно проворковал:
   - Вы обворожительны.
   Сама Валюша, облаченная в зеленый брючный костюм и простенький, но милый свитерок, так не считала, но надменно ответила:
   - Спасибо.
   Сегодня она решила общаться исключительно на русском - сочла, что так и ей спокойней будет, и несколько покажет характер. Впрочем последнее было не очевидно. Ну и что ж...
   - Поехали?
   Эм тоже встал и пошел в коридор. Француз замешкался, чуть поколебался, и спросил по-русски:
   - Он едет с нами?
   - Да, Поль. Этот человек едет со мной.
   - Но кто он?
   - Или вы играете, милый Поль, или ваша разведка плохо работает, - сладко улыбнулась ему Валя, - этому человеку я доверяю, и он поедет со мной.
   - Ультиматум... - разочарованно протянул француз, выходя вслед за Валей в прихожую.
   Внизу, у подъезда, стояла старенькая, но не потерявшая внешнего вида "Хонда", поблескивая темными боками. За рулем сидел одетый в китайский пуховик человек и курил в приоткрытое окно сигарету. Валя обратила внимание, как поморщился француз, однако, не сказал водителю ни слова. Валя с Эмом разместились на заднем сиденье. Поль всю дорогу рассказывал французские анекдоты, Валя улыбалась, но комментировала забавные истории исключительно по-русски. Иногда она поглядывала на Эма, но оборотня, казалось, не слишком занимала эта интеренациональная беседа.
   Меж тем машина попетляла немного по Киеву и, наконец, остановилась у шестнадцатиэтажного дома, в глухом дворике. Поль повел их в обшарпанное парадное, водитель же остался в машине. Валя удивленно покосилась на исписанные "народным творчеством" стены и спросила:
   - Здесь располагается офис союза?
   - О нет! - Поль даже рассмеялся, - нас пригласили в гости, где вы и познакомитесь с другими видящими.
   - В гости...
   Но три этажа уже успешно были преодолены и Поль нажал звонок возле обшитой деревом бронедвери. Судя по схожим дорогим дверям на этой же площадке, здесь жили люди небедные.
   Открыл дверь насупленный парень лет двадцати с небольшим в джинсах и рубашке на выпуск, он предпринял героическую попытку радушно улыбнуться, смерил Валю любопытным взглядом и скрылся в глубине квартиры, предоставив гостей самим себе. Правда, через пару минут вышла невысокая полненькая женщина, она мило улыбнулась, пряча за спиной, видимо только что снятый фартук, поздоровалась и провела всех в просторную гостиную.
   Мебели в этой большой комнате было мало, но подобрано все со вкусом. Диван и два кресла не могли вместить всех присутствующих, поэтому возле длинного журнального столика из полосатого черно-белого стекла дополнительно были поставлены несколько стульев.
   Валюша осмотрелась. На светлом диване две довольно похожие друг на друга девушки листали какой-то журнал, в одном кресле располагался дородный мужчина, старательно и неторопливо вытирающий платочком очки, на стульях сидели рядышком старичок в старомодном, бог знает каких годов костюме, и худенький темноволосый человек лет сорока с неприятным острым взглядом. Именно он, увидев вошедших, тут же поднялся, расплылся в улыбке и, удостоив подчеркнуто-удивленным взглядом Поля, радушно развел руки:
   - Вот вы и прибыли, наша долгожданная гостья, Валентина! Позвольте называть вас просто Валя... Меня зовут Сергей и на Украине я представляю организацию, которую принято именовать союзом видящих...
   Тут он немного замешкался и Валя поспешила вставить свое слово:
   - Мне очень приятно. Я рада познакомиться с другими видящими... А это мой друг Эм... - девушка не знала, стоит ли открывать правду о том, что Эм оборотень (раз уж Поль не знал об этом), но ситуацию спас сам Эм:
   - Я доктор психологии, не являюсь ни видящим, ни кем иным, но верю в призрачный народ и приехал, чтобы поддержать Валю.
   Сергей кашлянул, несколько секунд смотрел в пол, то ли обдумывая сказанное, то ли решая, как же ему поступить, но потом несколько натянуто улыбнулся:
   - Очень рады вас видеть... Психологи нам нужны. Ну что ж... Позвольте представить, - он повел рукой в сторону дивана, - сестры Нина и Наташа, видящие от рождения, вот тут в кресле притаился профессор Александр Вальдерберг, также одаренный с первых дней жизни, это, - он указал на старичка, - Иван Алексеевич, наш самый старший товарищ, а вот эти молодые люди, - Сергей кивнул в сторону скромно остановившихся в дверях угрюмого парня и милую толстушку, - Андрей и Марина Вереницыны, они оба видящие, причем Андрей стихийный видящий, они оказали нам честь, принимая в своем доме. Ну что ж..., - он указал на стол, куда Марина уже поставила несколько бутылок шампанского и чудесные хрустальные бокалы, а также множество блюд с различными пирожными, печеньем и даже пирогом, - легкость разговора зависит от легкости сервировки стола, это доказанная истина... Позвольте мне разлить шампанское.
   Сергей хоть и постреливал вокруг быстрыми глазками, но речь его текла открыто и непринужденно, так что можно было действительно поверить в то, что маленькая компания - сплоченная группа, часть большой и сильной всемирной организации. Валя вовсе не была почему-то в этом уверена, однако предельно внимательно слушала все, что говорил Сергей. А он после недолгой паузы, пока все пили шампанское, продолжил:
   - Мы все здесь верим друг другу и понимаем друг друга... Да вы и сами, верно, знаете, как нужно порой, чтоб нашелся человек, с которым можно поделиться тем, во что не поверят другие люди... - на миг Сергей замялся, оценивающе взглянув на Эма, но, перехватив его рассеянный взгляд, похоже, успокоился, - Ну и, конечно, вы обратили внимание на чудесных хозяев этого дома. Они подтверждают, что между видящими возможна не только дружба, но и любовь, а ведь оба эти человека никогда не узнали бы друг о друге, если б не пришли в союз видящих.
   Валюша внимательно глянула на упомянутых хозяев дома. Андрей был заметно моложе Марины, и, глядя на них, нельзя было сказать, что эти двое влюблены друг в друга. Впрочем, это могло быть лишь случайным, но вовсе не обязательно верным впечатлением. В то же время, остальные вели себя тоже довольно обособленно, горячей дружбы никто не демонстрировал, но за участливо-прохладными взглядами угадывалась некая сплоченность, все эти люди явно составляли подобие секты и в эту секту не так-то просто будет проникнуть, думала Валя, не задаваясь пока вопросом, зачем вообще ей это нужно.
   - Мы сильны, дорогая Валя, нас не так уж много в общей сложности, по отношению к огромному миру, но мы вместе и это делает нас сильными. Каждый из нас поможет другому при необходимости, и наоборот, даже приехав в незнакомую страну, каждый из нас может рассчитывать на поддержку и помощь местной организации союза видящих. Это дает огромные преимущества, Валя!
   Он умолк на миг, выжидательно глядя, но, добившись лишь согласного кивка со стороны самой Валюши и столь же безучастный, как и раньше, взгляд Эма, решил продолжить:
   - Вы своего рода алмаз, который мы пропустили. Ведь каждый из нас, - Сергей подался вперед, - каждый из нас ежедневно помимо своих житейских дел ищет. Мы в поисках день за днем, ищем родственные души, ищем новых видящих, чтоб помочь им адаптироваться в этом, с позволения сказать, несколько ограниченном человеческом обществе. Ну вот вы, например. Вы, милая Валя, прожив всю жизнь со своим даром, не жалеете ли о годах, проведенных без поддержки и помощи?
   - Не сказала бы, - чуть заметно усмехнулась Валя.
   - А зря! Если бы вы свой дар не пытались объяснить привычными простому человеку явлениями, ваша жизнь была бы совсем иной. Многие, ох многие видящие чувствуют себя ущербными поначалу, принимая дар за проклятие. И психологи, - остренький взгляд в сторону Эма, - бессильны в большинстве своем. А, учитывая случившиеся не так давно трагические события вашей жизни, Валя, я просто прихожу в отчаяние. Мы могли бы вам помочь и уберечь, но не успели найти вас до того, как все произошло.
   - А что, собственно, произошло? - Вале надоело слушать сладкие песнопения Сергея, - Благодаря происшедшему я поняла себя и окружающий мир.
   - В этом-то и дело! Если бы только мы нашли вас раньше, этот самый мир мы открыли бы для вас мягко и осторожно, не нарушая психики... Но теперь вы с нами.
   - Я всего лишь приехала познакомиться, - Валюша постаралась, чтоб слова эти прозвучали мягко, но уверенно.
   - Вот и чудесно! Каким же вы находите наше общество? Чувствуете ли себя достаточно уютно в этой теплой и сплоченной компании? Хотя, что это я? Конечно, нужно некоторое время, чтоб войти в этот тесный круг, но совместная работа и доверительное общение вам помогут.
   - Спасибо, Сергей, - девушка поколебалась, стараясь подобрать слова подипломатичней, - я и в самом деле хотела бы пообщаться со всеми в вашем тесном... кругу...
   - Ах, ну да! - Сергей поспешно встал, - Я порой слишком разговорчив, но вы сами понимаете, роль руководителя требует того. Мы держимся на взаимопонимании и доверии... Думаю, все присутствующие рады будут поболтать с вами, а я пойду пока перекурю, с вашего позволения...
   Звякнули колечки на карнизе, когда Сергей отодвинул занавеску и раскрыл балконную дверь, впустив в комнату струю морозного воздуха. Вслед за ним отправилась на балкон и Марина, накинув на плечи большую вязаную кофту и вертя в пальцах тонкую сигарету.
   Неловкую паузу нарушил профессор Вальдербург, он приятно улыбнулся Вале и поднял свой бокал:
   - За единение! Каждая такая вот встреча с новым видящим для нас праздник, Валентина...
   Все оживились, зазвенев бокалами. Валюша с недовольством отметила легкое захмеление в мозгу и поспешно отставила бокал, потянулась за печеньем. Она заметила, что все это время Поля не было в комнате, но он промелькнул теперь, подмигнув Вале и скрывшись также на балконе.
   - Расскажите же нам что-нибудь о себе, - попросила с дивана толи Нина, толи Наташа. Обе девушки обладали неброской внешностью, длинные пепельные волосы распущены по плечам, одна казалась несколько легкомысленной, возможно, из-за подстриженной наискось челки и кокетливого розового костюмчика, вторая же, та, что задала вопрос, казалась старше, казалось, лет на двадцать семь, не меньше, но в глазах играло неподдельное любопытство.
   Валюша нервно улыбнулась, поймала ободряющий взгляд Мефодия и постаралась придать голосу максимальное дружелюбие:
   - Я учусь, работаю в магазине... Даже не знаю, что еще рассказать...
   - Когда вы поверили в то что видите больше, чем другие люди? - это уже вторая сестра, в розовом.
   - Да не так давно... - отступать и менять свою историю было поздно, приходилось фантазировать, - Я старалась не придавать значения тому, что видела...
   - И что ж, никогда не пытались пообщаться с призрачным народом?!
   - Пыталась... Меня родители быстро убедили, что это всего лишь детские фантазии. Так я и считала всю жизнь, пока не столкнулась с определенными проблемами...
   - На вас напал потрошун, верно? - профессор явно был в курсе всего, сестры же историю или не знали, или искусно сделали вид, что удивлены, заохав, попросив рассказать.
   Валя в двух словах пересказала свою историю, стараясь не акцентировать внимание на оборотне, когда же кто-то поинтересовался, откуда взялся Мефодий, девушка соврала, что он был знакомым ее домашника и случайно оказался рядом. При этом она старалась не поднимать глаза на Эма, но когда все же рискнула, уловила его одобрение.
   Все присутствующие были дружелюбны. Даже там, где Валина история трещала по швам, они не придирались к словам. Только старичок, казалось, дремал все это время, лишь изредка открывая глаза и цапая тощими пальцами с подноса маленькие пирожные.
   Вскоре вернулись с балкона курильщики. Своих мест никто не искал, сели несколько в ином порядке, нежели раньше и теперь возле Валиного кресла оказалась Марина. От нее приятно потянуло холодом и дымом, она улыбнулась Вале и вполголоса осведомилась:
   - Надеюсь, вас не слишком утомили тут расспросами? Для нас и в самом деле новое лицо - событие из ряда вон выходящее...
   - Спасибо, все отлично, - светски улыбнулась Валюша и не преминула тоже кое-что узнать:
   - Я почему-то ожидала, что в союзе видящих больше людей...
   - О, - тихонько рассмеялась Марина, - здесь едва ли половина. Да прибавьте еще несколько детей, с которыми мы ведем работу.
   - Работу?
   - Конечно. Это редкая удача: обнаружить видящего в ребенке. Мы можем помочь ему развиться, не затаптывая в себе свой дар...
   - Поль просил передать свои извинения, но он покинул нас, боялся опоздать на самолет... Вам, Валя, он передал особый привет, вы произвели на нашего французского гостя неизгладимое впечатление, - Сергей, похоже, получил заряд энергии и теперь, казалось, успевает видеть абсолютно всех одновременно, - Кстати, хочу спросить, что же вы теперь думаете о нашем союзе?
   - Здесь... Уютно...
   - Я ни в коем случае не навязываю наше общество вам, милая Валя, но вместе быть намного легче. Спокойней. К этому, как правило, приходят все видящие, узнавшие о существовании союза себе подобных. Думаю, вы и сами со временем это оцените... Уверившись в своем даре, надо развивать его. И потом, один психолог сказал, что свои способности человек может узнать, лишь применив их на деле... Позабыл его имя... - Сергей пытливо покосился на Эма, но тот, выдержав паузу в несколько секунд, вежливо качнул головой:
   - Это сказал Сенека младший, и был он, скорее, философом... Кстати, он же сказал и то, что нет правил без исключений.
   Он встал, неторопливо подошел и встал за Валиным креслом, опустив руки ей на плечи. Он весь излучал вопрос и Валя незаметно откинулась, выражая согласие. Теплую компанию пора было покидать.
   - Боюсь, последние события, в курсе которых Поль и Сергей, неблагоприятно воздействовали на мою пациентку и я просил бы вас дать ей некоторое время на осмысление сегодняшней встречи. Для нее встреча с союзом видящих такая же неожиданность, как и для вас.
   - Знаете... Эм... О нашем союзе знают очень немногие люди, не обладающие даром...
   - Я ценю честь присутствовать на вашем собрании и где-то даже понимаю, что здесь мне делать нечего, но, при всем уважении, Валю одну отпустить не мог, - Эм легонько сжал Валины плечи и девушка поднялась, мило улыбаясь всем окружающим.
   - Прошу простить меня... Я думаю, мы встретимся еще...
   Сергей тоже торопливо встал.
   - Как жаль, что Поль уехал, он был с машиной... Ну ничего, сейчас я вызову такси.
   - Думаю, я могла бы отвезти и сама! - это подала голос Марина. Валя благодарно улыбнулась ей, но Сергей, кажется, был иного мнения:
   - Не слишком хорошая идея! Хочу сказать, что мы и так обременили вашу семью, Мариночка, думаю, на сегодня хватит подвигов во благо коллектива. Надо же дать и вам возможность отдохнуть. Но, насколько я знаю, Нина за рулем, разве нет?..
   Старшая из сестер повела плечом, равнодушно отозвавшись:
   - Конечно, я могу отвезти...
   - А, может, все-таки, такси? Не хочу обременять...
   - Ну что вы, я буду рада помочь! - Нина решительно встала и пошла в прихожую.
   Валя и Эм распрощались со всеми присутствующими и пошли одеваться. К их удивлению, вторая сестра решила остаться.
   У Валюши что-то попало в замок куртки и пришлось из полутемной прихожей сделать шаг в сторону, попав под прямоугольник яркого света, падавшего из-за закрытой стеклянной двери, по-видимому, ведущей в кухню. Облегченно вздохнув, когда молния на куртке благополучно застегнулась, девушка подняла глаза и встретилась взглядом с выразительными темными глазами за прозрачным стеклом.
   - Сэр... - чуть слышно шепнула она удивленно и собака по ту сторону двери склонила голову на бок, словно услышала и поняла.
   Но акцентировать внимание не хотелось, да и пес мог оказаться всего лишь домашним любимцем Андрея и Марины.
   Отведя взгляд от пса, Валя поспешила вслед за остальными выйти из квартиры. Она чувствовала себя уставшей и еще, почему-то, обиженной, хотя кто и каким образом ее обидел, понять пока не могла.
  
   4.
   Пришлось пройти на стоянку за домом, где стояла старенькая девятка Нины. В машине было не менее холодно, чем на улице, но вместе с прогреваемым мотором стало теплеть и в салоне.
   - А я вначале подумала, что вы муж и жена, - непринужденно начала разговор Нина. Кажется, она не ожидала, что Эм усядется вместе с Валей на заднее сиденье.
   - Валя мне друг и пациентка...
   - А как вышло, что вы верите в призрачный народ?
   - Пришлось убедиться...
   - Вы практикуете? Наверное, в какой-нибудь крупной компании работаете...
   Машина наконец тронулась с места, а Вале наконец надоело слушать замаскированный под кокетство допрос, поэтому она решила вмешаться:
   - А вы, Нина, тоже ненавидите ведьм?
   - О... - девушка явно растерялась, с показной внимательностью утавилась на дорогу, но все-таки ответила: - Ведьмы зло, Валя.
   - Почему? Что лично вам или вашим друзьям сделала Лори?
   - Она может уничтожить нас всех и сделает это! На вашем месте я не защищиала бы ее.
   - Философский вопрос. Но, может, я чего-либо не знаю? Все, начиная с Поля и заканчивая вами, говорят мне об ужасной опасности, исходящей от ведьмы, а на деле же я не вижу ни доказательств, ни примеров.
   - Вы просто еще ничего не знаете, - довольно резко ответила Нина, выруливая на пустынную трассу и разгоняясь.
   - Так просветите меня. Я хочу знать.
   - Узнаете. Я всего лишь рядовой член союза видящих, а просвещает нас всех Сергей. Он поможет вам понять разницу между видящим, несущим понимание и поддержку призрачному народу, и ведьмой, которая способна только на зло.
   - А вы используете и призрачный народ в своих... делах? - решил вмешаться Эм.
   - Ну да... Конечно. И призрачный народ нам с удовольствием помогает.
   - А как насчет небольших заданий? Их призрачный народ тоже с удовольствием выполняет для вас?
   - Не понимаю я вас, Эм. Но и вы, видно, не понимаете нас, и я сочувствую вам - жить, зная, что не в состоянии видеть значительную часть мира, вероятно трудно...
   - Трудно... А у вас лично есть друзья среди призрачного народа?
   Нина несколько секунд помолчала и бодро ответила:
   - Да, и много.
   Дальше разговор как-то не клеился, Валя попросила остановить на центральной площади Вышгорода, она не хотела, чтоб Нина подвозила ее под самый дом. Эм вышел вслед, они попрощались с видящей и проследили, как исчезли за поворотом красные огоньки габаритных огней машины.
   Не сговариваясь, Валя с Эмом медленно побрели домой, обходя хорошо освещенные центральные улицы.
   - Что-то не так в этом союзе видящих...
   - Там все не так, Валя. Все говорят лишь то, что положено, вопросы задают с подоплекой.
   - Зачем? Зачем им это все?
   - Пока не знаю. Но тут и внутренняя политика и еще что-то, мне кажется...
   - Сергей главный... А почему Поль не был с нами, интересно?
   - Не волнуйся за него, по-моему, эти видящие не истребляют друг друга, что уже хорошо.
   - Почему я должна за него волноваться?
   - Валя, все, кого ты видела сегодня - марионетки. Только водит их не Сергей, а кто-то еще выше. Сергей - умелое звено, идеально выполняющее функции руководства.
   - А Поль, значит, марионетка... Но он француз, у него свое руководство! Почему он подчиняется Сергею?
   - Не Сергею. Я же говорю, есть кто-то более сильный.
   - Хм...
   Валя подняла глаза на темные окна своей квартиры и зябко повела плечами: отчего-то не хотелось возвращаться туда. Будто это и не родной дом вовсе. Будто...
   - Надеюсь, Веня уже дома.
   - Валюша, - Эм осторожно взял ее за плечи, вынуждая посмотреть в глаза и тихо, но внушительно сказал: - думаю, Вени дома нет. Но с ним все в порядке, я чувствую... У меня ведь кошачья интуиция, помнишь?
   - Или ты просто знаешь больше, - закончила невысказанную мысль Валя и высвободилась из его рук.
   - Я не хочу, чтоб ты волновалась. Все сошлось на тебе. Эта дурацкая история с охотой на ведьм, союз видящих... Основная масса призрачного народа ни о чем подобном не знает, но о союзе мы должны были знать. Все. Кто-то что-то замалчивает, а это должно быть исправлено.
   - Пошли в дом, - устало сказала Валя, поворачиваясь к двери в парадное.
   - Нет, я домой.
   - А где твой дом?
   Эм сделал вид, что не услышал ее вопроса. Обижался ли он за вчерашнее или просто не хотел раскрывать своих тайн, Валя не знала, но не стала настаивать на ответе. Махнула ему рукой и собиралась было уйти, как почувствовала руку у себя на плече:
   - Я, пожалуй, зайду ненадолго, - радоваться бы этой перемене решения, но Валюша уловила чуть заметное напряжение в голосе Эма и почувствовала, как предчувствие словно сквозняком прошлось вдоль спины.
  
  
  

Часть 4

  
   1.
   Валюша поднималась по лестнице, спиной чувствуя напряжение шедшего следом Эма. За один лестничный пролет до своей квартиры она остановилась, услышала, как резко притормозил оборотень, а затем рванула вверх со всей возможной скоростью.
   Преодолела пролет в доли секунды, краем глаза отметила тень, шевельнувшуюся еще на пролет выше, у окна, также быстро преодолела и это расстояние, хоть сама не знала, что будет делать, настигнув чужака. Впрочем, когда Валины руки опустились на притаившегося в тени человека ничего делать и не потребовалось - человек рухнул без единого слова, скорчившись на грязной бетонной площадке. Лишь спустя несколько мгновений Валя осознала, что у ее ног лежит Лори и хватает ртом воздух, будто не может вдохнуть.
   Валя быстро опустилась рядом, помогла ведьме сесть. Даже в тусклом свете, падающем из запыленного и заснеженного окна можно было различить ужас в больших глазах Лори. Она смогла наконец дышать, закашлялась, торопливо расстегнула ворот куртки...
   - Ты чуть не убила меня!
   - Извини... - Валя потянула ведьму вверх, помогая ей встать, - Пошли в квартиру...
   Когда она обернулась, то наткнулась на загородившего собой спуск Эма. Он вопросительно приподнял бровь, всем своим видом выражая предостережение. Валя, ничего не говоря, жестом попросила его подвинуться, и они с Лори заковыляли вниз, к дверям квартиры.
   Валя прошла сквозь темные комнаты и опустила Лори на диван в гостевой. Стоило ей выйти, как тут же возник Эм. Естественно, он обо всем догадался, но на всякий случай уточнил:
   - Это и есть Лори?
   - Да, - Валя приготовилась защищаться, но он больше ничего не добавил, посторонился, давая ей проход и пошел за ней в ванную. Валя сбросила куртку прямо на пол, намочила полотенце для Лори.
   - Что она для тебя значит?
   Валюша про себя прокляла его проницательность и интуицию, опустила глаза:
   - Ничего.
   И не солгала. Ничего ей не нужно было от ведьмы, ничего и давать ей не хотелось, однако оставить там, на грязной лестнице человека, который подfрил - пусть и против воли - неизведанные и незабываемые ощущения - не так просто. Валя знала, что попытайся Лори еще раз соблазнить ее - смогла бы дать отпор ведьме, объяснить свою неприязнь (влечение?), но сейчас сама ведьма была беззащитна и напугана, а это совершенно меняет дело.
   Валя обернулась на пороге комнаты и одними губами шепнула:
   - Я не могу ее бросить лишь потому, что она нуждается в защите.
   - Абсурд! - также неслышно бросил Эм и пошел на кухню, чтоб хоть чем-то помочь Вале.
   Ведьма сидела на диване и, казалось, уже неплохо себя чувствовала. Во всяком случае, в глаза вернулся знакомый задорный блеск.
   - Валечка, ты чуть не задушила меня, - хмыкнула она.
   - Да ты что? Я просто быстро поднялась и сбила тебя с ног, Лори. Как я могла задушить тебя?
   Лори посмотрела куда-то за Валино плечо и девушка, не оборачиваясь, поняла, что там стоит Эм. Она представила их друг другу и поспешила ретироваться.
   Пожалуй, Вале даже хотелось, чтоб Эм поругался с ведьмой, поставил ее на место и попросил поскорей покинуть Валину жизнь. Не потому что столь сильна неприязнь, как раз наоборот.
   Потом все трое ели на кухне макароны с котлетами и пили горячий чай с малиновым вареньем. Эм вовсе не ругался с Лори, однако и теплоты в их общении не было заметно. Когда чашки опустели, Лори откинулась на спинку стула и привычно-самодовольно сощурила большие глаза.
   - Я пришла к вам не просто так и если б Валя меня все-таки убила, - Валюша насмешливо фыркнула, а Эм пристально посмотрел на нее, я не смогла бы рассказать вам одну крайне неприятную новость...
   - Гонцов с дурными вестями когда-то и убивали, - хихикнула Валя.
   - Но не сегодня, - теперь ведьма была собранна, она подалась немного вперед и понизила голос:
   - Мы, конечно, перепирались тут с твоим домашником, Валя, но я никогда не желала ему зла, а тем более тебе, - слова ее прозвучали значимо и как-то жутковато, заставив всех присутствующих разом присмиреть. Валя даже не задала вопрос, по ее лицу и так было понятно, что она больше всего сейчас желает узнать эту новость, какой бы она ни была.
   - Твой Веня в руках у союза видящих.
   Несколько секунд понадобилось Вале, чтоб осознать сказанное, затем она рванулась к ведьме, заставив ее вжаться в стену:
   - Ты это специально?! Ты хочешь очернить их, они охотятся за тобой, но мне нет дела до вас всех! - голос сорвался на крик, - Не трогайте меня и моих друзей, и верните мне Веню!
   - Постой, Валя...
   Эм был на удивление спокоен, только синие глаза горели яростью, придавая его лицу несколько демоническое выражение.
   - Скажи-ка, Лори, откуда тебе это известно?
   Ведьма сразу как-то сникла, опустила плечи и отвела глаза, негромко сказав:
   - Они пытались подманить меня им. Сначала продемонстрировали какого-то брумса, но я знаю, что Арра мертв, не поверила им, и тогда они выпустили Веню. Его я не могла не узнать.
   - Ты даже не пыталась ему помочь, - как-то разом успокоившись, констатировала факт Валя.
   - Я могла либо попасть сама им в руки, либо бежать. Спасти его и себя у меня просто не было возможности...
   - Спасибо за информацию.
   - Если б я не хотела помочь, я бы не пришла сюда! Я могла бы быть уже за океаном...
   - Что ж, я в долгу...
   - Валя!
   - В глазах Лори полыхнул злой огонь, она сжала кулаки, но вдруг сорвалась с места и скрылась в комнате. Обострившимся слухом Валя поймала удаляющиеся, плохо сдерживаемые рыдания, но осталась сидеть на месте. Эм нежно провел пальцем по ее щеке, а потом ушел вслед за Лори, видимо, успокаивать.
   "Каменеет сердце, - подумалось ей, - Вот прямо чувствую, как покрывается жесткой и холодной коркой. Не может быть, чтоб я осталась прежней. Нет никакой надежды на то, чтоб все вернуть, как было..."
   Она медленно встала, едва понимая, что делает, плотно прикрыла дверь в кухню, затем вспорола ножом полоски специальной бумаги, заклеивающие щели в раме, распахнула окно и запустила пальцы в холодный снег на карнизе. Слезы застывали на щеках, превращаясь под ледяным ветром в ломкие пленочки льда.
   Вот на карниз сел один голубь, сонно захлопав крыльями, потом подлетел второй. Еще три толстых черных вороны разместились на ветках стоящего под окном дерева. Птицы слетались, вялые или недовольные, хлопали крыльями, стряхивали бугорки снега с ветвей. Напряжение словно лопнуло невидимой ниточкой, ничего не изменилось в окружающем мире, но все птицы разом сорвались со своих мест и, ворчливо покрикивая, разлетелись в разные стороны. Валя провела рукавом по лицу, стирая свежие слезы и царапая щеки крохотными осколочками тающих льдинок. Она, все также не открывая глаз, отшатнулась, закрыла окно и опустилась возле батареи на корточки, ощущая себя совершенно обессиленной.
   Эм не выказал удивления, отнес ее на кровать, даже помог снять верхнюю одежду, заботливо укрыл одеялом и мягкими шагами пошел в прихожую. Валя, не имея сил даже поднять голову, чуть шевельнула губами:
   - Не уходи...
   Он вернулся, присел рядом с ней, шепнул:
   - Ведьма не обидит тебя.
   - Но и не заменит мне тебя...
   - Ты уверена в этом?...
   Все-то он знает, обо всем догадывается, кошара эдакий, с досадой подумала Валя, чувствуя, как краснеет. Выпростала из-под одеяла ослабевшую руку, поймала его пальцы:
   - Уверена.
   - Я вернусь утром.
   Эм легонько коснулся губами краешка ее губ и растворился в темноте комнаты, после щелкнул дверной замок и тишина разлилась по дому, убаюкивая сознание.
  
   2.
   Снова был сон, и в нем снова была Лори. На сей раз она сидела в затененной плотными шторами комнате, а Валя уговаривала ее выйти на улицу, под лучи теплого заходящего солнца, которое видела через щелочку неплотно прикрытой двери.
   Сначала ведьма упиралась и казалась совершенно сумасшедшей, но потом сразу вдруг изменилась. Она успокоилась, перестала мотать головой из стороны в сторону, спустила ноги на пол (низкая тахта со смятыми простынями, вот она на чем сидела, отметила девушка).
   - Не прогоняй меня, Валя, из своего сердца, - спокойно попросила она.
   - Там такой мир, роскошный и прекрасный, - возразила Валюша, стараясь не выпускать Лори из виду, но и заглядывая в щелочку, отмечая меняющийся цвет неба и яркость лучей, то чуть прикрытых облаками, то слепяще-ярких.
   - То мир, в котором я пребываю уже слишком давно. Я устала от него и хочу хоть чуточку простой человеческой жизни...
   - Зато тебе подвластно больше.
   - Больше, - согласилась ведьма и откинула с лица длинные рыжие волосы. Лицо было как-то неестественно бледно, - Но это пока.
   - Почему? - Вале безумно хотелось пойти и распахнуть дверь настежь, но она не отходила от Лори, будто боялась даже на миг оставить ее одну.
   - Кем ты себя видишь, Валя?
   - Видящей... Человеком, - девушка даже глуповато хихикнула, поражаясь простоте вопроса. Ведьма покачала головой и разгладила ладонями простыни возле себя.
   - И видящая. И человек. И еще больше... А ты сторонишься меня, потому что я взяла немножко твоей любви. Тебе жалко?
   - Даже не заговаривай на эту тему! - рассердилась Валя.
   - Прости. Я взамен дала тебе опыт, оставила тебе частичку себя, а еще поторопила события. В целом, это равноценный обмен, пусть пока ты этого и не понимаешь.
   - И не нужно мне ничего такого понимать!
   - Нужно. Иди, Валя, тебя ведь манит то что там, за дверью.
   - Пойдем вместе! - Валя уже не чувствовала ни обиды ни гнева на рыжую ведьму, ей хотелось только поскорей выйти и согреться под солнцем.
   - Нет, иди одна, я тут останусь, в твоем сердце.
   Валя с ужасом оглядела темную комнатку, пару высоких книжных шкафов, удобный письменный стол, тени подвявших цветов в вазонах и два плотно зашторенных окна.
   - Это мое сердце?!
   - Я стану незаметной, Ты и не вспомнишь обо мне, только не прогоняй...
   - Это мое сердце?! - Валин крик еще не затерялся в совершенно скрытых темнотой углах, а она уже распахнула дверь, торопясь избавиться от этого кошмара.
   Небо встретило Валю полыхающим кровавым знаменем, лучи солнца обожгли глаза, ветер отбросил в сторону от оставшейся приоткрытой двери.
   Все символично, все до ужаса символично и до отвращения правдиво, - подумала Валя и проснулась.
   В комнате было еще темно, только посерел прямоугольник окна, да тишина чуть колыхалась от едва различимого шума воды в трубах - видимо кто-то на их стояке уже проснулся и открыл кран...
  
   3.
   Валюша полежала еще с час просто глядя на светлеющее небо, такое призрачное за занавеской. Она обдумывала сложившуюся ситуацию со всех сторон, подставляла факты, размышляла, что вообще стоит делать дальше.
   Соседи внизу проснулись, и теперь оттуда был слышен визгливый голос тетки, которая постоянно с утра ругалась со своей дочерью. Некоторое время Валя прислушивалась к перепалке, дивясь, что подскочили так рано, но потом вспомнила, что сегодня еще пятница, а не суббота и просто накрылась одеялом с головой.
   Что-то во всей этой мозаике не складывалось, что-то выходило не так. Дело даже не в том, что интуиция шепчет - нет, кричит во весь голос - о нестыковке всего происходящего. Сами факты выстраиваются нелогично.
   За ведьмой охотятся. Ладно, это можно понять, если поверить объяснениям с обеих сторон, но даже так это напоминает больше игру: стайка ребятни играет в догонялки. То догоняют кого-то одного, то просто садятся рядком и вместе едят конфеты. Это образно. Если б союз, раз он так уж сплочен, захотел поймать ведьму - поймал бы. Несомненно. Если б хотели убить - случаев было море. Нашли ведь тогда Валю, все вычислили, а Лори после это, видно, все равно крутилась где-то рядом. Хотели бы убить - убили бы.
   Но убивать явно не хотели, вот в чем дело. И теперь из Лориного рассказа четко выходило: подманивали, поймать хотели. Значит, видели. Значит, имели возможность убить, только она им нужна живая. Зачем? Могущество. Да, это конечно - Валя сама видела, что Лори обладает некоторыми способностями, что не снились ни простому человеку, ни даже видящему. Но явно существует еще какая-то причина. Ведьмы не живут в неволе - Валя усмехнулась собственной неостроумной шутке, но некоторая искра в этой глупой фразе была. Что они знают о ведьме? О ведьмах вообще? Ведь если даже призрачному народу ничего о ведьмах неизвестно, могут ли знать видящие намного больше? Если да, то зачем им скрывать это (а не может быть большой группы людей, в которой никто не проболтается)? Значит, нет. Значит, не знают.
   И убивать ведьму без нужды не будут. Постараются живой взять. Знает об этом Лори? Скорее всего, да. Могла бы уж за годы преследования понять. Или сколько там они ее преследуют.
   Валя порывисто встала с кровати, накинула халатик и пошла в соседнюю комнату.
   Лори спала, безмятежно раскинувшись на гостевом диване. Спала, закинув руки на подушку ладонями вверх, будто во сне сдавалась кому-то. Отогнав умиление и прочие позывы проявить нежность или снисходительность, Валя потрясла легонько Лори за плечо. Та резко раскрыла глаза, всего миг смотрела бессмысленно, просыпаясь, а потом улыбнулась Вале, сладко потянулась и похлопала ладонью рядом с собой:
   - Идешь ко мне?
   - Вставать пора, - Валя демонстративно отвернулась к окну, - Разговор есть, так что можешь даже не вставать.
   - Да-а? Тогда говори, - Лори перекатилась на живот, разметав волосы по одеялу и подушке.
   - Я тебе жизнь спасла?
   - Ну? - в голосе ведьмы послышались настороженность и холодок.
   - Пришло время долг отдавать.
   - Черт. Я думала, ты не столь меркантильна. Друзья для того и суще...
   - Для того! - оборвала ее на полуслове Валя - Только я не вижу тут друзей. Вижу шахматную партию, где игроки постоянно меняются местами, норовят поиграть чужими фигурами, свои уберечь. А я не фигура, Лори.
   - Знаю, - спокойно сказала ведьма, все также лежа на животе и глядя куда-то в сложные и абстрактные переплетения коврового узора.
   - Тогда будем смешивать фигуры.
   - Как?
   - Ты знаешь, как связаться с союзом. Или с Сергеем, что еще лучше.
   - Чего-о? - Лори даже приподнялась, выражая крайнее удивление, но Валя снова оборвала ее:
   - Знаешь. Если не связывалась с ними, если не знаешь, так примени свои супер способности.
   - Вот ты как...
   - Так. - жестко констатировала Валя и подумала: "А корка-то каменная на сердце все толще. Все прочней. Скоро совсем чувствовать что бы то ни было перестану. Буду только безжалостно делать дела, которые сочту правильными. Кошмар", поежилась, продолжила: - Свяжешься и, более того, пойдешь со мной. Раз никто не удосужился сделать этого, значит, я буду первой. И либо союз примет меня как игрока, либо я не оставлю их в покое.
   - И как же ты намерена с ними бороться? - насмешливо вопросила Лори, глядя теперь только на Валю. В больших ее глазах отражалось любопытство и даже немного восхищения.
   - Не знаю. А ты хочешь спокойной жизни? Или так и будешь бегать от них, попадать в капканы да прятаться по подворотням? Или это все тоже было игрой?
   - Нет, Валя, не игрой.
   - Ну?
   - Что ты предлагаешь? Чего от меня-то хочешь?
   - Мы пойдем вместе и решим проблему раз и навсегда.
   - Что?! Мы вдвоем против союза видящих?!
   - Да. Где же твоя власть? Способности?
   - Большего бреда я еще не слышала. Забудь об этом, Валя. Я уйду, ты примкнешь к союзу, станешь вместе с ними охотиться на меня и мне подобных...
   Из-под опущенных длинных ресниц блеснули лукавые искорки - Лори не просто поддерживала, видимо, в глубине Валину идею, она еще и провоцировала девушку. От такого поворота Валя опешила и опустилась на стул.
   - Так ты с самого начала была "за", да?..
   - Хм! - Лори откатилась к стенке и снова похлопала ладонью рядом с собой, - иди, я дам тебе то, что никак не хочет дать твой ненаглядный Эм. Любовь.
   - Тебе не понять, - Валя снова отвернулась, - Мне ничья любовь и не нужна, только его.
   - Ладно, - как ни в чем не бывало, Лори уставилась в потолок и продолжила совершенно серьезно: - Найдем мы их. Придем. Что дальше?
   - Эм нам поможет...
   - Угу. Дальше.
   - Ты им зачем-то нужна. Власть и все такое, это хорошо, но есть и еще что-то, да?
   - Это тебе твоя интуиция подсказала?
   - Музыкой навеяло. Ты можешь хоть немного побыть честной, без притворства?
   - Ну как ты не понимаешь: они просто хотят исследовать меня. Понять, как появляются ведьмы. Почему и зачем. И использовать, конечно.
   - А ты знаешь, как и почему появляются ведьмы?
   - Знаю.
   - И?
   - В свое время, Валя. Ты хочешь к ним пойти? Пойдем. Ты хочешь меня им сдать? Сдай. Только я не сдамся. Но ты хочешь получить своего домашника. Ну хорошо, я помогу тебе сделать это. И на том разойдемся, Ладно?
   - Хорошо...
   - Вот и ладно. Иди, сделай завтрак, а я тут поколдую, - ухмыльнулась Лори.
   Валя поспешила уйти, потому что своими вопросами ведьма и ее поставила в тупик. Как она, простая видящая, хотела навести порядок в этой странной шахматной партии? Действительно, что дальше? Подняться, в ярости налететь, героически разбиться о чужую игру - похвально, только зачем? Надо ведь чтоб и польза была. И себя обезопасить... А ведьма все и сама знает. И знает, кстати, куда больше. По крайней мере, ей известны странные правила этой странной игры, но Валю она не торопится посвящать в эти таинства. Ладно, тем хуже для Лори.
   Словно почувствовав Валино настроение, через полчаса явился Мефодий. Пришел с балкона, поскребся лапой в балконную дверь, протопал на кухню, не сбрасывая обличье кота. Посидел, послушал, как Валя пытается расколоть ведьму на предмет правил неизвестной игры, потом ушел в комнату и вернулся уже человеком. Покосился на Лори, коснулся Валиного плеча:
   - Решила штурмом брать видящих?
   - Решила Веню спасти, - устало ответила девушка, пряча глаза, - Ты участвуешь?
   - Странный вопрос, - Мефодий убрал руку и сел на табуретку, - Ты встала не с той ноги?
   - У меня нет никакого плана.
   - Значит, будем действовать по обстоятельствам, - невозмутимо ответил оборотень.
  
   4.
   Еще через полчаса они все втроем стояли у подъезда, щурясь на яркое утреннее солнце. День обещал быть просто чудесным: на слепяще-голубом небе не плыло ни одно облачко, где-то в стороне уже звякала капающая вода от подтаивающего на крыше снега. Даже ветер не нарушал сегодня красоты природы: она словно дремала, и сон ее был уже чуток и тонок. Еще не весна, еще не пробуждение, но уже блаженная дремота. Где-то возле школы шумели дети, прямо виднелся редкий лес, выбеленный по ветвям снегом, а на земле - кое-где в проплешинах влажной ледяной земли. Под ногами же пока что - обледеневший тротуар и дальше, по другой улице, спешат по своим делам пешеходы, оскальзываясь и втайне ругая гололед, зиму, погоду, государство...
   Валя даже улыбнулась безмятежному направлению своих мыслей. Не хотелось в такой славный денек думать ни о битвах, ни о подвигах... Но время расслабляться еще не пришло. Более того, неизвестно, когда оно вообще придет, это время.
   Отрезвив сама себя, девушка наклонилась в сторону, где под кустом обычно сидела квакша, но сегодня она, видно, ушла куда-нибудь греться на солнышке. Зато за кустом, на засыпанной снегом клумбе, пасся одинокий голубь. Он заметил Валю, встрепенулся, заковылял к ней, но тут за спиной возникла Лори. Она отодвинула Валю и стала приманивать птицу.
   Доверчивый голубь пошел даже на руку к ведьме, видно, заворожившей его, посидел там, а затем сорвался куда-то в сторону и по спирали - грациозно выписывая круги не хуже орла - стал подниматься все выше и выше. Потом просто пропал из виду.
   - Пошел разведывать для тебя? - с улыбкой спросила Валя.
   - Да нет... - Лори задумчиво скатала пальцами оставленный голубем на рукаве ее курточки пух, - он мне уже рассказал достаточно. Я знаю, где они и даже где твой домашник.
   - О! Какой всезнающий голубь!
   - И не говори. Повезло... - в голосе ведьмы не слышалось радости, как от случайной удачи и Валя настороженно оглянулась на нее. Но ничего особенно, лицо Лори снова было надменно и непроницаемо.
   Ехали в автобусе молча. Мефодий сидел рядом с Валей, но смотрел на сидящую впереди Лори, ловя все ее движения. Выражение глаз его было настороженным, вообще, он сейчас напоминал охотящегося кота. Не выпускает из виду жертву, но пока и не трогает. Может и вовсе не тронет, а, может, в следующий миг набросится. Опять же, как жертва себя поведет.
   В Киеве, когда вышли из автобуса, Лори покрутила головой из стороны в сторону и немного растерянно сказала:
   - Нам в район, который называется Виноградарь, но как туда ехать, я не знаю.
   - Я знаю, - Эм спрятал пока хищный блеск глаз, - расскажи, куда нужно попасть.
   Лори кое-как объяснила, потому что она могла делать выводы лишь из того, как летел голубь. Кое-что, что он заметил своими маленькими глазками, можно было взять за ориентиры. Эм покивал, немного подумал и повел их к маршрутке.
   Ехали долго, потом еще шли несколько кварталов пешком, повернули назад, искали нужный дом, но когда уже подошли к подъезду, Валя воззрилась на Эма в немом удивлении. Спросила:
   - Ты не ошибся?
   - Если Лори не ошиблась...
   Лори дернула плечом и пошла в подъезд. Постояв на лестничной площадке у лифта, она растерянно сказала:
   - Я не знаю, куда дальше. Надо высчитать по окнам, как видела это наша пташка...
   - Не надо. Мы знаем, куда идти.
   Валя испытала даже удовольствие, заметив неподдельное удивление в выразительных глазах рыжеволосой ведьмы. Эм покачал головой, как бы осуждая всю затею, вынул из кармана и протянул Вале газовый баллончик:
   - На тебе хоть это...
   Валя молча взяла и они направились на четвертый этаж, к знакомой уже бронированной двери.
   - Давай, Лори, открывай, - Валя посторонилась, пропуская ведьму вперед.
   Лори пожала плечами и склонилась над замком, который якобы невозможно взломать. Прошло всего минут пять, а она уже выпрямилась, потянула на себя легко открывшуюся дверь.
   - Как это у тебя выходит?
   - Научить тебя? - огрызнулась Ведьма, растирая слегка трясущиеся от напряженных усилий пальцы.
   - Это талант, - усмехнулся Эм, распахивая дверь и проходя вперед.
   Квартира была большой, четыре комнаты. Первым делом заглянули в кухню, потому что она была первой от входа. Потом - в гостиную (наименьшая вероятность того, что в рабочий день утром там кто-нибудь окажется). Потом поделили оставшиеся три комнаты и зашли одновременно...
   Вале повезло больше всех. Она попала в спальню, где, теряясь на огромной кровати, читала книжку Марина. Она даже не вскрикнула, увидев на пороге своей спальни незваную гостью. Лицо ее, правда, выдало: глаза округлились и губы дрогнули. Она натянула одеяло повыше и замерла.
   Валя, не отводя глаз, попятилась из комнаты и, оказавшись в коридоре, негромко позвала остальных. Лори принесла в вытянутых руках перепуганного насмерть, совсем еще юного домашника. Он был абсолютно лыс, в глазах стояли слезы, отчего его нельзя было не пожалеть. Вся компания разместилась в ногах Марининой кровати и Валя, стараясь не поддаваться жалости, заговорила первой:
   - Здесь вы держите моего домашника, Веню.
   Это не был вопрос, впрочем, Марина и не сопротивлялась:
   - Я тут ни при чем! И ничего не знаю...
   - Все мы чего-то не знаем, - скучающим голосом заметила Лори, чуть сдавливая под мышками парализованного ее взглядом здешнего домашника. Тот пискнул, Марина вскрикнула и залилась слезами:
   - Все вы такие же, такие же жестокие и злые, как и говорил Сережа!
   - Сережа, значит, - задумчиво покачал головой Эм.
   - Я правда ничего не знаю... И еще тут камеры! Сейчас тут будут все наши и вас схватят!
   - Камеры? В спальне?
   - Нет, у двери... - Марина захлопнула рот, но было поздно.
   - Дура. Какой из тебя член воинственного общества... - с брезгливым выражением лица Лори отвернулась. Домашник в ее руках тут же заворочался, но снова жалобно пискнул, сдавленный сильными пальцами.
   - Где Веня? - Вале было до предела жаль несчастную женщину, но своего домашника было жальче.
   - Там, - всхлипнула Марина, а затем крикнула: - Не скажу!
   - Отвратительно мы смотримся... Как шайка насильников, мучающих мирных жителей, - ведьма снова принялась сверлить беспощадным взглядом домашника, на лысой голове которого уже выступил пот, - Может, ты скажешь, где Валин друг, а?
   - В вентиляции между ванной и туалетом, - пролепетало несчастное создание.
   Эм тут же пошел проверять, Валя с Лори остались на месте.
   - А где Андрей? - светским тоном поинтересовалась Валя, чем заслужила ненавидящий взгляд заплаканных и оттого покрасневших глаз пленницы. Еще с полминуты подождав, она отправила Лори на помощь Эму. Мало ли что. А сама наклонилась к Марине:
   - Я тоже женщина и всего лишь хотела покоя. Что я вам плохого сделала, а?
   Марина снова заплакала, спрятав лицо в ладонях.
   - А ты мне была симпатична... Я даже подумала, что действительно нашла родственные души в союзе...
   Валя вздохнула. Она понимала, что этим разговором лишь пытается оправдать свои поступки в собственных глазах, но поделать было нечего: на войне как на войне. И эта женщина, хоть, возможно, и не желает никому зла, но насильно удерживает в заточении Веню. Кому после этого верить, если все складывается именно так?
   Размышления были прерваны появлением нежелательных действующих лиц. Краем глаза где-то на границе зрения Валя уловила движение за плечом, сорвалась со своего места и, вмиг обогнув кровать, встала у изголовья. Не зря, потому что на пороге комнаты стояли Нина и Наташа. Обе были в верхней одежде и даже слегка запыхались. Наташин взгляд горел лишь яростью и беспощадной решимостью, Нина же была более спокойна, но, судя по выражению лиц, обе сестры не знали толком, что теперь делать. В руках Наташи был газовый баллончик. Отметив эту деталь, Валя метнулась в сторону постели, ухватила заплаканную Марину за длинные волосы и притянула к себе.
   - Дальше что?
   Нина пожала плечами на этот вопрос, она явно чего-то ждала, и это настораживало Валю. Ей показалось, что где-то в коридоре слышна возня, да и отчего бы, иначе, никто не спешил ей на помощь?
   В этой немой сцене настороженности прошло несколько напряженных минут, когда Марина дернулась и взмолилась:
   - Помогите же мне!
   Наташа нерешительно приподняла свой совершенно неуместный в такой ситуации баллончик, но, переступив с ноги на ногу, снова опустила его. Тупиковая ситуация, - подумала Валя, но тут сцена несколько оживилась.
   Бесцеремонно отодвинув девушек, в комнату один за другим вошли двое незнакомых мужчин и Сергей. Последний выглядел изрядно потрепанным, одежда в беспорядке, волосы всклокочены, а щеку украшают четыре глубокие параллельные ссадины - от виска и до подбородка.
   - Ну-ну... Отпустите-ка, Валентина, Марину, - немного с придыханием, но зло сказал он.
   Валя не послушалась бы, но в дверной проем ввалилось тело и осело на ковре у косяка. По рассыпавшимся роскошным кудрям Валя безошибочно узнала Лори. Отступать было некуда, равно как и наступать - не с чем. Зато замыкающим, приведшим ведьму, оказался не кто иной, как сухонький да безобидный на вид старичок.
   "Вот стервец, - оторопело подумала Валя, - Как бишь его... Иван Иванович?.. Петрович?.. Нет, не то... А, Алексеевич, кажется. Да, вроде, Иван Алексеевич... Откуда только сила такая у него взялась?". Додумать ей, как водится, не дали, зато старик выдвинулся, расправил плечи и разом стал как-то внушительней. Сергей покорно отодвинулся на задний план.
   - Девушка, отпустите-ка нашу сотрудницу, все равно вам от нее проку мало...
   - Где Эм? - пожалуй, этот вопрос сейчас и впрямь беспокоил ее больше всего.
   - А, этот ваш так называемый психиатр? Сбежать изволил, - старик поискал глазами, куда можно было бы приземлиться, и не поленился сходить в угол комнаты и принести стул. Поставил его прямо в дверях, уселся и снова уставился на Валю, болезненно помаргивая бесцветными глазами.
   - Веня? - требовательно продолжила Валюша.
   - Не знаю... Не приметил его. А, ребят? - обратился он к незнакомым мужчинам. Те вразнобой пожали плечами, не сводя, впрочем, глаз с Вали.
   Валюша заметила, как бессильно обвисла Марина и выпустила волосы из рук. Толка от этой так называемой заложницы теперь и в самом деле не было.
   - Ну и чего вы добились?
   - Знаете, - устало сказала она, - мне плевать на ваш союз. Мне плевать на ваши дела. Но не троньте меня и моих друзей.
   - А. - с пониманием усмехнулся Иван Алексеевич, - Ну а эта, - он брезгливо толкнул тупоносым ботинком Лори, - надо думать, ваша подруга?
   Ведьма захрипела, откашлялась и села, опираясь спиной о стену. Сначала ее большие глаза были замутнены, она массировала затылок пальцами, потом осмысленность вернулась в ее взгляд.
   - Подруга, - угрюмо подтвердила Валя, - Только я намерена прекратить вашу игру.
   - А как, поделитесь секретом? Замучив до смерти нашу Маринку?
   - Заставив вас раскрыть карты. Зачем вам ведьма, если вы знаете, что не сможете использовать ее?
   - Зачем? - старичок меленько захихикал, снова обратился к незнакомцам: - Санек, Валер, где наша карта, которую так хочет раскрыть выражаться барышня?
   - У Вальдера, - нехотя отозвался один, невысокий и полный, а второй уточнил:
   - Скоро будут, как вы и приказали...
   - Ага. Ну подождем.
   Лори тем временем, пришла в себя и метала теперь из-под ресниц быстрые взгляды по сторонам. Еще несколько минут напряженного ожидания и в дверях злосчастной спальни появилось новое действующее лицо - профессор Вальдерберг. Его сопровождал довольно рослый для своего вида ангел-хранитель с бегающими глазками. За последним волоклось в черном полиэтиленовом пакете нечто, видимо, довольно тяжелое по меркам представителя призрачного народа.
   Ивану Алексеевичу пришлось подвинуться со своим стулом, чтоб пропустить крупного профессора. Теперь в небольшой комнатке было просто не повернуться от обилия людей, но когда хранитель вышел на середину комнаты, все уважительно посторонились, очищая небольшой свободный участок. Бечевка, стягивающая верх пакета была развязано и оттуда нерешительно выглянули на свет два небольших глаза, потом появилась небольшая мордочка (именно в таком порядке, потому что круглые черно-серые глазки располагались на самой макушке вытянутой, похожей на лисью, головы). Зверек, скрывавшийся до того в мешке был не больше кошки, мех возле носа и ушей отливал серебром, а в других местах переходил в иссиня-черный.
   Вот из пакета высунулась одна лапка с длинными и гибкими, почти как у обезьяны, пальцами, ухватилась за край мешка... Зверек выглядел умильно и славно, все, кто хоть немного любил животных, затаили дыхание. Но тут зверек увидел своего стража - ангела-хранителя - и все переменилось. Негромкий писк наполнил комнату, а вслед за ним появились и странные явления: чуть в стороне, возле окна вдруг завилась кольцами огромная змея. Кто-то из женщин вскрикнул, Наташа подалась к дверям, потому что стояла ближе всех к змее, но тут кошмарная рептилия поменяла облик и превратилась в распухшего синеватого покойника, пошатывающегося и воззрившегося побелевшими глазами прямо на одного из парней. Тот в ужасе попятился, однако вдруг снова раздался писк и все образы исчезли, только хранитель, напряженно пыхтя, стягивал края норовящего вырваться из его рук пакета.
   Лори все это время молчала и даже не двигалась, но, бросив на нее случайный взгляд, Валя увидела, как горят глаза ведьмы, а Иван Алексеевич, словно подстрекая, c ехидцей улыбнулся ей:
   - Вы и теперь, дорогуша, не узнаете этого чудного зверя? А?
   Губы ведьмы побелели от сдерживаемой ярости, она медленно выпрямилась во весь рост, заставив напрячься молодчиков, но произнесла совершенно спокойно:
   - Когда я думала, что Арра погиб во время погони, погиб случайно, я не простила вам этого, но хоть как-то могла понять. Теперь же вы его удерживаете его тут насильно. Это переходит всякие границы дозволенного!
   - Но он ведь жив оказался, разве это не чудно? - казалось, Иван Алексеевич сейчас просто захлопает в ладоши, так радостно он улыбался, чувствуя свою победу.
   - И что теперь?
   - Я убью его, - буднично ответил старик, - Если только ты, ведьма, не отдашь себя целиком и полностью под наш контроль. Тогда, конечно, никто не пострадает.
   - Бред!
   - Так ты отвечала и десять лет назад, но теперь здесь твой брумс... Пока еще живой брумс... Знаю, человек не смог бы ни поймать ни удержать его, но для этого у нас есть, скажем так, благожелатели из призрачного народа...
   - Ну хватит! - Лори вскинула руки, развела их словно отгораживалась невидимым занавесом, под потолком в люстре с противным щелчком разлетелась лампочка.
   Однако закончить колдовство ей не дали: один из прихвостней старика крутанулся на месте и с размаху ударил ведьму кулаком в живот. Она неестественно ухнула и согнулась пополам, оседая на пол. Второй парень поторопился выкрутить ей руки за спину. Старик поерзал на своем стуле.
   - Ты, ведьма, не понимаешь, а следовало бы, - наставительно пробурчал он, - Десять лет назад мне было интересно, как, почему и чем отличается ведьма от человека. А сегодня мне интересно лишь, сколько власти ты сможешь дать и как я эту власть использую.
   Вале, однако, опешившей от сцены насилия, надоело стоять молча, и она решила тоже вставить слово:
   - Слушай, старый чемодан, куда тебе власть? Иди на кладбище место занимай! - хамство было абсолютно не в ее манере, поэтому девушка тут же почувствовала себя неуютно и неприятно, но продолжила: - Оставь в покое нас!
   - А! - восхитился Иван Алексеевич, - И ты туда же. Но ты вообще ничего не значишь. Могла сыграть хорошую роль, даже карьеру у нас сделать, привилегии получить, но оказалась слишком глупой.
   Он повел плечами, задумчиво глянул на пакет в центре комнаты, а затем вынул из кармана складной нож и протянул ангелу-хранителю:
   - Убей брумса.
   Хранитель взял нож нерешительно, видимо, он все-таки, не ожидал подобного развития событий. Однако послушно раскрыл нож, выглядевший в его руках большим кинжалом, и испуганно оглянулся.
   Ведьма смотрела на него в упор, по щекам ее катились слезы от болевого шока, видно было, что дыхание давалось с трудом, но взгляд выражал столько ненависти, что кто угодно струсил бы. Тогда старик поторопил:
   - Режь!
   - Черта с два! - Валя, наконец, так разозлилась, что едва контролировала себя. Чувствуя, как эмоции переполняют ее, привнося в душу какое-то совершенно новое ощущение, она сжала кулаки и шагнула вперед, поднимая руки. Старик успел усмехнуться, но уже в следующий миг тишину разорвал пронзительный, но, тем не менее, едва различимый звук...
   Валя запрокинула голову, ощущая, как толчками выходит из нее то самое странное ощущение, в глазах потемнело и мир как бы отделился от нее самой, оставляя после себя темноту и пустоту. В ладонях пульсировала непривычная и неприменимая сила, да так страшно становилось от осознания этой силы, что девушка боялась разжать кулаки. Она лишь выплескивала малую часть пришедшей неведомо откуда энергии. Но даже взамен этой малой части внутри образовывалась звенящая пустота, а когда она достигла угрожающих размеров, разом все оборвалось. Сила ушла так же внезапно, как и нахлынула, осталась только боль в висках и ладонях, да потрясающее, шокирующее чувство потерянной силы.
   Валюша повалилась на кровать, глаза ее начали различать сквозь рассеивающуюся сероватую дымку очертания комнаты. Она не могла никак собрать мысли воедино, но тут ее руки коснулось что-то теплое. Осторожно, словно боясь растрясти остатки сознания, девушка повернула голову и нашла глазами умильную мордочку с острыми ушками, забавно торчащими в разные стороны да любопытными глазками на макушке.
   Только теперь она осознала, как холодно в комнате. Просто мороз. Валя повернула голову в другую сторону.
   Рядом на постели, сжавшись на дальнем ее краю, лежала Марина, она была совершенно неподвижна. Валя потянулась к ней, потрясла за плечо, но это не дало абсолютно никакого результата и Валюша испуганно села на постели. Теперь девушка увидела, что окно в спальне разбито - крошево стекла лежало сверкающими жемчужинками на ковре, морозный ветер раздувал тонкую полупрозрачную занавеску. Опрокинутый стул в стороне от двери дополнял картину. Но память упрямо молчала, отказываясь давать пояснения открывшейся картине.
   Валюша снова взглянула на брумса, который видно, вылез из пакета и теперь робко сидел у кровати, шевеля длинным черным хвостом с серебристым колечком на конце. Девушка протянула к нему руку и тот доверчиво ткнулся в нее мордочкой, настороженно, впрочем, наблюдая за ней.
   - Что случилось-то? - спросила Валя у брумса, но тот, видно, не мог дать ответ. Брумсы не разговаривают.
   На пороге комнаты наметилась слегка покачивающаяся фигура. Это была ведьма, она, мягко и неустойчиво ступая, добралась до Вали и протянула ей руку:
   - Пора уходить.
   - Что произошло? - повторила свой вопрос Валя, послушно вставая.
   - Ты, - просто ответила ведьма и повела ее прочь из квартиры. Брумс, увидев хозяйку, радостно завилял всем телом и изящным прыжком взлетел Лори на плечо, устраиваясь возле шеи на подобие воротника.
   Молча они спустились по лестнице, вышли в морозный день, где их сразу ослепило яркое солнце, голубое небо и оглушил уличный шум.
   Постояв немного, Лори пошла по дорожке, а Валя за ней, не задавая пока больше никаких вопросов - все силы уходили на то, чтоб ровно идти, да, пожалуй, чтоб вообще держаться на ногах...
   На оживленном проспекте собрались сесть в первую попавшуюся маршрутку, но тут случилось чудо, и прямо из-за спины возник Эм. Он подхватил их, повел к такси, на котором приехал. По его встревоженным глазам было видно, что он очень хочет спросить, что случилось, но не решается при таксисте. Лори, подтверждая это невысказанное решение, приложила палец к губам и покачала головой.
   Такси привезло их аж в Вышгород, к самому дому. Валя пробовала сопротивляться, мол, это очень дорого, но нее никто не стал слушать. Лишь когда поднялись в квартиру (пройдя, кстати, мимо прогуливающихся в счастливом бездельи бабушек и вызвав их единогласное неодобрение своим видом), Валя позволила себе расслабиться, легла на свою кровать прямо одетой и, уставив глаза в потолок, потребовала:
   - Расскажите мне, что случилось!
   Тут же возник Веня, захлопотал вокруг, но Эм остановил его, обратившись к Лори:
   - Да, кстати, всем неплохо бы знать, что случилось.
   Лори, уютно расположившаяся в кресле, усмехнулась грустно и мягко, минут десять рассказывала то, что Валя помнила и сама. Брумс свернулся на коленях ведьмы и, похоже, все понимал, потому что неодобрительно фыркал в самых напряженных моментах рассказа. Когда же дошло до места, с которого Валя перестала помнить себя, она превратилась в само внимание, очень уж хотелось узнать все. А Лори, тем временем, неспешно продолжала:
   - Я едва могу дышать, когда краем глаза замечаю, как меняется у Валюши лицо. Ну, тут я и поняла, что началось...
   - Что началось? - практически в один голос спросили Эм и Валя, но ведьма лишь покачала головой, не прерывая речи:
   - ...сначала просто визжала, но постепенно, ну, через несколько секунд, перешла на ультразвук и тут-то эти идиоты поняли, что пора убираться.
   - Ультразвук?!
   - Не перебивай! Полетели из комнаты, как миленькие, едва своего прихвостня из призрачного народа не затоптали. А Арре-то ничего! Он воспринимает все зрительно, у него уши для украшения. И звуковые волны он не слышит, а видит, поэтому просто зажмурился, да и сидел себе. Ну, тут начали стекла сыпаться, я думала, что и окочурюсь там, но старалась уползти, даже до коридора добралась...
   - А Марина?... - высказала Валюша волновавший ее вопрос.
   - Ой, не знаю, может, просто сознание потеряла. Не думаю, что ты ее совсем уж угробила, но оправится она точно не скоро...
   - Ну а теперь объясни все! - хмуро потребовал Мефодий.
   Лори молчала некоторое время, теребя блаженно зажмурившегося брумса за ухо, потом с сомнением в голосе сказала:
   - Это не полагается раскрывать кому бы то ни было, но о последствиях все уже знают, так почему бы тебе не узнать и причину...
   - Не томи, - попросила Валя.
   - Неужели ты сама не догадалась? Все к тому шло. Интуиция твоя, сны, решительность, голуби, опять же...
   - Какие голуби?
   - Те, которых ты послала с заданием разыскать место заточения Вени.
   - Я?!
   - Ты, Валя. Ты ведьма, не поняла еще?
   Веня как-то оторопело крякнул, Эм вообще был похож на статую. Все они не то чтобы не поверили, но и сомневаться было трудно. Есть вещи, в которых нелегко усомниться, равно как нелегко и поверить, принять. Особенно в такой момент...
   - Это дар и проклятье, настигающее женщин, ставших видящими спонтанно. Ты ведь обманула меня, да? Когда сказала, что видящая с рождения?
   - А если не обманула? - будто хваталась за последнюю соломинку, отвергая это нереальное объяснение... Валя сама удивилась тому, что ее голос сел и звучал теперь хрипло, чуть слышно. Лори спокойно пожала плечами:
   - Значит, ты чудо природы. До сих пор ведьмами становились только стихийные видящие, - и уже более ласково добавила: - Пойми, с такими вещами не ошибаются. Если ты ведьма, то рано или поздно это выйдет на поверхность.
   - А если я не хочу?...
   - Ответь сама на этот глупый вопрос. Тебя кто-нибудь спрашивал, хочешь ли ты быть видящей? Вот и теперь так же.
   Растерянное молчание наполнило комнату, будто ее набили ватой. Эм неотрывно смотрел на Валю, Веня ковырял край ковра, Лори вообще смотрела в неопределенную точку. Говорить больше было и не надо. Все недосказанное выстраивалось само собой.
   Проклятие. Сила, которую не скроешь. Союз, который так просто не разгонишь. Невольные жертвы этой силы...
   Эм пересел со стула к Вале на краешек кровати и сочувственно взял ее ладонь. Лори встала, задумчиво постояла на пороге комнаты и тихонько сказала:
   - Не переживай так, ты не контролировала сегодня свою силу. Постепенно научишься. А физические силы восстановятся уже через пару часов.
   Валя не знала, что сказать. Весь ее мир снова переворачивался, как тогда, когда она стала видящей. Все понятия переосмысливались. Казалось еще вчера - хуже уже некуда. Оказалось - есть куда. Или это все-таки дар? Она сможет помочь друзьям, защитить их и себя от союза, от всех...
   Словно подтверждая ее мысли, откуда-то из коридора раздался голос Лори:
   - Кстати, ты очень сильная ведьма. Куда сильней меня. Можешь мир перевернуть, если захочешь. Только не увлекайся переворачиванием мира... - она появилась снова на пороге комнаты, подошла к Вале, протянула стакан воды и тихонько добавила: - А то вдруг понравится.
   Валюша послушно выпила воду, прислушалась к собственным ощущениям (силы возвращались, а еще глубоко внутри снова ворочался шарик энергии, но теперь гнева не было и этот шарик будто дремал) и нерешительно улыбнулась:
   - Ну ведьма так ведьма... Есть ведь и плюсы, да?
   - Есть, - рассмеялась Лори, - Ты их сама и откроешь!
   Валюша потрепала Веню по взлохмаченным волосам, но тут раздался звонок в дверь и нарушил начавшую было выстраиваться идиллию. Все дружно замерли. Лори стояла ближе всех к коридору и, соответственно, входной двери, потому пошла на разведку.
   - Кто?
   Валя села на кровати, потом встала, опережая Эма, двинулась тоже в коридор, но дойти не успела: дверь скрипнула, два коротких и глухих выстрела прозвучали совершенно неестественно, Лори откинулась назад, на зеркало. Казалось, она просто удивилась чему-то и решила отойти от двери, но сама дверь со стуком распахнулась до конца, впуская профессора Вальдерберга с пистолетом в руках.
   Валюше показалось, будто прошла вечность, прежде чем он начал поднимать руку с пистолетом, чтоб застрелить ее. Девушка почти равнодушно, но, одновременно, с бесконечным отвращением позволила крохотному шарику энергии, который прижился в ней, пойти вверх, к горлу, к глазам, выходя невидимыми нитями... Она знала, откуда-то уже знала, как будет дальше и даже некая ее часть, еще не поверившая в ведьмовство, испуганно пищала внутри, заставляя ворочаться голос разума, но было поздно - небольшое, пульсирующее, красное дернулось, опутанное невидимыми сетями, рванулось еще раз, а потом замерло, не в силах больше бороться.
   Тяжелый и грузный, профессор стал валиться на бок, царапая заклепками на рукаве куртки обои, его глаза были удивленными, а за его спиной уже нарисовалась фигура одного из парней, что были в квартире Марины. Валя знала, что даже того малюсенького шарика энергии хватило бы, чтоб не только остановить сердце Вальдербергу, но и вырвать его через горло, но все это было уже неважным. Она обратилась к парню, стараясь не смотреть на сползающего на пол мужчину:
   - Убирайся и скажи своим, что я не остановлюсь ни перед чем, если они посмеют тронуть меня или моих близких!
   Она сама поразилась тому, как звенел голос, но в следующую секунду поняла, что сил больше не осталось вообще и если бы не Эм, вовремя протянувший руки, она просто упала бы, но, к счастью, перепуганный парень уже скрылся...
   Мефодий подхватил девушку, отнес обратно в комнату. Она слабо ухватила его за руку:
   - Лори?...
   - Полежи. Я посмотрю.
   Минуты текли бесконечно долго, связываясь в десятки, казалось, ощутимые физически. В коридоре слышалась возня, потом какие-то голоса и пронзительные женские крики, потом недовольные мужские голоса... Валя устало закрыла глаза, чувствуя, как из-под ресниц горячие слезы сбегают по щекам, но удержать их не могла, да и не хотела. Все, все происшедшие события не казались уже сном или мифом, они вырисовались в кристально четкую и беспощадную реальность, они обрушились сметающим сознание потоком, заслонили все лучшее, что было или могло произойти.
   Перевернувшись на живот и закопавшись в подушки, девушка рыдала и уже даже не ждала Эма, зная ответ на свой вопрос, вообще слишком много зная нового о мире... Пожалуй, она не хотела столько знать, но деться уже было некуда, знание пришло, пришла и ответственность за свою силу. За погубленных людей...
   Потом вернулся Мефодий. Он молча баюкал на руках Валю, шептал что-то неразборчивое, но успокаивающее, гладил по волосам. В ладонь тыкался теплым носом брумс и от этого становилось еще тяжелей на душе...
   Когда девушка смогла немного отдышаться, она подняла полные слез глаза на оборотня, задавая немой вопрос. Он кивнул без улыбки:
   - Я все уладил. Стрелявшего забрали, оценили как несчастный случай. Остановка сердца.
   - О, - Валя снова залилась слезами, не в силах остановиться, чувствуя, как вместе с ними выходит всякая ненависть, оставляя только жалость и то непонятно к кому.
   - Шшшш! - Эм снова начал покачивать ее, словно ребенка. Ну, все будет хорошо...
   - Ты уйдешь.
   - Не уйду. Куда я от тебя? Сама подумай...
   - Ты просто успокаиваешь меня! - даже слегка рассердилась Валюша.
   - Да нет же. Я ж только твой, глупенькая...
   - Правда? - нерешительно, боясь поверить, осведомилась Валя.
   - Правда.
   - Ну тогда знай, что то что было с Лори, это всего лишь случайность... Но я всегда буду помнить ее, потому что она была необычной, удивительной и...
   - Валя...
   - Не перебивай. Не ревнуй меня к воспоминаниям, она просто будет жить где-то на краешке моего сердца, как она и хотела...
   - Валя, Лори жива...
   - Чего?!
   Валюша отстранилась, недоуменно уставившись на Мефодия. Тот немного виновато пожал плечами:
   - Там Веня в ванной помогает ей достать пули, потом она вылечится и...
   - Противная ведьма! - в сердцах воскликнула Валюша, чувствуя, как по лицу расползается радостная улыбка, - Ну пусть побудет, но как вылечится, чтоб ее и ноги тут не было! Так и передай!
   - Передам, - улыбнулся Эм.
   - Да... Я все еще сердита на нее!
   - За что?
   - Я потом тебе расскажу... Если конечно ты действительно бросишь свои причуды и останешься со мной.
   - Хм, - притворно изобразил задумчивость оборотень, - Тогда мне придется остаться тут навсегда, я тебя знаю с твоими секретами... И потом, тебя постоянно нужно от кого-то защищать!
   Он резко наклонился, подушка просвистела мимо, сбила с ног вошедшего в комнату Веню и едва не придушила взвизгнувшего брумса, который тут же выдал мираж в виде грудного ребенка, который то превращался в кота, то снова становился похож на человека.
   - И кому из вас эдакое чудо пришло в голову? - ворчливо поинтересовался Веня и поспешил покинуть поле боя, потому что вторая подушка уже была нацелена определенно на него.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 3" (Любовное фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | С.Шавлюк "Я с тобой не останусь" (Женский роман) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | LUSI "Похоть Демона" (Любовное фэнтези) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"