Бойкова Елена: другие произведения.

Живая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:


Живая

  
   Таиса ожила. Кэр долго не знал об этом, а она уже была живой. Старая модель ТИ-223, наипримитивнейший искусственный интеллект и довольно милая внешность - она долго служила своему хозяину. Кэру было удобно работать с ней. У Таисы имелось четыре программируемые ситуации, которые механический ум мог худо-бедно развивать. Три были отведены на общение с "клиентами" и одна - на то чтоб стоять у двери и стеречь от нежелательных посетителей, пока Кэр работает. Сам Кэр - невысокий, светлокожий и черноволосый, привлекает слишком много внимания, когда показывается на людях. Женщины заинтересованно поглядывают на миловидного парня - несмотря на то, что ему за 30, выглядит совсем юным. А мужчины, соответственно, смотрят косо. Потому работает всегда Таиса. Хорошенькая блондинка с кукольным личиком и огромными ярко-фиолетовыми глазами. Тонкая синяя папка в руках, девушка вежливым и мягким голосом просит уделить несколько минут для общественного опроса с целью начисления новых денежных пособий населению. Как правило, люди охотно впускают куклу-робота, надеясь заполучить денежки... И пока запись воспроизводит заготовленные вопросы, электронный взгляд из-под пушистых ресниц ощупывает квартиру, датчики примитивных сигнализаций и возможность наличия артефактов...
   - Да ты даже не представляешь, Тас, сколько он заплатил мне за вшивую фигурку! - Кэр с датчиком энергетических полей неслышными шагами скользит по квартире и болтает не переставая. Вообще-то если бы Хозяин знал об этих разговорах - наверняка страшно б ругался... Но он не знает. А Кэр ведет постоянный монолог и думает, что никто его не слышит. У систем ТИ-223 нет записывающего устройства в принципе.
   А у Таисы есть куда большее.
   ТИ-223 и Таиса стали разными структурами в одном механическом теле.
   - Он как увидел истуканчика, аж затрясся весь. Хотя прибор показал минимум, ей-богу! - Кэр эмоционально взмахнул рукой и тут же застыл, наблюдая за блеклыми цифрами на электронном табло. - Постой-ка, сдается мне, есть.
   Рука с прибором оказалась точно посреди бедно обставленной комнаты, и мужчина недоуменно заозирался.
   Таиса, стараясь не привлекать внимания, подняла взгляд вверх. Чуть правее головы Кэра под низким оштукатуренным потолком распластался вычурный плафон в форме стеклянной ведьмы. Основная лампочка располагалась в верхней части туловища и должна была подсвечивать пышную синюю юбку, но в глаза, похоже, были оправлены еще два небольших синих светодиода. Таисе было все равно, но захотелось посмотреть на реакцию Кэра. Она повернулась и щелкнула выключателем.
   Кэр наскочил на нее так, что черные пряди его волос хлестнули ее по щекам, и, шипя, выключил свет. Он начал было ругаться, но тут до него дошел смысл происходящего.
   - Да это лампа! Чертова люстра и есть артефакт! - карие глаза его восхищенно блеснули, и он посмотрел прямо на Таису: - Детка, вот это да!
   В этот момент она впервые почувствовала себя довольной.
   Пока Кэр, чертыхаясь, откручивал с потолка хитро закрепленный плафон, она пыталась анализировать.
   Месяц назад механическая кукла ожила. Они работали в доме одной вдовы, и Кэр ровным счетом ничего не нашел. Но там был старый фотоальбом, и снимки рассыпались по полу. Кэр старался быть осторожным и маскировать свое пребывание в чужой квартире, потому и приказал Таисе помочь. Она собирала снимки четкими движениями, пока один из них не ударил ее словно электричеством. Такого не могло быть в принципе, но ощущения оказались именно такими... Ощущения! Таиса рассыпала все собранные фотокарточки, за что получила выговор, и просто отошла в угол. Кэр не заметил, что она неловко переставляла ноги и едва могла управлять своим телом.
   Именно тогда Таиса осознала себя. На грани этого сознания маячили какие-то воспоминания. Механическое тело, обтянутое специальным латексом, максимально похожим на человеческую кожу, казалось ей чужим. К тому же давило отсутствие запахов, зато звуки и краски казались слишком резкими. И еще ее раньше звали не Таисой. Но как именно - это знание все время уворачивалось - будто вот сейчас легко произнесешь имя, ан, оно снова соскользнуло в некие глубины. Рыбка.
   С тех пор Таиса стала чувствовать. Запоминать. Понимать. Она молчала, как и раньше, отвечая простыми фразами, но в сознании ее шла постоянная борьба. И постоянное развитие. Словно она вчера закрыла глаза наивной и юной девушкой... А сегодня она - электронная кукла, которая помогает мошеннику грабить квартиры в бедных кварталах разных городов, да еще иногда - богатые особняки.
   - Готово, - Кэр отряхнул руки от побелки и глянул на часы, охватывавшие запястье тонкой, но широкой электронной лентой, - Пора, Тас.
   Таиса шагнула к двери, приложила ладони, принимая информацию от датчиков вибрации - единственное усовершенствование, которое добавил Кэр к первоначальной ее комплектации. Коридор за дверью был пуст. Она открыла дверь и вышла, занимая пост у лифта, и пережидая, пока напарник уйдет на крышу, а потом вышла через парадное, всем своим видом демонстрируя пустые руки и тонкую синюю папку подмышкой.
   Кэр уже ждал ее в машине за углом, и он отчего-то был недоволен. Причина выяснилась, когда они уже затормозили у гостиницы в соседней деревеньке.
   - Какого? - он смотрел на нее зло и чуть испуганно. Таиса попыталась понять, что случилось, но времени не осталось: он ударил ее. Несильно, в плечо. Сам, вероятно, ушибся больше, зато она поняла, что случилось. Кэр боялся потерять квалификацию. Боялся, что он уже видит меньше, чем примитивная кукла.
   - Инцидент с лампой является случайным стечением обстоятельств, - холодно отчеканила Таиса, глядя перед собой. Большего не требовалось. Напарник долго смотрел на нее, затем резко тронулся с места, и они понеслись в сгущающиеся сумерки.
   Кэр всегда планировал объехать два-три городка, прежде чем они возвращались к Хозяину. И теперь где-то вдали мирно готовили ужин и занимались обычными делами новые жертвы. Таиса дернулась, заметив, что поднесла большой палец ко рту, неслышно постукивая ногтем по зубам. Кажется, напарник не заметил, но ей стало не по себе.
   - С тобой вообще что-то не так, - сказал он спустя полчаса, видно, разговорчивость все-таки возвращалась, - Я имею в виду, что-то видно коротнуло в твоей железной башке. Ты умная какая-то стала, и явно говоришь больше программы... Хотя к механику я тебя не поведу. Мне нравится, можно сказать.
   Кэр отбросил прядь волос со лба, закурил, не переставая рассказывать, как его приятелю продали примитивную модель домашнего робота-горничной, а на заводе, видно, воткнули в мозговой центр плату от С-70, автоматизированного робота-шофера, и как долго он возился...
   Таиса чувствовала, что засыпает, убаюканная его голосом. Сон был самым неприятным явлением в ее нынешнем существовании. Примерно раз в двое-трое суток сознание против ее воли погружалось в бездонную черноту, и лиловые тени скользили в этой вечной мгле. А потом она просыпалась, и обнаруживала свое механическое тело в какой-нибудь работе. Ведь роботу сон не нужен, а подзарядка батарей занимает не более пяти минут. И пока сознание ее проваливалось в черную бездну, тело снова становилось куклой с простеньким процессором.
   Заснула все-таки.
   Когда она проснулась, на улице сиял солнечный день, и они ехали по тенистой аллее из стройных тополей. От жары у Кэра выступил пот на висках, а над капотом машины явственно поднимался трепещущий горячий воздух. Маленькие светлые домики в конце аллеи казались игрушечными. Напарник молчал, часто моргая под стеклами темных очков - он явно гнал всю ночь и сильно устал. Казалось, открывшийся за поворотом вид на простенький мотель наполнил его воодушевлением.
   Таиса припомнила третью программу, и подхватила напарника под локоть, механически улыбаясь мужчине за конторкой:
   - Здравствуйте! Ну и жара сегодня! - затараторила она, отвлекая на себя все внимание администратора и закрывая спиной притихшего Кэра. Записаться, получить талончик на проживание и скользнуть в лифт - давно отработанный маневр. В гостиницах обычно считали, что она - робот для секс-услуг. Их не водят по улицам, но тем меньше внимания достается Кэру, когда администраторы начинают глазеть на диковинку. В маленьких городках порой и вовсе ее за живую девушку принимали. Здесь, похоже, та же картина.
   Кэр сразу завалился спать. Таиса привычно села на другой край постели, как он любил, но как только дыхание человека выровнялось, тут же встала.
   Зеркало нашлось в ванной. Некоторое время Таиса рассматривала свое отражение, затем улыбнулась. Если смотреть чуть сбоку - выглядит вполне естественно. Если уменьшить улыбку - тогда и спереди ничего. Она все время пробовала мимику, жесты своего тела. Получалось туго - калибровка и правда была довольно примитивной. Ее создавали роботом-служащим, такие массово выпускались для больших компаний. Как раз, чтоб заменить ленивых людей, которым удобней сидеть дома и получать пособия...
   Таиса не стала переодеваться. Если мужчина проспит меньше, чем она рассчитывает - будет сложно объясниться. Обычно он сам надевал на нее одно из трех имевшихся платьев. Таиса только набросила на голову шифоновую косынку, заправляя прямые светлые пряди под узел ткани. Солнечные очки Кэра оказались великоваты, но придавленные косынкой дужки неплохо держались.
   Таиса спустилась вниз. Жаркий полдень разогнал всех, и через пыльные стекла в холле были видны пустые улицы. Жужжали под потолком мухи, засаленные кресла вокруг кособокого журнального столика нагоняли уныние.
   Девушка-робот неторопливо прошлась по холлу. После того, как ожила, она и сама стала чувствовать артефакты, даже лучше, чем прибор Кэра. Артефакты представляли собой самые обычные вещи, которые человек наделил частичкой своей души. Как правило - фамильные реликвии, переходящие из поколения в поколение, самые любимые предметы типа украшений, фотографий, игрушек... Ну и иногда - вещи, ставшие свидетелями чересчур сильных эмоций. Но такие артефакты могут быть опасны.
   Хозяин собирал только артефакты, связанные с юностью - Кэр не догадался, а Таиса сразу поняла. Так старик упивался хоть и "законсервированной", но искренней юной жизнью. Он не надеялся стать молодым, но, имея огромные средства, он погружался в эмоции "юных" артефактов, как в наркотик.
   Вот оно. Таиса остановилась у каминной полки, на которой лежала пачка брошюр, стояли несколько фоторамок и две статуэтки с банальными ангелочками. Под брошюрами нашлась зажигалка. Бензиновая, обтянутая серебристой кожей и со сложным узором из красного металла по боку. Таиса, не раздумывая, завернула зажигалку в брошюру, боясь прикоснуться, и опустила в карман платья.
   - Мэм, кого-то ждете?
   Осторожно обернулась, и слегка улыбнулась.
   - Муж отдыхает, а я не знаю, куда пойти... - она тронула рамку одной из фотографий, - Прекрасные снимки!
   На снимках не было ничего прекрасного - несколько пестрящих несбалансированными красками охотничьих трофеев. Зато хозяин тут же расцвел, рассказал о каждом снимке, а заодно посоветовал, куда лучше пойти в городе. Что ж, Кэр проспит еще несколько часов.
   Таиса отправилась на прогулку.
   Она уже с неделю размышляла о том, что теряли обокраденные ими люди. Ведь артефакты бывали разные. Одни годами валялись в шкафах у людей, а другие...
   Ей запомнился случай, недели две назад. В совсем бедной квартире они взяли только бутылочку для духов. Старинную, но всего лишь стекляшку, даже красоты особой в ней не было. Кэр был страшно недоволен. А хозяйка квартиры умерла в тот же день, сердце остановилось. Таиса знала, потому что они тогда работали в соседнем подъезде... Связь точно была. Таиса знала больше, чем напарник. Даже не касаясь заветной бутылочки, она понимала, что "простая стекляшка" концентрировала на себе огромное количество жизненных сил женщины. Потому-то Хозяин и выложил потом за нее хорошие деньги. Таисе хотелось сказать Кэру о смерти женщины... Но это было бы, по меньшей мере, странно - если б электронная кукла начала читать лекции человеку о моральности.
   Таису волновал больше всего один вопрос: зачем она здесь. Кем бы она ни являлась - душой неведомой девочки с фотографии, или просто каким-то духом, оказавшимся рядом... Она не представляла, что теперь делать.
   Насколько проще быть человеком, а не человекообразной машиной, пусть и обладающей преимуществами перед уязвимым телом! Человек ни у кого не вызывает подозрений, может действовать как хочет, и... Человек - живой. А в ее теле только сталь, микросхемы, смазка и латексная кожа. И, неведомо откуда - человеческий дух, который даже не знает, кто он.
   Таиса неторопливо подошла к трехэтажному дому, в котором явно сдавались квартиры. Заглянув в душный холл, она не обнаружила там никого, и проскользнула внутрь, стараясь обойти за цветочными вазонами место консьержа. Едва она вышла к лестнице, как наткнулась на старушку с ведром, по-видимому, уборщицу. Старушка вертела колесико завода на старых наручных часах. От них повеяло энергией сильного артефакта.
   - Вы к кому? - сердито спросила старушка, так и не справившись с заевшим колесиком.
   - Позвольте, я - вместо ответа сказала Таиса, и протянула руку. Старушка отпрянула, а потом порывисто протянула вперед морщинистую кисть. Часы на запястье блеснули, словно приглашая прикоснуться. Таиса не знала, как забрать артефакт, и стоит ли вообще касаться...
   Разряд оказался едва ощутимым, но пожилая женщина покачнулась. Таиса удержала ее от падения, но тут же убрала руки. Наверняка на плечах старушки от железной хватки останутся синяки...
   - Что это было? - ошеломленно спросила та, опускаясь на ступеньку, - Будто юность пролетела перед глазами...
   - Я не знаю, - Таиса отступила, надеясь поскорей уйти.
   Старушка достала откуда-то из кармана немного мелочи и протянула в дрожащей горсти.
   - Сделайте это еще, - жалобно попросила она.
   Таиса сделала еще один шаг назад. Из бокового коридора кто-то окликнул Памелу, застучали шаги. Таиса поняла. Она порывисто прижала морщинистую руку старухи к часам, и шепнула:
   - Говорите с ними, а не со мной. Просите их! - она чувствовала, как прошел еще разряд, за ним другой, потому отпрянула и быстро вышла за двери, едва не столкнувшись на пороге с высоким юношей.
   Прибежав обратно в комнату мотеля, где безмятежно похрапывал Кэр, Таиса рухнула в кресло, попутно сдирая с головы шарфик и очки. Если переодеться - задание можно еще спасти. Но лучше бы бежать из этого города! Если б могла, Таиса расплакалась бы. Еще одно преимущество людей...
   Проснулся Кэр. Несколько минут лежал, закинув руки за голову и рассматривая точеную фигурку Таисы в кресле напротив, потом с сожалением вздохнул и ушел в душ. Она же потихоньку достала припрятанную зажигалку и опасливо дотронулась до нее... Ничего не произошло. Недоумение сменилось разочарованием, тем более что она ощущала силу артефакта.
   И еще ей наконец-то захотелось общаться. Просто разговаривать обо всем. Почувствовать себя человеком. Еще были бы запахи... Или ощущения.
   - Тас! - имя прозвучало как хлопок в ладоши. Кэр стоял над ней, растирая полотенцем волосы, и хмуро смотрел. Что-то опять было не так. Но он молчал, и она не сразу поняла, что он уставился на ее руки. Верней, на серый прямоугольник с алым витым украшением.
   - Я нашла это за креслом, - отчеканила она и подняла раскрытую ладонь.
   - Чепуха! Что ты гадость всякую подбираешь?! - Кэр швырнул полотенце в сторону кровати, но оно осело небольшим сугробом, не долетев до цели. Влажные пряди на голове Кэра торчали во все стороны, щекотали мокрыми прикосновениями шею и уши, отчего он встряхивал головой. Наверное, он хотел выхватить зажигалку, но стоило ему дотронуться до серого кожаного корпуса, как ощутимый разряд сотряс ладони Таисы. Артефакт раскрылся Кэру, и он от неожиданности отступил назад, ударившись плечом о дверь ванной.
   - Что? - только и мог спросить он. Потом пулей метнулся к сумке и выдернул оттуда датчик энергетических полей. Тот весело пискнул. Таисе хотелось спросить, что случилось, но она не могла себе позволить.
   - Он все еще силен, - недоуменно говорил Кэр, потирая гладко выбритый подбородок. Он осторожно подцепил зажигалку газетой, сделав подобие совка, и теперь издали рассматривал, - Как такое вообще может быть?
   Им обоим было хорошо известно, что Хозяин имел уникальную и весьма недешевую технику для извлечения силы артефактов, и каждый артефакт служил всего один раз. После этого фигурки, украшения и прочая дребедень становились просто мертвой материей.
   Таиса невзначай глянула на свои руки. Гладкий и мягкий силикон на ладонях чуточку потемнел. Возможно, человек даже не заметил бы этого, только ее точные датчики фиксировали эти отличия.
   - Наверное это уникальная штука, - взволнованно говорил Кэр, суетливо упаковывая артефакт и всячески стараясь при этом не дотронуться до него, - Он раскрывается даже простому человеку и не теряет силы...
   "Я так одинока" - подумала Таиса. Довериться Кэру казалось нереальным.
   Он долго еще болтал о возможностях, которые раскрывались с этим артефактом. По сути же он являлся всего лишь квартирным вором, который почти ничего не знает о вещах, которые крадет... На миг Таисе показалось, что она стала еще дальше от своих человеческих воспоминаний и ближе к механическому телу. Это оказалось страшно.
   - Тас?! - она подняла взгляд на напарника, и поняла, что совсем не слушала его. Жаль все-таки, что у этой модели нет записывающего устройства...
   Он фыркнул и ушел разведывать обстановку и искать новые цели. Поскольку городок был небольшим, бедных кварталов тут явно не водилось, скорей Кэр будет искать старые дома, и, может быть, особняки с не очень надежной защитой.
   Вечер далеко перевалил за "черту приличий", прежде чем Таиса поняла - он не придет на ночь. Кэр и раньше пропадал так. То в пивнушке оттягивался, то находил себе девочку на ночь... Но девочку мог привести и в мотель. Значит, в этот раз решил загулять. Минуты тянулись мучительно долго, и все это время Таиса пыталась вызвать сон. Но в нынешнем положении она не могла руководить этим процессом - сознание не желало засыпать по ее велению, усталости быть не могло, и она сидела час за часом все в той же позе, ощущая, как рвется наружу сознание. Хотелось вскочить, выйти на улицу, двигаться куда-то. Она совсем забыла, как развлекаются люди. Наиболее мучительным казалось молчание. Сперва показалось уместным говорить с самой собой. Но ее голос звучал странно и даже диковато в темном номере мотеля. Таиса замолчала, потом на ум пришли рифмованные строчки. Ей когда-то, видимо, нравились стихи. Имени автора она уже не помнила, но строфы полились одна за другой, словно бы возвращая какой-то кусочек воспоминаний о ее реальной жизни. Вот только напряжение стало еще больше.
   Не выдержав, Таиса принялась ходить по номеру, внезапно ощущая, как давят стены. Надавила на одну из стен ладонью, приложила все усилия... На гипсокартоновом покрытии стены, заклеенном блеклыми обоями, осталась вмятина в виде ладони.
   Метнувшись к сумке Кэра, Таиса стала быстро вынимать содержимое, аккуратно раскладывая на кровати. Немного одежды Кэра, два запасных ее платья, бритвенные принадлежности, набор разнообразных документов на все случаи жизни и электронные отмычки. Дальше шло двойное дно. Отстегнув потайной замок, Таиса осторожно откинула край картонного дна.
   Связка писем, перетянутых выцветшей синей лентой, крупный перстень с шелковистыми переливами резного малахита, скрученная в невыразительный ком красная фетровая шляпка. Почти все оставшееся место занимал пресловутый плафон в виде ведьмы. Внутри него болтался газетный сверток, в который Кэр упрятал зажигалку. Таиса пробежала кончиками пальцев по артефактам, но ничего не почувствовала. Похоже, все ее способности сводились к тому, что она могла раскрывать артефакты другим людям. Она вспомнила лицо старушки-уборщицы. Счастливое лицо. Таиса оглянулась, прошлась по номеру. Мотели всегда служили средоточием сильных человеческих эмоций. Прислушиваясь к ощущениям, она постояла возле занавесок, потом пошла в ванную. Там, в шкафчике, нашлось ручное зеркальце, видевшее много слез. Поколебавшись, Таиса прибавила зеркальце к другим артефактам. Что-то должно измениться, так больше нельзя. Разумеется, Хозяин сразу засечет негативный артефакт, но из-за этого влетит не ей, конечно. А как там будет дальше - посмотрим.
   К рассвету вернулся Кэр. Он вошел, что-то нечленораздельно мыча и чертыхаясь, и сразу повалился на кровать. Все, что могла сделать его спутница - снова сидеть в кресле. Но в свете начинающегося дня это показалось совсем невыносимым. И пока над городом разгорался рассвет, она проскользнула в пустом холле мотеля, задержавшись лишь затем, чтоб забрать маленький звонок с конторки. Незначительная мелочь и она сама не знала, что будет с ним делать. Однако же - артефакт. Этот звоночек знает такое количество историй...
   Пустые улицы встретили ее легким, едва различимым туманом. Таиса подумала, что будь она человеком - уже, вероятно, замерзла бы. Ее механическому телу датчики сообщали, что на улице стандартная для раннего утра температура, но это были только цифры.
   От размышлений ее оторвал странный для этого места звук. Таиса даже не сразу поняла, что это музыка. Едва различимый струнный перебор, тихая мелодия привлекли ее внимание, заставили шевельнуься смутные воспоминания...
   Музыкант нашелся в скверике. Жилые дома заканчивались здесь, скверик полукружием обнимал последнюю клумбу, а дальше начинались поля, размежеванные тонкими перелесками. Под огромным тополем, игнорируя аккуратные лавочки, теснилось нагромождение небольших кусков дерева, видимо когда-то спиленного да так и не убранного. На одном из стволов и устроилась, сгорбившись, небольшая фигурка. Длинные волосы, спадая вниз, полностью закрывали лицо, а джинсовый костюм не мог подсказать, к какому полу относится сидящий на бревне человек. Но он так осторожно касался струн и так мягко извлекал мелодию, что невозможно было отвести взгляд от тонких пальцев с коротко остриженными ногтями.
   - Присаживайтесь, - тихо сказал музыкант, не поднимая головы, и мелодичный голос выдал девушку. Таиса села рядом, следя, чтоб не зацепиться платьем за шероховатую кору. Некоторое время они сидели молча, потом игравшая повернулась к Таисе. Глаза у нее оказались прозрачно-голубые и широко, словно удивленно, раскрытые... Но смотрела она мимо.
   - Почему вы так рано гуляете? Вы... Спортсмен?
   - Нет, - Таиса долго вглядывалась в хрупкие черты лица, только потом вспомнила, что означает такой взгляд. Слепая. - Вы...
   - Ох, вы не человек! - изумленно воскликнула девушка, порывисто наклоняясь и безошибочно находя руку Таисы. Некоторое время она ощупывала мягкую имитацию кожи, поглаживала пальцы, потом отпустила. Таиса не знала, что сказать.
   - Я никогда раньше не видела так близко роботов, - девушка отвернулась, вновь склоняясь над гитарой, но теперь просто поглаживая струны, - Вы, наверное из особняка Вет-Оушенс. Значит вы скоро уйдете. Где ваш человек?
   "Мой человек" - подумала Таиса. Тот, кто владеет роботом. Господин. Человек.
   Стало невыносимо. Она вынула из кармана платья звонок, украденный в мотеле, осторожно взяла слепую девушку за руку и вложила в нее увесистый предмет. Она боялась, что не получится, но хрупкие плечи дрогнули, разряд пробежал по худенькому телу, и она отпрянула.
   - Что это?!
   Таиса встала, оставив звонок в руках слепой. Она чувствовала горечь. Так, словно ее оскорбили, она отомстила, но от этого стало только хуже.
   - Не уходите, - сказала девушка, роняя звонок себе на колени, под гитару. - С вами что-то не так. Может, я ошиблась? Извините тогда. Но то, что вы сделали...
   Таиса снова села. Ее прорвало. Ситуация оказалась слишком забавной - два ущербных... Человек без тела и человек без зрения. Что-то такое шевельнулось в памяти, будто раньше она много времени проводила с инвалидами... И они казались ей больше людьми, чем некоторые "полноценные"... Возможно, то была только фантазия. Но Таиса рассказала случайной знакомой все, что с ней случилось, как она однажды очнулась в теле этой механической куклы, и стала служить человеку в его непростых делах. Про артефакты. Это было просто.
   Мари - так звали слепую девушку - ее поняла. И как было не понять, если буквально перед этим она сама приобщилась к тайне артефактов? Потерявшая зрение еще в детстве, посредством артефакта она смогла увидеть. Увидеть истории, которые он в себе хранил. Верней, он мог открыть... Историй было много, но артефакт по-прежнему раскрывался только в руках Таисы.
   Солнце согнало туман, а затем настойчиво осушило росу. Появились прохожие и машины, даже в скверик забрели две молодые мамочки. Таиса подняла лицо, не щурясь посмотрела на сияние солнца.
   - Тебе пора, - мягко сказала Мари.
   - Я вернусь... - осторожно ответила Таиса, хотя вовсе не уверена была в своих словах. Ей незачем было возвращаться. Артефакт останется с девушкой, и она будет вспоминать то, что открылось ей. А у Таисы свои дела. Мари тронула струны гитары, и тихо запела:
   - Когда край неба тает,
   Когда рассвет взлетает,
   Я верю, выйдет солнце...
   Однажды ты вернешься,
   Однажды жизнь вернется,
   И мир о нас узнает.
   Последнюю строчку она допевала, когда Таиса была уже на выходе из скверика. Хорошие датчики звука не позволили пропустить ни слова из безымянной песни. Девушка тоже на свой лад отплатила. Мотив запал в самую душу и теперь вертелся на языке, вынуждая мучительно думать, какие слова там могли еще быть...
   А через час проснулся Кэр. Они пошли на дело - ночью он выяснил подробности об одном особняке, который был просто таки наполнен старинными безделушками. А где старина - там и артефакты зачастую.
   Оставалось только подготовить все необходимое, выписаться из мотеля и спрятать машину подальше от дороги.
   - В доме всегда полно прислуги, - цедил сквозь зубы Кэр, скрывая красные с похмелья глаза под темными стеклами очков и уверенно продирался сквозь чащу полузаброшенной лесной дорогой, - Но если от тебя и может быть какая-то польза, ты ее сейчас принесешь.
   - Хорошо, - ровным голосом отвечала Таиса, а сама смотрела в боковое окно. Кэр не обратил внимания на такую вольность бездушной куклы, и продолжал болтать.
   Мужчина оставил ее в тени высокой живой изгороди там, где никто не мог даже случайно увидеть Таису, а сам пошел в дом. Надо признать, актерские таланты все-таки у него были - рабочая одежда мешковатыми складками скрывала фигуру, вальяжная походка подчеркивала простоватую натуру, каковой он хотел казаться сейчас. Всего час прошел, а он уже вернулся, покачивая на плече рабочий молоток на длинной рукоятке, и помахивая старым ведром. В ведре оказалась одежда горничной.
   - Там полно народу, - зло сказал он, торопливо сдирая платье с покорно стоящей Таисы. Ткань осела облаком у ее ног, и Кэр, как всегда, отступил на шаг, любуясь ею, прежде чем продолжить процедуру. Иногда он грубо шутил, что ее сделали слишком красивой для робота-офисной-крысы, стоило бы это тело пустить на робота для удовлетворения человеческих страстей. Таисе не хотелось думать, как бы она ощущала себя, окажись ее разум в подобном теле.
   Ей ничего не стоило проскользнуть на второй этаж богатого особняка. Таиса наткнулась только на одну горничную за все это время, хотя ей показалось, что в холле кто-то еще заметил ее. Сейчас же встреченная девушка что-то спросила по-испански, и тут же ушла. Таиса оглянулась ей вслед и поспешила скрыться в одной из комнат. Ее еще не сейчас начнут подозревать... Минут пять есть.
   Из-под длинного платья она извлекла привязанный к внутренней стороне бедра прибор. Включила, впервые ощущая свободу действий. Ей вдруг подумалось: понимал ли сам Кэр, что отправляет глупого робота на серьезное задание, которое под силу только человеку? Разумеется, в некоторой степени роботы были обучаемы...
   - Скучала, крошка? - Светлая занавеска качнулась, впуская в комнату Кэра. Мужчина самодовольно улыбался. Разумеется. А она только-только поверила в свою свободу и его доверие.
   Таиса послушно отдала ему энергоизмеритель и отошла в сторону. Что-то тревожило на грани сознания.
   - Разумеется, мой план был сложнее, но... Я там подогнал авто из города и царапнул их машину, потом скрылся, и вот я здесь! - Кэр быстрыми шагами неслышно метался по комнате, голос его звучал негромко, мягкий баритон трудно было подслушать.
   Он схватил с полки какой-то альбом, повертел в руках фоторамку, и остановился возле небольшой картины. Милый осенний пейзаж, написанный достаточно искусно, чтоб не выглядеть банально. За картиной оказался сейф, и Кэр довольно рассмеялся.
   Таиса подошла к двери и прислушалась. Голоса слышались со двора, но в коридоре было тихо. По крайней мере, когда ее датчики уловили шаги, Таиса успела сделать знак Кэру. Он закусил губу и метнулся к окну, едва не вывалившись наружу.
   Все дальнейшее могло показаться дурным сном - если б Таиса видела сны. Дверь резко распахнулась, со стуком ударяясь о стоящий у стены стул, и комната вмиг наполнилась людьми. Двое мужчин в форме охранников метнулись вглубь комнаты, человек в сером костюме схватил Таису за руку, но, почуяв под мягкой кожей сталь, не стал тратить силы. Невыносимо завибрировало механическое тело, когда по нему пронесся разряд тока. Специальное оружие у них имелось с собой. "Значит, эти люди что-то знали" - успела подумать Таиса, приваливаясь к стене. Разряд был рассчитан на то, чтобы ее собственные аккумуляторы оказались разряжены почти в ноль. Часть датчиков отключилось, теперь Таиса видела одним глазом, слышала одним ухом и вряд ли смогла бы что-либо сказать.
   Потом в комнату втолкнули Кэра. На его щеке красовался свежий коровоподтек, руки оказались связаны, и он слегка подволакивал левую ногу. Странные люди стояли возле них молча, пока на пороге не появился еще один.
   Высокий старик с аккуратно зачесанными назад редкими волосами и водянистыми глазами остановился в дверях и запустил узловатые пальцы рук за края брючных карманов.
   - Вот как! - почти удивленно сказал он.
   Кэр, который собирался что-то сказать, только раскрыл рот. В глазах его, как на экране, отразились изумление, страх, и, наконец, злость.
   - Хозяин, - хрипло выдохнул он.
   - Ты же не знал, чей это особняк, Кэрто? - дребезжащий голос старика казался обманчиво-ласковым.
   - Нет, Хозяин.
   - И ты не собирался преподнести мне артефакты из личной коллекции моего лучшего друга? - что-то такое было в его тоне, особое. Словно Хозяин оказался разочарован. Значит, Кэра засекли случайно, а если б его план сработал - Хозяин был бы вовсе не против. Но как он сам оказался здесь?
   В комнату вошел еще один человек. Он был несколько моложе Хозяина, его крашенные волосы сияли неестественно-черным оттенком, смуглая кожа явно поддавалась множественным вмешательствам косметических хирургов. Постояв молча, незнакомец остро посмотрел на Хозяина, затем резко, без предупреждения, ударил ногой Кэра. Удар пришелся в голень, напарник сжал зубы и склонился, хватаясь за ногу. Следующий удар остроносой туфли явно жесткой формы пришелся в щеку. Голова Кэра мотнулась в сторону, но он тут же обернулся, в глазах его появилось бешенство. Кровь из рассеченной кожи на щеке потекла к вороту рубашки. Он сдержался в последний момент, наверное, увидел, как взяли на изготовку оружие охранники. Старики были слишком важными людьми, даже за попытку что-то сделать можно было получить пулю в лоб...
   - Некрасиво получилось, а? - смуглый старик, явно владелец этого особняка, обернулся к Хозяину. Тот криво усмехнулся.
   - Мигель, всем свойственно ошибаться, тем более таким мелким сошкам...
   - Возможно, - твердо ответил старик, названный Мигелем. Он остановился возле Таисы, осмотрел ее, приподнимая ткань платья то там, то тут, постукивая по глазным яблокам, колупнул кожу на запястье. - Но ты знаешь, как я наказываю тех, кто врывается в мои владения?
   - Пусть парень служит на нас обоих, он неплохой специалист! - Хозяин изобразил широкую улыбку, отчего морщины на его лице стали выглядеть просто гротескными.
   - Он так дорог тебе?
   - Вовсе нет! - рассмеялся Хозяин. Мигель сделал пренебрежительный жест, и охранники спрятали оружие. Первым ударил тот, что стоял у окна. Когда присоединились остальные, Таиса перестала различать в мельтешеньи конечностей, кто куда бьет. Кэр пытался отвечать, кое-кто из охранников получил заметные отметины на лице, но потом остались только звуки, звуки ударов по живому телу, хрип и полужвотное рычание.
   - Пойдем, амиго, - Мигель коснулся плеча Хозяина. Тот стиснул тонкие губы, бросил прощальный взгляд на дерущихся людей и вышел. Он даже не сожалел - поняла Таиса.
   Охранники не убили Кэра. Когда он перестал отвечать на удары, его просто откатили под окно и обратились к Таисе. Следуя извращенной фантазии одного из них, ее аккумуляторы зарядили. Ничего страшного они не могли потребовать, да и что для механического тела грубые забавы? Но для человеческой сущности, заключенной в этого робота их действия показались слишком унизительными. И все-таки она стерпела, повинуясь, как повиновалась бы, будь бесчувственным роботом. В конце-концов, они почти не испортили ее внешности. Старший предлагал попробовать содрать с нее кожу, но так как начали с локтя - снималось слишком туго и они быстро бросили затею. В финале ее просто сковали наручниками и требовали пытаться разомкнуть их. Таиса сделала вид, что ей не под силу такое. Когда же мужчины ушли, за окном подступили сумерки. Таиса подозревала, что они вернутся, когда кто-то вспомнит и даст распоряжение убрать тела. Следовало поторопиться, и она одним движением разорвала цепочку между браслетами наручников, встала, собирая с пола одежду. Кэр не подавал признаков жизни, и она присела возле него.
   - Мне совсем и не жаль, - сказала она вслух и почувствовала, что это ложь. - Нет, жаль, конечно.
   Она наклонилась, прислушиваясь к слабому и хриплому дыханию Кэра. Ей хотелось убедить себя, что он мертв. Пора идти и заниматься своими делами. Помедлив еще немного, она сдернула ажурную скатерть со стола и прикрыла скрючившееся под окном тело.
   В душе поселилось отвратительное чувство.
   Таиса оделась, неторопливо прошлась по комнате. Ей был необходим предмет, который... Взгляд упал на Кэра. Пришлось вернуться к нему и обшарить бессознательное тело. Из личных вещей почти ничего не нашлось интересного. Случайные предметы не становятся артефактами. На шее, разве что, давно болталась потемневшая серебряная цепочка. Немного помедлив, Таиса сняла цепочку. Она была еще не столь сильна, как ей хотелось, да и неизвестно, какие знания хранил этот артефакт. На какой-то миг ей показалось, что она может и сама "прочесть" этот предмет, но это оказалось только иллюзией. Возможно, ее способности действительно растут, а возможно - это окажется последним, что она сделает. Нужен был еще позитивный артефакт.
   Таиса осторожно выскользнула в коридор, тихо прикрывая за собой дверь, прислушалась. Голоса раздавались снизу. Наверняка, там и охранники. Впрочем, в частной резиденции они не должны толпиться, так что может обойтись. Нужный артефакт нашелся в комнате дальше по коридору, видно, чьей-то детской. Комнатой явно давно не пользовались, но тут сохранилось много игрушек и безделушек. Таиса даже замерла, впитывая в себя позитивную ауру беззаботного детства. Это было так приятно - словно идешь в золотистой дымке, и она ласкает плюшевыми прикосновениями к щекам.
   Пора. Таиса вышла из комнаты, в руках ее широко улыбалась красивая кукла. Шелковое платье, точеные черты фарфорового лица. Они были даже чем-то похожи - кукла и Таиса. Вот только у последней все-таки были кое-какие планы.
   Она открыто спустилась по лестнице, и когда какая-то женщина тревожно закричала по-испански, только улыбнулась. Таиса с удовольствием подняла руки вверх при виде охранника, и сказала:
   - Я могу быть полезна Хозяину.
   Охранник и человек в сером костюме о чем-то посовещались, но все же проводили ее в бильярдную. Там находились Хозяин, Мигель, юноша за барной стойкой и еще какая-то тень в глубине комнаты. Жаль, - подумалось Таисе. Умирать не страшно - она все это когда-то пережила уже. Страшно - не сделать свое дело.
   - О-хо, - насмешливо протянул Мигель, делая шаг к Таисе, - Робот-то остался цел! Ребята, вы теряете квалификацию.
   - Что тебе? - Хозяин, несмотря на видимые признаки старости, оказался возле Таисы первым. Водянистые глаза его смотрели подозрительно и жестко.
   - Артефакт, - Таиса подняла куклу на уровень глаз, - Кэрто готовил вам подарок. Мне были вживлены сенсоры для передачи свойств артефакта.
   - Что ты несешь! - Хозяин замахнулся кием, но вовремя вспомнил, что пред ним только кукла. К тому же, он не мог не замечать Мигеля, ехидно улыбавшегося сбоку.
   - Дай-ка сюда, - последний забрал куклу у Таисы, повертел в руках. - Любимая кукла моей внучки, Розиты. Зачем ты взяла ее?
   - Я могу раскрыть вам ее свойства, - Таиса старалась, чтобы в словах ее звучало как можно больше механичности, - И не один раз. Сколько угодно.
   Хозяин зло рассмеялся. Но Мигель сделал жест человеку-тени. К ним приблизился мужчина совершенно непримечательной внешности.
   - Сделай, - проронил он, возвращая куклу Таисе.
   Она осторожно взяла за руку мужчину, развернула ладонью вверх. Он наблюдал настороженно, другая рука его пряталась за спиной, и там наверняка таилось оружие. Таиса сосредоточенно посмотрела в его глаза и опустила на ладонь куклу.
   Разряд пробежал почти мгновенно, и Таиса ощутила отголоски знаний артефакта. Детский смех, восхитительные игры, пронзительно-зеленая зелень... Все закончилось мгновенно - Мигель отобрал куклу. Неприметный мужчина стоял и ошалело улыбался.
   - Что, Том? - подался вперед Хозяин.
   - Я не могу, - мужчина отступил на шаг, - Это было так хорошо, но я не могу объяснить. Я увидел мир так, будто снова...
   - ...Стал ребенком, - закончил Хозяин. Он знал, конечно. Он очень любил такие артефакты.
   - Послушай, деточка, - Мигель поймал Таису под локоть и потянул вглубь комнаты, но Хозяин пресек это.
   - Постой-ка, Мигель, девчонка моя! - странно, они заговорили о ней почти как о человеке. Вопреки всему, Таиса вдруг почувствовала жалость к этим богатым и пресыщенным старикам. В них осталось так мало человечности, что, наверное, только артефакты и поддерживали в них жизнь.
   - Я могу сделать это для двоих, - разделяя слова, произнесла Таиса. Они обернулись. Речь, разумеется, шла не о настоящем моменте, они уже решали, кому в итоге достанется такое новшество - кукла, раскрывающая артефакты.
   - Ты сможешь прочитать это еще раз? - Хозяин отобрал куклу у Мигеля и приподнял, показывая.
   - Да.
   Таиса не верила своим глазам, но они согласились. Она рассчитывала на куда меньшее, но двое... Казалось невозможным. И все-таки они подошли к ней, ее протянутой ладони коснулись сразу две морщинистых руки.
   Морщины - признак старости. Прожитых лет, накопленных знаний и мудрости. Признак немощности. Ей показалось, что она не сможет ничего сделать. Глядя на эти руки, хотелось думать о светлом. О стариках, нуждающихся в помощи. Но если поднять глаза - наткнешься на хищные и безжалостные взгляды - это она тоже знала.
   Таиса крепко взялась за стариковские ладони, впрочем, опасаясь сделать им больно. Хозяин, затаив дыхание, опустил на перекрестье четырех соединенных рук куклу. Не пришлось даже напрягаться - практически мгновенно проскочил разряд, и лица напротив озарились искренним удовольствием. Дольше ждать было нельзя.
   Таиса выплюнула в соединение рук цепочку темного серебра и крепче сжала ладони стариков. Глаза их распахнулись, теперь там плескался только ужас. Ужас и боль. Таиса догадывалась, что они видят. Возможно, цепочка Кэра несла и хорошие ощущения, но последними и самыми яркими явно были те, что впечатались совсем недавно. Безжалостные удары, хруст костей и бессилие против нескольких противников. Ей казалось, она видит, как сознание Мигеля и Хозяина принимает каждый удар. Лица исказились от боли, но они не могли отнять ладоней.
   Мигель рухнул первым. Глаза закатились, и он стал оседать. Едва Таиса подумала, насколько хватит Хозяина, как тот тоже отключился. Она присела рядом с ними, все не решаясь отпустить их ладони. Метнувшихся было охранников она остановила одним взглядом:
   - Приблизитесь - и они умрут.
   Это была ложь. Мигель уже не дышал, а Хозяин явно доживал последние мгновения своей жизни - сердце его билось редко и неровно. Охранники знать этого не могли, потому отступили. А что делать дальше - она не знала. Охранники стояли, напряженно ожидая. Таиса наконец отпустила холодеющие ладони, подняла куклу.
   - Здесь взрывчатка. Моя миссия выполнена, программа уничтожения включена. Две минуты - и все рванет, - спокойно сказала она, - Забирайте своих боссов, их еще можно спасти, но надо срочно доставить их в большой госпиталь...
   Ее перебили. Они разом закричали, бросились вперед. Таиса отступила. Они не посмели тронуть ее, да и заботы пока были только о стариках, не подававших признаков жизни. И она сбежала. Хотела выскочить на улицу, но вместо этого помчалась на второй этаж. Успеть бы...
   Кэр очнулся, и даже успел доковылять до сейфа. Он неисправим...
   - Надо уходить, - быстро сказала Таиса, решив оставить все разъяснения на потом, и попыталась поднять его. Хотя у механического тела были определенные преимущества и большой потенциал силы, все-таки нести мужчину она вряд ли сможет. Пришлось, преодолев слабое сопротивление, поддерживать его за талию и вести осторожно. Время уходило, в холле были слышны крики. Таиса сориентировалась на кухню, и там нашлась задняя дверь.
   Страшней всего оказалось перейти рабочий двор, до той самой живой изгороди, где они расстались, кажется, так давно. Таисе казалось, что она ощущает, как пули впиваются в тело Кэра, сбивают с ног ее саму, глухо хлопая по металлическому корпусу... Но никто не выстрелил. Они скрылись за изгородью, потом в лесу.
   - Остановись, - слабо попросил Кэр.
   - Нет, - Таиса упорно продолжала свой путь. Дать передышку - значит дать шанс погоне отыскать их. - Машина недалеко.
   - Черт побери, я знаю, где оставил машину! - даже в этом положении он пытался командовать. Таиса усмехнулась, продолжая тащить его через лес.
   - Запомни, Кэр, я отныне не твоя кукла. Я человек, хотя тело у меня... Кукольное. Я убила их. Хозяина и Мигеля. И...
   - Врешь! - недоуменно выдохнул мужчина.
   - А роботы умеют врать? - рассмеялась Таиса. Она так давно хотела вот так, просто разговаривать. Не стискивать свое человеческое начало, не прятать его. Позволить себе просто говорить и жить.
   - Кто же ты? - она знала, насколько больно Кэру, но он не позволял себе стонать. Только дышал хрипло, да голос прерывался. А ведь поначалу все было так просто, когда она решила оставить его, и так почти мертвого... Это было бы справедливо, разве нет?
   - Потом, - отрезала Таиса. Оставалось действительно немного идти.
   Когда она уложила напарника на заднее сиденье автомобиля и устроилась за рулем, ей пришлось выслушать еще порцию опасений насчет водительских способностей даже перепрошитого на новую программу робота. Не важно. Как бы там ни было, он только бахвалится. Кэру намного хуже, чем он пытается показать. Чуть поразмыслив, Таиса извлекла из потайного отделения сумки Кэра один из артефактов, осторожно вложила в разбитые ладони мужчины. Замерла, ощущая, как вздрогнуло его тело, подождала еще несколько мгновений, а затем захлопнула дверцу и пошла к водительскому сиденью. Положительные эмоции от артефакта хоть ненадолго отвлекут его от боли...
   Дорога до больницы оказалась неблизкой, но Кэр держался. Пришлось проехать два городка, прежде чем Таиса решилась оставить его. Может, здесь и не найдут. Отделалась общими фразами, передавая раненого в руки врачей, потом попросту сбежала. Пожалуй, возвращаться не стоит.
   Взяв другую машину, переодевшись и постаравшись слегка изменить внешность при помощи косметики и аксессуаров, Таиса снова двинулась в путь. В последнее время она планировала одно, а в итоге делала совсем другое. Теперь ей снова казалось, что это в последний раз. И еще в один последний раз. И еще... Теперь она мчалась снова в ночь. Ее, вероятно, искали. Если, конечно, организация Хозяина не развалилась на враждующие кланы. В любом случае, они искали ее в округе, а она неслась в ночь, навстречу все тому же городку. Иногда ей казалось, что у нее замирает сердце. Разумеется, сердца не было, но ей слишком хотелось чувствовать. Хоть в чем-то вернуться к человеческой сути.
   Как раз к рассвету и приехала. Оставила машину в перелеске, пешком дошла до сквера...
   Она была там. Наигрывала какую-то незнакомую, но очень печальную мелодию. Подняла голову, когда Таиса еще была сравнительно далеко, и сидела так, устремив невидящий взгляд куда-то в вечность.
   - Ты вернулась! - констатировала Мари, когда Тиса присела рядом.
   - Как ты узнаешь, кто подходит к тебе?
   - Не знаю, - пожала плечами девушка, - Может, по шагам. Может, у меня тоже какие-то способности...
   - Поедем со мной? - Таиса наклонилась вперед, касаясь плеча кончиками пальцев, не отводя взгляда от Мари. Та улыбнулась.
   - Расскажи мне, что с тобой произошло за это время?
   Таиса рассказала. Она опустила некоторые подробности, но говорить оказалось так легко. Тем более что секреты, не имевшие больше ценности, тяготили. Во всем мире не было другого человека, которому она могла бы рассказать это. Может, потом кто-то будет. Но кто знает, когда настанет это "потом"?
   Во время рассказа Мари сидела, опустив голову, и поглаживая струны гитары. Пепельные волосы свешивались, скользя кончиками по полированному дереву. Когда рассказывать стало нечего и голос Таисы умолк, она порылась в кармане и протянула подаренный в прошлый раз звоночек.
   - Раскрой его для меня еще раз?
   Таиса послушалась. Коснулась ладоней девушки, зажала между пальцев увесистый предмет... В этот раз она применяла свой дар с удовольствием. Всматриваясь в блаженную улыбку Мари, не торопилась убрать руки. Хотелось и самой ощутить, увидеть все то, что мог рассказать артефакт. Но видимо, еще не пришло время.
   - Спасибо, - сказала, наконец, девушка.
   - Ну что, поехали?
   - Прости, - Мари улыбнулась, словно извиняясь, - Я не могу.
   - Я раскрою для тебя все артефакты, - Таиса не понимала, как можно отказаться. Хотя, разумеется, она предлагала нелегкую жизнь. Но для слепой в этом городишке - какое будущее?
   - Нет, Таиса. Понимаешь... - Мари принялась застегивать джинсовую куртку, словно ей стало холодно, - Я привыкла тут. Я знаю тут все. Я хочу того, что готовит мне жизнь. А ты не волнуйся, - вдруг мягко добавила она, - Кэр поправится. Но ты ему нужна.
   - Ладно, - Таиса встала. - Я понимаю тебя.
   Это было ложью, но на что она могла еще рассчитывать? Быть родственными душами - слишком мало, чтоб кардинально изменить жизнь человека, к тому же человека, который знает, чего хочет.
   - Мы встречаемся с разными людьми иногда просто так. Ты ведь и сама была человеком, неужто забыла? Что-то отдаем, что-то получаем взамен. А потом расходимся своими дорогами. Чтоб снова встретиться, возможно. Или нет.
   Наступила тишина. Таиса стояла, не в силах решить: уйти ей или еще немного посидеть с единственным человеком, понимавшим ее... И понимавшим, похоже, куда больше, чем она.
   - Приезжай еще, - серьезно сказала Мари, безошибочно находя ладонь Таисы, коротко пожимая ее, и тут же выпуская, - Я не напрасно говорила, что буду ждать. Как только захочешь поговорить - знай, что я здесь. Мы ведь друзья?
   - Да, - улыбнулась Таиса, забыв, что Мари не может этого видеть, - Друзья. И я приеду. Пока, Мари.
   Развернувшись, она пошла по аллее в сторону дороги. Может, и правда вернуться потом? Глупо обижаться. И, на самом-то деле, родство душ не утратилось от этого разговора. Может, наоборот.
   Таиса посмотрела на свои ладони. Она ведь может раскрывать артефакты не одному человеку. Многим. Может кто-то и нуждается в этом. А еще - Кэр.
   Значит, все не зря?
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 2" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"