Бойкова Елена: другие произведения.

Теплые вещи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


Теплые вещи

  

Тебе

  
   - Ивэ...
   Девушка подняла голову на звук мелодичного голоса и тут же перед глазами поплыли темные круги. В лицо плеснуло жаром, будто рядом оказался пылающий камин, мысли разлетелись перепуганными мотыльками и в тот же миг комната повернулась...
   - Ивэ! - как только большие серые глаза стали снова различать образы, она увидела перед собой родное лицо и с облегчением расплакалась. Матушка обняла за плечи, прижала к себе, не давая упасть, что-то тихо шепча на ухо. Ивэ уперлась лбом ей в плечо, не беспокоясь о прическе, ощущая разгоряченной кожей прохладу гладкого атласа. Теперь все хорошо. В голове еще немного шумело, но круги и странные тени, мелькавшие перед глазами, стали отступать. Еще немного... Она скосила глаза туда, где на столе лежало совсем уже законченное длинное пальто из толстой и очень теплой шерстяной ткани. Теперь это тепло никуда не денется.
   Матушка еще придерживала за плечи, а Ивэ уже выпрямилась, устало улыбаясь. Огромные серые мамины глаза (такие же и у Ивэ) смотрели внимательно и чуть обеспокоенно.
   - Может ляжешь?
   - Нет, все хорошо... - Ивэ провела тонкой рукой с покрасневшими пальцами по мягкой шерстяной ткани, - Все уже прошло.
   Огоньки свечей затрепетали в нежном танце, когда матушка сделала несколько быстрых шагов в сторону окна, шелестя длинными атласными юбками. Она только что вернулась с бала, который давал старый герцог Рокстер. Ивэ залюбовалась изящным покроем платья. Она прекрасно шила, но по-настоящему хорошо у нее выходила только верхняя одежда. Может быть все дело в том, что вещи, которые шила Ивэ, выходили очень теплыми, независимо от ткани. А для бальных платьев это было вовсе не нужно.
   Огоньки свечей кивнули в такт мыслям девушки, где-то за окном раздался стук копыт, радостный смех вдалеке - сегодня праздник. Матушка задернула тяжелые шторы, пряча вместе с проемом окна еще и звуки, обернулась, чуть улыбаясь. Она несколько критично оглядела дочь, отмечая, что округлая, но очень миловидная фигурка не достаточно подчеркнута платьем, а длинные темно-рыжие волосы слегка сбились. Матушка вздохнула и заговорила, как ни в чем не бывало:
   - Напрасно ты не поехала, моя милая, сегодня на балу были оба сына герцога и еще много именитых гостей. А Камилла пришла в таком роскошном платье, что сама герцогиня отметила это, хоть старушка почти ничего не видит...
   - Мне хорошо было тут, - Ивэ встала, гася маленьким специальным колпачком часть свечей - работать сегодня уже не придется. К тому же, если матушка решила порассказать о том, как прошел бал - значит никакая сила не сможет помешать ей. Девушка едва заметно вздохнула, касаясь кончиками пальцев горячего от огня колпачка, но вовсе не обжигаясь, и почувствовала, будто сила вливается вместе с теплом в ее тело.
   В коридоре зашумело и в двери, едва стукнув, ворвалась Бэлла, служанка.
   - Госпожа! Приехала леди Локстон! И с ней еще один господин.
   - Почему сегодня? - в голосе матушки прозвенели металлические нотки, будто серебряные ножи рассыпали.
   - Она сказала что хочет повидать леди Ивэтту, - служанка поклонилась, не зная, куда деваться. В присутствии матушки все слуги ходили как по струнке и не смели ослушаться. Зато Ивэ никогда не пугала их, вот и сейчас она незаметно подмигнула Бэлле и улыбнулась:
   - Вот видишь, матушка, как кстати я осталась сегодня дома!
   Позвали гостей, и леди Локстон неторопливо прошествовала в комнату и учтиво улыбнулась хозяйкам дома. Эта высокая статная леди с совершенно седыми волосами всегда выглядела как королева. Холодная, надменная, неприступная. Ивэ завороженно смотрела, как едва заметно колыхаются в такт шагам выпущенные на плечи локоны. Так странно было видеть достаточно молодое и красивое лицо в обрамлении совершенно белых волос. Девушка так задумалась, что и не заметила, как следом за леди Локстон в комнату вошел еще один человек. Но ей не дали рассмотреть незнакомца, матушка зашуршала юбками, подлетая к надменной даме, по пути, задевая кончиками пальцев руку Ивэ:
   - Милая, ты ведь закончила пальто? - сказано было достаточно громко, и несмотря на то что Ивэ могла бы еще сослаться на то что надо дополнить ворот каким-то украшением, она вдруг оробела.
   Девушка молча подошла к столу, отодвинула подушечку с иголками, провела ладонью по мягкой шерстяной ткани и обернулась к гостье.
   - Примерьте, леди Локстон.
   Величавая дама надела пальто без помощи девушки, даже не потребовав помощи служанки или спутника. Темно-зеленая ткань необычайно шла не только к ее глазам, но и сгладила несколько угловатую фигуру. Леди Локстон прикрыла глаза от удовольствия и ее надменное лицо враз приобрело какое-то почти детское выражение блаженства. Она замерла прижав руки к груди, а затем тихо вздохнула:
   - Это так хорошо... Кайм, ты просто не поверишь!
   Только теперь все внимание присутствующих обратилось ко второму гостю, который тихо стоял в стороне. Высокий молодой человек с темно-каштановыми волосами, казался очень бледным, может быть из-за черного пальто, а может быть из-за слишком ярких для этого лица, синих глаз. Он сделал шаг навстречу леди Локстон и улыбнулся.
   Многим людям идет улыбка. Она оживляет лицо, даже самую суровую маску делает мягче, и казалось бы, что тут - просто чуть растянуть губы, может быть появятся даже ямочки на щеках...
   Незнакомец, которого назвали Кайм, улыбался так, будто опрокидывал на собеседника ушат ледяной воды. Казалось даже, можно ощутить царапающие кожу кристаллики льда. Ивэ увидела выражение лиц собравшихся, но сама с удивлением ощутила, что ледяная улыбка не коснулась ее, напротив, словно повеяло свежей лесной прохладой в жаркий день. Но матушка испуганно охнула, и ледяная улыбка вмиг погасла, молодой человек снова стал серьезным, а черты его лица - красивыми, но вовсе не холодными.
   Матушка прервала затянувшееся молчание:
   - Чай должно быть подали уже в гостиную! Давайте пройдем скорей туда. Дорогая, пальто необычайно вам к лицу, - матушка взяла бразды правления в свои руки, и все послушно задвигались, будто спеша сгладить неловкую ситуацию и поскорей забыть о ней. Леди Локстон сбросила с плеч пальто, но никак не желала расставаться с ним. Пока Бэлла с учтивым поклоном не предложила отнести, знатная дама так и не выпускала его из рук.
   Стоило всем рассесться, взяв в руки миниатюрные чашечки, как леди Локстон заговорила, обращаясь к Ивэ:
   - Ты действительно обладаешь удивительными способностями, девочка! То что ты делаешь, - она прервалась, отпивая крохотный глоток ароматного чая, - Это непередаваемо. Я решила бы, что тут есть нечто от волшебства... - все шокированно замерли, потому что колдовство считалось страшным обвинением, - Но конечно ты выше этого, моя милая, - рассмеялась леди, благосклонно кивая и показывая что это была всего лишь тонкая шутка.
   Затем она еще рассказала, с каким удовольствием миссис Уайлд носит пошитую юной мастерицей пелерину и как хорошо в зимней кашемировой накидке госпоже Кассби. Матушка отвечала в том же тоне, так что Ивэ постепенно совсем перестала слушать их разговор. Чуть опустив голову, она рассматривала из-под ресниц странного гостя, и гадала, какое дело могло привести его сюда. В камине весело потрескивали дрова и яркое пламя бросало отсветы на удобные кресла. Кайм сидел ближе всех к огню, но золотистое сияние было бессильно перед мерцающей бледностью его лица. Сейчас он не казался мистически холодным, просто чуть усталым молодым человеком. Девушке подумалось, что его наверняка утомила дорога. Жители городка почти все знали друг друга, по крайней мере заочно. Да и из окрестностей он вряд ли мог приехать...
   - ...Мне хочется чтоб это сделал он сам. - похоже, говорили о чем-то интересном, но девушка прослушала. Ивэ с досадой глянула на леди Локстон, но заговорил странный гость:
   - Моей невесте нужно пальто. Я надеялся, что вы могли бы сшить его.
   - Ох, Ивэ, слава о тебе идет так далеко! - матушка восхищенно рассмеялась, а сама девушка удивленно застыла.
   - Но мои вещи не такие уж особенные...
   - Брось, милочка, ты прекрасно шьешь верхнюю одежду, - немного резко оборвала ее матушка и предостерегающе глянула. Денег всегда не хватало. Это стало таким привычным, что Ивэ даже начала забывать иногда что хвататься надо за любой заказ. Такая забывчивость немного сердила матушку.
   Внезапно гость кашлянул, привлекая внимание:
   - Я полагаю, мне было бы удобней поговорить лично с леди Ивэ, - он встал, в два шага преодолев половину гостиной и галантно предложил руку девушке, - Не будете так любезны?
   Ивэ улыбнулась, но постаралась сдержать свою радость, неторопливо поднимаясь из кресла. Ей ужасно хотелось наконец покинуть общество светских болтушек. Уж тем более она не могла в их присутствии обсуждать шитье.
   - Я приехал из северной страны, - начал молодой человек, стоило им оказаться в рабочей комнате Ивэ, - Не столь далекой, но очень холодной... Я хочу чтоб вы сшили пальто так, как только вы это умеете, леди Ивэ.
   Девушку ничуть не смутила прямолинейность юноши, ей до смерти надоели долгие вступления и светские беседы. Только казалось удивительным, откуда в холодной стране прознали о ее способностях? Люди в этих местах мало разговаривают о таких вещах. Чем больше думаешь - тем больше это похоже на колдовство, потому они предпочитают не поднимать эту тему. Ивэ и в самом деле обладала странным даром: когда она заканчивала шить очереднуювещь - пальто или шубку - вдруг что-то происходило... Словно все тепло ее тела вдруг разом выплескивалось и без остатка уходило в ткань... Зато одевшему такую вещь никогда не бывало холодно. Какой бы мороз ни ударил - стоило накинуть пошитое Ивэ пальто, и словно согретый у камина плед оборачивал плечи, наполняя тело и душу уютным теплом...
   - Почему ваша невеста не приехала сама? - девушка внимательно смотрела на своего собеседника, пытаясь разгадать его. А Кайм вдруг отвернулся, словно взгляд ее стал нестерпим.
   - Она больна.
   Ивэ понимающе вздохнула и не ответила, не знала, что сказать. Она пробежала взглядом по полкам, где аккуратными свертками были уложены разнообразные ткани и задержалась на сундуке, где хранилось самое дорогое - меха.
   - В моей стране так много снега, - внезапно голос Кайма стал необычайно мягким и словно певучим, - Так много, что иногда глазам больно смотреть на это великолепие. Когда на землю спускается вечер, все вокруг становится синим. Синие тени на синем снегу, и темнеющие леса на склонах гор, будто плед, оброненный хозяином. В этой мягкой синеве все видится иначе. Тогда на заснеженных склонах, на пушистых ветвях старых старых елей - кругом - загораются крохотные разноцветные огоньки... Это маленькие феи выходят на вечернюю прогулку. Говорят, они - дети северного сияния. Когда они начинают танцевать - кажется, будто вечер превращается в бегущий карнавал, и ты уже не чувствуешь холода, только бы смотреть еще и еще... Но они не долго танцуют. Как только заметят в небе свои отражения - звезды - феи снова уходят в свой мир. Их дом не здесь. А потом выходит луна, и каждая снежинка начинает мерцать будто драгоценность...
   Во внезапно наступившей тишине показалось, что осенний дождь за окном стал оглушительным, а голоса знатных дам в гостиной - далекими и ненастоящими. Ивэ зачарованно смотрела в пламя свечи, но видела там лишь танец удивительных маленьких фей, которые приходят в наш мир, чтобы в удивительной пляске увидеть звезды...
   - Мой край прекрасен, но суров, - в голосе молодого человека прозвучала такая грусть, будто он желал бы растопить все снега разом, - А Виолетту убивают холода. Она не может выйти из комнаты, где всегда жарко растоплен камин, она так давно не была на улице, что ей снятся только коридоры нашего замка. Она боится, что это рождество будет для нее последним, если ничего не изменится...
   Ивэ опустила голову, пытаясь представить, каково это - так бояться холода, но не смогла. Ей холод казался всего лишь расстоянием до тепла. Чем-то незначительным и незаметным.
   - До рождества еще больше месяца... Вы ведь можете успеть. Сшейте для нее такое пальто, чтоб она не мерзла, - Кайм посмотрел на девушку в упор, и ей показалось, что его глаза - как раз цвета снежного вечера. И в глубине вот-вот запляшут разноцветные огоньки-феи...
   - Хорошо, - тихо отозвалась она, - Хоть примерно опишите вашу невесту, чтоб я не ошиблась с размером. И еще - из чего вы хотите, чтоб было пальто?
   Кайм прошелся вдоль полок, внимательно рассматривая ткани, затем остановился возле рулона ярко-желтого толстого велюра. Казалось, мягкая ткань не только освещена свечами, но и сама по себе мерцает. Затем молодой человек как мог описал свою невесту, и Ивэ нарисовала примерный вид будущего пальто. Ей очень захотелось помочь незнакомой Виолетте. Пусть даже это всего лишь одежда, и она сама не совсем знает, как выходит - хранить тепло в ткани, но...
   - Леди Ивэ!
   Девушка быстро подошла к полке и встала рядом с Каймом. Золотистый велюр больше не переливался глубокими оттенками, он словно покрылся белой коркой. Девушка изумленно выдохнула и недоверчиво коснулась кончиками пальцев странно изменившейся ткани.
   Сначала ей показалось. что под пальцами что-то жесткое. Оно даже не было холодным, однако в следующий миг случилось еще более странное - сверток ткани вдруг стал стремительно уменьшаться! Ивэ вскрикнула, отдергивая руку и отступая на шаг, когда с полки струйкой полилась вода, отблескивающая почему-то глубоко золотистым цветом. На какой-то миг показалось. что в комнате зазвенели колокольчики, но наверное это был только испуг - весь сверток ткани быстро растекся лужей у ног.
   Когда Ивэ взглянула на молодого человека, ей показалось, что лицо его стало еще белей, а глаза потемнели. Заметив ее взгляд, Кайм быстро сказал:
   - Простите! Видимо это моя вина. Выберите любую другую ткань, а я заплачу за все! Только прошу вас, не медлите.
   Он повернулся, словно пряча глаза от так и не нашедшей слов девушки, и вышел из комнаты.
   ***
   Ивэ старалась как никогда. Хотя чем дальше продвигалась работа, тем больше угасало радостное настроение. Девушка закрывала глаза и представляла себе удивительного иностранца, и ей казалось это лицо уже почти близким... А потом она думала, что совсем скоро он уедет в свой морозный край, к невесте. И стоило представить, как благородная леди Виолетта станет расхаживать, кутаясь в пальто из мягкого синего букле - а именно этот материал выбрала Иве после странно истаявшего велюра - делалось грустно. Ивэ гадала, какая из себя эта незнакомая дама, но никак не могла вылепить образ в своих мыслях. Судя по манерам Кайма, ему должны были нравиться хрустальные блондинки, утянутые корсетами до формы тонкого бокала... Совсем не как она сама. Но ведь может быть такое, что он не по своим вкусам выбрал эту девушку? Матушка сказала, что Кайм занимает очень высокое положение в своем королевстве. Правда, никто из знакомых точно не знает, какое.
   Словно ответом на размышления девушки, в комнату заглянула Бэлла. После того случая с желтым велюром она стала побаиваться Кайма, суеверно крестясь при одном упоминании его имени. Вот и сейчас она осенила себя и вполголоса затараторила:
   - Госпожа, милорд Кайм приехал. Справляется, можно ли к вам войти!
   - Конечно, - Ивэ улыбнулась, и на миг опустила ресницы, чтоб Бэлла не увидела как загорелись огоньки в ее глазах.
   Но как только Кайм вошел, она стала совершенно серьезна. Он вежливо приветствовал ее, и снова, не утруждаясь светскими беседами, перешел сразу к делу.
   - Как продвигается наше дело, леди Ивэ? - тон его голоса показался усталым и чуть печальным. Ивэ, бросила только один взгляд из-под ресниц, стараясь не рассматривать молодого человека, и тут же отвернулась, расправляя наброшенное на специальную распорку пальто. Оно еще не имело рукавов и подкладки, но форма уже казалась утонченной и нежной. Девушка, затаила дыхание, услышав шаги за спиной, и провела ладонью по мягкой ткани, едва слышно ответив:
   - Я успею, мистер Кайм...
   - Мне очень нравится ваш выбор, и то что получается... - Кайм встал рядом с девушкой, едва не задев ее плечом, и тоже протянул руку, желая дотронуться до мягкого букле, - Это выглядит так изящно.
   Иве искоса глянула на молодого человека, невольно залюбовавшись его профилем, тонкими чертами лица и белоснежной кожей. А в следующее мгновение он скользнул кончиками пальцев по пушистым узелкам и петелькам, усеивающим эту ткань, и вмиг синий букле стремительными ручейками потек вниз! Изящное пальто мгновенно растеклось небольшой лужей у ног молодых людей. Ивэ даже не успела отойти, и весь подол ее платья оказался залит синей, как чернила, водой.
   На лице Кайма отразились разом изумление и ужас, он обернулся к девушке, протягивая руку и будто желая что-то сказать, но она отскочила, спеша отгородиться от иностранца стулом, а затем и своим рабочим столом:
   - Нет! Не подходите ко мне! - от обиды за пропавшую работу, и еще от страха, на глаза навернулись слезы, но она не могла отвернуться. - Вы дьявол?
   - Нет, - Кайм присел, опустив пальцы в синюю лужу на полу, на его лице осталось лишь отчаяние, - Просто мы с вами люди из разных миров.
   - Я не знаю кто вы, - девушка несколько раз глубоко вдохнула, пытаясь унять испуг. Странный человек не собирался, кажется, касаться ее, а именно прикосновение Ивэ представлялось сейчас самым страшным, - Я сама из этого мира. А вы - уходите немедленно!
   - Ошибаетесь, - молодой человек встал, стряхнув капли с руки, решительно подошел к столу и дотронулся до ножниц. Они вмиг превратились в блестящую маленькую лужицу. - Все дело в вас. Мое королевство отделяют не только горы. Мой народ пугает людей, замораживая улыбкой сердца, превращая воду в лед... А вы? Откуда вы взялись в этом мире, умеющая наделять теплом простую ткань? Ваши вещи также горячи, потому я и не могу прикоснуться к ним.
   - Это ложь, - не совсем уверенно выдохнула Ивэ, - Я самый обычный человек, и никогда люди не говорили, что я... Слишком горячая, - от странно прозвучавшей фразы девушка покраснела. Ей на миг показалось, что Кайм рассмеется сейчас, но он только покачал головой.
   - Это все не важно. Теперь я убедился, что только вы способны спасти Виолетту, - молодой человек виновато опустил глаза, - Простите меня, я испортил ваш труд. Я больше никогда не прикоснусь к вашим вещам, леди Ивэ.
   Девушка вспомнила, что щеки до сих пор мокры от слез, и торопливо принялась приводить себя в порядок. Она теперь не боялась Кайма. Куда больше занимало ее то, что он сказал. Неужели она все-таки не такая, как прочие люди? Как можно это объяснить? Она никогда не пыталась даже себе объяснить свой дар согревать простые вещи так, что они навсегда становились по-настоящему теплыми...
   - Леди Ивэ! - голос Кайма отвлек ее от раздумий, и девушка даже удивилась что он до сих пор не ушел. - Я спрашиваю, вы справитесь за неделю?
   - Нет конечно! - она удивленно подняла брови, - Вы думаете, это такая скорая работа?
   - Тогда я вынужден буду просить вас об одолжении. Я поговорю с вашей матушкой, все оплачу. Едем со мной!
   - Вы с ума сошли, - Ивэ рассмеялась от нелепости предложения, и уже совсем без опаски обошла стол, даже коснулась пальчиками воды на столе, которая раньше была ее ножницами. Простая вода.
   - Виолетта погибнет без вашего таланта.
   - Виолетта - обычный человек? - догадалась девушка. Кайм молча кивнул. - Вы ее так сильно любите?
   Не ответив на вопрос, он почтительно поклонился и стремительно вышел из комнаты. А Ивэ осталась стоять там же, не обращая внимания на влетевшую тут же Бэллу, которая принялась суетиться, охать и расспрашивать госпожу о судьбе недошитого пальто. Ей не хотелось никого видеть, потому и ужин приказала подала в мастерскую. Ивэ взялась за пошив нового пальто.
   Девушка не могла даже себе объяснить, отчего ей так необходимо поскорей начать работу. Она только гадала, как живется обычной девушке Виолетте в краю, где люди способны одной улыбкой заморозить все вокруг... И как, должно быть, сильно любят друг друга Кайм и его невеста, если несмотря ни на что, готовы прожить вместе всю жизнь. Северная страна больше не казалась Ивэ привлекательной, хотя когда она вспоминала рассказы Кайма, становилось любопытно. Она думала за неделю хоть просто раскроить и сшить только видимость пальто - без подкладки и украшений, без затей - простые формы и линии. Тогда она вложит свое тепло в белоснежный кашемир, и Виолетте хватит этого чтоб согреться. Пусть вещь не будет такой уж роскошной, зато ее хозяйка сможет быть с любимым и не страдать от холода.
   А вечером пришла матушка. Она брезгливо приказала Бэлле забрать поскорей поднос с недоеденным Ивэ ужином, и опустилась на стул, расправляя пышные юбки.
   - Милая моя, то что случилось - ужасно.
   - О чем ты, матушка? - Ивэ удивленно отвертнулась от старательно размечаемой ею ткани.
   - О Кайме конечно, - она пронзительно посмотрела на дочь, - Мы конечно никому не скажем. Но я хочу знать, как вышло, что он залил чернилами твое недошитое пальто!
   Иве несколько мгновений непонимающе смотрела на матушку, а потом опустила голову, пытаясь не рассмеяться. Конечно! Как еще мог объяснить Кайм происшедшее! Не сказать же обычным людям. А Бэлла никогда не раскрывала секретов своей молодой хозяйки, даже с другими слугами она не обсуждала ее тайны.
   - Это вышло нечаянно, из-за письма.
   - Письма?
   - Да, - щеки Ивэ зарделись, и она торопливо отошла в сторону, повернувшись к полкам. Она никогда не лгала матушке. Но и сказать правду...
   - Скажи, а отец умел что-нибудь такое?
   - Какое? - матушка удивленно подняла тонкие брови.
   - Так, как я шью особенные вещи...
   - Твой отец не умел шить, - рассмеялась она, и пришлось отступить. Ивэ, как ни расспрашивала, не смогла ничего добиться. Либо матушка не знала о способностях покойного супруга, либо не собиралась посвящать дочь в секреты отца. Все что девушке было известно о нем - богатый господин приехал издалека и женился здесь на матушке. Он очень хотел осесть в этих местах, к тому же всегда был душой общества и все очень горевали, когда он умер - упал с лошади. Был ли он в самом деле не простым человеком, или же сама Ивэ неведомо откуда взяла свой дар - теперь уже невозможно было выяснить.
   Но после долгой беседы оказалось, что матушка приходила вовсе не за тем, чтоб узнать о разлитых чернилах. Она пришла справиться, правда ли Ивэ хочет поехать вместе с Каймом в далекую северную страну, чтоб успеть к сроку сшить пальто неведомой Виолетте. Девушка изумленно пыталась понять, почему же матушка так благосклонно относится к этой затее... Оказалось, Кайм посулил очень большую плату. И конечно с ней поедет еще Бэлла, ведь благородной леди никак нельзя без сопровождения. А еще матушка надеется, что Ивэ познакомится с другими благородными господами из северной страны... Вот в чем дело. Время думать о выгодной партии.
   После ухода матушки Ивэ всю ночь просидела в своей мастерской, так и не ложась. Она старательно размечала дорогую ткань, выверяла, чтоб несмотря на простоту форм, пальто получилось красивым. Ей было боязно, но мысли о далекой северной стране оказались сильней страха. К тому же ей стало неуютно находиться в обществе обычных людей и осознавать, что они никогда не смогли бы понять ее. Наверное также чуждо Виолетте там, где все люди особенные.
   А на утро большой и очень удобный экипаж отправился в дорогу. Ивэ ужасно чувствовала себя после бессонной ночи, и дремала, опустив голову на плечо нарядной и торжественно-серьезной Бэллы. Служанка так рьяно взялась оберегать свою госпожу от Кайма, что не подпускала и близко молодого человека. В экипаже поставили специальную ширму, "чтоб женщины отдохнуть могли", - заявила Бэлла, и теперь только по тихим шорохам угадывалось, что по другую сторону Кайм читает газеты.
   Только к ночи путники добрались до постоялого двора, и Бэлла проводила Ивэ в комнату. Кайм задержал их на лестнице, почти отчаянно попросив девушку о разговоре. Ивэ отослала служанку и с облегчением уселась в кресло в своей комнате. Молодой человек не решился подойти ближе чем на несколько шагов, и остался стоять у окна.
   - Спасибо, что вы согласились поехать, леди Ивэ. Я не мог вам сказать этого раньше...
   - Не важно, - девушка чувствовала себя очень усталой. В дорожной тряске она ничуть не отдохнула, зато мысль о том, что родной дом остался далеко позади - необычайно вдохновляла.
   - Нет, это очень важно! - Кайм принялся ходить взад-вперед у окна, - Я признателен, и сделаю для вас все, вы пробудете у нас сколько захотите, как самая почетная гостья...
   - Когда же по-вашему мне работать? - девушка внезапно едва не расплакалась. Она еще не приехала в далекую северную страну, а уезжать уже не хотелось. Кайм некоторое время смотрел на нее, а затем понимающе кивнул:
   - Вы не сможете работать в дороге. Конечно. Простите меня, - он постарался скрыть грустный вздох и поторопился уйти.
   Ивэ отдохнула час или два, а потом принялась за работу. Бэлла ругалась конечно, ходила по комнате и ворчала, пока ее хозяйка "портила глаза под корявыми свечами" - по словам служанки. Зато потом она принялась рассказывать забавные случаи из жизни слуг, про кухню и вредную распорядительницу, которая ругалась невпопад... Ночь пролетела незаметно. Утром, устраиваясь на мягких подушках в экипаже, Ивэ заметила щелочку в складках ширмы. Как раз напротив щелочки находилось лицо Кайма - тонкое, белое, словно нарисованная картина. Казалось, в утреннем сумраке его кожа сияет. Первые снежинки начали падать, как только тронулись, и поначалу Кайм из-за ширмы рассказывал о местах, по которым пролегает их дорога, но потом девушка совсем заснула. Даже во сне ей виделись нитки и снежно-белый кашемир, который тихонько переливался в снег, устилал склоны гор, расступаясь перед извилистой дорогой, а дорога дробилась на мельтешение полосатых столбов и какие-то ветви деревьев... В полусне Ивэ приоткрывала глаза, и ветви превращались в сложный рисунок на ширме, а в щелочку была видна часть лица Кайма - он смотрел в окно, и в синих глазах, казалось, даже отсюда было видно отражение падающих снежинок. В следующий раз он рассматривал какие-то бумаги, его лицо выглядело вдохновенным, и от этого еще более красивым. Ивэ поймала себя на мысли, что ей хотелось бы остаться в далекой северной стране, чтобы просто любоваться этим лицом при встрече где-нибудь на лестнице...
   Ночью она снова шила. Дни стали похожи один на другой. Кайм не знал, конечно, что девушка продолжает работу, и глаза его становились совсем грустными, когда он смотрел на усталое лицо девушки по утрам. Однажды он задержал на выходе из дома очередного постоялого двора. Перегородил дорогу, не давая выйти, и Ивэ отступала назад, боясь как бы он ненароком не задел ее. Так не хотелось растаять в лужицу от случайного прикосновения.
   - Я отправлю вас домой, - в полутемной комнате глаза его казались черными, но в них все равно шел снег. Или Ивэ от усталости мерещилось это. Она в отчаянии замерла.
   - Почему?
   - Видимо вам еще хуже чем ей, - Кайм опустил голову, - Холод не пускает вас. Больше всего на свете я не хочу чтоб с вами что-то случилось, леди Ивэ.
   Слова его были отчаянными, и на удивление - совсем не холодными. У двери стоял высокий подсвечник, который зажигали вечерами, и Ивэ ухватилась за него чтоб не упасть от накатившей слабости. Она совсем не знала, что сказать. Наверное стоило рассказать, что она работает по ночам, но что если это только убедит Кайма в правильности принятого решения? Ивэ пыталась что-то сказать, и не смогла, к горлу подступили слезы, словно обернув шею горячим давящим шарфом, а он продолжал:
   - Я за все заплачу... Если вы сможете дать тепло хоть простому пледу - я буду совершенно доволен, и вы вернетесь домой, ничего не потеряв, - девушка наконец нашла в себе силы выдохнуть. Словно вместе с дыханием тяжелая волна наконец оставила ее, и в подсвечнике разом вспыхнули все свечи.
   - Нет! - Ивэ чуть отодвинулась от огня, она не успела даже удивиться, - Я прекрасно чувствую себя. Усталость вызвана всего лишь дорогой. Я прошу вас продолжать путь. Вместе.
   Она и сама не знала, откуда взялись эти твердые и очень убедительные слова, но вдруг поняла, что все это правда. Чем дальше двигался экипаж, тем больше у нее становилось сил. Может быть дело было в близости "других" людей, или в том что ей нравилось решительно все - и работа по ночам, и разговоры с Бэллой, и мелькавшее в щелочке ширмы белое лицо...
   - Хорошо, - сказал после паузы Кайм, и в голосе его будто бы мелькнула радость, - Только пообещайте, что если вдруг вам станет хуже...
   - Обещаю сразу сказать, - улыбнулась Ивэ, и смело прошла мимо него, едва не задев плечом - она снова перестала бояться. Растает? Нет, она будет осторожной. Но забитой и скучной ей быть вовсе не обязательно!
   Ближе к вечеру, когда дорога начала подниматься в горы и стала достаточно узкой, возникла заминка со встречной каретой. Двое слуг Кайма ругались с кем-то, и он сам вышел. Из открытой двери потянуло холодом, и Бэлла зябко поежилась. Она не боялась холода, но, как и все люди, мерзла иногда. Ивэ совсем проснулась уже, и сидела, перебирая в скудном свете каретного фонаря длинную бахрому на своей накидке, поэтому только улыбнулась ворвавшемуся в дверь пронизывающему ветру. Она чувствовала что может что-то, но что - не знала еще. Горячая волна заставила вздрогнуть - ей не было холодно, скорей некое предчувствие пробежало по нервным окончаниям, тут же вырываясь наружу. Краем глаза девушка заметила, как чуть качнулась в сторону Бэлла, и свои, вдруг засиявшие пронзительным огнем волосы. Конечно, они много разговаривали с Бэллой обо всех странностях, и только перед этим человеком Ивэ смогла раскрыть свои секреты... Но даже зная что опасаться нечего, Бэлла быстро перекрестилась. В экипаже стало очень тепло.
   Когда Кайм вернулся, он изумленно воззрился на Ивэ. Она неловко пожала плечами, немного смущаясь.
   - Как это выглядит со стороны?
   - Будто вы ангел, - серьезно ответил Кайм, не отводя взгляда, - Только ангелы такими прекрасными быть не могут.
   Он почтительно склонил голову и тут же скрылся за ширмой, уже оттуда принявшись рассказывать о встречной карете. Оказывается, из далекой северной страны не так много экипажей ездили этой дорогой - торговые подводы предпочитали более длинный, но безопасный и широкий тракт. Встреченная карета увозила на юг, где потеплей, посла другого королевства. Иве смотрела в щелочку ширмы, чуть щурясь на исходившее от волос теплое сияние. Смотрела, пока не встретилась взглядом с синими глазами по ту сторону.
   ***
   Ивэ успела. Роскошное белоснежное пальто выглядело великолепно. В качестве модели для примерки выступала Бэлла. Стройная и красивая фигурка, подчеркнутая плавными линиями пальто смотрелась роскошно. Ивэ и сама залюбовалась проделанной работой, осторожно проводя ладонями по мягкой ткани. И не знала, как подступиться, чтоб вселить в него частичку своего тепла. Раньше все было так просто - когда работа подходила к концу, что-то происходило само собой, будто теплое удовольствие оживало на ладонях и сбегало к кончикам пальцев, перетекая в ткань. А теперь Ивэ могла зажигать свечи и согревать карету, но не знала, что делать с готовой вещью. Долго крутила пальто в руках, потом надела на Бэллу и ходила вокруг, касаясь то подола, то причудливой формы ворота, то вышитого серебром края кармана...
   - Что же делать? - расстроилась совсем девушка.
   - Вам нужно отдохнуть, госпожа, - тихо сказала Бэлла, останавливая непрерывное хождение девушки вокруг. Бэлла давно стала больше чем просто служанкой, она оказалась верной подругой. Ивэ кивнула, признавая что слишком устала. В этот момент она поняла, что делать. Дотронулась до рукава пальто, представляя неугасимое тепло живого тела, горячее сердце, и еще что-то светлое, певучее, нежное... Тепло сорвалось с пальцев, уходя в ткань... Теперь это не было так изнуряюще, как раньше, но Ивэ все равно покачнулась, едва устояв на ногах. Когда она открыла глаза, Бэлла улыбалась.
   - Это было так чудно, что я слов не подберу! Все на свете, все самое лучшее представилось мне враз и стало так уютно, - затараторила она, едва не прыгая на месте. Ивэ опустилась на минутку в кресло, чтоб прийти в себя, совершенно довольная, почти счастливая. Она не слушала, что говорила подруга, ей очень хотелось рассказать о сделанной работе Кайму. Пока Бэлла, все также болтая и смеясь, укладывала вещи, ее госпожа смотрела в окно, где во дворе разговаривали о чем-то Кайм и высокий, недавно приехавший всадник.
   Когда пришло время садиться в экипаж, Бэлла пошла вперед, а Ивэ молодой человек задержал.
   - Вы выглядите очень усталой, леди, - Ивэ солнечно улыбнулась.
   - Все хорошо, мистер Кайм. Я просто прекрасно себя чувствую!
   Он словно не услышал ее, более того, озабоченно смотрел в сторону, будто колесо экипажа было куда интересней собеседницы.
   - Уже к ночи мы прибудем в город. Мой замок ждет вас, и я предупредил гонца, что мы совсем близко....
   - Так что вас беспокоит? - настроение Кайма передалось и девушке, и она тревожно вглядывалась в тонкие светлые черты молодого человека. Он впервые за утро посмотрел прямо ей в глаза, и вздохнул как-то обреченно:
   - Ничего, леди. Садитесь скорей, а то выветрится все тепло и вам снова придется нас греть.
   В пути Ивэ шепотом выспрашивала у Бэллы, что может значит такое поведение. Служанка, будучи всего на пару лет старше госпожи, не могла ничего толком придумать. Разве что - Виолетта прознала, что ее жених едет не один и ревнует теперь. Услышав такой ответ, Ивэ уткнулась носом в плечо подруги и принялась думать. Пока Виолетта была далекой и нереальной, Ивэ могла представить ее кем угодно. Иногда ей казалось, что нужно защитить погибающую в снежной дали соотечественницу, иногда - что только ее вещь может спасти девушку, а порой грезилось что и сама Виолетта - как персонаж из книги - влюбленная трагическая героиня. А вот теперь она очень близко. Вероятно уже утром накинет на плечи творение Ивэ и выйдет прямо на улицу, впервые за долгое время - обнять Кайма. Последняя картина нравилась девушке меньше всего.
   День прошел томительно. Когда Иве открывала глаза, она невольно смотрела в щелочку на ширме. И неизменно встречалась взглядом с синими глазами по ту сторону. Потом снова начинались какие-то тревожные, сны, и снова - синие глаза. В них светилось странное выражение. Его трудно было рассмотреть через щелочку, но тревога из-за ширмы передавалась и самой девушке.
   Под вечер, едва пасмурный день стал еще больше сереть, Ивэ приняла решение. Она решительно постучала в ширму.
   - Мистер Кайм, я возвращаюсь.
   - Простите? - в его голосе было столько изумления, что девушка рассмеялась. Бэлла отвернулась и только покачала головой.
   - Когда мы приедем в ваш замок, я не желаю ни с кем знакомиться. Мы с Бэллой переночуем, а утром прикажите отправить нас назад.
   - Но...
   - Я сшила обещанное пальто, - в голосе Ивэ мелькнула гордость, - Оно очень красивое и теплое, можете у Бэллы спросить.
   - Не в этом дело, леди Ивэ.
   - А в чем?
   - Я хочу чтоб вы были моей гостьей. Вас с нетерпением ждут.
   - Никто меня не ждет, - Ивэ откинулась на спинку сиденья, прикрывая глаза. Ей захотелось вдруг оказаться дома, чтоб сейчас вошла матушка и начала рассказывать светские новости, а потом бы привезли новые ткани и пришла какая-нибудь знатная дама...
   Кайм застучал в стенку. Карета остановилась, и он распахнул дверцу, проворно выпрыгивая и приглашающе взмахивая рукой. Бэлла тут же подалась вперед, но Ивэ остановила ее. Вышла сама, еще и закрыла дверцу, игнорируя возмущенный взгляд подруги.
   Вечерело. Кайм пошел вперед, приглашая следовать за собой. Девушка пошла, заинтересованная. Она приняла еще одно решение, но не торопилась сообщить о нем.
   Стоило пройти шагов двадцать, как дорога повернула, и взглядам путешественников открылась удивительная картина. Впереди расстилалась обширная долина, укрытая в горах от всех ветров и непогоды. Там, внизу, мерцал первыми вечерними огнями небольшой город, словно маня скорей зайти к благодатному теплу. Пронизывающий ветер разом будто отступил, тихие снежинки падали, едва заметно касаясь щек. Великолепная панорама завораживала, и девушка не нашлась, что сказать.
   - Мой покойный отец связал себя клятвой, - голос Кайма был тихим и каким-то далеким, - Он очень много путешествовал, и однажды в вашей стране он попал в неприятнейшую ситуацию. Он оказался в тюрьме. Мамы не стало сразу, как я родился. Я ждал его, и он не мог не приехать. В обмен на свою жизнь и свободу он пообещал устроить брак с дочерью своего спасителя. Весьма выгодная партия. Теперь я король, Ивэ. Я король, и должен сдержать клятву, данную отцом.
   - Виолетта...
   - Да.
   В тишине будто послышался новый звук. Тихий, но отчетливый звон. Ивэ удивленно принялась смотреть по сторонам, и едва не прослушала, что сказал молодой человек:
   - Она уехала.
   - Что? - девушка повернулась, непонимающе сдвинув брови.
   - Трон не стоил жизни. Наверное она рассудила правильно. Виолетта уехала на днях. Это с ней мы тогда разминулись на горной дороге. Она уехала вместе с послом юга. Он возвращался на родину и с радостью спас ее от наших холодов...
   - Странно, - улыбнулась Ивэ, - Я не чувствую холода. - помолчав, добавила: - А вам должно быть очень больно, ведь вы любили ее.
   - Нет, - Кайм сделал шаг вперед, и девушка больше не видела его лица, - Но я привык к ней. Мне только очень жаль, что я заставил тебя проделать все это, - он обернулся, и даже в полумраке Ивэ рассмотрела, какие глубокие синие глаза у него, - Ты шила по ночам, а я даже не понял...
   - Какая разница, - девушка пожала плечами. Звон усилился, и вдруг на склонах гор, обрамляющих долину, начали загораться огоньки. Сперва желтые, они были похожи на упавшие звезды, появляющиеся то тут, то там. Потом красные и синие, и еще зеленые... Внезапно эти огоньки задвигались. Некоторые начали складываться в причудливые узоры. Круги, змейки, непонятные фигуры - все запляысало, формы сменяли одна другую, и от этого великолепия нельзя было отвести взгляд. Изумительные узоры походили на калейдоскоп, если крутить стеклышко быстро-быстро, если представить, что он может намного больше... Танец и впрямь походил на карнавал, совсем как рассказывал когда-то Кайм. Только разве можно было представить себе это чудо? Оно оказалось во много раз ярче и интересней того, что могло нарисовать воображение! Хотелось поднять голову к низкому небу, потому что наверняка эти огни должны были отражаться там, наверху. Но не смотреть, не любоваться волшебной пляской цветных огней было невозможно.
   И вдруг разом все пропало.
   Ивэ удивленно поморгала глазами, а Кайм молча указал куда-то в небо. Проследив его взгляд, девушка увидела, что в одном месте тучи разошлись и между ними просвечивала всего одна звездочка. Но феям и этого было довольно.
   Девушка подошла почти вплотную к Кайму и легким движением коснулась ладонью его щеки. Она улыбалась, совершенно счастливая происходящим. Молодой человек отпрянул, и она сделала еще шаг вслед за ним.
   - Что ты делаешь? Ты растаешь!
   - Я же не снегурочка, - рассмеялась Ивэ, враз все поняв. - Ты знаешь о необычных людях куда больше моего, а так и не догадался. Как могут теплые вещи таять от холодного прикосновения? Должно быть наоборот. А вот таять от теплых чувств...
   Кайм поймал ладонь девушки, недоверчиво касаясь тонких пальцев, округлого запястья, бережно поглаживая нежную кожу. Он молчал, и Ивэ вдруг сдвинула брови:
   - Так ты знал!
   - Знал.
   - И...
   - У меня были обязательства. Клятва отца, - Кайм обнял девушку за плечи, увлекая обратно, к экипажу. Они надолго замолчали. Неторопливо приблизились к степенно перебирающим копытами коням, обошли, Кайм открыл дверцу, помахав тревожно ерзающей на сиденье Бэлле. Но не дал Ивэ войти.
   - Останься! Хоть ненадолго. Пожалуйста. Если захочешь - я отправлю тебя домой... Но не сейчас.
   Ивэ задумчиво кивнула, отводя его руку, закрывшую проход в экипаж, лукаво подмигнула:
   - С удовольствием останусь... А там посмотрим! - она быстро скрылась внутри, попутно выпихивая ширму прямо в сугроб у обочины и рассмеялась, стряхивая снежинки с рыжих локонов, - Бэлла, а у тебя теперь есть теплое пальто, в котором ты никогда не замерзнешь!
  
  

По снегу...

По самому белому снегу.

В санях, запряженных четверкой гнедых,

Приеду.

Я этой же ночью приеду.

И в дверь постучу, и войду в твои грезы

и сны...

А.Белянин

  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Г.Сандер-Лин "Не для посторонних глаз..." (Женский роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | | Э.Грин "Жеребец" (Романтическая проза) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди" (Юмористическая фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Любовное фэнтези) | | Е.Мелоди "Условный рефлекс" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"