Бeлюч Илья: другие произведения.

Мз А1 - Имаго

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая глава. Что-то вроде разминки. Дальше все будет понятнее и от лица одного персонажа.

  Советую читать по ссылке, там версия с блекджеком и шлюхами нормальной версткой и сносками.
  
  Арка 1: Имаго
  
  '...называл себя Воином. Именно так, с большой буквы. Войну Жуан подразумевал иную... Когда я выбирал ему прозвище, то рассуждал так: Он родился червем, грязной и беспомощной нимфой. Всю свою жизнь он плел для себя кокон, превращаясь в куколку. И вот теперь кто же он, как не Имаго?'
  --Из воспоминаний Николиса Брима о своем ученике, Жуане Имаго.
  
  
  'Чтобы привлечь внимание современной публики необходимо сильно постараться. Например, покажите им черную дыру прямо в аудитории. Черная дыра творит чудеса: она привлекает внимание публики как ничто другое!'
  --Из лекций Авеги Накса по курсу современной педагогики.
  
  
  ***
  - Невероятно! Неужели это все действительно было кем-то построено? - Аван ковырялся ножом в стыке одной из плит. В его голосе ощущалась издевка. - И ведь не врали, когда говорили, что подогнано на столько, что и нож в щель не просунуть! И скрепляющих материалов никаких нет между плит!
  - Аван, если ты сломаешь и этот нож, то я точно вычту его стоимость из твоей доли, - недовольно пробурчал Гетор откуда-то из кучи оборудования. Он уже пожалел, что отдал свой нож. Впрочем, Аван не обратил на это высказывание никакого внимания и продолжил свое занятие.
  - Размечтались, мы и так ни гроша за это дело не получим. Ну кроме аванса. Да хватит уже там ковыряться! - Аари в очередной раз высказывала свои сомнения относительно успеха всего мероприятия. Она строила свою небольшую наблюдательную сеть над окружающей территорией, и разговоры ее нисколько не отвлекали. - Аван, лучше делом займись, за плешью вон последи. Моя сеть там плохо работает.
  - Да очень нужны мне эти ножи и древние руины! - картинно оскорбившись, Аван все же одним последним ударом загнал нож в щель. По самую рукоятку. И сам сразу же сильно удивился произошедшему.
  - Теперь доставай! - Аари злобно ухмыльнулась, а Гетор лишь взглянул на рукоятку ножа и хмыкнул.
  - Пойду, значить, периметр охранять, - принял решение Аван, пока его действительно не заставили вытаскивать нож. Тем более, что лезвие, похоже, серьезно заклинило в щели. И Аван бодрым солдатским шагом отправился к высокому камню, который вольники* использовали как наблюдательную площадку.
  Когда Аван уже принялся забираться на камень, со стороны плеши раздался очередной душераздирающий вопль. Через мгновение вопль был поддержан еще десятком голосов. Аари вздрогнула от неожиданности, а затем разочаровано поморщилась, когда сеть ей показала, кто кричит. Под рукой у Авана треснул каменный выступ, но он, не растерявшись быстро ухватился за другой.
  Лагерь вольников располагался на огромной каменной плите посреди своеобразной равнины, выложенной паркетом таких же плит. Кое-где эти огромные камни подозрительно правильной формы вывернуло над землей под различными углами. Один из них Аван использовал для наблюдения за плешью. Горы тесно сжимали каменную равнину с боков. Впереди равнина уходила в зону, а сзади прорастала лесом. Ближе к плеши количество вывернутых камней возрастало, и они создавали там небольшой лабиринт. Немного правее, на самой границе с плешью, возвышалась поросшая серым лесом невысокая гора. Граница плеши проходила прямо по горе, о чем свидетельствовали искореженные ветви деревьев, на которых не росло листвы, поэтому часть горы казалась лысой.
  Гетор вылез из кучи оборудования с инструкцией в руках, рассеяно полистал ее напоследок и, опомнившись, бросил куда-то в кучу.
  - Ничего не понимаю. Ладно, пусть Сантем разбирается, - решил Гетор и подошел к винтовке, прислоненной к палатке, проигнорировав неразборчивое 'Кто бы сомневался' Аари, - пойду, утихомирю их. Совсем бедняги одичали без моего присмотра. - И, взяв винтовку, прогулочной походкой направился в сторону второго наблюдательного камня, явно собираясь пострелять местную живность.
  Все немного нервничали, ведь находиться так близко от зоны и в спокойное время грозило немалой опасностью. А в нынешние времена опасность увеличивалась десятикратно, ведь Земля находилась под воздействием редкого глобального явления. Так называемый Эл Нино - загадочный, но достаточно регулярный природный процесс проявился во всем мире в соответствии со своим обычным графиком - один раз в три эпохи. Однако на этот раз проявления Эл Нино, начавшись вполне стандартно, и будучи классифицированы как 'условие Эл Нино', переросли в настоящие глобальные неприятности, что дало метеорологам повод заявить о начавшемся 'эпизоде Эл Нино'. На серые плеши 'условия' Эл Нино всегда оказывали значительное воздействие, а 'эпизоды' просто сводили их обитателей с ума.
  Многие вольники восприняли происходящее как большую удачу, ведь оплата заданий вблизи плешей резко возросла, как и количество трофеев. А через некоторое время, когда первая волна вольников канула в безвестность, расценки подскочили еще чуть ли не вдвое, а конкуренция на вольничьем рынке резко сократилась. И опять же вовсе не заслуживает внимания тот факт, что оставшиеся вольники восприняли произошедшее, как еще большую удачу. Только теперь за дело взялись ветераны, такие, как наемники Полоза. Опыт пребывания вблизи плеши у всех уже был, но вольники все равно изрядно нервничали - не проходило и часа*, чтобы с зоны не вылезла очередная тварь. К счастью, на этом участке опасные хищники нападали редко... один-два раза за день. Да и основная волна тварей уже схлынула. Чаще по границе зоны бродили различные травоядные животные. Как ни странно, там и такие водились, правда, ели они траву не из вегетарианских побуждений, а скорее потому, что нормально охотиться так и не приспособились.
  Истошный вопль бедной зверушки неожиданно прервался хлопком кинетической винтовки и через секунду возобновился с еще большей силой, перекрывая все прочие звуки. Аари красочно представила как перекосило лицо Гетора в этот самый момент и ухмыльнулась, когда яростная стрельба Гетора наконец вернула в этот мир тишину. Правда тишину немного портил виртуозный трехэтажный мат. В армии Гетора, кроме всего прочего, научили ругаться, что называется, от души и он обожал этим навыком пользоваться.
  - Живучая ведь. И орет-то как! Неужели это у них такой способ от хищников защищаться - глушить их до потери слуха? - Гетор вернулся, перезарядил винтовку и положил ее на место. - Что видишь?
  - Остальные разбежались, а на крик пока никто опасный из зоны не вышел, - осмотрела окрестности Аари.
  Серые плеши часто называли зонами отчуждения, что было не далеко от истины - все, что там жило, было чуждым всему остальному миру. Само же название 'зона отчуждения' в лучшие времена применялось для обозначения свалок опасных для жизни отходов производства. На местах таких свалок, как считалось в народе, и появились серые плеши. Зодчие были другого мнения по этому вопросу, но с народом не спорили и пользовались той же терминологией.
  - Вот и замечательно!
  - Я не понимаю, зачем я тут сижу, если Аари и так все прекрасно видит? - возмутился Аван.
  - Чтоб дурью не маялся. И не забудь, когда спустишься, мой ножичек вытащить, - тут же поддержал разговор Гетор. - К тому же некоторые местные твари могут замаскироваться от Аари, а у нее не визуальное наблюдение.
  - Тепловое плюс энергетическое, - подтвердила Аари, отправляя в полет очередной зонд.
  - И где же Сантем? - покосился Гетор на груду оборудования. - Он уже должен бы подойти. Аари, может быть ты сможешь все это заставить работать?
  Аари с сомнением посмотрела в ту же сторону, затем, потискав мочку уха, вздохнула и ответила:
  - Сейчас поищу Сантема, - и стала разворачивать сеть зондов в сторону Местизны. Крайне высокий уровень помех не позволял раскинуть сеть слишком далеко без риска потерять часть зондов, но Аари повезло - Сантем оказался рядом. Она улыбнулась уголками губ, внимательнее рассмотрела Сантема и сообщила: - Он уже через час будет здесь.
  Сантем явился в компании шестиногого приземистого голема* и молча остановился в нескольких десятках шагов от лагеря. Последние несколько верст* он шел пешком, оставив свое незащищенное от влияния плеши райдо во втором лагере. Голем тихо гудел механизмами, водя двумя спаренными стволами из стороны в сторону и комично переступал на месте паучьими ногами. Гетор молчал, и это не предвещало ничего хорошего.
  - Я надеюсь, что ты взял ЭТО в аренду? - спросил Гетор и, судя по его горестной интонации положительного ответа он уже не ждал.
  - Ну не попрусь же я к зоне один, без охраны? На наших райдо* тут не полетаешь, а пешком опасно одному. И мне повезло - совсем рядом с библиотекой оказался магазинчик. Я проходил мимо и подумал - почему бы нет? - к дурной привычке Сантема покупать дорогую и не всегда нужную технику в отряде уже привыкли, но оказалось, что Сантем все еще был способен удивить своих товарищей стоимостью покупки. - В небе только и говорят о криггах*, их видели на границе Союза.
  - И сколько?.. - В полном соответствии с традицией начал спрашивать о цене Гетор,
  - Троих видели, - 'не понял' вопроса Сантем.
  Гетор хотел было уточнить вопрос и уже открыл рот, но Аари его перебила:
  - А как его зовут?
  Сантем нахмурился, к такому провокационному вопросу он не был готов.
  - МИСК* 'Страж-7А' - выдал Сантем.
  - Это не имя, - теперь уже Гетор начал коситься на Аари как на умалишенную. - Давайте назовем его Максик? - стало понятно, чему улыбалась Аари весь прошедший час - она придумывала имя.
  - О, Хорса*! Что за люди работают со мной в одной команде? Должно быть в тот день, когда я принимал вас на работу, я был пьян? Или нет? Уже и не помню! - Гетор вскинул руки к небу. - Неужели ты потратил на этого... Максика весь наш аванс?
  - Но это же модель 7А! - сделал паузу Сантем, будто ожидая, что все тут же ответят 'а, ну конечно же!' - Вы что не знаете, что это самая современная и совершенная на данный момент... - должно быть Сантем увидел что-то в глазах Гетора и сбился, но быстро взял себя в руки и продолжил уже менее уверенно: - Он будет очень нам полезен на границе зоны!
  Будто в подтверждение слов Сантема, Максик повел стволами в сторону и открыл штормовой огонь по вылетевшей из за ближайшей скалы курпии*.
  Когда ко всем вернулся слух, Гетор, опять же по давно устоявшейся традиции махнул рукой, смиряясь с неизбежным, и сказал:
  - Объясни этому... Максику, чтобы он не стрелял во все что видит - курпия птица не настолько опасная, чтобы каждый раз поднимать такой шум.
  Недовольно бурча в адрес особо наглых особ, которые дают големам имена, не спрашивая обладателей самих этих имен, Сантем принялся за настройку голема.
  - Ну вот, Сантем, теперь у тебя есть тезка, - похлопал парня по плечу незаметно подошедший Аван. - Не пора ли уже поведать нам, чем мы тут будем заниматься? - этот вопрос был адресован Гетору.
  - Сантем, начинай.
  - Ну что же... - Сантем мог говорить, не отвлекаясь от голема. - Мы с вами находимся в очень необычном месте. Это без учета того, что у нас под боком плешь. По поводу этого места есть несколько различных мнений, и я начну с мнения нашего заказчика.
  Не так давно в одном очень известном облаке* появился короткий фильм. Группа путешественников посетила эти места, которые они считали руинами древней праронийской цивилизации. Делались явные намеки на страну Ледяных Ветров. При этом как обычно мало внимания уделялось здравому смыслу, ведь по версии той же церкви Новой Эры цивилизация Ледяного Ветра располагалась на большой группе островов, затонувших около пяти тысяч эпох* назад в водах Центрального Океана, что достаточно далеко от этих мест. Впрочем, нэровцы всегда находят объяснения своим теориям. Так вот, группа путешественников провела в этих местах несколько дней и за это время они пришли к выводу, что эти плиты имеют искусственное происхождение, что им никак не меньше пяти тысяч эпох и технология, по которой это все было построено, превосходит все наши современные представления о знаниях и возможностях древних. Более того, они утверждали, что даже сегодня построить нечто подобное исключительно сложно и требует огромных затрат. В качестве доказательства искусственного происхождения этих плит приводятся многочисленные снимки, на которых видно, что плиты обтесаны с высокой точностью. Огромные плиты сложены вместе таким образом, что между ними практически нет зазоров, а сами зазоры настолько ровные, что никак не могли сформироваться естественным путем.
  Фильм оказался чрезвычайно популярен. Во многом этому способствовало то, что облако считалось авторитетным в научных кругах Местизны. Как туда попал такой сомнительный материал пока что неизвестно, но вероятно, церковь Новой Эры заплатила одному из смотрителей облака. Тем более есть данные, что церковь в очередной раз стала выделять значительные суммы на привлечение верующих. Как бы то ни было, но рекламная акция не удалась и даже наоборот - все предложенные материалы были раскритикованы, все аргументы в пользу искусственного происхождения не выдержали критики. Ясно, что церковь не могла оставить эти руины в покое после подобной критики. И им потребовались 'более научные' доказательства. Но в тяжелые времена Эл Нино сложно найти добровольцев (хотя я и не сомневаюсь, что мы не первые и были другие добровольцы, но вероятно сгинули на границе Зоны) и расценки на подобные миссии пришлось повысить. Тут-то и появились мы.
  - Значит нам нужно доказать, что эти громадные плиты - останки цивилизации Ледяного Ветра. Или как минимум, что они созданы руками разумных существ много-много эпох назад? - Аари нахмурилась - доказывать теории церкви Новой Эры казалось ей задачей невыполнимой.
  - Не просто каких-то там разумных, а неких загадочных, великих и древних разумных.
  - Но ведь это невозможно доказать, не так ли?
  - Верно, - снова взял слово Сантем. - Поскольку все уже давно доказано. И вот второе мнение по поводу этого места. Это мнение геологов. Все эти каменные плиты имеют естественное происхождение. В силу того, что каменная порода этих гор, - Сантем обвел рукой окружающие горы, - это особая порода. Не помню точно, как эта порода называется... Но не важно, суть в том, что этот камень обладает особой внутренней структурой и ломается с исключительно ровными сколами. Ну и еще некоторую загадочность окружающей обстановке придают следы деятельности разумных. Но не такие древние, как можно подумать - две тысячи эпох назад в этих местах проходила Первая Экологическая Война. Вызвана она как раз была появлением Ронийской Плеши. И не удивительно, что в этих местах велись активные военные действия. В те времена плешь была значительно меньше...
  В этот момент Аари что-то почувствовала. Она тут же проверила сеть, но та не обнаруживала ничего необычного. Аари не смогла понять, что происходит - ее посетило чувство смутной тревоги, однако анализ окружающей среды не давал никаких признаков внешнего пси-воздействия. А если это не эмоциональное воздействие, то в соответствии с теорией это отголосок некого сложного и возможно опасного процесса. Вот только никаких необычных процессов в окружающей среде вроде не происходило. Гетор заметил, что Аари ведет себя настороженно, но пока что ничего спрашивать об этом не стал, тем более, что дискуссия продолжалась.
  - То есть мы не сможем выполнить нашу миссию? - Авану не нравилось работать бесплатно.
  - Ну, во-первых, мы уже получили аванс... - взял слово Гетор.
  - И уже потратили, - ехидно вставила Аари.
  - А во-вторых, - продолжил Гетор, - от нас требуются доказательства, да. Но доказательства не для ученых, а для верующих. Точнее для потенциальных верующих. А это значит, что нам достаточно провести исследования так, чтобы несведущие в геологии люди поверили в них, а те, кто разбирается, не смогли придраться. Наши исследования должны быть более научны, чем исследования прошлой группы, но при этом, естественно, мы не можем быть беспристрастны. Короче говоря, ничего сложного. Обычная работа наемника, если не обращать внимание на близость зоны, - Гетор перевел взгляд на Сантема, который уже закончил возиться с големом. - Так что пора уже включить выданное церковью геологическое оборудование.
  - А вы сами уже без меня и сделать ничего не способны? Аари вам на что? - казалось, Сантем злился, но на самом деле все знали, что он только рад повозиться с техникой. Продолжая ворчать, он направился к приборам.
  А Максик тем временем провожал взглядом своих четырех стволов вторую курпи, вылетевшею из за той же скалы. Он благоразумно не открывал огонь.
  
  ***
  Птица курпи спряталась в скалах после красочной гибели своей товарки. Они изредка наведывались сюда, в лесную долину на границе плеши, где росли деревья с такими вкусными листьями. С прошлых визитов в долину курпия запомнила и дурманящий вкус плодов здешних деревьев. Курпия надеялась, что в этот раз удача вновь улыбнется ей и плоды по-прежнему будут висеть среди листьев. Свежий ветер, приносивший запахи из долины, придавал курпии уверенности.
  Она не могла долго ждать на границе плеши - замешкаешься, задержишься немного дольше и ослабнешь, не сможешь вернуться. Но ведь так хочется свежих зеленых листьев! Это заставляло курпию спешить. И вот, преодолев страх, курпия расправила свои маленькие пушистые крылья и, наконец, решилась.
  На первый взгляд может показаться, что такое массивное существо как курпия не способно летать. Однако когда дело касается созданий плеши, ни в чем нельзя быть точно уверенным. Полет курпии напоминает полет летучей мыши - каждый мах поднимает ее вверх и вперед резким рывком, а в промежутках между махами она падает примерно на ту же высоту. Курпия не умеет парить, она летит рывками и достаточно медленно. Зато в воздухе способна удержаться очень долго... особенно, если это воздух плеши.
  Курпия вылетела из-за скалы и увидела долину. Немного в стороне от долины располагалась группа опасных людей, но на этот раз они не нападали и даже не обращали на курпию внимания. Один лишь приземистый паук провожал ее своим взглядом. Курпия чувствовала его внимание. Именно эта способность часто помогала выжить в зоне. Долина приближалась, и ничего не происходило. Разве что неясное чувство тревоги нарастало. Курпия сталкивалась с подобным раньше, поэтому не обращала на это чувство внимания - в плеши часто происходят необъяснимые явления, которые вызывают такие ощущения.
  Лесная долина встретила птицу шелестом ветра в листьях и букетом малознакомых запахов. Здесь дышалось по-другому - воздух был влажен, и чувствовалась небольшая духота. А когда изменчивый ветер приносил с собой запах воды, и тогда курпи летела на ветер, желая напиться чистейшей родниковой воды.
  Вода пробивалась из камня на некоторой высоте над землей, заполняла небольшую впадину и стекала с камня в неглубокое озерцо, а из него убегала вниз по заросшему высокой травой оврагу. Курпи села у берега радужного озера и настороженно осмотрелась. Чувство тревоги нарастало, и вместе с ним затихал окружающий лес. Казалось, даже шелест листьев становился все тише, превращаясь в тихий пугливый шепот. Несколько крикливых лесных птиц все еще смело переругивались в ветках деревьев. Курпия опустила клюв в воду и в этот момент затихли последние птицы. Она резко подняла голову. Что-то ненормальное происходило в лесу. Настолько ненормальное, что даже обитательница зоны испугалась.
  Прошло еще мгновение и стих даже звук ветра, хотя листья продолжали шевелиться под его беззвучным дыханием. Листва посерела, вода стала матово черной. Курпи в ужасе расправила крылья и громко каркнула, но не услышала своего голоса. За мгновение до того, как она успела сделать мах, маслянистая черная капля упала из ниоткуда в центр озера. И от этой капли по воде пошел круг. Дойдя камня на берегу, волна не натолкнулась на него, а перепрыгнула на него и покатилась дальше, будто камень был водной гладью. По камню она добралась до лап курпии, затем волна забралась по лапам до самой макушки птицы. С другого края волна смогла также подняться вверх по камню родника и вскарабкалась дальше над родником, уходя в корни растущих там деревьев.
  Секунду ничего не происходило, все застыло у берегов лесного озера. В том месте, куда упала капля, над водой замерла, ожидая чего-то, вторая волна. А затем, с тихим стоном все, чего коснулась первая волна, потекло под действием силы тяжести, будто сделанное из застывшей воды. Камень родника, и птица курпия, и мох на камнях, и трава у берега, и ближайшие деревья, все это, струями выключенного фонтана упало в воды растекшегося черного озера.
  Затем в том месте, где застыла вторая волна, вода начала подниматься гладким черным столбом. Все это происходила без единого звука - озеро и родник, обняла мягкая ватная тишина. Водяной столб, поднявшись до высоты человеческого роста плавно, словно воск, потек, принимая законченные черты. Человеческие черты. А вся весенняя лесная долина застыла, лишь одно движение оставалось в ней - листья с деревьев осыпались пеплом, будто прогоревшая бумага.
  
  ***
  Аари что-то упустила. Ее сеть познания была растянута над всеми окрестностями и лишь в сторону плеши пробивалась с трудом. Может быть, кто-то смог подкрасться незаметно? Ведь сила не появляется, не исторгается сама по себе, а это значит, что кто-то находится вон в той долине и работает с силой. Аари не считала себя мастером наблюдения и именно поэтому она поначалу решила, что это некий замаскированный невидимка пытается подкрасться к лагерю через лес. Девушка уже было открыла рот, чтобы предупредить своих товарищей, но вдруг поняла, что происходящее вовсе не похоже на... вообще ни на что не похоже.
  Она вспомнила, чему учили в Местизне, что когда происходит нечто необычное, не совместимое с реальностью, первое, что нужно сделать - проверить печати законов. О печатях Аари вообще мало что знала и тем более о печатях законов, но зато ей был известен способ проверить, не сломана ли печать. Для этого следовало вырезать несколько несложных тестовых конструктов, основанных на этих законах. Если один из них не будет работать, значит печать, отвечающая за принцип его работы, сломана. Поскольку собрать такие конструкты не сложно, Аари решила для начала именно это и сделать. Уже через несколько минут подозрения Аари подтвердились - печать Разделения работала неправильно. Точнее сказать, печать Разделения, сохраняя свои прежние функции во всем окружающем мире, оказалась открыта в той горной долине. Более конкретных данных из теста извлечь было невозможно, но и этого оказалось достаточно - Аари стало ясно, что происходит.
  - Никогда не думала, что это бывает так... - девушка повернулась к долине. На ее лице отразилось восхищение.
  - Что происходит? - Гетор сразу же схватился за винтовку. По опыту он знал, что если Аари чем-то восхищена, то нужно быть готовым встретить это во всеоружии особенно с учетом близости плеши. Кроме прочего это, к сожалению, означало, что всей команде угрожает смертельная опасность, ведь Аари редко восхищалась простыми и понятными вещами. Гетора передернуло, когда он вспомнил, при каких обстоятельствах видел у Аари такое выражение лица в последний раз. Тогда они чудом выжили.
  - Это как зарождение жизни, - прошептала Аари, но все ее услышали. Она начала говорить с выражением, как актриса, играющая перед полным залом. - Зарождение души. Я видела, как это бывает. Сейчас все точно так же, просто быстрее. И это уже взрослая душа. Я должна это увидеть своими глазами!
  И Аари сделала небольшой шаг в сторону рощи. Это тоже выглядело как в театре. Как если бы актриса в темном зале, стоявшая в круге света, сделала первый робкий шаг в темноту.
  - Опять она за старое! - Аван перевел взгляд на Гетора и развел руками. - Только на этот раз она, видимо, окончательно рехнулась. А я ведь говорил! Предупреждал! Нет, ну чего стоило ей записаться на прием к профессионалу? - Аари уже медленно шла к лесу. - А теперь психолог уже и не поможет - теперь нужен психиатр! Материнский инстинкт, видимо окончательно доконал тебя! Эй, Аари, куда ты побежала? А ну стой!
  Аван хотел было кинуться следом, но Гетор его остановил жестом руки.
  - Пусть идет. Это только ее дело.
  - Да ее же там съедят! Это же вам не Верхний Парк, тут зона под боком! Эй, постой-ка! Ты что-то знаешь! Что там происходит? - хотя Аван и относился обычно к Аари несколько пренебрежительно, но на самом деле он, как и все остальные члены команды, заботился о ней.
  - Происходит нечто действительно необычное. Правда, я сам это только что заметил. Пусть она разберется, тем более, что это ее, видимо, как-то касается. - Гетор поднял руку в направлении зоны. - А зона вообще-то в противоположной стороне, так что в лесу даже безопаснее, чем здесь. Не волнуйся, Аари не из тех, кто идет на неоправданный риск. И к тому же она не такая ... сумасшедшая, как сама хочет казаться.
  
  ***
  Лес встретил Аари тишиной. Только ветер тревожно шелестел листьями изломанных деревьев и доносил до нее сладковатый от гнили воздух. Хотя Ларда* лишь недавно вступила в свое царство, на деревьях уже успели вырасти весенние листья. Порядком посеревшие под воздействием плеши, они все еще сохраняли зеленый оттенок. Кроме того в лесу пахло грязной канализационной водой и гарью. Поскольку большинство рек и родников рядом с зоной были сильно загрязнены, в таком запахе воды не было ничего странного. А вот гари в воздухе быть не должно - по данным наблюдательной сети тут ничего не горело. Вопреки этому ветер нес из леса крупные хлопья пепла. Ситуация прояснилась, когда Аари дошла до места открытия печати. На всех деревьях, окружавших небольшое лесное озеро, листья обратились пеплом.
  Девушка была довольна собой, она неплохо разыграла небольшое умопомешательство, и ее напарники сразу решили, что всему виной недавняя потеря ребенка. И пусть такой розыгрыш достаточно жесток по отношению к напарникам, но зато он ни капли не противоречит кодексу авья. Как и все нормальные авья, Аари жила этим кодексом и не собиралась отступаться от него.
  В зону странного эффекта попало настолько много деревьев, что Аари могла бы не увидеть за ними озера, если бы у деревьев не опало большинство листьев. По прикидкам Аари выходило, что печать приоткрылась как раз где-то над озером. То, что случилось с деревьями, вообще говоря, не сильно удивляло девушку - когда имеешь дело со сломанной печатью закона, все может произойти. Объяснения произошедшему искать бессмысленно, ведь и так ясно, раз печать закона изменилась, то принципы существования мертвой и живой материи так же подвергались кратковременным переменам. Это и вызвало все странные эффекты.
  Аари подошла к берегу озера и замерла. Все ее предположения оправдались. В центре озера в воде сидел молодой человек. Глубину воды оценить было сложно - в озеро словно налили черную краску - но то, что парень сидит по щиколотку в воде, означало, что это озеро фактически мелкая лужа.
  В облике человека не было ничего особенного, внешне - обычный рониец. Он сидел в позе эмбриона, без одежды, и плакал как новорожденный ребенок. Аари лишь разыгрывала свою одержимость детьми и даже пыталась с этой одержимостью бороться для публики, тем не менее, то, как уже достаточно взрослый мужчина плачет, сразу напомнило ей плачь новорожденного. Тот самый плач, который она в свое время действительно не услышала.
  Говорят, что среди прочих причин, новорожденный ребенок плачет потому, что из относительной пустоты и спокойствия материнской утробы ребенок попадает в новый, полный ощущений мир. Новые чувства окружают, затягивают его, и он может быть в страхе, от боли или даже от восхищения встречает новый мир своим криком. Кто знает, может быть это просто романтические бредни, но сейчас Аари почему-то была уверена - причина этого плача-крика именно в новых, нахлынувших на человека чувствах.
  И Аари не смогла ничего с собой поделать - она прошла по мелкому озеру, на секунду остановилась у новорожденного взрослого младенца, а потом присела рядом с ним, обняв его, как своего погибшего при родах сына.
  
  ***
  Очередное унылое дежурство все длилось и длилось. Больше всего на свете Торис не любил вот такие задания, где надо просто сидеть и ждать. Как и все зодчие преподаватели, первый меч* Местизны никогда не тратил свое свободное время впустую, он то тренировался, то читал храны*, то выходил краем сознания в Птичье Небо. В этот день Торису совершенно ничего не хотелось делать. Слабо ощущаемая большинством зодчих стихийная буря постоянно оттягивала внимание Ториса на себя своими раздражающими всплесками. И Торис Серкич, командир группы быстрого реагирования обсервационного корпуса Местизны, ждал любого, даже самого незначительного события, лишь бы отвлечься от безделья и от бури.
  И ожидания были вознаграждены. На вызов вестника Торис ответил мгновенно. 'В предстоящем деле потребуется мгновенная реакция на событие'. Примерно так начальство обосновало необходимость постоянного дежурства. Торис не мог с этим здравым утверждением не согласиться, ну а еще он не мог не согласиться с прямым приказом ректора Местизны.
  Вызов вестника, не смотря на то, что сулил окончание бесполезных ожиданий, лишь вызвал новую волну раздражения.
  - Гэ Бэ Эр! - рявкнул Серкич в вестник, отметив особым призрением последнюю букву этой аббревиатуры.
  - Инцидент у Ронийской Плеши. Вероятно у границы с Местизной. Класс инцидента - 'проникновение'. Точное место определить не удается, - сразу перешел к делу оператор.
  - Понял! - Торис уже на первом слове 'инцидент' начал оповещать своих людей. - Оператор, оставайся на связи, будешь координировать поиск. Зови меня Торис.
  - Рад быть вашим координатором, Торис. Я Итрий.
  - А я-то как рад! - не уточнив, чему именно, ответил Торис. - Начинаю переброску людей через минуту. - Наконец-то начинается веселье!
  
  ***
  Звездный крейсер второго класса Бродячая Мэри дрейфовал на границе земной области непроходимости. Бродячая Мэри была наследием Лирской Империи. Мало кому сейчас есть дело до этой давно погибшей империи, сам капитан получил крейсер в наследство от отца, который командовал судном, тогда называвшимся Меч Империи. Военный адмирал и капитан Меча сам не заметил, как стал свободным капитаном, Империя развалилась практически в один день, а капитан после выхода из длительного запоя переименовал свой Меч, который получил такое громкое название только за то, что смог выжить в одном из величайших и кровавых в истории Империи сражений. Кто знает, почему капитан выбрал тогда такое странное и легкомысленное название, но с тех пор Бродячая Мэри так и оставалась при своем новом имени. А капитан на все вопросы лишь отвечал, что боевой корабль должен носить мужское имя, а гражданский - женское.
  Капитан Мэри (кое-кто ошибочно считает, что Мэри это и имя капитана) бдительно следил, чтобы крейсер ненароком не попал в зону непроходимости. Мэри, конечно, представляла собой грозную силу, могла постоять за себя, да и обнаружить ее обычными способами было невозможно. Даже с выключенной маскировочной системой Мэри была всего лишь черным пятном, иногда закрывающим звезды. На корабле работали передовые в свое время маскировочные системы, за счет которых, кстати говоря, Мэри и пережила то ужасное сражение с одним из лордов реликтовых сил. Просто лорд в гуще боя не заметил скрытную Мэри. Но сейчас капитан нисколько не сомневался, что будет мгновенно обнаружен, если приблизится слишком близко к Земле, а условной границей этого 'слишком близко' была граница области непроходимости. Зодчие вообще ни с кем не церемонились в вопросах безопасности, и капитан Мэри знал, что от удара зодчих не смогут спасти даже могущественные пассажиры корабля, ведь на таком отдалении от Земли зодчие уже не ограничены в средствах своими экологическими законами.
  Сами пассажиры находились в одном из малых ангаров Мэри, переоборудованных под небольшой уютный парк. Их было четверо. Миловидная девушка по имени Хана как раз размышляла о судьбе этого легендарного корабля, прислонившись к дереву и постукивая по нему подошвой ботинка. Напротив нее на стилизованном под пень удобном кресле сидел Таки, то и дело бросая на Хану влюбленные взгляды, а когда он переводил взгляд на сидящих рядом ГинМусса, то немного хмурился. Время от времени парочка переговаривалась между собой о всяких пустяках. ГинМусса сидели неподалеку в траве. ХанаТаки не были прежде знакомы с этими церра, а все попытки Ханы завести разговор о чем-нибудь, не касающемся предстоящего дела наталкивались на молчание. Можно сказать, весь этот полет проходил в тишине. Так бы все и продолжалось, но Хана неожиданно оттолкнулась от дерева, сделала пару шагов и сказала:
  - Наш выход.
  - Явился, наконец? - толи спросил, толи констатировал Гин, вставая с травы и выплевывая травинку.
  - Ага, вот и дождались, - ХанаТаки уже шли к шлюзу. - Летим к Ронийской Плеши. Вы позаботьтесь о том участке, что граничит с Ронийской империей, а мы займемся тем, что принадлежит Местизне. Вероятность, что он вылез на границе с Союзом Городов, мала.
  Мусса только молча покивала в ответ.
  Место своего ожидания эти четверо выбрали с умом - шлюзовые камеры располагались буквально в двух шагах. Когда-то во времена Империи ангары занимали тяжелые истребители. Теперь же шлюзы ангара не использовались - это могло навредить парку, но гости уже договорились обо всем с капитаном.
  Вчетвером они подошли к шлюзу, и Хана ударила кулачком по большой красной кнопке открытия внутренней заслонки, оставив ударом на этой кнопке заметные трещины. Они шагнули в камеру, и прозрачная заслонка тихо хлопнула за их спинами. Выходное отверстие шлюза подсветилось по краю красной бегущей ленточкой, за заслонкой приглушенно рявкнула сирена. ГинМусса с отсутствующим видом ожидали открытия внешней заслонки, а Хана прижалась к Таки, улыбнулась и как перед прыжком под воду сказала:
  - Задержи дыхание.
  И они оба сделали глубокий выдох.
  
  ***
  Уже через минуту после получения сигнала вызова Лека сидел в комнатке, предназначенной для путешествий по птичьему небу (в простонародье - гнездо), и подключался к групповому облаку. Жители неба называли такие штуки очередным птичьим термином 'щебетальня', видимо по аналогии с 'говорильней'. А в союзе городов это называлось вестник-конференцией. Дело было под утро, вольники ждали вызова от своего нанимателя уже дольше десяти дней. Время ожидания оплачивалось и если вольники на что и жаловались, то только на головную боль после ежедневных попоек. В отличие от остальных, к делу Лека всегда относился ответственно, поэтому в это хмурое утро он был свеж как воздух в эру Имен*.
  По мере того, как остальные лидеры групп вольных наемников подтягивались в облако, оно все больше и больше наполнялось грустными изможденными лицами. По всему было видно, что наемники пребывали в состоянии наивысшей готовности уже достаточно долго, чтобы можно было смело записываться на курсы лечения от алкоголизма
  Комната связи позволяла Леке находиться здесь в своем настоящем образе. Большинство наемников предпочли воспользоваться простыми карманными вестниками (небесный сленг презрительно окрестил эти устройства 'дуплами' за их убогую функциональность) и поэтому их тела неба представляли собой плоское обрезанное изображение сферической формы с видом на интерьер комнат, в которых сидели вольники. Так же в облаке находился один зодчий, тело которого напоминало подвешенную в воздухе медузу с десятком щупалец.
  Наниматель из Союза Городов по имени Ивис выждал пару минут прежде чем начать брифинг. За это время Лека успел хорошо его рассмотреть. Молодой человек с сероватой кожей, не иначе от плохой экологии, носил стандартный деловой костюм Союза Городов. Он тоже использовал комнату-гнездо, и его небесное тело выглядело ничем не хуже настоящего.
  Ивис осмотрел собравшихся, вздохнул, видимо разглядев признаки похмелья, и начал инструктаж:
  - Я рад вновь приветствовать всех вас, и хочу сказать, что мы ценим ваше терпение. Но сейчас, как вы понимаете, время вашего задания пришло и ожидание закончено. Итак, вот в чем это задание будет заключаться. Мы перебросим вас к границе Ронийской плеши, где вы должны будете найти и уничтожить всех встреченных вами истоков. Там есть несколько мелких поселений и путешественников тоже попадется не мало, не смотря на Эл Нино, так что всем хватит работы. За каждое подтверждение уничтожения истока вам будет выплачено двести золотых мер. Для того, чтобы подтвердить смерть истока каждой команде будет выдан специальный амулет, - Ивис достал амулет, продемонстрировав его присутствующим, - если в момент смерти истока рядом окажется несколько амулетов, то смерть будет засчитана на ближайшем к месту смерти амулете. Кроме того, сам амулет снабжен простым механизмом поиска истоков. Ничего особенного, если вы умеете работать с вестником, то и с этим устройством разберетесь. Вопросы?
  За время речи к конференции присоединилось еще несколько участников, некоторые из них просматривали запись брифинга с самого начала. Тем временем, Лека решил первым задать свои вопросы. Он планировал задавать их по одному, но почему-то вдруг вывалил их все сразу:
  - Ивис, вы нам ничего не рассказали о том, что это за исток и зачем вам его устранять. Ваша цель ведь убить кого-то конкретно, а не всех сразу? С чем связана такая высокая оплата и что кроме тварей зоны будет нам угрожать? И почему для такой работы понадобились вольники?
  От внимания Леки не ускользнуло, что по лицу Ивиса на несколько мгновений проскользнула недовольная гримаса - часть вопросов ему, очевидно, не очень понравилась.
  - Начну с последнего вопроса, хотя это и совершенно не ваше дело, - должно быть Ивис считал, что вольники не должны интересоваться, почему нанимают именно их, а сразу впадать в эйфорию от одного лишь факта найма. - Многие из вас должны и так догадываться, в чем тут дело. Если бы мы привлекли для этого задания своих людей, то это спровоцировало бы войну Союза Городов и Местизны. А нам пока что не хотелось бы начинать ее. Теперь отвечу на первый ваш вопрос. Действительно, нам нужен конкретный исток, это пришелец из параллельной вселенной, пришедший к нам через зал Трех Арок. А вот зачем нам его устранять вас уж точно не касается.
  На второй вопрос Ивис не ответил, но Лека решил переспросить чуть позже.
  - Значит обычный исток, но с Земли Нави? Зачем вам тогда понадобилось столько народу? - спросил другой наемник по имени Кижня. Это был довольно глупый вопрос, с учетом того, что вольникам рассказали о том, что предстоит поиск, еще при первой встрече с нанимателем. А про Землю Яви Кижня скорее всего вообще не знал. Услышав о пришельце, Лека сразу решил, что тот именно с Земли Яви. Просто потому, что с Земли Нави пришельцы и так ходят постоянно целыми толпами.
  - Все пришельцы выходят близ серых плешей. В древние времена они выходили из Арки, но со временем появились плеши, они стали притягивать точку входа пришельцев на себя. Близость плеши, к сожалению, сильно затрудняет удаленный поиск, поэтому требуется определенная работа на местности. Ваши амулеты, кстати, смогут обнаружить ростков на расстоянии, не превышающем двух верст. И в этом отношении наша техника самая совершенная на Земле, - с некоторой гордостью сказал Ивис. - Но, к сожалению, вам все равно придется прочесывать местность. Поэтому все команды мы высадим на максимальном расстоянии друг от друга для повышения эффективности поиска. Кто куда попадет, выберет жребий. И, надеюсь, как я вас и предупреждал, вы уже обзавелись надежным транспортным средством - обычные райдо там работать не будут.
  - Как я понимаю, ваш амулет найдет не только истоки? Не существует пассивного метода обнаружения, который отделял бы истока от ремесленника или даже от незамаскированного зодчего, - этот вопрос занудным мужским голосом задала парящая медуза
  - Вынужден признать, что вы правы. Но не думаю, что у вас возникнут сложности с ремесленниками. Более того, это даже повысит вашу прибыль, ведь ремесленников там будет больше, чем истоков. Рядом Местизна, а там каждый второй ремесленник.
  - Кто еще будет охотиться за истоками? - переформулировал свой 'второй' вопрос Лека.
  - Зодчие и церра, - ухмыльнулся Ивис.
  От такого заявления Кижня подавился слюной и закашлялся, стуча в грудь кулаком. Медуза вздрогнула, некоторые побелели, другие покраснели, третьи нахмурились, а кое-кто уже открыл рот, чтобы что-то сказать. Лека лишь покивал своим мыслям. Но прежде, чем кто-то успел отказаться, Ивис продолжил.
  - Они будут заняты друг другом и не обратят на вас внимания. Церра, скорее всего, воспользуются духами* для поиска. Вас духи не тронут. Зодчие будут посылать на поиски одиночек, не нападайте на них и будете в безопасности. Кроме того, в ваше немалое вознаграждение, уже включен риск встречи с кем-то из них.
  - Они тоже будут пытаться убить исток? - задал еще один вопрос Лека.
  - И те и другие будут пытаться взять его живым, - раздраженно взглянув на Леку, ответил Ивис. - Они просто поймают всех, кого смогут найти, а потом будут разбираться.
  - Но церра ведь ваши союзники... - любопытство Леки еще не было удовлетворено. Он любил докапываться до сути, и явно в этот раз хотел разузнать все возможное.
  - Это вас не касается, - разочаровал вольника Ивис.
  Тем временем наемники немного успокоились, некоторые уже отказались и вышли из облака.
  - Если вопросов больше нет, передавайте мне ваши координаты. Мы заберем вас на нашу базу, где вы получите амулеты, и оттуда перебросим на место. Чтобы повысить эффективность поиска, рекомендую обходить зону так, чтобы она всегда была от вас по левую руку. - Лека сильно сомневался, что вольники последуют этой рекомендации. - Когда вернетесь, подключите амулеты к вашим вестникам, свяжитесь со мной, и мы выплатим ваше вознаграждение.
  Передав координаты, Лека вышел из гнезда, подозвал своих ребят, а когда они вместе вышли на улицу, входная арка моста уже была открыта для них. Она привела в Верхний Парк, откуда вольников забрал второй мост.
  
  ***
  Аари отдала пришельцу свою накидку, порядком помучившись, помогая ее правильно надеть - ее подопечный вел себя как человек с расстройством опорно-двигательной системы. Таких она в свое время много повидала, но в данном случае причина была не в болезни - пришелец совершенно не умел двигаться. Девушка подозревала, что он вообще не осознавал, что вокруг него происходит. Поднять беднягу на ноги оказалось непростой задачей, сделав несколько безуспешных попыток, Аари соорудила для пришельца на скорую руку поддерживающий конструкт, по аналогии с теми, что изредка применяют в больницах вместо костылей. Взяв на себя управление, она заставила пришельца немного походить. Двигался он при этом как подвешенная на ниточки марионетка. Ситуацию усугубляло еще то, что он непроизвольно сопротивлялся такому управлению. Поэтому авья взяла его на всякий случай под руку и повела за собой из леса.
  Так они и прошли большую часть пути до лагеря. К концу этого пути пришелец немного освоился, шел увереннее и даже начал крутить головой, глазея во все стороны. Впрочем, по его подбородку все еще стекала слюна, а глаза сильно слезились. Больше всего внимания он уделял ногам Аари, будто они казались ему более необычными, нежели вся остальная окружающая реальность. Конечно, когда молодой человек пялится девушке на ноги, можно найти этому и более простое объяснение, но Аари вполне обосновано считала, что причина тут в том, что ноги ее ниже колен были полностью прозрачны, вместе с обувью. Выше колен она прикрыла ноги юбкой - мало кому нравятся наблюдать плавные переходы от невидимого к видимому. Юбка же создавала ощущение, что Аари парит над землей, чему во многом способствовала и ее походка.
  Парочка подошла к лагерю и сразу попала в центр внимания.
  Аван просто вытаращил глаза и молчал. Они с Аари часто подначивали друг друга, но сейчас у Авана видимо не находилось слов. Гетор хмурился, а Сантему было плевать - он настраивал геологическое оборудование и полностью погрузился в работу, лишь изредка бросая на Аари взгляды.
  - Это что за тип? - тон Гетора был нейтрально-деловым, что ничего хорошего не предвещало. Но Аари знала Гетора достаточно хорошо, чтобы не придавать этому значения.
  - Да вот... Иду, значит, смотрю - парень симпатишный, - зашепелявила Аари, - дай, думаю, с собой прихвачу!
  - Давай без шуточек. Почему голый? Что ты там с ним делала? - Гетор перевел взгляд на парня, не замечая как Аари ухмыльнулась. - Эй! Ты меня слышишь? Как зовут? Кто такой?
  Не заметив со стороны неизвестного никакой реакции на свои слова, Гетор подошел поближе и несколько раз легонько ударил того по щекам, чтобы отвлечь его от ног Аари. Это подействовало - молодой человек тут же перевел взгляд на Гетора, облизнул губы от слюны и закрыл рот. После чего нахмурился, достаточно достоверно копируя выражение лица Гетора и начал его разглядывать не менее заинтересованно, чем Аари.
  - Ты на синте* говоришь? На ронийском? На нарнском? - перебирал Гетор на разных языках, но парень никак не реагировал, продолжая пялиться на Гетора.
  - Он ни на каком не говорит. Просто он пока не знает ни одного языка.
  - Не понял, он что в подвале всю жизнь сидел? Аари, кто это такой? Рассказывай!
  - Я точно не уверена, но... - когда Аари говорит, что она не уверена, то это значит, что на самом деле она уверена полностью. - Но, я думаю, что это путешественник из параллельной вселенной. Пришелец. Я обнаружила странную активность печати Разделения. В работе печати предусмотрены некоторые исключения, и они позволяют путешествовать между вселенными.
  Пришелец перестал разглядывать Гетора, скользнул взглядом по Сантему, не на долго задержал взгляд на Аване и, наконец, заметил Максика. Секунду смотрел на Максика быстро моргая, а затем отпустил руку Аари и неуверенным шагом направился в сторону голема. Девушка все еще помогала ему идти при помощи 'костылей'. Максик на пришельца вообще никак не реагировал.
  - Но ты ведь сказала, что он не знает ни одного языка, - включился в разговор Сантем, - а насколько мне известно, пришельцы приходят с Земли Нави достаточно часто, и что-то я не слышал, чтобы они там только жестами общались. - Сантем махнул в сторону пришельца, который, кстати говоря, уже дошел до Максика, присел на корточки и заинтересованно разглядывал голема.
  - По-разному бывает. Говорят иногда и память теряют. Вообще там есть несколько правил. То есть если ты хочешь пройти через Зал, то должен чем-то заплатить и плата бывает разной. Так что десять минут назад он и дышать-то наверное не умел, не то что говорить. А сейчас он учится ходить.
  - Тогда сдаем этого типа в психушку, - у Гетора, как и у Авана был свой пунктик по поводу психов. Но Аван обычно говорил об этом в шутку, а Гетор всерьез. Наемники вообще удивлялись, как Гетор их самих до сих пор не отправил по комнатам с мягкими стенами. - Если было вмешательство в память, то это может привести к тяжелым последствиям. Если бы он не был истоком, то все еще могло бы обойтись, а вот воздействия на разум истока могут привести к самым тяжелым последствиям.
  - На разум вообще воздействовать невозможно. Так что...
  - Невозможно без непредсказуемых последствий, разум даже при самых минимальных изменениях перестает быть нормальным.
  - Никаких психушек. Я думаю, тут применяется какой-то вид блокировки. Просто память заблокирована и все. Так же как при выходе из тела сна, - Аари не дала Гетору возразить и продолжила. - Да, да. У творцов были способы отключать отдельные участки души. А парень прошел через Зал Трех Арок, там эти штучки творцов еще работают. Так что все с ним нормально, - девушка окинула взглядом сомневающегося Гетора. - Никаких психушек, я сказала!
  - Это звучит неубедительно - никогда о таком не слышал. А вот о том, что становится с людьми после прямого стирания памяти, я наоборот наслышан. Да ты посмотри, он же сумасшедший! Посмотри, что делает - махнул рукой Гетор, но ни он ни Аари даже не повернулись в ту сторону. Вместо этого они приближались все ближе друг к другу, повышали голос от реплики к реплике и все больше и больше казалось, что вот еще чуть-чуть и между лбами Гетора и Аари начнут проскакивать молнии.
  - Естественно не слышал, ты же историю сроду не учил. А о Творцах тем более не в курсе. Да он просто изучает этот новый дивный мир! Любознательный мальчик.
  - Мальчик?!! Изучает?!!
  - Он остается и точка.
  После этого спорщики замолчали и стали сверлить друг друга взглядами. Гетор даже засопел от напряжения, он как правило выигрывал в подобных спорах, командир все-таки. Но в этот раз победа осталась за Аари - ее проблема молодого пришельца задела за живое.
  - Сама за него отвечаешь тогда, - сдался Гетор после продолжительной игры в гляделки.
  - Да запросто - отвернулась Аари. - К тому же он будущий зодчий, я это точно вижу, - как бы вскользь упомянула девушка.
  - Да? - взгляд Гетора не то чтобы потеплел, скорее в нем появилось мечтательное выражение. - С этого следовало и начинать.
  В то время как Аари и Гетор спорили, 'мальчик' действительно изучал. Он сел на землю рядом с големом и принялся его рассматривать. Максику не сильно понравилось такое внимание. По началу свое отношение он высказывал нервным перетоптыванием на месте шестью ногами, но это лишь больше привлекло внимание молодого человека, который взялся за изучение этих самых ног, схватил ближайшую ногу руками и начал ее внимательно разглядывать. Максик от такой наглости замер и в недоумении наклонил свою зрительную камеру, будто тоже рассматривая свою ногу. Через минуту молчаливого рассматривания конечности, Максик вышел из ступора, сместил центр тяжести назад, оторвал от земли соседнюю ногу и вывернул ее в суставе так, что механическая лапа, оканчивающаяся своеобразным копытцем, поднялась вертикально вверх. После чего раздался щелчок и 'копытце' разложилось на четыре механических пальца. Максик растопырил пальцы в стороны и положил эту четырехпалую руку на лоб пришельца. Произошедшее произвело неизгладимое впечатление на всех присутствующих, включая пришельца, даже Сантем не ожидал, что у его подопечного в лапах скрыты пальцы, Аари с Гетором как раз закончили препирательство и наблюдали за происходящим. Даже Аван, вернувшийся к наблюдению за зоной, хмыкнул со своего камня.
  Тем временем Максик приложивший свою лапу к любопытному лбу пришельца и несильно толкнул его, как надоедливого котенка, сунувшего свой нос куда не следует. Пришелец от толчка потерял равновесие сел на пятую точку, а затем по инерции упал на спину, даже не подставив руки, чтобы остановить падение. Некоторое время после этого он лежал на спине и глупо моргал, уставившись в небо, а потом уселся на землю, нашел взглядом Максика и вновь подобрался к нему, продолжая разглядывать. Это больше напоминало то, как деревенские дети ходят гурьбой за загадочным незнакомцем, посетившим их скучную деревню. Потому что следующие пол часа пришелец хвостом ходил за Максиком, постоянно получая несильные тычки, но не теряя интереса к голему.
  - И имя ты ему уже придумала? - ехидно спросил Сантем. - Он ведь не помнит, как его зовут?
  - Да, имени его я не знаю... - задумалась Аари.
  - Может дашь ему имя Сатэ, как и планировала?
  - Заткнись!
  - Нет, я серьезно. Почему бы нет?
  Аари бросила на Сантема гневный взгляд, но решила все же не злиться.
  - Это же имя авья, а парень больше на ронийца похож. Да и кощунство это.
  - Ну можно 'Сат', на ронийский манер.
  - Нет, нет. Не пойдет. Сатэ умер и вообще это плохая примета.
  Сантем уже было открыл рот, чтобы сказать, что авья вроде никогда не верила в приметы, но передумал. Все равно имя 'Сат' уже отклонено. Надо действительно придумывать что-нибудь более подходящее.
  Вольники тем временем вернулись к делам - Аари налаживала наблюдательную сеть, не забывая следить за своим 'мальчиком' и размышляя о его имени, Аван сторожил границы лагеря, а вот Сантем с Гетором занимались тем, ради чего они и прибыли на границу зоны.
  Разобравшись с геологическим оборудованием, Сантем исследовал все окрестные камни в поисках следов древних строений. Никаких следов, кроме тех, что остались от Первой Войны, он не находил, что, впрочем, не сильно его удивляло. Аппаратура показывала, что большинство плит с необычайно гладкими краями образовались естественным путем - просто камень, от времени и перепадов температуры ломался с совершенно ровными сколами, а ветер и вода полировали поверхности этих сколов до идеально гладких. Впрочем, Сантем не унывал - прямо под лагерем обнаружились странности. Скорее всего, это были небольшие природные пустоты, но тут как раз можно было все представить так, что эти подземные камеры остались от той самой таинственной древней цивилизации, что Сантем и пытался сделать. Он сканировал подземные камеры таким образом, чтобы скрыть часть данных, в то время как оставшаяся информация любому будущему непритязательному читателю могла показаться достаточно достоверными доказательствами существования тех самых следов.
  Тем временем Гетор делал снимки. В свое время он увлекался светографией, сначала, как и многие, более модной стеграфией, а затем, глубже поняв смысл графического искусства, он увлекся менее популярной, но более ценимой в профессиональных кругах и более древней плографией, которую иногда называют устаревшим словом 'фотография'. А раз уж Гетор не понаслышке знаком со светографией, то ему и таррош* раскладывать. В принципе, Гетор с самого утра обошел все окрестности и уже успел сделать множество снимков, но сейчас его внимание привлекло несколько трещин в плитах, которые образовывали прямые углы. Гетор ползал вокруг этих трещин со всех сторон и бормотал время от времени довольно циничные комментарии о том, как он представит заказчику все сделанные снимки так, что все это будет выглядеть как огромный и таинственный люк в загадочные и несомненно древние подземные праронийские катакомбы.
  Когда Сантем это услышал, ему пришла идея связать обнаруженные подземные пустоты с найденным 'люком'. Он уже представлял строчки в отчете про то, что 'таинственная преграда не позволила исследователям проникнуть...' и что 'сделанные открытия оставляют будущим поколениям исследователей еще множество неизученных загадок...'. Вот только предполагаемый вход каждый раз получался прямо под лагерем. По началу Сантем пытался сместить его подальше, но потом плюнул - подделывать слишком много данных не хотелось, а когда большая часть данных правдива, даже ученые с трудом смогли бы найти изъяны в отчетах. Значит надо сфабриковать снимки так, чтобы казалось, что 'люк' находится здесь. Проанализировав все данные, Сантем пришел к выводу, что это возможно. Со всеми снимками и данными геологического оборудования получится очень неплохая трехмерная модель местности, которая убедит кого угодно в том, что тут что-то есть и это что-то на модели не будет выглядеть как постройка военных лет.
  Сантем уже было приступил к созданию полной модели, но события, которые начались через полчаса после появления в лагере пришельца, изменили его планы.
  
  
  ***
  В открытом космосе у борта Бродячей Мэри было темно как у Госпожи* за пазухой - сам борт покрыт светопоглощающим материалом, а на некотором расстоянии он корабля работает система светомаскировки. В документации эту систему называют световым процессором - она захватывает все попадающее в радиус действия световое излучение, поглощает его и рассчитывает траектории движения света. После чего синтезирует нужный свет в нужном месте, работая без задержек, то есть со скоростью сравнимой со скоростью света. Эти данные Хана неожиданно для себя выудила из памяти, но указания о столь сложных расчетах вызвали у нее серьезные сомнения в истинности воспоминаний. Но, так или иначе, штуковина это дорогая. А внутрь сферы ее действия свет вообще не проникает.
  Впрочем, церра не особо нуждаются в свете. Как и в воздухе или в давлении воздуха. Поэтому Мэри они покинули 'как есть', то есть в стандартных комбинезонах экипажа корабля. Сам экипаж эти комбинезоны никогда не носил, но Хана заявила, что раз мы, мол, на военном корабле, то давайте нам спецодежду, чтобы не выделяться. Тот факт, что в этой одежде они наоборот будут больше выделяться, Хану не сильно волновал. Вот так, в армейских комбинезонах времен Лирской Империи, церра и влетели в атмосферу Земли.
  Чтобы достичь поверхности на своих крыльях у церра должно было уйти около сорока минут. По большей части это сорок минут движения в открытом космосе, только в самом конце появится атмосфера. Полет в пустоте, на своих крыльях. ХанаТаки испытывали особую гордость за свой способ полета - один из самых древних во вселенной, только сила мышц и немного пыльцы, чтобы крыльям было на что опереться. Все эти кратковременные гравитационные поля или трансформации кинетической энергии, как у ГинМусса, в этом нет никакого удовольствия, никакой романтики. ГинМусса даже крыльями махать не приходится.
  Мост решили не строить, хотя такой способ передвижения и быстрее, но, вблизи Земли строить несанкционированные мосты даже церра себе позволить не могут - опасно для жизни. Построение моста их сразу демаскирует. Решение лететь своим ходом приняли ГинМусса, а Хана сразу же согласилась. Не потому, что прислушалась к доводам. Просто... мосты это слишком скучно, да и нельзя же упускать возможности полетать в атмосфере Земли!
  ХанаТаки слышали множество красочных рассказов о таких полетах.
  Самое интересное начинается в тропосфере, остальная часть атмосферы вполне стандартна, за исключением нескольких слабых гравитационных ступеней. А вот в тропосфере двойное небо. Там, над гравитационным щитом, образовался постоянный слой облаков. Свой собственный мир со своими обитателями. Говорят, что Великий Круговорот* и Пустыня Дождя* создают определенный баланс между двумя небесами. ХанаТаки увидели Круговорот уже на десятой минуте полета, еще в космосе. Он оказался чудовищной воронкой освещенной снизу отраженным светом Хорсы и от того еще более зловещей на вид. А все второе небо при взгляде из космоса представляло собой темную пелену, смутной тенью накинутую на звезды. Лишь изредка сквозь нее пробивался бледный свет от постоянных вспышек далеких молний.
  Завороженные зрелищем, ХанаТаки не сразу заметили тот момент, когда гравитация и плотность воздуха начали расти, ГинМусса падали рядом, расслабив крылья, которые уже начал трепать нарастающий встречный ветер. ХанаТаки перестали махать крыльями и расправили их, чувствуя под ними уплотняющийся воздух. Заметив это, ГинМусса так же замедлились, чтобы не сильно разрывать расстояние, поэтому в верхнее небо церра вошли одновременно.
  Несколько минут падения в ледяном тумане и тьме, и вот неожиданно слой облаков разрывается. Два силуэта церра пробивают бескрайний облачный потолок и падают в ясное небо. Где то в стороне, ближе к Круговороту, верхнее небо льется ледяным дождем, который ниже тает и вновь обращается облаками, поэтому в той стороне поверхность Земли скрыта, но прямо под церра над землей царит ясная погода и в голубоватой дымке уже видны очертания земли. А здесь, на верхнем небе, сумрачно холодно и сыро. Свет, отразившись от земли, дотягивается сюда слабыми тусклыми лучами и кажется, что это светится сама Земля.
  Церра падают к Ронийской Плеши, которую ни с чем невозможно спутать даже с такой высоты - огромное серое пятно окруженное зеленью лесов и полей видно издалека. В какой-то момент к падению присоединяется крупная стая небесных скатов, которые живут только здесь, на верхнем небе. Хана размахивает руками и что-то кричит им. Ее варги*, уже наполненные силой и готовые к бою, вьются за спиной на ветру хором разноцветных лент. ГинМусса неодобрительно смотрят в их сторону - им никогда не нравился излишний романтизм и эмоциональность ХанаТаки.
  Но вот скаты отстают, потому что впереди гравитационный щит, в котором они не могут жить. Церра прижимают крылья и мощным болезненным ударом пробивают зону сильной обратной гравитации. Все... под крыльями лишь нижнее небо и Ронийская Плешь, уже разросшаяся почти до горизонта. Приятное падение завершилось, в воздухе то и дело чувствуется специфичный запах зоны и парят грязные облака, серыми тонкими прожилками, висящие в воздухе.
  
  ***
  Торис Серкич в своей любимой манере небрежным рывком вскрыл кабину моста прямо перед собой и вышел на небольшой, заросший сочной травой холм. В спину ему сразу же дунул наполненный ароматами равнинного леса воздух. Серкич непроизвольно оглянулся. За его спиной доживал свои дни небольшой, если верить картам, клочок равнинного леса. Свет там и тут пробивался через густую листву и образовывал небольшие сказочные полянки в бескрайнем полумраке леса.
  Сразу за Серкичем из разорванной камеры стали выходить остальные зодчие обсервационного корпуса. Разрыв действительно напоминал порванный лист бумаги, если бы его сначала аккуратно порвали один раз вдоль, а затем много раз поперек. А еще напрашивалась аналогия с разошедшейся по швам простыней. Края разрыва слегка колыхались, а за разрывом виднелась камера моста, границы которой были очерчены тонкими светящимися линиями.
  - Ненавижу планетарные мосты! Перепад высот и эта безумная гравитация... То ли дело космос, а в атмосфере просто выворачивает наизнанку. Как вы только это терпите!? - ругалась Родага, вышедшая следом за Торисом. И сразу перешла к делу: - Так, мы начинаем готовить Рой*?
  - Итрий, прием.
  - Да, я вас слышу хорошо, но все равно ставьте ретранслятор.
  - Само собой. Ты определил положение противника?
  - Геосвязка* нестабильна, погрешность в пределах пол версты. Да, церра разделились. Те, что ближе к вам сейчас на высоте две версты. Падают над зоной, расстояние до вас примерно шестьдесят верст в направлении от Круговорота.
  - Понял. Родага, готовьте Рой в стороне, пока не разворачивать. Но сначала поставьте систему поиска. Арт, твоя ладошка на защите, готовьте Сеть*. Остальные готовимся, мы займемся истоками. Кто не в деле - помогайте в бою. - И выждав, пока Родага запустит поисковую систему, Торис спросил: - Итрий, ты начал поиск?
  - Мне только что передали управление системой. Рядом никого нет. Дайте мне время пока система полностью развернется. Пять - десять минут.
  - Хорошо, а я пока поздороваюсь с нашими гостями.
  Первым делом Торис модифицировал Печать Движения*, добавив в нее несколько дополнительных блокирующих слоев. Теперь над Зоной и в радиусе ста верст от нее строить мосты любого типа сможет только он. Серкич мог бы растянуть зону запечатывания закона еще дальше, но тогда могла пострадать транспортная сеть Местизны. Блокировка печати закона осуществлялась на уровне желания - если бы блокировку строили вручную, то на это ушло бы от десяти минут до получаса, а время поджимало. Серкич справился за полторы минуты, хотя самостоятельно вручную он вообще бы не смог сделать ничего подобного. Список желаний, доступных Торису, как Хозяину Всех Путей*, не так и велик, но все они исключительно полезны.
  К тому времени Арт уже запустил колодец силы. Это безумно дорогое устройство создавало безопасный энергетический канал к Белому Свету*, одному из источников Местизны. Причем канал создавался от Белого Света до точки где то над зоной, где и находилась основная рабочая часть колодца, маршрутизатор энергии. Оттуда энергия распределялась между двумя колодцами, один из которых был в распоряжении Ториса.
  - А если они сломают печать? - поинтересовалась Родага.
  - Наша, а точнее ваша с Артом цель - отвлечь и не дать сломать печать. А затем взять церра живыми.
  - Двоих не сможем взять. Будут потери. Придется убить. - Родага была занята подготовкой Роя и поэтому говорила короткими фразами и с некоторыми паузами.
  - Не беспокойтесь, о вторых церра позаботятся без нас, - многозначительным тоном заявил Торис. Многозначительным в основном потому, что сам точно не знал, что планируется по отношению ко второму летуну. Его несколько раздражала неопределенность - руководство корпуса, заверило Серкича, что вторые церра попадут в надежные руки, но не сообщило в чьи.
  По ободу колодца светилось несколько надписей на коне*, языке церра. Не смотря на это, сам колодец был сделан зодчими Местизны. Тут во всем виновата мода на кон, который набирал популярность в последнее время. Популярности немало способствовало то, что зодчие часто сталкивались с документацией на этом языке и тот факт, что сам по себе язык очень компактен: одно слово - один иероглиф. Да и каллиграфия вошла в моду. Именно такие дурацкие мысли лезли в голову Торису, когда он готовился подключиться к источнику. Должно быть это нервное, ведь сама процедура крайне неприятная.
  Торис опустил свои варги в колодец и погрузил их в застывшую силу, как в воду. Белый Свет, как следовало из его названия, относился к источникам стихии Свет, но сейчас в колодце разлилась сила другой стихии, стихии Движения. И вопреки своему названию эта стихия пока сохраняла неподвижность. Сам колодец кроме прочего превращал силу Белого Света в силу Движения, подходящую Торису. Решив не тянуть больше время, Торис начал процедуру слияния с потоком. Для этого требовалось не много - всего лишь вывернуть наизнанку печать своего собственного источника и окунуть его силу в колодец, объединить две однородные силы в одну. И тогда будет возможно управлять их объединенным потоком, потоком чудовищной для простого зодчего мощности. Даже источник Ториса, одного из сильнейших мечников Местизны, был на порядок слабее того, что Торис получил после слияния с потоком Белого Света. А ведь это не полная сила Белого Света - всего лишь жалкие проценты.
  Слияние прошло удачно, другого и ожидать не следовало, но крайне неприятное ощущение вывернутой наизнанку печати не давало насладиться полученной силой. Это напоминало открытую рану, по которой водят наждачной бумагой, обнаженное живое мясо, обнаженную душу. Придя в себя и немного свыкшись с неприятными ощущениями, Торис принялся готовить то самое приветствие для гостей. Отчасти это была и вежливость, старая традиция начинать бой с большого фейерверка, но суть этого фейерверка заключалась в том, чтобы отвлечь противника, не дав ему возможности вовремя развернуть сеть или применить другой метод противодействия. Впрочем, на стандартный поединок сегодня рассчитывать не следовало - правила предстоящего сражения сильно отличались от правил обычных боев.
  
  ***
  Приблизительно в ста верстах к Круговороту от Ронийской Плеши располагался небольшой горный комплекс. Не так далеко от этих гор влажный тропический лес обрывался сухой пустыней и невысоким рассыпчатым горам выпала участь стать условной границей пустыни. Со временем горы расступались широкими трещинами, дно которых устилал песок, а часть трещин, вполне возможно, имела искусственное происхождение. А у подножья гор доживали свои последние дни древние, никому не нужные руины. Теперь мало кто знал, какой город оставил после себя эти скелеты зданий. Ну а если бы иной археолог захотел в один прекрасный день навестить старые руины, то его постигло бы не просто разочарование, но не исключено что инфаркт. Руин, простоявших в этом месте не меньше эры, найти ему не удалось бы.
  В тот день ничто не сулило ни руинам, ни горам печальную судьбу. Ночь как всегда была холодной и быстро сменилась знойным жаром дня. Уже к полудню скалы нагрелись и раскалились, а по трещинам, подталкиваемый ветром, гулял колючий песок. И разморенные жарой скалы не заметили, как в окружающем мире что-то начало незаметно меняться. Лишь ветер заметил, что теперь ему легче стало поднимать с земли песок, и сразу воспользовался этой возможностью, взметнув в воздух тучи песка. А затем ветер с недоумением обнаружил, что теперь ему по силам поднимать со скал небольшие камешки, и, поняв это, он разошелся не на шутку, теперь уже подбрасывая в небо камни побольше, поэтому всего через пару минут воздух над скалами заполнился песком и камнями, как по время мощной песчаной бури.
  Камни поднимались все выше над землей, они не падали на землю, а наоборот все набирали и набирали скорость. На определенной высоте они меняли траекторию и, будто попав в воздушный поток, с возрастающей скоростью устремлялись куда-то в сторону Ронийской Плеши.
  Не прошло и пяти минут, а неведомая сила уже не просто поднимала камни, а начала вырывать из скал крупные глыбы, выдергивала старые стены из фундаментов зданий, а когда руины или горы отказывались отдавать свою плоть, крошила непокорный камень и забирала свое насильно.
  
  
  ***
  Гетор походя сделал снимок далекого метеорита, пролетавшего вдали над зоной. В тот момент он не обратил на это должного внимания. В последствии он так и не смог понять, почему не придал метеориту значения. Возможно Гетор был слишком увлечен работой, а может сыграло свою роль то, что не так давно он вернулся с Одинокой*, где без падающих звезд не обходилась ни одна ночь и ни один день. Так или иначе, но его не смутило ни то, что метеорит летел параллельно земле, ни то, что был день, ни то, что в небе Земли метеориты обычно не видны.
  А вот Аари вновь чувствовала беспокойство - в прави слышался нарастающий гул, как если бы громкая музыка через стены прорывалась низкочастотными басами. Источника звука видно не было, все остальные чувства прави молчали. Проверив окрестности на несколько верст Аари поняла, что причина, должно быть, находится далеко... а если подумать, то гул напоминает работу сильного природного источника. Вот только рядом таких точно нет, сдвинуть их невозможно... или возможно? Ну если предположить, что гул действительно от источника, то остается лишь один вариант - кто-то построил энергетический колодец.
  И как бы в подтверждение этого вывода второй огненный метеорит пролетел параллельно земле, а за ним третий, четвертый и вот раскаленные камни летят уже непрерывным потоком, тонкой, но все нарастающей огненной струйкой. Обнаружив это, Аари сначала сказала себе: 'вот оно!' и сразу застыла в изумлении - поток камней все нарастал и нарастал. Он начинался из-за горизонта, пересекал пол неба и... сталкивался над зоной с чем то невидимым, разбрасывая раскаленный камень во все стороны. Прошла еще секунда и до лагеря наемников докатился слабый гром, он на мгновение затих и вновь зашумел, все громче и громче. Поток разрастался и теперь уже огненный ручеек тек по небу, а над зоной он обрывался шумным водопадом. Гром теперь рокотал непрерывно, превратившись в гул и свист. А речка разрослась, и стала огибать неведомую небесную преграду как остров.
  Гром усилился настолько, что его стало невозможно переносить физически, он отдавался в легких болезненным давлением и Аари, предусмотрительно собрала над лагерем специальный купол. От звука он защищал, но слабо, купол был создан для защиты от ударных волн и сильного ветра. Предусмотрительность заключалась в том, что оговоренный ветер и ударные волны не заставили себя ждать. Мощные удары воздуха срывали листья, мелкие камни, траву и уже начали валить молодые деревья. Вокруг началась настоящая буря.
  Небо наполнилось гарью. Огненная река окуталась черным облаком, которое смешивалось с огнем. Свет померк. Над зоной, там где камни сталкивались с преградой, вообще ничего не было видно из за пыли, а непрерывные удары воздуха несли с собой жар и бросали песком, землей, камнями и ломаными ветками. Защитный купол не останавливал их, и лагерь стало засыпать различным мусором.
  Между тем, наемники не теряли времени даром. Гетор, громко матерясь, приказал собирать вещи. Матерился он настолько громко, что иногда перекрывал шум грома. Выработанный годами командный голос давал о себе знать. Все ценное и громоздкое оборудование было погружено на хорошо защищенную от воздействия зоны грузовую платформу, на которой все это сюда и привезли. Платформу накрыли специальным куполом, чтобы защитить от камней и земли. Рюкзаки собраны, оружие в руках. Наемники распластались на наклонных камнях так, чтобы камни закрывали их от прорывающегося ветра и летящего мусора в надежде переждать бурю - отправляться в дорогу сейчас было бы полным безумием.
  Любопытного пришельца Гетор собственноручно прижимал к земле, матеря на все лады, - тот все порывался поглазеть на происходящее и искренне не понимал, почему ему мешают. Вечно молчаливый Аван не изменил себе, он не проронил ни слова, но глаза у него первое время грозили вылезти из орбит. Максик присел на все шесть лап и крутил своей орудийной башней из стороны в сторону, провожая пролетавшие мимо крупные обломки. Но делал он это как-то вяло, будто никакой опасности ему и окружающим не угрожает. А Сантем с Аари громко спорили. Девушка усилила звуковую защиту, дабы не надрывать голос, но помогало это слабо.
  - Знатно засыпали. Пожалуй пыль теперь в воздухе несколько дней продержится. Будет темно. Да и все вокруг слоем грязи покроется. Наверняка даже Верхнему Парку достанется. Что по-твоему происходит? Неужели война, наконец, началась?
  Покосившись на пришельца, Аари ответила:
  - Нет, один из противников находится над зоной. Я думаю это или церра или крылатые массари*. Впрочем, маловероятно, что это массари, что им с зодчими делить...
  - То есть эту бомбежку зодчие устроили? Кинетический мост... но это же сколько энергии надо на такое? Да и каким-то песчаником кидают. - разглядывал Сантем один из обожженных камней, принесенных бурей, - тут ближайший такая порода в Цурайской пустыне. Что ты так смотришь? Я специально геологию изучал недавно.
  - Я думаю это рельсовый мост с начальной кинетической тягой.
  - Да на рельсовый надо втрое больше энергии. Чтобы такие скалы разгонять, а там есть камешки ласт* под пятьсот. Вот этот камешек, на котором мы лагерь поставили, он около тысячи ласт весит. Представь, какая сила нужна. Рельсовое оружие на космических кораблях может бросать болванки до ста ласт, но это на крейсерах не ниже второго класса. А тут и Белый Свет не справится. Но если они еще подключат, ту же Маленькую Льдинку* или Прикосновение Хорсы*, то сил хватит, но тогда вся Местизна без света останется.
  - Я тебе точно говорю, что это рельсовый мост. И ты вообще мыслишь не теми категориями. По идее киномост действительно такое может, но камни-то до сверхзвука разогнаны! Ты представляешь, сколько их нужно тянуть киномостом, чтобы довести скорость до звуковой? А тут скорость около пяти звуковых! Кстати, затраты энергии не проблема. Есть очень простой способ их сократить и называется он... полный инфант* Движения! Я с ним даже знакома лично - он у нас лекции вел!
  Кроме прочего Аари знала, что Торис один из руководителей обсервационного корпуса, то есть того самого корпуса, который в том числе занимается и отслеживанием событий в Зале Трех Арок. Аари вспомнила, что те, кто приходили через Зал во время эпизодов Эл Нино почему-то и в прежние времена вызывали у всех нездоровый интерес. Все это вдруг сложилось вместе как кусочки мозаики, и поэтому Аари теперь была уверена, что зодчие и церра пришли сюда за найденным ей пришельцем. Что с этим делать она пока что не решила, но раньше времени лучше никому не говорить о своих догадках.
  - Так... Стопроцентная чистота источника плюс реализация моста на уровне желания, плюс чистейший строительный материал... Да, это действительно может сократить расход энергии на добрый порядок, - согласился Сантем. - Ну все равно впечатляет, они же целый горный массив в воздух подняли! Всю зону камнями завалят.
  В этот момент в окружающем мире произошла резкая перемена. Земля в буквальном смысле слова перевернулась. Наемники теперь лежали не на наклонном к зоне камне. Теперь камень был наклонен в противоположную сторону! Местность за спинами наемников приподнялась, изменила наклон и нависла над лагерем. Ветер оборвался, пропал на мгновение, а затем сменил направление на противоположное. К сожалению, пыль пока кружила в воздухе, и по прежнему не позволяла ничего разглядеть. Аари вспомнилась старая сказка, о том, что Земля покоится на спинах трех слонов. Создавалось такое ощущение, что один из этих слонов вдруг устал и решил отойти отдохнуть. Потеряв третью опору, Земля стала клониться на один бок. Именно так все происходящее и выглядело - поверхность земли медленно, как на весах, стала клониться в сторону. Скорость наклона замедлялась, но его угол все увеличивался.
  Ветер усиливался и уносил с собой пыль. Видимость улучшалась. Потоки ветра закручивались в спираль, стягивая всю пыль из воздуха в одну точку. Казалось, что теперь лагерь наемников стоит на склоне огромной горы, подножье которой расположено где-то у центра зоны.
  Девушка вообще не могла понять происходящее. Что ни говори, а различные транспортные мосты, кинетическое и рельсовое оружие, все это стало обыденным и несколько смазало испуг от метеоритной бомбардировки. А вот когда земля под ногами начинает менять свое положение, тут уже... хотя стоп. Земля осталась там, где и была, это же гравитация изменилась! Ведь, по сути, разница между полом и стенами лишь в направлении притяжения. Даже пословица такая была, о сути добра и зла. Значит, гравитация. Вон и крупные камни уже начали катиться с горы... то есть по вектору притяжения. А восприятие создает 'эффект горы', хотя на самом деле никакой горы и нет. Но откуда тогда такой сильный ветер, как в разгерметизированном отсеке космического корабля?
  Когда авья поняла, откуда такой ветер, она запаниковала - прямо над зоной в центре безумных, закрученных спиралями потоков ветра, висела черная дыра. Она поднимала с плеши под собой еще не успевшие остыть камни и затягивала их во тьму. С расстоянием ее сила ослабевала, но на ветер и мелкий мусор ее хватало. Дыра представляла собой сферическое облако, темнеющее от краев к центру. Стремительный поток раскаленных камней проносился немного в стороне от этого облака, изгибался за ним дугой, меняя направление своего движения практически на противоположное. После чего поток делал еще пол оборота по сужающейся спирали и уходил во тьму. Зрелище было сюрреалистическое. Особенно если добавить к этому четко видную фигуру огромной птицы, как ни в чем ни бывало зависшую на границе облака.
  Построив перед собой систему линз, Аари отчетливо разглядела эту 'птицу'. На фоне черной дыры висели церра, огромная крылатая змея с лазурными перьями на кончиках крыльев, сами крылья покрывала черная чешуя. И на этой змее сидела всадница, опутанная несчетными жгутиками черных варгов, тьма с которых стекала, как вода. Всадница смеялась, наслаждаясь боем, частью варгов она туго опутывала своего змея, другая часть варгов двигалась с такой скоростью, что размазывалась в воздухе. Церра успевали одновременно атаковать невидимого за горизонтом противника и отражать его атаки. Уклоняясь от камней, гигантский змей выплевывал время от времени чистую первородную силу, сбивая опасные конструкты врага и крупные камни. Большая часть варгов не использовалось в бою - церра собирали ими что-то вроде Сети, готовясь к так называемому академическому бою.
  Черная дыра не менялась, не усиливаясь и не ослабевая, она даже не меняла свою форму темного облака. Аари точно не была уверена, что это такое, но обычно черные дыры так не выглядят. Угол наклона поверхности продолжал медленно нарастать, и уже близился момент, когда вольники начнут скатываться с 'горы'. Аари оказалась бессильна против силы тяжести, наемники уже привязались к земле, но что делать, если камень, на котором они закрепились, начнет падать? 'Ну же, выключат эту черную дыру? Еще немного и будет поздно!', крутилось у Аари в голове.. Некая уверенность, что зодчие обязательно что-то предпримут, не оставляла девушку. Они вполне могут поставить печать, разрушить структуру управляющего конструкта, сделать хоть что-то.
  Но зодчие ничего не делали. Все сделала плешь. В какой-то момент черная туча начала сереть, снизу от зоны в нее впились тысячи серых прожилок. Туча стала медленно менять свою форму, вспучиваясь кверху, и сжимаясь снизу, она будто пыталась в страхе убежать. Несколько секунд и туча лопнула серым нарывом, проиграв в этом поединке, и начала медленно опускаться на землю. И в то же мгновение гравитация резким ударом сменила свое направление, возвращая все на свои места.
  
  - Делаем ноги, - запрыгнул Гетор на платформу. Когда Максик потрогал ее одной из своих лап, Гетор на него прикрикнул: - Не смей, побежишь рядом.
  Впрочем, Максик не собирался бежать, у него на вооружении имелся модуль левитации, о котором даже Сантем пока что не знал.
  - Уже все кончилось? - выдохнул Аван.
  - Все только начинается! - направился к платформе Сантем.
  - Кажется, я придумала имя... - Аари все еще стояла на камне и смотрела на церра.
  - Потом, сейчас уходим!
  - Мы пока не можем уйти... - начала выходить Аари из оцепенения.
  - Это еще почему?
  Пришелец, которого пытались запихнуть на платформу замер и повернул голову куда-то в сторону Местизны, Аари смотрела туда же.
  - К нам гости пришли, - отметила Аари, наблюдая, как неизвестно откуда взявшийся хекс* пробил щит Максика.
  Провалившись под щит, хекс тут же разросся, облепил несколько блоков голема и парализовал его. Максик замер, перестав крутить своими стволами в разные стороны. За все время, что Аари видела голема, тот ни разу не оставался таким неподвижным.
  Тем временем, с той же стороны, откуда появился хекс, вышла группа из пяти человек. Трое из них были вооружены такими же, как у Гетора 'скорпионами' и держали Аари и ее компаньонов на прицеле. Четвертый нес на сгибе руки винтовку неизвестной Аари модели, девушка вообще плохо разбиралась в ручном оружии. Пятый, одетый в костюм для экстремального туризма поверх боевого комбинезона зодчих, шел вообще без оружия, но Аари сразу поняла, что он зодчий. Все пятеро были вольниками, старыми врагами Гетора.
  Вольники подошли к лагерю достаточно близко и встали у границы большой плиты, на которой стоял лагерь, и саженях в десяти от него.
   - Полоз? Вот и свиделись! - взмахнул своим навороченным стволом Кижья. - Какой удачный денек!
  Гетор улыбнулся Кижье, как старому другу, но при этом он крепко сжимал в руках свой 'скорпион'. Пока Кижья подходил к лагерю, Гетор успел слезть с райдо, вооружиться еще парочкой стволов и надеть второй защитный браслет. Аари тоже приготовилась - она успела вырезать дугу Хараса и теперь полным ходом нарезала для нее снаряды, нисколько не стесняясь того, что Нелиц, тот самый зодчий в экстремальном костюме, видит все ее действия.
  - Ну... здравствуй. И давно вы там прятались? - махнул Гетор в сторону камней.
  - Мы и не прятались, спокойно подошли, пока вы рты разинули, - ухмыльнулся Кижья.
  Аари размышляла о том, почему Кижья не напал сразу. Если хочет убить, то следовало делать это неожиданно. В то, что Кижья хочет просто поговорить, девушке не верилось - при их последней встрече Кижья открыл стрельбу сразу же как увидел ее и Гетора. Неужели вольник захотел поиздеваться над ними, прежде чем убить? Девушка считала, что это очень глупо и рискованно, но, с другой стороны, Нелиц может и в одиночку справится со всеми ними, включая Авана и Аари. Поэтому Кижья наверняка и решил, что уже победил, ведь Нелиц - зодчий четвертой вехи*. Редкий случай, между прочим, на пятой эпохе обучения уже практически никто не оступается*, а Нелиц умудрился оступиться.
  - Хочу, чтобы ты знал, мне будет вдвойне приятно убить тебя. Ведь мне за это еще и заплатят. Ха-ха! - Кижья хлопнул себя свободной рукой по бедру. - Люблю, когда мне платят за то, что я готов делать бесплатно!
  - И кто же такой щедрый? - старался тянуть время Гетор, он даже слова начал растягивать в притворной ярости. По мнению Аари, смысла затягивать разговор не было, даже после длительной подготовки девушка не сможет справиться с Нелицем.
  - Теперь ты, выкормыш Тассы*, ответишь за... - проигнорировал Кижья вопрос, но договорить ему не дали.
  - Опасность! - заорал Нелиц, указывая рукой в сторону плеши. Этот выкрик оказался настолько неожиданным, что один из вольников со 'скорпионами' сразу же выстрелил в Гетора, но Гетор упал на землю, укрываясь за камнями, там же укрылся пришелец. Рядом с Аари появился Аван, готовый прикрывать ее в бою.
  - Да не там, идиот! Разберемся с ними потом. Решим наши разногласия позже, - повернулся к Гетору Нелиц.
  - Не дергайтесь, может тогда кого-нибудь из вас и оставим в живых, - добавил Кижья.
  Предложение на первый взгляд звучало достаточно глупо, при всех раскладах выгоднее было не оставлять за спиной готового ударить врага, пусть и слабого. Вместо этого Нелиц только отключил их грузовое райдо, видимо, чтобы не смогли сбежать.
  - Помогайте или вместе сдохнем, - добавил Нелиц. - Поможете и Аван с Сантемом останутся живы, к ним у нас претензий нет.
  Аари кивнула, она решила ударить, когда Нелиц будет занят противником. Только сейчас она заинтересовалась, с кем же предстоит бой. Зонды показывали быстро движущиеся тепловые пятна, около десяти штук. Они почувствовали вольников и перемещались зигзагами, пытаясь скрыться от них за камнями. В плеши жило множество опасных и умных тварей, среди них мало было таких, которые бы не умели скрываться от стрелкового оружия.
  Когда одно из ближайших пятен скользнуло среди камней, Аари опознала в нем плакальщицу*. Эти создания выглядели как гончие псы, с такими же длинными тонкими лапами и поджарыми телами. Только для того, чтобы гончий пес стал похож на плакальщицу, ему следовало ободрать кожу, заменить цвет крови на фиолетовый и повернуть клыки в челюстях так, чтобы часть из них торчала вперед. Ну а последним штрихом осталось бы лишь вживить в тела бедных животных торчащие в разные стороны в самых необычных местах обрезки стальной арматуры. Не удивительно, что после такого собачки начинали хныкать как маленькие дети вместо того, чтобы лаять. Правда, плакальщицами их назвали еще и за то, от уголков глаз у них параллельно носу пролегали две полоски, будто от слез. А их хныканье не то что не вызывало жалости, а наоборот наводило на всех ужас.
  Нелиц уже стрелял по плакальщицам. Он тоже вырезал себе дугу, но его дуга в отличие от той, что сделала Аари, оказалась снабжена механизмом корректировки полета, поэтому снаряды из нее уходили по изогнутой траектории и Нелиц смог атаковать плакальщиц за укрытиями. Пока те еще не подбежали достаточно близко, никто кроме Нелица не стрелял и он успел выпустить несколько снарядов, сосредоточив внимание на одной из гончих. Практически все снаряды попали в цель, но умерла плакальщица лишь после десятка попаданий.
  Когда гончие начали выбегать на открытое пространство, Нелиц бросил вперед четыре серпообразных хекса. Они сложились эллипсом вокруг одной из плакальщиц. Произошел выброс энергии, волна силы, выброшенная в одном из центров эллипса, отразилась от его границ и сконцентрировалась во втором центре, где находилась гончая. Последнюю сразу же разорвало на куски, как будто она взорвалась изнутри.
  В арсенале Аари подобных фокусов, к сожалению, не было. Девушка начала стрельбу из дуги сразу же, как стая вышла на открытое пространство. Ее снаряды не причиняли гончим особого вреда, поэтому, перебрав все типы снарядов, девушка остановилась на начинке типа 'вепрь'. Такие снаряды отбрасывали гончих и тем самым на время выводили их из игры. Это давало время стрелкам со 'скорпионами' сделать больше выстрелов. Стыдно признать, но пули 'скорпионов' наносили плакальщицам больший урон, нежели снаряды Аари.
  И все же основную ударную силу составляли Нелиц и, как ни странно, Аван. Прежде, чем гончие приблизились к вольникам вплотную, Нелиц успел убить или достаточно сильно ранить еще троих гончих. Он использовал тот же 'вепрь', но более сложной структуры, поэтому каждый его снаряд вырывал из гончей небольшой клок мяса. Изредка Нелиц делал небольшие паузы и собирал снаряды с особенно убойной начинкой.
  Аван метал 'розы*' и сумел несколько раз попасть. После его попадания одну из плакальщиц развернуло, закрутило, подняло в воздух и разорвало надвое. Другая гончая, получив розу в бок, тут же споткнулась и упала, ее мышцы начали расслаиваться и отпадать прямо на глазах.
  Три последние твари успели подбежать на расстояние прыжка. К счастью каждая из них выбрала разные цели. Одна напала на групу Кижья и успела откусить кому-то ногу прежде, чем гончую успели убить. Вторая прыгнула на Гетора, но тот без лишней суеты достал из кобуры 'молот' и выстрелил из него вплотную, когда гончая уже завершала прыжок. Поэтому удар 'молота' оказался особенно эффективен - тварь как из катапульты отбросило от Гетора на добрых пятьдесят саженей и ударило о камень так, что на нем остались глубокие трещины. Впрочем, гончая сразу вскочила на четыре лапы и оценив ситуацию потрусила в сторону плеши. Последняя плакальщица набросилась на Авана с Аари. Пока Аван отбивался своими 'розами', не причинив твари особого вреда, Аари вырезала Секиру и со всего размаху ударила ей по плакальщице. Секира вошла в тэпу* не так глубоко, как Аари хотелось бы, тварь тут же исторгла огромный объем энергии, благодаря чему внешняя оболочка ее тэпы уплотнилась и отломила часть Секиры. Девушка, все еще удерживающая Секиру своим варгом, сразу же отбросила обломок. Тварь от удара замешкалась, и Аван тут же воткнул в нее 'розу', от чего гончая сразу рухнула на землю.
  Аари быстро осмотрелась. Оказалось, что из всех гончих умерли только те, что достались Нелицу. Остальные стремительно восстанавливались. И даже те твари, которых разорвало на куски, сохранили подвижность и все еще ползли, пытаясь добраться до вольников, одновременно наращивая потерянное мясо. Сантем, Гетор и остальные стрелки продолжали обстрел, но плакальщицы залечивали раны от 'скорпионов' быстрее, чем их получали. Даже те плакальщицы, что получили разрушающие живые ткани 'розы' уже пересилили их воздействие и регенерировали поврежденные мышцы. Момент для нападения на Нелица был подходящий, но Аари не успела ничего предпринять.
  - Вторая волна! - крикнул Нелиц.
  Но вторая волна сильно отличалась от первой. Прямо на последнюю, отброшенную Гетором плакальщицу из-за камней вылетела вторая стая гончих. Это столкновение заставило стаю немного притормозить и сразу же, буквально взорвав своим телом нагромождение камней, на стаю выпрыгнуло огненное нечто. Оно рухнуло прямо в центр стаи, повело своей головой немного в сторону, проглотив при этом сразу двух гончих, и одновременно ударило огромным серым крылом по дуге вокруг себя, сминая тела остальных плакальщиц одним ударом. Раздался короткий всхлип, и остатки стаи тут же разбежались в разные стороны. Существо одним ударом уничтожило большую часть стаи, ни одна из плакальщиц, попавших под удар, больше не поднялась. Ни секунды не задерживаясь, существо повернулось в сторону вольников и начало разбег в их направлении.
  - Это еще что? - спросил Кижья.
  - Думаю, это а'кантор*, - заявил Сантем.
  - Делаем ноги! - во второй раз прокричал Гетор.
  - Все остаются на месте, - с угрозой в голосе зарычал Нелиц. Он уже начал что-то вырезать, чтобы встретить а'кантора.
  Но первым а'кантора поприветствовал не Нелиц, а Максик. Голем сумел освободиться от блокирующего хекса как раз в тот момент, когда появился а'кантор. Максик сделал несколько шагов в сторону плеши и короткими ударами поочередно вбил свои задние четыре лапы в каменную плиту. Затем он немного пригнулся и выстрелил. Отдача оказалась настолько сильной, что плита вздрогнула и треснула от края до края.
  А'кантор, до сих пор игнорировавший выстрелы 'скорпионов' и атаки зодчих, эту угрозу оценил по достоинству. Он оттолкнулся от земли с такой силой, что камни брызнули из-под ног и отпрыгнул в сторону прямо на бегу, уворачиваясь от выстрела Максика. Прямо за а'кантором в тот момент на расстоянии не меньшем пятисот саженей находилась наполовину лысая гора, и снаряд попал прямо в нее. В горе сразу появилась ровная сквозная дырка. Через секунду после попадания, гору порезало на аккуратные ровные дольки, как вареное яйцо режут тонкой сеткой, а затем дольки подбросило невидимым ударом и с тихим гудением разбросало в разные стороны. К счастью для вольников, разбросало эти дольки в сторону плеши. Немаленькая, в общем-то, гора перестала существовать.
  Правая бровь Гетора взметнулась вверх, и вольник бросил удивленный взгляд... на Сантема. На лице последнего читалось полнейшее недоумение. Аари и Аван стояли с открытыми ртами и даже а'кантор, казалось, удивился, повернув морду назад он тоже наблюдал за произошедшем за его спиной. Но своего бега зверь не остановил, когда он повернул голову в сторону вольников, Нелиц сразу атаковал. Девушка не разобрала, чем собирался Нелиц победить чудовище, но вот только на само чудовище это не произвело ни малейшего впечатления. А'кантор не стал уклоняться, лишь пригнул голову и встретил удар в лоб. Что-то тренькнуло, хрустнуло, вспыхнуло и на морде а'кантора появился глубокий вертикальный разрез. Это только разозлило зверя, и он, до этого бежавший в сторону группы Гетора, повернул на Нелица и, приблизившись на нужное расстояние, прыгнул.
  Что произошло дальше Аари рассмотреть не смогла - рухнувший а'кантор вызвал небольшое землетрясение и огромная плита, которую уже успел повредить Максик, противно хрустнула и начала падать под землю. Сантем оказался прав - под лагерем действительно было пустое пространство.
  
  
  ***
  Удача в этот день была к Леке благосклонна. Самое главное везение проявилось в том, что его группу забросили далеко от места сражения и вольники узнали о бое только по пришедшей взрывной волне и по слегка изменившейся гравитации. Лека воспользовался советом Ивиса, направив свою группу в рекомендуемом направлении. По дороге они не встретили ни одного истока, но зато им попалась навстречу стайка мириши*. Прыгуны не доставили вольникам особых проблем в бою, и, что самое удивительное, один из мириши оказался засчитан как исток.
  Группа Леки состояла всего из трех человек: самого Леки, нарны-танцовщицы по имени Франчика и недавно присоединившегося стрелка Валера.
  Через некоторое время Лека столкнулся с другой группой вольников, которые должно быть решили действовать вопреки кодексам корпуса и заработать на своих товарищах. Товарищи Леки готовились к чему-то подобному и встретили наглецов стрельбой. Те сразу же ретировались, не успев даже подойти достаточно близко. Неизвестно, на что эти неудачники надеялись, но даже после такого, можно сказать предупредительного обстрела двое из них были убиты. Обоих уложил Валер, новенький, из своей снайперской пороховой винтовки. И после этого короткого боя амулет засчитал еще одно очко.
  В принципе, даже за двоих вознаграждение получалось уже вполне неплохим, но вольники продолжили обход плеши.
  - А это что за башенка? - ткнул Валер пальцем в сторону.
  Лека пожал плечами, а Франчика ответила:
  - Убежище Отшельника.
  - Может заглянем? - предложил Валер.
  - Оно слишком далеко, верст сорок, наверное. А так, просто здание огромное, вот и видно его отсюда, там целый город. И построено оно когда еще плеши этой не было, - ответила Франчика.
  - Откуда такие знания?
  - Так историю учить надо! - махнула хвостом Франчика. И показала рукой в другую сторону, обращаясь уже к Леке: - Чую, там кто-то есть. Прямо по ветру. Один... человек вроде бы.
  - Амулет его не заметил.
  - Так далеко еще!
  В этот момент амулет подтвердил слова нарны.
  - Не к добру это, одиночки здесь так просто не ходят, - заявил Лека, но райдо все же повернул.
  - Наверное, это и есть тот самый пришелец, - обрадовался Валер.
  Вольники благоразумно подкрались к одиночке по зарослям высокого, с человеческий рост, кустарника. И залегли, решив за ним понаблюдать. Одиночка сидел на белом резном кресле с высокой спинкой, прямо посреди поросшей невысокой травой поляны. На спинке кресла гигантский орел нес в лапах крохотную фигурку человека. Художник, казалось, стремился нарисовать эту картинку, используя минимальное количество линий, поэтому ее можно было принять за эскиз. Хозяин кресла выглядел как подросток пяти-шести эпох от роду, нечто едва уловимое в его облике вызывало тревогу, заставляя относиться к подростку насторожено.
  - Сидит, хоть бы хны! - хмыкнул Валер.
  - Так ты на правь глянь, что вытворяет, - посоветовала Франчика.
  - Да, явно не исток. Но у меня тут запасен особый стрелецкий* патрон... Жалко, конечно, но награда его стоимость перекроет. А вы пока этого зодчего отвлеките...
  - Подожди ты со своим патроном, - прервал стрелка Лека. - Вот вы знаете, кто это такой?
  - Впервые вижу. Так он, наверное, не из Местизны, - задумчиво шевельнула ушами Франчика.
  - Я тоже его раньше не видел, - подтвердил Валер, - сильные зодчие, их каждый колеми* в лицо знает. А раз он нам не знаком, то и бояться нечего.
  - Я знаю, кто это такой, - заявил Лека. - Это один из младших помощников ректора Местизны.
  - Ну раз младший, то точно справимся.
  Лека ответил новичку скептическим взглядом. В свое время Лека изучал историю второй эковойны. Сама война случилась в прошлой эре, но относительно недавно - примерно четыреста эпох назад. Увлекшись описаниями сражений, Лека заинтересовался одним из командиров армии зодчих, Николисом Бримом. Этот молодой зодчий стал настоящим героем той войны, выиграв ряд крупных сражений и принимая в них непосредственное участие. После войны имя Брима упоминалось в летописях достаточно редко, точнее говоря, не упоминалось совсем. Это заинтересовало Леку, ведь не было и свидетельств, что Брим погиб. Лека так и не смог отследить жизненный путь зодчего, но однажды, прогуливаясь по Первому Горизонту, он узнал Николиса в одном из прохожих. А позже смог выяснить, что вот уже примерно двести эпох тот занимает в иерархии Местизны какие-то незначительные, малозаметные роли, хотя мог бы уже давно стать если не ректором, то деканом крупной кафедры точно. И вот теперь этот Николис Брим сидел на своем легкомысленном стуле посреди полянки и, судя по интенсивности манипуляций варгами, с кем-то сражался.
  То, что идет бой Лека понял сразу, по постоянно отлетающему в одном и том же направлении множеству конструктов. Сами конструкты Лека разглядеть подробно не смог, но был уверен, что это боевые хексы. Несколько раз в щиты Брима ударялись прилетающие извне хексы противника. Щитов Лека толком не разглядел, но удары о них он видел отчетливо. Пугало то, что бой шел явно нешуточный, безо всяких спецэффектов, как и бывает в настоящих поединках зодчих. Полянка, в центре которой сидел Брим, должно быть появилась уже во время боя - травка на ней росла хоть и похожая на настоящую, но, при внимательном рассмотрении, не имеющая с нормальной травой ничего общего.
  О нападении на зодчего такого уровня не могло быть и речи. Пули стрельцов хоть и разрабатывались специально против зодчих, но таким бойцам как Брим никакой угрозы не представляли.
  - Уходим, - решил Лека. Объяснять причину своего решения он пока не собирался.
  Еще одна мысль не давала ему покоя, и он решил подстраховаться:
  - И не вздумайте кому-нибудь на птичьем небе чирикнуть о том, кого мы тут видели.
  - А кого мы видели-то? - не понял Валер.
  - Никому ни слова, ты понял?
  - Да понял, понял.
  И вольники отправились дальше, решив обойти зодчего стороной. Они не увидели, как через минуту безмятежное выражение лица Брима сменилось гримасой безумной ярости, как он многократно усилил свою атаку. И они не увидели, как затем ярость сменилась изумлением. Если бы Лека все еще наблюдал за зодчим, то он мог бы решить, что Брим изумлен вовсе не ходом боя. А еще Лека бы отметил, что люди подобные Николису Бриму никогда не позволяют себе демонстрировать свои истинные эмоции, даже когда знают, что их никто не увидит.
  
  ***
  ХанаТаки наслаждались сражением. Все шло так, как и было запланировано. И даже лучше. Окно Бездны* открылось неожиданно легко и быстро. Хана сначала испугались установившемуся глубокому контакту со стихией, но Госпожа, знаменитая своим непредсказуемым характером, не обратила на потревоживших ее церра никакого внимания. Вместо этого она начала петь. Окно Бездны тут же вышло из под контроля и усилилось. ХанаТаки решили, что это только пойдет на пользу и перестали обращать на Окно внимание, сосредоточившись на построении Сети и на бое с зодчими. Молодые церра знали, что как только Окно начнет представлять реальную угрозу, зодчие из обсервационного корпуса тут же предпримут меры.
  В какой-то момент красная нить* тихо тренькнула и ХанаТаки перевели свой управляющий поток сознания в режим более высокой компрессии времени - ГинМусса, которые осуществляли вызов, в данный момент, могли общаться только в этом режиме. Ход окружающих событий замедлился, звуки перешли в низкий диапазон и у церра появилось много времени для общения прямо посреди сражения.
  - Даже не верится, что вы еще живы! - прорычали ГинМусса через красную нить. - Вот уж действительно дуракам везет.
  - Вы всегда настроены на худшее, - ответила Хана.
  - Зато зрелищно получилось, - поддержал ее Таки.
  В ответ по красной нити пришла волна раздражения. Но несколько ненатуральная, видимо у ГинМусса не было времени на выражение реальных чувств.
  - Вы нашли себе противников? - поинтересовалась Хана.
  - Да, они в районе Убежища Отшельника, - ГинМусса сменили эмоциональный фон на легкую настороженность. - Визуального контакта пока нет, но судя по их действиям, нас пока атакует лишь одна рука. Вторая, скорее всего, в защите.
  - У нас тоже две ладошки, - воодушевленно ответила Хана. - Но еще плюс к ним поисковая группа и Хозяин Всех Путей. Мосты он строит... просто загляденье!
  - У нас серьезный бой. Даже как-то странно, - усилили настороженность ГинМусса. - Как только вас начнут ловить, сразу же выходите на связь, мы разрушим печать запрета.
  - Да помню я, помню, - ответила Хана и вышла из компрессии времени. Гин еще что-то говорил, но его речь быстро прозвучала, смазавшись на высоких тонах, и оборвалась.
  Бой продолжался, зодчие усиливали напор, вводя в игру свою сеть. Хана отвечала тем же. Госпожа еще некоторое время тянула свою песнь, но вскоре ее спокойный голос сменился обиженным вскриком - плешь начала разрушать Окно. Когда плешь уже практически поглотила Окно, ГинМусса вызвали ХанаТаки еще раз:
  - Чем там занимаются поисковики? Они уже закончили?
  - Нет, ищут во всю.
  - Мы разглядели нашего врага... и оказалось, что нам противостоит лишь один зодчий. Начали искать других, но нашли кое что поинтереснее, - возбужденно рассказывал Гин. - В этой области действует слабый поисковый ритуал!
  После некоторой паузы Таки спросил:
  - И?
  - Вы совсем дураки? - плеснула волна раздражения. - Во ВСЕЙ области действует ритуал! И над плешью тоже!
  - Ух ты! Значит это, оказывается, возможно! Но ведь зодчие продолжают поиск. Значит это не они?
  - Как бы то ни было нужно возвращаться. Эти сведения слишком важны. Приготовь... - речь Гина прервалась на полуслове. Нить поддерживалась, но резко ослабла. По ней прошла череда быстро меняющихся эмоций.
  'Они ушли в более глубокую компрессию', - понял Таки, - 'и все ресурсы сознания перекинули на что-то'.
  'Да, тогда подождем', - согласилась Хана.
  Ждать пришлось не меньше пяти минут реального времени. А для ГинМуссы прошло гораздо больше, может быть несколько часов. Но в конечном итоге те вновь вышли на связь:
  - Нас атаковали новым хексом. Мы его проанализировали и пришли к выводу... - Гин сделал паузу, - к выводу, что в данных условиях невозможно понять, что это вообще такое! Оно съедает наш интегральный щит и его не остановить.
  - Новая разработка?
  - Нет, это вообще новая технология. Видимо та самая твердыня. Ладно, сейчас мы дезактивируем наш щит и собьем эту штуку дыханием. Сразу после этого я включу разрыватель. Готовьте мост.
  ГинМусса разорвали нить и Хана сразу же начала вырезать механизм моста. И через некоторое время от Гина пришел сигнал, но какой-то странный. Не разобрав толком сигнал, ХанаТаки сходу активировали мост, но он не сработал - печать запрета все еще работала! Обнаружив это, Хана поняла, что пришедший сигнал не был сигналом к побегу. Вместо него от ГинМуссы пришел посмертный 'крик'. В таком крике обычно содержался образ убийц. ГинМуссу убил зодчий-одиночка.
  
  ***
  - Вторые церра мертвы, - кратко доложила Родага, - их убил ловец. Опознать его не смогла.
  - Ловец... все ловцы работают на Местизну, - задумался Торис.
  - Думаешь, появился предатель?
  - Позже разберемся.
  - А почему если ловец убивает нашего общего врага, то это предательство? - удивился стоящий рядом зодчий-разведчик. Его звали Ронан, и услышал он разговор только потому, что его очередь на отправку была следующей.
  - Позже разберемся, - повторил Торис. - Сейчас наши церра начнут убегать, Родага, их необходимо срочно поймать!
  - Мои практиканты сейчас начнут, не волнуйся, успеем.
  - Хорошо, - Торис перевел взгляд на Ронана. - Открываю, вперед!
  Не успел Ронан кивнуть, как воздух, разорванный аркой моста, уже разошелся перед ним и Ронан сразу же сделал шаг.
  Некоторое время Торис наблюдал за тем, как студенты Родаги достраивают ловушку, между делом бросая в церра различные мелкие хексы, чтобы те не скучали. Он наблюдал и за тем, как длань Арта отражает вражеские удары, встречая и разрушая их еще на половине пути. Сам Торис не принимал в происходящем уже никакого участия, его первый удар плавно перешел в затяжной бой, который продолжался лишь потому, что ни одна из сторон не желала своим врагам смерти.
  Ронан вышел на связь практически сразу:
  - Я нашел их. Пришелец вышел здесь. И а'кантор.
  - Причем тут а'кантор? А'кантор вышел из Зала Трех Арок? - удивился Торис.
  - Да нет! А'кантор гонится за мной! А пришелец... похоже, что а'кантор сожрал пришельца. И каких-то вольников вместе с ним.
  - От а'кантора легко убежать, эти вольники дураки, раз позволили а'кантору добраться до себя. Жаль пришельца. Ну да ладно, сворачиваем поиск. Как только оторвешься от а'кантора, я открою тебе мост.
  - Лучше бы вы открыли мост прямо сейчас!
  - Почему?
  - Мне кажется, что медлительность а'кантора сильно преуменьшена, он меня догоняет! - в голосе Ронана послышалась паника, но говорил зодчий совершенно не запыхавшись, так что нельзя было определить, бежит он или нет.
   - Смерть алтефи*! - выругался Торис. - Ты пока постарайся его задержать, я сейчас построю там транспортный узел и сам на все взгляну. Геосвязка не работает и точно поставить мост не выйдет.
  Транспортный узел Торис навесил высоко над землей и как можно дальше от плеши, но одновременно достаточно близко, чтобы увидеть оттуда Ронана.
  Ронан бежал среди каменного леса, постоянно сворачивая и огибая скалы. А'кантор несся за ним напрямик, снося все на своем пути. От тяжести зверя камень под его ногами крошился и исходил трещинами. Хищник бежал гораздо быстрее зодчего и дистанция между ними стремительно сокращалась. У Ториса осталось буквально несколько секунд, чтобы вытащить своего разведчика.
  - Сейчас я начну строить мосты, очень много мостов. Какой-нибудь из них обязательно окажется у тебя на пути. Если ты что-то придумал, чтобы задержать это алтефьево отродье, лучше тебе воспользоваться этим прямо сейчас.
  Последовав совету, Ронан взмахнул варгами, активируя вырезанный на бегу хекс и направляя его себе под ноги. Каменная плита под ногами Ронана начала размягчаться, зодчий пробежал по потекшему участку последние несколько шагов и оказался на твердом камне до того как превращающийся в болото камень, по которому он бежал, окончательно стал непроходимой жижей. Набравший скорость а'кантор никак не успевал затормозить и вместо этого он прибавил скорость и прыгнул. Торис, встречавший за свою жизнь немало а'канторов, никогда не видел, чтобы эти создания прыгали, он прочитал не один бестиарий и даже там о подобном не упоминалось. Да и любой зоолог, только взглянув на эту неповоротливую махину, уверенно заявит, что прыгать она совершенно не способна.
  От толчка из под задних лап хищника во все стороны брызнули камни, зверь не надолго оторвался от земли и тяжело плюхнулся задними лапами в болото, почти перелетев его. Передние лапы оказались уже на твердой земле, что позволило твари быстро выбраться на сушу и вновь продолжить погоню. Впрочем, Ронану удалось выиграть немного времени, и теперь он бежал, крутя головой во все стороны в поисках открывшегося моста.
  Мосты открывались то тут, то там, но все они пока появлялись достаточно далеко в стороне, чтобы Ронан мог повернуть к ним. Одна арка открылась совсем близко, но, к сожалению, прямо за спиной у зодчего и на пути а'кантора. Тот врезался в нее всей массой и арка с жалобным звоном раскололась.
  Торис успел построить не меньше сотни мостов прежде, чем один из них открылся у Ронана на пути. Разведчик сразу же вбежал в арку и кабина моста выбросила его у лагеря зодчих. Захват церра Торис и Ронан пропустили, но он успешно закончился и без их участия.
  - Ну, думаю, на сегодня хватит, - оглядев своих подчиненных, констатировал Торис. - Жаль, конечно, что пришелец погиб. Но мы свою задачу выполнили. Возвращаемся домой.
  
  ***
  От висевшего в воздухе облака мелкой пыли Аари несколько раз чихнула, а рядом в темноте кто-то громко отплевывался и кашлял. Авья попыталась разглядеть вверху свет, вполне справедливо полагая, что находится на дне глубокой ямы, но над головой света было не больше, чем под ногами. Гетор включил встроенный в стеграф фонарь, который, вообще говоря, применялся как вспышка, и Аари, уже отвыкшая от света, прикрыла глаза рукой. Свет, не способный пробиться сквозь пылевую завесу, не дотянулся до стен, создавая небольшую световую сферу вокруг вольников.
  - Кхе-кхе, - заявил Сантем, прикрывая рот рукой.
  - Ага, - ответила Аари.
  Гетор полез в рюкзаки за нормальным фонарем.
  - Где, ты говоришь, купил этого голема? - спросил он, разлепляя соединительный шов рюкзака.
  - 'Магазинчик игрушек Локера и Локка', - ответил Сантем.
  - Такой голем стоит не меньше двухсот золотых, - заметила Аари.
  - Мне продали за шестьдесят девять, - растерянно ответил Сантем. - Это самая лучшая их модель по соотношению цены и качества.
  - У Локера и Локка любят шутить, - авторитетно заявил Гетор, - Они часто добавляют в товар скрытые возможности, не предупреждая клиента. Считают, что неожиданные подарки повышают их репутацию. Не знаю на счет репутации, но возможность выиграть в эту лотерею привлекает многих покупателей.
  Гетор вытащил фонарь-перчатку, и нацепил ее на руку. Фонарь, тонкая гибкая пластина с нанесенным на нее покрытием, направляющим свет, вшивался в перчатку так, чтобы располагаться на ладони. Гетор сразу же поднял руку, растопырив ладонь, и повел мощным лучом света из стороны в сторону. Луч пробивал облако пыли, которое пока и не думало оседать, и натыкался на металлическую стену.
  - В конце падение замедлилось, - то ли спросил, то ли констатировал Гетор.
  - Да, я создала под нами подушку из аэрогеля, - ответила Аари, указывая на выдавленный тут и там из-под плиты прозрачный гель.
  - Мы что, действительно нашли руины праронийской цивилизации? - спросил Аван, ощупывая стены.
  Аари посмотрела на него как на душевно больного:
  - Это замаскированный подземный бункер Союза Городов. Вон и знаки на стенах соответствующие.
  - Откуда он тут взялся и почему мы его сразу не нашли? - спросил Аван у Сантема.
  - Остался после войны. А не нашел я его потому, что он от геосканирования спрятан. И вообще... я его почти нашел, когда составлял карту пустот.
  Яма, в которую упали вольники, оказалась лифтовой шахтой. Над самым полом виднелись дверные проемы, в которые вполне можно было пролезть. Площадка лифта, очевидно, упала на кучу мусора и теперь находилась практически на уровне потолка нижнего уровня бункера.
  - Но ведь и за древние подземные руины это вполне сойдет? - хитро спросил Аван.
  Осмотрев несколько проходов, Гетор ответил:
  - Ладно, сделаем несколько снимков. Но не расходиться - плешь тут рядом. Наверняка она смогла и под землю проникнуть. Каких тварей она могла породить тут, под землей, вообще никому не известно. Так что переждем тут, скажем... до следующего утра и возвращаемся в Местизну. Аари, ты сможешь нас отсюда вытащить?
  - Да, сейчас немного осмотрюсь...
  Пришелец все это время озирался по сторонам вместе с остальными. Обратив на него внимание, Сантем спросил:
  - Так значит, ты придумала имя?..
  Сразу поняв о чем речь, Аари кивнула:
  - Да, думаю, ему понравится.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  'Девушка наклоняет голову набок и подмигивает объективу. Она сидит на мягкой кровати в уютной домашней обстановке. Вид она имеет растрепанный и от этого забавный.
  - Привет вам! Пришло уже время расставить все точки в этом загадочном деле о Ронийском инциденте, - девушка приближается к камере и заговорит шепотом. - Вот вы все обсуждаете и обсуждаете, спорите и спорите. Но истину-то поняли лишь единицы, - она отодвигается от камеры, поднимает вверх указательный палец и, нахмурившись, качает им из стороны в сторону. - Я в вас разочарована! Большинство из вас почему-то решили, что всему виной пришелец. И даже сам Либ Тейгс с пеной на устах недавно пытался мне доказать это, - она беспомощно машет рукой. - Так вот, в последний раз говорю вам: пришелец это всего лишь повод. И этот повод из тех мелких незначительных поводов, о которых даже и упоминать не стоит.
  - Я ни раз это говорила и повторю, - продолжает она, удобно усевшись: - на самом деле мы с вами стали свидетелями яркого представления. Своеобразного напоминания, мол, вот какие мы сильные и могучие. Такое нам уже показывали ни раз. Чтобы мы помнили и боялись. В пользу этого говорит решительно всё, - она рубит воздух перед собой ребром ладони. - Все эти спецэффекты... никто так не сражается. Реальные бои зодчих не столь красочны, как правило, даже нельзя понять, кто и почему победил. А все эти бесконечные накаливания международных отношений в последние дни. Ну и количество свидетелей боя просто невероятно много. Да что там говорить, среди них 'случайно' оказался даже один известный профессиональный светограф, Гетор Полоз. Все вы уже видели на Небе эту его великолепную стеграфу сражения.
  - Многие из вас в спорах со мной справедливо говорили: 'Но если это постановка, то почему тогда убили ГинМусса? Ведь их смерть доказывает реальность боя' - декламирует девушка, потешно сдвинув брови. - К сожалению, у меня нет ответа на этот вопрос. Возможно это трагическая случайность или наоборот некий хитрый ход зодчих. Как бы там ни было одного этого факта явно не достаточно, чтобы перевесить все остальные...'
  --Из публичного облака Аари Ренранс на птичьем небе
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"