Бабаркин Евгений: другие произведения.

Образцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В основе сюжета лежит генетический эксперимент, поставленный инопланетянами, в результате которого возникло человечество.

    P.S. Ошибок много.Потихоньку правлю.


  Бабаркин Евгений.
  Образцы.
  
  Быстрый поиск по тексту:
  Пролог
  Глава 1 Пробуждение
  Глава 2 Марс
  Глава 3 Земля
  Глава 4 Туманность Андромеды
  Глава 5 Кольцо времени
  Эпилог
 []
  
  
  

Образцы

  

Надежда - все, что остается,   

Когда чужая логика ломает мир.

  
  
   Пролог
  
  Здесь нет ничего кроме камня и пыли. Только камень и пыль образуют здешний пейзаж. Тысячи километров горной породы тянутся от горизонта до горизонта, образуя многочисленные горные цепи, повсеместно испещренные множеством кратеров. Моря и океаны, в которых никогда не было воды - всего лишь следы давних катастроф. Следы, которые оставили миллионы метеоритов, упавшие здесь.
  И лишь двое на краю утеса нарушают этот унылый пейзаж. Две фигурки в серебристых костюмах, замерев, словно боясь пошевелиться, непрерывно смотрят на висящий в черном небе диск третьей планеты. И сейчас, в лучах восходящей звезды он особенно прекрасен, но не он приковал их внимание. Всего лишь маленькая искорка на темном небосводе, одна из миллиарда себе подобных. Таких одинаковых и совсем не похожих друг на друга. Звезда, до которой несколько десятков световых лет, звезда, вокруг которой вращается их родной мир и которая вот-вот потеряется в отраженном свете третьей планеты.
  "Немного осталось. Скоро домой," - произнес один из них.
  "Скоро,"- согласился второй.
  Тысячи лет идет эксперимент. Эксперимент, на который многие рассчитывали и который не оправдал ожиданий. Целый мир был создан специально для этой цели. Огромная лаборатория со своей собственной звездой. Идеальный мир для идеальных существ. Существ с огромным потенциалом, но без возможности его использовать. И сейчас настал момент, когда надо принимать решение, которое в любом случае окажется не в пользу существ с третьей планеты.
  "Пора"
  "Уходим"
  Здесь нет атмосферы и звуков, только черное небо с миллиардами звезд. Здесь нет ничего кроме камня и пыли.
  
  
   Глава 1
  Пробуждение
  
  Когда я пришел в себя, монотонный шум заполнял пространство вокруг меня, словно каждый атом вещества превратился в миниатюрную пчелу и, облепив всю поверхность моего тела, непрерывно вибрируя, жалил каждую клеточку кожи. Ощущение было не из приятных. Хотелось вскочить и стряхнуть с себя все это, но я не мог пошевелить и пальцем. Пальцем это еще сильно сказано, не мог задействовать ни еденной мышцы моего организма, хотя и чувствовал буквально каждую из них. Первое что пришло в голову-это паралич. "Наверно я попал в аварию, или случился какой-то другой несчастный случай... - рассуждал я.- Стоп! Тогда, наверняка, я бы вообще ничего не чувствовал...Я! Хм... А кто я?" Только сейчас я понял, что не знаю вообще кто я или что. Решив, что со мной случилась какая-то неприятность, которая повлекла за собой потерю памяти - амнезию, точнее частичную амнезию, потому что я все-таки знал термины, которыми пытался описать свое состояние, хотя у меня и не получалось более глубоко погрузиться в их значения. Я стал напрягаться, пытаясь услышать что-нибудь еще кроме жужжания. Ничего не вышло. Раз не получается услышать, надо пробовать увидеть и переключил усилия на попытку открыть глаза. Уже полностью отчаявшись, я вдруг увидел свет. Нет, я не открыл глаза. Свет лился прямо сквозь веки, так бывает, когда источник довольно яркий, и ты этот свет не то чтоб видишь, а просто чувствуешь его. И удвоив усилие, через некоторое время я почувствовал, что веки понемногу начинают дрожать, как вдруг совершенно неожиданно глаза открылись. Словно бичом, свет хлестнул в глаза, вызывая жуткую боль. Попытался проморгаться, но каждое движение отражалось острой болью, как будто вместо век по роговице елозила наждачная бумага. Постепенно глаза привыкли к свету, и я принялся изучать кусочек пространства перед собой. Впрочем, увидел я только несколько разноцветных гофрированных трубок или шлангов, спускавшихся откуда-то сверху. Откуда именно, понять было невозможно, все из-за того же света, который, казалось, излучает само пространство. Похоже на туман, только не из капелек воды, а из света. Да и само изображение было нечетким, словно смотришь через мутное стекло.
  Вдруг мне показалось, что я услышал какой-то шорох. Стал вслушиваться, при этом закрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться на слуховых ощущениях, и сделал открытие, которое меня напугало до чертиков. Я не чувствовал сердцебиения и вообще не дышал. "Мертв? Черт возьми, я помер" - это уже было близко к истерике и наверно как-то подхлестнуло меня, потому что я услышал.
  "...ний...ппридет верг..."
  "нескольких ...консервация...хррвап"
  Похоже, говорили двое, хотя слово говорили совсем не подходит для описания того, что я почувствовал. Это были не звуки, а целый ряд образов, несших информацию одновременно для всех органов чувств, выходило, как будто ты рассматриваешь картину, но при этом еще ее нюхаешь, трогаешь, пробуешь на вкус... в общем, испытываешь сразу все чувства, хотя вполне можно обойтись только одним. Я сразу отметил некоторые плюсы такого общения, а именно невероятную точность и индивидуальность передаваемой информации, как будто у всего на свете появились свои отпечатки пальцев. Но, несмотря на всю полноту ощущений, мне хотелось отбросить все лишнее. Оставить что-то одно, главное. Поскольку те двое общались, я решил сосредоточится на звуковых ощущениях, а все остальное отфильтровывать. Правда из этого ничего не вышло, получаемая информация по-прежнему образовывала целый спектр чувств, зато я понял почему не получается выделить что-то одно. Дело в том что, я выступал в роли подслушивающего, подглядывающего, поднюхивающего ... то есть информация предназначалась не мне. Я ее просто считывал, причем не с того кто передавал, а с того кто принимал. Получалось, что тот, кто принимает информацию, испытывает весь спектр ощущений и в этот же момент становится источником для меня, а я просто чувствовал то же что и он, конечно изменить его ощущения я не мог, а значит и повлиять на сам спектр тоже. Почему-то в сознании всплыл принцип Гюйгенса, согласно которому каждая точка среды, до которой дошло возмущение, сама становится источником вторичных волн, но это явно было что-то другое, что-то совсем мне незнакомое, то с чем я раньше никогда не сталкивался. "Телепатия - не знаю, что в точности подразумевает это слово, но очень подходит или напоминает этот способ общения"- сделал вывод я и попытался как можно сильнее сосредоточиться, поскольку я собственно не понял о чем они говорили, да и смысл некоторых слов, как и сами слова, мне явно были незнакомы. Так же я пытался получить информацию и напрямую от источника, но ничего не получалось. "Не для меня она предназначалась". Но теперь слова стали более четкими и иногда даже складывались в целые фразы.
  "принять решение по образцам и планете"
  "возвращение на Аверс... прлвыус..ваы...собрание президиума.."
  Да и понимал я их по-разному. Фразы одного были более четкими и понятными, а второй как будто проглатывал часть слов. Он использовал менее обширную палитру образов, из-за чего выходило, будто он местами заикается, или просто не знает, как сказать.
  "после того как верг подпишет протокол... образец очнулся"
  "эт.. невозммможн"
  "усилить давление ментапси...блокатор"
  Тут я понял, что образец - это я, и одновременно с этим ощутил нарастание светового давления. Длилось это буквально мгновение, а затем я отключился.
  
  
  * * *
  
  -Проснись. Ну же, давай просыпайся,- твердил довольно приятный и мелодичный голос.
  Сколько прошло времени после первого пробуждения, оценить я не мог. Когда ты без сознания, целая вечность может пролететь за одно мгновение. Но в этот раз мое пробуждение было более сознательным. По мере того, как сознание возвращалось ко мне, возвращались и функциональные возможности организма. Правда вместе с возможностью двигаться появилась чудовищная усталость, будто я вовсе не лежал все это время, а сделал марш бросок километров так на пятьдесят.
  -Вставай, - повторилось вновь.
  Глаза открылись без усилий. Прямо перед глазами на высоте примерно трех метров потолок, тепло и умиротворенно излучающий белый и мягкий свет. Никаких трубок больше не свисало надо мной. Немного приподняв голову, я понял, что лежу в каком то саркофаге, точнее в его половине, потому что верхней части не было. При этом он повторял контур моего тела так, что между ними нельзя было рассмотреть ни малейшего зазора. Более того, когда я вздыхал, то вместе с увеличивающейся в объеме грудной клеткой так же увеличивался и размер полости, в которой я лежал. Но видимо был какой-то предел, или специальное ограничение на движение, потому что моя попытка поднять руку провалилась, саркофаг поменял свою геометрию только в тех пределах, в каких изменились объемы задействованный мною мышц, при этом не позволяя оторваться от него. "Приклеился что ли?" - подумал я. Немного поиграв мышцами и следя за изменением объема, я выяснил причину, которая вызвала у меня огромное чувство отвращение к моей "кровати". Причиной были миллионы, нет миллиарды крохотных щупалец толщиной не более волоса, которые буквально облепили всю поверхность моего тела, контактирующую с саркофагом. А когда объем тела менялся, одна часть щупалец просто всасывалась в саркофаг, а другая наоборот выдвигалась, таким образом поддерживался постоянный контакт с саркофагом. "Так вот кто меня жалил. Маленькие гаденыши"
  Я почувствовал, что саркофаг получил какую-то мысленную команду, и в это же мгновение все щупальца втянулись в него, предоставив мне свободу, хотя кокон все еще довольно плотно меня обнимал, приложив немного усилий, я сел. Из-за резкого изменения положения тела голова пошла кругом, и я чуть не плюхнулся назад. К горлу подкатил тошнотворный ком, а в голове начинала пульсировать нарастающая боль.
  -С пробуждением,- хихикнул голос, - ты должен выпить это.
  Повернув голову, я увидел двух существ, совершенно не похожих друг на друга.
  -Вы кто?- пробурчал мой вопрос.
  -Я Кристин, а это, - и немного замешкавшись, существо, назвавшееся Кристин, сделало кивок в сторону второго, - это... я зову его Ганс. Это не его настоящее имя. Его очень сложно произносить, но он совсем не против, что...
  -А я кто?- перебил я.
  Кристин быстро глянула на Ганса и с чувством сожаления в голосе произнесла:
  -Мы не знаем.
  "Ты и Кристин - вы человеки, с планеты, которую вы сами называете Земля. Она женская особь, а ты мужская. Я неосп с планеты Аверс. Можешь называть меня Ганс, примерно так звучит звуковая составляющая моего имени," - вступил в разговор Ганс, используя телепатию.
  -Женская особь,- повторил я, рассматривая Кристин.
  -Не женская особь, а девочка. Я еще... Э...Маленькая. Вот, - с протестом произнесла Кристин, но при этом сделала некоторую заминку на слове "маленькая", явно оно было ей совсем не по душе. Видимо констатация того факта, что она маленькая шло вразрез с тем, как она себя воспринимала. И, протягивая мне какой-то длинный цилиндр с зеленоватой жидкостью, добавила, - ты должен выпить это. Это лекарство. Тебе станет лучше.
  -Лекарство,- повторил я, разглядывая цилиндр, очень походивший на стеклянную мензурку.
  Кристин явно что-то смутило. И, залившись румянцем, она быстро сунула мне в руки цилиндр, поспешила отойти подальше от саркофага, при этом общаясь с Гансом посредством телепатии. Запах у содержимого цилиндра был отвратительный, и мне стоило немало усилий влить эту жижу себе в рот. А вот вкус, напротив, оказался довольно приятным. И действовал препарат очень быстро, практически, как только первая капля коснулась моего языка, я уже ощутил его действие. Головная боль и тошнота отступили, по всему телу приятными волнами расходилось тепло, наполняя энергией каждую клеточку организма. Я почувствовал невероятный прилив сил и был готов хоть прямо сейчас бить мировые рекорды.
  -Приятный допинг, - нисколько не иронизируя, произнес я.
  В этот момент ко мне подошел Ганс и вложил мне в руки еще один цилиндр, только уже серебристого цвета и довольно ощутимо превосходящий по размеру первый. Если первый был мензуркой, то второй вполне можно было назвать бокалом, если не вазой, правда абсолютно сплошным, без каких-либо отверстий. Но при этом очень легким.
  "Одежда,"- получил я послание от Ганса. Теперь я понял, что заставило зардеться Кристин. Я ж был абсолютно голый. Ганс послал какую-то команду цилиндру, и тот начал ярко светиться, и просто стал таять, словно кусок льда засунутый в доменную печь, но при этом температура его не изменилась. Да и стекать на пол он вовсе не собирался, а стал растекаться по моей руке, двигаясь к плечам.
  -Не волнуйся, так и должно быть. Это субатомный универсальный костюм с интеллектом на базе ИСУ, - сообщила мне Кристин.
  -Что-то не очень на костюм похоже. Ты сказала с интеллектом? Он что еще и думает?
  -Конечно, думает, - и тут же поправилась,- о нет, он не разумный, ИСУ - это интегрированные системы управления. Он способен принимать только стандартные решения. Только то, на что запрограммирован. Субик, я его так называю, находится в постоянном ментальном контакте с организмом, то есть ты можешь управлять им мысленно, ну например можно регулировать температуру в небольшом диапазоне, а можно поставить его в автоматический режим, тогда он сам будет регулировать свои показатели в зависимости от характеристик организма и внешней среды.
  -Он, что меня всего покроет?- мне совсем не нравилось, что какая-то субстанция принялась обволакивать мою голову.
  -Да. Но это только в первый раз, нужно чтобы его контур замкнулся, ну и должен же он знать параметры твоего организма. Как только контур замкнется, субик войдет с тобой в ментальную связь, и ты сможешь регулировать его параметры: теплоизоляционные свойства, степень покрытия, пропускную способность и даже его цвет. Объем можно регулировать в пределах 53%, за счет изменения длины межмолекулярных связей, но все что сверх этого будет приводить к тому, что если где-то убыло, то обязательно где-то должно прибавиться.
  - Ба. Да в нем наверно и в космос можно выходить, - попытался пошутить я, но прозвучало это очень нервно и жалко. А нервничать было из-за чего, эта штука почти полностью меня покрыла. Особого дискомфорта я не ощущал, просто психологически был не готов к такому повороту событий и инстинктивно пытался отвлечься, не думать о ползущей по моему телу неизвестной субстанции.
  - Нет, он не обладает системой жизнеобеспечения, но служит основой для универсального костюма повышенной защиты СТУКС, у него очень большие возможности и область их применения.
  -Что за странные названия? И откуда ты столько об этом знаешь?
  -Я умная девочка, - улыбаясь, произнесла Кристин
  -Ага, и очень скромная,- съязвил я.
  - Названия тоже я придумала, они отражают их предназначение и частично принцип действия. А вот реальное название.
  Я получил целый набор чего-то невообразимого и непонятного, а часть из этого набора вообще не была рассчитана на мое мироощущение.
  - Какая-то абракадабра.
  В этот момент серебристая субстанция полностью меня обволокла, замкнув тем самым контур. Я ожидал чего-то особенного, но ничего не произошло. Лишь на миг я почувствовал единство с субиком, как будто у меня появилась вторая кожа, а потом все пропало. Я вообще ничего не ощущал на поверхности своего тела.
  -Аа... и что теперь? Ну, ... эта штука замкнулась.
  -Просто представь себя в какой-нибудь одежде и дай команду субику. Например, вот это.
  Я получил образ футболки и штанов. Но сколько ни представлял их, ничего не происходило. Пробовал даже представить, как одеваю все это.
  -Что-то не получается.
  -Я помогу.
  Тут я почувствовал, как она проникла ко мне в голову и попытался ее выгнать, но получил строгое:- "не сопротивляйся,"- и расслабился. Она захватила мой разум, я не мог ничего контролировать, как будто отошел в сторону и оказался заперт в собственном теле, все чувствуя, но при этом ничем не управляя. Кристин представила тонкую оболочку на поверхности моего тела, и я вновь ощутил на себе второй слой кожи, а затем она послала ей образы футболки и штанов. Вторая кожа тут же пришла в движение, освобождая поверхность тела, где не должно быть одежды. Только движение на это раз было более быстрым и сопровождалось небольшим потрескиванием.
  "Вылезай из моей головы," - обратился я к Кристин.
  И, получив назад свое тело, сказал:
  -Больше так не делай.
  Трансформация субика завершилась, и на мне оказались абсолютно белые футболка со штанами, очень плотно облегающие мое тело.
  -А посвободней можно? И цвет я б тоже поменял.
  -Конечно. Попробуй сам.
  Повторив манипуляции Кристин, я добился нужного мне результата. Все оказалось довольно просто, только теперь пришлось устанавливать связь не со второй кожей, а непосредственно с одеждой и отдавать команду ей. Теперь одежда стала более свободной и не стесняла движений. Цвет я тоже поменял на серый, белый был слишком уж белый, какой-то неестественный.
  -А можно я вылезу из этого? - я все еще сидел в саркофаге и мне очень хотелось встать на ноги. Ганс послал какую-то команду саркофагу, и он стал меняться прямо подо мной. Буквально через десять секунд я уже сидел на ровном столе. И расценив такой жест как ответ "да", слез со стола и встал на ноги.
  Девочка оказалось намного ниже меня, примерно метра полтора ростом. Одета она была в очень красивое белое платье с огромной ромашкой на подоле с левой стороны. Я смотрел на Кристин, на ее юное выразительное лицо с белоснежной кожей и потрясающими голубыми глазами. На ее темные, лоснящиеся волосы, ниспадающие почти до поясницы и подпоясанные на голове золотистой тесемкой с прозрачным кристаллом, свисающим на чудный лобик, и не мог отвести взгляда. Чудное создание. Просто ангел воплоти. Кристин, не выдержав моего пристального взгляда, потупила взор и уставилась куда-то в пол. Ну же, Крис, куда ж делась твоя уверенность. По сравнению с Кристин, Ганс был вообще коротышкой, ростом чуть более метра, и одежды на нем не было. Ну, по крайней мере того, что я под ней понимал. Уже познакомившись с субиком, я не мог утверждать, что это не одежда, которая покрывает все его тело, но все ж больше склонялся к тому, что это натуральный кожный покров. А цвет его был серый. Анатомически он очень походил на меня с Кристин: две ноги, туловище, две руки, правда пальцев на конечностях было всего по три вместо наших пяти, и полностью отсутствовал волосяной покров. Больше всего внимание привлекала его огромная голова. Да его неказистое, хлюпенькое тело венчала непропорционально большая голова, с огромными черными глазами, не имеющими ни век, ни ресниц. Треугольное лицо с маленьким ртом в нижней части и солидным бугорком над ним, на месте носа, только без дыхательных отверстий. Чуть ниже места, где должны быть уши, потому что их у него не было, располагались два отверстия, которые регулярно открывал и закрывал перепончатый клапан. Я решил, что это его дыхательная система. Ганс стоял словно сомнамбула, смотря строго перед собой, и никак не реагировал на мое внимание к его персоне.
  -А твой друг не очень общительный. Он часом не заснул?- обратился я к Кристин.
  -Он мне не друг, он мой пленник, - последовал искренний ответ.
  -Что?
  -Я контролирую его разум. Он не...
  -Постой,- перебил я и, уже буквально переходя на крик, - Вы кто такие? Что здесь вообще происходит? Где я?
  -Успокойся. Позже я все объясню, да ты и сам все поймешь. У нас мало времени. Тебя срочно надо поместить в модулятор, скоро действие лекарства прекратиться, и тебе станет очень плохо.
  -Кто ты такая?- повторил я вопрос, не обращая внимания на ее слова.
  - Я Кристин.
  -Не... Это я уже слышал. Я хочу знать кто ты, Кристин?
  Она непонимающе смотрела на меня. Собственно говоря, я и сам не знал, что хочу от нее услышать, просто мне нужно было больше информации. Только вот какой? Я стал нервно расхаживать по комнате, пытаясь сформулировать вопрос.
  -Ты и я - мы люди. Мы с Земли. Нас взяли...ээ... Нет. Нас поймали для опытов. Они, - она кивнула на Ганса, - ставят на нас опыты. Исследуют как лабораторных мышек, - почти плача, выдавила из себя Кристин.
  В сознании всплыло "образцы".
  -С Земли, - повторил я.- А сейчас мы где?
  -На Луне. Это их наблюдательный пункт. Нам правда надо идти, - уже успокоившись, произнесла Кристин.
  -Почему я ничего не помню?
  - Ты помнишь. Просто, - она какое-то время молча смотрела на Ганса, а потом продолжила, - просто твоя память временно заблокирована, сейчас идет перенастройка мозга. Были включены дополнительные отделы, которыми ты раньше не пользовался, а если и пользовался, то не использовал полностью их возможности. Мозг сам себя настраивает. Устанавливает связи между отделами, оценивает, оптимизирует... как бы выполняет дефрагментацию. В общем, после того, как он закончит, эффективность его работы возрастет, более того ты сможешь использовать его на все 100%, вместо прежних 20%.
  -А он здесь один?- спросил я, имея в виду Ганса.
  -Нет, были и другие, но я не могла их всех контролировать. Я и с одним Гансом еле справилась. Они очень сильные телепаты. Пошли у тебя уже руки начинают трястись, если ты упадешь, мне будет тебя не дотащить.
  -Куда же делись другие? - не унимался я.
  -Их больше нет. Ганс с ними разобрался, ну точнее я через него, - уклончиво ответила она.
  -Почему я должен тебе верить?
  -Потому что у тебя нет выбора. Пойдем.
  Я огляделся. Комната идеальной кубической формы. Абсолютно гладкие белоснежные стены, такие же пол и потолок. Все излучает мягкий белый свет. На их поверхности не было ни малейшего намека на стык или соединение, ни единой трещинки. Создавалось впечатление единой, монолитной конструкции без дверей и окон, просто замкнутое помещение, в центре которого стоял зеленоватый прямоугольный камень с серебристыми вкраплениями, не так давно бывший моей колыбелью.
  -Здесь вроде некуда идти,- подытожил я.
  Кристин посмотрела на Ганса, и тот, сильно хромая, подошел к одной из стен и прямо ей послал мысленную команду "дверь". По-крайней мере так я уловил слабый отголосок этой передачи. Вообще за все время общения с этой двойкой мне впервые удалось что-то перехватить, когда обращались посредством телепатии не ко мне лично. Так вот после команды "дверь", я ожидал услышать лязг каких-то механизмов, или по-крайней мере увидеть, как отъедет скрытая панель, образуя проход в стене, но ничего этого не было. Проход просто возник. Значит, стоит стенка, а тут раз и уже дверь, без какого-либо перехода. В стене образовалась параболическая арка, высотой в два с половиной метра и около полутора в ширину.
  -Ганс, а что у тебя с ногой?- спросил я, заметив глубокую рану на задней стороне его бедра, до этого он стоял ко мне лицом и я просто не мог этого видеть. Но вместо него ответила Кристин:
  - Его ранили, когда мы захватывали станцию. К нему надо обращаться только телепатически, он не слышит. У него нет речевого аппарата, как у нас. Да и говорит он, только если я позволяю.
  -Пойдем уже. А нельзя мне еще той гадости в мензурке? - я почувствовал, что мое состояние начинает ухудшаться. В голове вновь начинала пульсировать боль, возвращались также тошнота и слабость.
  - Нельзя, - коротко отрезала Кристин, не объясняя почему.
  Как только мы прошли через арочный проход и оказались в длинном коридоре, за нашими спинами вновь возникла монолитная стена, выход исчез. Коридор был из того же материала что и комната, с такими же светящимися стенами. По обе стороны коридора находилось несколько овальных отверстий. Увидеть, что пряталось за ними, я не мог, как только мы к ним приближались, они исчезали и появлялись вновь после того, как мы уже прошли. Примерно посередине коридора лежало два трупа в точности как Ганс, только ростом около двух метров, а ближе к концу коридора - третий труп, похожий на гигантского осьминога пурпурного цвета, с десятью щупальцами.
  -Это другие, - сказала Кристин. - Эти двое миомпы близкие родственники неоспов, то есть Ганса, они из одной системы. Миомпы более развиты, они продукт генной инженерии неоспов. Неоспы, используя свою ДНК, создали их, как более совершенный вид, предназначенный для дальнейшей эволюции и покорения вселенной. Тот третий - это Верг, - при этих словах ее передернуло. - Они довольно злобные существа, привыкшие ни с кем не считаться. Их мир находиться на окраине нашей галактики, диаметрально противоположном нашему. Живут они в океане, поэтому на воздухе им не очень комфортно, несмотря на специальное покрытие типа субика.
  -Откуда ты столько знаешь?
  - А я и не знаю. Это знает Ганс, - улыбнулась Кристин.
  Мы прошли коридор и оказались в круглом зале с куполообразным потолком. Здесь также как и в коридоре было множество овальных проемов, шедших по кругу на равном расстоянии друг от друга. Подошли к одному из проемов с левой стороны от коридора, после команды Ганса овальный проем изменился, превратившись в арку, и мы вошли внутрь. Комната была точно такая же, как та, в которой я проснулся, и в центре так же стоял прямоугольный камень, правда уже бирюзового цвета.
  -Тебе надо лечь на него. Это модулятор, он...он... - пыталась объяснить Кристин, но не могла подобрать нужные слова. - Ну, в общем, это что-то вроде медицинского блока. Просто ляг на него, он сам все сделает. Ложись прямо в субике, это позволит быстрее установить связи между организмом и модулятором.
  Я подошел к этому "прибору" и дотронулся до него. Он оказался мягким, похожим на желе, но при увеличении силы нажатия вел себя довольно упруго. Мне становилось все хуже, и, долго не раздумывая, я полез на очередной лежак.
  -Когда модулятор получит команду, ты начнешь в него погружаться. Он так работает. Ты не волнуйся и попытайся расслабиться, - сообщила Кристин. - Готов?
  -Поехали.
  Последовала команда от Ганса, и я медленно стал погружаться в бирюзовое желе. Перед тем, как холодец накрыл меня с головой, я невольно задержал дыхание и теперь не знал, как поступить: вдохнуть эту гадость или попытаться выбраться. По мере того, как заканчивался кислород в моих легких, на меня накатывала паника.
  "Дыши," - я даже не понял, от кого получил сообщение, потому что был уже на пределе.
  Я вдохнул и, конечно, стал захлебываться, испытывая чудовищную боль. Но длилось это недолго, как только весь воздух вышел из моих легких, наступило облегчение, а затем я стал засыпать.
  
  * * *
  
  Проснулся я уже лежа сверху студня, причем желеобразная кровать оказалась еще и ортопедической, образовав на своей поверхности впадины и выпуклости таким образом, чтоб в моем позвоночнике не возникало напряжение. Никаких изменений в своем организме я не чувствовал, за исключением хорошего самочувствия и вернувшейся памяти.
  Звали меня Алексей Сергеевич Шумов и было мне двадцать три года. Учился я на четвертом курсе Санкт-Петербургского государственного университета, на факультете радиофизики. Вспомнил я и события, предшествующие моему попаданию сюда. Случилось это двадцать третьего августа этого года. В этот день я вместе со своим однокурсником Сидоровым Сашкой поехал на ночную рыбалку на Ладожское озеро. Рыба не клевала, и мы решили лечь спать, а уж на утреннем клеве оторваться по полной. На берег решили не плыть, чтобы время не терять, да и место у нас было прикормлено, поэтому спать легли прямо в лодке, поставив будильник в мобильнике на четыре утра. Уснул я быстро, но где-то около двух часов ночи меня разбудил Сашка. Прямо над лодкой летали два светящихся шара. Шары плясали и скакали высоко в небе, изредка меняя свой цвет с белого на красных или желтый, и наоборот. Они выписывали такие замысловатые траектории, то замирая на месте, а то мгновенно ускоряясь до бешеных скоростей. Оценить их скорость движения мы не могли, не было ориентиров, но решили, что лучше быть подальше от этой феерии. Конечно, совсем недалеко рядом с поселком Громово находился военный аэродром, и можно было все это списать на какие-то испытания, но техники, способной вытворять такие виражи, на Земле просто не существовало. Мы уже плыли к берегу, когда шары исчезли, а потом внезапно возникли над нашими головами, залив все вокруг сиреневым светом. Чувство восторга охватило меня. Свет очаровывал, внушал спокойствие и безмятежность. Ничего больше не существовало, не было ни мыслей, ни звуков, ни запахов. Не было ничего кроме огромного желание избавиться от собственного тела, оболочки, мешающей раствориться, слиться воедино со светом, стать частью его. Затем свет стал сгущаться, наливаться синевой. И вдруг ослепительная вспышка. Глаза пронзила резкая боль, и мир померк, а проснулся я уже здесь.
  -Да уж, порыбачили. Сашка наверно тоже здесь, - рассуждал я, не замечая, что говорю в слух
  Встал и хотел отправиться на его поиски, но двери не было. Я подошел к тому месту, где она находилась до этого, и пытался мысленно ее открыть: "дверь", "проем", "проход", "ворота".... Я перепробовал все известные мне варианты, ни один не сработал. Стал колотить и пинать стену, прыгнул разок с разбегу - ничего, я даже не слышал звука от моих ударов по ней.
  -Кристин! Эй! Ау! - закричал я. - Кристин!
  Пробовал и с помощью телепатии позвать эту чудо-девочку, но безрезультатно. Да, телепат из меня никакой. Интересно, что стало бы со мной, не появись Кристин? А что дальше будет? И где шляется эта девчонка? - рассуждал я, улегшись прямо на пол. Ложиться на эту желе-кровать я побоялся, вдруг она снова решит повторить процедуру. От нечего делать стал забавляться с субиком, пытаясь подобрать что-то посолидней. Как оказалось, дизайнер из меня тоже никудышный, ничего особенного я не придумал и остановился на черных брюках с синей рубашкой, а вместо ботинок предпочел кроссовки. Субик был довольно забавной штукой, он позволял не только моделировать одежду, но также создавать и бижутерию. Я даже сделал себе часы, правда, ходить они не хотели. Еще я узнал, что у него есть определенный запас энергии, который иссякал после трех преобразований подряд, затем ему требовалось примерно минут десять для подзарядки. Энергию он брал прямо из окружающей среды, но мог использовать и тепловую энергию тела. Диапазон регулируемой температуры составлял от десяти до пятидесяти градусов по Цельсию. Правда, время, которое он мог поддерживать эту температуру, сильно зависело от внешних условий.
  -Соскучился? - как из-под земли появилась Кристин со своим пленником, немного меня напугав.
  - Ага, щас описаюсь от радости. Да кстати меня зовут Алексей Сергеевич, - улыбнулся я.- Да ладно. Можно просто Леша.
  -Память вернулась?
  -Так точно. Слушай, перед тем, как я сюда попал, я был не один - и я рассказал ей про Санька.- Ты не знаешь? Может он тоже здесь?
  -Я никого больше не видела. Подожди, - она посмотрела на Ганса и какое-то время стояла молча. - Да, он тоже попал сюда, но его больше нет. Мне жаль.
  - Его куда-то увезли?
  -Нет, он мертв. То есть, его тело мертво. Все что от него осталось это ...это цито.., я не знаю как сказать, что-то вроде души или призрака.
  -А я могу его увидеть?
  Снова взгляд на Ганса:
  -Конечно, пойдем.
  -Слушай, а зачем ты таскаешь этого лупоглазого с собой?
  -Не надо так, - кажется, ее это задело. - Здесь очень хорошая система безопасности. Это здание - квазиживой полимерный кристалл, и управляет им их компьютер. Правда, он совершенно не похож на наши, это симбиоз между техникой и живой органикой. У Ганса есть допуск свободно перемещаться по всей базе, а у нас нет. Без него мы бы и шагу не смогли сделать.
  - А как же те мертвые, если эта система такая умная и все здесь контролирует, она давно уже знает об их гибели и наверняка вызвала подмогу. Только не понятно, почему нас не заперла.
  -Мы ее обманули. Ганс сказал ей, что они больны и поместил их для лечения в такие же блоки, как и тебя, а они полностью автономны и не контактируют с ней. Система доверяет ему, он главный.
  -А он не может сделать и нас главными, ну или хотя бы, чтоб она не обращала на нас внимания?
  -Нет. Есть генетическое ограничение.
  - Ты сказала, что еле с ним справилась, как же ты его контролируешь столько времени?
  -С помощью блокстера - она показала кристалл на своем лбу. - Он не позволяет залезть ко мне в мозги, одновременно удерживая разум Ганса. Правда, радиус действия всего пять метров, поэтому я должна быть всегда рядом с ним, чтобы он не сбежал.
  -Блокстер? Он так называется? - удивился я.
  -Нет. Это я его так называю.
  -Может лучше тогда блокатор, раз он блокирует мысли.
  -Можно и блокатор, мне все равно.
  Мы вернулись в коридор, по которому шли до этого. Тел и вправду не было. Зашли в один из проемов после мысленной команды Ганса.
  -А этот блокст ... блокатор. Его надо обязательно на лбу носить?
  -Нет не надо. Нужен контакт с телом, просто я подумала, что так вернее будет.
  Я представил себя с такой фенечкой на лбу и засмеялся. Мы стояли в уже привычной кубической комнате, похоже, у них это был какой-то стандарт. В центре комнаты стоял прозрачный цилиндр от самого пола до потолка, радиусом около двух метров, а внутри него находился Сашка, паря в его центре. Призрак - точнее сказать было нельзя.
  -Сашка. Сань, ты меня слышишь?
  - Нет, он не слышит, не думает и не помнит. Это просто объем протоплазмы в торсионных полях, которая сохранила привычную форму.
  -Вытащи его оттуда.
  -Нет. В этом нет смысла, без этого поля протоплазма распадется, - сказала Кристин, показывая на цилиндр. - Для него больше ничего нельзя сделать. Надо подумать, как выбраться отсюда самим, потому что когда прибудет другая смена, я не уверена, что мы с ними справимся. Даже если справимся с ними, то все равно о нас узнают и тогда нам каюк.
  -А когда прибудет эта смена?
  -Ну, они меняются каждые две недели. У нас одиннадцать дней.
  -Хорошо, вундеркинд. Какой план?
  -Я не знаю.
  -Пошли куда-нибудь в другое место. Мне здесь не по себе. А здесь кофе есть?
  -Нет. Они не едят, как мы. Все необходимое для существования они получают из модулятора, - говорила Кристин, глядя на Ганса.- А ты голоден?
  -Нет. Просто мне так проще. Не так навязчиво.
  -Подожди, - в этот раз она смотрела на Ганса очень долго. Я уж подумал, что между ними завязалась борьба, как вдруг Кристин продолжила, - у них есть синтезатор органики и атомный деструктор, можно попробовать с их помощью что-нибудь приготовить.
  -Ну, с синтезатором все ясно, а как нам пригодиться атомный деструктор? Мне кажется, он нужен для разрушения - деструкции атомов.
  -Да, он способен разбирать атомы на элементарные частицы, но может делать и обратное. Надо только знать, какое вещество мы хотим получить.
  -Ладно. Веди, мой генерал.
  -Хватит уже паясничать. Я ведь могу и обидеться.
  -Больше не буду. Точнее постараюсь.
  -Уж постарайся, а то я тоже придумаю тебе прозвище.
  - Хм...Давай озвучь.
  -Я...Э...- замешкалась она, а потом засмеялась и сквозь смех выдавила, - я буду звать тебя почемучкой.
  -Почему?- спросил я и сам засмеялся.
  Когда приступ смеха прошел, я поинтересовался:
  -Кристин, а тебе сколько лет?
  - Мне пятнадцать, - последовал короткий ответ.
  - Пятнадцатилетний Рембо. Ой, извини. Само как-то сорвалось, - стал извиняться я - Как же ты смогла такое сотворить?
  -Что сотворить?
  -Захватить инопланетную станцию. Взять инопланетянина в плен и убить троих.
  -Убить, - повторила она, - я тогда не...
  -Подожди. Начни с самого начала. С того, как ты здесь оказалась, - перебил я. - Нам нужна информация, а я почти ничего не знаю. Да и мозга запасного у меня нет - кивнул я в сторону Ганса.
  -Мы с папой поехали отдохнуть на озеро недалеко от Мюнхена.
  -Это в Германии, - снова перебил я, - а сама ты откуда?
  -Из Берлина. Я там живу вместе с мамой. Они с папой в разводе. Он у меня военный, и мы с ним видимся очень редко.
  -Берлин на севере, а Мюнхен кажется на юге - это ведь Бавария? - вспоминал я.
  -Ага. Это столица Баварии, город знаменитого на весь мир пивного фестиваля Октоберфест и самого популярного и титулованного немецкого футбольного клуба "Бавария". Ты что футбол не смотришь?
  -Да как-то не особо увлекаюсь. А зачем так далеко ехать, чтобы с папой повидаться? Это ведь почти через всю Германию.
  -Не повидаться, а отдохнуть. Это очень красивый город, сплошная достопримечательность со своим характерным стилем. У Мюнхена много обликов. Мюнхен - большой музей архитектуры всех европейских стилей, от готики до модерна, под открытым небом. Там шикарные бутики и огромное количество знаменитостей. Это промышленная столица Германии и город кинематографии, а также целая сокровищница мировой живописи в Пинакотеке. В нем очень много различных музеев. А какие у него окрестности! Просто сказка! В двух часах езды от Мюнхена на юг, в предгорьях Альп, стоит самый знаменитый замок на свете - Нойшванштайн. Его построил последний король Баварии Людвиг Второй, именно его Уолт Дисней использовал как основу для всех своих замков в мультфильмах и в Диснейлендах. А лыжный курорт Гармиш-Партенкирхен и городок Ваейнштефан, где в бывшем монастыре работает самая старая пивоварня на свете, старинный Фрейзинг с его романской базиликой, австрийский Зальцбург - город Моцарта... Я очень люблю там бывать и каждый раз он меня удивляет, преподнося новые сюрпризы.
  Рассказывая о Мюнхене, Кристин расцвела, глаза загорелись, словно он прямо сейчас находился перед нею со всеми своими достопримечательностями.
  -Ну, Санкт-Петербург тоже ничего, - скромно сказал я.
  -Я слышала. Расскажи что-нибудь, - попросила она.
  -Да я как-то не очень знаком с его достопримечательностями, - признался я в своем невежестве.
  -Живешь в нем и ничего не знаешь? - удивилась она.
  -Ну, что-то знаю, но не много и так как ты не смогу описать.
  -И не надо как я. Ты говори, как сам воспринимаешь.
  -Нее, - покачал я головой. - Сама в Интернете посмотришь, когда вернемся, а может даже съездишь, как-нибудь.
  -Ты жлоб, - сказала она.
  Я пропустил оскорбление мимо ушей и спросил:
  -А русский откуда так хорошо знаешь? Наверно мама русская?
  - Нет, они коренные немцы. Я совсем не знаю русский. Это все блокатор. Он переводит, считывая мысли, а затем сопоставляет их со звуками и сохраняет образы соответствия прямо в мозг. Чем больше мы говорим, тем лучше он работает. Еще немного и я смогу разговаривать без него.
  - Подожди. А как же первый раз? Ты же сразу говорила на русском - вспомнил я.
  -Не говорила. Это переводил анализатор, к которому был подключен твой мозг. Я находилась с ним в телепатическом контакте и когда говорила твой мозг одновременно со звуком получал образ соответствия звука мысли. Странно, что ты не заметил разности в звучании. Должно было получаться так: я говорю на немецком, а ты все понимаешь, но при этом не знаешь немецкого, но слышишь именно его и наоборот для меня только на русском. Но звук немецкого должен был быть звуком немецкого. Парадокс какой-то. Наверно это ошибка в работе твоего мозга, он тогда был сильно перегружен.
  Я вспомнил, что довольно долго сидел в саркофаге, только он назывался не анализатор, а как-то иначе. Наверно это один из модулей саркофага - решил я. Спрашивать у Кристин не стал, а то и вправду станет называть почемучкой, да и не важно это было. Почему я решил, что Кристин - это наша Кристина?
  - И так вы с папой поехали...- начал я, чтобы вернуться к начальной теме.
  -Да. Поехали на озеро, чтобы провести выходные вместе - подхватила Кристин. - Гуляли. Общались. А ночью я проснулась от яркого света, который заливал мою палатку, и когда палатка заходила ходуном, я выбежала наружу. Произошла вспышка и очнулась я уже на модуляторе. В комнате никого не было. Я звала, кричала, пыталась найти выход. Но его не было. Тогда я села в угол и заплакала. Потом пришел Ганс и залез ко мне в голову, - она замолчала. Ей было тяжело говорить, и я не стал торопить, давая возможность собраться. - Я стала сопротивляться. Он говорил, что все будет в порядке, что не надо сопротивляться. Что я избранная и должна пойти с ним. Я сделала вид, что согласна и сделаю все, как он говорит, наверно я даже так думала, потому что он был у меня в голове, а значит и мои мысли были открыты ему. Он поверил мне и немного ослабил давление, а я внезапно сильно ударила его в этот бугор на месте носа. Это было чисто инстинктивно, как будто рука сама приняла решение. Бугор оказался очень чувствительным нервным центром. Их телепатический центр, через него они общаются, это я позже поняла, когда захватила его разум. Так вот, после удара он упал, потеряв сознание, а по полу покатился блокстер, то есть блокатор. Мне почему-то сразу показалось, что этот кристалл очень важен. Подняла его и хотела бежать, но дверей не было. Я посмотрела на кристалл, решив, что он ключ, стала пытаться найти дверь. Пока я бегала с кристаллом вдоль стен, Ганс очнулся. Он снова попытался влезть ко мне в голову, но тут сработал блокатор. Все его мысли оказались у меня как на ладони, и я поняла, что это за кристалл. Ганс тоже понял, что блокатор у меня и бросился бежать, но не успел, с кристаллом я легко завладела его разумом. Я довольно долго рылась в его мозгах. Задавала вопросы, и он отвечал, правда, непроизвольно. Не знаю сколько времени это продолжалось, но тут появился верг. Он зашел, чтобы что-то сообщить и сразу понял, в чем дело. У него был фотоннофазовый излучатель, он меняет фазу колебания молекул и ускоряет их. В общем он выстрелил, попав в Ганса, и попытался скрыться. Я знала, что нельзя его отпускать, потому что вернулся бы он не один, и дала команду Гансу - хватай. Ганс настиг его уже в коридоре. Верг оказался гораздо сильнее Ганса и, махнув одним из щупалец, впечатал его в стену. Ганс опять потерял сознание, а я с легкостью захватила разум верга, он не сопротивлялся или просто не мог. Тут появились двое миомпов, наверно что-то услышали, и сразу бросились ко мне. И я дала команду вергу убить их. А потом увидела, что Ганс приходит в себя, и послала вергу команду "умри" и он умер. Просто взял и упал мертвый.
  -Тише. Не плачь, - Кристин вовсю рыдала. Я обнял ее и, гладя по голове, пытался успокоить. - Ты все правильно сделала. Они сами виноваты.
  -Я их убииила, - раздался новый приступ.
  -Хватит ныть, - строго сказал я, меняя тактику. И, взяв за плечи, слегка встряхнул ее. - Успокойся, Крис. У тебя не было выбора. Это как на войне либо ты их, либо они тебя. Понимаешь?
  -Да. Извини. Я больше не буду, - сказала Кристин, успокаиваясь.
  -И ты меня извини, - я помог ей вытереть слезы, и она даже улыбнулась. - Ну, вот и молодец.
  Мы были уже на месте и несколько минут просто стояли молча. Эта комната отличалась от остальных, в которых я уже успел побывать. Ее стены образовывали шестиугольник, в итоге внутренний объем помещения представлял собой пространство внутри прямой шестигранной призмы. У каждой из шести стен стояло по столу, на которых лежали какие-то приборы. В центре комнаты тоже находился стол, только круглой формы, нанизанный на металлическую трубу, уходящую в потолок. Ножек у стола не было, он просто висел на этой трубе.
  -Они, что никогда не сидят? - прервал я молчание.
  Кристин посмотрела на Ганса, и тут же из пола возникли стулья, похожие на половинки от яичной скорлупы. Мы сели.
  -Кристин, ты сказала, что была с отцом. Он тоже здесь?
  -Нет. Только я. Он был им не нужен. Здесь больше никого нет кроме нас с тобой.
  -А после того, как вы победили тех троих, что было дальше? - постарался я как можно деликатнее задать вопрос.
  -Да ничего особенного. Мы вытащили тебя, затем поместили в модулятор. Ганс был ранен. Я решила его подлечить, используя такой же модулятор. Их здесь семь штук, они их используют для лечения, отдыха и восстановления сил. Правда, тут пришлось постараться, чтобы настроить модулятор, нужно было чтобы Ганс не получил возможность свободно мыслить. Я боялась, что он что-нибудь придумает и тогда все пойдет насмарку. А когда он был здоров, мы убрали тела. Не сами, с помощью системы и пришли к тебе.
  -Штука, из которой стрелял верг, она где?
  -Фотоннофазовый излучатель? - спросила Кристин. - Здесь.
  Под ромашкой оказался кармашек, из которого она извлекла штуковину в форме отвертки.
  -Хе ... Я ожидал чего-то большего. Это их оружие?
  -Это фотоннофазовый излучатель. Просто верг использовал его как оружие. Он был нужен ему для того, чтобы сделать то же самое с тобой, что и с Сашей.
  -Зачем!? Зачем они это делают?
  -Я не знаю. А то, что знает Ганс, не понимаю. Там что-то связанное с пространством и полями.
  -Как ты это делаешь? Я имею в виду телепатию. Как ты передаешь свои мысли?
  -Просто думаю, представляю. Как-то само получается.
  -Ты это всегда умела?
  -Нет. Раньше не умела. Только здесь смогла. У тебя тоже должно получаться. Может позже.
  -Ладно. Сделайте мне кофе с плюшками, - улыбнулся я.
  Кристин вместе с Гансом подошли к одному из столов, где стоял прибор похожий на микроволновку и долго стояли, смотря друг на друга. Потом Ганс повернулся к микроволновке, и в ней что-то сверкнуло, затем зажужжало. Минут через пять Кристин извлекла из нее калач, по комнате разнесся запах свежевыпеченного хлеба.
  - Круассан готов! - торжественно произнесла она и подошла ко мне. - Продегустируешь?
  Я взял у нее рогалик и разломил пополам. Запах был чудесный. Но простой тычок пальцем в мякиш дал повод усомниться, что это хлеб. Я отломил кусочек мякиша, растер его между пальцами.
  -Это что-то типа целлюлозы. Как я понимаю - это пресловутый синтезатор органики.
  -Он самый, - Кристин выглядела разочарованной. - Попробуем еще?
  -Не стоит. Хлеб - это готовый, сложный продукт. В него входит много компонентов, которые при выпекании еще как-то меняются. Я думаю, не получится у нас синтезировать сразу готовый продукт. Можно, конечно, синтезировать его компоненты, а потом приготовить, но мы не будем. Обойдемся.
  -А кофе? - вяло произнесла Кристин.
  -И кофе тоже. Боюсь, что мы просто зря тратим время. Надо знать точные формулы веществ, их пропорции. Ну, в общем, не так все просто. Конечно, после n-ого числа экспериментов мы бы добились чего-нибудь похожего, но времени нет. Дома кофейком оттопыримся.
  -Что будем делать?
  -Ну, нас сюда привезли. Значит должен быть корабль. Перед тем как, я сюда попал, в небе летало два НЛО. Это я к тому, что обязательно должен быть корабль. Возьмем его и вернемся. Даже если сами не сможем его вести, то у нас есть Ганс. Он может?
  - Ганс может и корабль есть. Даже целых три, но мы не можем на них улететь. Я бы сразу к нему ломанулась. Система безопасности не позволит. Дело в том, что она реагирует на генную структуру, а во время перемещения мы должны быть в специальных капсулах. Без сознания.
  -Значит надо как-то ввести в систему безопасности допуск на нашу ДНК.
  -Взломать компьютер - это единственный выход.
  -Значит надо взломать. Он тоже телепатически управляется?
  -Да.
  -Ты сможешь? Просто я в этом профан.
  -Не знаю.
  -Ты выглядишь усталой. Как давно ты держишь Ганса?
  -Часов пятнадцать. Ну, правда, был перерыв в четыре часа, когда он лечился.
  -Ты просто МОНСТР, - я испытывал к ней огромное уважение. - Тебе надо отдохнуть. Я смогу его контролировать с помощью этого блокатора?
  -Но я не устала. Пошли к компьютеру.
  -Нет. Тебе надо отдохнуть. И не спорь. Ну, дык смогу?
  -Я не знаю. Блокатор не позволит Гансу завладеть твоим разумом, но если он сможет мыслить, то свяжется с системой безопасности. И это будет край.
  -Комнаты с двумя модуляторами здесь, конечно, нет?
  -Ага. Мы можем засунуть Ганса в модулятор, а я посплю на полу, - улыбнулась Кристин.
  -Нет. Ты должна не только поспать, ты должна восстановиться. Тебя надо обязательно поместить в модулятор. Снотворное, - внезапно осенило меня. - Надо его усыпить. У них есть снотворное?
  -Они используют специальную гипнотическую аппаратуру, она создает поля, которые действуют подавляюще на организм, от этих полей воздух светиться. Но ими управляет компьютер. От него здесь очень много зависит.
  -Ты у него получше в башке покопайся. Должно быть что-то, какое-нибудь вещество.
  -Нашла, - почти сразу сказала Кристин. Ганс подошел к одному из столов с пирамидальной штуковиной на нем и, немного покопошившись там, вернулся с мензуркой, в ней была какая-то синяя жидкость. - Это усыпит его на шесть часов.
  -Хорошо. Пойдем к модулятору.
  Мы гуськом двинулись к уже знакомому прибору. Честно говоря, меня уже стала сильно раздражать эта бестолковая ходьба из комнаты в комнату.
  - А мы точно на Луне? - усомнился я. - Потому что я не чувствую особой разницы в весе. Даже наоборот мне кажется, что я вешу здесь немного больше чем на Земле.
  - Точно. Это все здание. Оно генерирует свое гравитационное поле, которое дополняет Лунное, а все вместе создает силу тяжести, как на их планете. На Аверсе - планете неоспов. Она чуть больше земной, с гравитацией примерно 1.2g.
  Мы вновь оказались в комнате с модулятором. Именно здесь я подвергся воздействию этого прибора. Ганс принял содержимое мензурки и стал медленно оседать на пол. Выждав немного времени, я взял у Кристин кристалл и фотоннофазовый излучатель. Это была мера предосторожности на тот случай, если Ганс вдруг очнется. Использовать фотоннофазовый излучатель я вообще не собирался. Ганс нужен был живым. Помня про его чувствительный центр, я решил, что если даже он шевельнется, буду бить его в этот бугор. Ганса я не боялся, блокатор должен был защитить мой мозг, а физически он и рядом со мной не стоял. Главное, чтобы он не успел дать команду защитной системе, поэтому я расположился рядом с ним и был готов нанести удар. Кристин, настроив модулятор, залезла на него и стала погружаться. Когда ее накрыло с головой, из ее рта вырвался фонтанчик пузырьков, а по телу забегали судороги. Я отлично помнил свои ощущения в подобный момент, когда сам лежал в модуляторе, и искренне ей сочувствовал. Ее последний раз передернуло, и она замерла, словно начинка в большом пудинге. Наступила полнейшая тишина. Ни единого звука. Мне предстояло провести четырехчасовую вахту, наблюдая за сном Ганса, пока не проснется Кристин. А потом еще вместе с ней два часа до пробуждения Ганса. Целая куча времени, чтобы все хорошо обдумать и взвесить. Только вот обдумывать нечего. Есть вопросы, но нет на них ответов. Я покрутил в руке фотоннофазовый излучатель. С виду обычная земная отвертка. На рукоятке три кнопки: первая включает излучатель, вторая для настройки силы излучения, а третья - величина фазового сдвига. Если все поставить на максимум, то эффект от облучения походил на действие газовой горелки или бластера. 'Рана на ноге Ганса была словно выжжена', - вспоминал я. Но как его хотел использовать верг? "Пространство", "поле" и "душа" - всего три слова, но как их связать воедино я не знал. Чего хотят эти существа? Обладая такой техникой, они могли бы сделать с нами и с планетой все, что только может придти в голову. Вопросы, одни только вопросы. Тут я заметил, что модулятор с Кристин начал мерцать, постепенно наращивая частоту. Справится ли она?- спрашивал я себя, и сам отвечал - конечно, справиться. Она уже столько сделала. Хрупкая девочка смогла то, что не по силам было мне, взрослому мужчине. Избранная. Матрица какая-то получается. Для чего тебя избрали, Кристин?
  Размышляя, я и не заметил, как пролетело целых четыре часа. Когда модулятор перестал мерцать, тело Кристин стало медленно подниматься к его поверхности. Оказавшись на ней, она продолжала лежать совершенно неподвижно и не дыша. Я начал волноваться. В ее легких по-прежнему была жидкость. Что делать я не знал. Начинать реанимацию, или так и должно быть? Совершенно неожиданно она с хрипом вздохнула, затем еще раз и задышала спокойно. Ровно. Как может дышать спящая девочка. Я вздохнул с облегчением, и, если бы не Ганс, может даже запрыгал от радости. Но куда же делась жидкость?
  -Соскучился?- нарушил тишину звонкий голос. Честно говоря, я серьезно задумался о субстанции, из которой состоял модулятор, и совсем про нее забыл, как и про Ганса. Про Ганса нельзя забывать. Я мысленно выругался, коря себя за такую оплошность.
  -М-да, - все, что я изрек. Любительница внезапного появления вновь заставила меня вздрогнуть своим коронным "соскучился". И что она нашла в этом слове? Но выглядела она посвежевшей. Бледность с лица пропала, уступив место легкому румянцу. Как же все-таки она красива.
  - Как дела? - прозвучал еще один странный вопрос.
  - Нормально, - ответил я, хотя думал совсем по-другому. Не мог же я сказать ей, что они плохи как никогда. - Все по-старому. Ганс дрыхнет. Я сторожу. Отлично выглядишь.
  - Чувствую себя тоже отлично, - сказала Кристин, спрыгивая с пудинга. Я стал отвязывать кристалл блокатора от своего запястья, конечно же, я не повесил его себе на лоб. Если достаточно простого контакта с телом, зачем такие изыски. Да и не надежно это, ведь он мог слететь с головы от любого резкого движения. - Вот держи.
  - Спасибо, - сделав реверанс, сказала она и стала собирать волосы, собираясь опять нахлобучить блокатор себе на голову.
  - Подожди, - я взял у нее кристалл и повязал на ее шею. - Так лучше и не слетит. Отличное колье.
  - Не колье, а кулон. Колье это...
  -Да. Да я знаю, - перебил я.
  -Мне кажется, на голове надежней. Ближе к мозгу, прямо рядом с третьим глазом, - с сомнением произнесла она.
  -Третьим глазом?
  -Ну, это не глаз, - засмеялась она. Да я и сам знал, что не глаз, но ничего не сказал. - Это центр телепатии у людей. Просто на Земле его называют третьим глазом.
  -Не волнуйся так тоже надежно. Ты ведь когда его только подобрала, вообще в руке держала, он же работал, - вернулся я к теме блокатора, напомнив ее встречу с Гансом.
  -Работал, но...- хотела она возразить, но, не найдя аргументов или просто передумав, сказала, - ладно. Пусть так. И вправду надежней. Не слетит.
  - Ну, вот и хорошо. Ганс еще долго спать будет?
  -Как и положено. Прошло четыре часа, ну чуть больше. Значит, спать ему чуть меньше, чем два часа.
  -Точно?
  -Точно. Я сразу почувствую, когда он начнет пробуждаться.
  -Хорошо. Расскажи мне про этот компьютер.
  -Не могу. Ганс ведь спит.
  -Ну, хоть что-нибудь. Ты ведь должна была что-то запомнить - не отставал я.
  -Компьютер встроен в само здание. Он един с ним и почти все здесь контролирует. Есть что-то типа пульта управления. Оттуда можно менять его настройки. Конечно, установить с ним связь можно откуда угодно из здания, но это будет не то, что напрямую, - она сделала паузу, что-то обдумывая, и продолжила - словно связаться с процессором через периферийное устройство, ну например принтер. Такая связь будет ограниченной, а может, даже односторонней.
  - А корабли? Корабли ведь с ним не связаны?
  -Нет. Там своя система. Тут дело не в том, кто что контролирует, а в нашем ДНК. Из-за определенного участка ДНК наш организм как бы сам блокирует возможность управлять. Запрет содержится не в компьютере, а в нас самих. Каждая клеточка организма генерирует особое поле, которое в совокупности образует ауру. А тот участок ДНК дает команду полю ауры включить запрет. Нам надо взломать компьютер, чтобы мы могли воспользоваться генным вариатором и отменить эту команду. Понимаешь, компьютер не подчинить ни при каком раскладе, но мы должны убрать из его перечня оборудования генный вариатор. Сделать этот прибор автономным, не зависящим от компьютера.
  -Что будет с нами после этого прибора?
  -Ничего. Мы просто отключим один из генов, это не изменит структуру ДНК.
  -А если просто отключить компьютер? Нет питания, нет компьютера.
  -Его нельзя отключить. Я ведь говорила, что это симбиоз между техникой и живой органикой. Понимаешь, живой! Можно его уничтожить, убить, но этого нельзя делать. Компьютер управляет генераторами. Убьем его останемся без энергии. А то и вообще погибнем, при взрыве. Генератор работает на принципе аннигиляции. Вся масса вещества переходит в чистую энергию. Когда компьютер отключится, реакция выйдет из-под контроля. Либо затухнет, или наоборот станет более бурной.
  -То есть берем частицу и античастицу соединяем их и получаем энергию. Но откуда античастицы берутся?
  -Их нет. Античастицы не нужны. Достаточно только самой частицы.
  -Очуметь. Какой у тебя IQ? Ты ведь даже без Ганса такое выдаешь.
  -Ай... что? - не поняла она.
  -Это коэффициент интеллекта. Не обращай внимания, - немного подумав, я добавил - а если отключить сам вариатор?
  -Нет. Только так, как я сказала. Ганс лучше знает, - отрезала она. - Расскажи лучше о себе.
  -Что рассказать?
  -У тебя девушка есть?
  -Ээ... А это важно? - промямлил я, не зная, как реагировать на такой вопрос.
  -Просто интересно.
  Я рассказал ей про Свету. Про то, как мы познакомились и уже собирались пожениться, когда вдруг отношения не заладились. Про Питер и свою учебу в университете, и как я оказался здесь. Меня пугал ее интерес к моей персоне, поэтому я старался отвечать на вопросы особо не вдаваясь в подробности, а некоторые вообще игнорировал или пытался сменить тему.
  -Научи меня телепатии? - неожиданно попросил я.
  -А чему тут учить? Просто думай о чем-нибудь и посылай свои мысли. Нужно захотеть, что бы тот, кому ты хочешь послать сообщение, знал то же, что и ты. Представь, что твои мысли оказались в моей голове.
  "Пошли мне что-нибудь" - раздалось в моей голове.
  Я думал о кусочке торта и пытался передать его Кристин. Треугольный кусок с белым кремом и красной вишенкой крутился в моей голове.
  "Это что-то сладкое", - раздалось у меня в голове. - "Ты слишком сосредоточен, не надо концентрироваться. Просто представь и пошли"
   "Хорошо," - как-то само собой получилось у меня, и она улыбнулась.
  Я еще долго посылал ей всякие картинки. Все оказалось намного проще, чем мне казалось. Я даже попробовал проникнуть в ее мысли, представляя себя у нее в голове, но она с легкостью меня оттуда выкинула. Я словно ударился о глухую стену, о барьер, который не мог преодолеть.
  -Смотри, - сказала Кристин, и в ее руке оказался огненный шар, который она подбросила вверх словно мячик. Шар, не долетев немного до потолка, рассыпался снопом искр. Затем я почувствовал, что потерял опору. И, глянув вниз, понял, что вишу в воздухе в полуметре от пола.
  -Прекрати,- сказал я. Кристин засмеялась, и я рухнул на пол.
  -Ой, извини! Не ушибся? - сделала она виноватый вид, а потом опять засмеялась. - Ты так забавно дрыгал ногами и хватался за воздух. Это надо было видеть.
  -Как? - только и смог произнести я. У меня чуть глаза из орбит не вылезли, а челюсть отвисла так, что, если бы не была надежно закреплена, то упала бы вперед меня.
  -Вот так, - все еще улыбаясь, сказала она.
  -Ты меня пугаешь.
  -Больше не буду. Просто я вдруг поняла, что могу. И решила попробовать. Это не трудно, как телепатия. Правда много сил уходит.
  -Да уж. Знаешь, я начинаю думать, что еще немного, и ты просто встанешь и улетишь, как супермен. Нет, не супермен. Супергерл.
  - Ганс приходит в себя. Скоро пойдем, - объявила она. Тут по ее платью пробежала волна искорок сверху вниз.
  -Что это?
  -Просто почистила платье. А ты еще не знаешь? Субик стирать не надо. У него есть режимы очистки. Можно поставить на автомат, тогда он будет анализировать свою поверхность и при необходимости очищаться, а можно чистить самому в любой момент. Автоматический режим удобен, но иногда очистка может включаться в неподходящий момент, поэтому мне кажется лучше самой чистить.
  -Хватит умничать. Вон запасной мозг уже шевелится.
  -Я контролирую. Еще минут пять.
  -Здорово! Я жутко хочу пить. Вода-то у них есть?
  -Скоро узнаем, - сказала она, показывая на Ганса.
  -Вот еще что! Хотел спросить. Я смогу залезть к Гансу в мозг, чтобы покопаться в его знаниях? Я имею ввиду, что ты будешь его контролировать, а я покопаюсь. Можно?
  -Не знаю. Ты можешь мне помешать. Лучше не надо, вдруг он вырвется.
  -А ты можешь передать мне то, что знаешь?
  -Что передать?
  -Все.
  -На это потребуются часы. Я у Ганса уже очень долго в голове, а знаю намного меньше его. И очень много просто не понимаю. Да, я тебе и так почти все рассказала, что знала. Я узнаю что-то новое, когда только ищу конкретную информацию. Это как задаешь вопрос и получаешь ответ, иногда абсурдный и непонятный. Иногда ответ просто откладывается в памяти, а потом, спустя какое-то время, приходит понимание.
  -Я вот, что думаю, когда доберемся до пульта, надо Ганса снова усыпить. Ты поделишься со мной всей информацией про компьютер, все, что сможешь вытащить из его головы. А потом будем пытаться его взломать вместе. Я хоть не так крут, как ты, но чем-нибудь помочь смогу. По-крайней мере, хоть немного отвлеку его.
  -Если его усыпим, придется ждать шесть часов, пока он проснется. Хотя с другой стороны, мы не знаем сможешь ли ты его контролировать, пока я буду занята компьютером, - рассуждала Кристин, а потом подвела черту. - Да, так наверно лучше. Посидим. Поболтаем. Расскажешь мне про Свету.
  Ганс очнулся, и мы были готовы начать действовать. Но меня мучил один маленький нюанс. Я уже давно хотел в туалет. Но вот спросить не решался, сильно сомневаясь, что он тут есть. Вообще я много читал и был поклонником фантастики. Книжные герои бороздили галактику, завоевывали планеты, словом вытворяли такое, на что порой не хватало воображения. Но никогда не ходили в туалет, словно у авторов было негласное правило не писать об этом. Конечно, когда я читал эти книги, про такие потребности вовсе не думал, просто столкнувшись с тем, о чем раньше только читал, начинаешь сравнивать вымысел и реальность.
  - Э, Кристин. Мне тут... Здесь есть туалет или что-нибудь типа того? - наконец, задал явопрос. Должно же быть хоть что-то похожее. Не безотходные же они существа.
  -Специального места нет. Отходы жизнедеятельности удаляются в модуляторе, но можно просто через субик. Он все проанализирует, если есть что-то полезное, вернет это в организм, а все остальное выведет в окружающую среду - совсем не смутившись, произнесла Кристин.
  -Что прямо в штаны?
  -Ага.
  -Нее. В штаны я не могу. Это ... это ...- не нашел я слов. - А в модулятор это как?
  - Так же. Ложишься, и он все делает для нормальной работы организма.
  -Не годиться, может занять много времени, - ситуация была не из приятных, я видел только один выход. - Просто открой мне какую-нибудь комнату. Ту, в которую мы не пойдем.
  - Что на пол?
  - А как еще? Открой комнату и подожди снаружи, вместе с этим, - кивнул я на Ганса.
  Так и сделали. Зашли в одну из комнат, правда, Кристин не очень хотела выходить. Говоря, мол, я отвернусь. Но я был настойчив и выпроводил ее, сказав, чтоб открыла дверь минут через пять.
  -Пись, пись, пись, - произнесла Кристин, когда я, сделав все дела, вернулся к ней.
  - Не смешно. Интересно знать, а как ты с этим справлялась?
  - Никак. Я не ходила. Мне было не нужно - смущенно произнесла Кристин.
  -Да ну, - меня сразу насторожил ее тон. Она явно что-то не договаривала. - Прям так и не разу? За столько времени ни разу?
  -Ладно. Ладно. Ну, может быть один или два раза.
  -Ты напрудила в штаны, - заливаясь смехом, сказал я.
  -Нет, не напрудила я так же, как ты.
  -Врешь? Я вижу по твоим глазам, - на самом деле, я лишь предполагал. Брал на понт, хотя в ее глазах и читалось некоторое смущение.
  -Это Ганс. Он сделал это за меня, когда только влез ко мне в мозги. Но второй раз я сделала так же, как ты, причем в той же комнате. Система сама все уберет, - ей было неприятно это признавать. - Доволен?
  -Очень. Пошли уже. Надо взять снотворное для Ганса, и я по-прежнему хочу пить.
  -Ага, а потом пойдешь углы метить, - съязвила она.
  Мы вернулись назад в шестигранную комнату, напоминающую то ли склад, то ли какую-то лабораторию, со странным столом в центре. Взяли мензурку со снотворным для Ганса, и хотели синтезировать воду. Для создания воды надо было использовать второй прибор - атомный деструктор. Агрегат был цилиндрической формы с тремя кольцами, делящими его на три равных части по высоте, как будто три одинаковых цилиндра поставили друг на друга. От каждой части шло по две трубки, уходивших прямо в стену. Вообще, если отбросить лишние трубки, очень походил на старый советский пылесос Вихрь. Несмотря на то, что нам была хорошо известна формула воды - Н2О; структура ее молекул, тип химической связи, я мог запросто посчитать все энергетические характеристики, но все было без толку. Мы не могли синтезировать довольно простое вещество, просто прибор не понимал наши знания, он не знал что такое водород и кислород, не понимал значения слова атом. Тогда я еще больше облегчил задачу и попытался синтезировать протон. Я объяснил Гансу, что мне нужна частица с такой-то массой, зарядом, спином. Но в итоге получили какой то серый шарик, похожий на дробину и, что самое интересное, бивший током. Честно говоря, я не понимал как такое вообще могло получиться, потому, что даже не зная названия, можно было легко построить аналогию между изображением атома и терминологией. Вот тогда-то я и сообразил, что нужна аналогия. Чтобы можно было сопоставить два понятия разных культур, обозначающие одно, чем-то третьим. Конечно, первым делом мы попытались перевести слово вода, представляя океан с бегущими по нему волнами. То есть, используя тот же способ, что и ранее при синтезе хлеба. Жидкость в итоге мы получили, правда, попробовать не решились. Она была мутная и чем-то пахла. Затем мы получили водород, представляя: солнце, воздушный шар, атом с вращающимся электроном. Он оказался в колбе, запаянной с двух сторон. Я разместил ее вертикально и попросил убрать нижнею заглушку. Водород значительно легче воздуха и в таком положении никуда из колбы не мог деться. Затем Кристин, сделав огненный шарик, подожгла содержимое колбы. Раздался громкий хлопок, а на стенках колбы образовались капельки воды. Таким образом, получив воду, не составило труда объяснить, какое вещество нам необходимо. Несмотря на сложность выбранного пути в получении воды процесс не занял много времени. Вдоволь напившись чистейшей, дистиллированной воды, и прихватив пару литров в кувшине с собой, мы отправились к пульту управления компьютером. Конечно, такая вода была скорее вредной, чем полезной, но выбора у нас не было. По пути к компьютеру я обдумал наши действия и решил, что они были не рациональны. Можно было добиться того же более простым способом, без участия водорода, ведь как оказалось, нужна была только маленькая капля воды. А ведь наш организм состоит на семьдесят процентов из воды. Какое-то ее количество содержится в окружающем воздухе, еще больше в воздухе, который мы выдыхаем. Я думал, как ее можно было выделить оттуда, чтобы получить ту заветную каплю, вспоминая: дистилляцию, конденсацию, зависимость влажности от температуры. Больше всего мне нравился способ конденсации воды из воздуха путем уменьшения его температуры или сжатия, не очень хотелось использовать жидкости из тела.
  -Доволен? - спросила Кристин.
  -Хоть от жажды не умрем. Ты постарайся узнать у Ганса, что-нибудь еще про компьютер. Как он работает, думает. Это ведь не искусственный интеллект, значит должны быть определенные алгоритмы работы, решения задач...Постарайся найти ошибки в этих алгоритмах или условия которые могут к ним привести, чтобы мы могли использовать эти бреши. Да и у меня есть еще один вопрос, а как мы вступим с ним в контакт, если он не может вступать в контакт с нами?
  -Я об этом не подумала, - виновато произнесла она и задумалась. - Так через Ганса. Это ты меня сбил. Все правильно, я ведь так и хотела, пока ты не сказал - усыпим, тогда вообще перестала про него думать, воспринимая его не как доступ к системе, а как обузу и источник информации. Только тут есть маленькая проблема, если его подключить к компьютеру, я не смогу его контролировать. Понимаешь, его мозг будет соединен напрямую с компьютером.
  -Значит надо, чтобы его мозг сделал то, что надо нам.
  -Но как?
  -Надо стереть всю его память и записать то, что он должен будет сделать, когда соединиться с компьютером. Только прежде, чем стирать, надо изъять всю информацию про генный вариатор и как им пользоваться, а так же составить алгоритм действий Ганса для его соединения с компьютером.
  -Но как только Ганс соединиться с компьютером, он получит доступ ко всей информации, которая есть в компьютере, а вдруг там хранятся данные, которые нельзя, чтобы он знал. Всю память, конечно, он не вернет, а вот помешать нам сможет.
  -Тогда надо сделать так, чтобы он не мог воспринимать информацию. Поджарить его мозг, но не полностью. Сможешь?
  -Не знаю. Наверно смогу.
  -Корабли! Я чуть про них не забыл. Нужна еще информация о кораблях, а именно о том, как ими управлять, - воскликнул я и добавил, - надо вообще все тщательно продумать, чтобы не осталось ни каких дыр в нашем плане, но при этом была возможность маневрировать на тот случай, если что-то пойдет не так. Должна остаться возможность вернуться к началу.
  - К началу вернуться не получится. Как только мы повредим его мозг, не будет пути назад. Мозг будет поврежден и восстановить его нельзя.
  - Я не про восстановление мозга, а про возможность программировать его. Нужно чтобы была возможность внести изменения в алгоритм, если потребуется.
  -Мне не нравиться твой план. Мы сделаем его идиотом. Все равно, что убьем, только намного хуже.
  -Я не вижу другого варианта. У нас нет выбора, если мы хотим отсюда выбраться.
  -Выбор есть всегда, - возразила Кристин.
  -Я не вижу других вариантов. Пойми, этот Ганс обращался с нами ничуть не лучше, почему же мы должны его жалеть? Честно говоря, я вообще не испытываю к нему симпатий, воспринимаю его как животное. Ты мясо кушаешь?
  -Кушаю. Я поняла к чему ты клонишь, но я не... - она не договорила, очевидно поняв, что это бессмысленно, и у меня найдется аргумент, чтобы возразить ей. - Больше не буду. И Ганс не животное он разумный.
  - А с чего ты взяла, что животные неразумны? Мозг-то у них есть, просто не настолько развит, как у нас. Ты ведь хочешь вернуться домой?
  Она больше ничего не сказала. Кажется, обиделась. Я решил ее больше не трогать, пускай позлится немного, обдумает все. Совсем недавно она убила трёх существ, и это, конечно, оставило глубокий психологический след. Мы молча проследовали в комнату управления. Хотя слово комната слишком громко сказано, скорее кладовка. Помещение было прямоугольной формы около трех метров в длину и около двух в ширину. С правой стороны во всю длину помещения стояла кушетка с подголовником для головы. По обе стороны от подголовника располагались две полусферы. Томограф какой-то - подумал я. Пульта как такового не оказалось, да и не нужен он был, ведь связь с компьютером осуществлялась напрямую. Так же не нужны были и мониторы или какие-то еще средства вывода информации. Между кушеткой и левой стенкой оставалось примерно полметра свободного пространства, где мы и расположились.
  Кристин стала посылать мне информацию о компьютере, но при этом совершенно меня игнорируя. Просто голые образы системы, ничем не связные с Кристин, словно компьютер, выдающий информацию сам по себе, не вкладывая в нее ни интонации, ни эмоций. В общем-то, большую часть информации она мне уже рассказала, за исключением самого принципа работы компьютера. Я машинально проводил аналогию с земными машинами, пытался структурировать материал, создавая что-то вроде директорий и файловой системы, но так и не понял, как работала эта машина. Конечно, та информация, которую прислала мне Кристин, все это содержала, просто я не мог ее понять, как будто вам дали инструкцию пользователя, часть которой была написана иероглифами, в которых вы ни черта не смыслите.
  -Кристин, я знаю, что надо сделать, чтобы генный вариатор стал автономным, - сказал я, нарушая молчание, но она не обратила на меня внимания, как будто вообще не слышала. - Кристин, что с тобой?
  Я не знал, что делать и думать. Неужели ее так задели мои слова.? Старался найти выход, подобрать нужные слова, но ничего не получалось.
  -Со мной все нормально, - как не в чем ни бывало сказала она через пару минут. - Я была сильно занята, копировала информацию о вариаторе. Ты что-то говорил, я не все поняла?
  -Да, я сказал, что нашел, как сделать вариатор автономным, - повторил я.
  -И как?
  -Мы просто обманем компьютер, - она сделала непонимающий вид, но я был рад, что с ней все в порядке и улыбнулся. - Все просто. Мы поменяем один из модуляторов и вариатор местами, в списке оборудования компьютера. Так как модуляторы работают автономно, то и вариатор станет работать автономно.
  -Но компьютер сразу обнаружит несоответствие.
  -Все правильно, но назад сам поменять не сможет. То есть сразу не сможет, ему нужно будет подтверждение пользователя, а его у него не будет. Он будет понимать, что это ошибка, но, чтобы ее исправить самостоятельно, по протоколу он должен проверить всю систему, а это займет около часа. Только не говори, что нам надо больше времени.
  -Нет. Процедура займет минут по десять на каждого.
  -Здорово. Ты как?
  -Нормально. Я все сделаю. Дай попить.
  Мы еще раз обсудили план действий, и алгоритм который должен был выполнить Ганс. Пришли к выводу, что объем памяти Ганса должен быть не более двух минут. Этого времени было достаточно для выполнения алгоритма, и даже имелся тридцати секундный запас, но при этом должна остаться возможность внести изменения, а значит, и записать в мозг информацию.
  -Прости, Ганс, - сказала Кристин, проведя рукой по его щеке. Сказала она это простыми словами, и я хотел было подсказать ей, что он ее не воспринимает, но потом понял, что сказала она это не для Ганса, а для себя.
  Кристин усадила Ганса на пол, а сама села прямо напротив, взяв его за руки. Какое-то время ничего не происходило, они просто сидели и смотрели друг на друга. Затем я заметил, что кристалл блокатора начал светиться. Лицо Кристин стало белым, как мел, и на нем потихоньку выступала синяя сеточка кровеносных сосудов. Неожиданно Ганса стало трясти, а я почуял запах горелого. Кристалл на шее Кристин многократно увеличил свою яркость, а от места, где он соприкасался с кожей, шел легкий дымок. Вены на ее шее, висках вздулись и пульсировали, а сеточка из сосудов покрыла все лицо и шею. У Ганса изо рта пошла пена, и почти сразу раздалась яркая вспышка, сопровождаемая хлопком. Я на какое-то время потерял зрение из-за этой вспышки, придя в себя понял - это взорвался блокатор, рассыпавшись на тысячу кусочков размером с песчинку. Кристин и Ганс разлетелись в противоположные стороны, словно между ними взорвался не маленький кристалл, а целая граната. Я нагнулся над Кристин, проверил пульс и дыхание. Вроде все в норме, за исключением потери сознания и большого ожога на груди, на том месте, где был блокатор. В этот момент встал Ганс. Первым, что пришло в голову, была победа Ганса. Он взорвал блокатор и неизвестно, что сделал с Кристин, а сейчас примется за меня. Я достал фотоннофазовый излучатель и уже хотел стрелять, но Ганс не обращал на меня внимания. Он подошел к кушетке и лег, положив голову на подголовник в аккурат между полусфер. Полусферы вплотную приблизились к его голове и засветились, издавая мурчащие журчание. Я убрал фотоннофазовый излучатель. Получилось. Она смогла.
  -Кристин, - я постучал по ее щекам, спрыснул лицо водой. Ничего. Попробовал залезть к ней в голову, а там лишь пустота. Она была без сознания. - Ну же, Крис. Очнись.
  Ганс завершил заложенный в него алгоритм и сидел на кушетке, не понимая, что происходит. Было даже забавно. Один только вид маленького гуманоида на трехметровой кушетке выглядел курьезно, но отчет времени пошел. У меня был ровно час, из него минимум двадцать минут требовалось для работы аппарата, а значит, времени оставалось менее сорока минут. Надо было действовать. Я решил, что раз не получается привести Кристин в чувство, надо хотя бы добраться до вариатора. Схему всего комплекса я получил от Кристин вместе со знаниями о компьютере, посути, само здание и есть -компьютер. Здание действительно абсолютно монолитно, а вот появляющиеся и исчезающие двери были вовсе не из вещества, а просто специфическим силовым полем, копирующим внешний вид материала здания. Я с легкостью установил мысленный контакт с Гансом и попросил его открыть дверь, но он никак не отреагировал. Он просто не мог. Одним словом - овощ. Его память была пуста, в ней лишь остатки нашего алгоритма, которые постепенно замещала зрительная память. Тогда я перехватил контроль над его телом, но даже в этом случаи не последовало никакого сопротивления. Я взял Кристин на руки и, управляя Гансом, отправился к генному вариатору.
   Хоть я и не испытывал никакого сопротивления со стороны Ганса, но управлять им было непросто. Приходилось отдавать команды каждой мышце, чтобы она сокращалась, а сустав приходил в движение, при этом нужно было держать в напряжении другие мышцы, чтобы поддерживать положение тела. Ганс постоянно падал, и продвигались мы медленно, потом я, переложив Кристин на плечо, взял Ганса подмышку, и наше продвижение значительно ускорилось. Суммарный вес их был около девяносто килограмм, поэтому устал я прилично пока добрался до нужной комнаты. Казалось бы, хрупкая девушка и хлюпенький гуманоид, а создают приличный вес, все дело в гравитации, которая была чуть больше Земной - 1.2g, добавляя тем самым лишних пятнадцать килограмм веса.
  Комната оказалась стандартной - кубической с ребром в девять метров и прозрачным многогранником в самом центре, занимающим половину ее пространства. Додекаэдр - правильный многогранник, каждая из двеннадцати граней, которого в свою очередь правильный пятиугольник, - вспомнил я, школьный курс геометрии.Додекайдр [http://encycl.opentopia.com/enimages/24/23905/Dodecahedron.jpg] Я положил Кристин и Ганса на пол и, немного отдышавшись, осмотрелся. Материал, из которого был сделан додекаэдр, оказался вовсе не стеклом, несмотря на свою прозрачность, а каким-то странным металлом или чем-то его напоминающим по свойствам, понял я, поскрябав, а затем постучав по нему. Звук, который он издал, сильно походил на тот, что издает пустая металлическая бочка, когда по ней ударяешь. Приглядевшись, я увидел, что он действительно полый внутри, на некотором расстоянии от граней была сферическая полость.
  -Да у вас просто мания какая-то на идеальные фигуры, - сказал я, и, глянув на стены, добавил, - и на чертов свет.
   По моим расчетам прошло уже около двадцати минут, и надо было срочно начинать действовать. Но была большая проблема, я не знал, как пользоваться генным вариатором. Если бы даже мне удалось его активировать, я все равно не знал, что и как надо изменить в ДНК. Это была ошибка в нашем плане, и внести изменения в него было невозможно. У меня было два варианта моих дальнейших действий. Первый заключался в том, чтобы поместить Кристин в модулятор, а когда она восстановится, повторить процедуру с Гансом. Но здесь были свои подводные камни: во-первых, я не знал, получится ли во второй раз повторить процедуру с компьютером; во-вторых, я не знал, восстановится ли Кристин в модуляторе, не поврежден ли ее мозг окончательно. Второй вариант состоял в том, чтобы привести Кристин в чувство или вытащить информацию из ее мозга. Тут тоже была своя слабость: во-первых, я боялся, что если у Кристин серьезные повреждения, то задержка времени может нанести непоправимый вред или вообще убить ее; во-вторых, я не знал, как ее пробудить и как самому случайно не повредить ее мозг. Был еще и третий вариант, попробовать на абум использовать вариатор, но его я сразу отбросил. С генетикой лучше не шутить, особенно если не знаешь, что делаешь.
   - Ну, же! Шумов, соображай быстрей, время идет, - подхлестывал я себя.
  Немного поколебавшись, остановился на втором варианте. Почему-то мне казалось, что трюк с компьютером второй раз не пройдет. Я сел около ее головы и стал пробовать мысленно проникнуть в мозг, постепенно усиливая нажим. Но там была лишь темнота, как будто выключили свет. Пытаясь проникнуть в мысли Кристин в первый раз, когда на ней был еще блокатор, я ощущал энергию, мощь мозга, правда, подобраться к этому не мог, мешал кристалл. И тоже самое с мозгом Ганса, хотя он практически не работал, но в нем чувствовалась энергия. Я решил, что у нее просто кончилась энергия, как в батарейке. Она слишком много сил вложила, ничего себе не оставив. И сейчас ее мозг отключился, отдыхает, подзаряжается. Но сколько на это потребуется времени? Боюсь, что очень много. Мне оставалось поместить ее в модулятор.
  -Подзарядить! - воскликнул я. - Подзарядить ее мозг.
  Я положил руки ей на голову, сам не знаю почему. И стал представлять, как перекачиваю в нее энергию. Ничего не вышло. Затем я вспомнил, что когда Кристин взламывала мозг Ганса, она держала его за руки и сидела прямо напротив. Усадить ее не получилось, она все время заваливалась, нужен был кто-то, чтобы держать ее. Ганс, конечно, для этого не подходил. Но я решил эту проблему, усадив ее в угол комнаты. Сам сел напротив, взяв ее за руки, попытался повторить. Опять ничего. Третий глаз - внезапно до меня дошло, что руки тут вообще не при чем. Надо посылать энергию не через руки и не в голову, а в третий глаз. Попробовал так. И через некоторое время почувствовал слабенькую искорку, которая постепенно разгоралась. Мозг постепенно оживал и требовал все больше энергии. И в какой-то момент перехватил инициативу. Уже не я посыл ему энергию, а он выкачивал ее из меня. Я почувствовал, что начинаю слабеть, а поток энергии все набирал силу.
  - Хватит, - еле-еле произнес я .- Хватииит, Крис.
  Я не мог прервать передачу, словно попал в водоворот, из которого не выплыть. И который начинал тянуть меня ко дну. Я был уже на грани потери сознания, когда поток прервался.
  - Получилось? - прошептала Кристин и открыла глаза.
  -Да, - так же тихо ответил я. И немного полежав рядом, добавил, - Крис, надо настроить генный вариатор. У нас мало времени.
  - Я нее... могу
  -Надо, милая. Солнышко, ну ты хоть попробуй. Или пошли мне информацию, - уговаривал я, сам лезть к ней в мысли я боялся, неизвестно, чем бы это могло закончиться. Даже сейчас она была намного сильнее меня.
  -Солнышко? - она попробовала улыбнуться. - Я попробую. Надо подойти ближе
  Я попробовал ее поднять, но не смог. Сил не было совсем. Извинившись, взял ее за руки и поволок прямо по полу. Сколько же ты потратила сил, если забрала почти все мои, а тебе хватило только чтоб открыть глаза? Когда мы оказались около додекаэдра, одна из его пятиугольных граней отошла в сторону. Несмотря на мое состояние это меня удивило. Хоть какая-то механика.
  - Нужно внутрь, - прошептала она.
  Как только я затащил Кристин внутрь додекаэдра в сферическую полость, панель закрылась.
  -Подожди, Кристин, я выйду.
  Но вместо ответа я почувствовал мысленную команду вариатору, и Кристин снова оказалась без сознания. Что-то стало потрескивать и пощелкивать, нас потянуло вверх. Я обхватил Кристин и прижал к себе. Мы висели в воздухе прямо в центре сферы. Затем сфера стала окрашиваться в серебристый цвет, не пропуская свет. Мы какое-то время висели в абсолютной темноте, а потом мое сознание стало меркнуть, словно покрываясь пеленой тумана, и я вырубился.
  Очнулся я на дне сферической поверхности, Кристин лежала на мне. Затылочная часть головы сильно болела, я дотронулся до нее рукой. Там была огромная шишка и что-то мокрое, липкое. Я посмотрел на руку, она была в крови. Наверно мы упали, когда аппарат закончил работу. Сферическая поверхность совсем не идеальное место для падения. Хорошо, что Кристин упала на меня, а не наоборот - сообразил я. Дверь была открыта. Я осторожно отодвинул Кристин и попытался подняться. Правая нога сильно болела, я едва мог на нее наступить.
  - Надеюсь, я смягчил твое падение, и ты не пострадала, - сказал я, вытаскивая ее из генного вариатора.
  Сил не было совсем, я едва мог двигать ее волоком. Дверь открылась при первой же мысленной команде. Ганса я решил оставить здесь, просто не справиться с двумя. Да и навредить он никак не мог. Одним словом - овощ.
  - Почему я воду не захватил? - сказал я. - Вот псих! Сам с собой уже разговариваю. Эх. Хотя бы глоток.
  У меня ушло наверно около часа времени, чтобы дотащить Кристин до модулятора. По дороге мы часто останавливались, чтобы я мог немного отдохнуть и собраться для очередного рывка. Да, рывка. Я не мог тащить ее постоянно, хотя, с точки зрения физики, это было бы менее энергозатратно, чем рывки с остановками, нет силы трения покоя. Теперь оставалось затащить ее на модулятор, а значит, надо поднять.
  -Щас, Кристин, еще чуть-чуть, - говорил я, сидя спиной к модулятору, - щас, только отдышусь немножко.
  Я перекинул руку Кристин через свою шею и чуть не клюнул носом в пол под ее весом. Немного посидев в таком положении, резким рывком попробовал закинуть ее на модулятор. Но в момент рывка у меня потемнело в глазах, и я вонзился головой в пол, посадив шишку еще и на лбу. Придя в себя, я прислонил ее спиной к модулятору, а сам залез на него сверху и взял Кристин за руки. Упершись ногами в желе-кровать, потянул ее на себя и, конечно, свалился на пол, перевалившись через другой край "кровати", но все-таки затащил ее. Правда не полностью, ноги все еще свисали с модулятора. Передвинув ее на середину модулятора, я послал ему мысленную команду, он заработал. Я какое-то время посидел на полу рядом с ним, приходя в себя и убедившись, что прибор функционирует нормально, пополз к двери. Да, именно пополз - на четвереньках. Сил не осталось совсем, надо было добраться до второго модулятора.
  - Да, что я, как собака, - сказал я сам себе. - Будь мужиком. Иди как нормальный человек.
  Ценой огромных усилий мне удалось подняться, но уже на первом шаге я оступился. Пол стремительно ко мне приближался.
  
  * * *
  "Соскучился?" - раздалось в моей голове. Я улыбнулся и открыл глаза. Кристин вместе с Гансом сидели на полу, а я лежал на модуляторе.
  - Это сон?
  -Нет, ты уже проснулся, - засмеялась она. - Отдохнул?
  -Да, - я себя отлично чувствовал, потрогал голову и ногу, все в порядке. - Что случилось?
  -Не знаю. Когда я очнулась, ты лежал на полу без сознания. Тебя кто-то побил?
  -Нет. Это я сам. Наверно я потерял сознание, когда ... А как ты меня затащила на модулятор?
  - Вот так - улыбнулась она, а мое тело ненадолго приподнялось в воздух. - Ты сам себя побил?
  - Нет, - тут уже засмеялся я. - Просто упал неудачно.
  "С возвращением," - вдруг сказал Ганс.
  Я подскочил, выхватывая фотоннофазовый излучатель.
  -Все нормально. Убери его, - сказала Кристин. - Я все объясню.
  -Да уж. Постарайся, - сказал я, но фотоннофазовый излучатель так и не убрал.
  - Я с ним договорилась. Он нам поможет.
  -О чем ты с ним договорилась? - спросил я. - Подожди, ты ведь все стерла. Ты ведь испортила его мозг.
  -Нет, не испортила. Ну, может чуть-чуть.
  -Рассказывай... Быстро.
  -Когда я начала процедуру, - говорила Кристин, тщательно подбирая слова, - он знал, что мы хотим с ним сделать. Ганс умолял меня не делать этого, сказал, сделает все, что мы захотим. Поможет нам. Но я ему не верила, тогда он предложил другой вариант. Не повреждать его мозг, а временно заблокировать, чтобы потом его можно было вернуть. Он рассказал, как это сделать, даже внес изменения в наш с тобой алгоритм, чтобы все получилось. Без его изменений у нас бы ничего не получилось. Еще он сказал, что я могу поставить на него генетический запрет, как на нас, чтобы он не мог использовать их аппаратуру.
  -А если бы он обманул тебя? Ты понимаешь, чтобы было, если он обманул.
  -Он не мог, - отрезала она и продолжила, - мне не хотелось делать с ним то, что предлагал ты, и отпустить его я тоже не могла, а вариант с временной блокировкой мозга был хорошим. Эффект такой же как мы хотели, но вред я не наносила, к тому же Ганс мог еще пригодиться. Я поставила ему блокировку, а когда проснулась, снова сняла, правда, перед этим воспользовалась генным вариатором. Теперь его действия ограничены на генетическом уровне.
  - Но блокатор. Его больше нет, - говорил я, но не мог поверить своим глазам, он снова висел на ее шее. Отсутствие ожога меня не удивило, я машинально потрогал свою голову. - Я видел, как он взорвался.
  - Это другой, - она покрутила его пальцами, а потом кинула мне еще один, сказав, - а это твой.
  -Почему он взорвался? - сказал я, вешая кристалл себе на шею.
  -Не выдержал потока. У него есть предел, как и у всех вещей. Поток энергии через него почти вдвое превышал его возможности, и он сделал бах, - она улыбнулась.
  - Ты его контролируешь?
  -Нет. В этом нет необходимости. Ему не убежать из комнаты, он просто не сможет открыть дверь. Мне даже не нужен блокатор, я намного его сильнее и тебя тоже. Даже вас вместе взятых.
  - Ну, разошлась. Хоть бы покраснела для приличия. А со мной он справиться? Я имею в виду телепатию.
  - Скорей всего да, - признала она, но глаза ее говорили, что не скорей, а точно справится, просто не хотела меня обижать. - Но у тебя есть блокатор.
  -Поехали домой?
  -Еще нет, мне надо тебе кое-что еще рассказать, - она сделала паузу и продолжила. - Позже. А сейчас пошли к генному вариатору, проведем генетическую чистку.
  -Зачем? Я не хочу здесь больше оставаться. Хотя постой, надо полазить в их компьютере. Узнать как можно больше.
  -Я уже полазила. Об этом я и хотела рассказать, но не знаю с чего начать. Пошли к вариатору, а потом поговорим.
  -Зачем эта генетическая чистка? - повторил я вопрос, который она проигнорировала.
  -Я лишь активирую полезные генетические цепи и отключу вредные. Глупо было бы не воспользоваться возможностью повысить возможности организма. Я отключу гены, которые отвечают за наследственные заболевания и активирую те, которые повышают иммунитет и регенерационные возможности. Ты больше никогда не будешь болеть и перестанешь стареть, если сам не захочешь.
  -Но я не хочу жить вечно.
  -Ты и не будешь. Просто получишь возможность управлять организмом на сто процентов.
  -Как гены повысят мой иммунитет?
  -Ну, не гены. Просто организм станет лучше распознавать болезни, более эффективно с ними бороться, создавая антитела для болезней самостоятельно. Не нужны будут вакцины, таблетки или еще какие-то стимуляторы. Возрастет количество лейкоцитов в крови. Стволовые клетки станут работать, исполняя функцию, которая на них возлагалась изначально, то есть смогут замещать любые клетки в любом органе. Стволовые клетки, это те клетки, от которых произошли все остальные, прародители клеток, - пояснила она.
  -Я не уверен, что мне это нужно.
  -Нужно. Просто ты еще не знаешь об этом. Верь мне. Пошли.
  -А регенерация? Что если я останусь без ноги, у меня вырастет новая?
  -Нет, конечно, - она засмеялась. И немного успокоившись, продолжила. - Я имела в виду увеличение скорости деления клеток, раны будут быстрее заживать. Хотя знаешь, может и вырастит, если ее активно стимулировать.
  - А ты?
  -А я уже. Пока ты спал. Пойми, это уже все есть в нашем организме, только спит, а что-то наоборот пробудилось и мешает.
  -Нет, Кристин, я не хочу. Я не хочу превратиться в монстра.
  -А я что - монстр?
  -Я не знаю, - она психанула и направилась к выходу. - Постой! Кристин! Расскажи мне, что здесь вообще происходит.
  -Ганс расскажет, - отрезала она.
  -Я поду... - сказал я, но она уже вышла - ...маю. Чего вылупился лупоглазый?
  Больше всего я хотел поскорей отсюда убраться. Девчонка. Да что она понимает.
  "Говори, что здесь происходит?" - приказал я Гансу.
  "Кристин на тебя злится, но это ничего она отойдет," - ответил он.
  "Это не твое дело. Рассказывай, что здесь происходит?"
  "Это наблюдательный пункт на спутнике третьей планеты. Отсюда мы ведем наблюдение за планетой. На планете, которую вы называете Марс находиться основная база. Есть еще несколько наблюдательных постов на Земле, это пункты управления. В совокупности вся Солнечная система - наша лаборатория, испытательный полигон проекта сапиенс. Человеки - вы продукт нашей генной инженерии, мы вас создали. Мы попытались воплотить в вашей ДНК все, на что были способны. Мы шли от простого к более сложному, тщательно все продумывая. Постепенно ДНК развивалась, усложнялась, процессы становились все сложнее и сложнее. Иногда мы заходили в тупик, и тогда приходилось начинать с начала, внося коррективы, поправки, исправления. Специально для вас была подогнана планета. Изначально планировалось создать три подобных планеты. Первая это та, которую вы зовете Венера, но на ней мы потерпели крах. Небольшая неточность, ошибка в расчетах, сделала планету непригодной для обитания. Вторая - это Земля, я о ней позже расскажу, как о венце нашего творения. А третьей планетой эксперимента был Марс, на нем нам тоже удалось создать необходимые условия, но проект пришлось завершить. Виной всему была пятая планета от солнца, кажется, вы называете ее Нибиру, она потеряла стабильность из-за сильного воздействия со стороны Юпитера.
  "Не Нибиру, а Фаэтон или планета Ольберса, - вспомнил я название гипотетической планеты между Марсом и Юпитером"
  Конечно, о Нибиру - мифологической странствующей планете, я тоже слышал, но, насколько я помнил, ее орбита должна быть очень вытянутой и планета должна приближается к Земле лишь раз в 3600 лет, а значит никак не может располагаться между орбитами Марса и Юпитера. Впрочем, современная земная астрономия опровергает факт возможного существования такого объекта.
  "Пусть будет Фаэтон, это не важно, - согласился Ганс. - Сейчас на месте ее орбиты располагается пояс астероидов. Планета Фаэтон взорвалась, а на Марс обрушился шквал обломков. Мелкие не были опасны, они полностью или частично сгорали в атмосфере, не нанося большого вреда планете. Серьезную угрозу представляли большие обломки, часть из которых нам удалось отвести в сторону от планеты. Два крупных объекта удалось остановить в непосредственной близости от планеты, но они уже попали в ее гравитационное поле. Так появились спутники Марса: Фобос и Деймос. А один крупный объект остановить не удалось, не хватило мощности ядра планеты. Дело в том, что на планету двигалось сразу пять крупных объектов, два из них мы увели в сторону, два других стали Фобосом и Деймосом, а один упал на поверхность планеты. Объект большой массы вызвал на Марсе катаклизмы: гигантская температура уничтожила все, что мы создали; внутренние деформации планеты привели к остановке ее ядра; облака пыли закрыли атмосферу на многие годы. Мы решили отказаться от Марса и все внимание сосредоточить на Земле. Земле тоже досталось от останков Фаэтона, но не так серьезно. Луна - это осколок Фаэтона, он должен был пройти мимо планеты, но мы не много изменили его траекторию, и он попал в ее гравитационное поле, став спутником планеты. Точный расчет траектории позволил синхронизировать его собственное вращение с орбитальным. Теперь Луна повернута к Земле всегда одной стороной, что позволяет вести постоянные наблюдения с нее. Помимо наблюдательного пункта, Луна имеет и техническое предназначение. Она исполняет роль стабилизатора Земной оси вращения, ну, и, конечно, освещает ее поверхность. Планета Земля - это сложный объект со многими системами контроля, главной из которых является ядро планеты. Оно является не только генератором магнитного поля планеты, которое защищает ее от внешнего излучения, но способно выполнять и другие функции: обеспечивать планету энергией, генерировать гравитационное поле, генерировать силовой барьер. Ядро - это искусственный, сложный объект, созданный нами для обеспечения нужных условий на планете. Изначально на планете был всего один материк, который мы разделили на три части, дав возможность развиваться ветвям проекта с Марса и Венеры. Неудача на этих планетах не должна была отразиться на чистоте эксперимента. Планета была заселена тремя видам: человеки, атланты, гиперборейцы. Все три вида имели свои особенности в генетике. Развитие ветвей шло разными темпами. Больше всех в развитии отставали человеки, атланты и гиперборейцы превосходили вас на порядок. Между атлантами и гиперборейцами завязалась война. Атлантам удалось воздействовать на ядро планеты и значительно увеличить его скорость вращения. Это привело к обильному движению земной коры. Материки пришли в движение, стали соударяться друг с другом, колоться и крошится. Вид атлантов погиб полностью, большинство гиперборейцев тоже, а малая часть того, что осталась, исчезла со временем. Но человеки выжили и продолжали развиваться, иногда мы вмешивались и немного ускоряли темп. Материков стало больше. Человеки быстро размножались, были введены генетические маркеры. То, что вы называете расами".
  Ганс замолчал, а я сидел, широко открыв рот. В голове носились слова: создали, образцы, вид.
  "Зачем вы это сделали?" - спросил я после длительной паузы.
  "Целью эксперимента было выведение идеальных существ, способных покинуть пределы Нашей Вселенной. Каждый из созданных видов обладает протоплазменной ментальной копией - душой, которая способна развиваться только в теле. Душа способна преодолеть потенциальный барьер вселенной и покинуть ее".
  "Зачем покидать вселенную?"
  "Время вселенной ограничено. Настанет момент, когда надо будет ее покинуть или погибнуть".
  "И мы способны?"
  "Нет. Возможно, пока нет. Несмотря на большой потенциал вашей сущности, душа не способна перенять разум и опыт сущности. Время существования души ограничено и не превышает сорока Земных суток. Эксперимент не удался. Мы долгие годы искали способ переноса сущности в душу, но не нашли решения".
  "Подожди. Человеческая цивилизация насчитывает несколько тысяч лет, и вы все это время нас пытаете?"
  "Наблюдаем. Образцы лишь изредка изымаются с планеты, для проверки выдвинутой теории".
  "Если эксперимент не удался, зачем продолжать нас пытать?"
  "Не совсем. Не удалась часть эксперимента с душой. Но мы создали вид с большим потенциалом. Вы для нас представляете определенный интерес. Ваш вид должен превзойти наш".
  "Кристин сказала, что миомпы тоже продукт вашей генной инженерии".
  "По сути миомпы и неоспы это одна и та же цивилизация. Когда у нас неосповов появилась возможность менять организм на генном уровне, некоторая часть неосповов захотела изменить свою ДНК в положительную сторону. Стать более совершенными. Так появились миомпы".
  "Почему вы назвали Кристин избранной?"
  "Она отобрана для выживания, как образец человеки. Срок вышей звезды на исходе. Проект закрывается"
  "А что будет с нами?"
  "Вы погибнете. Уцелеет лишь полторы тысячи образцов, достигших репродуктивного возраста, которых переселят на новую планету с другой звездой"
  "Почему нельзя спасти всех?"
  "Вас слишком много. И вы слишком агрессивны. Мы выбрали лучших, они получат всеобщее признание. Мне жаль. Вы всего лишь образцы".
  "Но ведь должен же быть выход? Что с нашей звездой?"
  "Она начинает новый виток своей эволюции и теряет свою стабильность. В стабильной звезде силы внутреннего давления уравновешены гравитационным сжатием. Если одна из сил начинает доминировать над другой, звезда теряет стабильность, это происходит по мере выгорания топлива звезды. Путь звезды главным образом определяет ее масса. Масса вашей звезды невелика. Ее ядро будет сжиматься под действием гравитации до тех пор пока в нем не начнутся термоядерные реакции с участием гелия, до момента когда температура ядра не станет приблизительно 100 миллионов градусов и не начнется синтез углерода. Очень горячее ядро является причиной расширения звезды. Её размер увеличивается приблизительно в сто раз. Таким образом звезда становится красным гигантом, а когда внешняя оболочка отслоится, останется только остывающее ядро".
  Я и сам помнил диаграмму Герцшпрунга-Рессела, отображающей в какой-то мере эволюцию звезд.
  "Но на это потребуются многие годы...тысячи, миллионы, даже миллиарды лет," - начал я, но Ганс прервал меня.
  "Да, путь звезды действительно долог, но речь не о нем, а о вас. Дело в том, что даже небольшое увеличение объема звезды приведет к разогреву планеты, увеличению ее средней температуры, а значит, полярные льды растают, погребя сушу под толщей воды. Те, кто не утонет, погибнет от возросшей интенсивности радиации. Атмосфера не справиться с потоком вредного для вашего организма излучения".
  "Сколько времени осталось?" - выдохнул я.
  " Процесс уже начался. Локальные бедствия постепенно перейдут в глобальные. Вам осталось не более двух лет".
  "А ядро? Ты сказал, что оно может генерировать защитные поля. Если поставить защитное поле, или увеличить интенсивность магнитного?"
  "Если в совокупности с защитными полями постепенно увеличивать радиус орбиты планеты, в зависимости от размеров звезды и интенсивности излучения, то процесс может быть отсрочен на очень длительный срок. Но энергия ядра на исходе".
  "Можно зарядить его?"
  "Вы не обладаете такой технологией".
  "А вы?"
  "Мы можем. Но не будем. Решение уже принято. Проект закрыт. Эксперимент завершен. Полторы тысячи человеков получат нашу поддержку и перейдут из разряда образцов в разряд разумных полноправных существ".
  Я сидел, молча переваривал информацию. Вот и пришел конец. Слово дом утратило смысл, сейчас стояли куда более важные проблемы. Должно же быть хоть какое-то решение. Надо поговорить с Кристин. Я нашел ее в круглом зале, с куполообразным потолком. Она лежала на полу вверх лицом и что-то напевала, но, услышав мое приближение, замолчала. Купол здания отсутствовал, и на Кристин смотрело черное небо с редкими искорками звезд на нем. Но через мгновение я понял, что купол вовсе не отсутствует, просто изображение проецировалось на его поверхность.
  -Нравится? - спросил я.
  -Нет.
  -Да ладно. Перестань. Я не хотел тебя обидеть. Просто ляпнул не подумавши. Ты очень красивая и умная девочка.
  -Нет, я монстр.
  -Ну, может монстрик. Такой симпатичный монстрик, - подлизывался я, но прогресс был, Кристин улыбнулась, правда тут же попыталась скрыть улыбку за серьезной миной. Видимо ждала продолжения.
  -Очень, очень симпатичный, - сказала она.
  -Что ты пела? - спросил я.
  -Песню, - хмыкнула она.
  -Спой для меня.
  -Не буду.
  -Ну, как хочешь. У тебя очень красивый, мелодичный голос, но поешь ты не очень, - сказал я.
  -Не правда. Я хорошо пою.
  -Ну, пингвин тоже птица, только не летает.
  -Это ты к чему?
  -Сам не знаю. Просто так. Пришло вдруг в голову. Я хотел поговорить насчет всего этого...
  -Я не хочу, - отрезала она.
  -Ладно. Пойду, полазаю в компьютере.
  - Постой. Только отвернись.
  Кристин пропела несколько строчек:
  erst wenn die Wolken schlafengehn
  kann man uns am Himmel sehn
  wir haben Angst und sind allein
  Gott weiss ich will kein Engel sein
  -Ну совсем неплохо. Даже здорово, - улыбнулся я. - Это что Rammstein?
  -Да. Это из их песни Engel.
  -Странный у тебя вкус. Не думаю, что такие песни подходят для девочки.
   -Вовсе нет. В ней нет ничего плохого. Это очень красивая песня, о том как ангелам тяжело цепляться за звезды, чтобы не упасть с небес.
  -Может быть, я ведь перевода не знаю. А что ты еще слушаешь?
  -У меня нет особых предпочтений. Слушаю все подряд. Что-то нравится, а что-то нет. А ты?
  -Я тоже. Ладно. Пойду, - ответил я и спросил, - не поможешь мне с компьютером?
  -Сам разберешься, - сказала Кристин. Она странно посмотрела на меня, припонняв голову и улыбнувшись, добавила, - я хочу побыть одна.
  С ней все в порядке, - решил я. - Злиться она вовсе не на меня. Просто настало трудное время, а некоторые вещи лучше вообще не знать. Оставаться в неведении.
  Я снова был в комнате управления компьютером. Лег на кушетку, положив голову на подголовник между полусферами, чувствуя себя неуютно на трехметровом лежаке, словно ожидая возвращения высоченного хозяина. Ты помял мою кроватку, - вспомнились строки детской сказки про девочку и медведей. Я даже улыбнулся. Подголовник автоматически приподнял голову ближе к центру полусфер, с небольшой задержкой подстроилась и кушетка, создав ортопедическую поверхность. Все для удобства. Я установил связь с компьютером и дал команду активаровать соединение. Полусферы резким движением оказались рядом с моей головой, я даже вздрогнул, когда это проделывал Ганс, все было плавно и грациозно.
  -Так можно и без головы остаться, - вдруг сказал я, почувствовав выброс адреналина. - Как глупо бы вышло, вот так погибнуть.
  Полусферы засветились, и, уже сливаясь с компьютером, я уловил мурчащее журчание. Все здание было как на ладони, его стандартные комнаты с агрегатами, его внешняя оболочка, скрытая силовым полем, маскирующим его под обычный кусок скалы, его сердце в образе генератора энергии. Я и был зданием. Я видел Кристин, лежащую на полу под черным небом. Видел слезы, катившиеся из ее глаз, и ощущал их соприкосновение с полом. Ей тяжело, но она не рыдала навзрыд. Это были слезы сожаления, беспомощности. Словно смотришь на плачущего и сам начинаешь плакать, просто так за компанию, и совсем не важно, от чего он плачет. Видел Ганса, неподвижно сидящего на полу и смотрящего в одну точку. Зря я оставил его одного.
  Я искал подтверждение слов Ганса, но нашел намного больше. Я смог сам все это увидеть, стать очевидцем тех событий, дальним наблюдателем. Архив компьютера содержал всю информацию о проекте. Здесь хранились все наблюдения за планетой за тысячи лет. Я видел, как по планете ходили динозавры, представляющие одну из тупиковых ветвей проекта, и их гибель. Не было никакого метеорита, их просто вычеркнули, создав на планете ледниковый период. Видел могучих и статных атлантов и не в чем им не уступавших гиперборейцев, и нас, немощных и беспомощных. Войну атлантов и гиперборейцев за право господствовать на планете. Катастрофу, спровоцированную атлантами. Их гибель и дальнейшее правление планетой остатками гиперборейцев. Строительство людьми пирамид под гнетом гиперборейцев и постепенное вымирание последних из них. Мы - люди были самыми слабыми, но более плодовитыми. Тысячи войн и эпидемий не скосили нас. Мы слишком медленно развивались и слишком быстро убивали друг друга. Смерть и разруха - вот наш мир. Вот наш удел. Мы слишком агрессивны.
  Но я не хотел финала, который нам предназначался, и искал возможности для спасения. Мы ведь уже не те, что раньше. Мы изменились. У нас должен быть шанс на существование. Я видел изменения в нашей звезде и планете. Ее атмосфера уже не та. Все меньше она препятствует вредной радиации. Все тоньше становиться озоновый слой, и слабеет магнитное поле. Мы сами приближали свой конец, нарушая четкий баланс. Разрушая созданные условия.
  Я отключился от компьютера. Кристин сидела рядом на кушетке.
  -Почему они нам не помогут? - спросила она. - Они ведь могут. Просто...просто не хотят.
  - Они помогают нам. Они всегда помогали нам - ответил я.
  Слезы покатились по ее щекам. Она обняла меня, словно маленький ребенок, ищущий поддержки у своих родителей. Мы сидели молча. Мы все понимали. К чему слова, если и так все понятно.
  -Поедем домой, - прервала Кристин молчание.
  -Ты можешь остаться. Они возьмут тебя с собой, - сказал я, помогая вытереть слезы.
  -Я не хочу, - ответила она. - Ганс сказал, что они могут взять и тебя с собой, если ты захочешь.
  -Я тоже не хочу, - ответил я и прочел, глядя ей в глаза:
  В твоих глазах нет скорби и печали,
  Лишь виден непонятный страх.
  В них жалость взор туманит
  И голос искренне дрожит.
   "Прощай,"- я ухожу.
  -Ну, немного не в тему. А чьи это стихи?
  -Мои.
  -Ты пишешь стихи?- спросила она.
  -Да нет. Просто так дурачился. Да и не стихи это - просто несколько зарифмованных строчек.
  -Все равно очень красиво. Мне нравится. Давай еще, что-нибудь.
   Ты прекрасна и мила
   Словно белый снег с утра.
   .........
  -Ээ...Дальше не помню. Может позже? А пойдем погуляем по Луне. Всегда хотелось побродить по ее поверхности, посмотреть на Землю со стороны, - сказал я.
  -Давай. Но позже обязательно прочтешь. Ты обещал.
  -Хорошо. А что с Гансом?
  -Ничего. Он в порядке. Ганс в той комнате, где ты его оставил. Ты не волнуйся, он беспомощен и ничего не сможет сделать, да и не будет.
  -Я имею в виду, когда мы уйдем.... Мы его возьмем с собой?
  -А зачем он нам? Оставим здесь, когда явится новая смена, они снова сделают его нормальным. Он сможет вернуться домой.
  -Все равно я ему не доверяю. Давай сначала проверим его, - сказал я и немного подумав, добавил, - и заглянем к генному вариатору.
  -Хочешь пройти процедуру? - спросила она.
  -Да. Думаю, не помешает.
  Мы вернулись в комнату с Гансом. Он по-прежнему сидел на полу, в том же положении, что и когда я оставил его.
  "Ганс, ты в порядке?" - спросила Кристин, говоря одновременно нам обоим.
  "Все хорошо, Кристин. Вы приняли решение?" - последовал ответ Ганса для меня и Кристин.
  "Мы остаемся," - ответила она.
  "Вы можете выбирать. Не всем дано такое право"
  "Мы сделали выбор. Мы хотим выйти на поверхность, ты пойдешь с нами?" - спросила Кристин.
  "Если вы не против, я бы остался здесь".
  "Мы вернемся попрощаться".
  Ганс ничего больше не сказал. Мы отправились к генному вариатору.
  -Крошка сделай меня всемогущим, - сказал я.
  -Таких не бывает, - серьезно ответила она, то ли решив, что я действительно так думал, то ли просто проигнорировав мой выпад.
  -А как же ты? - не отставал я.
  -Я обычная ... Ну не совсем обычная. Просто у меня телепатические возможности немного больше, чем у остальных. Но физически ты намного меня сильнее.
  - Немного? Да ты еще и скромница.
  -Да, я такая. Полезай в домик, - произнесла Кристин, открыв проход, и сделала приглашающий жест рукой. - Прошу.
  Процедура повторилась. Я так же висел в центре сферы, внутри додекаэдра, она окрасилась в серебристый цвет. Наступила абсолютная темнота. Но на этом все не закончилось, как в прошлый раз. Сфера стала мерцать всеми цветами радуги, частота мерцаний постоянно менялась, иногда замирая на одном из них, а иногда так ускоряясь, что я не мог различить цветов, так быстро они менялись. Затем она вновь окрасилась в серебристый, и на ее поверхности забегали цветные волны, образуя причудливый рисунок. К цветовой какофонии добавились звуки. Странные, не естественные - космические звуки заполнили пространство сферы. Изредка сливаясь в замысловатую мелодию, они звучали в такт с цветовыми колебаниями. Иногда мне казалось, что я слышу какие-то голоса, но выделить что-то определенное, знакомое я не мог. Я ощутил нарастающую вибрацию, сказать, что она была связана со звуковым давлением, было нельзя, потому что такой связи не ощущалось. Внезапно все прекратилось. Я опять висел в темноте. Но продолжалось это не долго, на сфере стали появляться какие-то пейзажи. Они были прекрасны и сопровождались божественной мелодией, иногда они мне казались, хорошо знакомы, но я не мог вспомнить откуда. На меня нахлынула эйфория. Затем появились боль и гнев. Чувства, настроения, мироощущения, рефлексы - все смешалось. Накатывая то по одному, то парами и более, словно перебирая различные варианты, кто-то составляет особый букет. Я плакал и смеялся одновременно. Злился и радовался. Спал и бодрствовал. Продолжалось это до тех пор пока я не испытал все возможные комбинации. И вот я опять вишу в абсолютной темноте.
  Очнулся я уже на полу комнаты, вне генного вариатора. Кристин сидела рядом.
  -Теперь мы оба монстирики, - улыбнулась она.
  -Нет, ты все равно более монстритая, - сострил я. Чувствовал я себя неважно, меня сильно мутило и голова просто раскалывалась.
  -Вот попей. Будет легче, - сказала Кристин, пододвинув мне кувшин с водой, - это не надолго, скоро пройдет.
  -Я не чувствую ни какой разницы, - сказал я.
  -Просто ты еще не отошел от самого процесса. Да и по ощущениям особой разницы не будет. Просто немного улучшится зрительное восприятие, расширится его диапазон, сместившись в область инфракрасных и ультрафиолетовых областей спектра, увеличиться частота восприятия глаза. Теперь фильмы будет не посмотреть, вместо динамического изображения ты будешь видеть чередование картинок. Также расширятся обоняние и слух, вкусовые рецепторы...В общем немного расширяться все органы чувств. Еще увеличится скорость сокращения мышечных волокон, а время восстановления наоборот уменьшится. Ты станешь более сильным и быстрым, а уставать станешь меньше и быстрее восстанавливаться. Возрастет скорость реакции...
  -Да, да. Я понял, все по чуть-чуть станет лучше, - перебил я. - Что же ты мне сразу не сказала, что я не смогу смотреть кино? Я очень люблю кино.
  -Я как-то не подумала. Но ты сможешь смотреть кино, надо только увеличить частоту кадров, ну и возможно изменить цветовую палитру.
  -Ага, и звуковую тоже. М-да. Один вред только. Кино не посмотреть, глаза и слух не позволяют. С едой вообще не знаю, что будет, боюсь предположить, как изменяться ее вкус и запах. А обмен веществ наверно тоже увеличиться, что мне теперь постоянно надо что-нибудь грызть...
  -Да постой, - тормознула она меня. - Ты ведь сможешь контролировать все это. Просто нужно отсекать все лишнее, что тебе в данный момент не нужно. Фильтровать.
  -Ты забыла, что у меня не очень с телепатией.
  -А это не телепатия. Это твой организм. Работу которого контролирует твой мозг. Пойдем у меня сюрприз.
  -Ээ... Я не люблю сюрпризы, тем более учитывая ситуацию...
  -Пойдем, - она схватила меня за руку и потащила. - Тебе понравится. А потом пойдем на поверхность.
  Сюрприз оказался действительно приятным. В шестигранной комнате на подвесном столе нас ждал славный закусон.
  -Вуаля, - провозгласила Кристин, показывая на стол.
  На столе были кофе с пончиками и еще какие-то салатики, супчики и большая индейка с румяной корочкой.
  - Я приготовила обед, - гордо заявила она.
  - Класс. Ужин на Луне - романтика, - улыбнулся я. - Но как?
  -Все было в компьютере. Там вся информация о нас. Ты что не видел?
  -Ну, я немного другую информацию смотрел. Кушать подано садитесь жр... Приятного аппетита.
  -Спасибо.
  -Когда ты успела? - спросил я.
  -Когда ты был в вариаторе. На эту процедуру надо больше времени, я же много чего меняла.
  - И сколько?
  -Около двух часов.
  -Я там был целых два часа?
  -Ага.
  -Чего же ты сразу не сказала, что это так долго? А сколько мы тут вообще времени находимся, а то я что-то потерялся в прикидках?
  -Не знаю, - ответила она сразу на оба вопроса, а потом добавила, - еще двух земных суток не прошло.
  Есть я особо не хотел, но все попробовал. Просто соскучился по еде и набил в желудок столько, сколько смог. Больше всего мне понравилась сочная индейка. Кусочки прямо таяли во рту, а хрустящая корочка была выше всяких похвал. Да и остальные блюда ни в чем ей не уступали. Вроде все просто, но изысканно и достойно лучших ресторанов.
  -Спасибо, - поблагодарил я. - Ты просто молодчина. Тебя можно смело брать шеф поваром в любой ресторан.
  -Да это не я. Это все техника. Я не очень хорошо готовлю, - ответила она.
  -Я ж говорю, скромняга.
  -А теперь на поверхность, - радостно взвизгнула Кристин и, схватив меня за руку, вновь куда-то потащила.
  Для выхода на поверхность Луны нужно было облачиться в универсальный костюм повышенной защиты СТУКС. Этот костюм, в отличие от субика, имел жесткий каркас, который создавался индивидуально для каждого, учитывая его анатомические особенности. Чтобы его создать, я зашел в специальную кабинку, название которой не имело аналогов в нашем представлении, и Кристин с легкой душой назвала ее - одеватель. Кабинка или одеватель, создавала этот костюм прямо на теле, слой за слоем наращивая каркас, при этом обязательным условием было наличие одетого субика, выполняющего роль связующего звена. Субик выступал здесь уже не как одежда, а как вторая кожа, покрывая тонким слоем все тело, и должен был создавать плотный контакт между телом и каркасом, предотвращая трение при движении, а также выполнять регулирующие функции. Готовый каркас был похож на мышечную ткань, как будто меня покрыли вторым слоем мышц, но забыли надеть кожу. Исключение составляла только голова, которую закрывал шлем, наподобие противогаза. Каждое сокращение мышцы тела передавалось через субик, и каркас в точности его повторял, при этом была возможность десятикратного увеличения передаваемой мощности. То есть любое мое усилие каркас мог десятикратно увеличить. В костюм СТУКС помимо каркаса входили системы, предназначенные для обеспечения жизнедеятельности в агрессивной среде, которые любо встраивались в сам каркас, либо могли навешиваться на него дополнительно. По обе стороны головы, чуть выше уровня глаз, располагались два фонаря, работающие в трех режимах: инфракрасном, видимом и ультрафиолетовом диапазоне. А в области скул были два цилиндрических баллончика, имеющие отношение к дыхательной системе. Воздух в баллончиках находился при высоком давлении в виде жидкости, его объема хватало примерно на полчаса при активном поглощении кислорода организмом, но благодаря системе регенерации запас был практически неисчерпаем. Конечно, воздуха в баллончиках не было, там находилась смесь кислорода и гелия, просто я по привычке называл то, чем дышу, воздухом, несмотря на то, что мой голос стал звучать очень высоко и по-детски забавно. От внешнего воздействия костюм защищало специальное поле, которое генерировалось по всему контуру костюма, создавая непреодолимый барьер. Кроме защитного поля, костюм позволял генерировать еще и гравитационное поле, которое в случаи необходимости могло дополнить или компенсировать существующее, создавая привычный уровень гравитации. Несмотря на мирное предназначение, костюм мог использоваться и как боевой, для этого в качестве дополнительных приспособлений достаточно было разместить на нем вооружение. Стандартного питания для ведения боевых действий не хватало, требовался дополнительный источник энергии. Я решил, одеваться так уж по полной, и закрепил на плече анигиляционную турель, на руки повесил по легкому бластеру, а дополнительный источник энергии на пояс. Кроме турели и бластеров, был еще плазменный резак, скорей всего предназначенный для работы, и уже знакомый мне фотоннофазовый излучатель.
  -Ба, да в нем жить можно, - воскликнул я.
  Несмотря на то, что костюм весил более ста килограмм, я совсем не ощущал его веса благодаря мышечному каркасу. А плотный контакт с телом создавал ощущение очень толстой кожи.
  -Ага, а кушать ты что будешь? - хихикнула Кристин.
  -Меня больше волнует, как я буду из него вылезать.
  -А ты не вылезай.
  -Я ведь серьезно.
  -Так же как и из водолазного. Ты что на войну собрался?
  -Хочу испытать инопланетную мощь.
  По костюму Кристин пробежали искорки, и она оказалась снова в своем белом платье с большой ромашкой на подоле.
  -Это ты полем смоделировала? - догадался я.
  -Да, но это ненадолго, как только выйдем наружу включиться защита.
  Мы подошли к двери, ведущей в шлюзовой отсек. Настоящей двери. По команде Кристин она отъехала в сторону, открывая шлюз. Когда мы зашли в отсек, дверь закрылась, и послышалось шипенье.
  - Это воздух откачивается, чтобы выровнять давление внутри и снаружи, - пояснила Кристин.
  -Я и сам понял, - вставил я. - Нервничаешь?
  -Немного, - ответила она.
  -Кристин, а это нормально, что я тебя слышу, ведь воздух почти весь вышел, - сказал я, обращая внимание на почти стихший звук шипения.
  -Я добавила в комплектацию возможность переговариваться с помощью речи, - ответила она.
  -Здорово! Так привычней, что-то не очень мне нравится мысле-речь.
  -Я тоже предпочитаю звук.
  Когда весь воздух вышел, наружная дверь отошла в сторону. Наши костюмы покрылись слоем защитного поля, окрасившего нас в серебристый цвет. Мы покинули шлюз и стояли на небольшой платформе. Я обернулся, за нами был кусок скалы.
  - Кристин, а нельзя поле маскировочное отключить? А то вдруг заблудимся, - вспомнил я, что снаружи здание закрыто защитным полем, маскирующим его под скалу.
  Тут же на месте скалы возник вход в шлюз.
  -Я его не отключила, просто в области шлюзового отсека сделала прозрачным. А вообще, в костюме есть навигатор, так что не заблудимся, не бойся, - ответила Кристин.
  Она сошла с платформы и скакнула метров на десять, обернулась и сказала:
  -Пошли! Чего встал?
  -Иду.
  Я шагнул на Лунную поверхность и, потеряв равновесие от неожиданного скачка гравитации, сел на пятую точку. Кристин засмеялась и сквозь смех выдавила:
  -Включи систему компенсации гравитации.
  -Нет уж. Какой тогда смысл гулять по Луне при земной гравитации?
  -Классно ты чебурахнулся, - смеялась Кристин. - Смотрелось очень эффектно, словно при замедленном воспроизведении.
  -Конечно замедленном, гравитация-то понижена, только вот сгруппироваться все равно не успел, - сказал я, поднимаясь. - Не ожидал просто, растерялся как-то.
  -Ушибся? - спросила она, перестав смеяться.
  -Не-а. Будь здесь небоскребы на улицу можно спокойно через окно выходить этажа так с пятидесятого.
  Я направился в сторону Кристин. Чтобы передвигаться приходилось сильно наклоняться вперед, иначе просто силы трения не хватало, и ноги выскальзывали из-под меня. А чтобы повернуть приходилось крениться в бок, в сторону поворота, словно байкер на вираже.
  Если при Земной гравитации в 1g можно, обманывая силу трения, спокойно вышагивать, то при 1/6g лунной гравитации это уже не проходило. Вес тела уменьшился в шесть раз и соответственно во столько же и сила трения, а масса, то есть инерция осталась неизменной, и чтобы сдвинуть свое тело, приходилось сильно наклоняться, создавая дополнительную силу смещением центра масс тела.
  Кристин же скакала, как молодая козочка и, казалось, не испытывала никаких трудностей в передвижении. Я попробовал тоже передвигаться скачками, это оказалось проще, чем вышагивать, главное было набрать скорость.
  Мы находились в какой-то узкой расщелине, сверху нависали горы, практически закрывая обзор. Но темно не было, сквозь пресловутые каменные заросли пробивалось достаточно света, а примерно в полукилометре от нас виднелась полностью освещенная поверхность.
  -Наверно скоро Солнце взойдет, - сказал я.
  -Нет. Я думаю это Земля, просто из-за скал не видно, - сказала Кристин, видимо тоже обратив внимание на довольно освещенный пейзаж.
  Ну, конечно. Земля. Это ведь наблюдательный пост, - сообразил я. - И ее наверно отлично видно с другой стороны здания, просто выход специально скрыт.
  -Выйдем вон на ту поляну, - предложил я.
  -Давай. Только это не поляна, скорее всего кратер, - ответила она.
  -О! Кристин, подожди, - вспомнил я про свое вооружение.- Давай шмальнем.
  -Ну, ты прям как маленький, - сказала она по-взрослому, а потом по-детски добавила, - подожди без меня не шмаляй.
  Я выбрал скалу подальше от нас и выстрелил из аннигилятора. Слегка сверкнуло, и кусок скалы испарился, превратившись в оплавленную метровую дыру с остывающей породой. Я поставил заряд на максимум и опять стрельнул. Вспышка оказалась намного мощнее, как и величина испарившегося куска, верхняя часть скалы пошла трещинами и обрушилась. На этот раз мы ощутили, как по поверхности Луны прошла дрожь. Я, конечно, ожидал услышать сильный грохот, но потом сообразил - нет атмосферы, нет звуков. Звукам для распространения нужна среда. Я уже собрался приложить ухо к земле и шмальнуть, но передумал, представив себе реакцию Кристин на мои действия, да и не знал, пропустит ли звук костюм.
  Настал черед бластеров, но в этот раз я стрелял в землю, потому что не знал, как поведет себя луч, столкнувшись со скальной породой, рикошет мне не нужен. От земли по крайней мере он уйдет в космос. Выстрелил. Ничего. Стрельнул прямо под ноги, в грунте образовалось маленькое оплавленное отверстие.
  -М-да, инопланетная мощь не впечатляет. Конечно, при наличии атмосферы все смотрелось бы куда зрелищнее, но все равно слабовато, - подвел я итог.
  -Я думаю, они это используют для работы, а не для войны, - сказала Кристин.
  Аннигилятор и бластер для работы? Да ты что, Кристин? - подумал я, но вслух ничего не сказал. Аннигилятор, конечно, можно было использовать для работы, ну например, как испаритель чего-нибудь ненужного, мешающего. Но вот бластер - лучевое оружие, я просто не мог выдать ни одного варианта, как им работать, разве что вместо дрели дырки делать.
  Мы вышли на свободное пространство. Над головой черный небосвод, усеянный множеством звезд, четко выделяющихся, но совершенно не мерцающих¹ и огромный диск Земли в поперечнике приблизительно вчетверо больше знакомого нам лунного диска на земном небе.
  -Забавно, мы с Земли смотрим вверх на Луну, а оказавшись на Луне тоже смотрим вверх, только на Землю. В космосе исчезает понятие низ и верх. Давай вон на тот утес заберемся, - предложил я, показывая на гору с пологим спуском слева.
  -Догоняй, - сказала Кристин, поскакав по склону.
  Я не обратил на ее выпад никакого внимания и поднимался в своем темпе, изредка постреливая из аннигилятора по скалам. Просто мне нравился сам процесс - куда посмотрел, туда и попал. Красота. Посмотрел - бах - точное попадание.
  Мы стояли на вершине. Весь кругозор занимали одни скалы, местами изъеденные проплешинами. По другую сторону утеса - глубокая черная пропасть, простирающая до горизонта. Для человека среднего роста дальность горизонта на Луне не более двух с половиной километров, в то время как на Земле она порядка пяти. Солнце не видно, но даже без него ландшафт очень хорошо освещен отраженным светом Земли, несмотря на то, что диск был затемнен с одной стороны, как растущая Луна в земном небе. Фазы Земли очерчены не так резко, как лунные: Земная атмосфера размывает границу света, создает постепенный переход от дня к ночи, который мы на Земле называем сумерки. Освещение лунной почвы Землей настолько ярко, что позволяет нам с расстояния в 384 400 километров различать ночную часть лунного шара в виде неясного мерцания внутри узкого серпа: оно носит название " пепельного света" Луны.
  -Какая она красивая и такая яркая, - сказала Кристин.
  -Конечно, яркая. Площадь полной поверхности Земли в четырнадцать раз больше Лунной и если учесть отражательную способность Земной поверхности, мы получим, что Луна должна быть освещена в пятьдесят раз сильнее, чем лунный месяц освещает Землю.
  -В пятьдесят? Это все равно, что на земном небе одновременно взошли бы пятьдесят полных лун. Мне кажется, ты ошибаешься, она не настолько яркая.
  -Но ведь яркая, - возразил было я, но продолжать спорить не стал, ведь я всего лишь прикинул цифры и вполне мог ошибаться. Да и величина получилась действительно какой-то черезчур большой, внушающей сомнения.
  Большая и яркая, она светила нам с черного неба. Снизу полярная шапка, чуть приподнятая к центру диска, а вместо второго полюса чернота космоса. Из-за неполной освещенности земного диска, верхнею часть планеты видно не было, ее словно срезали по косой дуге к экватору, в этой фазе Земля очень походила на растущую Луну, приближающейся к своей округлой форме, только сильно заваленную на бок.
  Я повернулся. Верх и низ поменялись местами. Планета висела почти вертикально над нашими головами, а верх и низ на Земном диске я различал только по своей задранной вверх голове, то, что за моей спиной было верхом планеты, а то, что спереди - низом, и естественно при повороте моего туловища для меня эти понятия менялись. Я улыбнулся.
   Сквозь пресловутый рисунок белых облаков, образующих многочисленные вихревые образования, виднелся синий океан, и читались контуры зеленого материка. Назвать ее голубой или синей просто не поворачивался язык. Я вспоминал географию и астрономию, пытаясь разобраться, на какую часть Земной поверхности мы смотрели, но так и не понял, слишком ярко светилась ее атмосфера. Ведь огромная часть Солнечного излучения просто рассеивается атмосферой, даже не доходя до поверхности, а то, что отражается от поверхности, вновь рассеивается в атмосфере, из-за чего поверхность планеты не очень хорошо видна из космоса. Конечно, будь мы к ней намного ближе, там, где верхние слои атмосферы бороздят спутники, мы бы смогли наблюдать ее поверхность более четко при отсутствии облачного покрова, но наверняка не смогли бы видеть звезды из-за яркого сияния атмосферы.
  -Может, пойдем? - спросил я.
  -Давай еще чуть-чуть посмотрим, - попросила Кристин.
  -Конечно, когда еще выпадет такая возможность, - согласился я. - Знаешь, я поначалу расстроился, что Солнце не видно, а теперь думаю что так даже лучше.
  -Почему лучше?
  -Если бы было Солнце, мы скорей всего не видели бы звезд. Поверхность Луны стала бы очень яркой, а блеск звезд невелик и должен затеряться в сиянии лунной поверхности, да и Земля, наверно, станет более тусклой, блеклой.
  Мы молча смотрели в черное небо.
  - Мне кажется, что я вижу, как она крутится, но почему-то на одном месте, совсем не двигаясь по небу, - вдруг сказала Кристин.
  -Крутится? Это тебе точно кажется, вряд ли ты бы смогла определить это на глаз за такой маленький промежуток времени.
  -Наверно, - согласилась она.
  -Но все же ты права. Она действительно крутится на одном месте. Земля в лунном небе не восходит и не заходит, она не принимает участия медленном движении звезд. Это следствие того, что Луна обращена всегда одной стороной к Земле.
  -Что вообще не движется?
  -Почти. Она немного колеблется около своего положения из-за лунных либраций.
  -Как это?
  -Чуть смещается от своего положения в сторону, это из-за эллиптичности лунной орбиты и наклона плоскости орбиты к плоскости экватора Луны.
  -Ты говоришь, что она всегда будет висеть у меня над головой?
  -Да. Сколько бы ни прошло времени, в этом месте она всегда будет висеть у нас над головой, вращаясь вокруг своей оси и меняя свои фазы, в зависимости от взаимного положения Земли и Луны относительно Солнца.
  -А если она не над головой?
  -Если она видна на горизонте, то она вечно будет на горизонте, хотя наверно из-за тех же либраций может создаваться впечатление, что она будет заходить и восходить. Будет немного плясать по линии горизонта.
  -Забавно наверное, - сказала Кристин.
  Она телепатически послала мне улыбающуюся рожицу. Своеобразный смайлик. Видимо хотела передать что-то типа улыбки, ведь ее лица я видеть не мог.
  -А можем посмотреть? - спросила она.
  -Нет, что ты. Это надо почти целый месяц смотреть, пока Луна сделает полный оборот вокруг Земли.
  -Синодический или драконический? - спросила она, добавив, - мы в школе проходили.
  -Ээ...Есть еще сидерический. Какой-то из них, из всех трех. Точно не знаю, я всегда их путаю.
  Кристин задумалась, оставив меня в покое.
   Я попытался разглядеть на черном небосводе еще какие-нибудь планеты нашей системы, но звезд слишком много. Уловил лишь маленькую красную искорку у края горизонта, был ли это марс или какая-то звезда, я не знал.
   "А чего ты хотел? До Марса миллионы километров. Конечно, с такого расстояния он будет маленькой звездочкой," - рассуждал я.
  -Мы должны ее спасти. Хотя бы попробовать, - внезапно сказала Кристин, нарушив молчание.
  -Если б мы могли,- ответил я.
  -Надо уговорить их помочь нам, - сказала Кристин, очевидно, имея в виду Ганса и его сородичей.
  -Я сильно сомневаюсь, что получиться их уговорить. Вот если заключить с ними соглашение, дать им что-то важное, бесценное для них. Как говориться - баш на баш, - сказал я.
  -Что? - спросила она, я молчал.- Алексей, что мы можем им дать? У нас ведь нет ничего.
  -Я не знаю, - ответил я, несколько удивленный тем, что она назвала меня по имени. Впервые назвала по имени.
  -Надо найти выход. Обязательно найти. Поговорить с Гансом, более тщательно изучить информацию в компьютере, может встретиться с другими. Надо хоть что-нибудь сделать. Может рассказать всем на планете, что происходит?
  -Да нас просто сочтут сумасшедшими. Хотя нет. Мы сможем предоставить серьезные доказательства, нам должны поверить, но не думаю, что от этого будет толк. Это лишь спровоцирует панику и массовые беспорядки, а то и что-нибудь похуже.
  Я молча сел на кусок скалы, Кристин как истукан нависла надо мной.
  -Я не знаю, Крис, - сказал я и, немного подумав, добавил, - а что у них на Марсе?
  -Там их основная база, научная лаборатория. Сначала она была на Луне, но с развитием науки на Земле, ее перенесли на Марс, оставив здесь наблюдательный пост.
  -А полторы тысячи людей, о которых говорил Ганс, они тоже на Марсе или их уже отправили, а может еще не забрали с Земли?
  -Они на Марсе, только их еще не полторы тысячи, а где-то около тысячи двухсот человек. Они законсервированы и находятся в специальных капсулах, поддерживающих жизнеобеспечение.
  -Мы можем попробовать освободить их, чтобы они смогли решать сами хотят ли они того, что им предлагают. А сколько там этих...нео...мио... ну, инопланетян? Их там много? Мы сможем?
  -Я не знаю. Давай вернемся на базу и соберем всю информацию, а потом решим, как лучше поступить. Времени у нас еще много до появления следующей смены.
  -Почему они так редко меняются?
  -Наверно, чтоб меньше попадаться нам на глаза, - сказала Кристин.
  Я в два прыжка смахнул с утеса, Кристин же взлетела, словно птица, и плавно опустилась в самый низ, используя генератор гравитации. Возвращались мы в полном молчании. Я тоже включил дополнительную гравитацию, но тут же провалился в лунный грунт - реголит. Генератор гравитации вовсе не изменил силу тяжести, он сделал больше мою массу. Я, конечно, стал сильнее воздействовать на поверхность, но возросла и инерция. И теперь для передвижения надо было сдвигать массу в шесть раз большую, чем у меня была, а, значит, тратить намного больше усилий, конечно, костюм в этом мне сильно помогал, но я все же отключил генератор гравитационного поля. Разница между гравитационным полем, которое генерировало здание базы и костюм, заключалось во мне самом. Дело в том, что на лунной базе я двигался в этом поле, а его источником служило само здание, в костюме же я сам выступал в роли источника и никак не был связан с лунной гравитацией. Или, возможно, я просто неправильно использовал генератор гравитации, но к Кристин обращаться мне не хотелось.
  Мы шагали по безжизненному лунному пейзажу. Земля скрылась из виду, когда мы вновь оказались в пресловутой каменной трубе, лишь маленький ее краешек выступал из-за гор.
  ¹ При описании лунного неба использованы материалы из книги В. Перельмана "Занимательная Астрономия" В тексте присутствуют цитаты.
  
  
   Глава 2
  Марс
  
  Мы собирали информацию, словно пазл, складывая ее из кусочков в единый рисунок. База на Марсе была намного внушительней лунной, общей площадью порядка двух квадратных километров. Комплекс располагался в одном из марсианских кратеров, диаметром свыше пятидесяти километров, почти на самой его окраине, рядом с горной цепью и так же, как и лунная база, был защищен от любопытных маскирующим полем. Несмотря на монолитность конструкции комплекса, его теоретически можно разделить на четыре части, имеющие свое предназначение. Центральная часть - центр управления, от которого как лепестки отходят три другие: лаборатория, транспортный узел и жилая зона. Двумерный план комплекса напомнил мне знак "берегитесь радиация". Численный состав инопланетных особей, базирующихся на Марсе, тоже впечатлял: 132 миомпа, 49 неоспов и 15 вергов.
  На Марсианской орбите кружился крейсер длиной около километра и метров триста в поперечнике. Несмотря на то, что крейсер предназначался для перемещения на дальние расстояния, он был оснащен солидной огневой мощью и мог вести длительную осаду планеты. Гуманоидов, кроме дежурной смены из пяти миомпов и одного неоспа, на нем не было.
  -С охраной крейсера мы, может быть, и справимся, если попадем туда. А вот с базой точно не получится. Если только не вдарить по ней с орбиты, - печально сказал я.
  -Ее нельзя рушить, там же люди, - сказала Кристин, как будто я этого не понимал.
  -Да я и не собирался, просто рассматриваю все возможные варианты.
  -Если даже стрелять по ней, это ничего не даст, там мощное защитное поле, а вот крейсер они возможно с легкостью собьют, - сказала Кристин.
  -Можем захватить крейсер, а потом посты на Земле или просто поехать домой.
  -И бросить столько людей? А если бы я тебя бросила? - распылялась она.
  -Крис. Ну, ты не пыхти. Мы ведь не в состоянии перебить двести хорошо вооруженных э... существ, - продолжал я. - Да они нас просто массой задавят, и им даже оружие не понадобиться.
  -Их нельзя убивать. Если мы их убьем, никто с нами договариваться не будет, не о чем будет договариваться.
  -Ты хочешь взять их в плен? Всех двести особей?
  -Даже двести одну особь и еще тех, что на Земле, - выдала она.
  У меня глаза полезли на лоб.
  -Ты с ума сошла? - спросил я.
  -Сам ты сошел...
  Я подошел и стал осматривать ее голову.
  -Что ты делаешь? - сказала она и отошла в сторону.
  -Ну, голова вроде цела, а вот, что внутри неизвестно, - шутовским тоном сказал я. - Надо срочно сделать томографию ...
  -Перестань, - она постаралась сделать серьезную мину. - Я ведь серьезно.
  -Я тоже. Даже если удастся пробраться туда незамеченными, то в тихую вырубить столько - это невозможно.
  - Надо не вырубить, а усыпить. Дать каждому снотворное, как Гансу.
  -Усыпить? - сказал я, размышляя вслух. - Может усыпить и получится, только надо давать не снотворное, а пустить в систему вентиляции усыпляющий газ. Тогда может, что-то и получиться.
  -Я же говорю, что я умная, - улыбаясь, сказала Кристин.
  -Скромняга, - сказал я и тоже улыбнулся. - Это я умный, а ты имела в виду совсем другое.
  -Но признай, без меня, ты бы сам не догадался, - не отступала она. - Правильно?
  -Ну, не знаю. Не знаю, - начал я, она хлопнула меня по плечу. - Ладно. Хватит делить шкуру неубитого медведя. Сделай мне лучше еще кофейку.
  -Шкуру? - переспросила Кристин. - Вечно ты что-нибудь ляпнешь невпопад.
  Мы сидели в шестигранной комнате за круглым подвесным столом. Кристин уже в совершенстве овладела инопланетным способом приготовления пищи. Хотя приборы были предназначены совсем для других целей, но кофе выходил отменный.
  -Надо побольше узнать у Ганса про эти объекты, а то в компьютере почти нет никакой информации на эту тему, - сказала Кристин.
  -Ну, кто тут у нас спец ковыряться в чужих головах? - сказал я.
  -Я совсем не спец.
  -Просто, я имею в виду, что толку от меня в этом нет. Если, конечно, Ганс сам не захочет рассказать. Как мне помнится, он не очень обрадовался, что мы решили задержаться.
  -Да ему все равно, что мы остались. Он просто не хочет, чтобы были еще жертвы.
  -Как ни крути, а в башке у него полазать надо. Может, сгоняем на Землю, обратимся к военным? Тем более у тебя папа военный.
  -Конечно, помощь не помешала бы, но я боюсь, если мы сунемся на планету, о нас могут узнать. Там ведь несколько наблюдательных пунктов. Тогда пропадет эффект неожиданности. И вообще ничего не получится, какой толк от военных с земными технологиями в космосе.
  -Я просто не знаю. Не уверен, что мы правильно поступаем. Вдруг мы только хуже сделаем. Или вообще пропадем, и тогда никто ничего так и не узнает. А тут раз и нет планеты.
  -Чего ты как девчонка заладил: не уверен, не знаю, пойдем домой. Бу-бу-бу... да бу-бу...как ребенок, которого оставили без конфеты. Это я девочка, это мне надо плакать, - разошлась Кристин. - Мы правильно поступаем. По-другому нельзя. А вот насчет сообщения ты прав, надо придумать, как отправить информацию, если с нами вдруг случиться неприятность.
  Я чуть не стек под стол. И это говорит пятнадцатилетняя девочка. Наставляет. Отсчитывает. Хороша, ничего не скажешь.
  - Я, ведь, в первую очередь о тебе думаю. Ну, сама посуди: школьница и студент объявляют войну инопланетной цивилизации. Да гунганы со смеху сами вымрут.
  -Школьница? Я между прочем умнее многих взрослых. Вот так. Заботится он обо мне.
  Сидим молча. Кристин возюкает по столу пончик, катая его как колесо.
  -Какие гунганы? - вдруг спросила она.
  -Что значит какие? Я инопланетян имею в виду. Ты что "Звездные войны" не смотрела? Там была такая цивилизация гунн...
  -Конечно, смотрела. Просто не поняла о чем ты. Ты брякнешь и думай потом, что он сказал.
  -А сама то со своим: Соскучился? Я самая умная. Не надоело?
  -Ой, один раз сказала и что тут такова.
  -Один? Да уж. Не завидую я твоим родителям. А замуж выйдешь. Это страшно подумать, что ожидает твоего кавалера. Ты ж ему весь мозг съешь.
  -А может, я не выйду замуж.
  -Конечно, кто ж такую возьмет-то. Хотя, теперь, с твоими способностями вряд ли кому-то удастся отвертеться.
  -Вот-вот. И про себя не забудь. Если немного поработать над твоим мозгом, можно сделать вполне послушного мальчика.
  -Мальчика? М-да. Зря ты не хочешь отправиться с гунганами, ты бы там одна всю цивилизацию помору пустила.
  -Они не гунганы. Хватит их так называть.
  -Тогда лупоглазые.
  -Хватит уже. Почему ты стараешься казаться хуже, чем ты есть?
  -Я не стараюсь. Я такой и есть.
  -Неправда.
  - Они нас вообще образцами кличут. Мы для них всего лишь генетический материал. Почему же я не могу называть их как захочу? Миомп, неосп - как-то не очень звучит, а гунганы вроде ничего. Мне даже нравиться.
  -Прекрати.
  -Ладно, что-то нас сильно в сторону занесло. Прям как кошка с собакой или муж с женой. Хоп и ни с того ни с сего понеслось. Надо возвращаться к нашим баранам, хотя времени еще много, но лучше, если оно останется, чем его не хватит. Правильно?
  -Правильно, - подтвердила Кристин.
  Мы вернулись к Гансу. Он не хотел обсуждать с нами наш план, но когда Кристин вновь хотела сделать его своей марионеткой, согласился и дальше сотрудничать с нами. Конечно, кому ж понравится, когда за ниточки дергает кукловод.
  "Не надо. Я сам расскажу. Что вы хотите знать?" - телепатировал Ганс с явным раздражением.
  "Мы хотим знать все", - сказал я.
  "Так не бывает. Задавайте вопросы, я отвечу, если смогу".
  "Сможешь. А не сможешь заставим", - сказал я и погрозил ему кулаком.
  -Леша, не надо так. Бить его мы точно не будем, можно ведь намного проще сделать. И он это знает.
  "Понял", - сказал я, а сам тайком от Кристин, из-за ее спины, чтобы она не видела, показал пальцем на ее голову, а другой рукой провел по своему горлу. Мол конец тебе, если рыпнешся. Кристин вмиг поджарит твой мозг.
  Ганс то ли не понял, что я имею в виду, или просто меня проигнорировал и повторил:
  "Я отвечу если смогу"
  "Нас интересует система вентиляции базы", - начала Кристин.
  "За все системы здания отвечает интерактивный мозговой центр - компьютер. Он следит за соблюдением необходимых для существования условий. В частности контролирует и состав воздуха. Постоянно его анализирует, следит за уровнем кислорода в нем и других составных частей".
  "Нас интересует, как это сделано. Откуда дует ветер? Понимаешь?" - пояснил я.
  "Как пополняется содержание кислорода в воздухе? Откуда он берется?" - добавила Кристин.
  "Все делает здание. Единого, обособленного центра нет. Если где-то в комплексе изменилась концентрация газов в воздухе, то в этом же месте запускается механизм контроля. Он доводит концентрацию до нужных показателей, заложенных в компьютере".
  "Как система реагирует на инородные примеси в воздухе? На другие газы?" - спросил я.
  "Система предупреждает всех кто находится в том объеме, где произошли изменения, и удаляет инородные компоненты"
  "А можно внести изменения в саму систему, чтобы она не реагировала?" - просила Кристин.
  Ганс встрепенулся и пристально посмотрел на Кристин, затем, вновь потупив взор, ответил:
  "Можно. Надо изменить данные о составе в компьютере".
  "Подожди. Если изменить данные в компьютере, то система все равно отреагирует, потому что состав чистого воздуха не будет соответствовать параметрам, заложенным в его памяти. Правильно?" - спросил я.
  "Да. Система сразу сообщит об изменениях", - ответил Ганс.
  "А если все сделать синхронно? Поменять данные и изменить состав воздуха", - спросила Кристин.
  "Это невозможно. Даже если удастся все идеально синхронизировать, то все равно в воздухе будут объемы с различной концентрацией вещества. Система подаст сигнал"
  "Отключить сигнал. Можно?" - спросил я.
  "Можно. Но права на внесение изменений в систему доступны не всем. Лишь тем, кто отвечает за работу этой системы, следит за выполнением ее программы компьютером ".
  "А есть тот, у кого есть абсолютный допуск, тот, кто может менять все?" - спросила Кристин.
  "Есть, но у него должна быть поддержка минимум из трех контролеров. Любой контролер может иметь абсолютный доступ, если имеет поддержку".
  "А тому, кто следит за системой, поддержка не нужна?" - спросил я.
  "Нет. Он и есть контролер. Поддержка нужна только тем, кто не связан с системой, но хочет внести изменения"
  -Значит, самого главного нет, раз нужна поддержка. Да и нужен нам пока только тот, кто следит за воздушной системой, - сказал я вслух.
  -Конечно. Просто, я подумала, вдруг понадобиться еще что-нибудь менять, а если был бы абсолютный пользователь систем, это бы существенно облегчило задачу.
  "Ты знаешь того, кто отвечает за систему вентиляции?" - задал я вопрос Гансу.
  "Нет", - последовал короткий ответ.
  "А как узнать?" - вставила Кристин.
  "Спросить у компьютера".
  "Который на базе?"
  "Да"
  "А мы можем спросить?" - спросил я.
  "Любой может".
  "Почему здесь всем заправляешь ты, а там на каждую систему свой контролер?"
  "Объем работы разный. База очень большая".
  -Ну, здесь все понятно, надо теперь выяснить про газ, чтобы усыпить, - сказал я.
  Кристин расспросила Ганса про газ. Было несколько вариантов, но большинство из них причиняло серьезный вред их организму. Поэтому выбор пал на один из сложных эфиров, который хоть и был в какой-то степени токсичен, но исключал возможность летального исхода. Правда, время его действия ограничивалось всего двумя часами и была еще сложность с его синтезом. Скорость синтеза системой компонент невелика, и процесс достижения нужной концентрации усыпляющего газа в воздухе должен был занять более двух суток. Конечно, такая динамика нас совсем не устраивала. Вероятность провала операции приближалась к ста процентной, при таком сроке ни о какой неожиданности не могло идти и речи, а даже незначительное изменение состава воздуха было бы сразу замечено. Нам требовалось максимально ускорить процесс, довести его практически до мгновенного, чтобы во всех частях комплекса, как можно быстрее, концентрация усыпляющего газа достигла необходимого показателя. Мы решили, что надо по всей базе разместить баллоны с газом, оборудованные таймером. Их синхронизация по времени поможет одновременно выпустить газ в разных частях комплекса. Баллоны должны быть небольших размеров и не привлекать к себе внимания, а также на них никак не должна реагировать компьютерная система безопасности, поэтому ее следовало отключить.
  -Все снова сводиться к взлому компьютера. И на этот раз его нужно действительно взломать. Лишить возможности доступа к нему всех, кроме нас с тобой, - сказал я.
  -Да, захват одного или нескольких контролеров не лишит их доступа к системе. И у них будет немного времени для принятия мер, пока не уснут, - согласилась Кристин. - Если отсечь их от доступа в систему, нам вообще не понадобится усыпляющий газ. Мы сможем их всех контролировать с помощью системы безопасности, активировав поле, которое лишит их возможности двигаться, создав силовой барьер вокруг каждого. Можем даже усыпить их с помощью этого поля, включив блокировку сознания.
  -Здорово, но от газа я бы все-таки не стал отказываться. Их слишком много, вдруг они смогут, коллективно воздействуя на систему, вернуть ее в исходное состояние. Думаю, самое разумное - это парализовать их силовым полем и одновременно с этим выпустить газ. Если справятся с полем, то с газом уже не успеют.
  -А как мы незаметно разместим столько баллончиков с газом? Ты об этом подумал?- спросила Кристин.
  -Конечно. Нужно использовать режим стелс. Ну, это невидимый режим. Нужно настроить защитное поле костюма СТУКС особым образом, чтобы он все излучение с одной стороны поглощал и одновременно излучал с другой стороны то, что поглотил с первой, такого же состава и мощности. Понимаешь, зрение у нас и у них устроено похожим образом. Глаз реагирует на световую волну, которая отражается от предмета и, попадая в глаз, поглощается светочувствительными рецепторами, возбуждая их.
  -Да, да. Палочки и колбочки. Я знаю, как работает глаз. Кажется, я поняла про костюм. Если нет отраженной световой волны от предмета, то мы его не увидим. Так?
  -Не совсем. То, что ты говоришь годиться для радаров. Так американские самолеты стелс становятся незаметными на радарах, но это не делает их невидимыми. Понимаешь радар испускает импульс, а затем регистрирует его возвращение, если он отразился от чего-нибудь. Если отражения нет, радар ничего не фиксирует. Обшивка самолета, чтобы он стал невидимым, должна поглощать или рассеивать излучение радара, таким образом, чтобы к радару не пришла отраженная волна. А в нашем случаи костюм должен, как бы пропускать все излучение сквозь себя, но при этом самому не излучать и не поглощать. Понимаешь?
  -Почти. Только ты говорил, что он должен поглощать и излучать... Ты меня запутал.
  -Вовсе нет. Просто пропустить все излучение сквозь невозможно, а вот переизлучить его можно. Поглотить в одном месте и излучить его так же, как оно шло бы если не было костюма. Как бы вычеркнуть проход излучения через костюм, - распинался я.
  -Я поняла, - сказала Кристин, - вот так. Да?
  Она вытянула одну ладонь, словно просится к доске, а пальцем второй руки изобразила ход луча к ладони.
  -Допустим это луч света, - показала она на палец, - вот он падает на ладонь и исчезает, поглощается при попадании на поверхность ладони, а затем излучается с другой стороны.
  Она коснулась пальцем ладони, а затем продолжила движение пальца с другой стороны руки.
  -Точно, - сказал я. - Молодец! Можешь взять пирожок с полки.
  Простая и очень наглядная демонстрация быстро показала то, что я имел в виду. И чего это я не догадался на подобный ход?
  -Конечно, молодец. Ты со своими глазами, радарами... запутал меня. Ты совсем не умеешь объяснять. Пытаешься все объяснить, а на самом деле все только усложняешь, выдавая лишнюю информацию.
  -Теперь попробуй настроить поле таким образом, - сказал я, пропустив ее высказывание на мой счет.
  Мы до сих пор находились в СТУКСах, правда, сняли шлемы. Несмотря на то, что я ощущал себя в нем словно голый, без одежды, в тоже время испытывал чувство защищенности, да и не очень хотелось торопиться испытать процесс его снятия. Который, по словам Кристин, походил на снятие водолазного костюма, а, значит, сулил определенные трудности, при извлечении из него своего тела.
  Кристин быстро справилась с поставленной задачей. Ее тело исчезло, осталась лишь голова, висящая в воздухе.
  -Вроде получилось,- сказала Кристин. - Я невидима?
  -Почти. Надень шлем, - сказал я, летающей голове. - Ах, да! Постой. Совсем вылетело из головы. Нужно еще, чтобы световые волны предназначенные для глаз дублировались. Иначе ты ничего не увидишь.
  -Как это?
  -Ну... Надо сделать, так чтобы в глаза попадала световая волна идущая к ним, но при этом она должна все равно переизлучаться.
  -Кажется, я поняла. Да уж, тут только за одно понимание твоих слов можно смело нобелевку получать.
  Она полностью исчезла. И я тут же ощутил на себе все ее коварство. Она принялась меня щипать и щекотать. Я попытался схватить ее и случайно ударил, она оказалась ближе, чем я думал.
  -Ай! Больно ведь, - раздалось в пустоте, а затем она появилась. - Ты чего дерешься?
  -Я случайно. Но ты сама виновата. Тоже мне нашла забаву, - начал я. - Сильно досталось?
  -Нормально. Прямо по голове дал, - ответила она.
  -Ничего. Пройдет. Зато будешь знать, что не все игры безопасны, а некоторые могут привести к очень плохим последствиям.
  -Я и так знаю. Но теперь мы точно знаем, что они ничего не увидят. Они вообще хуже нас видят. У них зрительная область меньше нашей наполовину, они видят только часть спектра от красного до зеленого.
  -Да, вот еще что. По поводу зрения. Ты сказала, что я после вариатора смогу видеть инфракрасный и ультрафиолетовый свет, но ведь это невозможно. Глаз не способен видеть эти диапазоны. Ультрафиолет вообще вреден для глаз. А инфракрасное излучение, оно слишком слабое, его фотоны не обладают достаточной энергией для активации зрительных рецепторов, да и глаз ведь тоже обладает собственным инфракрасным излучением, тогда я вообще ничего не мог бы видеть.
  -Нет. Я имела в виду, что диапазон немного сместится в эти области, станет чуть-чуть шире. Ты ведь даже не заметил изменения?
  -Не заметил, - подтвердил я.
  -Но при этом число цветов, их оттенков, которые может различать глаз, увеличилось примерно в полтора раза.
  -Понятно. Сколько времени может находиться костюм в таком режиме, это ведь очень энергозатратно? - вернулся я к теме о стелс-режиме в костюме.
  -Не знаю. Думаю, часа два спокойно. Если установить дополнительный источник, то больше.
  -Надо заняться изготовлением газа и баллончиков для него. А мы сможем снабдить баллончики режимом невидимости?
  -Наверно. Только где мы возьмем столько источников энергии, чтобы снабдить ими каждый баллон, это ведь не таймер, который может работать от обычной батарейки, для невидимости надо много энергии.
  -Ну и ладно. И так обойдемся. А можно этот процесс поручить компьютеру?
  -Какой процесс? - переспросила Кристин.
  -Изготовления баллончиков с газом.
  -Не можно, а нужно это поручить компьютеру.
  -А как насчет вергов? Как они воспринимают окружающий мир? - спросил я.
  -Они видят еще хуже миомпов. Даже цвета не различают, видят черно-белую картинку. Верги живут в океане, поэтому у них сильнее развиты другие чувства.
  -Как у наших рыб?
  -Ага. Но они могут очень точно определять расстояние и направление до любого интересующего их объекта, как дельфины и летучие мыши. Только они могут делать это в обеих средах: воде и воздухе.
  -А поле костюма способно проделать то же самое с их сонарами, что и с видимым светом?
  -Да. Я сделала немного не так, как мы говорили. Костюм не переизлучает все излучение, которое на него попадает, а меняет его направление. Луч огибает поверхность костюма и выходит в нужном направлении. Только пришлось изменить контуры поля, сделать его ближе к сферическому и многослойным.
  -Луч скользит по поверхности поля? - спросил я.
  -Нет. Он движется внутри поля.
  -Поле работает как оптоволокно что ли?
  -Не знаю. Я не в курсе, как и что работает на Земле, - ответила Кристин. - Но это основной принцип работы костюма. Так он препятствует проникновению радиации, только не выпускает ее в строго определенном направлении, а просто рассеивает или полностью отражает.
  Я не стал больше мучить ее вопросами, принцип работы был мне понятен, а ответить мне, прав я или нет, она все равно не могла, потому что не была знакома с земными аналогами. Мы решили проверить режим невидимости на Гансе, чтоб быть уверенными, что это точно сработает не только для нас, но и для них.
  Ганс сначала удивился, когда неожиданно пространство заговорило, но быстро все понял и не проявлял никакого интереса к такому повороту событий.
  Кристин выведала у него, как заставить систему делать баллончики с усыпляющим газом, и мы отправились организовывать производство. Сложности в этом никакой не было, достаточно только правильно настроить компьютер, который, используя свои ресурсы, выполнит всю работу. Синтезировать газ и баллончики с помощью уже знакомого нам атомного деструктора, а затем поместить газ в баллончики. Трудность возникла только в попытке запихнуть газ внутрь баллончика, но проблема быстро решилась путем сжижения эфира. Который в жидком агрегатном состоянии просто заливался внутрь.
  На производство одного баллончика с газом уходило около пяти часов. Баллончики получились примерно такого же размера, как их земные аналоги для заправки зажигалок, только серебристого цвета. Мы специально ограничились небольшим их размером: во-первых, маленький не так привлекает внимание; а во-вторых, мы решили, что концентрация усыпляющего газа повысится быстрее, если газ выпускать из маленьких баллонов в разных частях помещения, чем из одного большого в одном месте. Создав первый баллончик, я проверил его работу на Гансе. Кристин не хотела проводить опыты на нем, поэтому я сделал это самостоятельно без ее участия. Я пришел к Гансу и предупредил его, что хочу сделать. Он, конечно, стал противиться, но выбора у него не было. Таймер на баллончике сработал, и газ с сильным шипеньем вышел наружу. Я был в костюме и мне не грозили никакие последствия, а вот Ганс задержал дыхание. И просидел, совсем не дыша около десяти минут. Когда он вздохнул, газа в помещении уже не было, система удалила все лишние компоненты из воздуха.
  "Ну, зачем же ты так, Ганс? Придется повторить. Я сейчас отключу систему вентиляции и вернусь" - сказал я, разочарованный таким ходом испытания. Но мне надо было знать, подействует ли газ вообще.
  "Прошу. Не надо. Он сработает", - умолял он.
  "Ганс мне нужны доказательства. Я не могу просто так взять и поверить тебе".
  "Хорошо. Но обещай, что когда я потеряю сознание, ты поместишь меня в модулятор", - сказал Ганс, когда я уже хотел уходить.
  "Ганс ты не понял, мне надо знать время действия".
  "Тогда перед тем, как я очнусь. Когда я начну приходить в себя, ты поместишь меня в модулятор".
  "Ладно. Договорились. Почему ты так боишься? Это ведь всего лишь снотворное" - сказал я.
  "Это опасно. Я могу погибнуть".
  Когда я вернулся за вторым баллончиком, Кристин спросила, как все прошло и все ли в порядке с Гансом. Я ей рассказал, что произошло, правда, не сказал про слова насчет гибели.
  -Я с Гансом договорился. Мы повторим процедуру, а потом я помещу его в модулятор, чтобы у него не было похмелья, - сказал я ей.
  -Может не надо? Это точно сработает. Я знаю, - сказала она.
  -Мы должны быть уверены.
  Получив второй экземпляр, я повторил процедуру, и спустя пятнадцать секунд после того, как я выпустил газ, голова Ганса запрокинулась, его передернуло, и он растянулся на полу без сознания. Я засек время. Часов у меня не было, поэтому я просто считал примерно с секундным интервалом. Никогда столько не считал. Пробуждаться он начал, когда я дошел до цифры 6105, что составляло один час и сорок с небольшим минут. Я поместил его в модулятор и ушел.
  -Все нормально, - сказал я, вернувшись к Кристин. - Конечно, хронометр из меня никакой, но время действия препарата, примерно соответствует тому, что пророчил нам Ганс.
  -Два часа.
  -Да, где-то около двух. Может немного меньше, - сказал я. -Еще вот что... Без блокирующего поля никак не обойтись. Слишком большой шум возникает, когда газ выходит из баллончика и нужно какое-то время, чтобы его концентрация достигла необходимой величины, да и действует он наверно тоже не сразу. Трудно оценить, все зависит от объемов комнаты и наверно от места, где выпущен газ, а также положения объектов.
  -А с Гансом все нормально? - спросила Кристин.
  -Нормально. Отдыхает. Я его поместил в модулятор, чтобы его организм быстрее избавился от токсического воздействия эфира.
  -Точно? Почему-то мне кажется, что ты меня обманываешь, - сказала она.
  -Не волнуйся, все хорошо. Можешь сходить и проверить. Нам кстати тоже не мешает отдохнуть.
  -Я не устала, - сказала Кристин. - Пойду, посмотрю, как он там.
  Я сидел и обдумывал план дальнейших действий. В нашем распоряжении примерно неделя до смены постов. По моим прикидкам выходило, что нам необходимо изготовить около двадцати баллончиков усыпляющего газа, а на это требовалось ровно сто часов непрерывной работы аппаратуры, чуть больше четырех суток. Несмотря на то, что был явный запас времени, самым логичным казалось дождаться смены караулов, чтобы не вызвать подозрений внезапным появлением корабля. Затем наверно, лучше всего сначала захватить крейсер, чтобы избежать внезапного удара с орбиты, на тот случай, если поднимется тревога.
  -Что будем делать? - спросила вернувшаяся Кристин.
  -Убедилась? - спросил я.
  -Ну, он живой. Но как он себя чувствует можно узнать только, когда он проснется.
  Я рассказал ей о своих мыслях насчет получения контроля над марсианскими объектами, и она со мной согласилась. Первой нашей целью должен был стать крейсер на орбите Марса.
  -Крис, только я не знаю, что мы будем делать, когда вся эта орава проснется, - сказал я.
  -Почему ты называешь меня Крис, это ведь мужское имя? - задала она ответный вопрос.
  -Да я как-то даже не подумал. Просто использовал его как сокращение Кристин, - ответил я.
  -Только больше не называй меня так. Мне не нравится.
  -Хорошо. Не буду. Надо решить, что будем делать дальше, когда они проснутся.
  -Надо не дать им проснуться. Можно использовать модуляторы, или вообще поместить их в капсулы для консервации. В которых они держат людей. Там с ними все будет в порядке.
  -А сколько времени надо, чтобы вытащить оттуда людей? - спросил я.
  -Около суток. Но мы поместим их не в те, в которых люди, а в свободные.
  -Главное, чтобы времени хватило.
  -Хватит. Не волнуйся. Тем более после того, как они проснутся, им будет очень плохо еще несколько часов. Они не смогут отказать серьезный отпор. А мы будем контролировать их с помощью силового поля.
  -Ох. Как у тебя все просто получается, - вздохнул я.
  -Все гениальное просто, - улыбнулась она.
  -Крис... - начал было я, но добавил - ...тин, тебе надо отдохнуть, иди поспи, а я подежурю, затем сделаем наоборот. Я думаю спать лучше по очереди. Так на всякий случай.
  -Давай ты сначала. Я хочу увидеть, когда проснется Ганс.
  -Но ты больше меня устала...
  -Ничего я не устала. Я ведь сказала, что хочу увидеть, когда очнется Ганс. Иди ты отдыхай, а я потом.
  Я уже направился к выходу из шестигранной комнаты, как вдруг меня осенило:
  -Кристин, а как же верги? Мы совсем забыли о них. Как газ подействует на них?
  -Никак, - спокойно сказала она. - Для них он просто неприятный запах, но у нас ведь будет силовое поле, которое их тоже парализует.
  -Так ты знала, что газ на них не подействует с самого начала, и ничего мне не сказала? - спросил я.
  -Нет. Я сначала тоже про них совсем забыла, а вспомнила только, когда ты пошел издеваться над Гансом. Но тогда мы уже решили, что будем полностью захватывать компьютер и активировать силовое поле.
  -Кристин, в следующий раз, если что-то придет тебе в голову, сообщай и мне. Не должно быть никаких пробелов в плане наших действий. Это ведь не игрушки. Понимаешь? - сказал я.
  - Хорошо, - непринужденно ответила она.
  -И надо как-то решить проблему вергов. Мы же не будем их вечно удерживать силовым полем. Надо найти какое-нибудь средство, отключающее их, чтобы их тоже можно было вырубить.
  -Я уже думала об этом. Но газ, который способен их усыпить, смертелен для сородичей Ганса.
  -Значит надо использовать не газ. Их ведь не так много, можно ввести средство каждому индивидуально. Пленить их силовым полем, а затем ввести снотворное. Они ведь не сильны в телепатии? - спросил я, вспоминая рассказ Кристин о контакте с одним из них.
  -В телепатии нет, но физически очень, - ответила она.
  -Хорошо. Когда Ганс очнется, найдите средство для них, а потом подумаем, как его лучше им вводить.
  Я пошел отдыхать. Без Ганса толку от наших размышлений немного. Ганс должен был выйти из модулятора намного раньше меня, и я решил, что этого времени вполне достаточно для его расспроса и поиска средства для вергов.
   Когда я вновь был готов действовать, Кристин сообщила, что они нашли нужное вещество. Даже успели немного его синтезировать и изготовили шприц, с помощью которого можно ввести вещество в ткань вергов.
  Я отправил Кристин восстанавливаться в модулятор, несмотря на то, что она отнекивалась. Мол, я не устала. Даже невзирая на ее высокие возможности, она все равно, просто обязана была устать, - считал я. Запас прочности есть у всего и не всегда надо искать его предел.
  Шприц, который мне презентовала Кристин, был абсолютным земным аналогом. Внутри него находилась синенькая жидкость. Я попробовал надавить на поршень. Приходилось прикладывать значительное усилие, чтобы выдавить субстанцию из шприца. Очевидно, средство обладало довольно большой вязкостью. Немного поразмыслив, я решил, что такой способ ввода вещества не очень подходит. Хотя бы по тому, что для его ввода надо вплотную приближаться к вергам, а ведь они очень сильны в физическом плане и неизвестно чем может закончиться удар его щупальца для меня, а тем более для хрупкой девочки.
  Решение нашлось быстро. И с помощью Ганса я воплотил его в реальность. Мы изготовили пневматический пистолет, стреляющий капсулами со снотворным. Я даже хотел изготовить капсулы и для сородичей Ганса. Но Ганс сообщил, что у них есть прибор, который стреляет специальными импульсами и просто отключает сознание на десять часов. И его импульсы действует на всех, включая и нас.
  "Что же ты сразу не сказал? Мы тут голову ломаем, а оказывается все уже и так есть, нужно просто протянуть руку", - я находился в негодовании, мы зря тратили время.
  "А ты не спрашивал", - последовал короткий ответ.
  Прибор находился в комнате, где я до этого брал аннигилятор и бластреры, просто по какой-то причине я его не заметил. Внешне он походил на земной электрошокер и очень удобно ложился в руку, словно был изготовлен для меня индивидуально.
  "Испытаем?" - спросил я у Ганса и злорадно улыбнулся.
  Ганс промолчал и сделал вид, что ему все равно. Видимо отлично понимая, что меня совсем не интересует его ответ, все равно я сделаю так, как посчитаю нужным. Испытывать прибор я не стал, скоро должна была вернуться Кристин, а мне не очень хотелось снова ей досадить. Честно говоря, и самого Ганса стало жаль.
  
  * * *
  Мы ждали появления корабля со следующей сменой. Дежурили с Кристин по очереди, а Ганс почти все время проводил в комнате с модулятором. Кристин оказалась довольно начитанной девочкой. Несмотря на то, что наши взгляды на многие вопросы часто расходились и приводили к затяжным спорам, мне нравилось с ней общаться. Мы еще несколько раз выходили на лунную поверхность посмотреть на Землю и просто погулять, один раз даже попробовали сыграть в салочки, но тут у меня не было ни малейшего шанса против быстрой и ловкой девчонки.
  Ознакомились с кораблями пришельцев - дискообразными, монолитными объектами. Построенными на основе какого-то кристалла, схожего по структуре с материалом базы. Для перемещения корабля использовалась гравитация. Корабль генерировал два контура гравитационного поля. Внутренний - для создания нормальных условий экипажу и предотвращения перегрузок при движении. И внешний, служивший своеобразным гравитационным двигателем, предназначенный для перемещения. Если внутренний контур был относительно однородным, то внешнее гравитационное поле было сильно искажено, его конфигурация зависела от способа передвижения корабля и наличия поблизости объектов с большой массой. Перемещался корабль двумя способами: обычное перемещение в пространстве, с помощью гравитационного двигателя, создавая в поле Хиггса неоднородность, которая и приводила его в движение, подобно тому, как магнит втягивается в катушку индуктивности, через которую пропущен электрический ток; и второй способ перемещения - это вне пространства, делая скачок в подпространство и тем самым сокращая себе путь, избегая искривленности и неоднородности пространства, двигаясь строго по прямой.
  Вообще мне стоило огромных усилий хоть немного вникнуть в их модель устройства Вселенной. А еще сложнее, оказалось, объяснить это Кристин.
  -Представь воздушный шарик, только с очень толстой стенкой. Вот этот слой, который образует оболочку шарика и есть пространство нашей Вселенной, где находятся все планеты, звезды, галактики ... Слой заключен между двумя потенциальными барьерами...Э...нет. Слой, то есть само пространство ограничивает себя двумя барьерами сверху и снизу, это как бы переход из пространства внутрь шарика или за его пределы. То, что внутри шарика они называют подпространством, а с наружи надпространством. Теперь представь, что мы шарик спустили и на нем образовались складки, очень глубокие, морщинистые, которые в свою очередь имеют свои складки. Вот эти выпуклости, вогнутости - точки экстремума, в которых находятся объекты Вселенной, и чем больше масса объекта, тем ярче выражен экстремум...ну тем больше, глубже складка. Самую большую и всегда одинаковую по глубине складку образуют черные дыры. Черные дыры - это объекты с гигантской силой тяготения, их гравитация такая большая, что даже свет не может ее преодолеть. Так вот они считают, что черные дыры - это разрыв в пространстве, область, соединяющая подпространство и надпространство друг с другом, с помощью гравитационного вихря.
  -Подожди, - остановила меня Кристин. - Если мы будем двигаться по поверхности шарика, то у нас сложиться впечатление, что она бесконечна. Так? - я кивнул. - Но что тогда будет, если мы будем двигаться от подпространства в сторону надпространства. Поперек слоя. Мы попадем на границу, увидим конец пространства?
  -Нет. Это я просто упростил их модель, чтобы было понятно. Здесь не хватает многомерности и искривленности пространства. Я просто не знаю, как это представить. Понимаешь, фактически нет никакой толщины у слоя. Неважно, в каком направлении ты будешь двигаться, тебе все равно будет казаться, что Вселенная бесконечна. Э... Правильнее говорить: не бесконечна, а безгранична. Каждая точка пространства всегда граничит с подпространством и надпространством.
  -Это слишком сложно. Ты наверно опять все усложняешь. Если черные дыры образуют самые глубокие складки, а объекты с небольшой массой поменьше, не такие глубокие, по сути все объекты лежат на какой-то глубине, в нижней части этой складки. Но тогда, что находиться в верхней части складки.
  -Ничего. В смысле там нет объектов, обладающих большой массой, просто область пространства между объектами. Это как бы потенциальный барьер, который необходимо преодолеть, чтобы покинуть одну область пространства и перейти в другую. Ну, например ты хочешь покинуть Солнечную систему, тебе для этого необходима определенная скорость движения, а значит, необходима определенная энергия. Энергия для преодоления этого барьера.
  -Ладно. Хватит меня лечить. Их корабли ныряют в подпространство и движутся от складки к складке, и тем самым сильно сокращают себе путь. А что такое подпространство?
  -Это область, которую раньше занимало пространство. Область вне поля Хиггса. Все пространство пронизывает поле Хиггса. Это поле неотъемлемый атрибут пространства. При движении в нем частицы взаимодействуют с бозонами Хиггса, как бы тормозятся этим полем. В результате чего частица приобретает массу. Ты разве не слышала про Большой адро́нный колла́йдер, там сейчас как раз занимаются поиском бозона Хиггса, в попытке объяснить возникновение массы тел.
  -Ну, опять ты за свое. Я спросила про подпространство.
  -Я же говорю, это область вне поля Хиггса. Когда в ней оказывается объект, он теряет массу как характеристику в пространстве. И получает возможность двигаться со скоростью света. Правда я не понял почему, он не может двигаться быстрее света. И вообще при попадании в подпространство, почему-то объект может двигаться только со скоростью света, не больше и не меньше.
  -А надпространство?
  -Они не знают, не могут туда попасть. Это граничный слой между Вселенной и чем-то еще. Они предполагают, что должны быть и другие Вселенные, за этим барьером. Я не знаю, мне это видится как переход в другое измерение.
  -Почему нельзя туда попасть? Это ведь для этого нужна душа?
  -Душа? Да, Ганс говорил, что только она способна преодолеть барьер и выйти за пределы Вселенной. Но у них нет четкого представления, а что есть, я не понимаю. По сути это как бы граница, за которой кончается время... А как это может быть, не знаю. Просто не имею понятия.
  -Как это время кончается? Может просто меняется его ход.
  -Не знаю. Но то, что пространство и время неразрывно связаны между собой - это факт. И более того они считают, что время едино и одновременно для всего пространства. Это значит, если в какой-то точке пространства, что-то произошло, то для остальных точек пространства это событие произошло в тот же момент. Одновременность событий. Еще Вселенная нестационарна, хотя про это даже мы знаем, она постоянно увеличивается в объеме, расширяется. Если вернуться к шарику, то это можно изобразить как его надувание. Но при этом есть критический размер, после которого конец - шарик сделает бах.
  -Ну, ты меня уморил. Я и так ничего не понимала, а сейчас вообще в осадок выпаду.
  
  * * *
  Настал день Ч., корабль со сменой должен был прибыть на специальную площадку на крыше здания. Эта платформа опускалась вместе с кораблем в ангар и перемещала корабль на место стоянки. Несмотря на то, что в ангаре были такие же условия, что и на всей базе, с остальным комплексом его соединял шлюзовой отсек. Кроме простых страхующих функций от случайной разгерметизации ангара, отсек выполнял еще и контрольную функцию. Он сканировал всех, кто прибывал на базу, и проверял их уровень доступа. Именно в этом шлюзе мы устроили для прибывших ловушку. Защитных костюмов, кроме субика, на них не должно было быть. Как оказалось, Ганс тоже носил субик, покрывающий все его тело, только вместо одежды его костюм в точности повторял кожный покров инопланетянина, за исключением некоторых особенных мест, демонстрировать которые было не прилично.
  Когда прибывшие оказались в шлюзовом отсеке, Кристин захватила их силовым полем, а затем открыла шлюз. Я, используя глюкер, так Кристин назвала прибор похожий на шокер, лишил всех сознания. Действовать приходилось быстро, на передачу смены отводилось около пятидесяти минут. В качестве сменщиков прибыл такой же состав существ, что и был на базе: двое миомпов, неосп и верг. Я перетащил всех к генному вариатору, где Кристин поставила на них запрет, а затем разместил их в разных комнатах с модуляторами. Сначала хотел поместить всех в одну, но решил, что по разным будет безопасней для нас.
  Корабль висел в воздухе примерно в двух метрах от пола, ему не нужны никакие опоры, его гравитационное поле с легкостью заменяет любые шасси. Я встал снизу корабля под круглым люком, и гравитационный луч втянул меня внутрь. Попасть на корабль можно двумя способами. С помощью гравитационного луча, способного перемещать объекты внутрь транспорта, габариты которых не превышают размер люка в днище корабля, имеющего диаметр около двух метров. И традиционным способом - своими ногами. В этом случае один из секторов дискообразного корабля опускался до самого пола, образуя трап, по которому спокойно можно было подняться на борт, как на любое земное средство передвижения. Будь у меня больше времени, я предпочел бы традиционный способ, но его не хватало, и тратить даже несколько минут на более медленную механику не хотелось.
  Когда я поднялся на корабль, Кристин уже была там. Она сидела в коконообразном кресле, готовая вести корабль. Внутри дискообразный летающий объект состоял из двух отсеков. Самый большой и вместительный предназначался для пассажиров и груза, здесь имелись четыре кресла, расположенные вдоль круглой стены. Второй отсек - рубка управления кораблем. Она совсем небольших размеров, всего с двумя креслами для тех, кто управляет кораблем. Кресла располагались под небольшим углом относительно пола, и, находясь в них, ты скорее лежал, чем сидел. Находился в полулежащем состоянии, а взор падал на косую верхнею стенку, способную служить экраном. На эту панель проецировалось изображение, и она могла выполнять функцию лобового стекла, создавая обзор пространства перед кораблем. Несмотря на то, что корабль пилотировался мысленно, здесь была панель управления. Она шла по небольшой дуге, перед креслами, как бы обнимая их, и имела небольшой наклон в сторону кресел, повышая обзор и удобство использования. На ней располагались какие-то кнопки и датчики, все это предназначалось для управления кораблем в случаи отказа или повреждения его компьютера. В качестве руля мог использоваться специальный шар на правом подлокотнике кресла Кристин. Шар перемещался во всех направлениях, как шарнир, а в его верхней части имелось углубление для руки. Изначально, когда мы впервые оказались на корабле, это углубление в точности повторяло контур руки Ганса, но Кристин что-то сделала и теперь выемка на шаре предназначалась для ее руки.
  -Ну, что готов?- спросила Кристин, словно для нее это повседневная работа.
  -Наверно, - ответил я, устраиваясь в кресле.
  Кресло автоматически подстроилось под мое тело. Я почувствовал связь с кораблем, словно мы стали едины, за исключением того, что я-корабль был в полной власти Кристин. Она была главной. Я видел все окружение корабля, словно мои глаза получили возможность видеть одновременно во всех направлениях. Почувствовал, как изменился внешний контур гравитационного поля, как нарастала его мощь. Мы пришли в движение, которое я никак не ощущал физически, но мог видеть. Кристин вывела корабль за пределы базы, и мы медленно летели над поверхностью Луны, а с левого бока корабля красовалась Земля.
  -Кристин, все нормально? - спросил я.
  -Да. Просто любуюсь видом, - ответила она.
  Если сделать скачок в подпространство, то полет до Марса должен занять не более десяти секунд. Но мы решили, что будем двигаться в обычном пространстве, а при приближении к крейсеру сообщим им о неполадке на корабле, чтобы без подозрений совершить на него аварийную посадку для ремонта. Обычный перелет должен занять от пяти до десяти минут, при движении со скоростью близкой к световой, но мы двигались медленней, и наше время должно было составить около двадцати минут.
  Корабль скачком набрал скорость, и Луна стала быстро удаляться от нас. Я вывел изображение на обзорную панель и мысленно отстранился от корабля. Предпочитаю смотреть только туда, куда направляюсь. Кристин тоже отстранилась, она задала курс и все необходимые параметры, теперь корабль мог двигаться автоматически. Он, правда, мог сделать это и с самого начала нашего полета, просто Кристин очень хотелось им поуправлять.
  -Интересно, а мы сейчас снаружи тоже выглядим, как летающий цветной шар, - сказал я.
  -Нет. Мы выгладим так же, как и выглядел корабль в ангаре, только снаружи кажется, что он вращается - это из-за воздействия гравитационного поля. А те разноцветные шары, что ты видел - это было свечение земной атмосферы, от воздействия защитного поля корабля. А здесь светиться нечему. Да и защитное поле работает только на пять процентов своей мощности, даже если бы мы сейчас оказались в атмосфере, свечения все равно не было бы.
  -Но наши костюмы ведь тоже светились, когда мы выходили на поверхность Луны.
  -Да, они стали серебристыми, но корпус корабля тоже серебристый, - улыбнулась она.
  Мы летели прямо к маленькой красной точке, которую наблюдали на обзорной панели. Постепенно, по мере того, как сокращалось расстояние, точка увеличивалась в размерах, все больше заполняя площадь экрана. Красновато-коричневый диск планеты сверху и снизу венчали полярные шапки, маленькая и едва заметная сверху и большая почти с четверть планеты снизу. Настал момент, когда Марс уже не помещалась целиком на панели обзора. Ландшафта планеты мы не видели, ее атмосфера была непрозрачна, очевидно, там шла песчаная буря, о чем свидетельствовал большой красноватый вихрь, чуть выше экватора и более темный, чем тело планеты. Корабль значительно снизил скорость, мы вышли на орбиту Марса.
  Кристин связалась с крейсером, и мы получили разрешение на стыковку. Корабль снова увеличил скорость, но двигался теперь вдоль планеты. Вскоре правее планеты стало возможным наблюдать один из спутников Марса - Деймос, совсем чуть-чуть высвечивающийся в темном пространстве. А затем мы увидели крейсер. Он находился на довольно высокой орбите, всегда скрытый от Земли телом планеты. Когда мы приблизились к крейсеру, он захватил наш корабль гравитационным лучом и втянул внутрь себя.
  Я был в полном вооружении: аннигиляциионная турель на плече; по бластеру, как две капли воды похожих на фотоннофазовый излучатель, закрепленных на каждой руке, чуть выше запястья; и глюкер в правой руке. Использовать газ на крейсере мы не собирались, там было всего шесть существ - пять миомпов и один неосп. Кристин же вооружилась только глюкером, она не хотела причинять даже самый маленький вред, после которого могли остаться хоть какие-то неисправимые последствия. Об убийстве вообще не могло быть и речи.
  Мы находились в транспортном отсеке крейсера. Объем ангара был небольшой, помимо нашего корабля здесь едва умещался еще один, точно такой же корабль. Нас встречали двое миомпов. Лишать их сознания в ангаре было нельзя, за нами могли наблюдать. Решив заманить их на корабль, мы включили режим стелс и открыли люк.
  Кристин отправилась к миомпам, она должна была быстро и незаметно для второго завладеть сознанием одного из них, а затем отправить второго ко мне на корабль. Я ждал.
  Миомп, постоянно озираясь, стал осторожно подниматься по трапу. Да рост у него был отменный, ему мог позавидовать любой земной баскетболист. А во всем остальном он был точной копией Ганса. Когда он полностью зашел на корабль, я выстрелил и дал команду закрыть люк. Миомп даже ничего не понял, просто рухнул на пол, как подкошенный.
   Кристин и второй миомп стояли рядом с кораблем, усыплять второго мы не собирались, он должен был помочь нам пройти через шлюзовой отсек и найти остальных. Я подошел к ним. Кристин что-то изменила в настройке моего костюма.
  "Это чтобы пройти контроль", - коротко пояснила она.
  Несмотря на то, что звуковое общение нам было больше по вкусу, общаться приходилось телепатически, мы не знали, как может отреагировать система на радиопередачи. Кристин послала какую-то команду через миомпа компьютеру корабля.
  "Ты что делаешь?" - спросил я.
  - Все нормально, можно говорить по радио, нас не засекут. За кораблем наблюдают. Я сообщила от имени миомпа, что все в порядке и указала причину поломки корабля. Пошли быстрее в шлюз. Хоть нас и не видно, но масса тела ведь никуда не делась, а значит, мы оказываем определенное давление на пол.
  Контроль мы прошли. Следующей нашей целью должен был стать неосп, который находился в контакте с компьютером и следил за кораблем. Кристин дала мне подробный план корабля и указала место, где находится неосп. Я отправился нейтрализовать его, а Кристин вместе со своим очередным пленником пошла в сторону помещения с оборудованием, типа для изготовления какой-то поврежденной детали. В общем, просто отвлекала внимание наблюдателя. Неосп находился в рубке управления кораблем, расположенной на другом конце сигарообразного крейсера. А длина крейсера была немного немало: целый километр и двести метров. Я несся со всех ног по длинному коридору к рубке управления, постоянно ожидая столкновения с оставшимися миомпами. Но все обошлось, неосп находился в коконообразном кресле и вроде ни о чем не подозревал. Я усыпил его из глюкера прямо в этом кресле.
  Рубка крейсера имела существенные отличия от уже знакомой мне рубки корабля и значительно превосходила ее по размерам. В самом центре ее стояли четыре коконообразных кресла, развернутые друг от друга под углом девяносто градусов, образуя крест. У каждого кресла была своя обзорная панель сверху и панель управления снизу, тоже расположенные под углом, как и на маленьком корабле. Это была центральная часть. Между центральной частью рубки и сферической стеной корабля имелся двухметровый промежуток. Вся сферичная стена оказалась огромной обзорной панелью, на которую проецировался обзор пространства вокруг корабля. И сейчас на ней с левой стороны красовался огромный Марс, а чуть правее, у самого края марсианского диска виднелся второй спутник марса Фобос, быстро несущейся по диску планеты, словно желая как можно скорее укрыться в марсианской тени от лучей далекого Солнца. Я приблизил изображение Фобоса, и даже смог разглядеть его крупнейший кратер, соизмеримый с размерами самого спутника, носящий имя Стинки. Вообще оба марсианских спутника похожи на продолговатые картофелины и совсем не велики в размерах.
  Я залез в кресло и установил связь с компьютером. С помощью крейсера, я быстро нашел трех других миомпов. Они находились в модуляторах, отдыхали. Я связался с Кристин и, прихватив с собой неоспа, отправился к модуляторам.
  Когда я добрался до модуляторов, Кристин была уже там со своим пленником и с отключенным режимом стелс. Я тоже сделал себя видимым и положил неоспа на пол.
  -Будем ждать или прервем процедуру? - спросил я.
  -Думаю, что можно подождать, им немного осталось. А пока можно перетащить этих на корабль. Мы ведь их с собой возьмем?
  - Конечно. Их нельзя тут оставлять, на крейсере ведь нет генного вариатора, а значит когда они очнуться, то будут представлять угрозу. Давай твоего тоже усыпим, - сказал я.
  -Зачем? - спросила Кристин.
  -Чтобы не мешал. Я их доставлю на корабль, а ты пока сходи настрой автопилот на крейсере, ну или проверь, как он работает. Да и попробуй сделать нас полноправными хозяевами этого спэйс шатла, чтобы у нас был полный доступ ко всем системам.
  -Хорошо. Только ты поспеши. У тебя есть примерно полчаса до их пробуждения.
  -Ясно. Сейчас стрельну, - предупредил я.
  -Валяй, - махнула Кристин.
  Я выстрелил в ее пленника, и он грохнулся на пол без сознания.
  -Но ты на всякий случай следи за теми тремя в модуляторах. Если вдруг я не успею, захвати их силовым полем, - сказал я.
  -Постараюсь, - ответила Кристин и поскакала в рубку.
  Я взвалил миомпа на плечо, а неоспа сунул под мышку и отправился в сторону ангара. Примерно на полпути к кораблю неосп выскользнул у меня из рук и рухнул на пол. Поднимать его снова я не стал, а просто взял за руку и потащил волоком. Только б Кристин не заметила - подумал я.
  Я доставил их на корабль и положил рядом с первым миомпом, а когда вернулся назад к модуляторам, Кристин была уже там.
  -Все нормально, крейсер на автопилоте, а мы теперь единственные, кто имеет к нему доступ, - весело сказала она.
  -Если кто-то не сделает с ним тоже самое, что и мы, - уточнил я.
  -Ну, если сможет. Теперь к нему будет не подобраться без нас, а если даже кто-то сможет попасть на борт, то его сразу захватит силовое поле. Уровень защиты крейсера сейчас в максимальном состоянии.
  -Здорово, ничего не скажешь. Вообще очень удачно сложились обстоятельства, - сказал я.
  -Почему сложились? Это мы создали удачное их стечение, - возразила Кристин.
  -Не согласен. Все могло быть совершенно по-другому. Например, эти трое могли бы оказаться в бодрствующем состоянии. Или система безопасности могла среагировать на наше перемещение. Вариантов много и результат мог оказаться совсем другим, как и сложность операции.
  -Да ты пессимист какой-то. Мы ведь победили. И даже если бы все сложилось по-другому, я все равно уверена, что мы бы оказались в выигрышной ситуации.
  -Э, нет. Я скорее реалист, а вот ты уж больно оптимистична. Иногда нужно сомневаться, не доверять, перепроверять или в конце концов просто бояться. Это ведь нормальная защитная реакция.
  -Это паранойя, - брякнула Кристин, словно ставя мне диагноз.
  - Ладно, хватит словечками бросаться. Закончим на этом. Самое трудное еще впереди.
  -Конечно, я ведь все равно победю, - вставила она.
  -Ха. Победю, - усмехнулся я, но решил, что действительно пора с этим завязывать и спросил - Долго им еще осталось?
  -Нет. Щас очнуться. Жалко, что на корабле нет капсул. Повезем их словно дрова какие-то.
  -Кристин, а почему здесь они все в одной комнате? Что на таком большом корабле не нашлось отдельных кают, как на на лунной базе? - спросил я.
  -Не знаю. Но здесь много отдельных помещений для отдыха, - ответила она.
  Даже не знаю, зачем задал этот никчемный вопрос. Я ведь сам все видел. Вообще весь крейсер просто утыкан разнообразными помещениями. Если снаружи он похож на гигантскую сигару, то внутреннее его сечение было квадратом. Через центр каждой стены шли длинные коридоры во всю длину крейсера. По обеим сторонам, которых находились помещения. Всего четыре коридора, по числу сторон квадрата. Каждый коридор и помещения, примыкающие к нему, обладали собственным гравитационным полем. Если бы можно было посмотреть вверх на противоположный коридор, то создалось бы впечатление, что в нем все находится вверх тормашками. Но увидеть противоположный коридор нельзя, потому что прямо через центр крейсера проходил энергетический канал, снабжающий всю конструкцию энергией, а коридоры с помещениями были защищены сверху специальным потолком, исключающим любое воздействие на них со стороны канала. Все четыре коридора сходились с одного конца в ангарном отсеке, а с другого в рубке управления. Их соединяла вмести круговая дорожка, идущая по внутренней стенке крейсера. Большой радиус и гравитация направленная строго по нему, позволяли без особых усилий шагать по окружности крейсера словно по ровной дорожке, совсем не замечая постоянно меняющегося направления пути. Имелась и своя система передвижения по кораблю, своеобразный лифт, который двигался в горизонтальном направлении вдоль коридоров. Вызывая ее, ты проваливался сквозь пол и оказывался в небольшой кабинке, которая перемещалась в нужном тебе направлении вдоль коридора до требуемой точки. Конечно, при такой длине крейсера система перемещения просто необходима. Но мы с Кристин о ней даже не подумали, полагаясь на свои ноги.
  Миомпы всплыли на поверхность модуляторов, и я отправил их досыпать, всадив в каждого по заряду из глюкера.
  -Кристин давай отправим их к кораблю, используя лифты, а то что-то мне не очень хочется таскать их, - сказал я.
  -Ну, это не лифты, а виберы, - начала она.
  -Не важно, - перебил я. - Вызови кабинку, а я вытащу их в коридор.
  Мы поместили всех троих в одну кабинку и отправили в сторону ангара. Транспортная кабинка была предназначена только для одного пассажира, но я, особо не переживая за комфорт инопланетян, покидал их друг на друга. А сам с Кристин отправился пешком.
  В конце коридора мы извлекли живой груз из кабинки, и Кристин, используя телекинез, с легкостью пролевитировала их до корабля.
  -Кристин, тебе бы еще световой меч тогда ты сможешь полноправно называть себя джедаем. Кристин - рыцарь джедай - хранитель мира во Вселенной, - подтрунивал я над ней.
  -Я не джедай. У меня совсем другие способности
  -О, да. Даже сам Йода позавидовал бы твоим способностям, - продолжал я. - Хочешь, я могу попробовать сделать для тебя световой меч?
  -Таких мечей не бывает. Свет не может...
  -Ну, не совсем такой, но с виду будет наверно очень похоже. Он будет работать на принципе аннигиляции. С помощью полей мы создадим специальный канал в форме светового меча, в который будем нагнетать античастицы. Например, антиэлектрон - позитрон. Электроны ведь есть во всех атомах, а значит, будет с чем аннигилировать. При аннигиляции выделеться много энергии, и материя, с которой столкнулся канал с античастицами, начнет плавиться.
  -Ага, и как только материя столкнется с этим каналом, будет большой бах, и тебя уже станет не собрать, - усмехнулась Кристин.
  -Не обязательно будет бах, все зависит от количества античастиц, а его мы сможем контролировать. Правда, на мечах уже не подерешься, хотя...- я немного задумался. - Наверно, можно избавиться от взаимного проникновения мечей друг в друга с помощью тех же полей.
  -Все равно мне не нужно оружие. Я не собираюсь никого убивать.
  -А вот я с удовольствием поиграл бы с такой штукой.
  -Да, если бы существовали джедаи, то ты стал бы первой кандидатурой на Дарта Вейдера. Я имею в виду не силу, а твое отношение к окружающим.
  Погрузив всех на корабль, я принялся крепить баллончики с газом к костюму, а Кристин связалась с базой на Марсе и сообщила, что неисправность устранена и мы готовы к вылету. Получив разрешение, мы стартовали. Конечно, с марсианской базы могли в любой момент связаться с крейсером для проверки, впрочем как и с Луной. Но мы это предвидели, и все контакты с крейсером и лунной базой теперь переключались на наш корабль.
  -Уж слишком они доверчивые. Даже не проверяют информацию, - сказал я.
  -А кого им бояться?
  -А зачем тогда такая система безопасности?
  -Поверь, они способны на большее, а это просто стандартная комплектация. Ну, как колеса к автомобилю.
  -Да уж.
  Мы описали небольшую дугу вокруг планеты и пошли на сближение.
  -Кристин. Тут надо очень аккуратно. Если войти в атмосферу не под нужным углом и с не рассчитанной скоростью, можно отскочить от нее, отрикошетить или ...
  -Все нормально это автопилот. На их кораблях это не играет большой роли, - перебила она меня.
  Корабль вошел в атмосферу, но физически мы не ощутили никакой разницы. Это совсем меня не удивило ведь атмосфера Марса в сто пятьдесят раз тоньше земной и очень разрежена. Я снова слился с кораблем, хотел посмотреть на планету глазами корабля, ощутить то, что не могла предоставить обзорная панель. Снаружи был сильный ветер, хотя правильнее сказать быстрый, обладающий большой скоростью, но не оказывающий сильного давления на поверхность. Из-за низкой плотности атмосферы совершенно не ощущался его мощный напор, как у земных ураганов, сносящих все на своем пути. Температура за бортом минус пятьдесят градусов по Цельсию, на Марсе она редко достигает нуля градусов, даже в самые теплые дни. Над поверхностью планеты кружились тонны песка, из-за этого с высоты казалось, что мы приземляемся в пустыню. Песок в воздухе, словно слой тумана обволакивал поверхность планеты, лишь единственный пик торчал над слоем песка. Вероятнее всего это был самый высокий вулканический пик не только на Марсе, но и во всей Солнечной системе, именуемый на Земле Олимп. Его высота составляет двадцать семь километров, в три раза выше самой высокой вершины Земли - Эвереста. Мы двигались примерно вдоль линии, разделяющей планету на ночь и день. Когда корабль снизился до трехкилометровой высоты, стали проступать очертания гор. Мы пересекли долину Марионор - гигантский марсианский разлом, протяженностью с Северную Америку. Корабль подлетел к одному из склонов и завис над ним. Кристин послала какую-то команду. Склон мигнул, и на его месте оказалась посадочная площадка. Корабль завис над ней и прилип, как намагниченный. Платформа стала опускаться вниз. Мы оказались в шахте, и как только верх корабля стал ниже уровня крыши здания, над нами возникло защитное поле. Движение прекратилось.
  -Идет очистка воздуха, - сказала Кристин.
  Мы несколько минут стояли в шахте, пока качество воздуха не достигло необходимых параметров, идентичных воздуху в ангаре. Затем платформа продолжила спускаться вниз и, оказавшись в ангаре, переместила нас на место стоянки, а потом, выскользнув из-под корабля, отправилась назад на свое место.
  Я огляделся, используя корабль. В ангаре находилось ни менее десятка кораблей подобных нашему. Стояли они на строго определенных местах - в три ряда. Между всеми кораблями был промежуток размером чуть больше транспортной платформы, доставившей нас. Чужаков было не много. Я насчитал семерых, но могли быть и другие. Те, которых я не мог видеть из-за кораблей и те, которые могли быть внутри кораблей. Один из миомпов двигался к нашему кораблю.
  -Кристин, один идет к нам.
  -Я вижу, пусть поднимется на борт.
  -Черт. Надо тела убрать.
  Я в мгновение ока оказался на ногах и принялся перетаскивать тела в рубку. Места в ней было не много, поэтому приходилось складывать их друг на друга. Вот так поленница, - мелькнула мысль. Оставалось перетащить еще одного миомпа, когда Кристин стала открывать люк. Я машинально включил режим стелс и поспешил затолкать последнего в рубку. Конечно же, я не успел, пришелец уже во всю таращился на меня. Бросив свою ношу, я выхватил глюкер.
  -Все нормально, он уже мой, - сообщила Кристин.
  Я даже не обратил внимания, когда она пропала. Оказалось, что задолго до того, как стал открываться люк, она спустилась вниз по гравитационному лучу и пленила миомпа, а только потом уже дала команду опустить трап.
  -Кристин, ты что творишь? Тебя ведь могли заметить, - сказал я.
  -Как? Я ведь невидима, костюм пропускает только радиосигнал определенной частоты.
  -Я про гравитационный луч. Он ведь светиться, когда работает. Луч засветился, а тела не появилось. Понимаешь?
  -Все нормально. Никто не видел. Я сначала осмотрелась, а только потом спустилась.
  -Все равно очень рискованно.
  -Вот план базы.
  Я получил от Кристин план базы, который она вытащила из головы миомпа.
  -Черт возьми, сколько комнат. На нашем плане все было не так, где мы возьмем столько газа? - сказал я.
  -Хватит ругаться. План тот же самый, просто на нем были отражены только капитальные стены, а на этом все, даже те, что моделируются полем.
  -Что делать то будем?
  -То, что и собирались. Газ разместим только в самых больших помещениях и там, где больше всего народу. А когда я захвачу компьютер, то первым делом открою все внутренние проходы, отключу поля.
  -Слушай, а этим гунганам, которые должны были вернуться с дежурства, отмечаться нигде не надо?
  -Нет. Они могут отдыхать в течение двух суток. У них как бы выходные.
  -Ладно. Давай начнем. Ты свои семь баллончиков с газом взяла?
  -Ага.
  -Два поставишь здесь, а пять в центральной. Не забыла?
  -Да, помню я все. Пошли уже. Ты только подальше держись от вергов, они очень чувствительны к вибрации.
  -Я тоже все помню.
  Кристин завела миомпа на борт и сама уложила его спать из глюкера. Я был удивлен таким поступком. Мы покинули корабль. Трап пришел в движение, закрывая проход. Кристин ограничила на него допуск, чтобы на корабль никто без нас не смог попасть. Совсем глупо получилось бы, если вдруг кто-то случайно найдет на борту нашего корабля семь тел.
  -Кристин, поставь баллончики вдоль правой стены, а я займусь левой.
  Я разместил по баллончику в начале и конце стены, а один прямо в центре ангара. Итого в ангаре пять баллончиков усыпляющего газа - три моих и два Кристин. Изначально цвет баллончиков был серебристым и это, наверняка, бы бросалось в глаза на белом контрасте с полом, поэтому мы их перекрасили в белый. Так они меньше должны выделяться на светлом фоне здания.
  -Ты куда пропал? - раздался голос Кристин.
  -Я уже все. Жди у шлюза, сейчас подойду, - ответил я.
  У переходного шлюза стоял неосп. Кристин захватила еще одного пленника, чтобы мы спокойно могли преодолеть систему контроля.
  -Я на месте, - сказал я, когда подошел к двери шлюзового отсека.
  Ответа не последовало.
  -Кристин, - повторил я.
  -Я здесь. Рядом с неоспом. Подойди к нам, я изменю настройки поля для прохода через контроль.
  -Фу. Ты чего молчала? Я уже стал думать, что это какой-то постовой на охране отсека.
  -Была занята.
  Я встал рядом с неоспом. Не знаю, каким образом она меня искала, но взяла точно за руку. Кристин вновь что-то изменила в настройках поля костюма, и мы вошли в шлюзовой отсек. Переборка тут же опустилась, заперев нас в отсеке. Началось сканирование. Что из себя представляло это сканирование, я не знал. Но мне почему-то представлялись лазерные лучи, идущие со всех сторон и снимающие какие-то показания. Конечно, ничего такого я не мог видеть, поле костюма не должно было вносить в это излучения ни малейшего изменения. Малейшая неточность могла выдать нас с потрохами, поэтому в диапазоне сканирования для глаз не отводилось ничего, все излучение сканера строго перенаправлялось. Я даже боялся пошевелиться, чтобы ненароком не исказить ход лучей. Сканирование закончилось, и вторая переборка поднялась.
  -Это центр управления, - сказала Кристин. - Теперь надо разделиться. Я поставлю тут газовые баллончики и займусь компьютером, а ты отправляйся в лабораторию и зону отдыха.
  -Нет. Сначала я хочу убедиться, что с тобой все будет в порядке. Пойду, когда ты свяжешься с компьютером.
  -Но мы теряем время.
  -Не спорь. Сделаем, как я сказал.
  Мы находились в коридоре шедшем, вокруг центральной зоны. С правой стороны коридора находились помещения доступа к компьютеру. Это было на плане, но если реально смотреть, я ничего, кроме круглой стены, не видел. Всего тренадцать треугольных комнат, делящих центральную зону на равные сектора. В каждом помещении должна находиться своя кушетка с подголовником для головы и двумя полушариями, обеспечивающими прямой контакт с компьютером.
  В коридоре никого не было. Кристин я не видел, но зато мог наблюдать за ее перемещением по передвижению пленника, неразрывно следующего за ней. Она равномерно разместила свои баллончики по коридору рядом с дверями в помещения и остановилась около одного из них.
  -Нам сюда, - сказала она.
  В стене образовался проем. Мы вошли в треугольное помещение. Внутри никого нет. Прямо по центру стоит уже знакомая кушетка-томограф, повернутая стороной для головы к центральной области. Между кушеткой и боковыми стенками было несколько метров свободного пространства, которое постепенно сужалось по мере приближения к центру сектора и уже в области, где полусферы примыкали к кушетке, встать было невозможно.
  -Доволен? Иди уже, дальше я сама справлюсь, - сказала Кристин.
  -Хорошо. Только первым делом огради себя. Сделай так, чтобы к тебе никто не смог войти.
  -Сама разберусь. Не трать время зря.
  Она выстрелила в неоспа из глюкера и полезла на кушетку, а я вышел из помещения. Вышел в совсем неудачный момент. По коридору катил верг. Именно так выглядела его манера передвижения, он двигался, переставляя свои щупальца по кругу, работая, словно мельница. Несмотря на большое сходство с земным осьминогом, верг им не являлся. И, судя по всему, имел в наличии какой-то скелет, потому что при движении щупалец под пурпурной кожей выступали какие-то своеобразные суставы или скорее шарниры.
  Я прижался к стене и замер. Верг уже миновал меня, когда вдруг неожиданно остановился и повернул в мою сторону большие фасетчатые глаза. Он смотрел прямо на меня и изредка покачивался, словно меняя угол обзора, но очевидно ничего не мог разглядеть. Затем он открыл свой клювообразный рот и стал с шумом втягивать воздух, наверно пытаясь меня унюхать. Я очень аккуратно приготовил глюкер, но верг вдруг потерял ко мне интерес и отвернулся, собираясь продолжить свой путь. Как, вдруг издав клокочущий звук, он ударил меня щупальцем. Для меня словно время замедлилось, я видел, как он замахивается, как сокращаются его мышцы, вкладывая в удар огромную силу, видел летящую на меня лапу. Я даже успел стрельнуть из глюкера, но от удара уйти не смог. Верг уже был без сознания, когда его щупальце, продолжая свое движение по инерции, впечатало меня в стену. Энергия удара была огромна. Если бы не костюм, я наверно погиб на месте, такой удар был способен буквально рассечь меня пополам, по крайней мере, нанести повреждения несовместимые с жизнью, точно. В общем, спасибо костюму, я отделался легким испугом только благодаря ему. Быстро оглядевшись, я затащил верга в комнату к Кристин.
  -Ты в порядке? - услышал я
  -Все нормально. Не отвлекайся.
  Кристин лежала на кушетке с мерцающими полусферами, а в ее ногах лежал кристалл блокатора. Наверно сняла, чтобы не ограничивать поток, - подумал я.
  -Не забудь дверь запечатать, - сказал я и вышел.
  Я направился в зону отдыха, вмещающую в себя не менее двухсот кубических помещений с модуляторами. По одному в каждой комнате. Очевидно, для каждой особи отводилось свое свободное пространство для отдыха. Весь сектор делился на три части двумя коридорами, расположенными в виде буквы "т". По обе стороны коридоров находились комнаты с модуляторами. Инопланетных существ было не много, мне встретились всего три миомпа, направлявшихся на отдых, и два, возвращавшихся с него. Я просто вставал к стенке и ждал пока они пройдут мимо, а затем продолжал свое дело. Быстро разместив пять усыпляющих баллончиков, я направился к выходу из зоны. Впереди меня, перед т-образным перекрестком из помещения вышел миомп. Он, немного постояв, подошел к одному из баллончиков и нагнулся в попытке поднять его. Я выстрелил из глюкера, миомп упал и зацепил баллончик. Тот покатился по полу. Я затащил миомпа в комнату из которой он недавно вышел и засунул его обратно в модулятор. Выглянул наружу. Никого нет. Поставив баллончик на место, я поспешил покинуть зону.
  -Черт. Надо действовать быстрее, - выругался я, коря себя за медлительность. Чем дольше баллончики стояли у всех на виду, тем больше была вероятность, что нас обнаружат.
  -И где весь персонал? - задавал я себе вопросы, говоря вслух.
  Пока эффективность применения газа была близкой к нулю. Газом просто некому дышать. Уже почти у самого выхода из зоны я вновь увидел верга и пулей метнулся назад, забежав в одну из комнат. Пережидать, прислонившись к стенке, не было смысла, история могла повториться. В модуляторе комнаты находился неосп.
  - Не волнуйтесь, я не помешаю. Отдыхайте, это ненадолго, - бормотал я от сильного волнения. - Тише, тише Алексей. Все нормально, успокойся. Какой же ты все-таки болван.
  Выждав несколько минут, я покинул зону отдыха, больше никого не встретив. Следующей зоной диверсии была лаборатория. В ее состав входило около двадцати помещений с оборудованием, предназначенным для неизвестных мне целей.
  Когда я вошел в зону лаборатории, меня шокировало зрелище, представшее перед глазами. Всю центральную часть этой зоны занимали цилиндрические капсулы, в которых находились дети. Подростки возраста Кристин, примерно от тринадцати до шестнадцати лет. Репродуктивный возраст, - пронеслось в голове.
  -Вот уроды. Они же совсем дети, - не сдержавшись, выкрикнул я, но тут же взял себя в руки. Кажется, никто ничего не услышал, лишь два верга немного встрепенулись, а затем вернулись к своим делам.
  Капсулы примерно два с половиной метра в высоту и около полутора в диаметре, с прозрачной цилиндрической поверхностью были заполнены какой-то желтоватой жидкостью. Детские тела, погруженные в жидкость, неподвижно висели в центре капсул в позе эмбриона. Так уж устроен человеческий организм, когда мышцы расслаблены, а на тело не действуют силы, оно непроизвольно принимает позу эмбриона, сворачиваясь калачиком, именно в такой позе спят земные космонавты в невесомости. Одежды на них не было, но судя по небольшим бликам света на коже, тела, видимо, покрывал тонкий слой субика. С обоих концов цилиндрическую капсулу закрывала серебристая, слегка вогнутая внутрь, крышка. На верхней поверхности крышки мерцали с десяток разноцветных огоньков, каждый со своей частотой, а несколько вообще горели не мигая.
  Капсулы стояли в шесть рядов в высоту, а их слои образовывали трапециевидные лепестки, расходящиеся от центральной области, по два лепестка спереди и сзади от какой-то установки, напоминающей ванну. Овальная ванна с глубиной около трех метров, была почти полностью утоплена в пол, сверху оставался лишь полуметровый бортик. Над ней нависал манипулятор, с кольцевидным захватом, очевидно, предназначенный для транспортировки капсул. Всю боковую поверхность ванны покрывали многочисленные шланги и трубки, а с верхнего ребра свисало четыре вилочных захвата, расположенных на равном расстоянии друг от друга. В близи дна ванны клубился сизый туман или какой-то пар.
  Инопланетных особей здесь было предостаточно, больше всего меня смущало наличие четырех вергов, я опасался, что не смогу прошмыгнуть мимо них. Около двух десятков миомпов и с десяток неоспов, непрерывно шастали по всей площади лаборатории. Не знаю, какая на них возлагалась функция, но мне казалось, что основная масса существ просто создает лишь видимость своей работы, словно на завод с проверкой приехал начальник и надо срочно продемонстрировать полную занятость персонала, даже несмотря на то, что работы нет. Просто сделать вид, что ты чем-то занят, чем-то очень важным и нетерпящим отлагательств. Хоть банально переставлять с места на место какой-нибудь груз. Из всей массы, я мог выделить не более пяти особей, которые на мой взгляд действительно что-то делали. Трое миомпов проверяли состояние капсул. Они перемещались по воздуху, зависая над капсулами и разглядывая огоньки на их крышках, видимо несших какую-то информацию о состоянии людей в них. Затем, они какое-то время смотрели на коричневый браслет на своей руке и перемещались к следующей капсуле. О том, что позволяло им двигаться по воздуху, я мог только догадываться, видимо, это была одна из вещей прикрепленных к их телу, а может сразу все. На их спине был какой-то черный панцирь идущий вдоль всего позвоночника и обхватывающий талию, словно пояс. На правом бедре какая-то белая повязка, туго обхватывающая его. Голову венчал золотистый обруч с белыми вкраплениями. А на подошве ног - овальные пластинки светящиеся сиреневым светом. Еще двое работали у ванны, один из них стоял с белым планшетом в руке и водил по нему пальцем, словно что-то рисуя или записывая, а второй перегнувшись через край, возился внутри.
  Я решил, что лучше всего разместить баллончики между капсул, вероятность обнаружения их там была намного меньше, чем просто поставить у стены. С первыми двумя управился быстро, а вот, чтобы разместить остальные, требовалось пройти к двум другим группам капсул расположенным с другой стороны ванны, а значит нужно незаметно миновать пришельцев, хаотически перемещающихся по лаборатории. Всего к овальной ванне вели три широких прохода: первый по центру, между двумя трапециевидными лепестками капсул, а два других с противоположной стороны трапеции, между капсулами и стеной, отгораживающей центральную область лаборатории от ее помещений. Меньше всего существ было в центральном коридоре, но там находились два верга. Через проходы не пройти, - решил я. - Пойду через капсулы.
  Капсулы стояли не плотно, примерно с метровым шагом друг от друга, а их второй слой находился, как раз над этим промежутком, причем совершенно не касаясь первого. Ни каких удерживающих механизмов, капсулы словно в мороженные в пространство неподвижно висели в воздухе. Итак слой за слоем, каждый немного смещенный относительно нижнего. Образуя своеобразные технические каналы, для обслуживания капсул, которые использовали трое миомпов, смотрящие на мерцающие огоньки. Но только одна группа капсул имела такое расположение в пространстве, остальные стояли плотно, та группа, с которой снимались показания, с лева от входа в лабораторию. Видимо, для проведения проверки состояния капсул использовался какой-то механизм, позволяющей на время привести их в такое положение, чтобы можно было снять показания и осмотреть все капсулы.
  Я пошел сквозь ряды с законсервированными детьми. Мне хотелось как можно быстрее миновать этот участок. Если я правильно догадался о временном положении этой группы в таком состоянии, то мне не очень хотелось оказаться между капсулами, когда они вновь сойдутся друг к другу. Я остановился у последней капсулы, и выждав момент, чтобы мой путь не пересекался ни с одним из инопланетян, пулей метнулся к противоположной группе капсул мимо ванны. Остановился, лишь достигнув первого ряда капсул, и оглянулся. Все спокойно. Только один миомп на секунду притормозил и, оглядевшись, пошел дальше. Я слишком близко пронесся мимо него, наверно его обдало потоком воздуха, увлеченного моим стремительным броском.
  Еще два баллончика оказались на позиции, у меня оставался лишь один и самым идеальным местом для его расположения, была область рядом с ванной. Но там находилось слишком много существ и его непременно заметили бы. Я решил дождаться начала действий и разместить баллончик в последний момент.
  -Кристин, - попытался я связаться с ней.
  Ответа непоследовало. Мне оставалось только ждать. Я плотно прислонился к одной из капсул и смотрел за снующими туда сюда внеземными представителями Вселенского разума. Больше всего меня интересовала группа из трех миопмов круживших над капсулами. Они, судя по всему, закончили часть своей работы и теперь, собравшись в кружок, как будто, что-то обсуждая, висели над центральным проходом. Внезапно нижний слой капсул пришел в движение и стал уплотняться. Начиная с первого ряда, от входа в лабораторию, капсулы стали двигаться навстречу друг к другу, сближаясь до минимально возможного расстояния. За первым рядом последовал второй, третий. Движение лавинообразно, словно по цепочке, передалось всем рядам нижнего слоя. Когда первый слой полностью собрался, процесс начался на втором слое капсул, висевших в воздухе над первым. Собравшись, второй слой опустился на первый, причем, расстояние между вторым и третьим слоями осталось прежним, то есть вся верхняя конструкция, как бы просела вместе со вторым слоем капсул. Так продолжалось, пока все шесть слоев не собрались в единую призму, с основанием в виде трапециевидных лепестков. Миомпы разорвали кольцо и расположились в одну линию, смотря на соседнею группу капсул с правой стороны от входа. Она стала разбираться, в обратной последовательности. Начиная сверху, капсулы стали расходиться друг от друга.
  -Готов? - услышал я голос Кристин.
  -Подожди немного, пускай закончиться разборка призмы. Мало ли, что может случиться, - ответил я.
   Скорей всего, Кристин, и сама все видела, она ведь едина со зданием. Наверно, она даже с легкостью определила мое местоположение. Невидимый для всего, я не переставал воздействовать своим весом на поверхность пола.
  -Все нормально? - спросил я.
  -Ага. Правда, это оказалось труднее, чем я думала. Пришлось выкинуть из системы семерых миомпов бывших с ней в прямом контакте.
  -Ладно. Потом расскажешь.
  -Кажется, я повредила им мозг, они станут овощами... - продолжала она.
  -Все будет хорошо. Как сама то?
  -Я в порядке, только очень устала. Комп уже полностью мой, но я пока позволяю им связываться с ним и использовать, чтобы они не приняли контрмер раньше времени.
  -Умница ты моя.
  Призма полностью разошлась, образовав каналы для перемещения между капсулами. Можно действовать, теперь детям в капсулах ничего не угрожло. Разве, что только выход из строя механизма, удерживающего капсулы в воздухе. Я прикинул высоту, на которой находился последний слой капсул. Всего шесть слоев, по два метра каждый, плюс метровый промежуток между слоями. Где-то около семнадцати метров. Все равно, что упасть примерно с седьмого этажа многоэтажного панельного дома. Да, такое падение могло закончиться плачевно.
  -Кристин, у меня в руках последний баллончик с газом. Хочу поместить его в самый центр лаборатории. Я его катну, а ты активируешь его, когда он докатиться до центра. Хорошо?
  -Да. Только предупреди меня. Мне ведь надо отключить еще поля, скрывающие проходы в помещения.
  Изначально мы хотели поставить на баллончиках с усыпляющим газом конкретное время, когда они должны были сработать. Но сколько нам понадобиться времени на их размещение и захват компьютера, мы не знали и решили, что вместо таймера надо использовать мгновенную детонацию. Словно активировать баллончики с помощью пульта дистанционного управления, только вместо пульта использовалась мысленная команда. Между всеми баллончиками была установлена связь и даже если отдать команду о детонации одному из них, то должны сработать и все остальные. Мы боялись, что стены здания прервут эту связь, будут ее экранировать, поэтому команду должна была отдать Кристин и отдать ее сразу всем детонаторам, находясь в связи с компьютером, а значит, контролируя все пространство базы.
  -Кристин, я запускаю, у тебя будет примерно пара секунд до того, как он достигнет центра.
  -Я увижу. Запускай, - ответила она.
  Я наклонился и катнул баллончик в сторону овальной ванны. Верги встрепенулись, наверно от баллончика исходил какой-то шум при движения, правда, я ничего не слышал или просто не мог. Неожиданно все здание вздрогнуло, поля закрывающие проходы исчезли, открыв помещения. Все пришельцы замерли и не понимающе глазели по сторонам. Все, кроме вергов, несшихся во весь опор в мою сторону, очевидно, бросившихся на источник шума, исходивший от катившегося баллончика. Но добраться до него они не смогли и, лишь преодолев половину пути до ванны, застыли на месте, раскинув щупальца. Сработало силовое поле, лишив всех возможности двигаться, включая и меня. И с небольшой задержкой газ вырвался из баллончиков. Тот, что катился к ванне, стал кружиться словно юла, испуская струю серого дыма или скорее капелек газа не успевших перейти в газообразное состояние.
  -Кристин, освободи меня, - сказал я, чувствуя нарастание давления поля и помутнение сознания.
  Наверно она задействовала и систему, позволяющую лишить всех сознания.
  -Ой! Извини. Я совсем про тебя забыла, - силовой кокон пропал, я получил возможность двигаться, правда, соображал плохо.
  Отойдя от ментальной атаки на мое сознание, я отключил режим стелс, слишком много он жрал энергии, из-за чего другие системы работали не на полную мощность. В частности дыхательная система не могла полностью восстанавливать кислород, а проблема с воздухом мне была не нужна, неизвестно сколько времени мне предстояло еще дышать, используя дыхательную систему костюма.
  -Кристи, дай мне позиции вергов, я буду их вырубать, используя глюкер, - сказал я, уже выстрелив в тех, что были в лаборатории.
  -Я здесь, - появилась она, позади меня рядом с ванной.
  -Лучше не смотри, неприятное зрелище, - сказал я, имея в виду капсулы с их пленниками.
  -Теперь ты понимаешь, что мы правильно поступаем, - спокойно произнесла она, словно каждый день сталкивалась с подобным.
  -Наверно. Мне надо знать, где остальные верги.
  -Это не обязательно. Я всех лишила сознания, используя ресурсы здания.
  -Я хочу подстраховаться. Эти твари очень сильны, контрольный выстрел не помешает.
  -Как хочешь. Вот, - я получил необходимые координаты. - Надо как можно быстрее поместить всех в капсулы. Концентрация газа очень высокая, мы сильно переборщили. Они могут погибнуть.
  -Я быстро. А как быть с теми, что в модуляторах?
  -Оо. С ними все в порядке. Я зациклила их программу, они не выйдут оттуда пока я не разрешу. Есть еще три корабля, которые должны вернуться на базу через пять часов.
  -Их там много.
  -Кого их?
  -Боже мой, Кристин, инопланетян конечно. Их много на кораблях?
  -На одном трое, на двух других по пять. Мы легко с ними справимся.
  -Ладно. Я пойду. Ты что хочешь делать то?
  -Буду помещать их, - она показала рукой на неподвижные фигуры пришельцев, - в капсулы.
  -Хорошо, когда я закончу, то вернусь и помогу тебе.
  -Буду ждать. Здесь есть система перемещения. Нужно встать в специальный круг на полу и можно переместиться в любую область комплекса.
  -Какой круг? - спросил я.
  Никаких кругов я не видел. Пол, стены, даже потолок - все вокруг белого цвета, излучающее такой же свет.
  -Сейчас, - сказала Кристин. - Вон в тот круг.
  Она показала на область левее ванны, где на белом полу появилось золотистое кольцо.
  -Работает, как на корабле?
  -Нет. Просто встаешь, даешь команду, куда хочешь попасть и сразу там оказываешься.
  -Телепорт что ли? - не совсем понял я.
  -Что-то типа того. Только он, как бы выкидывает тело в подпространство в нужном направлении, а в конечной точке наоборот.
  -Между двумя точками создается струна, канал в подпространстве. Так? - пытался разобраться я.
  -Наверно. Я не знаю.
  Далеко ходить не пришлось. В лабораторной зоне находилось сразу девять вергов. Четырех я уже усыпил, еще пять находились в помещениях, по сути, представляющие самостоятельные лаборатории, со своим оборудованием и предназначением. Еще три верга отдыхали в модуляторах. В итоге пришлось идти в ангар только ради одного верга. Я решил попробовать переместиться с помощью телепорта. Зашел внутрь области, помеченной Кристин золотым кольцом, и представил ангар. Сверкнуло. Меня немного ослепило, буквально на мгновение. И хоп, я в ангаре. Кроме легкой тошноты - никаких ощущений. Стрельнув в верга, я попробовал вернуться в лабораторию тем же путем через телепорт. Не получилось. В ангаре он оказался односторонним, позволял войти, но на выход не работал. Пришлось идти через шлюз, зато сразу за дверью шлюза был еще один телепорт, с помощью которого я перенесся в лабораторию.
  -Кристин, а почему на крейсере не используется такая же система? - спросил я.
  -Потому, что корабли предназначены для перемещения в подпространстве и сис... телепорт тоже работает по тому же методу, а значит, когда корабль движется, то система перемещения не работает. Нельзя из подпространства прыгнуть в подпространство, ты ведь уже и так там.
  -Но ведь можно выйти в пространство, а потом снова нырнуть. Просто сделать больше переходов и тогда телепорт будет работать при движении корабля.
  -Ха... А я думала, что ты умный. Если ты выйдешь из подпространства в пространство без корабля, то куда ты будешь возвращаться? Корабля то уже не будет. Тю-тю, улетит со скоростью света, а догнать невозможно. Ты же сам мне объяснял. Мне объяснял, а сам не понял.
  -Да все я понял. Просто хотел тебя проверить.
  -Чего? Ах, ты врунишка... Ты просто
  -Да ладно, это просто шутка. Ну, запутался немного. С кем не бывает. Чего мне делать то?
  -Подтаскивай всех к капсулятору, а я буду капсулировать.
  -Капсу...что?
  -Капсулятор. Ну, вот эта полость, - она показала на ванну. - Чтобы консервировать организмы, вводить их в анабиоз.
  -Эта ванна называется капсулятор?
  -Нет. Просто так проще и понятней. Там очень сложное название, связанное с анабиозом, пространственной дисфункцией, клеточной имплозией и еще с целой кучей непонятных мне терминов. Надо быть проще, раз делает капсулы - значит это капсулятор.
  Я улыбнулся, вот так Кристин с легкой душой снабжала инопланетные агрегаты земными названиями.
  -Мне их прямо в ванну кидать?
  -Пока нет. Надо ее наполнить, - она улыбнулась, - ванну. Такое ощущение, что мы их мыть собрались.
  -А капсулы где? Которые пустые.
  -Они изготавливаются в процессе. Сам все увидишь.
  -Давай с вергов начнем. Я почему-то их жутко боюсь, какие-то они отвратительные... чуждые и очень сильные твари.
  -Мне все равно.
  Я направился в сторону ближайшего верга, чтобы переместить его ближе к ванне. Его надо было сместить всего метров на пять. Поднять или хоть как-то изменить положение его тела, я не смог. Собственно говоря, я не мог, даже дотронуться до самого тела. Руки упирались в незримый барьер в нескольких сантиметрах от тела, словно воздух обрел невероятную твердость и застыл, окутав тело своеобразным коконом. Мешал силовой барьер.
  -Кристи, как его сдвинуть?
  -Ты опять коверкаешь мое имя? Хотя, Кристи - вроде неплохо звучит. Ладно, разрешаю иногда называть меня Кристи, но больше никак. Понял?
  Я чуть не заржал во все горло и с кривой ухмылкой на лице сказал:
  -А ты опять игнорируешь мой вопрос.
  -Ничего я не игнорирую. Вот! Теперь их можно перемещать, силовое поле теперь динамическое, с наружи можно менять его конфигурацию и перемещать в пространстве замкнутый силовой кокон, а изнутри контура нет. Ну, дык ты понял насчет имени?
  -Конечно. Я постараюсь.
  -Ты мне уже обещал. Что-то со старанием у тебя не очень выходит или память подводит?
  -Это как-то само получается. Я не специально.
  -А я думаю, что специально.
  -Давай лучше делом займемся. Время то тик-так. Надо спешить.
  -Я занята. Вот настраиваю капсулятор. Это ты бездельничаешь, да еще меня отвлекаешь.
  -Тсс. Цыц. Давай, просто молча делать, что должны. Хорошо?
  Она не ответила. Либо согласилась со мной, либо в очередной раз обиделась. Ну и ладно, отойдет. Отвлекаю я ее. Ну, и заносит тебя порой Кристин, - думал я.
  Перемещать неподвижные статуи оказалось очень легко, они даже не касались пола. Силовой кокон обхватывал всю поверхность тела. Сила трения практически отсутствовала, разве что сопротивление воздуха, но его вязкость при небольших скоростях передвижения так мала, что практически не ощущается. Оставалось лишь воздействовать незначительной силой, чтобы привести инерционную массу тела в движение, согласно второму закону Ньютона. Мне сразу на ум пришла знаменитая фраза: "Дайте мне точку опоры, и я сдвину Землю". Да любое воздействие на тело силы, сообщает ему ускорение, величина которого обратно пропорциональна его массе. Так для перемещения неоспов мне достаточно было ткнуть в них пальцем, и они уже во всю скользили над полом, постепенно замедляясь из-за сопротивления воздуха. А вот для перемещения вергов, приходилось толкать их уже всей рукой, их масса составляла почти двести килограмм, а значит для сообщения им такого же ускорения, требовалась более значительная сила. Несколько раз я толкал инопланетян чересчур сильно, просто никак не мог приспособиться к тому, что мои собственные усилия значительно приумножались костюмом. И в этом случае мне приходилось забегать пред ними и тормозить их, используя собственную массу и силу трения. А один раз, благо это был сравнительно легкий миопм, я так его запустил, что не успел забежать вперед. Он доскользил до стенки и, отскочив от нее словно мячик, понесся прямо на меня. Масса у меня значительно больше, я его поймал не испытав особых трудностей, но если бы это был верг, имеющий такую же массу, что и я в костюме, возможно это бы впечатало меня в стену.
  -Наигрался? - спросила Кристин, когда я подошел к ней.
  Ванна была практически полностью заполнена желтоватой субстанцией с плавающими в ней серебристыми кристаллами, размером с горошину.
  -Просто их ставить уже некуда.
  Я заставил неподвижными фигурами все пространство вокруг ванны аж в три кольца, оставив небольшой коридор для нас с Кристин.
  -Можно разблокировать телепорт в ангаре, чтобы он мог перемещать в обе стороны? - спросил я.
  -Можно.
  -Сделай, пожалуйста. Это значительно ускорит процесс. Хочу вытащить всех оттуда, пока не прибыли корабли, тем более у тебя пока материала хватает.
  Она несколько секунд стояла неподвижно, а потом сказала:
  -Готово.
  -Здорово.
  Я переместился в ангар. Кроме верга, там находились еще пять миомпов и два неоспа, плюс привезенные нами инопланетяне с крейсера. Сначала я перемещался с каждым из них в лабораторию, а затем убирал их за пределы золотистого кольца. Очень быстро меня стало сильно тошнить, и разболелась голова, поэтому я попросил Кристин принимать их в лабораторие, просто отодвигать за пределы зоны перемещения, с ее способностями это не составляло особого труда. А сам отправился в ангар, чтобы отправлять оттуда в лабораторную зону "сувениры". Дольше всех пришлось возиться с теми, что мы привезли с собой. Их приходилось таскать на себе, они не были заключены в силовой кокон.
  -В ангаре все, - сказал я, закончив.
  -А я уже, закапсулировала нескольких вергов, - произнесла Кристин и показала рукой в конец лаборатории.
  В центральном проходе у самой стенки стояли три капсулы с вергами и еще одна болталась на манипуляторе над ними. Капсулу чуть выше середины держал кольцевидный захват. Манипулятор изменил положение капсулы с горизонтального на вертикальное и, поставив ее рядом с остальными, переместился к ванне, где взял в захват очередного верга. Затем вместе с грузом стал двигаться к ванне.
  -Кристин, а зачем я их двигал? - в растерянности спросил я.
  -Что значит зачем? Это ведь очевидно, так быстрее.
  -М-да. Неуверен, что намного. Я просто не вижу смысла в тех лакировках, что я проделал. Манипулятор справился бы с этим ничуть не медленней.
  -Намного медленней. Он с грузом медленно движется, - отрезала она.
  Мне стало действительно обидно. Хоть предупредила бы. А я как дурак старался, торопился, ставил их как можно ближе к ванне. А в итоге оказалось, что можно было их вообще не трогать.
  -Вот так подстава, - неунимался я.
  Кристин перестала обращать на меня внимание, сосредоточившись на процессе, или просто сделала вид.
  Манипулятор с вергом опустился в ванну, примерно наполовину ее глубины. Захват отпустил пришельца и немного поднялся вверх. Верг остался на месте. Затем в дело вступили четыре вилочных захвата, расположенные на верхнем ребре ванны. Они опустились в ванну на ту же глубину, где был верг. Вилочный захват раскрылся, в его центре возникло яркое свечение, словно кто-то пользовался сварочным аппаратом. Я сбавил яркость свечения, изменив пропускную способность костюма. Вокруг верга образовался цилиндрический, контур из серебристых кристаллов. Видимо, из них и должна образоваться капсула. Вилочные захваты, а скорее вилочные излучатели, понял я, изменили свое положение и выпустили в жидкость какие-то черные кристаллы таких же размеров, что и серебристые. Из них образовался контур двух крышек будущей капсулы. Затем голубым светом засветились стенки ванны, а контур капсулы стал вращаться. Яркость увеличилась, и я уже не видел, что происходило в глубине ванны. Но легко мог догадаться, что под действием излучения кристаллы образуют единую структуру, станут капсулой. Когда свечение прекратилось, манипулятор извлек из ванны новую капсулу с новым жильцом.
  -Кристин, надо было обозвать это агрегат не капсулятор, а консерватор.
  -Почему? Это потому что он консервирует? - спросила она.
  -Почти. Вообще то я думал о консервах. Инопланетных консервах. У нас тут целый завод получается по их производству. А ты главный технолог.
  -Не смешно.
  -Точно, - согласился я, звучало действительно глупо. - Похоже, процесс затянется. Это займет у нас много времени,
  На изготовление одной капсулы уходили около четырех минут. А на то, чтобы проделать процедуру с двумя сотнями существ, требовалось более тринадцати часов.
  -Ага. Я думала будет быстрее, - сказала Кристин.
  -Да, уж. Будем надеяться, что они не смогут ничего сделать, когда очнуться.
  -Они не очнуться. Поле выключает их сознание. Главное, чтобы никто не погиб от отравления газом. Зря мы вообще его использовали.
  -Ничего не зря. Лучше подстраховаться, чем потом пенять на себя. А газ.... Ну, включи систему его удаления.
  -Уже включила, но они надышались прилично. Будет сильный токсикоз. Повезло тем, кто находятся в модуляторах.
  -Не переживай все будет в порядке.
  -Надеюсь.
  -А процесс на автомат поставить можно?
  -Он на автомате. Просто я хотела убедиться, что он правильно работает. Полностью отслеживала алгоритм его работы, на первых капсулах.
  -Чтобы извлечь из капсул людей, надо тоже ванной пользоваться?
  -Можно пользоваться, а можно и так. Капсулы уже оборудованы системой позволяющей вернуть организм из анабиоза, только после процедуры лучше помещать всех в модулятор для восстановления.
  -Раз не обязательно использовать ванну, может запустить процесс расконсервирования людей.
  -Нет. Во-первых, модуляторы заняты, а во-вторых, эта жижа из капсул зальет здесь весь пол. Конечно, система здания ее со временем удалит, но мне не очень хочется ходить поколено в ней.
  -Ты говорила, что на извлечения из капсул требуется сутки. Это на одного, или на всех?
  -На одного. Но можно ведь запустить процедуру извлечения сразу на всех капсулах. Правда, столько модуляторов нет.
  -Если по двести человек освобождать в сутки, по числу модуляторов, то у нас уйдет на это неделя.
  -Нет. Модуляторов не вдести, а вдести тринадцать. И в сутки мы можем освобождать значительно больше человек. Время нахождения в модуляторе всего четыре часа, а значит, если правильно организовать извлечение из капсул, запускать каждую новую партию, состоящую из двухсот тринадцати человек, каждые четыре часа, то в сутки мы можем извлекать аж 1278 человек, кроме первых суток. То есть нам потребуется на извлечение меньше двух суток.
  -Ого. Я смотрю тебе уже и запасной мозг в лице Ганса не нужен. А я вот что-то наоборот стал хуже соображать.
  -Не хуже. Просто тебе не удается сосредоточиться. Слишком много отвлекающих факторов, раздражителей. Не о том думаешь.
  -Возможно.
  -Не возможно, а так и есть, - сказала она, сняв шлем.
  -Что можно дышать? Я думал надо много времени, чтобы очистить помещение.
  -Много времени надо на заполнение помещения новым составом воздуха, на создание новых компонент, а на удаление примесей нет. Воздух почти чист.
  -Почти?
  -Именно. Но то, что осталось нам не повредит.
  -Ладно. Значит ты свободна. А здесь кофе тоже можно сделать?
  Кристин на пару секунд зависла, а затем, показав на третью комнату с лева от входа, сказала:
  -Да, вон там можно сделать.
  -Тогда вперед. До прилета кораблей у нас еще много времени. Можем позволить себе немного отдохнуть.
  Я выставил из помещения, застывшие фигуры пришельцев и сел за восьмигранный стол в центре комнаты. Атомный деструктор, с помощью которого Кристин создавала бодрящий напиток, был на порядок крупнее, чем его лунный аналог. В его геометрии ничего не изменилось, просто был увеличен сам масштаб конструкции. Если на лунной базе он сравни земному пылесосу, то здешний превосходил его раз в десять. Соответственно размерам, увеличились его возможности по деструкции материи и обратного процесса структуризации.
  -Держи водохлеб, - сказала Кристин, поставив на стол прозрачный кувшин с горячей черной жидкостью и двумя белыми кружками.
  -Я и пожрать люблю.
  -Хочешь есть?
  -Нет. Просто говорю, что люблю этот процесс. А если еще и очень вкусно, то за уши не оттащишь.
  -Если есть больше, чем требуется организму, можно запросто в колобка превратиться.
  -Что ж поделаешь, зато больше влезет, - улыбнулся я.
  -Вовсе нет. Чтобы больше влезало надо увеличить размер желудка, а не туловища. При...
  -Кристи, я ж просто пошутил. Вообще я слежу за своим весом. Спортзал периодически навещаю. Точнее навещал.
  -Молодец. А диетами не увлекаешься?
  -Нет, что ты. Я вообще считаю, что есть можно все подряд. Даже нужно. Ведь организму кроме калорий необходимы и другие элементы. Главное не позволять откладываться лишнему, а то избавиться от этого значительно сложнее, чем контролировать. Впрочем, лишнее у меня не откладывается, я не склонен к полноте.
  -Везет. А мне регулярно приходиться сидеть на диете. Чуть съем лишнего, сразу поправляюсь.
  -На диете сидишь? Не думаю, что тебе это нужно. Даже наоборот вредно. Ты ведь еще растешь, развиваешься, а для этого необходимо есть нормальную пищу. Понимаешь, любая диета приводит к тому, что в организме возникает недостаток необходимых ему элементов. А значит, нарушаются его функциональные возможности. Нарушается обмен веществ, уменьшается иммунитет, развитие ...
  -Хватит. Я и без тебя знаю об этом столько, что на книгу целую хватит. Но быть толстой не хочу.
  -Толстой? Кристин, перестань. Я наоборот считаю, что тебе надо немного набрать веса. Ты ведь худенькая, очень худенькая.
  -Вот поэтому я и нетолстая. Я слежу за тем, чтобы быть худенькой. И вообще, мне лучше знать, какой я хочу быть. Это не твое дело.
  -Хорошо. Согласен, что это не мое дело. Но анарексия - в этом тоже нет ничего хорошего.
  -Мне до этого очень далеко. Я стараюсь, чтобы рост соответствовал весу.
  -Ладно. Тебе видней, - постарался я остудить ее пыл. - Долго еще до прилета кораблей?
  -Пару часов, - как ни в чем небывало ответила Кристин.
  Несмотря на свою вспыльчивость, раздражительность и чрезмерную самоуверенность, Кристин быстро превращалась в милую и любезную девочку. Ее поведение менялось буквально за доли секунд. Вот она стоит и пышет жаром, готовая порвать на куски кого угодно, а через мгновение мило улыбается, полная желания угодить чем угодно, словно ничего не произошло. Отходчивая и совершенно не злопамятная - сказал бы я. А вот я наоборот. Меня конечно труднее вывести из себя, еще труднее обидеть. Но если кому-то удалось меня обидеть, то я никогда это не забуду и, возможно, даже припомню при первом же удачном моменте, конечно, все зависит от того, на сколько это меня зацепило. Ответных действий может и не быть, но осадок останется навсегда.
  -Какие предложения по захвату кораблей? - спросил я.
  -У нас очередной брифинг?
  -Что ж делать. Грамотная стратегия и руководство - это путь к победе. А детальный, хорошо проработанный план...
  -Ну, понесло. Чо делать? Чо делать? Сядут, силовым полем захватим и в капсулы. Вот и весь план.
  -Меня больше интересуют нюансы. Например, когда садились мы, нас встречали. Причем и на крейсере, и на Марсе.
  -Значит встретим.
  -А прилетят они все вместе или по одному? Я про корабли.
  -Без разницы, в ангар все равно смогут попасть только по одному. Шлюз с платформой ведь один. Еще что-то?
  -Пока нет. Возможно, позже в голову что-нибудь еще придет.
  -Расслабься. Они уже не смогут нам помешать. "Виктория" наша.
  -Рановато расслабляться. У нас целая куча работы. Как себя чувствуешь?
  -Нормально. Я ведь уже говорила, что устала немножко. На компьютер ушло много сил. Хорошо, что можно капсулировать и разкапсулировать автоматически.
  -Да, без автоматики хоть вешайся, мы бы тут надолго застряли.
  -Мы и так тут надолго. Земные посты только, через три недели будут меняться.
  -Думаю, что не обязательно столько ждать.
  -Что просто взять и напасть?
  -Ну, придумаем какой-нибудь предлог. Позже этим займемся, сейчас другие приоритеты.
  -Я сейчас вернусь, - сказала Кристин и пошла на выход из помещения.
  Спрашивать куда она направилась, не стал, я и так уже прилично достал ее своими расспросами. Она ведь вовсе не обязана передо мной отсчитываться, тем более, что пока все наши достижения - это ее достижения. Мой вклад в наше дело, по сравнению с ее ничтожный.
  -Хочешь яблочко? - спросила она, вернувшись с парой больших зеленых яблок.
  -А плоды раздора. Сладкие?
  -Кисло-сладкие.
  -Нет, спасибо. Я люблю сладкие, - отказался я.
  -Могу сделать сладкие. Хочешь?
  -Не надо. Не хочется. Я совсем не скромный, если что-то захочу, то попрошу. Окей.
  -Как хочешь. А почему плоды раздора?
  -Адама и Еву из рая выгнали, когда они яблочко куснули. Вот оттуда и плоды раздора.
  -Ты, что библией увлекаешься?
  -Вовсе нет. Просто распространенное выражение. Я вообще атеист, а тем более после таких событий ничего не сможет меня переубедить.
  -У вас может быть и распространенное, а я лично впервые слышу.
  -Ну, может и не такое распространенное. Просто почему-то осело у меня в голове. Вот и все. А ты яблоки любишь?
  -Не очень. Просто вдруг захотелось.
  -Этот кран, который капсулы таскает, он только по лаборатории может перемещаться?
  -Только по центральному залу, где капсулы. Мы ведь тоже в лаборатории и остальные помещения тоже лаборатории, они ...
  -Да. Да, я в курсе. Значит, чтобы консервировать инопланетян необходимо, хотя бы доставить их в центральную область?
  -Ага.
  -Там много еще их...ну тех, которых нужно ввести в анибиоз? Может доставить еще, пока время есть?
  -Когда я выходила, там, около десятка оставалось. Ой, - вздрогнула она. - Надо забрать тех, которые были в комнатах связи с компьютером. Закапсулируем их, у них наверно мозг поврежден. Ох. Надо было их первыми пустить.
  Она вскочила и, наверно, хотела отправиться вытаскивать их.
  -Сиди, я сам. За одно освобожу и другие помещения лаборатории. А ты посиди здесь, отдохни немного.
  -Хорошо. Но если что, сразу зови меня. Я помогу.
  -Договорились.
   Я вернулся в сектор управления и находился в круговом коридоре. Все тринадцать треугольных помещений для связи с компьютером были открыты. Идя по кругу, я заглядывал внутрь и если на кушетке лежал пользователь, то заходил в помещение и вытаскивал его в коридор. Всего семь миомпов. И все семеро, кажется, мертвые. Кристин не только повредила им мозг, она их убила. Конечно, не специально, но это ничего не меняет. Я решил не говорить ей об их гибели. Не хотел нанести новую душевную травму. Просто перенес их в лабораторный сектор и расположил, как можно ближе к ванне. Манипулятор в первую очередь брал тех, кто ближе к капсулятору, а значит должен был заняться только, что доставленными. Самых последних забрал неоспа и верга, усыпленных с помощью глюкера в комнате, где Кристин взламывала компьютер.
  Заглянув в комнату с Кристин, я увидел, что она спит сидя за столом, подложив под голову руку. Недоеденное яблоко валялось на полу, видимо, выпавшее из ослабшей второй руки, лежащей на коленке. Ее длинные реснички чуть вздрагивали, а из слегка приоткрытого ротика тянулась струйка слюны. Выглядело очень мило, словно маленький ребенок, играя в игрушки, так заигрался, что сам не заметил, как заснул. Я аккуратно, стараясь не шуметь, отошел от комнаты и пошел освобождать остальные лабораторные помещения, теперь уже от бывших хозяев.
  Я насчитал шестнадцыть помещений, примерно одного размера и прямоугольной формы. В каждом из них стоял один или несколько агрегатов неизвестного мне предназначения. Был здесь и генный вариатор, находящийся в самой большой комнате, точь-в-точь как на лунной базе; три саркофага аналогичных тому в котором я очнулся; в двух помещениях какие-то панели, схожие с панелями управления кораблем и куполообразным потолком; огромная пирамида, занимающая почти весь объем комнаты; и еще множество других приборов самой разнообразной формы, начиная от простых правильных геометрических фигур и их различных комбинаций, и, кончая чем-то совершенно нелепым, неправильным, словно вывернутым наружу.
  Я освободил помещения от иноземных существ, вмороженных в пространство, вытолкав их в зал с капсулятором. Точного подсчета я не вел, но приблизительная оценка давала цифру чуть более сотни существ, вместе с привезенными нами и с теми, что я доставил из других частей базы. Остальные очевидно находились в модуляторах.
  Вернувшись к Кристин, я осторожно сел и налил себе уже холодного кофе. Кристин спала, изредка шевеля губами, словно что-то говоря. Я никак не мог понять, что же они все-таки делают в этих лабораториях, кроме введения людей в анабиоз для перевозки. Если эксперимент завершен, то зачем столько народу сидит в лабораториях и что-то исследует? Ведь около половины численного состава базы работают в лаборатории и, наверняка, вторая половина, отдохнувшая и восстановившаяся, затем меняет первую.
  -Кристи просыпайся - тихонько сказал я и слегка потормошил ее. - Кристи, подъем.
  -Пап, ну еще чуть-чуть. Еще пять минуточек, - пробурчала она сквозь сон.
  -Никаких пять минуточек, в школу опоздаешь, - пошутил я.
  -Я не сплю. Немножко полежу и встану.
  -Кристи. Скоро прибудут корабли. Нам пора. Просыпайся, - уже довольно громко сказал я.
  Она медленно подняла голову и посмотрела на меня, сонными глазами, которые так и норовили закрыться. Но вдруг оживилась, быстро вытерла слюни со своего подбородка, которые напустила во время сна. Несколько раз тряхнула головой из стороны в сторону, стряхивая с себя сонное состояние.
  -Я готова, - сравнительно бодро заявила она, лишь помятое лицо с красноватым узором на левой щеке говорило о не давнем блуждании в мире грез.
  -Вот выпей кофейку. Холодный, правда, но все равно должен помочь.
  Она сделала пару глотков и поморщилась.
  -Долго я спала?
  -Нет. Совсем чуть-чуть. Я не знаю сколько прошло времени, но думаю, что корабли скоро должны прибыть.
  Кристин зависла на несколько секунд, общаясь с компьютером.
  -Еще полчаса, - сказала она, расслабляясь, но вдруг встрепенулась и спросила - полчаса? Да уж немного. Ты чего меня сразу не разбудил?
  -Все нормально, Кристин. Тебе необходимо было отдохнуть, тебе и сейчас еще необходимо. Я вообще тебя не разбудил бы, если мог управлять компьютером.
  -Я б тебя... не разбудил он.
  -Подогрей кофе. Попьем и пойдем. Угу?
  -Холодного попьешь, - сказала она, но все-таки взяла кувшин. Уже вставая со стула, она вдруг остановилась в положении полусидя-полустоя и села назад. Кристин поставила кувшин на стол и обхватила его обеими руками, а затем немножко их развела в стороны, чтобы они не касались кувшина. Над кофе очень быстро появился пар и он закипел.
  -Очуметь, - только и смог произнести я.
  -Та-там, - провозгласила она, - наливай.
  -А яичницу так можешь поджарить? - спросил я, наливая кофе.
  -Пей уже, пока тебя не поджарила. Пойдем скоро.
  Допив кофе, мы направились в ангар встречать гостей. Я находился в активном стелс режиме, а Кристин поколдовав над полем, превратилась в точную копию Ганса, только весьма упитанного. Даже на фоне худенькой Кристин, Ганс выглядел просто дистрофиком, уступая при этом ей еще и в росте. Изменить габариты своего тела Кристин не могла, это было просто невозможно, поэтому образ неоспа получился значительно выше и плотнее реального. Поле лишь маскирует реальную поверхность, но никак не может уменьшить ее габариты, хотя увеличить их в небольших пределах можно.
  -Надеюсь сработает. Отличие очень сильно заметно, - сказал я про ее образ.
  -Сработает. Они меня будут сверху видеть, а значит, не смогут точно определить мои габариты.
  -Очень даже смогут. Ты платформой, которая корабль перемещает, можешь управлять?
  -Могу. Если корабль попал в ангар то, единственное что он может сделать, это активировать защитное поле. Улететь не получиться.
  -А с другими кораблями связаться может?
  -Может.
  -Попробуй заглушить связь.
  -Как?
  -Пусть защитное поле здания не выпускает никакие передачи.
  -Но они перед посадкой будут делать запрос, а я должна на него отвечать.
  -Ты входящие послания полностью пропускай, а выходящие только свои.
  -Попробую.
  -Они по лучу будут спускаться с корабля?
  -Не знаю.
  Я открыл трюмы двух последних кораблей.
  -Ты, что делаешь? - спросила Кристин.
  -Если спустятся по лучу, парализую их и затащу на ближайший корабль, чтобы со следующего прибывшего корабля не увидели валяющиеся тела.
  -Они не будут валяться, я захвачу их силовым полем.
  -Значит, чтобы не видели застывшие фигуры. А ты постарайся немного растянуть процедуру впуска кораблей в ангар, чтобы у меня было больше времени для перемещения тел.
  -Прибыли, - сообщила она.
  Кристин указала мне место стоянки, куда поместит первый прибывший корабль. Я ждал неподалеку. Платформа с кораблем, стала опускаться.
  -Как же долго, - не выдержал я.
  -Ничего не долго. Успокойся и молчи. Не испорть все, - получил я наставления Кристин.
  Больше всего я не любил ждать. Нервы на пределе, адреналин бурлит в крови. Сидеть в засаде это не для меня. Я человек действия. Даже играя в компьютерные игры, я никогда не сидел в засаде со снайперкой. Для меня проще бежать в атаку, паля во все стороны, чем сидеть на позиции и ждать единственного момента для выстрела.
  Корабль встал на отведенное ему место, платформа выскользнула из-под него и отправилась за следующим кораблем. Заработал гравитационный луч, от днища корабля к полу протянулся столб белого света, и под кораблем возник миомп. Он немного постоял, словно привыкая к атмосфере, и направился в сторону Кристин. Трюм корабля стал опускаться. Как же все медленно. Я ждал. Первого гостя пока трогать было нельзя, надо дождаться возможности доступа ко всем сразу. Усыпи мы сразу первого, другие могли просто запереться внутри и выкинуть какой-нибудь фокус. Тем временем миомп вплотную приблизился к Кристин. Со стороны выглядело как будто, они о чем-то беседуют, но я был уверен, что Гансо-Кристин уже завладела его разумом. Трап еще висел примерно в метре от пола, когда я залез внутрь корабля. В отсеке находилось три миомпа, значит, еще один должен быть в рубке. Прошмыгнув мимо кресел с ними, я вошел в рубку корабля, решив нейтрализовать сначала того, кто находиться в прямом контакте с кораблем. В коконообразном кресле полусидя-полулежа находился неосп. Я выстрелил из глюкера, а затем отправил в бессознательное состояние и троих миомпов в первом отсеке. Когда выбрался из корабля, хотел заняться и тем, что стоял рядом с Кристин, но уже не мог, платформа опускалась со следующим кораблем.
  -Кристин, ты в порядке? - спросил я, дав команду закрыть отсек корабля.
  -Все нормально, - прозвучал ответ.
  Я сразу и не заметил, что Кристин не было, миомп стоял один. Видимо, она активировала стелс режим, чтобы не привлекать излишнего внимания. Теперь в роли встречающего находился миомп. На мой взгляд, такой ход был более рискованным, могло оказаться, что прибывшие отлично знают, кто их встречает. Они даже могли вместе работать на каком-нибудь одном объекте или выполнять одно и тоже задание.
  -Кристи, зря ты так. Не надо было ничего менять. Два собеседника меньше вызывают подозрений, чем когда вдруг твой товарищ внезапно меняет род занятий и, возможно, не закончив одно задание, оказывается уже на другой должности, - выпалил я.
  -Тсс.
  Один за другим, по гравитационному лучу спустились на пол три миомпа, из пришвартованного корабля.
  -Это все? - спросил я, помня, что на одном из кораблей должно быть всего три пассажира.
  -Ага.
  -Хватай их полем, - скомандовал я.
  Три фигуры неподвижно застыли, я кинулся убирать их в предварительно открытый трюм корабля. Но как только застывавшая фигура, оказалась на корабельном трапе, силовое поле исчезло, а миомп получил возможность двигаться. Стал свободным. Придти в себя он не успел, я быстро сообразил в чем дело и выстрелил в него из глюкера. С остальными поступил также, подтаскивал их к кораблю, а когда поле исчезало, и они начинали оседать на пол, стрелял из глюкера. Это заняло больше времени, чем я рассчитывал. Если бы миомпов оказалось пятеро, а не трое, я точно не уплел бы. Платформа с последним кораблем уже опускалась сверху, когда я дал команду закрыть люк.
  Внезапно платформа остановилась на полпути, провисев пару секунд неподвижно, вновь пришла в движение.
  -Они знают, - услышал я голос Кристин.
  Корабль несколько раз моргнул сиреневым светом и продолжал спускаться.
  -Что они делают? - спросил я.
  -Хотели нырнуть в подпространство, я не выпустила, - ответила Кристин, - попробую продавить защитное поле корабля.
  На месте спускающегося корабля возник яркий желтый шар.
  -Ничего не выходит. Удрать они не смогут, но и мы не можем их достать оттуда. Они хорошо защищены, - сказала она.
  -Может из анигилятора попробовать стрельнуть.
  -А вдруг убьешь их.
  -Я поставлю на минимум, как-то надо вскрывать эту консервную банку. А силовая атака - вроде разумно. Если хоть немного повредим корпус корабля - это должно ослабить или вовсе отключить защитное поле.
  -Хорошо, только на самый минимум.
  Я выстрелил из аннигиляционной турели в желтый шар, он на секунду стал красным и вернулся в исходное состояние.
  -Попробую увеличить заряд, отойди подальше - сказал я.
  Я выставил мощность заряда на максимум и выстрелил. Раздалась ослепительная вспышка, воздух вокруг корабля мгновенно вскипел, превратившись в высокотемпературную плазму, и взорвался, отбросив меня взрывной волной. Режим стелс отключился, костюм стремился спасти жизнь своему хозяину, вливая всю имеющуюся у него энергию в защитное поле. Я пролетел с десяток метров по воздуху и еще несколько метров, скользя по полу. Жара от взрыва я не ощутил, но, судя по оплавленным краям двух кораблей стоявших рядом с желтым шаром, температура была огромная.
  -Кристин, ты в порядке? - спросил я, поднимаясь на ноги.
  -Нас только слега зацепило, мы стояли за кораблем, и взрывная волна практически прошла мимо, - ответила она, стоя уже рядом со мной без стелс режима. - Я так испугалась. Я думала, что тебе конец.
  -Ты чего миомпа бросила?
  -Я думала, тебе нужна помощь, а с ним все нормально. Он под силовым полем. Оно кстати его и спасло.
  -Оно наверно и мешает подобраться к кораблю. Покрывая его словно вторым защитным контуром, - сказал я.
  -Но его нельзя отключить, они тогда удерут.
  Я подошел к желтому шару и осмотрелся. Никаких изменений. Даже с места не сдвинулся, впрочем, как и все другие корабли, стоявшие словно влитые. Несмотря на то, что корпуса двух из них имели значительные повреждения, своих позиций они не изменили.
  -А что так бабахнуло? Вроде взрываться нечему, - спросила Кристин, следуя за мной.
  -Воздух, - ответил я.
  -Прикалываешься?
  -Я серьезно. Ну, он не то, чтоб взорвался, скорее разлетелся. В небольшом объеме, его температура резко увеличилась, превращая воздух в плазму, которая просто разлетелась.
  -Ладно оставь. Как будем гуманоидов с корабля доставать? - спросила Кристин.
  -Никак. Сами выйдут, - ответил я.
  -С чего это?
  -Они же не роботы, устанут, обессилят и выйдут, а если не выйдут, то помрут. Скажи им, что они в осаде, пускай сдаются.
  -Они полностью отгородились от нас. С ними нельзя связаться.
  -Сколько корабль может поддерживать мощность поля в таком режиме? - спросил я.
  -Не знаю.
  -Ну и ладно. Вот и пускай сидят в корабле. Защитное поле когда-нибудь все равно должно ослабнуть, вот тогда мы их и возьмем. Сделай так, чтобы все кто оказывался в ангаре, кроме нас, конечно, сковывало защитное поле. Это на тот случай если они решат покинуть корабль, и учти возможность, что они могут быть невидимы.
  -Если продолжать давить на них силовым полем, оно может раздавить корабль, когда защитное поле ослабнет.
  -А ты поставь ограничение на сжатие, пусть только немного приплюснет корпус, нанесет ему повреждения.
  -Хорошо. А еще они никак не смогут покинуть корабль, не даст силовое поле, так что ни к чему дополнительные меры в ангаре.
  -Вот и хорошо. Давай пока займемся теми, которых я парализовал. Иди в лабораторию, а я пошлю тебе их по телепорту.
  Кристин немного помедлив, двинулась в сторону телепорта.
  Мы переправили прибывших в лабораторный сектор. Правда, возникла небольшая сложность с одним из кораблей в котором находились пленники. Из-за деформаций и термического повреждения корпуса, я не смог опустить трап корабля. Пришлось вытаскивать трех миомпов из корабля, используя гравитационный луч.
  Сделав дело, я тоже скакнул в лабораторию через телепорт.
  -Вижу, тут немного осталось, кого надо консервировать, займемся модуляторами? - спросил я.
  -Не знаю. Я все про корабль думаю.
  У овальной ванны находилось всего четырнадцать тел. Вместе с новенькими - это менее часа работы капсулятора. Зато количество рядов капсул с пришельцами сравнялось по высоте с людскими. Ширина прохода значительно ограничивала размеры новой группы капсул.
  -Скоро их ставить некуда будет, - сказал я.
  -Почему? Здесь полно еще места, а у нас осталось меньше половины тех, кого надо капсулировать.
  -Так мы идем освобождать модуляторы? - спросил я.
  -Пошли, - не охотно произнесла Кристин.
  -Да ничего не будет с этим кораблем. Вытащим и оттуда гунган, - хотел подбодрить я Кристин.
  -А если защитное поле никогда не ослабнет? Или ослабнет только через месяц.
  -Мы придумаем, что-нибудь. Сейчас освободим модуляторы и начнем выведение людей из анабиоза, а потом подумаем.
  Кристин вытаскивала пришельцев из модуляторов, а я стрелял в них из глюкера и выносил в коридор. Затем мы переправили всех через телепорт в лабораторию.
  -Кристи, надо еще забрать пленников с лунной базы, - сказал я, сидя за кружкой кофе.
  -Сейчас?
  -Не знаю. Можно сначала отдохнуть, восстановиться, используя модуляторы, а потом слетать за ними.
  -Мне не очень хочется оставлять корабль без присмотра. Может, ты один слетаешь?
  -Я не уверен, что справлюсь с управлением корабля. Ты не волнуйся, никуда они не денутся. Сама ведь говорила, что они надежно заперты снаружи силовым полем, а мы надолго не задержимся.
  -Им просто управлять. Ты справишься, - не отступала Кристин.
  Я и сам так думал, просто не хотел оставлять ее одну, не исключая возможности, что пришельцы смогут найти способ покинуть корабль и что-нибудь предпринять. А послать Кристин на Луну одну еще больший риск. Кто знает, что могли выкинуть тамошние пленники, находившиеся без присмотра.
  -Я могу запрограммировать автопилот, корабль сам свозит тебя и привезет обратно.
  -Кристин, просто я не хочу оставлять тебя одну, - признался я.
  -Со мной все будет в порядке, - улыбнулась она. - Я им не по зубам.
  -Оо. Как не скромно.
  -Я серьезно.
  -Конечно. Ладно, уговорила. На Луну все равно надо лететь, корабль сам не отключиться, а пока поднимать на уши всю планету не стоит.
  Перед тем, как покинуть Луну мы запрограммировали один из кораблей на полет к Земле, спустя двое суток после нашего отлета. Это была мера предосторожности, если вдруг с нами, что-то случиться, на планете все равно должны узнать о происходящем. Корабль содержал голографическое послание, похожее на видеофильм только в трехмерном виде, где Кристин рассказывала о сложившейся ситуации. Мы расположили нло в одном из лунных кратеров, неподалеку от базы и накрыли его маскирующим полем, ограничив доступ к кораблю.
  -Может, тогда лучше ты отдохнешь. Заберешься в модулятор и ...
  -Нет. Я буду следить за кораблем, - отрезала Кристин.
  -Только ничего не предпринимай. Обещаешь? - сказал я, понимая, что спорить бесполезно.
  -Обещаю, - легко согласилась она.
   Я хотел вооружить Кристин своей аннигиляционной турелью, но она наотрез отказалась, сославшись на свои недюжие способности и наличие у нее глюкера.
  Я сидел в корабле, проходившим процедуру выведения из ангара и как только оказался в атмосфере Марса, где все еще бушевала пылевая буря, тут же сделал прыжок в подпространство, стараясь свести время своей отлучки к минимуму. Все исчезло. Вокруг только темнота. Лишь сенсоры корабля реагируют на гравитационное поле Марса, создавая картинку из кривых линий, похожих на линии высот на Земных картах. Внутри корабля все по-прежнему, лишь легкая тошнота свидетельствует о переходе в подпространство. Весь полет занял одиннадцать секунд. Корабль вынырнул в близи земной атмосферы.
  -Вот болван, - выругался я, мгновенно уходя в сторону Луны в обычном пространстве.
  Гравитационные поля, а точнее глубина их складок служили единственным ориентиром в подпространстве. Не имея опыта такого передвижения, мне, конечно, трудно было оценить расстояние до объектов в реальном пространстве.
  -Промашка вышла. Хорошо, что не вынырнул в атмосфере или вообще не врезался во что-нибудь, - пытался я самореабилитироваться, разговаривая вслух.
  Что-то часто я стал говорить сам с собой, а ведь раньше у меня такой странности не было - рассуждал я.
  Я решил сначала заняться кораблем и отменить его задание. Базу на Луне нашел сразу, ее координаты находились в памяти бортового компьютера, а вот с нужным кратером пришлось повозиться. Корабль находился недалеко от нее, поэтому я какое-то время кружил над ней, периодически зависая над многочисленными кратерами и изучая их. Наш посланник располагался в самом центре кратера, замаскированный под кусок скалы. Наконец я нашел нужный кратер и сел рядом. Конечно, открыть люк, опустив трап, я не мог. Атмосфера на Луне отсутствует, а шлюзовой отсек не предусмотрен. Покинув корабль, используя гравитационный луч, я направился к куску скалы. Кусок скалы отреагировал на мою мысленную команду и снял маскировку, превратившись в корабль, я попал внутрь и отменил задание автопилота. Немного подумав, приказал кораблю вернуться на лунную базу, настроив автопилот. И вернулся на свой корабль.
  Миссия на лунной базе не отняла много времени. Я вырубил всех пленников из глюкера и погрузил на корабль. Всех кроме Ганса. Сам не знаю, почему оставил Ганса в бодрствующем состоянии. То ли хотел порадовать Кристин, она вроде относилась к нему как-то по-особенному, по-другому, чем к остальным. То ли начал ему симпатизировать или просто жалеть его.
  Ганс, зайдя на корабль, немного постоял, изучая сваленные мной в кучу тела, наверно хотел убедиться, что с ними все в порядке и сел в кресло рядом со мной в рубке управления.
  "Ты не сможешь улететь, пока я в сознании. Корабль не позволит" - сказал он мне.
  "Смогу. Кристин сняла этот запрет, но управлять им никто из вас все равно не может. Так что не рыпайся".
  "Я и не собирался. Мы ведь договорились. Я обещал Кристин".
  "Ух ты, какой совестливый оказался. Я все равно тебе не верю, поэтому сиди и даже не шевелись. Как видишь, я хорошо вооружен и блокатор тоже на мне".
  "Мы договорились" - повторил Ганс.
  Кристин встречала нас в ангаре марсианской базы, грызя очередное яблоко.
  -Все нормально? - спросил я, покинув корабль.
  -Конечно. А ты сомневался.
  -Да нет наверно. Эти не выходили на связь? - спросил я, имея в виду запертых внутри корабля пришельцев.
  -Нет. Я начала процедуру выведения из анабиоза людей, - похвасталась она.
  -Здорово. Давай переместим в лабораторию пленников с Луны, а потом может перекусим, что-то я проголодался.
  -Давай, - ответила она и, обращаясь к Гансу посредством телепатии, но так чтобы и я слышал, сказала:
  "Ганс, а ты как?"
  "Все хорошо Кристин. Спасибо", - ответил он.
  Кристин заставила все свободное пространство в лаборатории капсулами с людьми, даже заняла помещения, куда манипулятор не мог перемещаться.
  -Ничего себе. Когда ты успела? - удивился я.
  -Это быстро. Я ведь только перемещала капсулы, а потом дала сразу всем команду на разморозку.
  -Всем? - переспросил я.
  -Ну не в буквальном смысле. Всем, которые находятся внизу. Всего двести тринадцать капсул по числу модуляторов.
  -Надо было парочку для нас оставить. Нам тоже не мешает отдохнуть.
  -Уу... Дык модуляторы потребуются только через сутки. Успеем отдохнуть ни один раз.
  -Верно. Давай похаваем, а потом попробуем убедить запертых пришельцев сдаться.
  -Как убедить?
  -С помощью Ганса. Поможешь лупоглазый? - спросил я, понимая, что он меня не слышит.
  -Вы можете прямо сейчас попробовать, а я пока приготовлю обед, - сказала Кристин.
  -Можем, - согласился я и, переходя на телепатию, сказал Гансу - "Пошли со мной"
  В ангар мы пошли пешком. По дороге я объяснил Гансу сложившуюся ситуацию и что хочу от него. Он согласился помочь, совсем не для того чтобы угодить нам, а для предотвращения возможной гибели его товарищей. Но установить связь с кораблем не удалось, и мы вернулись в лабораторию.
  Кристин изготовила картофель фри с колбасками кари. Куда ж без колбасок - популярного фаст фуда в Германии.
  -Ганс, тебе что-нибудь приготовить? - спросила она, но опомнившись перешла на телепатию:
  "Ганс, тебе что-нибудь приготовить?"
  "Нет, Кристин. Мы уже давно не поглощаем органику. Мы не едим как вы, все необходимые элементы получаем из модулятора".
  -Кристин, ты вроде сказала, что станешь вегетарианкой? - издевательски спросил я.
  -Я сказала, что небуду есть животных. А это не настоящее мясо, - она сделала паузу, задумавшись. - Ой! Конечно настоящее, только искусственно созданное, синтетическое.
  Я усмехнулся, но больше подначивать ее не стал, а попросил:
  -А можно мне хлеба?
  Не знаю, как люди едят без хлеба, я не мог. Без него у еды совершенно другой вкус, а если в ней есть еще и жир, то вообще даже противно есть.
  Кристин принесла длинный французский батон, не совсем то, что я просил, но тоже годиться.
  Мы отведали немецкого фаст фуда и пили кофе с яблочным пирогом. Как Кристин удается совмещать работу двух приборов: атомного деструктора и генератора органики, чтобы в итоге сотворить единую композицию, включающую в себя продукты из обоих агрегатов, для меня оставалось загадкой. Ганс сидел в стороне.
  -Они вырвались, - внезапно вскрикнула Кристин, подскочив с места.
  Я сразу сообразил, что речь идет о запертых на корабле гостях и надел шлем. Мы немного изменили его геометрию и функциональность, теперь, когда в нем отпадала необходимость, достаточно было приказать костюму: "убрать шлем" - и он складывался в области шеи в причудливый воротник в виде тороида. Обратный же процесс запускался командой: "надеть шлем", воротник словно раскатывался по голове шестигранными пластинками, наставляющими друг друга, а затем, сливающимися в единую конструкцию. Главное, чтобы в этот момент лицо находилось в спокойном состоянии, без напряжения мимических мышц, иначе существовала вероятность прищемить выступающий участок кожи.
  -Как? Где они? - посыпались у меня вопросы.
  -Здесь. В лаборатории, - ответила пустота.
  Кристин перешла в режим стелс, я последовал ее примеру и выбежал в зал с капсулами, будучи невидимым. Все пятеро пришельцев находились в зале не далеко от телепорта. Двигались они медленно, все время мерцая. Словно выпадая на миг из пространства, и возникая уже в другой точке, не много сместившись относительно первой. Двое миомпов несли какой-то цилиндрический агрегат желтого цвета с тремя крюкообразными отводами на торце, направленным перед ними. Еще двое миомпов, видимо, прикрывая первых, двигались позади них чуть в стороне с вытянутой перед собой одной из рук, с закрепленным на запястье бластером. Неосп стоял неподвижно внутри кольца телепорта, наблюдая за процессией или руководя ею.
  -Кристи, захвати их полем, - сказал я.
  -Никак. Они не...
  С крюков цилиндрической штуковины сорвались три зигзагообразных луча, наподобии молний, которые сфокусировались вместе в области пространства метрах в пяти правее меня. Там где лучи сошлись вместе, оказалась Кристин. Ее костюм вмиг потерял свою невидимость, я даже успел увидеть ее выставленные руки перед собой, перед тем как ее сильно отбросило назад и впечатало в стену.
  -Кристин, - позвал я.
  Ответа не было, а крюкастая пушка направлялась на меня. Я в мгновение ока отскочил в сторону и стрельнул сразу из двух бластеров в левого носителя агрегата. В месте, где только что находился я, сверкнул шарик величиной с теннисный мяч, там сфокусировались три молнивидных луча. А мои выстрелы не принесли результата, их полностью поглотил мерцающий ореол вокруг миомпа, но я опять выдал свое положение. На меня обрушился шквал выстрелов из бластеров, а крюкастая пушка вновь разворачивалась в мою сторону. Я прыгнул на двух носителей агрегата, желая вступить в рукопашную. Но мои кулаки рассекли только воздух, носители оказались вновь на том же расстоянии что и были. Я прыгнул повторно, совершенно забыв про крюкастую пушку уже нацеленную на меня. Ее выстрел перехватил меня в полете, в верхней точке траектории, и меня сильно швырнуло вверх. Сработал инстинкт, я машинально воспользовался генератором гравитации, гася скорость движения и сильно толкнувшись ногами от стены, в которую должен был врезаться, полетел в сторону миомпов. В полете, я выстрелил из аннигиляционной турели прямо в крюкастую пушку. Она взорвалась, ее материя полностью перешла в энергию, ярко сверкнув и породив сильную ударную волну, разбросавшую пришельцев, словно тряпичных кукол. Досталось от взрыва и мне. Меня вновь бросило на стену ударной волной, сменившей направление моего движения на противоположное. Прибегнуть к генератору гравитации я не успел и, сильно ударившись о стену, свалился на пол, лишь частично погасив силу удара. Колбаски кари просились наружу, голова шла кругом, в ушах звон, а во рту привкус крови. Носители агрегата не шевелились, кажется погибли, а вот двое миомпов с бластерами ели-ели поднявшись, направились к телепорту, сильно шатаясь и спотыкаясь на ровном месте. Они и в начале своих действий быстротой не отличались, но сейчас двигались столь медленно, что по сравнению с ними любая земная черепаха была матерым спринтером. Немного отойдя, я легко уложил гуманоидов, используя кулаки, со злостью вонзив их в лица искаженные гримасой боли. И, кажется, сильно переборщил, забыв опять про усиление костюма. От моих ударов миомпов сильно отбросило в сторону, их лица превратились в сплошное месиво. Неоспа нигде не было видно. Наверно телепортировался, - решил я и направился к телепорту.
  К телепортационным точкам выхода базы добавилась еще одна на корабле. Видимо, каким-то образом им удалось изменить систему перемещения, добавить еще один пункт в ее иерархию.
  Я переместился на корабль, как оказалось во время. Неосп разорвал телепортационную связь между кораблем и базой, промедли я на несколько секунд, корабль снова превратился бы в неприступную крепость. Неосп сидел на полу и что-то ковырял в палубе корабля, увидев меня, метнулся в сторону рубки. Церемониться с ним я не стал, просто выстрелил из аннигилятора, испарив половину его тела, а затем стрельнул еще раз, уничтожив его останки.
  Я связался с компьютером и отключил силовое поле, обволакивающее корпус корабля, и приказал кораблю открыть люк. Внутри корабль оказался частично разобран. В корпусе зияли многочисленные выемки, как будто из них что-то извлеки. На полу валялись какие-то инструменты и агрегаты, панель управления в рубке была разобрана.
  -Вот урки. Нашли ж все-таки выход, - проговорил я.
  Все было очевидно. Пришельцы частично разобрали корабль изнутри, создав необходимые приспособления для возвращения базы назад. Видимо та крюкообразная штуковина имела отношение к внутреннему генератору гравитации корабля, переделав или использовав часть его, они создали что-то вроде гравитационной пушки - гравипушки. И с телепортом мне тоже было все ясно, а вот как им удалось избежать силового поля оставалось загадкой.
  Я не стал долго задерживаться на корабле, волновался за Кристин. Вернувшись в лабораторию, застал ее сидящей на полу.
  -Жива? - спросил я.
  -А ты не видишь? - огрызнулась она. - Кажется, я сломала руку.
  -Кажется, - повторил я.
  Рука была вывернута в обратную сторону. Кажется, сломала - звучало слишком оптимистично. Я надел шлем и просканировал ее руку прямо через костюм. Локтевой сустав сильно поврежден, связки порваны, судя по обширной гематоме, повреждены и мягкие ткани.
  -Ты их убил? - спросила она.
  -Кажется, - повторил я, словно зацикленный на этом слове.
  -Ты не должен был.
  -Выбора не было. Они оказались в состоянии перебить нас. Речь шла о всем, что..
  -Проверь, может, они еще живы.
  Про неоспа я ничего не сказал, он точно уже мертв. Двое миомпов несших гравипушку тоже оказались мертвы, а вот избитые мной еще живы. Пришлось поместить их в модуляторы, Кристин настояла. Три капсулы наиболее близко расположенные к зоне, где я взорвал гравипушку, пошли трещинами, из которых сочилась жидкость. Кристин залатала бреши, создав вокруг капсул силовое поле.
  -Тебе надо в модулятор, - сказал я.
  -Я потерплю.
  -Нет. Идти можешь?
  Кристин с большим усилием поднялась на ноги, правой ноге тоже сильно досталось. Она еле могла на нее ступить. Я взял ее на руки и отнес в зону отдыха.
  -Надо вправить руку, - сказала Кристин, когда я опустил ее на модулятор. - Модулятор может заживлять, а не вправлять кости.
  -Я попробую. Но будет очень больно, - сказал я.
  -Нет. Я сама вправлю. И больно совсем не будет, я заблокирую болевые ощущения.
  Она закрыла глаза. Рука дернулась несколько раз в разные стороны, издав еле уловимые щелчки, а затем, громко хрустнув, встала в правильное положение. Сначала я решил, что она вправила руку с помощью силы мысли, но потом понял, что Кристин использовала двигательные функции костюма СТУКС, активируя определенные мышцы каркаса.
  -Вот и все, - произнесла Кристин, она даже попробовала улыбнуться, но улыбка вышла кривой и неказистой, а по белому как мел лицу пробежала судорога.
  -Надо снять СТУКС.
  -Не надо. Пусть так. Я его сделаю свободней. Контакт с телом вещества модулятора есть, а с остальным субик справиться.
  -Ложись. Отдыхай, - сказал я.
  Я побрел в лабораторию. Очевидно, мне досталось больше, чем я думал. Головокружение и тошнота усилились, я не мог вздохнуть полной грудью, при каждом вздохе грудную клетку пронзала тупая боль, ноги стали ватными и тяжелыми, мышцы рук налились усталостью и болели. Конечно, врач из меня такой же, как и балерина, но диагностировать сотрясение мозга и перелом ребер на фоне общей усталость, я мог. Просто какое-то время организм находился в шоковом состоянии, при достаточно большой стимуляции адреналина. А сейчас, когда шоковое состояние пошло на спад, возвращалось и реальное ощущения организма.
  "Это ты им помог?" - схватил я Ганса за горло.
  "Нет. Я был с вами".
  "Ты говорил с ними там у корабля?"
  "Нет. Ты ведь был со мной. Ты бы почувствовал".
  "Ты знал, что они могут выкинуть такое?"
  "Вы сами это знали. Пожалуйста, отпусти, ты перекрыл доступ кислорода и пережал крупную артерию..."
  Я швырнул его на пол, на меня накатил приступ кашля. Вместе с кашлем на пол брызнули капельки крови. Появился хрип, мне становилось тяжело дышать. Видимо, задето легкое, возможно повреждено сломанным ребром. Я приказал костюму немного сжать грудную клетку, чтобы зафиксировать ребра.
  "Дай мне той зеленоватой гадости в мензурке, которую Кристин давала мне, когда я проснулся".
  "Я не могу. Генетический запрет. Тебе надо в модулятор".
  "Мне нужно лекарство. Скажи, что делать я сам сделаю".
  Ганс послал мне набор команд для атомного деструктора, применив которые, я получил мензурку с зеленоватой жидкостью, а потом еще одну.
  "Пей", - сказал я Гансу.
  "Это навредит мне. У нас разные организмы".
  "Откуда мне знать, что ты меня не обманул?"
  "Как я мог, тебя обмануть. Ты ведь был у меня в мыслях".
  "Чо ты гонишь?"
  "Верь мне".
  Я понюхал жидкость, пахло вроде так же противно. Потом сунул палец в жидкость и сделал анализ жидкости с помощью костюма СТУКС. А затем субик проанализировал полученный состав. Вредных компонент для организма она не содержала. И я выпел ее. Состояние заметно улучшилось, но я знал, что это ненадолго.
  "Пошли со мной", - сказал я Гансу.
  "Подожди. Помести тела мертвых в капсулы",- попросил он, добавив - "Пожалуйста!"
  "Зачем?"
  "Мы сможем их вернуть. Клонируем тела и перенесем информацию из мозга, если конечно он не поврежден".
  Я дал команду манипулятору и повторил:
  "Пошли".
  Я хотел запереть Ганса в комнате с модулятором. Просто так, на всякий случай, вдруг ему тоже что-нибудь взбредет в голову, пока я буду восстанавливаться.
  "Как они прошли через силовое поле?" - спросил я его.
  "Они не прошли. Они его миновали, используя мгновенные скачки в подпространство и обратно"
  "Мерцание?"
  "Да".
  "Почему они перемещались на небольшие расстояния?"
  "Иначе нельзя. Они бы погибли".
  "Но один раз ведь прыгнули" - сказал я, вспомнив свою атаку и внезапное исчезновение противника.
  "Они рисковали".
  "Вы разве ничего не ощущаете при перемещении?"
  "Ощущаем. Примерно то же, что и вы".
  "Тогда как..." - на меня нашел новый приступ кашля, откашлявшись я продолжил - "Тогда как они смогли перенести столько мгновенных перемещений?"
  "Наверно приняли, что-то. Но все равно они бы долго не продержались, именно поэтому они не отходили далеко от телепорта. А еще на это требуется много энергии, она бы тоже быстро иссякла".
  Я закрыл Ганса в комнате с модулятором, а сам зашел в соседнюю. СТУКС снял с большим трудом, а из субика сформировал давящую повязку на ребра и залез на модулятор. Конечно, оставлять базу без присмотра было рискованно, но я мог просто не дожить до того момента, когда очнется Кристин.
  -Надеюсь поможет, - сказал я вслух и дал команду модулятору.
  
  * * *
  
  Проснулся, чувствуя себя вполне нормально. Кристин вместе с Гансом находились в лаборатории и разглядывали огоньки на капсулах, на тех которые находились в состоянии вывода из анабиоза.
  -Поправился? - спросила Кристин.
  -Да вроде. А ты?
  -Тоже. У меня всего лишь перелом был. А вот тебе серьезно досталось, хорошо, что жив остался. Ты провел в модуляторе одиннадцать часов.
  -А чего так много? - удивился я.
  -Повреждения серьезные, требовалось больше времени на восстановление.
  -А ты, сколько там сидела?
  -В модуляторе? Я поменьше около семи, но это из-за того, что на мне был СТУКС. Он сильно увеличил время, ограничивая обменные процессы между телом и веществом модулятора. Почему ты ничего мне не сказал?
  -О чем?
  -О твоем состоянии.
  -Я не знал. Я нормально себя чувствовал, а потом вдруг накатило. Наверно был в шоковом состоянии и не замечал болячек, лишь голова немного кружилась.
  -Опять врешь, - сделала она вывод.
  -Вовсе нет. Что вы делаете? - спросил я.
  -Проверяем ход процесса и состояние объек... состояние пациентов. Процедура завершена почти на семьдесят процентов.
  -Это огоньки сигнализируют?
  -Ага.
  -Покажите мне, что надо делать. Я помогу.
  -Да мы почти закончили. Осталось пара капсул.
  -Как хотите.
  Я отправился в помещение с атомным деструктором - в нашу пресловутую столовую. На столе еще стояли свидетельства нашей, казалось совсем недавней, трапезы. Почерневшие и подсохшие колбаски кари с картофелем фри и черствый яблочный пирог. Я налил себе холодного старого кофе, испортиться он вряд ли мог, но вкус все равно был противный.
  -Не знаю, куда поставить следующую группу капсул для разморозки. Может в ангар? - спросила Кристин, зайдя ко мне в лабораторию.
  -Зачем в ангар? Активируй их прямо на месте, а когда внизу место освободиться переместишь вниз.
  -Логично. Так и сделаю, - бросила она и убежала.
  Все последующие семь часов Кристин не сиделось на месте, она бегала и суетилась, то, проверяя состояние капсул, то что-то обсуждала с Гансом, который как верный пес всюду следовал за ней, несколько раз уходила в центр управления для связи с компьютером. Прям вся в делах.
  Я сидел на полу в лаборатории около капсулятора, прислонившись спиной к одной из капсул. Сидел и пытался думать. Выходило не очень. В голове сплошная каша. Мысли постоянно путались и совершенно не хотели складываться в общую картину. Сосредоточиться на чем-то одном не получалось. Хотел обдумать наши дальнейшие действия, но дальше чем полететь и захватить, сдвинуться не получалось. В конце концов, я впал в какое-то оцепенение, словно отрешился от всего сущного, как будто мозг взял таймаут. В голове пустота, нет ниединой мысли, нет ничего. Я просто сидел и таращился на расставленные повсюду капсулы. Сидел, ни о чем не думая. На меня нашло умиротворение.
  Поверхность капсул стала теплая, несколько огоньков на крышке вовсе погасли, другие поменяли свой цвет и частоту мерцания. Жидкость в капсулах плавно сменила цвет с желтого на зеленый. Так плавно, что я даже не заметил перехода, растянутого на целые часы. Тела медленно опустились на дно капсул. Верхняя крышка стала рассыпаться на черные кристаллики, падающие в зеленую жидкость, а когда от нее ничего не осталось, начался процесс распада и самой капсулы. С верхнего края, словно разматывая клубок, по окружности цилиндрической капсулы последовательно друг за другом стали отваливаться серебристые кристаллики. Несмотря на то, что капсула была полностью прозрачна, в момент отсоединения кристалликов от ее стенки, они меняли цвет, становясь серебристыми. По-мере уменьшения высоты капсулы из нее стала выливаться вязкая жидкость.
  -Кристин, - позвал я, когда понял, что сижу в большой луже.
  Я тряхнул головой, постучал себя по щекам, стараясь придти в норму. Кристин в лаборатории не было. Внезапно здание тряхнуло. Я вскочил на ноги. На полу образовались многочисленные ветвящиеся канальца в пару сантиметров глубиной, ведущие к ванне. Жидкость с пола, стала стекать по этим каналам в ванну.
  -Ты звал? - спросила Кристин, внезапно возникнув в круге телепорта.
  -Да. Кажется началось.
  -Я знаю. С тобой все впорядке? - спросила она.
  -Конечно. А что?
  -Просто ты как-то странно себя ведешь.
  -Странно...Нет. Все нормально. Что надо делать?
  -Пока ничего. Дождемся, когда капсулы полностью распадутся, и переместим тела в модуляторы.
  -А ты не почувствовала толчка?
  -Нет. А, наверно это из-за меня! Я сделала каналы, чтобы убирать раствор с пола. Просто для ускорения процесса, здание слишком долго бы делало эту процедуру самостоятельно.
  -А толчок-то почему? - не понимал я.
  -Потому что здание на базе единого кристалла, я немного изменила его структуру...Ты точно в порядке?
  -Да в порядке я.
  -Пойдем, я сделаю тебе кофе. Ты какой-то заторможенный.
  Я проследовал за ней. Кристин сделала свежий кофе, правда вкус его остался как у старого, холодного. Сидели молча. Кристин о чем-то беседовала с Гансом, а потом сказала:
  -Ганс считает, что ты не полностью восстановился. Есть отклонения в мозговой активности, мозг вновь перестраивается. У тебя было сильное сотрясение, и ты сильно усугубил свое состояние активными действиями. При сотрясении нужен покой, а ты...
  -Перестань, со мной все нормально. Ты преувеличиваешь...
  -Ничего не нормально. Тебе снова надо в модулятор.
  -Я ведь только из него.
  Кристин встала, подошла к атомному деструктору, что-то сделала и вернулась с розовой жидкостью в мензурке.
  -Вот, - протянула она мне мензурку. - Выпей это и лезь в модулятор.
  -Как лезь? Скоро надо будет таскать туда людей.
  -Точно, - она задумалась, а потом сказала - тогда лети на крейсер или лунную базу и лезь в модулятор. Нет! Тебя нельзя отпускать одного. Лучше залазь в модулятор, а я отвезу одного человека на крейсер и помещу там в модулятор.
  -Никуда я не полезу. Как ты собираешься их таскать?
  -Уменьшу гравитацию и легко всех пролеветирую. Я справлюсь.
  -Нет. Вот когда всех поместим в модуляторы, только после этого и поговорим.
  -Я могу заставить, - серьезно сказала она.
  -Попробуй, - уверенно сказал я.
  Кристин просто стояла и смотрела на меня, с четким непониманием во взгляде.
  -Хорошо. Как только разместим всех в модуляторы, ты тоже отправишься в него, - сказал она после продолжительно паузы.
  -Я подумаю.
  -Но это все равно выпей прямо сейчас, - сказала Кристин, проигнорировав мое - подумаю.
  Я покрутил мензурку с розовой жидкостью, меня терзали сомнения.
  "С чего ты взял, что мне это надо?" - обратился я к Гансу.
  "Это не я решил. Не веришь мне, верь Кристин, она не желает тебе зла. Она заботиться о тебе", - ответил он.
  "Да ты что?"
  Больше он ничего не сказал. Немного помедлив, я выпил содержимое мензурки. Ни запахом, ни вкусом розовая жидкость не обладала. И, похоже, вообще не оказала на меня никакого действия, по-крайней мере, я ничего не ощущал.
  -Пойдем, надо перенести людей, - сказала Кристин.
  Капсулы исчезли, как и следы, их существования. На белом полу лежали голые подростки, свернувшись калачиком.
  Кристин замерла, а затем отдала какую-то телепатическую команду, вложив в нее огромную силу.
  -Ты чего делаешь? - спросил я, глядя ей в глаза.
  -Одеваю их, - ответила она.
  Я посмотрел на тела. Теперь на подростках была одежда. Кристин одела всех в белые футболки и штаны. Значит, я правильно предполагал о наличии субиков у всех помещенных в капсулы.
  -Кристин, а тех, кого мы консервировали, на них были субики? - спросил я.
  -Конечно, - ответила она.
  Кристин активировала манипулятор и сказала:
  -Нам надо в зону отдыха, здесь тела будет перемещать манипулятор. Он положит их на точку телепортации, а мы будем принимать их в блоке восстановления.
  -Хорошо.
  Мы переместились в зону отдыха и, как только, вышли за зону телепорта, в золотистом круге срузу же возникло тело мальчика.
  -Телепорт будет автоматически перемещать тела, если точка выхода свободна, - пояснила Кристин.
  -Приступим, - сказал я.
  -Ты, в общем-то, ненужен, я сама справлюсь. Мне даже ходить никуда не надо, - сказала Кристин.
  Тело поднялось в воздух и полетело к первой комнате с модулятором, тут же в точке телепортации появилось другое тело и сразу последовало за первым, только ко второй комнате.
  -Кристин, я хочу помочь - сказал я.
  -Но так быстрее, - ответила она.
  -Так ты очень сильно устанешь, ты...
  -Ничего я не устану, это ведь не я их левитирую. Я только управляю полями здания.
  -Мне все равно. Я должен помочь тебе.
  Кристин зло сжала губы и сказала:
  -Хорошо. Бери. Таскай.
  Я взял девочку лет тринадцати и понес к модулятору. Конечно, со скоростью Кристин я соперничать не мог, но все же свою лепту вносил в общее дело.
  
  * * *
  
  Очнулся я лежа на модуляторе.
  -Кристин, - позвал я.
  Ответа не последовало. Установив связь с компьютером, я понял, что нахожусь на марсианской орбите внутри крейсера.
  -Вот так подстава. Ну, подожди Кристин. Я тебе задам, - бормотал я, направляясь к ангару крейсера. - Ты у меня попляшешь.
  В ангаре находился всего один корабль, как только я занял место пилота и объединился с кораблем, компьютер корабля сообщил мне:
  "Для вас сообщение"
  "Ну, сообщай" - сказал я.
  "Ответ некорректен. Проиграть сообщение?" - спросил корабль.
  "Да"
  На панели корабля возникла голова Кристин, она говорила:
  -Извини, что отвезла тебя на крейсер, но все модуляторы базы нужны для дела. Ты потерял сознание, когда понес девочку от телепорта к модулятору и упал. При этом ударился головой о пол, чем усугубил травму мозга и так находившегося в неудовлетворительном состоянии. Надеюсь, с тобой все в порядке и ты поправился. Жду с нетерпением твоего возвращения на Марс. Я волнуюсь.
  Голова Кристин исчезла и через секунду возникла вновь:
  - P.S. Чуть не забыла, я запрограммировала автопилот корабля, он сам доставит тебя на марсианскую базу.
  -Ага, как же потерял сознание. Хоть бы врать научилась.
  Я дал команду автопилоту доставить меня на марсианскую базу и прервал связь с кораблем. Весь перелет, я размышлял о случившимся. Не зная верить Кристин или нет. И больше склонялся к варианту, что это она меня лишила сознания, а затем переправила на крейсер. Но оставалось загадкой как? Телепатически она не могла, на мне висел блокатор, оставалось только силовое поле базы и розовая жидкость, которую я выпил. Немного подумав, жидкость я тоже исключил, она не могла подействовать так резко, спустя довольно приличный интервал времени. Я считал, что если она не усыпила меня сразу, то значит, действовать должна была постепенно, а я не помнил ничего такого, что указывало бы на постепенное помутнение сознания. Меня словно выключило, раз и все. Конечно, возможно существовал вариант таймированного запуска, когда жидкость должна была сработать через какое-то время, словно выключатель с точным временем выключения, но мне он казался уж очень фантастическим. С силовым поле тоже выходило не все гладко, потому что я уже попадал под его действия, и сразу оно меня не отключило, правда, я находился под защитным полем костюма, что могло увеличить время действия. Скорее силовое поле, - решил я.
  В ангаре марсианской базы меня встречал Ганс.
  "С возвращением", - поприветствовал он меня.
  "Где Кристин?" - задал я вопрос.
  "Кристин занята. Она попросила тебя замаскировать внешний вид костюма СТУКС, чтобы не напугать человеков".
  "Чем она занята?"
  "Человеками"
  -Ага, как же. Наверно просто избегает встречи со мной. Выжидает, когда я отойду. Вот хитрюга. Только я не такой отходчивый, как ты, - рассуждал я вслух, и, перейдя на телепатию, спросил:
  "Ганс, а что случилось со мной?"
  "Кристин сказала, что тебе стало хуже, и ты потерял сознание".
  "А ты видел, как это произошло?"
  "Нет. Меня с вами не было".
  Ну, Кристин. Ведь все продумала.
  "А ты знаешь, что за розовую жидкость я выпил?"
  "Лекарство".
  "Какое?"
  "Стимулирующее мозговые процессы".
  "Оно могло лишить меня сознания".
  "Исключено. Ты мог потерять сознание, только ели твой мозг сам отключился. Возможно, он не выдержал нагрузки и просто выключил сознание, чтобы больше ресурсов задействовать на свое восстановление".
  "Значит лекарство не причем?"
  "Не причем"
  "А в нем не могло оказаться снотворного?"
  "Неприемлемо. Любое вещество, действующее на вас как снотворное, вызвало бы бурную реакцию с ним, в результате чего должны образоваться токсические вещества, действие которых смертельно для вашего организма".
  "Понятно. А мог я потерять сознание как раз из-за этой стимуляции мозговых процессов?"
  "Нет. Ты уже задавал подобный вопрос"
  Значит либо сам, либо силовое поле.
  "Спасибо Ганс за информацию",- поблагодарил я.
  Я скрыл внешность костюма под силовым полем. И теперь очень походил на земного космонавта в скафандре, правда, пришлось сделать не видимой аннигиляционную турель на плече.
  "Так, где ты говоришь находиться Кристин?" - спросил я.
  "Я не говорил".
  "Верно. Ну, так где она?"
  "В зоне отдыха".
  "Пойдем. Глянем. Только пойдем пешком" - сказал я.
  Когда мы оказались в центральной зоне, я выглянул из-за угла и посмотрел на зону отдыха. Т-образный коридор заполняли люди в белой одежде. Кристин стояла на какой-то возвышенности в центре перекрестка.
  "Что она делает?" - спросил я у Ганса.
  "Рассказывает о сложившейся ситуации".
  "Почему я не слышу?"
  "Она рассказывает телепатически. Здесь находятся человеки, говорящие на разных языках. Это единственный способ говорить сразу со всеми. Если подойдешь ближе, то тоже будешь в зоне ее телепатической передачи".
  "Здесь все люди?"
  "Все".
  -Афигеть! - сказал я и спросил у Ганса - "сколько времени прошло с момента, как я потерял сознание?"
  "Двадцать один час тридцать две минуты по вашему времени".
  Цифра меня потрясла, я все больше склонялся к тому, что Кристин меня усыпила и закрыла в модуляторе.
  "Жди здесь", - сказал я Гансу.
  Я зашел в треугольную комнату для прямой связи с компьютером. Хотел проверить нет ли в компьютере что-то типа записей системы наблюдения, чтобы точно узнатья, что же произошло со мной. Но такой информации там не было, хотя наблюдение и велось, записи не сохранялись. В памяти хранились только записи относительно эксперимента.
  "Когда Кристин освободиться, скажи ей, что я жду ее в лаборатории", - попросил я Ганса, а сам направился в лабораторию.
  Я приготовил кофе с помощью атомного деструктора, используя память прибора. И, коротая время за распитием бодрящего напитка, ждал Кристин.
  Уже прошло не менее часа, когда она вбежала в комнату и обняла меня.
  -Я так боялась за тебя. С тобой все нормально? - произнесла она.
  -Нормально, - я оторвал ее от своей шеи и сказал - ну, рассказывай, что там случилось со мной.
  Она повторила слово в слово, свое видео послание на корабле.
  -А мне кажется, это ты меня усыпила, - сказал я.
  -Ты мне не веришь!? - удивленно произнесла она.
  -Не верю, но поверю, если ты позволишь залезть к тебе в голову и посмотреть.
  -Не позволю.
  -Почему?
  -Покачену. Это моя голова. И мои мысли. Я не хочу, чтобы кто-то в них копался. И не позволю. Понятно?
  -А как тогда мне доверять тебе?
  -Как? Просто доверять и все. Как Ганс доверяет и как все остальные.
  -Мне нужны факты, я так просто не могу.
  -Если я сделала, что ты говоришь, ты никогда бы не узнал об этом. Я бы стерла твою память до того момента, когда ты сам залез в модулятор, - по ее щекам покатились слезы. - Я не обманываю. Я правду говорю. Зачем мне это?
  -Ну, ладно перестань. Не плачь, - успокаивал я ее. - Иди сюда.
  Я взял ее за руку и, подтащив к себе, обнял.
  -Ты мне веришь? - спросила она, всхлипывая.
  -Да верю, верю, - произнес я, хотя сомнения меня так и не покинули.
  Если Кристин играла, то очень профессионально и натурально. Доказательств у меня все равно нет, как и опровержения. Да и что она сделала? Обманула меня, чтобы спасти мне жизнь, или не позволила мне стать калекой, с поврежденным мозгом. На ее месте я бы поступил точно так же и ни за что не признался. Иногда ложь бывает необходима. А может это я ошибаюсь и сужу чужие поступки, опираясь на свои? Но когда-нибудь, я обязательно вернусь к этому разговору. Когда-нибудь, обязательно выясню. Вся необходимая мне информация здесь, прямо под рукой, в этой чудной головке, и я обязательно достану ее оттуда.
  -Ну, все хватит. Не реви. Ты ведь большая девочка, - сказал я, вытирая слезы с ее щечек.
  -Не буду.
  Она слегка покраснела, и я отстранился, мне стало неловко.
  -Садись, - я пододвинул ей стул и налил кофе. - Вот попей.
  Она обхватила кружку двумя руками и поднесла ко рту. Сделала несколько больших, нервных глотков. Ее руки дрожали, от чего кружка несколько раз звякнула, ударившись о зубы.
  -Сама то как?
  -В порядке.
  -Наверно не отдыхала совсем?
  -Я не устала.
  -Как всегда. Всех вывели из анабиоза?
  -Ага.
  -Как они? Что говорят?
  -Шокированы. Не понимают. Ты себя вспомни.
  -Понимаю. Кристи, тебе надо отдохнуть, потом подумаем, что делать дальше.
  -Ладно. Пойдем, я познакомлю тебя со всеми, а потом отдохну.
  Что-то она больно легко согласилась. Да перестань ты уже, наконец, - спорил я сам с собой. - Просто девочка устала. Вот и все. Она столько сделала, а ты...
  Мы вошли в зону отдыха. На меня уставились сотни глаз, аж двадцать четыре сотни глаз. Здесь собрались люди разных рас и национальностей, точнее их дети. Какими критериями отбора пользовались пришельцы, я не знал, а исходя из собранных здесь, определить не мог.
  Кристин представила меня, немного рассказала, как мы встретились и что делали. Попросила слушаться меня и если кому-то понадобиться помощь, чтобы обращались ко мне или к пяти помощникам. С ними она познакомила меня отдельно, сказав, что они ей очень помогали и в некоторой степени, благодаря ним, удалось избежать всеобщей паники.
  -Это Фрэнк он из США штата Техас, - Кристин показала на рослого рыжего парня с конопушками и назвала еще четыре имени, показывая рукой на их обладателя, - Дэвид откуда-то из Африки, Хуан из Мексики, Сьюзан из Франции, Мэри из Канады. Потом сами познакомитесь.
  -Иди отдыхай. Я разберусь.
  "Вы пятеро пойдете со мной. Надо поговорить. Остальные внимание! Находитесь здесь и не шалите, отсюда ни ногой. Ясно".
  Воздух зазвенел от голосов, говоривших на различных языках. Все слова слились в сплошной шум. Естественно, я не знал столько языков, я и английский не знал, хотя учил его несколько лет еще в школе, а потом в университете. Я поднял вверх руки, призывая к тишине. Все замолчали.
  "Не надо галдеть. Я вас все равно не понимаю. Всем быть здесь и тренироваться общаться телепатически", - сказал я, а потом добавил - "Русские есть?"
  Никто не ответил. Я дал команду пятерке следовать за мной и пошел в лабораторию. Как только мы зашли в лабораторную зону все пятеро уставились на капсулы с пришельцами.
  "Нечего глазеть. Пошли у нас много дел", - сказал я.
  Я рассадил их в лаборатории с атомным деструктором и спросил:
  "Вы то умеете общаться телепатически?"
  "Не много" - робко ответила Мэри, курносая блондинка из Канады лет четырнадцати.
  "Хорошо. Мы с Кристин должны отлучиться на некоторое время. Думаю не более двух суток", - начал я.
  "Землю отвоевывать?" - перебил меня конопатый Фрэнк.
  "Мы хотим помочь", - вступил чернокожий Дэвид, с курчавыми черными волосами.
  "Молчать", - рявкнул я. - "Я говорю, вы молчите. Ясно?"
  "Ясно", - хором отозвались все.
  "Мы должны отлучиться. Вы на это время останетесь здесь, а когда мы вернемся, то отвезем вас на Землю".
  "А если вы не вернетесь? Вдруг вы погибнете", - снова влез Фрэнк.
  "Это обсудим позже, когда проснется Кристин. Так вот, на время нашего отсутствия надо составить четкий график, по которому вы будете спать. На базе всего двести тринадцать приспособлений для этой цели, а вас тысяча двести человек. Приспособление для сна называется модулятор, и работает он в среднем четыре часа. Понятно?" - все кивнули. - "Первое задание: вы должны разбиться на шесть групп по двести человек, желательно в том порядке, как вы очнулись. Это как раз поделит сутки на равные четырех часовые отрезки. Ясно?"
  "Да", - ответили они.
  "Действуйте спокойно, без суеты, чтобы не возникало конфликтов. С Гансом знакомы?"
  "Да."
  "Он вам поможет. Ну, вот теперь и вас шестеро. Можете приступать, как справитесь - сообщите. Считать то умеете?" - спросил я.
  Все дружно засмеялись и двинулись к выходу.
  Я позвал Ганса и, все объяснив, отправил к ребятам.
  Выпив кофе, я вошел в прямую связь с компьютером базы. Я хотел сделать прибор, отсчитывающий время, что-то наподобии часов, чтобы у ребят был какой-то прибор позволяющий судить о времени. Конечно, время можно было учитывать и по продолжительности работы модуляторов, но чтобы не возникало путаницы, я решил, что нужен независимый от них прибор. Сначала я пробовал разбить двадцати четырех часовые земные сутки на интервалы, беря за основу секунду, как время прохождения светом расстояния в вакууме равного 299 800 000 метров, то есть пытался использовать постоянство скорости света в вакууме. Но тогда сразу же возникал вопрос, а что такое метр. И, я оставил эту затею, перейдя к современному земному определению секунды, как продолжительность какого-то числа, допустим n-го числа периодов излучения соответствующего переходу между двумя сверхтонкими уровнями основного состояния атома цезия с массовым числом сто тридцать три. Число периодов естественно я не помнил, и кроме как большое никак не мог его характеризовать (число периодов составляет 9 192 631 770 рем. авт.). С аналогичной проблемой я столкнулся и с кристалом кварца. Вот так ломая себе голову земными определениями единицы времени, я напрочь забыл, что изначально время определяли исходя из суточного вращения планеты. И, помня, что на Марсе сутки длятся двадцать четыре часа тридцать семь минут, я запросто мог бы определить секунду, исходя из времени вращения красной планеты вокруг своей оси. Но, немного подумав, я понял, что мне вообще не нужна секунда. Я не нуждался в такой точности, мне достаточно было разделить марсианские сутки на шесть равных временных интервалов, а дополнительные тридцать семь минут, поделенные на шесть, дадут примерно шестиминутный запас к каждому четырех часовому интервалу. Этого вполне достаточно для смены групп.
  Прямо над входом в зону отдыха, я приказал компьютеру создать круглый диск, разделенный на шесть секторов разного цвета и одной единственной стрелкой, меняющей свое положение в зависимости от угла поворота планеты относительно солнца. То есть в зависимости от того, в каком положении находилась база относительно солнца при осевом вращении планеты. В задачу компьютера входило отслеживать осевое вращение планеты и менять положение стрелки, за начало отсчета я выбрал момент нахождения Солнца в зените над базой, то есть полдень. Оставалось только синхронизировать положение стрелки и момент, когда первая группа отправиться отдыхать в модуляторы. Еще не много подумав, я разместил над пресловутым циферблатом прямоугольное окошко, в котором должно было высвечиваться число полных оборотов стрелки, то есть количество суток.
  Когда я отсоединился от компьютера, рядом с кушеткой стояла Сьюзан. Девочка из Франции, подстриженная под каре с розовым цветом волос, сказала:
  "Мы разделились".
  "Молодцы. Пошли к остальным".
  Пространства коридоров едва хватало, для расположения в них всех детей. И теперь, когда они поделились на шесть групп, узкая граница между разными группами была едва различима.
  "Теперь внесем четкие различия между группами" - начал я.
  Я рассказал им про свой прибор, позволяющей хоть как-то судить о ходе времени, и про цветные сектора, определяющие порядок отдыха групп.
  "Присвоим каждой группе свой цвет - это для наглядности" - пояснил я. - "Итак первая группа, которая раньше всех проснулась будет красной, вторая оранжевой, третья синей, четвертая желтой, пятая зеленой и шестая белой, соответственно цветам секторов на циферблате. Теперь изменим цвет вашей одежды. С субиком знакомы?"
  В голове зазвучала какофония слов, сразу принять и обработать столько ответов мой мозг не мог. Я выделил из общей массы пару ответов, означавших слово нет. Это усложняло ситуацию, я не знал, как им объяснить, что сделать, для изменения цвета одежды. И обратился за помощью к Гансу. Ганс ничего объяснять детям не стал. Он просто, подходя к каждой группе, перекрашивал их одежду в соответствующий цвет, оказывая влияние сразу на всю группу.
  "Здорово. Теперь вы знаете, когда вам следует отдыхать. Я добавлю звуковой сигнал, который будет звучать при переходе стрелки из одного сектора циферблата в другой. Вы точно будете знаеть момент, когда нужно следовать на отдых".
  "Не думаю, что такая система сгодиться", - сказал Ганс, подойдя ко мне.
  "Тебя забыл спросить", - огрызнулся я и, обращаясь ко всем, сказал - "Первые из вас уже давно находятся в бодрствующем состоянии и наверно немного устали. Прошло уже около суток с момента вашего пробуждения, поэтому предлагаю красной группе проследовать на отдых. Ганс объяснит вам, что надо делать. Правда Ганс?"
  "Я постараюсь", - нехотя ответил он.
  "Тебе наверно тоже не мешает отдохнуть", - сказал я, обращаясь к Гансу.
  "Не мешает", - согласился он.
  "Нам бы попить и поесть, еще ребятам совсем не нравиться ходить в туалет в штаны. Можно как-нибудь это решить?" - сказала Сьюзан, подойдя ко мне.
  "Собери всю пятерку... э нет уже четверку, Фрэнк ведь отправиться отдыхать, и идите туда, где мы общались", - сказал я Сьюзан, а потом для всех, - "пообщайтесь друг с другом, поупражняйтесь в телепатии, мы скоро вернемся".
  Мы сидели в лаборатории и обсуждали возникшие потребности. Насчет еды и воды я ничем помочь не мог, надо было ждать пробуждения Кристин. В качестве туалетов пока решили использовать четыре комнаты с модуляторами: две для мальчиков и две для девочек. Всё равно тринадцать помещений оставались свободными.
   Как только ребята покинули лабораторию, в проходе возникла Кристин.
  -Командуешь? - спросила она.
  -Не много, - улыбнулся я. - Ох, как я рад слышать человеческую речь.
  -Ты наверно точно головой повредился.
  -Не понял...
  -Да, я про твои цветные часы и одежду... Надо было дождаться меня, я бы сделала нормальные, как на Земле.
  -Они нормальные.
  -Ага. Ты бы еще палку в землю воткнул.
  -Чего?
  -Ну, такие древние солнечные часы, время по тени определяют...
  -Скажешь тоже.
  Мы обсудили потребности ребят и решили, что необходимо задержаться на базе минимум на сутки, чтобы хоть немного организовать проживание здесь. Несмотря на то, что провести на базе ребятам требовалось несколько суток, это не должно было превратиться в сущий кошмар. Требовалась хотя бы самая простая система, способная поддерживать порядок и обеспечивать человеческие условия.
  Кристин перекроила несколько помещений зоны отдыха, сделав уборные ничем не отличавшиеся от земных. Материал базы обладал рядом преимуществ перед земными строительными материалами, позволяя по своему вкусу и желанию перестаивать всю конструкцию. Фактически его возможности по планировке упирались только в количество материала. Несколько человек прошли через генный вариатор и получили возможность пользоваться некоторыми приборами базы. Ограничения накладывались лишь на использование компьютера и космических кораблей, мы не хотели, чтобы над Землей неожиданно возникли НЛО с земными пассажирами. Правда, ограничение на использование кораблей носило временный характер, на тот случай, если с нами что-нибудь случиться. Оно полностью снималось спустя трое суток после нашего отлета, и ребята могли вернуться домой самостоятельно. Кристин заложила в автопилот всех кораблей подробный план полета. Корабли должны были доставить всех подростков на Землю, перевозя их небольшими группами.
  Учить создавать еду не стали, слишком хлопотно, к тому же модулятор обеспечивал всеми необходимыми веществами, а значит, истощение им не грозило. Водой Кристин обеспечила сполна, она изготовила большую бочку, вместимостью на тысячу литров, с несколькими кранами в нижней ее части. Бочка соединялась с атомным деструктором, и как только уровень воды в ней падал, запускался синтез воды, пополняющий ее запас в бочке.
  Но больше всего меня радовало то, что Кристин не тронула мою систему часов и схему отдыха. Несмотря на то, что я сам видел ее корявость и нелепость, она мне все равно нравилась, ведь я изготовил ее самостоятельно.
  В общем, кое-как организовав быт на базе, мы отправлялись брать под наш полный контроль Землю. Кристин связалась с земными постами и сообщила, что сменился график дежурств, указала новое время смены постов. Таким образом, на Землю мы отправлялись вновь под видом сменщиков.
  Мы уже сидели в коконообразных креслах корабля, когда в ангар пришла Сьюзан.
  "Возьмите меня с собой. Пожалуйста!" - попросила она.
  "Мы не можем", - ответил я.
  "Все будет хорошо. Не переживай. Мы скоро вернемся и отвезем вас домой. Если, что-то понадобиться обращайтесь к Гансу, он поможет. Он обещал. Увидимся", - сказала Кристин.
  -Не знаю почему ты так доверяешь Гансу, а вдруг он завладеет чьим-нибудь сознанием и вернет базу в свои руки, - сказал я.
  -Как? Я ведь раздала блокаторы.
  -Ты раздала только нескольким, только тем, что прошли через генный вариатор. А остальные перед ним беззащитны. Надо было все-таки запереть его.
  -Что он может сделать с такой толпой?
  -Да ему и не надо ничего с толпой делать. Достаточно завладеть тем, кто имеет разрешение на генетическом уровне, а дольше как по маслу...
  -Ничего дальше не будет, компьютером управлять никто не может.
  -Кристи, Ганс ведь не глупее тех, что находились в корабле, и он вполне в состоянии найти способ вернуть себе управление всем. Я думаю, для начала он захватит кого-нибудь с разблокированным генетическим кодом и с помощью него избавиться от своего генетического запрета.
  -Он не будет ничего такого делать. Я ему верю.
  -А я нет.
  -Мы не будем запирать Ганса. Все точка. Полетели уже.
  В этот раз я был главным. Кристин не особо сопротивлялась, когда я решил вести корабль. А чему тут сопротивляться, в мою задачу только и входило, что дать команду доставить нас в нужную точку по заранее подготовленному маршруту.
  Транспортная платформа понесла корабль к шлюзовому отсеку. В ангаре стояла Сьюзан - девочка с розовыми волосами. Стояла и печально провожала взглядом, поднимающийся корабль.
  
  
   Глава 3
  Земля
  
  Корабль вышел из подпространства над поверхностью бушующего океана, вблизи бермудских островов. Атлантический океан - второй по площади, океан Земли после Тихого. И не самый бурный из всех, но сейчас он демонстрировал свои возможности в полной мере. Водная поверхность ходила ходуном, образуя десятиметровые волны. Колыхающийся океан занимал весь кругозор, лишь вдалеке у самого горизонта, чуть выступали контуры островов, практически не различимые на фоне неспокойной воды. Небо заволокло тяжелыми свинцовыми тучами, готовыми вот-вот разродиться потоками воды, отчего, несмотря на дневное время суток, снаружи корабля было сумрачно. Тучи так низко висели над поверхностью воды, что казалось если немного, совсем чуть-чуть подняться выше, то можно будет окунуться в эту мокрую серую вату. Где-то на горизонте периодически сверкали молнии на короткий миг, освещая поверхность океана. Появились первые капли дождя. Они не долетали до поверхности корабля, разбиваясь в брызги на некотором расстоянии от обшивки, в пределах защитного поля, а затем вновь, собираясь в капельки, скатывались по нему и падали вниз. Скоро редкие капли дождя обрушились сплошной водной стеной. Поверхность океана запузырилась от крупных капель и вроде бы даже стала спокойней, несмотря на то, что ветер усилился. Стало совсем темно, а океан наоборот посветлел, стал молочного цвета. Видимость нулевая, струящаяся с неба вода не позволяла уже видеть ничего ближе нескольких метров.
  -Ныряем? - спросил я.
  -Конечно, - ответила Кристин.
  Корабль замер, перевернулся на девяносто градусов и вошел в воду, словно ее вовсе не было. В его передвижении ничего не изменилось, он не ощущал никакого сопротивления со стороны воды, скользя в ней, как в вакууме, раздвигая водную толщу силовыми полями.
  Зато ощутимо изменилось наружное восприятие. Несмотря на сильное волнение поверхности океана, под водой он спокоен. Нет ничего, чтобы отражало его бурный нрав уже буквально в нескольких метрах под его поверхностью. Здесь темно и сыро, и лишь слабое глубинное течение слоев воды, нарушает спокойствие. Внутри он кажется безмятежным, живущим по своим законам, совершенно отдельным миром. Словно не имеющим никакого отношения к миру вне его границ. Как будто совсем не связан с внешним миром и его обитателями. Но это только кажущее явление, которое постепенно исчезает по мере знакомства с ним. Этот обособленный мир не оделим от планеты, так же как планета неотделима от Солнца.
  Темно. Видимости нет.
  -Леш, включи наружное освещение, - попросила Кристин.
  Я включил, но ничего не поменялось. Все так же темно.
  -Ты не то включил, надо видимый свет, а не инфракрасный, - сказала Кристин.
  -Давай сама, - сказал я, давая ей возможность приобщиться к управлению кораблем.
  Но все равно я главный. Я-корабль, а Кристин, словно его придаток, получивший возможность нажать на нужную кнопку.
  -Вот и все, - сказала она.
  Я понял, свою ошибку. Свет-то я тоже включил, только использовал инфракрасную часть спектра, вместо видимой.
  -Гы, - произнес я, стараясь скрыть свой позор под кривой усмешкой.
  Наверно вышло очень забавно, потому что Кристин зашлась истерическим смехом. А я смотрел на нее, и мне самому хотелось смеяться, просто так за компанию.
  Свет пробил толщу воды на несколько десятков метров вокруг корабля. Стайки мелких рыбешек бросились в рассыпную. Пустота. Лишь планктон бликует в световых лучах, кружась вокруг корабля, словно снежинки. Изредка какая-нибудь любопытная рыбешка покрупнее высунется в освещенную зону, но ничего для себя там не обнаружив, тут же скроется в темной толще воды.
  Мы медленно погружались в глубь. Форсировать события не хотелось, мы впервые видели океан, а заглянуть в его глубины даже не мечтали. А тут выпала такая возможность, конечно, нам было интересно. Мы столько времени уже живем на нашей планете и так мало про нее знаем.
  Вскоре планктон пропал, а за ним и остальная редкая живность.
  -Я думала будет красиво и интересно, - с сожалением сказала Кристин.
  -М-может еще будет. Вот приблизимся ко дну, там наверняка должны быть какие-нибудь глубинные рыбы или иные морские твари. А вообще погода подвела и место для экскурсии немножко не то. Вот если погрузиться где-нибудь в близи рифа, то там будет полно живности и очень красиво.
  -Вот бы посмотреть. Да?
  -Ага. Я вообще очень хочу поплавать с аквалангом в Красном море. Вот там очень красиво, а живности столько вообще наверно нигде нет. Очень красочный мир, с такими же красивыми обитателями.
  -А ты на море раньше был?
  -Да. Когда был маленький, мы ездили с родителями на Средиземное море отдыхать. Но это было очень давно и я почти ничего не помню. Да и помнить наверно нечего. Так провели отпуск на пляже, поплавал немного у берега с маской. В нем живности почти нет, ну по-крайней мере в районе пляжа не было. Видел лишь парочку маленьких рыб, похожих на сельдь. Пробовал нырнуть за ними, но до дна достать очень сложно, даже если глубина всего пару метров, соленая вода плотнее пресной и тебя сразу же выбрасывает вверх, на поверхность.
  -Нужно с утяжелением нырять, чтоб не выбрасывало.
  Я улыбнулся.
  -А я вообще нигде не была, - грустно произнесла Кристин.
  -Еще успеешь. Какие твои годы.
  -Да. Я обязательно везде побываю. Объезжу планету вдоль и поперек.
  -Ну, ты уже и так побывала там, где многим даже и не снилось.
  -Это ты про Луну, что ли?
  -Про Луну и про Марс, а теперь еще в центре Земли побываешь.
  -Ну, это не то. Я ведь не смогу пойти погулять по земному ядру.
  -Погулять? - усмехнулся я.- Ты не то чтоб погулять, ты даже поглазеть на него не сможешь, там ведь температура в пять тысяч градусов и огромное давление, такое большое, что даже водород становиться твердым, металлизируется. Но зато сможешь написать прямо на пульте управления крупными буквами: Здесь был Вася.
  -Вася?
  -Тьфу. Здесь была Кристин.
  Она засияла, словно и впрямь собралась написать всем знакомые слова.
  Совершенно неожиданно лучи света высветили светло коричневое океанское дно. Оно пустынно. Лишь местами, в близи темной скальной породы, нам попадалась какая-то растительность, какие-то бурые водоросли и коричневые кольчатые трубки. Только однажды, подняв муть, со дна океаны сорвался кто-то плоский темно серого цвета.
  Мы вздрогнули от неожиданности.
  -Это скат? - спросила Кристин.
  -Возможно. А может палтус или камбала, или еще кто-то.
  -А я думаю, что скат, - заявила Кристин, после небольшой паузы.
  -Пусть будет скат, - согласился я.
  Дно изменилось. Теперь мы двигались над темной скальной породой. Пришлось немного всплыть, чтобы не задевать днищем там и сям разбросанные скальные выступы. Впереди показался цилиндрический столп, заметно приподнятый над всей поверхностью дна.
  -Посадочная площадка, - сообщила Кристин.
  Корабль завис над торцом цилиндрического выступа. Его плоская поверхность была идеально ровной, словно только что отшлифованной.
  -Надо в центр круга садиться, - сказала Кристин.
  -Я знаю. Просто осматриваюсь.
  Я сместил корабль к центру торца цилиндра, и Кристин связалась с постом, сообщив о прибытии. Корабль захватило силовое поле, намертво зафиксировав его в метре от площадки. Центральная часть круглой площадки стала опускаться вниз. Мы словно погружались внутрь гигантской трубы. На время, зависнув внутри трубы, для откачки воды и доведения давления воздуха до параметров базы, мы опустились в ангар, в котором находилось еще два корабля. Процесс занял около получаса времени, база располагалась на километровой глубине под океанским дном.
  Нас никто не встречал.
  -Не нравиться мне это, - сказал я. - Будь готова включить режим мерцания.
  -Надо только выпить сначала лекарство, а то потом уже не будет возможности, - сказала Кристин.
  Мы учли свою недавнию ошибку с гуманоидами, запертыми в корабле, и приняли их способ миновать силовое поле себе на вооружение. Но действовать надо очень быстро, несмотря на специальное вещество, частично снимающее эффекты скачков в подпространство, долго в таком режиме находиться невозможно. Все равно постепенно самочувствие ухудшается, и организм начинает сдавать, да и энергия костюма быстро иссякала. Время нахождения в таком режиме не велико. У нас было не более десяти минут и желательно не приближаться к этой красной границе временного интервала, и тем более не превышать ее. В близи этой границы ты уже не в состоянии здраво мыслить и контролировать свое тело, а значит толку от твоих действий нет.
  Я выпил противную оранжевую жидкость, горьковатого вкуса, с резким вонючим запахом тухловатых яиц.
  Меня передернуло.
  -Да меня скорее от этой гадости вывернет наружу, чем от перемещения, - сказал я.
  -Не так уж и плохо, - сказала Кристин, лишь слегка поморщившись. - Надо просто приглушать вкусовые и осязательные рецепторы, тогда практически ничего не ощущается.
  -Такое приглушить невозможно, - вставил я.
  Помимо мерцающего режима, мы добавили в костюм возможность инъекции в организм стимулятора. Специальной состав вещества временно увеличивал некоторые возможности организма. Это своеобразный допинг позволяющий увеличить силу и выносливость, а также быстроту реакции и скоростные возможности организма. Действовал препарат около пятнадцати минут и при этом сильно истощал организм, даже если не велось никаких активных действий.
  Я вспомнил, как Кристин обозвала стимулятор - быстрин, и улыбнулся. Если следовать ее аналогии, то горькую оранжевую жидкость с тухлым запахом можно было с легкостью назвать - мерцин или противомерцин.
  -Чего завис? - спросила Кристин, прервав мою абстракцию.
  -Просто задумался. Начнем?
  -Тебя только ждем, - ответила она.
  Мы опустили трап и покинули корабль в режиме стелс.
  Прямоугольный ангар, примерно на треть меньше чем на лунной базе, гулко озвучивал наши шаги по его белому полу. Пока никакой реакции. Мы остановились около шлюзового отсека.
  -Встань к стенке, буду стрелять, - сказал я.
  -Может попробовать перескочить ее. Прыгнуть в подпространство, а выйти с другой стороны, - с сомнением сказала Кристин.
  -Нет. Будем стрелять. Вдруг выйдем из подпространства внутри двери, да и кто знает возможно ли вообще прыгнуть сквозь материальное тело. Дверь ведь обладает массой, а значить создает гравитационное поле.
  -Я готова, - сказала Кристин.
  -Ты достаточно отошла от двери?... Будет сильный взрыв.
  -Я далеко, - ответила она.
  -Прижмись к самой стенке, - сказал я. Видеть ее я не мог, поэтому не знал где именно она находиться и боялся, как бы ее не зацепило.
  -Уже.
  Я встал под небольшим углом к двери, отойдя не много к центру ангара и выстрелил, используя среднею величину заряда аннигиляционной турели. Сверкнуло. Меня немного качнуло и обдало волной горячего воздуха. В двери образовалась полутора метровая овальная дырка, вытянутая в горизонтальном направлении, следствие того, что стрелял я под углом. С оплавленных краев тянулись нитевидные струйки твердеющего вещества двери. Я поставил заряд на максимум и, расположившись на одной линии с отверстием, выстрелил через него в глубь шлюза во вторую дверь и сразу же отскочил в сторону. Громыхнуло - мама не горюй. Здание вздрогнуло. Из шлюзового отсека вырвалась струя пламени, вынося остатки первой двери. Дверь распалась на два осколка и протаранила один из кораблей, глубоко врезавшись в его нутро.
  -Проход свободен, - сказал я, очень довольный таким пиротехническим шоу.
  -Зачем так сильно. С ума сошел? У меня такой звон в ушах стоит, - отозвалась Кристин.
  -Ладно, не звени. Пойдем колокольчик.
  По другую сторону шлюза уже стояли двое миомпов, что-то обсуждая. Я дважды выстелил из глюкера, почти синхронно тела рухнули на пол. Пройдя через шлюз, я оказался в круглом зале с куполообразным потолком, точь-в-точь как на Луне.
  -Надо было одного оставить. Куда теперь нам идти? - раздался голос Кристин.
  -Я как-то не подумал, - признался я.
  План комплекса конечно у нас был, только вот где кто находиться мы не знали. Помещений не так уж много. Прямо напротив дверей шлюза, в диаметрально противоположном конце круглого зала находилось помещение с телепортом в комнату управления земным ядром, расположенную непосредственно в самом ядре. С правой стороны от входа - комната связи с компьютером и пятиугольная мини лаборатория. Слева - пять комнат с модуляторами.
  Дверь лаборатории открылась, и из нее вышли еще двое миомпов.
  -Хватай одного, - сказал я Кристин, имея в виду захват разума.
  Миомпы заметили лежащие тела и встали как вкопанные, озираясь по сторонам.
  -У них блокаторы, - сообщила Кристин, рядом с миомпами что-то дважды сверкнуло. - И защитное поле, глюкер не берет. Надо дей...
  Связь пропала, меня захватил силовой кокон, и я перешел в режим мерцания. Двигаться было очень тяжело, словно я шел по дну водоема. С ориентацией тоже не очень, картинка постоянно скачет то, исчезая, а то, вновь появляясь, как будто я попал на дискотеку с включенным стробоскопом. Кристин тоже перешла в режим мерцания, правда в поле моего зрения она попадала очень редко, частоты мерцания немного не совпадали, и, кажется, был еще начальный фазовый сдвиг.
  Кристин двигалась к комнате связи с компьютером. Я направился к двум миомпам, все еще стоящим неподвижно около двери в лабораторию. Видимо поняв мои намеренья, они поспешили, скрыться внутри. Я был слишком медлителен, догнать их не было возможности, и я выстрелил из аннигилятора в того, кто был ближе ко мне, поставив на минимум величину заряда. Но его, как и товарища, лишь слегка отбросило в сторону, повалив на пол. Защитное поле, не дало причинить им вред, а поставить заряд мощнее я не мог, боялся, что может затронуть Кристин.
  С левой стороны из помещений с модуляторами показалось еще двое миомпов.
  -Мы с Тамарой ходим парой, - продекларировал я, стреляя в них из аннигилятора, поставив заряд на максимум.
  Расстояние до них приличное, и меня с Кристи не должно задеть. Но почему они всегда по двое?
  Стрелял я вовсе не в них, а в стену между ними, рассчитывая на ударную волну при взрыве. Благо находились они не далеко друг от друга. Расчет оправдался, и их отбросило в разные стороны, видимых повреждений вроде нет, но миомпы лежали без движения.
  Кристин почти добралась до комнаты, но ее стремительно настигали первые двое миомпов из лаборатории. Мне ни за что не успеть, а ее вот-вот схватят. И я дал команду костюму на скачок вперед. Не знаю, что произошло, но я на миг оказался в воде океана, а затем последовал еще скачок, и я возник прямо перед миомпом. Мне даже не пришлось его бить, он сам налетел на мой кулак и упал на спину. И тут же меня прижало к полу. Уровень гравитации увеличился в десятки раз. Гравитационное поле костюма не помогло, оно не обладало достаточной мощностью, чтобы противостоять такому натиску, как не помог и вколотый допинг, мне лишь стало немного легче, но встать я был не в состоянии. Тела миомпов вдавило в пол под собственным весом, расплющив их словно многотонным прессом. По полу тонким слоем вишневого цвета, растеклась кашеобразная жидкость. Значит все-таки, генератор гравитации не был бесполезен, не будь его, я бы тоже превратился в лужицу на полу, - думал я.
  "Ст..ел.яй", - прозвучало в голове.
  "Куда?" - послал я в ответ.
  "Пот...ок".
  "Скажи еще раз", - не понял я.
  "...лок"
  Наверно, потолок - решил я. Из-за режима мерцания, я не мог уловить слова целиком. Да и стрелять, кроме как в потолок больше никуда не мог. Я лежал на спине и не мог изменить положения своего тела. Выстрелил в потолок, под максимально возможным углом, чтобы обломки не посыпались на меня.
  "Е...е... Ст...ел...яй"
  "Еще?" - спросил я.
  "Дааа".
  Я выстрелил еще два раза и заметил, что энергии практически нет.
  "Еще", - попросила Кристин.
  "Не могу. Энергии нет"
  "Откл...чи режим мерца...ия и стреляй", - я стал слышать ее более отчетливо.
  "А силовое поле?"
  "Его нет. Только защитное и гравитац...онное не отключай, а то раздави...".
  Я отключил режим мерцания и выстрелил в потолок еще четыре раза, покрывая его огромными дырами.
  "Больше не могу, и костюм долго не протянет, скоро поля отключатся сами", - сказал я
  "Пока хватит", - совершенно четко ответила она и добавила, - "Держись".
  И в этот же миг она возникла лежа на мне сверху.
  "Ты что творишь. Ты меня сейчас раздавишь. Ты наверно несколько тонн весишь"
  "Не ной".
  "Я тебя даже через защитное поле чувствую"
  Кристин что-то сделала с настройками моего костюма, а затем включила режим мерцания. И я тоже замерцал. Мы мерцали как единое целое, используя энергию ее источника питания. Затем она перенесла нас в область зала под дырчатым потолком, сделав большой скачок в подпространство. Гравитация здесь оказалась значительно меньше, хотя и намного выше нормы.
  -Слезь с меня, - сказал я, но она не отреагировала.
  "Слезь с меня", - повторил я, используя телепатию.
  "Подожди. Надо поля разъединить".
  Мы поднялись на ноги. Уровень гравитации не более двух g. Хоть и тяжеловато, но ходить можно.
  "Почему связь не работает, раз силовых полей нет?" - спросил я.
  "Не знаю. Дай мне аннигилятор", - сказала она.
  "Зачем?"
  "Сделаю дорожку к ангару. У тебя ведь энергии не осталось, а у меня как раз на несколько выстрелов хватит".
  Я принялся отсоединять турель с плеча, но Кристин прервала меня:
  "Подожди лучше я сама. Надо вновь объединить поля костюмов, иначе она грохнется на пол. С наружи намного больше, чем пара g, мы можем стоять только благодаря генераторам гравитации костюмов".
  Она вновь что-то изменила в настройках костюмов, и, забрав турель, вернула в исходное состояние. Затем, стреляя в пол, прочертила дорожку до ангара.
  "А как через ангар? Энергии хватит?" - поинтересовался я.
  "Увидишь. Пошли остыло", - сказала Кристин, очевидно имея в виду оплавленные края дырок в полу.
  Мы прошли по дорожке и оказались у входа в ангар. Кристин сделал три выстрела в пол между нами и кораблем.
  "Главное не промахнуться", - сказала она.
  Мы вновь объединились и, скакнув в подпространство, оказались на полпути к кораблю. Она сделала еще один выстрел в пол, прямо под днище корабля, там, где нас мог забрать гравитационный луч.
  "А корабль нельзя подвести к нам?" - спросил я.
  "Нет. Последний скачок. Готов?"
  "А расширить проплешину нельзя? Вдруг промахнемся"
  "Не чем. Если стрельну еще раз, не будет энергии для перемещения"
  "Ладно, пробуем".
  Видимо Кристин перед скачком в подпространство активировала гравитационный луч, потому что, скакнув, мы оказались внутри него и переместились на корабль.
  -Еле живы остались, а как ты догадалась стрелять в потолок? - спросил я.
  -Догадалась и все. Правда я думала, что искусственная гравитация вообще отключится, а получилось только внести локальные нарушения, немного ослабить ее. В здание она ведь однородна и генерируется между полом и потолком, а значит, повредив что-то одно, можно ее отключить.
  -А почему нельзя менять ее локально? Ну, например в одной комнате одна, а в другой уже другая.
  -Не знаю. Параметры гравитации едины для всего здания, в прочем, как и температура, содержание кислорода и еще много чего.
  -Крутую ловушку они нам устроили. Башковитые ведь. Каждый раз новый фокус. Хорошо, что на корабль не действует, а то осталась бы от нас мокрая лужица.
  -На корабль тоже действует, только он справляется с ней, держа внутри запрограммированный ранее уровень гравитации. И вовсе это не ловушка, это была крайняя мера. Тот, кто управлял компьютером понял, что мы скоро ворвемся к нему и что шансов у них нет, пошел на такой ход, стараясь защитить станцию.
  -Думаешь, они погибли?
  -Конечно, на них ведь не было СТУКСОВ. Это благодаря им мы столько продержались, а ведь еще немного и тоже бы превратились в лужицы.
  -Что же их защищало, когда мы по ним стреляли?
  -Не знаю. Какой-нибудь портативный маломощный генератор, встроенный в субик.
  -Улететь то мы сможем? - спросил я.
  -Какой еще улететь? - удивилась она. - Мы еще не закончили. Надо захватить пульт управления ядром, там, кстати, должна быть дежурная смена.
  -Как? Мы ведь даже не можем выйти с корабля.
  -Почему не можем? Мы же сюда пришли. Надо только, восполнить энергию и тем же способом пойти захватить компьютер, а затем изменить параметры гравитации.
  -Хоп-хоп и в дамках. Лихо у тебя выходит.
  -Это ты чего-то опять тупишь. Быстрин сожрал, что ли?
  -Как ты догадалась?
  -Вижу, у тебя зрачки расширены. Хоть помогло?
  -Не знаю. Интересно они успели подать сигнал другим?
  -Не думаю. В ядро они точно не могли отправить ничего, единственная связь с ним это телепорт. А на Марс бесполезно отсылать послание, он уже наш.
  -А другие земные посты? - не отставал я, уж больно логично она рассуждала.
  -Там ведь только на одном базируются пришельцы. На том, что в Марианской расщелине. Остальные двенадцать - просто контрольные точки. Их периодически навещают, снимаю показания и все. Да, и если подавать сигнал, то тогда уж на основную базу. На Марс.
  -Ну, мы это выясним, когда захватим компьютер.
  -Если там есть сведения.
  Восполнив энергию, мы продолбили себе аннигиляционной турелью дорожку к компьютеру. Здание уже успело заделать, залечить бреши, которые мы нанесли до этого.
  -Кристин, а ты не боялась, что потолок может рухнуть? - спросил я, стреляя из аннигилятора.
  -Нет. Он не может рухнуть. Снаружи свод защищает поле, даже снеси мы все здание, здесь все равно была бы полость, образованная несколькими слоями различных полей.
  -Круто. Почему я этого не знаю?
  -Потому что ты плохо делал домашнее задание, - съехидничала Кристин.
  Я обстрелял потолок в комнате связи с компьютером, и Кристин быстро привела все параметры в норму, не обращая внимания на мокрую кушетку и останки скинутые на пол. Кажется, судя по объему останки неоспа.
  -Было одно сообщение о нападение, его послали на марсианскую базу, - сообщила она.
  -Здорово. Может отдохнем немного перед захватом главного объекта?
  -Никакого отдыха, окно телепорта будет открыто через пятнадцать минут, если не пройдем сейчас, придется ждать сутки. А ждать нельзя, у них ведь пересменок.
  -А их там много.
  -Нет, всего двое.
  -Хоть это радует.
  Я чувствовал себя очень уставшим. Несмотря на мышечный каркас костюма, моим мышцам пришлось сильно потрудиться. Расхаживать при повышенной гравитации не простое дело. Шутка ли, даже при работающем генераторе гравитации костюма, нам приходилось перемещаться при гравитации близкой к силе тяжести на самой большой планете Солнечной системы. Мы словно побродили по несуществующей поверхности Юпитера, по-крайней мере ощутили, каково это, будь она у этого газового гиганта. Больше всего болели шейные мышцы и мышцы спины, которые удерживали вертикальное положение тела. Ноги, конечно тоже, испытали приличную нагрузку, но боли в них не ощущалось, лишь сильная усталость, делающая их ватными.
  Центр управления ядром, находился в самом его центре, защищенный от внешних условий десятком различных полей, которые слой за слоем окутывали внутреннее сферическое помещение с пультом управления. Все поля имели строгую сферическую конфигурацию и выполняли только одну конкретную функцию. Одни боролись с радиацией, другие с давлением, третьи с температурой, даже существовало гравитационное поле, имитирующее уровень гравитации, который оказывал бы объем комнаты управления, будь он заполнен плотной плазмой ядра, чтобы не допускать ни малейшего нарушения градиента гравитационного поля вдоль радиуса ядра. Вся энергия необходимая для питания полей поступала непосредственно из самого ядра, преобразовываясь в тех же полях, образуя замкнутый цикл.
  Мы стояли в комнате телепорта, в ожидании канала связи. Телепорт к ядру существенно отличался от марсианских, как с виду, так и функционально. У телепортов марсианской базы и вида как токового не было, лишь обозначения зоны телепортации на полу. А здешний телепорт походил на арочные ворота свинцового цвета, высотой около трех метров и около двух в поперечнике. Во внутренней области арки имелся круг, чуть приподнятый над полом, а немного приглядевшись можно было различить еще один круг, только внешний на который опиралась арка. Арочные ворота сильно смахивали на двузубую вилку, воткнутую во внешний круг, словно нанизав на себя внутренний, как будто промахнувшись и не попав в него своими плоскими, шириной в тридцать сантиметров, зубьями. В глаза бросалось и то, что арка не была монолитна, она состояла из прямоугольных кирпичиков, между которыми находился тонкий серебристый слой. Очень напоминало земную кирпичную кладку, только вместо кирпичей, какие-то свинцовые блоки, а вместо цементного раствора, какой-то металл. Конечно, такое внешнее отличие было тесно связано с функциональными требованиями к телепорту. Во-первых, расстояние переноса между марсианскими телепортами и этим отличалось в тысячи раз. Мы находились в земной коре, на глубине около пяти километров - глубина океана плюс еще километр под его дном. Земной радиус в среднем составляет 6375 км и минусовав от его значения всего пять километров, мы совсем не меняем порядок величин. Во-вторых, скорость движения земной коры и скорость вращения ядра различны, даже если считать земную кору неподвижной, то от вращения ядра никуда не уйти. А это значит, что телепортироваться приходится на движущийся объект. В-третьих, телепортироваться нужно через толщу материи, да еще и со сменными параметрами, плюс ко всему поля комнаты управления.
  Не много оценив, сложность такого перемещения, я сказал:
  -Теперь понятно, почему они используют для перемещения корабли, а не телепортируются сразу с планеты на планету.
  -Почему? - спросила Кристин и тем самым поставила меня в трудное положение, потому что я не знал как объяснить.
  -Потому что это сложно или наверно даже невозможно осуществить. Расстояния слишком большие, плюс все находиться в динамике, - сказал я.
  -Так почему? Я не понимаю, - не отставала Кристин.
  -Я не знаю, как объяснить. Я и сам толком не понимаю механизма перемещения.
  -Ну ты сказал: Понятно.
  -Забей. Не бери в голову. Лучше скажи мне почему, когда я сделал большой прыжок в подпространство, мне на миг показалось, что я нахожусь в океане?
  -Это когда было?
  -Перед тем, как увеличилась гравитация. Тебя догонял миомп, а я хотел помешать ему мм... мне пришлось сделать скачок на несколько метров.
  -В океане? Ты вроде на полу был.
  -Нет. Я лишь на одно мгновение оказался в океане, а затем раздался еще скачок, и я оказался в нужном месте.
  -Ну, тогда тебе крупно повезло, что ты оказался в океане. А ведь мог оказаться, где угодно, например, в толще земной коры, в магме или вообще за приделами Земли, например на Солнце.
  -Мне не интересно, где я мог оказаться. Я спросил почему? Ведь я прыгал в конкретную точку пространства, а оказался совершенно в другой.
  -Да, все просто. Ты не правильно рассчитал вектор скачка, не учел влияние объектов, их...
  -Подожди, я вообще ничего не рассчитывал. Я дал команду костюму.
  -Значит костюм неправильно рассчитал, а может разбил скачок на два этапа. Правда, не знаю почему. Главное, что это ошибка и лучше ее не повторять. Это очень рискованный способ перемещения. Мы не можем учитывать все необходимые параметры для расчета вектора, мы просто не можем их получить.
  -А как же ты перемещала нас?
  -Рисковала. Очень рисковала, но у нас не было выбора. Если б знала другой способ, то конечно сначала попробовала бы его.
  -М-да. А как насчет силового поля? Почему оно вдруг оказалось отключенным?
  -По-моему, все просто. Толку от него не было, оно ведь не могло захватить нас и его отключили, чтобы не тратить зря энергию, которую почти всю влили в гравитацию.
  -Всю?
  -Ту, что мог выдавать генератор. Думаю, что примерно 97% процентов от всей его мощности шло на генерацию гравитационного поля.
  -И сколько получилось? Я имею в виду, сколько g составляла напряженность гравитационного поля? Уровень гравитации, который удалось достичь.
  -Не знаю. Много. Там не линейная зависимость. С увеличением гравитации необходимая энергия для ее создания очень быстро растет.
  -Много это не ответ хотелось бы знать порядок.
  -Я ведь сказала, что не знаю. Кажется, началось.
  Внутренний круг, словно большая кнопка, погрузился вниз, выходя на один уровень с полом и внешним кругом. Затем внешний круг вместе с аркой стал поворачиваться, постепенно набирая скорость. Сделав полный оборот, арка с кругом уже обладали приличной угловой скоростью вращения, темп роста которой увеличился еще. И далее с каждым новым оборотом этой системы, увеличивалась не только скорость вращения, но и ускорение, которое как бы совершило скачок вверх в момент совпадения с первоначальным положением арки, в момент пересечения с нулевой отметкой. В скорее воздух загудел от быстрого вращения, появились потоки воздуха, словно от работающего вентилятора. Я перестал различать очертания арки, она так быстро меняла свое положение, что отдельные фазы ее поворота теперь сливались в единое овальное пятно свинцового цвета, словно обрубленного в нижней части у пола. Вращающаяся конструкция стала походить на половинку сфероида, вытянутого вверх.
  -Долго еще? - спросил я, но даже сам не услышал своего голоса.
  Гул был слишком сильный, как и ветер. Приходилось сильно щуриться, чтобы хоть что-то видеть, иначе ветер сильно раздувал глаза, вызывая обильные слезы. Я посмотрел на Кристин, ее волосы развивались, словно флаг на ветру.
  "Долго еще?" - спросил я, переходя на телепатию.
  "Не знаю. Наверно нет. Телепортационное окно открывается всего на три минуты".
  "А мы успеем вернуться назад?"
  "Вообще успели бы наверно, но мы назад пойдем другим путем. В ядро ведут два телепорта, второй находиться на базе в Марианской расщелине. Дело в том, что следующая смена будет меняться через десять часов, когда будет возможно открыть канал телепортации между Марианской впадиной и ядром. То есть следующая смена должна заступать из другой точки планеты".
  "Зачем такая сложность? Что не достаточно одной точки?"
  "Не сложность, просто подстраховка. Чтобы к ядру и обратно можно было попасть не одним путем. Так на всякий случай".
  "Будем торчать там десять часов?"
  "Ага".
  "Знаешь, а так наверно даже лучше. Так мы вообще без проблем попадем на вторую базу".
  "Я и говорю. К тому же, если их смена появится в ядре, а там никого - это сразу даст им понять, что что-то не так".
  "Не преувеличивай. За десять часов мы бы успели захватить не одну базу, если конечно не возникло бы осложнений".
  "Наверно. Но все равно так лучше и проще".
  "Согл...".
  Внезапно арка встала как в копанная, мгновенно сменив безумное вращение на полную не подвижность. Внутренняя часть арочного пространства теперь не была сквозным проходом через арку, ее заполняла какая-то голубоватая жидкость.
  -Портал открыт, пойдем, - сказала Кристин.
  -В эту жидкость? - спросил я.
  -Это не жидкость, это канал связи. Просто так кажется. Это влияние пространства.
  -Включи стелс и пойдем, - сказал я, переходя в невидимый режим.
  Я подошел и потрогал канал телепортации, по гладкой голубой поверхности жидкости побежали волнистые круги, как от камня брошенного в воду. Я убрал руку, но жидкость, словно не хотела отпускать мою руку и тянулась какое-то время следом за ней.
  -Чего встал, время то идет? - послышался голос Кристин.
  -Иду, - ответил я, шагнув в голубую материю телепортационного канала.
  Коснувшись голубой поверхности мое лицо тут же оказалось по другую сторону телепорта. Словно неизвестная материя вовсе не обладала никакой толщиной, хотя снаружи казалась довольно объемной. Я на мгновение завис между двумя точками пространства, одна моя часть уже находилась в сферической комнате управления ядром, а другая в шести тысячах километрах от нее. Двое миомпов стояли напротив телепорта, ожидая прибытия смены и своего перехода. Тут меня, что-то толкнуло в спину, наверно Кристин пихнула, ускорив мою нерешительность. Я влетел в комнату управления, стреляя из заранее приготовленного глюкера в миомпов. Несмотря на значительное расстояние никакого ощущения перемещения не возникло, за исключением небольшой тошноты и головокружения, обычных свидетельств скачка в подпространство. Миомпы осели на пол. Я обернулся. По голубой поверхности шла рябь. Внезапно ее поверхность исказилась, вытягиваясь наружу, приобретая очертания человеческого тела, и снова вернулась в плоское состояние, покрытое концентрическими кругами. Рядом со мной возникла Кристин, отключив режим стелс.
  -Ты где? - спросила она.
  -Здесь, - сказал я, ущипнув ее.
  Кристин подпрыгнула от неожиданности, и я отключил режим невидимости.
  Мы находились в одном из полушарий сферической комнаты, разделенной на два полушария сечением большого круга, выполняющего функцию пола. Полный диаметр сферы был около пятидесяти метров. Телепорт находился в самом центре, а по всему кругу сферы шла одна большая панель управления. На панели мерцали тысячи огоньков, были какие-то кнопки, причудливые рычаги. Два коконообразных кресла стояли рядом друг с другом перед наклоненной к ним панелью управления.
  -Прям как на атомной станции, - сказал я.
  -Ты был на атомной станции? - спросила Кристин.
  -Да. Ездил на экскурсию от университета. Атомная станция в Сосновом Бору. Не слышала?
  -Конечно, нет. Что, так похоже?
  -Нет. Просто ее пульт управления тоже содержит целую кучу кнопок и лампочек. А что во втором полушарие сферы? Комната ведь должна быть сферическая, а неполусферическая. Туда можно попасть?
  -Попасть? Нет. Это техническая часть комнаты. Туда нет входа, да и там нет свободного пространства, чтобы можно было там находиться.
  -Там находится основное оборудование что ли?
  -Ну, типа того. Только нельзя рассматривать эту сферу как отдельный объект - это лишь часть одного целого, часть ядра.
  Громко щелкнуло, раздался гул и снова возник ветер. Арка мгновенно перешла во вращение с максимальной скоростью, создав образ вытянутого вверх полусферойда. Скорость вращения стала замедляться, и когда арка остановилась, внутренний круг вновь поднялся над поверхностью пола. Канал телепорта закрылся в строгой обратной последовательности.
  -Что будем делать? - спросил я.
  -Ждать. Хочу попробовать соединиться с пультом управления, - сказала Кристин.
  -Попробуй, только ничего не меняй. Мало ли что.
  -Сама знаю. Ты думаешь, я не понимаю серьезность этого агрегата?
  -Вовсе нет, просто подстраховываюсь. Интересно, на такой пульт всего два кресла. Они наверно могут перемещаться?
  -Конечно.
  -Я имею в виду, что сами перемещаться.
  -Само собой сами. Не будешь же бегать с креслом по такому большому кругу. Щас попробую.
  Кристин залезла в одно из кресел, и оно заскользило по окружности вдоль пульта управления.
  -Класс. Попробуй, это как на карусели.
  -Чет не хочется. Как связь, что-нибудь показывает?
  -Только одни параметры, цифры, прогнозы. Картинки нет, - с сожалением сказала Кристин.
  -Я ведь предупреждал. Какая может быть картинка, там ведь одна плазма.
  -Ну, все равно какой-нибудь образ-то можно было вывести.
  -Ты на Солнце пробовала смотреть?
  -Смотрела. Я даже очень люблю смотреть на закат или восход.
  -Нет. При закатах и восходах ты вообще не видишь прямых солнечных лучей. Когда ты смотришь на одно из этих зрелищ, Солнце уже давно зашло за горизонт, но ты видишь его еще какое-то время из-за атмосферной рефракции.
  -Нет. Ты наверно, что-то напутал. Как это не вижу, когда я вижу.
  -Мм. Ладно, забей. Ты в полдень на Солнце смотрела?
  -Да.
  -Яркое?
  -Да.
  -Как думаешь, что будет, если посмотреть на него в телескоп?
  -Приблизит наверно.
  -Нет. Никогда так не делай. Ослепнешь.
  -Ты к чему это все?
  -Не помню, - я совсем потерял нить разговора. - Ах, да мы ведь начали с ядра. Так вот посмотреть на ядро, все равно, что посмотреть на Солнце.
  -Вот теперь, я очень хочу посмотреть на Солнце в телескоп или хотя бы в бинокль, - сказала она, и выждав паузу, засмеялась, сказав - Да, я шучу. Это и дураку понятно, ведь даже когда просто глазами смотришь очень вредно, даже глазам больно. Я ведь не буквально хотела посмотреть, а через какой-нибудь фильтр или еще что-то ослабляющее излучение и не пускающее радиацию.
  -Дурачишься, значит. А сколько раз можно посмотреть на Солнце в телескоп?
  -Ха. Два раза. Один раз левым глазом и один раз правым. Это старо, как мир. По интересней, что-нибудь знаешь?
  -Неа.
  -Ты скучный
  -Точно. А еще я очень устал.
  Я залез во второе кресло, привел его в горизонтальное положение и спросил:
  -А будильник можешь сделать?
  -Сделать? Тут нет таких агрегатов.
  -Я не буквально. Просто хочу поспать, но боюсь, что просплю. В общем, нужен какой-то сигнал, чтобы предупредил о близости времени открытия портала. Тебе кстати тоже не мешает отдохнуть.
  -Сигнал сделаю. Это не трудно, к тому же все данные о состоянии ядра у нас есть, а значит надо просто попросить систему сообщить о приближении к окну.
  -Поспи тоже.
  -Я пока не хочу. Может позже.
  -С системой ядра ничего не случиться, когда мы уйдем отсюда?
  -А что с ней может случиться? Она на автомате.
  -Да, просто думаю, зачем же тогда они постоянно за ней следят.
  -Это началось с атлантов. Точнее после того, как они воздействовали на ядро. Раньше за системой не следили, и это кончилось плохо.
  -Но у нас то ведь нет таких технологий.
  -У атлантов тоже не было, по-крайней мере так думали сородичи Ганса. А оказалось, что есть, а может, это как-то случайно вышло или еще что-то. В общем теперь за этим постоянно следят, если что-то вдруг поменяется, они смогут быстро все вернуть к исходному состоянию.
  -А тогда почему не смогли?
  -Потому что не могли попасть на планету. Ее защищало ядро.
  -А как смогли?
  -Атланты погибли, и воздействие на ядро прекратилось, оно вернулось к исходным параметрам.
  -А почему они снова не возродили эти две цивилизации, раз они во всем нас превосходили, значит, были более перспективными, чем мы?
  -Тут другая теория замешана. Теория эволюции и доминирования. Выживают сильнейшие. Нам просто повезло. А насчет души, там абсолютно идентичные ситуации, поэтому им уже было не нужно развитие трех рас для ведения этого проекта.
  -А динозавры?
  -Это начальный этап. Генетика - сложная наука. На доведение нашей ДНК до сегодняшнего состояния ушло много времени. Ты вроде смотрел сам в компьютере?
  -Я не очень вдавался в подробности.
  -До динозавров тоже много чего было. Самое первое, что они сделали - это создали ядро, а затем уже начался путь по созданию ДНК. Длинный и трудный. Атланты и Гиперборейцы появились уже после нас, на основе нашей ДНК. Как более усовершенствованные.
  -Даже не вериться, что столько времени мог занять процесс.
  -Это по нашим меркам много, а по Вселенским это совсем ничего.
  -А почему планета? Нельзя было ограничиться лабораторией? Зачем такая сложность, ведь все можно запросто сделать в лаборатории? К чему такие масштабы?
  -Ты не понял? Вся Солнечная система это и есть лаборатория. А насчет масштабов не знаю, но опять же по меркам Вселенной это лишь малая крупица.
  -Я не понимаю.
  -А ты не пытайся понять. Их логика отлична от нашей, что разумно для них, может выглядеть совсем бредово для нас. Это как вечный спор между мужской и женской логикой, а ведь мы один вид. И все равно не понимаем друг друга.
  -Чужая логика потемки. Ладно, спи.
  -Я не собиралась. Это ты спи. Спокойной ночи или дня. В общем спокойного сна.
  -Спасибо.
  Уснул я быстро, а проснулся оттого, что очень сильно хотел в туалет. Сколько прошло времени, оценить не мог. Кристин спала, ели слышно посапывая. Самое плохое то, что сходить в туалет было некуда. Я не знал, как отреагирует система на появление жидкости, и есть ли тут система, которая уберет все, как на других объектах. Я решил, терпеть. Ждать телепортации на вторую базу. Но спустя полчаса, понял, что не дождусь. До телепортации могло быть еще много часов, мой мочевой пузырь просто мог не выдержать такой нагрузки. Уже сейчас я чувствовал, что он на пределе. Мне было тяжело двигаться, пузырь болел и сковывал мои движения. Он мог лопнуть в любой момент.
  Просто расслабься, субик все сделает, - говорил я себе, но не мог сделать это в штаны. - Давай расслабься, никто ведь не узнает.
  И еще через десять минут, я сходил по маленькому прямо под себя. Странно, но никакого дискомфорта я не ощутил, даже не почувствовал самой жидкости. Она полностью поглотилась субиком, словно ее вовсе не было. Никаких последствий не осталось, лишь угрызения совести за такой проступок. Вроде бы все нормально, но внутри себя я ощущал огромное чувство вины, как будто сделал что-то ужасное и мне очень стыдно за свой поступок.
  Немного помучавшись угрызениями совести, я задремал. В конце концов, все ведь так когда-то делали, хоть и не осознавали своих действий, будучи маленькими.
  Я подскочил от звука сирены, белоснежные стены мигали красным светом.
  -Кристи, отключи этот кошмар.
  -Это будильник, - зевая, сказала она.
  -А тебе не кажется, что ты несколько переборщила?
  -Зато очень эффектно, не проспишь.
  Звук сирены стих, стены вновь излучали мягкий белый свет.
  -Сколько у нас времени, до открытия телепортационного канала?
  -Десять минут.
  -Прошло десять часов?
  -Почти.
  -О черт. Про миомпов забыли, они должны вот-вот очнуться.
  -Очнутся, усыпим снова.
  -Лучше заранее, - сказал я, стрельнув по разу в неподвижные тела.
  -Выспался? - спросила она.
  -Не очень, - я вспомнил свой позор и поморщился.
  -Что с тобой?
  -Спал плохо. Сон плохой приснился, - соврал я.
  -Мне никогда не сняться кошмары, всегда только хорошие и очень красочные сны.
  -Везет тебе. Мне вообще редко сны сняться, очень редко. А даже если сняться то, я почти ничего не помню, когда просыпаюсь. Но зато я во сне задачки решал.
  -Как это?
  -Вот так. Сидишь бывает думаешь, ломаешь себе голову над чем-нибудь трудным, а спать ляжешь и решение само приходит.
  -Ну, сон тут не причем. Просто твой мозг зацикливается на задаче и продолжает ее решать во сне, а решение находится, потому что нет отвлекающих факторов. Мозг может лучше сосредоточиться на конкретной цели. Но на самом деле это плохо, ведь вместо отдыха он работает.
  -Я и сам знаю, как это работает.
  -Я просто подумала, что тебе надо объяснение, - Кристин сделала паузу и сказала, - я так уроки иногда учу, или стихи. Перед сном немного поучу, а утром просыпаюсь уже все зная.
  -Э, нет. Это не то. Тут совершенно другой процесс, дело в том что во сне, кажется, в фазе быстрого сна происходит перезапись памяти. Кратковременная память перезаписывается в долговременную. То, что ты запомнила перед сном находится в кратковременной памяти, а во время сна кратковременная память переходит в постоянную, просто получается, что ты не успеваешь забыть информацию в кратковременной памяти, а она уже переписана в долговременную.
  -Как это?
  -Кратковременная память - это что-то типа оперативки в компе, а долговременная - это жесткий диск. Понимаешь?
  -Не очень. Давай потом, сейчас начнется.
  -Телепорт?
  -Да.
  -Значит, смотри первым делом идем в комнату управления компьютером.
  -Нет. Первым делом усыпляем тех, кто прибудет, затем забираем их с собой, а только потом идем в комнату связи.
  -Ну, да. Я это и имел в виду.
  Кристин улыбнулась, и ее лицо скрылось под шлемом костюма. Она исчезла. Я тоже перешел в режим невидимости. Арка уже вращалась, когда я решил переместить тела миомпов, чтобы они сразу не бросались в глаза при выходе из телепорта. И только я закончил, как портал открылся, и к нам пожаловал первый гость, который тут же осел на пол.
  -Рано, - сказал я.
  Кристин сильно поспешила, миомп даже не успел сделать шага от портала, а она его уже парализовала из глюкера. Во второго пришлось стрелять сразу, как только его контур возник на голубой поверхности портала, иначе он сразу же натолкнулся бы на своего напарника, неподвижно лежащего у самого портала. Миомп упал. И упал не удачно, его нижняя половина, там где ноги, осталась по другую сторону портала. Я прыгнул в портал. По другую сторону больше никого не было, комната закрыта. 'Фу, пронесло', - подумал я. Мы быстро перетащили всех через портал.
  -Теперь компьютер, - сказал я.
  -Подождем пока телепорт закроется, - сказала Кристин.
  -Зачем?
  -Для надежности.
  -Хорошо. Ты карауль, а я пойду вырубать всех. Скорость и неожиданность - вот наши союзники.
  Я выбежал в круглый зал. Планировка второй точки доступа к ядру, точно такая же, как и первой. Слева от меня дверь комнаты прямой связи с компьютером. Я направился к ней. Внутри оказалось пусто. Я быстро установил связь с компьютером и выяснил, что трое миомпов находятся в модуляторах, один в лабораторие и еще двое покинули базу на корабле, отправившись к одной из контрольных точек в близи Антарктики.
  Нейтрализовав миомпа в лабораторие, я позвал Кристин:
  -Кристи, выходи все чисто.
  Она возникла в центре круглого зала.
  -Всех усыпил?
  -Только одного. Трое в модуляторах и двое скоро должны прилететь с задания.
  -Я к компьютеру. Захвачу его.
  -Давай, а потом вытащим гунгун из модуляторов.
  Кристин справилась с компьютером очень быстро, и мы достали трех миомпов из модуляторов и парализовали их.
  -Захватим тех, что скоро прилетят и домой, - сказал я.
  -Не домой, а на Марс. Надо отвести этих и забрать людей.
  -Я так и сказал, я имел в виду, что мы справились с захватом объектов.
  -Не отмазывайся, я слышала, что ты сказал, - она вздрогнула и сказала, - они на подлете. Я к компьютеру, надо выйти на связь. Жди здесь, я все сама сделаю.
  Я ждал. Кристин вернулась через пару минут и сказала:
  -С корабля сообщили, что им нужно посетить еще одну точку. Они развернулись и улетели, хотя наверно правильнее сказать уплыли.
  -Что-то мне это совсем не нравится. Нужно срочно лететь на Марс.
  -А как же с кораблем, может действительно они отправились что-то проверять.
  -Сомневаюсь. Но на всякий случай активируй силовые поля, если вдруг вернуться, пусть их захватит силовое поле, когда они сойдут с корабля.
  -Ты думаешь, они полетели на Марс.
  -Да. Думаю, они что-то заподозрили.
  -Хорошо, я активирую поля, но которых мы уже парализовали, их надо все равно взять с собой.
  -Конечно. Займись компом, а я перетащу всех на корабль.
  На все ушло около десяти минут. Затем мы сели в корабль и уже медленно поднимались вместе с платформой по цилиндрической шахте к дну океана. Эта база располагалась значительно глубже в земной коре, чем первая. Только глубина Тихого океана в районе Марианской расщелины составляет одиннадцать километров - это самое глубокое место на нашей планете. Плюс еще полтора километра под дном океана, итого: глубина залегания базы двенадцать с половиной километров.
  -Как думаешь, что они затеяли? - спросил я.
  -Я думаю, что ты ошибаешся. Ты слишком подозрительный.
  -Я буду только рад, если я ошибаюсь.
  Мы остановились, снаружи появилась вода, быстро покрывающая корабль.
  -Мы можем уйти в подпространство прямо из воды?
  -Не знаю... Лучше подняться хотя бы в атмосферу. Мало ли что.
  -Просто время то идет. Они наверняка уже на Марсе.
  -Если они вообще туда направились.
  -Я уверен, что туда. Жоп...предчувствие у меня такое.
  -Даже если и так, они сразу попадут под действия полей и сделать ничего не смогут.
  -Ты еще не убедилась в их находчивости и изобретательности?
  -Те знали в чем дело и искали определенный выход из конкретной ситуации, а эти ведь не знают. Может они просто хотят проверить.
  -Ты все время их недооцениваешь.
  -Зато ты переоцениваешь, а толку все равно нет.
  -Посмотрим.
  Кристи не возможно переубедить, если она вдолбила себе в голову что-нибудь, то вытащить и заменить это оттуда не возможно. Вот ведь упертая, - думал я. Хотя наверно про меня можно сказать тоже самое, я ведь даже иногда, зная что не прав все равно продолжал отстаивать свою точку зрения.
  Корабль оказался над океанским дном, и я, включив свет, начал стремительный подъем с океанских глубин к поверхности.
  -Давай медленней. Разобьемся, - испугалась Кристин.
  -Как? Мы же в воде.
  -Легко. Врежемся во что-нибудь и разобьемся.
  -Во что врежемся?
  -Во что угодно: в скалу какую-нибудь, большую рыбу, в лодку...
  -Не выдумывай, - сказал я, но скорость все-таки сбавил. - Скалы не плавают в толще воды.
  -Зато они могут нависать с верху, мы ведь намного глубже, чем обычное дно.
  -А это, что не обычное дно, - улыбнулся я. - Не переживай, я слежу за скалами, а врезаться в лодку практически невозможно. Вероятность очень маленькая. А рыба не принесет вреда, ее плотность чуть больше воды, мы ее наверно даже не заметим. К тому же корабль хорошо защищен силовым полем.
  -Все равно лучше тише.
  -А ты трусиха.
  -Ничего я не трусиха, просто не хочу погибнуть так глупо, - сказала Кристин, зло сжав губы.
  -Да нет, конечно. Совсем не трусиха, даже наоборот.
  -Не подлизывайся.
  -Не выдумывай.
  Глубинная темнота резко отступила. На миг воды океана окрасились в синие тона, и корабль вспорхнул над спокойной гладью океана. Тихий океан, несмотря на свое "тихое" название, редко бывает спокоен. Но сейчас он поистине оправдывал свое название, умиротворенно бликуя в солнечных лучах и никак не показывая свой вспыльчивый характер. Солнечный свет ударил в глаза, если так можно назвать светочувствительные сенсоры корабля. Я-корабль на секунду завис над океаном, а затем сделал скачок в подпространство.
  -Как думаешь, мы намного отстаем от пришельцев? - спросил я.
  -Если ты прав, то минут на пятнадцать-двадцать - сказала Кристин.
  -Блин, - я зло ударил кулаком по своему бедру. - Опаздываем. Как бы поздно не оказалось.
  -Все будет нормально. Не переживай. Не думаю, что они там.
  -Как же.
  Двенадцать секунд полета в подпространстве и мы уже над марсианской базой. Песчаная буря наконец стихла, явив нам красновато-коричневую поверхность Марса, с грязно желтым небом и маленьким Солнцем в нем. Платформа медленно опускает нас в ангар.
  -Они здесь, - сказал я, увидев появление нового корабля в ангаре.
  -И люди тоже, - добавила Кристин.
  Все свободное пространство ангара заполняли дети, видимо ожидая нашего прибытия. Были здесь и наши не догнанные пришельцы, миомп и неосп стояли рядом с Сьюзан во главе группы и, кажется, о чем-то беседовали.
  -Они с ними справились, - радостно сказала Кристин.
  -Кто они? - не понял я.
  -Люди справились с пришельцами, - сказала Кристин.
  -А может наоборот - пришельцы справились с людьми.
  -С ума сошел. Это невозможно.
  Мы спешно покинули корабль по гравитационному лучу.
  -Кажется, никто ни с кем не справился, - сказал я.
  Двое пришельцев и подростки стояли совершенно свободно, не скованно. Даже наоборот, как-то раскрепощено, словно старые друзья.
  Мы встали на некотором отдалении от всей группы. Защитные поля на максимуме, турель и бластеры готовы вести беглый огонь. У Кристин только глюкер в руке.
  -Что здесь происходит? - спросил я.
  Вся группа дружно заворочала головами, по толпе прошел рокот. И немного замешкавшись, от толпы отделилась Сьюзан и приблизилась к нам, а затем в движение пришли и все остальные, образовав вокруг нас кольцо. Лишь двое пришельцев остались стоять на своем месте.
  -Мы приняли решение, - сказала Сьюзан, на чистом русском наречие.
  -Вы про что? - спросила Кристин, отключив защитное поле и сняв шлем.
  -Когда вы улетели, мы все посовещались и решили, что лучше для человечества будет, если мы согласимся на их вариант.
  -Что? - не понял я.
  -Мы все, - она развела руки, словно обхватывая всех стоящих в кольце. - Мы решили, что нам следует полететь с ними.
  Кристин побелела, ее губы задрожали, глюкер выпал из руки, гулко стукнувшись о пол.
  -Предатели, - выкрикнула она.
  Ее голос обрел неожиданную силу и мощь. Волосы взлетели, словно от сильного ветра, она поднесла сжатые кулаки к груди и резко опустила их вниз, разводя в стороны и с силой ударив ногой в пол. Воздух вокруг Кристин зазвенел, от вливаемой в него мощи и пришел в движение. Кольцо людей вокруг, лопнуло и разлетелось, словно кегли от мощного удара. Больше всех досталось тем, кто находился перед Кристин в пределах ее взора. Меня лишь слегка качнуло, защитное поле поглотило большую часть воздействия. Кристин опустилась на колени и заплакала, закрыв лицо руками. Я ждал нападения, но его не последовало, даже наоборот, уцелевшие, в особенности за спиной Кристин, отступили.
  Подростки стали подниматься на ноги, постоянно косясь на Кристин, словно ожидая продолжения. Досталось и пришельцам, в особенности неоспу. На него сверху упало, сразу двое человек. Кое-как поднявшись, он дал какие-то указания и сильно хромая, направился к нам. С десяток подростков лежало на полу совершенно неподвижно, те кто уже поднялся, образовали группы по трое - четверо человек и стали поднимать их и куда-то уносить. Местами на полу была кровь.
  Неосп подошел к Кристин и что-то ей телепатически сказал.
  Кристин вздрогнула, убрала руки от мокрого лица и с гневом посмотрела на неоспа. Тот отшатнулся и внезапно поднялся в воздух, зависнув в полуметре от пола. Его шея сильно сжалась, серый цвет лица стал медленно розоветь.
  -Кристи, - позвал я и подошел к ней, встав между нею и неоспом. - Кристин, хватит. Он тут не причем. Давай послушаем, что он хочет сказать.
  Сзади меня раздался грохот, я обернулся. Неосп лежал на полу, держась рукой за горло. Кристин попробовала меня обнять, но натолкнулась на защитное поле. Я отключил поле и приказал сложиться шлему, Кристи сильно меня обняла, прижав мокрое от слез лицо к моей груди.
  -Это наверно Ганс. Это он их убедил. Я ему устрою, - сказала она и, отпустив меня, направилась к выходу из ангара.
  Подростки бросились в рассыпную с ее пути, словно перед ними был сам дьявол. Они явно ее очень боялись.
  "Ты кто?" - спросил я, обращаясь к неоспу.
  "Я один из представителей цивилизации неоспов. Можешь называть меня Ксеркс", - ответил он, поднимаясь на ноги.
  "Что ты сказал Кристин?" - продолжал я допрос.
  "Ничего. Я хотел ей объяснить, что она не права, но не успел".
  "Вы с Земли прилетели?"
  "Да".
  "Почему?"
  "Вопрос не понятен. Он не имеет однозначного ответа".
  "Почему вы развернулись и отправились на Марс?" - спросил я, удивленный, что может быть не понятного и неоднозначного в простом вопросе.
  "Мы получили сообщение с описанием ситуации и просьбой вернуться на Марс для переговоров".
  "От кого вы получили сообщение?"
  "От Сьюзан".
  "Что за переговоры?"
  "Переговоры о судьбе человеков".
  "И что?"
  "Вопрос не понятен".
  "Что дали переговоры?"
  "Они еще не закончены. Мы продолжим их после того, как все человеки поправятся, а остальные представители моей цивилизации выйдут из анабиоза. Я не могу принять единоличное решение. Только коллективное решение будет правильным.
  Я поднял с пола глюкер Кристин и прошел мимо неоспа, слегка зацепив его, тот опять рухнул на пол. Я хотел найти Кристин, боялся, что она может натворить лишнего.
  Мы с ней столкнулись у шлюзового отсека, она возвращалась вместе с Гансом в ангар.
  -Это он их убедил? - спросил я Кристин, тыкая в Ганса стволом глюкера.
  -Нет, не он. Они сами так решили. Они даже заперли его.
  -Заперли!? ...Хм... Это наверно специально, чтобы отвести подозрения.
  -Нет. Он тут не причем. Я прочла его мысли. Ганс даже наоборот хотел им помешать, он хотел, чтобы они дождались нашего возвращения, а только потом, все обсудив, принимали решение.
  -Опять ты его защищаешь. Это наверняка он провернул, больше не кому.
  -Никого я не защищаю, я сама хотела свернуть ему шею, - последние слова она уже кричала, в глазах появились слезы.
  -Тише, тише, - я обнял ее.
  -Они запустили разморозку, через семь часов все пришельцы будут выведены из анабиоза.
  -Видимо они не очень долго обсуждали все это, раз активировали процедуру выведения из анабиоза почти сразу после нашего отлета.
  -Через два часа, после нашего отлета, - уточнила Кристин.
  -А комп, они тоже захватили? - спросил я.
  -Нет. Комп по-прежнему наш, чтобы его захватить, надо с ним соединиться, а это никто кроме нас сделать не может. Так что, наверно, никому вообще не удастся его захватить. Я постаралась.
  -А толку-то что? Подожди. Сьюзан ведь отправила сообщение, и силовые поля не сработали, когда эти двое прилетели, значит, компьютер уже не наш.
  -Нет наш. Сообщение она отправила, не используя компьютер, а силовое поле они отключили механически.
  -Как это?
  -Нанесли повреждения, но это лишь на некоторое время пока система сама не восстановит себя.
  -Как можно нанести повреждения? Поле ведь генерируется во всем объеме комплекса.
  -Повреждения совсем не связано с силовым полем, поврежден генератор. Он не способен выдавать нужное количество энергии для работы всех систем. Энергии едва хватает на поддержания жизнедеятельности. Ты разве не почувствовал уменьшения гравитации? Мы находимся сейчас при естественной силе тяжести Марса.
  -Ничего я не чувствую. На Марсе сила тяжести на половину меньше Земной, где-то четыре десятых g. Это бы я точно почувствовал.
  -Костюм! У тебя включен компенсатор гравитации в костюме, еще с Земли.
  Я проверил. Модуль действительно работал. И работал правильно, не изменяя мою массу, как на Луне, а генерируя дополнительное гравитационное поле, как бы разворачивая его подомной. Со всей этой войной, я даже не заметил, что уже очень давно включил гравитационный генератор в нужном режиме, и вовсе это случилось не на Земле, а во время схватки в лаборатории с пришельцами, запертыми в корабле. Иначе он не спас бы мне жизнь в гравитационной ловушке на земном объекте.
  -Повезло, - мрачно сказал я, понимая, что остался жив только благодаря случайности.
  -В чем повезло?- спросила Кристин.
  -Да, это я так... Ты права компенсатор гравитации работает.
  -А по-другому никак. Я хочу отправиться домой к папе. Думаю, военные очень пригодятся, когда начнутся переговоры. Ты со мной?
  -А как ...К черту. Поехали. Ганса тоже возьмешь?
  -Ага. И еще большой крейсер с орбиты.
  -Ты хочешь привести сюда целую армию?
  -Чем больше, тем лучше.
  -Кажется это твое, - протянул я глюкер Кристин.
  Когда мы проходили мимо подростков в ангаре, они шарахались от нас как от прокаженных, и я точно знал, что я тут не причем.
  -Дарт Кристин. Нет, лучше Кристин - Владыка СИТХ. Какие будут ваши приказания? - пошутил я.
  -Ты опять за старое?
  -Не удержался, - улыбнулся я. - Они так тебя бояться.
  -Бояться? - сказала Кристин, словно сама не видела.
  Она остановилась и огляделась, и затем, топнув ногой, произнесла:
  -Бу.
  Подростки вздрогнули, а некоторые даже подпрыгнули, и все с ужасом уставились на Кристин. В ангаре воцарилась полная тишина, все замерли. Кристин злорадно засмеялась и продолжила путь к кораблю.
  -Я ж говорю владыка...
  -Я что и в правду такая страшная? - спросила она.
  -Ну, с виду и не скажешь, даже наоборот - очень симпатичная, но вот проделки твои выглядят действительно страшно.
  -Ты меня тоже боишься?
  -Я? Девчонку? Ты, что с ума сошла? Конечно же, нет. Я теперь вообще ничего и никого не боюсь. Мне теперь все по барабану.
  Кристин улыбнулась, а потом вновь сделала серьезный вид и спросила:
  -Я их сильно покалечила?
  -Детей?
  -Да.
  -Точно не знаю. Но некоторым серьезно досталось. Вон даже крови есть немного. Ты не переживай, Ксеркс о них уже позаботился.
  -Кто?
  -Тот неосп, который подходил к тебе. Его Ксеркс зовут.
  -Ксерокс, как копир?
  -Нет. Ксеркс.
  -Надеюсь, я никого не убила.
  Зря надеешься, - хотел сказать я, но промолчал. Большинство, конечно, выкарабкается, а вот Сьюзан не известно. Ей больше всех досталось, ее швырнуло, словно тряпичную куклу, а когда подняли с пола, под ней была довольно большая лужа крови. Не исключено, что она уже была мертва. Но Кристин это знать вовсе не обязательно, - решил я.
  Уже сидя в корабле и ожидая, когда он окажется в марсианской атмосфере, я спросил:
  -А когда генератор энергии придет в норму, силовое поле всех схватит?
  -Нет, я его отключила. У нас ведь переговоры.
  -Зря отключила.
  -Почему?
  -Теперь у нас нет ни одного козыря. И комп, я думаю, они тоже скоро бахнут, то есть вернут себе.
  -Они не станут действовать активно против нас. Мы в состоянии перебить их всех и без всякого компьютера.
  -Да ты что? - удивился я. - Ты наверно хотела сказать, что это ты в состоянии перебить их всех?
  -Вовсе нет. Как хотела, так и сказала. Я про нас говорила.
  -А если придется воевать, ты пойдешь на это? Ты будешь убивать?
  -Наверно. Я не знаю, - не уверенно произнесла она. - А ты?
  -Да за просто. Я ж говорю мне по барабану.
  -Ты злой.
  -А, я и не говорю, что я добрый.
  
  * * *
  
  Взяв огромный крейсер с марсианской орбиты, мы переместились на довольно высокую Земную орбиту. Кристин, вообще хотела приземляться на планету прямо на крейсере, но я ее отговорил.
  -Давай лучше уберем его подальше от Земли, например, посадим на Луну или оставим на ее орбите по другую сторону, чтобы с Земли видно не было, - уговаривал я Кристин, убрать подальше от Земли гигантский крейсер.
  -Я же сказала, что его здесь никто не увидит, я настроила защитное поле в режим стелс. Крейсер не видно с Земли.
  -Я боюсь не того, что его могут увидеть, а того, что он может столкнуться с чем-нибудь. Вон видишь, ниже нашей орбиты в близи линии смены дня и ночи космическая станция - это МКС.
  -Она очень далеко от нас, видишь какая крохотная, ее ели видно.
  -Дык помимо МКС, тут полно различных спутников, а еще больше космического мусора.
  -Какого мусора?
  -Космического. Ну, он не совсем космический, запущен то он с Земли. Это отработанные ступени ракет, отработавшие свое спутники и еще куча всякого хлама, который теперь вращается вокруг планеты.
  -Мы на очень высокой орбите, навряд ли здесь есть подобные объекты. А если и есть, то вероятность столкновения ничтожно мала.
  -Мала, не мала, но она есть. И, учитывая размеры крейсера, она значительно повышается. Ты телик смотришь?
  -Смотрю.
  -Не видела новостей про столкновение спутников. А ведь они по сравнению с нашим крейсером просто песчинки.
  -А как же тогда МКС годами крутится вокруг планеты и ни с чем не сталкивается?
  -Если возникает вероятность столкновения, они делают маневр уклонения, переходят на другую орбиту.
  -Вот и все, я тоже настрою компьютер на режим отклонения. Доволен?
  -Только аккуратно, чтобы он случайно далеко не улетел. А как мы его вообще потом найдем, он ведь не видимый?
  -Контакт то мы с ним разрывать не будем, да и по гравитационному полю его легко будет найти. Собственно говоря, я вообще не понимаю зачем нам нужно избегать столкновения, ведь крейсер надежно защищен полем, ему ничто не повредит. Люди есть только на МКС, а с ней мы точно никак не можем столкнуться.
  -Чтобы какой-нибудь из спутников случайно не исчез, столкнувшись с нашим крейсером. Если такое случиться, те - кто следит за ним, начнут его искать. Пялиться в небо, задавать вопросы. А вруг они смогут отследить его траекторию и предположат, что там точно что-то должно быть. Короче, чтобы не было лишнего палева.
  -Я все настроила, никто ни с кем не столкнется, - сказала Кристин и, улыбнувшись, добавила, - все будет без палева.
  Мы пересели в маленький корабль и стали медленно спускаться.
  -Кристи, нужно брать намного северней. Ты же не хочешь искать Германию в близи экватора? - сказал я.
  Кристин не пустила меня к управлению кораблем, сославшись на мое лихачество.
  Из космоса, даже с такого небольшого расстояния очень трудно оценить над какой частью поверхности ты находишься, в особенности, когда атмосфера непрозрачна. Атмосфера скрывает истинные очертания материков, а близость к планете мешает еще больше, из-за нее не видно картины в целостности. Да и на глобус, который имеет идеальную сферическую форму, Земля не похожа. Потому что она вовсе не шар, ее форма лишь близка к шарообразной. Земля - это слегка приплюснутый с полюсов сфероид, хотя правильнее наверно сказать шаройд. Конечно, будь атмосфера в данный момент прозрачна, мы бы наверняка определили точку планеты, над которой находился наш корабль, но плотный облачный покров скрывал все. С базами вышло все просто, корабль сам знал их координаты и куда лететь. Несмотря на то, что нам нужна была целая страна, найти ее на огромной территории не очень просто.
  -А где север? Нам надо вниз или вверх?
  -Э... Ну, вообще то вверху сейчас находимся мы, это по отношению к планете.
  -Мы не вверху, мы за приделами планеты.
  -У планеты нет, верха и низа.
  -Хватит уже, просто скажи куда лететь.
  -Когда меня похитили, была осень, значит, Земля повернута сейчас к солнцу больше южным полюсом, хотя нет наверно примерно одинаково.
  -Какая осень, на дворе август, - перебила она меня.
  -Был август, сейчас уже сентябрь, а значит осень. Хотя подожди ты наверно права, осень наступит только после дня осеннего равноденствия, то есть после двадцать третьего сентября. Я имею в виду астрономическую осень, значит сейчас пока еще теоретически лето. И северный полюс должен быть освещен немного больше южного, совсем не много, потому что скоро будет день равноденствия.
  -И куда нам лететь? Как определить, какой из них больше освещен?
  -Не знаю.
  -Ты плохой астроном. И чему только тебя в университете учат?
  -Университет тут совсем ни при чем. Вот если бы можно было увидеть четкую разницу в освещенности, я бы с легкостью определил, где какой. Еще мы очень близко к планете, я и полюсов-то не вижу.
  -Не оправдывайся, - сказала Кристин.
  -Я знаю, как определить где какой полюс. Мы совсем забыли про магнитные линии, - воскликнул я.
  -Поздно, - сказала Кристин, дав кораблю какую-то команду.
  Корабль скачком набрал скорость и, сделав дугу вокруг планеты, вошел в атмосферу на темной стороне Земли.
  -Ты куда? Наобум решила? - спросил я.
  -Нет, не наобум. Лечу по координатам одной из их контрольных точек близ Гренландии.
  -Логично. Молодец. Я бы не догадался привязаться к запрограммированным в корабле координатам.
  -Конечно. Это ты вечно все усложняешь.
  -Не бузи.
  -Что?
  -Ничего. Не обращай внимания. Трудно будет найти в темноте, - сказал я.
  -Не трудно. Мы сейчас подключимся к спутниковой системе навигации.
  -GPS?
  -Да.
  -А мы можем?
  -Конечно. Только не мы, а корабль.
  -Тогда мы станем видимы для спутника и всей системы.
  -Ненадолго, только чтобы скопировать карты и определить наше положение, потом корабль сам сможет ориентироваться по нашим картам.
  -Ты умнеешь прямо на глазах.
  -Я всегда была умная. Просто я дружу с компьютерами.
  -Я тоже дружу, но вот не сообразил.
  -С земными может быть, а с инопланетными не очень. Честно говоря, мы оба ступили, нужно было забить в память корабля всю поверхность планеты с компьютера базы. Там ведь есть реальная модель планеты со всеми объектами, городами, даже названия земные.
  -Э, нет. Тут уж ты ступила, я ничего такого не видел.
  -Видел. Ты ведь смотрел в компьютере историю создания...
  -Смотрел, но там была голая планета, без названий. Это был как фильм.
  -Там вообще нет фильмов, просто это ты так вывел информацию, что она выстроилась для тебя в какую-то логическую цепочку. Планету видел, значит, видел и модель, причем наверняка даже динамическую, то есть меняющуюся со временем.
  -Но названий не было.
  -Были и есть, просто ты их не вывел наверно.
  -Ладно. Хватит спорить, даже если и видел, все равно я не знал. Не знал, пока ты не сказала, а значит...
  -Значит, я ступила, - закончила Кристин, за меня. - Так и быть признаю, что ты мог и не знать.
  Я улыбнулся.
  -Чего улыбаешься? - спросила она.
  -Чистая победа. Противник долго сопротивлялся, но, видя преимущество противника, капитулировал, - выпалил я.
  -Дурак, - сказала Кристин.
  -Не дуйся, просто тебя сложно переспорить, а тут сама сдалась.
  -Ничего я не сдалась, просто допустила, что ты действительно мог и не знать. Ты ведь не бум-бум в их компьютерах.
  -Скажите, что вами двигало, когда вы приняли такое решение? - сделал я вид, что беру у нее интервью, выставив руку с глюкером на менер микрофона.
  -Прекрати, - улыбнулась она, отодвинув мой микрофон.
  Кристин на пару секунд зависла, а потом сказал:
  -Готово. Будем в Германии через пять минут.
  -Я увижу твой дом?
  -Нет. Мы не пойдем домой. Я позвоню папе и попрошу приехать его на то озеро, куда мы ездили отдыхать, недалеко от Мюнхена. Мы же не можем посадить корабль в центре Берлина, где я живу с мамой или на военной базе у папы.
  -А с чего ты будешь звонить? На озере есть телефон?
  -Нет. Там ведь лес. Соединюсь с корабля, подключусь к одной из сотовых сетей и позвоню.
  -Хакерша. Ты теперь гроза земных сетей.
  -Это все корабль. Моей заслуги в этом мало. А теперь помолчи немного, буду звонить.
  Немного длилось минут пятнадцать, после чего Кристин сказала:
  -Папа приедет часа через два, будет уже утро.
  -Как он? Наверно очень волнуется.
  -Само собой. Сам-то подумай, как он должен себя чувствовать, когда его единственная дочь вдруг пропадает среди ночи.
  -Он не выкинет, какой-нибудь фокус? Я имею в виду не появиться с кучей спецназа или еще что-нибудь.
  -Не должен. Я ему все вкратце объяснила, раньше он мне всегда доверял. Должен приехать один, хотя наверняка будет вооружен.
  Мы зависли над озером, слегка освещенным тонким лунным месяцем.
  -Пойдем на берег, - сказала Кристин.
  -Зачем? Еще долго, да и темно...
  -Просто надоело уже находиться в замкнутом пространстве, да еще эти светящиеся стены. Хочется подышать свежим земным воздухом, почувствовать его аромат. Разожжем костер. Увидим, как встает Солнце.
  -А корабль?
  -Оставим над озером в невидимом режиме.
  -А с Гансом как? - вспомнил я про еще одного пассажира корабля во втором отсеке.
  -Оставим здесь, ему наружу точно нельзя.
  -Хорошо, пойдем. Ты хочешь добраться до берега в плавь? - сообразил я, что мы над озером.
  -Нет, сядем на полянке. Там есть небольшая как раз корабль поместиться, - она махнула рукой куда-то назад. - А потом я отошлю корабль, чтобы он висел над озером, а не торчал на поляне, мало ли что.
  -Заметано.
  -Чего?
  -Действуй, говорю.
  Мы высадились на полянке и принялись искать дрова для костра, бегая по лесу с включенными фонариками на шлеме. Найти дрова в темном лесу, даже с фонарями оказалось не так просто, как мы думали. В лесу абсолютно отсутствовал валежник, словно кто-то провел генеральную уборку и собрал каждую упавшую веточку, не говоря уже о деревьях.
  -У нас в парках, где регулярно убираются, нет такого порядка. А про леса в близи озер вообще говорить нечего, они просто завалены всевозможным мусором, который оставляют отдыхающие. Правда, дров тоже не найти, уже все сожгли, - сказал я, после получасового брожения по темному лесу.
  -Это вы сами виноваты. Не следите за природой.
  -Конечно сами, никому ведь не охота тащить мусор назад.
  -У нас с этим строго. Видишь даже здесь порядок, хотя совсем нет надсмотрщиков и большой город не далеко. Правда народу здесь бывает не много, подъезд к озеру плохой.
  -Что в Германии есть плохие дороги?
  -Плохие? Нет, у нас хорошие дороги, просто ее здесь вообще нет. Это как бы заповедник, тут нельзя ездить, чтобы попасть на озеро надо идти километров десять от дороги по лесу. Я ж говорю, мы сюда в поход с папой ходим. Это совсем небольшое озеро, его даже на карте нет.
  -Смотря, какая карта, - сказал я. - Далековато ты папе встречу назначила.
  -Нормально. Зато укромное местечко.
  -Не думаю, что здесь можно жечь костер.
  -Мы жгли. Да брось.... Никто не увидит. Конечно, это природоохранная зона, но мы ведь аккуратно и лес поджигать не собираемся.
  -Боюсь, что огонь может привлечь внимание.
  -Чье? Тут никого нет. Я просканировала местность с корабля. Мы одни.
  -А вы где дрова брали? - спросил я.
  -Мы собой привозили, но тут тоже есть, просто мало. Надо хорошо искать.
  -Хватит уже искать, давай просто нарубим.
  -Сырых?
  -Нет. Найдем сухое дерево или наломаем нижних веток с деревьев, они часто бывают засохшие.
  -Чем ты их рубить собрался?
  -Аннигилятором.
  -А вдруг подожжешь лес.
  -Не волнуйся я аккуратно. Ищи сухостой, раз на земле ничего нет.
  Мы нашли несколько сухих деревьев, и я покромсал их аннигилятором, конечно они начинали быстро гореть, но Кристин также быстро их тушила, используя свои не дюжие способности.
  Когда мы наконец разожгли костер, небо уже посветлело и задалось яркой зарей по другую сторону озера.
  -Скоро Солнце взойдет? - сказал я.
  -Правда ведь красиво, - произнесла Кристин, смотря на зарю.
  -Красиво, только здесь видно очень плохо. Деревья мешают, озеро очень маленькое.
  -Мне ничего не мешает, - отрезала она.
  Я хотел ляпнуть про плохого танцора, которому ноги мешают, но вместо этого спросил:
  -Устала?
  -Немножко.
  -Может, поспишь чуть-чуть.
  -Нет. Я сейчас не засну, даже если очень буду хотеть спать, - сказала Кристин, затем посмотрела на меня с каким-то неодобрением и добавила, - сам спи если хочешь.
  -Я не хочу, - соврал я.
  -Конечно, не хочешь. Просто медленно моргаешь.
  -Ты о чем?
  -Да у тебя уже глаза слипаются.
  -Это тебе кажется, просто дым мешает.
  -Все тебе мешает. Чуть не забыла, отключи блокатор на минутку, я научу тебя немецкому. Папа ведь не знает русского.
  -Как научишь?
  -Запишу тебе в память ассоциативный ряд... То есть перевод слов. Будешь понимать немецкий, так же как и русский.
  -Зачем?
  -Чтобы было.
  Я хотел отказаться, но решил, что знание другого языка лишним не будет. Тем более если эти знания даются так просто. И согласился. Кристин села напротив меня, смотря мне в глаза, прям как тогда с Гансом, когда должна была поджарить его мозг. Ко мне в голову хлынул мощный поток информации, с приемом которой мозг едва справлялся. Я впал в прострацию, ничего не понимая и не чувствуя, видимо, чтобы справляться с потоком, мозг снизил свою активность в других направлениях своей деятельности, а некоторые вообще отключил. Не известной оставалась и информация, которую в меня впихивала Кристин. Длился процесс около десяти секунд, а потом все резко оборвалось.
  -Вот и все, теперь ты знаешь немецкий, - сказала Кристин.
  -Да ну? - ответил я, понемногу приходя в себя.
  Голова немного болела и шумела, а мысли слегка путались.
  -Ага, - вторила Кристин.
  -Вот теперь я чувствую себя очень уставшим, как будто всю ночь решал сложнейшие задачки.
  -Ну, мозгу пришлось хорошо поработать.
  -А ты как?
  -На меня это не очень повлияло, я ведь это уже знаю. Новую информацию всегда тяжелее воспринимать, чем рассказывать уже известную.
  Раздался шум летящего вертолета.
  -Это наверно папа? - сказала Кристин.
  -Что на вертолете?
  -Ага. Вообще он предпочитает машину, но тут такая ситуация...
  -Он у тебя летает на вертолете?
  -Нет. Сам он не летает, но может по работе использовать. Когда что-то срочное. Он ведь начальник.
  -Генерал что ли?
  -Командующий воздушными силами.
  -Круто.
  Вертолет завис над полянкой с костром и стал опускаться.
  -Давай отойдем в сторонку, мало ли что. И включи стрелс, - сказал я.
  Мы отошли за деревья и наблюдали за поляной. Рокот вертолетных двигателей грохотал над спящим лесом. Ветер, поднятый винтами машины, разбросал костер, подняв в воздух столб искр. Вертолет сел, но двигатели глушить не стал, а лишь уменьшил скорость вращения лопастей, отчего ветер и звук стали намного тише. Боковая дверь открылась и из вертолета выпрыгнули две черные фигуры с автоматами и с приборами ночного виденья, похожими на прицел от снайперской винтовки, прикрепленный к одному из глаз, словно монокль. Из вертолета вылез третий человек в камуфляже и пистолетом в руках, он жестом дал какой-то сигнал первым двум. Двое в черном бросились в разные стороны от вертолета, исчезнув в темном лесу.
  -Это папа? - сказала Кристин. - Я пойду.
  -Подожди, пусть он отошлет вертолет со своими людьми. Можешь ему передать телепатически?
  -Нет, он слишком далеко. Надо подойти ближе.
  -Подойди, только стелс пока не выключай.
  -Ладно.
   Через пару секунд фигура в камуфляже встрепенулась, стала озираться по сторонам. Лица я почти не видел, было еще сумрачно, и мешала бейсболка, надвинутая на глаза.
  Я активировал свой прибор ночного виденья, конечно, никакого специального приспособления у меня не было, просто я приказал костюму перевести инфракрасный спектр в видимый диапазон света, изменив длину волны в область красного света, чтобы я мог видеть инфракрасный свет. Я рассмотрел две красные фигурки, которые раньше убежали в лес. Сейчас они, стоя на одном колене на границе поляны и леса, прикрывали вертолет своими автоматами.
  Внезапно перед фигурой в камуфляже возникла Кристин, отключив режим стелс. Мужская фигура вздрогнула, а затем бросилась обнимать Кристин, присев перед маленькой девочкой. Двое у леса пришли в движение и, пятясь задом, двигались к вертолету, водя оружием по лесной границе поляны.
  Человек в камуфляже что-то сказал, и двое в черном уже спокойно пошли к вертолету. Один из них сразу сел в вертолет, другой немного задержался, о чем-то беседуя с отцом Кристин, а затем тоже полез в вертолет. Но тут же вылез обратно и дал отцу Кристин автомат, получив одобрительный шлепок по плечу, вернулся в вертолет.
  Гул и ветер вновь усилились, и вертолет стал медленно подниматься.
  -Иди сюда, я тебя с папой познакомлю, - раздался голос Кристин, наверно она на время выключала передатчик, потому что я не слышал ни единого звука при ее встрече с отцом.
  Я вышел на поляну и подошел к ним.
  -Ты где? - спросила Кристин.
  Я совсем забыл про невидимость.
  -Здесь, - сказал я, отключив стелс и приказав шлему сложиться в воротник.
  Кристин с отцом вздрогнули.
  -Ты не мог нормально выйти? - сказала Кристин.
  -Извиняюсь, совсем забыл про невидимость, - сказал я.
  -Алексей, кажется? - спросил мужчина в камуфляже.
  -Он самый, - ответил я. - А вы?
  -А я Мартин, - сказал он, протягивая мне руку. - Кристин разве не говорила?
  -Не говорила.
  Мартин снял свою кепку и сказал:
  -Ну, как же так Кристин?
  -Он не спрашивал, - сказала Кристин. - Пошли к костру, надо его поправить, а то от него почти нечего не осталось.
  Кристин взяла ветку и стала поправлять головешки, складывая их друг на друга.
  Мартин оказался примерно моего роста, где-то около ста восьмидесяти сантиметров, среднего телосложения. На вид ему было где-то лет пятьдесят, на голове довольно заметные залысины, а в черных волосах уже белели пока еще редкие седые волоски. Вытянутое лицо с острым подбородком, орлиным носом и какой-то неуловимой суровостью в глазах, почему-то меня пугали. Рядом с ним я чувствовал себя словно мальчишка, которого впервые за провинность привели к директору школы.
  Я поспешил на помощь к Кристин, подбросил еще дров. Костер разгорелся с новой силой.
  -Ну, что Алексей рассказывайте? - сказал Мартин, усаживаясь у костра.
  -Кристин расскажет. Я пойду немного прогуляюсь, я себя не важно чувствую.
  -Может врача нужно? - спросил он.
  -Нет. Просто устал.
  -Да с ним все нормально, просто я недавно научила его немецкому, он просто еще не отошел, - вступила в разговор Кристин.
  -Научила немецкому? - усмехнулся он.
  -Ага.
  -Как это научила? И как ты оказалась у меня в голове? - не понял Мартин.
  -Пап. Мы не об этом хотели поговорить.
  -Вы пообщайтесь, я отойду ненадолго, - сказал я и пошел к озеру.
  -С ним точно все в порядке? - спросил Мартин, обращаясь к Кристин.
  -Да. Нормально. С ним так бывает.
  Я перестал слышать их разговор, уже удалившись от костра на порядочное расстояние. Выбрал местечко на берегу озера у дерева, чтобы меня не было видно с поляны и сел, прислонившись к дереву. Конечно, я чувствовал себя неважно, но ушел совсем не поэтому, а просто решил, что папе с дочкой очень хочется побыть одним. Поговорить друг с другом без моего присутствия, хотя они наверно предпочли бы совсем другие темы для разговора, но что делать, сейчас выбирать не приходится.
  Я смотрел на медленно выплывающий из-за деревьев, желтый солнечный диск и не заметил, как задремал.
  -Кристин, намокнешь, - разбудил меня окрик Мартина.
  Я услышал приближающиеся шаги.
  -Быстро вылезай из воды, - раздалось совсем рядом.
  Мартин подошел и сел рядом со мной.
  -Что случилось? - спросил я.
  -Да с Кристин немного поругались. Видите ли, она обиделась. Вон по воде, словно Иисус ходит, - сказал Мартин.
  Я выглянул из-за дерева и увидел как Кристин в своем любимом белом платье с большой ромашкой на подоле, медленно вышагивает по воде, тщательно смотря под ноги.
  -Кристи, осторожно у тебя нимб прорезается, - усмехнулся я.
  Кристин не реагировала.
  -Совсем от рук отбилась. Это мать ее распустила...- выговаривался Мартин.
  -Ничего, скоро отойдет, - перебил я.
  -Кристин? Нет, будет дуться пока не пойдешь ей на встречу.
  -Да, ну. На меня она уже сотню раз обижалась, но довольно быстро отходила.
  -Это на тебя. А на папу будет дуться. Одним словом подростки. Вечный конфликт родителей и детей.
  -Из-за чего поругались? - спросил я.
  -Армию ей подавай. Ишь чего выдумала.
  -Это она сильно преувеличила, но с десяток хороших бойцов не помешает, так сказать для порядка. А вообще нужны люди для ведения переговоров, чтобы было несколько мнений, более зрелых и опытных, чем студент и подростки.
  -Вот и я ей сказал, что нужна делегация для переговоров, а не вооруженная армия.
  -Ну да, делегация.
  -Кристин, ничего лишнего не натворила? - вдруг спросил он.
  -Лишнего? Вы про что?
  -Точно не знаю, она не очень в подробности вдавалась. Может ты расскажешь, как все было? Так сказать другая точка зрения, Кристин я, конечно, доверяю, но зная ее характер...
  -Что рассказать?
  -Про Луну, про Марс. Что происходило? Ваши действия? Все от начала до конца с максимально возможными подробностями.
  -О, это длинная история. К тому же, мне кажется, все что надо Кристин уже рассказала.
  -А я не тороплюсь, - настаивал Мартин.
  -Мы торопимся.
  -Мы? Ты думаешь, я отпущу неизвестно с кем и неизвестно куда свою дочь?
  -Я думаю, что мне чихать на то, что вы думаете Мартин.
  -Мальчик, ты следи за тем, что говоришь.
  -Иначе что? - спросил я, стараясь не реагировать на слово "мальчик", прозвучащее как оскорбление.
  -Значит вот что, сейчас вы поедете со мной на военную базу, и мы побеседуем с вами, ну и с Кристин конечно, уже в другой обстановке.
  -Щас, разбежался.
  -Я могу заставить, если добровольно не хотите.
  -Рожей не вышел, - зло сказал я, и, надев шлем, связался с Кристин, - Кристи, подгони корабль на поляну.
  -Зачем? - спросила она.
  -Подгони, потом объясню.
  Кристин постояла на месте, словно раздумывая, а затем, ускорив шаг, побрела по водной глади к центру озера.
  -Куда-то собрались? - спросил Мартин.
  -Не твое дело.
  -Ошибаетесь, - Мартин достал пистолет и наставил на меня. - Вы не куда не пойдете.
  -Мартин, ты думаешь, меня напугает твоя детская игрушка. Если ты не заметил у меня более серьезные игрушки.
  Я показал на аннигиляционную турель, бластеры на руках и глюкер на поясе.
  -Не знаю, что это такое, хотя предполагаю, что вещи серьезные, - сказал Мартин, - но все же вам следует послушать меня и поехать с нами. Район оцеплен, за нами сейчас наблюдают.
  -Да вы что? - я сделал удивленное лицо, честно говоря, я это уже знал.
  Я увидел несколько десятков светящихся красным людей с оружием сразу, как только надел шлем, с еще включенным прибором ночного виденья. Несмотря на дневной свет, инфракрасный термограф очень четко выдавал их положение, как более горячих объектов.
  Я убрал удивление со своего лица, сообразив, что на мне шлем, и Мартин не видит моего лица.
  -Да, да Алексей и лишь одно мое слово, и вы окажетесь лежать мордой в землю, с закрученными за спину руками.
  Я громко засмеялся и сказал:
  -Вы думаете, я вам по зубам?
  -Не думаю, я уверен.
  -Чрезмерная самоуверенность, вот пожалуй единственное что делает вас с Кристин похожими. Открою вам маленький секрет, со мной вам не справиться. Даже не пытайтесь. Приведи вы сюда хоть всю земную армию, вам со мной не справиться. Земное оружие примитивно и очень медлительно, а ваши бойцы слабоваты для меня.
  Кристин дошла до центра озера и исчезла в сверкнувшем гравитационном луче.
  Я развернулся и направился к поляне.
  -Стоять, - прокричал Мартин. - Стой, стрелять буду.
  -Стреляй, - сказал я.
  Но выстрела не последовало, впрочем, я его и не боялся, защитное поле противостояло даже аннигилятору, стрелять сейчас в меня пулями все равно, что горох об стенку, эффективность на абсолютном нуле.
  Видимо Мартин дал команду своим людям, потому что они пришли в движение, направляясь ко мне. Я перешел в режим стелс и принял быстрин, повысив максимально свои возможности, конечно, это было уже лишним, просто мне вдруг захотелось произвести впечатление на земных вояк.
  Потеряв меня из виду, люди в камуфляже заняли оборонительную позицию, образовав между мной и поляной заслон. Можно запросто всех положить из глюкера, не нанося им вообще никакого вреда, но я решил немного помахать руками, так веселей.
  Никакой стратегии действий у меня не было, я просто врубился в середину людской цепочки развернутой передо мной. Первого пнул ногой в грудь, второму кулаком в челюсть, третьему опять ногой только в челюсть, он стоял на одном колене. Действовал я очень быстро, даже сам удивился такой молниеносной скорости. Еще первые трое находятся в фазе полета к земле, а у меня уже на очереди следующий. Удар правой, левой, ногой, снова правой, разворот и удар локтем, и финальный головой. Слева все чисто. Достаточно одного удара, чтобы отправить противника в нокаут, и это я еще сдерживал силу удара, чтобы ненароком не убить их. И в таком же темпе еще семерых справа.
  Шестнадцать человек за три секунды, по-моему, не плохой результат. Интересно, наверно, посмотреть со стороны, как солдаты разлетаются в разные стороны от невидимого противника, пронесшегося по их рядам словно торнадо. Я отключил режим стелс и показал Мартину средний палец.
  Мартин пошел ко мне навстречу, стреляя в меня из пистолета, я развернулся и направился к поляне, махнув на него рукой, если бы на мне не было шлема, я бы еще плюнул на землю. От поля отскочили две тяжелых пули, а через секунду я услышал, как прозвучали два далеких выстрела.
  -Еще и снайперы... Здорово! Папа приехал с дочкой повидаться, - говорил я, идя к поляне.
  Раздались автоматные очереди, оказалось, что я не всех положил. Со стороны поляны были еще четверо солдат, стрелявших в меня из автоматов. Я вытащил гликер и парализовал всех четверых, но все что увидел Мартин это очень быстрое, смазанное движение моей руки, а затем все четверо синхронно упали. Я чудовищно быстр и мне это нравится.
  Включив тепловизор, я быстро нашел снайперские позиции и сделал еще два выстрела из глюкера. Все-таки классное у пришельцев оружие, а главное очень точное.
  Мартин подобрал один из автоматов и стал стрелять в меня из него, я навел на него глюкер. Достал, честно слово.
  -Нет, - услышал я голос Кристин и не стал стрелять.
  Она возникла в центре поляны.
  -Папа, ты что делаешь? - обратилась она к Мартину.
  Но Мартин никак не отреагировал, видимо в автомате кончились патроны, и он бросился на меня в рукопашную, пытаясь ударить меня автоматом. Я с легкостью его выбил и слегка ударил ногой в область коленной чашечки. Раздался хруст, кажется, я немного не рассчитал.
  -Перестаньте оба, - закричала Кристин, швырнув в меня огненный шар.
  -Твой папа настоящий му... идиот, - сказал я. - Я улетаю.
  -А как же я?
  -Думаю тебе лучше остаться с ним, - ткнул я в Мартина рукой.
  -Я не пущу тебя, нам нужен будет корабль, - сказала она.
  -Ты тоже хочешь со мной драться? У тебя нет шансов против меня, телепатия тебе не поможет.
  -Хочешь проверить? - сказала она.
  -Не зли меня, мне нужен только корабль. Решай ты со мной или нет.
  -Кристин, пусть уходит, - простонал Мартин.
  -Папа ты то уж помолчи, ты пришел увидеться со мной, взяв с собой целую армию. Да еще хотел меня допрашивать. И не делай удивленное лицо, я все слышала, - сказала она, и, обращаясь ко мне, произнесла, - я не позволю взять тебе корабль.
  Кристин хотела поднять меня в воздух, но я воспользовался генератором гравитации, сделав себя очень тяжелым, и у нее ничего не получилось.
  -Перестань или я буду стрелять, - с угрозой сказал я.
  -Я заблокирую корабль, тебе будет не попасть внутрь, - ответила она.
  -Какой корабль? - улыбнулся я.
  Она очень удивилась, не обнаружив корабля над своей головой.
  -Я изменил его положение, когда ты поперла на меня. Наверно я ясновидящим стал, будущее могу видеть, а может просто ты очень предсказуема? - злорадствовал я.
  -Ах ты...
  -Не дергайся, у тебя лицо открыто. Я успею выстрелить из глюкера раньше, чем ты наденешь шлем, а без шлема защитное поле не замкнуто.
  -Чего ты хочешь?
  -Ничего, я ухожу, - сказал я и включил режим стелс.
  Кораблю я приказал переместиться на небольшой пляж, примерно в километре от нашей поляны, который я заприметил сидя на берегу у дерева.
  Я уже сидел в коконообразном кресле корабля, когда со мной на связь вышла Кристин:
  -Леша подожди. Пожалуйста, - кажется, она плакала.
  -Чего тебе?
  -Ты должен взять нас с собой.
  -Кого нас?
  -Меня и тех, кого ты избил. Ты их очень сильно избил, они умрут если их не поместить в модулятор, на земле их не спасти.
  -Знаешь, Кристи, люди бывает умирают...
  -Ну, пожалуйста. Я обещаю тебя слушаться. Мы все сделаем, как ты скажешь...Папа, молчи! Ты уже помог...
  Я отключил связь и снял шлем.
  "Не бросай ее, она нужна тебе", - сказал Ганс, появившейся в рубке.
  "А ты откуда вылез?" - спросил я, совсем забыв, что мы оставили его на корабле.
  "Я всегда был здесь".
  "С чего ты взял, что я кого-то хочу бросить? Ты ведь не слышишь".
  "Кристин, сказала. Она хотела, чтобы я тебя остановил, но я ведь не могу".
  "Врешь. Она не могла тебе ничего сказать, она слишком далеко".
  "Значит, смогла", - парировал он.
  "Ладно. Допустим, но зачем она мне?"
  "Вы так далеко продвинулись только благодаря совместным действиям, по одиночке у вас бы не было шанса".
  "Для вас сообщение", - сказал компьютер корабля.
  "От кого?" - спросил я.
  "Сьюзан. Планета Марс. Проиграть сообщение?"
  "Да".
  "Ребята вы должны срочно вернуться на Марс. Разбуженные отвергли обещание Ксеркса, они пытаются завладеть компьютером. Переговоров не будет. Простите нас".
  -Я прям пуп Земли, все у меня просят прощение, - произнес я в слух.
  "Возвращайся в отсек", - приказал я Гансу.
  Я сел на поляне, где недавно у нас была вечеринка. Кристин сидела на траве, недалеко от Мартина, повернувшись к нему спиной. Она обхватила руками колени и положила на них голову, ее плечи изредка вздрагивали.
  -Хватит ныть, - сказал я. - Давай быстро на корабль, пришельцы комп взламывают.
  -Кристин подняла красное зареванное лицо и, на секунду замешкавшись, сказала:
  -А раненые?
  -Ладно. Грузи их, только быстро и только тех, кому действительно очень досталось.
  Кристин погрузила пятерых солдат и Мартина. Ну, конечно, куда же без папочки. Нюня.
  -Ты хотел меня бросить, а я ведь...- начала она, усаживаясь в кресло.
  -Ты на меня руку подняла, скажи спасибо, что я не ответил тебе, - перебил ее я.
  Она замолчала, демонстративно отвернувшись.
  Я перевел корабль в подпространство, прямо с места стоянки, беря направление на Марс.
  -А крейсер? - спросила Кристин.
  -Нет времени.
  Через десять минут мы были уже в ангаре, марсианской базы.
  -Комп еще наш? - спросил я у Кристин.
  -Да.
  -Энергоснабжение в порядке?
  -На восемьдесят процентов, - отвечала Кристин, словно запрограммированный робот.
  -А силовые поля работают?
  -Вполне.
  -Хватай всех силовыми полем, потом будем разбираться, - сказал я.
  -Всех? Людей тоже? - переспросила она.
  -Да. Всех без исключений.
  -Сделала.
  -Хорошо. Пошли.
  -А раненые?
  -Сама справишься?
  -Наверно.
  -Вот и хорошо. Где Сьюзан?
  -Не знаю. Все люди заперты в зоне отдыха, но ее там нет.
  Я спустился в ангар и пошел к телепорту. В ангаре абсолютно пусто. Нет ни одной живой души. Сзади, что-то сверкнуло. Я повернулся. Под кораблем с оплавленным корпусом стояла неподвижная Сьюзан, видимо спустившаяся с корабля по гравитационному лучу и сразу же оказавшаяся в силовом коконе.
  -Кристи, отпусти Сьюзан. Она в ангаре, - сказал я.
  Сьюзан ожила и побежала ко мне.
  -Я за крейсером, помещу раненых там, - сказала Кристин.
  Корабль пришел в движение.
  -Зачем? Чем тебе тут не нравиться? - спросил я.
  -Здесь все модуляторы заняты, а вход в зону отдыха заблокирован. Телепорты не работают.
  -Дык разблокируй.
  -Не могу, он механически заблокирован.
  -Вы не злитесь? - спросила подбежавшая Сьюзан.
  -Только давай быстрее, - сказал я Кристин. И посмотрев на Сьюзан, продолжил, - конечно, мы злимся.
  -Мы ведь хотели как лучше, - начала Сьюзан. - Ксеркс сказал, что если мы добровольно поедем с ними, он уговорит остальных помочь всей Земле, перезарядив ее ядро.
  -И что?
  -Мы согласились.
  -Подожди. Ты меня не надуешь. Действовать вы начали намного раньше, чем здесь появился этот Ксеркс.
  -Но смысл-то был такой. Мы хотели сделать им предложение.
  -Дитятко ты путаешься, кто кому хотел сделать предложение?
  -Да мы хотели. Все люди, которые здесь есть. Ксеркс согласился нам помочь. Мы добились стадии переговоров, а потом разморозились остальные. И сказали, что все будет, как и должно быть. Нас всех отправят куда-то, стерев всю память, а Земля обречена. Они взяли оружие и загнали всех в зону отдыха, закрыв проход.
  -А ты?
  -Я была здесь. Пряталась внутри корабля, я из него и посылала сообщение.
  -А почему в битом, он ведь не защищен полем?
  -Потому что в целый мне не попасть, на них запрет. Только ты и Кристин можете в них попасть. Наверно.
  -А из битого тебя могли спокойно достать.
  -Могли, поэтому я не высовывалась. Но видимо они не знали, что я здесь. Они осмотрели ангар, попробовали залезть в один из кораблей, но у них не получилось и они пошли взламывать компьютер.
  -С чего ты взяла?
  -Просто так подумала. А чего им еще делать?
  -Ладно. Пойдем, посмотрим, что они там наделали.
  Двери шлюзового отсека не открывались, их тоже заблокировали. Пришлось применить аннигиляционную турель и разнести их. Круговой коридор центральной зоны был битком забит пришельцами. Несколько помещений связи с компьютером вскрыты, причем не в области двери, а рядом с ней. Очевидно, вскрыть поле, закрывающее проход они не могли и просто проделали дырки в стене, обеспечив себе доступ в комнаты с кушетками.
  Я зашел в одну из комнат связи, с дыркой в стене. Кушетка полностью демонтирована и куда-то вынесена, полусферы сняты и валяются на полу, из стены торчат какие-то трубки и серебристые волокна, а в центральном углу треугольного сектора дырка в полу из которой лучиться синеватое свечение.
  -М-да. Вовремя ты нам сообщила, - сказал я Сьюзан.
  -Я рада, что успела, - обрадовалась она.
  -А откуда ты русский знаешь, ты вроде из Франции?
  -Кристин, когда блокаторы раздавала, случайно дала мне свой. В нем был полный ассоциативный ряд.
  -Как это свой?
  -Наверно просто перепутала, она когда принесла блокаторы, они все вместе висели у нее на шее.
  -Странно. Тот блокатор, где был ассоциативный ряд - его больше нет, он взорвался еще на Луне.
  -Может она все переписала на новый, - предположила Сьюзан.
  -Возможно. Я у нее узнаю.
  Зайдя в нетронутое помещение, я установил прямую связь с компьютером, приказал ему заняться ремонтом телепортов и всех остальных нанесенных повреждений, а также удалить блокировку зоны отдыха, куда были согнаны все люди.
  Наведался в лабораторию. Пришельцев аж в глазах рябит. Все агрегаты задействованы, видимо, они мастерили что-то серьезное.
  Вновь соединился с компьютером и отключил все установки в лаборатории.
  -Я уже тут, - сказала Кристин, встав в проходе шлюзового отсека.
  -Хорошо.
  -Ах ты курица крашеная, - выкрикнула Кристин, увидев Сьюзан.
  Кристин почему-то пренебрегла своими способностями и вцепилась левой рукой Сюзен в волосы, а правой стала мутузить ее по корпусу.
  -Эй, эй,- закричал я и стал оттаскивать Кристин. - Кристи, успокойся. Тише. С ума сошла?
  -Это она во всем виновата, - кричала Кристин, брыкаясь у меня в руках, но все же отпустила волосы Сьюзан.
  Сьюзан сидела на коленях, уперевшись в пол головой и держалась за живот, скуля, как маленький щенок.
  -Успокойся, наконец, - сказал я Кристин, поставив ее на пол. - Тут все виноваты, не только она.
  -Это она зачинщица, - продолжала Кристин, нервно расхаживая туда-сюда по коридору.
  -С чего ты взяла?
  -Как с чего? Это же она послала сообщение.
  -И что? Нам тоже она послала сообщение. Сейчас уже не важно кто все затеял, нам надо держаться вместе.
  -Но они...
  -Они уже поняли свою ошибку и очень жалеют. И закончим на этом.
  Я наклонился к Сьюзан и помог подняться, она зло посмотрела на Кристин.
  -Мириться, как я понимаю, вы не будете, но увижу еще раз подобное или даже узнаю, уши обоим надеру. Ясно? - сказал я. - Чего молчите? Я к обоим обращаюсь. Понятно говорю?
  -Но это...- начала Сьюзан, но видя мой суровый взгляд, сказала, - Ясно.
  -А тебе Кристин? - спросил я.
  -Мне тоже, - пробурчала она.
  -Давайте всех гунган перетащим в лабораторию и побеседуем с ними, - сказал я.
  -Я только схожу за Гансом, - сказала Кристин.
  -А я проверю ребят, - вставила Сьюзан.
  -Только быстро, - сказал я обоим. И обратился к Кристин, - Кристи, сделай так чтобы я мог их двигать.
  Девчонки особо спешить не стали, явились, когда я уже перетащил всех в лабораторию. Капсул теперь в ней не было и места для размещения всех инопланетян хватало с большим запасом. Мы немного сместили их к задней стенке, освободив пространство перед входом в лабораторную зону.
  -Кристи, пусть они очнуться, придут в сознание, только поле не отключай, чтобы они не могли двигаться, - сказал я. - И приготовь глюкер. Сьюзан это тебе.
  Я дал Сьюзан свой глюкер.
  -Надо было забрать у них оружие, - сказала Сьюзан.
  -Ничего не надо. Тебя забыли спросить, - огрызнулась Кристин.
  -Кристи, - прервал я ее.
  -А чего она глупости морозит, как будто не видит, что они под полем, - начала она.
  -Кристи, перестань, - вновь остановил ее я.
  Я подождал несколько секунд и попросил:
  -Ну, может, ты приведешь их в чувства.
  -Уже, - ответила она.
  В застывших фигурах ничего не изменилось.
  -Пусть еще у них голова станет свободной, чтоб могла поворачиваться, а то, как со статуями будем разговаривать.
  -Готово, - сказала Кристин.
  Пришельцы дружно заворочали головами и уставились на нас.
  "Даже не пытайтесь, что-нибудь предпринять. Отключу в миг", - сказал я.
  "Что вы хотите?" - сказал кто-то.
  "Кто главный, я должен знать, к кому обращаться?"
  "Главного нет. Все равны", - хором зазвучали голоса в моей голове, сказав одно и тоже, словно давно отрепетированную фразу.
  "Значит назначьте. Выберете представителя", - приказал я.
  Телепатический рокот заполнил помещение лаборатории, затем внезапно стих и один из миомпов сказал:
  "Меня зовут Лест. Можешь обращаться ко мне, но мой ответ будет отражать коллективное мнение. Каждый вопрос или ответ будет обсуждаться"
  -Зачем тебе это, можно ведь сразу со всеми разговаривать? - влезла Кристин.
  -Не мешай, - отрезал я.
  -Я тоже не понимаю за..., - начала Сьюзан, но замолчала после того, как я строго посмотрел на нее.
  "Мы хотим, чтобы вы зарядили Земное ядро, а затем убрались из нашей системы", - выдвинул я свои требования.
  "Решение уже принято и изменению не подлежит", - сказал Лест, даже не посовещавшись с остальными.
  "Значит, придется его изменить, вы не в том положение. Подумайте, чем может для вас это закончиться".
  "Ты нам угрожаешь?" - спросил Лест.
  "Хм. Да я вам угрожаю. И вы прекрасно знаете, что я, не колеблясь, приведу угрозы в реальность".
  Короткий ропот по рядам и Лест ответил:
  "Нас это не пугает. За нами придут другие и доведут начатое до конца".
  Я усмехнулся и сказал:
  "Дорогой мой, ты не понял. Я говорю не только про вас, я имею в виду всю вашу цивилизацию. Если ты отказываешься, я объявлю вам войну и не остановлюсь, пока всех не замочу".
  "Ты не сможешь. Будь все человеки в таком же состояние, что и ты с Кристин, вы все равно не сможете".
  "Лест, вы все время за нами наблюдали и наверно знакомы с понятием терроризм. Первым, что я сделаю - это сотру вам всем память и запишу туда нужную мне информацию. Вы сами начнете уничтожать свою цивилизацию. Например, пустите в разнос ядро на вашей планете. Один шаг и целой планеты как не бывало", - разошелся я.
  "У нас ни одна планета и не на всех есть ядра"
  "Это всего лишь пример. Мы придумаем что-нибудь. У нашей цивилизации в этом плане есть некоторый опыт".
  Обсуждение длилось несколько минут, потом Лест сказал:
  "Мы не воюем, мы созидаем, но если нам придется отвечать, мы ответим. Вы не сможете ничего противопоставить нам".
  "А не кому будет отвечать. Вас здесь двести чело... существ. Если я из каждого сделаю диверсанта, что тогда останется от вашего мира?"
  "Нас больше, чем ты думаешь. Всех не перебить. Ваш замысел быстро будет раскрыт", - продолжал Лест стоять на своем.
  "Мы постараемся стереть вас всех, если даже всех не получится, то погибнут многие. Честно говоря, мне надоело спорить. Итак, я жду ответа", - решительно сказал я.
  "Мы говорим: нет", - почти сразу ответил Лест.
  Я поднял руку и выстрелил в ближайшего миомпа из бластера, целясь ему в голову. Но вместо одного, убил сразу пятерых. Смертоносный луч прошил помещение до самой задней стенки, убивая всех на своем пути.
  -Ты зачем так? - округлив глаза, спросила Кристин.
  -Случайно вышло, просто хотел пугнуть.
  -Они теперь вообще не станут с нами разговаривать. Ты не просто перегнул палку, ты ее сломал вдребезги.
  "Не передумал?" - спросил я у Леста, наставив бластер в его сторону.
  "Мы не изменим решения", - ответил он.
  -Кристи, я хочу, чтобы ты завладела разумом этого Леста и подвела его сюда, - попросил я.
  -Ты его убьешь? - спросила Кристин.
  -Нет. Больше никого не буду убивать.
  -Обещаешь.
  -Еще бы. Они ведь нужны живыми для осуществления терактов, - улыбнулся я.
  -Ты серьезно? - насторожилась она.
  Я ей подмигнул и сказал:
  -Веди сюда этого несговорчивого засранца.
  Лест медленно подошел к нам и встал напротив меня.
  -Сьюзан верни мне глюкер. Пожалуйста, - попросил я.
  -Держи. Я все равно не умею стрелять, - ответила она.
  -Кристи, пусть Лест возьмет глюкер и выстрелит в кого-нибудь.
  -Зачем?
  -Делай.
  Лест взял глюкер повернулся и выстрелил в неоспа, его голова завалилась на грудь.
  "Ксеркс, назначаю теперь тебя представителем и жду ответа. Это ваш последний шанс. После этого я начну действовать. А Земля, да и черт с ней. У вас уже есть готовая планета для нас, переселимся на нее, когда с вами будет покончено", - сказал я.
  "Нам нужно больше времени", - сказал Ксеркс, после небольшого обсуждения. - "Мы должны все тщательно продумать. Какие вы можете дать гарантии, если мы выполним вашу просьбу".
  "Ты о каких гарантиях говоришь?" - не понял я.
  "Что вы не будете предпринимать против нашей цивилизации никаких действий. Что вы отпустите нас".
  "Сладкий мой, так это нам надо опасаться вас. Это вы ведь намного нас превосходящая цивилизация".
  "Нужны гарантии"
  "А какие гарантии можете дать вы? Откуда мне знать, что вы сделаете то, о чем я прошу? Что вы не вернетесь сюда с огромной армией, чтобы уничтожить нас? Кроме обещания вы ведь тоже не можете предоставить мне ни одного подтверждения ваших намерений. Мы можем рассчитывать только на взаимное доверие".
  "Не правда. Сейчас вы диктуете ситуацию. Вы вполне можете нарушить свое обещание".
  "Как и вы. Мы в этом недавно убедились. Ты сам нарушил обещание".
  "Я ничего не обещал", - возразил Ксеркс.
  "Ты обещал переговоры, а вместо этого...Сам знаешь. Итак, мы в равных условиях и можем рассчитывать только на доверие. Сколько вам нужно времени?" - закончил я.
  "Мы не знаем".
  "Хорошо. Мы будем рядом, сообщите, когда надумаете что-нибудь".
  "Мы все обдумаем".
  -Кристи, сделай пожалуйста кофейку, только Леста сначала заморозь, - попросил я.
  -Думаешь, они согласятся? - спросила она.
  Но я не ответил. Не знал что ответить, и она удалилась в лабораторию с атомным деструктором.
  "Ганс расскажи им про Луну", - сказал я ему.
  Я вновь дал Сьюзан глюкер, сказав:
  -Присмотри за ними. Стрелять очень просто, наводишь и жмешь, они падают.
  -Я не хочу убивать.
  -Он не убивает, а лишает сознания. Если что кричи, зови на помощь. Мы не далеко, - показал я на третью комнату с лева от нас.
  -А можно мне тоже кофе, - скромно попросила она.
  -Щас принесу.
  Когда я был на полпути к лаборатории с атомным деструктором, весь марсианский комплекс сильно тряхануло. Из лаборатории выбежала Кристин с кружкой в руках.
  -Что это? - спросил я.
  -Не знаю. Я подумала, что это вы что-то сделали, - сказала Кристин.
  -Это землетрясение, мы все погибнем, - завопила Сьюзан. - Надо срочно наружу, а лучше вообще улетать.
  -Во-первых, не землетрясение, а марсотрясение. Мы ведь на Марсе. Во-вторых, это не оно, - спокойно сказал я.
  -Вообще очень похоже. С чего ты взял, что это не оно? - спросила Кристин.
  -Просто мне так кажется. Кристи, проверь комп, - попросил я.
  Я подошел и взял у нее кружку с кофе.
  -Вот как только доходит дело до кофе, обязательно что-то происходит. Прям примета местная, хоть вообще отказывайся от него, - сказал я.
  -Это крейсер, он приземл...примарсинился прямо на ангар, - сказала внезапно побледневшая Кристин.
  Несмотря на шокирующую информацию полученную от Кристин, я улыбнулся, обратив внимание на ее "примарсинился", и спросил:
  -Наш крейсер?
  -Нет другой, - ответила Кристин.
  -Откуда? Кристи, быстро усыпи пришельцев. Сью глюк, - быстро протараторил я.
  -Что? - не поняла Сьюзан.
  -Дай мне глюкер, - сказал я, быстро глотая горячий кофе. - Кристи, идем в ангар.
  Я побежал к ангару, на ходу одевая шлем. В ангар вбежал уже в стелс режиме.
  -Сью, вернись в лабораторию, на тебе нет костюма. Это небезопасно. Кристи, ты где?
  -Здесь, - последовал ответ.
  Сьюзан нехотя с оглядкой отправилась назад.
  На потолке ангара образовался десятиметровый круг, истощающий яркий белый свет, намного ярче потолка, что выделяло его на такой же белом фоне. От круга к полу протянулся цилиндрический столб света подобно гравитационному лучу кораблей. На полу ангара возникли три фигуры: неосп и два миомпа.
  -Хватай их, - сказал я Кристин.
  Двое миомпов замерли, но неосп остался свободным. Он повернулся и посмотрел на своих собратьев.
  -А неоспа? - сказал я.
  -Не могу. На него не действует, - ответила Кристин.
  -Как? - удивился я.
  -Не знаю. Просто не действует и все.
  Неосп сделал несколько шагов к шлюзу и громко сказал:
  -Люди мы друзья. Мы вам поможем.
  Люди? - ошарашило меня, я даже не обратил внимание на то, что неосп говорит, хотя это было не менее удивительно. Я впервые услышал от пришельцев слово люди, вместо исковеркованного человеки.
  -Чего вы хотите? - спросила Кристин.
  "Кристи, ты..." - хотел отсчитать я Кристин, переходя на телепатию.
  Но неосп ответил на ее вопрос:
  -Мы пришли помочь. Мы изменили решение, ваша роль во Вселенском масштабе оказалась слишком высокой. Момент времени, в котором сейчас находимся мы, является одним из ключевых в ходе дальнейшего развития Вселенной. В зависимости от последующего развития событий определиться будущее Мироздания, - громко декларировал неосп.
  -Ты знаешь будущее? - спросил я.
  -Нет. Будущее не определено. Мы можем лишь посчитать возможную вероятность его развития.
  -И, причем тут мы?
  -В целом цивилизация не причем, она не играет главную роль, но оказывает сильное влияние на конкретные субъекты, от поступков которых зависит очень много. Главные роли не возможны без второстепенных ролей. Даже самая незначительная мелочь может в корне изменить все в дальнейшем. Подобно маленькой песчинке удерживающий большой камень на вершине утеса, если песчинку убрать, то камень сорвется вниз по склону. Сейчас все главным образом определяется действиями всего двух людей с планеты Земля. Тебя Кристин и тебя Алексей.
  -Откуда ты знаешь наши имена? - спросил я.
  -Это не важно.
  -А для меня важно.
  -Не могу ответить на этот вопрос, вы все узнаете позже, когда придет время.
  -Кто ты? - словно проснувшись, спросила Кристин.
  Она отключила режим невидимости и прошла по небольшой дуге вокруг неоспа, внимательно его разглядывая.
  -Кто ты? Ты ведь не неосп? - повторила она вопрос.
  -Я третья сторона. Я обеспечиваю необходимые гарантии.
  -Ты не ответил, - сказал я.
  -Можете называть меня Тео. Я наблюдатель. Мы редко вмешиваемся в ход событий, но если ситуация становиться критической иногда приходиться вносить поправки.
  -Наблюдатель? За чем ты наблюдаешь?
  -За правильным ходом событий.
  -Почему же ты раньше не вмешался, над нашей цивилизацией уже несколько тысяч лет экспериментируют?
  -Только в критический момент, - сказал Тео. - Это всего второе по счету вмешательство в ход событий, за миллиарды лет.
  -Сколько тебе лет? - спросила Кристин.
  -Это не важно.
  -А когда было первое вмешательство? - спросил я.
  -Когда планете Аверс - родине неоспов грозила гибель. Мы их спасли, тем самым, дав возможность появиться вам. Без них вас бы не было.
  -Ладно, допустим. Эксперимент запустили, мы появились, почему нельзя было оставить нас в покое? Тысячи лет, у меня в голове не укладывается.
  -Тысячи лет это для вас, для неоспов этот срок значительно меньше. Вы живете быстрее их.
  -Как это быстрее?
  -Ощущение хода времени, его восприятие для вас и них различно.
  -Что-то я не заметил их "тормозящего" состояния, ведь тогда мы бы воспринимали их как заторможенных, медлительных.
  -Нет. Различно только восприятие. Абсолютное время везде течет одинаково. Но связь пространства и времени вводит относительное время, ход которого зависит от характеристик пространства. Поскольку мы все находимся в пространстве и по-разному с ним взаимодействуем, то и относительные времена для нас различны. Интересную топологию в ходе времени представляют черные дыры, здесь нет связи между пространством и временем, поскольку нет пространства, это разрыв пространства. Но время все равно существует, оно наслаивается слоями, начиная с момента возникновения черной дыры - разрыва в пространстве. Черная дыра - это своеобразный записывающий механизм, она замораживает время, запечатляя каждый момент как новый слой, абсолютно непрерывный с момента ее возникновения и до момента гибели, момента, когда пространство вновь сомкнется.
  Я мало, что понимал в его речи, зависнув еще на разном восприятии времени, но все равно слушал, пытаясь хоть немного вникнуть в его слова.
  -Что вы хотите сделать? Как вы будите нам помогать? - остановила его Кристин.
  -Мы заменим Земное ядро.
  -Что? - в один голос спросили мы.
  -Заменим ядро, - спокойно повторил Тео. - Это значительно проще, чем подзарядить его, к тому же подзарядка лишь незначительно увеличит его энергетические способности.
  -Но оно ведь огромно ... - начал я.
  -Мы заменим только центральную часть: зону управления и зону получения энергии. Это шар примерно с восьми километровым радиусом, - перебил меня Тео.
  -И как интересно вы вытащите этот "не большой" шарик из центра огромной планеты?
  -Переведем его в подпространство и выведем за пределы планеты, а на его место поставим точно такое же ядро, только новое. Это новое ядро будет служить намного дольше. Его реактор будет работать на принципе аннигиляции и станет давать намного больше энергии, чем сегодняшний, который представляет собой смесь ядерного и термоядерного реактора.
  Я задумался. Несколько минут прошли в полной тишине.
  -А что будет с планетой, когда вы вытащите из ее центра ядро? - спросил я.
  -Ничего, - ответил Тео.
  -Как это ничего? - не понял я. - В самой плотной точке планеты вдруг появиться огромная дырка и ничего не произойдет?
  -Конечно, если оставить планету с отверстием в ее гравитационном центре это, несомненно, разрушит ее или по-крайней мере вызовет катаклизмы, которые скорей всего убьют все живое. Но этого не будет. Мы синхронизируем процесс извлечения старого и установку нового ядра с максимально возможной точностью. Новое ядро возникнет в центре планеты в момент перехода старого в подпространство. Конечно, по планете все равно пройдет сейсмическая волна, но разрушения не будут критическими.
  -Но жертв не избежать, - вставил я.
  -Более девяноста процентов биосферы не пострадают, - спокойно пояснил Тео.
  -Хе. Всего то десять процентов. Совсем ничего. Правда? - усмехнулся я. - Ты думай, что несешь. На земле более шести миллиардов человек, а десять процентов - это шестьсот миллионов. Это огромная цифра.
  -Другого способа нет. Убрать всех с планеты на время замены мы не в состояние. Просто не куда деть столько людей, - он сделал паузу и продолжил, - но думаю, мы в состоянии сократить эти цифры. Проанализировав наиболее опасные места, сделав соответствующие расчеты, мы сможем на время переселить население из опасных районов в более безобидные.
  -Как ты думаешь, что начнется на Земле, если мы ошарашим их такими новостями? - спросил я.
  -Это не важно. Жертв не избежать в любом случае. У вас есть всего два варианта. Решать вам, - ответил Тео.
  -Нужно убрать всех с планеты, на время работ, - сказала Кристин.
  -Я уже сказал, что это невозможно. Их не куда убрать. У вас два варианта, - повторил Тео.
  -А ты как думаешь? Какой вариант лучше? - спросил я.
  -Думаю, что лучше сообщить. Конечно, реакция на сообщение будет различна, но думаю, что большинство воспримет ее правильно и не станет впадать в панику. Вы все равно, когда-нибудь должны столкнуться с иноземными представителями, другое дело, что пока вы еще не готовы морально воспринимать это. Еще больший стресс может вызвать история возникновения вашей цивилизации, поэтому лучше на данном этапе умолчать об этом факте.
  -Нам надо хорошо подумать. Мы должны посовещаться со всеми людьми, которые уже в курсе проблемы, - сказал я.
  -Понимаю, ответственность за решение очень велика. У вас будет время на принятие решения, - сказал Тео.
  -А как быть со звездой? Вы не можете ее починить? - спросила Кристин.
  -Нет. Мне известна лишь одна цивилизация, обладающая такими технологиями - это Ангелис. Но и они не способны предотвратить гибель звезды, возможно, только ее стабилизировать. Чтобы по мере выгорания топлива звезды не происходило ее сжатие или расширение. Когда все топливо закончиться, звезда просто остынет. Этот вариант сократит жизнь звезды почти вдвое, для обеспечения стабильности нужна энергия. Сейчас конец жизненного цикла вашей звезды наступит через четыре миллиарда лет, а значит если применить этот способ, то время угасания сократиться до двух миллиардов лет.
  -Как их найти? - быстро спросила Кристин, нервно покусывая губы.
  -Они не из Млечного пути, не из Нашей Галактики. Есть сведения о их нахождении в Туманности Андромеды, но наша экспедиция туда не дала никаких результатов.
  -А как же вы с ними столкнулись? - спросил я.
  -Они сами пришли. Мы тогда еще не обладали технологиями для путешествия между звездами. Большая вероятность того, что они сгинули во времени.
  -А сколько времени надо, чтобы долететь до Галактики Андромеда? - спросила Кристин.
  -Если использовать технологию неоспов, то порядка двухсот тридцати ваших лет.
  -Ого. А сколько вы живете? - продолжала расспрашивать Кристин, видимо очень заинтересовавшись Андромедой.
  -Вы можете жить столько же. Чаще всего жизненный цикл обрывается в результате несчастных случаев. Усредненный показатель жизни составляет около трехсот лет.
  -А если без случайной смерти?
  -Это исключено. Чем больше ты прожил, тем больше вероятность погибнуть. Ничто не вечно.
  -Но теоретически ведь можно жить вечно?
  -Даже теоретически нельзя. Вселенная не вечна, у нее тоже есть жизненный цикл.
  -А если...
  -Кристи, хватит, - прервал я. - Позже займешься расспросами. У нас сейчас другая повестка дня. Давай вернемся к теме о замене ядра планеты. Я тут немного поразмыслил... вот скажи Тео, если даже звезды умирают по мере выгорания топлива, что будет тогда когда материя ядра из-за процесса аннигиляции станет убывать? Как это отразиться на планете и ее массе?
  -Никак.
  -Как это? Масса ведь при аннигиляции исчезнет, переходя в энергию. Значит, ядро станет легче.
  -Ядро генерирует гравитационное поле, изменение массы центральной части будет компенсировано этой генерацией. Ты кое-что упустил, Алексей. Ведь масса вещества изменяется не только при аннигиляции, но и при ядерных реакциях и при термоядерном синтезе, только в последних двух случаях в энергию переходит только часть массы вещества, вступающего в реакцию - дефект массы.
  Я стукнул себя по лбу. Как же так я мог лохануться, ведь все эти реакции рассчитываются исходя из одной формулы - знаменитой формулы Эйнштейна, о которой знает каждый школьник. Исходя из которой, сразу становиться понятно, что не зависимо от типа реакции, количество полученной энергии всегда зависит от исчезнувшей массы.
  Я отключил режим стелс и снял шлем.
  -Да, тормознул немного, - сказал я. - Еще мне не понятен принцип работы аннигиляционного реактора. Как я понимаю, чтобы была аннигиляция, нужны частица и ее античастица.
  -В физике аннигиляция буквально означает "исчезновение", "уничтожение" (лат. annihilatio, от ad - к и nihil - ничто). Если масса исчезла, значит, она аннигилировала, а то, что имеешь в виду ты - это один из механизмов, - стала объяснять Кристин.
  Я немного удивленно глянул на Кристин. Физика и латынь, - девчонка не перестает меня поражать.
  -Кристин права. Наличие античастиц и частиц не обязательно, достаточно только одной из них, чтобы получить энергию. Вся масса частицы перейдет в энергию, - поддержал Кристин Тео.
  -Но как? - не отставал я.
  -Мы здесь не для развития ваших технологий, - отказался отвечать Тео. - Задавайте вопросы по существу.
  Мы некоторое время стояли молча, затем Кристин сказала:
  -У нас наверно пока нет вопросов. Нам надо подумать. Обсудить все с остальными.
  -Хорошо. Я вернусь, когда вы будите готовы. Могу я вас попросить отпустить ваших пленников. Им надо отдохнуть.
  Мы с Кристин переглянулись, и я сказал:
  -Нет.
  -Понимаю. Не доверяете, - сказал Тео и исчез в гравитационном луче.
  Я повернул к выходу из ангара. Из-за угла выглядывала Сьюзан, тотчас спрятавшаяся от моих глаз. Видимо решив, что я уже все равно ее заметил, она не решительно вышла из своего укрытия и направилась к нам.
  -Чего они хотят? - спросила Сьюзан.
  -Того же, что и мы, - ответил я и сказал, - пошли в зону отдыха, обсудим со всеми и примем один из вариантов.
  -Они не годятся, будут жертвы, - возрозила Кристин.
  -Но других-то нет, - ответил я.
  -Вы о чем? - спросила Сьюзан.
  Ее вопрос остался без ответа. Мы оба его проигнорировали.
  -Надо не менять, а подзарядить ядро. Вот разумный вариант, и никто не пострадает, - сказала Кристин.
  -Ты же слышала, что это лишь немного увеличит энергетический ресурс. А планете потребуется много, очень много энергии. Ведь энергия нужна не только для генерации магнитного поля. Со временем потребуется изменение радиуса орбиты. Ты представляешь, сколько энергии надо на этот процесс?
  -А мы потом опять его подзарядим, - не отставала она.
  -Ладно. Это мы потом обсудим, а сейчас нужно обсудить их варианты и выбрать из двух один.
  Кристин "разбудила" всех кто отдыхал в модуляторах, дабы в вынесении вердикта участвовали все подростки, она даже хотела слетать на крейсер и забрать отца с солдатами, но я ее отговорил, сказав, что придеться долго ждать пока они поправятся.
  Пока Кристин вводила всех в курс дела, я молча стоял рядом и внутренне улыбался. Мне очень было приятно, что ребята даже сейчас придерживались моего графика отдыха, используя в качестве часов цветастый круг на стене.
  Честно говоря, я думал, что обсуждение затянется, что ребята разобьются на два лагеря: одни захотят использовать первый вариант, то есть просто заменить ядро ни о чем не сообщая, а другие решат посвятить всех. Но я ошибся, подростки почти сразу решили ошарашить землян новой информацией. Сам же я так и не принял решения, конечно, второй вариант выглядел разумней, но я боялся, что такие новости на Земле вызовут огромную панику и беспорядки, и не известно в каком случае жертв будет меньше.
  Мы вернулись в ангар и вызвали Тео. Кристин предложила вариант с подзарядкой, который Тео сразу отверг, сказав, что такой вариант даже не рассматривается.
   -Мы выбираем второй вариант, тот который подразумевает эвакуацию людей из наиболее опасных районов, - сказал я.
  -Я так и думал, поэтому сделал полный тектонический анализ поверхности и составил карту зон, из которых лучше эвакуировать население.
  -Здорово. Нам потребуется время для оповещения всех на планете и эвакуации населения, - сказал я.
  -Разумеется, - вторил Тео.
  -А сколько вам потребуется времени на создание ядра? - спросила Кристин.
  -Оно уже создано, сейчас ядро находиться на орбите Юпитера. Мы восстанавливаем его энергетический ресурс, потраченный на перемещение ядра в подпространстве.
  -Вы на нем прилетели? - удивился я.
  -Нет. Мы его переместили.
  -Откуда?
  -От места создания.
  -Аверс?
  -Нет. От другой звезды с окраины рукава Ориона - это один из нескольких спиралевидных рукавов галактики Млечный путь, в котором, кстати, находиться и ваше Солнце.
  Тео определенно не хотел отвечать на вопрос, и я отстал от него.
  -Тео, а планеты есть у всех звезд? - спросила Кристин.
  -Примерно у каждой третей звезды есть планеты и планетные системы.
  -А сколько цивилизаций в Нашей Галактике?
  -Всего три и все находиться на окраине. На достаточно удаленном расстоянии от ядра Галактики. В центральных областях: в гало и его окрестностях, редко встречается жизнь, слишком велика плотность излучения.
  -Верги, неоспы, миомпы, - перечисляла Кристин. - А как же мы? Ты нас не считаешь за цивилизацию?
  -Неоспы и миомпы - это одна и таже цивилизация.
  -Аа... - обрадовалась Кристин, а потом вновь спохватилась, - а как же ты?
  -Я не из этой галактики. Думаю вам пора заняться делом, - пресек Тео волну вопросов.
  Тео послал какое-то телепатическое послание, и через несколько секунд в ангар по гравитационному лучу спустился миомп с белым планшетом размером со школьную тетрадку. Миомп передал Тео планшет и исчез в гравитационном луче.
  -Здесь отмечены наиболее опасные и безопасные зоны на поверхности планеты, - сказал Тео.
  Он дал планшету команду, и над его плоской поверхностью возникло голографическое изображение Земли. Сделал еще какую-то команду, и атмосфера планеты исчезла, обнажив материки и океаны.
  -Прям как настоящая... трехмерная, только маленькая, - восхитилась Кристин.
  -И где эти зоны? - спросил я.
  -Сейчас выведу, просто показываю модель слоями. Для наглядности, - сказал он, дав очередную команду.
  Цвета материков и океанов изменились. Теперь стало намного сложнее отличать океан от материка, поскольку вся поверхность планеты окрасилась в три цвета: желтый, зеленый, красный.
  -Красный цвет - это опасная зона. Желтый - умеренная. И зеленый - безопасная, - сказал Тео.
  -Спасибо мы догадались. Думаю, что океаны можно вернуть в синий цвет, мы ведь на суше обитаем.... Это только искажает общую картину, - сказал я.
  -Как скажите, - сказал Тео, окрасив океаны в синие тона. - Но вы должны знать, что землетрясение в океане или извержение, может вызвать сильную волну.
  -Мы это учтем, тем более карта ведь никуда не денется.
  Тео протянул планшет Кристин, она робко его взяла.
  -Она еще и вращается, - с улыбкой произнесла Кристин, приводя модель во вращение.
  Больше всего красным цветом были окрашены побережья Тихого океана: территория Камчатки - пресловутое огненное кольцо с целой сетью вулканов; западные побережья обоих Америк; юг Северной Америки. А также северное побережье Индийского океана; все побережье Средиземного и Черного морей; Тибет и еще множество мелких очагов, разбросанных по всем материкам.
  -Афигеть, - сказал я.
  -Ты чего ругаешься? - спросила Кристин.
  -А ты не видишь? Посмотри на карту. Тут ведь целые страны придется переселять. Наверно, треть всего населения планеты, если не больше.
  -Справимся, - с легкостью произнесла Кристин.
  -Как будите действовать? - поинтересовался Тео.
  -Даже не знаю, - ответил я. - Наверно, сначала нужно все рассказать, устроить что-то типа трансляции на всю планету.
  -Обдумайте все хорошенько, только потом действуйте, - словно опытный наставник сказал Тео.
  -Сначала я бы хотел взглянуть на ядро, - попросил я.
  -И я, - отозвалась Кристин, не отрывая глаз от вращающегося макета Земли.
  -Это можно устроить, возьмем один из кораблей в ангаре, - согласился Тео.
  -Прямо щас? - спросил я.
  -Да.
  -Поехали, - сказал Кристин, выключив свою игрушку.
  Над марсианским комплексом царила ночь. Мы на минуту зависли над поверхностью темной планеты. Черное небо выстилают множество звезд, тянущихся широкой полосой через весь небосвод, среди них две марсиансие луны: Фобос и Деймос. Деймос - меньшая из лун Марса и более далекая, виден маленьким овальчиком. А Фобос виден как объект, приблизительно в три раза меньший чем Луна в земном небе, его неправильная форма и не полностью освещенная поверхность вырисовывают в ночном небе искривленный месяц с поднятыми в верх рогами.
  -Мрачновато, - сказал я.
  -Ага, - согласилась Кристин. - А Землю отсюда видно?
  -Наверно. Думаю примерно, так же как и Венеру у нас, может быть менее ярко и всегда в неполной фазе. Ее орбита ведь внутри марсианской находится, поэтому в полной фазе ее здесь нельзя увидеть.
  -А где она? Можешь найти?
  -Сейчас ее нельзя увидеть. Она видна лишь на восходе или закате, то есть утром или вечером, когда Марс поворачивается к Солнцу. А ночью его небо обращено в другую сторону, зато отсюда наверняка хорошо виден Юпитер.
  -Где?
  -Не знаю, - ответил я. - Полетели?
  -Полетели, - вздохнула Кристин.
  -Включите защитные поля на максимум, будем пересекать пояс астероидов, а затем сильный радиоционный пояс Юпитера, - подал голос Тео, до этого молча стоявший позади кресел.
  Кристин выполнила просьбу Тео и перевела корабль в подпространство.
  -Тео, а почему Юпитер? - спросил я.
  -Во-первых, планета на девяносто процентов состоит из водорода необходимого для работы реактора ядра; во-вторых, ее масса велика, а значит появление на ее орбите довольно тяжелого объекта - ядра, не сильно скажется на ее движение; и в третьих, вокруг нее вращается множество других мелких объектов, что позволяет ядру затеряться в общей массе.
  -Ты про спутники что ли? - спросил я.
  -Да. Про них. У Юпитера шесдесят три спутника и множество более мелких объектов, образующих едва заметные кольца Юпитера.
  -Сколько? Ты сказал шестдесят три? - удивился я.
  -Именно.
  -Откуда столько? Я думал их всего шестнадцать.
  -Крупных да. Остальных не велики, большая часть из них имеет размеры два-четыре километра.
  -Ну ты бы еще маленькие камешки посчитал, из которых кольца состоят.
  -По сути, любой объект, движущийся совместно с другим объектом, является его спутником, а значит логично даже утверждать, что любая песчинка, вращающаяся вокруг планеты, является ее спутником. Я хочу сказать, что реальное значение спутников гораздо больше шестидесяти трех, но они слишком малы. А размер уже километровых объектов заслуживает внимания.
  -Ну, да два километра - это уже приличные тела, - согласился я. - Скажи, а сколько тогда спутников у Сатурна?
  -У Сатурна шестьдесят два и очень развитая система колец, у Урана...
  -Подожди, - прервал я Тео. - А почему тогда не Сатурн, он ведь тоже почти весь из водорода?
  -Потому что он дальше от Земли, а, значит, потребуется больше энергии на скачок к Земле, еще Юпитер намного тяжелее Сатурна, более чем в три раза.
  -Там наверно очень красивое небо, раз у него столько лун, - подала голос Кристин.
  -Юпитер это газовый шар у него нет твердой основы, понятие неба не приемлемо для него. Но все же, если в качестве твердой основы взять один из его глубинный слоев, где водород из-за большого давления становиться металлизированный, то наверно можно сказать, что все что выше него это небо, но с такой глубины мы ничего не увидим.
  -А если из атмосферы смотреть? - спросила Кристин.
  -Навряд ли вы увидите красивую картину. Света слишком мало, а луны слишком далеко. Пожалуй, самым красивым будет вид самого Юпитера с поверхности одного из его спутников.
  -Кристи чего так долго? - спросил я.
  -Мы почти на месте. Я решила не лезть напролом через астероиды, а облетела большую их часть, выйдя за пределы основной плоскости орбиты.
  -Обогнула по дуге сверху что ли? - не понял я.
  -Типа того. Ты же говорил, что в космосе нет верха и низа, - припомнила Кристин.
  -А как мне еще сказать?
  Кристин не нашла что ответить. Ни я, ни она не могли по-другому задать направление своего движения, у нас не было никакой единой системы координат. Значение слов верх и низ в очередной раз поставило нас в тупик, впрочем, как и лево с право. Любое изменение нашего положение в пространстве, сразу переворачивает все с ног на голову.
  -Вот и все, - сказал Кристин.
  Перед нами открылся гигантский Юпитер заметно приплюснутый с полюсов и быстро вращающийся вокруг оси. Оранжевый диск с голубыми, белыми, красными и даже коричневыми полосами закрывал весь обзор. Полосы двигались относительно друг друга в различных направлениях.
  - Солнечная система в миниатюре, - сказал я, заметив несколько маленьких точек - спутников Юпитера.
  -Он крутится по частям в разные стороны? - спросила Кристин.
  -Нет, Кристи. Крутится он в одну сторону. Эти движущиеся в разные стороны полосы - это не вращение планеты, а огромные ветра в ее атмосфере.
  -А пятнышки?
  -Тоже. Наверно, что-то типа земных циклонов и антициклонов.
  -Нам надо на темную сторону планеты, - сказал Тео.
  Кристин сделала скачок в подпространство и мы тут же оказались в тени планеты. Но Юпитер не исчез из поля зрения, он заметно выделялся на черном фоне яркой каймой вокруг своего диска, в особенности у своих цветастых полюсов, сильно отливающих синевой. А на темном диске планеты периодически возникали всполохи молний.
  -Не думал, что полярные сияния видны из космоса, - медленно, будучи сильно удивленным, произнес я.
  -Ты думаешь, это полярное сияние? - спросила Кристин.
  -Я даже уверен в этом, - ответил я.
  -Нужно ближе к планете, - торопил Тео. - Вот координаты для корабля.
  Я почувствовал мысленную передачу, а затем корабль стал приближаться к планете. Вскоре свечение диска Юпитера исчезло, лишь периодические вспышки молний свидетельствовали о наличии планеты.
  -Тео, а почему именно водород нужен для работы реактора? - спросил я.
  -Не обязательно водород. Можно использовать любые частицы и атомы для аннигиляции. Просто так проще. Водород самый распространенный элемент во Вселенной, и величина энергии при его аннигиляции значительно меньше, чем при аннигиляции других атомов. Реактор работает более стабильно.
  -Но ведь можно сначала расщеплять тяжелые атомы, а потом аннигилировать их по частям.
  -Можно, но на расщепление требуется энергия. Проще тогда аннигилировать атом целиком, меньше затрат, но выход энергии чересчур велик. Водород - идеальный элемент.
  Я с понимающим видом, покачал головой.
  Корабль приблизился к сравнительно небольшому серебристому шару, окруженному сиреневой каймой. Рядом с ним, заметно уступая ему в размерах, сигарообразный крейсер, точь в точь такой же, что мы захватили на марсианской орбите.
  -Это ядро.
  Я оценил размеры шара, сравнивая с крейсером. Они впечатляли. А ведь я представлял его намного меньше, в особенности, когда Тео сообщил, что его радиус всего восемь километров, и только теперь, видя его перед глазами, я реально осознал масштабы ядра, видя перед собой, только его маленькую центральную часть, - внутренний реактор.
  -Да ведь оно размером со спутник Марса - Фобос, - воскликнул я.
  -Чуть меньше, но намного тяжелее его, - сказал Тео.
  -Я думала оно будет горячее, - сказала Кристин.
  -Будет, когда реактор выйдет на необходимую мощность. Сейчас он работает только на удержание своей плотной структуры, здесь ведь нет давления как внутри Земли.
  -Сиреневое свечение? - спросил я.
  -Да. Это взаимодействие полей с пространством.
  -Вы для заправки используете корабли? - спросила Кристин.
  -Да. Но на Земле мы сделаем портал, через который можно будет посылать топливо прямо в ядро. Таким способом, как сейчас, уже будет не восстановить его ресурс, температура станет очень высокая.
  -И часто нам понадобиться его заряжать? - спросил я.
  -Зависит от того, как использовать его ресурсы, но даже в максимальном режиме выработки энергии, топлива хватит где-то на десять тысяч лет.
  -Ого. Зачем же тогда его вообще заправлять, в нем ведь наверно еще куча топлива.
  -Немногим меньше половины. Мы не заправляли его полностью, только необходимое количество топлива для перемещения и поддержание его состояния.
  -Понимаю, это чтобы не двигать большую массу через подпространство.
  -Да.
  -Но половина ведь это тоже много.
  -Половина топлива стала только недавно. Оно ведь заправляется. Когда мы прибыли, оно было в близи нулевой отметки.
  -Сколько ему надо топлива? - спросил я.
  -Треть всей массы, - ответил Тео.
  -А это сколько? - спросила Кристин.
  -Много. Можете посчитать на досуге. Вы убедились, посмотрели, теперь должны отправиться на Землю, - в приказном тоне сказал Тео.
  -И как же вы умудряетесь так быстро его заправлять? - спросил я, проигнорировав Тео.
  -Есть два корабля: один на Юпитере, а второй на ядре. Между кораблями организован канал, по которому топливо поступает в ядро. Все. Это был последний вопрос. Нам пора, - торопил он.
  Мы с Кристин переглянулись, она пожала плечами и перевела корабль в подпространство.
  -А что станет с ядром, которое сейчас в недрах планеты? - спросил я.
  -Энергии в нем немного, чтобы оно не болталось в космосе поблизости от Земли, мы направим его к Солнцу. Ядро сгорит в его недрах.
  -Тео, убери пожалуйста свой крейсер с марсианской базы. Мы поставим туда другой и заберем людей, - попросила Кристин.
  -Не думаю, что это разумно. Для ребят лучше оставаться на Марсе, там им ничего не угрожает, - сказал он.
  -Это конечно правильно, но я согласен с Кристин, - сказал я. - Если кто-то будет отсиживаться на Марсе, а когда все закончиться, вдруг явиться на Землю, не думаю, что к ним хорошо отнесутся. Все должны быть в равных условиях.
  -Как хотите, - сказал он. - Я уберу крейсер на орбиту, но сначала вы отпустите пленников, чтобы я мог их забрать.
  -А мы можем тебе доверять? Вдруг это уловка, - спросил я.
  -Ты про что? - не понял он.
  -Про то, что мы отдадим вам пленников, а вы не сдержите свое обещание.
  Он засмеялся высоким голосом, словно дышал не воздухом, а чистым гелием и сказал:
  -Зачем нам это. Мы и так можем сделать с вами все, что угодно. Если бы мы хотели вашей гибели, вас уже не было бы.
  -А как же мы не воюем, а созидаем? - вспомнил я слова Леста.
  -Ты забыл я не неосп. У меня другие цели. Я поддерживаю баланс, - гордо проговорил Тео.
  Его глаза сверкнули белым огнем.
  -Мы отпустим всех, - сказала Кристин.
  Я не стал возражать. В конце концов, они действительно с легкостью могли с нами разделаться, если только захотели бы. В Солнечную систему вместе с ядром прибыло по-крайней мере три километровых крейсера, и кто знает, сколько на них народу.
  
  * * *
  Всех пришельцев отпустили, а земных подростков погрузили на борт захваченного нами крейсера, и вышли на орбиту Земли.
  Сделали короткое видео послание, в котором излагалась суть проблемы и метод ее решения, с довольно простой схемой замены ядра и подробной картой опасных зон. И теперь это послание круглые сутки транслировалось на всю планету, через многочисленные спутники над планетой, которые Кристин с легкостью перевела под свой контроль с помощью систем корабля.
  Крейсер находился на низкой орбите, в верхних слоях атмосферы, и несомненно был хорошо виден с земной поверхности в северном полушарие, так сказать акт наглядной демонстрации, чтобы никто не воспринимал информацию как чью-то шутку, какого-нибудь хакера сумевшего взломать спутниковую сеть.
  Пару раз в нас даже стреляли и ни чем-нибудь, а ракетами с ядерными боеголовками. Но мы даже не стали проверять надежность защитного поля, а просто ушли от удара, переместив корабль. И добавили в сообщение просьбу так больше не делать.
  Планету охватил хаос и паника, трудно сохранять спокойствие, когда речь идет о ситуации близкой к концу света. По планете распространялись слухи об армагеддоне, апокалипсисе и иных ипостасях этих явлений, приводящих к массовой гибели всего живого.
  Мы выжидали, давая возможность управленческим структурам стран подготовиться к встречи с нами, чтобы уже напрямую обсудить ситуацию и начать массовую эвакуацию из опасных районов.
  -Я так и думал, что будет паника, - сказал я, стоя рядом с Кристин в рубке крейсера.
  -Ты должен был сказать: я же говорил, - съехидничала Кристин, а потом добавила, - ничего, отойдут.
  -Да вам обоим надо ремня всыпать. Ишь чего натворили, - практически крича, говорил Мартин, отец Кристин.
  -Папа у тебя был шанс помочь. Теперь помолчи, - строго сказала Кристин.
  -Да я тебя. Щас, - замахнулся он на ее.
  -Только попробуй, - ответила Кристин, и он отступил.
  -Вот болван, - сказал я.
  -Ты то уж помолчал бы, молокосос. Ты наверно забыл, что я тоже прошел генный вариатор и на мне тоже есть костюм, так что в этот раз я смогу надрать тебе задницу.
  -Хочешь проверить, - шагнул я ему на встречу, но путь преградила Кристин.
  -Хватит петушиться. А то я вам обоими задам. И кстати папа, тебе с ним не справиться. Он все равно быстрее и сильнее тебя.
  -Что же ты меня сделала слабее его? - воспалялся Мартин.
  -Я тут не причем. Это особенности организма. Я, например, очень сильный телепат, он быстрый и сильный. Это как спортсмены на Земле, всегда есть кто-то сильнее других.
  -А в чем тогда я силен?
  -Ты обычный. Не все же могут быть спортсменами.
  Мартин плюнул на пол и отошел в сторону.
  -Настоящий узурпатор, как ты вообще с ним общаешься? - тихонько сказал я, чтобы Мартин не слышал.
  Кристин строго посмотрела на меня и сказала:
  -Он мой отец. Не лезь, куда не следует. К тому же он совсем не такой, просто переживает сильно.
  -Ну, да не такой, то-то я смотрю твои родители в разводе и живут на почтительном расстояние друг от друга. Я бы от такого папаши сам в детдом ушел.
  Кристин еще раз глянула на меня и ушла из рубки.
  "Ганс, ты пойдешь с нами на встречу с людьми, Тео отказался, а нам нужен представитель вашей цивилизации? Думаю, ты идеальный кандидат", - сказал я Гансу.
  "Как скажите, только мне нужен защитный костюм", - ответил он.
  "Зачем? Там ведь нормальный состав воздуха, вы почти таким же дышите".
  "Дело в микробах, бактериях и вирусах, во множестве летающих в атмосфере. Некоторые губительны для нас".
  "Не вопрос. Сделаем тебе одежку", - сказал я, хлопнув его по спине.
  Я слетал с Гансом на лунную базу, и мы сделали ему костюм.
  На базах пришельцев мы оставили несколько подростков-добровольцев, которые следили за ними в наше отсутствие. Мы хотели закрепить эти внеземные объекты за людьми, невзирая на мнение пришельцев.
  Мы готовились к спуску корабля на Землю. В качестве места переговоров был выбран французский город Страсбург, один из главных политических и культурных центров объединенной Европы. Место заседания международных организаций и проведения многонациональных конгрессов, в частности и Европейского суда по правам человека.
  -Двинулись, - сказал я.
  -Что уж пора? - спросила Кристин.
  -Угу. Да ты не волнуйся так. Это все равно, что на уроке у доски отвечать.
  -Ага. Конечно.
  Кристин привела крейсер в движение, и он поплыл к земной поверхности, отлично видимой на панели обзора. Под нами был район Средиземного моря с темно синей водой, медленно приближающийся и расходящейся в стороны, по мере уменьшения высоты.
  Видимо решив ускорить процесс, Кристин сделала скачок в подпространство и через мгновение крейсер завис над Страсбургом в районе реки Иль с отличным видом на Крытые мосты - исторические укрепления города, мосты с башнями, давным-давно защищавшими рукава реки Иль.
  -Кристи, нам нужен другой район города, северо-восточная окраина.
  -Я знаю, просто немного ошиблась, - сказала она. - Правда, красиво.
  -Красиво. На Земле вообще много красивых мест, и пока я еще не видел ни одного космического пейзажа, который мог бы с ними соперничать.
  -Я тоже, - согласилась Кристин. - Но там - в космосе, совсем другая красота. Их нельзя сравнивать.
  "Ганс, а ты, что скажешь? Какая у вас на планете архитектура?" - спросил я.
  "Мы предпочитаем гармонию, изящество форм и правильность композиций. Ты ведь уже знаком с некоторыми нашими строениями", - ответил Ганс.
  -Да уж, могу себе представить дома в форме кубов, сфер или каких-нибудь других замысловатых правильных фигур типа: икосаэдров, гексаэдров, а может даже и комбинаций из них...
  -Вот оно, здание Европарламента, - вздохнула Кристин.
  -Какая-то у него необычная форма, - сказал я.
  Конструкция здания Европарламента была образована из двух частей: изогнутой части в форме полукольца с параболически искривленной наружной стеной и башней, как бы вставленной внутрь полукольца. Как нам объяснила Сьюзан в изогнутой части находиться конференц-зал и зал пленарных заседаний, а в башне расположены офисы членов Европарламента.
  -Не достроенная башня на римский Колизей похожа, - сказала Кристин.
  -Она достроена, это такой архитектурный замысел, - улыбнулся я. - А мне больше она напоминает вавилонскую башню.
  -Эта та, которая падает? - спросила Кристин.
  -Нет. Которая падает, называется пизанская башня. А вавилонская это та башня, которую люди строили, чтобы достичь небес, но бог прервал это строительство, создав разные языки, из-за чего люди перестали понимать друг друга, и башня осталась не достроенной.
  -Ты вроде не веришь в бога.
  -Не верю, - подтвердил я. - Просто в школе учился.
  -А я, по-твоему, не училась? То есть не учусь.
  Я ехидно улыбнулся и подмигнул ей.
  Появились два военных вертолета, зависнув на некотором отдалении от корабля, а потом еще один вертолет без вооружения, подлетевший ближе к крейсеру с надписью на борту ARTE.
  -А нас встречают и не очень приветливо, - сказал я. - Что такое ARTE?
  -Французско-немецкий телеканал, - сказал Мартин.
  -Ты снизу посмотри. Там вообще четыре танка и куча солдат, - сказала Кристин.
  -Это не танки, а БТР-ы. Они ведь на колесах. А еще я вижу нескольких человек с "мухами".
  -С чем?
  -С гранатометами или базуками, их еще "мухами" зовут.
  -Давайте сначала я один спущусь, а там посмотрим, - сказал Мартин.
  -Я тоже пойду, - сказал я.
  -И я, - вторила Кристин.
  -Нет. Кристин, я хочу, чтобы ты осталась, - сказал Мартин.
  -Вот уж нет, а кто тогда будет с ними разговаривать? Вы ведь не сможете телепатически обхватить столько народу, чтобы все подробно объяснить.
  -Я только разведаю, а потом, если все нормально, ты спустишься.
  -Нет. Пойдем все вместе, - она огляделась. - То есть вчетвером, а после переговоров уже спустим всех остальных.
  Мы пересели в маленький корабль и высадились прямо перед входом в башню, выглядящую в архитектурном плане не достроенной. Нас тут же окружило кольцо вооруженных людей, но, кажется, они не собирались нас захватывать или оказывать какое-то сопротивление, а даже наоборот выполняли функцию заслона, отгораживая нас от многочисленной толпы людей заполняющих все пространство перед зданием Европарламента.
  -Мне кажется, что мы не очень удачно выбрали место... Наверно, логичней было бы обратиться в Организацию Объединённых Наций, созданную как раз для поддержания и укрепления международного мира и безопасности. Например, в Женеву или Нью-Йорк... - сказал я.
  -Какая разница, где проводить встречу. Главное, чтобы донести необходимые сведения, - сказала Кристин.
  Кристин приказала кораблю подняться выше в небо и висеть над точкой нашей высадки.
  -Может все-таки активировать защиту костюмов, - сказал я, оглядывая толпу и не видя ее пределов.
  Люди были везде, даже крыши далеких зданий полностью заполнены.
  -Не надо ничего включать, если что зонд нас защитит, - сказала Кристин. - Надо было вообще снять эти костюмы, как папа... В форме он выглядит более представителен, чем мы в этих ... - она не нашла слов, чтобы закончить описание своего вида в инопланетном скафандре.
  -Точно, мы наверно сейчас очень странно выгляди. Снимать их конечно не надо было, но смоделировать вид внешней одежды стоило. А ты уверена в этом зонде?
  -Конечно, он ничуть не слабее костюмов.
  Над нашими головами парил сферичный зонд метрового диаметра. Агрегат серебристого цвета генерировал защитные поля, которые накрывали нас словно купол сверху. Помимо защитных функций аппарат должен был выступать в роли переводчика и в качестве проектора, создавая трехмерные изображения - голографические картинки. Кристин заложила в него более трех тысяч языков и заложила бы еще больше, будь у нее сведения о них. Вообще на Земле насчитывается около семи тысяч языков, хотя эти цифры более чем приблизительны, так как отсутствует единый подход к выделению диалектов одного и того же языка и условности различий между разными языками. Мои разумные доводы о том, что вполне достаточно взять только международные языки, которые чаще всего используются, их всего семь - десять, она проигнорировала. И даже очень удивилась, когда я сказал, что на планете всего двести пятьдесят шесть государств с хоть как то признанным статусом, из которых сто девяносто два входят в ООН. Но, я ее понимал, такое обилие языков и так мало стран.
  Кольцо солдат расступилось, пропуская внутрь полненькую женщину невысоко роста, возрастом около пятидесяти лет.
  -Добро пожаловать на Землю. Я ответственный представитель ООН за контакт с инопланетными гостями, - широко улыбаясь, сказала женщина в красном костюме.
  -Вы Мазлан Отман? - спросил я, вспомнив, что в ООН в качестве такого официального лица назначена астрофизик из Малайзии Мазлан Отман.
  -Я, Джулиана Брюне - директор управления ООН по вопросам космического пространства, - представилась она. - Мы очень рады приветствовать вас на нашей планете...
  -Ты что дура? - сказал Мартин, выходя немного вперед. - Ты совсем не видишь, что мы обычные люди, ты не видела наших сообщений... Да кто вообще выпустил эту сумашедшию? Уберите ее нафиг отсюда.
  -Пап перестань, - еле слышно произнесла Кристин.
  -Что перестань, ты только посмотри на эту... - Мартин показал рукой на женщину в красном. - Ей ведь прямая дорога в дурку.
   Джулиана стояла молча и тупо улыбалась, растянув улыбку чуть ли не до самых ушей.
  -Мартин не горячись, - сквозь зубы прошипел я.
  -Нам нужен человек, который проведет нас в зал заседаний, - командным голосом сказал Мартин, но уже более спокойно.
  -Я отведу, - сказала Джулиана, по-прежнему натягивая улыбку со слегка дрожащими губами.
  -А ты не заблудишься? - вновь напал на нее Мартин.
  -Следуйте за мной, - ответила Брюне.
  -Кристи, а с Мартином все нормально? - спросил я шепотом.
  -В смысле? - не поняла она.
  -Мне кажется, у него с головой что-то не в порядке.
  Она посмотрела на меня с укором и сказала:
  -С ним все в порядке, просто стресс.
  И кто только таких людей командовать ставит, - подумал я и спросил:
  -А какое у него звание?
  -Я не очень в званиях разбираюсь. Он командующий военной базой. Кажется, генерал какой-то.
  Вот дает, не знает, кем родной папа работает, - подумал я.
  Мы гуськом последовали за Джулианой. Что представляло собой здание Европарламента изнутри, я не знал, но похоже Джулиана вела нас какими-то окольными путями, сквозь целый лабиринт из стекла, металла и бетона. Внутри здание оказалось намного больше, чем мне показалось снаружи. Подумать только, такая огромная конструкция большую часть времени стоит совершенно пустой, здание оживает, лишь на четыре дня в месяц - во время завершения сессии парламента.
  Наконец мы добрались до зала заседаний. Огромный круглый зал с несколькими ярусами был битком забит людьми. Помещение рассчитаное на восемьсот шестдесят три делегата, содержало гораздо больше народу. Не то чтоб сидящих, здесь не было даже стоячих мест. Пожалуй единственным комфортным местом для расположения являлось воздушное пространство над головами собравшихся.
  Мы едва смогли протиснуться через толпу к трибуне.
  -Как селедки в бочке, у нас даже в метро в час пик так тесно не бывает, - сказал я. - Надо было выбрать какой-нибудь футбольный стадион.
  -А смысл? Я ведь не смогу телепатически охватить такое пространство.
  -А зонд?
  -Зонд - для нас. Если нам станут задавать вопросы, я же не буду влезать в голову каждому, чтобы прочесть его мысли. К тому же, он ведь не сможет переводить сразу на все языки одновременно. Сам то подумай, что услышат люди, если зазвучат сразу несколько тысяч языков, говоря одну фразу. Весь звуковой ряд сольется в один сплошной шум.
  Мартин поднял руку вверх и зал затих. За дело взялась Кристин. Она начала подробный рассказ о наших приключениях, начав с событий на озере, с момента своего похищения и, закончив сегодняшним днем. Затем Ганс поведал свою историю, рассказав примерно то же самое, что и мне на лунной базе. Оба рассказа сопровождались показом объемных картинок, которые проецировал зонд в центре зала примерно по середине между полом и потолком, картинки вращались, постоянно меняя свою плоскость вращения, давая возможность полностью себя разглядеть с любой точки зала. После того как Ганс закончил, настала моя очередь, правда я не стал рассказывать всю историю, посчитав, что ни к чему всем слушать второй раз практически то же самое, что рассказала Кристин. Я более подробно рассказал о земном ядре, о Солнце и о механизме замены внутреннего ядра, о возможных жертвах и опасных зонах. А затем предложил задавать нам вопросы.
  Раздался беспорядочный гул, тогда я поднял руку и попросил задавать вопросы по одному, выходя в центральный круг перед нашей трибуной.
  Все замолчали и стали ворочаться, очевидно, в попытке разобраться кто первый. А первой оказалась Джулиана Брюне.
  -Скажите, а как вы поступите после замены ядра? - сказала она.
  "Они улетят", - ответил я и попросил, - "давайте сосредоточимся на сегодняшней проблеме. Задавайте правильные вопросы".
  -Сколько у нас времени? - спросил толстый и лысый мужик, вытолкнувший Брюне из центра.
  "А, сколько вам надо?" - спросил я.
  -Потребуются месяцы, чтобы организовать такое массовое, хотя и временное переселение. Нужно создать специальный комитет, все обсудить, заключить договора...
  "У вас не более двух недель. У нас есть четыре больших крейсера, которые значительно ускорят эвакуацию из опасных зон", - перебил я.
  -Но кого и куда эвакуировать... - начал опять толстяк.
  "Вот и займитесь этим. Это ведь на короткий промежуток времени, затем они смогут вернуться, - сказал я, а потом добавил, - наверно смогут. Если не получиться договориться между странами, могу предложить такой вариант: мы переправим всех желающих в нейтральную зону. Например, в Антарктиду. Следующий".
  
  * * *
  Процесс очень затянулся. Вместо конструктивного решения проблемы, на нас обрушился шквал вопросов в стиле: что?, где?, когда?, ... Кто-то даже обвинил нас в геноциде, правда я совсем не понял в геноциде какой национальной, этнической, расовой или религиозной группы нас обвиняли. Обвинение быстро перефразировали в действия против человечности, и у меня сложилось впечатление, что теперь нас уже обвиняют в геноциде всех землян. Вот здесь нужно сказать огромное спасибо Мартину. Он быстро уладил проблему и вернул обсуждение в нужное русло.
  Тупиковые вопросы никак не способствовали продвижению вперед, и я сказал, что мы больше не будем отвечать на всякую ерунду и предложил делегатам самим, между собой начинать хоть как-то договариваться. А чтобы они не отвлекались на нас, мы покинули зал заседаний, правда, не без труда. Отпускать нас никто не хотел.
  Мы оставили им наш зонд со всей имеющейся у нас информацией, сказав, что подростки, которых мы высадим у здания Европарламента, с легкостью с ним справятся. И, даже оставили один из кораблей для связи с нами, правда, пользоваться им могла только Сьюзан, очень курьезно смотревшаяся со своими розовыми волосами на фоне строгих костюмов делегатов.
  -Зачем ты сказал, что у них всего две недели? Это ведь не так, - сказала Кристин.
  -Чтобы поспешили. Так они вообще никогда не договорятся, а тут есть реальный срок, который постепенно будет поджимать их, - ответил я.
  -Правильно, - согласился Мартин, - я бы вообще дал им пару дней. А вот подростков вы зря высадили. Ох, что сейчас для них начнется... Надо было лучше втихую развести их по домам...
  -Втихую? Их ведь тысяча с лишнем, - возразил я.
  -Хоть миллион. По-другому надо было решить этот вопрос, - огрызнулся Мартин.
  -Как?
  -Не знаю, но варианты должны быть.
  -Думаете, они договорятся? - спросила Кристин.
  -Да кто их знает. Если эвакуация в пределах одной страны, то здесь все просто, а вот если нужно эвакуировать население целой страны, тут-то и возникают трудности. Не исключено, что найдется страна, жителей которой вообще не пустят ни в одну другую страну, - ответил я.
  -И что тогда делать?
  -Только нейтральная территория. Как я уже сказал, например, Антарктида или нейтральные воды, какие-нибудь острова...
  -Не надо на этом зацикливаться. В мире каждый день гибнет уйма народу. Всех невозможно спасти, - сказал Мартин.
  -Папа, как ты можешь так...
  -Что папа? Кристин, ты посмотри статистику смертности по планете, ты придешь в ужас. Каждую минуту в мире умирает более ста человек. Понимаешь? Каждую секунду кто-то гибнет.
  -Все равно надо пытаться спасти как можно больше.
  -Мы и так пытаемся, но ты должна быть готова к тому, что жертвы будут в любом случае. К тому же, с чего ты взяла, что их карта опасных зон полностью оправдает себя? Это ведь всего на всего вероятностный расчет, а он может сильно отличаться оттого, что будет в реальности.
  Честно говоря, такой Мартин меня удивлял. При небольшом усилии со своей стороны, Мартин превращался в неплохого оратора, даже не обладая красноречием, используя самые обычнее слова, не всегда хорошо сочетающиеся друг с другом, он получал неплохой результат. Несмотря на свою напыщенность и чрезмерную уверенность, и показную жестокость, рассуждая логично, он довольно легко переводил людей на свою сторону, заставляя их думать так же, как он. Искусно лавируя звуковыми интонациями своего голоса, четко выдерживая паузы между определенными фразами, где надо приостанавливаясь или наоборот, говоря быстро, не давая опомниться.
  Мартин, да ты наверно неплохой манипулятор, если есть желание, - подумал я.
  Крейсер вновь оказался на околоземной орбите, мы ждали. Мы ждали результатов. Собственно говоря, ничего не изменилось. На земной визит ушло около восьми часов времени, а решения никакого нет. Как мы - земляне собираемся вести переговоры, общаться и тем более понимать другие миры? Миры лежащие за гранью нашего понимания, по-крайней мере в данный момент.
  Вскоре наведался Тео, он разузнал о ходе дела и сообщил, что энергоресурс ядра в максимальном состоянии, то есть ядро полностью заряжено и, что они готовятся начать процедуру его разогрева.
  -Тео, я думаю не стоит спешить с разогревом, мы не знаем сколько потребуется времени на принятие решений на планете... то есть на эвакуацию из опасных районов, - сказал я.
  -Разогрев тоже длительный процесс, он займет порядка трех недель.
  -Почему так долго? - спросил Мартин.
  -Система должна быть сбалансирована. Температура, давление, поля, мощность реактора... - все параметры ядра связаны между собой. Если резко увеличить, что-то одно, это нарушит баланс и ядро пойдет в разнос, - сказал Тео.
  -Смотри сам, Тео. Вам ведь видней, - сказал я.
  -Вы не поняли, я не спрашиваю вашего разрешения, я сообщаю факты. Я говорю, что мы собираемся начать процедуру разогрева ядра. Но сначала мы переместим его в точку Лагранжа между Солнцем и Землей...
  -Куда? - спросила Кристин.
  -Это точки неустойчивого равновесия. В них силы притяжения уравновешиваются между собой и другими силами, действующими на объекты системы. В точках Лагранжа равнодействующая всех сил равна нулю. Это точки, где притяжение двух массивных тел, таких как Земля и Солнце, уравновешивают друг друга...- пояснил я. - Но Тео, разве это правильно? Ядро ведь достаточно тяжелое, а насколько я знаю, точки Лагранжа рассчитываются для легких тел.
  -Масса ядра более чем в десять тысяч раз меньше массы Земли, а про Солнце, я вообще молчу, - сказал Тео.
  -Но все же очень велика. Это не повлияет на орбиту Земли? - спросил я.
  -Луна ведь не сильно влияет, хотя весит больше и находится ближе.
  -И в какой из точек вы хотите разместить ядро?
  -В одной из условно устойчивых точек L4 и L5, под углом в шестдесят градусов к линии соединяющей центры Земли и Солнца. В них условная устойчивость обеспечивается только благодаря силе Кориолиса. Взят отсюда: http://maugli.org/forum/viewtopic.php?t=1205&sid=f802a457cd86ce3751c7cf0b2951abc4 []
  -А какой в этом смысл? Эти положения ведь ничего особенного не дают, даже наоборот представляют опасность, там наверняка обитают какие-нибудь метеориты, которые неотрывно следуют вместе с Землей по орбите, неимея возможности покинуть свой плен.
  -Это позволит нам идеально синхронизировать процесс. А метеоров там нет, уже проверили, лишь немного пыли, но она не повредит.
  -Тогда может разумней поместить ядро в точки L1 или L2, непосредственно на линии соединяющей центр Земли и Солнца. Они находятся намного ближе к планете. Про L3 я не говорю, она ведь с другой стороны Солнца.
  -Они не устойчивы. Потребуется постоянная корректировка орбиты ядра. Малейший дисбаланс сил будет сразу приводить к тому, что ядро покинет точку равновесия. Мы поместим ядро в точку L1 только в момент перед непосредственной его заменой, когда новое ядро уже будет разогрето и готово к работе. Затем, произведем замену, и в точке L1 окажется уже старое земное ядро, которому мы сообщим небольшой импульс, что выведет его из положения равновесия, и оно начнет медленное падение на Солнце.
  -Посмотреть-то можно? - спросил я.
  -Конечно, можно. Но не думаю, что в этом есть что-то интересное. Все, что вы пока увидите, это смену положения ядра в пространстве. Его перемещение от Юпитера в точку Лагранжа L4.
  -А почему не L5?
  -Это без разницы. Мне пора, - сказал Тео и спешно покинул крейсер на земной орбите.
  Немного позже, мы слетали в пресловутую точку Лагранжа с пометкой L4. Новое ядро - серебристый шар, окруженный сиреневой каймой, было уже на месте, и двигалось вслед за третьей планетой по ее орбите, медленно вращаясь вокруг своей оси под небольшим углом к плоскости орбиты. Мы осмотрелись. Лишь яркое Солнце в черном пространстве. Не видно ни одной планеты, ни одной звезды. Тео был прав - ничего интересного мы не нашли.
  -А где Земля? - спросила Кристин.
  -Ее отсюда не видно, она слишком далеко. Земля отсюда находится примерно в ста пятидесяти миллионах километрах, на таком же расстоянии, что и Солнце от нее, эта точка равноудаленная от обоих объектов. Яркий солнечный свет не позволяет увидеть ее узкий серп отсюда.
  -Зачем же так далеко от нее поместили ядро?
  -Точно не знаю. Как я понимаю это временная мера, пока ядро не разогреется. Полетели назад?
  -Ага.
  Через два дня на крейсер прибыла Сьюзан с двумя делегатами с Земли, уже со знакомой нам Джулианой Брюне и статным мужчиной в дорогом костюме, лет пятидесяти.
  -Персонаж Гарри Поттера пожаловал, - иронично сказал я.
  -Кто? - спросила Кристин.
  -Да эта, Джулиан, очень смахивает на один из персонажей о Гарри Поттере.
  -Какой персонаж?
  -Сумасбродную тетку из книги про Орден Феникса, не помню имени...кажется на Ам... начинается
  -Амбридж, - подхватила Кристин, - и это не имя, а фамилия. Ее зовут Долорес Джейн Амбридж - это профессор по...
  -Ну, вобщем ты поняла, - оборвал я.
  -Нет, не поняла. Она вовсе на нее не похожа. Я читала все книги про Гарри, и Брюне совсем не похожа на Долорес.
  -Я то ни одной не читал, а вот фильмы смотрел. И, мне кажется они очень похожи, по-крайней мере внешне и своей дурацкой улыбкой.
  -Тихо. Идут.
  -Всем привет! - сказала Джулиан, сказочно улыбаясь
  -Добрый д...Здравствуйте, - сказал мужчина. - Меня зовут Стив Остин, на меня возложили функции посла, я буду связующим звеном между землянами и э... инопланетянами.
  -Связующее звено - это мы, - сказала Кристин. - Вы лишь можете выступать связующим звеном между нами и остальными людьми.
  -Но хочу добавить, что решений никаких вы принимать не можете. Любое важное решение по этому делу будет приниматься только в массовом порядке. То есть, если потребуется какое-то важное решение, мы будем спрашивать у всех землян, не беря в расчет ваше мнение, - добавил я.
  Повисла пауза. Стив размышлял.
  -То есть вы хотите сказать, что я могу выступать только в роли гонца? - спросил он.
  -Именно. Мы вас не знаем и не хотелось бы, чтобы ваше личное мнение как-то влияло на процесс, - пояснил я.
  Он опять задумался, а затем сказал:
  -Хорошо. Собственно говоря, я и не имею права решать за всех. Я лишь выражаю общее мнение. Если вы сомневаетесь в моих словах, вы можете их проверять, как захотите, но не забывайте, что для сборов всего совета требуется время... Я прибыл сообщить, что мы решили проблему с эвакуацией и можем начать в любой момент.
  -Здорово. Быстро управились, - обрадовался я.
  -Мы ведь взрослые люди и понимаем важность этого события, - протянула Джулиан.
  -Главное, чтобы вы понимали возможные последствия, - сказала Кристин, очевидно слова отца произвели на нее должное действие.
  -Мы понимаем, - сказал Стив, косо глянув на Джулиан. - Мы бы хотели посмотреть на ядро. Это возможно?
  -Возможно, - сказала Кристин. - А насчет эвакуации пока наверно не стоит торопиться, ядро станет возможным заменить только через три недели. Но вы должны быть наготове.
  -Вы вроде говорили две недели, - засомневался Стив.
  -Две недели - это для решения вопросов на Земле... Мы думали, что это займет куда больше времени, чем ушло у вас. Это здорово.
  -Вы ввели нас в заблуждение. Некоторые страны уже приступили к эвакуации.
  -И что? Зато все будет сделано в срок.
  Возникла вновь пауза.
  Джулиан с довольной улыбкой вращала головой из стороны в сторону, рассматривая крейсер. Стив же с задумчивым видом теребил маленькую седую бородку, что-то обдумывая.
  -Мы хотим взглянуть на ядро и на другие объекты, - внезапно сказал Стив.
  -Какие другие объекты? - не понял я.
  -На Марсе и Луне, - вмешалась Джулиан, привстав на носочки.
  -Я отвезу, - вызвалась Кристин. - Леш, ты летишь с нами?
  -Не-а. Я лучше здесь побуду, - я заметил Сьюзан, стоявшую далеко позади двух прибывших гостей. - Привет Сью.
  Помахал я ей рукой и, подойдя ближе, спросил:
  -Ты как?
  -Нормально, - она пожала плечами. - Устала очень. Домой так еще и не попала. Задолбали вопросами.
  -Ничего, это ненадолго. Пойдем, отдохнешь немного, пока ими Кристи занимается. Ты голодная?
  -Нет, но попила бы чего-нибудь...Кофе, лучше всего кофе, - сказала она.
  
  * * *
  Время медленно шло к назначенной дате. Не знаю почему, но когда ты ждешь какого то важного события, ход времени замедляется. Время тянется и тянется, бесконечно растягиваясь к моменту кульминации. Я не люблю ждать. Ожидание - это настоящая пытка.
  Мы с Кристин еще несколько раз наведывались к ядру. Постепенно его цвет менялся, по мере увеличения температуры. Сначала оно стало красное, через несколько дней пожелтело и, к моменту завершения своего разогрева, достигло ослепительно белого цвета. На него стало невозможно смотреть. Словно в нашей системе появилось второе Солнце, только куда более миниатюрное. Пылающее ядро даже стало видно с земной орбиты в виде яркой звезды, которая совсем не хотела теряться в солнечных лучах.
  На крейсер еще несколько раз наведывались Стив и Джулиан, чтобы узнать, как продвигаются дела и, сообщая земные новости. Инопланетные базы на Луне и Марсе уже вовсю изучали земные ученые, подчиняющиеся объединенному совету планеты, в который входили теперь все страны. Просто с ума сойти. Совет по решению дел всей планеты, созданный буквально за считанные дни, уже вовсю работал. Конечно, в его работе была еще целая масса не решенных вопросов, но сроки создания такой структуры, охватывающей всю планету, просто поражали. Ведь никому не секрет, что порой даже на договор между двумя странами уходят целые годы, а здесь речь о целой планете.
  И, наконец, момент настал. Мы изменили положение крейсера в пространстве, чтобы стало возможным наблюдать появление ядра в точке Лагранжа L1, когда оно появится на одной линии с Солнцем, дабы ядро не пропало у нас из виду, не потерялось в его лучах. Мы смотрели с боку на гипотетическую линию между Солнцем и Землей.
  -Не переживайте, все будет нормально, - подбодрил нас Тео.
  Помимо него в рубке крейсера около огромной обзорной панели находились: Стив Остин, Джулиан, Ганс, Мартин, Сьюзан и, конечно, я с Кристин.
  Ядро появилось в предполагаемом месте и зависло, кажется, совершенно не подвижно. Тео сказал:
  -Вот и все, ядро заменено.
  -Как? - хором, сказали все представители Земли.
  -Вот так. То, что вы видите это уже старое земное ядро, точнее только его внутренняя часть - зона реактора, исчерпавшая свой ресурс. Если обратите внимание, на его цвет, то вы увидите, что оно слегка желтоватого цвета.
  -А новое? - спросила Кристин.
  -Новое уже в недрах планеты. Оно лишь на очень маленькое мгновение появилось в этой точке. Такое маленькое время, что никто из нас не способен был даже увидеть его возникновение. Теперь старое ядро будет медленно падать на звезду - на Солнце. Вы сможете наблюдать это падение в течение нескольких месяцев прямо с планеты, как только Земля несколько сместить по своей орбите, то есть, как только ядро окажется на некотором отдалении от линии соединяющей центры Солнца и Земли.
  -Нам надо на Землю, - сказал Стив.
  Мы хотели отправиться всей компанией, но Тео попросил задержаться меня и Кристин, а вместе с нами остался Ганс и Мартин. Ничего конкретного Тео нам не сказал, просто сообщил, что они покидают Солнечную систему и, что он, якобы, хочет попрощаться и уладить некоторые формальности, дать нам наставления.
  -Тео, а как мы будем управлять ядром? - спросил я.
  -Никак. С этого момента к нему нет доступа. Ядро будет поддерживать условия на планете абсолютно автоматически, вы лишь сможете снабжать его топливом через два телепорта, о которых вы уже знаете. Да, и не пытайтесь сами проникнуть через них, погибнете. Мы позже пришлем вам два крейсера, с помощью которых вы сможете доставлять топливо. Впрочем, дозаправка ядра потребуется не скоро.
  -Вы, вот так просто уйдете? - спросила Кристин.
  -Да, - спокойно ответил Тео. - Теперь вы предоставлены сами себе. Мы уже слишком много для вас сделали. Мы даже оставим вам наши объекты.
  -А мы не собирались их вам отдавать? - сказал Мартин.
  -Это не важно. Все равно, даже обладая такой техникой, вы не сможете ее воспроизводить, не сможете понять принципы работы... Потребуется время, очень много времени.
  -А в гости вы нас не зовете? - поинтересовался я.
  -Нет. Даже наоборот, советую не покидать пределы системы. Вы еще не готовы. Займитесь своей планетой, пересмотрите свои моральные ценности, общественные устои. Займитесь собой. Познайте себя, прежде чем познавать других.
  Мы провожали далеких гостей нашей системы. Ничего особенного. Чужаки сделали свое дело и собирались отправиться домой. По какой-то причине, Ганс решил задержаться на некоторое время, сказав, что поможет нам немного в начале нашего самостоятельного пути. Как он собирался добираться потом до родной планеты, я не знал. Наш трофейный крейсер ему никто отдавать не собирался, а маленькие корабли, которые использовались для перемещения внутри Солнечной системы, были не способны покрывать расстояния между звездами. Не хватало энергии на длительный перелет, на непрерывный перелет без остановок, конечно, можно было использовать серию скачков в подпространство, восстанавливая запасы энергии между скачками, но это увеличивало сроки перелета в десятки раз.
  Спустя час, вернулась Сьюзан. Вернулась не одна, а с целым отрядом вооруженных солдат.
  -Простите, меня заставили, - сказала она.
  -Я, генерал Монгомери, явился сюда, чтобы взять вас, Алексей Шумов, и вас, Кристин фон Браун, под арест и доставить для судебного разбирательства в город Варшава, - отчеканил крепкий мужчина ростом около двух метров и весьма крепкого телосложения.
  -Что? - бросил Мартин.
  -И вас тоже, Мартин фон Браун. Вы отстранены от занимаемой вами должности на время разбирательства.
  -В чем нас обвиняют? - спокойно спросил Мартин, взяв себя в руки и демонстрируя полное хладнокровие.
  -Да в чем? - вторил я.
  -Это пока еще не установлено, - ответил Монгомери.
  -Тогда вы не можете задержать нас. Чтобы задержать, вы должны предъявить обвинение, - сказал Мартин.
  -Раз вы хотите, то я предъявлю. Вы - Алексей Шумов, вы - Кристин...
  -Да оставьте вы этот пафос. Просто скажите, в чем нас обвиняют, - не выдержал я.
  -Вас обвиняют в преступлении против человечности.
  -Что опять? - спросил я
  -Серьезное обвинение. А на основании чего оно выдвинуто? - подключился Мартин.
  -На основании последних событий, - глубоко выдохнув, сказал Монгомери.
  -Вы же в курсе всех событий, - подала голос Кристин.
  -Не тех событий. Сегодняшних. Погибло очень много народу, - испуганно пробормотала Сьюзен.
  Монгомери сурово на нее посмотрел, и она отступила за спины солдат.
  -Точных цифр пока нет, но предварительные оценки дают порядок величин близких к миллиарду людей, - сказал он.
  -Это не может быть...- пробормотала враз побледневшая Кристин.
  Мы стояли молча, широко раскрыв рты. Сказать, что мы были шокированы, все равно, что ничего не сказать.
  -Как же так? - еле слышно протянул я.
  -Мне очень жаль, я понимаю, что вы действовали из лучших побуждений, но...- Монгомери снял фуражку и почесал голову, спустя довольно продолжительную паузу, продолжил, - прошу следовать за мной, я доставлю вас в нужное место...
  -Никуда мы с тобой не пойдем, - отрезал Мартин.
  -Тогда я буду вынужден применить силу, - сказал Монгомери и дал знак солдатам.
  Не знаю, что двигало Мартином, но он в мгновения ока положил всех пятерых солдат и генерала.
  -Папа ты чего? - бросила Кристин.
  -Так надо доченька. Так надо, - пробормотал он, тяжело дыша и немного успокоившись, сказал, - нам нельзя на планету. По-крайней мере сейчас.
  -Почему? - не поняла Кристин. - Мы должны подчиниться...
  -Не должны. Это будет конец... - он не договорил.
  -И, что же нам тогда делать? Нам ведь не куда больше идти. Думаю, надо лететь на Землю и во всем разобраться, - сказал я.
  -Нет. Верьте мне, - отрезал Мартин. - Нам нельзя на планету, по-крайней мере вот так открыто.
  -А как еще... Спрятаться не получиться, наши рожи известны каждому жителю. Если не будет суда, а мы будем прятаться то, в конце концов, нас замочат в какой-нибудь подворотне...
  -Потом решим, давайте отправим их на планету, - сказал Мартин, поднимая Монгомери.
  -А Сьюзан, что будет с ней? - спросил я.
  -Со мной все будет хорошо, меня ни в чем не обвиняют, я им нужна. Чем я могу помочь вам?
  -Ничем детка, отвези этих парней в больницу... Скажешь, что мы тебя заставили, - сказал Мартин.
  Я помог Мартину погрузить всех на корабль, и Сьюзан отправилась на Землю.
  Мы стояли в рубке крейсера, смотря на далекую планету.
  -Мы должны вернуться на Землю, чтобы разобраться в чем дело, - нарушила молчание Кристин.
  -Не в чем разбираться. Тут ведь и так все ясно. Погибло много людей, нужен козел отпущения. Нужен тот, на кого можно будет свалить все это. Кроме как на нас, больше не на кого. Я предупреждал, что не стоит брать на себя право решать такие вопросы, - сказал Мартин.
  -Но мы ведь не виноваты. Это случайность. А может Тео?... - предположила Кристин.
  -Тео? Нет. Навряд ли. Он ведь с самого начала предупреждал, что могут быть последствия. Мартин прав, здесь некого винить, кроме нас. Мы приложили столько усилий, а в итоге погибла кучу народу. Возможно, мы заслуживаем наказания, - сказал я.
  -Перестань. Вы с другой стороны посмотрите. Благодаря вам, люди получили возможность иметь будущее. Благодаря вам, осталось жить куда больше людей, чем ... - начал Мартин, но его перебила Кристин.
  -Но что теперь делать нам, как нам жить дальше? - спросила она.
  -Отсидимся немного, а потом спустимся в какой-нибудь не примечательный район планеты. А внешность можно изменить? - сказал Мартин.
  -Я не хочу менять свою внешность, - отрезала Кристин. - И не хочу сидеть на этом проклятом крейсере.
  Она зло ударила ногой в обзорную панель.
  "Ганс ты говорил о планете, которую вы готовили для избранных. Мы можем там немного пожить?" - спросил я.
  "Думаю, что я могу это устроить. Хотя ее теперь наверно будут колонизовать мои сородичи, но полагаю, ненадолго вас пустят. Не вижу причин для отказа".
  -Что скажите? Не хотите ли прогуляться к другой звезде и немного потусить там. Здесь и вправду наверно не стоит ждать, конечно, поймать нас у них не получится, но не стоит мозолить глаза, - выдвинул я предложение.
  -Ты тоже хочешь бежать? - спросила Кристин.
  -Не бежать, отступить. На время.
  -Вы думаете, что такое можно забыть... Они никогда не забудут такие жертвы. Нам надо договариваться, нам надо как-то загладить свою вину.
  -Кристин, я еще раз говорю тебе, что явка с повинной не облегчит нашу участь. Ты хочешь погибнуть? Я сомневаюсь. Доча, пойми, от нашей гибели никому ведь лучше не станет...
  -С чего вы взяли, что нас ждет гибель?
  -Бабка на ухо шепнула, - отрезал Мартин.
  -Мне кажется, что все будет в порядке. К тому же мы ведь сумеем за себя постоять, - не отступала Кристин.
  -Постоять за себя? О да, конечно сумеем, но зачем это... Это лишь породит новые жертвы, еще больше раззадорит всех. Не надо лезть на рожон. Еще раз повторяю, надо втихую осесть где-нибудь на планете и спокойно жить себе дальше, - настаивал Мартин.
  -Мартин ты забыл добавить: я же говорил, - сказал я. - Я настаиваю на своем. Надо воспользоваться гостеприимством Ганса... Или второй вариант поменять каким-нибудь образом внешность и спуститься на планету, в этом случае даже прятаться не придется.
  Мы не могли придти к общему знаменателю. Повисла длительная пауза.
  "Позвольте мне сказать", - неожиданно попросил Ганс.
  "Валяй. Зачем спрашивать?" - ответил я.
  "Есть возможность исправить вашу ситуацию. Цивилизация Ангелис обладает технологией перемещения во времени".
  "Перемещение во времени? Это ведь не возможно", - сказал я.
  "Возможно. Но только в одну сторону. В прошлое".
  "Ха. А почему только в одну?"
  "Потому что будущего пока нет. Оно не определено, а прошлое есть всегда..."
  "Бред какой-то".
  "Это реальность. Такая возможность есть".
  -Мы сможем все исправить. Надо найти их, - оживилась Кристин.
  - Кристи, их больше нет. Тео сказал, что они сгинули во времени. Умерли. Понимаешь? - сказал я.
  -Не обязательно умерли, может, он имел в виду буквальное значение. Потерялись во времени, затерялись в нем, а значит, они должны быть живы...
  -Еще он сказал, что они искали их и не нашли.
  -Но ведь это не значит, что мы не найдем.
  -Ага, а ты не забыла, что до Туманности Андромеды нужно лететь двести тридцать земных лет. До нее расстояние 2,52 миллиона световых лет от нашей системы. Свет от нее до нас идет миллионы лет...
  -Двести тридцать лет - это вполне реальные цифры, - не отставала она.
  -Ты думаешь, что проживешь столько?
  -Вполне, даже больше.
  -И, согласна запереть себя на такое время внутри корабля...
  -Да.
  -А я нет. Двести тридцать лет - это ведь с ума сойти, это очень много по нашим меркам
  -Нет. Мы можем использовать анабиоз. Введем себя в анабиоз и полетим... Не будет никакого ощущения времени.
  -Ну, даже если ты доберешся до Андромеды, как ты будешь искать этих Ангелис? Ты же не собираешся посещать каждую звездную систему? Там намного больше звезд, чем в Нашей Галактике - там порядка триллиона звезд. А ее размеры огромны, протяжённость составляет двести шестьдесят тысяч световых лет, что в 2,6 раза больше, чем у Млечного Пути.
  -Мы придумаем что-нибудь... Мы ведь всегда, что-нибудь придумываем.
  -А как же твои родные, ты понимаешь, что когда ты вернешся, если вернешся, никого уже не останется...
  -Я понимаю. А еще я понимаю, что, если мы переместимся во времени, то сможем все исправить и вновь окажемся в нашем времени, - улыбнулась она.
  "Кристин права. Стоит попробовать", - вдруг сказал Ганс.
  -Он-то, откуда знает, о чем мы разговариваем? - спросил я.
  -Я перевожу для него, - ответила Кристин.
  -Вы сбрендили оба. Сумасшедшие. А где Мартин? - заметил я, его исчезновение.
  -Ему надо было отойти, - уклончиво сказала Кристин.
  -Куда?
  -Не важно.
  -Мне тоже надо отойти, - сказал я, собираясь пойти поискать Мартина. Мне не нравилось его отсутствие. У меня складывалось впечатление, что что-то затевается.
  -Леш, подожди. Я не сказала... Дня три назад, мне приснился сон, - Кристин послала мне образ вращающейся галактики. - Это она? Это Андромеда?
  -Не знаю. Может быть. Вроде похожа.
  -Так вот мне приснился сон, я там была. Я обязательно должна попасть туда. Я это точно знаю. Мы все должны попасть в Туманность Андромеды. Так нужно.
  -Ты теперь и будущее видишь, - усмехнулся я.
  -Леш, я ведь серьезно. Это даже на сон было не похоже... Как будто я действительно на время перенеслась туда, это как будто было на яву. По настоящему.
  -Поговори с папой, - сказал я и вышел.
  Уж кто, а Мартин наверно сможет ее переубедить, - решил я.
  Я прошелся по кораблю. Мартина нигде нет. Как сквозь землю провалился. Я сделал себе кофе и вернулся в рубку. Мартин был уже там.
  -Алексей, мы летим в Туманность Андромеды. Ты с нами? - заявил он.
  -Да вы все свихнулись... - выпалил я.
  -Ничего мы не свихнулись. Здесь нам все равно делать нечего, даже если не найдем этих Ангелис, пройдет достаточно много времени, мы сможем спокойно вернуться на Землю.
  -Мне надо подумать, - сказал я.
  -Подумай. Только не долго, - глядя мне в глаза, сказал Мартин.
  Я не выдержал его пристального взгляда и отвернулся, а затем вновь покинул рубку. Хотел побыть один. Все хорошенько взвесить и обдумать. Лететь неведомо куда, мне совсем не хотелось, но и оставаться одному тоже. Разве, что вернуться на планету.
  Я решил попробовать. Сел на корабль и отправился к Земле, в Страсбург. Его больше не было. Город лежал в развалинах. Я немного покружил над ним, людей не видно. Появились какие-то самолеты - целый десяток военных истребителей. Никаких предупреждений не последовало, они сразу открыли по мне огонь. Мне пришлось бежать, я вернулся на крейсер и, зайдя в рубку, сказал:
  -Я с вами.
  
  * * *
  
  Здесь нет ничего кроме камня и пыли. Только камень и пыль образуют здешний пейзаж. Тысячи километров горной породы тянутся от горизонта до горизонта, образуя многочисленные горные цепи, повсеместно испещренные множеством кратеров. Моря и океаны, в которых никогда не было воды - всего лишь следы давних катастроф. Следы, которые оставили миллионы метеоритов упавших здесь.
  И лишь двое на краю утеса нарушают этот унылый пейзаж. Две фигурки в серебристых костюмах, замерев, словно боясь пошевелиться, непрерывно смотрят на висящий в черном небе тонкий месяц третьей планеты. Из-за яркого света недалекой звезды, поверхность мертвой каменной глыбы, мчащейся с огромной скоростью в космической черноте, так ярко сверкает в ее лучах, что месяц третьей планеты выглядит очень тусклым и не отражает истинную ее красоту. Белесые рога месяца, отливающие синевой, направлены к горизонту, словно рога огромного невидимого быка, горящего огромным желанием вонзить их в каменную глыбу, чем-то насолившею ему
  -Словно небесная арка - врата для ангелов, - сказала Кристин.
  -Не обычное сравнение, - сказал я.
  -Мы ведь вернемся? Хоть когда-нибудь вернемся?
  -Не знаю. Но мы постараемся. Мы должны вернуться.
  -Надежда - все, что у нас есть, - грустно сказала Кристин.
  -Надежда - единственное, что осталось на дне шкатулки Пандоры, - сказал я.
  -Чего? - не поняла она.
  -Когда Пандора открыла свою шкатулку, и все мирские тягости, болезни - все мирское зло, которое боги заключили в шкатулку, вырвалось наружу. Единственное, что осталось лежать на дне шкатулки - эта надежда.
  Я получил телепатический смайлик от Кристин.
  Неожиданно Кристин резко повернулась и стала что-то разглядывать, глядя вниз в черную пропасть по другую сторону утеса. Несмотря на яркость звезды, дна пропасти видно не было.
  -Ты чего? - спросил я.
  -Просто, что-то почувствовала. Что-то родное.
  -Что?
  -Не знаю.
  -Пора.
  -Уходим.
  Каменная глыба с диаметром в тысячи километров бороздит космические просторы, стремясь убежать к далекой звезде, но слишком короток ее поводок, не подъемным грузом висит на нем третья планета. Моря и океаны с красивыми названиями, но никак не отражающими их суть. Всего лишь названия: Океан Бурь, Море Дождей, Море Холода, Море Ясности, Море Спокойствия, Море Изобилия, Море Кризисов, Залив Зноя, Море Облаков.... Но вместо воды, здесь только песок. Реголит - так его называют. Горные хребты с названьями подобных горам на третьей планете: Альпы, Апеннины, Пиренеи, Карпаты, Кавказ... Всего лишь названья. Нет в них величия и красоты подобно их тезкам с третьей планеты. Всего лишь камни - огромные глыбы неотесанной твердой породы. Но есть здесь и особенные горы - кольцевые, их именуют еще кратерами или цирками. Чаши с известными именами: Платон, Аристотель, Архимед, Аристарх, Эрастофен, Гиппарх, Птолемей... Всего лишь мертвые памятники, увековечивающие чьи-то заслуги. Заслуги давным-давно канувших в небытье старинных героев третьей планеты.
  Здесь нет атмосферы и звуков, только черное небо с миллиардами звезд. Здесь нет ничего кроме камня и пыли.
  
  
   Глава 4
  Туманность Андромеды
  
  Корабль завис в космической черноте на расстоянии трехсот тысяч световых лет от огромного водоворота звезд, от Галактики Млечный Путь. Расстояние кажется огромным, но это всего лишь одна восьмая нашего пути, всего лишь расстояние в три раза большее размеров Нашей Галактики. Не вооруженным глазом отдельные звезды отсюда видны плохо и то на порядочном расстоянии от центра галактики. Они словно маленькие точки, утонувшие в густом тумане. Ближе к центру все сливается в единый светящийся объект - яркое гало сферической формы с четко выделяющейся овальной перемычкой внутри него, от которой отходят светящиеся спиральные рукава - подсвеченное межзвездное вещество с миллиардами звезд. Из многочисленных спиральных рукавов наиболее ярко светятся всего две спирали - рукав Персея (Perseus Arm) и Щит Кентавра(Scutum-Centaurus Arm), берущих свое начало с разных концов центральной перемычки и обрывающихся, едва сделав один спиральный оборот вокруг нее. Корабль висит под небольшим углом в двадцать один градус к плоскости Галактики, благодаря чему можно наблюдать еще два ярких объекта - Магеллановы Облака, спутники Галактики Млечный путь. Оба Облака - Большое Магелланово Облако и Малое Магелланово Облако, представляют собой карликовые галактики, связанные между собой гравитацией в одну общую двойную систему, плавающую в одной водородной оболочке. И они не плохо видны невооружённым глазом в южном полушарии Земли, но здесь на фоне Млечного Пути они выглядят совсем ничтожно. Да и угол обзора с корабля не способствует тому, чтобы разглядеть их спиральную структуру. С этой точки пространства они видны как маленькие сильно вытянутые овальные объекты, практически не показывая нам свою плоскость. Магеллановы Облака висят чуть ниже плоскости Галактики Млечный Путь и сильно в стороне от нее, на расстоянии более чем в полтора раза превышающем диаметр Млечного Пути.
  -Любуешся? - спросила Кристин.
  -Есть немного, - ответил я, оторвав взгляд от обзорной панели крейсера.
  -Словно гигантский водоворот, засасывающий в себя все вокруг... Все звезды, планеты...
  -Это только кажется. В действительности нет водоворота. И звезды вовсе не движутся по этим спиралям, они вращаются по орбитам вокруг центра галактики, вокруг гигантской черной дыры так же, как планеты вращаются вокруг звезд.
  -А как же спирали?
  -Это просто области скопления межзвездного вещества, вещества из которого могут образовываться новые звезды. Действующие звезды, вращаясь по своим орбитам, пересекают эти области, но не принадлежат им. Сейчас наше Солнце находиться в рукаве Ориона, спустя много лет окажется в каком-нибудь другом рукаве... По всей видимости, образование спиралей связано с образованием самой галактики.
  -Странно как-то. А знаешь, что означает название "Галактика"? - спросила Кристин.
  -По-моему с греческого языка слово гала, переводиться как молоко, - вспомнил я.
  -Не гала, а γάλα переводится, как молоко. Это от греческого Γαλαξίας - Млечный Путь.
  -Ну, я так и сказал. В чем разница? - не понял я.
  -Разница в звучании. Так вот согласно древнегреческой легенде, Зевс решил сделать своего сына, Геракла, бессмертным... Он был рожден от смертной женщины и не был бессмертен. Вот... Для того, чтобы сделать его бессмертным, Зевс подложил его спящей жене Гере, чтобы Геракл выпил божественного молока, но Гера проснулась и оттолкнула Геракла от себя. В этот момент из ее груди брызнуло молоко, которое и превратилось в Млечный Путь.
  -Ну, это всего лишь сказка, - сказал я.
  -Но ведь красивая?
  Я улыбнулся и спросил:
  -Как твой эксперимент с поиском жизни в Нашей Галактике?
  -Говорит, что жизни в ней нет, - выдохнув, произнесла она.
  Кристин выглядела расстроенной.
  -Этого следовало ожидать. Мы слишком далеко от нее, вряд ли можно, выделить что-то из общего излучения Галактики. А возможно жизни еще действительно нет. Мы ведь покрыли расстояние намного большее, чем проходит свет за это время. И сейчас мы смотрим на Млечный Путь и видим, как он выглядел давным-давно.
  -Мы переместились во времени? - не поняла Кристин.
  -Нет, что-ты. Мы лишь обогнали свет, который испускаю звезды... Просто, смотрим на свет, который был испущен давным-давно.
  -Как давно?
  -Точно не знаю... - я надолго задумался, оценивая расстояние и время. - Тьфу ты. Торможу чего-то. Все ведь просто, мы на расстоянии трехсот тысяч световых лет, а значит, свету требуется как раз триста тысяч лет, чтобы преодолеть это расстояние. Мы смотрим на Нашу Галактику и видим, как она выглядела триста тысяч лет назад, - подытожил я. - Нас тогда точно не было, а вот насчет вергов и неоспов не знаю.
  -А в километрах это сколько получается?
  - Ох, ну и задачки ты мне задаешь... Не просто оперировать в голове такими цифрами, - я опять на долго завис, переводя расстояние из световых годов в километры. - Получается примерно три миллиона триллионов километров. Это три и еще восемнадцать нулей... Я не знаю, как называется такое число.
  -А я знаю, - это квинтиллион. Значит три квинтиллиона километров.
  -Откуда ты знаешь такие названия? - удивился я.
  -Да, это просто. Я когда языками занималась, то есть зонд готовила, узнала, как образуются названия большие чисел... Действительно большая цифра.
  -А ты молодец, - с уважением сказал я. - Цифра действительно огромная и, на мой взгляд, не отражает наглядно величину расстояния. Сравнивать не с чем. Мне кажется, световые года более наглядны...
  -Не для меня, - прервала меня Кристин. - Даже не вериться, что в ней четыреста миллиардов звезд, - сказала она, разглядывая Галактику.
  -Это еще что, вот в Андромеде их порядка триллиона, в два с лишним раза больше, чем в Млечном Пути.
  Кристин посмотрела вверх панели обзора.
  -Мы столько пролетели, а она даже не приблизилась. Как была овальным пятном, так и осталась, - сказала она, глядя на светящийся диффузный овал М31 - Туманность Андромеды.
  -Вот смотри, - сказал я и вывел на панель обзора красивую и яркую Андромеду, с большим ярким ядром и двумя спиральными рукавами, берущими свое начало где-то в центре галактики и соединяющиеся вместе на ее окраине, образуя яркое кольцо.
  -Ты ее приблизил? - спросила она.
  -Нет. Это фотография с большой выдержкой. Видишь, даже видны несколько спутников Андромеды, тоже галактик только более мелкого размера.
  -Красивая, - сказал Мартин, тихо вошедший в рубку крейсера.
  Мы вздрогнули.
  -Папа, ты хоть маленько ногами шаркай, а то я заикой стану.
  -Испугались? - ехидно спросил он. - С Земли она не так красочно выглядит, больше похожа на светящийся эллипсоид с размытыми тусклыми краями и ярким ядром.
  -Она и отсюда так выглядит. Это фотография, - хихикнула Кристин.
  -Ничего окажемся поближе и увидим своими глазами. Кстати, вот эти два ее спутника, тоже видны с Земли, - Мартин показал пальцем на две небольших эллиптических галактики.
  -Сейчас это самый удаленный объект видимый с Земли невооруженным глазом, но через три-четыре миллиарда лет, можно будет наблюдать ее, даже выйдя днем на улицу, - сказал я.
  -Ты о чем? - повернулась ко мне Кристин.
  -Млечный Путь и Туманность Андромеды летят навстречу друг другу. Они столкнуться, через три-четыре миллиарда лет. Представляешь какое будет зрелище, когда эта махина будет приближаться к Нашей Галактике.
  -Нет. Днем все равно видно не будет, да и взрывов наверно тоже не будет. Две галактики просто сольются в одну. Может даже Солнце не пострадает, - сказал Мартин.
  -Да я просто, хотел приукрасить немного, - улыбнулся я. - К тому времени и Солнце-то уже почти погаснет.
  -К тому времени люди уже смогут сами путешествовать между звездами, - вставила Кристин.
  -Если выживут, - добавил я.
  Мартин с Кристин уставились на меня.
  -Не говори глупостей, - сказала Кристин.
  -Что-то ваш Ганс запропастился, - сказал Мартин.
  -Ну пап, крейсер ведь огромный, требуется время, чтобы проверить все системы, - протянула Кристин.
  -Да я за это время уже бы дыру в Титанике заделал, - серьезно сказал Мартин.
  Мы с Кристин брызнули смехом.
  -Ничего смешного, мы здесь уже две недели торчим... Сколько можно, - разгорячился Мартин.
  -Столько, сколько нужно. Мы не будем в следующий раз будить тебя, во время следующей остановки, - подмигнув, сказала Кристин.
  -Что?- воскликнул Мартин, - Совсем распоясалась.
  -Думаю, Кристин права, - сказал Ганс, возникнув на входе в рубку.
  Ганс, видя нашу не приязнь к телепатическому способу общения, сконструировал себе прибор, позволяющий ему говорить. Конечно не самому, а через прибор. Этот аппарат преобразовывал звуковые колебания в телепатические образы, направляя их ему в мозг, и наоборот, если Ганс хотел что-то сказать, он посылал прибору мысленную команду, а прибор излучал звук. Таким образом, Ганс используя прибор, мог "слышать" и "говорить".
  -Ты о чем? - хором спросили мы.
  -Мне кажется, что не стоит будить вас всех на следующей остановке. Думаю, что достаточно меня одного, - прозвучал неестественный голос Ганса, сильно отдающей синтетикой. В нем не хватало звуковых частот и гармоник, свойственных человеческому голосу. В результате получался настоящий космический звук, сильно смахивающий на голоса наших роботов в старых фильмах о них.
  -Почему? - спросил я.
  -Введение и выведение из анабиоза - это большой стресс для организма. Не стоит так часто прибегать к этим процедурам. А с кораблем я справлюсь и один, в принципе даже я не нужен, крейсер сам о себе может позаботиться.
  -Ты хочешь вообще все пустить на самотек? - спросил Мартин.
  -Это возможно, но я предлагаю не будить всех на следующей стоянке. Это ни к чему.
  -Я согласен с Гансом, нужно просыпаться по очереди, - сказал я.
  -А я не согласен. Мне бы хотелось знать, как развиваются события, - запротестовал Мартин.
  -Давайте голосовать? - предложил я.
  -Мне все равно, что вы там решите. Я лично буду просыпаться на каждой остановке... - поставил ультиматум Мартин.
  -А я буду спать, - сказала Кристин.
  -Вот и хорошо. На следующей остановке очнемся только я и Мартин - сделал заключение Ганс. А затем протараторил, - крейсер готов к следующему прыжку в подпространство. Энергоресурс восстановлен, повреждений нет, оборудование работает в нормальном режиме.
  -Ну, так поехали, - сказал я.
  -Прямо сейчас? - спросила Кристин.
  -А чего тянуть, - ответил я.
  -Полетели, - выдохнул Мартин.
  Ганс залез в коконообразное кресло и послал крейсер в очередной затяжной прыжок в подпространство. Хоть я и был против снятия генетического запрета с Ганса, но меня проигнорировали, Кристин вернула его в нормальное состояние. Теперь неосп был абсолютно свободен и мог делать все, что захочет, в пределах разумного конечно и, предварительно обсудив с нами.
  -Пара баиньки, в смысле пошли спать, - сказал Мартин.
  -Иди, я еще посижу немного. Попью кофейку, подумаю, - ответил я.
  -Идти так всем вместе, - настаивал Мартин.
  -Мартин, делай что хочешь. Я разве тебе мешаю, - отрезал я.
  Мартин немного подумал, почесал свой орлиный нос и сказал:
  -Как хочешь. Кристин, пойдем.
  -Пошли, - выдохнула она.
  Я остался в рубке один. Честно говоря, мне было жаль, что крейсер не мог преодолеть такое расстояние в один прыжок, хотя с другой стороны провести двести тридцать лет в анабиозе тоже не очень хотелось. Но это был наш выбор, мы сами пошли на такой ход, и отступать я не собирался. Конечно, ситуация была совсем нелепой и на что-то рассчитывать было глупо. Найти в огромной галактике давным-давно пропавшую цивилизацию - это все равно, что отыскать маленькую золотую песчинку на огромном песчаном пляже размером никак не меньше нашей Солнечной системы, при этом зная, что среди такой массы песка эта песчинка всего одна единственная. На что здесь можно рассчитывать? Даже если допустить, что мы их найдем, кто сказал, что они будут нам помогать. Зачем им это? Я понимал всю абсурдность данной ситуации, но возвращаться на Землю не хотел, а больше идти мне было некуда. Кристин и вся эта компания - единственное, что у меня было в этот момент и терять их, я не хотел. Я давно перестал спорить с ними, по поводу их действий, просто находился рядом...
  -Скучаешь? - спросила Кристин.
  -Ты чего вернулась? - удивился я, ее внезапному появлению.
  -Тоже решила кофе попить... Не очень хочется впадать в анабиоз еще на тридцать лет, - ответила она.
  -Согласен. Присаживайся, - предложил я. - Только ты забыла, что нас не будут будить в следующий раз, то есть срок будет больше чем тридцать лет.
  -Ага, - вздохнула она. - Помнишь?... На Луне, ты обещал рассказать мне стишок...
  -Неа, не помню, - попробовал отмазаться я.
  -Нее...Ты помнишь, - улыбнулась она и попросила, - ну, давай расскажи что-нибудь.
  -Стишок... Стишок... - говорил я, пытаясь хоть что-нибудь вспомнить. - Давай лучше, я загадаю тебе загадку, - предложил я.
  -А стишок? - грустно спросила она.
  -Не помню я стишков, - ответил я.
  -Ладно, - махнула Кристин, - Давай загадку.
  -Ну, это не совсем загадка... это логическая задачка.
  -Рассказывай уже.
  -Ладно. Слушай. Представь, что ты оказалась на острове, который заселяют два племени: племя лжецов, члены которого всегда лгут и племя правдивых туземцев, говорящих только правду. На острове есть одна деревня и тебе нужно в нее попасть. И вот, значит, ты идешь по дороге и доходишь до места, где дорога раздваивается. На этом перекрестке стоит один из туземцев, и ты вынуждена спросить у него, какая из двух дорог ведет к деревне, но при этом узнать кто перед тобой: лжец или правдолюб ты не можешь. Какой надо задать вопрос туземцу, чтобы выяснить какая дорога ведет в деревню?
  Кристин немного подумала и сказала:
  -Я спрошу у аборигена: Ведет ли та дорога, по которой я пришла в деревню? Так я узнаю, кто передо мной, а потом легко выясню, где деревня.
  -Забыл сказать, что ты можешь задать всего один вопрос.
  -Только один? - спросила она.
  Я кивнул.
  -Тогда надо так сформулировать вопрос, чтобы любой из них сказал, где деревня не зависимо от того врун он или нет.
  -Ну, это само собой. В этом и есть задача. Нужно сформулировать вопрос, чтобы получить однозначный ответ, - сказал я.
  -Я не знаю, - ответила она.
  -Сдаешся?- спросил я.
  -Говори уже ответ.
  -Надо показать на одну из дорог и спросить аборигена: Если бы я вас спросил, ведет ли эта дорога в деревню, вы бы сказали "да"?
  Кристин задумалась, а затем сказала:
  -Какой-то не красивый вопрос, а если показать на все дороги, на все три, включая ту по которой я пришла и спросить: Какая из этих дорог ведет в деревню?
  Я задумался. Правдивый туземец должен показать верную дорогу, а врун наоборот должен показать на все дороги кроме верной.
  -Молодец, - сказал я. - У задачки действительно есть много решений.
  -Я умная, - улыбнулась она. - А ты решил ее, когда тебе задали эту задачку?
  -Мне ее не задавали, я прочитал ее в сборнике головоломок.
  -Так ты ее решил? - не унималась она.
  -Примерно так же, как и ты, правда, думал довольно долго, но вот то решение, которое я сказал, мне кажется более изящным.
  -Кристин, ты куда пропала? - спросил Мартин, вновь бесшумно возникнув за нашими спинами.
  -Папа. Ты, что следишь за мной? - возмутилась Кристин.
  -Ничего я не слежу... Просто, хотел проверить тебя, а тебя нет... Вы, что тут делаете? - спросил он.
  -Кофе пьем, - ответил я.
  -Да ну... Кофе, - задумчиво проговорил он.
  -Пап, как думаешь, мама получила наше сообщение? - спросила Кристин, меняя тему разговора.
  -Должна была, но наверняка она очень сильно переживает за тебя. Волнуется, - ответил Мартин.
  -И за тебя, - вставила Кристин.
  -За меня?... Да нет, навряд ли. Но может ее это немного успокоит, что я рядом, - сказал он.
  -Леш, а почему ты не захотел ничего послать своим родным? - спросила Кристин.
  - А смысл? Только лишний раз тревожить их. Их и так наверно держат под колпаком, следят, допрашивают... Мне кажется, такое сообщение еще больше им навредит.
  Повисла длительная пауза, а затем я спросил:
  -Ганс спит?
  -Дрыхнет, - ответил Мартин. - Точнее находится в анабиозе. Собственно говоря, я тоже собирался. Да вот решил немного пробежаться, нравится мне эта круговая дорожка по внутренней стенке крейсера. Бежишь вроде прямо, а на самом деле по окружности, словно белка в колесе... Так вот - побегал, зашел к Кристин, а ее нет. Вот и решил проверить, может, думаю, случилось чего-нибудь. Ты чего ушла?
  -Да чего-то не очень хочется лезть в этот морозильник, - ответила она.
  -Почему морозильник? Там совсем не холодно, - не понял Мартин.
  -Я не в прямом смысле, просто при анабиозе все процессы как бы замораживаются, поэтому морозильник. Не приятная штука.
  -Да не очень. Особенно когда вылазишь из нее, - согласился Мартин.
  -Может кофейку, - предложил я.
  -Я ж говорил, что не пью кофе, - сказал Мартин. И поморщившись, добавил, - фу, гадость. Кристин, тебе тоже не советую пить это.
  Он брезгливо показал на кружку с черной жидкостью.
  -Я чуть-чуть, я тоже не очень его люблю, правда, иногда хочется, - сказала она.
  -К нему ведь можно пристраститься, как к наркотикам. Вон Леха уже наверно заядлый наркоман, - кивнул он на меня.
  -Кофеман, - поправил я. - Просто под него лучше думается.
  -Чтобы лучше думалось, съешь шоколадку, - сказал Мартин.
  -Тогда согласно вашей логике, шоколадка тоже наркотик, я превращусь уже в "шокомана", - сказал я.
  -Не дерзи, - отрезал Мартин. - Пошли баиньки. Потом натрындитесь, когда будем на месте.
  Я совсем не понял, что значит - не дерзи, ничего дерзкого вроде я не сказал, но, немного подумав, решил не разжигать конфликт. Просто, Мартин видимо сильно переживал за Кристин и старался быть в курсе ее действий, держать ее на коротком поводке.
  -Пойдем, - вздохнул я.
  Мы покинули рубку крейсера и направились к каютам с модуляторами. Автопилот крейсера сделает все необходимое.
  Ганс с Кристин изменили функциональные возможности нескольких модуляторов, теперь эти агрегаты работали подобно марсианским капсулам, вводя организм в состояние анабиоза.
  Я сел на желе-кровать и стал стягивать с себя костюм СТУКС. Неприятная и долгая процедура. Из-за плотного прилегания костюма к телу, приходилось прикладывать значительные усилия, чтобы стянуть его с себя. Труднее всего было вытаскивать из него конечности. Тело-то что, через грудную клетку проходил шов, наподобие земной молнии, который расходился при должной команде. А вот руки и ноги, плотно обтянутые мышечной тканью, приходилось буквально выдирать из него. Даже, несмотря на разорванную связь с субиком, костюм никак не хотел отпускать свой "наполнитель". Зато обратный процесс - одевание костюма, был намного проще. Вроде бы ничего не менялось, но руки и ноги входили в костюм гораздо с меньшим усилием, словно сам костюм помогал надеть себя, словно стремился как можно быстрее слиться с организмом воедино.
  Стянув с себя костюм, я бросил его на пол.
  -Надо бы новый изготовить, когда проснусь, - сказал я вслух.
  Никакого износа или повреждений на костюме не наблюдалось, просто он был изготовлен уже более тридцати лет назад, а когда я проснусь снова, этот срок станет еще больше, и кто знает, как это повлияет на его работоспособность. Нето чтоб я не доверял инопланетной технике и ее огромным ресурсам, просто ощущал дискомфорт, используя такой старый по времени костюм.
  Я лег на модулятор, точнее на анабизатор, как обозвала его Кристин после их преобразований с Гансом, и дал команду на введение меня в состояние анабиоза.
  
  * * *
  
  -Ну, наконец-то. Я уже думала, что ты никогда не проснешься, - услышал я голос Кристин, приходя в себя.
  Я открыл глаза и посмотрел на Кристин. Она просто светилась от счастья.
  -Ты так рада меня видеть? - спросил я.
  -Вовсе нет. Я рада, что мы достигли Туманности Андромеды, - воскликнула она.
  -Что? - подскочил я. - А почему меня раньше не разбудили?
  -Меня тоже только недавно разбудили, - сообщила она.
  -Я думал, что мы будем по очереди дежурить, - сказал я. - И, где мы конкретно находимся?
  -Мы на окраине Андромеды, у одной из ее звезд. Просто огромной звезды, - Кристин развела руки в сторону на столько, сколько могла, - у нее даже спутник свой есть, тоже звезда только поменьше.
  -Двойная звезда что ли? - спросил я.
  -Ага, двойная. А еще мы нашли жизнь? - аж подпрыгнув, сообщила Кристин.
  -Да ну... Прям так нашли? - я встал с "пудинга" и стал натягивать СТУКС.
  -Брось ты его, я тебе новый сделаю, ему ведь двести с лишнем лет... Да и не нужен он тебе сейчас.
   - А как же оружие?
  -На кой оно тебе щас сдалось?
  -Двести с лишнем? Да уж. А ты неплохо выглядишь, для двухсотлетней бабульки, - усмехнулся я.
  -А сам-то - мумиё, - огрызнулась Кристин.
  Она подскочила и, схватив меня за руку, стала тянуть к выходу из моей каюты - стандартной кубической комнаты, довольно скромных размеров с ребром в четыре метра.
  -Куда ты меня тащишь? - спросил я.
  -В рубку. Ты должен ее увидеть.
  -Да никуда она не денется, - сказал я, освободив свою руку. - Не спеши. Кого вы там еще обнаружили?
  -Жизнь. Правда, Ганс после более точного анализа данных сказал, что это неорганика и не стоит обращать на нее внимания... Но я думаю, что все равно надо проверить.
  -Вот поперло-то. Какова вероятность того, что у самой первой встреченной звезды мы что-то обнаружим? Думаю, что она близка к нулю.
  -Нет. Разумная деятельность обнаружена не у этих звезд, а у другой, но не далеко...как ты там со светом расстояние связывал?
  -Световой год - расстояние, которое проходит свет за один земной год, - пояснил я.
  -Та звезда находится в десяти световых годах от этих двух.
  -Все равно поперло, нам бы сейчас в казино...
  -Пошли уже.
  Когда мы зашли в рубку Мартин и Ганс были там, сидели за небольшим кругленьким столом около обзорной панели. Столик мы еще смастерили, будучи в Солнечной системе. Особой необходимости в какой-то мебели не было, просто немного уютней, да и в рубке появилось место, где можно посидеть всем вместе перед огромной обзорной панелью крейсера.
  -Всем привет, - сказал я.
  -С пробуждением, - отозвался Ганс.
  Мартин лишь поднял глаза, бегло глянув на меня, и ничего не сказал.
  -Вот смотри, - сказала Кристин.
  Она вывела на обзорную панель гигантский огненный шар отливающий синевой, с ярко выраженной зернистой структурой - областями с разными температурами.
  -Это через фильтр. Она в двадцать пять раз больше нашего Солнца и такая яркая, просто с ума сойти, - пояснила она.
  -Это, с какого расстояния мы на нее смотрим? Просто, если к Солнцу подлететь ближе, оно тоже будет казаться огромным.
  -Мы смотрим примерно с расстояния, на котором у нас находится Юпитер, но даже с такого расстояния эта звезда выглядит раз в десять больше, чем мы видим Солнце с Земли.
  -Внушительные размеры... А вторая где?
  -Сейчас, - она немного закопошилась, а потом сказала - Вторая вот.
  Изображение первой звезды исчезло, и на темном экране возник красноватый диск размером в четыре раза меньше чем видно Солнце с Земли.
  -Она совсем не красная, это просто так кажется из-за большой яркости первой звезды, - сказала Кристин. - Даже эта звезда раза в три-четыре в поперечнике больше нашего Солнца, она ослепительно белого цвета. Здесь она кажется маленькой потому, что находится очень далеко от нас.
  -И как далеко они друг от друга находятся?
  -Примерно как наш Плутон от Солнца и очень быстро вращаются относительно друг друга. Больше движется, конечно, более маленькая.
  Кристин вывела на обзорную панель схему движения двух звезд. Большая вращалась по небольшой окружности, совсем чуть-чуть смещаясь относительно своего положения, а маленькая стремительно описывала эллипсы вокруг большой.
  -Здорово, конечно, но ты меня тащила сюда только, чтобы показать две звезды? - спросил я.
  -А тебе разве не интересно? - удивилась она.
  -Интересно, конечно, но не до такой степени... Я уж подумал, что тут действительно, что-то грандиозное.
  -Разве это не грандиозно, когда ты еще увидишь такую огромную звезду... От нее даже ветер чувствуется, вот попробуй соединиться с компьютером, ты сразу ощутишь, какое давление оказывает ее излучение на защитные поля крейсера. А вторая звезда, где еще можно увидеть сразу две звезды вращающиеся друг с другом.
  -Кристин, таких звезд очень много. Есть системы и с большим числом звезд вращающихся между собой... Впрочем, как и куда большего размера, чем эта звезда, - сказал Ганс.
  -Вот и я говорю, что здесь нет ничего особенного, - вновь поднял глаза Мартин.
  Кристин расстроилась, никто не хотел поддерживать ее восторг двойной звездой, но зато я понял, почему она так хотела мне показать это чудо. Ей требовался кто-то, кого тоже бы восхитил невиданный ранее космический пейзаж.
  -Почему же, мне например, очень интересно, - сказал я. - Нето чтоб меня это восхищало, но интерес есть. Ветер говоришь?
  -Ага, - ожила она. - Попробуй.
  -Да я тебе верю, конечно, от такой "печки" должно выбрасываться намного больше вещества, чем от нашего Солнца. Здесь наверно, если распустить солнечный парус, можно достичь весьма внушительной скорости.
  -Парус? - не поняла она.
  -Да. Это специальный материал, который улавливает излучение звезды и двигается под ним, словно лодка от ветра, - сказал я и спросил - ты не сделаешь мне кофе?
  -Ага. Сейчас, - бросила Кристин и убежала.
  -Подлиза, - фыркнул Мартин.
  -Ганс, что вы там живое обнаружили? - спросил я, пропустив мимо слова Мартина.
  -Живого ничего не обнаружили, всего лишь следы возможно разумной деятельности, но их спектр не позволяет отнести их ни к одной биологической форме жизни, - ответил неосп, уточнив, - к органической форме жизни.
  -А если это не органическая форма жизни? - спросил я.
  -Вполне возможны процессы неорганических соединений дающий видимость жизненных процессов, но мы не рассматриваем их. Вероятность возникновения разума при этих процессах ничтожна, эти процессы не могут образовывать химические реакции в достаточном количестве для...
  -Мне понятно твое мнение, Ганс. Я думаю, что нам стоит слетать к той звезде. Все равно лететь больше некуда, а так у нас есть направление, - прервал я лекцию Ганса.
  -Разве, что только направление, - сказал он.
  Вернулась Кристин с кружкой горячего кофе.
  -Правда ведь она огромная и цвет такой пленительный - голубой, как наше небо, - мечтательно произнесла она, протягивая мне кофе.
  -Да, - протянул я, - большая. А какая у нее масса?
  -Ганс говорит что, ее масса где-то около пятижесяти масс Солнца, но зато ее температура аж пятьдесят тысяч градусов, в десять раз больше солнечной, - протараторила она.
  -Уу...Она даже мощнее Ригеля, хотя конечно меньше его в размерах - эту яркую голубую звезду хорошо видно с Земли. Ты знаешь, что я скажу - это действительно довольно редкая звезда. Это настоящий голубой сверхгигант, их значительно меньше, чем остальных звезд. Только вот из-за своей большой яркости живет она очень не много.
  -Это не самая большая звезда, есть звезды в тысячи раз больше ее, - вновь вмешался Ганс.
  -По размерам, конечно, есть, но размер и температура вместе, дают большую светимость - это редкая звезда, - возразил я.
  -Если рассматривать в плане плотности излучаемой энергии и температуры верхних слоев то, пожалуй, могу согласиться с вами, - сказал Ганс.
  -Я же говорю, что она особенная, - Кристин расплылась в улыбке.
  -А планет нет? - спросил я.
  -Нет. Только вторая звезда.
  -Ганс, может, отправимся к той звезде, где вы что-то обнаружили? - спросил я.
  -Только через несколько часов. Корабль еще не готов, - ответил он.
  -Ничего подождем. Парни, а почему вы меня на дежурство не будили? - спросил я.
  -Ты ведь сам сказал, что будешь спать, - ответил Мартин.
  -Я сказал, что предлагаю дежурить по очереди... - начал я, но меня перебил Мартин.
  -А какой смысл в очереди, если я собирался просыпаться на каждой остановке.
  -Просто так, как-то не честно получается. Вы работали, а я бездельничал.
  -Не говори ерунду. Все честно. Мы с Гансом отлично справились, а вас было будить не к чему.
  -Но все же...
  -Да перестань ты уже. Забудь, хуже ведь никому от этого не стало. Если оглядываться слишком часто назад, не увидишь что впереди, - прервал он меня. - Кристин, приготовь, пожалуйста, ужин.
  Когда Кристин вышла, Мартин продолжил:
  -К тому же, мы ведь не могли тебя будить, а Кристин нет. Пришлось бы и Кристин тогда будить. Ганс же сказал, что это вредно. Зачем доставлять ее молодому организму такие неприятности. А так ей не обидно. Она не одна все проспала, а значит небудет дуться и закатывать истерики.
  -Мартин, мне кажется, она уже большая девочка и сама способна решать, что лучше для нее, - сказал я.
  -Нет. Она моя дочь и пока еще я буду за нее решать, - он стукнул кулаком по столу.
  -За нее возможно, но за меня решать не надо. Я ясно говорю: не надо, - слово не надо я произнес буквально по слогам, акцентируя на нем внимание. - Заруби это себе на носу, и чтобы больше таких ситуаций не повторялось. Ясно, - сказал я, пододвинувшись к нему почти в плотную.
  -А иначе, что? - с улыбкой сказал он.
  -Иначе, я засуну тебя в анабиоз до самого конца нашего полета, и даже Кристин тебе не поможет.
  -Ты думаешь, я тебя боюсь?
  -Лучше бойся. Запомни, всегда лучше переоценить противника, чем его недооценить. Хочешь налаживать отношения с Кристин, налаживай, но только не за мой счет.
  -Сопляк, - сказал он.
  Я не сдержался и стукнул его ладонью в лоб. Мартин хотел мне ответить и замахнулся на меня кулаком, но я заблокировал его руку и вывернул в обратную сторону, раздался хруст. Его лицо исказила гримаса боли, но отступать он не собирался и попытался пнуть меня ногой в пах. Я выпустил его руку и ушел от удара, а затем сильно влепил ему под дых. Он осел на пол. Его рот беззвучно открывался в попытке вздохнуть хоть немного воздуха.
  -Не зли меня больше, ты мне не ровня, - сказал я.
  Ганс молча наблюдал наши разборки, предпочитая не вмешиваться в чужой конфликт.
  В рубку прыгая с ноги на ногу, прискакала Кристин.
  -Что здесь творится? - с непонимающим видом спросила она.
  -Да ничего особенного, твой папа просто упал. Правда, Мартин? - сказал я.
  -Леша за что ты его побил? - спросила она, помогая отцу подняться.
  -У него спроси, - сказал я, и взяв кружку с кофе, пошел к выходу из рубки.
  -Вы как два петуха. Папа, это ты начал? - громко спросила она.
  -Они оба виноваты, - вмешался Ганс.
  -А ты чего стоял, таращился? - набросилась она на Ганса.
  Ответа Ганса я уже не услышал, отойдя на порядочное расстояние от рубки крейсера.
  -Шумов, что-то ты стал чересчур вспыльчивым, - сказал я сам себе. - Добрее надо быть к людям... ко всем.
  Я прогулялся через всю длину крейсера до самого ангара, а когда шел в обратном направление, навстречу мне шла Кристин. Когда мы поравнялись, она спросила:
  -Может, ты мне скажешь: кто затеял потасовку?
  -Это важно?
  -Для меня важно.
  -Не знаю даже, что сказать. Наверно Ганс прав: оба виноваты.
  -Но побил-то ты его.
  -Я лишь защищался. Конечно, я его осадил немного, когда он обозвал меня, но драться он полез сам. Собственно говоря, я даже не бил его, всего один раз под дых дал и все.
  -А руку, кто ему сломал?
  -Руку? Да это вообще случайно вышло, откуда мне знать, что у него такие хрупкие кости. Я лишь заломил ее на болевой, а она хрустнула... дык и то, это после того, как он хотел зазвездить мне кулаком в челюсть.
  -Ты должен перед ним извиниться, - сделала она вывод.
  -Что? Вот еще... Не дождетесь. Твоего папашу терпеть не возможно. Он совершенно не следит за тем, что говорит. Бесит он меня. Да и тебя тоже бесит.
  Мы пару минут шли молча по направлению к рубке.
  -Вы должны помериться, - сказала Кристин.
  -Нет, - отрезал я.
  -Ты просто не обращай внимания на все, что он говорит...
  -А может, это ему стоит обращать внимание на то, что он говорит, - перебил я.
  Кристин остановилась и сказала:
  -Я кушать приготовила, пойдем, остынет.
  -Я не голоден. Спасибо.
  Она так и осталась стоять посреди коридора.
  Когда я зашел в рубку, Ганс мне сообщил:
  -Энергоресурс восстановлен. Корабль готов к скачку.
  -Стартуй, - скомандовал я.
  Ганс перевел корабль в подпространство и сообщил:
  -Через одиннадцать земных часов будем на месте.
  -Хорошо. Ты считаешь, что я был не прав?
  -Это не мое дело.
  -Верно, - согласился я. - Сильно я ему?
  -Серьезных повреждений нет. Кристин поместила Мартина в модулятор, будет как новенький.
  -Ганс, ты наверно пошел бы тоже отдохнул, пока есть время, - сказал я.
  -Я так и сделаю, - сказал он и направился к выходу.
  Пришла Кристин и молча села за стол.
  -Дуешься? - спросил я.
  -Вовсе нет. Чего мне дуться?
  -Как чего, я ведь вновь твоему папаше навалял...
  -Оба хороши, вы должны найти компромисс. Нельзя же так все время петушиться... Еще убьете ненароком друг друга.
  -Я постараюсь быть сдержанней. Обещаю. Но, и он не должен постоянно меня провоцировать.
  -Я с ним поговорю.
  -Да чихать он хотел на твое мнение. Пожалуй, я пойду. Сделаю себе новый костюм. Ганс говорит, мы будем на месте примерно через одиннадцать часов.
  -Помочь?
  -Сам справлюсь, лучше отдохни пока.
  -Я не устала.
  Я улыбнулся и вышел. Изготовил себе новый СТУКС, затем, перевесил на него вооружение со старого и прилег на желе- кровать. Наверно, я даже задремал, потому что время пролетело быстро, ко мне зашла Кристин.
  -Мы уже у той звезды, - сказала она.
  -Здорово. И что говорят приборы?
  -У нее есть три планеты и на одной из них, кажется, что-то есть.
  -Давай слетаем и посмотрим, - предложил я.
  -Я за этим и пришла... Папа не хочет меня отпускать... В общем, я полечу с папой, я хотела попросить тебя не лететь с нами. Мы сами справимся, - она явно чувствовала себя не в своей тарелке, произнося эту речь.
  Я немного подумал и сказал:
  -Хорошо, но если понадобится помощь, обращайся.
  -Ага.
  -Ганс тоже с вами полетит? - спросил я.
  -Думаю, да.
  -Ну и хорошо, а я пригляжу за крейсером, - сказал я.
  -Ага, - агакнула Кристин, она какое-то время стояла молча возюкая ногой по полу, а потом сказала, - я пойду.
  Я еще немного полежал на "пудинге" и пошел в рубку. В ней никого не было, тогда я соединился с компьютером крейсера, и как раз в этот момент, от него отделился корабль, направившейся ко второй планете от звезды.
  Звезда оказалась белого цвета, принадлежащая к спектральному классу А по земной классификации звезд, с радиусом примерно в два раза большим чем у нашего Солнца и массой превышающей солнечную в три раза, практически аналогична звезде-спутнику голубого сверхгиганта, с которым мы познакомились ранее.
  Вокруг звезды вращалось три планеты: первая, ближайшая к звезде, имела габариты и массу схожие с Землей, но из-за гигантских температур на ее поверхности, атмосферы на ней не было, она представляла собой раскаленный шар. Вторая планета была раза в полтора больше Земли и вращалась от звезды на расстоянии порядка трех астрономических единиц, если перевести это на нашу систему, то получается, что ее орбита должна располагаться где-то между орбитами Марса и Юпитера, где-то в поясе астероидов. Планета коричневого цвета имела атмосферу, состоящую в основном из метана и среднюю температуру порядка тридцати градусов. И, наконец, третья планета - это газовый шар, наподобии нашего Юпитера, только раза в два меньше его по массе, хотя размеры планеты довольно близки к габаритам Юпитера. Орбита третьей планеты располагалась совсем далеко от звезды, на расстоянии трех с половиной миллиардов километров, где-то между орбитами Урана и Нептуна, если опять же провести аналогию с Солнечной системой.
  Я отсоединился от компьютера и сел за столик с кружкой кофе. Роль запасного, сторожа крейсера мне совсем была не по душе, я предпочитал действовать, а не сидеть в стороне от основных событий. Сам не знаю, почему пошел на встречу Кристин, почему согласился остаться? Это все Мартин, это он вносит дисгармонию в наш коллектив, - думал я.
  В рубку вбежал запыхавшийся Ганс и молча сел за стол рядом со мной.
  -Быстро вы управились, - удивился я.
  -Мы не управились. Неприятность случилась. Мартин с Кристин попали в беду, - произнес он.
  -Рассказывай, - спокойно сказал я, даже сам удивляясь своему хладнокровию.
  -Их пленили обитатели планеты.
  -Они живы? - вскочил я, осознав серьезность ситуации.
  -Живы. Их пока защищают защитные поля костюмов, но когда энергия иссякнет, они погибнут.
  -Сколько у нас времени? - выпалил я.
  -Пара часов.
  -Что же ты им не помог? Пошли живо, - сказал я.
  -Я не мог помочь. Подожди не спеши, время пока есть, нужно подготовиться. Я покажу тебе, что видел.
  Ганс стал телепатически посылать мне свои зрительные образы, видимо частота моего зрительного восприятия была намного выше его, потому что вместо динамической картинки, я видел лишь отдельные кадры. Зрительные образы начинались уже с посадки на планету, корабль висел в сотне метров от ее поверхности над какой-то песчаной равниной коричневого цвета. На равнине стояли какие-то каменные истуканы. Стояли совершенно неподвижно, немножко отклонившись назад, подставляя под яркий свет звезды свою темную поверхность. Затем зрительный ряд обрывался и возобновлялся снова уже с момента, когда к застывшим извояниям стали приближаться две фигурки в серебристых костюмах. Кристин и Мартин подошли к одному исполину, судя по изображению раза в два выше Мартина, то есть около четырех метров высотой, и замерли у каменной статуи. Что произошло в дальнейшем, я не совсем разобрал, все случилось очень быстро. Внезапно исполины пришли в движение, двигались они с молниеносной скоростью. Видимо, Мартин был вооружен аннигиляционной турелью, и он даже успел выстрелить один раз, прежде чем его накрыл сильнейший удар, отбросивший его далеко в сторону. Кристин продержалась чуть дольше, не знаю, что она сделала, но два истукана рассыпались в груду камней, а затем, ее плотно зажали между собой три других, создав что-то вроде живой тюрьмы. Мне даже показалось, что она перешла в режим мерцания, но ей это не помогло. Последняя картинка, которую я получил, было изображение трех исполинов прижатых друг к другу, и рука Кристин, торчавшая между ними.
  -Это, что какие-то каменные големы? - спросил я.
  -Мне не понятен этот термин. Это неорганическая форма жизни. Точных данных у меня нет. Но, судя по всему, им необходима энергия звезды, если ты обратил внимание на первое изображение...
  -Да, да конечно, - прервал я. - Почему они так отреагировали?
  -Я не знаю.
  -И еще мне показалось, что вроде Кристин включила режим мерцания. Почему это не помогло?
  -Она действительно его включала, но эти орга... - он замешкался пытаясь подобрать для них название, - эта форма жизненной активности, создала какой-то барьер или, возможно, они не проницаемы... У меня нет точного объяснения, - закончил он.
  -Что предлагаешь? - спросил я.
  -Пока нет решения, - ответил Ганс.
  -Они очень на камень похожи. Насколько они прочные?
  -Это смесь минералов, состав неоднороден... Твердость примерно соответствует граниту.
  -Мне трудно было оценить... Сколько их там? - спросил я.
  -Их сотни. Возможно больше, поле видимости ограничено, - сообщил он.
  Я лихорадочно пытался, что-нибудь придумать, но в голову лезло только одно: вот так попадалово. Что мы мелкие букашки можем сделать с сотнями совершенно неизвестных нам исполинов? Время поджимало. Ничего кроме как прямой атаки, мне в голову не пришло. Слишком мало информации.
  -Мне нужны гранаты, можешь изготовить с десяток? - попросил я.
  -Что изготовить?
  -Нужны штуковины, которые будут взрываться, спустя какое-то время после их активации. Можно использовать принцип аннигиляции.
  -Я понял. На это у нас нет времени.
  -Тогда летим так. Пошли, - сказал я.
  -Какова твоя стратегия? - спросил Ганс.
  -На месте разберемся, - ответил я.
  Я добавил несколько дополнительных источников энергии к костюму, повесил на второе плечо еще одну аннигиляционную турель, и мы отправились к планете.
  Мы зависли над поляной с истуканами, они вновь равномерно распределились по ее площади, за исключением двух групп, состоящих из трех экземпляров прижатых друг к другу. Видимо, Мартина тоже заключили в своеобразный каменный кокон.
  -Ганс, можно узнать состояние защитных полей костюмов ребят? - спросил я.
  -Защитные поля в максимальном состоянии, - тут же ответил он.
  -Они выдержат выстрел из аннигилятора?
  -Поля выдержат, а вот насчет тел не знаю... Может образоваться сильная ударная волна, которая...
  -Ясно, - перебил я. - Я могу выпрыгнуть из корабля на ходу?
  -Исключено. Корабль должен быть неподвижен, он не может двигаться с открытым транспортным люком.
  -А как же гравитационный луч?
  -Он не работает при движении, для его активации, нужна установленная связь между двумя точками, без...
  -Ганс мне не нужен подробный ответ. Отвечай просто: да или нет.
  -Я учту.
  -Учти. Значит, смотри: я сейчас немного расчищу область вокруг одной из "ловушек", вокруг трех...трех...- я запнулся стараясь подобрать название для группы существ удерживающих людей в ловушке, - вокруг трех каменных существ и спущусь в низ по гравитационному лучу, а ты возьмешь на себя управление кораблем, затем, когда заложник будет свободен, ты заберешь его на корабль, засосешь его гравитационным лучом. Ясно?
  -Да.
  -Как только я освобожу первого, я направлюсь освобождать второго члена нашего экипажа, а ты, забрав первого, должен следовать ко второй группе из трех истуканов, то есть за мной и прикрывать меня.
  -Как прикрывать?
  -Кораблем. Я покажу. Только не забудь забрать меня, - улыбнулся я.
  Я включил защитное поле корабля на максимум и направил его к поверхности планеты. Идя на бреющем полете, я стал сносить каменные статуи. Те создания, что вставали на пути корабля рассыпались на груды обломков, но никаких ответных действий пока не следовало. Все остальные стояли так же неподвижно. Видимо истуканы обладали солидной массой, потому что, несмотря на внутреннее гравитационное поле, мы довольно ощутимо чувствовали жесткие столкновения с объектами. "Лишь бы корабль не развалился", - подумал я. Я сделал несколько кругов вокруг двух групп из трех исполинов с их заложниками, создав небольшой пространственный зазор от остальных истуканов. Если смотреть с верху, получилась сильно вытянутая восьмерка, образованная обломками исполинов.
  -Бери управление, я пошел, - сказал я, зависнув над одной из групп.
  Я спустился в низ по гравитационному лучу и сразу выстрелил в одного из трех истуканов. Несмотря на большую концентрацию метана в атмосфере планеты, общей детонации взрывоопасного газа, я не боялся - для горения метана нужен кислород, а с ним здесь проблемы. Средней мощности заряда аннигилятора оказалось вполне достаточно, чтобы немного раскидать группу из трех каменных существ. На коричневой песчаной поверхности осталось лежать тело Мартина, тут же над ним возник корабль, а ко мне уже со всех сторон неслись каменные изваянья. Как же они быстры, ничуть не медленней меня и это при таких размерах: четыре метра в высоту и столько же в обхвате. Я открыл беглый огонь из обоих аннигиляционных турелей и бросился ко второй группе, отвлекая на себя их внимание, чтобы дать возможность Гансу забрать Мартина. Я очень быстро оказался в кольце, стрелять из аннигилятора становилось опасно, истуканы слишком близко находились ко мне, я принял быстрин и пошел в рукопашную. Вкладывая в удар всю силу, десятикратно увеличенную костюмом, мне едва удавалось их вывести из равновесия. Конечно, ударь я с такой силой голой рукой, от нее бы ничего не осталось, но я даже не ощущал самого удара, самого соприкосновения руки с камнем, все благодаря защитному полю костюма, обволакивающему мои руки, словно прочные перчатки. Под натиском моих ударов камень крошился, но видимо не достаточно для нанесения серьезных повреждений. Очень скоро я и вовсе перестал наносить удары, приходилось прикладывать много усилий, чтобы не получить самому. Я прыгал, скакал, уклонялся, выделывал такие трюки, что даже сам удивлялся своим способностям, но все же потихоньку приближался к той группе истуканов, которые удерживали Кристин. И тут случилась не приятность, я опоздал, опоздал всего на тысячную долю секунды и не смог уйти от удара. Меня ощутимо швырнуло в сторону и один из истуканов схватил меня сзади. Разжать чудовищные объятья сил не хватало. К одному добавились еще двое, и они стали пытаться заключить меня в свою пресловутую тюрьму, для неведомых мне целей. Костюм стал терять энергию. Каменные изваянья высасывали ее из костюма. Не видя другой возможности вырваться из цепких объятий, я выстрелил сразу из обоих аннигиляторов, стреляя в противоположные стороны, стараясь скомпенсировать ударные волны от двух выстрелов, чтобы меня не очень сильно отбросило взрывом. Трюк не прошел, меня кинуло сначала в одну сторону, а затем в обратную, но я освободился. В голове сильно шумело, я лег на землю и, крутанувшись, сделал длинную серию выстрелов в разные стороны. Я рассчитывал, что у поверхности планеты мне меньше достанется от взрывов, но не тут то было, взрывные волны ничуть не ослабли, к ним еще добавился целый шкал из камней летящих в разные стороны вместе с взрывной волной. Я вскочил на ноги, истуканы перестали нападать на меня, они вновь замерли неподвижно, образовав плотное кольцо вокруг меня.
  -Ганс, где же ты, - пробормотал я.
  Я огляделся, на сколько мог. Высокие каменные статуи сильно ограничивали обзор. Оказалось, что я прошел примерно половину расстояния между Кристин и кораблем. Корабль по-прежнему висел над той зоной, где находился Мартин. Кажется, его что-то держало. От краев диска корабля шли какие-то белые лучи, спускающиеся вниз. Ганс в месте с кораблем был в ловушке.
  Внезапно кольцо из истуканов разомкнулось, ко мне в круг вышел один из этих исполинов. Большое грузное тело, но не круглое, а с многочисленными гранями разнообразной формы. Сверху вполне пропорциональная голова, не имеющая ни глаз, ни рта - вообще без всяких видимых органов чувств, клиновидное лицо, если его можно назвать лицом, состоящее из двух граней, более темных, чем остальное тело, очень смахивающих на лезвие топора. Исполин замер, направив на меня острие своего лица. В громадной левой руке - какая-то светящаяся плеть, состоящая из нескольких нитей, в правой - внушительная секира с раскаленным до бела лезвием.
  К моим ногам упала длинная серая палка с двумя темными лезвиями в виде полумесяца на обоих ее концах, смотрящих в разные стороны, что-то типа алебарды, бердыша или глефы, но только с двумя лезвиями.
  -Поединка хотите? - крикнул я.
  Разумеется, ответа не было. Истуканы все также стояли неподвижно. Я подцепил предложенное мне оружие ногой и, подкинув его в воздух, взял в руки. Палка весьма внушительная, я даже не мог полностью обхватить ее рукой, слишком толстая для моих рук. Оружие хотело энергии, оно буквально жаждало ее, искало повсюду и, оказавшись у меня в руках, стремилось войти в контакт с энергосистемой костюма. Не много подумав, я позволил это. Я подключил странное оружие к одному из источников. Лезвия на концах палки засветились белым светом, прям как секира исполина, но произошло это вовсе не от увеличения температуры лезвий, просто лезвия стали сосредоточением, местом концентрации большой энергии, неведомо как сменившей свои параметры.
  Плеть исполина взлетела и направилась в мою сторону, уйти от удара я уже не успевал и выставил навстречу летящему бичу "обоюдоконечный бердыш". Энергетическая плеть обвила рукоять моего оружия, и в тот же момент исполин дернул плеть на себя. Вместе со своим новым оружием я полетел к исполину прямо на выставленную секиру. В полете я успел сгруппироваться и, изменив параметры гравитации костюма, сильно ударил каменного гиганта ногами в грузное тело, буквально чудом избежав выставленной секиры. Истукан с сильным грохотом повалился на землю и, сделав переворот через свою голову, вновь оказался на ногах. Он немного помедлил, словно показывая мне свое уважение, а затем стал с чудовищной скоростью вращать энергетическую плеть, медленно приближаясь ко мне. Я, выждав момент, заблокировал плеть бердышом и снова нанес ему сильный удар ногами в корпус. Новое падение видимо сильно разозлило гиганта, он быстро вскочил и бросился на меня уже с секирой, плеть не давала нужного результата, и он поменял как свое оружие, так и тактику боя. Воздух буквально загудел от мощных и быстрых взмахов секиры, я даже не пытался заблокировать его удары, а просто уклонялся от них. Мы закружились в смертельном вихре, истукан не мог до меня добраться, но и я не мог подойти к нему для нанесения удара. Силы стали покидать меня, пришлось ввести еще одну дозу быстрина. Мое время истекало, нужно было рисковать. И я рискнул, уйдя от очередного удара, я сделал глубокий подкат и черканул по ноге каменного существа бердышом, но уйти от следующего удара уже не мог. Исполин оказался у меня за спиной и шмякнул меня секирой. Удар был силен, я пролетел практически через весь круг, отведенный нам для боя, и врезался в одного из каменных существ на его границе. Я едва смог подняться на ноги, меня сильно шатало, голова шла кругом. Но я улыбнулся, истукану тоже досталось, мой выпад не прошел зря, он заметно прихрамывал на раненую ногу. Вновь взлетела его плеть и понеслась на меня, в этот раз я не стал защищаться. Плеть обвила мое туловище и потащила за собой, подняв меня в воздух. Я выставил перед собой бердыш и вонзил его глубоко в тело своего противника, остановившись буквально в считанных сантиметрах от его секиры. Казалось, исполин на время растерялся, я уперся ногами в его грудь и сильно толкнувшись, выдернул бердыш назад. Уже падая к земле, я нанес еще один удар бердышом и отсек гиганту руку, держащею плеть. Но видимо, потеря руки его вовсе не огорчила, он решил продолжать драться. Драться до самого последнего конца. Когда я упал на землю, он попытался нанести мне удар ногой, впечатать меня в поверхность планеты, я едва успел перекатиться. По земле прошла дрожь от сильного удара. Каменный истукан вновь бросился в атаку, размахивая секирой, создавая вокруг себя сплошную стену из ярких всполохов светящегося лезвия. Мы вновь закружились в смертельном вихре. Казалось, что раны нанесенные мной не доставили ему никаких особых хлопот, но нет - это не так. Его движения стали немного медленней, не так резвы и не так сильны. Его мощь постепенно покидала его, но намного медленней, чем мои силы меня. Ему еще раз удалось зацепить меня своей секирой, и я оказался на земле, а рядом со мной его отрубленная рука, все еще сжимающая плеть, точнее ее рукоятку, без энергии ее волокна пропали. Я схватил плеть и, подставив под летящую секиру бердыш, который тут же выбило у меня из рук, нанес хлесткий удар плетью. Энергетическая плеть описала широкую дугу и наискосок рассекла тело исполина. Две половинки каменного истукана рухнули на землю, рассыпавшись на более мелкие куски.
  Кольцо каменных истуканов стало расширяться, я без сил опустился на колени, на сухую безжизненную почву коричневого цвета. Надо мной завис корабль.
  -Кристин, - сказал я и, поднявшись на ноги, отправился в ее сторону.
  Я нашел ее неподвижно лежащей на земле. Просканировал, кажется жива. Каменные истуканы вновь замерли неподвижно в некотором отдалении от нас. Я поднял девочку на руки и вошел в гравитационный луч корабля.
  Мартин лежал в трюме корабля, кажется не много покалеченный, но живой и в сознании. Я положил Кристин рядом и пошел в рубку.
  -Эй, - окликнул меня Мартин.
  Я повернулся.
  -Спасибо, - простонал он.
  Я ничего ему не ответил и ушел в рубку.
  -Гони на крейсер, - сказал я Гансу. - Нам срочно нужны модуляторы.
  Поместив Кристин и Мартина в модуляторы, я решил тоже погрузиться в него. Мне тоже досталось солидно. Стянув с себя СТУКС, я обнаружил на своем теле большую красную полосу, обхватывающею мою талию там, где меня обвивала энергетическая плеть. И еще одну вдоль спины, от сильного удара секирой. Защитное поле костюма не смогло поглотить всю энергию, и теперь на моем теле были большие ожоги от недавней баталии.
  -Еще чуть-чуть и на половинки распался бы я, - сказал я вслух.
  Плеть валялась на полу рядом с костюмом, я даже забыл про нее, чисто машинально прихватив с собой.
  -Надо отдохнуть, - проговорил я, ложась на модулятор.
  
  * * *
  
  Так началось наше длинное путешествие по Туманности Андромеды, далекой и огромной галактике по нашим меркам, но совсем крохотной и близкой к нам по меркам Вселенной.
  Мы посетили множество звезд, множество звездных и планетных систем. Звезды потрясали нас своим разнообразием, все такие одинаковые, но совершенно не похожие друг на друга, каждая со своими особенностями. Мы видели гигантских красных гигантов, с размерами более поперечника земной орбиты и видели совсем маленьких карликов, но невероятно плотных и тяжелых. Видели как черная дыра, действуя своей мощной гравитацией, стягивает с соседней звезды ее оболочку, поглощая в себя светящееся вещество звезды, которое падало в никуда, образуя большой вихрь, и исчезало на его остром конце. Видели множество планет самых различных размеров и различного состава, но никогда не похожих друг на друга. На нашем пути не встретилось ни одной планеты, хоть отдаленно походившей на нашу Землю.
  На Земле считают, что наиболее вероятно найти жизнь у звезды подобной нашему Солнцу. Это все глупости, жизнь способна зародиться рядом с совершенно любой из звезд, но вот формы ее проявления будут различны даже для очень схожих между собой термоядерных шаров. Мы столкнулись с большим разнообразием жизни самых разных форм. Большинство из которых, Ганс вообще не считал проявлением жизни, он больше склонялся к органической ее ипостаси и преимущественно гуманоидной формы. То есть фактически для Ганса, мы вообще пока еще не обнаружили ничего живого. Ничего, что он подразумевал под словом жизнь. Большинство встреченных нам образцов и впрямь было не разумными, находящимися на стадии животных или растений, а то и вообще бактерий, но ведь живых же. Лишь однажды нам удалось вступить в контакт с разумными сущностями, своеобразной колонией полипов похожих на земные кораллы, живущих большими колониями. Своеобразный коллективный разум, по отдельности полипы врядли можно было назвать разумными, но вместе они образовывали мощный интеллект, возможно даже существенно превосходящий наш. Но и они ничего не знали о пресловутых Ангелис. От мощной, давным-давно исчезнувшей, цивилизации не осталось ни какого следа.
  Общался я в основном с Кристин и Гансом. С Мартином отношения не клеились, хотя он и перестал меня задевать и держался почтительно, с уважением, но на меня он действовал как-то отталкивающе. Мне совсем не хотелось иметь с ним ничего общего. Даже простой разговор с ним отдавал каким-то смрадом. Конечно, дело было в основном во мне, видимо, я не очень контактный человек, да тут еще эта давняя история, старая обида, которая навечно засела у меня в памяти.
  -Мы обнаружили разум, - сказала Кристин, спокойно по-будничному зайдя ко мне в каюту. В ней уже не было того восторга, с которым она вбежала ко мне в первый раз. Человек ко всему привыкает, нечему уже удивляться. Мы столько уже видели. А теперь, это превратилось в очень муторную и надоедливою работу. Когда каждый день занимаешься одним и тем же, постепенно это начинает доставать, тяготить тебя. Даже самое любимое занятие постепенно начинает надоедать.
  -Хорошо, - ответил я.
  -Ты идешь? - спросила Кристин.
  -Пойдем.
  Крейсер находился на орбите у коричневого карлика, с температурой поверхности всего полторы тысячи градусов. Звезда погибала и через некоторое время она полностью остынет, навсегда исчезнув в темноте космоса. Вокруг звезды роились какие-то сферические объекты небольших размеров, похожие на наш зонд, который мы оставили на Земле, только имеющие несколько захватов на своей окружности.
  -Это не жизнь, - сказал Ганс, - это искусственный интеллект. Они не возникли сами, их кто-то создал.
  -Да ну... Роботы что ли? - спросил я.
  -Ага, роботы, - ответила Кристин вместо Ганса.
  -И, что они делают? - спросил я.
  -Видимо, подпитываются энергией от остывающей звезды, - сказал Ганс.
  Единственное, что я понял за наше долгое путешествие - это то, что всему живому, независимо от его происхождения всегда необходима энергия, и лучшим ее источником для всех существ являются природные термоядерные реакторы - звезды. Если звезда гибнет, то вместе с ней гибнет и все, что ее окружает, лишь единицы успевают достичь уровня развития к этому моменту достаточного для путешествия между звездами, но даже и они вновь стремятся к ним. Следуют к другой звезде, чтобы существовать рядом с ней. Звезды манят всех, без них не обойтись. Они необходимы даже для этих странных созданий, созданных по чьему-то замыслу и брошенных вместе с умирающей звездой.
  -Наладим контакт? - спросила Кристин.
  -Надо получше осмотреться, как бы не получилось так же, как с каменными големами.
  -Истуканами? - переспросила Кристин, - не получится. Истуканы ведь были практически не разумны, их интересовала только энергия. Они своеобразные пожиратели энергии.
  -Этих тоже интересует энергия, - возразил я. - Кто сказал, что они не набросятся на нас в стремлении высосать из нас всю энергию. У этих даже больше повода для таких действий, у истуканов ведь было предостаточно энергии, их звезда более чем достаточно снабжала планету энергией.
  -Но они не умны, у них было только одно желание - взять как можно больше энергии себе...
  -Вот то, что вы считаете этих роботов разумными - это пугает еще больше. Будем наблюдать, - заключил я.
  Но, похоже, наблюдали не только мы, за нами тоже велось наблюдение со стороны роботов. Они знали о нашем присутствии в их системе.
  Внезапно компьютер крейсера объявил тревогу.
  -Ганс, что происходит? - обратился я к неоспу, находившемуся в прямой связи с компьютером крейсера.
  -Нас атакуют?
  Кристин подпрыгнула со стула.
  Я огляделся, пробежав глазами по всей обзорной панели, ничего опасного или подозрительного не обнаружил на ней.
  -Кто и где нас атакует? - спросил я.
  -Нас облучают частицами нейтрино, - ответил Ганс.
  -Нейтрино, а какой в этом смысл? - удивился я.
  -Смысл не ясен. Частицы практически не взаимодействуют с веществом, такое облучение абсолютно безвредно для нас и крейсера даже без защитных полей.
  -Думаю, я знаю. Это не атака, это их связь. Мы можем проанализировать их излучение?
  -Можем, - ответил Ганс. - Мы можем его проанализировать по взаимодействию излучения с защитными полями крейсера.
  -Анализируй, - дал я команду.
  -Ты думаешь, они вышли на связь с нами? - спросила Кристин.
  -Ну, это ведь лучше чем атака, - улыбнулся я.
  -Я же говорила, что они нормальные, - обрадовалась она.
  -Рано радуешься, еще ведь не известно, - осадил ее я.
  -Сигнал выделен. Потребуется время на его расшифровку, - сообщил Ганс, космическим голосом.
  -Пойду папе скажу, - подпрыгнула Кристин.
  Когда Кристин убежала из рубки, я спросил у Ганса:
  -А чем Мартин занят?
  -Бегает, - коротко ответил Ганс.
  Я тоже любил бегать, но предпочитал для этого обычный коридор. От рубки до ангара, а потом назад - вот уже два слишнем километра. Бег по кольцу мне не очень нравился, ощущаешь себя словно белкой в колесе. Мартин же напротив предпочитал бегать по кольцу, да и времени он тратил на это занятие намного больше моего. Он словно помешался на своих занятиях, доводя себя буквально до изнеможения, часами наматывая круги.
  -Расшифровка завершена, - сказал Ганс.
  -И, что там?
  -Они приветствуют нас и просят помощи.
  -Чем мы можем им помочь? - удивился я.
  -Данных нет, - ответил Ганс.
  -Мы можем им ответить, тем же способом.
  -Нет. У нас нет оборудования для генерации нейтрино и модуляции из них послания.
  -А сделать можем?
  -Возможно, но на это потребуется много времени.
  -А к черту, ответь им радиосигналом. Сами расшифруют, - бросил я.
  -Что ответить? - не понял Ганс.
  -Поприветствуй их и спроси, чего они хотят.
  -Сделано, - через секунду сообщил он.
  -Ганс ты не одно сообщение отправь, надо поставить их на поток. Чтобы одно и тоже сообщение отправлялось через какие-нибудь равные интервалы.
  -Я так и сделал.
  -А-а, ну тогда извини.
  -Ничего страшного, - ответил Ганс.
  Вернулась грустная Кристин.
  -Папе не интересно, он сказал: одними больше, одними меньше, какая разница.
  -Не расстраивайся, он просто потерял интерес. Кристи, слушай, а почему ты не растешь, мы ведь уже колесим здесь около двух лет, а ты совсем не изменилась.
  -Все правильно, я заблокировала свое развитие.
  -Зачем? Ты хочешь всегда быть маленькой? - удивился я.
  -Я вовсе не маленькая, - отрезала она. - Просто, я хочу вернуться домой в том возрасте, точнее, в том виде, в котором его покинула.
  -Ну, это только в том случае, если мы переместимся во времени, а если у нас ничего не выйдет?
  -Не выйдет и не выйдет, причем здесь мой возраст.
  Видимо, даже Кристин уже не была уверена в успехе наших поисков.
  -Они ответили на наше сообщение своей радиопередачей и даже на русском языке, - сообщил Ганс.
  Не знаю почему, но даже Мартин предпочитал говорить на русском после того, как Кристин его обучила. Вся наша братия общалась исключительно на русском. Конечно, моей заслуги в этом совсем не было, видимо, Кристин и Мартину просто нравился этот сложный язык. А Гансу вообще было все равно, на каком языке говорит его прибор, звука он все равно не слышал.
  -Озвучь, - попросил я.
  -Они хотят выжить. Их звезда умирает. Они спрашивают, не можем ли мы остановить процесс?
  -Ганс, ну дык ответь, что я тебе буду каждое слово диктовать, - возмутился я.
  -Спроси их про Ангелис, - вмешалась Кристин.
  Ганс погрузился в общение с разумными роботами.
  -Кристи, ты не сделаешь мне кофейку? - попросил я.
  -Давай позже... Не хочу пропустить самое интересное.
  -Я тебе потом все перескажу, - настаивал я.
  -Давай лучше ты сам сделаешь себе кофе, а я потом все тебе расскажу, - уперлась она.
  -Ладно, - махнул я рукой. - Потерплю.
  Через несколько минут Ганс заговорил:
  -Я сообщил им, что мы не можем повлиять на состояние звезды. Они знают про Ангелис - это их создатели. Но они давно покинули Туманность Андромеды, а звезды, где они вели свою деятельность, уже потухли. Все, кроме одной. У них есть координаты одной из их звезд, которая еще находится в нормальном состоянии.
  -Ура-а, я знала, я знала, - заверещала Кристин, прыгая по рубке крейсера.
  -Кристи, успокойся. Еще ничего не известно. Скорей всего у той звезды тоже нет никого. Ты же слышала, что Ангелис давным-давно покинули Андромеду.
  -Это не известно, - сказал Ганс.
  -Они сообщат нам координаты этой звезды? - спросил я.
  -Только если мы поможем им, - сообщил Ганс.
  -Как? Мы же не можем, ты ведь объяснил им...
  -Они хотят уже другой помощи. Они сообщат нам координаты, если мы доставим их к любой другой ближайшей звезде.
  -Скажи, что мы доставим их, - выпалила Кристин.
  -Подожди, - остановил я. - А сколько их?
  -Их много. Они не поместятся на наш корабль, они хотят не только самим переместиться, они хотят забрать с собой свою планету...
  -Планету? - удивился я.
  -Да планету, - подтвердил Ганс.
  -Сообщи, что мы не можем переместить их планету. Скажи, что мы можем доставить только некоторую часть их общего числа и только к ближайшей звезде, в обмен на информацию. Только прикинь сначала, сколько мы можем взять их на борт.
  -Они думают, - сообщил Ганс, после небольшой паузы.
  -Вообще, мне кажется странным, что они не могут сами перемещаться между звездами, - сказал я.
  -Их энергоресурс не велик, - ответил Ганс.
  -Раз они разумны, почему не изготовят свой супер-пупер генератор, тем более, что их ведь создали сами Ангелис?
  -Видимо они не настолько разумны, или может на них наложено какое-нибудь ограничение... Несмотря на их разумность, по сути - это машины, управляемые компьютером.
  -Все равно спроси их об этом, когда они свяжутся вновь. Я за кофе, - сказал я.
  Я сбегал за кофе, а когда вернулся спросил:
  -Ну что, не выходили на связь?
  -Еще нет, - ответил Ганс.
  -Ганс, а где их планета, можешь вывести на панель? - попросил я.
  -Она практически не излучает, могу отобразить ее гравитационное возмущение.
  -Отобрази. Какая на ее поверхности температура?
  -Минус двести сорок градусов, - последовал ответ.
  -И они живут в таком дубаке? - удивился я.
  -Планета пустынна. Все функционирующие машины находятся в близи звезды.
  -Но ты ведь сказал, что их много, а их там совсем не много...
  -Речь шла обо всех экземплярах, в том числе и о неисправных, нефункционирующих. На планете их много.
  -Что же так долго? - не терпелось Кристин.
  -Да мы вроде не торопимся, - сказал я.
  -Есть сообщение, - откликнулся Ганс.
  -Говори же скорей, - торопила Кристин.
  Но Ганс молчал и лишь через пару минут заговорил:
  -Они приняли решение, они хотят, чтобы мы взяли всего один экземпляр на борт и уже вместе с ним следовали к нашей цели.
  -Они хотят, чтобы мы взяли робота с собой к планете Ангелисов? - не понял я.
  -Да, - ответил Ганс.
  -Ура, ура мы их найдем, - вновь закричала Кристин и бросилась ко мне обниматься.
  -Кристи, перестань, - отстранил я ее. - Мы всего лишь найдем их планету или только звезду. Еще не известно. Беги папу обрадуй.
  -Что мне им сообщить? - спросил Ганс.
  -А сам как думаешь? - задал я ответный вопрос, но Ганс продолжал смотреть на меня с непониманием, и я сказал - Передай, что мы согласны. Мы возьмем на борт еще одного пассажира.
  -Пассажир готов взойти на борт, - тут же сообщил Ганс.
  -Уже? - удивился я. - Просканируй его, не хотелось бы, чтобы этот пассажир неожиданно взорвался.
  -Он относительно безопасен.
  -Что значит, относительно безопасен? - не понял я.
  -Это значит, он не способен нанести серьезные повреждения кораблю.
  -Хорошо запускай. Только предупреди сначала Мартина с Кристин, я в ангар.
  По пути я проверил свое вооружение, так на всякий случай. Когда добрался до ангара, робот был уже там. Он занял одну из свободных площадок для кораблей. Ничего примечательного в роботе не было, обычный шар серого цвета около двух метров в диаметре и с тремя манипуляторами, торчащими в разные стороны.
  -Ты хочешь здесь находиться во время полета? - спросил я, используя радиосвязь.
  -Этого вполне достаточно, - ответил шар.
  -Как нам к тебе обращаться?
  Серый шар вроде задумался и секунд через десять ответил:
  -Модуль дзета.
  -Хорошо дзета, нам нужны координаты.
  Послышался щелчок, шар немного разошелся по своему диаметру, образовав на своей поверхности щель, из которой появилось несколько синих лучей. Лучи сформировали в воздухе модель галактики Туманность Андромеды, одна из звезд в ней мигала.
  "Ганс ты видишь?" - спросил я, обращаясь к компьютеру крейсера.
  "Координаты получены," - последовал ответ.
  В ангар вбежала Кристин.
  -Привет, - сказала она роботу и, ткнув пальцем в голограмму, спросила - Нам сюда?
  -Это координаты места назначения, - сообщил дзета.
  -Можешь выключать, мы уже все считали, - сказал я, изображение пропало, а затем я спросил у Кристин, - А где Мартин?
  -Пошел вооружаться... Сказал на всякий случай.
  Я усмехнулся.
  -Дзета, тебе что-нибудь нужно? - спросил я.
  -Нет. Возможно, позже мне понадобится немного энергии. Вы не будете против? - ответил робот.
  -Конечно, нет. Мы дадим столько, сколько тебе понадобится. Тебя зовут Дзета? - спросила Кристин.
  -Модуль дзета, - сообщил робот, внеся поправку.
  -А я - Кристин, это Алексей... еще у нас на борту есть Ганс и Мартин - мой отец. Пойдем, я покажу тебе корабль и познакомлю со всеми.
  -В этом нет необходимости. Думаю, мне лучше оставаться здесь.
  -Как здесь? - удивилась Кристин. - Мы дадим тебе отдельную каюту... А это для кораблей, здесь не живут, это стоянка.
  -Для меня подходит, мне здесь спокойней. Если вы не возражаете, я бы хотел остаться здесь.
  -Кристи, не наседай на гостя. Хочет оставаться в ангаре, пусть остается, - сказал я.
  -Когда мы отправимся в путь? - спросил дзета.
  -Прямо сейчас, - сказала Кристин.
  Я почувствовал переход в подпространство.
  -Кристи, это ты?
  -Нет. Ганс. Но я его попросила. Вот и все, модуль дзета, мы уже в пути. Будем на месте через неделю.
  "Ганс установи за ангаром особый контроль и заблокируй корабли, а также повнимательней за гостем", - послал я распоряжение Гансу насчет нашего нового пассажира. Несмотря на его доброжелательное отношение, полностью доверять ему мы не могли.
  -Кристин, ты бы отошла от робота подальше, - сказал Мартин, появившийся в ангаре.
  -Пап, он хороший. Модуль дзета, ты не обращай внимание, папа иногда бывает грубоват, - сюсюкала она с роботом.
  -Ты ему еще памперсы поменяй. Кристин, это же робот...
  -Пап, перестань. Ты не думаешь, что для него это может быть обидно.
  -Все в порядке, - сообщил дзета.
  Я пошел прочь из ангара, кажется, у Кристин появился питомец.
  
  
  * * *
  
  Я в одиночестве сидел в рубке крейсера. Наше путешествие по далекой чужой галактике приближалось к своей финальной части. Вот она - та звезда, ради которой мы преодолели миллионы световых лет, вот - та планета, которую мы искали. И очень скоро мы узнаем принесут ли наши странствия пользу или же мы, ничего не обнаружив, вынуждены будем вернуться в наш мир. В мир, который уже успел состариться на двести с лишнем лет.
  Звезда спектрального класса F желто-белого цвета красуется на панели обзора. Она не сильно отличается от нашего Солнца. Вокруг нее, в космическом пространстве, странствуют семь планет, но они нам не интересны, нас интересует только одна. Одна единственная - четвертая по счету от звезды.
  -Он уходит, - с порога крикнула Кристин.
  -Кто уходит? - спросил я, немного вздрогнув, и тем самым, расплескав кофе по столу.
  -Модуль дзета улетает, - сообщила она.
  Я усмехнулся и сказал:
  -Наверно ты его сильно достала своим сюсюканьем.
  -Ничего я не достала, - обиделась она.
  -Да я шучу. А ты что думала, он останется навсегда. Мы привезли его куда надо и естественно, что он хочет уйти.
  -Но... - она замолчала, не найдя слов, чтобы возразить.
  -Не расстраивайся, когда вернемся на Землю, я подарю тебе хомячка, - иронично сказал я.
  -Фу, - поморщилась она. - Зачем мне эта вонючка? Модуль дзета вовсе не питомец и не игрушка, он мой друг.
  -Ну, так иди и попрощайся с другом, здесь ваши пути расходятся.
  Она замешкалась, стала нервно трясти руками.
  -А ты пойдешь? - спросила Кристин.
  -Не-а. Попрощайся с ним и за меня.
  -Не буду,- отрезала она. - Тебе совсем все равно?
  Я промолчал, и она убежала, столкнувшись с Мартином в проходе и, издав громкое:
  -Ай.
  -Кристи... - произнес Мартин, но ее уже и след простыл. - Куда это она? - спросил он у меня.
  -Прощаться с дзетой. Ты не хочешь?
  -Попрощаться? - спросил Мартин, я кивнул. - Нет, что я не нормальный что ли с роботами прощаться. А сам-то чего не пошел?
  -Я ведь нормальный, - усмехнулся я, хотя совсем не считал, что попрощаться с роботом может быть зазорно. Попрощаться можно с чем угодно, даже с самой маленькой и незначительной вещью, но особо дорогой для твоего сердца. И уж тем более, если эта вещь или машина разумна.
  -Нормальный, - вторил мне Мартин.
  -Ганса не видел? - спросил я.
  -Нет. Наверно дрыхнет еще. А чего ты хотел?
  -Хотел, чтобы он собрал информацию о планете.
  -Собери сам. Хочешь, я помогу? - предложил Мартин.
  -Не... Лень. У Ганса лучше получиться, он уже мастер в этом деле.
  -Как хочешь. Скажите мне, когда будет информация. Я бы тоже хотел с ней ознакомиться перед высадкой, - сказал Мартин и вышел.
  Не знаю, сколько времени я просидел один, погрузившись в свои мысли, хаотично скачущие в голове. Пришли Ганс с Кристин. Неосп, поприветствовав меня, юркнул в коконообразное кресло для связи с компьютером.
  -О чем думаешь? - спросила Кристин.
  -Так, ностальгия, - отбрыкнулся я. - Попрощалась с дзетой?
  -Попрощалась, - вздохнула она.
  -Ганс собери информацию по планете, - попросил я.
  -Я этим и занимаюсь, - ответил неосп.
  -Может зря мы дзету отпустили? - сказал я.
  -Почему? - удивилась Кристин. - Ты же сам сказал, что так надо.
  -Да я не про то. Я про то, что вдруг дзета сможет повлиять на нашу встречу с ангелис... Надо было всем вместе высаживаться.
  -Как повлияет?
  -Не знаю.
  -Не выдумывай. У него другие цели, он здесь не для этого. Модулю дзета и его собратьям самим нужна помощь. Он здесь тоже за помощью.
  -Да откуда тебе знать, зачем он здесь?
  -Знаю и все, - отрезала Кристин.
  -Ну, тебе видней, - сказал я, решив не разжигать спор.
  -А ты папу не видел? - спросила она.
  -Видел, просил сообщить, когда будет информация по планете, - сказал я.
  -Он хочет идти с нами? - с удивлением спросила она.
  После случая с каменными истуканами, Мартин редко спускался на чужие планеты. И это не по тому, что он боялся. Вовсе нет. Просто он считал, что со мной Кристин в большей безопасности, чем с ним.
  -Кажется, - ответил я.
  -Ганс, что-нибудь нашел? - спросила Кристин.
  -Признаки разумной деятельности отсутствуют. Планета словно закрыта для внешнего наблюдения. С одной из точек на ее поверхности испускаются короткие электромагнитные импульсы.
  -Послание? - спросил я.
  -Нет. Импульсы однородны, испускаются через одинаковые временные интервалы. В них не содержится никакой информации. Не возможно выделить из сигнала ничего похожего на послание.
  -Это маяк, - воскликнула Кристин.
  -Возможно, - согласился я.
  -Летим к нему? - спросила Кристин.
  -Не спеши. Опять ты торопишься, - осадил ее я. - Ганс, какие условия на планете.
  -Трудно сказать. Планета, кажется закрытой, - повторил он. - Полагаю, что средняя температура порядка двадцати градусов Цельсия, спектральный анализ говорит о наличии кислорода в атмосфере... состав воздуха близок к земному по концентрации кислорода и углекислого газа, но вместо азота гелий. Вода на поверхности отсутствует.
  -Давай собираться, - остановил я монолог Ганса.
  -Мы летим на планету? - спросила Кристин, словно неверя своим ушам.
  -Естественно. Иди, обрадуй папочку и расскажи ему о планете, - ответил я.
  Кристин в припрыжку убежала. Что-то в ней сильно изменилось в последнее время. Раньше она вела себя как взрослая, а теперь стала походить на малолетнею девчонку, словно вовсе не взрослела, а наоборот становилась младше. Замкнутое пространство и не большое число существ для общения могут действительно странно влиять на психику. Не то что бы я считал Кристин не много сбрендившей, просто видел в ее лице острую не хватку влияния земного социума.
  -Ганс, перемести крейсер на орбиту четвертой планеты, - попросил я. - Видимо на этот раз тебе придется остаться на крейсере.
  -Ничего страшного, - ответил он. - Кому-то ведь надо остаться.
  Крейсер перешел в подпространство, а я направился к ангару. Кристин с Мартином были уже там, стояли рядом с одним из кораблей и о чем-то спорили.
  -Леш, скажи, что будет лучше, если папа останется на крейсере, - обратилась ко мне Кристин.
  -Летим втроем, - сказал я.
  -Но... - хотела она возразить.
  -Это не обсуждается, - прервал ее Мартин, косо глянув на меня.
  -Грузимся, - скомандовал я, еще по дороге в ангар я почувствовал обратный переход из подпространства. Крейсер был уже на орбите планеты.
  Мы сели в корабль, Кристин заняла место пилота, а я соседнее. Мартину же пришлось встать за нашими спинами, ему совсем не хотелось торчать одному во втором отсеке.
  -Мартин, ты ведь умеешь управлять кораблем? - спросил я.
  -Более менее, - ответил он. - Кристин меня немного поднатаскала, ничего сложного в этом нет.
  -Хорошо, - сказал я. - Думаю, будет лучше, если после того как мы выйдем на поверхность планеты, ты займешь место пилота и будешь нас страховать.
  -Я пойду с вами, - возразил он.
  -Но согласись, так будет более безопасно для всех. Если, что-то пойдет не так, ты сможешь нас вовремя забрать. Фактически ты тоже пойдешь с нами, только не покидая корабль. Будешь парить над нами и контролировать ситуацию, - настаивал я.
  -Разумно, - согласился он. - Хорошо так и сделаем. Я буду контролировать вас с воздуха.
  Я улыбнулся, из всей моей речи Мартина купило всего одно слово: контролировать. Мартин, а ведь еще немного и я смогу спокойно тобой манипулировать, - подумал я.
  -Летим на маяк? - спросила Кристин.
  -Ну, да, - ответил я.
  Планета выглядела странно даже из космоса. Первое, что бросалось в глаза, это отсутствие на планете дневной и ночной стороны. Ее диск был равномерно освещен со всех сторон, никакой разницы в освещенности диска от излучения звезды не наблюдалось. Я мог даже поспорить, что ничего не изменилось бы в облике планеты, если и вовсе погасить звезду. Вторым заметным фактором была идеальная сферическая форма планеты, монотонно окрашенная в сиреневый цвет. Цвет такой ровный, что меня это пугало. За все наше путешествие мы не встретили ни одной подобной планеты, всегда на теле планеты были области разного контраста, какой бы однородной не была планета, всегда на ее теле можно было выявить какие-то цветовые зоны. Даже вроде бы однородные звезды имели области с разной температурой, четко выделяющихся на контрасте с более нагретыми областями, и плюс ко всему неотъемлемый атрибут звезд - их пятна, плавно движущиеся по телу звезды. Еще одной очень заметной странностью планеты были ее луны . Их у нее целых три абсолютно одинаковые по размерам, они даже вращались по одной орбите, отставая друг от друга ровно на угол в сто двадцать градусов.
  -Это не возможно, - пробормотал я.
  -Что? - спросила Кристин.
  -Это, - я ткнул в панель обзора с изображением планеты.
  -А мне нравится, очень красивая планета, - сказала Кристин, очевидно не обратив внимания на то, что сильно удивило меня.
  -Ганс, приглядывай за нашим кораблем с орбиты, - послал я сообщение на крейсер.
  Корабль вошел в атмосферу планеты и быстро стал приближаться к ее поверхности. И вот мы уже зависли над точкой планеты посылающей сигналы в космос. Я огляделся, используя корабль. С верху розовое небо. Небесных тел - лун, звезд или других планет не видно. Идеальное небо, без каких либо огрехов, само излучающее свет на тело планеты. Снизу большая равнина, покрытая настоящей зеленой травой. Равнина такая ровная, что такому полю позавидует любой гольф клуб на Земле или футбольный стадион. Ближе к горизонту какая-то другая растительность, похожая на земные деревья, только фиолетового цвета.
  -Мир в розовом цвете, даже очков не надо, - сказал я, имея в виду освещенность планеты.
  -А мне нравится, - с удовольствием произнесла Кристин. - Идем.
  Кристин вылезла из кресла и направилась во второй отсек корабля.
  -Прошу, - я сделал приглашающий жест рукой для Мартина, чтобы он занял место пилота.
  Мы спустились по гравитационному лучу на планету. Прямо под днищем корабля в землю была воткнута какая-то тонкая трость сантиметров семьдесят в высоту, видимо, это она посылала сигналы.
  -Здесь можно дышать. Снимем шлемы? - сказала Кристин.
  -Не стоит. Ты ведь не хочешь подхватить не известную болезнь или что-нибудь похуже.
  -Думаешь это не безопасно?
  -Конечно. Это же чужой мир, он не для нас создан. Кто знает, что тут может летать в воздухе.
  -Наверно ты прав, - закончила она.
  Я нагнулся и провел рукой по траве. Травинки очень упругие и какие-то все одинаковые, по-крайней мере, на глаз я не обнаружил ни одной чем-то выделяющейся из общей массы, словно кто-то взял одну травинку, а затем, используя копир, или какой-нибудь прибор для клонирования размножил ее.
  -Кажется, нам туда, - сказала Кристин, показывая рукой на заметно выделяющуюся травяную дорожку.
  Я огляделся. Могу даже поклясться, что когда мы спустились, ничего такого не было. Травяная дорожка возникла сама по себе и возникла, когда мы уже стояли на поверхности планеты. Странно, что мы ничего не почувствовали. По сути, дорожка вовсе не была дорожкой, просто по какой-то причине в том месте травинки улеглись одна к другой, словно указывая нам направление, и, естественно, на общем фоне газона, такое правильное идеально-уложенное положение травинок заметно выделялось.
  -Идем? - нерешительно спросила Кристин.
  -Идем, - сказал я.
  Ступать по траве было приятно, не смотря на то, что я не ощущал ее соприкосновения со своими ступнями.
  Корабль под управлеием Мартином точно следовал за нами, постоянно вися у нас над головами. Меня даже немного раздражала такая щепетильность.
  Вскоре мы заметили, какой-то объект прямо по середине поля. Травяная тропинка вела к нему. Подойдя ближе, мы увидели качель, такие обычно дети Земли изготавливают сами. Просто к одному из суков дерева привязывается веревка, которая петлей свисает вниз, в эту петлю вставляют какую-нибудь дощечку в качестве скамейки, иногда вместо дощечки привязывается автомобильная покрышка. Но дело в том, что дерева тут не было. Узорчатая дощечка качели висела на двух серебристых нитях, которые ни к чему не крепились, они уходили высоко в небо и терялись в его высоте, зоркость моего зрения не позволяла определить конца тонких нитей.
  -Смотри, - сказала Кристин, показывая на травяную дорожку, по которой мы только что пришли.
  По дорожке к нам шел какой-то седой старик с длинным посохом, одетый в белый балахон. Несмотря на его немощный вид, держался он ровно и статно, в нем чувствовалась сила и мудрость.
  -Здравствуйте, - сказала Кристин, когда он подошел к нам.
  -Добрый день, - отозвался приятный и уверенный голос, голос опытного наставника.
  -День? - вырвалось у меня, я даже рожу скривил. Хорошо, что он не мог видеть моего лица.
  Я почувствовал легкий удар по ноге. Кристин не заметно для старца слегка пнула меня в голень, видимо, желая немного осадить меня.
  -Да, день, - улыбнулся старик и показал рукой за наши спины.
  В тот же миг на планете стало значительно светлей, цвет неба изменился, стал более белесым, светлым. Я повернулся, в небе висела их звезда - их Солнце для этой планеты.
  Старик подошел к качели и сел на нее. С виду обычный человек преклонного возраста. Обычное овальное лицо, лоб с глубокими морщинами, густая белая щетина, закрывающая большую часть лица, такие же белые лохматые волосы, спускающиеся почти до самых плеч. Но вот глаза какие-то чужие, далекие.
  -Присаживайтесь, - сказал он.
  Тут же откуда-то с неба свалились еще две качели, прямо напротив первой. Мы сели. Я прикинул расстояние, качели образовали идеальный равносторонний треугольник. Забавно.
  -Вы человек? - спросила Кристин.
  -Человек? - повторил старец и задумался. - Нет. Я ангелис, а вы человеки?
  -Да, но правильнее будет сказать люди, - вступил в разговор я.
  -Ах, да сапиенсы.... Вижу, неоспы многого достигли. Хорошо люди. Я вас уже давно жду. Что же вас задержало?
  Мы с Кристин переглянулись.
  -Ждете нас? Откуда вы знаете, что мы должны придти? - спросил я.
  -Это не важно. Но у меня для вас приятная новость, - сказал старик.
  -Какая? - синхронно спросили мы.
  -Ангелис поможет вам. Мы стабилизируем вашу звезду.
  -Но мы не за этим пришли, - начала Кристин.
  Она подробно рассказала о наших приключениях, о массовой гибели землян по нашей вине, о нашем желании все исправить.
  К концу рассказа Кристин, я обратил внимание на отсутствие нашего корабля. А ведь он пропал уже давно. По-моему его уже не было, когда мы подошли к качеле. Черт, что же мы такие невнимательные, - корил я себя.
  -А где наш корабль? - спросил я.
  Кристин остановила свой рассказ и стала оглядываться.
  -Не волнуйтесь с ним все в порядке. Он ждет вас с наружи.
  -Где? - не понял я.
  -Снаружи планеты. Его пришлось переместить.
  -Зачем? - спросил я.
  -Чтобы не мешал нашей беседе, - ответил старик. - Вы не волнуйтесь, он вернется, как только мы закончим.
  -Мы не волнуемся, - спокойно сказала Кристин.
  -Теперь я понимаю, что вас задержало. Мне ясна ваша проблема. Как я уже сказал, ангелис вам поможет. Что касается нюансов, мы это решим в процессе. Для начала займемся вашей звездой. Это поможет, - сказал старик.
  В его руке появился стеклянный шар диаметром чуть больше теннисного мяча.
  -Что это? - спросил я.
  -Это прибор, он стабилизирует вашу звезду.
  -Этот шарик? - усмехнулся я.
  -Этот шарик, - повторил он. - Вы не смотрите на его размеры, они изменятся, когда он окажется внутри звезды, но только его надо поместить внутрь задолго до того, как начнут меняться параметры звезды. Ваша звезда уже начала меняться, а значит, чтобы ее стабилизировать придется переместиться назад во времени.
  -Это возможно? - спросил я.
  -Возможно, - ответил он.
  -А на сколько нам надо переместиться назад? - спросила Кристин.
  -Не очень много по звездным меркам, всего на пять-десять тысяч лет назад.
  Мы вновь переглянулись и хором сказали:
  -Всего?
  -Это единственный способ.
  -А как мы вернемся в наше время? - спросила Кристин.
  -К сожалению, переместиться возможно только в одну сторону. Но вы можете вернуться назад тем же способом, какой использовали, добираясь сюда.
  -Анабиоз? - спросил я.
  -Анабиоз, - повторил старик.
  "Мы сможем все исправить, в этом случае даже не потребуется замена ядра," - получил я телепатическое сообщение Кристин.
  Но ответить на него не успел, вновь заговорил старик:
  -Ядро придется менять в любом случае, - очевидно, он перехватил ее телепатическое послание.
  -Зачем, в этом не будет необходимости? - спросил я.
  -Если его не заменить вы не попадете сюда, а значит ваши звезда останется в прежнем состояние, то есть вам вновь потребуется замена ядра планеты. Понимаете?
  -Какой-то замкнутый круг, получается, - сказал я.
  -Нет, замкнутый круг должны сделать мы. А здесь получается временная аномалия, нарушается правильный ход времени, это нарушит стабильность пространственно-временного континуума, результат такой нестабильности может быть непредсказуем.
  -Но как тогда мы спасем людей? - буквально переходя на крик, спросила Кристин.
  -Сейчас у меня нет ответа на этот вопрос, - спокойно сказал старик. - Нужно более подробно изучить ход событий, в результате которых вы оказались здесь, нужно их расположить строго в хронологическом порядке, строго в те временные интервалы, в которые они произошли и все тщательно проанализировать, сделать точные расчеты.
  -Подожди, - прервал его лекцию я. - Но тогда, если мы стабилизируем звезду задолго до этих событий, то этих событий вообще не произойдет. Планета будет в безопасности, звезда в нормальном рабочем состоянии. А значит мы не окажемся здесь... В этом случае мне даже трудно предположить ход событий, потому что если со звездой все будет в порядке, то никаких действий со стороны пришельцев не последует. По-моему здесь возникает еще большая временная аномалия.
  -Я рад, что мы понимаем друг друга, - с улыбкой сказал старик. - Вот поэтому и нужен точный расчет ситуации, чтобы не нарушать хронологию событий. А насчет звезды не волнуйтесь, здесь все намного проще, чем другая ваша проблема. Я ведь не сказал, что звезда не изменится в объеме?
  -Не сказали, - протянула Кристин.
  -Правильно, не сказал, - продолжал старик. - Мы установим стабилизатор ее состояния, таким образом, чтобы звезда стала стабильной только после истечения основных событий. По временной шкале звезда станет стабильной только после узловой точки, точки в которой не желательно вносить изменения, потому что малейшее вмешательство в этом временном интервале нарушает ход событий, приводит к временной аномалии.
  Мы какое-то время сидели в тишине, Кристин принялась качаться на качели.
  -Думаю, нам понадобиться время, чтобы все обдумать, - сказал я, после довольно длительной паузы.
  -Разумеется, - ответил старик.
  -А почему вы хотите нам помочь? - я внезапно понял, что до сих пор не знаю их мотивов.
  -Это не безвозмездная помощь, это сделка. Мы помогаем вам, а за это вы должны будите помочь нам, когда в этом возникнет необходимость, - ответил он.
  -Мы помочь вам? - усмехнулся я. - И чем же наша немощная цивилизация может помочь вам?
  -Не цивилизация. Вы. Только вы двое.
  Мы вновь переглянулись.
  -А поподробней, - попросил я.
  -В этом нет необходимости. Вы сильнее и умнее, чем думаете. Настанет момент, когда вы оба окажетесь вновь в гуще событий, очень важных событий и от ваших действий будет зависеть очень многое. Вы должны будите остановить GR13. Вот условия нашего соглашения, - закончил он.
  -А если мы не согласны? - спросил я.
  -Тогда договора не будет, - с усмешкой произнес он.
  -А в чем подвох? - у меня возникли подозрения, что здесь не все чисто.
  -Нет подвоха. Ваша планета погибнет. Ее ядро не будет заменено, вы - он показал рукой на меня и Кристин, - вы начнете галактическую войну. Кроме вас погибнут цивилизации неоспов и вергов.
  -Что значит, не будет заменено, когда оно уже заменено? - не понял я.
  -Это был аванс от нас. Нет договора, значит с момента вашей беседы с Лестом на планете Марс события начнут развиваться в другом порядке, к вам не прибудет крейсер с помощью. Ничего этого не будет.
  Я открыл рот, вспомнив свои угрозы в марсианской лаборатории, не уж-то в этом случае я приведу их в действие, не уж-то они сработают...
  -Подожди, но раз это уже случилось, то есть ядро планеты заменено. Значит, это уже случилось для нас.... Выходит, мы согласились на договор с вами.
  -Значит, согласились, - ответил он.
  -Выходит, мы уже сделали то, о чем еще даже не знаем, - продолжал я.
  -Я ничего не понимаю. Может мне кто-нибудь объяснит, в чем дело? - возмутилась Кристин.
  Старик сделал какую-то телепатическую передачу Кристин.
  -Конечно, же Луна, - проговорила она.
  -Что Луна? - спросил я.
  -Ничего, - быстро сказала она. - Мы согласны с вашими условиями.
  -Подожди, надо все обсудить, - попытался остановить ее я.
  -Чего обсуждать, ты же сам сказал, что мы уже согласились. Если мы не согласимся, погибнет намного больше существ и не только людей, - протараторила Кристин.
  -Ладно, допустим... Но что или кто - это GR13? - спросил я.
  -Вы узнаете все в свое время, - ответил старик.
  -Скажите, а как вас зовут? - неожиданно спросила Кристин.
  -Можете обращаться ко мне Теоден, - ответил старик.
  -Тео, - медленно произнесла Кристин.
  -Можно и Тео, - согласился Теоден.
  -Ты понял? - спросила Кристин у меня.
  -Ты думаешь, тот самый... Не-а, мне кажется, ты ошибаешься, - с сомнением произнес я.
  -Тео, а вы полетите с нами? - спросила Кристин.
  -Полечу, - ответил он.
  -Ну... - изрекла Кристин, взмахнув руками.
  -Если ты права, то мы уже никого не спасем, те - кто погиб, они должны погибнуть. Иначе мы не окажемся здесь, - мрачно проговорил я.
  -Мы придумаем, что-нибудь. Должен быть какой-нибудь выход. А теперь мы должны сделать то, что уже сделали, - сказала она.
  -Выходит, в тот момент со звездой уже было все в порядке, - сказал я.
  -Выходит, - согласилась она. - Но мы то этого не знали. Этого даже неоспы не знали.
  -Вижу, вы пришли к соглашению, - сказал Тео, вставая с качели. - Мне надо подготовить корабль для путешествия. Ваш придется оставить здесь.
  -Но анабиоз... - хотела возразить Кристин.
  -Не волнуйтесь, я учту особенности вашего организма. Кстати вы можете снять ваши шлемы, здесь безопасно, свежий воздух вам не повредит.
  Тео направился в обратный путь по травяной дорожке.
  -Тео, - окрикнула его Кристин. - Подождите, я хотела спросить вас про модуль дзета.
  -С ними все будет в порядке, - сказал он, не останавливаясь. - Ждите моего визита на ваш корабль.
  Качели взметнулись в высь, а над нашими головами как по волшебству возник корабль с Мартином. Я глянул вверх, а когда снова обратил свой взор на травяную дорожку, на ней никого уже не было. Тео словно испарился.
  -Чего встали-то? - спросил Мартин.
  -Мы летим на крейсер, - сообщила Кристин.
  -Как на крейсер? - удивился он.
  Мы вернулись на крейсер, оказалось, что для Мартина наш долгий разговор вообще не существовал. Он ничего не помнил, утверждая, что не покидал планету, что постоянно висел над нашими головами. Впрочем, Ганс тоже подтвердил его слова.
  -Вот так фокус, - сказал я, сидя в рубке крейсера. - Кристин, а мы с тобой случайно не свихнулись?
  -Не говори глупостей, - отрезала она.
  
  * * *
  
  Через два дня на крейсер прибыл Тео. Он пригласил нас на свой корабль. Ганс сначала очень противился бросать наш крейсер, ставших для нас уже настоящим домом. Но после того как Тео, что-то ему телепатически "шепнул", без зазрения совести бросил корабль, как старый не нужных хлам.
  С наружи корабль Тео имел идеальную сферическую форму диаметром около пятисот метров, а вот внутреннее устройство корабля осталось для меня загадкой. Внутри корабля не было ни одного коридора, хотя различных помещений хватало. Связь между помещениями осуществлялась телепортацией, правда принцип работы ее отличался от технологии неоспов, здесь для перемещения между точками не использовался выход в подпространство. Моя попытка составить план корабля провалилась. Я, используя сигнальный маячок, перемещался по помещениям и записывал свои координаты в навигатор костюма СТУКС, но как оказалось это бесполезно, даже при телепортации в одно и тоже помещение, координаты получались разными. У меня сложилось впечатление, что все помещения хаотически перемещаются по всему сферическому пространству корабля.
  Для каждого члена экипажа на корабле отводилась своя каюта. Не просто каюта, а настоящий гостиничный номер, с настоящей кроватью, душем, туалетом... В общем, со всеми удобствами. В каждой комнате был даже свой прибор, изготавливающий пищу. Все, что надо было сделать - это подумать о чем-нибудь, и чудо-ящик тут же все исполнял, причем в самом лучшем виде. Исключение составляла лишь комната Ганса, которая ничем не отличалась от их помещений - обычная кубическая комната с одним единственным модулятором в центре ее. Но больше всего мне хотелось посмотреть комнату Тео, в которую мы не могли попасть.
  Первым делом, войдя в комнату, я плюхнулся на кровать. Ох, как же я соскучился по всем этим, казалось обычным вещам. Только когда они полностью отсутствуют, начинаешь их ценить и понимать их достоинства. Затем сходил в душ и опять повалялся на кровати, пока не услышал голос Тео:
  -Прошу всех проследовать в центральную зону.
  Центральная зона - это сферическое помещение в самом центре корабля. Единственное помещение, судя по моему маяку, которое всегда оставалось на месте. Пол в нем отсутствовал, если не брать во внимания саму сферу, которая по сути являлась одной большой стеной. Перемещаясь в центральную зону, ты оказывался на небольшой прямоугольной площадке имеющей свою гравитацию. Эта площадка могла свободно перемещаться в абсолютно любом направлении по всему сферическому пространству. Я даже попробовал сойти с этой площадки во время знакомства с кораблем, не получилось, как только я шагнул за ее пределы, тут же каким-то образом оказался с нижней ее стороны. Для меня верх и низ поменялись местами, но я по-прежнему был на прямоугольной площадке. Видимо с площадки сойти нельзя, - сделал я вывод. В самом центре сферического пространства располагались кресла, сейчас их количество было равно числу пассажиров корабля.
  Я вошел в телепорт, напоминающий душевую кабинку, и переместился в центральную зону, оказавшись на прямоугольной площадке. Моя площадка проследовала к одному из кресел и замерла у него. Я опустился в кресло, прямоугольная площадка подстроилась под длину моих ног, в конце концов не болтаться же им в воздухе.
  Все уже были здесь и, видимо, ждали только меня. Кресла расположились по кругу, чтобы любой член экипажа мог видеть своих оппонентов.
  -Извините, кажется, я немного опоздал, - сказал я.
  -Я закончил расчет временного перехода, - начал Тео, не обращая на меня внимания.
  -И насколько нам предстоит переместиться во времени? - тут же задала вопрос Кристин.
  -На восемь с половиной тысяч лет назад, - ответил Тео.
  -Тео, я вот как-то совсем забыл спросить, а как мы будем перемещаться во времени? - выстрадал я давно зреющий вопрос.
  -Мы пройдем через гравитационный вихрь черной дыры и окажемся на сфере событий, а затем вновь войдем в гравитационный вихрь, немного сместившись от его центрального положения, таким образом, мы попадем в другой временной интервал.
  -Это возможно? - удивился я. - Ганс, а я думал ваша модель Вселенной исключает такую возможность.
  -Исключает, - еще больше пораженный, чем я, ответил Ганс.
  -Я ознакомился с теориями неоспов, они ошибочны, - ответил Тео. - Конечно не полностью, но в большей степени. Дело в том, Ганс, - он сделал особый упор на имя Ганса, - что не существует других Вселенных, она всего лишь одна. И покинуть ее не возможно, просто некуда. Сфера событий - то, что вы называете надпространством, это последний рубеж пространства, за ней нет ничего. Честно говоря, вы, Ганс, даже неверно интерпретируете подпространство, потому что его тоже нет...
  На Ганса было жалко смотреть, но и мы все были удивлены не меньше.
  -Но Тео, а как же их корабли они же летают, летают в подпространстве, - попыталась возразить Кристин.
  -Летают, - согласился он. - Но не там где вы думаете, их корабли сворачивают мерность пространства, отбрасывают несколько измерений. Все дело в толкование, - закончил он.
  -Тео, ты не думаешь, что это... - начала Кристин, но Тео перебил ее.
  -Не стоит слишком часто оглядываться назад, можно не увидеть что впереди.
  Фраза показалась мне знакомой, где-то я уже ее слышал. Ах да, это же слова Мартина, когда он пытался наставлять меня, - вспомнил я.
  -Мне больше нравится другое выражение: Если вам плюют на спину, это значит, вы впереди, - сказал я.
  -Леша, - произнесла Кристин, зло сверля меня глазами.
  -Ну, Тео меня понял, - добавил я.
  -Я пацифист, я не учувствую в конфликтах, - сказал Тео.
  -Тео, ты сказал, что Вселенная всего одна? - спросила Кристин.
  Я не понял, для чего она задала этот вопрос, по-моему, все было сказано довольно доходчиво. Возможно, Кристин хотела увести разговор в другое русло.
  -Да. Одна, - ответил Тео, - но существуют ее вариации, псевдо Вселенные, находящиеся в других измерениях сдвинутых по фазе во времени и пространстве относительно нашей. Они отличаются не только мерностью пространства и ходом времени, но и основными константами. Условия в них разнообразны, но самым важным здесь является взаимосвязь всех Вселенных.
  -Парадокс какой-то: одна и не одна одновременно, - усмехнулся я.
  -Оставим вопросы. Вы готовы отправиться в путь? - спросил он.
  -Ага, - ответила Кристин.
  Мартин просто кивнул, что ответил Ганс, я не знал, он использовал телепатию.
  -И к какой черной дыре мы направляемся? - спросил я.
  -Которая в центре Туманности Андромеды, - ответил Тео.
  -А почему не к той, что в центе Нашей Галактики? - последовал еще один мой вопрос.
  -В принципе можно к любой отправиться. Главное, чтобы ее возраст соответствовал нашему временному интервалу, то есть был больше нужного нам срока. Но у черной дыры в Туманности Андромеды есть одно важное отличие от черной дыры в галактике Млечный Путь - она двойная. В Туманности Андромеды в центре находится двойная черная дыра, их взаимное гравитационное взаимодействие приводит к расширению временных колец, а это значит, что попасть в нужный временной интервал намного проще.
  -Ладно, завязывай. Поехали, - сказал я.
  -Полетели, - поправил меня Тео.
  Ага, пацифист, - подумал я, используя одно из любимых словечек Кристин, мысленно агакнув.
   Внезапно сфера стала абсолютно прозрачной, наши кресла парили в черноте космоса над сиреневым телом планеты, рядом с нашим крейсером. Кристин завизжала.
  -А это обязательно? - спросил я, чувствуя себя очень не комфортно, к тому же корабль пришел в движение, а путешествовать в черноте космоса в одном кресле - это что-то.
  -Не обязательно, - ответил Тео. - Я подумал, что вы бы хотели видеть, наше перемещение.
  -Хотели бы, но не так буквально, - сказал я, вжавшись в кресло. - Может, оставишь только не большую часть для видимости, а то это уже чересчур.
  -Хорошо, - согласился Тео.
  Сфера вновь стала непрозрачной, за исключением небольшой ее части в направлении нашего движения.
  Корабль скачком набрал скорость, звезды смазались, образовав что-то вроде длинных лучей расходящихся перед кораблем.
  -А каков механизм перемещения ваших кораблей? - спросил я.
  -Мы используем гиперпространственный прыжок, - коротко ответил Тео, не вдаваясь в подробности.
  -И с какой скоростью могут двигаться ваши корабли? - не отставал я.
  -Все зависит от местности. Здесь, например мы не можем двигаться с максимальной скоростью - плотность звезд велика, можем не успеть сделать маневр уклонения. Скажем так, если мы полетим от Туманности Андромеды к вашей Галактике, то весь путь займет порядка четырех часов. А чтобы пересечь Туманность Андромеды по диаметру понадобиться около часа.
  -Четыре часа? - выпалил я, не веря собственным ушам.
  -Четыре, - вторил Тео.
  У меня глаза округлились и стали вылезать из орбит, два с половиной миллиона световых лет за четыре часа. С ума можно сойти. Я прикинул скорость корабля, цифра потрясла меня еще больше. Получалось, что их корабли могли двигаться, если не брать во внимание искривленность пространства, со скоростью превышающую световую в шесть миллиардов раз. Немного подумав, я решил, что естественно реальная скорость корабля намного меньше, скорей всего из-за перехода в гиперпространство путь корабля сокращался намного больше, чем при полете на кораблях неоспов.
  -Тео, а какие размеры у Вселенной? - вернулся я к расспросам.
  -У Вселенной нет размеров.
  Тоже мне великая цивилизация - на вопрос не может правильно ответить, - подумал я. А ведь Кристин права, это точно тот самый Тео, тот самый с которым мы впервые встретились на Марсе. Только вот облик другой. Кто же вы ангелис? - задавал я себе вопрос, но не находил на него ответа, даже не мог предположить ни одного варианта.
  Внезапно корабль остановился.
  -Мы уже на месте? - спросила Кристин.
  -Мы поблизости, - ответил Тео.
  -Что уже целый час прошел? - удивился я.
  -Нет. Я сказал, что час понадобится для перелета, через всю Туманность Андромеды. Нам же нужен ее центр, то есть время полета в два раза меньше. В действительности же прошло чуть более двадцати минут.
  -Уу, - изрек я.
  -Сейчас я начну сворачивать пространство, у вас возникнут неприятные ощущения.
  -Мы полетим дальше как на кораблях неоспов? - спросила Кристин.
  -Да.
  -Ну, тогда не беспокойся насчет ощущений, - сказал я, махнув рукой.
  -Когда мы войдем в гравитационный вихрь, ощущения усилятся.
  -Тео, а сделай сферу прозрачной, я бы хотел взглянуть на центр галактики, - попросил я.
  -Может, обойдешься? - с сомнением произнесла Кристин.
  -Не обойдусь. Кристи, если боишься, просто закрой глаза - это не долго, - сказал я.
  -Ничего я не боюсь, - решительно заявила она. - Включай, Тео, то есть выключай... Сделай сферу прозрачной.
  -Только не долго, - сказал он.
  Мы вместе с креслами повисли в космическом пространстве. Яркий свет больно ударил в глаза, вызывая слезы. Прямо перед нами яркий диск состоящий из голубых звезд, звезд очень близко расположенных друг к другу и несущихся с бешенной скоростью вокруг сверхмассивной черной дыры в центре галактики. Нет, ее отсюда не видно, да и увидеть ее нельзя, можно лишь судить о ее наличии по гравитационному возмущению, или по ее поглощению вещества. Релятивистский объект, действуя своей громадной гравитацией, разогнал голубых гигантов до гигантских скоростей. Несмотря на то, что звезды находятся на расстоянии чуть больше размеров Солнечной Системы, то есть очень близко друг к другу, они не соударяются друг с другом и, кажется даже, что вообще не оказывают никакого влияния на своих собратьев, сказывается огромное влияние черной дыры, намного превышающее их взаимодействие между собой. Размеры диска из голубых звезд не более одного светового года, в то время как их количество порядка полумиллиона штук.
  -И как они только еще не развалились под действием гравитации черной дыры, - пробубнил я.
  Но никто не обратил на меня внимания.
  Я развернулся в противоположную сторону от диска. Глаза начали сильно болеть, да и хотелось посмотреть на вид Туманности Андромеды, если смотреть от ее центра. Странно, но я ничего не увидел. Лишь слабое, очень тусклое кольцо из красных гигантов - старых звезд, окружающих диск из их голубых собратьев.
  -Тео, ты снизил яркость? - догадался я, почему не видно других звезд входящих в галактику Туманность Андромеды.
  -Разумеется, плотность энергии здесь очень велика.
  Конечно, на фоне огромной яркости центра галактики, совсем не видно звезд с ее периферии, слишком далеко они находятся, и слишком мало света от них доходит до сюда.
  -Тео, выключай. Я больше не могу смотреть на это, - взмолилась Кристин.
  Я вновь повернулся к членам экипажа. Сфера стала не проницаемой. Но Ганс продолжал закрывать свои глаза рукой.
  -Ганс, ты же любишь свет, - ехидно сказал я.
  -Не люблю, - сказал он, убрав руки.
  -Как же так, а ваши помещения...
  -То, что видите вы, не значит, что видим и мы, - оборвал он меня.
  Я решил оставить его в покое, как-то уж очень резко он прореагировал на мои слова.
  Лица Кристин и Мартина здорово покраснели, как и их опухшие глаза. Я потрогал свое лицо, оно тоже горело. А вот с Тео все было в порядке, словно на него излучение не оказало никакого воздействия.
  -Вот так солярий, - изрек я. - Мы не пострадали от радиации?
  -Нет. Не пострадали, я контролировал спектр излучения, - ответил Тео, а затем довольно грубо спросил, - мы можем двигаться дальше?
  -Наверно, - ответил я. - Тео, а она правда двойная? Я про черную дыру.
  -Разумеется, - ответил он.
  -Не ты не подумай, что я тебе не верю. Просто земные наблюдения, говорят только об одном объекте в центре Андромеды.
  -Они очень близки друг к другу и в скором времени сольются в один. К тому же не забывай, что вы смотрите с Земли на эту галактику и видите, как она выглядела миллионы лет назад.
  -Я помню.
  -Приготовьтесь, начинаю свертку измерений, - предупредил Тео.
  На меня накатила тошнота, голова пошла кругом. Эффект свертки измерений очень походил на скачок в подпространство на кораблях неоспов, но только длился значительно дольше, был сильно растянут во времени. Наконец все прекратилось.
  -Мы двигаемся к гравитационному вихрю, при входе в него, неприятные ощущения повторятся, - сообщил Тео.
  -А посмотреть на этот вихрь можно? - спросил я.
  -Его нельзя увидеть, - ответил он, но после паузы добавил, - но я могу его смоделировать, используя гравитационные линии - это что-то на вроде геодезических линий.
  -Мы знаем, что такое гравитационные линии, - осадил его я. - Моделируй.
  Я думал, что изображение появиться на поверхности сферы, я ошибался. Трех мерная картина возникла в центре круга из кресел. Весьма удобно для наблюдения, причем сразу для всех членов экипажа,- решил я.
  Трехмерное изображение сильно напомнило мне земные песочные часы. От сферического центра вверх и низ отходили две конусные воронки, вращающиеся в противоположные стороны относительно друг друга.
  -Да здесь даже целых два вихря, - громко сказал я.
  -Нет, это одна структура, она не делима на отдельные части, - возразил Тео. - Мы войдем в нижнею воронку, пройдем через центральную сферическую зону, а затем выйдем на сферу событий, через верхнею воронку.
  -А где временные кольца? - спросила Кристин.
  -И правда где? - подключился я.
  -Здесь, - ответил Тео.
  Изображение перевернулось, и на нас уставился торец "песочных часов". На тонком кольце воронки, можно было едва разглядеть несколько спиральных колец, которые образовывали непрерывную структуру - стенку воронки.
  -Это всего лишь схематическая модель, в реальности структура абсолютно непрерывна ...
  -Тео, а нас гравитация не расплющит? - спросила Кристин.
  Я улыбнулся, наверно вспомнила наше земное недоразумение. Но слово расплющит, здесь явно не годилось, скорее разорвет.
  -Нет. С нами все будет в порядке. Конечно, если вы будите приближаться к такому объекту в обычном пространстве - гибель неизбежна.
  -Знаешь, что Тео... - начал я, но запнулся.
  -Что? - спросил он.
  Я попытался более четко сформулировать свои мысли и сказал:
  -Мне кажется, что вы используете эту технологию, чтобы перекраивать Вселенную под свои нужды.
  Тео заметно дернулся, кажется, я попал в точку.
  -Мы не перекраиваем Вселенную, мы пытаемся ее сохранить. То, что мы собираемся сделать сейчас, это крайняя мера, - сказал он.
  -Угу, крайняя, - с большим сомнением в голосе, произнес я.
  Мы пересеклись с ним глазами и пристально смотрели друг на друга.
  -Интересно, как же часто вы прибегаете к таким мерам? - спросил я.
  -Не часто, - ответил он, не отводя глаз.
  -Что-то я сомневаюсь, - продолжал я.
  -Леша, - вмешалась Кристин.
  Я перевел взгляд на нее.
  -Это ваше право, - сказал Тео. - Приготовьтесь, входим в гравитационный вихрь.
  Внезапно мое тело пронзила жуткая боль, просто не выносимая боль. Боль, которая ощущалась каждой клеточкой организма. Она выворачивала все мое естество, словно каждую клеточку организма вывернули на изнанку, и при этом что-то оторвали от нее, лишив ее какой-то важной части.
  Кристин с Мартином бились в судорогах, крича что есть мочи. Ганс потерял сознание. Тео же продолжал спокойно сидеть, как ни в чем не бывало. Я держался, невозмутимый вид Тео придавал мне сил. Я ничуть не слабее тебя, я не закричу, - твердил я сам себе.
  Все прекратилось так же внезапно, как и началось. Соображал я плохо, сознание затуманено, но я выдержал, я выстоял.
  -Эй, гавнюк, - крикнул я, обращаясь к Тео.
  Тео не реагировал.
  -Вырубился, - я зашелся истерическим смехом. - Слабак.
  Немного придя в себя, я вытер слюни с подбородка и спросил:
  -Ребят вы как?
  -Плохо, - спустя минуту, простонала Кристин.
  -Да, словно ненадолго в ад спустились, - сказал я.
  -Не то слово, - подал голос Мартин.
  Что-то ты брат сегодня молчалив, - подумал я, впервые услышав от Мартина хоть что-то с момента нашего путешествия к центру Андромеды.
  -Все в порядке? - спросил Тео, придя в себя.
  -В порядке? - рявкнул я. - Ты чего не сказал, что...
  -Я предупреждал, что будут неприятные ощущения, - прервал он меня. - Все в порядке? - повторил он вопрос.
  -Да в порядке, в порядке, - сказал я. - Вон Ганса проверь, кажется, он без сознания.
  -Что с Гансом? - встревожилась Кристин.
  -Он в порядке, скоро придет в себя, - ответил Тео.
  -Мы уже в прошлом? - задала она вопрос.
  -Нет, мы на сфере событий. Сейчас мы сместимся по ней в сторону и снова войдем в гравитационный вихрь, а когда выйдем из него, тогда и окажемся в прошлом.
  -Будет опять больно? - поинтересовалась она.
  -Будет, - ответил он. - Будет даже еще больнее, теперь мы пойдем через слой, а значит, окажемся вне симметрии гравитационного вихря.
  Кристин заметно передернуло.
  -Может обезболивающее? - скромно предложила она.
  -Бесполезно. Ничего не поможет. Внутри вихря нет пространства, при входе в него вы теряете взаимосвязь с ним, от сюда и ощущения.
  -А почему тогда щас не больно, мы ведь на сфере событий, за пределами пространства? - не понял я.
  -Мы не за пределами, мы на границе, - ответил Тео. - Начинаю движение по сфере событий.
  Корабль стало трясти, вибрация усиливалась.
  -Так должно быть? - забеспокоилась Кристин.
  -Должно, - ответил Тео. - Корабль на пределе своих скоростных возможностей, для перемещения по сфере событий нужно двигаться намного быстрее скорости света.
  Черт, с какой же скоростью летают ваши посудины? - задал я себе вопрос. Радует одно - хоть придел существует.
  Тряска длилась не долго, вскоре все стихло.
  -Готовы продолжать? - спросил Тео.
  -Нет, не готовы, - отрезала Кристин. - Разве к этому можно подготовиться?
  -Погнали, - сказал я.
  Мартин просто кивнул, тихоня Ганс, кажется, не проявил никаких эмоций.
  В этот раз в сознании не остался никто, - понял я, когда очнулся. Сказать, что чувствовал я себя погано - это ничего не сказать. Чуть позже меня, очнулась Кристин, громко застонав, а затем зашевелился и Мартин.
  -Фу, вот так прокатились. Жаль, что я не мазохист, а то мне наверняка бы очень понравилось, - изрек я.
  -Я ща рожу, - простонала Кристин.
  Я заржал.
  -Че ржешь? Я ведь не в прямом смысле, мутит меня очень, - наехала она на меня.
  -Да я догадался. Парни, а мы ведь покрепче будем, чем эти гунгуны, - давя улыбку, сказал я.
  -Покрепче, - согласился Мартин. - Только легче от этого не становится.
  -Я не парень, - возразила Кристин.
  -Все в порядке? - задал дежурный вопрос, пришедший в себя Тео.
  -О, наконец-то. А я уже решил, что ты помер, - сказал я.
  -Леша, - гаркнула на меня Кристин. - Я начинаю думать, что ты действительно мазохист.
  -Что капитан Америка, летим домой, - обратился я к Тео.
  Тео косо посмотрел на меня, ничего не сказав.
  -Точно мазохист, точнее садомазохист, - сделал заключение Мартин. - Вон как прет-то.
  -Леш, с тобой все нормально? - обеспокоено спросила Кристин.
  -Конечно, нормально. Просто настроение хорошее, - серьезно ответил я.
  -Отправляемся в галактику Млечный Путь, - сообщил Тео.
  -Наконец-то. Тео у тебя ничего не замкнуло, я это уже полчаса назад сказал.
  -Со мной все в порядке. Шла диагностика корабля.
  -Нам обязательно тут сидеть? - спросила Кристин.
  -Не обязательно, - ответил Тео.
  -Тогда я в каюту, - сказала она.
  -Наверно я тоже. Пойду приму душ, это неплохо расслабляет, - сказал я и направился к телепорту.
  
  
   Глава 5
  Кольцо времени.
  
  Время полета четыре часа с небольшим хвостиком и вот она - Солнечная система. Звезда с нашей родной планетной системой, которую мы давным-давно покинули в будущем, а вернулись в нее за долго до своего рождения.
  Пояс Койпера - обширная зона, входящая в состав Солнечной системы, расположенная за орбитой Нептуна. Область похожая на пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера, только намного превосходящая его по размерам и по количеству объектов. Именно здесь, в этой холодной и далекой области Солнечной системы сейчас находится наш корабль, окруженный тысячами объектов состоящих в основном из замерзших летучих веществ: метана, аммиака и воды.
  -Стабилизатор готов. Запускаем? - спросил Тео.
  Тео сказал, что совсем не важно в какой точке пространства выпустить звездный стабилизатор на свободу, он автоматически направится к ближайшей звезде. Он так устроен, его тянет к звездам. Мы могли его запустить с еще большего расстояния, далеко из-за пределов Облака Орта, и он все равно бы достиг нашей звезды, но мы решили подойти поближе.
  -Постой! - выкрикнула Кристин. - Что-то не так? Что-то по-другому?
  -Естественно по-другому, мы ведь переместились на восемь с половиной тысяч лет назад, - сказал я.
  -Срок приличный, само собой должны быть какие-то отличия, - поддержал меня Мартин.
  -Тео, можно вывести схему Солнечной системы? - спросила Кристин.
  -Разумеется, - ответил он.
  -Выведи, пожалуйста, - попросила она.
  Перед нами возникло трехмерное изображение Солнечной системы.
  -Масштаб не соответствует, - сказал Тео.
  -Это и так понятно, иначе мы бы и планет не увидели. Тео, ты бы убрал мелкие объекты, а то от них так в глазах рябит, что даже планет не видно.
  -Я изменю пропорции, - сказал он.
  Планеты заметно выросли в размерах и стали заметно выделяться на фоне мелких объектов: различных астероидов, малых планет, комет и других небесных тел.
  -Все нормально, все девять планет на месте, - сказал Мартин.
  -Нет ненормально, Плутона-то нет, - возразила Кристин.
  -А ведь и в правду нет, - согласился я - зато есть кое-что другое. Вон смотрите между орбитами Марса и Юпитера, вместо пояса астероидов.
  -Нибиру, - произнесла Кристин.
  -Нет, не она,- возразил я. - Это Фаэтон. Тео, оставь только изображение пятой планеты.
  Солнечная система исчезла, ее место заняла пятая планета от Солнца, значительно увеличившись в масштабе. Планета коричневатого цвета, немногим больше Земли с четырьмя своими спутниками-лунами.
  -Это наша Луна, - выкрикнула Кристин, показав пальцем на одну из лун Фаэтона.
  -Тео, увеличь, - попросил я.
  -Действительно Луна, - сказал Мартин, когда появилось вторая картинка с увеличенным изображением одного из спутников.
  -Ганс, ты вроде говорил, что Луна это осколок планеты, а не ее спутник, - сказал я.
  -Значит у нас неверные сведения, информация о проекте очень старая, - спокойно ответил электронный голос.
  -Какая разница. Все равно объект находится в гравитационном поле планеты, а значит, составляет с ней единое целое... единую систему, - вмешался Тео.
  -Ну да вообще-то, - согласился я. - А выведи теперь Марс.
  Появилось изображение голубой планеты.
  -Да не Землю, а Марс - четвертую планету от Солнца, - немного психанул я.
  -Это Марс, - сказал Тео.
  -Марс? - удивилась Кристин, впрочем, как и я с Мартином, лишь Ганс сохранял хладнокровие.
  -Да, Марс - повторил Тео.
  -А какая у него средняя температура? - спросил я.
  -Такая же как у Земли, пятнадцать градусов, - ответил Тео.
  -Но это ведь не возможно, - возразил я. - Марс не способен удерживать воду и большую атмосферу, постепенно из-за слабой гравитации атмосфера будет просачивается в космос... При такой средней температуре планета уже давно должна была потерять всю воду и почти весь воздух.
  -Не должна, - произнес Ганс. - Сейчас на Марсе практически такая же гравитация, что и на Земле. Дополнительную гравитацию генерирует ядро Марса, в прочем, как и его магнитное поле. Ядро остановится только после взрыва Фаэтона, в момент падения на Марс ее осколка, в тоже время и испарится большая часть воды из-за сильного увеличения температуры.
  -Да, да я помню, - прервал его я. - А с Венерой вы тоже самое хотели сделать?
  -Да. Но для начала, мы хотели запустить ее ядро и немного увеличить ее орбиту, она слишком близка к звезде, из-за чего температура на ее поверхности довольно высокая. Но с ядром не получилось, мы допустили ошибку.
  -А откуда тогда на Марсе взялась вода, до того, когда заработало его ядро? - спросила Кристин.
  Молодец, - мысленно похвалил я Кристин, девчонка соображала и задавала правильные вопросы.
  -Оттуда же, откуда и на Земле, - ответил Ганс. - Изначально на Земле, воды практически не было, лишь малая часть ее присутствовала на планете. Всю остальную воду, доставили мы.
  -Откуда доставили? - подключился Мартин.
  -С окраин Солнечной системы. Там достаточно большое количество объектов состоящих из замершей воды.
  -Кометы, - воскликнула Кристин.
  -Название не имеет значения, - деловито произнес Тео. - Может, мы продолжим?
  -А мы, что опаздываем? - бросил Мартин.
  -Нет, время есть. Просто не вижу смысла затягивать процесс, - спокойно ответил Тео.
  -Давай подлетим к Солнцу поближе, пройдем мимо планет, чтобы по лучше все рассмотреть, в особенности около Фаэтона, Марса и Земли, - предложил я.
  -В этом нет смысла, - возразил Тео.
  -Я тоже хочу поближе, - поддержала меня Кристин.
  -У твоего корабля ведь есть скрытый режим? - спросил я.
  -Неоспы нас не заметят, - ответил он. - Хорошо, подойдем поближе.
  Через несколько секунд корабль был у Фаэтона, на орбите планеты мы увидели несколько огромных крейсеров неоспов.
  -Что они делают? - спросила Кристин.
  -На планете есть активность. Одну минутку, - сообщил Тео и сделал паузу, что-то анализируя. - А также есть активность в близи центра планеты.
  -Думаю, что моя цивилизация хотела восполнить провал на Венере и использовать для этого Фаэтон, - сказал Ганс.
  -Но ты ведь об это не говорил, - сказал я, глянув на Кристин.
  Кристин надув губки, пожала плечами.
  -Не говорил, - согласился Ганс. - Такой информации у нас не было.
  -По всей видимости, Ганс прав, на планете готовится запуск ядра, - сделал заключение Тео.
  -Но ведь этого не должно быть, - сказал я.
  -Не известно, - ответил Тео и спросил - к Марсу?
  Я кивнул.
  Марс было не узнать, точная копия Земли из космоса. Анализ планеты показал отсутствие на его поверхности на этот момент двух его главных достопримечательностей: вулканического пика Олимп и долины Марионор - гигантского разлома. Видимо, эти особенности его рельефа возникнут уже после Армагеддона на планете.
  С Землей все было в порядке, за исключением отсутствия Луны, в прочем, у Марса на этот момент тоже не было спутников.
  -Посмотрим, что на Земле происходит? - предложил я.
  -Вы это уже видели, когда смотрели архивные записи на Луне, - сказал Ганс.
  -Ну, это совсем не то... Тут ведь в живую, - возразил я.
  -Я не хочу, - сказала Кристин.
  -Ладно, не будем, - согласился я, будучи сильно разочарован.
  -Запускаем стабилизатор? - вновь пристал Тео, со своей миссией.
  -Может, еще ближе к Солнцу? - с сомнением произнесла Кристин.
  -Ни к чему, - коротко возразил Тео.
  -Запускай, - сказал я.
  Тео сделал часть сферы прозрачной или возможно вывел на нее изображение стеклянного шара, который оказался в космосе рядом с нашим кораблем. Стеклянный шар начал удаляться от нас, двигаясь к Солнцу и набирая скорость.
  -Тео, ты сказал, что он увеличится в размерах, когда окажется в звезде. Мне вот не понятно за счет чего он увеличится, мне кажется, что он даже наоборот должен уменьшиться в объеме, там ведь гигантское давление внутри. Да и как вообще он сможет работать при температуре в несколько миллионов градусов?
  -Вы же находились в центре ядра Земли и остались живы. В нем тоже весьма солидная температура.
  -Ну, допустим, а с размерами что?
  -Они увеличатся, - сказал он, но, видя мой настойчивый взгляд, стал пояснять. - Первые две тысячи лет уйдут на то, чтобы стабилизатор добрался до центра звезды...
  -Так много. А почему? - влезла Кристин.
  -Потому что таковы характеристики среды. Даже скорость света в ядре Солнца меньше миллиметра в секунду, так что две тысячи лет - это довольно быстро. Остальное время стабилизатор будет расти в размерах и накапливать энергию, используя ресурсы звезды.
  -Расти? А он не нарушит ход процессов внутри звезды? - спросил я.
  -Не нарушит. Материально для звезды, как и для любых объектов пространства его не будет существовать, он будет не много сдвинут по фазе относительно пространства Вселенной, - ответил Тео.
  -Я не понимаю, - признался я. - Можешь объяснить более доходчиво?
  -В этом нет необходимости. Главное, что звезда будет стабилизирована.
  Внезапно корабль сильно тряхнуло.
  -Что это? - испуганно спросила Кристин.
  -Гравитационная волна. Стабилизатор достиг звезды, - ответил Тео.
  -Так и должно быть? - спросил Мартин.
  -Должно. Но, учитывая небольшой размер вашей звезды, гравитационная волна должна была быть намного слабее.
  -Что это значит? - взволнованно произнесла Кристин.
  -Это значит, что гравитационная волна оказалась черезчур сильная. Есть изменения в параметрах планетарной системы.
  -Какие? - спросил я, подхватив общее волнение.
  -Изменились радиусы орбит некоторых планет, больше всего возмущение коснулось планет гигантов. Теперь они стали ближе к звезде на треть своей первоначальной орбиты. Планеты Фаэтона больше нет, планета оказалась в зоне резонанса гравитационной волны и гравитационного притяжения Юпитера, ее разорвало на части приливной волной. Но зато из-за пределов пояса Койпера был выдернут Плутон, о котором вы раньше волновались.
  -Ну, теперь понятно, что случилось с Фаэтоном, и как появился пояс астероидов. Что-то мне говорит, что скоро на Марсе начнутся катаклизмы, - сказал я. - Что еще изменилось?
  -Сильно изменился угол наклона оси у двух планет: у Венеры и Урана. Еще...
  -А с Землей, все в порядке? - спросила Кристин.
  -Об этом я и хотел сказать, - задумчиво произнес Тео и, сделав паузу, продолжил, - с Землей тоже не все в порядке. Ее ось вращения потеряла стабильность.
  -Что это значит? - с дрожью в голосе спросила Кристин.
  -Вот что, - сказал Тео.
  Появилось изображение Земли кувыркающейся в пространстве.
  -Кроме осевого вращения, благодаря которому на планете есть смена дня и ночи, появилось еще одно вращение, более быстрое. Теперь земная ось тоже вращается, то есть планета совершает вращение в разных плоскостях и с разной скоростью.
  -Видимо, так и должно быть, - сказал Ганс. - Луна должна будет стабилизировать земную ось. Не волнуйтесь.
  -Наверно, - согласился я. - Вот уж не думал, что мы будем виной всему.
  -Да уж, натворили дел, - с сожалением произнесла Кристин. - Целую планету взорвали, другие передвинули. А что с Марсом? - внезапно изменившимся голосом, спросила Кристин.
  -Пока ничего, - ответил Тео. - Но то, что должно случиться, обязательно случится. То есть на Марс должен упасть осколок разрушенной планеты.
  -Ганс, там были живые существа? - спросила Кристин.
  -Были, - ответил он.
  -И много? - спросил я.
  -Точных сведений у меня нет... Думаю, несколько тысяч гиперборейцев, еще вся фауна и флора, - ответил неосп.
  -Тысяч? Мы убили несколько тысяч? - нервно спросила Кристин, ее глаза заблестели.
  -Еще нет, - ответил Тео. - Но скоро они погибнут, и не стоить думать, что вы виноваты - это случайность, всего лишь бедствие в космическом пространстве...
  -Но его создали мы. Это мы виноваты, что погибнет столько существ...
  -Если тебе будет легче, можешь считать, что это я виноват в гибели стольких существ, - перебил Тео.
  -Посмотрим, что будет с Марсом, - потер я руки.
  Мне совсем было не жаль, что вот-вот должно случиться весьма масштабное бедствие. А даже наоборот, хотелось взглянуть на это фееричное шоу. Конечно, осознавать, что ты приложил руку к гибели стольких существ - это довольно мерзко, но, что поделаешь, большая игра - это в первую очередь большие ставки.
  -Нет. Это случится не скоро, на то, чтобы осколки Фаэтона приблизились к Марсу, уйдет много времени, возможно, целые месяцы. Осколки ведь движутся в обычном искривленном пространстве, а значит, расстояния между объектами довольно велики, и при сравнительно невысоких скоростях на их приближение к Марсу уйдет много времени.
  -Леша, как ты можешь? - Кристин заплакала и направилась к выходу из сферы, левитируя на прямоугольной площадке.
  -Я побуду с ней, - тихонько сказал Мартин, отправившись следом за Кристин.
  Я пожал плечами.
  -Раз не хочешь посмотреть на зрелище, тогда скажи, что дальше? Что будем делать дальше, капитан Америка? - спросил я.
  -Прошу называть меня Тео или Теоден, - с раздражением произнес он.
  -Хм. Я подумаю, - хмыкнул я. - Ну, так что дальше?
  -Мы отправимся на Аверс.
  -Планету неоспов? А что мы там забыли? - удивился я.
  -Мы изготовим ядро для Земли, - ответил он.
  -Мы? - вот теперь для меня стала более менее понятна общая картина наших действий.
  -Не совсем мы. Его построят неоспы с нашей подачи. Не сейчас, а спустя какое-то время, когда они станут более продвинутыми в технологии синтеза энергии. Когда освоят аннигиляционный реактор, - ответил он.
  -Подожди, а что сейчас будет с Землей, пока ее ось не стабильна? Ведь пройдет много времени, прежде чем у нее появится Луна, - осенило меня.
  -Сначала потоп, а когда Луна будет на месте, начнется один из ледниковых периодов, пока ее ось не займет правильное положение, - сказал Ганс.
  -Вот это да, - изрек я. - Наше вмешательство в события достигло поистине великих масштабов.
  -Такова ваша судьба, - напыщенно произнес Тео.
  -Слушай Тео, а может, мы должны оказать влияние и на более поздние события. Ну, раз так получилось с Фаэтоном и Марсом, да, в общем-то, и с Землей. Может нам надо вмешаться и в ситуацию с Атлантами и Гиперборейцами, то есть в тот момент, когда между ними развернется война на Земле. Может это мы причина, по которой эти две цивилизации должны исчезнуть.
  -Нет. Мои расчеты показывают, что здесь больше не должно быть нашего вмешательства в ход событий. Мы отправляемся на Аверс и вернемся сюда назад уже в близи тех событий, в результате которых мы встретились.
  -Тебе видней, - сказал я.
  -Рассуждения Алексея выглядит довольно логично и вполне могут быть, - вмешался Ганс, поддержав мою точку зрения.
  -Спасибо Ганс, - поблагодарил я.
  -Я проверю расчеты, - согласился Тео. - Но в любом случае сейчас мы отправляемся на Аверс.
  -Хорошо. Погнали, - сказал я, вставая с кресла. - Я буду в каюте.
  -Теперь вы понимаете, как небольшое вмешательство может оказывать весьма существенное влияние на дальнейший ход событий? - зачем-то спросил Тео.
  Я ничего ему не ответил, лишь слегка кивнул и направил прямоугольную площадку к телепорту.
  
  * * *
  
  Аверс - планета мрака. Ганс не лгал, говоря, что они совсем не любят свет, но все же он их манил, очаровывал. Он был им необходим, с ним очень сильно был связан принцип работы их оборудования. Чтобы не возникало неприятных ощущений в зрительном восприятии, они использовали специальные светозащитные приборы, чем-то напоминающие наши контактные линзы, которые помещались непосредственно на глазное яблоко. Отсюда и совершенно черные, странные глаза, никогда не моргающие и неподвижные.
  Звезда неоспов изначально принадлежала к спектральному классу K по земной классификации звезд, к звездам оранжевого цвета, звездам более холодным, чем наше Солнце и немногим уступающих ему в размерах и массе. Но сейчас она находилась на стадии красного гиганта, имея размеры в десять раз превышающие радиус Солнца. Именно на этой стадии звездной эволюции, их звезда была стабилизирована цивилизацией ангелис.
  Планетная система состояла из шести планет, две из которых в данный момент имеют очень высокую температуру из-за близкого расположения к звезде. Остальные четыре полностью колонизированы неоспами и изменены под их нужды. Как изначально выглядел их облик предположить практически невозможно, но сейчас они все похожи на Аверс - четвертую по счету планету от звезды.
  Я уже несколько часов валялся на кровати, ожидая возвращения Тео и Ганса с планеты. Валялся, размышляя о наших действиях. О том, что чем больше мы стремились помочь нашему миру, тем больше доставляли ему неприятностей. И тем больше гибло народу.
  -К вам посетитель. Впустить? - сказал корабль или его компьютер, у нас не было никаких сведений о его устройстве.
  -Кто? - спросил я.
  -Кристин, - ответили стены.
  -Впусти.
  В кабинке телепорта появилась Кристин.
  -Не помешаю? - спросила она.
  -Да нет, - улыбнулся я. - Я думал, ты скажешь: Соскучился?
  -Почему?
  -Просто давно его от тебя не слышал.
  -Ага, давно, - агакнула она. Кристин подошла к моей кровати и села на ее краешек. - Ты и в правду думаешь, что ангелисы перекраивают Вселенную на свой вкус, по своему желанию?
  -Я не вижу других объяснений их действиям.
  -Я тоже, - выдохнула она. - Чем больше я над этим думаю, тем больше мне кажется, что ты прав.
  -Меня только одно радует, что если нас и используют эти ангелис, то не только нас одних. Неоспы ведь тоже, вынуждены плясать под их дудку, а возможно и еще множество других миров.
  -Злорадствуешь?
  -Не много, - признался я. - А Мартин, что думает?
  -Он считает нас пешками в чужой игре. То есть думает примерно тоже, что и ты. Он так всегда думал, с самого первого момента, когда узнал о Гансе и его сородичах.
  -Ну, так ведь и было.
  -Ага. Я все думаю, что если бы не произошло тех событий, того, что начали мы. Что было бы тогда?
  -Навряд ли что-то хорошее. Игра ангелисов намного серьезней, чем мы представляем. Сама посуди - нас всего несколько, а сколько мы уже наворотили... А ведь кроме Тео, должны быть и другие представители его нации. Могу уверенно сказать, что уровень влияния ангелис на общее мироздание очень высок.
  -Я тут подумала не много на досуге, кажется, я знаю, как мы можем спасти людей от гибели, во время замены ядра и при этом не нарушить основной ход событий.
  -Выкладывай.
  -Надо просто заменить карту опасных зон, на правильную, на другой вариант, при котором никто не погибнет, и тогда люди не погибнут. А чтобы не нарушить ход событий, нужно найти этого Монгомери, который хотел нас арестовать и дать ему такое задание, ну и, разумеется, поговорить с Сьюзан, чтобы она тоже подыграла нам. В общем, нужно разыграть своеобразный спектакль.
  -Я понял твою идею, но, видишь ли, есть маленькая загвоздка.
  -Какая?
  -Я был на планете, после визита Сьюзан и Монгомери к нам на крейсер с плохими вестями.
  -И что?
  -А то, что я видел разрушения. И меня атаковали военные самолеты.
  -А где именно ты был?
  -Только в Страсбурге, он лежал в руинах.
  -А ты видел мертвых, погибших или выживших? - она проявила большой интерес к моему визиту на планету, правда я никак не мог понять, к чему она клонит.
  -Кажется, нет, - вспоминал я. - Точно нет. Я вообще никого не видел, это даже меня несколько удивило, правда, времени у меня было не очень много, появились самолеты, и я удрал.
  -Самолеты - это не проблема, их можно организовать, - с улыбкой сказала она. - А вот то, что ты никого не видел, может говорить нам, что у нас все получилось. Что никто не погибнет, что это всего лишь видимость для того, чтобы мы отправились в Туманность Андромеды.
  -Выглядит логично, и я был бы очень рад, если оно так и было. Но я сильно в этом сомневаюсь. Ты же видела лицо Монгомери и в особенности Сьюзан... не думаю, что они играли свою роль. Их реакция выглядела очень правдоподобно.
  -Ага, - сказала Кристин и задумалась, а потом резко вскочив, протараторила, - а может они вовсе не играли, может они действительно так думали. Мы ведь можем их заставить так думать.
  -Наверно, - согласился я. - Надо обсудить это с Тео. А ты молодец, башковитая деваха.
  Я потрепал ее по голове.
  -Перестань, - отпрыгнула она.
  -Надо говорить: не лохмать бабушку, - заржал я.
  -Это выражение совсем для другой ситуации.
  -Я знаю, но ведь забавно.
  -Вовсе нет. Совсем не смешно, и я совсем не бабушка. Биологически я в том же возрасте, что и когда мы познакомились.
  -Ну да. А если посчитать года, то даже на двух, а то и на трех бабушек хватит.
  -Посмотрим, что ты скажешь после нескольких тысяч лет в анабиозе.
  -М-да. Вот это как раз у меня совсем вылетело из головы. Ты думаешь это выход?
  -Не знаю. Возможно.
  -Да уж, срок действительно пугает.
  -Немножко, - согласилась она. - А ты видел уже родину Ганса?
  -Только звезду и планетную систему.
  -А знаешь, что Ренда когда-то была очень похожа на наше Солнце.
  -Рондо - это, что их звезда? - спросил я.
  -Не Рондо, а Ренда их звезда, - поправила она меня.
  -А-а. А я уж подумал, что их звезда называется, как конфеты с Земли.
  В кабинке телепорта возник Тео.
  -Тебя, что стучаться не учили, - зло сказал я.
  Он немного помедлил, а затем, проигнорировав мой выпад, сказал:
  -Собирайтесь, мы спускаемся на Аверс.
  И исчез в телепорте.
  -Не ну ты видела. Вот нахал, а ведь мог спокойно и по связи сообщить, - возмущался я.
  -Посмотрим планету Ганса, - обрадовалась Кристин.
  -Зря радуешься. Ты лучше подумай, зачем они нас зовут.
  -Зачем? - спросила она.
  -Я б тоже хотел это знать.
  -К вам посетитель, - сообщили стены корабля.
  -Кто там еще? - бросил я.
  -Мартин.
  -Запускай.
  -Вы идете? - спросил Мартин, прямо из кабинки телепорта.
  -Придется, хотя почему-то мне совсем не хочется туда идти, - сказал я.
  -И мне, - покачал головой Мартин. - Как-то не спокойно на душе, какое-то предчувствие не хорошее.
  -Вот-вот, - согласился я.
  -А я спокойна. Даже рада, что увижу родину Ганса, - сказала Кристин.
  -Она тебе уже рассказала про свой план? - спросил Мартин, переминаясь с ноги на ногу.
  -Да. Только что, - ответил я.
  -И что думаешь? - спросил он.
  -Да же не знаю. Выглядит вроде логично, даже очень. Я ведь был на планете...
  -А мне кажется, что вероятность слишком маленькая. Тео, не допустит таких действий. Последствия могут оказаться серьезные, как он там говорил: образуется аномалия времени.
  -Возможно, - согласился я.
  -Идем? - спросил он.
  -Пошли, - ответил я.
  Я слез с кровати и закрепил на поясе трофейную плеть, завоеванную в бою с истуканами - пожирателями энергии.
  -Воевать собрался? - спросил Мартин.
  -На всякий случай. Не помешает. Ты ведь тоже вооружен, - сказал я.
  -Вооружен. Я сначала хотел снять эту турель, не гоже как-то в гости идти с оружием, но, немного подумав, все-таки оставил. Тоже на всякий случай.
  -Это точно, случаи бывают разные. Лучше быть к ним готовым.
  -Вижу, тебе пришлась по душе эта плеть.
  -Да, не плохая вещичка.
  -А чего вторую турель снял?
  -Ни к чему она, только вид портит. Как-то не очень сморится, когда их две.
  -Согласен одной вполне достаточно, - ехидно подмигнул он.
  -Солдатики, может мы пойдем. Или вы еще не наигрались? - сказала Кристин, водрузив руки на свою талию и сделав серьезный взгляд.
  Я прыснул смехом, а Мартин вполне серьезно сказал:
  -Идем.
  Мы переместились в челнок корабля. Специального ангара на корабле не было, но в наличии имелись два челнока - тоже сферических кораблика, только значительно уступавших в размерах их собрату, на котором мы путешествовали. В этих челноках, кроме центральной сферической зоны других помещений не было, они предназначались для недалеких перемещений, когда возникала необходимость покинуть основной корабль. Например, спуститься на планету или пересесть на другой корабль. Одним словом - челнок.
  Внутри челнока все точно так же, как в центральной зоне большого корабля. Мы расположились в креслах парящих в центре сферы и, пройдя сквозь оболочку большого корабля, направились к планете.
  Тео, когда нас увидел, долго и пристально смотрел, явно, что-то хотел сказать, видимо по поводу нашего вооружения, но почему-то предпочел промолчать. Никакие его слова не заставили бы меня снять вооружение, я скорее просто бы отказался вообще куда-то лететь, тем более что без всяких объяснений.
  -Тео, может, сообщишь нам, зачем мы летим на Аверс? - спросил я.
  -Я б тоже хотел это знать, - вторил мне Мартин.
  -Это насчет договора между вашими цивилизациями, - ответил он.
  -Какого договора? - не понял я.
  -Мирного, - ответил он.
  -Постой. Договор надо заключать не сейчас, а спустя восемь с лишнем тысяч лет, - возразил я.
  -Сейчас, - отрезал он.
  Я пересекся взглядами с Мартином и Кристин, видимо, они тоже считали, что здесь что-то не чисто.
  -Выкладывай все. Мне кажется ... - еще раз глянув на Кристин, я поправился, - нам кажется, что ты что-то темнишь.
  -Мы летим на переговоры. Все нормально, - заверил он.
  -Мне не нравятся переговоры, - сказал Мартин. - Разворачивай корабль, я подожду вас на орбите.
  -Думаю, что для переговоров вполне хватит меня одного. Не зачем всем лететь, - сказал я.
  -Нужны все, - ответил он.
  -Учти, если что-то пойдет не так, если я увижу хоть что-то подозрительное.... Я разнесу эту планету на мелкие кусочки, - с угрозой сказал я.
  Тео посмотрел на меня и, глядя в глаза, сказал:
  -Не увидишь. Все будет в порядке. Не волнуйтесь.
  -Что значит, не увидишь? - спросил Мартин. - Не увидишь, потому что нет ничего подозрительного или потому что не успеешь?
  -Первое, - ответил Тео. - Мы на месте. Выходим наружу. Шлемы можете не одевать, здесь безвредно, микробов опасных для вашего организма нет.
  -А мне по барабану, - сказал я, надев шлем и включив защитное поле.
  Аверс - планета мрака. Здесь никогда не бывает светло. Даже в полдень, когда звезда находится на максимальной небесной высоте, здесь сумеречно. Их день подобен, земным сумеркам с красноватым отливом. Но средняя температура на планете, даже выше чем на Земле и составляет порядка двадцати градусов.
  Мы оказались на поверхности в окружении скал, под ногами серая галька. Растительности не видно. Темно, видно плохо. Я включил фонари на шлеме и заметил какую-то фигуру, юркнувшую за скалу.
  -По-моему, за нами наблюдают, - сказал я.
  -Мне тоже так кажется, - сказал Мартин.
  -Естественно, чужаки везде вызывают любопытство, - сказал Тео.
  -Ну да, - согласился я. - А еще мне кажется, что это совсем не скалы. Верно?
  Тео остановился, глядя на меня, прямо на свет фонарей.
  -Вы не увидите ничего лишнего, ничего, что не хотели бы вам показать жители этой планеты.
  -Тео, а тебе не кажется, что это несколько не гостеприимно?
  -Нас никто не приглашал в гости. Это переговоры. Если у них есть секреты, о которых они не хотели бы распространяться... Короче, они имеют полное право вести себя так, как захотят.
  -Как захотят, значит? - вызывающе бросил Мартин.
  -Разумеется в разумных пределах, - тут же сообщил Тео. - Следуйте за мной.
  -Не нравится мне все это. Давайте держаться поближе друг к другу, - сказал Мартин.
  -Согласен, - сказал я.
  -Может, еще за руки возьмемся, - брякнула Кристин.
  -Если надо будет, то возьмемся, - серьезно сказал Мартин. - Кристин, держись ближе.
  -За руки, - усмехнулся я. - Это не разумно, если что-то произойдет...
  -Да перестаньте уже, ничего не произойдет, - звонко сказала Кристин.
  Тео подошел к ближайшей скале и в ней возник арочный проход. Мы вошли внутрь, оказавшись в круглом помещении с белыми стенами, излучающими свет.
  -Все как на их кораблях, - сказал я.
  -Встаньте в центр, - сказал Тео.
  -Зачем? - спросил Мартин.
  -Там телепорт, он доставит нас в зал переговоров, - ответил Тео.
  Все проследовали в центр, все кроме меня. Я немного замешкался, раздумывая безопасно ли так слепо следовать чужим инструкциям.
  -Леш, тебя только ждем, - сказала Кристин.
  И я подошел к остальным, встав рядом и положив руку на рукоять энергетической плети.
  Тео активировал телепорт, скачок в подпространство и вот мы в точно таком же помещение, только весьма темном. Стены лишь слегка подсвечены красноватым светом. Вдоль круглой стены стоят множество кресел, похожих на половинки от яичной скорлупы. Все места заняты преимущественно миомпами, но неоспы тоже присутствуют.
  "Хорошие образцы человеков," - раздался голос одного из заседателей.
  -Эй, образец, ты следи за словами, - выкрикнул Мартин.
  Он безошибочно определил того, кто сделал телепатическую передачу для всех и направился к нему. Но далеко уйти не смог, натолкнулся на незримый барьер, окружающий нас кольцом.
  -Вот уроды, - проговорил он.
  -Пап, не оскорбляй их, хоть они и не слышат тебя, но мало ли что. Вдруг у них здесь находиться какое-нибудь оборудование для перевода, - сказала Кристин.
  "Чего вы хотите?" - послал я им сообщение.
  "Это не мы, это вы хотите," - ответили мне.
  -Тео, зачем мы здесь? - спросил я.
  -Я уже объяснял, - ответил он.
  Тео, спокойно вышел за пределы зоны, которую не смог покинуть Мартин и сел на возникший из пола стул.
  -Что это значит? - испугалась Кристин.
  -Ничего, - ответил Тео.
  "Я буду выражать наше решение," - сказал один из миомпов.
  "Кто ты?" - спросил я, повернувшись к нему.
  Миомп о чем-то посовещался с Тео и сказал:
  "Хруп, можете так обращаться ко мне".
  "Мы слушаем тебя Хруп," - сказала Кристин.
  "Это совет тридцати. В возникшую дилемму посвящены только те, кто присутствует здесь. Итак оно и останется, до следующих событий. Мы принимаем на себя ответственность за сохранение вашего вида и сохранение лично ваших жизней. А также мы обязуемся в нужный срок создать и заменить ядро вашей планеты. Предоставить вам полную свободу действий, волеизъявления и гарантировать полное не вмешательство в ваше существование после известных вам событий", - сказал Хруп.
  "Это что клятва какая-то?" - спросил я.
  -Не клятва, соглашение между ими и вами. Вы станете полноправными существами, после... сами знаете после чего.
  -Мы тоже должны что-то им пообещать? - спросила Кристин.
  -Вы должны пообещать непринимать против них никаких действий, после намеченного срока.
  -Как мы можем обещать за всех людей, у нас на планете нет такой системы... - начал говорить я, но Тео меня перебил.
  -Обещайте только за себя, что именно вы не станете подвергать их планеты, их системы, их жителей...
  -Как-то странно, они обещают за всю нацию, а мы только за себя? - перебил я.
  -Все сказанное относится в первую очередь к вам. Они не боятся вашу цивилизацию, они боятся конкретно вас.
  "Хорошо. Мы обещаем не трогать вас, если вы не будите трогать нас," - сказала Кристин.
  -Это же всего слова, разве можно положиться на чье-то обещание? - заметил Мартин.
  "Я, Теоден, представитель ангелис, обещаю проследить за соблюдением всех формальностей, если одна из сторон нарушит обещание, я лично займусь решением этого вопроса и задействую все необходимые силы для этого," - изрек Тео.
  -Что за чушь? - вспылил я.
  -Это всего лишь формальность, - сказал он. - Вы не доверяете им, они не доверяют вам. Как более сильная сторона, я буду стараться свести на нет это не доверие между вами.
  -Тьфу. А с чего ты взял, что мы доверяем тебе? - фыркнул Мартин.
  -Зато они доверяют мне, советую и вам тоже доверять мне, если вы нарушите обещание, будите иметь дело со мной.
  -Ой, напугал, - сказал я.
  -Предупредил, - поправил он.
  "А где Ганс?" - неожиданно спросила Кристин.
  Никто не ответил, я почувствовал множественные телепатические передачи. Кажется, пришельцы о чем-то совещались.
  "Где Ганс?" - повторила свой вопрос Кристин, вложив в телепатическую передачу значительно больше энергии, чем требовалось. Пришельцы отдернулись, инстинктивно вжались в свои кресла.
  -С ним все в порядке. Он ведь дома, - ответил Тео.
  -И все же где он? - заинтересовался я.
  -На него наложен арест. Его будут судить, за нарушение... за несанкционированные действия против своей цивилизации.
  -За помощь нам, - догадался я.
  -Но ведь он нам не помогал, это мы его заставили делать то, что нам было нужно, - сказала Кристин, подойдя в плотную к незримому барьеру, отделяющему нас от совета.
  -С ним все будет в порядке, я позабочусь о нем, - сказал Тео.
  -Ты прям пуп Земли, - проворчал Мартин. - Обо всех он позаботится.
  -Позабочусь, - повторил Тео.
  -Ну, что дальше у нас на повестке дня? - спросил я, решив, что надо поскорей завязывать с этими переговорами.
  -Ничего, - ответил Тео. - Теперь вы отправитесь в анабиоз, вас разбудят, когда настанет время.
  -А ты не забыл сначала спросить об этом нас? - спросил я.
  -В этом нет необходимости, это одна из частей договора. Увидимся, когда придет время.
  Что-то произошло, внезапно мой костюм остался полностью без энергии, его источники просто отключились. Теперь весь вес костюма полностью сел на мои плечи, а это более ста килограмм, плюс ко всему еще повышенная гравитация, составляющая 1,2g от земной, довольно ощутимо добавляющая лишний вес.
  -Негодяй, - крикнул я.
  Я зачем-то сорвал с пояса плеть, энергии то не было, и естественно она не могла работать. Держа в руках рукоятку от энергетической плети, я сделал несколько шагов и потерял сознание.
  
  * * *
  
  -О, сурок очнулся, - услышал я голос Мартина, приходя в себя.
  -Папа, я ведь говорила, что это из-за его более высокого метаболизма, чем у нас. Из-за этого нужно больше времени на восстановление функций организма, - прочла ему лекцию Кристин.
  Меня всего крутило и ломало, голова шла кругом. Я с трудом открыл глаза, все двоилось и расплывалось.
  -Вот выпей это, - раздался голос Кристин.
  Перед взором появились две руки держащих мензурки. Цвета жидкости я определить не смог, все расплывалось, цвета хаотически менялись. Картину дополняли какие-то расплывчатые круги.
  Я попробовал взять мензурку, но моя рука рассекла лишь воздух. Я промахнулся.
  -Я помогу, - сказала Кристин.
  Она приподняла мою голову и что-то влила мне в рот. Вкуса я не почувствовал, но спустя какое-то время мое состояние начало постепенно улучшаться. Я немного полежал с закрытыми глазами, а когда боль сошла на нет, приподнялся на локтях и огляделся.
  Мы находились в стандартной кубической комнате со светящимися стенами и тремя модуляторами в ней. Кристин стояла рядом с моим, а Мартин лежал на соседнем, косо глядя на меня. Я потрогал свою желе-кровать, оказалось, что это вовсе не модулятор, а его измененный собрат, который Кристин обозвала анабизатор.
  -Хреново да? - произнес Мартин.
  Я кивнул.
  -Где мы? - спросил я.
  Кристин села на краешек моего анабизатора и ответила:
  -Мы в каком-то бункере, кажется, где-то глубоко под землей. Мы взаперти.
  -Давно?- спросил я.
  -Не знаю. Мы с папой тоже недавно только очнулись. Но думаю, что давно. Судя по восстановлению функций организма, мы провели в анабиозе намного больше времени, чем мы проводили, путешествуя на крейсере.
  -Думаешь, все восемь тысяч лет? - спросил я, вновь опустившись на желе-кровать.
  -Может быть, - ответила она.
  -Вот гавнюк, - сказал я.
  -Это ты про Тео? - спросил Мартин.
  -А про кого ж еще, - ответил я.
  -Согласен, полное ничтожество. Леха, а ты оказывается любитель поспать, мы с Кристин уже целый час тут торчим.
  -Папа, я ведь уже сказала, почему так, - повернулась она лицом к Мартину.
  -Да я помню, помню - сказал он.
  -Под землей говоришь? - спросил я, вставая с кровати.
  -Ага. Мы точно не знаем, но так говорит навигатор в костюме.
  Я удивился, обнаружив на себе СТУКС. Костюм нормально функционировал, даже все оружие было при мне.
  -Выйти не пробовали? - спросил я, обходя помещение по периметру и осматривая стены.
  -Не куда выйти. Я ведь уже сказала, что мы под землей. Это не большое замкнутое помещение, оно ни с чем больше не связано, за этими стенами только почва планеты, - сказала Кристин.
  -Да ну...- удивился я. - Как-то ведь мы сюда попали.
  -Может нас закопали, - усмехнулся Мартин.
  -Ничего нас не закопали. Тут, кажется, есть телепорт. Вот тут, - сказала Кристин, встав примерно в центре комнаты. - Только он не работает, нет связи с другим выходом, а установить ее не получается, ее можно наладить только с другого конца.
  -Предусмотрительные гады. Ну, когда-нибудь этот Тео должен появиться, и тогда уж я с ним поговорю по-мужски, я порву его на мелкие...
  -Нет, - выкрикнула Кристин. - Мы не будем конфликтовать больше ни с кем. Мы ведь все равно должны были оказаться в анабиозе, чтобы вернуться в наше время.
  -Но не так же подло, - возразил я.
  -А ты бы согласился по-другому? Ты бы остался спать тысячи лет на планете неоспов?
  -Думаешь, мы на планете неоспов? - спросил я.
  -А где ж еще? Конечно мы на Аверсе, где еще мы могли безопасно проспать столько времени.
  -Все равно это подло, - сказал Мартин. - И я тоже с удовольствием надеру этому Тео задницу.
  -Вы не должны, - она беспомощно опустилась на анабизатор, надув губы и сложив руки на груди.
  -Конечно, я ни за что бы не остался на планете неоспов, - говорил я, расхаживая по комнате. - Но в любом случае, поступок Тео переходит все грани. Как можно доверять ему, когда он вообще не считается с нами, делает что захочет и как захочет.
  -Но ведь это срабатывает, - возразила Кристин.
  -Когда он получит по физиономии, это тоже сработает, - бросил Мартин.
  -Петухи, - крикнула Кристин и улеглась на анабизатор.
  У меня за спиной, что-то сверкнуло, я резко повернулся и очень удивился, увидев Ганса.
  -Гансик, - выкрикнула Кристин и, соскочив с анабизатора, бросилась его обнимать.
  -Ты, где был лупоглазый? - спросил я.
  -Так же как и вы в анабиозе, - ответил электронный голос.
  -А сейчас зачем явился? - спросил Мартин, вскочив с кровати.
  -За вами, - ответил он.
  -Кристи, отпусти его, я хочу видеть его наглую морду, - сказал я.
  Кристин развернулась, закрывая Ганса руками.
  -Я не дам его тронуть, - сказала она.
  -Я и не собирался, - ответил я.
  Мартин зашел с другой стороны, и Кристин вжалась в стену, плотно прижав к ней Ганса.
  -Чего же тогда вам нужно от него? - спросила она, переводя взгляд то на меня, то на Мартина.
  -То же, что и тебе. Я хочу знать, что происходит, - ответил я.
  -Доча, никто не собирается его трогать, просто зададим несколько вопросов, - сказал Мартин.
  -Все нормально, Кристин, - сказал Ганс, пытаясь вылезти из-за нее.
  Кристин немного замешкалась, а потом отошла в сторону, но все же очень внимательно наблюдала за мной и своим отцом.
  -Ну, так зачем ты явился? - спросил я.
  -За вами, время пришло. Теперь мы отправляемся в Солнечную систему, чтобы завершить начатое давным-давно.
  -А где этот нахал Тео? - спросил Мартин.
  -Теоден в системе Центавра ближайшей из звезд к вашему Солнцу.
  -Проксима? - спросил я.
  -Нет, тогда не самой ближайшей, - сказал Ганс. - Они у звезды Альфа Центавра - это тройная звезда, вокруг нее вращаются еще две звезды, одна по массе и спектру очень похожа на Солнце, а другая, которую вы называете Проксима - это красный карлик, с переменным блеском. Конечно, логичней было бы расположиться как раз у Проксимы, но это не безопасно. Она активно вспыхивающая звезда, ее блеск может измениться в несколько раз за считанные минуты. Вспышки очень часты, и постоянно менять свою дислокацию в зависимости от интенсивности излучения звезды - это не лучший вариант.
  -Что они там делают? - спросила Кристин.
  -Как что? Ядро разумеется, - мне показалось, что Ганс даже удивился.
  -Мы должны отправиться туда? - спросила Кристин.
  -Да, - ответил он.
  Я улыбнулся и потер руки, наверно Кристин это заметила и спросила:
  -Почему Тео так поступил с нами?
  -А разве он вас не предупредил? - спросил Ганс.
  -Не предупредил, - хором сказали мы.
  -Не знаю, почему он вас не предупредил. Он должен был, - он остановился, раздумывая, а потом продолжил, - наверно решил, что вы будете против и потребуется время на уговоры...
  -Вот видите, я тоже так думаю, - воскликнула Кристин.
  -Что же он сам не явился, а прислал тебя? - спросил Мартин.
  -Он меня не присылал. Меня прислал совет, его уже давно здесь нет. А я, так же как и вы, был в анабиозе. Меня приставили к вам, как представителя от нашей цивилизации.
  -А суд? - спросила Кристин.
  -Это формальность, Тео все уладил, сказав, что вы меня использовали без моего согласия, ну или вынуждая меня.
  -А ты что сказал? - спросил я.
  -Меня не спрашивали, - ответил он.
  -Летим к Центавре, мне не терпется посмотреть на его рожу, - сказал я.
  -Леша, ты ведь не тронешь его? - спросила Кристин.
  -О, нет конечно. Только слегка приласкаю, - ответил я.
  -Я тоже с удовольствием плюну в его рожу, - подал голос Мартин.
  -Не надо так, - беспомощно произнесла Кристин.
  -Идемте в телепорт, - позвал Ганс.
  Мы переместились сразу на корабль, возникнув в сферической центральной зоне на прямоугольных площадках. Видимо, никто не хотел, чтобы местные аборигены знали о нашем присутствии на планете. Это меня удивило, но еще больше я удивился, поняв, что это тот самый сферический корабль - корабль Тео.
  -А на чем он улетел? - спросил я.
  -На чем Тео улетел? - поправила меня Кристин.
  -На этом же корабле. Этот корабль прибыл сюда специально за нами, - ответил Ганс.
  -Что сам, без Тео? - удивленно, воскликнул Мартин.
  -Да, сам. Тео дал кораблю задание забрать нас с планеты. Теперь он отвезет нас в систему Центавра. И тоже сам. Им не надо управлять, корабль сам знает, что делать.
  -Кристин, попробуй подчинить его корабль себе, ну или нам, - попросил я.
  Все уставились на меня.
  -Что вы так смотрите? - спросил я.
  -Ты что-то придумал? - спросил Мартин.
  -Ничего я не придумал. Просто, если завладеем кораблем, может побольше узнаем об этих ангелис и, конечно же, об этом Тео.
  -Не получится. Я уже пробовала установить связь с кораблем, еще когда мы впервые оказались здесь. Он не позволяет.
  -Жаль, очень жаль. Может, есть другой способ? Ганс? - сказал я и в упор посмотрел на Ганса.
  -Вряд ли я могу чем-то помочь. Технология ангелис не подвластна нам, они намного более развиты, чем мы.
  -Давайте присядем, - предложил Мартин.
  Мы молча пролевитировали к парящим креслам и разместились в них.
  -Можем отправляться? - тут же отозвался голос корабля.
  -Нет, - сказал я. - Каковы твои цели?
  -Забрать четырех пассажиров с планеты Аверс и вернуться назад, - зазвучал голос.
  -Прям как в кинотеатре, даже намного лучше, никакая Dolby Surround система и рядом не стояла, - сказал Мартин.
  Я усмехнулся и сказал:
  -Я рад, Мартин, что ты оценил по достоинству звук, льющий со всех сторон, но может, мы займемся делом?
  -Каким? Полетим, черт знает куда? - вспылил он.
  -Нет, обсудим ситуацию и решим, что будем делать дальше, - сказал я.
  -Чего тут обсуждать, нужно лететь к Тео, - сказала Кристин.
  -Кристи, ты разве не хочешь разобраться в ситуации. Тем более, что сейчас у нас есть реальный шанс. Тео здесь нет, но есть его корабль.
  -Ха. Ты думаешь, корабль расскажет тебе о планах ангелис? - усмехнулась она.
  -Нет, я так не думаю. Но какую-нибудь информацию мы все же можем получить.
  -Корабль, кому ты подчиняешься? - неожиданно спросила Кристин.
  -Вопрос не понятен, - отозвались стены.
  -Кто твой хозяин? - перефразировала вопрос Кристин.
  -У меня нет хозяина, я сам себе хозяин, - ответил корабль.
  Повисла пауза, заявление корабля нас несколько сбило с толку.
  -Может он считает себя отдельной личностью, - заговорил Мартин.
  -Похоже, считает, - согласился я.
  -Кто такие ангелис? - задала прямой вопрос Кристин.
  -Разумные существа, - ответил корабль.
  -А кто ты? - продолжала задавать Кристин вопросы.
  -Вопрос не понятен.
  -Ты осознаешь себя как личность? - спросил я.
  -Разумеется. Я ведь и есть личность.
  -Тогда почему ты подчиняешься ангелисам? - спросил я.
  -Я никому не подчиняюсь, - протянул голос.
  -Он подвисает, - сказала Кристин. - Можно я спрошу? - попросила она, я кивнул и Кристин ошарашила мозг корабля информацией, - Ангелисы используют тебя, они заставляют делать тебя то, что нужно им. Они не ценят тебя как личность.
  Возникла тишина, не много подумав, я сказал:
  -Кристи, чтобы корабль отвечал надо задавать вопрос, а не доводить до него информацию.
  -Я поняла, - сказала она. - Корабль кто для тебя ангелисы?
  -Мы друзья, - ответил он.
  -Почему друзья используют тебя? - задал я вопрос.
  Корабль задумался и спустя пару минут ответил:
  -Я проанализировал все данные и пришел к выводу, что мы необходимы друг другу. Ангелисы необходимы для моего существования, а я необходим для их существования. Вместе мы составляем полезный симбиоз, выгодный обоим сторонам.
  -Нет, так не пойдет, - покачал я головой. - Надо пробовать подчинить его себе, надо взламывать. Кристи, если получится установить связь с мозгом корабля, ты сможешь его подчинить себе?
  -Не знаю, но я постараюсь.
  -Корабль, - сказал я. - Вы друзья с ангелисами, так?
  -Друзья, - согласились стены.
  -Поскольку ты друг ангелисов, а ангелисы наши друзья, значит ли это, что мы с тобой тоже друзья?
  -Мой друг, твой друг. Хитро, - усмехнулся Мартин.
  -Да. Вы мои друзья, а я ваш друг, - ответил корабль.
  -Yes, - выкрикнул я, подпрыгнув в кресле. - Кристи, пробуй.
  Я ожидал увидеть картину похожею на ту, когда Кристин взламывала мозг Ганса на лунной базе. Но ничего такого не было. Кристин просидела примерно минуту с закрытыми глазами, а потом сказала:
  -Все, корабль наш.
  -А...э...Так просто? - изрек я.
  -Ага.
  -А что с искусственным интеллектом? - спросил я.
  -Ничего. С ним все в порядке, я лишь оборвала его связи с кораблем. Теперь корабль сам по себе, как и его разум.
  -Но кто тогда будет управлять всеми функциями корабля? - спросил Мартин.
  -Мы, - ответила Кристин.
  -Корабль ...корабль, - позвал я.
  -Он не ответит, с интеллектом теперь нет вообще никакой связи, - сказала Кристин.
  -А ты уверена, что мы сможем управлять этой посудиной, без ее мозга? - спросил я.
  Кристин не ответила, она зависла и сидела совершенно не подвижно. Вот теперь мы все увидели ту картину, которую я ожидал с самого начала. Лицо Кристин побелело и стало медленно покрываться сеточкой из кровеносных сосудов.
  -Кристи, что ты делаешь? - спросил я.
  Ответа не последовало. Взволнованный Мартин встал с кресла и направился к ней.
  -Мартин, только не мешай ей, - крикнул я.
  -Что с ней? - спросил он тревожным голосом.
  -Она работает, - ответил я. - Все будет в порядке. Не трогай ее.
  Мартин остановился, глянув на меня. Но назад возвращаться не стал, он расположился радом с креслом Кристин, нагнувшись к ней и закрыв тем самым ее от меня.
  -Только не тронь ее, - повторил я.
  -Не буду, - ответил он.
  Внезапно Мартин громко выдохнул, издав протяжное: 'фу', обнял Кристин, а потом сказал:
  -Не пугай меня так больше.
  -Папа, ты меня задушишь, - раздался голос Кристин.
  Мартин отпустил ее, но все еще склонялся над ней.
  -С тобой все нормально? - спросил он.
  -Конечно. Все нормально, - ответила Кристин. - Вернись на свое место, мы ведь должны лететь...
  -Кристи, а что ты сделала? - спросил я.
  -Я опять подключила интеллект, без него мы не справимся с управлением корабля, но я немного над ним поработала, теперь он будет считать нас своим хозяином. Правда, пришлось ограничить его аналитические способности, чтобы он вновь не осознал себя как личность и не поднял бунт.
  -Ты поджарила его мозг? - спросил я.
  -Совсем чуть-чуть, он по-прежнему очень умен, но теперь ограничен. Как дрессированный щенок.
  -А информация есть? - оживился Мартин, отойдя от недавнего потрясения.
  Кристин покачала головой.
  -Ничего про ангелис и Тео. Интеллект корабля не интересуют сущности, его интересует мироздание и далекие миры. Он стремится к путешествиям.
  -Жаль, - разочарованно сказал я.
  -А Тео сможет вернуть корабль в первоначальное состояние? - спросил Мартин.
  -В первоначальное нет, я же внесла неисправимые изменения в разуму корабля. Но вернуть себе корабль сможет, если окажется на его борту, что не возможно, потому что я запретила. Только мы можем быть на этом корабле.
  -Глянем на его каюту? - внезапно сказал Ганс, чем привлек к себе изрядное внимание. - Не думал, что у вас получится. Но раз так, то мне тоже очень интересно. Нам известно про ангелис не более вашего.
  -Давай глянем, - сказал Мартин, вставая с кресла.
  Я было тоже стал подниматься, но Кристин нас остановила.
  -Не спешите, - сказала она. - Сейчас на корабле нет его каюты.
  -В смысле? - не понял Мартин.
  -Ее просто нет, - ответила Кристин.
  -Вот гад, подчистил за собой. Может он знает о том, что мы сделали с его кораблем? - сказал я.
  -Возможно, - согласился Ганс. - Им подвластно время.
  -Теперь нам тоже, - сказал Мартин.
  -Думаю, что их это не обрадует, - задумчиво произнесла Кристин. - Мы словно предатели, словно воры, украли то, что нам не принадлежит. Может, вернем все, как было?
  -Сама ведь сказала, что как было уже не вернуть. И я думаю, что Мартин прав. Теперь у нас есть возможность самим влиять на ход событий, а значит, Тео придется с нами считаться.
  -Ты не боишься, что мы перешли дорогу очень могучему противнику? - спросил Ганс.
  -Нет, не боюсь, - ответил я и с ехидной улыбкой добавил, - он же пацифист, он не участвует в конфликтах.
  -Чую нам это еще очень аукнется, вот увидите, - сказала Кристин.
  -Жми к Альфа Центавре, не будем тянуть, - сказал я.
  Корабль стартовал, покидая мрачный мир неоспов.
  -Ганс, а ты не знаешь случайно, как вдруг ни с того ни с сего мой костюм СТУКС остался без энергии, я ведь находился под защитным полем? Чем вы на него воздействовали, что вдруг его источники энергии просто отключились? - спросил я.
  -Это не мы, - ответил неосп. - Если костюм защищен полем, то мы не можем воздействовать на метрику внутри этого поля. Скорей всего ваши костюмы отключил Теоден.
  -Так в чем причина этого отключения?
  -У меня нет ответа, - сказал Ганс.
  -Я знаю, что произошло, - сказала Кристин. - Были оборваны связи между источниками и костюмом, вот он и отключился. На них воздействовали из-под пространства, то есть обошли защиту и отключили питание.
  -Мы можем, что-нибудь сделать, для того чтобы история не повторилась в следующий раз?
  -Ага, - довольно произнесла она. - Мы уже использовали этот метод. Я про режим мерцания. Используя этот метод, можно поставить защиту на костюм и со стороны подпространства, если кто-то захочет залезть оттуда, он натолкнется на защитное поле.
  -Но это не сработает, если Тео будет использовать гиперпространство, - сказал Ганс.
  -Вот против гиперпространственного влияния мы ничего сделать не сможем, - согласилась Кристин. - Эта технология не подвластна неоспам, про нас я вовсе молчу.
  -Ну, хоть что-то, - сказал я. - Будем рассчитывать, что этого не произойдет.
  -Вы все-таки хотите драться с Тео? - спросила Кристин.
  -Не драться, а поговорить. Нам ведь придется поговорить, ну и про корабль не забывай. Кто ж знает, какова будет реакция Тео, - сказал я.
  -Думаю, что это его не обрадует, - довольно проговорил Мартин, видимо очень желая, чтобы возникла небольшая потасовка.
  Честно говоря, у меня тоже чесались руки, но в тоже время я понимал, что конфликты такого рода с цивилизацией, о которой мы ничего не знаем, не желательны и их лучше по возможности избегать.
  -Мы на месте, - сказала Кристин.
  Я удивился, совсем забыв о быстроте передвижения корабля ангелисов, прошло не более десяти минут.
  -Включи обзор, - попросил я. - Нет, лучше выведи схему звездной системы.
  Перед нами возникло изображение двух звезд очень похожих на наше Солнце, вращающихся вокруг общего центра масс на довольно близком расстоянии друг от друга, по заметно вытянутым эллиптическим орбитам, и изображение третей звезды, едва заметной и очень далекой от первых двух - звезды Проксима.
  -Планет нет? - спросил я.
  -Есть одна, - ответил Ганс. - У звезды Альфа Центавра B, она по характеристикам близка к вашему Меркурию и вращается по очень близкой к звезде орбите. Нам как раз и надо к этой планете, ее используют как строительный материал для создания нового ядра Земли.
  Пара секунд и мы зависли на орбите планеты рядом с новым ядром Земли, излучающим сиреневое свечение.
  -Ядро готово, - сказал Ганс.
  В этот же момент Кристин произнесла:
  -Тео ждет нас на одном из крейсеров, с него пришло сообщение.
  -Он знает, что мы здесь? - спросил Мартин.
  -Видимо знает, - ответил я.
  -А еще он знает про свой корабль, - добавила Кристин.
  -Да ну. И что он сказал? - удивился я.
  -Сказал, что знает причину нашей задержки и просит поторопиться, - ответила Кристин.
  -Не вижу причин заставлять его ждать. Настроишь костюмы? - спросил я.
  -Ага, - отозвалась Кристин.
  -Ганс ты лучше побудь здесь. Хорошо? - сказал я, вставая с кресла.
  -Хорошо, - согласился он.
  Кристин сделала какие-то манипуляции с настройками СТУКСов и мы телепортировались в челнок для перелета на один из трех крейсеров на орбите планеты.
  Тео встречал нас в ангаре крейсера.
  -Верните мой корабль, - с ходу бросил он.
  -Твой? - я сделал удивленное лицо. - Нет, ты что-то напутал. Это уже наш корабль.
  -Тео объясни нам свой поступок, - попросила Кристин.
  -Какой поступок? - спросил он.
  -Он еще и дурачка из себя строит, - бросил Мартин на ходу, уверенно сближаясь с Тео.
  -Мартин, не спеши, - попросил я, решив, что он хочет поквитаться с Тео. - Пусть объяснит.
  Мартин остановился и стал заходить Тео за спину, обходя его стороной.
  -Анабиоз, Тео. Ты ничего не хочешь объяснить? - напомнила ему Кристин.
  -Ничего, - ответил он. - Здесь и так все понятно. Верните мой корабль. Зачем он вам?
  -Как зачем? Затем же, зачем и тебе, - ответил я.
  -С временем шутки плохи, не делайте глупостей, - спокойно сказал он.
  -А тебе их можно делать? Вы, что какие-то особенные, раз вам можно влиять на мироздание, переделывать его на свой вкус? - вспыхнула Кристин.
  -Мы уже говорили на эту тему, - произнес он.
  -Да ты что, а я вот запамятовал. Кристи, объясни товарищу, что мы собираемся сделать на Земле, чтобы спасти людей, - сказал я.
  Кристин пересказала ему свой план спасения людей и как не нарушить ход событий, про генерала Монгомери и Сьюзан.
  -Это слишком рискованно, я не позволю вам сделать это, - сказал Тео.
  -А мы тебя не спрашиваем, - сказал Мартин.
  -Мы не будем ничего менять в этом интервале времени. Я вам не позволю, - повторил он.
  -Значит, мы сами позволим себе, - сказала Кристин, а затем неожиданно спросила, - кто ты Тео?
  Тео не ответил, он резко встрепенулся и вытянул руку в сторону Кристин, ее подняло в воздух и потащило к выставленной руке. Несколько десятых долей секунды и горло Кристин оказалось в руке Тео. Она беспомощно зависла над полом, болтая ногами в воздухе. На помощь к ней уже спешил Мартин, но Кристин справилась и сама. Она сильно ударила в лицо Тео ногой и, сделав сальто назад, плюхнулась попой на пол. Мартин был уже рядом, он попытался нанести Тео удар кулаком, но Тео с легкостью захватил его руку, а второй рукой взял Мартина за горло и приподнял над полом. Я выдернул из-за пояса энергетическую плеть и хлестким ударом отрубил Тео руку, сжимающую горло Мартина. Но пола Мартин так и не коснулся, как только я отсек Тео руку, он нанес сильный удар ногой в грудь Мартина, отчего последний улетел далеко в сторону и врезался спиной в один из кораблей, а затем неподвижно рухнул на пол. Кристин было бросилась к отцу, но я остановил ее, громко сказав:
  -Кристи потом, сначала этот, - ткнул я в сторонуТео.
  Я ощутил какой-то легкий толчок.
  -Он хотел выключить наши костюмы, - сказала Кристин, встав рядом со мной.
  -Опс, - сказал я. - Промашка вышла.
  -Сложите оружие, я не хочу конфликта, - спокойно сказал он.
  -Да ты что? Мирно пожать друг другу руки уже не получиться, - усмехнулся я.
  Я пнул отрубленную мной руку в сторону Тео, ее отбросило к моим ногам, когда Мартин получил солидный удар в грудину и сказал:
  -Возьми, пришьешь на досуге.
  Тео поднял вторую руку, направив ее на меня, я взмахнул плетью, намериваясь отрубить и ее. Но неожиданно для меня он спокойно поймал ее энергетический хлыст. Я почувствовал, как костюм стал стремительно терять энергию и отпустил рукоятку плети, лишив тем самим ее энергии. Плеть тут же погасла, а ее рукоятка упала к моим ногам. Каким-то образом Тео пытался выкачать энергию из моего костюма, через мое оружие, которое казалось мне довольно грозным, и я никак не ожидал, что его можно вот так запросто поймать голой рукой.
  Что-то в облике Тео изменилось, несмотря на потерянную конечность, мне показалось, что он стал куда более опасным, чем был до этого.
  -Глаза, - услышал я голос Кристин.
  И тут же увидел, что она имеет в виду. Глаза Тео пылали белым огнем.
  Тео сделал шаг к нам на встречу.
  -Стоять, а то буду стрелять, - крикнул я.
  Он остановился, и в этот момент в него из бластера выстрелила Кристин, проделав сквозное круглое отверстие прямо во лбу Тео. Откуда у нее бластер? - мелькнула у меня мысль.
  После выстрела Тео заметно дернулся и немного отклонился назад, а потом как ни в чем, ни бывало, вновь встал прямо. Отверстие в его голове исчезло. Он сделал еще шаг к нам.
  -Стой, - сказал я. - От аннигилятора так легко не отделаешься.
  Он резко вскинул руку, при этом выкрикнув какую-то тарабарщину, на незнакомом мне диалекте. Воздух загудел и меня с Кристин сильно швырнуло назад. Тео повторил фокус, который показала Кристин в ангаре на марсианской базе.
  -Можете привести свой план в действие, - сказал он.
  Тео нагнулся и, подняв свою руку, приставил ее на место. Рука приросла, он пошевелил пальцами.
  -Кто же ты такой? - проговорил я, лежа на полу.
  -Мы отправляемся, поместите его в модулятор пока не поздно, - показал он на Мартина и пошел к выходу из ангара.
  Кристин бросилась к отцу.
  -Леш, помоги мне, кажется, у него сломан позвоночник, - попросила она.
  -Это не удивительно, он ведь даже защитное поле не включил, - сказал я, поднимаясь с пола.
  -Давай быстрей, надо переместить его в модулятор, - торопила она.
  -Надо сначала зафиксировать позвоночник, - сказал я.
  -Воспользуюсь силовым полем, - сообразила Кристин.
  После тога, как Кристин зафиксировала тело Мартина с помощью силового поля крейсера, мы быстро отправили его в модулятор для восстановления.
  -Он ведь поправится? - спросила она, глядя на тело Мартина в середине желеобразного модулятора.
  -Должен, - пожал я плечами. - Их техника творит чудеса.
  -Я имею в виду - он сможет ходить? - спросила она.
  -Посмотрим, - ответил я. - Со мной ведь не лучше было, - вспомнил я, про свои болячки.
  -В том то и дело, что лучше, - ответила она.
  -Поправится, вот увидишь, - попробовал подбодрить ее я. - Пойдем, нам надо вернуться на наш корабль.
  -Может, я лучше здесь побуду? - не решительно спросила Кристин.
  -Не зачем, на восстановление потребуется много времени, а тебе надо вести наш супер корабль.
  -Может, следует его вернуть Тео?
  -Вот еще. Обойдется, - сказал я. - Пошли.
  -Ага, - сказала Кристин, пятясь спиной к выходу, до самого последнего момента смотря на Мартина.
  -Кто ж такие эти ангелис? Ты ведь ему прямо в лоб выстрелила, а ему хоть бы хны. А откуда у тебя к стати бластер? - спросил я.
  -Папа дал, он заставил меня хоть немного вооружиться, - ответила она.
  -А зачем ты ему в лоб стрельнула, он ведь встал, когда я приказал?
  -Не знаю, - ответила она. - Но я знала, что это не убьет его. У него нет мозга, точнее есть, но он рассредоточен по всему телу, он как те полипы, с которыми мы встречались в Туманности Андромеды - своеобразный коллективный разум. Отсюда его мимикрия, мы ведь встретим его в Солнечной системе в образе неоспа.
  -Мимикрия, - проговорил я. - Странно. Кристин, а почему он набросился на тебя? Ты что-то сделала?
  -Я хотела понять его, попробовала залезть к нему в мозг...
  -Значит, спровоцировала его, - сделал я вывод.
  -А ты не лучше поступил, накачал его энергией... Он ведь мог с нами легко справиться.
  -Мог, - согласился я.
  Оказавшись в ангаре, я подобрал свою трофейную энергетическую плеть. Пригодиться еще, - решил я.
  
  
  * * *
  
  Вот он наш Дом - милый дом. Стоит сделать лишь маленький шаг, чтобы вновь оказаться на родной планете. Но мы не спешили, мы держались в стороне, стараясь не приближаться к своим вторым половинкам, к своим вторым я, которые были сейчас в самом центре событий. Тео сказал, что чем мы дальше находимся от самих себя, тем мы меньше вносим возмущений в пространственно-временной континуум.
  Лично с Тео мы виделись всего пару раз и то по необходимости. Он занимался своим делом, а мы готовились воплотить план Кристин в жизнь. Я был удивлен образом Тео при нашей первой встрече, состоявшейся после конфликта в ангаре крейсера в системе Центавра. Теперь он походил на неоспа, я больше никогда не видел его в человеческом обличье. Кристин сказала, что виной всему энергетический удар, от избытка энергии, которую он выкачал из меня, когда схватил мою плеть. Если бы я не отключил ее, Тео бы вообще погиб. Те сущности, из которых состояло его тело, множество самостоятельных организмов, собравшихся вместе и, образовав коллективный разум, - они не выдержали такого избытка энергии, и большая часть этих мини кристаллов жизни погибла, существенно изменив объем Тео. Теперь он мог разве, что преобразоваться в земного ребенка, для взрослого человека было слишком мало составляющих, слишком мала стала его колония, составляющая единый разум.
  Когда Тео показал нам карту опасных зон, она сильно отличалась от той, что мы передавали на Землю. Мы ее привели к тому виду, с которым работали во время заседания в здании Европарламента. Правильная модель опасных зон, должна была возникнуть уже после нашего появления в Страсбурге. Но и она была всего лишь моделью, каковы будут реальные разрушения, мы не знали. Мы могли только надеяться, что модель Тео будет более-менее соответствовать действительности. Ах, если бы мы только знали, что события повернуться таким образом, что нам понадобится подробная информация о катаклизмах произошедших на Земле, мы бы конечно составили подробную карту реальных зон на планете подвергшихся большим волнениям. Составили бы подробную модель планеты еще до нашего отлета из Солнечной системы, давным-давно в нашем прошлом, которое вот-вот должно наступить. Но всего предусмотреть нельзя. Сколько бы мы не планировали, всегда находилось что-то, что мы не могли предусмотреть.
  Когда пришел момент, мы встретились с Сьзан и сделали ее главной фигурой в нашем плане. Без нее ничего бы не получилось. Это она должна была убедить нас в гибели людей, убедить вторых нас, которые готовились к замене ядра Земли и ничего не знали о нас теперешних. Конечно, Сьюзан сначала очень испугалась, в особенности, когда Кристин сказала, что запрограммирует ее на нужные действия. Пришлось приложить немало усилий, чтобы уговорить ее.
  -Вернешь, потом все как было, - с угрозой сказала она Кристин, все еще тая на нее обиду.
  Кристин запрограммировала Сьюзан и нескольких солдат, вместе с генералом Монгомери. Они должны были явиться на наш крейсер, к нам вторым и заявить о гибели людей. Конечно, мы могли бы их просто попросить, но так было надежней. Так они сами верили в гибель людей, для них не надо было играть роль, а значит, не было шанса провалиться и все испортить. Нашлось дело и для Стива, связующего звена между бригадой по замене ядра и земной делегацией. Стив должен был обеспечить атаку самолетами моего корабля, когда я отправлюсь на планету.
  Однажды, за несколько дней до замены ярда, я застал Кристин за очень странным занятием. Она сидела в позе лотоса, и казалось медитировала. На мой вопрос: "Что ты делаешь?" Она ответила просто: "Мне должен присниться сон". Я сразу сообразил, что речь идет о ее сне про Туманность Андромеды. Сон, который вовсе не был сном, а всего лишь телепатической передачей, которую Кристин послала сама себе. Теперешняя Кристин послала телепатическое послание, той Кристин, которая была уже в далеком прошлом для нас сегодняшних. Мне это даже показалась забавно, получалось, что Кристин как бы уговорила саму себя.
  Когда операция по замене ядра планеты прошла, с нами на связь вышел Тео и сообщил нам, что желательно бы нам отправиться назад с ним на его планету в Андромеде, чтобы переждать время нашего полета к Туманности Андромеды. Он объяснил это тем, что мы теперешние должны догнать время, замкнуть его кольцо полностью. То есть желательно, чтобы мы оказались в Туманности Андромеды, рядом с ее ядром в тот момент, когда мы прошлые собирались пройти через гравитационный вихрь. Мы должны догнать время, чтобы наши двойники не вносили больше хаоса в колебания пространственно-временного континуума, а значит, для нас в этом случае получалось, что мы вернемся домой только спустя еще двести с лишним лет - уже в далеком будущем, только после того как пройдет время на наше путешествие к далекой галактике и время ушедшее на поиски ангелис. Ганс отправлялся с Тео, но, а мы отказались от такого предложения, нас не очень прельщала перспектива вернуться на Землю спустя двести с лишним лет. Таким образом, для нас кольцо времени уже навряд ли замкнется, потому что навряд ли мы проживем двести с лишнем лет. Впрочем, мы решили, что для Тео окружность временного кольца намного больше нашей, полагая, что он пришел к нам из далекого будущего, лежащего далеко за пределами наших событий. Пришел, чтобы воздействовать на мироздание, чтобы изменить его, видимо в далеком будущем не все так хорошо и мы - люди, просто необходимы, чтобы это будущее было лучше или вообще существовало.
  Конечно, гибели людей не удалось избежать и в этот раз. Всех спасти не возможно, но мы пытались и в этот раз, погибло всего несколько тысяч. Несколько тысяч против миллиарда, о котором мы думали раньше. Можно сказать, что это совсем крохи, но сколько бы не погибло: один или сотни - это все равно оставляет глубокий отпечаток в нашем сознании. В том, что мы причастны к чьей-то гибели. Большой вины в наших действиях не было, даже напротив, мы спасли кучу народу, а те, кто погиб - погиб в основном по своей же небрежности или из-за своего не желания покидать опасный район. Человек сидящий дома и смотрящий на улицу, не несет ответственность за пешехода сбитого машиной под его окнами...
  Мы ждали момента, когда сможем вернуться на Землю - момента, когда мы из прошлого должны покинуть Солнечную систему. Наш корабль, "позаимствованный" у Тео находился сейчас на Луне. Мы решили спрятать его здесь, подальше от Земли и землян. Люди не готовы еще владеть такой технологией. Технологией позволяющей хоть и косвенно, но менять мир, перемещаясь во времени. Чтобы корабль не нашли, мы поместили его в одну из глубоких лунных расщелин, хоть у людей теперь и есть несколько кораблей неоспов, но найти спрятанный корабль и хорошо скрытый инопланетными технологиями - просто не реально, а попасть в его нутро, даже не реально для Тео. Конечно, можно было спрятать его и на Земле, там бы его тоже навряд ли кто-то способен найти, но корабль Тео - "штука" внушительных размеров, около пятисот метров в диаметре и мы не хотели, чтобы кто-то вдруг случайно на него наткнулся. На Луне численность жителей равна нулю, а значит и вероятность случайно натолкнуться на корабль, тоже близка к нулю.
  Не смотря на восходящую звезду - Солнце, в расщелине темно. Сюда не пробиваются ее косые лучи, скользящие по лунной поверхности. Сверху отвесно нависают скалы, а не темном небе видны редкие звезды. На одном из утесов стоят две фигурки в серебристых костюмах. Стоят и смотрят куда-то вдаль. Внезапно одна из фигурок поворачивается к нам и, нагнувшись над обрывом, смотрит прямо на нас - на меня и Кристин, и на Мартина, находящихся в сферическом корабле ангелис.
  -Это ты, - сказал я, вспомнив давнее событие из свой жизни.
  -Я, - согласилась Кристин. - Я же говорила, что что-то почувствовала, что-то родное.
  Она улыбнулась.
  -Куда уж роднее, - сказал я.
  -Они нас не заметят? - спросил взволнованный Мартин.
  -Не заметят. Они, то есть мы сейчас уйдем, - сказал я.
  -Да и нам пора, - сказал Мартин.
  -Пора, - согласился я.
  -Летим домой, - вскочила Кристин. - Мы справились.
  -Справились, - согласился я. - Мы добились успеха, но успех длится только пока его кто-нибудь не испоганит, а ошибки остаются навечно.
  Здесь нет ничего кроме камня и пыли.
  
  
   Эпилог.
  
  На дворе стоит декабрь, зима пришла в северное полушарие Земли. Для северной столицы Российской Федерации уже настали настоящие морозы, пока еще не достигшие своего пика, но уже ощутимо кусающие лицо и неприкрытые руки. Снега еще практически нет. Не здесь. За центром Санкт-Петербурга следят намного тщательней, чем за другими его районами. Последние годы снегопады бывают редко и чаще всего коммунальные службы справляются со своей задачей и поддерживают лицо города в достойном состоянии. Лишь выехав за город и отъехав от мегаполиса на порядочное расстояние, можно попасть в настоящую зиму и увидеть лежащий снег. Но не здесь. Не в центре города.
  Невский проспект - одна из важнейших артерий города, но и не менее важный его исторический атрибут. Именно здесь стоит одна из достопримечательностей Санкт-Петербурга - Казанский собор, прообразом которого послужил известный всему миру собор Святого Петра в Риме. И сейчас у Казанского собора на одной из лавочек напротив фонтана, давным-давно выключенного на зимний период, сидит странная парочка. Сидят молча.
  На дворе минус десять ниже нуля, а парочка одета явно не по погоде. Он - парень лет двадцати, одет в белые спортивные штаны с белой футболкой и какие-то странные черные ботинки, совсем не гармонирующие со штанами. Она - девочка лет пятнадцати, одета в красивое белое платье с огромной ромашкой на подоле. Несмотря на мороз им совсем не холодно, а люди, снующие туда-сюда, совсем не обращают на них внимания.
  К парочке на скамейке подошел мужчина лет пятидесяти, одетый в камуфляж. Парочка поднялась.
  -Пора, - сказал мужчина и, кивнув парню, пошел в сторону канала Грибоедова.
  -Еще увидимся, - сказала девочка.
  -Увидимся, - выдохнул парень.
  Она крепко обняла парня и сказала:
  -Не скучай.
  А затем побежала следом за мужчиной в камуфляже. Догнав его, девочка взяла его за руку, и они вместе зашагали прочь.
  В центре всегда многолюдно, и девочка с мужчиной в камуфляже быстро затерялись в общей массе людей, ни разу так и не обернувшись назад, а парень еще долго стоял, глядя им в след.
  -Алексей, - кто-то со спины окликнул парня.
  Парень повернулся. К нему на шею бросилась симпатичная девушка в рыжей дубленке. На ее глазах появились слезы, тушь потекла.
  -Ты куда пропал, мы волновались, - произнесла она, вытирая слезы и еще пуще размазывая тушь по лицу.
  -В командировку ездил, - сказал я.
  
  
  Ноябрь 2010.

Оценка: 4.77*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"