Бабенко Ирина Владимировна: другие произведения.

Дрэгар. Часть 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Часть 2. В дороге.

Глава VІІ

  
   ... Барон Ре'дьяго, не удержавшись, оглянулся - ещё немного и стены замка исчезнут из вида, останутся позади; прошло уже семь лет с тех пор как Алексимо в последний раз покидал его, и ведь ещё неизвестно вернётся ли он когда-нибудь сюда снова. Де Крон тряхнул головой, отгоняя невесёлые мысли, отвернулся и пришпорил коня. Началось!!!
  
   Тело ломило от боли. Прошла уже первая неделя пути, а привыкнуть к постоянной скачке оказалось не так просто. Сначала всё было нормально, но потом усталость и боль в перетруженных с непривычки мышцах накопились и заявили свои права на его несчастное, бренное тело. Так что уже второй день в дороге превратился для Ярослава в пытку. Он изо всех сил старался не показать истинного мнения по поводу садистов-лошадей и подлеца-седла, но это было неимоверно сложно. Не заметить его пусть и редких, но страдальчески искаженных гримас мог только слепой. Но Яр стоически молчал и на каждом привале старался ходить нормально. Теперь-то он понимал, как нелепы были его же собственные строки: главный герой, попадающий в новый мир, лихо скачет на коне чуть ли не сутками на пролёт и при этом ещё и получает истинное и огромное удовольствие... А ведь в отличие от него у Мстиславского уже был опыт езды на лошадях! Хотя разве можно сравнить получасовую прогулку на старой кляче с постоянным пребыванием в седле ретивого жеребца? Определённо нет!
   Яр с тоской посмотрел на дорогу - Алексимо обещал деревню через два часа, а это пусть и маленькая, но всё же передышка для измученного тела.
   Молодой человек был в восторге от идиллической природы, открывшейся перед ним за время пути. Теперь он был абсолютно уверен - цивилизация губит Землю. И именно отсутствие её превращает Дрэгар в Рай. Правда, привыкнуть к нему изнеженному цивилизацией человеку трудно, но возможно. А при наличии хотя бы малой толики желания это доставит ещё и уйму приятных мгновений.
   Наконец, показались поля возделанной земли, но как ни странно на них не было работающих энэкеров. Плуг без всякого интереса оглядывала пегая лошадка, лениво отгоняя настырных мух - её так и не успели впрячь. Хотя она, кажется, абсолютно не переживала по этому поводу... Но где же люди? Что могло произойти? Ярослав посмотрел на Алексимо в ожидании объяснений, но тот, судя по обескураженному выражению лица, сам был поражён открывшейся картиной.
   - Ничего не понимаю! Может в деревне что-то выяснится?!
   Но деревня так же хранила молчание. Пустые дома. Казалось, их покинули в спешке, побросав всё. Миски для корма лежали на земле прямо возле птичьего двора. Пустое ведро валялось у колодца. Никого.
   - Да что, во имя Неба, здесь происходит?!
   - Барон! - окликнул де Крона начальник охраны, отошедший чуть в сторону от остальных. - Посмотрите туда! - он показал на южную окраину деревни. - Кажется, они все там.
   - Молодчина, Мьерго. Поехали туда. Выясним в чём дело.
   А дело оказалось, в общем-то, нехитрое. Всё население деревни и прилегающих к ней земель собралось... на казнь. Перед толпой стояла виселица, а на её помосте двое в доспехах цвета терракотового кирпича держали связанного парня. Ещё шестеро воинов удерживали толпу на расстоянии. Приговорённый к повешению стоял прямо, слегка расставив ноги и гордо вскинув голову. Казалось, ему предстоит идти не на эшафот, а на коронацию. Молодой, двадцати-двадцати пяти лет, голубоглазый блондин, с правильными, классическими чертами лица, одетый во всё чёрное. "Чем же он провинился?"
   Незнакомец заметил вновь прибывших и посмотрел на Ярослава, по стечению обстоятельств оказавшегося первым, с надеждой. Остальные, казалось, даже не заметили появление семерых всадников, одетых в цвета дома де Крон - чёрное с золотом.
   А тем временем осуждённого подвели к виселице, и одели ему на шею петлю. Да, Ярослав был здесь чужим - похоже, подобное зрелище ни для кого не было в новинку, но именно поэтому, а может по какому-то внутреннему толчку, он не захотел молча наблюдать за происходящим. " Я наверняка об этом пожалею!"
   - Стойте! - крикнул новоиспечённый Ре'мьеро, направив коня к помосту.
   Как ни странно крик возымел действие - воины остановились. Барон, на ходу сыпя проклятиями, последовал за своим "племянником".
   - Что здесь происходит? В чём обвиняется этот человек? - Яр постарался придать своему голосу властность и полную уверенность в своих силах. Кажется, получилось. Воины как-то стушевались - всадников беспрепятственно пропустили к эшафоту.
   - Кто здесь главный?
   Вперёд вышел один из воинов, отличающийся от остальных только более дорогим обмундированием.
   - Я, господин.
   - Отвечайте на мой вопрос!
   - Я - Дарго. Десятник личной охраны барона Пильемо Ре'грана - хозяина этих земель. Этот человек приговорён к повешению. Он обвиняется в мошенничестве и воровстве, - снова поток ругани у Алексимо.
   - И есть этому доказательства? - народ зашумел, кажется, был недоволен откладывающимся зрелищем.
   - Естественно.
   - Я с удовольствием их послушаю.
   - Простите, господин, но какое вы имеете право это требовать? - голос десятника прозвучал несколько неуверенно. Он уже явно был не рад свалившимся на его голову незнакомцам.
   Ярослав всегда не любил, когда ему перечили. К тому же в этом мире уважают только силу, как, впрочем, и на Земле.
   - Право дворянина, не позволяющее допустить несправедливости! - " Что-то слишком патетично получилось. Ну и чёрт с ним!"
   - С кем имею честь говорить? - как-то поздновато спохватился Дарго.
   - С Ярославом Ре'мьеро де Крон, - впервые Яр произнёс своё новое имя сам - звучало неплохо, - и его дядей бароном Алексимо Ре'дьяго де Крон. Этого вам достаточно?! - казалось, Ярослав был возмущён. "Нет, во мне всё-таки умирает великий актёр!"
   - Господин, приказ о повешении дал сам барон Ре'гран. О доказательствах я сам ничего не знаю.
   - Не знаете?! Тогда, может, спросим самого обвиняемого? Вытащите кляп.
   Воины ещё немного посомневались, но всё-таки решили не перечить дворянину.
   - Кто ты?
   - Я - путешественник. Моё имя - Максо Липьер, - голубые глаза смотрели прямо и спокойно, с внутренним достоинством.
   - Ты знаешь, в чём тебя обвиняют?
   - Да, господин, - лёгкий кивок.
   - Ты признаёшь себя виновным?
   - Нет, господин. Я не делал ничего из того, в чём меня обвиняют.
   - Итак, Дарго. Доказательств нет. Подсудимый отрицает вину. На мой взгляд, совершается бесчестный поступок... А где же сам барон Ре'гран?
   - Он уехал в столицу.
   - Значит, сам уехал в Виньеру, а доказательств не оставил. Так, повешения не будет. По всем имеющимся данным могу признать этого человека невиновным. Развяжите его, - Ярослав блефовал при плохой игре, но другого выхода не видел. Оставалось надеяться лишь на уважение и страх, который испытывали эти воины - в конце концов, их барон далеко, а проблемы уже здесь.
   - Но, господин...
   - Я что-то неясно сказал?! - теперь Ярослав разозлился на самом деле. Если воины воспротивятся, то без неприятностей не обойдётся - с ними только пять человек барона, а противников с десяток, не считая населения деревни.
   Но воины посомневались, да и решили не связываться с настырными дворянами. В крайнем случае, не такая уж и высокая птица этот Максо Липьер. Дарго приказал вынуть несостоявшегося висельника из петли, развязать и отпустить.
   - Вещи, - тихий голос прозвучал так неожиданно, что все вздрогнули. Максо все еще стоял на эшафоте и растирал красные от веревок руки.
   - Что? - непонимающе переспросил Яр.
   - Мои вещи. Хотелось бы их вернуть, - блондин спокойно посмотрел в глаза своему спасителю.
   Ярослав повернулся к Дарго:
   - Где его вещи?
   Но не успел десятник и слова сказать как кто-то из его людей уже протягивал Максо сумку с вещами. Тот спокойно взял ее и потянул за шнурок, развязывая.
   "Не может быть! Он что, действительно собирается проверить сохранность вещей?!" - Мстиславский ошарашено наблюдал за происходящим. А Максо спокойно ковырялся в сумке, но вдруг, удовлетворенно хмыкнув, достал арбалет, любовно погладил его и закинул за спину.
   - Вот теперь можно и в путь! - на его лице застыла довольная улыбка, а в глазах плескались чертики. Яр усмехнулся: "Вот уж везет мне на ненормальных!"
   Ларс подвел запасную лошадь (для простоявшего не один десяток минут связанным блондин довольно лихо вспрыгнул на неё прямо с помоста), и отряд тронулся через толпу обратно на дорогу.
   Народ расступался неохотно, досадуя на воинов из охраны за отменённое "развлечение", ворчал, но, к счастью, не предпринял попытки остановить уезжающую прочь кавалькаду.
  

Глава VІІІ

   Отъехав на достаточное расстояние от деревни, отряд, с приходом сумерек, расположился на ночлег. После более чем скромного ужина: вяленого мяса, хлеба и какой-то слабо определяемой похлёбки личного приготовления Гилса Зальмо, Ярослав и Алексимо решили переговорить с неожиданным попутчиком. Тот сидел отдельно ото всех у раскидистого дуба и, казалось, спал. Но при приближении Яра и барона мгновенно открыл глаза. "Племянник" с "дядей" спокойно расположились рядом.
   - Кто ты? - снова спросил Ярослав.
   - Я уже говорил.
   - Что-то мне подсказывает, что ты лжёшь. И, возможно, там, у помоста я поспешил...То, в чём тебя обвиняют, правда?
   - Это долгая история...
   - Ничего, у нас впереди много времени, - чуть кивнул Алексимо.
   - Хорошо. Я расскажу. Меня на самом деле зовут Максо, вот только не Липьер, а Лемс. И я действительно вор.
   - О, Недра! - выругался де'Крон.
   - Успокойся, Ал. Давай выслушаем его до конца.
   - Ну что ж, давай. Все равно уже ничего не изменишь...
   Они выжидающе посмотрели на вора.
   - Понимаете, все, кто имел дела с нашей братией, знают, что перед сделкой заключается Залагур - кодекс правил для заказчика и исполнителя - выполняешь поручение - тебе платят, без обмана и подстав. Кодекс имеет под собой магическую основу, которая обеспечивает соблюдение сторонами всех условий договора. И тот и другой знают о наказании, ожидающем нарушителя. Но барон Ре'гран пренебрёг этим. Он заказал мне украсть одну вещичку в столице, я выполнил свою часть сделки, но вместо денег получил чем-то тяжёлым по голове. Очнулся уже связанным, на дне озера - хорошо водичка была холодная. Как выбрался, сам не понимаю, видно не пришел ещё мой час. Пару деньков отлежался и сразу сюда - очень уж хотелось проучить невыполняющего условия барона, видимо, сумевшего найти способ обойти карающую магию Залагура, но снова не повезло. По дороге к замку я наткнулся на отряд во главе с самим Ре'граном - тот как раз направлялся в столицу. На этот раз он приказал меня повесить. Странно, что к обвинению в воровстве и мошенничестве мне не добавили убийство воинов личной охраны Ре'грана... И болтаться бы мне сейчас в петле, если бы не вы.
   - Понятно. Надеюсь это правда, Максо... Лемс?!
   Вор чуть улыбнулся. Почему-то после этого Ярослав окончательно ему поверил.
   - Мне нет необходимости врать вам сейчас.
   Алексимо согласно кивнул:
   - Он не лжёт. Я уже слышал подобные слухи о бароне. Но скажи, Максо, почему ты отправился к нему один? Неужели гильдия стала спускать заказчикам подобные фортели?! Где остальные члены твоего клана?
   - Их нет. Я вне клана.
   - Неужели выгнали?! Но за что?
   - Нет, - Максо ненадолго замолчал, словно собираясь с мыслями. - Одиночка*.
   - Поглоти меня Тьма! В последний раз я слышал об одиночках лет двадцать назад. Ты, видимо, по-настоящему Мастер, да к тому же счастливчик.
   - Об этом судить не мне. В нашей работе нужно пережить первый год, а дальше всё пойдёт намного проще. Так, по крайней мере, говорил мой учитель. Но не будем об этом. Я хотел ещё кое-что добавить.
   Алексимо и Яр выжидающе смотрели на Максо.
   - Господин, - вор устремил взгляд на Ярослава, - Вы спасли меня от виселицы и теперь я обязан Вам жизнью. Я прошу оказать мне честь и разрешить сопровождать Вас до тех пор, пока не смогу отплатить тем же.
   - Нет необходимости...
   - Яр! - перебил его барон. - Отойдём-ка...
   Де Крон подождал, пока они не отошли на достаточное расстояние, и только тогда продолжил:
   - Пойми, отказав, ты нанесёшь оскорбление ему и его роду, каким бы он ни был. Этот Максо предлагает отплатить добром не для красного словца - долг чести крепок для всех и, если понадобится, он отдаст свою жизнь, чтобы спасти твою. В его лице ты приобретёшь самого верного и ярого соратника. Во всём. Пока не будет уплачен долг. А дальше? Время покажет! Не отказывай ему. Подумай! - И Алексимо отошёл к костру.
   Он видел, как Ярослав постоял ещё некоторое время, размышляя, а потом вернулся к поджидавшему его вору. Барон не слышал, о чём они говорили, но, судя по последовавшему рукопожатию, его "племянник" согласился.
   Ну что ж, тем лучше. Что-то подсказывало Алексимо, что этот парень сыграет в их путешествии отнюдь не последнюю роль. Ярослав вместе с Максо подошли и устроились у костра. Скоро отбой, а утром снова в дорогу...
  
   ...За окном струил проливной дождь. Казалось, небо за что-то разозлилось на землю и теперь мстило как умело - заливало все вокруг как при втором потопе. Ярослав незаметно выскользнул из главного здания детского дома и шмыгнул за угол. Там его уже ждали Стас, Лёха и Димка. Все трое больше всего сейчас напоминали мокрых драных котов.
   - Где тебя черти носят?! - возмутился педантичный Стас. - Мы здесь уже пол часа торчим, а тебя всё нет!
   - Ну, извините, заучка всё никак не хотела отпускать.
   - А этой-то что понадобилось? - удивился Лёха.
   - Ну, уж не знаю, - деланно протянул Яр, - но, видимо, она хотела узнать, кто запер её на три часа в туалете!..
   Остальные прыснули.
   - Я не понял, к чему смеёмся, а?! - ненатурально возмутился Лёха. - А по мозгам?
   - По чьим? У тебя ж их нет, - вскинул бровь Димка, тут же удостоившись самого грозного взгляда из просто огромного арсенала Лёлика.
   - Ладно, клоуны. Хорош. Время, между прочим, не резиновое, - прекратил дебаты как всегда спокойный Стас.
   - Да и дождь невечный! Может, действительно, пойдём уже?
   Ребята кивнули и отправились вслед за Ярославом. Сегодня был один из немногих "свободных" дней и "лихая четвёрка", как их все называли, решила отправиться на прогулку, избрав конечным пунктом небольшую деревеньку неподалеку, а точнее пастбище лошадей. Да, в дождь их не выгоняли, но ливень начался так неожиданно, что вряд ли пастух дядя Толя успел развести лошадок по хозяевам и, скорее всего, укрыл их в старом сарае на краю пастбища, иногда служащим конюшней.
   Идти пришлось долго - нужно было обойти деревню по дуге. После прошлого раза, когда их там поймали при попытке украсть поросёнка, правда, никто из ребят до сих пор не мог понять, зачем он им вообще сдался тогда, все четверо старались не появляться в зоне видимости местных жителей - спокойней будет.
   Кроссовки увязали в земле, мокрая трава облепляла ноги, не давая сделать ни шагу. Вода лилась сплошным потоком, казалось, этому не будет конца. Но вдруг из стены дождя прямо перед носом впереди идущего Яра выступила ветхая изгородь.
   - Ну, наконец-то! Я уж думал, что мы никогда не дойдём!
   - Да ладно тебе Лёха. Нормальная прогулка...
   - Ага. Я бы даже сказал полезная, как раз для тебя Стас.
   - Почему для меня?
   - Потому что только такой идиот как ты может чувствовать себя нормально в такую погоду!
   - Да успокойтесь вы! Вечно грызётесь как блохастые собаки!
   - А тебе, Димон, вообще вякать не разрешали...
   - Молчать!!! - не выдержав, заорал Ярослав. - Ведёте себя как полные придурки. Хотя почему как?! Что сцепились? Блоху не поделили?!
   Некоторое время тишину нарушали лишь шум дождя и далёкое завывание ветра.
   - Ну что, теперь мы можем идти?
   Друзья молча стали перелезать через забор. После того как Димка не удержался на скользкой перекладине и упал вниз, все обиды были тут же похоронены под шквалом гогота. Смеялись до слёз. Даже Димка, поначалу было обидевшийся на смех, не выдержал и присоединился к остальным. Утирая слёзы, Ярослав оглядел тройку верных друзей. " Да уж, кто бы мог подумать в самом начале, что мы станем настолько дружны?! Всегда вместе, готовые поддержать любую авантюру, сотворить любую глупость... Как же хорошо, что мы есть друг у друга! Восемь лет дружбы из пятнадцати прожитых неплохой срок. Тем более для таких забияк как мы".
   - Ну что, идём дальше? - поинтересовался Яр у более или менее успокоившихся друзей.
   Ещё минут через двадцать "лихая четвёрка" наконец достигла старого сарая. Судя по фырканью, доносящемуся из-за стены, лошади действительно были там.
   - Есть! - обрадовался Лёха. - Осталось только выяснить, что делает дядя Толя.
   - Займёшься этим?
   - Да без проблем, Яр.
   Фигура Лёлика легко растворилась в стене дождя.
   - Как думаете, он долго?
   - Вряд ли.
   Но ждать пришлось порядочно. Лёха появился только минут через пятнадцать. Весь взлохмаченный, но довольный.
   -Тебя только за смертью посылать! - буркнул Стас.
   - Когда надо будет, обращайся. Для тебя расстараюсь на все сто!
   - Хватит. Давай рассказывай.
   - Хорошо, Ярик. В общем, обошёл я эту развалюху вокруг и забрался внутрь через наш лаз...
   - Давай покороче. Ближе к делу.
   - Ближе только твой нос. Хочешь убедиться?
   - Дальше! - На этот раз не выдержал Димка.
   - Ну так вот, - невозмутимо продолжил Лёлик, - забрался я, значит, внутрь и вижу такую картину: Дядя Толя вдрызг пьяный храпит под какой-то кобылкой.
   - В смысле?
   - В том смысле, о мой наимудрейший друг Станиславушка, что надрался наш пастух до чёртиков и упал, где смог, а смог прямо под копыта Марфе, злобынинской клячи.
   - Да уж, повезло так повезло.
   - Это ещё не всё. Для надёжности я предпринял ещё некоторые действия.
   - Ну, давай, лис, рассказывай, - заинтересовался Димка. Остальные также ждали продолжения.
   - Ну, я подумал и решил...
   - Ты?! Да не может быть!
   - ...что нам нужна страховка, - как ни в чём не бывало продолжил Лёха. Иногда он умел, как никто другой игнорировать окружающий мир. - В общем, я его связал.
   - Что?!
   - Тише. Зачем так кричать?! Я не удержался. К тому же "связал" это громко звучит. Я всего лишь привязал его ноги старыми поводьями к левой задней ноге Марфы, а её к той еле живой самодельной коновязи, что какой-то умник соорудил в прошлом году. Вы же знаете, Марфа спокойная как удав, так что пока дядя Толя не проспится, они оба не сдвинутся с места.
   - Вот что, значит, бывает, когда молодецкая дурь прёт из всех щелей...
   - Да ладно вам. Я ж для всех старался, - лицо Лёлика вытянулось от обиды, вот что-что, а такого непонимания он от друзей не ожидал.
   Но в этот момент силы отказали Димке и Стасу и те заржали как сумасшедшие. Глядя на них, не удержался и Яр.
   - Злые вы. Уйду я от вас, - беззлобно оповестил всех Лёха, пытаясь сдержать идиотскую улыбку, что вот-вот готова была проявиться на его лице.
   ... Лететь. Как же всё-таки хорошо лететь. Пусть и не в небе. Пусть и не на крыльях. Но ЛЕТЕТЬ!..
   Четвёрка лошадей рвалась вперёд, стараясь обогнать друг друга. Мчалась как ветер, тщетно мечтая оторваться от земли. Всадники практически лежали на конях, сливаясь с ними в одно целое. Это была их общая тайна, их отрада, их страсть...
   Ярослав никогда не знал более замечательного времени, чем те "полёты" на лошадях!..
  
   Яр резко открыл глаза. Полежал немного, прислушиваясь к тишине, нарушаемой треском костра, шелестом деревьев, ржанием лошадей... Сел, оглядываясь. Все спали. Кроме Тэпера, стоящего "на часах". Мстиславский тряхнул головой, отгоняя недавний сон. " Странно, ведь такой день на самом деле был. Опять мне снятся эти чёртовы, "правдивые" сны. Хотя раньше это были воспоминания только о войне. А теперь вдруг мирные годы. Годы шалостей и самой настоящей крепкой дружбы..."
   Ярослав потянулся за флягой, отхлебнул. Снова лёг, разглядывая бездонное небо над головой. С запада медленно ползли тучи, подкрадываясь к ничего не подозревающим звёздам. "Завтра, скорее всего, будет дождь. Хм... Дождь... Прямо как в моём сне. До рассвета ещё далеко, а спать уже не хочется... Не хочется... Хочется..." Сознание ласково приняло марево сна.
  

Глава ІX

   На следующий день они успели проехать совсем немного. Из-за начавшегося ливня пришлось остановиться на ночлег на постоялом дворе, коих немало раскидано было по тракту. Их разместили на втором этаже. По счастью, Ярослав не обнаружил там ни клопов, ни тараканов. Так что все шуточки Ларса себя не оправдали.
   Кинув вещи и переодевшись, Яр спустился вниз, в кабак. Там, сдвинув два стола, уже находилась вся честная компания. Гилс с Ларсом, в очередной раз переругиваясь, отлично всех развлекали. Молодой человек, в который раз удивился той панибратской атмосфере, что возобладала в отряде. "Кто бы мог подумать, что такое возможно - дворяне вместе с воинами вкушают трапезу?! Хотя чего только не бывает в походе... Да и Алексимо не слишком-то похож на типичного аристократа, кичащегося своей "голубой" кровью".
   Сев на свободное место, Ре'мьеро, не долго думая, тут же принялся уплетать расставленную на столе снедь. И лишь утолив первый голод - походная еда не отличалась особым вкусом и разнообразием, особенно если готовил Гилс, - принялся рассматривать посетителей, собравшихся в зале. Их оказалось совсем немного. В основном местные крестьяне, решившие заглянуть на огонёк раз уж погода выдалась столь "удачной", и несколько путешественников, примостившихся в дальнем углу. Сквозь очередной взрыв смеха до Яра долетел обрывок разговора. Помимо воли он стал прислушиваться к заинтересовавшему его рассказу. И не пожалел об этом.
   ...-Ты спросил, куда делся Аллегри? - не слишком трезвым голосом поинтересовался крепкий кряжистый здоровяк - лишь седина в волосах выдавала настоящий уже немаленький возраст - у своего соседа, небольшого, щуплого человечка с огромными голубыми глазами. Оба сидели за соседним столиком, и рассмотреть их было несложно. "Если исходить из чистой логики, то здоровяк, скорее всего, кузнец - уж слишком он крепок, да и цвет кожи какой-то медный, будто подкопчённый на открытом огне. А вот второй... Что-то мне подсказывает, он очень недалёк от профессии портного. По крайней мере, из кармана его весьма потрепанной куртки выглядывают грубо выполненные кольца ножниц".
   - Ведь ты это спросил?!
   - Ага.
   - Так это ж давно ужо было... Неужто не помнишь?!
   - Так ты же никому ничего так и не сказал. Все "ушёл", да "ушёл".
   - Дык, если я всем всё буду рассказывать... Ну да ладно. Тебе расскажу, но только, чур, по секрету!
   - А как же!
   " Да-а, по секрету всему свету!", - Яр чуть улыбнулся, продолжая слушать.
   - Было это три месяца назад. Ночь уж наступила, да что-то лошадь, что Тришель мне подковать оставил, расшалилась. Ну, я и наказал сынку сходить, поглядеть. Ушёл. Жду. Нет его и нет. Переживать уже начал - не случилось ли чего? Тут слышу шаги какие-то странные...
   Яр, повинуясь прорезавшемуся внутреннему чутью, старался не пропустить ни одного слова.
   ...- Подался я к двери. Смотрю, идёт мой Аллегри, да кого-то ещё и на себе тащит - тот как будто без сознания - идти не может. Ну, подсобил я сынку - раз тащит, значит так надоть. Втащили мы странного гостя в дом на свет. Гляжу, понять не могу - и чего это мне лицо полуночника так знакомо?! А Аллегри засуетился, в комнату свою "гостя" потащил, на кровать уложил, да убежал куда-то. Плащ на бессознательном чёрный (с серебряной вышивкой!) весь в лохмотья превратился, а одежонка как пить дать в крови. Тут и сынку с целым ведром воды появился. Стянули мы с "гостя" его тряпьё, промыли раны, коих, кстати, немало оказалось - такое ощущение, что кто-то его порядочно нашинковать пытался - перевязали, да и оставили одного.
   - И кто это был?
   - Подожди. Не мешай рассказывать, - здоровяк, на самом деле оказавшийся кузнецом, отправил в глотку очередную кружку жмыха* и с сожалением покосился на перевернутый вверх дном, опустошенный кувшин. Его сосед легко понял намёк, тут же подозвал пышную девицу, прислуживающую за столами, и потребовал ещё выпивки.
   - Значит, отвёл я сынку в сторонку и айда его расспрашивать. Тот сначала вроде как удивился, а потом и говорит мне: "Ты что это, батьку, Леля не признал?! Это ж друг мой, с детства. У него ещё отец был из этих... из служивых. Вроде как при самом монархе в гвардии служил. Да вроде как жену его бандюги какие-то убили, за которыми он сам и гонялся. Лелька говорил, что поубивал он их тогда всех, да и уехал в деревню, откуда родня жены пошла. Мы ж почти пятнадцать лет с ним не разлей вода были. А потом вдруг ни с того, ни с сего батя его вещички собрал, дом бросил и исчез вместе с Лелькой. Даже попрощаться с ним не успели. Асьба говорила, что они очень торопились, а эта врать не будет. " Опешил я тогда немного, да понял, отчего мне лицо полуночника таким знакомым показалось - точно Лель! А сынку мне дальше давай рассказывать: "Вышел я во двор. Гляжу, неподалёку от кузни что-то валяется. Дай, думаю, посмотрю. Подошёл и понял, что это человек. Перевернул осторожно - Лелька, да ещё и весь в крови. Кое-как поднял его, да и потащил. А тут и ты подоспел".
   - Так куда сын-то твой делся?
   - Дашь ты мне договорить или нет?! В Леле-то всё и дело! Пару дней повалялся тот без сознания, бредил даже. Всё говорил, что гонится кто-то за ним, что надо спешить, что-то там передать... Я так толком ничего и не понял - за ним в основном Аллегри присматривал - мне некогда было. Потом в себя, наконец, пришёл. Толком мне ничего не объяснил, всё с сынком шептался. Насколько я понял, Лелька на службе у какого-то господина, из-за этого-то в неприятности и попал. Вот только что-то с этим дворянином не чисто - туману слишком напущено... Лель долго гостить не стал, только на ноги поднялся и сразу в дорогу засобирался. Тут-то меня Аллегри и огорошил: пойду, говорит, я с другом, одного его отпускать нельзя, пропадёт. Он, мол, за меня словечко замолвит, шанс отличный, не всё ж у тебя за пазухой сидеть. Подумал я, посомневался, да и отпустил сынку с другом. Ведь на самом деле парень взрослый уже, а всё под моим крылом. Я в его возрасте уже ого-го был! В общем, на следующий день они...это...вдвоем и ушли. Вот.
   - И что? Неужто ты от него даже весточки не получил?! - аж подался вперёд щупленький собеседник кузнеца.
   - Почему ж не получал? Получал, - кивнул головой уже изрядно выпивший здоровяк. С каждой новой кружкой речь его становилась всё невнятней, и Ярославу всё трудней было улавливать её смысл.
   - Месяц назад, значит, письмецо получил... Да, получил.
   - И что написал-то?
   - Дык, что хорошо у него всё. И у Лельки тоже хорошо. - Кузнец ненадолго замолчал, чуть покачиваясь. Яр уж было подумал, что продолжения не будет, но ошибся.
   - Служат они. Вдвоём. У этого господина... Да-а... Не нравиться он мне, однако. Со всем этим ту... туманом, вот, - видимо эти последние слова лишили здоровяка последних сил, а последовавшая следом очередная кружка его просто добила. Кузнец рухнул на столешницу. Его подвыпивший приятель с сожалением крякнул, допил прямо из кувшина, с трудом поднялся и, пошатываясь, вышел. Ярослав в задумчивости смотрел на закрывшиеся за ним двери и пытался понять, что же в рассказе местного кузнеца показалось таким знакомым.
  
  
  
   Никто не знал, как точно был создан Дрэгар. Однако одной из главных гипотез среди его жителей была магическая. Считалось, что в просторах космоса возникла "искра"*. В течение многих миллиардов лет она росла и накапливала силу. И вот, в конце концов, не смогла более сдерживать рвущиеся из неё запасы чистородной магии* и выплеснула их в окружающее пространство. Именно так появился Вселенский диск*. Никто так и не смог понять, что он собой представляет (а, быть может, просто не посчитал нужным!). Но, тем не менее, именно Центр Мироздания* и послужил создателем Дрэгара, а также других магических и не очень миров, используя силу высвободившейся магии "искры".
   Дрэгар - эллипс с абсолютно идентичными по очертаниям двумя материками. Восточным и Западным. Лишь рассыпанные в океане острова абсолютно непредсказуемы и не симметричны.
   Западный материк больше всего напоминает гладь озера, центром которому служит Виньера - столица Самбро, с расходящимися во все стороны "кругами" лесов и полей. Самый маленький - Королевский лес. Затем обширные равнины с бесконечными полями возделанных земель. Снова леса и "спрятанные" в них поместья дворян, свободные селенья и города. Лишь на юго-востоке прямо перед границей с Ильмасом, выбиваясь из этой "одинаковости", пролегает обширное пространство непроходимых болот, окружённое со всех сторон. С востока горами Эрн - похожими на неприступные Северные пики, с севера Восточным лесом, а с юга и запада - холмами, через которые и ведёт один из главных трактов Самбро - Ильмасский. Всего трактов насчитывается более пятидесяти, но главных всего четыре - своего рода торговые "артерии" Самбро. Оларский обеспечивает связь с Калибэ, Рединский - с северной провинцией, известной своим кузнечным производством, Западный - с Жерсеном - главным городом-портом Самбро и Ильмасский, соответственно, с юго-восточным соседом - Ильмасом.
   Поместье де Крон располагалось всего в трёх днях пути от Жерсена на самом дальнем "круге" лесов. И, чтобы доехать до Виньеры, путешественники выбрали самый лёгкий путь - Западный тракт. Меньше чем через две недели он должен привести их к цели, столице Самбро.
   Очередная лесная полоса была пройдена и под копыта лошадей приветливо ложилась плоская, как скатерть, равнина. Сочная трава, немногочисленные кустарники и цветы... множество россыпей цветов...
   Но впереди уже снова виднелась тёмная полоса леса...
  
   Костёр медленно догорал. Ярослав сидел рядом, любуясь его первозданной, завораживающей красотой. "Почему огонь так манит людей? Да, он дарит свет и тепло, отпугивает хищников, но он же пожирает всё живое, встречающееся на пути. Он одновременно добро и зло. Он Творец и он же Разрушитель. Что это может напоминать?.. Разве человек не имеет такую же природу?! Так, может, не зря люди обожествляли огонь, поклонялись его величию и просили у него милосердия?! Мы поклонялись самим себе, своему более варварскому, но одновременно и более свободному прототипу, не скрывающемуся под маской цивилизованности!"
   Лёгкий шум вывел Яра из задумчивости. Алексимо устроился рядом с ним и теперь полулежал, опираясь на локоть, и пристально смотрел на "племянника".
   - Ты какой-то странный в последнее время. Что-то случилось?
   - Нет, ничего. Просто в мою голову лезут странные мысли... Как будто я спал всё это время, там на Земле, а здесь почему-то проснулся. Я впервые начал задумываться о природе многих вещей и... Хотя не важно. Не буду загружать тебя ещё и своим психическим состоянием.
   - Чем-чем?
   - Хм. Не важно. Сам разберусь. - Мстиславский грустно усмехнулся. А потом вдруг незаметно огляделся - все спали, ну а Максо... он уже понял, что никогда нельзя было сказать наверняка, когда тот спит, а когда просто лежит с закрытыми глазами. Ну что ж, если даже Максо и бодрствует, Яр постарается говорить так, чтобы он ничего не понял:
   - Я давно хотел спросить у тебя, дядя, - Ярослав старательно акцентировал последнее слово, - какой была моя мать? - и подмигнул Алексимо - тот кивнул, давая понять, что принимает игру.
   - Алисинья?! О, это была чудесная женщина! Понимаешь, у моего деда было двое сыновей: мой отец, старший, получил титул и земли, а мой дядя, младший, только долю земли. Традиция, что уж тут возьмёшь! Так вот у моего дяди и появилось это маленькое чудо. Алисинья была необыкновенной, эксцентричной, как сказали бы сейчас. - Губы Ала тронула лёгкая улыбка, а взгляд, казалось, обратился сквозь ткань времени прямиком в то далёкое, но такое родное время. - Замуж она вышла также за младшего сына одного из соседей отца. Они безумно любили друг друга, Бенедикт готов был на всё ради неё. У них обоих были более выгодные партии, но они пренебрегли всем: и богатством, и титулами. Алисинья и Бенедикт прожили недолгую, но счастливую жизнь... Они разбились во время прогулки - кони, запряжённые в коляску, понесли... - барон ненадолго замолчал. Казалось, он снова переживает случившееся. Потом, видимо собравшись с мыслями, продолжил: - Хорошо, что они не додумались взять тебя с собой. Ведь тебе исполнился тогда всего год... А потом меня назначили твоим опекуном, земли твоих родителей также временно отошли ко мне. Тебя же, по просьбе деда, вместе с няней отправили в Ильмас. К его хорошему другу. Там тебя воспитывали, учили всему, что ты знаешь и умеешь сейчас. И, насколько я видел, довольно успешно. Кстати, твой прадед умер три года назад. Тебе наверняка сообщили, - Яр кивнул. Он слушал предложенную Алексимо историю своей жизни и объяснения причины столь долгого отсутствия и сам поневоле сомневался, а не о нём ли, в самом деле, ведётся речь. Всё звучало так убедительно, что Ярославу пришлось приложить некоторые усилия, чтобы привести разбежавшиеся мысли в порядок и напомнить самому себе о прошлом. Своем настоящем прошлом.
   - Так что из родственников у тебя теперь остался только я. Очень хорошо, что ты, наконец, вернулся. Это твой дом. Как ты знаешь, у меня нет наследников - судьба так и не подарила мне сына - так что после моей смерти ты унаследуешь и титул, и все мои земли. Так сказать, в придачу к своим собственным, полученным в этом году - году твоего совершеннолетия*.
   - Прекрати, Алексимо! - Ярославу совершенно не понравилась поднятая бароном тема.
   - Я не шучу Ярослав. Останешься ты здесь или вернёшься назад, ты - мой наследник. Не спрашивай почему, я вряд ли смогу найти верный ответ... Нравиться тебе это или нет, это моё последнее слово! - Де Крон поднялся и ушёл спать, оставив Яра одного наедине со своими мыслями. А подумать ему было о чём.
  

Глава X

   Лес угнетал. Неизвестно почему, но у Ярослава сложилось стойкое ощущение неминуемой беды. Он привык доверять чутью - оно не раз спасало жизнь, поверил ему и сейчас. Дорога вела на северо-восток, вокруг качали тяжёлыми ветвями деревья, шелестя листвой. Но даже в этом безобидном звуке молодому человеку слышалось предостережение, словно сам ветер нашёптывает ему на ухо. И, хотя ничего не предвещало нападения, Яр, тем не менее, настоял на увеличении бдительности. Всадники ехали молча. Оружие обнажено, напряжённый взгляд следит за каждым легким движением. Но ничего не происходило, Мстиславский уже начал сомневаться, и тут...
   Стрела пронзила воздух там, где секунду назад находилась голова Алексимо. Войны барона мгновенно окружили своего господина и его друзей - из-за кольчуг и шлемов стрелы им были не страшны. В то же мгновение Максо вскинул арбалет - лёгкий свист, хрип и что-то тяжёлое рухнуло с дерева. "Молодчина, Максо!" Тишины продолжалась считанные мгновения, а затем нападающие медленно вышли из тени деревьев. Их было человек двадцать, в зелёных одеждах самого потрёпанного вида, с разнообразным оружием наизготовку: мечи, алебарды, кинжалы, обычные топоры, пара луков... В общем - сброд, причём слишком уверенный в своей победе - уж слишком нагло себя ведут.
   Из общей массы, быстро окружившей небольшой отряд, отделился человек. Глядя на него, Ярослав понял - легенды о великанах основаны на реальности. Сказать, что он был большой, значило бы ничего не сказать - он был ОГРОМНЫЙ! Метра два с половиной ростом и, наверное, столько же в ширину. "Да, если бы он встретился с нашим сибирским мишкой, тот бы убежал от страха!" Яр с удивлением изучал вожака этой шайки.
   - О, парни, смотрите, кто к нам пожаловал! - голос у этого великана совсем не вязался с его обликом - слишком тонкий и писклявый. - Кажется, это господа дворяне и их прихлебатели. Хе-хе.
   Ярослава передёрнуло. Этот тип ему определённо не понравился - Яр ненавидел неудачников, способных лишь изгаляться. Да, он совсем недавно стал носить имя дворянина и ещё не успел проникнуться той гордостью, что испытывают все представители высшего общества, но, тем не менее, уважал этих людей, наделённых не только огромной властью, но и непомерной ответственностью за своих людей и земли. А этот, с позволения сказать, разбойник осмеливается смеяться над его другом, одним из лучших представителей дворянства?! Ну, уж нет!
   - Кто ты такой? И как смеешь преграждать нам путь?! - в голосе Ярослава послышалось столько презрения и истинного возмущения, что нападающие на миг даже стушевались, но потом, так и не дав Яру закрепить успех, тут же схватились за оружие.
   "Видимо, драки не избежать!"
   - Я - Владыка этих земель и Повелитель этих людей! Я - Зао Донро. И вы не пройдёте дальше, пока не заплатите ма-а-аленькую пошлину, - этот тип был настолько самодоволен, что у Ярослава просто руки зачесались его проучить. - Как говаривал мой покойный папочка: "Кошелёк или жизнь!"
   - Жизнь, - спокойно произнёс Яр, тут же ловя недоумённые взгляды своих товарищей. И добавил, вдруг перейдя на крик: - Твоя!
   Мгновенно выхватив меч и пришпорив коня, Ярослав бросился на великана. Это послужило сигналом для обеих сторон.
   Закипел бой.
   Вы когда-нибудь пробовали махать полутораметровой железякой, сидя на лошади, когда против вас великан с алебардой? Думаете легко?! Попробуйте как-нибудь на досуге!
   Ре'мьеро ударил сверху наотмашь, целясь в голову, но Зао успел блокировать, приняв клинок на древко алебарды. И, в свою очередь, попытался разрубить противника пополам. Яр с трудом избежал подобной атаки, уклонившись, но Донро не дал ему даже секундной передышки. Этот великан был силён и знал, как использовать своё преимущество. Он пнул коня в бок, отчего ноги того подломились, и Ярослав вылетел из седла. Сгруппировавшись в воздухе, он приземлился на одно колено, едва успев подставить меч под опускающуюся на него алебарду. Зао Донро давил, налегая на рукоять, наверное, всем могучим телом. Яр почувствовал, как начинают дрожать руки, но он не мог сдаться. Одной рукой продолжая из последних сил удерживать алебарду, Ярослав, второй, быстро выхватил из-за голенища сапога кинжал и воткнул его в бедро разбойнику. Тот, закричав, слегка ослабил давление, но его противнику этого хватило с лихвой. Мстиславский, не теряя времени, поднырнул под руку главаря банды и наотмашь рубанул. Зао захрипел и уже мёртвый упал на землю. Ярослав облегчённо выдохнул и с трудом поднялся на ноги. Ещё раз осмотрел поверженного противника. Кровавая рана на теле великана пересекала всё туловище от левого бедра до правого плеча.
   "Да уж, воистину, Давид поверг своего Голиафа!"
   Руки дрожали от пережитого напряжения. Тряхнув головой, Яр огляделся. Почти половина разбойников была уже мертва, но ребятам всё равно приходилось туго. Долго не раздумывая, Ре'мьеро снова ринулся в бой, попутно снеся голову одному из разбойников, наседавших на Мьерго. В левой руке он продолжал сжимать кинжал, используя его с жесткой эффективностью. Яр оставил кинжал в горле третьей жертвы. Все остальные после покойника-Зао казались слабаками, и теперь он уже мог не так сильно выкладываться.
   Через несколько минут он с удивлением обнаружил, что не осталось ни одного живого разбойника. Устало улыбнувшись, Яр принялся оглядывать своих и тут же наткнулся взглядом на стоящего на коленях Мьерго. Перед ним на земле лежал человек. Гилс Зальмо. До сих пор сжимая арбалет в окровавленной руке. Ярослав медленно подошёл и, сам того не заметив, тоже опустился на колени. Без сомнения Гилс был уже мёртв. Его грудь пересекала глубокая рана. Видимо, он так и не успел выстрелить. Яр вдруг почувствовал, что задыхается, в его голове пролетели сотни таких же ситуаций. Он в очередной раз потерял друга. Друга?! Да, бесспорно, все они незаметно стали ему дороги. Ярослав вдруг с ужасом понял, что это снова война. ЕГО война. И любой из них может умереть. Протянув руку, он закрыл Гилсу глаза.
   - Нам будет чертовски не хватать тебя, приятель, - пробормотал он чуть слышно и медленно поднялся.
   Все сгрудились вокруг. Грязные как черти, вымазанные своей, а по большей части чужой кровью. Усталые. Подавленные. Даже Максо, недавно появившийся в отряде, с грустью смотрел на всё происходящее.
   - Надо совершить обряд Упокоения*.
   Голос Алексимо, словно гром, разорвал гнетущую тишину. Все тут же пришли в себя. Ларс, Тэпер и Норес бросились к лесу. Мьерго при помощи барона обмывал тело. Максо со странным благоговением забрал из рук умершего арбалет и с тщательностью принялся чистить его от крови и земли. Ярослав почувствовал себя здесь лишним. Он абсолютно ничего не знал о местном обряде похорон.
   Когда Мьерго с Алексимо переодели Гилса, показались остальные, неся огромные вязанки хвороста. "Сожжение!" Отойдя немного от места боя, они принялись складывать вязанки в одной им известной последовательности. Тем временем Максо закончил возиться с арбалетом Гилса. Подойдя и опустившись на одно колено, вор любовно вложил оружие в руки покойному:
   - Ты отлично с ним управлялся. Не теряй навыков и впредь.
   Поднявшись, Максо отправился помогать складывать хворост для огромного погребального костра.
   - Чувствуешь себя лишним? - раздался за спиной негромкий голос Ала.
   - Есть немного, - Ярослав обернулся. - Я даже не знаю, что нужно делать. Как помочь.
   - Просто помни о нём. Смерть это не плохо. Смерть - это лишь продолжение жизни. Причём намного более спокойное... В нашем мире не принято рассказывать детям об обрядах Упокоения и Соединения.
   - Соединение?
   - Скрепление союза между мужчиной и женщиной.
   - Брак?
   - Я не знаю значения этого слова. Соединение. Скрепление жизней, душ, тел...
   - Значит, ты посчитал меня за ребёнка? - немного возмутился Ярослав.
   - Таковы правила. Узнать об обрядах могут лишь поучаствовавшие в них, пережившие чью-то смерть.
   - Мило...
   - А сейчас нам пора.
   Костёр был закончен. Тело Гилса Зальмо аккуратно подняли и уложили на хворосте, постелив сначала плащ. Все собрались вокруг. Мьерго принёс уже горящий факел и, склонившись в поклоне, передал его барону Де Крону. Затем занял своё место в круге. Ярослав, не отрываясь, смотрел в совсем ещё юное лицо Гилса. Он был отличным парнем, мастерским стрелком. Ему бы ещё жить да жить. Сердце сдавила горечь. Но, посмотрев в спокойное лицо самого юного из своих учителей, Яр понял, что тот не страшился смерти и был готов умереть. Как это ему было знакомо...
   - Пусть тело твоё поглотит всемогущий огонь, - Алексимо медленно подносил факел к хворосту. - Пусть смелость твоя не оставит слабого духом. Пусть преданность твоя послужит хорошим уроком, - пламя медленно разгоралось, начиная ласкать лежащее сверху тело. - Пусть память о тебе никогда не покинет людские сердца. Пусть душа твоя обретёт достойную замену. Да будет на то воля наша!..
   Алексимо сделал шаг назад, медленно отступая от пылающего погребального костра. Остальные проделали то же самое. Когда тела уже почти не было видно за языками пламени, все отвернулись. Ярослав бросил последний взгляд на Гилса и, неожиданно для самого себя, попросил Небо быть справедливым.
   Только потом, всё также молча и стараясь не смотреть на догорающий костёр, они занялись собой: отыскали лошадей, привели себя в порядок и как можно быстрее покинули это место, вскоре превратившееся в пиршественный стол для падальщиков.
  

Глава XІ

  
   Его величество Лехандро Ре'верден Де Къердо негодовал. Даже столь любимый им закат не мог его сейчас успокоить. "Этот ненавистный Фернандо, этот бастард просто неуловим! Он всё ближе и ближе подбирается ко мне, такое впечатление, что он уже дышит мне в затылок!"
   Всё больше и больше дворян негласно переходило на сторону Фернандо, ещё год и правлению Лехандро придёт конец. Даже междоусобная война не сможет состояться - Фернандо с соратниками просто не с кем будет сражаться. Они подавят числом Ре'вердена и его немногих оставшихся пока союзников...
   Но у Лехандро есть надежда - Чаша Вечности. Именно с ней он связывал свою будущую жизнь. " Если у меня всё получиться...о! такого ещё не достигал ни один смертный! Только бы протянуть эти полгода! Тогда всё изменится... Я просто раздавлю Фернандо как букашку, мельтешащую перед глазами. А этот маг... и с ним я разберусь, потом. Пока же можно его отлично использовать. Надо только подождать... полгода... уже даже меньше..."
  
   Пронизывающий ветер свистел в вершинах гор и башнях Цитадели. Было холодно - здесь ночью всегда так. Солнце уже зашло, но Луна ещё не появилась - было время той непроглядной темноты, когда весь мир кажется пустым, несмотря на миллиарды звёзд, мерцающих в его необъятной глубине. Именно в эти часы человек понимает, что он вовсе не венец творения, не царь и повелитель всего живого, а лишь песчинка в этой огромной Вселенной. Сошка, возжелавшая стать кем-то!
   Ровный, чуть голубоватый свет магических шаров осветил одинокую фигуру, застывшую на балконе Центральной башни Цитадели. Магистр Конер смотрел на восток. Именно там, за горными пиками находился Самбро, столица Виньер и его правитель Лехандро. Этот самонадеянный юнец, думающий, что всё в его власти, и мечтающий лишь о том, как весь мир упадёт к его ногам. Маг усмехнулся - Его Величество слишком много о себе думает. Куда уж ему представить, что маг, обратившийся к нему с предложением всевластия взамен на скромное вознаграждение, на самом деле просто использует его как жертвенного агнца. Магистр Конер просто не мог дождаться того дня, когда всё встанет на свои места, и он, стерев самодовольство с лица монарха Самбро, займет, наконец, законное место в этом мире. В мире, принадлежащем только ему одному и никому другому...
  
   Замерев у небольшого стрельчатого окна, черноволосый мужчина в задумчивости осматривал окрестности. Их лагерь примостился в излучине реки, что протекала в северных предгорьях. Лес здесь был густым и практически непроходимым. По крайней мере, настолько, чтобы не беспокоиться о случайных гостях - просто так сюда не попасть. Тем не менее, высокая ограда скрывала от глаз все внутренние строения: дома, склады, конюшню, ристалище. Лишь четыре сторожевых башни возвышались над местностью, давая отличный обзор охране.
   Неожиданно караульный на западной вышке замахал руками - к лагерю кто-то приближался. Несколько минут спустя ворота открылись, и на утоптанную площадку въехал всадник на гнедом жеребце.
   - Наконец-то! - устало улыбнулся мужчина. Его серые глаза потеплели. Стараясь не выдать волнения, он быстро спустился в главный зал.
   Хлопнула дверь, и на пороге показался молодой парень лет двадцати. Измождённый, осунувшийся, весь в пыли, но, тем не менее, безумно довольный.
   - Привет!
   - О, Небо! Лелька! - мужчина подошёл к другу и крепко его обнял. Потом, чуть отстранившись, принялся рассматривать. - Где ты пропадал?! Я уж подумал, что ты снова попался ищейкам Его Величества, - в последних словах послышалось столько злости и презрения, что Лель расплылся в улыбке.
   - Нет, не волнуйся. Им меня не поймать. Не та школа.
   - Да уж. С твоим отцом им никогда не сравниться.
   - Ну не зря же он был главой Тайного Сыскного Отряда. Для специальных заданий.
   Оба чуть грустно хмыкнули.
   - Мне жаль, что он умер...
   - Не надо! - тряхнул головой Лель. - Не надо снова об этом. Ничего уже не изменить. Всё в порядке.
   - Ты сделал всё, о чём я тебя просил?
   - Да. Передал слово в слово. Все готовы и ждут лишь твоей команды.
   - Отлично. Я не сомневался в тебе, - мужчина отошёл от Лельки и принялся неспешно обходить кабинет. - Скоро наступит наше время. Мы победим. Я знаю. По-другому просто не может быть.
   - Не может, - согласился его друг и соратник.
   Оба немного помолчали, размышляя о грядущих переменах.
   - Как Аллегри?
   - Уже почти освоился. Кстати, тоже очень ждёт тебя. Переживает.
   - Мы дружили с детства...
   - Скорее его беспокоит тот факт, что ты выполняешь задания, а ему этого пока не поручают.
   - Но он ещё ничему не успел научиться!
   - Попробуй объяснить это Аллегри! Как будто ты его не знаешь. Ладно, иди. Отдохни, поешь. Потом расскажешь о своих приключениях более подробно. Да, и не забудь навестить своего нетерпеливого друга.
   Лель кивнул и, улыбаясь, вышел.
  

Глава XІІ

   ...Перезвон гитары. Ненавязчивая мелодия, льющаяся прямо с улицы. В окно проникает лунный, призрачный свет. Ярослав медленно повернул голову. Он лежал на своей койке, поверх одеяла, в форме.
   "Странно... Неужели уснул?.. Караул совсем вымотал... Кто это там играет?.. Не Лёха ли?" - мысли текли размеренно и лениво. Не хотелось ничего. Даже шевелиться. Но, тем не менее, Яр спрыгнул со второго яруса, выплеснул на голову воду из ковша и вышел во двор.
   У небольшого костерка сидели пятеро. Лёха, Стас, Димка, Толян и Никита. Лёшка, держа в руках гитару, медленно перебирал струны. По кругу ходила фляжка. Ярослав принюхался - пахло спиртом.
   - О! Кто это у нас, наконец, проснулся?! - обрадовался Толян. - Садись, Ярик.
   - Мы тут...поминаем, - неуверенно пояснил Никита.
   Ярослав подбадривающее улыбнулся парню - тот был самым молодым среди них, из последнего призыва. Сел к костру. Протянул отчего-то холодные руки, чуть касаясь языков пламени.
   "Тоскливо. Хоть вой..."
   - Ярик, спой, - попросил Стас, в очередной раз пригубив из фляги.
   - Что? - бесцветный голос.
   "Хоть вой..."
   - Ту самую. Что Ромка любил.
   " Почему я не умею плакать?"
   Лёшка поудобнее перехватил гитару и заиграл. Ярослав, глубоко вздохнув, поднял голову к небу.
   "Хоть вой..."
   - И снова солнца закат я вижу перед собой,
   И не орёт наш комбат и не зовёт идти в бой.
   Я вырезаю ножом на деревянном бруске имя твоё!
   Мы с пацанами сидим на рыхлой, чёрной земле
   И вспоминаем друзей, павших на этой войне,
   И думаем об одном, что у кого-то из нас будет пуля в виске!
   Война! Бесконечная стрельба над головой,
   И лежит в сырой земле товарищ мой.
   Талисман сжимаю крепко я в руке, тихо плача при луне.
   Прошу тебя я пойми, что нет моей здесь вины,
   Что нет назад мне пути, я сам хотел бы уйти!
   И я прошу об одном, о самом дорогом - любовь мою сохрани!
   Нам предстоит завтра в бой, жестокий и роковой.
   И будет вновь наша кровь проливаться рекой.
   А если переживу, то ожидает меня дорога домой!
   Война! Бесконечная стрельба над головой,
   И лежит в сырой земле товарищ мой.
   Талисман сжимаю крепко я в руке, тихо плача при луне.
   Война!*
   Тишина... Где-то раздались шаги караульного. Как всё-таки тяжело терять друга! Как всё-таки тяжело просто кого-то терять!
   Тишина... Лёха задумчиво прошёлся по струнам гитары.
   Тишина... Прощай Ромка! Пусть земля тебе будет пухом.
   Тишина...
  
   С каждым днём Ярослав всё больше узнавал об этом странном для него мире, стараясь не делать своё незнание очевидным - это вызвало бы нездоровый интерес со стороны его спутников. Хотя Алексимо и так всё знал, его люди не задавали вопросов, впрочем, наверняка догадывались о том, кто он. А Максо... Ал утверждал, что даже если вор узнает, всё равно не выдаст. По крайней мере, пока не отплатит своему спасителю. Но Яр всё равно был начеку. Если уж затеяли Игру - её следует довести до конца. Именно поэтому все вопросы, накапливающиеся у него по дороге, Ярослав задавал лишь вечером, Алексимо, наедине. Иногда чертовски трудно было удержаться, но...
   Так было и сегодняшним днём. Они всё ещё не миновали лес, когда где-то после полудня под его высокими густыми кронами раздался удивительный звук. Казалось, чей-то волшебный голос вдруг затянул песню, переливающуюся подобно птичьей трели. Через некоторое время к нему присоединился второй, затем третий... Ничего даже отдалённо похожего Ярославу никогда не доводилось слышать. Каждый новый голос вплетался в предыдущий. Всё это звучало настолько нереально и феерично, как будто из-за грани фантастического сна!
   Дивная мелодия пронизывала воздух: она появлялась и исчезала, приближалась и удалялась. Голоса угрожали и успокаивали, говорили о красоте и о смерти, восхваляли вечную жизнь и оповещали о её ужасах.
   Отряд резко остановился, сам, без команд. От неожиданности Ярослав проскакал дальше, но остановил коня и вернулся, ничего не понимая. Все молчали и явно никуда не торопились.
   Голоса звучали недолго, а потом также постепенно смолкли - замолчал один, потом второй, затем третий... Наконец, смолк последний и воцарилась тишина.
   Отряд ещё некоторое время молча потоптался на месте, а потом как ни в чём не бывало поехал дальше. То, что произошло, видимо, никого не удивило.
   Ярослав весь оставшийся день сгорал от любопытства, но лишь после ужина смог спросить у Алексимо, что же это было.
   - О! Я совсем забыл тебе рассказать. Это - "лесной" народ.
   - "Лесной" народ?! Но кто это?
   - О них мало что известно. Но всё, что знаю, я сейчас расскажу. Во-первых, они не люди, то есть не совсем люди. Они похожи на нас - высокие, стройные, необычайно красивые. У них белая кожа, неподдающаяся загару, волосы цвета пламени, раскосые глаза с вертикальными зрачками. Наверняка видят в темноте, - тут Ал в упор посмотрел на Ярослава. - Кстати, глаза у них цвета Солнца или его камня, ализара*. Как у тебя.
   - Цвета Солнца? Янтаря?! Правда? Интересно было бы посмотреть. У нас на Земле это довольно-таки редкий цвет глаз, даже скорее оттенок... А тут целый народ! Но, подожди. Почему ты говоришь так, словно цвет глаз и волос - это отличительная черта? Неужели, во всём Дрэгаре нет других рыжих и янтарноглазых?!
   - Ты что ещё ничего не понял? Какие цвета волос и глаз ты до сих пор видел?
   - Я?! Ну, брюнетов, шатенов, блондинов. Карие, голубые, чёрные и пару раз зелёные глаза... Но я всё равно не понимаю!
   - Знаешь, иногда ты кажешься мне ужасно недогадливым. Да, никто из людей не обладает, как ты говоришь, рыжими волосами и янтарными глазами. Да, это отличительная черта лесного народа! И если у обычного человека есть либо волосы, либо глаза такого цвета - это означает только одно - он полукровка и наравне с человеческой кровью в его жилах течёт и их желтая кровь. Хотя лично я такого никогда не видел. Говорят, их очень мало. Дело каждого верить в это или нет. Например, если бы я не знал, что ты из другого мира, я бы мог подумать, что, наконец, встретил одного из них. Так что не удивляйся, если кто-нибудь назовёт тебя полукровкой.
   - Ну, ничего себе! - Ярослав с трудом усваивал полученную информацию.
   - Уши у них заострены кверху. Слух - потрясающий. Они отличные охотники - всё видят, всё слышат, стреляют так, что все наши лучники против них, что малые неразумные дети. Очень ловки и смелы.
   - И где же они живут?
   - В лесах. Лесной народ не признаёт наших границ, они вне их. У них собственное государство, по крайней мере, в нашем понимании. Ими правит король и его подруга - хотя мы и зовём её королевой, на самом деле она нечто вроде мага...ведьма! Насколько нам известно, они не всегда составляют супружескую пару. Но правят вдвоём. Оба эти "поста" передаются по наследству. Кстати, некоторые называют это народ "солнечным".Вот, пожалуй, и всё.
   - А этот звук?
   - Это рог. Этим звуком лесной народ предупреждает, когда переходит наши дороги.
   - Но почему?
   - У нас что-то вроде договора - они не трогают нас, а мы их. Мы даже сталкиваться стараемся поменьше.
   - Странно...
   - Ничуть. У каждого народа своя жизнь, свой Путь.
   Больше Алексимо ничего не мог рассказать о "солнечных". Но зато выяснилось много другой "позабытой" информации. В том числе и существование некоего Ордена Хранителей, занимающегося поисками детей с магическими способностями, отбором талантливых и способных и доставкой их в Страну Магов. А самое главное, выполняющего функцию земной инквизиции, а именно занимающегося уничтожением всех шарлатанов, в меньшинстве своём дурящих людей, ну а по большей части являющихся просто-напросто пропущенными детьми или признанными недостойными обучения. Именно так оберегался приоритет в магии. Одевается этот Орден в красные одежды с чёрной молнией на плащах. Они отличные войны и подчиняются только Ордену Магов. Обычные смертные старательно избегают всяческих встреч с Хранителями.
   И кто мог знать, что уже на следующий день Ярославу придётся столкнуться с ними и испытать мастерство этих воинов на себе?!
  
   Лагерь готовился ко сну. Ужин уже прошёл и Ярослав сидел в тени могучего дуба и наблюдал. Алексимо укладывался, Мьерго давал последние указания Ларсу. Фъерко будет первым караульным на сегодняшнюю ночь. Другие двое тоже занимались делами: Норес точил двуручный меч, а Тэпер играл на губной гармошке какой-то грустный мотив. Было как-то чересчур тихо. В лагере определённо кое-кого не хватало. Но, к сожалению, он уже никогда не сможет посидеть со всеми у костра...
   Мьерго оставил в покое свою "жертву" и крадущейся походкой обошёл лагерь, в последний раз проверяя всё ли в порядке. А потом лёг у огня, не убирая далеко меч - он всегда спал как кошка, вполуха. Весельчак Ларс, напевая какую-то фривольную песенку (видимо, в попытке разрядить обстановку), жонглировал ножами. Всё было спокойно.
   Максо сидел у костра и возился с арбалетом. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Ярослав поднялся, подошёл к вору и сел рядом. Через несколько секунд тот поднял голову и посмотрел на Яра:
   - Что-нибудь случилось?
   - Да нет. Просто хотел тебе сказать...там, когда на нас напали разбойники, ты... действовал мастерски... Но как ты в него попал? Его же совсем не было видно!
   - Очень просто. Я проследил направление полёта стрелы, учёл силу ветра и вектор отклонения, - Лемс вдруг замолчал, а потом продолжил уже с широкой улыбкой на лице: - Вообще-то, самое главное, немного удачи. И всё. А вот вы...
   - Нет-нет, Максо. Давай на "ты".
   Одиночка кинул на него удивлённый взгляд.
   "Кажется, я сделал что-то не то. Может ли вор обращаться к дворянину на "ты"? Конечно, нет! Ну и ладно, черти с ними, с этими правилами! Что сделано, то сделано!"
   - Ну что ж... Ты!.. действовал великолепно. До сих пор не понимаю, как ты сумел справиться с тем великаном.
   - Если честно, я тоже, - Ярослав усмехнулся. - Просто, когда я понял, что всё, это конец...меня обуяло такое чувство злости, что я... Я даже не помню толком, как всё случилось.
   - Да? Может, это своего рода второе дыхание?
   - Вряд ли. Когда Зао был мёртв, всё закончилось. Дальше я сражался с ясной головой. Раньше со мной случались неконтролируемые всплески ярости, но тогда всё было по-другому. Это было всего лишь дважды, но про оба раза я бы предпочёл забыть. Они были ...более масштабны, если можно так сказать.
   Оба немного помолчали, излишне внимательно рассматривая танцующие языки пламени.
   - Кстати, где ты учился фехтовать? В Ильмасе?
   - Да, я прожил там какое-то время, - "Вот чёрт, я же почти ничего не знаю об Ильмасе! Надо бы пораспрашивать Ала. Не дай бог, Максо меня о чём-то спросит! К тому же, я даже не говорю на ильмаском, хотя по легенде прожил там почти всю жизнь!"
   - Сразу видно их технику. Я всегда считал, что она гениальна. Чего только стоит использование сразу двух рук во время боя!.. Но мне она не хочет даваться. Да и вообще, я и меч плохо ладим, - лёгкая усмешка скользнула по губам вора.
   - Да ладно тебе.
   - Нет, я серьёзно. Вот арбалет это да! И ножи. Я ими все, что хочешь, сделать могу. А меч...нет, - Максо на некоторое время замолчал, словно раздумывая, а потом нерешительно произнёс: - Непривычно сознаваться в неумении, но... Ярослав, а ты не мог бы меня немного поучить, может с твоей помощью у меня что-нибудь да получиться.
   - Конечно, Максо. В любое время.
   - Отлично! Как насчёт завтра?
   - Хорошо. А сейчас я пойду немного прогуляюсь.
   - Куда ты собрался, на ночь глядя?
   - Да я тут, недалеко. Я быстро, - Ярослав поднялся: - Скоро вернусь.
   Он тихой неспешной походкой отошёл от костра, кивнул Ларсу и вошёл под кроны деревьев, уже тонущих в сумраке приближающейся ночи. Яр не понимал, что его тянет. Но с тех пор как оказался в этом мире, он целиком отдался интуиции. Вот и сейчас он просто шёл, не задаваясь вопросом "зачем", и всматривался в полумглу леса...
  

Глава XІІІ

   Темнота охватила мир. Было тихо, если это определение можно применить к описанию ночного леса. Шелестели кроны деревьев...рядом хлопнули крылья ночной птицы...где-то недалеко пробежал зверь... Ярослав усмехнулся: "Странно, но для городского жителя я чувствую себя здесь слишком уютно!"
   Внезапно, где-то на грани слуховых возможностей человека раздался какой-то звук, явно не вписывающийся в общую картину природы. Яр постарался как можно точнее определить направление и отправился туда. По мере приближения к источнику звук становился громче, но от этого отнюдь не понятнее.
   Неожиданно лес расступился. И перед Яром предстала картина, в реальность которой просто невозможно было поверить. Он увидел четырёх людей, трое из них были облачены в красные одежды, а на развевающихся плащах мелькали чёрные молнии. Прямо перед ними сверкали голубовато-зелёные полусферы, защищающие их от огненных шаров, посылаемых четвёртым. На нём были серые брюки, коричневая куртка и серый же плащ с капюшоном. И выглядел он слишком заурядно для того, что вытворял. Стоя прямо, левая нога чуть позади правой, и вытянув обе руки вперёд, он безостановочно посылал с ладоней чистое пламя, которое при приближении к врагам (а это, без сомнения, было именно так) материализовывалось в три шара, по числу противников.
   Но воинам Ордена Хранителей, а, судя по всему, это были именно они, надоело лишь защищаться, и они двинулись вперёд под прикрытием своих полусфер-щитов, на ходу доставая мечи, светящиеся равномерным чёрным светом. А их противник, поудобнее перехватив посох, который до этого просто лежал на земле, начал медленно крутиться на месте. Не прошло и десяти секунд, как скорость его вращения стала просто невозможной - человек исчез, остался лишь вихрь воздуха. Хранители принялись его окружать и, сомкнув кольцо, явно уверились в своей победе. Выставив мечи перед собой и "убрав щиты", они бросились вперёд. В то же мгновение от вертящегося волчком незнакомца разлилась белая волна. Она просто сшибла нападающих с ног, откинула их на расстояние десяти-пятнадцати метров и пропала. Маг обессилено зашатался, а Хранители медленно зашевелились и потихоньку стали подниматься, со злостью сжимая мечи. Стало ясно - будет бой, а трое на одного это как-то не честно. Да и кем бы ни оказался этот парень, к Хранителям у Ярослава не было никаких положительных эмоций.
   Тем временем войны Ордена бросились на мага со всех сторон. А тот, до этого казавшийся абсолютно безоружным, вдруг выхватил длинный узкий клинок меча прямо из посоха и легко отразил первую атаку.
   Решение пришло само. Сжав в ладони рукоять меча, Яр стал медленно приближаться.
   Тот, кто говорит, что Хранители отличные бойцы явно лукавит - таких воинов Ярославу ещё не приходилось видеть. А он сражался со всеми бойцами барона де Крона. Даже лучшие люди Алексимо, такие как Мьерго, Тэпер, Норес и Ларс, вряд ли бы вышли из этой стычки без потерь.
   Постепенно переместившись ближе к магу, Ре'мьеро ни с того ни с сего почувствовал просто огромное желание набедокурить:
   - Извините, что помешал вам развлекаться, но что-то скучно стало в эту тихую ночь! Не возражаете?! - отразив первую атаку, Ярослав улыбнулся напарнику. При ближайшем рассмотрении тот оказался довольно-таки молодым парнем, лет этак семнадцати-восемнадцати, черноволосым и черноглазым, немного бледным и явно измученным. Но это абсолютно не мешало ему великолепно обращаться со своим немного странным мечём.
   - Нет, что вы. Я думаю, их тут и на двоих вполне хватит. Так что присоединяйтесь! - его лицо вдруг засветилось такой лукаво-озорной улыбкой, что Яр рассмеялся по-настоящему, искренне. Так, как не смеялся уже давно. И стало так легко, весело, свободно...
   Бой оказался жестоким. Мстиславский второй раз в этом мире дрался "до конца". Но в первый раз это были всего-навсего разбойники. Пусть и многочисленная, но плохо организованная и слабо готовая к отпору толпа. Сейчас же, перед ним стояли отличные бойцы, казалось, созданные для битв, не люди - инстинкты. Молодым людям приходилось выкладывать по полной, чтобы сохранить видимое равенство сил. Никогда ещё Ярослав не чувствовал себя таким уязвимым. Но он знал, что не имеет права проиграть - не сейчас, слишком рано, не выяснены ещё причины его пребывания в этом мире. И Ре'мьеро старался, вспоминая всё чему его учили и всё, что он знал и умел до этого.
   Неизвестно, чем бы закончилась эта битва, но через некоторое время Хранители вдруг начали отступать. Вряд ли они устали. Скорее решили отложить расправу на "потом". Дойдя до противоположного края поляны, на которой и происходила эта сцена, они окутались чёрным маревом и...исчезли.
   - Уф-ф-ф... - незнакомец просто осел на землю. Было видно, что он чертовски устал. Руки его слегка дрожали, когда он вставлял меч обратно в посох, служивший оказывается ещё и ножнами.
   - Да уж, хорошо повеселились, - Яр рухнул рядом. - Ярослав! - протянул он руку магу.
   - Виктор! - парень, улыбнувшись, ответил на рукопожатие.
   В это же мгновение Ярослав услышал знакомое "чертыханье". Подняв глаза, он увидел Алексимо, Тэпера, Нореса и Мьерго с оружием наготове. (Как потом оказалось, Ларс услышал шум драки и поднял тревогу, но добежать они успели только к эффектной концовке с исчезновением, покруче, чем у Копперфильда!).
   - Ну, Ярослав, тебя просто притягивает к неприятностям, - Ал подошёл к сидящим "воякам". - Но, если то, что было до этого, цветочки, то Орден Хранителей на хвосте - это уже ягодки.
   - Я тоже рад тебя видеть, Алексимо! Ты же знаешь, что я не могу сидеть на месте, когда где-то начинаются развлечения, - Яр плутовато усмехнулся и с трудом встал на ноги. - Кстати, знакомься, это Виктор. А это барон Алексимо Ре'дьяго де Крон, мой дядя.
   Виктор поднялся и слегка склонил голову в знак почтения. Но было очевидно, что никакого благоговения он в этот церемониальный жест не вкладывал. Ярослав повнимательнее присмотрелся к нему. Несмотря на юный возраст у Виктора были глаза много повидавшего и пережившего человека. В нём не было надменности, чванства или бравады. Только самоуважение, ум и ирония. Знакомое сочетание...
   - А это Тэпер Варшек, Норес и Мьерго - начальник личной охраны барона, -представил Яр остальных.
   - Как я понимаю, Виктор, вы - маг, - это Алексимо, как всегда не спрашивает, а утверждает.
   - Да.
   - Тогда чем же вы не угодили Ордену Хранителей, юноша?
   - Я - Недостойный, - несмотря на прозвучавшую фразу, в голосе мага чувствовалась гордость.
   - В смысле...
   - В смысле, мою магическую силу посчитали уж слишком маленькой, чтобы тратить на моё обучение драгоценное время и силу, барон, - перебил Ала Виктор.
   - И, кажется, погорячились, - констатировал Мьерго, осматривая поле боя. Сам того не заметив, он разрядил довольно-таки щекотливую ситуацию - Алексимо, конечно, терпеливый и понимающий человек, но не настолько, чтобы позволить перебивать себя неизвестно кому. - Может, мы лучше продолжим этот разговор в лагере? Что-то мне здесь не особо нравиться.
  
   Продолжить в лагере тоже не получилось. Тэпер предложил немедленно снять лагерь и в самые кратчайшие сроки оказаться как можно дальше от места стычки. Предложение поддержали все - никому не хотелось неожиданно заполучить в гости кого-то из Ордена Хранителей...
  
   Дорога снова гостеприимно ложилась под копыта лошадей. На востоке забрезжил рассвет. Лучи ещё нерешительного солнца медленно пробирались между холмами, сменившими уже исчезнувший за горизонтом лес. Кавалькада медленно, но верно, продвигалась на северо-восток, к столице. Виктор догнал Ярослава - ему выдали последнюю оставшуюся запасную лошадь - не идти же ему пешком.
   - Ярослав, я хотел поблагодарить тебя за то, что ты вмешался и помог мне...
   - Не сильно я тебе и помог. Ты и сам бы наверняка справился, правда, заняло бы это больше времени, но...
   - Что-то сильно сомневаюсь. Они гнали меня уже не первый день, и сил не хватало даже на простейшую магию. Не то, что уж...
   - На простейшую?! Ты хочешь сказать, то, что я видел, всего лишь простейшая магия?!
   - Конечно. Магия безгранична... Проблема, правда, заключается в том, что каждый воин Ордена Хранителей носит амулет, предохраняющий владельца практически от любого магического воздействия. Если бы не ты... Всё равно спасибо. Хотя зря ты это сделал.
   - Вот повороты... То спасибо, то зря!
   - Нет, не подумай, что я не благодарен, просто ты навлёк на себя большие неприятности и мне жаль, что я послужил тому причиной.
   - Перестань, Виктор. Неприятности - это моя вторая натура, а первая - это умение их наживать, - Яр усмехнулся.
   - Странный ты человек, Ярослав. Что-то в тебе не так, вот только не могу понять что. Вроде бы дворянин, да не чураешься панибратства. Компания у тебя интересная. Барон, твой дядя, хотя кровного родства я между вами не чувствую. Его люди, это ладно, они преданы ему до мозга костей. Но вот блондин...он ведь вор, причем небывалой квалификации! Что заставляет вас держаться вместе? Хотя стоп, это всё не моё дело... - Виктор ненадолго замолчал. - Неприятностей ты не боишься, а ведь они будут исходить не только от обиженного Ордена Хранителей, но и непосредственно от самих магов. А ведь Хранители по сравнению с ними всё равно, что сельская стража против Мастеров клинков.
   - Знаешь, неприятности у магов мне как бальзам на душу.
   - Но почему? Многие даже говорить о них бояться, а ты...не понимаю!
   - А это и не нужно. Скажем так, они мне очень сильно насолили и я не намерен это сносить.
   - Куда вы направляетесь?
   - В столицу. Там у нас небольшое дело. А потом, скорее всего в Калибэ.
   - Но туда ведь невозможно попасть.
   - Нет ничего невозможного. Мы попытаемся.
   - Невероятно... - Виктор был явно ошарашен услышанным. - Ярослав, я хочу попросить тебя...
   - О чём?
   - Разреши мне сопровождать тебя. Я всю жизнь презирал магов, хотел отомстить им за жизнь, на которую они меня обрекли. И вот я встречаю человека, хотя бы частично разделяющего мои чувства. Я хочу помочь. Хочу отплатить добром на добро. Обещаю не задавать лишних вопросов. Я многое умею и многое знаю. Я буду полезен, - юноша выжидательно посмотрел на Ре'мьеро.
   - Ну что ж, если ты действительно хочешь этого, я не вправе тебе мешать, - улыбнувшись, Ярослав подмигнул магу.
   - Вот и отлично!
  
   ...Привал сделали сразу после полудня. Пообедали. И, чуть отдохнув, Яр занялся Максо. Ведь обещания необходимо выполнять!
   Первый урок принёс им всем немало весёлых минут. Вор действительно "не ладил" с мечом. И это ещё слабо сказано! Начинать пришлось заново, с самых азов. Ярослав никогда не мыслил себя в роли учителя - тем более в "предмете", который сам лишь недавно освоил - но ему пришлось постараться, ведь Максо на него надеялся. А Ре'мьеро почему-то очень не хотел его разочаровывать...
   Как-то так, просто и незаметно, Ярослав "оттаивал", находя удовольствие в общении с окружающими его людьми. Такими разными и, казалось бы, посторонними... Но было между ними и что-то общее, роднящее их. Может быть одиночество?..
  
  

Глава XІV

  
   День проходил за днём. Преодолев холмы, отряд выбрался в долину Сэв - широкую равнину, что занимала всю центральную часть Самбро. Проехав по тракту минуя Ламбрэ - третий по величине город Самбро, они переправились на пароме через Великий Лар, превосходящий протяжённостью все земные реки. Даже Амазонка претендовала бы лишь на второсортный приток. Лар пересекал весь Западный материк с северо-запада на юго-восток, беря своё начало в Северных Пиках (сравнимых разве что с Гималаями). Чтобы пересечь его, парому понадобилось почти три часа! А противоположный берег представлял собой лишь полоску на горизонте. Да, воистину, эта река велика!
   ...Паром медленно сокращал расстояние до противоположного берега. Его приводили в движение десять мужчин, крутящих огромное колесо с натянутой на него верёвкой. Все как на подбор широкоплечие, с буграми мышц, перекатывающихся на руках и спине при каждом синхронном движении, с обветренными лицами от постоянного пребывания на свежем воздухе, с бронзовым загаром...
   Не став вдаваться в глубокое изучение способа передвижения, Ярослав с восхищением разглядывал открывающийся с палубы вид.
   - Впечатляет... Не правда ли? - раздался голос за спиной.
   - Да, Максо... Ты прав. Это впечатляет! Такой величественной реки я не видел никогда.
   - Разве ты не бывал здесь?! - с лёгким изумлением поинтересовался вор, опершись на перила рядом с Яром. И тут же сам себе ответил: - Да, точно, ты ведь всё это время пробыл в Ильмасе... Неплохая страна.
   - Да, неплохая... - Ярослав судорожно пытался придумать способ увести разговор от столь скользкой темы. Но Максо, как видимо, совсем и не хотел пускаться в разговоры о маленьком южном консидле.
   - Но Самбро мне нравиться больше. Огромная страна, обширные земли, много людей, много...
   - Того, что плохо лежит, - не удержался Яр.
   - И это тоже, - криво усмехнулся Максо. - Не одобряешь?
   - А я имею на это право?! Не мне тебя судить. Каждый сам выбирает путь.
   Максо не смог сдержать какой-то недоверчивой, но тем не менее тёплой улыбки.
   - И всё-таки красиво здесь! - произнёс он после минутного молчания.
   - Красиво... - как эхо отозвался Мстиславский, не в силах оторвать взгляд от начинающегося заката. Огненно-красный пылающий диск величественно опускался в бесконечные воды Великого Лара, окрашивая их алым пурпуром. Волшебное зрелище. Чарующее.
   "Красиво!"
  
   ...Стены кабинета тонули во мраке. Освещён был только изящный столик на резных ножках. По обеим его сторонам стояли глубокие кресла. В одном из них сидел человек. Ещё молодой, русоволосый, с бездонными голубыми глазами и чувственными губами с лёгким изломом. Красив и изящен. Да, именно таким был известный самберский ловелас и дуэлянт, герцог Лютьер Ре'марье де Тепс. В его жизни существовало только три страсти: одна - это женщины, другая - всё изящное, сюда можно отнести и первую, ибо нет ничего более изящного в мире, чем женщины. Ну а третья, и, пожалуй, самая главная страсть - это любовь к своей стране. Да-да, интересы страны в его жизни стояли намного выше интересов личных.
   Вот и сейчас, пренебрегая встречей с очередной своей прекрасной "жертвой", он ожидал важного гостя. Гостя, чьи жизнь и благополучие напрямую связаны с будущим Самбро. Гостя, за которого он готов отдать свою жизнь...
   Дверь бесшумно отворилась, и в кабинет вошёл мужчина, одетый во всё чёрное с серебряной отделкой. Ещё пара шагов и он попал в круг света, исходящего от витого канделябра на столе. Высокий, широкоплечий и стройный; короткие черные волосы чуть отблескивают синевой, а серые глаза смотрят прямо и открыто. Не красавец, но есть в нём что-то, что неминуемо притягивает людей и заставляет их идти за ним. Наверное, "внутренний свет".
   Герцог поднялся навстречу и протянул руку. Гость ответил на рукопожатие, затем оба сели в кресла. Вошедший слуга поставил на стол поднос с вином и фруктами, немедленно удалившись.
   Только после этого они нарушили молчание:
   - Рад тебя видеть живым и невредимым Лютьер!
   - И я рад. Но ты безумно рискуешь, приехав в столицу. Надеюсь, тебя привели сюда достаточно серьёзные дела. Сейчас не время попусту рисковать и подставляться...
   - Самые что ни на есть серьёзные. Надо встретиться с несколькими людьми.
   - А нельзя было встретиться с ними за пределами Виньеры?
   - Перестань, Лютьер. Ты похож на истеричную даму, - гость успокаивающе улыбнулся.
   - Я просто беспокоюсь за твою жизнь и за общее дело.
   - Я понимаю.
   - Ты, наверно, устал с дороги. Я приказал приготовить тебе комнату. Ты ведь остановишься у меня?
   - Да, спасибо. Ты прав, мне нужно отдохнуть. Завтра много дел.
  
   Фернандо стоял на балконе, отведённой ему комнаты, устремив взгляд вниз, на столицу. Он не видел её уже пару лет и был рад снова оказаться здесь. Осталось совсем немного времени, и он снова вернётся сюда. Вернётся победителем. Почти все дворяне уже на его стороне, работает большая агентурная сеть, собрана огромная армия, ещё несколько месяцев и всё. Но необходимо лично поговорить с парой человек. Именно ради этого Фернандо и вернулся в столицу, вопреки всем возражениям Леля. Хотя на самом деле причин так рисковать не было, встретиться с этими людьми можно было где угодно. Вот только инстинкт подсказывал будущему монарху, что сейчас он должен быть именно здесь, что в ближайшее время должно что-то произойти и ни в коем случае нельзя пропустить этот момент. Момент, который может многое изменить в его планах. Многое, если не всё. Поэтому он и здесь, поэтому он не покинет Виньеру пока не узнает...чего?.. он пока ещё и сам не понимал, но был уверен, что скоро всё выяснится.
  
   Ярослав с удовольствием потянулся и чуть приподнялся на локтях. Вокруг, куда не посмотри, раскинулось широкое поле. Высокая, сочная трава чуть колыхалась, исполняя "песню" для друга-ветра. Рубиново-красные цветы алели каплями крови. На лазурном небе за всё утро не появилось ни облачка. Благодать!
   Рядом раздались чуть слышные шаги. Мстиславский оглянулся и, к своему удивлению, обнаружил прямо перед собой носки сапог. Легко опознав их владельца, Яр поднял глаза. Виктор стоял, устремив взгляд вдаль на беспокойное изумрудное "море", чуть опираясь на посох.
   - Сегодня будет гроза.
   - Ты уверен? Что-то не очень похоже. На небе ни облачка. Да днём жарища будет, как бы до деревни доехать!
   - Тем не менее, Ярослав, будет дождь. Сильный. А насчёт крыши над головой - до темноты доедем. Правда, если вообще выедем, - маг хитровато усмехнулся, посмотрев прямо на "племянника" барона Ре'дьяго.
   - Да, выедем - выедем! Просто хорошо здесь, тихо, красиво так!..
   - Да. Целое поле кровянок. Знаешь, есть легенда, что впервые эти цветы появились на месте смерти одной прекрасной девы.
   - Правда? Ничего не слышал об этом... Расскажи. Ну, если не трудно.
   - Да чего уж тут трудного, - Виктор легко опустился рядом на примятую траву. Устроил длинный резной посох к себе на колени. - Давным-давно, когда на Дрэгаре ещё не было людей, но обитали другие народы, жил доблестный воин, был он отважен, но скрытен и нелюдим. Прямо-таки опасался приближать к себе кого бы то ни было. Всё время один, всё время в скитаниях... Однажды, он встретил незнакомку - то ли спас её от кого-то, то ли просто случайно столкнулся - об этом легенда умалчивает. Но известно, что та дева полюбила воина всей душой, готова была пойти с ним хоть на край земли. Однако он отверг её, прогнал, запретил даже приближаться к себе. Но дева не послушалась и, несмотря на то, что слова его причинили ей невыносимую боль, не покидала избранника ни на минуту. Она, в своём роде, преследовала воина. Но её вела любовь, нерушимая как сам мир. Всё это продолжалось очень долго, не один год. Он пытался прогнать деву, а она всё так же следовала за ним. Иногда воин вдруг заговаривал с ней тепло, ласково, с улыбкой - быть может, начинала таять стена льда, что он воздвиг вокруг себя... Но это никогда не продолжалось долго и он снова ожесточался. Не известно, чем бы закончилась эта история будь у этих двоих больше времени. Но у них его не было. В один вечер всё изменилось. К воину пришёл старый, заклятый враг. Он долго искал возможность убить героя. И вот, наконец, встретился с ним "один на один". Воин никогда не отказывался от боя. Не отказался и в этот раз. Это и стало его ошибкой. Враг оказался слишком коварен - он был готов на всё для достижения цели. И в момент, когда воин меньше всего этого ожидал - был абсолютно поглощен боем, - из ближайших зарослей пришла смерть. Там находился сообщник его врага - лучник, в нужный момент пославший стрелу в воина. Наверное, он не должен был пережить ту ночь. Однако судьба распорядилась иначе. Стрела вылетела, но нашла не ту цель. За долю секунды до выстрела, дева всё поняла. Почувствовала ли сердцем, увидела ли душой... Она успела. Успела закрыть собой своего избранника. Смерть взяла другую жертву. В миг, когда стрела пронзила деву, ледяная стена вокруг воина рухнула. Он понял, что любил её. Любил всем своим существом. Но боялся. Боялся именно этого - потерять её навсегда. Поздно. Осознание всего этого пришло слишком поздно!.. Дева умирала на его руках, улыбаясь. Наконец, она смогла сделать для него хоть что-то. Она дождалась тепла в его глазах, дождалась прикосновения его губ, дождалась слов любви... Дева умерла счастливой. Воин уничтожил обоих напавших на него. Но, когда вернулся к телу возлюбленной, он не нашёл его. Вместо этого вся поляна, на которой она спасла его ценой собственной жизни, оказалась усеянной кроваво-алыми цветами. Воин провёл на этой поляне несколько дней и ночей и, как только смыкал глаза, слышал её голос, чувствовал её присутствие... Будь он слабее духом, он бы умер на том же самом месте. Но наш герой не смог себе этого позволить - любимая умерла для того, чтобы жил он! И он ушёл. Никто не знает, что стало с ним дальше. Известно лишь, что где бы воин в последствии не проходил, везде оставались такие же поля кровянок - как будто дева сопровождала его. С тех самых пор, кровянки считаются цветами влюблённых, олицетворяют неразделённую любовь. Также эти цветы служат признанием - если кто-то получил букет или венок из кровянок, значит, чьё-то сердце "обливается кровью" от любви.
   - Печальная история.
   - Да. Мы слишком часто понимаем, что нам поистине дорого, лишь когда теряем это. Наверное, это один из негласных законов Природы.
   - Вполне может быть.
   Оба помолчали, наблюдая за всё увеличивающимися "волнами" трав.
   - Видно, на самом деле будет дождь - ветер всё сильнее, - через некоторое время произнёс Ярослав, чтобы хоть что-то сказать.
   - Будет.
   Ре'мьеро перевёл взгляд на собеседника, тот так и не поменял положения, всё ещё сжимая посох в руках. Высотой чуть больше полутора метров, из чёрного дерева, резной - покрытый то ли узорами, то ли непонятными письменами он не выглядел обычным, но, тем не менее, сейчас казалось невероятным, что внутри у него скрывается лезвие меча.
   - Что-то хочешь спросить?
   - Ну, да. Твой посох...
   - Да?
   - Никогда не видел ничего подобного. Я ведь не ошибся - это своего рода ножны?
   - Не ошибся. Да, это ножны. Внутри скрыт меч, - Виктор взялся за посох двумя руками и, совершив резкое движение, извлёк лезвие клинка. Обёрнутая разноцветными ремешками верхушка оказалась двуручной рукоятью длинного узкого меча, также покрытого замысловатым узором. Лезвие его не преминуло засверкать на солнце. Остальная часть посоха-ножен осталась в другой руке мага. - Я сделал его сам. И посох, и меч. Он заговорён - нет, не от поражения, от кучи других, мелких, но не менее важных вещей: кражи, затупления лезвия, банальной потери, воздействия воды и прочих природных стихий. Всего и не перечислишь. Он со мной уже лет шесть...
   - Ты не плохо с ним управляешься. Немного странная техника...
   - Это оттого, что я практически всему учился сам. Начальная база была слишком скудной. Что в технике боя, что в магии. Хватал везде понемногу, дорабатывал сам, что-то придумывал... И, как видишь, пока ещё жив, - Виктор усмехнулся.
   - Ладно, меч. Но как ты освоил магию?
   Недостойный не спешил отвечать. Яр уже начал подумывать, что зря затронул эту тему, но маг всё-таки заговорил. Тихо, не спеша, чуть растягивая слова, словно сам он был где-то далеко. Вполне возможно, что так оно и было.
   - Природный дар. Он послужил мне фундаментом. Какие-то душевные встряски также давали толчки к его развитию. Плюс у меня есть один маленький талант - из вороха подделок и безделушек я всегда могу выбрать поистине важные и полезные книги и амулеты. Ну и, конечно же, тренировки, благо Хранители мне в этом очень помогают!
   Ярослав не успел ничего ответить. Трава снова зашуршала.
   - Ярослав, Виктор, вы собираетесь проваляться здесь весь день?! Или мы всё же попробуем выехать?!
   Алексимо явно был на взводе. В голубых глазах поблескивали характерные огоньки, не предвещающие провинившимся ничего хорошо. Как не хотелось Ярославу шевелиться, он поспешил встать - знал наверняка, когда Ал в таком настроении, лучше сделать так как он хочет - во избежание тяжких телесных повреждений. И ещё надо подумать чьих...
   А ветер уже беззастенчиво завывал и гнал пыль прямо в лица посмевшим пойти против него...
  

Глава XV

  
   Прошло уже две недели после встречи с Виктором. Занятия с Максо Ярослав проводил каждый вечер и тот уже делал немалые успехи. Орден Хранителей пока не беспокоил. Всё было тихо и спокойно. Подозрительно тихо и спокойно. До столицы осталось совсем немного. Впереди их ждал Королевский лес.
   Когда Алексимо рассказывал о нём, Яр слабо верил в существование такого чуда. Но вот теперь лес у него перед глазами. Ещё час и всадники будут там...
   Королевский лес был грандиозен! Деревья-исполины, с невообразимо пышными кронами, разнообразный подлесок, небывалые растения - флора просто потрясала! Обитатели леса тоже не подкачали. Здесь водились животные со всей территории Самбро и даже те, что давно вымерли в других местах - настоящий кладезь чудес!
   Заповедный лес.
   Но этот лес был опасен настолько же, насколько был прекрасен. Помимо диких зверей, которые, в общем-то, не опасны для такого многочисленного отряда, да к тому же крайне редко покидают заросли, тут были ещё и...Стражи. Люди, охраняющие лес. От чего? От любого вида вмешательства (никто кроме монарха и лиц, отмеченных его благосклонностью, не имел права находиться на его территории). Люди, положившие всю свою жизнь на процветание и целостность Королевского леса.
   "А вот и он перед нами, величественный и неповторимый! Что ж, попытаемся не делать ничего, способного привлечь внимание Стражей..."
  
   "Нет, это просто невозможно! Сделаны даже специальные места для привалов с уже заготовленным запасом дров! Здесь полностью исключается необходимость сходить с дороги и заходить в лес! Но чем меньше необходимости, тем больше появляется желания. Этого чувства у меня не было со времён армии - этакого "чувства противоречия". Этот "зуд" можно утолить только небольшой вылазкой, так как перетерпеть его просто невозможно. Остаётся только найти наиболее подходящие время, место и возможную причину на случай обнаружения Стражами. Хм-м... Кажется меня опять потянуло на приключения. Что ж, так тому и быть. Не зря же ребята называли меня "ходячей проблемой! Наверное, все мои неприятности от того, что я не могу совладать с природным любопытством и жаждой непознанного..."
  
   Ярослав так и не нашёл подходящей причины, но это его ни сколько не остановило. Стояли сумерки, самое подходящее время. Через час совсем стемнеет, но он не собирался забираться далеко вглубь леса и планировал вернуться до этого времени...
   Заметно стемнело. Яр медленно пробирался назад, чрезвычайно довольный прогулкой. Чтобы рассмотреть поближе это Чудо Природы, стоило нарушить правила. Ничего подобного Мстиславский никогда не видел и вряд ли уже увидит!..
   От размышлений его отвлёк лёгкий свист. Не успел он сориентироваться, как в дереве в миллиметре от его шеи задрожала опереньем стрела.
   - Ещё шаг, льего, и ты труп.
   "Ну вот, снова "льего", - промелькнуло в голове у Ярослава, пока он медленно поворачивал голову, чтобы установить источник голоса. Им оказалась фигура, закутанная в чёрный плащ и держащая в руках лук. Сделан он был из какого-то странного материала, больше всего похожего на "лунный" камень.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Иду в лагерь, - логично ответил Яр, обдумывая возможные варианты дальнейших событий - надо было что-то срочно придумать, иначе ему несдобровать. Страж, а, судя по всему, это был именно он, имел право даже убить его за нарушение границы Королевского леса. Правда, до лагеря осталось всего метров десять - пятнадцать, но...
   - Я не спрашиваю, куда ты идёшь, льего. Я спрашиваю, как ты посмел зайти в Лес?! - судя по голосу это ещё молодой парень, но определить точнее не представлялось возможным - на голове его был глубокий капюшон, а луна как назло куда-то исчезла.
   И тут Яра осенило:
   - Позвольте представиться, я - Ярослав Ре'мьеро де Крон, племянник барона Алексимо Ре'дьяго де Крон. Он возглавляет наш небольшой отряд, направляющийся в столицу. Мы устроились на привал, тут, недалеко, и уже собирались лечь спать, когда услышали подозрительный шум в зарослях. А так как я находился ближе всех, я и решил проверить источник этого звука...
   "Вот чёрт, такой околесице я бы и сам никогда не поверил!"
   - Ты лжёшь, - перебил его голос Стража. - Ты шёл из глубины леса!
   - Не из глубины. Просто разыскивая источник звука, я, признаюсь, зашёл дальше дозволенного. Но, ничего не обнаружив, сразу же поспешил вернуться. Можно сказать, ещё пару шагов и я был бы уже в лагере.
   Казалось, Страж задумался. Потом, придя к какому-то своему решению, опустил лук со стрелой, до сих пор направленный Яру в лицо.
   - Хорошо, я поверю тебе. Но учти, старайся больше не обращать внимания на "подозрительные звуки", - в голосе Стража явно звучала издёвка.
   "Неужели пронесло?! Не верится..."
   - Благодарю... - Ярослав сделал паузу, ожидая, что Страж представится. Но тот молчал, размышляя о чём-то своём.
   - Я могу идти? - ничего не дождавшись, поинтересовался нарушитель.
   - Подожди. Ты сказал, что ваш отряд направляется в столицу...
   - Да.
   - С какой целью?
   - Это допрос?! - не выдержал Яр.
   - Не зли меня. Я ведь могу и передумать!
   Ярослав улыбнулся. Этот Страж явно был смел. Обращаться так с дворянином, пусть и проштрафившимся, по меркам этого мира не имел право даже монарх. А этот человек ещё и угрожает! Интересно...
   - Ну, хорошо. Мы едем на встречу с монархом.
   - Как интересно... Вот что Яр...Ярос...лав, - с трудом произнес его имя Страж. - Так?
   Яр кивнул.
   - Я сделаю вид, что тебя здесь не было, и ты не подвергнешься никакому наказанию со стороны монарха. При одном условии.
   - При каком?
   - Оказывается, мне с вами по пути, а дорога до столицы небезопасна для одинокого путника. Так что...
   - Ты хочешь присоединиться к нам? Но с каких пор Стражи покидают Лес!?
   - А вот это уже не твоё дело. Мне нужна ваша компания и небольшая помощь для встречи с монархом, если у меня с этим возникнут проблемы. В ответ, я закрою глаза на твоё нарушение. После этого твои услуги больше не понадобятся.
   - Не думаю, что наша компания самая подходящая. Но, если вы желаете, то прошу, - "Что-то здесь не так. Но что? Надо обдумать..."
   - Вот и отлично, - Страж направился мимо Ярослава к лагерю. Его походка была абсолютно бесшумна, казалось, он плывёт над землёй. И даже его плащ не цеплялся за кустарник и выступающие из земли корни деревьев.
   - Подожди, - окликнул его Ре'мьеро. - Я так и не знаю твоего имени.
   Страж обернулся, и одновременно с этим вышла из-за туч полная, чуть желтоватая луна.
   - Аиша, - произнёс он совсем другим, нежным и мелодичным голосом, одновременно скидывая капюшон плаща. Затрепетали на ветру огненные волосы, заплетённые в странную причёску, состоящую из косичек и некоторых других творений парикмахерского мастерства с вплетёнными разноцветными лентами; сложились в лукавую улыбку коралловые губы; задрожали длинные чёрные ресницы, прикрывая огромные и чуть раскосые зелёные глаза...с вертикальными зрачками... "Вертикальными?! Ладно, об этом позже..."
   - Девушка?! - в недоумении воскликнул Ярослав. - Но ведь это невозможно! Стражами могут быть только мужчины! Или ты не Страж? Тогда к чему весь этот спектакль?!
   - Ах, сколько вопросов сразу! Только ответов на них тебе знать необязательно.
   - Ну, уж нет! Сначала меня чуть не прикалывают стрелой как бабочку, потом заставляют отчитываться, шантажируют, а после ещё и отказываются ответить на вполне закономерные вопросы!..
   - Хорошо, - улыбка исчезла с её прекрасного лица, сменившись задумчивостью. - Мой отец был Стражем, и после смерти должен был оставить свой участок леса сыну. Но у него его никогда не было. И он оставил всё мне. Однако Совет Старейшин* воспротивился его последней воле. И теперь мне просто необходимо увидеть монарха и уговорить его разрешить мне занять место отца. Королевский лес - мой дом. Отец выучил меня всему. Я знаю, что достойна! Я смогу! - Казалось, сейчас она говорит не с Ярославом, а уже убеждает Его Величество Лехандро. - Прости, что вынудила тебя принять мои условия. На самом деле в этой части леса свой Страж... Я не имела никакого права... В общем, если ты не хочешь теперь меня видеть, только скажи и я уйду... - девушка чуть понурила голову.
   Ярослав подошёл к ней и заглянул в печальные глаза.
   - Не волнуйся, я выполню своё обещание.
   Она быстро вскинула на него свой взгляд. Он мгновенно потеплел и залучился благодарностью.
   - Пошли. А то меня наверняка уже ищут...
  
   Его действительно уже искали. Лагерь осветился светом факелов, мелькавших то тут, то там, и зазвучал множеством голосов, в основном окликавших его, Ярослава, или честеривших его же на чём свет стоит. Причём во втором случае особенно отличился Алексимо, как всегда наиболее точно и ёмко выбирающий подходящие эпитеты.
   Когда Яр со своей спутницей появились из леса, к ним кинулся весь отряд. Но Ярослав абсолютно не обратил на это внимания. Его мысли полностью занимала странная попутчица. Что-то было в ней такое...что-то необычное...что-то, что он упустил из виду...
   - О, Небо! - эта фраза, произнесённая немного изумлённым голосом Ала, вывела Ярослава из задумчивости. - Глазам своим не верю... Полукровка!
   "Точно! Вот оно!"
   Аиша лишь гордо вскинула голову.
   "Полукровка. Наполовину человек, наполовину "солнечная". Вот откуда её волосы цвета пламени, раскосые глаза с вертикальными зрачками (правда, зелёные, но...) заострённые ушки, виднеющиеся из-под странной причёски... Но как прекрасна... Богиня!"
   - Алексимо, это Аиша. Страж леса. А это мой дядя, барон Алексимо Ре'дьяго де Крон, - эти слова явно отрезвили Ала и вернули его в реальный мир.
   - Простите мою бестактность, лесса*. Совсем выжил из ума и забыл о приличиях. Рад знакомству.
   - Взаимно, - голос вежлив, но холоден.
   " Зацепил", - с сожалением подумал барон.
   А Ярослав уже представлял Аише остальных. Как их отряд увеличился за последнее время!.. Помимо его самого, Ала, Мьерго и трёх оставшихся воинов барона, к ним присоединились Максо Лемс - ловкий вор-Одиночка, Виктор - "недостойный" маг, а теперь и она, Аиша, несостоявшийся Страж, полукровка. Какая странная команда. Все они были отвержены. Все они шли, чтобы что-то изменить. Все они собрались, как ни странно, вокруг него, Ярослава Мстиславского, детдомовца, "чеченца" и ужасного циника. Но он менялся, потихоньку, практически незаметно, но неминуемо!
  
   Аише не спалось. Скоро рассвет... Лагерь спал. Горел костёр. Часовой, кажется его звали Норес, расхаживал неподалёку. А её не спалось.
   Она думала о своей жизни, о том, что произошло с ней за последние несколько месяцев. Умер любимый отец, единственный близкий и родной человек (если не считать сестры, но она так далеко... да и почему-то давно не появлялась). Аиша осталась одна. Совет Старейшин запретил ей быть Стражем, несмотря на просьбу отца. Отнял последнее, что у неё было!
   И вот она здесь, с незнакомыми людьми, доверившаяся совершенно чужому ей человеку... Почему? Она и сама не знала. "Есть в нём что-то... что-то светлое, честное, дарующее веру и надежду. А ещё его глаза...глаза цвета Ализара, глаза лесного народа... Но ведь в нём нет крови "солнечных". Я чувствую! Ничего не понимаю..."
   Вздохнув, девушка завозилась, стараясь устроиться поудобнее.
   "Что-то я слишком много думаю о нём. Это ни к чему. Это не нужно. А нужно поспать. Впереди меня ждёт дорога. Самая необычная и познавательная дорога в жизни. Ведь я никогда раньше не покидала лес, свой Королевский лес... Нужно поспать... А он...он никуда не денется. Он рядом. Этот человек со странным именем Ярослав. Человек с глазами самого Солнца..."
   Глоссарий:
   Одиночка - все воры Самбро объединены в Гильдию воров. Но есть действительно Мастера высокого класса, работающие только по сложным заказам. Они рискуют не просто свободой - жизнью и не хотят платить мзду в Гильдию, предпочитая работать в одиночестве. Их и называют Одиночками. Они сами по себе, Гильдия воров их не защищает, скорее, наоборот, при любом удобном случае ставит палки в колеса. Из-за всего этого их число редко превышает десятку на всю страну.
   Жмых - алкогольный напиток, вариант земного пива, но по крепости не уступающий сорокоградусной.
   Искра - магическая микроскопическая субстанция, своего рода катализатор, работающий сам в себе. Генерируя чистородную магию растет, что неминуемо приводит к повреждению границ и, соответственно, выплеску магии в окружающее пространство. Неизвестно, откуда появляются искры, событие это крайне редкое и очень опасное. Искра может как создать мир, вселенную, так и уничтожить его.
   Чистородная магия - самая древняя необузданная магическая сила, абсолютно не поддается управлению. Не скреплена ни с одним стихийным представителем (земля, огонь, воздух, вода); считается их прародительницей.
   Вселенский диск - в понимании жителей Дрэгара это пространство, на котором находятся все миры вселенной. Расходясь в свободном порядке от центра к периферии, миры теряют свою "реальность". Т.е. в центре располагаются настоящие магические миры, такие как Дрэгар, на всей остальной плоскости - их отражения, своего рода параллельные миры, а на самом краю - перевертыши - миры, потерявшие свою магию.
   Цент Мироздания - центр Вселенского диска; эпицентр взрыва той самой искры; "резервуар" чистородной магии, до сих пор способный создавать миры.
   Совершеннолетие юношей в Самбро наступает в двадцать пять лет. Для сравнения - в Ильмасе юноша становится взрослым в четырнадцать. Хотя в этих двух странах при наступлении совершеннолетия молодые люди получают совершенно разные права и обязанности.
   Обряд Упокоения - обряд похорон. Сожжение на костре. Жители Дрэгара не боятся смерти, они верят, что это не конец, это лишь пауза. Если человек вел себя достойно, то его душа вскоре найдет новое пристанище. Если же нет - душа будет уничтожена в пламени Недр. Никакой надежды на прощение и возвращение (прощать-то, в принципе, не кому).
   Песня "Война" из репертуара группы "Фактор 2".
   Ализар - местное название янтаря. Правда на Дрэгаре янтарь имеет только один цвет - желто-оранжевый, и считается камнем, олицетворяющим Солнце.
   Совет Старейшин - группа самых опытных (и, соответственно, самых старых) Стражей, решающая все вопросы внутри "клана".
   Лесса - вежливое обращение к незамужней девушке.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"