Бабинович Александр Игоревич : другие произведения.

Великая Легенда Эппов

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой первый роман. Фэнтези. Написанно уже много. Мечи, сказания, мифы, легенды, тайна. Любовь, друзья, враги, новые расы! Всё это есть в моём романе. Буду опубликовывать по частям. Приятного чтения и оставляйте свои комментарии! Обновленно 13.07.06


   Бабинович Александр Игоревич
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
   фэнтезийный роман.
  
  
  
  
  
   Адрес: Россия, г. Калининград, ул. Тихорецкая, дом 11, кв. 9
   (Индекс: 236005)
   Домашний телефон: (4012) 63-03-11
   Мобильный телефон: 89114583707.
   E-mail: redDiego@rambler.ru
  
  
   2006 г.
   Великая Легенда Эппов.

Часть 1.

Глава 1.

   Ренга встала с кресла и, оглядев всех присутствующих, начала свой рассказ. Несмотря на громкий вой ветра и на барабанившие по крыше капли дождя, её громкий и чёткий голос был хорошо слышен.
   - Бывали времена, когда маги жили среди обыкновенных людей. У них не было мест уединения, и они не могли свободно творить. Они сражались с людьми - теми, которые их презирали, ненавидели и веками истребляли. Но эта битва была бессмысленной... - Женщина глубоко вздохнула и замолчала. Дети внимательно смотрели на свою наставницу. Так прошло около минуты, пока одна из девочек сидящая около Ренги не спросила:
   - Моя наставница, с вами всё в порядке?
   Ренга вздрогнула и, вытерев слёзы, посмотрела на ученицу.
   - Да, моя дорогая, - сказала она. На улице сверкнула молния, озарив светом всё маленькую деревянную хижину. Взгляды учеников обратились к окну хижины, но ненадолго, так как наставница продолжила рассказ.
   - Люди боялись магии, и поэтому истребляли волшебников, которых в ту пору и так было очень мало; естественно те не могли дать достойного отпора. Кудесники мечтали уехать в такое место, где без всяких притеснений и лишений могли бы постигать великое искусство волшебства. Самые могущественные и увлечённые из них, объединившись в небольшую общину, покинули свои дома и на корабле отправились на поиски своей мечты, оставив за собой сотни других, с нетерпением ждущих их возвращения.
   Трудно судить о том, что произошло с путешественниками. Известно лишь одно, какая-то очень могущественная сила, с которой колдуны никогда не встречались, не дала им достигнуть своей цели.
   Это был не шторм, не ураган, не пираты - это было что-то очень неожиданное и сильное: ведь на борту были одни из самых могущественных магов и с этим справиться они наверняка смогли бы. Сильнейшее защитное заклинание не помогло. Тот, кто хотел им тогда помешать, справился со своей задачей.
   Прошли годы - голос рассказчицы дрогнул. - Не один десяток лет этих чародеев искали. Волшебники, творя группами, сильнейшие заклинания хотели узнать о судьбе путешественников. Колдуны не верили, что с могущественными чародеями могла случиться беда. И как-то одной предсказательнице было видение. В чём оно заключалось, уже все забыли, но это тогда было и не важно. Маги нашлись. Они смогли перехитрить неведомую силу и, пожертвовав кораблем, сотворили телепорт, который и перенёс их на ближайший остров - Ренга сделала паузу. - На тот самый, где мы с вами живём.
   В то время он не был заселён другими народами, и после тщательного изучения кудесники выяснили, что эта земля им подходит. Отчасти им повезло: они смогли выжить и найти место, о котором они мечтали, но беды продолжались. Дня через два на остров обрушилась вся сила стихии, поэтому им приходилось каждый день защищать его заклинаниями. Шло время, и силы магов начинали таять, а остров преподносил всё более серьёзные проблемы. Животные стали заболевать смертельной болезнью - такой маги ещё не встречали. Это был второй удар неведомых сил. Существа умирали десятками, а колдуны не могли ничего сделать. Еды вскоре не стало. Начался голод, и магия волшебников, лишённая подпитки, иссякла...
   Ренга снова оглядела учеников. Дети с нетерпением ждали продолжения истории, но их наставница молчала. Молчала долго; когда кто-то её окликнул, женщина вздрогнула и произнесла:
   - Мои ученики, я считаю, что на сегодня хватит. Идите домой, а вскоре я продолжу историю - на её лице появилась лёгкая улыбка. Ученики неохотно один за другим начали подниматься с коврика, который лежал посередине комнаты и выходить на улицу. Они были слегка удивлены тем, что наставница так резко прервала повествование. Через несколько минут хижина опустела.
   Ренга поднялась со своего кресла, чтобы закрыть за ними дверь, но тут увидела, что ушли ещё не все её ученики. На полу, сбоку от кресла, осталась сидеть совсем ещё маленькая девочка - та самая, которая спросила, почему наставница плачет.
   - А ты что не идешь домой? - строго спросила Ренга, но потом, смущённая своей грозностью, тихо продолжила:
   - Что случилось?
   Кити робко посмотрела на свою наставницу, а потом тихонько сказала:
   - Простите меня, на улице так темно и страшно, я боюсь... - девочка покраснела и привстала, ожидая гнева наставницы. Ренга молчала, а потом - тоже тихо - ответила:
   - Ладно, если хочешь, оставайся, а то мне одной скучно.
   И они улыбнулись друг другу.
   Женщина села в кресло, положила на колени какую-то книгу и сказала:
   - Знаешь, даже хорошо, что ты не ушла. Тебе нравятся мои истории? Я тебе прочитаю одну из них. Вот эту - Она указала на книгу, но тут же осеклась.
   - Хотя нет, она слишком большая...
   - Вовсе нет - сказала девочка, а затем, немного подумав, спросила: - А что было дальше с теми колдунами? Они погибли?
   Ренга, вздохнула и снова улыбнулась. Задумавшись, женщина провела рукой по своим светлым волосам, а затем, после некоторой паузы, ответила:
   - Я так и знала! Ты такая же любопытная, как и я. Нет, волшебники не погибли. Правда, никто не знает, что было с ними дальше. Есть много слухов, но стоит ли уделять им внимания? Я думаю, нет. Видимо, колдуны преодолели свои беды. Они смогли укрепить защитное заклинание острова, до такой степени, что оно существует и поныне. Эти колдуны, как бы это странно не звучит, наши предки. Многие народы приехали сюда очень давно извне, а мы всегда жили здесь. И пусть, у нас, эппов, волшебство не так сильно выражено, в нас всё равно есть часть великих колдунов. Если ещё учесть то, что леса острова буквально переполнены всякой живностью и то, что сюда приплывают лишь единицы людей, которые смогли добиться разрешения магов прийти сюда, становиться понятно, что чародеи полностью осуществили свою мечту.
   Ренга, усадив Кити перед собой, открыла, лежащею у неё на коленях книгу и начала свой рассказ. Девочка была счастлива.
  
   Глава 2.
   Суматоха.
   Наступило утро. Когда юный эпп приоткрыл глаза, яркие лучи солнца заставили его прищуриться, и, вытянув руку, заслонить лицо. Черноволосый, очень худой юноша с зеленоватыми глазами с большой неохотой приходил в себя после долгой ночи. Над головой в просветах листвы старого дуба виднелось синее небо. Солнце, по-видимому, встало уже давно, потому что издали, доносилось множество чуть слышимых голосов.
   Олеф встал на четвереньки. Тело после трудного вчерашнего дня слегка болело, а пустой желудок своим урчанием напомнил ему о том, что уже сутки у него во рту не было ни крошки. Он оперся рукой на тёплую, влажную от росы землю и встал. Одежда юноши была вся испачкана в каких-то непонятных палочках и травинках. Олеф стряхнул со своей тёмной накидки и длинных поношенных штанов весь сор, и огляделся.
   Вчера он и его друг Кирк допоздна трудились над строительством корабля. Жажда увидеть далёкие земли, вдохнуть свежего морского воздуха и провести хоть часть жизни в приключениях была их главной мечтой, поэтому уже много лет Олеф с другом мечтали построить судно. Как его сделать, друзья узнали из нескольких свитков, которые когда-то нашли в руинах древнего храма. На них были изображёны всего лишь выцветшие чертёжи, которые, казалось, были никому не нужны. Но они настолько затмили умы юношей, что как только им удалось разобраться в них, приятели сразу же занялись строительством.
   К сожалению, постройка двум юношам, которые недавно встретили своё семнадцатое лето, была не под силу. Пришлось привлечь дополнительных рабочих - вампиров. Вурдалаки здесь были лишь слабыми далёкими-далёкими потомками кровососов из мифов и приходилось им не сладко на острове, так как маги строго контролировали их. Поэтому рабочие даже денег не хотели - вампиры жаждали где-нибудь лишний раз укрыться и полакомиться кровью. Эппы обещали им это, так как укусы для них были безвредны и вампиры согласились принять участие в тяжёлой работе.
   Вчера день был наиболее трудным. Заделывали щели трюма и смолили днище корпуса. Работа была и так очень тяжела, а Олефу ещё и хотелось завершить её как можно быстрее, поэтому он работал из-за всех сил. Но вскоре сильно устал, из-за чего работа пошла, наоборот, медленней. К вечеру, расплатившись кровью, он совсем обессилел и в плохом настроении, отправился домой. Дорога была трудна, так как шла через множество больших холмов. У него началось головокружение, а вскоре и тошнота: начал действовать укус вампира. Обычно слабость начиналась только через несколько дней. Олеф был эппом, а это значит, что никакой вампир ему был не страшен. Зато после укуса создавалось ощущение, что он выпил как минимум половину ведра эля.
   Так и не найдя своего дома, вчера, поздно вечером, эпп вломился в густые нетронутые заросли, забрался как можно дальше и, обессиленный, упал. Чуть повозился и уснул, накрывшись звериной шкурой, которую всегда носил с собой и использовал как накидку.
   Прогнав все воспоминания из головы, Олеф встал на цыпочки и попытался выглянуть из-за густой высокой травы. Но она, примерно с метр в высоту была немного выше юноши. Маленький рост - это одна из особенностей эппов. Куда же он забрался этой ночью? Место было ему незнакомо. Он огляделся. Из-за того, что трава на полях поднималась очень быстро, за ночь от протоптанной им тропинки не осталось и следа. В какую сторону идти, он не представлял.
   Такая ситуация для Олефа была крайне неприятна. Где он сейчас находился, эпп не знал, но явно не рядом с домом, а так как остров издавна делился на районы, в которых вожаками были создания отвратительные, любая встреча с одним из них могла для него плохо кончиться.
   Прямо перед эппом трава была немного реже, и оттуда слышались тихие голоса. В эту сторону он и решил пробираться.
   Заросли мешали идти быстро, и у Олефа, осторожно раздвигавшего траву руками, было достаточно времени для того, чтобы понять, что его ждёт впереди. Голоса слышались всё отчётливей, но из-за того, что сильные порывы ветра относили часть слов, до него доносились лишь обрывки фраз.
   И как только юноша понял, что пошёл не в том направлении, впереди себя, через стебли изрядно поредевшей травы он смог разглядеть небольшой холм, на котором догорал костёр.
   - Какое варварство - жечь костры! - воскликнул Олеф, и от негодования ему стало тяжело дышать. Олеф хотел было крикнуть что-нибудь оскорбительное, но вовремя остановился. На вершине пригорка, чуть дальше за костром, мог быть кто угодно.
   Все инстинкты подсказывали ему повернуть, но интерес и негодование взяли верх. Разбежавшись и стараясь не поскользнуться на грязи, которой была покрыта вся поверхность холма, Олеф взобрался на его вершину и оторопел. Впереди, примерно метров в десяти, он увидел гоблинов. Настоящих гоблинов. Олеф знал, что они существуют, но никогда их не видел, если не считать пару засушенных голов этих существ, которых он когда-то мельком смог заметить в избе своей тёти. Про гоблинов, он знал лишь по древним сказаниям. Там говорилось о них как о самых злых существах, которые есть на белом свете. И что из-за того, что они очень любили участвовать в войнах, они почти вымерли.
   В свитках, в которых были записаны древние легенды, совсем не имелось описания этих существ и у Олефа создалось весьма вольное представление об их внешности. Внешне они очень походили на гигантских ящериц зелёного цвета. Ростом они были почти в два раза выше Олефа, с не складными чешуйчатыми тельцами, вытянутыми дугой с очень маленькой головой и огромными ушами. Глаза поблёскивали на солнце огненно-красным цветом, и это придавало им очень зловещий вид.
   Между гоблинами шёл жаркий спор, это можно было понять по тому, как они друг на друга кричали. Особенно выделялся самый маленький гоблин с гораздо более тёмной окраской, чем у других и с большим медальоном на груди. Он кричал громче всех, и пытался что-то объяснить, чертя на земле, какие-то рисунки.
   У Олефа перехватило дыхание. Эпп стоял к ним совсем близко, на открытой местности, и спрятаться было негде. Что бы его заметить, гоблинам достаточно было лишь посмотреть в его сторону, в сторону костра. В такие переделки он ещё не попадал.
   Эпп попытался развернуться и, не заметив, наступил ногой на сухие ветки лежащие неподалёку от костра. Раздался громкий хруст. Юноша похолодел от страха. Желудок упал куда-то далеко вниз. Он огляделся. Гоблины его не услышали, они всё также были увлечены спором. Чуть помедлив, он сделал ещё небольшой шаг назад, и... поскользнувшись, кубарем скатился с холма вниз, больно ударившись коленкой об камень.
   Только решив бежать обратно по протоптанной им ранее тропе, Олеф замер. Наверху не было слышно голосов гоблинов. Мурашки прошли по телу юноши. Поняв, что находится на хорошо осматриваемом с холма месте, молодой эпп подполз к нему немного ближе и прислушался.
   На верху что-то щёлкнуло, а затем на вершине этой возвышенности показался силуэт одной из тех ящериц, того, у которого на груди висел медальон. Он смотрел прямо на ту траву, за которой и хотел скрыться юноша. Олеф в панике осмотрелся. До ближайшего куста было совсем недалеко.
   Несчастный бросился к нему, передвигаясь на коленях, и когда тот был уже достаточно близко, как можно ниже прижавшись к земле, чтобы его было меньше видно, влез в него. Осторожно пригнув ветки, он сел на землю, молясь о том, чтобы ящер не услышал изданный им шум. Вроде бы никаких признаков движения рядом не было. Олеф стал ждать, всем сердцем надеясь, что ящер его не заметил.
   Сидеть в полусогнутом состоянии было очень неудобно, к тому же в спину кололи ветки. Уже собравшись вылезти из куста, Олеф услышал позади себя щелчок, точно такой же, как и там наверху. Он резко обернулся.
   В месте, где листва куста была более редкая, против солнечного света стоял враг. Через немногочисленные ветки он смотрел прямо на притаившегося эппа. У Олефа кольнуло сердце. Юноша старался не двигаться, надеясь, что он его не видит. Правда, это длилось недолго. Гоблин высунул беловатый язык и сделал шаг в сторону эппа. Олеф понял, что замер напрасно.
   Резко развернувшись к противоположной стороне куста, он рывком выбрался из своего укрытия и рванул прочь.
   Юноша так быстро не бегал уже многие годы. Продолжая мчаться, не сбавляя скорости, он винил себя в том, что выбрал путь к этому злосчастному холму. В противоположной стороне от ящеров, скорее всего, находилась дорога, по которой он возвращался домой вчера вечером. Сейчас, виляя и спасаясь от погони, он бежал наугад.
   Несколько раз Олеф подумывал о том, чтобы спрятаться в густой траве, но страх, что гоблины его найдут, брал над ним вверх. Юноша закричал: "По-мо-ги-те!"
   Ощутив боль в колене, Олеф на мгновение остановился, что ослабило её. Эпп снова попытался бежать, но, споткнувшись об торчащий из земли корень, упал лицом на луговую траву. Вставая, Олеф краем глаза успел заметить, что на него сзади прыгнул гоблин и успел увернуться. Ящер брюхом упал на землю.
   Олеф быстро поднялся и снова резко увернулся от удара ещё одного ящера. Юноша продолжил бегство, стараясь не останавливаться на передышки. В боку кололо. Вдруг справа клацнули зубы, заставив его резко сменить направление бега. Постепенно между ним и гоблинами образовывался небольшой отрыв.
   Лёгкие болели, пытаться скрыться было уже не возможно, но Олеф пересиливал себя и всё же бежал, постепенно сбавляя скорость. Боль в колене стала ещё сильнее. Гоблинам, казалось, отдых был совсем не нужен, и они стали быстро нагонять юношу.
   Между тем трава начала редеть и становиться ниже и вскоре вдали над ней показались кроны деревьев.
   У Олефа открылось второе дыхание. Собрав все свои силы, он сделал рывок и принялся бежать к деревьям. Вскоре Олеф смог заметить впереди себя просёлочную дорогу, одну из тех по которым крестьяне возят свои нагруженные кербой телеги и несколько одиноко стоящих по краям деревьев. Чуть дальше начинался лес.
   Почему-то он на мгновении задумался о кербе - растении с ярко жёлтыми листьями и синеватым стебельком. Насколько Олеф знал, это растение, а в частности его корень, имеет сладковатый вкус и просто божественный аромат. Также он знал, что из её настоя делают очень вкусный напиток, который обладает целительными свойствами... Ещё юноша думал, что напиток алкогольный. Наивный!
   Задумавшись, Олеф споткнулся и упал в неглубокий овраг. Еле встав, он вышел к дороге. Гоблинов ещё не было видно, но щёлканье зубов указывало, что это ненадолго. Пот с него лил ручьём. Сил бежать уже не было, поэтому он не нашёл ничего лучше чем залезть на дерево. Эппы происходили от дальних родственников людей, но, живя на острове, постепенно вобрали в себя некоторые черты других существ. Выражены они были не очень сильно, но всё же эти умения значительно помогали их жизни. Одним из таких умений была способность великолепно залазить почти на любое дерево. Это и несколько других важных особенностей очень сильно связывало их с природой.
   Поднявшись на самый верх, юноша замер. Листва лишь частично прикрывала Олефа, поэтому шансов на то, что он останется незамеченным, почти не было. Гоблины только начинали приближаться к деревьям. Причём, как он заметил, они всё время внюхивались в воздух.
   Юноша старался не шевелиться, так как враги стояли прямо под ним. Вдруг в лесу раздался страшный рёв. От него даже листья дерева, на котором он сидел, закачались. Ящеры заверещали и стали осматриваться по сторонам. Огляделся и Олеф. Из-за того, что дерево было очень высоким, вся округа великолепно просматривалась. С высоты лес оказался совсем небольшим. Перейти через него не составило бы большого труда.
   Поблизости кроме ящеров и его самого больше никого не было. Рёв повторился. Он явно исходил из леса. Олеф стал всматриваться в лесную тьму. Видно ничего не было. Но зато оттуда стал слышен звук ломающихся веток. Приближалось что-то большое. Это поняли и гоблины, поэтому, вереща, стали медленно отступать обратно к полю.
   Олеф ждал, стараясь рассмотреть, что сюда приближалось. Наконец-то, увидев существо, он с облегчением вздохнул. Юноша ожидал увидеть что-то более страшное. Это же оказался обыкновенный орк.
   Правда, как это могло случиться? Как он здесь оказался? Гоблины пронзительно пища стали убегать обратно в траву. Они боятся орка! Тупого, облезлого орка! Поражённый Олеф крикнул им вдогонку: "Вибры!". Одно из самых оскорбительных ругательств и рассмеялся, так как на дереве он был в безопасности. Юноша надеялся, что ящеры не вернутся.
   Орк тем временем осторожно выходил из леса. Эти существа произошли от очень дальних предков буйвола, и поэтому некоторыми чертами походили на своих собратьев. Большое толстое животное, с чёрной окраской, широкой спиной и небольшими рогами. Местами на теле выделялись своеобразные пятна, состоящие из пучков длинной шерсти рыжеватого цвета. Морда заметно приплюснута, с вытянутой нижней челюстью из которой торчат два больших клыка. Задние ноги в отличие от буйвола короче и толще, поэтому орки могут легко сидеть, даже можно сказать это их любимое занятие. Орк вызывает у каждого, кто его видел немое благоговение. Существо во много раз больше взрослых эппов. Также, Олеф знал, что эти существа очень тупые, но в то же время их огромная сила изрядно портит жизнь существам этого острова. Орки, в припадках бешенства могут убить почти любого. Ещё юноша знал, что их можно приучить и использовать как обыкновенных вьючных животных. Если орку доказать что ты его превосходишь по силе (правда это почти невозможно) или уму, ну или ещё как-нибудь, он позволит на себе ездить верхом. Гномы более тысячи лет занимались их воспитанием, поэтому Олеф мечтал, повзрослев, купить его у них.
   Орк снова издав дикий рёв, стал медленно подходить к дороге. Олефу оставалось только ждать. Сначала он долго смотрело по сторонам, потом обнюхивало дорогу, а потом к изумлению и несчастью Олефа подошло к его дереву, закрыв тем самым ему единственный выход, и стало чесаться об его ствол. При первом прикосновении существа к дереву, юноша чуть было не упал, так как дерево под телом орка сильно накренилось. Олефу стало немного страшно. Он как-то и позабыл, что зверь вполне может снести дерево.
   Ждать когда зверь уйдёт сам, вряд ли было бы правильным поступком, поэтому, свыкнувшись с тем, что слезть с дерева так просто не получится, юноша задумался, как отвлечь орка. На ум ничего толкового не приходило. Тогда юноша решил чем-нибудь кинуть в зверя.
   Олеф поискал глазами сухие ветки. В поле видимости ни одной не было. Сильно жалея о своём поступке, юноша сломал живую зеленую ветку. Как это было ему неприятно, может знать только настоящий эпп или на, худой конец, эльф.
   Прицелившись, он кинул ей по зверю. Она попала тому прямо по голове, но орк на это даже не обратил внимание. Да, дело плохо. Юноша опять сломал ветку и, прицелившись, снова кинул. Опять орк этого не заметил. Олеф немного подумал и, решив не причинять больше вред дереву, продолжил выжидать тот момент, когда орк отойдёт.
   Так, возможно, могло продолжать ещё очень долго, если бы не одна случайность. Орку нравилось чесаться об ствол. Каждой минутой он всё больше и больше рычал от удовольствия и всё сильнее начинал тереться. Дерево стало сильно раскачиваться. Олеф запаниковал и спустился пониже.
   В этот самый момент вроде бы клён (Олеф особо не всматривался) не выдержал и с треском начал падать. Юноша еле успел схватиться за него руками. Дерево качнулось сначала в одну сторону, затем опёршись корнями и подхваченное ветром в сторону зверя...
   Орк быстро сообразил, что случилось и так как дерево падало в его сторону, стал отбегать. Ума отбежать в сторону ему не хватило, поэтому дерево всё-таки настигло его. Удар пришёлся в район спины. У животного подкосились ноги, и он придавленный клёном грохнулся на землю.
   Олефу повезло гораздо больше. Когда дерево настигло орка, он, не удержавшись, упал на землю и остался цел. Правда, упав животом в низ, у него на время пропала возможность дышать. Прошла, кажется, целая вечность, прежде чем у юноши всё стало нормально. Орк так и лежал.
   Юноша встал. Он по-прежнему не знал, где находится. Всё увиденное им за это утро, создало массу впечатлений. В такие приключения Олеф ещё не попадал. У юноши создалось предчувствие, что всё результат каких-то перемен. Переведя дух, эпп огляделся.
   Опасности больше не было. Наконец-то ему ничего не угрожало. Гоблины были уже далеко...
   На дороге отчётливо виднелся след телеги. Присмотревшись, Олеф увидел, что он совсем свежий. Значит, она проходила здесь совсем недавно. Это было очень хорошо, потому что телеги использовали гномы. Не самые приятные существа, но с ними договориться было можно. Оставалось только определить, в какую сторону двигалась телега.
   Олеф присел на корточки и внимательно осмотрел землю. Вперёд уходила цепочка следов оставленных животным, которое тащило телегу. "Хорошо" - подумал юноша. Путник ехал в том направлении, значит, туда и следовало начать двигаться. Олеф сделал несколько шагов в ту сторону, и тут ему пришла одна идея. Орк, скорее всего, потерял сознание, а значит, был подчинён. Он не знает, что это была случайность, поэтому он подумает, что это сделал я! Олеф улыбнулся. Мысль казалась ему гениальной. "А вдруг он умер?!" - подумал юноша. Да нет, скорее всего, зверь просто потерял сознание, по крайней мере, на это надеялся эпп. Олеф подкрался к орку и, увидев, что тот полностью цел, пнул лежащее тело и быстро отошёл назад.
   Существо зарычало и попыталось встать, но тяжесть дерева это ему не позволило. Орк несколько минут лежал спокойно, видимо набираясь сил, а потом резко вскочил и, скинув ствол, огляделся. Увидев юношу, зверь оскалился. Открыв рот, он показал множество мелких, но очень острых зубов.
   Олеф ожидал вовсе не этого. Испугавшись, что орк может не признать в нём своего укротителя, он быстро поднял с земли какую-то ветку. В случае нападения, от неё не было бы никакой пользы. Зверь её даже не заметил бы. Несмотря на это с ней Олеф стал чувствовать себя гораздо уверенней.
   Орк не двигался, а вскоре спрятал свои зубы.
   Юноша в недоумении ждал. Ему хотелось убежать, но в тоже время он вроде бы подчинил орка - несметное богатство. Олеф сам не осознавая, что делает, медленными шагами приблизился к существу.
   Эпп был так близко, что ощущал тяжёлое дыхание зверя, такое сильное, что при каждом выдохе, его волосы на голове вздрагивали. "Это обыкновенный орк, обыкновенный орк", - подбадривал он себя.
   Всё, осталось малость, всего лишь оседлать зверя...
   Как будто поняв, о чем думает Олеф, орк шевельнулся, а затем, рыча, вытянул на сколько это возможно, свою короткую шею с лохматой головой к ногам эппа. Олеф отшатнулся. Зверь, понюхал ноги юноши и, подняв голову, внимательно посмотрел на его лицо. Их глаза встретились. Странно, у зверя были очень знакомые и красивые глаза - карие. В этих глазах читалось что-то печальное и знакомое, они завораживали своей глубиной и успокаивали, но в то же время в них угадывалось любопытство. Олеф некоторое время смотрел в эти глубокие как омут глаза, большого глупого существа и с удивлением обнаружил, что начинает испытывать симпатию к нему. Странное чувство: только что считал его своим врагом, а тут уже испытываешь некий намёк на дружбу.
   Олеф вздрогнул и отвёл взгляд.
   "А что если орк всё же не подчинился?" - это было последней мыслью, перед тем как юноша быстро схватился за шкуру зверя и, подпрыгнув, влез на него. Существо не сопротивлялось. Взобравшись на орка, Олеф с удивлением посмотрел вниз. Он находился на достаточно большой высоте от земли. То, что он так быстро смог залезть на такое большое существо вызвало у него изумление.
   Олеф постарался сесть поудобнее и нечаянно задел левой ногой бок буйвола, отчего зверь под ним поднялся и повернулся в левую сторону. Так Олеф начал усваивать премудрости управления. При лёгком ударе, в зависимости в какой бок это сделал наездник, орк поворачивался в нужную сторону. Если надо было ехать вперёд, достаточно было всего лишь наклонить тело вперёд, если назад, то наклониться назад, чтобы остановиться, надо было ударить орка двумя ногами. Всё просто.
   Он прекрасно понимал любую команду. Только как он здесь оказался? Это было очень странно. Обычно орков выращивали эльфы в своих лесах, затем их покупали гномы, а те в свою очередь продавали их гораздо дороже всем остальным. Но купить их могли, из-за высокой цены, только очень богатые существа, а таких здесь было очень мало. Другого способа купить их не было, поэтому большинство жителей этого острова передвигались на своих двоих.
   Чуть проехав и вдоволь потренировавшись в поворотах, эпп двинулся вперёд по дороге.
   Не прошло и нескольких минут, а он чувствовал себя уже довольно хорошо и был даже счастлив. До чего же приятно осознавать себя в безопасности, верхом на орке, да ещё уцелевшим после всей этой передряги. Впервые за долгие годы, сразу в один день, столько приключений. "Может и не надо строить этот корабль?" - думал юноша. Здесь тоже оказывается не так уж скучно.
   Совсем скоро, впереди показалась одинокая телега.
   "Вот это, да!" - только и смог, подъехав ближе, сказать наездник. На дороге, за телегой, рядом с большой лужей и грязью, лежало два трупа. Труп орка, а неподалёку, о всевышний, труп человека. Творилось вокруг что-то ужасное. Юноша почувствовал тревогу.
   Визур - самое спокойное место в мире. Это остров, защищён магией от людей и от всей суеты остального мира. Его могут покидать народы этого острова, но проникнуть сюда жителям остального мира, без разрешения магов - нельзя. Жизнь за пределами острова идёт своим чередом...
   Убийства здесь происходят крайне, крайне редко. За всю свою жизнь Олеф видел всего лишь одно. Тогда был убит один из вампиров, да и то по случайности. Попытался выпить кровь у своего сородича.
   Но убийства всё-таки происходили. Найденное тело служило тому доказательством.
   Люди очень похожи на эппов, поэтому внутри у юноши всё сжалось. Человек был молодым, крепким и широкоплечим. Волосы у него были чёрные как смоль, глаза широко открыты, а тело всё в укусах. В глазах не читалось ни горечи, ни страха. Они были абсолютно пусты и смотрели куда-то в небо. Олефа затошнило, и он отступил в сторону, коснувшись рукой телеги и наступив в лужу. Взору юноши представилась во всей своей красе ещё более страшная картина. Земля в округе была окрашена кровью. Неподалёку из земли торчал меч, а рядом лежало огромное множество мёртвых, окровавленных животных, всех тех, кто водился в здешних лесах: лисиц, оленей, кабанов, птиц и даже ежей... Здесь было массовое побоище. Всюду лежали выпавшие из телеги груды свёртков, книг, всевозможных цветов склянок, разбитых глиняных сосудов. Всё это выглядело так, как будто животные сначала напали на человека, а потом стали нападать друг на друга. Повсюду валялись клочья шерсти, перьев и безжизненные тела животных. Кровью была залита земля на многие десятки метров, вода в лужах была красная. Сидя на орке он почти не смотрел вперёд, поэтому этого он не мог увидеть раньше...
   Олеф в ужасе отбежал от этого места обратно к орку, отчего тот вздрогнул и, попятившись, зарычал. Эпп успел дотронуться до него, и создание остановилось и замолкло. Оно было напугано ещё сильнее, чем он сам. Всё это очень напугало юношу.
   Сначала встреча с гоблинами, которые на острове встречаются очень редко, да и ещё в таком количестве! Потом орк, который непонятно как выбрался из вольеров эльфов в лесу. Теперь это. Что-то определённо случилось или может быть случится в ближайшее время.
   Собирать весь этот раскиданный хлам, в данном случае было категорически нельзя, надо было немедленно уезжать отсюда. Но оставлять столько нужных вещей здесь, тоже было не самым правильным поступком.
   Олеф, озираясь и увязая в топкой красной грязи, внимательно осмотрел труп. На нём были большие кожаные штаны, с толстым ремнём, чёрный, испачканный плащ, под ним кольчуга, которую приезжая сюда вынуждены были носить люди. Она и представляла из всех вещей главную ценность. Эпп осмотрелся и, не увидев ни какой опасности, принялся забирать вещи. Только не подумайте, что Олеф был вором, просто эти вещи всё равно кто-нибудь бы присвоил себе. Так зачем же отдавать это другим, если можно взять себе?
   Сначала юноша снял с убитого плащ, потом местами прокусанную кольчугу. Расстелив плащ, он сложил разбросанные возле телеги книги, свитки, различные пузырьки, также взял собой найденный и вынутый из грязи бочонок рома. Вещей было ещё много, но юноша сомневался, что сможет увести с собой все, тем более ему не очень хотелось долго оставаться на этом месте. Взявшись за края плаща, он начал тянуть его со всем содержимым к орку. На орка всё это поместиться не могло, поэтому Олефу пришлось укладывать часть груза по карманам.
   На себя он надел кольчугу, прямо поверх накидки, за шиворот забросил несколько свитков, а большую чёрную книгу даже не открывая, положил на зверя. Остальное он завернул в плащ и поднял на спину существа. Бочонок рома он поставил перед собой на шею орка. Всё. Можно ехать. Хотя, нет... Ещё одна вещь могла оказаться очень полезной - меч. Он был, воткнут в землю неподалёку от человека. На вид обыкновенный длинный клинок. Олеф до сих пор с некоторой опаской относился к покоренному им существу. Слишком многое он уже пережил за этот день, но те страшные минуты, когда он был перед орком, который мог его убить, надолго врезались в его память. Пару раз, прикоснувшись к голове создания, тем самым поборов свой страх и ещё раз убедившись, что зверь не опасен, эпп двинулся к клинку, по дороге смотря, что ещё можно с собой прихватить.
   Подойдя к клинку, юноша не думая, взялся за рукоять. Вдруг сильная боль пронзила его тело. В глазах всё поплыло, и привычные силуэты стали размазанными полосами. Олеф сначала упал на колени, а потом, схватившись руками за голову, упал ничком. В ушах стоял гул, всё тело содрогалось. Так продолжалось несколько минут. Но потом боль начала отступать, а Олеф носом начал ощущать запах сырой земли. Сознание возвращалось, и гул в ушах начал стихать.
   Олеф приподнял голову. В глазах был цветной узор, похожий на те, которые бывают, если долго смотреть на яркое солнце. Юноша поморгал. Зрение не прояснилось. Он как можно сильнее закрыл глаза, потом открыл. Безрезультатно. Эпп почти ничего не видел. Олеф привстал и, вытянув перед собой руки, сделал несколько шагов. Рука дотронулась до чего-то твердого. Неожиданно зрение прояснилось, почти исчезнувшая боль испарилась, и гул полностью стих. Всё стало, как и раньше. Олеф испытал чувство облегчения. Что это было? Эпп огляделся.
   Он стоял на влажной почве, рядом с телегой и лужей, впереди тела человека. Повсюду были раскиданы вещи, которые он не успел собрать. Орк стоял на своём месте, оглядывался по сторонам. На Олефа он не смотрел. Только что случившееся было ещё одной странностью сегодняшнего дня.
   Всё это могло показаться миражом, если бы не некоторые детали: измазанные в грязи лицо и одежда, следы и, самое главное, меч, до которого, как оказалось, и дотронулся юноша. На нём, по всей его длине было написано какое-то слово. Даже не написано, а выжжено. Раньше этого не было. Олеф попытался прочесть надпись.
   Она была написана на каком-то очень древнем языке, про такие здесь говорили так: "Хвитер", что в переводе значит "Мёртвый". Фраза постепенно исчезала, становилась всё менее заметной. Олеф плюнул на палец и потёр им выжженные слова. Они была тёплые, почти горячие.
   В ушах раздался гром, а затем свист. Глаза наполнились цветным узором, всё тело охватила страшная боль, и ноги снова подкосились. Олеф упал на землю. Что за чертовщина? Юношу очень сильно трясло, но он всё же смог вытянуть вперёд руку и нащупать тёплый металл клинка. Всё закончилось, словно этого никогда и не было. Юноша дышал ровно, не смотря на то, что совсем недавно он почти задыхался. Этот предмет был заколдован.
   Эпп встал, и его глаза уставились на то место, где раньше было выжжено слово. Оно опять ярко горело, но уже не на древнем, мёртвом языке, а на том языке, который понимал эпп - на древевизурском. Надпись гласила: "Меч свободолюбия". Пока юноша раздумывал над значением этих слов, они исчезли.
   Олефа здесь больше ничего не задерживало. Он подошёл к орку и, увидев, что древняя книга лежит на земле, поднял её.
   - Эх ты, не можешь минутку постоять смирно! - сказал Олеф зверю и положил её на место. - Интересно о чём она, как думаешь? На этот вопрос орк только глубоко вздохнул. - Не знаешь, вот и я тоже! Разговаривать с орком было глупо, но сейчас это успокаивало.
   Книга была в твёрдом переплёте, возможно даже из кожи, но какой, определить было невозможно. Он открыл её где-то в середине и начал быстро перелистывать. В ней не было ни одной картинки, сплошной текст, причём написанный тоже на мёртвом языке. Несколько страниц выпало. Олеф нагнулся и стал подбирать их. И вдруг он заметил опять следы магии. На одной из страниц светились слова....
   Юноша совершил самый необдуманный и очень глупый поступок. Он дотронулся до них.
   В этот самый момент в ушах у эппа раздался уже почти привычный гул. "Нет, только не опять!" - взмолился юноша и резко обернулся.
   Возможно, это спасло ему жизнь, так как он смог увидеть летящий к нему, рукоятью вперёд меч. К несчастью, он замешкался, а меч был уже очень близко, поэтому отпрыгнуть было невозможно. Юноша попытался закрыть лицо рукой, как раз в это время меч был почти перед лицом....
   Несколько секунд Олеф не дышал, но потом, опустив с лица пальцы, понял, что опасность миновала. Меч завис в воздухе прямо перед лицом юноши. Его ручка светилась синим цветом. Олеф быстро попытался отойти, но меч последовал за ним. Клинок повторял каждое движение эппа. Юноша опять посмотрел на тёмную сталь, озарённую синим отблеском. Меч висел в воздухе, абсолютно ни с чем не соприкасаясь.
   Эппы, как и большинство народов этого острова обладали бытовой манией. Олефу ещё было мало лет и он не чувствовал в предметах магии. Тётя говорила, что в этом он должен достичь больших вершин, чем его друзья и знакомые, но он в этом очень сильно сомневался. Кирк - его друг, в отличие от него, уже чувствовал магию. Он говорил, что это у него получается очень просто. Он вначале концентрирует своё внимание на предмете, а потом прикасается рукой к голове, если по коже пробегают мурашки, то предмет магический. Если этого не происходит, то магия в этом предмете отсутствует.
   Магические предметы Олеф видел редко, поэтому возможности потренироваться в этом у него не было. Немного поразмыслив, Олеф внимательно посмотрел на предмет, стараясь сконцентрироваться на нём, потом коснулся рукой головы. Мурашек не было, но Олеф знал, что предмет всё-таки обладает магической силой. Чувствительность к волшебству у юноши отсутствовала. Жаль.
   Рукоять вспыхнула чуть ярче, тем самым как бы напомнив о себе. Делать было нечего. Олеф протянул к клинку руку и, приготовившись к самому худшему, взялся за ручку.
   Меч слегка вздрогнул и остриём вниз резко опустился на землю, как будто потеряв ту силу, которая держала его в воздухе. Весь вес клинка лёг на держащую его руку. Больше ничего не произошло.
   Олеф приподнял меч. Он был очень тяжёлым, а неудобная ручка резала пальцы. Эпп сделал взмах и красивое, тёмное лезвие с шумом рассекло воздух. Второй взмах, третий, меч покорно выполнял любое движение. Олеф взял клинок в обе руки. Ещё взмах, ещё... Поворот к телеге, боковой удар, удар сверху, снизу, вокруг себя, удар по телеге... Меч, казалось, дотронулся до неё очень слабо, но доски, из которых она состояла, переломились надвое. Только снова увидев разрушенное и труп человека, Олеф опомнился.
   Как здорово! На ярком свете кольчуга и меч, которые с этого дня принадлежали молодому эппу, ярко блестели на солнце, но эпп не мог этим полюбоваться, ему надо было ехать. Юноша спрятал меч в тряпьё, котороё он также позаимствовал у мертвого человека, осторожно положил его перед собой книгу и, удерживая руками, бочонок рома двинулся в путь.
   Орк медленно переступал через тела умерших животных, местами поскальзываясь на красной грязи. Зверь был испуган. Это было видно по тому, как он взволновано дышал и осматривался. Олефа до глубины души пронзило увиденное и он волновался, но на душе у него была радость, так как сейчас у него был меч, орк и куча всякого барахла, которые он мог выгодно продать. Людские качества, но такова жизнь.
   В лесу всё время раздавались какие-то звуки: то шорохи, то звуки падающих веток, то тихое рычание. Дорога проходила в самой близи от деревьев, и поэтому Олеф невольно вглядывался в лесную тьму. Птиц не было слышно. Это было очень зловещим предзнаменованием, поэтому Олеф решил увеличить скорость своего передвижения, тем самым, уменьшив время езды до дома и немного обезопасив себя. Для этого он снова наклонился вперёд. Орк побежал быстрее.
   Вскоре они уже проехали красную табличку, прикреплённую к дереву. Она обозначала, что здесь заканчивается один район и начинается другой, тот в котором находится дом эппа. Этот район назывался "Сообществом Вурдулука", в честь своего основателя: Элира Вурдулука. Он был эльфом, а не вурдалаком, но кому какая до этого разница? Часто район называли просто "Со-ву". Некоторые, в том числе и Олеф, называли его "Совой", но так, находясь на его территории, лучше было не говорить. Ещё неправильно поймут...
   Чуть дальше за табличкой лес заканчивался и дорога, постепенно начала спускаться вниз, открывая взору восхитительные зелённые поля, чередующиеся с небольшими скоплениями деревьев, раскинувшиеся на многие, многие расстояния. Эта дорога вела к дому.
   Но планы попасть туда в ближайшие несколько часов, были обречены на провал. На дороге стоял гном.
   Гномы - единственные подземные жители этого острова, абсолютные пьяницы. Но, несмотря на стремление к выпивке, они остаются самыми умелыми рудокопами этого мира и поэтому их испокон веков ценят. По сравнению с эппами это были высокие, плечистые, крепкие существа, с накаченными руками, которые позволяли им с лёгкостью откалывать киркой огромные каменные глыбы. Непременным атрибутом их внешности является борода. Её они очень ценят и любят, поэтому самым страшным наказанием для них является её сбривание.
   Олеф часто встречался с ними и многих отлично знал. Даже сейчас увидев гнома, его не покидала мысль, что он где-то его уже видел.
   Гном стоял посередине дороги, перед ним лежала корзина. Вытянув для большего обхвата руки, тем самым, перегородив путь, он что-то пел. Олеф прислушался:
   Не будут маги горевать:
   Ну зачем им воевать?
   Если можно по утру
   Вновь предаться колдовству!
   Затем юноша услышал, как гном жалуется на свою судьбу. Последним куплетом песни было:
   И теперь бегу я долго
   В моей душе огромный ком,
   Не судите меня строго
   Я невинный старый гном!
   А в конце он громко писклявым голосом заорал: "Помоги путник, путник добрый! Спаси от напасти..." Олеф остановил орка и невольно расплылся в улыбке. Гном - самое хитрое и жадное существо на свете просил помощи. Жадность, только она, заставляла их почти весь день и ночь трудиться под землёй, искать и добывать золото. Бедных и нежадных гномов просто не могло существовать на свете! И этот также не был исключением. Виной тому была излишняя упитанность и его богатая одежда. Да, конечно, она была изрядно испачкана и местами нарочно порвана, но все равно, золотые нити на одежде никак не указывали на бедность существа. Если бы Олеф был сейчас не на орке, то гном, скорее всего, просто напал бы на него. А так, ему пришлось разыгрывать настоящий спектакль!
   Гном, кажется, не заметил его ухмылки, поэтому продолжал молить о помощи. Олеф указал рукой в даль и сделал жест, как будто кого-то приветствует. Юноша хотел тем самым отвлечь внимание рудокопа. Но на гнома это не подействовало. Он продолжил стоять и, прося помощи, загораживать дорогу. Олеф не знал, как поступить. Неожиданно гном с жалобным криком припал к земле и заорал: "Помоги путник. Поделись с беднягой. Путник..." Та ещё глупость. Юноше крупно повезло. Путь был свободен и Олеф, довольный, что отделался от гнома, резко наклонился вперёд. Орк стремительно рванулся в путь, постепенно набирая скорость.
   Но не тут-то было. Гном резко вскочил и быстрым движением руки вынул от куда-то кусок верёвки с огромной петлёй и, стараясь зацепить наездника, кинул им в юношу. До Олефа петля не долетела, она настигла мешок и, зацепив его, обрушила на землю. Вслед за мешком полетело и зацепившееся тряпьё с мечом. Позади послышался радостный крик.
   "Вибры" - выругался юноша и начал останавливать зверя, но тот сильно разогнавшись, скользя в грязи, делал это с большой неохотой. До полной остановки потребовалось несколько длительных для юноши секунд.
   Мешок находился от Олефа в нескольких десятках шагов, но спасать вещи было уже поздно. В них копошился гном. Убегать или прятаться ему было не надо, всё равно сильнее его в округе никого не было. Победить такое сильное существо в рукопашной схватке невозможно, так как гномы одни из самых сильных существ в мире. Именно эта огромная физическая сила и позволяет им приручать орков. Благо они боялись волшебников и поэтому просто так в драку не лезли, правда, если ты сам на неё не напросишься...
   Вещам был бы конец, если бы гном был поосторожнее. Осмотрев почти всё награбленное, которое лежало в мешке и, не обращая внимание на следившего за ним эппа, гном приступил к тряпью. Размотав часть клинка, он истошно завопил от радости, а потом, сплюнув на палец, прикоснулся к лезвию. Что дальше произошло с гномом, Олеф уже испытал на себе. Вот только почему-то гном прейдя в сознание, начал прыгать на одной ноге и петь какую-то дурацкую, скорее всего только что на ходу, придуманную им песню: "Мудрый гном по кличке Бром". А потом и вовсе крича о каком-то золоте и драгоценных камнях, скрылся в лесу.
   Меч, валявшийся на земле, как и тогда светился, но на нём горела немного иная надпись: "Меч Свободолюбия и Хозяина". Олеф, стоявший возле своих пожитков внимательно осмотрелся и попытался притронуться к горящему клинку. Перед самым прикосновением меч потух и, как будто приглашая взяться за себя, загорелась ручка клинка. Он так и сделал.
   Собрав вещи и удостоверившись, что всё на местах, Олеф подвёл поближе орка и водрузил ему на спину мешки. Можно было возвращаться домой.
   В родных, обхоженных с самого детства местах, было намного легче передвигаться. По пути Олефу начали встречаться занятые своими делами существа. С приближением к дому их становилось всё больше и больше. Незаметно проехать мимо них не получалось. При виде Олефа они останавливались, шептались, показывали на него пальцем, а иногда даже что-то выкрикивали вслед. Все завидовали тому, что у него есть орк. Но больше всего юноша боялся в таком виде увидеть кого-нибудь из знакомых. Поэтому, эпп стал усердно думать о том, как ему скрыться от множества любопытных глаз. Олеф попытался вспомнить о том, нет ли поблизости менее людной дороги. Увы, такого он вспомнить не смог, значит, такой дороги просто не существовало. Эпп снял кольчугу и остался лишь в своей любимой накидке, которая делала его немного похожим на мага. Буду надеяться, что меня не узнают - подумал юноша.
   Олеф был очень близок от дома, но надо было ещё избавиться от кучи ненужных вещей. Осторожно ударив ногой в левый бок орка, Олеф направился к обменному рынку. Таких на острове было на удивление много. Первоначально торговлей заправляли колдуны, но у них зачастую не было нужных вещей, поэтому совсем скоро на острове появились обменные рынки, на которых могли торговать обычные существа. Цены на товары были очень высоки, даже, можно сказать, огромны, но всё же на них многие делали свои покупки, во-первых, там был выбор был побольше, а во-вторых, они знали о том, что прибыль идёт земляку, а не какому-нибудь хитрому магу.
   Через несколько минут езды, между двух огромных лугов показался обменный рынок. Из себя он представлял выстроенные несколькими рядами брёвенчатые столики с различными товарами, за которыми стояли продавцы, последние ряды столиков предназначались для сбыта товаров. За ними обычно сидели существа, которые пытались обогатиться. Они покупали вещи за очень маленькие деньги, а затем кому-нибудь продавали их значительно дороже. Преимуществом таких торговцев было то, что покупали они абсолютно всё и сразу. Желающих продать что-нибудь им, всегда было мало, но их нисколько это не смущало. Это была их работа, которая приносила не постоянное, но не малое золото.
   Рынок был не велик, но кем-то охранялся. В свидетельство этому перед рынком стояла табличка. Олеф хотел, было остановиться перед ней и прочитать, что она гласит, но не справился с орком и, не притормозив, снёс её. Эпп похолодел, представив последствия, которые могли случиться, если бы это увидел охранник. "Вибры" - выругался юноша.
   К счастью, народу на рынке было мало и никого, кто мог следить за порядком, видно не было. Олеф отъехал подальше и, убедившись, что никаких следов не указывает на то, что это сделал он, эпп слез с орка и покрепче схватившись за мешок с вещами, двинулся к последнему ряду. У первых столиков торговали гномы. Олеф прошёл вперёд, так как теперь ему было неприятно общаться с ними. Дальше за столиками сидели: совсем молодой вампир, старый, но не знакомый ему эпп, опять же гном, на которого Олеф даже не обратил внимания и кентавр... Олеф поморщился, так как ужасно не любил этих существ. Даже больше чем гоблинов и гномов вместе взятых. Вы просто подумайте, гибрид лошади и человека! У кентавра тело, а точнее нижняя его часть было лошадиным, а верх человеческим. Человек с копытами и хвостом или по-другому, лошадь с человеческим лицом и руками. Ужас! Но не только Олефу была противна его внешность. Ему было противно и то, как они говорят, ведут себя, да и вообще, всё. Этот сиплый голос с лошадиным ржанием, философские мысли, возвышение космоса. О, это просто невозможно.
   Вампир загадочно улыбался и, выставив как на показ клыки, с любопытством смотрел на юношу, соплеменник сидя читал книгу, из-за чего почти не был виден, а кентавр... Какой ужас!
   Олеф отвернулся и, чтобы попросту не терять времени, посторонившись кровопийцы, подошёл к эппу. Вампир негодующи зацокал зубами, от чего юноше вспомнились не самые приятные воспоминания сегодняшнего дня. Олеф повернулся к вампиру и издевательски спросил: "Зубастик, ну что зубки уже режутся?" Кровопийца стал пурпурным, то ли от стыда, то ли от ярости. В любом случае Олеф добился своего. Пусть знает, что клыки его вовсе не страшные. Вампир сначала хотел полезть в драку, но, увидев, как Олеф достаёт из тряпок клинок, успокоился и сел на место. Клинок увидел и читающий книгу эпп. Сказав что-то вроде приветствия, он потянулся к нему руками. Олеф уже хотел было дать ему в руки меч, но, вспомнив, что произошло с гномом, резко отдёрнул его.
   "Нет, это не для продажи..." - тихо сказал Олеф, непонятно себе или торговцу. Он тихонько пнул ногой мешок и добавил: "Продаю!" У эппа за прилавком вспыхнули глаза, и он в буквальном смысле накинулся на вещи юноши. Развязав плащ, в котором лежало награбленное, он на несколько минут занялся осмотром. Потом принялся выискивать бутылки и, говоря стоимость каждой, класть на прилавок.
   "Одна золотая монета, две золотые, четы... две золотые" - выкрикивал он. Остальные продавцы молча улыбались. Олеф знал, что цена каждой склянки на самом деле составляет около ста золотых, но для того чтобы найти покупателя, который смог купить их по такой цене, надо было переехать весь остров. Эх, всё равно обидно.
   Оставалась последняя склянка, но тут эпп торговец сделал ошибку, выкрикнув: "Семьсот золотых... ой, 20 золотых..." Олеф махнул рукой в знак того, что с такой сделкой не согласен. Торговец молча уставился на него. Ну и цены!
   Олеф посмотрел на свои пожитки. Их осталось не так уж много. Что тут ещё особо ценное? Клинок, явно следует оставить себе, последний бутыль тоже, а остальные? Ладно, ведь они не слишком нужны. Книга... О!
   "Книга тоже не продаётся!" - сказал он. Почему-то продавать её как-то не хотелось. Лучше, решил Олеф, подарю её своей тёте!
   Остальные вещи составляли различные горшки, сосуды, пустые бутылки, бочонок рома, тряпьё.
   "Сколько вы за это хотите?" - спросил юноша и чтобы попусту не тратить время, добавил: "На двадцать пять согласны?" Торговец кивнул и, спрятавшись за прилавок, достал мешочек, в котором по виду и звукам находилась сотня другая золотых монет.
   - 75 за всё. Идёт? - почему-то вполголоса спросил он.
   - Идёт - так же тихо ответил Олеф.
   Торговец высыпал горсть монет в руки юноши и, забрав его вещи, сел за прилавок и продолжил чтение. У Олефа заныла душа, уж слишком малая сумма за такие товары. Сев на орка, он тронулся в путь. Наконец-то домой.
   Путь к дому был совсем короток. Прошло несколько минут, и Олеф прибыл на свой луг. Но тут всплыла одна проблема: куда девать орка? Уже было достаточно поздно, и идти никуда не хотелось. Олеф прикинул по размерам свой дом и орка. Вроде бы совпадают. Эх... В тесноте да не в обиде.
   Спрыгнув с животного, юноша потратил несколько минут на поиски своего жилья. Дело в том, что под этим словом эппы подразумевали специальные вытоптанные участки травы. Там, они и жили, прямо под открытым небом. Их любовь к природе и редкие дожди, делали такой вариант дома очень удобным и приятным. Через луг проходили тропинки с короткими разветвлениями. В конце каждого из них стоит табличка с именем хозяина дома. За ней находится специально вытоптанный участок, прикрытый от глаз высокой травой и защищенные от воров специальным заклинанием. Эппы обладают лишь очень слабой бытовой магией, но подобное заклинание могут сотворить без чей-либо помощи.
   Олеф дотронулся до таблички со свом именем и, раздвинув траву, вошёл в свой дом. Как хорошо оказаться в теплом, сухом жилище.
   Этому способствовало самое сильное, по меркам эппов заклинание, которое наложил когда-то давно, быть может, сотню лет назад, дедушка Олефа. Оно также и охраняло эту обитель от воров. Всего лишь одно заклинание. Дед Олефа был великим, увы, юноша не унаследовал этого.
   Если бы эпп аккуратно сложил все раскиданные в доме вещи, то места бы хватило, для того чтобы здесь мог поместиться орк. Для Олефа его явно не хватало, а ночевать на улице он не хотел. Делать было нечего. Юноша более или менее аккуратно сложил в одну кучу вещи, и ещё раз прикинув на глаз площадь своей обители, пошёл за орком. Зверь оказался ужасно упрямым и никак не хотел идти по тропинке. Олеф не садился на него, так как боялся, что животное может сделать несколько неверных шагов и, сойдя с тропинки вломиться кому-нибудь в дом. Конечно, жилище бы не пострадало, так как на нём стоит охранное заклинание, а вот он и орк... Поэтому, осторожно схватившись за рыжую шерсть возле головы, юноша шёл впереди и вёл его за собой. Иногда орк качал головой и пытался высвободиться, рычал. Олеф сначала вёл себя излишне аккуратно и когда зверь вырывался, он отпускал его. Но потом эпп стал думать, что орк просто не хочет причинить вред своему хозяину и рычит лишь для устрашения. Юноша стал усерднее тянуть за собой зверя. Это продолжалось до тех пор, пока орк резким рывком боднул его. Олеф упал. Только после этого он додумался, в чём дело. Орк вырывался не потому, что не хотел причинить ему вред, а потому что юноша нашёл слабое место у зверя - рыжую шерсть. Когда Олеф держался за неё, то орк почти не вырывался.
   Так по прошествии часа, Олеф всё же смог довести его до своего жилища. Оставалось самое трудное - завести орка внутрь. Животное рычало и вырывалось, правда, не так уж сильно. Юноша стонал от измождения, но всё ещё пытался заставить зверя не упрямиться. Наверное, где-то с сотой попытки он смог это сделать. Орк полностью залез в дом, не коснувшись стенок травы.
   Ух... всё. Олеф вытер рукавом со лба пот.
   Эпп осмотрелся. Свободного места почти не осталось, ночевать Олефу было негде. На землю спускались сумерки и на небе одна за другой начинали загораться звёзды. Где-то вдали послышался вой. Ночевать на улице юноша передумал. Дотронувшись до таблички своего дома, он активировал заклинание.
   Олеф присел, на свободном, очень маленьком клочке земли, рядом с кучей наваленных вещей. "Куда же мне податься?" - размышлял он. Друзей у него было достаточно много, но он сомневался, что кто-нибудь позволит ему остаться на ночь.
   Найти себе убежище, вроде того которое он нашёл вчера, опять не сулило ему ничего хорошего.
   Тем временем окончательно стемнело. Орк не двигался и поэтому Олеф, боявшийся, что зверь может его задавить между собой и стеной с заклинанием, попытался прилечь.
   Поджав под себя ноги и перевернувшись на бок, он понял, что у него это получилось. Ближайшей стена была совсем рядом. Одно неверное движение и всё. Тут Олефу пришла одна мысль: "А что если отключить на ночь охранное заклинание". Где-то рядом снова раздался вой, волка или кого ещё.... "Нет, лучше мучиться в безопасности", - решил юноша.
   Прошло несколько минут и тело затекло. Олеф осторожно перевернулся на другой бок и ощутил что в него что-то колет. Он подсунул под себя руку и достал свиток. Олеф хотел его отшвырнуть, но тут он заметил, что на нём стоит совсем целая печать. Свиток не был вскрыт. Как он мог здесь оказаться? Юноша поднял его и осмотрел инициалы. Печать была красного цвета и обозначала эмблему в виде птицы. Странно. Олеф мог поклясться, что вчера его здесь не было. Скорее всего, юноша сам сюда принёс этот свиток. Иначе просто не могло быть. "Странно, почему я его не открыл его?" - подумал эпп.
   Он вскрыл его и по небрежному почерку сразу же смог определить от кого оно - от его наставницы и единственной тёти - Ренги. С ней он не виделся крайне редко, а с их последней встречи прошло уже более трёх лет. Что ей могло понадобиться? При скудном лунном свете эпп ещё раз посмотрел на текст. Почерк явно её, а дата... Он обомлел. Дата была сегодняшняя. Олеф направил свиток к свету и быстро прочитал содержание записки. Его лицо стало очень напряжённым. Свиток гласил:
  
  
   Дорогой Олеф!
   Как только получила твоё письмо, сразу решила ответить, а то мало ли что! Дела у меня стали гораздо хуже, чем раньше. Частенько болит спина, по вечерам ноги, иногда стала забывать имена своих друзей. И представляешь, наконец-то научилась готовить еду. Мой муж просто в восторге! Я слышала, что твои успехи в магии уже превысили мои ожидания. Как работа? Наверное, нелегко каждый день показывать своё превосходство. Как там твои дети? Сколько им исполнится в этом году? Ладно, что-то я уж сильно расписалась. Обязательно напиши ответ, ну или заходи на чаёк...
  
   P. S. Встретимся в моей хижине. Удачи!
  
   Что за бред! Какие ещё дети! Олеф заново прочитал письмо. Потом протёр глаза и несколько раз перечитал написанное. Какое отношение этот свиток имеет к нему. Какой муж, какая ещё работа?! Юноша невольно сел. Может, это письмо предназначено было не ему... Нет, это полный бред. "Неужели она сошла с ума?!"- вслух сказал Олеф.
   Орк фыркнул и покосился на него. Юноша размышлял. "Как он мог сюда попасть! Что за бред в письме?!" Мозги отказывались думать. Ладно, утром выяснится. Он прилёг.
   Нет, что за день. Несколько минут он опять думал о письме, отчего у него заболела голова. Сна не было. А может навестить тётю?
   Поднявшись и достав из кучи вещей клинок и никчемную книгу в качестве подарка, эпп снова прикоснулся к табличке, тем самым, убрав заклинание, и двинулся в путь. Орка он с собой не брал. Возможно, это было с его стороны очень глупым поступком, но мучиться пол ночи, вытаскивая животное, он не хотел. И почему ему захотелось идти туда ночью? Письмо вызвало у юноши беспокойство. Слова как будто манили.
   Юноша шёл по тропинке и старался соблюдать спокойствие. Ночной воздух был свеж, повсюду доносились приятные запахи цветов. Везде было сравнительно тихо, лишь стрекотали кузнечики, и изредка ухала сова. Животный мир не спал.
   Олефу казалось, что за каждым поворотом тропы, за каждым кустом его ждёт какой-нибудь очень страшный монстр. Он столько раз слышал байки о них, но воспринимал их как шутку... Сейчас почему-то они вспоминались и казались очень правдивыми. Несколько раз луну заволакивали тучи.
   Вскоре юноше стало страшно. Впереди росла густая трава и в ней слышались какие-то шорохи. Возможно, это был всего лишь лёгкий ветерок, но, а если нет? Олеф покрепче взял меч и медленно подошёл к траве. В ней было тихо. Он пролез через неё.
   Дальше путь шёл по пустынной дороге. Где-то позади раздался вой. И как он вчера смог прожить ночь? Впереди, казалось, видны расплывчатые силуэты каких-то существ. Олеф шёл дальше, и они постепенно становились обыкновенными кустами. Воображение юноши на каждом шагу преподносило ему новые сюрпризы. Невдалеке раздался громкий крик птицы. Как страшно! Эпп начал петь любимую им в детстве песню. Так он немного успокоился. Путь был долгим, но наконец-то подошёл к концу.
   Олеф поднялся на огромный валун и посмотрел со склона. Там, внизу, в лунном свете, среди ровных ухоженных грядок виднелась часть острия покрытой стволами деревьев крыши, на которой покачивался на ветру флюгер в виде дракона. Это был дом его тёти.
   Хижин эппов, на острове было очень мало: две или три. Их строили только уважаемые представители народа. И не все, так как считали гораздо лучшим вариантом проводить ночь в заколдованных участках полей, так как это делали их предки. Но встречались и такие, которые почему-то считали лучшим жить в небольших, сделанных из сухих веток и заговоренных хижинах. К таким относилась и тётя Олефа, Ренга.
   Послышалось громкое рычание. Олеф огляделся. Совсем недалеко от дороги были заросли, рычание исходило оттуда. Эпп слез с камня и пошёл как можно быстрее. Домик со временем становился всё больше и юноша, с радостью, заметил, что из его миниатюрной трубы идёт дым. В этой хижине Олеф бывал много раз, но лишь в раннем детстве. За многие годы этот дом очень сильно изменился. Раньше он был ярко раскрашен, с пристройкой и на нём не было флюгера. Ещё, насколько он помнил, у него было заколдованное крыльцо, которое пело всевозможные баллады о непобедимых эппах. Хотя может, это ему и приснилось.
   Юноша перепрыгнул через неглубокий овраг и стал идти к крыльцу по ровным дорожкам между грядками. Крыльцо было сделано очень просто: пара столбиков, покрытых шкурой. Но именно по ним Олеф вспомнил тётин дом. Повзрослев, он сюда больше не ходил. Как-то было не до этого и сейчас он внутренне себя винил за это. Подойдя к крыльцу, эпп остановился. Почему-то он всё же надеялся, что крыльцо что-то ему скажет, но оно выглядело совсем обычно и Олефу даже стало стыдно за свои мысли. Встав перед дверью, он глубоко вздохнул и поднёс к ней руку...
   Очень большая дверь, такая через которую даже взрослый человек мог бы пройти, почти не пригибаясь, свободно открылась под руками Олефа. Было странно, что дверь не закрыта. В таких домиках часто бывали кражи, хотя тётя как-никак была многими уважаема, вряд ли кто-нибудь мог бы это сделать. Из хижины потянуло тёплым воздухом, с ароматом свежего хлеба и каких - то трав. "Есть кто?" - прошептал Олеф и после погромче добавил: "Тёть, ты дома?" Ответа не последовало. Олеф заглянул в комнату, потом в соседнюю. Дом был пуст.
   Эпп достал с кладовки кусок ароматного свежего хлеба. Слегка прохладный воздух коснулся его волос. Ароматом трав здесь было пропитано абсолютно всё. И это ему всегда нравилась. Олеф зашёл в самую большую комнату, которая была в этой хижине. В ней по полу были расстелены ковры, а посередине стояли друг напротив друга два кресла. Возле единственного стола, на которым лежали различные травы, на кирпичах стоял котёл. В нём что-то варилось. Значит, тётя ненадолго куда-то вышла.
   Юноша сел за стол и положил на него свою книгу, невольно вспомнив о том, что произошло с клинком, когда он дотронулся до одной из её страниц. Старый, обшарпанный, весь в порезах от ножа, стол сдавлено щёлкнул под руками Олефа. Юноша поспешно встал. За окном было видно, как постепенно на ночном небе приближается рассвет, и как постепенно на небе гаснут звёзды. Ренги всё не было. "Где же она может быть? - вслух рассуждал Олеф, - Где? У предсказательниц дел не много, как всегда где-нибудь собирает травы. Ночь уже почти прошла. Он ещё раз посмотрел в окно. Зачем она позвала его? Что это было за письмо? Да, уже почти что наступило утро. Немного помедлив, он направился к двери. Книгу он оставил на столе. Тёте будет приятно и, возможно, она поймет, кто к ней приходил. А если нет?
   На улице прозвучал оглушающих хлопок, потом по хижине заплясали отсветы какого-то красного света. Олеф подбежал к окну и увидел, что вдали, где-то очень далеко, там, где живут маги, плясал маленький красный огонёк. Он был до того ярким, что ослеплял глаза. Его свет освещал весь остров.
   Скрипнула дверь, и в хижину пошёл с улицы свежий прохладный воздух. Олеф как зачарованный смотрел в окно, пока...
  
  
  
  
   Глава 3.
   Необычное происшествие.
   Жидкость в котле как-то странно булькнула, тем самым, обратив на себя внимание. Пар, исходящий из котла резал глаза и заволакивал густой пеленой всё вокруг, поэтому ничего не было видно. Ренга встала со своего любимого кресла и на ощупь подошла к котлу: "Что я забыла сюда добавить?" Она осмотрелась. Ренга рукой провела по столу и дотронулась до какой-то листвы. "Может быть лаванда? Вполне вероятно".
   Она повела рукой дальше, пока чем-то не укололась. "А это что?" Ренга потерла глаза и всмотрелась. Разобраться в этом искусственном тумане было почти невозможно. Она осторожно двинулась к двери. Её тоже не было видно, но она знала, что идёт в правильном направлении. Нащупав ручку, Ренга со всего размаху толкнула от себя дверь и ударилась о боковую перегородку дверного проёма. "Как больно! Ну почему я не сделала дверь шире!" Сдерживая стон, чтобы не разбудить спящую в соседней комнате девочку, она вышла на улицу.
   В потное лицо ударил поток свежего ветра. Она глубоко вздохнула. "Как хорошо!" Ренга подобрала с земли камень и подперла им дверь: пусть проветрится хижина. Она сделала несколько шагов вперёд. Дождь, который шёл всю ночь, под утро закончился, оставив после себя сплошную топкую грязь.
   Женщина ходила чаще всего босиком, так как очень любила прикасаться к мягкой зелёной траве. Но сейчас в такой прогулке, было мало приятного. Грязь липла к ногам, набивалась между пальцами, создавая неприятные ощущения.
   Ренга, стараясь обойти большие лужи и грязь, которые в изобилии скопились возле крыльца, наконец-то достигла травы. Глубоко вздохнув, она осмотрелась. Позади неё стояла её излюбленная старая хижина, позади которой виднелся густой тёмный лес. Слева поднималась дорога к холму. Впереди неё начинался плавный спуск к лугам, в которых, несмотря на столь позднее утро, всё ещё спали эппы. Сегодня ей ещё предстояло там побывать. На луге жил её единственный племянник Олеф, и, так как его родители, чёртовы искатели приключений, поручили ей присматривать за ним, это был, можно сказать, её долг. "И зачем они уехали с этого острова? Почему оставили мальчика одного?" Получить ответы на эти вопросы было невозможно, - даже ей, предсказательнице.
   Она посмотрела в сторону хижины и обнаружила, что в ней ещё полно пару. Это её очень насторожило. Да, безусловно, такие редкие ингредиенты были способны и не на такое, но такой бурной реакции происходить никак не должно.
   Ренга повернулась и зашагала к дому, попутно взглянув на своё отражение в луже. Из-за ветра по поверхности воды шла лёгкая рябь, но, несмотря на это она поняла, что выглядит сейчас просто ужасно. Растрёпанные светлые волосы, ярко синие глаза, тонкие губы и очень высокий (опять же по меркам эппов) рост - всё это отличало её от других эппов. Ренга была уже не молодая, но явно ещё не старая и поэтому старалась всё время следить за своей внешностью. Но, к несчастью, после её недавнего эксперимента с трудным зельем, почти вся одежда пришла в негодность, поэтому ей приходилось некоторое время носить поношенное тряпьё. Сейчас же увидев себя в отвратительной одежде, с красным и потным от пара лицом, она испытала лёгкое чувство неловкости. Предсказательница провела рукой по кристально чистой воде, а затем умылась. Это всё что в данный момент она могла сделать. "Всё, вроде бы порядок".
   Ренга уже собиралась войти в хижину, как вдруг, ей показалось, что её кто-то зовёт. Она оглянулась. Никого не было. "Странно".
   Чуть позже, помешивая содержимое котла, она сверилась со свитком, в котором был записан очень древний рецепт приготовления отпугивающего снадобья. По легендам, именно им в давние времена отпугивали злых демонов. Ренга в это не верила, но очень уж хотелось попробовать.
   Вроде бы всё она сделала правильно, но почему-то цвет жидкости не совпадал с цветом указанном в рецепте. Она взяла ложку побольше и снова стала перемешивать содержимое котла. Неожиданно ей опять послышалось, что её зовут. Ренга перестала мешать: в округе была тишина. Она аккуратно, чтобы не было слышно ни звука, открыла дверь в спальню. Девочка спала. "Кто же тогда меня зовёт?"
   Ренга подошла к входной двери. Снаружи было тихо. Несмотря на это она вышла из дома и ещё раз прислушалась. Некоторое время было тихо, но потом, когда она уже захотела вернуться обратно, в лесу послышались голоса. Там кто-то разговаривал. Предположительно, двое мужчин. Может быть, кто-то ещё.
   Точно понять смысл разговора Ренга не могла, но в нём явно несколько раз звучало её имя. Она подошла ближе. Ей стало ужасно интересно.
   Человек с сиплым голосом что-то быстро говорил другому. Второй, долгое время молчал, но потом резким, звонким голосом, который смогла расслышать Ренга, спросил:
   - Значит, ты хочешь её убить? Хм... Только я до сих пор не могу понять причины. Ведь то, что она делает всё-таки не так уж и плохо. Нет, я, конечно, понимаю, что она учит детей всяким, никому не нужным наукам. Истории, всякие там легенды им рассказывает... Но всё же...
   Человек, который говорил первым, взорвался:
   - Легенды?! Интересно о ком! Наверное, восхваляет лишь только вымышленных героев прошлого! Это же портит детей. Они, хоть и эппы, должны постигать магию. Ты слышишь, что я говорю?! Магию! Ради этого мы здесь и живём. А они из-за неё занимаются всякими глупостями. Была бы она колдуньей, может быть, и был бы с неё какой-нибудь прок. А так... она только мешается у нас под ногами. Поэтому её надо убрать. Во имя нас, во имя магии, ну..., наконец, во имя всего острова! Слышишь?! Острова!
   Некоторое время оба молчали, но потом человек со звонким голосом тихо, так что Ренга снова ничего не услышала, продолжил разговор. Она подошла ещё ближе. Людей, по-видимому, магов, нигде не было видно. Они либо сидели где-то в кустах, либо с помощью магии скрыли себя. Второе Ренгу несколько встревожило. Вскоре она снова услышала их разговор. Один из магов сказал:
   - Ну и того, как там его... Олефа. Тоже следует отправить вслед за тёткой. А то и он может в будущем мешать нам. Тем более что он совсем не чувствует магии и не может быть нашим учеником. Тогда зачем ему здесь жить?
   Когда говорили о ней, Ренгу это почему-то не волновало, но когда маги назвали имя Олефа, она поняла, чего хотели маги. Несколько секунд она стояла в оцепенении, но потом, справившись с собой, кинулась бежать обратно к дому. Добежав до хижины, она закрыла за собой дверь и постаралась успокоиться. Да какой там! Ренга подвинула к двери шкаф. Её хотели убить маги! Она попыталась сосредоточиться: "Дверь, дверь заперта, так...". Одно из окон было приоткрыто. Ренга немедля закрыла его и прислушалась. Было тихо. "Может быть, попытаться убежать? Нет, здесь девочка..."
   На улице послышались шаги, потом в дверь постучали. Ренга тихонько отошла от неё подальше и замерла. Что она могла сделать против магов? Абсолютно ничего. "Вот если бы... "
   Ренга знала, что есть заклинания, которых боятся сами волшебники. Заклинания призыва. Малейшая ошибка в них может стоить жизни, но если призыв получится, то маг в течение дня сможет управлять поистине сверхмощными силами. Раньше это почти никому не удавалось. Одно из них когда-то знала Ренга. В другой ситуации она бы даже близко не подпустила мысли об этом, но сейчас, когда ей грозила беда... Она попыталась вспомнить слова. "Как же они там звучали?!"
   "Может быть эти уйдут? Может быть, они подумают, что её здесь нет?" Ренга сделала шаг назад и наткнулась на стеллаж, на котором стояли различные склянки с зельями. Несколько из них со звоном упали на пол. Ренга, чуть ли ни плача от досады села в кресло. Теперь маги явно знали, что она здесь. Она почувствовала, что жить ей осталось недолго.
   Стук повторился. По телу Ренги прошёл холодок. Сквозь щели в двери стало, видно ярко-красное свечение посоха. Маги были наготове.
   "Что же делать?" Она осмотрелась. Оружия Ренга в доме никогда не держала, так как к ней часто приходили дети, да и надобности в этом не было. Все-таки она была знахаркой, а в определённые дни даже ясновидящей. Но сейчас оружие бы очень пригодилось.
   За дверью раздался сиплый голос:
   - Ренга, открой дверь! Вы посланники величественного Хардива, он хочет чтобы мы передали тебе послание. Мы знаем, что ты здесь. Из трубы вовсю валит дым. - Ренга ударила себя по лбу. Как я об этом могла забыть! - Открой дверь. Мы ничего плохого тебе не сделаем. Даём слово.
   Концы посохов за дверью засветились ярче. Она усмехнулась, слово магов - самое ненадёжное обещание в мире. Да и вообще, в наше время никому нельзя верить. Ренга сначала хотела ответить, но потом передумала. Так они сразу поймут, в каком месте комнаты она находится, и сразу же ударят каким-нибудь заклинанием. Правда и сейчас они могли это сделать, но видимо считали её не за противника, а за обыкновенную, легкую жертву. К сожаленью, так оно и было, поэтому волшебники, наслаждаясь её страхом, тянули время. У Ренги было несколько минут. Подумав об этом, она всё-таки ответила:
   - Сейчас, сейчас, иду, подождите минутку.
   Надо было срочно прятать девочку. Ренга надеялась, что она уже проснулась. Проходя мимо одного из многочисленных стеллажей с пузырьками, она остановилась. Несколько склянок привлекли её внимание. "Неужели я их до сих пор сохранила?" Послышался приказ: "Гэн, приступай! Я тем временем проверю, нет ли кого-нибудь поблизости."
   Ренга поняла, что у магов за дверью лопнуло терпение. Один из них сделал взмах, быстро сказал какое-то слово, и дверь загорелась ослепительным пурпурным пламенем. Выглядело это очень впечатляюще. Через пару мгновений дверь исчезла, а полутёмное помещение наполнилось лёгким дымом. Ренга закричала и откупорила бутыль. В этой склянке была перцовая настойка с листьями мяты и чего-то ещё... Ренга не помнила весь его состав. Но она знала точно, эту жидкость ни в коем случае нельзя пить, так как на воздухе, если её взболтнуть, она загорается. Правда, она этого делать и не собиралась. Ясновидящая быстро закрыла горлышко пальцем правой руки и повернулась к врагу. Маг пригнувшись, сделал быстрый шаг вперёд и посохом резко ударил женщину. Ренга упала на спину. В ушах появился тихий шум. В ответ она кинула в него бутылёк. Маг сделал зигзагообразный жест рукой, и склянка лопнула. Брызги же вспыхнули и попали в мага. Его одежда загорелась. Волшебник сказал какое-то заклинание, и огонь потух. Ренга глубоко вздохнула. Сопротивляться было бесполезно. Он сделал взмах - и в сторону Ренги устремился яркий синий луч, похожий на молнию. За секунду до неминуемого удара женщина успела отскочить в сторону, и луч ударил в пол. На этом месте появилось небольшое чёрное пятно.
   Волшебник подошёл ближе и направил на неё наконечник своего посоха. Ренга, опираясь на руки и всё время глядя на колдуна, отползла немного назад. Пальцы коснулись стекла. Женщина поднесла ладонь к лицу. Несколько пальцев были поранены. В последние секунды жизни она попыталась отвлечься и подумать о чём-то постороннем. Она ещё раз посмотрела на свою руку. Как уже говорилось, Ренга была эппом, поэтому у неё было семь пальцев, два из которых имели большие крепкие ногти. Это позволяло им с лёгкость залазить на деревья.
   Маг толкнул посохом Ренгу в грудь. Та, отползла ещё немного назад. Она хотела, чтобы всё закончилось быстрее. Но маг наслаждался её страхом.
   Вдруг произошло непредвиденное. Дверь спальни открылась, и оттуда выбежала маленькая девочка. Несколько секунд она смотрела на колдуна, а затем спросила:
   - Наставница, вам нужна помощь? А это кто?
   Ренга выругалась. Вместо того чтобы бежать, девочка задаёт глупые вопросы.
   Маг быстро повернул к малышке посох. Ренга, поняла, что собирается сделать волшебник. Она закричала: "Беги!", а затем, схватив что-то маленькое и твёрдое позади себя, швырнула во врага. Это был один из упавших, но не полностью разбившихся пузырьков. Он попал магу прямо в голову. Его содержимое полностью залило лицо колдуна. Волшебник взвизгнул. Девочка пронзительно закричала и бросилась назад в спальню. Из посоха несколько раз вылетел синий луч, но он так ни разу и не попал в цель. Маг упал на колени и, выпустив из рук посох, начал тереть глаза. Ренга отреагировала моментально. Она вскочила и, подобрав его, отошла подальше.
   Ослеплённый колдун изрыгал проклятия. Потом он заорал:
   - Анкорн, помоги мне, помоги! Эта тварь ослепила меня. Анкорн, убей её! Молю, убей!
   Ренга посильнее схватившись в деревяшку и сделав шаг, ударила ею волшебника по голове. Тот потерял сознание. "Чем же я в него кинула?"
   - Гэн, что с тобой? Выставив впереди себя посох, в хижину вошёл ещё один колдун. Ренга резко присела за креслом. Он, кажется, её не заметил. Учащённое дыхание вполне мог расслышать враг, поэтому она закрыла рот рукой.
   - Гэн с тобой всё в порядке? Вставай!
   Вскоре он понял, что тот находится без сознания. Волшебник несколько раз ударил по щекам своего товарища. Гэн что-то невнятно промычал. Колдун заново повторил свой вопрос:
   - Гэн с тобой всё в порядке? Я же тебя перед всеми высмею. Ты что? Дурень! Не смог завалить эппа?! Слабак. Быстро, вставай!
   - Анкорн, Анкорн! Я ничего не вижу. Помоги мне! Эта гадина что-то плеснула в мои глаза.
   Колдун сделал несколько шагов по комнате, а затем, кряхтя, присел на корточки и сказал:
   - Эта тварь, скорее всего, плеснула в тебя эльфийской настойкой. Через несколько часов зрение восстановится. Только не ной. А то ты начинаешь действовать мне на нервы. Я с ней сейчас разберусь.
   Ренга огляделась. Дверь в спальню была приоткрыта. Оттуда можно было вылезти из окна на улицу, если, конечно, действовать достаточно быстро. Так как девочки там не было видно, Ренга стала надеяться что та, так и сделала. Женщина поняла, что у неё появились несколько шансов выжить. Один маг был нейтрализован, а у неё был его посох. Ренга внимательно посмотрела на него. Он представлял собой небольшую белую деревяшку, покрытую различными узорами. С одного края посох был слегка искривлен. На месте ручки в него был вставлен какой-то красный драгоценный камень. Маги очень любят роскошь. Красивая и очень могучая вещь в руках тех, кто умеет им пользоваться.
   Колдун, освещая полутемную комнату свечением своего посоха, медленно шёл и осматривался по сторонам. Пол тихо скрипел под его ногами.
   Женщина приготовилась бежать. Когда тот толкнул ногой кресло, Ренга метнулась к спальне. Маг отреагировал молниеносно. Он произнёс заклинание - и в спину женщины ударил жёлтый, еле видимый, луч. Ренга вскрикнула и упала, так и не добежав до двери. Колдун засмеялся:
   - Ха-ха Гэн! Какой же ты после этого маг! Да с тобой даже она смогла справиться. Гэн! Я специально её ещё не убил. Скажи мне спасибо. Ведь ты, наверное, захочешь отомстить? Ха-ха-ха, я боюсь, что она тебя прикончит, ха-ха-ха.
   У Ренги участилось дыхание, всё тело наполнилось какой-то слабостью, а руки и ноги как будто сковало.
   Но она была жива и даже могла соображать. Что сейчас с огромным усердием и делала.
   Ренга ещё раз, только более внимательно взглянула на свой посох. Он лежал рядом. Кристалл мог ей как-то помочь. Она это чувствовала всем телом. Снова посмотрев на красный камень, она поняла чем. Ясновидящая от куда-то вспомнила слова призыва. "Всевышний, не может быть!" Женщина почувствовала, что помнит огромное количество заклинаний. Как бы ей хотелось, чтобы это была правдой. Она подумала о том, как освободиться от чар колдуна. Заклинание само пришло на ум. Она шёпотом произнесла его и почувствовала, как тело освободилось. Она глубоко вздохнула и перевернулась на спину. "Как такое может быть?"
   Волшебник толкнул ногой Гэна и снова засмеялся:
   - Да ты тряпка, обыкновенная тряпка я буду наслаждаться эти моментом всю жизнь!
   - Она будет очень коротка, можешь мне в этом поверить. Ведь я предсказательница.
   - Что ты сказа... - он осёкся. Ренга лежала и спокойно смотрела ему в глаза. На лице мага застыло чувство удивления, а затем и страха. Но длилось это недолго, он понял, что произошло. Колдун махнул рукой - и вокруг него возникло лиловое свечение, потом он повернулся к товарищу и взорвался яростью:
   - Гэн! Ты! Ты?! Ты что наделал?! Ты что внёс в посох все базовые заклинания?! Ты полный идиот! Гэн! Я потратил десятки лет, учась магии. Ты же... Да как ты посмел сделать это. Каждый год изучать по одному заклинанию, всего лишь по одному! Год терпеть и исполнять приказы ордена, год отрабатывать никому ненужную технику, год учиться чувствовать магию - и что?! Гэн же умнее всех! Он внесёт в свой посох заклинания, и даже память напрягать не будет! Пусть потом кто-нибудь найдёт его и, взглянув на кристалл заботливого Гэна, тоже станет магом. Да? Отвечай, тварь!
   - Анкорн, пожалуйста, не злись, я не виноват! Ты же знаешь, что этот посох я нашёл когда-то в руинах старого ордена. Помнишь? Ты ещё мне всё говорил, что мне крупно повезло. Помнишь? Я вовсе не виноват... - Гэн почти плакал.
   - Гэн, ты даже не удосужился очистить кристалл. Тебе повезло тогда, я помню, как я завидовал тебе... Ну что же, ты не маг, сегодня ты это доказал. Мне очень жаль, Гэн, прощай - Волшебник направил на него свой посох и сказал: "Агрельюф". Гэн вспыхнул таким же, как тогда дверь, пламенем - пурпурным. Колдун вытер со щеки слезу и повернулся к женщине. Причём было видно, что он вовсе не сожалел погибшему.
   Ренга уже стояла, и в руках у неё был тот самый посох. Анкорн засмеялся.
   - Ха, Гэн был тот ещё дурак. Мне, конечно, жаль его, но он это заслужил. Знай, я тебя абсолютно не боюсь. Даже, несмотря на то, что ты теперь тоже знаешь какие-то заклинания. Магия этого острова построена так, что любой другой волшебник, который прибудет сюда без нашего разрешения, умрёт. Тебе не давали разрешения, а ты теперь маг. Твоя жизнь будет очень коротка. Я в этом уверен. - Ренга пыталась не воспринимать его слова в серьёз. Почему-то не получалось. - Мне очень не нравится то, что ты получила такие ценные для меня знания. Хоть они тебя вскоре погубят, такого не должно никогда происходить. В этом посохе, возможно, есть то, что даже я не знаю... Давай по-хорошему: верни его мне. Взамен я дам тебе разрешение находиться здесь. Согласна? Отдай мне посох, и я даю слово, ты будешь жить.
   Вот, опять слово мага. Ренга ухмыльнулась и, представив, как в волшебника летит молния, крикнула:
   - Я тебе не верю!
   В ту же самую секунду посох как будто раскалился. Затем вздрогнул, и из драгоценного камня в волшебника полетела молния. Ренга ахнула. "Неужели я действительно стала магом?" Молния была к нему уже близко, но неожиданно его лиловый щит ярко вспыхнул и поглотил её. Творение Ренги исчезло. Всё. Заклинание не причинило врагу никакого вреда. Женщина взглянула на ладонь. На ней появилось красноватое пятно - ожог. Посох действительно на время раскалился.
   Лицо колдуна побелело. Он жёстко произнёс:
   - Ты сделала свой выбор. Магия острова медленно уничтожит тебя и этот ожог не первый. Ты даже не знаешь, как правильно обращаться с тем оружием, которое у тебя сейчас в руках. Я знаю, как сделать так чтобы оно не причиняло боли... может быть, ты всё-таки отдашь его мне?
   - Замолчи! Я тебя не боюсь, ты такой же слабак, как и твой приятель, которого ты убил!
   - Он не был мне приятелем!
   - Замолчи! Ты и твоя магия - ничтожество! - Ренга была в ярости. Пересиливая страх, она хотела в решающую минуту не дрогнуть перед лицом своего врага.
   Маг скривился:
   - За эти слова ты умрёшь!
   Колдун взмахнул посохом, и в женщину ударило много беловатых маленьких шаров. Ренга даже не успела подумать о чём-либо. Её губы сами сказали какое-то слово, и шары один за другим очень быстро исчезли, словно растаяли, так и не долетев до неё. Ренга ощутила, как бешено, бьётся сердце. Она была жива. И как только она смогла произнести ответное заклинание?
   - Хм... контрзаклинание... да... я недооценил твою силу. Точнее силу посоха. Пока тебе повезло, а вот как ты справишься с этим? - волшебник выкрикнул заклинание и в воздухе перед ним заплясали сотни маленьких ножей. Он взмахнул рукой, и они все разом метнулись в сторону Ренги. Женщина представила, что они остановились перед ней. Так и случилось. Ножи, не долетев, замерли в воздухе. Она представила, как они упали на пол. Ножи вздрогнули и упали.
   На лице мага выступил пот. Одна из капель медленно ползла по его лицу. Он о чем-то задумался, затем, улыбнувшись, сказал:
   - Прошло около минуты, а ты ещё жива. Я уже чувствую, как ты падёшь по силой магии здешних мест.
   - Посмотрим! - По телу Ренги прошла горячая волна ярости. Она представила огонь, а потом лицо мага. Слова заклинания сами приходили на ум. "Неужели магом так просто быть?" Взял посох - и всё. Маг. Волшебник, кажется, тоже думал об этом. Ренга не верила, что её может убить сам остров.
   Слова заклинания сами сорвались с губ. Посох раскалился, и женщина чуть было не выпустила его из рук. От боли она даже закрыла глаза. Послышался свист, а когда она приоткрыла веки, перед ней, где-то в метре, возник большой огненный шар. Он был до того горячим, что на расстоянии обжигал лицо. Ренга не знала, чего делать дальше. Огонь не летел в колдуна. Она сделала жест рукой, указав вперёд, и огненный шар кинулся к магу. Тот, несмотря на свой щит, выкрикнул контрзаклинание. Огонь рассеялся.
   - Магия этого острова должна убить тебя. Так было с каждым. Почему же это не происходит с тобой?! Сделай что-нибудь ещё!
   Ренга опять подумала об огненном шаре, как вдруг с её уст сами по себе вырвались слова заклинания, а из трости, со свистом раздуваясь, вылетел ещё один огненный шар, и опять волшебник успел с контрзаклинанием. Он ждал, что Ренга вот-вот умрёт. Но ничего такого не происходило. Тогда он сам выкрикнул заклинание. В женщину вылетел вихрь воздуха. Он метнулся к ясновидящей с такой большой скорость, что она даже не успела защититься. Ренгу отбросило на несколько метров, и она с силой ударилась о толстый ковёр на полу. Он смягчил падение, в результате чего она осталась жива. Она перевернулась на бок и выкрикнула что-то в ответ. Вихрь находился позади неё. Он ещё некоторое время держался, заглушая слова своим диким воем. Вскоре он исчез. Ренга не могла придумать ничего ужасного.
   И вдруг она подумала о призыве кого-нибудь на помощь. Но не из живых существ, а из магического мира. А вот этого делать не следовало. Призыв был почти никому не под силу, так как его заклинание было очень сложным и в нём можно было легко ошибиться. При неточности вызванное существо просто бы убило своего хозяина...
   Это было ошибкой, да и ещё какой! Собственные мысли её подвели! Ренга попыталась подумать о чём-нибудь другом. Но это её не спасло. Как и в прошлый раз, заклинание вырвалось из уст женщины. Заклинание призыва. Ренга ахнула. Она сама подписала себе смертный приговор.
   Маг рассмеялся:
   - Так вот как магия острова убивает других существ посягнувших на магию!
   Взгляды противников встретились. Вдруг подул сильный холодный ветер. Ренга и Анкорн одновременно сказали контрзаклятия. Каждый подумал, что это козни другого. Но ветер не прекратился, так как не был магического происхождения. На улице что-то проревело. Колдун на это не обратил внимания. Он направил ей в грудь посох и сказал:
   - Ещё не поздно! Я тебе могу облегчить страдания! - Он сказал какое-то заклинание, а затем вспыхнул огнём. Анкорн закричал и выпустил из рук свой посох. "Что? Что происходит?!" Он упал на землю и забился в конвульсиях. Через пару секунд ветер рассеял пепел. Это произошло очень быстро. Ренга чуть было не потеряла сознание. Ей было очень и очень страшно. Неожиданно женщину посетила страшная догадка. Кажется, она снова знала, что происходит. Заклинание призыва, по всей видимости, ей удалось. Она встряхнула головой. Будь проклят этот день! Мозг не мог справиться с тысячами эмоций переполнявших её. Тот давний сон это и предсказывал, правда, лишь намёками. В нём говорилось, что она станет магом. Она ещё с самого рождения чувствовала это. Недавно некоторые сны стали указывать на её связь с древней наукой, самой магией. Об этом она могла лишь только мечтать. До этого момента женщина думала, что это лишь обман, обыкновенный сон, мечта, каких бывает очень много. Ведь вещие сны отличить от предсказаний почти невозможно. Особенно тот давний сон.
   Она действительно кого-то вызвала. Этот кто-то сейчас находился на улице и рычал. Ренге сделалась нехорошо. Женщина быстро подошла к двери спальни и обнаружила, что та закрыта. Она несколько раз дёрнула дверную ручку. Дверь не подалась. "Вот маленькая бестия! Сама спряталась, а я!" Ренга знала, что её ждёт возле дома. Знала и винила себя за это. "Ну почему я такая умная?!" Создание, извергающее пламя, огромное, рычащее, имеющее огромные когтистые лапы, которые можно было увидеть через дверной проём. Причём только лапы, остальное тело находилось выше и поднималось на многие десятки метров.
   Это существо и было источником такого сильного ветра. Точнее его крылья. Это был дракон. Создание, при виде которого из головы убегали абсолютно все мысли. Самое страшное создание этого мира. Когда женщина подумала об этом, у неё подкосились ноги, и она чуть было не упала. Дракон ждал её. Она призвала его, и она должна была за него отвечать.
   Женщина сделала несколько шагов к выходу, а затем, остановившись, мысленно попрощалась со всеми. В том числе и с домом. Дракон умел извергать пламя, поэтому он запросто мог спалить деревянную хижину. Ренга решила подумать о приятном. Точнее, о том, что это она его вызвала, и поэтому он не должен был причинять ей вреда. А вдруг всё-таки призыв был неправильным, и он пришёл уничтожить её? Пока что она была жива, и это радовало. Она сделала глубокий вдох и сделала шаг на улицу. Увиденное потрясло её.
   Во-первых, это был не дракон, а демон. Просто он явился в таком обличии. Чтобы это определить женщине не потребовалось даже использовать магию. Перед ней стоял не полный облик этого существа, часть его тела отсутствовала. Точнее всё кроме морды, лап и хвоста было невидимым, как бы прозрачным. Именно это и было присуще нечистому духу. Ренга опешила. В таком виде демон был всё-таки несколько страшнее дракона.
   - Какая же ты боль... боль... большая тварь. Я... я сча... счас настойкой тебя припугну. Подожди у ме... меня. - Ренга от страха запиналась и несла всякую чепуху.
   - Приветствую тебя, - замогильным голосом ответил демон. У Ренги от удивления отвисла нижняя челюсть. Она и не предполагала, что демоны могут разговаривать. Повисла тягостная тишина. Женщина чувствовала, что дракон ждёт ответа. Она попыталась также поприветствовать его, но получилось что-то невнятное. Дракон так и ничего не понял. Тогда Ренга смогла лишь показать на него пальцем. Со стороны это выглядело очень глупо. Дракон вздрогнул и переставил одну из лап назад. На морде выступило удивление. Демон был удивлён, смешно! Несколько мгновений он колебался, а затем медленно, растягивая слова, спросил:
   - Женщина что ты делаешь? - демон был лаконичен - А понял... - Он взмахнул крылом, и недостающая часть тела появилась. Правда женщина могла поклясться, что хвост демона стал немного короче. Видимо часть его почему-то стала невидимой. Подул сильный ветер, его создал лишь только один взмах крыла. Ренга ударила несильно себя по щеке. Лучше бы демон оставался полупрозрачным. Всё-таки так он выглядел страшнее. Или нет? Ренга колебалась. Тело демона покрывала толстая, красная чешуя. Лапы были огромными, и, как и голова влажными. Огромные когти блестели на свету, а крылья легко покачивались. Женщина внимательно оглядывала его и слегка дрожала от боязни.
   - Женщина, успокойся. Ты смогла вызвать меня. И, к сожаленью, сделала всё правильно. Теперь я должен повиноваться тебе. Как ты уже смогла догадаться - я великий демон. Меня зовут Крагор, но ты это и так знаешь, иначе бы ты не смогла призвать меня. - Ренга вздохнула. "Пусть так и будет... "- Я люблю появляться в виде дракона. Ведь эффектно получилось, да? Я люблю напугать мага. Вызывал, вызывал демона, а здесь бах... и сюрприз... Явился дракон. Маг сразу запаникует, подумает, что ошибся в заклинании. Попробует ещё и допустит ошибку. Ты могла стать уже шестьдесят четвёртой. Моей новой закуской. Только я демон... Ух... демон. Магия не позволяет мне полностью появиться в виде какого-нибудь создания. Обычно невидимым остаётся что-нибудь незначительное, а тут... Да, тебе повезло. Ух... . Подожди секунду... - Дракон посмотрел в небо, а потом закашлял. Ренга стояла неподвижно. Через несколько секунд, дракон извергнул пламя. В небо взвился столб огня. - Ладно, хватит болтать! Приказывай! Я исполню любой твой приказ. До захода солнца я принадлежу тебе!
   - Почему так мало? - Ренга всё ещё боялась, но на этот вопрос ей хватило храбрости.
   - Мало?! Ты скажи спасибо, что я тебя ещё не съел!
   - Так я же тебя вызвала! - Ренга успокоилась. Это показалось ей шуткой.
   - Ну и что? Ладно, это я так пошутил. Люблю шутки. Давай уже приказ! - Ренга оглянулась и, увидев в комнате страшный беспорядок, сказала:
   - Приберись вон там, - она указала на хижину - сделай дверь, убери осколки, восстанови пол. Там отвратительная чёрная дыра! Потом...
   - Хватит! Ты что? Думаешь, я буду заниматься этой ерундой?! Я Крагор! Да как ты смеешь давать такой нелепый приказ?! - Ренга была возмущена. Мало того, что он прервал её, так он ещё и возмущается! Наглость демона превышала все пределы...
   - Хорошо! Пусть будет так. Ты говоришь ты всесильный, всемогущий, древний демон? - Ренга забыла о страхе. В ней проснулся гнев.
   - Ну, да... так и есть. Я Крагор! - демон почему-то занервничал.
   - Что ты всё заладил! Я Крагор, Крагор! Ты демон, ты должен исполнять любой из моих приказов. Не хочешь убираться?! Тогда иссуши по всему острову все эти надоедливые лужи. У тебя не так уж много времени. Приступай!
   - Подожди, подожди. Что ты там говорила про уборку?
   Женщина улыбнулась, а затем повторила свой предыдущий приказ. Дракон молчал. Так продолжалось больше минуты.
   - Что-то случилось? Или тебе приказать что-нибудь ещё? - не выдержала ясновидящая.
   - Тс... Я думаю. - тихо прорычав, ответил демон.
   - Над чем?! Исполняй мой приказ! - рявкнула Ренга и в глубине души обнаружила, что командовать ей нравилось намного больше, чем исполнять роль наставницы.
   - Знаешь - начал Крагор - в твоей хижине стоит необычная настойка. Скорее всего, ты её и сделала. Насколько мне помнится, мои братья, демоны иного мира, говорили, что этот отвар настоящая глупость. Её выдумал какой-то суеверный... Но! Великие демоны могут ошибаться, поэтому... э... не могла ли ты вынести её на улицу, подальше от меня. А то... мне как-то не по себе. - Ренга начала без надобности тереть глаза. Это ей давало время на размышления. С одной стороны, демон боялся настойки и поэтому вряд ли бы исполнил приказ. "Ну почему он такой упрямый! Какой в нём толк, если он ничего не хочет делать!" А с другой, демон казался Ренге даже хитрее гнома - самого хитрого и жадного существа. Естественно, только подсознательно. Женщину не покидала мысль, что он хочет её одурачить.
   Демон как будто прочитал мысли Ренги. "Или прочитал?!" Он сказал:
   - Ты, наверное, думаешь, что я хочу тебя обмануть? Нет, ты глубоко ошибаешься. Если ты почувствуешь, что я хочу тебя обмануть, ты в любой момент можешь использовать Заклинание Кары. Ведь, ты маг!
   - Заклинание Кары? - Ренге стало интересно. Это был путь к разгадке неповиновения дракона. - Что ты там говорил? Повтори.
   Демон замялся - Ты, что не знаешь об этом?! И посмела меня вызвать?
   - Крагон! Исполняй приказ, ты ведь не один! - У Ренги закружилась голова. Дракон разговаривал, не открывая рта. Это было очень странно видеть. А после следующей фразы, она почувствовала, что голос слышен как бы вокруг неё. - Я тоже хочу появиться в этом мире. Возможно, меня тоже скоро вызовет эта женщина. А если ты не будешь неповиноваться, то Заклинание Кары может отдалить меня. Пострадаем мы оба. А я этого очень не хочу... . Я надеюсь, ты понял?! - Ренга, только поняла, что говорит не демон. Странная манера общения. Женщина вздрогнула. Она почувствовала, что к ней как будто прикоснулось что-то холодное. На самом деле, рядом никого не было.
   Крагон побелел. Если это, конечно, можно отнести к дракону. Но вид всё-таки был у него не важный. Он чем-то был явно расстроен.
   - О великая Ренга! Убраться в хижине? Исполняю. Только мне надо одно косметическое изменение, - раздался хлопок, и дракона заволокло туманом. Ренга отошла назад. "Что приказало ему повиноваться?" От всех этих мыслей у женщины разболелась голова. Прямо как во сне. Ей богу!
   Беловатый туман начал рассеиваться. Ренга подошла поближе и всмотрелась. Никого не было. Дракон исчез. "Что случилось?"
   - Ренга, я здесь - сказал кто-то позади неё. Она молниеносно обернулась. Перед ней стоял человек в чёрном плаще и шляпе. Он был смуглым, высоким, с былыми волосами, и приплюснутым носом, тёмными, очень страшными глазами. Скорее всего... маг! Ренга быстро огляделась. "Где посох? Куда я его дела?"
   - Не это ищешь? - человек улыбнулся и достал из-под плаща волшебную деревяшку. Посох колдуна выглядел в точности, как и у Ренги. Ясновидящая почувствовала, что это он и есть. Возможно, в этот момент она бы потеряла сознание от страха, но волшебник быстрым движением руки снял свою шляпу и наклонил голову. Часть головы была невидимой. Ренга вздохнула, а затем с лёгким свистом выдохнула. Это был не колдун, это был демон. Он протянул ей в руки посох и сказал:
   - Вот видишь? Ренга! На это попадается любой волшебник, а могла бы и ты. Увы! Мои товарищи это не потерпят. Они следующие на призыве после меня. Я же смогу ответить на призыв только после них. Ох, как это будет не скоро. Ренга, а почему ты не знаешь самого простого заклинания Кары? Ты что не волшебник?
   Ренге несколько секунд молчала, отходила от потрясения, а после, положив на землю посох, кратко рассказала о происшествиях сегодняшнего дня.
   - Да... тебе крупно повезло - только и смог промолвить Крагон. Наступила абсолютная тишина. Не было слышно даже пения птиц.
   - Так вот почему ты не испугалась когда увидела меня. Ты просто не знала, на что я способен, а боялась лишь обманчивой внешности. Да?
   - Да, совсем не боялась - ответила Ренга. Чего уж там! Перед порогом появился обыкновенный полупрозрачный дракон...
   - Так что прикажешь делать?
   - Демон, я кажется, тебе уже сказала, что надо... - В голосе Ренги звучала нотка раздражения. Ещё бы. Эта тварь стояла на её грядках! Правда, Ренге было на это уже всё равно. Ведь она разговаривала с демоном.
   - Подожди...
   - Надо убраться в комнате, восстановить...
   - Подожди, подожди...
   - Потом надо подумать о...
   - Подожди! - крикнул Крагон. Ренга замолчала.
   - Это я, конечно же, выполню. А ты случайно не хочешь стать магом?
   - Что ты сказал?
   - Да так, ничего...
   - Магом?! Демон, разве ты сможешь это сделать?
   - Да, но при одном условии...
   Ренга на другое и не рассчитывала. Интересно, зачем вообще нужен этот дурацкий призыв?
   - При каком условии?
   - Ты дашь мне свободу. Ты откажешься от своего заклинания на день. Я смогу день, до захода солнца, быть свободным и делать все, что я захочу. Ты же станешь магом, и будешь знать все заклинания, которые знаю я...
   - Восхитительно, ну конечно. Демон сделай меня магом! Пусть другие учат заклинания, тренируются. А я, нашла посох, поколдовала, вызвала ленивого демона и стала магом! Да, так я тебе и поверила! Если ты не рождён волшебником, то и стать им никогда не сможешь, - Ренга, кажется, повторила чьи-то слова. Она развернулась и пошла к дому. Нашёлся, демон!
   - Так ты согласна? - в след выкрикнул Крагон.
   - Я же сказала, да! Отродье... - Ренгу что-то сильно ударило в спину. Она упала животом вниз. Удар был настолько сильным, что женщине показалось, что у неё сломалась несколько рёбер. К счастью, лишь показалось. Она ощупала себя рукой. Всё было цело. Она перевернулась на спину и с ужасом обнаружила, что уже... Вечер! На горизонте медленно садилось солнце. Ренга заплакала. "Да что сегодня за проклятый день. Быстрее бы он прошёл". От обилия событий это всё казалось не реальным. "Может быть это сон?" Она ударила по лицу кулаком. Ушибленная щека разболелась. Это был не сон. "За что мне это, за что?!"
   - Вибры! - выругалась ясновидящая. Может это видение? Она ущипнула себя. Стало больно. Нет! Не видение. А может... Всё, хватит себя травмировать! Ренга встала и огляделась. Демон испарился. Его нигде не было видно. "Что он сделал? Куда делся день?" Ясновидящая подошла на то место, где несколько секунд назад находился человек, то есть дракон... да нет же! Демон! Ренга присела на траву и поняла, что произошло. Перед ней лежал её посох, он был поломан. Деревяшка была переломана на две не равные части, а кристалл разбит. Та огромная волна силы, которая толкнула её, скорее всего, и вырвалась из него. Ну, демон! Ренгу пробила дрожь. "Да, чтобы я ещё хоть раз в жизни подумала о магии!"
   - Кхе... - сказал кто-то позади неё. Ренга почему-то знала, что это Крагон. Женщина сжала кулаки и молча повернулась. Это действительно был демон, уже в облики низкого, бородатого человека, с прозрачной рукой. Он был очень счастлив.
   - Ренга. Спасибо тебе. Я хотя бы раз во всей своей долгой, очень долгой жизни - здесь он сделал паузу - насладился великолепием этого мира. Я был паинькой. Можешь мне верить. Ренга... точнее, колдунья Ренга, вы довольны?
   - Замолчи! Адское отродье! Да, я... - Ренга была очень взбешена.
   - Мне всё понятно, извини. Ты значит, ещё ничего не поняла? Время, которое ты потеряла в своей жизни, дало немного жизни мне. Спасибо тебе за это. Немногие ответят - да, на сказанное демоном. Спасибо. С твоим домом и девочкой, ничего не случилось. Можешь не волноваться. Кити? Кажется, так её зовут? Я запер её в спальне. Она была сильно напугана, и когда я подошел к ней, чуть было не вцепилась мне в горло. Боевая девчонка! Я кое-что рассказал ей, и она успокоилась. Возможно, только на время, не знаю. Затем я закрыл дверь и окна магией, и с помощью неё на время скрыл домик. Надеюсь, ты его найдёшь. Ведь ты маг. Ладно, кажется, я сказал всё что нужно. Хотя нет! Извини, что не выполнил не единого твоего приказа. Если бы ты знала заклинания кары, я бы боялся ослушаться, а так... Мои товарищи уже торопят меня. Посох тебе уже не нужен. Если не веришь, то попробуй какое-нибудь заклинание. Спасибо тебе за всё. Надеюсь, что мы с тобой когда-нибудь увидимся. А пока, прощай! - демон сказал всё это скороговоркой и хлопнул в ладоши. В этот же миг как будто само солнце очутилось рядом с ним. Крагон был озарён в невероятно ярком красном свете. От него у Ренги заболели глаза, но и, закрыв их, она не прекращала видеть этот свет. Просто холодный свет. Он как будто пронизывал каждую частичку этого мира. В округе не было тепла, но также не было и прохлады. Она чувствовала колючие лучи. Природа не издала не одного звука. Существо в воплощении человека беззвучно исчезло. Наверное, навсегда.
   Ренга несколько минут стояла неподвижно, закрыв глаза, и думала о чём-то. Больная голова не давала покоя. В ней было очень много всяких мыслей. Справившись с ними, она открыла глаза. Женщина была духовно истощена. Ей хотелось в хижину, но идти было лень. Ясновидящая подумала о том, как хорошо бы было, если бы она парила над землёй. Если бы у неё был посох, то она, возможно, уже бы выкрикнула какое-нибудь заклинание. Оно бы само неожиданно сорвалось с губ, и она бы полетела. Без посоха, Ренга не могла этого сделать. Женщина снова закрыла глаза. В голову лезли посторонние мысли. Ей представилось, что она готовит зелье. То самое, отпугивающее, что стояло в домике. Она увидела, как допустила ошибку. Ренга увидела, как, напевая какой-то весёлый мотивчик, она кинула в котёл очень редкостный ингредиент "прыщ гнома-самца в старческий период". Обычно Ренга его использовала для приготовления светящийся микстуры. Главная его особенность, заключалось в том, что любая жидкость при его добавлении, начинала светиться. Оба раза при добавлении "прыща" происходило что-то ужасное. Первый раз полученная микстура воняла так сильно, что во всей округе повяли цветы. Второй раз она стала искриться, а потом, издав тихий хлопок, и вовсе исчезла. Ренге стало нехорошо. "Какие вибры меня побудили добавить этот ингредиент?" Такое сложное зелье сделать почти не кому не нужной микстурой...
   "Что за глупости? Такого ингредиента не существует! Что за бред?!" Ренга открыла глаза и встряхнула головой. Надо пойти поспать. Иначе можно сойти с ума! Она зашагала, глядя куда-то вдаль. На землю постепенно опускалось ночь. В лесу уже было темно.
   - Это же надо! Какое у меня бурное воображение! Прыщ гнома-самца в старческий период... Это же надо! Вибры! - Ренге показалось, что она стала выше. "Что за чёрт?!" Она посмотрела на ноги. О всевышний! Ренга парила в полуметре над землёй. "Что происходит?" Женщина посмотрела по сторонам. Никого не было. - Крагон! - позвала Ренга, никто не ответил. Может в этом виновато воображение? Ясновидящая в воздухе сделала шаг. Удивительно, ногами она чувствовала твёрдую опору, но на земле не стояла. "А как опуститься?" Ренга попыталась повторить то, что говорила ранее, ведь может одно из тех слов, являлось заклинанием. Она поморщилась - не одно слово волшебным не казалось. Неожиданно ей пришла одна глупая мысль. "Неужели это прыщ гнома-самца в старческий период?!" Она произнесла эти слова. Вдруг какая-то сила легла ей на плечи и осторожно начала прижимать к земле. Ренга плавно опустилась вниз. Удивительное заклинание. "Так, что получается, я маг? Крагон не соврал и сделал меня колдуньей? Не может быть!" Она ещё раз произнесла название вымышленного ингредиента. Женщина снова поднялась в воздух. Произносить заклинание было очень интересно. При произношении этих слов ясновидящая чувствовала магию, отчего по коже шли мурашки, и волосы на голове слегка завивались. Потом после заклинания, она чувствовала лёгкое прикосновение, после чего невиданная сила поднимала её над землёй. Опускаться не хотелось. "А как подняться выше?"
   Она осторожно приподняла ногу и попыталась нащупать невидимую ступеньку. Безрезультатно. Ренга закрыла глаза и попыталась сосредоточиться. Её показалось, что она в доме у Олефа ждёт его. На улице почти ночь. Но его всё нет и нет. Тогда она берёт лист бумаги, ногтём проводит по какой-то траве, отчего тот становится зелёным, а потом пишет "Юношу поймали маги. Он вряд ли сюда когда-нибудь придёт. Мне надо было его предупредить заранее. Надо было немного раньше написать зашифрованную записку, чтобы он пришёл ко мне. Так бы он был бы спасён. Эльфийский вверх".
   Ренга тихонько ущипнула себя. "Причём тут Олеф? Что-то делается с моей головой! Что за глупые мысли? А может быть видения?" У Ренги сильно кольнуло в груди. Об этом она и не подумала. "Что если это всё действительно сбылось?!" Да, нет, вряд ли. Видения, как известно, являются во снах. Сейчас же она не спала, а это значило, что видений у неё не могло быть. Это просто сказывалась усталость. Она вздохнула, ей стало намного легче. "А что за эльфийский бред? То есть, эльфийский вверх?" Как только она произнесла первое слово, она почувствовала, что говорит заклинание. После двух слов невиданная сила снова прикоснулась к ней и подняла ещё выше. Ренга вскрикнула. Не от страха, а от удивления. Совсем сумасшедшая голова, подсказывала ей заклинания. "Что за заклинания? Кто их придумал?!" Неужели магия подчиняется этому. Этой ерунде! Женщина заново повторила эти слова. Но вместо того чтобы опуститься, поднялась ещё выше. Теперь она висела в воздухе, в нескольких метрах от земли. Расстояние уже было нешуточным. Как же опуститься. Она вспомнила про таинственный ингредиент. Произнеся его название, она спустилась чуть ниже, а, сказав его несколько раз - коснулась земли. Она взвизгнула от восторга. Ренга стала магом!
   Женщина, щурясь от заката, посмотрела по сторонам. Дорога, которая проходила справа от дома и шла с холма сюда, вниз, была абсолютна пуста. Ну, прямо ни одной живой души. Но по дороге, которая вела к лугам, шли два слабо освещённых силуэта. С издали они напоминали обыкновенные тени. "Кто бы это мог быть?" Явно они шли сюда впервые, иначе выбрали бы себе более короткий путь, а точнее дорогу идущую с холмов. Она была намного короче, чем эта и именно по ней ходили к Ренги её друзья, знакомые и ученики. В том числе, когда-то и Олеф. Ярки лучи слепили глаза, поэтому она не могла увидеть их. "Неужели снова волшебники? Нет, вряд ли. Скорее всего, заплутавшие путники, которые даже и не подойдут к моему дому." Такое здесь часто бывало. Но всё равно надо быть настороже.
   Она направилась к дому. В ближайшем времени ей предстояло сделать очень много важных дел. Первое, отвести девочку домой и попытаться сделать так, чтобы она забыла некоторые, совсем ненужные для неё детали сегодняшнего дня. Во-вторых, недавний сон оказался вещим, это значит, что и несколько последующих обязательно сбудутся. Настала так называемая "вещая неделя". Это довольно таки хорошо. В-третьих, маги некоторое время будут опасаться приходить сюда, но вскоре снова могут нагрянуть. Чтобы этого больше не повторилось, надо бы сотворить несколько несложных заклинаний. Несложных для Ренги, а не для колдунов.
   Ясновидящая подошла к месту, на котором должен был стоять её дом. Но его там не было. "Что за чудеса?!" Она вспомнила слова Крагона. "Ах, да!" Демон скрыл его магией. "Что же сделать?" Она снова закрыла глаза, предвкушая увидеть новые бредовые картинки. Через некоторое время она увидела Крагона, тот был в облике дракона. Да, явно со мной что-то не так, даже мысли в рифму получаются! Ренга стояла прямо перед ним и молчала. Безмолвствовал и демон. Вдруг он в ярком свете исчез, но перед глазами женщины возникли слова: "Закат напитка".
   Женщина открыла глаза и рассмеялась. Все эти слова забавляли её. Она произнесла новое абсурдное заклинание и наконец-то увидела свою хижину. Та, мгновенно появилась, озарённая слабым светом заката. Двери по-прежнему не было. Но это можно было легко поправить. Ведь теперь Ренга маг. Она закрыла глаза. Новая картинка опять была посвящена Олефу. Почему он видеться так часто? Он лежал на какой-то траве и повторял незамысловатую фразу. Ренга повторила ее, и дверь появилась, точно такая же, как и была. Женщина немного расстроилась. И почему нельзя самой придумать новый облик двери? Ренга про себя отметила, что завтра надо будет основательно разобраться в своих умениях.
   Солнце садилось за горизонтом, и на землю опускалась тень. Оставалось совсем мало времени, перед наступлением ночи. Ренга была измучена, и ей очень хотелось спать. Поэтому основательную уборку она решила отложить на утро. Отвратительное чёрное пятно она закрыла ковром, а разбитые стекла собрала в руку и вынесла на улицу. После этого подошла в спальне. Дверь не открывалась и, по всей видимости, была закрыта волшебством. Ах! Женщина схватилась за голову. Бедная Кити, я о ней совсем забыла! Она сконцентрировалась. На этот раз её представился гоблин. На его шее весел какой-то странный амулет. Он смотрел на Ренгу и на стоящего перед ней человека. Затем он помчался изо всех сил к какому-то озеру. Ренга хотела, было проследить за ним, но у нее ничего не получилось, так как стоящий перед ней человек, сказал нужное для неё заклинание. После этого картинка резко пропала. Ренга повторила его и услышала лёгкий скрип открывающейся двери.
   Перед тем как войти в спальню она подумала: "Интересно, если узнают дети о моих новых способностях, то не перестанут ли больше ходить ко мне. Ведь теперь я не только их наставница, но и маг!" Подумав об этом, она шагнула в комнату.
   Девочка сидела в кресле и что-то напевала. Заметив Ренгу, она улыбнулась, и, привстав, легонько схватила её за руку. Затем обрушила шквал вопросов:
   - Наставница, где вы были? Я волновалась. Я думала, что с вами что-нибудь случилось. Что произошло? Что за человек запер меня здесь?
   Ренге потребовалось более получаса, чтобы успокоить девочку. О чём она только не говорила: и что это был всего лишь розыгрыш, и что всё это была неправда и что... Одним словом всё, что могло успокоить ребёнка. Но Кити не верила. Тогда ясновидящая стала ссылаться на то, что это был её урок ей. Но видимо девочка уж слишком много перенесла сегодня. Она всё равно не верила Ренге. В конце концов, пришлось рассказать правду. Женщина с удивлением обнаружила, что после этого маленькая Кити успокоилась. Да... ничего не скажешь. Дети! Ладно, пусть пока что знает правду. Потом при случае можно вмешаться в её память. Эх! Даже стыдно за такие мысли!
   Взяв девочку за руку, она вывела её в залу. В ней было темно. Сейчас им предстоял долгий путь к лугам, в которых проживали эппы. По ввиду Кити стало ясно, что, несмотря на все происшествия, ей хочется остаться. Но Ренга этого не хотела, так как ей надо было о многом подумать. Вроде бы всё шло как надо. Но вдруг приключилось новое несчастье. Она взглянула на стоящий в углу котёл, и чуть было не упала от потрясения. Жидкость в нём светилась ярким белым светом. Ренга сразу поняла, что с ней стало. Она превратилась в светящуюся микстуру! Это значило только одно. Некоторое из того, что она видела, закрыв глаза, было видениями, причём вещими. Она действительно по неосторожности добавила в котёл тот ингредиент. Конечно, доказательств в этом было мало, но Ренга вспомнила ещё одно. Тогда, днём, когда он подслушивала разговор тех, двух магов, она иногда слышала тихие возгласы кого-то. Ренга тогда на это не обратила особого внимания, но, учитывая одно из ведений... Этот кто-то вполне мог быть гоблином. Ренга теперь могла поклясться в том, что знает о приближающейся угрозе её племяннику. Олеф был в опасности. В том видение, в котором Ренга писала странное письмо, был поздний вечер. Почти как сейчас. Неужели Ренга опоздала?! Проклятые маги! Она, несмотря на неодобрительные возгласы, покрепче обхватила руку Кити и подошла к окну. Солнце почти уже не было видно. Но в видении оно уже полностью село, оставив лишь слабые следы света на горизонте. Возможно, ещё не всё потеряно! Она взяла на руки девочку и выбежала на улицу. Там стояли двое.
   Ренга отреагировала моментально. Женщина лишь на мгновение закрыла глаза и увидела волшебные слова, нескольких заклинаний. Она произнесла сначала их, потом "прыщ гнома самца в старческий период", затем "эльфийский вверх". От всего этого, она взлетела над землёй, вокруг неё возникла слабо видимая плёнка - защитный барьер, а чуть дальше неё возник огромный, огненный шар. Он был гораздо больше, чем тогда при использовании посоха.
   Только после этого она посмотрела в сторону нежданных гостей. Она ожидала увидеть врагов, каких-нибудь могучих волшебников. Это же были кентавры. На половину лошади, на половину люди. Частые прохожие здесь. Они, по всей видимости, направлялись в лес. На их лицах возникло удивление и страх. Гости не сговариваясь, одновременно подняли вверх руки, бросив на землю свои большие чёрные корзины. Кити открыла от удивления рот. То, что она увидела, было чудом. Это завораживало. Насколько помнила Ренга, она боялась высоты, но сейчас почему-то не обращала на неё никакого внимания. Женщине стало стыдно. Но она даже не соизволила извиниться. Надо было спешить, солнце уже почти скрылось за лугами. Ясновидящая не оглядываясь, помчалась дальше, прямо по воздуху. Никто не возражал. Кентавры, казалось, навсегда потеряли дар речи. Бедняги. Ещё мгновение и Ренга бы скрылась из виду, но один из них успел вымолвить: "Огонь!". Женщина остановилась и, повернувшись, взмахнула рукой. Огненный шар исчез.
   Вскоре женщина была уже у лугов. Она сказала заклинание, и опустилась на землю, так как не хотела привлекать к себе много внимания. Но в окрестностях было сравнительно безлюдно. Ренге чувствовала, что Олефа нет дома. Ясновидящая посмотрела по сторонам, стараясь смотреть в даль. Юношу видно не было. "Может быть, чувства обманывают её?" Осознавая скорую встречу, Ренга думала о том, узнает он её или нет. Потом в груди у неё снова кольнуло и ей сделалось грустно. "А вдруг он в беде?" Женщина принялась искать дом племянника, если, конечно, его можно так назвать.
   Девочка была лёгкой. Но, продержав её на руках несколько минут, ясновидящая осознала что устала. Она опустила её на землю. "Где же этот племянник?" Девочка осмотрелась и показала пальцем на тропинку. Ренга спросила:
   - Что ты там увидела? Не Олефа ли?
   - Кого? - девочка непонимающе взглянула на наставницу.
   - Ну... - Ренга задумалась. Да, действительно с Олефом она вряд ли была знакома, ведь он почти всегда был занят.
   - Нет, наставница, просто там мой дом! - после некоторой заминки сказала девочка.
   - Дом говоришь? - Она огляделась. Олефа нигде не было - Ладно, пошли я тебя доведу до него.
   - Зачем? Я сама могу дойти. Неужели вы думаете, что я могу заблудиться?
   - Нет, конечно. Но всё же...
   - Наставница, я почти дома. Что я сама, не дойду что ли? Или вы думаете, что я маленькая?! - девочка явно обиделась.
   Ренге не хотелось отпускать её одну, но Кити почти плакала, а солнце всё опускалось. Женщина разжала руку, тем самым, позволив идти ей одной. Девочка радостно улыбнулась и побежала по знакомой тропе. Но потом остановилась и спросила:
   - Ах, да! Наставница, я знаю, что это всего лишь сон и всё что сейчас происходит неправда. Ведь вы почему-то творите волшебство, а к вашему дому прилетал настоящий дракон... Я его в окно видела. - Ничего себе сон! Ренга улыбнулась, так как недавно тоже думала об этом. Бедная девочка! Завтра она, скорее всего, поймет, что была не права. - Но всё же, я очень хочу вас попросить об одной просьбе...
   - Какой услуге, Кити?
   - Научите меня тоже пускать огненные шары и говорить очень быстро такие трудные и длинные фразы. Пожалуйста...
   - Какие трудные фразы? О чём это ты? - Ренга ничего не понимала.
   - Но я не могу это произнести.... Ну, вот например: "Пращ" или "Прыщ" - что-то вроде этого. Очень трудные слова. Меня очень сильно удивляет, как вы их произносите.
   - Тебе что трудно сказать: "Прыщ гнома самца в старческий период"? Ренга поднялась в воздух, а затем, сказав заклинание, опустилась вниз.
   - Да, очень!
   - Ладно, я не знала этого... завтра я позанимаюсь с тобой, а сейчас мне надо спешить!
   - Наставница, извините меня, до свидания. Ренга ещё несколько секунд смотрела ей в след. Это было очень странно - самая способная ученица не могла выговорить пару слов! Да и ещё таких простых! Ренга продолжила свои поиски. И через несколько минут нашла жильё юноши. Перед ним стояла красная табличка. На ней значилось, что этот участок принадлежит его семье.
   - Олеф! - позвала ясновидящая. Юноша не ответил. Она позвала второй раз - безрезультатно. Ренге сделалась нехорошо. Женщина, набрав побольше воздуха, завопила его имя. Не услышать этот истерический крик было невозможно. Но никто так и не ответил. Значит, он так и не вернулся... На её лице навернулись слёзы. Бедный Олеф! Это я во всём виновата! Она упала на колени и несколько минут безудержно рыдала. Ей казалось, что если бы не она, то с ним всё бы было хорошо. Возможно, в этом виновата Кити! Когда она хоть на мгновение прикрывала глаза, Ренга снова видела то видение, предупреждавшее её. Потом она всё же взяла себя в руки и задумалась. "А вдруг ещё не поздно?" Женщина почувствовала, что в доме Олефа следует оставить записку. Все мысли с разу же переключились на эту задачу. Что-то её подталкивало к тому, чтобы успокоится.
   Ренга встала и внимательно посмотрела на густую траву, закрывающую вход в обитель юноши. Ясновидящая дотронулась до волос и почувствовала, как по телу пробежали мурашки. Это значило, что поблизости есть магия. В данном случае, защитное заклинание жилища. Ясновидящая нерешительно протянула руку к траве. Надо было как-нибудь отключить действие заклятие. Она закрыла глаза и увидела снова тоже видение. "А как же тогда узнать заклинание, чтобы проникнуть туда, внутрь?" Ренга задумалась, но ненадолго. Её пришла в голову толковая идея. Всего на всего подняться в воздух и опуститься вниз, уже на полянке Олефа. Защитное заклинание травы, образующей стены, тогда даже не тронет её.
   Женщина улыбнулась и сказала волшебные слова, которые подняли её вверх. Но там её ждало только разочарование. Во-первых, Олефа внутри не было. Правда, Ренга и так это знала. А во-вторых, когда она стала опускаться, то почувствовала, как по телу пробежали мурашки. Это значило, что и сверху над поляной действовало защитное заклинание. Всё жилище было защищено. "Вибры" - выругалась женщина. "Как же тогда туда пробраться?" Она произнесла заклинание огненного шара. Через мгновение, почти весь луг осветил огромный шар огня. Он появился немного левее дома Олефа. Женщина понемногу стала осваиваться с волшебством. Так, например, она заметила, что огонь появляется всегда в двух метрах от неё и всегда перед лицом.
   Ренга сделала рукой взмах в сторону защитного барьера, а сама по воздуху отошла в сторону. Пламя ринулось к барьеру. Прозвучал тихий хлопок, а затем шипение. В этот момент огненный шар начал стремительно уменьшался в размерах. Прошло несколько секунд и он, став очень маленьким, исчез. Ясновидящая подошла к защитному полю - тот ещё продолжал действовать. Ренга ещё раз произнесла заклинание огненного шара и, направив его на барьер, отошла. На это раз хлопка не было, но шар опять исчез. Только не так как первый раз, а в мгновение.
   Ясновидящая поняла что произошло. Защитное заклинание, отдав свои последние силы на защиту дома, тем самым, поглотив огонь, не выдержало. Ренга дотронулась до волос на голове и не почувствовав мурашек по коже, сказав заклинание, спокойно опустилась на землю внутри дома. Ну и беспорядок! Как можно жить в таком свинарнике! Она поискала глазами листок бумаги. На глаза попалась какая-то книга. Ренга взяла её и открыв удивлёно уставилась на её листы. Они были абсолютно пусты. Но это ей было только на руку. Не задумываясь о этом феномене, она вырвала один из листов. Затем огляделась в поисках того, чем можно было писать. В том привидении она писала своим ногтём испачканном в траве. Так можно было поступить, но Ренга боялась видения и не хотела повторять его. Наконец, найдя чернильницу и перо, она принялась за написания письма. Что-то подсказывало ей о том, что его надо написать в зашифрованном виде. Как-нибудь так, чтобы его смог понять только Олеф. Это показывало и видение. Ренга задумалась и закрыла глаза. Так было легче думать. Вдруг она снова увидела видение. Оно было короткое и тревожное. Где-то неподалёку по лугу шли два волшебника. Один был человеком, в чёрном балахоне. На нём был надет капюшон, поэтому Ренга не могла увидеть его лица. Второй маг, зачем-то превратился в гоблина. На его шее висел амулет. Непосвященный вряд ли бы догадался, что ящер является волшебником, а вот женщина, это знала. Можно сказать, чувствовала.
   Ренга засуетилась, её пробила лёгкая дрожь. Ей почему-то казалось, что это предзнаменование беды. Не думая, суетясь, она написала послание. Потом прочитала и поняла что такой глупости, являясь наставницей многих детей, она никогда не писала. За такие письма она ругает своих учеников, а сама... Но времени на исправление не было. Ренга чувствовала беду. Ладно, из письма всё-таки было понятно, что надо сделать юноше. Женщина рассмеялась, вообразив реакцию Олефа на это письмо. Потом она вспомнила про видение и расплакалась. Быть может, Олефа уже и нет.
   Послышался шелест травы и приглушённые шаги. Кто-то приближался сюда. Ренга свернула листок бумаги в трубочку, пару раз лизнула языком, для того чтобы она не раскручивалась и, взяв кусочек земли, прилепила его к посланию. Потом она взяла перо и выдавила на нём свои инициалы: красивого, с расправленными крыльями орла и поставила сегодняшнюю дату. Всё, можно идти. Она бросила в траву свиток и дотронулась до таблички, которая снимала защитные заклинания со стен.
   Ренга быстро вышла из дома эппа, огляделась и снова активировала защиту, теперь уже не полную. Верх жилища эппа, со сломанным ей заклинанием так и остался не защищённым. Не хватало ещё, чтобы её заметили здесь. Женщина выбрала менее выделяющуюся тропку и быстрыми шагами пошла прочь от этого места. Она надеялась, что Олеф сегодня придёт к ней здоровым и невредимым. Ренга почему-то не верила в то, что его поймали колдуны.
   Если бы она знала в тот момент, что Олеф был рядом с ней...
  
   Глава 4.
   Поход к магам.
   Путь назад был очень трудным. Это, в первую очередь, сказывалось в том, что Ренга заблудилась. Подниматься в воздух она боялась, так как в видении видела волшебников. Они были где-то здесь, женщина это знала. Поэтому ясновидящая шла пешком по земле, и это не сулило ей ничем хорошим. Женщине было трудно прокладывать себе путь через густую, высокую траву. Особенно Ренге мешали ориентироваться многочисленные тропинки, которые были здесь на каждом шагу. Случалось так, что ясновидящая проходила через одно и тоже место дважды.
   Была ночь, и повсюду пели ночные птицы, стрекотали кузнечики, на небе горел молодой месяц. Воздух был чист и почему-то влажен. Такое здесь случалось не часто. Ренга очень волновалась за Олефа. Он был единственным её родным существом здесь, самым близким эппом. Правда, так сложилось, что она и его родители были не в очень хороших отношениях. Но они, в отличие от Ренги, были какими-то странными. Родив мальчика и дав ему начальное воспитание, они уехали с этого острова. Причина такого поступка, до сих пор остаётся неизвестной.
   Необычный сегодня был день. Из-за большого количества невероятных происшествий, он был похож на огромный, красочный сон. Но в тоже время не был им. В то, что всё происходящее, является сновидениями, верила и Кити.
   Наконец-то Ренга нашла знакомые места и начала ориентироваться. Если бы она полностью овладела волшебством, то смогла бы сотворить телепорт и, вступив в него, за мгновение очутиться у себя дома. Но, к сожалению, этого она ещё не могла. Правда, Крагон сделал её магом и чтобы научиться быстро, перемещаться, ей надо всего лишь немного освоиться с волшебством. Это дело времени...
   Совсем близко раздался хруст травы. Ренга остановилась и притихла. Послышался писклявый голосок. Женщина узнала того, кому он принадлежал. Это был тот волшебник, в облике гоблина, которого она видела в своём видении. У ясновидящей ёкнуло сердце. Где-то рядом с ним должен был стоять ещё один чародей. Несколько секунд слышался только хруст, а затем к писклявому голоску присоединился басистый. Это был маг в чёрном балахоне. Разговор был тихим, как и тогда, возле её дома. Она опять вспомнила Олефа. Лёгкий страх, холодной волной прикоснулся к её телу. Ренга замерла и стала ждать, надеясь что колдуны уйдут. Она, конечно, могла попробовать и применить какое-нибудь заклинание, но надежды на то, что у неё оно получится, было мало. Рисковать Ренга не хотела, она очень устала, поэтому проста ждала.
   К счастью, маги ушли. Через несколько минут, Ренга, прислушавшись, и вдоволь насладившись тишиной, двинулась в путь. Перебравшись через высокую траву, впереди себя, она обнаружила узенькую дорожку, закрытую с двух сторон зарослями. Ренга была удивлена, так как никогда не видела её здесь. Раньше тут была тропинка идущая через весь луг к горам. Странно. Решив, что ошиблась дорогой, ясновидящая вернулась обратно, и, осмотревшись, поняла что напрасно. Дорога была верной. Женщина была уверена в этом, так как несколько раз бывала здесь. Ренга задумалась: "Может быть, виной усталость? Но ведь я помню, что этой дороги здесь не было!" Глаза женщины почти смыкались, ей хотелось спать, а идти назад, для того чтобы потом снова искать путь до дома ей не хотелось. А эта дорога почти что наверняка заменяла бывшую тропинку и также вела в горы. Она вернулась и решительно зашагала по ней.
   Месяц заволакивало тучами, поэтому было темно. Дорога, по которой шла ясновидящая, часто виляла. За каждым поворотом мог оказаться какой-нибудь волшебник. Тем более, было неясно, в какую сторону направлялись гоблин с амулетом и колдун в тёмном плаще. Но путь уже почти довёл её до дома. Ренга прибавила шагу. "И когда здесь успела появиться эта дорога?"- думала женщина. Тропа резко поворачивала. Женщина, не задумываясь, пошла по ней дальше и совсем скоро пожалела об этом. Посреди дороги стояла высокая чёрная фигура, одетая в чёрный балахон. "Вот в какую сторону они шли! Какая же я ненормальная!"- только и успела подумать Ренга и со всех сил бросилась бежать обратно. Волшебник медленно повернулся. Но ясновидящая, за секунду до этого, зацепившись ногой за корень, упала в заросли, окружающие тропу со всех сторон. Женщина чуть ли не визжала от страха. Какое-то животное чувство проснулось в ней. Ей хотелось бежать, спасаться. Она сама не знала, почему так боится. Ведь женщина была тоже волшебником и, скорее всего в трудную минуту могла вспомнить какое-нибудь защитное заклинание. Сердце бешено колотилось в груди, и Ренга с трудом сдерживалась, чтобы не закричать.
   Дорога осветилась странным светом. Ренга лежала на спине и видела откуда он исходит. Ладонь волшебника светилась ярко при ярко тёмным светом. Он был в тысячи раз темнее самой ночи. Свет, исходящий из руки мага наполнял всё вокруг, и ночная тьма отступала, позволяя ещё чему-то более тёмному, занять своё место. Ренга была ошарашена. То, что она видела, было невозможно передать словами. Складывалось такое чувство, что сам воздух над тропой окрасился в очень чёрный цвет. Все краски исчезли. Было очень темно, но в то же время было всё видно! Каждая травинка, каждый камешек легко просматривался. Женщина закрыла рукой рот. Её нервы не выдерживали. А когда колдун сделал шаг вперёд, несмотря на все предосторожности, женщина не выдержала. Она отдёрнула руку и закричала во всё горло. Из-за всех сил, которые у неё были.
   Колдун сделал несколько шагов вперёд и, увидев Ренгу, сделал лёгкий взмах рукой вверх. В эту же секунду, какая-то мощная сила подбросила её вверх. Женщина сделала несколько кувырков в воздухе и упала на землю, прямо перед ногами чародея. Удар был колоссальной силы, но боли почему-то не было. Маг сжал ладонь, и в этот же самый миг волшебная тьма исчезла. В округе снова воцарилась обыкновенная тёплая ночь. Ренге было страшно. Волшебник, который стоял перед ней излучал какой-то неимоверной силы страх. Он буквально пронизывал каждую частичку этого мира. Ясновидящая припомнила сразу несколько заклинаний, которые могли ей помочь. Собравшись с силами, она попыталась произнести заклинания огня, но не смогла. Волна ледяного страха снова обкатила ее, и она не смогла сказать абсурдные слова. Маг поставил на неё свою ногу. Ясновидящая закрыла глаза, ей опять грозила смерть. И вдруг она услышала громкий мужской голос. Это говорил волшебник. Он спросил:
   - Как твоё имя, женщина?
   Прошло несколько томительных, наряжённых секунд, прежде чем женщина решилась ответить.
   - Ренга, - сказала она.
   Волшебник молчал, казалось, целую вечность. Но потом он убрал с неё ногу и сказал, чтобы она открыла глаза. Ренга почувствовала, как ужас стремительно отступает, как будто его и не было никогда.
   - Тебе было так страшно, потому что ты впервые увидела Магистра Ордена Судьбы. - резко ответил чародей, как будто прочитав её мысли.
   Женщина открыла глаза. Перед ней стоял высокий человек, в чёрном балахоне с капюшоном, который был снят и с множеством амулетов на шеи. Лицо волшебника было украшено шрамами и белой короткой бородой. Особо всмотреться Ренга не успела, так как человек взял её за руку и стремительно поднял, затем он опустил капюшон.
   - Значит, ты почувствовала мою силу, да, Ренга? - сказал маг.
   - Да...
   - Запомни женщина, когда ты разговариваешь со мной, ты должна говорить Верховный Магистр Ордена Судьбы. Тебе понятно?
   - Да, Верховный Магистр Ордена Судьбы, - послушно ответила она.
   - Хорошо. Имя твоё я мог и не спрашивать. Я уже довольно долго ищу тебя, несмотря на то, что я Магистр Ордена. Странно, ведь так? Мне очень легко определить местонахождение любого существа, кроме тебя. А знаешь почему? - волшебник пристально посмотрел на неё. - Нет, естественно не знаешь. Ты хочешь узнать это?
   - Да, хочу...
   - Женщина зря ты не запомнила мой урок. Я Верховный Магистр Ордена Судьбы!
   Колдун сделал взмах рукой. Рядом лежащий камень сначала зашатался, а потом резко метнулся к женщине и ударил её по лицу. Она упала на спину и закрыла голову руками. Ей опять стало страшно.
   - Надо было просто ответить - Да, Верховный Магистр Ордена Судьбы! Ведь не сложно. Вставай, я, кажется, не представился. Вставай!
   Ренга поднялась на ноги, на щеке у неё был синяк. Колдун снова пристально оглядел её и продолжил:
   - Моё имя закон, а прозвище Магистр Ордена Судьбы. Именно меня так называют и именно этого слова боятся, так как знают, что я храню спокойствие и хрупкое равновесие этого мира. Это знают все, даже ты, правда, подсознательно. Я Магистр Ордена Судьбы и передо мной все равны. Ты стоишь перед самим Законом. Сделай поклон мне и слушай то, что я скажу тебе, совсем скоро твоя жизнь поменяется, - человек замолчал.
   Ренга сделала поклон. Её мысли были заняты другим. Она старалась побороть страх и произнести заклинание. "И угораздило меня пойти этой тропой! Откуда взялось столько волшебников!" - думала она.
   - Знай, всё происходит неслучайно, совпадений тоже не бывает, но если, конечно, этого не захотим мы - Магистры Ордена Судьбы. Не говори ни слова, но помни, я суров и справедлив. Жизнь идёт повторяемым витком. Тебе сейчас будет трудно поверить в то, что я скажу тебе, но ты должна это выслушать и обдумать, ибо это правда. Тебе решать примешь ты её или нет. Всё равно я буду за всем следить. Итак, жизнь всегда повторяется. При рождении, в любом живом существе заложен весь его жизненный путь. В самом конце этой длиной дороги, у нас, Магистров, появляется выбор. Мы решаем, достойно ли существо начать новую жизнь или нет. Если что-то упущено, если что-то в жизни сделано не так, то жизнь заново повторится, и так будет происходить до тех пор, пока цель жизни не будет достигнута. Например, я могу открыть тебе тайну - ты сейчас проживаешь третью жизнь. Это ещё мало. Те, кто прошли первый десяток начинают испытывать в определённых местах чувство, как будто они уже здесь когда-то были. Они даже не подозревают, что чувство их не обманывает. После того как мы поймем, что жизнь существа прошла не зря, мы в корне изменим её. Мы Магистры Ордена Судьбы и как ты уже поняла, нас много. Мы храним равновесие мира, это очень важно. Так как неустойчивый мир самостоятельно не сможет существовать, он погибнет. Мы те, кто тысячелетиями следит за порядком. Именно мы когда-то уничтожили динозавров, когда поняли, что равновесие сместилось. Мы контролируем погоду, смертность, время.... Знай, именно мы, называли себя инквизиторами и когда-то сжигали, топили, изгоняли большинство ведьм, так как мир был не готов принять их. Именно мы создали этот остров, так как поняли, что все создания не смогут ужиться без изоляции и это сместит ценнейшие равновесие. Затем мы отделили остров, позволили управлять им могучим волшебникам, чтобы вернуть назад то равновесие, которое мы нарушали, когда избавлялись от них. Ух, ты не поймёшь! Мир как маятник. Если он покачнулся, мы делаем всё возможное чтобы вернуть его в равновесие. Но после того как он уравновесится, наши прошлые действия опять изменят его. Нам придётся делать что-то снова. Так будет продолжаться всегда. А теперь я расскажу, почему я сейчас стою именно перед тобой. Мы дали власть магам, а сами ушли. У нас и так хватает дел. Это было ошибкой. Равновесие сместилось, причём очень заметно. С чем это связано я ещё не знаю, но, скорее всего, именно из-за этого острова. Многие древние маги, являются младшими магистрами Ордена Судьбы и помогают удерживать мир в равновесии. Может быть, один из них сам нарушил закон? Я этого не знаю, но в скором времени должен всё восстановить. Изменённое равновесие, изменило жизнь всех созданий, населяющих этот остров. Больше всего изменения коснулись твоей жизни. Она переплелась с жизнью членов Ордена Судьбы, - он несколько секунд молчал, а потом спросил: - ты меня слышишь, Ренга?
   Женщина, конечно, всё это слышала, но эти невероятные слова буквально пронзили её. Она не верила в них, не хотела верить. Ренга думала над заклинанием.
   - Мало времени, надо спешить. Идём со мной. После того как я разберусь со всем, я восстановлю сначала твою жизнь, а затем, как будто клубком, восстановятся все остальные. Всё вернётся. Итак, идём. Что ты всё молчишь?
   - Верховный Магистр Ордена Судьбы, а причём тут я?! - спросила ясновидящая.
   - Ты что до сих пор не чего не поняла? Что-то сместило равновесие, поставило под угрозу мир. Это почувствовали все. Животные в лесах как будто взбесились! По острову прошла волна агрессии. Неужели ты не почувствовала этого?
   - Почувствовала, - сказала Ренга, припомнив недавнее нападение магов, а затем, опомнившись, быстро добавила: - Верховный Магистр Ордена Судьбы.
   - Каким же это образом? - спросил он и широко улыбнулся.
   - На меня напали маги, - ответила она.
   - Кто?!
   Ренга подробно рассказала о происшедшем сегодня. Магистр Ордена Судьбы внимательно выслушал её, а потом на время задумался. Затем попросил рассказать, про нападение ещё раз. Волшебник стал очень неуверенным. Он хотел о чём-то спросить Ренгу, но его прервал плачь женщины. Ясновидящая плакала оттого, что вспомнила своего племянника. Верховный Магистр Ордена Судьбы, кажется, это понял, он ответил:
   - Не волнуйся, Олеф жив.
   Ренга испугано взглянула на него. "Может быть, стоило поверить его словам", - подумала она.
   - Ты не можешь мне лгать, но..., - сказал Магистр Ордена Судьбы - Ты действительно знаешь магию?
   - Да, Верховный Магистр Ордена Судьбы, - ответила Ренга - Я же вам говорила, я смогла вызвать демона и он....
   - Я помню, - прервал он. - Ты, я надеюсь, уже поняла, что рядом со мной творить волшебство ты не сможешь?
   - Да, Верховный Магистр Ордена Судьбы, - ответила ясновидящая, а затем добавила: "Мне становится страшно..."
   - Очень странно. Ты определёно говоришь правду. Я предупреждал их! Эх! Всё, нам пора идти.
   - Куда, Магистр?
   - Как куда? Мы направимся к озеру Линиего, к магам, если они напали на приверженцу Ордена, значит, там и произошло смещение равновесия.
   Ренга многого не понимала. Она устала, ей хотелось домой, спать. Женщина уже давно ели вникала в слова говорящих, но что-то её всё время толкало к новым действием. Может быть, это та сила, которая изменила её жизнь. Женщина этого не знала, но когда Магистр Ордена Судьбы молча зашагал вперёд, она пошла за ним.
   Тёмная фигура магистра шла впереди и ни разу не оборачивалась. Ренга уже смерилась с тем, что она не могла произнести заклинание. В тот момент, когда женщина пыталась это сделать, ей становилось очень страшно. Магия рядом с магистром не могла ей помочь, но зато ей никто не мешал попробовать убежать. Но Ренга почему-то вовсе не хотела этого делать. Не потому, что она боялась его, а потому что хотела узнать правду. Вдруг, слова того, кто называет себя Законом, гласили истину. Дорога, по которой они шли, часто виляла. Женщина теперь окончательно убедилась в том, что раньше, парой дней назад пути этого не было. Просто не могло быть....
   Сколько времени они ещё шли было не ясно. Ясновидящая всё время молчала и покорно шла за представителем Ордена. Вскоре они пришли к развилке. От дороги, отходило два ответвления. Одно из них, левое, представляло узкою тропу, а второе, которое располагалось справа, широкую дорогу, похожую на ту по которой они шли. Ренга чувствовала, что человек пойдёт по правому пути, но чутью её подвело. Магистр Ордена Судьбы, ни на секунду не останавливаясь, двинулся по левой тропинке. Женщина была в смятении. Каждой минутой ей в голову приходили планы бегства. Сейчас, например, когда тёмная фигура почти скрылась из виду, она могла рвануть назад или вправо. Остатки страха и переживания стремительно покинули её. Ренга задумалась. Она встретила какого-то очень могучего волшебника, и он ей поведал что-то такое, во что нельзя было верить, точнее просто невозможно. Ясновидящая осмотрелась. "И почему я была так напугана? Что это был за человек?" - думала женщина. Можно было возвратиться назад, но она этого не хотела, правда, как и идти за волшебником. Ренга осторожно, стараясь не издавать шума, пошла по правой дороге.
   На пути женщины никого не было, но в этом не было ничего не обычного. Просто в такой поздний час большая часть существ уже спала. Ясновидящая обернулась назад, там тоже никого не было. Магистр Ордена Судьбы, видимо, до сих пор не обнаружил её пропажу. Из этого она могла сделать вывод, что он не такой сильный, каким хотел казаться. "Иначе как он мог это допустить?"
   Ренга быстрыми шагами продвигалась вперёд. Дорога постепенно ссужалась и вскоре превратилась в узенькую тропинку. Женщина остановилась передохнуть. Сердце почему-то бешено колотилось в груди, было трудно дышать. Не теряя времени, она снова осмотрелась. Страх преследовал её, он был где-то рядом. Женщина боялась, что волшебник идёт за ней. Но Магистра Ордена Судьбы нигде не было, это доказывало, что его тяжкие слова были ложью. Набрав в лёгкие побольше воздуха, она продолжила идти.
   Ренга не имела ни малейшего понятия о том, где находится. Все эти дороги и тропинки были ей не знакомы. Совсем недавно она думала, что неизвестная дорога просто заменяет бывшую тропу, по которой она ходила раньше. Но сейчас женщина поняла, что это не так. Видимо она окончательно всё забыла. Ей ничего не оставалось, кроме того, как идти вперёд.
   Неожиданно Ренга услышала шорох. Женщина резко притихла. Ей стало страшно, но не оттого, что рядом был Магистр Ордена Судьбы. Она услышала писк гоблина. Те два волшебника были где-то поблизости. Ренга была уверена в том, что стоит ей сделать несколько шагов вперёд по этой тропе, и она сможет увидеть их. Маги либо шли впереди, либо спрятались неподалёку. Можно было вернуться назад, но там её могла ждать ещё большая опасность. Она опять обернулась, но позади никого не было. Переборов себя женщина присела на корточки и беззвучно, медленно двинулась дальше. Потёртая, длинная и грязная юбка цеплялась за ноги и мешала передвигаться. За резким поворотом ясновидящая увидела волшебников в жёлтых плащах. Они стояли к ней спиной и о чём-то говорили. Ренга прислушалась:
   - Ты представить себе не можешь, как я был сегодня зол,- сказал писклявым, неприятным голосом гоблин.
   - Могу, - спокойно ответил второй маг - Лидэр, ты почти каждый день свирепеешь из-за пустяковых проблем.
   - Не остри, - предупредил колдун - Понимаешь, сегодня, когда я пошёл к гоблинам, для того чтобы забрать свой амулет, случилось непредвиденное! Представляешь?!
   - Кого? Гоблина что ли? Ну да, конечно, как на тебя посмотрю так сразу и представлю....
   - Крыг, неужели ты такой тупой? Или ты претворяешься?!
   - А что я такого сказал?
   - Не важно, - сквозь зубы сказал Лидэр - Так тебе рассказывать мою проблему или нет?
   - Конечно, рассказывай!
   - Ну вот. Когда я пришёл туда, к гоблинам, они вырывали кербу. Я попросил, чтобы они отдали амулет, и стал терпеливо ждать. Это длилось, наверное, около часа. Наконец-то, когда они уже почти что закончили, их вожак пошёл за амулетом. Но вдруг на холм забрался эпп! Эти тупые ящеры бросились за ним! Вожак так и не успел мне его отдать, а потом, в погоне, потерял его. Ты это понимаешь?
   - Лидэр, успокойся. Я не могу понять, зачем он тебе понадобился? Что это был за амулет?
   - Крыг, если бы я сам знал это! Мне велел сам Хардив принести его, а я не справился....
   - Сам Хардив?! Приятель у тебя большие проблемы. А ты его потом искал?
   - Конечно, искал. Этот проклятый эпп удрал от меня. Я с большой толпой гоблинов почти достиг его у леса, но там у нас произошла маленькая неприятность, которая помогла ему сбежать. Куда он делся, я не знаю! Но я этого смазливого мелкого эппа обязательно когда-нибудь поймаю и тогда...,- гоблин высунул язык и замолчал
   - А ты ещё меня глупым называешь! Я не это имел в виду, Лидэр. Ты потом искал этот амулет?
   - Конечно, искал! Я облазил каждую травинку! Я не знаю, что мне делать....
   - Успокойся! Приди в себя и это... поменяй облик, пожалуйста, - попросил Крыг.
   - Да, да, сейчас, - маг со странным именем Лидэр, дотронулся до маленького медальона, который висел на его шеи. Прозвучал глухой хлопок. На мгновение тело гоблина озарилось яркой белой вспышкой. Через несколько секунд она резко потухла. На том месте, на котором только что стоял ящер, появился полный низкорослый старик. На шеи старца, тоже, как и у гоблина висел большой круглый медальон. Ренга была изумлена. Таких превращений она ещё никогда не видела. Женщина впилась в мага глазами. Внешность волшебника забавляла её. Старик был абсолютно лысым, с большими оттопыренными ушами и маленьким изогнутым носом, похожим на клюв хищной птицы. Он легонько помял мочку своего уха, а затем слегка жалобно сказал:
   - Я потратил несколько дней, чтобы войти к этим ящерам в доверие. Моя способность превращаться в них была бесподобна. Почему я такой не везучий?
   - Лидэр, прошу тебя, успокойся. Я тебе, конечно, не завидую, но думаю, Хардив тебя помилует. Сегодня он будет больше злиться на твоего брата.
   - На Рофа?
   - Да. Мне буквально час назад сказал Рол, что твой брат ещё утром, вместе с Геном и Анкорном направился к хижине предсказательницы. Но к той, на холме, знаешь? - Лидэр сначала непонимающе покачал головой, но затем согласно кивнул.
   - Ну, так вот! Пошли пока потихоньку, сейчас расскажу, - волшебники медленно двинулись идти дальше. Ренга поняла, что речь идёт о ней, ей стало интересно. Женщина осторожно, не издавая шума, последовала за ними.
   - Я когда это услышал, то был ошарашен! - продолжал Крыг - Когда они вломились к ней в дом, то увидели, что на самом деле она ведьма. Анкорн и Гэн не успели даже сказать заклинание защитного щита, она их всех спалила огнём! Всё это собственными глазами видел Роф, твой брат. Эта женщина убила волшебников. Но твой братец, сидел в кустах, и она не увидела его. К счастью, он тут же сообразил, что произошло, и стрелой рванул обратно к нашему храму. Он сказал это Верду, а он, видимо, немного его слова приукрасив всем остальным. Теперь Рофа считают самым последним трусом. Так что возрадуйся, ты спасён!
   - Что ты такое несешь?! Мой брат попал в беду! Быстро к храму! Дурак! Неужели ты не мог сказать этого раньше?!
   - Я думал ты не любишь своего брата! - Крыг виновато сделал несколько шагов в сторону.
   - Немедленно замолчи! - выкрикнул Лидэр и бросился бежать вперёд. Второй волшебник молча пошёл за ним.
   Ренга стремительно встала. Очень много невероятного творилось в этом мире. Ясновидящая, действительно, обороняясь, убила волшебников. Но ей больше ничего не оставалось! Причём, всё происходило не так, как говорил Крыг. Но это было особо не важно. Кто-то это увидел и в сильно измененной форме донёс магам.
   Женщина, не долго думая, двинулась следом. Внутренняя сила подталкивала её к этому. Ей хотелось во всём разобраться.
   Колдуны шли очень быстро, поэтому Ренге приходилось бежать за ними. Женщина сначала осторожно выглядывала из-за поворота, а потом, убедившись в том, что волшебники уже далеко, мчалась за ними. Такой метод передвижения был наиболее скрытным. Но уже совсем скоро, длинная и извилистая тропа вывела её на открытую местность. Маги стремительно удалялись вперёд, и Ренга слегка запаниковала, так как не хотела потерять их из виду. Она не придумала ничего лучше, чем открыто пойти за ними. Преодолев спуск, волшебники направились вправо, в направлении леса. Ренга спустилась следом и огляделась. Далеко, в противоположной стороне от колдунов, на небольшом возвышении она увидела свою хижину. Ей хотелось направиться к дому, но женщина переборола себя и отвела взгляд.
   Волшебники уже успели отойти от неё на очень большое расстояние. Ренга побежала за ними. Тем самым она сильно рисковала. Чародеям было достаточно лишь оглянуться, и они бы смогли увидеть её и то, что она преследует их. Как по заказу, один из магов оглянулся и, увидев её, остановился. Второй волшебник продолжил идти дальше.
   Ренга резко тоже остановилась и без промедления отвернулась в другую сторону. Где-то глубоко внутри души она надеялась, что волшебник двинется дальше. Делая вид, что просто гуляет, она медленно зашагала в обратную сторону от него, а потом, как будто любуясь природой, оглянулась. Колдун стремительно шёл к ней. Расстояние между женщиной и магом быстро уменьшалось. Ренга была испугана и не знала что делать. Те маги, которые напали на неё в её хижине, были сравнительно слабы, именно поэтому она и смогла одержать над ними победу. Но волшебник, который назвал себя Магистром Ордена Судьбы, был очень силён. Простым доказательством этому были его очень могучие заклинания. Какой силой магии обладает идущей к ней волшебник, она не знала. Ренга быстро зашагала прочь от него, постепенно всё быстрее и быстрее. Через несколько секунд женщина снова обернулась. Колдун был уже рядом. Ясновидящая, несмотря на лунный свет, не могла разглядеть его лицо. Зато она видела, что в руках чародея горит маленькое жёлтое пламя. Женщина развернулась и сказала заклинание огня. Её волшебство получилось, через мгновение перед ней возник огромный огненный шар.
   Волшебник остановился и медленно сделал несколько шагов назад. Он, почти тряся от страха. Теперь, благодаря свету огненного шара, Ренга видела лицо колдуна. Это был Крыг. Женщина была слегка потрясена. Волшебник был очень молод, на вид он был как её единственный племянник. Маг был в чёрном балахоне, как и Магистр Ордена Судьбы, но, несмотря на это, он боялся. Это обстоятельство немного успокоило женщину. Она даже слегка улыбнулась. Сплетни о ней обладали огромной силой. Ренга сосредоточилась и, стараясь говорить как можно более злобно, сказала:
   - Куда пошёл тот волшебник? - спросила она. Что ее подтолкнуло к этому вопросу, ясновидящая не знала. Просто ей очень хотелось ещё сильнее напугать чародея. Волшебник молчал, а затем неожиданно хлопнул в ладоши. Ничего не произошло. Ренга почувствовала, как на её теле выступил пот. Такое действие мага напугало её. Женщина задумалась, она не знала, что надо делать. Волшебник видимо чего-то ждал. Ренга не хотела нападать первой и поэтому, ей ничего не оставалось, как дожидаться нападения. Наконец-то колдун набрался храбрости и применил колдовство. Этого бы, наверное, не произошло, если бы, женщина хотя бы сделала пару пугающих жестов. Ренга увидела, как из руки мага к ней метнулись жёлтые огоньки. Женщина попыталась сказать контрзаклинание, но, не вспомнив его, сделала взмах рукой в направлении своего врага. Её большой огненный шар кинулся на Крыга, но слега скосил и промахнулся. Всё произошло очень быстро. Ясновидящая ничего не успела понять. Она только успела заметить два жёлтых огонька, которые были к ней слишком близко. Увернуться от них было уже нельзя....
   Неожиданно время замедлило свой ход. Ренга видела, как магия Крыга медленно приближается к ней. Вдруг она услышала леденящий, пронзительный голос:
   - Ренга, не трать понапрасну силы. С ним разберусь я!
   Неожиданно жёлтые огоньки почернели и резко метнулись в обратную сторону. Через мгновение они уже летели в Крыга. Волшебник попытался сказать какое-то заклинание, но не успел. Его же волшебство попало ему прямо в грудь. Чародей закричал, а затем вспыхнул чёрным ярким огнём. Он упал на землю и от него повалил такой же чёрный дым. Маг был мёртв. Ренга это знала, но она не могла понять, что произошло. При виде ещё одного мёртвого, женщина зарыдала, её нервы не выдержали.
   Дым некоторое время медленно стелился по земле, словно туман. Затем он стремительно взмыл в небо в виде столба. Прозвучал неприятный, резкий свист и в место дыма появился Магистр Ордена Судьбы. Но, несмотря на это, ясновидящая страха не почувствовала.
   - Ты выбрала правильный путь. Продолжай идти и ты всё поймёшь, - сказал он.
   - Ты убил его! - закричала Ренга, захлёбываясь в слезах.
   - Да. Я это действительно сделал. Я нисколько не жалею об этом. Я Верховный Магистр Ордена Судьбы и мои действия являются оправданными. Тем более он хотел убить тебя....
   - Убийца! - выкрикнула женщина.
   - В прочем, как и ты, - спокойно ответил Магистр Ордена Судьбы. - Пойми. Если бы я не убил этого волшебника, он бы погубил десятки других существ. Равновесие сместилось. Ты не можешь отрицать это, так как ты чувствуешь его! Именно это и введет тебя туда, к этим волшебникам. Поверь мне.
   - Что ты всё время говоришь об этом равновесии. Вибры тебя побери! - из Ренги ключом била ярость, она не чувствовала страх. Слова женщины видимо не понравились Магистру, но он всё же сдержался, чтобы не ударить её.
   - Женщина! Я тебе даю два официальных предупреждения Ордена. Если ещё раз я услышу от тебя подобные слова, ты будешь наказана.
   - Наказывай! На острове одни убийства. Все обезумели! - не унималась Ренга.
   - Женщина успокойся! Твоя судьба слишком близка ко мне, именно поэтому ты и увидела меня. Ты стала чувствовать равновесие. Всё с тебя и началось! Я закон и я повиливаю всем! Сейчас ты должна прийти к магам. Всё что ты услышишь, принесёт тебе только пользу.
   - Зачем столько крови? - Ренга, всё также, склонившись к земле, плакала.
   - Ты сама всё узнаешь. Не жалей мага! Иди туда, и ты всё поймёшь! - сказал он и замолк. Повисла напряжённая тишина. Всё это время Ренга продолжала беззвучно плакать.
   Магистр Ордена Судьбы сделал взмах рукой, и очень сильная струя воздуха отбросила женщину на несколько метров. Ясновидящая, перевернувшись, упала на спину, не получив даже ушиба.
   - Моё терпение не безгранично. Я Верховный Магистр Ордена Судьбы Зальк и моим приказам никто не имеет права перечить. Ты меня поняла?! - голос Магистра стал ещё более страшным и громким, от него веяло силой. В этот момент Ренга вспомнила Олефа, Кити и себя. Волшебники причиняли только зло. Ренга сама не понимала, откуда в ней взялись такие мысли, но неожиданно ей самой захотелось убить чародеев. Она чувствовала, как у неё внутри всё поменялось. Женщина успокоилась.
   - Хорошо. Ренга, выполняй мой приказ, - сказал Зальк. Ясновидящая решила не причинять себе вред и поэтому начала повиноваться. Она встала с земли и, отряхнув своё уже изрядно поношенное платье, выпрямилась. Верховный Магистр Ордена Судьбы кивнул ей и исчез.
   Ренга глубоко вздохнула. "Что со мной происходит?" - думала она. Женщина не могла понять, что на неё нашло. Почему ей стало так жалко волшебников, тех, кого на этом острове все ненавидели. "Может быть, потому что я сама стала магом?" Ренга была не в состоянии понять, что происходит. За сегодняшний день она изрядно вымоталась, и ей хотелось домой. Но женщина сейчас не могла этого позволить. Надо было получить ответы на все вопросы, мучившие её.
   Ренга огляделась. Вокруг никого не было. Ночная тишина и слабое не с чем не сравнимое гудение насекомых, успокаивало и позволяло задуматься о чём-то более простом. Лидэр был уже далеко и поэтому, найти его было, наверное, уже невозможно. Но, к счастью, Ренга обладала магией. Конечно, не на высоком уровне, но некоторые заклинание у неё получались. Может быть, волшебство могло ей помочь найти волшебника.
   Женщина задумалась. Единственное что могло ей помочь, так это превращение во что-нибудь. Но не одно заклинание на ум не приходило. Скорее всего, такой сложной и мощной магией она не обладала. Ренга попробовала сосредоточиться. Она чувствовала, что в её памяти есть несколько нужный волшебных словосочетаний. Женщина просто не могла вспомнить их. От усердия она закусила нижнюю губу. "Ну же!" - взмолилась волшебница. Слова один за другим всплывали у неё в голове. Наконец-то, как гром среди ясного неба, она вспомнила всё заклинание. Ренга сказала его и в это же мгновение почувствовала, как её тело изменяется. Стало очень хорошо, руки наполнились теплом, слегка закружилась голова, сознание на мгновение помутнело. Вдруг тело стало становиться всё легче и легче, стало легче дышать. Что-то побудило её пошевелить руками. Это получилось у неё так легко.... Она повторила это ещё раз и взлетела.
   Невероятно! Ренга превратилась в птицу! Неужели такое возможно?! На душе было легко, в голове ни одной тяжёлой мысли. Женщина сделала ещё несколько взмахов и поднявшись выше, резко спикировала в низ. Всё получалось у неё легко, она даже не задумывалась над своими действиями. Сознание, правда, было слегка затуманено. Это не позволяло ей, например, наслаждаться здешними красотами, открывавшимися с высоты. Новое состояние тела не хотело этого. Ренга была занята только одним - поиском Лидэра.
   Волшебница оглядела землю впереди себя и увидела маленького бегущего человечка. Это был он. Ренга видела так, как никогда раньше. Её зрение было просто восхитительным. Женщина сделала взмах крыльями, наклонила своё тело и поймав воздушный поток, помчалась за ним. Примерно через минуту она уже пролетала над магом. Мозг был сосредоточен только на бегущем волшебнике. Ренга парила над ним и думала над дальнейшими действиями. Все мысли были уж слишком простыми. У женщины складывалось такое чувство, что это мыслит не она, а птица. Правда, по сути так и было. Единственной нормальной мыслью было вцепиться в его лысину, с выступавшими по краям седыми волосками. Подумав об этом, она обнаружила что её передние лапы имеют когти. Бедный Лидэр....
   Только в последний момент, уже когда она хотела спикировать вниз, женщина одумалась. Нападать на мага в её состоянии, это глупость.
   Ренга долго и упорно нарезала круги над ненавистным ей чародеем. Волшебница не знала, что ей делать дальше. Постепенно небольшие холмы, луга и поля, по которым шёл Лидэр, и над которыми пролетала женщина, закончились. Они всё ближе и ближе подходили к северному лесу, поэтому часто стали встречаться высокие деревья. Чем ближе они были к нему, тем больше деревьев им встречалось. Ренге всё сложнее было делать очередной круг. Деревья было сравнительно трудно облетать. Во многом ей мешал в этом большой размер тела. Женщина решила что она превратилась либо в беркута, либо в орла....
   Впереди, уже совсем близко, Ренга видела лес, а чуть дальше, почти в самом его конце, красную табличку. Дальше начиналось другое сообщество. Маг явно направлялся туда. Женщина заколебалась. Пролетать над неизвестной территорией было страшно. Но, всё же немного поразмыслив своим примитивным птичьим мозгом, она решила лететь дальше.
   Ренга поймала ещё один тёплый воздушный поток, который взъерошил её крылья и, прижав поближе лапы, она метнулось вперёд. Несколько взмахов её больших крепких крыльев и птица обогнала чародея. Через несколько минут женщина уже пролетала над заветной, красной табличкой. Над ней Ренга сделала круг и, снизив свою скорость, решила приземлиться. Расправив крылья и вытянув вперёд лапы, она с небольшой скоростью устремилась к ней. Табличка была уже близко и Ренга была уверена что сядет на неё, но не тут то было. Слабый порыв ветра придал её телу резкий толчок, и птица промахнулась, её когти не прикоснулись к дереву. Она стремительно взмахнула крыльями и, ударившись хвостом, развернулось и, не успев с ориентироваться, упала на землю. Мягкое оперенье спасло женщину от гибели. Она ударилась спиной о холодную и твёрдую почву. Встать было очень трудно, но она смогла это сделать. Ренга не могла подобрать слов, чтобы описать своё состояние. Лёгкость, головокружение, усталость. Этот проклятый день погубил её спокойные, мирные тридцать лет жизни.
   Птица, ухватившись клювом о землю и быстро шевеля крыльями, смогла перевернуться и встать. Затем, она взлетела и села на табличку. Оказалось это совсем просто. Ночная мгла леса и страшная, большая птица сидящая на кроваво-красной табличке, разделяющей два огромных сообщества, могла напугать любого. Густые кроны деревьев препятствовали, проникновению сюда лунного света. Картина была ужасна. Где-то вдалеке слышался слабый шелест и хруст сухих листьев. Сюда кто-то приближался. Ренга очень жалела, что не превратилась в сову. Её новые, птичьи глаза плохо видели во тьме, но, несмотря на это, она легко сообразила, кто к ней идёт. Этого путника она давно ждала. Это был Лидэр и он очень спешил.
   Старик не произнеся не слова, поднял над собой руку. В его раскрытой ладони появился зелёный огонёк. Птица невольно вздрогнула, но вскоре успокоилась. Ренга поняла, что волшебник всего-навсего освещает себе путь. Колдун глубоко вздохнул и оглянулся назад. "Где же ты, почему так долго!" - простонал он. Затем волшебник вытянул руку с горящим на ней огоньком вперёд и, осматриваясь, провёл ей вдоль дороги, освещая землю. "Проклятый Крыг!" - опять сказал он. На мгновении его глаза задержались на птице. Колдун в удивлении изогнул бровь, но затем снова обернулся. Лидэр серьёзно волновался, по поводу отсутствия своего товарища. Прошло ещё несколько минут, и где-то в кустах послышался шорох. Чародей направил в ту сторону руку, Ренга также устремила туда взгляд.
   - Крыг, это ты? - спросил волшебник. Сравнительно долгое время никто не отвечал, затем послышался сердитый, довольно звучный, но приятный голос:
   - Волшебник?! Ты! Ты волшебник! Что ТЫ здесь делаешь?!
   - Кто здесь? - спросил маг. Зелёный огонёк в его руке сделался немного ярче, но всё равно его света не хватало, для того чтобы разглядеть незнакомца.
   - Я вас предупреждал! Никто не имеет права из колдунов приходить сюда!
   Женщина никак не могла разглядеть говорящего. Она, поудобнее вцепилась когтями в деревянную табличку, на которой сидела и продолжила слушать. Ренга знала этот голос, но никак не могла вспомнить кому он принадлежал.
   - Немедленно выходи! Иначе я применю магию! Я могущественный чародей, бывший личный советник самого Хардива! - Лидер сделал несколько маленьких шагов к кусту, за которым скрывался незнакомец.
   - Истинная сила, маг, это сдержанность, а не хвастовство.
   Послышалось лёгкое шуршание листвы, и из-за куста вышла высокая худая фигура. Свет волшебника мягко прикоснулся к незнакомцу, и Ренга от удивления встрепенулась. Женщина узнала вид до боли знакомого ей эльфа.
   - Моё имя Вурдулук. Я хозяин этого сообщества, - эльф развёл руками по сторонам, в это время он очень пристально смотрел на стоящего рядом с ним колдуна, а затем продолжил:
   - Чародей! Как ты посмел вступить на мою землю?! Или я вас не предупреждал?!
   Эльф угрожающе приблизился к магу. Лидэр не шелохнулся. Он некоторое время молчал, но затем с яростью в голосе ответил:
   - Меня абсолютно не волнует чья это территория! Ты, грязное отродье, мне не указ! Будь моя воля, тебя бы уже здесь не было! Я из-за тебя потерял драгоценное время. Грязный Вурдалак!
   Колдун повернулся спиной к Вурдулуку и зашагал прочь, быстро миновав красную табличку. Он был в ярости.
   Эльф молчал. Ренга внимательно смотрела на лидера Сову. Вурдулук был во всех отношениях особенным. О его прошлом никто не знал. Молодой эльф был не похож на своих сородичей. Обычно этому народу соответствовали элегантные качества, такие как скрытность, лёгкость, быстрота. Но Вурдулук был несколько другим. Он был мускулист и широкоплеч. Его руки были почти всегда завёрнуты в синюю ткань. Под ней он скрывал свои накаченные, развитые мышцы и многочисленные синяки, которые эльф получал в драках. Вурдулук был красавцем и превосходным воином. Он никогда не носил оружия, оно ему мешало. Эльф одевался всегда только в синий цвет и выглядел в нём по правде сказать, просто превосходно. Ренга старалась уделять ему больше внимания чем остальным, ведь она была ещё незамужней...
   Эльф и представить себе не мог, такую наглость и дерзость по отношению к себе в своём же сообществе. Старик с огоньком в руке стремительно удалялся. Длительное время было тихо. Лидэр уже успел отойти на приличное расстояние, прежде чем Вурдулук полностью осознал происходящее. Он часто задышал, а затем прокричал с такой обидой в голосе, которую просто не возможно вообразить, с такой, от которой сердце женщины сжалось от сочувствия:
   - Я не вурдалак! Это просто имя у меня такое. Меня зовут Вурдулук! Элир Вурдулук!
   Лидэр услышал эти слова. На ходу, не оборачиваясь и не убавляя шаг, он смеясь прокричал:
   - Замолкни, облезлый вурдалак!
   Ренга была сильно потрясена тем, что лидер её сообщества так себя ведёт. Он зачем-то оправдывался, при этом эльф как-то весь уменьшился, сник, вместо того, чтобы догнать колдуна и заставить его уважать себя. "Почему же он не хочет поступить так сейчас?" - думала женщина. Её сильно возмущала это безнаказанность волшебника. Она всецело прониклась злостью к колдунам. Какое-то время женщина хотела догнать и накинуться на Лидэра, но затем её гнев притих. Ведь слово "вурдалак", которым обычно называли вампиров, было не таким уж обидным.
   Эльф повернулся в сторону и сделал взмах рукой. На земле, перед ним, возникло круглое зеленоватое свечение. Вурдулук сделал ещё один взмах, и на месте свечение что-то появилось. При этом, как заметила ясновидящая, он не сказал ни слова. Эльф применил могущественную магию своего народа, причём настоящею, совсем не такую простую и глупую, какую применяла Ренга. Женщина вытянула голову вперёд чтобы лучше разглядеть появившиеся. Неожиданно оно стало резко разрастаться и на нём стали появляться листья, а затем как маленькие звёздочки, красноватые ягоды. Женщина решила, что это куст. Волшебство эльфа подняло её дух. В груди стало гораздо теплее. "Но зачем же Элир вызвал простой куст?" - задумалась Ренга. Она с интересом наблюдала за Вурдулуком. Ждала какого-то чуда, но его не произошло. Эльф сорвал с куста красною звёздообразную ягоду и положил в себе в рот. Затем сорвал ещё одну и поступил с ней точно так же. Женщина была в шоке. Лишь через несколько минут, уничтожив почти все плоды своего творенья, он повернулся к Ренге. Птица внимательно смотрела в его глаза. Элир скривился и, заплетаясь в ногах, подошёл у ней. "Пптика," - пробормотал он и потянулся к ней своей ручищей. Ренга резко взмахнула крыльями и, оттолкнувшись от таблички, пролетев над эльфом, приземлились на ветку одного из ближайших деревьев. Теперь Ренга находилась высоко от Вурдулука и здесь он не смог бы достать её. Женщина быстро сообразила что произошло с её лидером. Он был пьян. Растения подействовало на него опьяняюще. Она ещё некоторое время смотрела как шатающийся эльф приминал траву на земле, а затем улёгшись на неё, моментально уснул и захрапел. Женщина молча наблюдала за Элиром, вслушиваясь в его храп. Увиденное ей сегодня, этот поступок лидера, был для неё очень интересен. Женское любопытство терзало её душу. "Почему Вурдулук так расстроился," - эта мысль очень надолго застряла в её голове.
   Волшебник! Сердце Ренги подпрыгнуло. Она совсем позабыла про Лидэра! Из-за эльфа она на время забыла всё на свете, в том числе и встречу с магистром. Ренга была ужасно раздосадована. Она резко вспорхнула и кинулась лететь, минуя красную табличку за волшебником. Но того уже не было видно. Она летела высоко от земли, и это сильно мешало ей. Ветер был встречный, он не давал отдохнуть крыльям. Женщина огляделась. Было темно и разглядеть ничего не удавалась. Она снизилась. Ветер немного ослаб. Тьма покрывала землю. Несмотря на яркий лунный свет, видно по прежнему ничего не было. Ренга запаниковала. Проклиная всё, что было не приятно ей в этот день, она кинулась вниз. У самой земли она распрямила крылья и понеслась вперёд. Ренга сильно жалела что на превратилась в сову. Она задумалась над заклинанием и к не счастью обнаружила, что ничего такого она не знает. Женщина была беспомощно. Лететь в почти полной темноте, по неизвестной территории было очень и очень опасно. Ренга снова набрала высоту. Волшебника нигде не было. Смирившись с этим она зашла на последний круг. Больше ничего женщина сделать не могла. Ей пора было возвращаться домой. В голове у неё возник образ Магистра. Ренга в ужасе отогнала мысли о нём. "Да защитит меня всевышний!" - подумала она и полетела обратно, к своему дому.
   Яркая вспышка, какого-то неестественного цвета, похожего на фиолетовый или тёмно синий, озарила ровную водную гладь, затем опять стало темно. Свет возник где-то внизу, как раз над ним и пролетала одинокая птица. Женщина заликовала. Магия! Это событие непременно вело к Лидэру. Ренга ни на секунду не сомневалась по этому поводу. Она преодолевая ветер зависла над эти местом. Глаза птицы с большим трудом различали в темноте происходящее внизу, но различали! Внизу, в лучах луны, уходя далеко-далеко вперёд, виднелась водная гладь. Это определёно было озеро. На территории соседнего сообщества, на том на котором сейчас и находилась женщина, оно было единственным, и называли его Линиего. Ренга воспрянула духом. Она с упорством смотрела на воду, как раз туда, где несколькими секундами назад было применено волшебство. Женщина смотрела и смотрела на воду и вдруг, ощутила как в её голове, из самых потаённых глубин сознания пришли заветные слова. Ренга не колебалась. Они должны были помочь ей, нужно было просто произнести их. Перед ясновидящей возникла трудная и, скорее всего, не решаемая задача. "Как же это сделать?!" "Слова, снова этот бред! Волшебство! Но ведь не может магия быть такой простой?! Или древние колдуны всего лишь восхваляют её?" - думала Ренга. "Сам беззубый каштан" - про себя повторила женщина и вдруг сама по неволе издала пронзительный птичий крик. Она увидела как невдалеке от того места где была вспышка стоит Лидэр. Волшебник стоял прямо на воде. Он глядел в небо, прямо на неё. Затем маг сделал какой-то жест и провалился под воду. Женщина потеряла равновесие. Её тело стало абсолютно неуправляемым. Ветер перевернул её и закружил. Ренга несколько минут боролась с ним и наконец-то справилась. "Какое счастье, что я не птица" - подумала женщина. Всю жизнь летать было не по нраву женщине. Она огляделась. То что она увидела, ясновидящая восприняла уже спокойно. Ренга стала чувствовать, что уже не что не в силах удивить её. Женщина видела всё как днём. Воду, плавающее на нём кувшинки, берег с множеством деревьев, который как оказалось, был совсем не далеко. Ренга медленно летела над водой. Она чувствовала себя посвежевшей, в её жилах бил поток энергии. Она вгляделась в тёмною воду озера. Тела волшебника нигде не было видно. Это и понятно. Ведь он никак не смог утонуть. Он просто использовал тайный проход. Женщина начинала злиться. Проклятый ветер отнёс её от места, где скрылся чародей. Неужели все её муки и старания были бесполезны? Женщина смотрела на воду. Вспомнилcя стишок с детства:
   Пусть над миром звёзды клином
   Ярко вспыхнут и замрут
   А потом в свете ясном
   Я увижу магов пруд!
   Но, к сожалению, он ей сейчас никак помочь не мог. Пруд она и так видела, а вот куда делся волшебник, женщина не знала. Внизу маячила водная тёмная гладь озера. Снижаться, для того чтобы получше разглядеть что находится внизу было ненужно. Ренга прекрасно всё видела, включая, даже самые мелкие и совершено ненужные для неё детали. Например, полевую мышь. Грызун бежал по берегу, у самой кромки воды. Ренга долго наблюдала за ним и лишь тогда, когда полёвка забежала в нору, она отвлеклась. Озеро! Снова непреодолимое препятствие, не дающие ей никакой возможности настигнуть чародея. Волшебник несколько минут назад стоял где-то здесь. Ренга провела взглядом по поверхности воды. Кажется, прямо под ней. Она естественно была в этом не уверена. Женщина стала уставать. Воздух не поддерживал её крылья, для полёта требовалось постоянно махать ими. Зависнуть хоть на время, тоже не получалось. Ренга волновалась. Место было знакомо. Скорее всего именно здесь маг ушёл под воду. Поблизости от этого места не было ни кувшинок, ни течения. Природа как бы обходила это место стороной. Сомнения терзали Ренгу. Наконец женщина не выдержала и устремилась в воду.
   Птица прижала крылья. Она развила огромную скорость. Женщина уже не летела, она падала. "Зачем я так рискую?" - подумала она и выпрямила крылья. Но вода была уже близко. Прозвучал громкий удар и всплеск. Ренга ударилась об воду и вместо того чтобы ощутить действие волшебства, она ушла под неё. Вода была ледяной, обжигающей. Ренга ощущала как проваливается далеко в низ, ко дну. Озеро было очень глубоко. Ясновидящая не могла пошевелиться. Всё тело болело. После удара воздуха в лёгких не оставалось. В глазах начало темнеть. Холод пронизывал тело до костей. Она что-то беззвучно сказала и почувствовала как превращается в своё истинное обличье. Ренга уже в женском облике погружалась ко дну. Стало темно и опять же холодно. Ясновидящая закрыла глаза...
   Воздух был наполнен свежестью, какая бывает после грозы. Всё было в полумраке. Ренга лежала на спине и вся дрожала от холода. Сильно болела голова, в теле чувствовалась слабость, и очень хотелось пить. Она попыталась пошевелиться. Это у неё получилось, но с большим трудом, всё болело. Было темно и ничего не видно. Ренга неподвижно лежала и пыталась понять, что происходит. Женщине было очень холодно и, кажется, мокро. Она закрыла глаза, а после резко открыла их. Затем попыталась пошевелить рукой. Пальцы ощущали прикосновения воды. Неожиданно Ренга поняла, что лежит на спине и смотрит вверх. Глаза, видимо привыкшие к темноте, позволили ей на этот раз увидеть, что над женщиной огромное пространство, которое заканчивается длинными свисающими камнями. Ренга облизнула пересохшие губы. За тем она произнесла, первое придуманное слово: "Да". Послышалась слабое эхо: "да, да, да...". Женщина попыталась перевернуться. Руки болели, но как смогла понять Ренга, они были целы. Ясновидящая вздрогнула. Под собой, во тьме, она смогла разглядеть чуть видное дно. Ренга поняла что, не применяя никаких усилий, держится на плаву. Ясновидящая попыталась опустить руку под воду, но у неё это не получилось. Мягкая вода не пускала уйти под себя. С трудом, она смогла перевернуться на живот. Тело женщины не проваливалось. Это было очень странно и приятно. Силы снова возвращались к ней. Ренга попыталась встать и для этого оттолкнулась рукой. Вместо этого её кончики пальцев на мгновение уши под воду и она упала. Неожиданно вода медленно понесла, ошарашено смотревшую вперёд женщину. Ренга увидела впереди себя плоскую каменную плиту, она неторопливо приближалась. Через несколько минут, ясновидящая уже дотронулась до холодного камня и, ухватившись за плиту рукой, поднялась на ноги и залезла на неё. Холод пронизывал всё вокруг, было темно и страшно. Женщина имела лишь малейшее понятие где находится. Окружения сильно напоминало пещеру, но как сюда она смогла попасть, было не ясно.
   - Вы опоздали, - Ренга вздрогнула. Она услышала сухой, мужской голос, который раздался очень близко. Женщина смотрела во тьму, но там никого не было видно. Ей стало страшно.
   - Я здесь, - повторил человек. Ренга снова никого не видела. Вдруг, резко вспыхнул яркий свет. Глаза женщины заболели и она закрыла их.
   - Совет уже собрался. Мне сказали, что все уже там. Старая оплошность, вы уж извините меня. Я закрыл проход, видимо слишком поспешно.
   Женщина приоткрыла глаза. Свет, ослепивший её, исходил из множества факелов висящих впереди на стене. В них большим столбом горело яркое пламя, но оно стремительно уменьшалось. Наконец, став маленьким, но достаточным для освещения оно замерло. Ясновидящая открыла глаза и осмотрелась. Ренга не могла поверить своим глазам. Страшное, тёмное место, в котором она очутилась, в свете поражало своим таинственным великолепием. Позади неё действительно была пещера, но чуть меньше чем она представляла. Вдалеке виднелась, резко ограничивающая её, очень гладкая, тёмная стена. Но, несмотря на это пространства в ней было очень много, и всё оно было заполнено искрящейся от света водой. Хорошо просматривалось песчаное дно. На том месте, где сидела Ренга, пещера плавно переходила в большую прямоугольную залу, на стенах которой висело множество факелов. Вдалеке, как раз напротив неё виднелась огромные, резные ворота, разделенные на два цвета. Левая створка их была ярко золотая, а вторая - чёрная. Сбоку от них, на стене, с каждой стороны в стене были вырезаны два сложных символа. Ренга осмотрела плиту, на которую так поспешно забралась. Она была явно не обычная и носила какой-то магический характер. Тёмная плита была исписана рунами и чертежами. Прочитать, женщина их, к сожалению, не могла, да, впрочем, и не хотела.
   - Приношу извинения, ошибся. Совет уже, скорее всего, начался. Вам надо торопиться, - опять прозвучал голос. Зала была пуста. Здесь не было ни мебели, ни украшений, одни лишь голые хорошо освещённые каменные стены.
   - Кто здесь? - тихо спросила Ренга.
   - Вы меня не видите? Секунду, - в метре от неё загородив вид на ворота, прямо из неоткуда возник человек. От неожиданности, женщина вздрогнула. Человек, в капюшоне, со страшным изуродованном шрамами лицом, в чёрном балахоне внимательно смотрел на неё. Женщина встала, и резко отбежала от него в левую сторону. От увиденного у неё стыла в жилах кровь. Ренга сделала шаг назад в холодную воду пещеры. Человек невозмутимо наблюдал за ней. Женщина паниковала. Она была в ловушке, на ум ничего не приходило. От страха она закусила нижнюю губу...
   - Не бойтесь! Я Тринор, демон, - сказал человек и подошёл к ней на шаг ближе. Ренга непонимающе уставилась на него. Лишь через несколько секунд она смогла осмыслить его слова и, оглядев волшебника ещё раз, удостовериться в его словах. На правой ноге у человека отсутствовала часть ниже коленки. Это действительно было присуще только демонам. Но всё равно Ренга не перестала испытывать страх. То, что стоящий перед ней, был не чародеем, в лучшую сторону ничего не меняло.
   - Сейчас начался совет и меня, уходя на него, вызвал смотритель. На время я выполняю его работу. Позвольте, я вам помогу, - демон подошёл к ней и протянул свою руку.
   Ренга напряжёно думала. Где она появилась, сильно беспокоило её. Она боялась, но что-то было не так. Демон как будто ничего не знал. Женщина осторожно протянула ему свою руку.
   Тринор аккуратно сжал свою холодную ладонь и помог ей подняться на каменный пол залы.
   - Где я? - спросила Ренга. Демон отступил назад и изумлёно поднял тонкие прямые брови. Женщина отвела взгляд, так как ей было не приятно смотреть на демона.
   - Что? Что вы сказали? - спросил он.
   Ренга помедлила, но всё же повторила: "Где я?"
   Тринор скрестил пальцы и на время задумался, прошло достаточно времени прежде чем он удивлённым голосом ответил:
   - Не могу понять вас. Вы находитесь в приёмной зале резиденции волшебников двойственного союза.
   Ренга, мяла пальце на руке. То время, которое демон потратил, думая над её вопросом, она использовала для обдумывания плана бегства. На ум ничего не приходило, даже никаких абсурдных слов.
   - Где-то полчаса назад сюда явился волшебник Лидэр. Он сказал, что последний. Вот я и закрыл проход в приёмную, а сам поспешил провести с пользой отведенное мне вызовом время. Но неожиданно я услышал, как вы попали на телепорт. Я быстро открыл его, но видимо опоздал и ваше заклинание отталкивающее воду не выдержало. Извините, но в этом я не виноват. Все упрёки к волшебнику появившемуся до вас, - продолжал Тринор, затем он ещё раз внимательно осмотрев её, спросил:
   - Вам холодно? Советую немедленно поспешить в хранилище и переодеться, а я пока сообщу совету о вашем появлении. Как ваше имя?
   - Моё..., - Ренга задумалась. Она не знала что ответить. Женских имён магов, она не знала, а называть своё или любое другое наугад было слишком рискованно. Ясновидящая попыталась уйти от ответа:
   - Я думаю, совет и так обо всём знает. Я пришла по его вызову, всё мне пора спешить, - Ренга медленно сделала несколько шагов в направлении ворот. Демон молчал. Тогда женщина ускорив шаг и миновав залу подошла к ним в плотную. Здесь её ждал большой подвох. Створки ворот не имели ручек и были плотно закрыты. Ренга чувствовала на себе взгляд Тринора. Она взялась за резной рисунок и потянула левую, золотого цвета створку на себя, но та не поддалась.
   - Как ваше имя? - проговаривая чётко каждое слово спросил демон и, сделав жест рукой, от которого факелы загорелись чуть ярче, подошёл к женщине ближе.
   Ренга поняла, что совершила ошибку. Тринор, кажется, заподозрил её. Моё имя: "Фарата", - сказала женщина, вспомнив женское имя, упоминающееся в одной из легенд, которые она читала своим ученикам. Демон остановился и призадумался, а затем громко сказал:
   - Волшебников с таким именем в резиденции быть не должно, - он опять призадумался. - Я дважды проверил! Кто вы?!
   Демон оскалился и, кажется, стал выше. Ренга была эппом и поэтому из-за её маленького роста, при встречи с чародеями, чувствовала себя очень не удобно. Их вид, пренебрежительный взгляд с верху вниз, очень пугал её, не говоря уже о их умении колдовать. Тринор стал беззвучно хлопать ладонями, видимо творя заклинание. Женщина осмотреть. Бежать было некуда. В руках демона образовалась тёмно-синие ленты, сжав их в комок, он сделал к ней шаг. Ренга попятилась назад и спиной наткнулась на ворота. Тринор метнул в неё, наколдованную им синюю вспышку. Ясновидящая попыталась увернуться, но не успела и заклятие настигло её. Синий комок попал ей в грудь и исчез. Ренга была жива. Она удивлёно пощупала место в которое ударила магия, затем как могла осмотрела своё тело. Всё было на месте и ничего не изменилось. Такая же вспышка промелькнула перед её глазами и угадила женщине в ноги. Опять ничего ужасного не произошло. Ренга подняла глаза и увидела демона. Тот был в растерянности.
   - Метка! Как же я не догадался! - воскликнул он, а затем, упав перед ней на колени, продолжил:
   - Я не знал, не знал, извините. Я буду подчиняться вам и только вам! Только не вызывайте его! Прошу не вызывайте!
   Ренга была изумлена. Она ещё раз осмотрела себя и, убедившись, что всё в порядке протёрла своё лицо. Женщина вспотела от страха. Некоторое время она неподвижно стояла, а затем не отрывая спины от шершавых ворот присела. Ренга глубоко вздохнула.
   - Я подчинялся вызову, который требовал выполнять работу по охране и сопровождению опоздавших волшебников на совет. Но вы попали на территорию и нигде не числитесь. Так бы и сказали что у вас метка! Прошу вас, простите меня!
   Женщина ещё раз вздохнула и, оправившись после лёгкого шок, встала.
   - Какая метка? - спросила она. Демон заметно удивился. На мгновения Ренга подумала, что болтнула совершенно не нужное, но лишь на мгновение, так как демон, уставившись в пол, ответил:
   - Извините, вы не знаете что на вас метка. Я должен был сам предупредить вас. На вас стоит метка Фывапролда!
   Демон поднял глаза и посмотрел на неё. Женщина непонимающе закрутила головой.
   - Это случается очень и очень редко. Мир демонов огромен, но главными его предводителями являются всего пять могущественных и самых древних демонов. Никакой маг, каким бы он могущественным не был, никогда не сможет вызвать одного из них! - демон привстал и продолжил:
   - Говорят, они были ещё до сотворения мира! Эти демоны очень древние и им скучно. Для них в нашем мире нет работы и испытаний, у них есть всё, в том числе и самое сильное окружение. Это случается редко, я не помню, чтобы за мою жизнь я видел кого-то с меткой демона..., - Тринор замолчал и, посмотрев на Ренгу, снова упал на колени.
   - Пожалуйста, прошу вас, не вызывайте его! - воскликнул он.
   - Кого? - Женщине не нравилось томительный рассказ демона. Она сейчас, как и весь сегодняшний день не могла понять, что происходит. Демон молчал.
   - Кого Фывапролда? - не унималась ясновидящая.
   - Нет не его. Я уже сказал, что никто и никогда не сможет вызвать его! Это возможно только, пожалуй, истинному маг! - Тринор осёкся.
   - Истинный маг? Его же не существует! Это легенда! Её придумали, это все знают! Человек, который придёт и заставит несправедливость прийти...
   - ... к своим истокам. Я прекрасно знаю её, Фарата, - прервал её демон.
   Ренга пропустив мимо ушей, такое обращение к ней, продолжила высказывать своё мнение. Она тоже прекрасно знала эту легенду:
   - Ты лжёшь! Демон, скажи мне правду...
   - Извините меня. Я просто отвечаю на ваш вопрос!
   Ренга замолчала и, сжав пальцы, кивнула.
   - Великие демоны чувствуя, что человек может им пригнести большую пользу, ставят на нём свою метку. Она значит, что никто не имеет права из других демонов нападать на этого человека, ибо он и не сможет принести ему вред. Увидев её, демон обязан подчиниться её обладателю. Прошу не говорите ему об этом! - Тринор замолчал.
   - Так кого я не должна вызывать?! - Ренга была взбешена. Страх, гнев и непонимание вскружили ей голову.
   - Фывапролд поставил на вас свою метку. Вы значит кто-то очень великий. Вы должны сделать что-то очень и очень важное, а затем как в обмен за его помощь, вы должны вызвать его.
   - Ты же сказал, что никто не может его вызвать!
   - Ну... можно, сказать и никто. Его может вызвать только истинный маг!
   - Не существует истинного мага! - Ренге не нравилось, что её пытаются дурачить, - И я не он!
   - Истинный волшебник существует. Я не знаю, кто он, я слишком слаб для этого, но я знаю, что он есть!
   Женщина почувствовала холодный ветерок. Она осмотрелась. В округе ничего не изменилось. Мокрая одежда создавала дискомфорт.
   - Окружение Фывапролда будет подчиняться вам, и отвечать на призыв. Это могущественные демоны.
   - Крагор, это могущественный демон? - спросила она, стараясь отвлечься от раздумий и припомнив сегодняшнее происшествие с вызовом.
   - Я никогда не видел его, но точно не слабый. Я знаю всех демонов, кроме хитрецов верховных. Прошу вас не задавайте больше вопросов, я чувствую, что с вашей персоной связано очень многое. Я чувствую присутствие кого-то могущественного. Вы можете простудиться. Отойдите.
   Ренга глубоко дыша, отошла в сторону. В это же мгновение демон сделал взмах рукой и ворота с грохотом отворились.
   За ними оказался длинный широкий коридор, уходящий прямо от этой залы далеко вперёд. В нём женщина увидела множество дверей, часть которых были окрашены в золотой, а часть в чёрный цвет.
   - Идите! - сказал демон. Ренга осмотрелась и неуверенно сделала шаг вперёд, к коридору. Затем ещё один. Вроде бы было тихо. Наконец, зрительно убедившись, что никаких ловушек там нет, она вошла в него. В коридоре было намного теплее, чем в том месте, откуда она пришла. Она осмотрелась. Всё окружение было очень просто и, можно сказать, убого. Женщина всегда считала, что чародеи любят роскошь, но по их обители этого не было заметно. Голые каменные стены, местами в рунических символах, такой же тёмный, холодный пол, сравнительно низких потолок, не идущий ни в какое сравнение с первой залой. Вверху коридор освещался подвешенными на цепях свечами. Окружение угнетало. Ренга миновала первую золотую дверь, следующая была чёрной. Женщина оглянулась. Тринор стоял неподвижно и внимательно следил за ней. Ясновидящая тяжело вздохнула и пошла дальше. Неожиданно она услышала грохот дерева и заметила, что чёрная дверь рядом с ней, немного впереди её отворилась. Ренга замерла. Из неё вышла два человека. Оба в чёрных плащах, но не таких длинных как у обычных волшебников. Они тихо о чём-то разговаривали и смотрели в противоположную от Ренги сторону. Женщина запаниковала и отступила назад. Затем, стараясь не издавать шума, бросилась бежать обратно к воротам ведущих в залу с пещерой. Почти добежав до них, она ужаснулась. Ворота были заперты. "Вибры!" - выругалась ясновидящая. Она оглянулась. Волшебники, в коротких плащах по-прежнему не смотрели на неё. Ренга заметила сбоку от себя маленькую, цвета стены, дверку, без ручки. Она была до того не приметной, что женщина первый раз прошла её, не заметив. Ясновидящая попыталась открыть её. Сначала толкнув от себя, а затем, попытавшись ногтями подцепив дверь, дёрнуть на себя. Безрезультатно. Она взглянула на магов и вздрогнула. Оба колдуна нахмурившись смотрели на неё. Ренга рывком кинулась к запертым двухцветным воротам.
   - Тринор! Лжец! - прокричала она и изо всех сил ударила ворота кулаком, из-за чего тот неистово заболел, а створка, по которой ударила женщина, почти не издала звука.
   - Зачем так кричать? Я же сказал вам, все волшебники на совете. Это ученики, где-то ещё здесь есть и их учителя. Они редко выходят из своих кельей, и только когда проходят какие-нибудь собрания колдунов, для того чтобы в полном составе побродить по залам отдыхая, и осматривая территорию, на которую после завершения обучения, они переселятся.
   - Впусти меня, открой ворота! - взмолилась Ренга.
   - Извини, не могу. Здесь без тебя я чувствую себя в безопасности.
   - На мне же метка...
   - Да. Поэтому я и помог тебе. Но ты не умеешь ей полностью пользоваться, поэтому я смог освободиться и обхитрить тебя. Извини, но такова жизнь демона.
   Ренга упёршись о ворота, не знала, что ей делать. На несколько секунд повисла тишина, но её нарушил Тринор:
   - Не бойся. Они редко покидают места их обучения и никого из волшебников не знают, в том числе и учителя. Им и в голову не придёт, что ты не колдунья.
   Ренга обернулась. Двое волшебников не оборачиваясь и перешёптываясь, не спускали с неё глаз.
   - Кстати, все ворота и двери повсюду открыты. Колдуны уверенны, что никто и никогда не проберётся на их территорию. Сами они для их открывания используют магию, а ты можешь открывать их, просто сильно толкнув от себя. Эти двери открываются в две стороны. Войдя в комнату, ты будешь не заперта. И помни, если дверь закрыта, значит, ты не достаточно сильно её толкнула. Иди и ни о чём не беспокойся, - добавил Тринор.
   Женщина повернулась и медленно зашагала по коридору к волшебникам. Маги отвели взгляд. Ренга почувствовала себя гораздо уверение, а страх отступил.
   - Нюлд, Бэлк! Кто вам разрешил выходить в коридор?! Я же сказал держаться возле меня! - из открытой двери послышался сердитый, громкий мужской голос. Оба волшебника переглянулись.
   - Что встали, как вкопанные?! - заорал человек и вышел в коридор. Мужчина молодой и высокий, с аккуратно постриженными усами и пышными тёмными волосами. Ясновидящая разглядела на нём чёрный длинный плащ. Ей стало немного не по себе. Видимо это был учитель. Колдун оттолкнул в сторону своих учеников и невзначай посмотрел в сторону женщины. Увидев Ренгу, он опешил, но затем, собравшись, кивнул ей в знак приветствия.
   - Я сегодня решил учеников вывести. Пусть, думаю, отдохнут, да и пару уроков дать им здесь можно, пока совет идёт - сказал он ей. Женщина, не решаясь ответить, кивнула. Волшебник улыбнулся и, обращаясь в сторону двери, сказал:
   - Всё хватит! У нас не так много времени! Нам надо осмотреть всё. Быстрее, быстрее... - в коридор один за другим вышла длинная цепочка людей, одетых в короткие чёрные плащи. Их было человек двадцать, может быть даже больше. Построившись парами они загородили ясновидящую от учителя.
   - Все, надеюсь, оценили роскошные одежды? - сказал человек в длинном плаще. Ученики промолчали.
   - Всё идём! От меня не отходить ни на шаг! - скомандовал учитель, и вся толпа двинулась прямо по коридору. Женщина мысленно поблагодарила демона за честность.
   Ренга дошла с ними до открытой двери и, не сумев побороть любопытство, заглянула в неё. "О, всевышний!" - воскликнула она. Такого великолепия, она ещё никогда не видела. "Всё-таки маги любят роскошь, а коридором это специально скрывают" - подумала женщина и, войдя в распахнутую дверь, вступила на холодный, сделанный из разноцветного стекла пол залы.
   В коридоре был слышен голос учителя: "На этих монументальных стенах, руническим языком написана подлинная история возникновения нашего острова. Здесь вы можете прочитать имена его основателей, великих колдунов... Нюлд не отвлекайся!" Ренга не обращала на рассказ никакого внимания, она, захлёбываясь от восторга, оглядывалась, и чуть ли не тряслась от желания потрогать помещение и всевозможные драгоценные, находящиеся в нём одеяния. Арочная, полукруглая зала, освещалась одной огромной, подвешенной на толстых золотых цепях люстрой. Она представляла собой гигантских размеров, ярко-зелёный камень, по-видимому, изумруд, от которого отходили множество серебряных, тонких палочек. На конце каждой их них, были закреплены горящие розовые длинные свечки. От них исходил яркий, мягкий свет, который, казалось, был здесь повсюду. Пол, стены, арки, всё было покрыто разноцветным стеклом. Оно образовывало не с чем не сравнимые, причудливые узоры, которые и отражали свет, падающий с люстры. Всё искрилось, блестело. В зале было тепло, но самое главное, что больше всего порадовало озябшую, мокрую женщину, это огромное количество сухой одежды. К потолку было привязано огромное, гигантское, нет, нельзя даже подобрать нужного слова, чтобы описать это, количество тончайших серебряных цепочек, достающих почти до пола. Каждая из них имела маленький крючок, на котором держалось какое-нибудь платье, балахон, плащ или что-то из остальной одежды. Ренга не удержалась и схватила ближайшее золотого цвета, длинное, но как раз по её размеру и как ей показалось изящное платье. Оно было шёлковым и по виду достаточно тёплым. Женщина немедленно скинула с себя свои лохмотья и всем обнаженным телом насладилась этим великолепным светом. Затем она одела на себя восхитительно красивое платье. Увидев на полу своё отражение, она улыбнулась, заметив, как значительно похорошела. Пренебрежительно повесив свою мокрую, грязную одежду на крючок от платья, она с лёгкостью вздохнула. Женщина почувствовала себя так, как будто скинула с себя тяжёлые, металлические оковы.
   Прозвучал глухой удар. Ренга вздрогнула и огляделась. Причиной этого звука, стала закрывшаяся дверь. Женщина закусила губу и осторожно подошла к ней. В зале по-прежнему кроме неё никого не было. Ясновидящая из-за всех сил толкнула от себя дверь. Та, поддалась и открылась в коридор. Тринор и с этим не обманул её. Ренга осторожно вышла и осмотрелась. В коридоре никого не было. Ей очень хотелось остаться здесь, но она помнила, что привело её сюда. Нужно было идти. С большой неохотой женщина закрыла дверь в залу своей мечты и пошла дальше по коридору.
   Оказалось, он был здесь не один. Миновав с десяток разных дверей, она увидела, что от её пути отходит ещё один точно такой же коридор, но с абсолютно другим полом, состоящим из камня двух цветов - ярко жёлтого и чёрного. Ренга задумалась. Она могла пойти прямо, а могла и свернуть. Коридоры были огромной длины и к тому же местами не ровные, поэтому увидеть, куда они ведут, было невозможно. Женщина прислушалась. Сначала было тихо, но затем где-то далеко в двухцветном коридоре, ясновидящая услышала, как кто-то говорит. Речь была тихая, и разобрать слова было очень трудно. Но это заинтересовало Ренгу, и она пошла по ответвлению.
   Женщина медленно, стараясь не издавать шума, двигалась вперёд. Всё происходящее казалось ей очень странным, и она не могла даже представить себе, что заставляет её идти туда. Неизвестность, перемены в жизни, влекли Ренгу к себе. Коридору, казалось, не было конца. Золотые и чёрные двери сменяли друг друга с завидным постоянством. Но за всеми ними стояла мёртвая тишина. Слышимый ей разговор стих. Вскоре Ренга заметила, что коридор, по которому она идёт понемногу изменяется. Свечей на потолке становилась всё больше и больше, голый камень сменился ровными белыми стенами, возле одной из них женщина увидела гобелен. Он изображал собой большую каменную глыбу, из которой высовывались ноги человека. Ренга ужаснулась. Ни головы, ни туловища у гобелена не было. Просто из части камня сделали ноги. Но это было сделано так натурально, так живо, что завораживало дух. В низу была надпись, но, к сожалению, написанная на руническом языке. Прочесть её Ренга не могла. Оглядевшись по сторонам, женщина продолжила путь. Неподалёку, у самой стены, стояла деревянная, резная скамейка. Первая, за весь этот длинный коридор. Ясновидящая увидела впереди ещё одну такую же скамейку. Женщина заволновалась. Такие изменения в интерьере свидетельствовали о значимости места.
   Коридор постепенно стал круто уходить вверх. Уставшая Ренга продолжала идти и вскоре, кажется, подошла к концу пути. Каменный пол перестал уводить женщину вверх и выровнялся. Впереди начиналась большая светлая комната по середине которой стояли огромные двухцветные ворота. Цвета были те же - золотой и чёрный. Ренга заметила на них засов, закрывавший их. Комната была пропитана магией. По голове женщины проходили мурашки, хотя она и не притрагивалась к своим волосам. По бокам помещения Ренга увидела две небольшие двери, которые поначалу приняла за фрески в стенах. Всё здесь было необычно. У стен стояли лавки, но не такие как в коридоре. Они были маленькие, и украшенные. В стенах, тёмно-красным камнем, скорее всего драгоценным, были сделаны странные рисунки. Некоторые походили на фигуры существ, например дракона, другие были просто бесформенные. Ни одного факела в комнате не было, не было и люстр. Свет исходил из высокого потолка сам, без какого-либо огня. Воздух был свеж, как после грозы. Ренга вспомнила, что такой же воздух был и в первой комнате, в которой она появилась.
   - Ты боишься ответить мне Наэдра? - послышался приглушённый мужской голос. Ясновидящая определила, что он исходит из-за двери слева от ворот.
   - Нет! Я тебя просто игнорирую, - приглушённый голос принадлежал какой-то женщине.
   - Я с учениками, прошу тебя признать настоящею силу! - Ренга вспомнила, кому принадлежит первый голос - волшебнику, который ходил с учениками. Ясновидящая подошла поближе, почти к самой двери за которой шёл разговор.
   - Варей, не надо опять начинать! Тем более в моей библиотеке и под носом всего Совета! Он, тем более, и заседает сегодня по этому поводу. Прошу не начинай! - женщина была раздражена.
   - Но ведь согласись Наэдра, сила настоящего мага заключена в его скорости. Чем быстрее волшебник умеет применять заклинания, тем он и сильнее! - учитель, явно хотел начать спор.
   - Варей, я же сказала тебе! Я не собираюсь с тобой снова спорить!
   - Вот видите, мои ученики. Эта волшебница сама признаёт, что новая школа правильней и сильнее...
   - Сильнее?! Варей я уважаю тебя, но ты должен уважать и меня! Сильнее?! Маг - это человек способный чувствовать, ощущать свою богатую внутреннюю духовную энергию и взяв её из себя при помощи полной концентрации, направлять в форму нужной цели. Это великое искусство, очень трудное и для многих непосильное. Чтобы чувствовать свою энергии нужно долгие и долгие годы учиться. И притом, после всего этого, у человека может ни чего не получиться. Вот это, Варей, волшебство. Настоящее волшебство!
   - Ха! Смешно тебя слушать Наэдра! По твоей теории волшебником может быть только человек? Ведь ты так считаешь?
   - Да. Настоящем волшебником может быть только человек, Варей.
   - Ха-ха! Слышали ученики?! Вот, признак того, что старая школа магии великое заблуждение! А как же то, что все существа острова могут использовать волшебство, но они не люди? Что ты ответишь мне Наэдра?
   - Я не хочу с тобой спорить. Я уже говорила тебе, что они обладают особой магией острова, бытовым волшебством, их возможность слабая магия - это лишь то, чем по сути, только и обладаешь ты Варей!
   - Ага! Ну как же. Ты просто завидуешь моему могуществу. Я могу то, что тебе и не снилось. Я настоящий колдун и именно поэтому мне, а не тебе доверяют учеников. Ты лживая слабачка.
   - Ну вот ты опять перешёл на оскорбления. Я же говорила, что не хочу с тобой спорить. Я имела ввиду что элементарная магия может существовать лишь на нашем острове Визуре. Существа проживающее здесь обладают ей, ты, Варей, говоря абсурдные слова, тоже пользуешься ей, самой магией острова, а не своей внутренней силой. Могущественные первые маги вложили в эти места свои силы ради нашей жизни, они позаботились о нас! Я хочу сказать... что... это моё мнение, но я считаю что маг, он везде маг.
   - Где везде? Ты всю жизнь будешь здесь. Так зачем же осложнять себе жизнь?! Объясни мне!
   - Я говорю заклинания для того чтобы сконцентрироваться, но я могу и не говорить его. Моя сила пусть не такая могущественная как у тебя, но действует повсюду. Если я когда-нибудь уеду с этого острова, моё учение использовать свою внутреннюю энергию позволит мне колдовать, а тебе нет. Ты используешь остров. Ты маг только на Визуре. Поэтому слабак ты, а не я!
   - Как ты смеешь?! Ты сгниёшь здесь, но не куда не уедешь! Керот и Великий Хардив никогда не пустят ни кого за пределы острова! Ты тратишь свою жизнь впустую. Ты позор для всех!
   Женщина цокнула языком.
   - Маги старой школы ушли с их дома, они живут в новой резиденции далеко отсюда, но, к сожалению, тоже под землёй. Я дура осталась. Не хотела бросать мою библиотеку! Вы колдуны носите золотые одеяния, говорите глупые слова, творите свою ничтожную магию, разносите зло. Вас не любят и из-за вас не любят и колдунов старой школы. Они не понимают различия. Мне противно находиться с тобой и всей новой школой в одной среде. Вы все глупцы. Я уеду с этого острова, как уезжают и все!
   - Наивная, никчёмная позорище волшебства! Ты уверена, что действительно существа уплывают с острова и с ними ничего не происходит? Барьер не единственная защита острова. Никто кто уплывал отсюда, больше не возвращался. Это я так, на раздумье тебе. Ха! Ученики! Хватит терять время! Это один из моих уроков вам. Теперь вы убедились, что новая школа сильнее. Учитесь и не обращайте никакого внимания, на тех, кто носит чёрную одежду, они пустота. Всё, выходим отсюда.
   Наступила тишина. Ренга стояла и была не в силах пошевелиться. Колдун подметил правду, никто уходя с этого острова ещё не вернулся. Родители Олефа уплыли и не вернулись. Хотели путешествовать, а что в итоге? На это было невозможно ответить. Женщина зевнула. Ей сильно хотелась спать. Шла вещая неделя, именно по этим дням она могла видеть видения. Сейчас ясновидящая очень сожалела, что не может уснуть и увидеть их. Может быть, они дадут ответы на все её вопросы.
   Дверь резко открылась, и в зал вышел Варей. Колдун заметив Ренгу вздрогнул. Женщина опомнилась. Слушая разговор волшебников, она слишком увлеклась и забыла о предосторожности. Ясновидящая стояла слишком близко к двери и видимо, Варей понял, что она подслушивала.
   - Вы... стояли и слушали? - начал он. Ренга сначала хотела возразить что вовсе этого не делала, но решив, что стоит везти себя более достойно, ответила:
   - Да, я слушала. Мне нужны были кое-какие книги... - Ренга замялась, увидев удивление на лице колдуна. По разговору чародеев, она поняла что это библиотека. Сейчас она уже была в этом не уверена.
   Варей смотрел на неё ни моргая, а затем с неподдельным любопытством спросил:
   - Книги?
   - Ну да... Я пришла... и...
   - Услышали нас? - продолжил колдун. - Ничего страшного. Ведь я говорил всё правильно? Ведь так?
   - Конечно! - быстро ответила она.
   - Всевышний! Вы меня напугали, - маг улыбнулся. - Давно меня также подслушали, эти, как их ну Котир и на Ди..., кажется, старая школа. Мне пришлось отвечать потом перед ними! Книги! Всевышний, вы хотели книги! Книги! Простите меня! Книги! Входите...
   Варей восторженно, широко улыбаясь, вошёл внутрь. Ренге пришлось последовать за ним. Небольшая мрачная комнатка в которую вошла женщина была не похожа на ту великолепную залу, из которой она только что пришла. Пыль забивала лёгкие, мешала дышать. Ренга чихнула. Было почти темно, маленькая свеча на столе, была не в силах победить мрак. За столом, лицом к двери сидела молодая бледная девушка. Ренга из-за света свечи с большим трудом могла разглядеть её лицо. Мягкие плавные контуры, длинные каштановые волосы. Девушка беззвучно шевелила губами и по её щёкам текли слёзы. Ясновидящая видела что на ней одето чёрное платье. Женщина огляделась. Справа от девушки шли высокие стеллажи с книгами. Слева стоял Варей и выстроенные в ряд его ученики. Стояла тишина. Ренга ещё раз посмотрела на стеллажи. Все книги были толстыми и напоминали древние фолианты. Женщина не удержалась и приблизилась к ним.
   - Стойте! Отойдите от этих книг! Они не ваши и вы не имеете права трогать их! - вскрикнула девушка. Женщина не могла поверить, что такая хрупкая на вид девушка может издать столько шума.
   - Наэдра! Как ты смеешь разговаривать с колдуньей таким тоном?! - выкрикнул Варей. -Простите её, она просто утомилась..., - через мгновение добавил он.
   Ренга слегка кивнула и переведя дух, посмотрела на девушку.
   - Что вы на меня уставились?! Вы чародейка новой школы? Идите вон отсюда! Вот ваша книга! - Наэдра с яростью и горечью в голосе кинула в ясновидящую какую-то книжку. Ренга поймала её. Жёлтенькая, совсем крошечная и тонкая книжонка заставила волосы на её голове вздрогнуть, что свидетельствовало о волшебстве.
   - Наэдра! Ты что с ума сошла?! - Варей улыбался, но его серые глаза были серьёзными.
   - Да! Идите вон отсюда! В этой книге всё ваше волшебство! - последнее слово девушка сказала с издёвкой. - А то книги настоящих чародеев!
   Женщина задумалась. "Почему меня приняли за представителя новой школы?" Но поправив своё золотистое платье догадалась, почему - на ней был одет цвет, который носили все более "простые" колдуны. Ренга разделяла мнение девушки, но сказать об этом не могла. Ей стало многое ясно. На неё нападали слабаки в жёлтой одежде, другого выражения женщина не могла подобрать. Именно поэтому, она так успешно и расправлялась с ними и поэтому смогла защитить свой дом.
   - Дура! - выкрикнул Варей. Идёмте, идёмте отсюда, сказал он Ренге. Извините её, совет уже давно хотел её изгнать отсюда, простите её!
   Волшебник потянул её за край платья в сторону двери. Женщина последовала за колдуном и вышла с мрачной комнатки, обратно в светлый украшенный зал. Варей, сказал ученикам, чтобы они оставались ждать его там и закрыл дверь библиотеки. Ясновидящая испытала чувство облегчения. После темноты слезились глаза, но женщина чувствовала себя здесь гораздо более комфортно.
   - Простите её..., - сказал он. Ренга снова кивнула. - А почему вы не на совете? - женщина машинально кивнула. Лишь затем она поняла, что от неё требуется ответ.
   - Я..., - начала она. Варей молчал. - Ну... мне разрешили не приходить туда, я выполняла поручение, - сказала Ренга.
   - Для кого? - спросил колдун.
   - Э..., - вопрос заставил женщину понервничать. - Хардива, - сказала она, вспомнив имя услышанное ей от магов.
   - Так вы член совета? Удивлённо воскликнул чародей.
   - Нет... э..., - Ренга увидела изумление на лице волшебника. - То есть... да... да! - уверенней произнесла она.
   - Это просто отлично! Проведите меня на совет! Прошу вас, я всегда мечтал увидеть, что там происходит.
   - Хорошо, - сказала Ренга, а прикусила язык. Теперь на одну проблему у неё стало больше, тем более, куда идти она вообще не представляла.
   - Отлично! Спасибо вам!
   - Идёмте, - уверено сказала женщина и зашагала в сторону коридора, с которого она сюда пришла.
   - Вы куда? Нам же сюда, - Варей указал на большие резные ворота прямо посередине этой залы, в которой они находились. Ренга изобразив, что просто задумалась, а на самом деле знает куда им идти, развернулась и направилась к воротам. Впереди неё шёл Варей.
   В нескольких шагах от ворот он остановился и сказал:
   - Как мне повезло что я встретил вас! Только будьте поближе ко мне, на всякий случай, а то мало ли что...
   Колдун сделал маленький шаг вперёд. Женщина последовала за ним. Варей сказал что-то ещё, но ясновидящая его не услышала. Ворота перед магом резко сами собой открылись. Множество голосов, шум какой-то возни заглушили его. Колдун, а следом за ним и Ренга вошли в огромный зал. Ясновидящая ахнула. Перед ней предстал гигантское помещение, с высоким украшенным, скорее всего, золотом потолком, освещенный тысячью свечами, со скользким блестящем полом. Зал был без окон, но их в обители магов по-видимому вообще нигде не было. Ренга не успела полностью осмотреться, так как, то, что она увидела к этому никак не располагало. Помещение было заполнено сотнями колдунов в золотых одеждах.
   Зал делился на две большие части. Одна из них - задняя была абсолютно пуста и заканчивалась стеной исписанной руническими символами. Другая - передняя была сделана в форме полукруга. По его краю располагалось несколько десятков больших красивых деревянных кресел, в которых восседали волшебники. Центральное кресло было самым большим, белым и украшенным разноцветными камнями. В нём восседал маг в ярко золотом балахоне с посохом в руке. Перед креслами начинались стройные ряды скамеек, между которыми был широкий проход. На этих скамейках сидели сотни волшебников, о чём-то ожесточённо спорившие между собой. Последняя скамейка была пуста. Через несколько десятков шагов от неё стояли растерянная, волнующаяся Ренга и с интересом оглядывающийся Варей За ними далеко позади зал был пуст и ограничивался рунической стеной.
   - Вибры! - вслух сказала женщина. Она была в самом центре логова волшебников. Их было здесь очень и очень много, все о чём-то спорили, кричали, но Ренга из-за множества голосов не могла понять ни звука. Никто из волшебников не смотрел в их сторону, женщина мысленно поблагодарила всевышнего за это. Стоять на виду ей не хотелось и она, набравшись храбрости, пошла вперёд к скамьям. Варей последовал за ней.
   - Всем тихо! Тишина я сказал! - по залу прошёлся подобный грому старческий голос. Все чародеи моментально стихли. В это время Ренга подошла к пустой лавке и быстро села на неё. Впереди женщины, плотно прижавшись, друг к другу сидели колдуны и закрывали собой всё происходящее. Варей беззвучно подсел к ясновидящей.
   - Я понимаю, ваше недовольство, но с меня хватит! Проводить такие оживлённые дискуссии надо было раньше. Из-за вас, из-за вашего легкомысленного поведения народы Визура боятся и призирают волшебников! Из-за вас старая школа магии покинула родные места и ушла к гномам. Всё из-за вас!
   Некоторые маги поднялись со своих мест. Новая волна разговоров ещё более громкая, чем раньше прошла по залу.
   - Тихо я сказал! - все мгновенно смолкли. - Учитесь слушать! Я не виню вас. Я уважаю и настаиваю в силе новой школы магии. Я её предводитель и поэтому не надо со мной спорить.
   Ренга поднялась и залезла на скамейку. Только так она смогла хоть немного увидеть, кто говорит. Это оказался человек сидящий в центральном кресле. Женщина сейчас была намного ближе к креслам чем когда вошла в зал и поэтому она смогла разглядеть его лицо. Человек был стар, высок, с пышной, но не ровной белой бородой и длинным изогнутым носом.
   - Я бы и не стал вмешиваться, но всё же после того как мы обсудили все важные вопросы, я уже не в первый раз, услышал имя Хардив. Я ваш предводитель! Или кто-то так не считает?! - его голос стал грознее. - Вы не знаете, какую могущественную силу я представляю. Моя власть, моя должность позволяет вам творить на этом острове. Вы не понимаете, что каждое ваше деяние я скрываю. Все мои приказы никогда не принесут вам зла, они принесут лишь наживу. Но если вы выполняете поручение далёкого и не известного мне Хардива скрыть ваше деяние я не могу. Кто он? Вы его хоть раз видели? Нет! Его не существует! Так кто же поручает вам, от куда вы берёте эти глупые мысли выполнять его приказания! А?! Неужели вам больше нравиться убивать и грабить?! Что раскопки древнего храма не принесут вам наживы? Зачем вы делаете это? Понимаю лишь одно - изгнать старую школу. Пусть, даже одобряю это. Но зачем же после этого, продолжать?
   Колдун сидящий где-то на передней лавки встал.
   - Ты Лидэр хочешь что-то сказать мне? - спросил старец.
   - Да, Мивон!
   У женщины быстрее забилось сердце. Она слегка присела, боясь, что её могут увидеть. Но колдуны сидящие впереди и не думали поворачиваться.
   - Говори! - сказал главный чародей.
   - Хардив действительно существует, - по залу прошла волна шёпота. По-видимому, все одобряли его слова. - Он является к нам во снах...
   - Не говори за всех! - прервал его старец.
   - Хорошо. Он является и говорит, что нужно сделать, и Хардив не приказывает, а советует. Выполнив правильно его поручение, можно получить много и много золота! Действительно много!
   - Тебе его не хватает? Каждая твоя комната набита до верху им. Зачем тебе столько? - спросил Мивон.
   - Золото никогда не бывает много! - выкрикнул Лидэр. С ним прозвучали ещё несколько поддерживающих его голосов.
   - Пусть. Я этого не знал. Но почему же ты прибежав сюда час назад был так напуган тем что не выполнил его "совет"? - Мивон был спокоен. Его голос каждой фразой становился всё тише.
   - Кто вам сказал такую глупость? - злостно, широко улыбаясь спросил он.
   - Ладно, я скажу тебе. Это один из твоих друзей, - теперь улыбнулся Мивон.
   - Предатели! - воскликнул Лидэр.
   - Я не знаю, что он вам там говорит, но я против того чтобы вы слушалась его приказов! Он поручает вам убийства!
   - Как ты! - выкрикнул Лидэр. Ты поручил убить ясновидящую на холме! Из-за этого пострадали волшебники и мой брат!
   Ренга затряслась от злости. Ей хотелось сделать что-нибудь плохое. Но на ум никакое заклинание не приходило. Женщина сосредоточилась.
   - Да? Это для меня новость! Я никогда и никому не поручал этого. И не буду поручать! Ты Лидэр как и многие из вас стали путаться в поручениях. Я предводитель! Вы обязаны слушать меня, а не Хардива! Ты опоздал и не увидел, что я судил твоего брата за то что он и другие колдуны выполняли волю Хардива, а не мою. Вы все! - последнюю фразу он произнёс так громко, что задребезжали стены. - Я сильнее вас всех! И если я ещё раз узнаю, что вы выполняете не моё поручение, вы будите наказаны. Будите служить мне - вы будете богатыми. Не мне - вы умрёте. Я не позволю ничего другого. Иначе будет уже поздно...
   - Боюсь что уже слишком поздно..., - Ренга услышала позади знакомый голос, он навивал страх. Ледяная волна ужаса пронзила каждую клеточку женщины. Она, как и сотни других волшебников повернулась и вскочила со своего места. В центе зала, там, неподалёку от ворот, стоял Магистр Судьбы.
   - На совет проник волшебник старой школы! - выкрикнул кто-то из магов. Несколько колдунов выбежали в проход между скамьями.
   - Всем оставаться на местах! Я Верховный Магистр Ордена Судьбы представляю Закон. Я сказал стоять!
   Волшебники кинулись в сторону магистра.
   - Ну..., - Магистр небрежно сделал жест рукой и, на выбежавших волшебниках, загорелась одежда.
   Мивон сказал вслух заклинание, и их одежда потухла.
   - Всем стоять! Это не чародей старой школы! - выкрикнул он. В зале повисла напряжённая тишина.
   - Приятный запах, свежий. Мне всегда нравился запах магии, - сказал Магистр. - Как давно я не был в этих местах. Эх! И нигде нет ни одного волшебника. Одни лишь отступники от закона!
   - Зальк! Это ошибка..., - начал Мивон.
   - Нет не ошибка. Младший Магистр Ордена Судьбы. Ты также нарушил закон!
   - Я не нарушал его...
   - Нарушил. Ты возглавил преступников!
   - Но я ничего им не поручал...
   - Если бы ты им что-нибудь поручил, мешавшее равновесию тебя давно не было бы в живых, - спокойно ответил Магистр. - Ренга! Прошу тебя выйди ко мне сюда!
   Женщина вздрогнула. Она почувствовала, что Магистр смотрит на неё. Осторожно перебравшись через скамью, она встала на каменный пол. Ренга с трудом могла идти. Переборов себя она медленно зашагала к Магистру. Босые ноги женщины ступали полу, который почему-то стал очень холодным. Женщина впервые пожалела, что не носит обувь.
   - Это твоя замена в равновесии мира, - сказал Зальк, обращаясь к Мивону.
   Ренга подошла к Магистру. Он обнял её своей рукой, и женщина почувствовала, как страх стремительно отступает.
   - Замена? Зальк, я вижу в ней то, что ты можешь использовать. Помнишь, когда ты сделал меня магистром, ты тоже во мне видел способы установить единое равновесие! На ней метка демона!
   Ясновидящая потрогала себя рукой, как будто намериваясь нащупать её. Опять разговор про метку, женщину это пугало.
   - Замолчи Мивон. Твой приговор я в одно мгновение могу сделать более опасным для тебя. Я быстро понял, что является причиной такого перепада равновесия. Ты, вместо того чтобы контролировать волшебников возглавил их и скрывал. Они своими заклинаниями нарушали равновесие!
   - Да, но совсем немного!
   - Они нарушали равновесие! - повторил Магистр. - Тебя никто не использовал и не собирается. Тем более ты прекрасно знаешь, что метка - это хитрая уловка демонов, чтобы уйти от карающего заклинания. Некоторое время было тихо, но затем магистр, задумавшись, произнес:
   - Я никого и никогда не заставлю принять то, что скажу им однажды. Просто они должны знать, кем могут стать. У них есть выбор. Я обязан дать понять им, чем они обладают. Если равновесие сделает тебя Магистром то великая сила будет вести тебя по жизни. Но её надо использовать. - Он посмотрел на Ренгу. - Почему тебе так повезло сегодня? Почему сегодня с тобой связанно столько случайностей? Да, ответ очевиден. Это не из-за удачи, это из-за силы скрытой в тебе. Я хотел, чтобы ты убедилась и почувствовала, что тебя что-то ведет. Тебя ведёт судьба, она хочет, чтобы ты теперь сама вела её. Пойми это. Огромные, и тяжкие испытания выпадают на долю Магистров Ордена Судьбы. Через это все проходят, с этим надо смериться. - Затем он огляделся - Всё Ренга. Тебе пора идти. Я думаю, что вскоре ты поймёшь все мои намёки и нормально отдохнёшь. Когда это случиться, то позови меня. Я буду терпеливо ждать. Твоя жизнь изменилась и стала перед выбором. Это твоё решение, тебе решать, кем ты хочешь быть. Иди. Я тебя не задерживаю. Сейчас же мне придётся установить порядок, а возможно и расправиться с ними. Именно моё решение поможет стронуть изменённое равновесие с мёртвой точки.
   В эту минуту Ренга многое поняла. Не удержавшись, она спросила:
   - Вы думаете, что благодаря смещению равновесия я стала Магистром Ордена Судьбы?
   Верховный Магистр Ордена Судьбы улыбнулся:
   - Наконец-то ты это поняла. Да, я думаю именно так, - спокойно ответил Зальк. - Так думают и... ещё кое-кто. Так думает и Хардив. Именно поэтому он и направили несколько своих послушников, чтобы убить тебя. Я и сам предположить не мог что всё настолько серьёзно. Эти колдуны, новая школа магии, сместила равновесие. Мир обезумел, повсюду одна ярость, ясновидящая стала Магистром Ордена Судьбы, равновесие не восстанавливается.... Я уже устал от этого. Но я Верховный Магистр Ордена Судьбы, поэтому мне это придётся исправлять.
   - Почему вы думаете, что я Магистр Ордена Судьбы? Может быть, вы ошибаетесь....
   - Орден никогда не ошибается. Мы закон и наши слова гласят всегда только истину. Сейчас ты её не принимаешь, но скоро ты всё поймёшь.
   - Я всё поняла, но я не могу быть....
   - Можешь, - снова спокойно ответил он. Твоя жизнь переплелась с моей. Ты Магистр Ордена Судьбы. Это я и хочу тебе доказать. Ради этого я и привёл тебя сюда, чтобы ты поняла всё. Мои слава это правда. Я дождусь того момента, когда ты это поймёшь. Но всё же..., - Зальк закатал рукав своего балахона. На его руке была татуировка, в виде орла с расправленными крыльями. - Видишь этот знак? Это знак закона, то есть Ордена Судьбы. Твоя судьба поменялась, и ты стала Магистром, это и заставляет тебя ставить такие инициалы.
   Ренга была ошарашена, в груди бешено колотилось сердце. Таким знаком, женщина действительно обозначалась. Ясновидящая не знала, что ответить.
   - Хорошо. Я рад, что ты поняла. Может быть, благодаря тебе мир и придёт в равновесие! - сказав это, Магистор Ордена Судьбы развёл руками. Прозвучал хлопок, и справа ним возникло небольшое чёрное облако. Оно несколько секунд рассеивалось по сторонам, но затем, слегка закручиваясь в спираль, стало образовывать какой-то полукруглый предмет. Через несколько секунд перед Магистром возникло большое, тонкое зеркало, похожее на дверь. Он вздохнул и сказал:
   - Вот и всё. Мивон, ты знаешь, что будет дальше. Что ты скажешь в своё оправдание?
   - Уже бессмысленно оправдываться. Да, я совершил ошибку. Возможно, я сместил равновесие. Но, несмотря на это я буду сопротивляться, - старец встал с кресла поднял над собой свой длинный тёмно-синий посох.
   - Я знал это, - сказал Магистр и развел руки в стороны, его глаза стали чёрными. Зрачки как будто исчезли. За его спиной, всё пустое место прямо до самой стены, исписанной руническими символами, заняли люди в чёрных балахонах. Они мгновенно появились прямо из неоткуда. В ладонях людей горел чёрный свет, и от них исходила волна страха. Зальк сделал жест рукой и ударил себя по плечу. Неожиданно всё замерло. Воздух как будто загустел.
   - Я остановил время. Только Магистры Судьбы могут такое. Эти люди мой отряд. Чем старше Магистр тем больше его войско. Эти люди решили служить закону, но решение это они приняли не на земле. Подойди к телепорту. Иди с миром и помни мои слова. Всё то что я сегодня сделал тебе, в том числе и боль - он указал на лицо женщины, на котором красовался синяк, это лишь для того, чтобы ты отдалась зову. Зову Судьбы. Иди!
   Зальк несильно толкнул её рукой в сторону появившегося зеркала. Ренга подошла к нему поближе. В слегка тёмном стекле она видела отражение Залька. Тот молча смотрел на неё и о чём-то думал. Сама же ясновидящая была в данный момент не в силах это сделать. В голове всё смешалось. Чувства и мысли как будто обмякли и исчезли.
   - Это телепорт. Не бойся, вступи в него, и ты окажешься дома, - сказал он, а затем добавил: Иди же! Я и так уже на долго задержал время!
   - Верховный Магистр Ордена Судьбы, вы меня отпускаете? А как же я смогу найти вас? - спросила Ренга и подошла к телепорту ещё ближе.
   - Я не могу тебя силой заставить служить Закону. Это было бы неправильно. Если ты всё поймёшь, оценишь всё происходящее, то позовёшь меня. Точно также как и творишь свои заклинания. Ты ничего не знаешь о магии, ты и не видела толком даже настоящих волшебников. Собравшиеся здесь, вовсе не чародеи. Они обыкновенные люди, произносящие волшебные слова. Они такие же, как и ты. Эти люди творят не магию, они просто пользуются словами. Настоящие же маги, их осталось очень мало, используют свои мысли и чувства. Истинные маги, в каждое заклинание вкладывают частичку своей души. Вот такие люди, использующие только слова, и изменяют равновесие. Я чувствую их. Поэтому, используя свою, так называемую магию, назови моё имя, и я приду к тебе. Всё вступай в телепорт. Мне предстоит битва. Мир будет в равновесии!
   Ренга не оглядываясь, сделала шаг к телепорту. Он был так близко, что она ощущала его волшебную силу, по её телу пробегали мурашки. Женщина отчётливо видела своё отражение. Она дотронулась пальцем до стекла. Неожиданно по нему, словно по воде, пошла лёгкая рябь. Ясновидящая покрепче сжала в руке маленькую книжонку, которую до сих пор держала при себе, и, сделав глубокий вдох, шагнула прямо в это жидкое стекло. В эту же мгновение, Магистор Ордена Судьбы, дотронувшись до одного из своих амулетов на шеи, вернул времени привычный ход. За её спиной с оглушительным хлопком, огромный зал озарился яркой, красной вспышкой.
   Всё произошло так быстро, что Ренга не успела ничего понять. Она только ощутила лёгких холод ночи, а затем вдруг увидела, что находится прямо возле своего дома. Женщина огляделась. Следов огромного зала, магов и даже телепорта нигде не было, в округе было тихо. Она обнаружила, что стоит прямо на своей ухоженной клумбе с цветами. Но это её не сильно взволновало, так как ясновидящая увидела, что в её хижине горит свет.
   Ренга, ощутила что в голову пришли слова. Неожиданно и спонтанно, она вспомнила заклинание огненного шара. Сотворив огонь, женщина шагнула в свой дом. В комнате у окна стоял Олеф. Ренга с облегчением вздохнула. На неё со смятением и любопытством смотрел юноша. Он казался намного взрослее, чем раньше. Не в том смысле, что он стал чуть выше, немного окреп и возможно сделался умнее, он стал гораздо сильнее духовно. Женщина не знала, почему она так решила, но чувствовала, что мысли её не обманывают. Ясновидящая продолжала ощущать присутствие рядом с собой какой-то помогающей ей силы. Ренга знала, что поневоле использует её. Духовность - помнила женщина, именно это качество и определяет в существе его магическую силу. "Только почему он так и не может творить заклинания?" У Ренги возникло такое чувство, как будто она его раньше никогда не видела. Женщина смотрела на его лицо. Эти зелённые глаза, курносый нос, тёмные волосы, несколько рыжих отметин на лбу явно принадлежали её племяннику. Но тот огромный магический потенциал, который она чувствовала, не мог быть его. Ренга в это не верила. Ведь раньше его не было и ей приходилось обманывать его, говоря, что он сильнее всех, хотя это было далеко не так.
   Неожиданно мысли женщины переключились. Юноша был здесь в безопасности. Это было для неё самой главной и приятной новостью. Он добрался сюда живым, вопреки всем предсказаниям. Ренга даже была слегка удивлена его везению, но особенно тем, что видела в нём. Она сделала жест рукой и что-то сказала. Женщина почувствовала, что снова, не подготавливаясь, сотворила магию. Волшебство неожиданно стало получаться у неё с лёгкостью, с которой, казалось, и маги новой школы, не в состоянии были достичь. Олеф погрузился в сон. Несколько мгновений он стоял, а затем, поджав колени, упал на пол. Пусть спит, он многое пережил сегодня. Ренга села в кресло и стала думать....
  
   Часть 2.
   Глава 5.
   Неприятный случай.
   Ночь стремительно подходила к концу. Ренга сидела в своём любимом кресле и смотрела в окно. Впереди, на горизонте, медленной волной надвигался рассвет. Совсем скоро, буквально через несколько минут первые лучи утреннего солнца коснутся земли её грядок. Женщина не хотела, чтобы ночь заканчивалась. Она всегда любила свежесть, луну, темноту.... Подумав об этом, на лице ясновидящей появилась улыбка. "Подумать только! Я думаю как вампир!". Ночь заканчивалась, и она не могла ничего с этим поделать. Ренга встала с кресла и, приоткрыв дверь в маленькую комнату, посмотрела на кровать. Там, укрывшись одеялом, крепко спал Олеф. Сновидения и не думали отпускать его. В этом, скорее всего, сказывалась огромная усталость, а может быть удачно сотворённое заклинание сна. Женщина долго смотрела, как юноша спит. Сама Ренга за всю ночь так и ни разу не сомкнула глаз. Она много размышляла. Все сказанные слова, всё увиденное ей днём, Ренга тщательно обдумывала. Весь остров как будто сошёл с ума. За день, ясновидящая увидела океан агрессии. Ренга не знала что происходит, но очень хотела это узнать. Магистр Ордена Судьбы явившийся к ней в облике человека, открыл ей глаза на происходящее. Его сила, могущество, знания притягивали женщину. Видимо она мечтала не стать магом, а стать кем-то более могущественным, может быть, Магистром Ордена Судьбы. Зальк сказал, что жизнь Ренги окончательно поменялась, и в этом он был прав. "Почему он сказал, что моя жизнь переплелась с его. Что он имел в виду?" - эти вопросы измучили женщину. Она не знала ответа на них, но поняла его намерения. Зальк хотел, чтобы она присоединилась к нему.
   Ренга закрыла дверь и вышла на улицу. Там она почувствовала лёгкое покалывание кожи, это еле заметно моросил дождик. Подышав свежим воздухом, она сорвала с куста холодный влажный листок и вместе с ним зашла обратно в хижину. Её душа маялась. Измученное без сна и отдыха тело испытывало боль. На щеке, огромным слегка красноватым пятном, красовался синяк. Женщины приложила к ушибленному месту лист и снова уселась на кресло. Через несколько минут она закрыла глаза и уснула.
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   Было слишком тихо. Олеф стоял на скалистом холме и постоянно смотрел по сторонам. Повсюду были лишь одни тёмные, серые скалы и больше ничего. Нигде не было даже признаков земли. Огромные валуны и пустота.... Эпп посмотрел на небо и ахнул. Там, загораживая почти половину неба, виднелась кроваво красная луна. Было полнолуние, но лунный свет был очень блеклым. Кроме светила, на небосводе больше ничего не было. Даже звёзд, одна необычная пустота.... Юноша сделал уверенный шаг вперёд, он давно знал, куда ему идти. Ноги послушно вели его по знакомой дороге. При каждом шаге звучал глухой стук камней, иногда они даже начинали гореть. Валуны на мгновение вспыхивали огнём, но потом стремительно тухли. Олеф уже к этому привык и к пустоте..., к ней тоже. Она влекла его. Юноша не чувствовал ветра, его здесь, казалось, вообще не было. Эпп чувствовал странную горечь во рту. Он сделал шаг в сторону и неожиданно услышал холодный, пронзительный смех. Олеф резко огляделся. Везде были лишь одни скалы. Неожиданно юноша понял, что смеётся он сам....
   Олеф вздрогнул и резко поднялся на кровати. К счастью, страшная картина оказалась простым сном. Но, может быть, всё же не таким простым. Подобные сновидения уже очень давно являлись юноше. Бессмысленные, страшные, пустые... Раз за разом они повторялись, иногда показывая что-то новое, например, как этой ночью.
   Эпп рукой протёр потное лицо. Сегодняшнее сновидение было страшнее предыдущих. Он встал с кровати и потёр глаза. Ещё было очень раннее утро. Так рано ни один эпп, как правило, не вставал, все просыпались лишь во второй половине дня. Олеф, несмотря на то, что ему приснился плохой сон, был не прочь снова лечь и поспать. Но этого в данный момент он сделать не мог, уж очень юноше хотелось есть. В поисках еды он огляделся, и чуть было не упал от удивления. Вместо привычного луга и кучи хлама, он обнаружил, что находится в настоящей деревянной хижине! Олефу сделалось плохо, только сейчас он вспомнил, что привело его сюда.
   Юноша был в замешательстве. Он вспомнил, что произошло этой ночью. Пришла его тётя, а потом... Олеф задумался. "Что произошло потом?" - думал эпп. Как он не напрягался, вспомнить этого юноша не мог. В поисках какого-нибудь напоминания, он огляделся. Большую часть комнаты занимала расстеленная кровать. Эпп снова напряг память. Он не мог припомнить того момента, когда ложился на неё. Что-то здесь было не так. Неожиданно его взгляд остановился на стуле, возле кровати. Там, заботливо и аккуратно сложенная, лежала его рваная кольчуга. Олеф осмотрел себя и обнаружил, что на нём надета его любимая накидка из шкур. Он не помнил, как раздевался. В голове у юноши возникла догадка. Кажется, с него кольчугу кто-то снял.
   - Грррероревор! - неожиданно услышал Олеф. Эпп вздрогнул и в страхе огляделся. Этот страшный звук исходил из соседней, самой большой комнаты, в которой обычно Ренга учила своих учеников. Юноша замер. Он чувствовал стук своего сердца; ему было страшно. Эпп посмотрел на дверь, ведущую туда. Маленькая и деревянная, она служила единственной защитой юноши от неизвестного монстра.
   - Так, значит, надо было просто сказать это контрзаклинание, и магия Крыга бы не причинила мне вреда. Ладно, ещё раз..., - услышал Олеф. Это сказал достаточно приятный и знакомый голос. Это сказала Ренга! Юноша не мог понять, что происходит. Его тётя находилась в большой комнате и, похоже, разговаривала сама с собой или... Олеф поёжился... с монстром!
   - Грррероревор! - страшный звук похожий на рычание повторился. Эпп прислушался. В соседней комнате творилось что-то ужасное и непонятное.
   - Гррре...нет, не так, - сказала Ренга, а затем после секундной паузы, добавила: - Надо немного передохнуть.
   Олеф услышал шаги, а затем сдавленный щелчок стола. Эпп старался не двигаться, чтобы не издавать лишних звуков. В повисшей тишине он отчётливо слышал шелестение страниц. Его тётя что-то читала. По-видимому, она была в комнате одна и сама издавала это ужасное рычание.
   Юноша почувствовал, как где-то внутри у него всё свернулось, его душа испытывала боль. "Неужели Ренга действительно сошла с ума?" К сожалению, текст письма адресованного ему, то, что она разговаривала сама с собой и это рычание, доказывало это. Олеф с горечью вздохнул. Внутри у эппа стало как-то пусто и одиноко. На этом острове у него, кроме Ренги, не было больше родных. Родители оставили его ещё очень маленького этой женщине, а сами куда-то уехали. Они жаждали путешествий, как сейчас и он сам. Но это не снимало с них вины. Олеф не мог простить им такой измены. Одна лишь Ренга воспитала его и помогла освоиться с жизнью. Если бы не его бесконечные дела и путешествия, он бы не за что не ушёл от неё.
   "Неужели она потеряла рассудок?!" Олеф не хотел и не мог верить в это. Из последних сил сдерживаясь, чтобы не расплакаться, он распахнул дверь и сделал уверенный шаг в соседнюю комнату.
   Помещение была залито ослепительным солнечным светом. Здесь было значительно светлее, чем там, откуда пришёл эпп. Свет проходил сюда из открытых окон и входной двери. Олеф из-за этого щурился и почти ничего не видел, но зато чувствовал запах трав. Прошло несколько секунд, и юноша, привыкнув к солнцу, наконец-то увидел свою тётю.
   Ренга сидела за столом и читала какую-то маленькую жёлтую книжку. Олеф не имел ни малейшего понятия, о чём она, но, увидев, с каким интересом её читает его тётка, решил, что книга посвящена зельям. Подумав об этом, юноша машинально глянул на котёл. Рядом с ним стояли придвинутые к стене стеллажи с зельями. Огня под ним не было и это значило, что Ренга ничего не варила.
   Эпп не двигался и не шумел. Он хотел, чтобы тётя сама обратила на него внимание. Рядом с ней, на столе, лежало ещё несколько книг. Почти все они были открыты на середине. Там же лежал и подарок Олефа. Старая и ветхая книжка была открыта почти, что в самом конце. "Неужели, она её уже успела прочитать?" - подумал юноша и тут же, сам себе ответил, что нет. Прочитать такой объём текста за одну ночь было невозможно.
   Олеф осторожно сделал шаг вперёд. Ренга по-прежнему его не замечала. Эпп внимательно посмотрел на неё. Лицо женщины было напряжено, глаза были направлены в книгу. Юноша внимательно следил за ней и за каждым её движением. Эпп заметил, что на Ренге надето красивое жёлтое платье. Это было очень странно. Его тётка была сравнительно молода, но любила носить старомодную одежду. Из-за этого её многие называли "старухой". Но это было далеко не так. До старости Ренги было ещё очень и очень далеко. Неожиданно женщина вздрогнула, отчего её совсем новое и изящное платье встрепенулось.
   - Да, всё-таки это действительно так, - сказала женщина и подняла глаза. Олеф замер и почти перестал дышать. От последующих слов, юноша надеялся понять всё ли с ней в порядке.
   Ренга внимательно посмотрела на него, а затем снова уткнулась в книгу. Лишь через несколько секунд, она сказала:
   - Доброе утро, Олеф.
   Юноша, кажется, потерял дар речи. Он не знал что ответить. На сердце стало легче, но тревога не ушла.
   Ренга закрыла книгу и отложила её в сторону. Несколько помедлив, она подняла свои ярко-синие глаза на Олефа. Юноше прежнему было нечего сказать. У эппа заслезились глаза. Видя свою тётю, он хотел броситься в её объятия, но сдерживался и даже боялся. Ренга хотя и была добра ко всем, периодами становилась очень вспыльчива. Даже в случае опасности, она не могла расстаться с этим качеством. Женщина могла при встрече со знакомым, с кем не виделась очень давно, нагрубить, припомнив что-нибудь плохое. Потом, конечно, она извинялась, но всё же, это существенно мешало ей дружить. Даже бедные дети, которых посылали к Ренге на учёбу, как к одной из самых мудрых, часто попадали под её гнев. Олеф помнил железную дисциплину, царящую у неё на уроках. Сейчас это немного пугало юношу, но совсем немного. Эпп знал, что на самом деле его тётя очень добрая и милая.
   - Ну и что ты молчишь? Олеф, ты что, язык проглотил что ли? Ну хотя бы обними меня, не виделись то сколько!
   Ренга встала из-за стола и, улыбнувшись, поманила юношу к себе. Эпп не выдержал. На его глазах выступили слёзы. Он подошёл к тёте и обнял её. Женщина рассмеялась и погладила его по голове.
   - Милый племянник! Я так переживала за тебя! Измучился без моей заботы! - Ренга горячо и искренне поцеловала его в щёку.
   - Ваше письмо... - начал Олеф.
   - Значит, ты получил его? Я не знала, как заставить тебя прийти ко мне. У меня было мало времени, ну я и... Ну ты ведь, конечно, понял что это шутка? Просто я думала подшутить. Как дела то?
   Юноша повеселел. Он рукавом ветер слезящиеся глаза и улыбнулся. На душе стало хорошо и тепло. Яркие лучи солнца, которые освещали комнату, кажется, проникли в самую душу. Не осознавая, что делает, юноша решил ей сказать свои глупые, но казавшиеся несколько минут назад правдой, опасения:
   - Я думал вы сошли с ума...
   Ренга, которая тоже в это же время хотела что-то сказать, резко осеклась и закашлялась.
   - Что?!
   Она выпустила Олефа из своих объятий.
   - Ты действительно так решил? Что я ненормальная?!
   Юноша ужаснулся и прикусил язык. "И угораздило же меня сказать такое!" - подумал Олеф. Он, глядя на пол, немного отошёл назад. Повисла тишина, нарушаемая лишь щебетанием птиц за окном.
   - Ну, просто это письмо и... - эпп поднял глаза и замер. Ренга широко улыбалась.
   - Олеф, я шучу, я всё понимаю!
   Юноша покачал головой. Поведение Ренги, явно было каким-то странным.
   В животе у Олефа раздалось сдавленное урчание, длившееся, наверное, так долго, что прошла вечность. Женщина удивлёно вскинула брови.
   - Бедняжка! Ты же голоден!
   Олеф не стал возражать и даже с энтузиазмом закивал. Ренга засуетилась. Подошла к столу с котлом, чем-то там погромыхала, зашла в спальню, затем в кладовку. Юноша уселся за стол, который опять издал сдавленный трещащий звук. Впереди него лежала старая ветхая книга - его подарок тёте. Он подвинул её поближе к себе и увидел, что под ней лежит тёмный листок бумаги. На нём чернилами, почерком Ренги, было что-то написано на современном Визурском. Олефу, которому не чем было заняться взял в руки листок и начал читать:
   "И будет выходец из народа, предками обделённый и будет силы мало в нём, но знаний много и семь пальцев на руках его. И мечтать он будет о многом и почти не сбыточном. Но его мечта осуществится и когда это произойдёт, судьба его изменится. Он начнёт делать окружающих его, сильней. Придёт великий и скажет с помощью действий своих, что есть выбор царящий рядом. И если выходец сможет и захочет, то он будет великим и станет подобным другим таким же. Но затем выходец станет сильней и мир изменится, и Легенда будет твориться. Никто будет не в силах, командовать слабыми и... "
   Неожиданно кто-то выдернул из рук юноши листок. Олеф поднял глаза. Ренга поспешно схватила со стола свои книги и переложила на пол, поближе к котлу.
   - Что ты чушь всякую читаешь, поешь лучше!
   Тётя поставила на стол большую синюю фарфоровую тарелку. У Олефа внутри всё оживилось. Он увидел большой аппетитный, зажаренный кусок мяса, покрытый какими-то специями, две крупные отваренные картофелины и мелко нарезанный синий корень какого-то растения. Наверху, поверх всего этого великолепия Ренга положила большой, ароматный и тёплый, свежайший кусок чёрного хлеба. Олеф не сказал ни звука. Он тут же накинулся на еду, с такой скоростью, что, казалось, юноша не ел несколько дней. Хотя, от части, так и было.
   Облизывая тарелку и прожёвывая прилипшие к зубам остатки сладкого растения, он услышал голос Ренги:
   - Олеф, а почему ты вчера оставил на столе кусок хлеба с кладовки?
   Юноша отодвинул тарелку и, вытирая об свои длинные штаны жирные руки, которыми он ел, посмотрел на тётку. Та сидела в своём любимом кресле и с насмешкой на него смотрела. Видимо ей просто хотелось поговорить.
   - Какой хлеб? - переспросил эпп.
   - Тот, который ты взял с кладовки, Олеф.
   Юноша на время призадумался. Несколько мгновений стояла тишина. Затем он, припомнив, что действительно вечером доставал хлеб, сказал:
   - Да... не до этого было...
   Ренга некоторое время молчала.
   - Ну и хорошо. Я просто думала, может, я его невкусным сделала...
   - Нет, хлеб вкусный, вполне... - ответил довольный и сытый Олеф и откинулся на спинку стула, добавив:
   - Ещё бы запить всё это...
   Женщина встала и зашла в соседнюю, маленькую комнатку. Через несколько мгновений она вышла, держа в руках маленькую закупоренную, сделанную из тёмного стекла, бутылочку. Поставив её на стол, она отошла к котлу и, подобрав с пола свои книги, снова уселась в кресло.
   - Мог бы это сделать и сам - с укором сказала она.
   Олеф, не согласно покачал головой и схватил бутылку. Где и что лежит в этом доме, он не знал. Откупорив её, он понюхал содержимое. Это оказалась обыкновенная вода. Юноша жадно сделал несколько больших глотков и в считанные секунды осушил бутыль. Сухое горло смягчилось, стало слегка прохладнее и легче.
   - Большое спасибо! - сказал эпп и привстал.
   - Олеф, сиди! Мне надо с тобой кое о чём поговорить. Юноша сел. Женщина снова взяла книги и переложила их на этот раз, на стол. Эпп заметил, что тётя всё время перекладывает книги, причём с таким лицом, как будто это что-то очень дорогое и хрупкое. Затем Ренга в кресле придвинулась поближе к нему.
   - Книга... Эту книгу ты принёс с собой?
   Олефа удивило то, что их первый разговор начался именно с этого. Он глазами поискал, принесенную им книгу, в стопке, на столе. Ветхая, с чёрной обложкой она лежала в середине.
   - Ну... а что вы хотите, чтобы я ответил? - юноша улыбнулся.
   - Олеф! Отвечай нормально! Это ты принёс книгу?! - Ренга стала властной. Эпп уловил какую-то неимоверную властность. Шутить он больше не хотел.
   - Да, но...
   - Где ты её взял?
   - Уф... трудно объяснить... - Олеф съёжился, представив выражения лица тётки, когда он расскажет ей всю правду. Юноша заметно замялся и даже, как ему показалось, покраснел.
   - Олеф! Отвечай! Это очень важно. - Ренга рукой облокотилась о стол. Тот сдавлено щёлкнул. Эппу сделалось страшно. Сам, не понимая почему, он чувствовал, что будет гораздо лучше, если он поведает ей обо всём. Тем более, что может сделать тётка ему - юноше в рассвете сил, который уже был вполне готов для самостоятельной, не зависящей ни от кого жизни? Юноша даже почувствовал некую гордость за себя. Олеф вздохнул и, не торопясь, рассказал ей о вчерашнем дне. Ренга внимательно слушала его и не перебивала. В некоторых местах, Олеф, в силу своего таланта, слегка преувеличил, например, добавив, что несколько раз он победоносно справился с гоблинами, но в целом, рассказ был правдив. После того как юноша закончил говорить, Ренга поднялась с кресла. Олеф тем временем думал, о чём же ещё интересном поведать (в эту минуту, эпп размышлял, сказать ли тётке, что он затем вернулся и "преподал урок", обидевшему его гному), женщина задумчиво, сказала:
   - Гоблин с амулетом, труп человека и эта книга... судьба, судьба...
   - Ещё орк! Ведь это же удача! - воскликнул Олеф, слегка удивлённый задумчивостью Ренги и тем, что это нисколько не удивило её.
   - Нет, это не удача, Олеф. Мне надо тебе кое-что рассказать. Это очень важно. Ах, да чуть не забыла ещё твой клинок... - Ренга неожиданно вздрогнула и насторожилась. - Ладно, не важно, слушай. В той книге, которую ты принёс мне, на древнем языке... - Ренга на несколько секунд закрыла глаза и задумчиво прошептала: ...Хорошо, что я его немного знаю. Неужели опять судьба? - Повисла тишина. Женщина потеребила кончики своих светлых волос и продолжила:
   - Так вот, там написано подтверждение многого... там, Олеф, написана правда. Она вздохнула и заговорила быстрее. - Понимаешь, ты нашёл и принёс мне эту книгу не случайно. Я много об этом думала. Понимаешь, я та... про которую... - Ренга резко встала и воскликнула:
   - Тихо! У меня идёт вещая неделя. Я могу предсказывать. Олеф, ты меня понимаешь?!
   Юноша встал из-за стола и подошёл поближе к окну, затем не сдержался и громко зевнул. Получилось слегка невежливо, но Олеф, ещё не полностью отошедший от долгого сна, не мог с собой ничего поделать. Поведение Ренги было очень странным. Эпп понял, что от него требуют ответа и, поэтому сказал:
   - Всё нормально. Я понимаю...
   - Да ничего ты не понимаешь! Открой дверь!
   Юноша обернулся и непонимающе уставился на женщину.
   - Зачем?
   - Олеф, открой дверь! Ко мне пришли, - повторила женщина.
   - Нет, на улице никого нет - сказал эпп, выглянув в маленькое узенькое окно и щурясь от яркого солнечного света. Не понимая, что происходит с его тёткой и, опасаясь новых странностей после своего ответа, он тихо добавил:
   - Никто ведь не стучал.
   - Олеф, открой дверь и ты убедишься, что не прав. Открой!
   Юноша неохотно подошёл к двери и толкнул её от себя. На улице никого не было.
   - Я же говорил, - сказал эпп и повернулся к Ренге, уголками губ он улыбался. Женщина была невозмутима.
   - Олеф, не усмехайся. У меня было видение...
   - Да, но тётя, вы часто в них ошибаетесь, вы говорили, что они очень странные и запутанные... - прервал её юноша. - Я всё понимаю, - он широко улыбнулся. То, что Ренга ошибалась, сильно нравилось ему.
   - Сейчас идёт вещая неделя. В эти редкие определённые дни, видения лаконичны и правдивы, - женщина нахмурилась. - Или я была когда-то не права? Я не могла ошибаться.
   - Естественно не могли, но виной тому не какие-то случайные дни. Виной тому ваша судьба. - сказал мужской голос.
   Ренга и Олеф резко посмотрели на дверь. В проёме стоял высокий худой мужчина в чёрном одеянии. На шее его висело множество амулетов. Юноша попытался разглядеть его лицо, но кроме скулистого подбородка и тёмной щетины ничего не увидел, так как остальное скрывал чёрный капюшон.
   - Здравствуйте - с лёгкой дрожью в голосе сказала Ренга. Человек кивнул.
   Олеф почувствовал напряжение. Воздух как будто загустел. Он взглянул на лицо тётки. Женщина была серьёзна и задумчива. Юноша молча смотрел на неё.
   - Вы позвали меня. Вы, избавляясь от синяка применили свою... силу... - человек быстрым движением снял свой капюшон и посмотрел в сторону юноши. Олефу стало не по себе. Тёмно-тёмные глаза вызывающе, пронзительно смотрели на него. Гладкие, короткие, тёмно коричневые волосы на голове незнакомца были аккуратно прилизаны и вызывали лёгкое раздражение у эппа. Ренга молча прикоснулась к своей щеке и потёрла её, с таким видом, как будто причиняет себе боль.
   - Не то заклинание. Оно скрывает лишь следы, - сказал человек, не переставая пристально смотреть на Олефа. Ренга продолжала молчать.
   - Никогда больше не пытайтесь рассказать кому-либо о том, что произошло вчера, особенно ему. - незнакомец странно и как-то по недоброму улыбнулся.
   - Я почувствовала вас, - неожиданно и громко сказала Ренга.
   - Я знаю. Наша связь усиливается. Вы согласны с моим условием?
   - Не знаю...
   - Хорошо. У тебя ещё будет время, но уже не здесь, - незнакомец снова взглянул на юношу. Олефу это очень не нравилось.
   - Я... многое изменится... но я думаю... - в голосе тётки появилась нотка страха.
   Олеф совершенно не понимая, что происходит и, возмущённый наглостью незнакомца, намеренно встретился с ним взглядом, а затем спросил:
   - Кто вы?
   - Ренга, будьте добры, сожгите все свои книги. Я думаю, так будет лучше.
   Женщина кивнула и медленно, со страхом подняла со стола стопку книг и направилась в сторону котла.
   - Что здесь происходит?! - выкрикнул Олеф. - Тётя что ты делаешь?!
   Ренга с силой швырнула книги под днище котла к дровам и взяла со стеллажей какой-то бутылёк. Юноша смотрел как женщина плотнее укладывает их для того чтобы спалить с таким видом что вот-вот расплачется. В Олефе закипела ярость.
   - Тётя?! Что с тобой?! Что ты делаешь?!
   Эпп взглянул на человека. Незнакомец загадочно улыбнулся, и как показалось юноше, испытывал его. Юноша встряхнул головой, стараясь избавиться от этой глупой и совершенно бредовой мысли.
   - Я вас спросил: кто вы?! - Олефа захлёстывала ярость, он еле сдерживался, чтобы не накинуться на человека. Незнакомец молчал. Это ещё сильнее раздражало и злило юношу. Эпп не понимал что происходит. Всё было так странно, так необычно...
   - Вон отсюда! Я сказал - вон! - заорал Олеф. - Если ты не уйдёшь. То я... - у юноши резко сорвался голос и он замолк.
   - Не стоит этого произносить вслух, не стоит, - тихо сказал человек. Неожиданно его ладони засветились ярким чёрным светом.
   - Магистр Судьбы, не трогайте его, прошу! - взмолилась Ренга и упала коленями на пол.
   Олеф, собиравшийся накинуться на незнакомца и почему-то не в силах произнести что-либо со страхом глянул на неё.
   - Вы меня не так поняли...- сказал человек и достал с кармана какую-то маленькую красную вещичку.
   Предмет напоминал форму часов. Незнакомец посмотрел на них, а затем резким движением развёл руки...
   - Во имя святого Ордена Судьбы!
   В это мгновение Олеф моргнул, а когда открыл глаза, то застыл в изумлении. Юноша был ошарашен. В тот момент, когда он открыл глаза, всё изменилось. Ренга и странный человек исчезли. Эпп в страхе снова поморгал и посмотрел по сторонам. В хижине кроме него никого не было.
   - Что здесь происходит?! - выкрикнул он вслух. Ответом была тишина. Олеф прислушался, но услышал лишь своё беспокойное дыхание. Юноша почувствовал как на его лице выступил холодный пот. Он нервно покусал нижнюю губу. Затем плотно, как можно сильнее закрыл глаза и резко открыл их. Ничего не изменилось. Ярость бушевавшая в нём ещё не утихла. Олефу стало дурно, странное ни с чем не сравнимое чувство постигло его. Юноша стремительно подошёл к окну. На улице, как впрочем, в глубине души он и ожидал, никого не было. Эпп упёрся спиной к стене. Олеф был очень раздражён, юноша не знал что происходит. "Неужели я схожу с ума" - подумал он. От напряжённых раздумий разболелась голова. Эпп умышленно ослабил ноги и плавно съехал, касаясь спиной шершавой стены на пол. Усевшись на холодном полу, он долго сидел молча. Затем ему в голову пришла невероятная по всем соображениям догадка. Олеф осторожно встал и подошёл к котлу. Увиденное заставило его нервно засмеяться.
   Юноше стало немного легче. Творилось определённо что-то очень странное и непонятное, но определённо не с его головой. Олеф присел на корточки и выгреб из-под котла тёплый пепел. В нём также обнаружилась, слипшаяся в один отвратительный большой почерневший кусок кожаная обложка тётиной книги, той самой которую он ей подарил. Значит, это всё была правда. Олеф осмотрелся в поисках новых подтверждений, но ничего другого не заметил. Он быстро обошёл всю залу и заглянул в соседнюю комнату. Ничего странного юноша не заметил. Олеф ещё раз прикоснулся к пеплу. Тот был слегка тёплым, уже почти успел остыть. Эпп размышлял. Солнце! Неожиданно он нашёл ещё одну странную деталь. В зале стало заметно темнее. Того яркого солнца, которое слепило раньше, уже не было. Эпп почувствовал как по коже пробежали мурашки. Великая сила изменила время. Олеф вспомнил страшный взгляд и ухмылку незнакомца. Пришедший был не человеком, он был...
   Неожиданно дверь хижины отворилась. В комнату подул с улицы свежий прохладный ветер. Олеф сглотнул. За дверью никого не было. Юноша медленно встал и тихо, ели дыша, подошёл к окну.
   - Щёлк! - эпп вздрогнул. Сердце в груди упало глубоко вниз. Это, ни с того не с сего, щёлкнул старый, обшарпанный стол. Юноше было страшно.
   Он резко, стараясь не оборачиваться, вышел на улицу и стремительно закрыл за собой дверь. В округе стояла неимоверная, пугающая тишина, такая же, как и тогда в лесу, когда он ехал на орке.
   "Да что же здесь происходит?!" - тихо, почти про себя сказал Олеф. Этот вопрос он адресовал себе. Это помогало сосредоточиться. Юноше вдруг резко захотелось произнести молитву, но на ум не приходили заветные слова. Ничего необычного в этом не было - эпп почти никогда не молился. Но сейчас был другой случай - было очень страшно.
   На небе не было солнца. Серые, почти чёрные тучи затмили небо. Ветер был силён, а воздух влажен, в нём витало какое-то напряжение.
   Олеф глубоко вздохнул и побежал. Резко, стремительно он рванул прямо навстречу ветру. Он бежал вниз, к лугам, к своему дому. Поскальзываясь, а местами чуть ли не утопая в топко чёрной грязи, он продолжал бежать. Грязи в последнее время было слишком много. Солнце, не смотря на середину лета, не могло, не успевало высушить её. Часто шли дожди. Олеф чувствовал, что что-то, что-то ужасное, великое вскоре случится.
   Он был уже возле дома, когда вдруг передумал бежать туда. Юноша взял левее. Останавливаться ему не хотелось. Его по-прежнему преследовало странное, неописуемо-удручающее чувство и страх. Постепенно чувства усиливались. По дороге эпп никого не встретил, абсолютно никого. Дороги были пусты. Причём даже те, по которым обычно ходили толпы народа. Юноша паниковал.
   Путь, который он выбрал, вёл к берегу моря, именно туда где строился его корабль. Олеф был на этой стройке в роли главного, и это было честно. Ведь именно он расплачивался со всеми рабочими. Его друг Кирк, также принимавший самое что ни наесть активное участие в постройке, был лишь помощником. Домой юноша боялся возвращаться. Корабль строили каждый день и в любую погоду. Вампиры и Кирк никогда не пропускали работы. Олеф же частенько отлынивал от неё, но лишь из-за того, что был не в состоянии работать - действовали безвредные для эппов укусы вампиров, которые те взимали за свою работу.
   Юноша знал, что если на стройке корабля никого нет, то так будет везде, по всему острову. Олефа знобило. Стремительно выбежав с узкой тропы между прибрежными деревьями на пляж, он остановился и с облегчением глубоко вздохнул. Эпп почувствовал головокружение и поэтому, чтобы отдохнуть от долгого бега, упал спиной на холодный, мягкий песок.
   - Благодарю, Всевышний! - с облегчением и восторгом сказал он. Строительство шло полным ходом.
   Отдохнув, юноша поднялся на ноги и медленно засеменил к своим друзьям. Тяжкие размышления терзали его. Ветер пропал и буквально через несколько секунд чёрные тучи открыли яркое, тёплое солнце. Именно сейчас, когда он был уже не один. Совпадение? Возможно. Олеф с трудом передвигал ноги в мягком и рыхлом песке. "Незнакомец..." - тихо прошептал эпп. Кто бы ты не был - помни, если что-то случится с Ренгой, я найду тебя и тогда..." - юноша помедлил и оглянулся, на мгновение ему снова показалось что за ним следят. "Я убью тебя" - также тихо, но грозно, сказал Олеф.
   Корабль строился по нескольким древним чертежам. Подробные планы строительства огромного, двухмачтового брига были найдены Олефом вместе с его другом Кирком в развалинах древних руин. Юноша их до сих пор очень хорошо помнил. Сколько увлекательных дней в детстве он там проводил! Эх! Но время прошло, и остатки стен древнего храма растащили все кому не лень. Многие из-за того, что не хотели, чтобы они гнили и разрушались корнями заполнявших их деревьев. Все знали, что развалины эти очень древние и, возможно, обладают какой-нибудь силой.
   Раньше, как казалось Олефу, он доходил до корабля значительно быстрее, чем сейчас. Юноша увеличил шаг, наслаждаясь видом своей работы. Что не говори, корабль был великолепен. Остроносый, с толстой деревянной кормой, просторным трюмом и пятнадцатью каютами. - настоящий красавец. Ренга всё время говорила, что его следует делать больших размеров, иначе он не сможет бороться со штормами, но по меркам эппов корабль был просто гигантским. Сделать его ещё больших размеров они были просто не в состоянии. Да, Ренга и не верила в то, что он - горячий, смелый юноша Олеф, со своими верными друзьями когда-нибудь сделает его. "Зря", - подумал сейчас юноша. Скоро его мечта осуществится.
   "Ренга!" - снова подумал эпп. Тётка не покидала его мысли. Кровная связь - самая сильная связь в мире. "Так чего же я жду?!" - подумал Олеф и рванул к кораблю. Надо было всем рассказать, что произошло. Нельзя было медлить! "И что на меня нашло..." - проклинал себя юноша.
   Кирк распиливал небольшой пилкой бревно возле костра. Вампиры покрывали какой-то красящей красной жидкостью из чана корпус корабля. Рядом с ними стояла какая-то особа с длинными волосами. Особа была эппом и даже более того, была девушкой. Даже смотря на неё со спины, Олеф понял, что она очень красива. У неё была очень стройная фигура, длинные прямые рыжие волосы блестели на солнце и поэтому казались горящим пламенем, а когда она убрала рукой с лица волосы и повернулась, он обомлел. Девушка была ещё красивее, чем он думал. Её лицо было тонко и привлекательно. Яркие синее глаза и длинные слегка закрученные брови, маленький слегка вздёрнутый носик, чистая лучезарная улыбка и радость, радость солнцу, радость всему миру. Она светилась добротой и приветливостью.
   Стоп! Олеф резко отвернулся от неё, в сторону друга, но там приятеля уже не было. Только его пила лежала на песке. Внутри стало горячо. Юноша впал в оцепенение. "Что она здесь делает?!" Олеф был против того, чтобы кто-то помогал им. Гордость юноши была в том, что он стремился к своей мечте сам и вёл туда своих друзей, точнее сказать, друга, так как остальные не хотели помогать ему в строительстве, да и вообще как-нибудь. Настоящие друзья себя так не ведут. Никого кроме нанятых рабочих Олеф не терпел на стройки, не хотел быть зависимым от чужой бесплатной помощи.
   - Привет! - услышал он приятный женский голос. Это жизнерадостно поприветствовала его девушка. Олеф посмотрел на неё и... случайно, совсем не специально... посмотрел на её грудь. Естественно, он тут же отвёл взгляд. Гордость была в одно мгновение смята и на веки забыта. Юноше было неловко, но уйти от ответа он не мог.
   - Привет, - ответил он. Краем глаза юноша заметил, что девушка улыбнулась ещё шире и немного приблизилась к нему.
   - Тебя зовут Олеф, ведь так? - спросила она. Эпп кивнул.
   - Анея, Олеф! Ну что уже успели познакомиться? - из-за кучи наваленных друг на друга досок вышел весь в стружке и смоле его приятель. Кирк широко улыбался. Подойдя к ним, он продолжил:
   - Анея, тебя зовёт этот, как его... вампир... Бернер!
   - Бернер?! - удивилась она.
   - Да! Да, он, кажется... - растерялся Кирк, потому что точно так же как и Олеф не мог различать двух близнецов вампиров.
   - Ну, хорошо, тогда я пошла. Рада была познакомиться! - Анея снова улыбнувшись и кивнув Олефу, зашагала к кораблю, внутри которого раздавались удары молотка. Как только девушка немного отошла от них, Кирк несильно толкнул Олефа локтём и спросил:
   - Ну и как она тебе?
   Олеф улыбнулся, но неожиданно вспомнил Ренгу. Сердце вздрогнуло.
   - Кирк, слушай... здесь такое дело... - резко и как-то поспешно ответил он Кирку.
   - Ты уходишь от ответа! - сказал друг и засмеялся.
   - Вибры! - выругался Олеф и схватил рукав куртки приятеля. Ренга, Ренга, она... - юноша другой рукой схватился за свои волосы и чуть ли не сквозь слёзы произнёс:
   - Я не могу понять, что происходит!
   - У... дело серьёзное. - Кирк крепко схватил руку Олефа и почти что силой заволок его за кучу наваленных досок. Олеф рассказал всё. Абсолютно всё. В мельчайших деталях, каждое мгновение с того момента, когда он позавчера вечером возвращался домой. Кирку было не до своего привычного смеха, он даже ни разу не перебил юношу. После рассказа друг долгое время молчал, видимо переваривая информацию, а затем ответил:
   - Вот где ты всё время пропадал! Слушай... мне кажется, ничего серьёзного в этом нет. Начну по порядку. Я тоже замечаю, что в погоде сейчас происходит много странностей. Олеф, то, что ты нашёл огромная удача и не более. Смерть, конечно, это плохо, но жизнь не без этого, а Ренга - он слегка улыбнулся - кому она нужна? Детям - ну... может быть. Хотя какой нормальный ребёнок хочет учиться. Таинственному незнакомцу? - он возвышено и смехотворно протянул последние слова - Да, вряд ли! Ренга всегда была загадочна. Вспомни, какие типы бывали у неё дома, чем она торгует, её снадобья, её эти... предсказания - не одно полностью и не сбылось даже... - Кирк широко улыбнулся. Глаза его по-мальчишечьи засветились. Олефу стало легче, но ненамного.
   Кирк был не вполне прав. Тётя всегда была многим нужна, а предсказания... ну, хорошо, пусть немногие, но всё-таки сбывались.
   - А ещё! - после секундной паузы сказал друг. Помнишь Бельбеба? Того ненормального? Про него говорили, что он настоящий убийца, многих на тот свет отправил... Часто ходил по ночам к Ренге, что-то от неё ему был нужно. Ты тоже тогда беспокоился, а я говорил тебе, что она сможет постоять за себя и действительно! Помнишь... - он заразительно засмеялся, да так сильно, что казалось, ещё чуть-чуть он покатится от хохота. Олеф задумчиво глядел на него и ждал, когда друг отсмеётся. Ждал он долго.
   - Ночью! Дурак! Полез к ней... бедняга... по-моему он был счастлив, приговору магов, не хотел встретиться с ней вновь.
   Олеф слегка улыбнулся. Он хорошо помнил этот случай.
   - Забудь - продолжал Кирк. - Всё хорошо. Вот увидишь: странностей действительно много, но ничего страшного в этом нет. Я это знаю. Придёшь после работы и встретишь Ренгу дома.
   - А магия? - не выдержал Олеф.
   - А что магия? - удивился Кирк. - К ней пришёл маг, ну... и не хотел, чтобы его под слушали...
   - Таким тоном! Он унижал!
   - Это же волшебники! Большинство из них, конечно, такие что... но есть и нормальные...
   - Ты так считаешь? - эппа передёрнуло.
   - Шучу-шучу... магия. Брось! Впервые что ли? Подумаешь волшебство.
   - Книги! Она спалила мой подарок!
   - Да, это немного странно, но... может она хотела научить тебя не тащить в дом, чужое, найденное, она ведь наставница... Вполне могла тебя разыграть!
   Олефу стало гораздо легче. Истинный друг помог ему.
   Первая половина дня прошла быстро. Олеф и Кирк только и болтали о женских ножках, время от времени помогая вампирам братьям Бернеру и Трину, а также вечно недовольному вурдалаку Влигру перетаскивать в трюм корабля доски, для того чтобы затем, через несколько дней, заняться последним этапом стройки. Оставалась уже совсем малость - нужно было отделать каюты и завершить мелкие, но трудоёмкие вещи, например такие как натянуть тросы и тому подобное. У всех было приподнятое настроение. Их давняя мечта почти осуществилась, и тем более работы становилось всё меньше и меньше. Олеф с Кирком работали в паре и поэтому у них было много времени чтобы поговорить. Кирк несколько раз подкалывал друга, начиная разговор об Анее. Олеф, сам не понимая из-за чего, краснел и смущался. Правда, несмотря на это он внимательно слушал. Анея - вот ужас! - по мнению Олефа, оказалась родственницей Кирка и именно поэтому он и пригласил её сюда. Эпп был обижен на себя за свою робость. "Уж чего я засмущался при разговоре с девчонкой!" - думал юноша. Но исправить положение было пока что нельзя. Девушка работала совсем в другом месте. Эппы к полудню трудились уже в трюме, отделывая древесиной балки стен, создавая элементы уюта и готового вида, а вампиры с Аней у носа корабля, на улице. Только раз он слышал её голос и всё.
   - Видишь, уже совсем немного осталось! - радостно сказал Кирк и из-за всех сил ударил кулаком по только что забитой доске. Та как-то нехорошо примялась, а, возможно, даже треснула. Юноша моментально закрыл её спиной. Олеф сделал вид, что ничего не заметил.
   - Да, ты прав, - Олеф повеселев, потёр ладонями. - Ну вот только главная проблема до сих пор не решена...
   - Брось ты! Это мелочи! Вот увидишь, особых усилий прилагать даже не надо будет. Не знаю точно... но, мне кажется, что способ мы скоро найдём...
   - Ага, мелочи! Спустить корабль на воду. Кирк, это серьёзное дело...
   - Олеф, да я уверен, что мы с лёгкостью с этим справимся!
   - Нет, вряд ли...
   - Хочешь пари?
   - Мне нравятся твои слова Кирк, но... Олеф на время задумался.
   До сих пор он лишь изредка размышлял о самом главном - о спуске корабля на воду. Это требовало огромных сил и знаний. Но Олеф и Кирк ещё очень давно решили, что занимаясь постройкой брига, найдут способ сделать это. Корабль был почти построен, но решение ещё не было найдено. Было много идей, предположений, но отнюдь не простых.
   - А хотя давай! - после некоторой паузы добавил он. Кирк улыбнулся.
   - Отлично! Давай если я проигрываю, я буду... скажем... нет, лучше я тебе подарю свой клинок, а если ты проиграешь то... - Кирк заулыбался ещё шире - поцелуешь...
   - Стоп! Ты с ума сошёл?!
   - Я не понимаю, что ты так напрягаешься? Я же по тебе вижу...
   - Нет!
   - Что нет? - удивился Кирк.
   - Всё нет!
   - Трус, - ухмыльнулся друг.
   - Да? Ну, ладно! По рукам! - Олеф протянул руку Кирку, тот ударил по ней ладонью.
   - Я покажу тебе! Труса нашёл, - Олеф покачал головой - и клинок то мне твой не нужен, у меня теперь свой есть...
   - Ты всё время хочешь показать себя храбрым и я к этому уже давно привык. Хватит нам на сегодня, Олеф собирайся, показывать мне всё будешь!
   - Что? - не совсем понял юноша.
   - Пожитки, которые ты нашёл вчера, меч... и всё остальное... давай, давай...
   - А как же работа?
   - Вампиры, Анея... ничего не случиться, если мы ненадолго отлучимся. Ну, так пошли?
   - Эх! - Олеф глубоко вздохнул. Лучше бы он, конечно, весь вчерашний день оставил в тайне. Хвастаться такими вещами, как чувствовал Олеф, не стоило. Но друг уже обо всём знал, тем более юноша часто прерывался на размышления, которые Кирк умело отгонял. Развеяться совсем не помешало бы.
   - Уговорил, пошли!
   - Вот. Теперь другое дело! - заулыбался Кирк и достал из-за угла ведро свежей, набранной с утра для питья воды.
   Приятели по очереди сделали жадные большие глотки. В трюме корабля пахло соломой, было жарко и душно. Прохладная вода холодила горло, добавляла сил и утоляла жажду. Олеф слили немного её из ведра себе на руки и умылся, мгновенно почувствовав себя посвежевшим и обновлённым.
   - Пошли? - спросил Кирк. Юноша кивнул.
   Тихо, стараясь не шуметь, приятели друг за другом поднялись по лестнице вверх и вышли на палубу корабля. Они специально выбрали такой путь. Можно было, находясь в трюме, пройти вперёд по коридору и выйти через небольшую щель, служившую на данном этапе удобным окном для подноса досок. Но друзья боялись что, перебравшись через неё, они окажутся у всех на виду. Этого никак нельзя было допустить. В целях не нарушения рабочей обстановки надо было уйти незаметно. К счастью, для этого было много путей. Эппы поднялись по лестнице вверх, на палубу.
   Солнце стояло высоко, прямо над ними и не сильно пекло. На небе было ни тучки. Олеф снова отметил, что погода часто меняется, это было странным.
   Кирк осторожно стал подходить к краю палубы, чтобы оценить обстановку. Олеф ждал. Он слышал внизу голоса. Хриплый голос вампира напевал какую-то песню, слышался смех.
   - Олеф! Идём! Никого, - шёпотом произнёс Кирк. Олеф тихонько подошёл к другу.
   Высота брига была солидная. Спрыгнуть с него без травм, даже не смотря на то, что внизу был песок, было очень сложно, но приятели этого делать и не собирались. От каждого борта вниз было натянуто по верёвке. Кирк полез первым. Время шло томительно долго. Олефа пробила дрожь, правда, от этого эпп только улыбнулся: "И чего я боюсь?" Как только друг коснулся земли, Олеф стремительно схватил верёвку и съехал по ней в низ. Получилось это действие более красиво и изящно, чем беспомощное болтание Кирка. Олефу захотелось намекнуть ему об этом, но улыбка друга дала понять, что он сам всё понимает.
   - Бежим! - скомандовал Олеф. Друзья кинулись от корабля и уже совсем скоро, тяжело дыша, они стояли у луга, на дороге ведущей к дому Олефа. Кирк истерически смеялся, довольный тем поступком, что они совершили, а вот его другу было совсем не до этого.
   - Кирк, у меня плохие предчувствия...
   - Представляю лицо Бернера и Трина, будут искать тебя чтобы ты заплатил ему за работу, а тебя нет. Бедная Анея, хотела удивить меня, двоюродного братца, тем что она самостоятельная, хорошо работает а здесь... Ха! А нас нет! Вот шуму то будет! - смеялся друг.
   - Ты же говорил, что мы вернёмся до вечера? - удивился Олеф.
   - Ну, да... но мало ли - Кирк перестал смеяться, а затем и вовсе посерьёзнел. - Ты посмотри сколько там народа...
   - Я тебе о том же... Что-то случилось... - сказал Олеф и опять посмотрел вперёд, на то, что своим видом уже около минуты терзало его, пока Кирк беззаботно смеялся.
   Луг был усыпан эппами. Несколько десятков, каждый возле своего дома...
   Друзья без колебаний двинулись к ним. В нос стал попадать какой-то неприятный запах. Знакомый ещё с детства... Олефу было как-то неприятно произнести это вслух, он посмотрел на друга и тот сразу же выразил его мысль.
   - Олеф откуда так несёт дерьмом? - юноша огляделся.
   На вид в луге никаких изменений не было. Та же зелёная трава, тропинки, перекрёстки, море табличек у дверей луговых домов. Всё было нормально, но вот запах...
   Такой сильный, что Олефа даже немного затошнило. Ещё было необычным огромное скопление народа. В тропинках было тесно идти. Все с недовольным видом толпились возле своих домов и что-то обсуждали.
   В плечо Олефа кто-то толкнул. Юноша от неожиданности вздрогнул.
   - Ты чего так пугаешься? - спросил Кирк и, улыбнувшись, толкнул Олефа в плечо ещё раз.
   - Странно всё это... давай спросим что ли у кого-нибудь что случилось.
   - Друг! Ты глянь на них. Я смотрю, по лицу видно, никто толком не знает что здесь произошло! Хотя, может быть, гниёт что?
   - Вряд ли, - Олеф прикрыл нос накидкой - Мне уже не хорошо от этого зловония.
   - А по мне, аромат! - Кирк засмеялся. Кстати, ни с того ни с сего возник такой вопрос, у тебя другая одежда-то есть?
   Олеф удивлёно вскинул брови:
   - Это ты к чему?
   - Да я так просто... - смутился Кирк. - Всю жизнь тебя помню, а ты всё время в этой накидке. Я всё, конечно, понимаю, но всё-таки мало ли что одежда удобна для тебя, она ещё не должна мозолить глаза другим...
   Олеф оглядел себя. К чему придрался Кирк юноше было не понятно. На эппе была надета его любимая длинная с капюшонном абсолютно чёрная накидка, очень удобная из-за большого количества карманов. Под накидкой была простая белая рубашка с широким рукавом. Единственное, что иногда смущало Олефа - это его светло-коричневые штаны, слишком длинные и рванные, но зато, что ценил больше всего юноша, удобные. Несмотря на многочисленные дыры, оставленные сучьями деревьев, ими удобно можно было обматываться вокруг ветки. Украшениями же на одежде эппа служили всего две детали: относительно новый на вид кожаный ремень, который Олеф носил без малейшей надобности и небольшая серебряная оправка без камня пришитая к штанам, давно где-то им найденная. Всё простенько и со вкусом. Настоящий эпп увидев Олефа не заострил бы на его виде большого внимания. Кирк же, оглядев юношу, почему-то улыбался.
   - Но знаешь... - юноша хотел было возразить, но затем оглядел Кирка. На приятеле была толстая, бледно-зелённая украшенная тёмно-синими пуговицами рубаха, с аккуратным воротником, узкими с застёжками рукавами, блестящие штаны, масса колец и цепочек. Друг действительно выглядел более красиво, вся одежда была новой, без малейшей дырочки. "Ну прямо как ни эпп!" - подумал Олеф, но о большем, касающемся облика, говорить он не хотел.
   - Хотя ты прав. У меня уже голова начала кружиться, пошли что ли отсюда... - неожиданно предложил Кирк.
   Олеф в отрицании покачал головой. После случая с Ренгой и погодой опять произошло что-то вон выходящее. Надо было выяснить, что случилось и желательно как можно быстрее.
   - Эх, хорошо, пошли - согласился друг.
   Дом Олефа находился на этом же лугу, но гораздо восточнее дома Кирка. По мере продвижения туда запах усиливался. Это веселило приятеля.
   - Впервые рад, что живу так далеко от тебя. Ха!
   Они свернули в нужный переход, миновали ряд табличек. Друзья шли, сжимая нос пальцами. От запаха даже слезились глаза.
   - Олеф, давай быстрее к тебе в дом! Там хотя бы волшебство защищает от этого... давай быстрее...
   Юноша был уже у своей таблички. Он уже дотянулся до неё рукой, магический барьер исчез и...
   - ОЛЕФ! - успел закричать Кирк и после этого его сразу же вытошнило. Олеф тоже не смог сдержаться и последовал за другом. Причина этого была ужасна.
   Внутри дома Олефа лежала огромная, чёрно-зелёная куча..., невыносимо воняющая. Видимо, её оставило здесь какое-то очень крупное животное, ну или какое-то особенное...
   - Олеф! Весь твой дом в дерьме! - выкрикнул Кирк и, поморщившись, сделал шаг вперёд к продуктам жизнедеятельности. Это действие выглядело очень мужественно. Затем юноша в направлении кучи, в воздухе начертил большую цифру восемь. Олефу лишь оставалось беспомощно смотреть за своим другом. Магия у него, даже такая слабая не получалась. Это он старался держать в тайне, правда, не от друга, как самый свой большой недостаток. Одна лишь Ренга подбадривала его, говоря, что подобные трудности случаются по началу у сильных в природном колдовстве.
   Кирк скрестил пальцы на обеих руках и стал ещё восемь раз чертить ими восьмёрки, делая одно из колец левой рукой по часовой стрелке, а правой против неё. Простейшая природная магия, не требующая больших сил, но в то же время весьма эффективная.
   Если все волшебники обязательно в совершенстве должны были знать нумерологию - науку о числах, причём самые труднейшие её понятия, то эппам для их нужд были нужны всего несколько вещей. Некоторые цифры могли управлять стариной магией. Восьмёрка, которую использовал Кирк у любого кто её нарисует, даже у не волшебника, создаёт в пространстве небольшой вихрь. Чем больше её нарисовать, тем он станет сильнее. Для того чтобы сотворить заклинание, остаётся лишь вложить частичку магической силы. Это довольно-таки трудно объяснить... Олеф не обладал ей и поэтому ни как сам не мог почувствовать это и понять.
   У Кирка же заклинание получилось очень хорошо. Запах, в мгновение пропал. На некоторое время стало возможным свободно дышать.
   Олеф был в шоке. Увидеть такое посреди великолепного, зеленеющего луга было бы, в своём роде, нормально, но у себя дома... Какой ужас! Всё было прямо как в кошмарном сне.
   От противной массы, возможно, от вихря, созданного приятелем Олефа, отпал небольшой кусочек. Куча была уже не свежей. Юноша в этом, конечно же, не разбирался, но выглядела она так, как будто её сначала намочили, причём довольно хорошо, как от дождика, а затем высушили на тёплом солнце. Вещи, сваленные рядом, были также запачканы этой гадостью.
   - Добрый день, - послышался мужской голос.
   Олеф заметил, что Кирк от неожиданности вздрогнул, но затем, видимо, посчитав это не ловким, по-своему кому-то широко улыбнулся.
   Юноша чувствовал, что ничем хорошим эта история для него не кончится. "Лучше бы остался на стройке, пользы было бы гораздо больше!" - думал он. Эпп неспешно обернулся на голос. Олефа бросило в пот.
   На тропинке стоял невысокий по меркам своего народа, конечно, человек. Приветствующий был в длинном чёрном, местами видно уже не совсем новом одеянии, чем-то похожем на простой кожаный плащ, но с толстыми, несмотря на жару, меховыми рукавами. Человек был определённо волшебником. Олеф, почувствовав неладное, вздохнул. Без встречи с колдунами не могло уже пройти и дня! Чародей держал в руках большую потрёпанную чёрную книгу.
   Молчание длилось долго. Волшебник осматривался и что-то записывал в свой фолиант. Эппы переглянулись. Олеф надеялся, что первым что-нибудь скажет Кирк, но друг молчал. Юноша протянул:
   - Не такой уж и добрый...
   Чародей перестал писать и поднял с книги на Олефа свои серые, водянистые глаза. Вид у мага был очень уставший. Белокурые прямые волосы были подстать такому же белому и даже на вид болезненному лицу. Человек был средних лет, и юноша находил в нём некоторое сходство с Ренгой - такая же небрежность в одежде, мыслям, которые всегда проявляются на лице и в глазах. Колдун стоял угрюмым и тоскливым, глаза выражали спокойствие.
   - Я рад, что вы решились на приветствие, - ответил он. Мне показалось, что моё появление напугало вас.
   - Да нет, вовсе нет! - улыбаясь, ответил Кирк. Колдун ответил на улыбку со словами:
   - Я рад, но всё ещё впереди.
   Кирк помрачнел. Олеф внимательно следил за движениями волшебника. Вид чародея был схожим с тем, кто приходил в дом Ренги. Тот вёл себя нахально и этот, впрочем, как почувствовал юноша, подразумевал нечто подобное.
   - Я как раз рассчитываю на это! Кто вы?! - стараясь говорить строго спросил Олеф. Человек сначала что-то записал, а затем неспешно, скучающим тоном, как будто произнёс это за сегодня раз сто не меньше, сказал:
   - Я жрец магического магистрата. Временно занимаю главу Сообщества Вурдулука, исполняю его обязанности и...
   - А где он сам?! - Олеф сказал это совершенно нормальным тоном, но, видимо, вопрос оказался резким. Кирк встретил его взгляд и предостерегающе махнул головой.
   - Вурдулук находится в нашем центре, на берегу озера Линиего. Он решает с верховным чародеем важные для него вопросы. Ваш лидер был враждебно настроен, поэтому скорее всего до вечера он не вернётся. В связи с этим меня временно - человек сделал ударение на этом слове - поставили на его пост. Юноша, вы довольны ответом? - колдун устремил суровый взгляд на Олефа. Эппу же было всё равно. Страха сейчас он не испытывал, а вот тогда у Ренги...
   - Вполне. Надеюсь, Вурдулук с вами со всеми там разберётся!
   - Дерзите? - колдун стоял не шелохнувшись.
   - Возможно.
   Чародей хотел что-то ответить, но вдруг позади него послышалось шуршание травы, и он обернулся. В это мгновение в плечо Олефа ударил Кирк.
   - Ты чего?! Проблем так хочешь?! - он умолк, так как волшебник повернулся к ним со словами, по-видимому, адресованными кому-то другому.
   - Всё нормально. Здесь была одна проблема, но сейчас она решена. Подождите там поодаль несколько минут. - Чародей опять повернулся к собеседнику.
   - А... Да мы просто волнуемся. Знаете думаем, может кого ночью волк загрыз, зверь какой издох, ну там...
   - Я понимаю, - кивнул маг.
   - Ах, да иду. Ну, значит нормально всё. А то переполошились все. Воняет чем-то сильно, откуда не понятно. Проснулись от такого... Волнуемся...
   - Понимаю. Всё уже исправлено - в голосе волшебника отчётливо послышалась нотка нетерпения.
   - Последние дни неспокойные. Дома запах будет, не хорошо! Сейчас все на работе, а к вечеру толпиться начнут, паника...
   - Всё улажено. Идите!
   - Да, да... иду... - Олеф прекрасно знал говорящего, седого маленького старика, соседа. Его дом был через табличку от его обители.
   Слышались шаги удаляющегося эппа. Чародей смотрел ему вслед. Через несколько секунд, вдали приглушённо послышались слова соседа:
   - Да чтобы вибры его покусали! Тропу перегородил, стоит с важным видом. Тоже мне волшебник, преклоняйтесь! Я! Да он пустое место. Но недолго они здесь будут. Вурдулук уж постарается! Повадились ходить...
   Олеф заулыбался. Его сосед мастерски высказал народное представление о магах. Кирк издал звонкий смех.
   Человек резко обернулся на них и с невозмутимым видом что-то начал записывать. Эта его писанина очень не нравилась Олефу.
   - Заслуга новой школы... вообразили, попробовали бы без нас, весь остров только благодаря нам и держится, - тихо шептал чародей. Затем поднял глаза на Олефа и твёрдо спросил:
   - Как ваше имя?
   Юноша сначала хотел возразить, но, поняв, что ничего каверзного в этом нет, ответил:
   - Олеф.
   - Фамилия?
   - Нет.
   - Что нет?! Вы опять дерзите?! - волшебник начинал терять своё былое спокойствие.
   - Но у меня нет фамилии!
   - Не может быть! - Колдун пристально, вытянув шею, взглянул на табличку. Фамилии на ней не было.
   - Как вы это объясните?!
   - Больше половины эппов не имеют фамилий. Только некоторые... - попытался спокойно объяснить Олеф. Колдун его не слушал.
   - Ваше имя и фамилия?! - обратился он к Кирку.
   - А его-то зачем вам? - удивился Олеф. Кирк сначала опешил, но затем всё-таки ответил:
   - Кирк, просто Кирк.
   - Ваша фамилия? - назойливо спросил маг.
   - Ну... Кирк.
   - Это имя... Хм... ладно. Это не столь важно. Время работает против нас. Что здесь произошло? - Волшебник стал спокоен и даже сделал некое подобие улыбки.
   Олеф с Кирком переглянулись.
   - Ну... вот... - начал было Олеф и показал на безобразие, творившееся в его доме.
   - Это я понимаю. Простым заклинанием я это выяснил ещё до беседы с вами - он ухмыльнулся.
   - Так зачем же тогда спрашиваете? - не сдержался Олеф. Юноша на вид был спокоен, но в глубине души он кипел яростью. Колдун ему сильно не нравился, да ещё мог создать массу проблем.
   - Юноша, вы заметно не любите почитателей могущественной науки и... в деталях вы, возможно, правы, но... - он скривился - в ближайшее время ваша судьба в моих руках. Будьте придельно вежливы, вам ясно?
   - Вполне.
   - Хорошо. Мне интересно вот что: А где сам этот зверь, который сотворил такое?
   Олефа бросило в пот второй раз. Действительно, где он?! Колдун что-то записал, а затем аккуратно перевернул страницу. К ужасу друзей, она вся была исписана.
   - Что вы молчите?
   - Я не знаю где он...
   - Орк... - Кирк рассмеялся - Да уж... проблема. Я только это заметил!
   - Как?! Вы не знаете куда исчезло существо, которое у вас в доме сделало такую кучу? Да вы представляете...
   - Достопочтенный чародей! - послышался с тропы женский голос. Колдун умолк и резко обернулся. Олеф ни разу в своей жизни не слышал такого обращения к волшебникам. Это даже резало слух.
   На тропе стояла эпп возраста Ренги может быть, чуть-чуть младше, но не намного. Олеф её знал, как, впрочем, и всех на этом лугу. Это была мать маленькой девочки, которая часто посещала его тётку. Девочку звали Кити.
   - А что здесь произошло? Там говорят об убийстве. Я пришла с рынка, а здесь... - деловитым тоном начала женщина.
   - Всё в полном порядке...
   - Уже такие толпы образовались...
   - Толпы? - перепросил колдун.
   - Да, там... - женщина махнула в сторону тропинки.
   - Это осложняет дело. Хорошо, я заканчиваю. Прошу вас подождите на расстоянии, - сказал, улыбнувшись, маг.
   - Но я хотела...
   - Прошу вас. Это не займёт много времени. - Волшебник выпрямился во весь рост, от чего его собеседница неуверенно переступила с ноги на ногу. Человек против роста эппа выглядел величественно. Женщина хотела что-то сказать, она было раскрыла рот, но потом быстро передумала и быстрыми шагами удалилась. Волшебник ухмыльнулся.
   Олеф отметил в волшебнике талант и преданность своей работе. Он мастерски использовал все свои качества для достижения цели и создания нужного эффекта. Конечно, эппы, как считал юноша, были в сотни раз лучше и умелее его. Не было такого дерева, куда бы эпп не забрался.
   Колдун повернулся к Олефу.
   - Я надеюсь, что ещё встречусь с вами завтра - он широко улыбнулся. - Возможно, придёт кто-нибудь другой. Дело не в том, что я хочу преподнести вам проблемы. Просто в виду изменений в расстановке сил между волшебниками, старой школе требуется возвращать былое уважение. Обязательно следует конспектировать всё происходящее... а впрочем, посмотрим. Но... - он опять улыбнулся - с таким я никогда не сталкивался.
   Маг нарисовал сложный магический знак над домом Олефа. Некоторое время ничего не происходило. Колдун развёл руки и еле слышно что-то пробормотал. Куча несколько раз перелилась цветами, а затеи всё стало как прежде.
   - До встречи! Извините, за мою, возможно, проявляющеюся раздражительность. Очень устал, до свидания! - маг обернулся в сторону тропы и в туже секунду исчез в синем пламени. Но на этом странности не кончились...
  
   Глава 6.
   Старый друг.
   - Вот нечистый! - воскликнул Кирк.
   - Да уж... - промямлил Олеф. - Один знак черкнул и всё, а столько записал! Заметно заторопился. Побаиваюсь я. Надо быстрее найти Ренгу.
   - Слушай, голоса! Сюда, кажется, идут.
   Юноша прислушался. Кто-то определённо сюда шёл. Слышалось шуршание травы. Олеф взглянул на свой дом. В нём после заклинания волшебника на вид ничего не изменилось. Большая чёрно-зелёная куча так и оставалась стоять по центру обители. Правда она уже совсем не воняла, но это было достигнуто ещё Кирком.
   Олеф нажал на табличку у входа. Волшебство мгновенно закрыло проход, образовав белёсую магическую пелену. Теперь убранство было защищено и скрыто от случайных взглядов. Эпп толкнул друга:
   - Пошли быстрее...
   - Куда? - Кирк уверенно шагнул на тропу.
   - Вибры - выругался Олеф. - Ты что хочешь, чтобы соседи увидели меня здесь? В то время как других сюда не пускали?!
   - Ну мы же просто пришли сюда раньше...
   - Я уверен, они не поймут! Давай уходить от сюда.
   Кирк медлил и юноша знал почему. От дома Олефа было всего два пути. Один - вполне нормальная широкая тропа, другой - через заросший луг. Юношу вполне устраивали оба выхода, но Кирка нет. Новенькая чистая одежда через несколько метров пробирания через поле могла перестать такой являться.
   - Быстрее! - крикнул Олеф. Тон друга поменял взгляды Кирка. Он нервно повернулся в сторону заросшего луга.
   - Ладно. Бежим быстрее!
   Олеф рванул вперёд, Кирк последовал за ним и как раз вовремя. Недовольные, уставшие после работы и дел эппы были уже близко от них.
   Высокая трава хлестала лицо. Кирк звонко ругался.
   Бежали к удивлению Олефа друзья недолго. Совсем скоро они попали на какую-то тропу. Эппы резко остановились. Кирк перестал ругаться.
   - Странно. Я не помню, чтобы здесь проходила такая дорога. Олеф, а ты мне не говорил что возле твоего дома, с западной стороны луга сделали ещё тропы.
   Юноша огляделся. Такие ровные дороги, широкие, без малейших травинок и не зарастающие травой делались только эппами, причём месяцами, а то и дольше. Тропа была расположена совсем близко от жилых домов, но Олеф никогда не видел её здесь и ни от кого не слышал о подобном.
   - Кирк. Это звучит глупо, но... - начал эпп.
   - Олеф, ты хочешь сказать, что вчера её здесь не было?
   - именно, - подтвердил юноша. На счёт вчера не уверен, но я здесь был совсем недавно.
   - Ты хочешь сказать, что она сутки? За ночь?
   Эппы переглянулись.
   - Олеф, тот волшебник... который был в доме у Ренги... Он сильно отличался от этого мага, которого мы повстречали здесь?
   Олеф заметил, что Кирк слегка встревожен.
   - Трудно сказать, - начал Олеф. - Одежда была очень похожа, но от того как-то... хм... ну... честно, было страшно. Он как будто сам испускал страх. Прямо инстинкт, что ли, действовал внутри меня, когда я видел его...
   - Как думаешь, это мог быть он? Сделать тропу? - прервал Кирк.
   - Не знаю, - честно ответил юноша. Хотя... Да ничего странного в этой тропе нет. Любой волшебник мог бы её сделать.
   - Нет, не с мог бы, - опять же с ноткой тревоги ответил Кирк. - Чародеи смогли бы спалить всё и... многое сделать, но никак не применить природную магию, именно магию эппов.
   Олефу совсем не нравились слова друга, они наводили на не очень приятные раздумья.
   - Тот чародей был странный - продолжил эпп. Я их резко видел, но понял, что в том человеке было много чего-то не того. Не могу объяснить. Я сначала смог перебороть себя и сильно разозлился, а волшебник тогда...
   - А дальше как будто прошло время, да странно всё это...
   - Да, брось ты, Кирк. Ты же сам сказал, что всё совершено нормально!
   Кирк молчал, затем он оглянулся и ответил:
  -- Я так думал... А куда же подевался орк?
   Олеф сглотнул. Магический барьер зверь преодолеть сам никак не мог.
   - Хм... ты прав, - согласился юноша, настроение стремительно упало.
   - Ненавижу волшебников! - сказал Кирк.
   - Я понимаю тебе, но странно всё это. Этот маг был почти нормальным, а вот что будет завтра...
   - Брось, Олеф. Давай! Пошли отсюда! - сказав это Кирк продолжил осматриваться.
   - Куда? Обратно? - удивился юноша.
   - А куда?!
   У Олефа было предложение получше.
   - Пошли по этой тропе, посмотрим что там, - предложил Олеф.
   - Нет! Лучше пошли всем расскажем о ней!
   - Кирк, а ты не подумал, что кто-нибудь из взрослых найдёт простой ответ этому. Ренга бы уже нашла.
   - Не нравится мне всё это... - колебался приятель.
   - Пошли! - ещё раз настоял юноша.
   - Ха! Я же не боюсь! Ну, пошли... - улыбаясь, отозвался Кирк. Олеф с лёгкостью понял натянутость улыбки друга. Обоим было тревожно.
   Тропа была широкой и удобной. Правда, с множеством резких и непонятных поворотов. Друзья шли долго. Олеф за это время несколько раз горячо упрекнул друга в том, что тот уговорил его уйти со стройки. Кирк лишь огрызался фразой "Олеф, я не виноват!" и прерывал беседу. Возле коробля было спокойно и хорошо. Поблизости знакомые вампиры, твой собственный корабль, солнышко, Анея.
   - Знаешь, ты прав, - сказал Кирк, когда друзья с замиранием сердца прошли очередной поворот тропы, за которым могло оказаться всё что угодно. - Происходит череда странного. Жуть какая-то. Резкие перемены в погоде это ещё входит в рамки понимания - скоро осень. Насчёт волшебников, их активности, волноваться я думаю, не стоит. Вурдулук со всеми разберётся, но вот тропа, подчинение Ренги колдуну, ещё орк...
   - Слушай, а он точно был?
   Олеф с укором покосился на Кирка, тот немного помолчал и, кивнув, ответил:
   - Да, ты прав. Такую кучу сделать могло только большое существо. Что ты так смотришь на меня?! Я тебе верю, но вдруг, вдруг всё-таки...
   - Глянь туда, вперёд - перебил его Олеф.
   Впереди была развилка тропы. От неё отходило два ответвления. Левое представляло собой узенькую неприметную тропку. Второе было широким и ровным, на подобие тропы по которой они шли сейчас.
   - Хм... и куда пойдём теперь? - поинтересовался Кирк. - Неприятно идти не зная куда.
   - Не в первой, - отозвался Олеф - Пошли вправо. Это дорога внушает доверие. Слева путь, как мне кажется, кто-то протоптал сам, в одиночку.
   - В этом-то и дело! Пошли туда. Может быть, выйдем в знакомое место, к нормальным тропам.
   Олеф колебался. Странно было всё это. Левый путь мог вывести их в знакомое место, но судя по виду пути, его протоптали недавно и физически, без помощи волшебства. Рисковать юноше хотелось, но не так сильно.
   - А вдруг нет? Пошли по правому пути, так будет безопаснее, - сказал он.
   Друг размышлял. Вскоре он, видимо, пришёл к тому же решению.
   - Хорошо, ты прав. Лучше уж узнаем этот путь до конца.
   Эппы двинулись вправо. Стало слегка темнее. Олеф посмотрел на небо. На приятном голубом небе несколько маленьких тучек закрыли солнце. За ними, вдалеке, как мог увидеть из-за высокой травы юноша, их было ещё больше. Погода резко менялась. В последнее время это случалось часто и было, естественно, странным явлением.
   Юноша впервые видел Кирка серьёзным. За всё время их пути он ни разу не засмеялся. Это было просто удивительно! Эппы не знали где находятся, и это сильно тревожило их.
   Вскоре тропа опять делала поворот. Тропы эппов всегда были относительно прямыми, без резких изгибов. Это вызывало страх.
   Олеф, шедший первым, вздохнул. Он наконец-то преодолели странный путь и вышли к знакомому месту. Кирк улыбнулся и сказал:
   - Удивительно! Мы так долго шли, а вышли сюда. Ну и тропа!
   Друзья осмотрелись. Впереди было большое, покрытое ещё совсем маленькой травкой и реденькими кустиками, холмистое поле. Справа, вдалеке, был виден лес, а слева...
   Олеф впервые увидел красоту и величественность того места. Слева на холме, на опушке леса, одинокий, старенький, окружённый огородом стоял домик Ренги. Над ним громоздились большие чёрные дождевые тучи. Справа же светило солнышко и голубое небо, которое ещё не успели закрыть облака. В округе стояла тишина.
   - Хм, не нравится мне всё это, уф... как не нравится, но выглядит красиво... - протянул Кирк.
   - Да, согласен. Ну что куда двинемся теперь? - спросил Олеф.
   Кирк сделал недовольное лицо.
   - Вариантов у нас не много и, кажется, я знаю что ты предложишь...
   - Ты о чём? - не понял юноша.
   - Всё о том же! - Кирк показал на домик Ренги. - Олеф я не такой смелый как ты. Там всё-таки твоя тётка живёт, а не моя... поэтому я туда не ногой! Может, тогда разойдёмся по домам?
   Олеф немного помолчал, выждал паузу, а затем ответил:
  -- Да я и не думал идти туда!
  -- Угу. Это ещё пока...
   - Ага, сейчас только мне домой и не мешало вернуться! Ты, думаю, заметил что от заклинания волшебника куча не исчезла и...
   - Ладно, ладно. Пошли к Ренге! - прервал его друг.
   Олеф взглянул на Кирка, тот улыбался.
   - Я тут вспомнил... Дома я встречу разгневанную Анею, - пояснил он. - Она, наверное, уже с вампирами вернулась со стройки, и я боюсь с ней встретиться. - Кирк засмеялся. - Весь день колоть словами будет! Мы почти что на равных, так что пошли.
   Юноша улыбнулся в ответ другу.
   - Ты серьёзно хочешь туда пойти?! - переспросил он и оглянулся на ужасающую картину. За их короткий разговор тучи настигли солнце. Стало мрачно.
   - Хм... Ну пока что да... хотя... - Кирк смеялся. - Да пошли уже.
   Друзья направились к дому Ренги. Кирк был самым преданным другом Олефа, точнее единственным. Знакомых было множество, но они были не больше чем собеседники и соседи. Только на одного эппа он всегда опирался и это был Кирк.
   Через несколько сотен метров Кирк помрачнел, видимо пожалев о том, что решился пойти с Олефом, но не сказал ни слова. Послышался гром, сверкнула молния. Накидка Олефа затрепетала от поднявшегося ветра. Ещё был день, но из-за туч царила мгла. Начинался ливень.
   - Давай быстрее! - прикрикнул Кирк, когда вслед за Олефом против ветра забирался на крутой холм с домом тётки. Град первых холодных дождевых капель обрушился на землю. Почва возле хижины вмиг превратилась в грязь. В окнах домика было темно.
   Олеф на пару мгновений остановился и осмотрелся. Сверкнула молния. Его друг тем временем отбежал его и ринулся к хижине.
   Промокший Кирк подбежал к домику и сильно ударив дверь кулаком, рывком потянул на себя. Та свободно поддавшись открылась. Эпп ошарашено сделал пару шагов назад, от чего наступил ногой в лужу и грязь. Незапертая дверь в тёмную хижину слегка устрашала.
   Олеф, держась на расстоянии, заглянул внутрь. В обители было слишком темно, чтобы что-нибудь увидеть.
   - Олеф, здесь дверь не заперта, - шёпотом сказал Кирк.
   Юноша получше укрывшись от дождя своей накидкой, сделал шаг к двери. По телу прошёл лёгкий холодок. Возвращаться и тем более входить в домик Ренги после случая утром ему вовсе не хотелось. Теперь ещё это...
   Эпп вспомнил что выбежав из этой хижины он не запер дверь. Правда, юноша и не имел понятия как это делается. Ренга использовала магию на заколдованный ей засов. Прошло время, тётя по-видимому не вернулась, поэтому дверь и осталась открытой.
   - Всё нормально... часто бывает - за чем-то соврал Олеф. Кирк слегка улыбнулся.
   - Ты раньше сказать этого не мог?! Остановился с таким серьёзным лицом, я даже вспотел, - рассмеялся он и добавил:
   - Я промок весь и испачкался, Вибры - выругался Кирк, вытаскивая свою ногу из грязи, ступнёй издав при этом жуткий чавкающий звук.
   Олеф усмехнулся. Пусть его одежда не так красива как у приятеля, зато гораздо удобней и приятней. Накидка, в отличие от рубашки друга не пропускала воду.
   Сверкнула яркая молния, по небу прошёлся грохот. Вместе с ветром Олефу показалось, что он услышал голоса. Юноша посмотрел в сторону луга и прислушался. Кажется, это ему показалось.
   - Кирк, - тихонько позвал Олеф. Друг не отзывался. Юноша резко повернулся. Кирка рядом не было. Олеф взволновался.
   - Кирк! - крикнул эпп.
   - Чего? - послышался приглушённый голос друга. - Ничего что я о порог ноги вытер? Слушай, а где здесь лампа?
   Эпп почувствовал как отлегло на сердце. Приятель пока он тут под дождём осматривался и вслушивался, успел зайти внутрь хижины.
   Олеф зашёл в домик и закрыл за собой дверь. Всё равно света это не убавило, но зато стало заметно тише.
   - Ты где? - спросил юноша.
   - Здесь, - совсем близко от него ответил приятель. - Здесь свет вообще есть?! Или Ренга дружит с кротами? - Кирк звонко рассмеялся. Олефу было приятно, что друг в хорошем настроении и радуется. Лично ему было не до смеха. Слишком уж не подходящей была обстановка.
   - Ты говоришь как будто здесь впервые, - ответил юноша.
   Кирк усмехнулся.
   - Ты здесь был-то пару раз, а я так подавно! Думаешь я помню что-нибудь, что тут находится?! Я был тут давным-давно. Я с тёткой твоей почти не вижусь, а ты мне про это... Вот что это такое? - Кирк что-то несильно толкнул. Послышался звук разбивающегося стекла.
   - Ой... - протянул приятель.
   - Это зелья Ренги на стеллаже у стены - с улыбкой, не опасаясь её гнева на себя за это, ответил Олеф. Кирк тоже не особо расстроился.
   - Эх! Бутыльком больше, бутыльком меньше... Ну нет здесь света!
   Свет в хижине, естественно, был и, причём, в достаточно большом количестве. Правда, в случае зажжения всех ламп. Таких в домике было достаточно много и располагались они либо на стеллажах (судя по звукам, благодаря Кирку их больше не было) либо у входа.
   Олеф руками, на ощупь, так как из-за непроглядной темноты было ничего не видно, попытался нащупать одну из них. Некоторое время он беспомощно размахивал руками. Начали проявляться очертания предметов. Глаза начинали привыкать к темноте. Наконец рука прикоснулась к холодному стеклу. Это был светильник.
   - Нашёл! - воскликнул эпп, через несколько секунд добавив: - Только зажечь надо.
   - Ну наконец-то, - проворчал Кирк. - Зажигай быстрее! Простейшее заклинание...
   Олеф промолчал. Юноша и рад был бы сделать это, но, к сожалению, не мог. Не получалось у него. Он сам не знал от чего, но волшебство эпп не чувствовал, просто не мог... Повисла долгая тишина. Затем Кирк вздохнул и, видимо, поняв это, медленно, на ощупь, подошёл к нему. Сделал жест, хлопок и в лампе вспыхнул огонь.
   - Извини, - сказал он. - Забываю иногда... но помнишь чему учила Ренга? Если ты изначально отстаёшь в чём-то, то если будешь стараться, добьёшься сможешь стать сильней чем те, кто считался сильным, преуспевающим и...
   - Я знаю, - сухо отреагировал Олеф. Кирк слегка замялся, ему было очень не ловко. Затем он неспешно зашагал по комнате. Олеф осмотрелся. Устрашающие мысли при виде яркого приятного света исчезли.
   В комнате с утра почти ничего не изменилось. Только на полу валялись несколько стёклышек и окна сейчас были закрыты длинными плотными коричневыми шторами, которые ранее в скомканном виде висели над ними. Их, видимо, распустил сильный ветер, дувший со стороны двери, когда та была отворена. В доме было значительно теплее чем на улице.
   Кирк открыл дверь в соседнюю маленькую комнатку и зачем-то зажёг и там лампу. В доме никого не было.
   - И часто она так делает? Дверь не закрывает? - спросил Кирк.
   - Не знаю, - на этот раз честно признался Олеф. - Дело в том, что это я утром дверь не закрыл. Похоже, что Ренга до сих пор домой не приходила. Олеф ещё раз огляделся, глазами попытавшись найти подтверждение обратного, но ничего не увидел.
   - Хм... - задумался Кирк и вдруг рассмеялся.
   - Что такое? - удивился Олеф.
   - Здесь есть кровать! - воскликнул друг. Юноша сморщился, но потом улыбнулся. Приятель вёл себя уж слишком по-детски. Правда, выглядело это смешно.
   - Кровать! - ещё раз громко воскликнул Кирк и, разогнавшись, вбежал в соседнюю комнатку и плюхнулся на неё. Олеф подошёл поближе.
   - Классно! - ликовал приятель. - Так необычно. Мне, конечно, приятнее лежать на траве, но... здесь тоже весьма не плохо...
   - Испачкаешь, - предостерегающе сказал эпп. Кирк встал. - Да ладно, я шучу. Просто хотя бы раз-то опробовать надо...
   За окном сверкнула молния и послышался гром. По крыше с грохотом стучали капли. На время этот звук утихал, но затем возобновлялся с новой силой. Олеф поплотнее закрыл засов на двери и выглянул в слегка запотевшее окно. К нему присоединился друг.
   - Ведь ещё день да? - спросил он.
   - Вроде, не будь ливня было бы светло, - отозвался Олеф.
   - Ужасная погода! - сказал Кирк. - Ты, надеюсь, не против, что я пережду ливень здесь?
   - Конечно нет!
   Кирк улыбнулся.
   - А я б на твоём месте подумал, ведь он, может быть, на долго. Хотя... с этими переменами в погоде я думаю до конца немного осталось.
   В ожидании окончания дождя прошло несколько часов. За это время друзья почти ни о чём не говорили. Слишком многое уже было сказано друг другу за работой на стройке. Ливень не утихал. Вскоре Кирк как бы просто от нечего делать прилёг на кровать. Весь его вид показывал крайний восторг от этого предмета.
   Олеф тем временем рассматривал бутылки на стеллажах. Они были разных цветов. На некоторых были записочки со сложными словами, большинство которых было написано на латыни или древневизурском.
   Также юноша раздумывал о странном утре, искал следы того, что произошло. Так толком ничего и, не поняв, он изнеможенный сел за старый, обшарпанный стол. Тот под руками Олефа глухо щёлкнул.
   В хижине было уютно и тепло. Кирк, который смеясь прыгал и ворочался на кровати, уснул. Эпп не стал его будить. Всё равно по грохоту капель и не просветному небу всё клонилось к тому, чтобы друзья здесь заночевали.
   Олефу было абсолютно всё равно где и как проводить ночь. У Кирка же были родители и масса родственников. Которые скорее всего ждали его назад домой. Эпп, правда, частенько как и юноша не приходил, оставаясь у кого-нибудь в гостях, поэтому то, что он мог сегодня не прийти на ночлег, не было бы неожиданностью.
   "Так что же творится вокруг?" - размышлял Олеф. Лично ему спать ни чуть не хотелось, тем более он догадывался, что ему приснится. Пустые пугающие скалы, полная луна.
   Юноша о многом думал. У него возникла масса вопросов на которых, как он надеялся, могла дать ответ его тётя. Сидя здесь, в её хижине, за её трещавшим столом, он не чувствовал за неё волнения. Эппа отвлекали другие мысли: почему он не может творить волшебство, откуда взялась тропа, странное поведение Ренги, незнакомец похожий на мага, но излучающий страх и волнение, погода, вчерашняя находка и удивительная пропажа орка и...
   Олеф привстал. Он как-то и позабыл о главном что привело его сегодня в этот домик. Меч! Странный, заколдованный клинок! Он должен был быть в спальне.
   Юноша тихонько, чтобы не будить Кирка, вошёл в маленькую комнатку, подошёл к кровати и взглянул на стул, стоящий неподалёку. Утром, когда он брал с него одежду, его клинок лежал именно там. Олеф улыбнулся, так и есть. Меч в тряпье оставался лежать на месте, прикрытый полотенцем.
   Эпп аккуратно попытался поднять его вместе со всем тряпьём, но когда уже было поднёс к нему руки, резко отдёрнул их. Сейчас он трезво оценивал ситуацию и поэтому не хотел рисковать, ведь клинок был не безопасен. Долго не размышляя, Олеф поднял весь этот стул и, стараясь, чтобы ничего с него не упало, вышел вместе с ним из комнаты. Поставив его по середине залы, юноша плотно закрыл дверь в комнатку со спящим приятелем. Эппу хотелось самостоятельно, внимательно разглядеть этот волшебный меч и поэтому замечания и смех Кирка сейчас были лишними.
   Юноша взял ещё один стул у скрипящего стола, который при этом опять создал свой привычный глухой треск и поставил его перед клинком. В это мгновение за окном мелькнула какя-то тень. Увидев это Олеф прильнул к стеклу. Из-за капель на самом окне, густых волн ливня и царящего на улице сумрака, даже клумбы и те были с трудом различимы. Некоторое время эпп стоял неподвижно, вслушиваясь в ветер и грохот капель по деревяной крыше и окнам. Шагов, чавканья грязи не было слышно. Каких-либо голосов тоже. Сверкнула молния озарив округу. На улице, возле домика никого не было.
   Эпп присел на стул перед клинком. Предмет, лежавший перед ним, манил к себе. Олефу очень хотелось ещё раз посмотреть на него, понять его тайну и силу. Юноша, предворительно оглянувшись, чтобы убедиться что его не видит приятель, вытянул над мечом руку, а другой прикоснулся к волосам. Мурашек, впрочем как и ожидал Олеф по телу не прошло. Таким способом почти любой эпп мог проверить есть ли перед ним волшебный предмет или нет. Юноша был уверен, что предмет магический, а это значит, всё дело в нём, в его неспособности чувствовать это, но пробовать, пытаться всё равно было надо и как он сам считал, желательно почаще.
   Не получив результата Олеф предельно осторожно, медленно взялся за полотенце, накрытое на клинок, и скинул его на пол. Меч был завёрнут какой-то грязной тряпкой, которая на вид была совсем гнилая и неплотно облегала клинок. Эпп не помнил, чтобы он заворачивал его во что-нибудь. Скорее всего, это сделала Ренга. "Тогда чего же я боюсь?" - подумал юноша. Олеф решил, что если уж тётка свободно держала его в своих руках, то и он это сможет, тем более что вчера юноша уже держал этот клинок. Первая встреча с мечом была резка и неожиданна, действовало сильное оглушающее заклинание, наложенное на него, но с другой стороны, оно помогло сбежать от хитрого гнома и вновь уже не причинить вред ему самому. Клинок стал для него безопасен, но видимо не для остальных. Так как тогда же держала его Ренга?
   Эпп не спеша прикоснулся к тряпью и потянул его на себя. Тряпка сползла, обнажив блестящую сталь. Олеф прикоснулся к тряпью ещё раз и, потянув его снова на себя, чтобы полностью открыть меч, нечаянно коснулся клинка мизинцем. Он ощутил холод металла и больше ничего.
   Юноша с облегчением вздохнул и, мысленно поругав себя за неосторожность, взял клинок в обе руки, отбросив всё лишнее. Меч был просто великолепен. Очень простой, без украшений с неудобной, раздражающей пальцы рукоятью. Несмотря на его довольно большую длину он был лёгок и предназначался, по-видимому, для одной руки, но явно не эппа. Олеф мог удержать его только двумя руками, да и то с некоторым усилием.
   Клинок красиво серебрился на свету. Олеф сделал несколько взмахов им и почувствовал усталость. Нетренированные для владения оружием руки быстро устали. Он сделал небольшую передышку, а затем прошёлся по комнате, делая выпады вперёд и защищаясь от вымышленного врага. Получилось довольно-таки хорошо. Любой юноша на этом острове мечтал завладеть своим клинком и по правде их грёзы частенько сбывались. Эппы редко носили оружие, привыкнув и гордясь, своей как они говорили "настоящей" силе: скорости, манёвренности, умением прекрасно лазить по деревьям, своей низшей бытовой магией. Все эти качества помогали им в трудную минуту. Хотя обладая хорошим клинком, можно было бы много чего не бояться. В нынешнее время молодёжь остро нуждалась в оружии и широко использовала его.
   Олеф усмехнулся. С таким клинком можно легко ответить на угрозу, лишь достав его.
   Он присел на стул. Вчера этот меч сильно напугал эппа, устремясь в его сторону, когда он дотронулся до одной из страниц в книге...
   Юноша резко встал и обернулся. Книга... в ней должен был быть ответ... К сожалению, её, по-видимому, больше не было. Олеф вспомнил, что Ренга спалила её из-за того волшебника...
   Вчерашний день в памяти оставался более ярким, чем сегодняшний. Всё это утро, казалось, было очень давно. Юноша на время даже призадумался: а не приснилось ли это ему. Тётка, колдун... В размышлениях эпп снова присел, положив клинок на колени.
   - Привет! - раздался голос где-то около двери. Олеф на мгновение весь покрылся мурашками. Он поднял глаза и увидел перед собой, в нескольких метрах, что-то страшное тёмно-красное.
   Эпп вскрикнул и, попытавшись убежать, спрятаться, нечаянно откинув далеко клинок, и зацепившись за стул, вместе с ним упал на пол, больно ударившись подбородком.
   - Олеф! Это я! - громко и с трудом подавив смешок, сказало нечто. - Извини, я не подумал, что здесь в доме не обойдётся без травм. Я был на стройке, там тоже...
   Послышался шелест, звук трущейся ткани.
   Юноша перевернулся на бок. Чудищем оказался смуглый - как это ни странно, вампир. На глазах эппа вурдалак снял с себя что-то вроде просторного халата расшитого в красные кружочки и триугольнички на чёрном фоне, в который он мгновение назад был закутан с головой. Олеф увидел его белоснежные клыки. Он был с чёрными волосами, весь заросший щетиной, носом в виде картофелины, невысокого роста, синеглазый. Добродушно улыбаясь, вампир сделал шаг вперёд. Юноша же отполз назад. То что никакого чудища не было ничего толком не поменяло. Незнакомец проник в запертый дом, прямо сюда...
   - Олеф, ты чего? Друг! Ты что не узнал меня?
   - Кирк! - крикнул Олеф и резко поднялся на ноги. За спиной вампира дверь была закрыта на засов, окна также были заперты. Как же он смог пробраться сюда?!
   - Убирайся! - со злостью сказал юноша и стремительно нагнулся к полу, чтобы поднять с него упавший клинок. Неожиданно меч сам вздрогнул и рукоятью метнулся в руку эппа. Схватив клинок, Олеф сначала слегка задержался, удивлённый увиденным, но затем резко встал и, крепко сжимая клинок, выставил его перед собой. Кирк в комнате не появился. Вампир удивлённо смотрел на клинок Олефа, тот тоже одним глазом поглядывал на него, а другим на вурдалака. Клинок таил в себе множество секретов и возможностей, некоторые из которых уже проявили себя. Юноша, кажется, понимал, как с мечом можно обращаться более эффективно.
   - Олеф, это я! Ты что не узнаёшь меня? Значит богатым буду! Ха! - вампир сделал ещё один шаг вперёд. Юноша не отступил и не шелохнулся, правда, и не опустил клинок.
   - До сих пор не узнал?! Деньжищ у меня будет целый океан. Это я Тельдор, друг! Тельдор - взволновано сказал вампир.
   Олеф недоверчиво сузил глаза. Этого просто не могло быть!
   - Хочешь спою что-нибудь? - не унимался незнакомец. Вот например:
   Тучи несутся вслед за ветрами,
   Птицы парят в небе прямо над нами.
   А я всё иду вдаль за бугор
   Но я не паломник, я друг твой Тельдор!
   Или вот:
   Гномы, хитрые детины...
   - Тельдор? - прервал его эпп. - Но ты ведь уплыл от сюда, ещё давно...
   - Хм... уплыл? Олеф я думаю, что от сюда никто и, скорее всего, никогда по-настоящему не сможет... ну хотя да, твои родители... ну... в общем не уплыл я и не хотел, если честно. Никогда у меня не было такого желания... мне просто хотелось побыть одному. Понимаешь?
   - Нет, честно признался Олеф.
   Певучий бардовский голос собеседника был в самом деле похож на его старого друга детства. Юноша опустил клинок. Тельдор очень сильно изменился.
   - Видишь ли, ты решительно поставил себе цель уплыть отсюда и стремишься к ней. Я уже видел твои результаты... - он почесал нос. - А я не такой. Я свободный, у меня нет цели, мечты и это мне очень нравится. Я хотел приключений и поэтому я ушёл, как сирота, как одиночка...
   - Ты же мог взять меня!
   - Мог, но извини, не хотел. Я желал, повторяю, побыть один, без всех, походить по острову, причём, весьма и весьма громадному, поучиться у других.
   - Но я же из-за тебя и начал строить корабль! Мне захотелось вдаль, к свободе... как и тебе...
   Тельдор уставился в пол.
   - Я рад. Я многое повидал, такого что, скорее всего, больше не встретишь нигде, но я до сих пор не знаю, что там, за морем...
   Наступила пауза.
   - Тельдор, ты предатель...
   - Нисколько и ты это когда-нибудь поймёшь. Не знаю, что у тебя выйдет с этим кораблём... никто не знает что там... никто не вернулся... Можно ли вообще покинуть этот остров? - задумчиво протянул он. Когда-нибудь ты тоже захочешь побыть один, разобраться в себе, понять зачем ты здесь, в чём заключается твоя жизнь и ты поймёшь меня... Ты уйдёшь, оставишь друзей, выполнишь своё предназначение...
   - Ты это сделал?
   - Да...
   Они умолкли и очень и очень долго молчали. Тельдор смотрел в пол и размышлял. Олеф думал о его словах, вспоминал как друг в один из ясных дней, рано утром ушёл из дома, оставив лишь у своей таблички листок с надписью: "Прощайте! Уплыл вдаль." И несмотря на то, что единственный маленький корабль принадлежал лишь магам на котором сюда приезжали и отплывали, ему все поверили. "Как наивно!" - подумал сейчас Олеф. Тельдор просто ушёл путешествовать.
   - Тельдор, а ты встречал кого-нибудь оттуда? С внешнего мира?
   - Да, но они не в силах ничего сказать. Магия, остров сам не даёт им сделать это... - вампир встал.
   - Олеф, давай всё оставим на потом. Я всё-всё тебе расскажу и покажу, а сейчас: здравствуй!
   Тельдор крепко обнял юношу и даже, так как был немного выше, приподнял, отчего Олеф выронил меч.
   - Я так скучал! - сказал вампир. Юноша слегка прослезился.
   Вот так! Жизнь иногда преподносит большие сюрпризы. Друзья долго молча стояли в обнимку и это было нормально. Давний, давний друг детства, такой же сирота, правда, на два года старше, пропавший на столько лет, вернулся. Олеф о нём даже почти и не вспоминал. Мудрый, мужественный друг! И пусть в жизни у него всё сложилось не так сладко: его родители умерли от рук вампира, сам он в раннем детстве был им же укушен, но несмотря на это Тельдор был ко всем добр и внимателен. Он всегда был очень умён и справедлив. К нему тянулись люди, но он этого вовсе не хотел. Этот сильный, самостоятельный юноша пугался окружающих и часто замыкался в себе, не хотел заводить отношения. Но Олеф был исключением. Общие интересы, мечтательность, положение, свели их вместе и за это надо было благодарить всевышнего, особенно сейчас, когда друзья были вместе.
   У Олефа было много вопросов. Тельдор с улыбкой, искренностью начал на них отвечать. Они сели за скрипучий стол. Вампир был одет в промокшее, не совсем привычное платье. На нём было надето длинное подобие белого халата с коротким рукавом и обрезанные тёмно-зелёные штаны. Одежда выглядела диковинно, она была явно не местной. Олеф жаждал узнать от друга всё, ведь он, наверное, очень многое поведал.
   Тельдор снял мокрый халат, оголив торс и положил его на спинку стула. Только подумать! Друг, почти ровесник, казался значительно и значительно взрослее. Вампир сильно изменился. Он был загорелый, на нём не было той мертвецкой белизны вурдалаков. Тельдор обзавёлся мощной мускулатурой, прессом, широкими плечами. На груди виднелось несколько шрамов.
   Олеф, похоже, так и не задал ни одного своего вопроса. Тельдор догадывался, что ему интересно и почти не останавливаясь рассказывал. Юноша, несмел прервать его, местами захлёстываясь восторгом. Друг улыбался и продолжал. Эпп снова на время забыл обо всём. Всё перестало существовать вокруг него. Только он и Тельдор со своими историями. За этим прошло не мало времени.
   Как оказалось, вампир все эти годы путешествовал по сообществам. По его рассказам остров оказался огромным и чтобы пересечь его вдоль, ему потребовалась не одна неделя. Он многое видел, ночевал где придётся, подрабатывал. Ещё Тельдор поведал, что лично встретился с его вечным врагом, тем кто так изменил его жизнь. Тем, кто сильно покусал его... Здесь друг долго молчал, но продолжал ласково улыбаться. Его враг спокойно ушёл туда, куда уходят все вампиры и откуда никто больше не возвращается. Олеф не знал куда это и поэтому спросил. Тельдор не сказал, ответив что лучше об этом не думать.
   Выяснилось, что вампир вернулся в Сообщество Вурдулука несколько дней назад и провёл достаточно много времени у себя в доме, который находился далеко-далеко на востоке в маленькой роще. Затем повидавшись с некоторыми ближайшими от него знакомыми и просто соседями, он направился к дому Олефа. Страшно расстроившись, что друга нет дома, Тельдор вышел к морю и увидел строящийся бриг. Он понял, что Олеф там и пришёл туда. Там он узнал, что юноша здесь в доме и поэтому пришёл сюда.
   Олеф, не прерывая, слушал с огромным интересом, но когда друг рассказал об этом, он вздрогнул и сказал:
   - Подожди. Я не понял. Как ты мог узнать на стройке корабля, что я здесь?! Ведь об этом никто не знал!
   Он посмотрел на Тельдора. В глазах того был виден красный отблеск. Приятель в упор смотрел на Олефа. Юноше стало не по себе. Внутри всё упало вниз...
   - А... - как ни в чём не бывало ответил вампир. Я задумался. - Просто старался рассказать тебе как можно подробнее свои скитания по острову, что забыл тебе сказать...
   Олеф вздохнул. Смотреть в глаза вампиру, хотя и другу, оказалось сложно, что-то внутри начинало как бы трепетать. Юноша отметил, что в последнее время многого боится, ожидая какого-нибудь подвоха. Он встряхнул головой. Мозг прояснился, стало легче.
   - ... Что такое? Что ты на меня так смотришь? - непонимающе, улыбаясь, спросил Тельдор.
   - Ничего, ничего продолжай! - ответил Олеф. Просто юноша впервые так внимательно взглянул в глаза вампиру. Увиденное ему не очень понравилось.
   То что эпп открыл для себя в глазах вампира было для него неожиданностью. Впрочем было ещё много вещей которых Олеф знал про вурдалаков весьма плохо, включая от куда они вообще взялись. Но этого, наверное, не знал никто. Чистых, настоящих вампиров на острове не было. Все были кем-нибудь укушены. Колдуны за это строго наказывали и, вообще поведение вурдалаков строго контролировалось, но всё равно многие не сдерживались и нападали. Популяция вампиров росла. Правда, единственное радовало это то, что они были несильны и смертны, в отличие от всяких там историй и мифов, поэтому многие погибали от совсем "элементарных" вещей, например, таких как старость. А то, что те постоянно хотели крови, при том, что укус вампира почти никак не влиял на эппов, логично было использовать в своих целях, что Олеф с Кирком и делали.
   - Ну вот... Всё это мне сказала Ренга...
   - Ренга?!
   Олеф привстал от удивления.
   - Да, а что? Я её встретил на берегу моря. Смотрю стоит женщина, не узнал сначала... тем более не видел столько! Иду значит, прохожу мимо, а она стоит и вдаль, на волны смотрит. Думаю о своём... Здесь вдруг она поворачивается и говорит: "Здравствуй, Тельдор!" Поворачиваюсь думаю кто позвал, вижу Ренга. Не изменилась, кстати, только со спины не узнать. Вся в чёрном, хмурая такая, взгляд... Ну вот...
   - Продолжай! - взмолился Олеф.
   - Я, значит, здравствуйте, думаю сказать что, а она говорит, Олеф вон там на корабле... Я-то помню как ты чертежи , с приятелем твоим нашёл, но я же не думал, что ты... Это же надо! Целый корабль. Ух! Ну ты молодец! До такого додумался! Столько сил надо было, организации... Уф! Ну у тебя и размах! Молодчина!
   Олеф улыбнулся, было приятно слышать такое, но несмотря на это он резко спросил:
   - Подожди, а она?
   - Да ничего, я сначала рванул туда. Потом думаю, поговорить надо, ну культурно как-то. Смотрю, а её нет нигде. Прямо как испарилась. Скорее всего, отошла куда. Я просто на радостях, в спешке не обратил внимания...
   - Как она догадалась что я на корабле... - задумчиво протянул Олеф. Ведь Ренга никак не могла знать это!
   - Так нет! Тебя же там не было! Я многому научился, многое узнал. Подобрался к бригу незамеченным. Вынул из кармана свой плащ... Ха! - он рассмеялся, прямо как делает это Кирк. Заразительно, долго, да притом часто по мелочам.
   Этот плащ по рассказу Тельдора он купил по возвращению назад, в соседнем сообществе. Вампир сначала просто хотел использовать его как одеяло, но случилось так, что однажды ночью им он сильно напугал какого-то рыбака. Просто из-за эффекта неожиданности. Но это понравилось ему и Тельдор решил это использовать.
   - Там ещё девушка была. Подруга твоя, наверное... вот я...
   - Нет!
   - Что нет?!
   - Не подруга! - с жаром возразил Олеф.
   - Ну вот, я надел плащ, говорю ей: привет... - У... там такое началось! Давай потом расскажу, Олеф1 Устал я...
   - Подожди... а дальше? - настоял Олеф.
   - Эх! Бедная девчонка так завизжала! Мне прямо неловко стояло. Зато, к счастью, там твои знакомые были, соседи мои Бернер, Трин, Влигр.
   Олеф шмыгнул носом. Он не знал, что участники команды знают Тельдора.
   - Короче, - продолжил вампир. - Оказалось, что тебя там тоже нет. Все так удивились. Поговорил я с ними немного, договорился, пошёл опять к твоему дому... Ливень начинался. Тут смотрю, опять вижу Ренгу.
   - Ренгу?
   - Ну да, а что? Что ты так напрягаешься?
   - Ну, ну... - Олефа это сильно заинтересовало. Ведь с Ренгой вышло такое странное утро!
   - Значит, стоит на тропе. Я только подошёл, а она мне сразу: "Не успел ты немного, ко мне Олеф пошёл!" Я кивнул, отошёл и специально обернулся. Ренга стоит, ждёт кого-то. Знаешь у неё такой вид. Что и говорить ни о чём не хочется, а ведь знакомая. Ну вот я забрался на холм смотрю в окно ты в доме. Надел одеяло и...
   - А как ты смог пробраться-то сюда?
   Тельдор заметно смутился. Некоторое время он почёсывал свою бородку. А затем ответил:
   - У каждого есть свои секреты. Я же тебе говорил, я многому научился. Лучше в другой раз тебе это расскажу.
   Олефу это показалось необычным. Какие тайны могут быть у друзей? Правда, юноша промолчал.
   По крыше по-прежнему стучал дождик, но совсем слабо, ели слышно. За окном постепенно становилось светлее. Погода опять менялась. Ливень заканчивался.
   Эпп с Тельдором некоторое время сидели молча. Потом друг не выдержал и без церемоний залез в кладовку, извлёк оттуда мешочек сухарей и положил их на стол. Вампир был без комплексов, решительный, тем более Ренга сама сказала, что Олеф находится у неё в доме. Это можно было расценивать как приглашение.
   Пока друзья ели сухари, до того твёрдые, что без смачивания слюной во рту, можно было сломать зуб, Олеф думал. Как Ренга узнала, что он в её доме. Конечно, видимо она его видела, но где? Ходили они по открытой местности, в поле зрения был луг и все холмы, эпп бы увидел её тоже!
   - Кстати, скоро поёдём, - неожиданно сказал Тельдор.
   - Куда? - не понял юноша.
   Вампир с треском откусил твёрдый кусочек сухаря, пососал его во рту и неспешно ответил:
   - А я что забыл сказать тебе и это? Спать хочется - Тельдор зевнул. - Столько прошёл сегодня, искал, говорил. Я назначил на сегодняшний вечер сходку. Костёр распалим, поедим то, да сё... В честь моего приезда.
   - А... - протянул Олеф. - А кого ты позвал?
   - Ну... значит... пока мало кого... - Тельдор улыбнулся. - Бернера, Трина, Влигра девчонку ту уговорил. Мы ведь там ладно поговорили. Тем более я сказал, что твой друг, друг приятеля твоего. Вот дождь сейчас кончится и пойдём.
   Олефу стало не по себе. К вечеру на прогулку с вампирами, даже несмотря на то, что с Тельдором, ему не особо хотелось. Правда, если там будет Анея...
   - А не поздно? - с надеждой спросил юноша.
   - В самый раз. Пошли , поговорим там, я ещё кое-что расскажу, покажу, может быть, - Тельдор таинственно улыбнулся. - Сейчас, дождик кончится, пойдём прогуляемся. - Вампир подошёл к окну. - Надеюсь все придут, но если нет, то вместе у костра поговорим, всё же лучше чем здесь...
   Позади скрипнула дверь. Из спальни, с заспанным, слегка помятым, недовольным видом вышел Кирк. Олеф замер, чувствуя себя немного виноватым. На время беседы эпп совершенно позабыл о нём. Он, как ему самому показалось, даже покраснел, стало неловко. Ведь друга надо было разбудить гораздо раньше. Просто было не до этого...
   - Приветствую, - сказал Кирку Тельдор. - Мы не хотели тебя будить, ты очень крепко и сладко спал.
   Получилось так, словно вампир знал и даже видел, что приятель Олефа спит в соседней комнате. Хотя, кто его знает. Тельдор смог проникнуть в совершенно запертый дом, возможно, он умел ещё и более сложные трюки.
   Олеф ожидал того, что Кирк также ответит приветствием, совершенно уже привыкнув возвращению друга, но он ошибся.
   - Олеф! Кто это?! - удивлённо воскликнул Кирк.
   - Это я... - начал Тельдор.
   - А от куда здесь меч? - эпп указал на пол. - И за окном уже светло, вибры, и меня никто не разбудил!
   - Всё нормально, я как раз собирался! - лукаво извернулся Олеф, тем самым успокаивая друга. - Тучи только начали расходиться....
   Кирк кивнул на вампира.
   - А это... ты что не узнал? - слегка улыбаясь спросил юноша.
   - Нет, - честно ответил эпп.
   - Да вы что сговорились что ли?! - непонимающе воскликнул вампир. - Нет, ну неужели я так сильно изменился?
   Кирк, как в своё время и Олеф, прищурил глаза, внимательно всматриваясь в собеседника.
   - Не может быть! Тельдор, это ты? - воскликнул приятель.
   - Узнал! Слава всевышнему!
   Друзья обнялись, но естественно не так сильно и крепко, как Тельдор с Олефом. Всё-таки Кирк не очень хорошо знал вампира, подружился он с ним совсем недавно. Обменявшись приветствиями, приятели разошлись. Кирк уселся на стул и, зевнув, потянулся. Тельдор шагнул к клинку, лежавшему на полу.
   - Тельдор, а ты давно пришёл сюда? Я не слышал как кто-нибудь входил...
   Вампир усмехнулся.
   - Я же говорю, крепко спал. Такого визга Олефа было трудно не услышать...
   - Да ладно, серьёзно что ли? - у Кирка начинало подниматься настроение. Он заулыбался. - А из-за чего?
   - Хм... - усмехнулся Тельдор. - Нервишки. Вот с мечом на меня чуть не бросился...
   - Ха! Олеф, с чего это ты? - Кирк засмеялся.
   Эпп улыбнулся в ответ. Правда, положение было не ловкое. Но Кирк бы поступил точно также!
   - Да, я шучу. Всё-таки классно я тебя напугал. А, Олеф? - Тельдор нагнулся к клинку, чтобы его поднять.
   - Подожди! - предостерегающе выкрикнул Олеф. Вампир уже было поднёс руку к мечу, юноша хотел помешать, он вытянул руку...
   Буквально в следующее мгновение клинок сам по себе, гонимый неведомой силой, резко, стремительно проскользил по полу и рукоятью метнулся в руку Олефа. Юноша крепко сжал его и выставил перед собой.
   Кирк встал. На лице выступило крайнее удивление. Он сделал шаг ближе, чтобы лучше разглядеть меч. Тельдор выпрямился и тоже подошёл.
   - Я так и знал... - сказал вампир. - Олеф, откуда он у тебя? - слегка жёстко спросил вампир.
   - Ну ничего себе! Это тот, что ты нашёл? - удивлённо вытаращившись на меч, по-мальчишечьи загоревшись восторгом, сказал Кирк.
   - Он самый... - ответил Олеф, наслаждавшийся реакцией и видом серебристой, искрящейся стали.
   - Очень опасная вещь, - сказал Тельдор. - Я его не хотел поднимать, просто хотел убедиться, что мне не померещилось. - Так откуда он у тебя? Вампир поднёс к лезвию руку.
   - Осторожно! - снова предостерегающе прикрикнул Олеф. Ему вовсе не хотелось, чтобы его клинок нанёс вред другу, оглушил или ещё что-нибудь в этом роде. А ведь меч вполне мог сделать такое.
   - Всё нормально. Я уже имел дело с такими. Не самые приятные воспоминания. К этому клинку может притронуться только хозяин, на остальных подействует какое-нибудь неприятное заклинание, исключающее возможность завладеть им. Причём ущерб нанесённый мечом зависит от магической силы прикоснувшегося. Хорошему, сильному волшебнику вреда почти не будет никакого, может быть слабый ожог, а вот для других последствия будут самые неприятные... Может и убить.
   - Так зачем же ты подносишь руки?
   Олеф убрал меч в сторону.
   - Я знаю его секреты, - продолжил Тельдор. Это очень древний клинок. Лучшее средство войны. Во-первых, он очень прочен и обычными, обыденными средствами его невозможно затупить. Во-вторых, при ударе им врага разит не только сама острая сталь, но ещё и магия. В-третьих, если ты упал, выронил клинок из рук, ты сам сможешь подозвать его к себе, находясь на расстоянии. В-четвёртых, ему можно приказать метнуться во врага. В-пятых, никто свободно не сможет прикоснуться к нему кроме хозяина. Это исключает возможность умереть от своего же оружия и даёт большое преимущество. Мало кто знает его силу. Этих клинков, чёрт возьми, наверное, четыре-пять на весь остров! Кто знает, может это оружие ещё основателей! - Тельдор весь вспотел, он начинал говорить всё быстрее и быстрее. - Любой враг может прикоснуться к нему и быть убитым его заклинанием, так как единицы знают о существовании такой силы! Олеф откуда он у тебя?!
   Тельдор сильно раззадорился. Он глубоко дышал, глаза горели, переливаясь этим неприятным вампирским красным оттенком. Кирк же даже, внимательно смотря на меч, слегка приоткрыв рот, отступил назад. Приятель был серьёзен.
   - Долгая история, Тельдор! - отмахнулся Олеф. - Я... нашёл его... мне не совсем удобно об этом говорить...
   - Короче, Олеф обобрал труп на дороге, - закончил за него Кирк. - Ну ничего себе! Вот это тебе повезло!
   - Где, далеко от сюда? - озарёно, с огромным интересом спросил Тельдор.
   - Далеко. Я плутал и... с большим трудом смогу найти этот путь... - начал уворачиваться Олеф. Путь-то он прекрасно помнил, но, по всей видимости, укажи сейчас юноша дорогу, вампир бы сразу туда кинулся. Друзьям пришлось бы идти с ним, а то место и днём было жутковатое, а ночью так вообще, наверное.
   - Хм, а труп кого?
   - Человека.
   - Точно? Может быть вампира?
   - Нет, человека!
   - А ты уверен? - настаивал Тельдор. - Разобраться ведь трудно...
   Олеф был уверен. Там тогда лежал именно труп человека.
   - Ты думаешь, я бы не заметил клыки?! Они мне только в глаза и бросаются! - воскликнул Олеф.
   - Ладно, - слегка успокоился вампир. - Просто знавал я одного хозяина подобного меча. Не под стать тебе пока такой, Олеф.
   Юноша не ответил. Он лучше чувствовал и знал, что для него лучше. Тельдор был несомненно мудрее и, возможно, давал ценный совет, но отдавать свой клинок, тем более такой редкий и сильный, ему ни за что не хотелось.
   - Кстати, его можно свободно передать, - как бы с небольшим намёком сказал вампир. - Просто дать его кому-нибудь рукоятью вперёд, держась за лезвие. Взявшийся станет хозяином. Также клинок можно взять после гибели владельца. Тогда если прикоснуться к нему, меч отпугнёт от себя, применит заклинание магию, но гораздо слабее чем раньше. Волшебник, так точно не получит вред.
   - Я так и сделал, - вставил Олеф.
   - И что, реально оглушило? - спросил Кирк.
   - Я же тебе рассказывал!
   - Ну... да просто понимаешь, я не всё внимательно слушал, - друг улыбнулся.
   - Так вот, - Тельдор опять что-то вспомнил. - Есть способ как можно безопасно притронуться к клинку, а ещё и узнать его название. Правда, в одном лишь месте. Это я и хотел показать.
   Вампир поднёс большой палец к лезвию.
   - Прямо к острию, в самой острой части, - Тельдор прикоснулся к мечу.
   В эту же секунду по клинку прошло что-то вроде молнии. Олеф и Кирк от неожиданности вздрогнули. Вампир не шелохнулся. Затем на мече, по всей длине, высветились слова, те же самые что и тогда видел Олеф: "Меч свободолюбия и хозяина". Тельдор отдёрнул руку. Вскоре юноша опустил клинок.
   - Да, как бы делая вывод произнёс вурдалак. - Я до последнего не верил, что подобный клинок у тебя в руках. Решил, что показалось. После всё-таки надумал проверить. Как странно, надо будет обыскать то место, где ты нашёл клинок.
   - А откуда ты столько про эти мечи знаешь? - спросил Олеф.
   - Учился я. Как и обещал, всё потом расскажу, ладно...
   Тельдор рассказал Кирку о том, что намечается сходка в лесах. Приятель сначала обрадовался, затем, видимо, припомнив Анею, попытался что-то возразить. Вампир не желал ничего слушать в протест. Затем эпп всё-таки взял себя и согласился. Олеф не очень хотел идти туда но раз шли все, то выхода не было...
   - А Анея про меня вспоминала? - спросил Кирк, когда Тельдор уже подошёл к входной двери.
   - Чуть-чуть... - с улыбкой протянул Тельдор. - Ну ладно. Значит, приходите минут через тридцать, к западному лесу, к речке, прямо к озеру. Местечко там классное! Я сейчас кое-куда схожу... Друзья, до встречи!
   Тельдор махнул рукой и отворив дверь, вышел из домика. На улице дождь уже давно кончился.
   - Повезло тебе! - улыбаясь, но как-то с лёгкой ноткой завести, сказал Кирк. - А где всё это время был Тельдор?
   - Ну... я думаю он сам тебе расскажет...
   - Не сомневаюсь. Тельдор всегда был на это мастером, но ладно... Я тогда тоже уже пойду...
   - Подожди. Куда? Вместе пойдём!
   - Нет...мне домой надо. Потом ещё... - Кирк сейчас явно хотел побыть один. Олеф не стал возражать. Попрощавшись, друг ушёл. Юноша остался совершенно один и от этого, находясь в домике, стало не по себе, как-то страшно...
  
  
  
   Глава 7.
   Ночное приключение.
   Олеф сидел в хижине и смотрел в окно. На улице вечерело. Ренга так и не пришла. Юноша никуда не спешил, до места назначенного Тельдором отсюда было недалеко. Эппу было абсолютно нечего делать. Тишина и надвигающиеся сумерки удручали. Олеф походил по домику, почитал бирки бутылочек на стеллаже, снова немного поупражнялся с клинком. Затем, проходя мимо котла, решил в него заглянуть. Открыв плотноприлегающую, тяжёлую металлическую крышку, он ахнул. В глаза ударил яркий зелёный свет. Жидкость в котле ярко светилась. На этот раз тётя явно превзошла себя. Сварить нечто подобное вряд ли кто-нибудь ещё бы смог. Отложив крышку на стол, он принюхался. Отвар ничем не пах. Увиденное сильно заинтересовало эппа. Заметив неподалёку лежащую деревянную ложку, юноша взял её в руку и аккуратно поводил ей в котле. Юноша ожидал рассмотреть вязкость, но отвар был жидок. После того как Олеф его немного помешал, свет, испускаемый жидкостью, стал ярче. По стенам домика заплясали зелёные отсветы. Это можно было использовать для освещения. Эппу пришла превосходная мысль. Потратив несколько минут поисков в пыльной кладовке, юноша наконец отыскал пустую стеклянную бутылочку. Олеф налил туда пару ложек холодного отвара и закупорил её. Таким образом, у юноши получился небольшой, зелёный светильник. Эпп наделся, что Ренга ничего не заметит. Олеф хотел было попробовать сделать что-нибудь ещё, но на это не было времени. Уже надо было идти.
   Положив бутылёк в карман куртки, он вышел из хижины. Дверь запереть юноша не мог, поэтому снова оставил открытой. Правда, эпп её плотно прикрыл. На улице стало значительно прохладнее, чем днём. Грозовые тучи ушли, дав место серым плотным облакам. Было солнечно, так как медленно опускающиеся солнце освещало всё вокруг. Недалеко от домика, с задней стороны, стоял лес. Место, о котором говорил Тельдор, находилось на его опушке, возле небольшой речки. Олеф зашагал вдоль него. Мокрая, сырая, холодная трава цеплялась за ноги. Возле этого леса редко кто ходил, но места здесь были днём уютные и красивые. На лугах эппов трава была древняя и многолетняя, поэтому многим отличалась от обычной. Быстрый рост, густота, высота были зачастую не присуще полевым растениям. Только там где мало ходили, она достигала значительной величины, прямо как здесь, на поле. Штаны вмиг промокли. Ветер встряхивал кроны деревьев, от чего капли с них обрушивались во все стороны. Лес был не густой и светлый, прекрасно просматривался, поэтому идти рядом с ним было не страшно и даже приятно. Пройдя больше половины пути, Олеф с далека увидел, что на назначенном месте, в низине, никого нет. Хотя время, о котором они обмолвились, уже должно было наступить. Юноша посмотрел по сторонам. В округе было пусто, никто сюда не шёл. Олеф, кажется, был здесь абсолютно один. Эпп зашагал быстрее. Неужели я пошёл не туда? - подумал он. Прямо возле ног пробежала мышь. Пройдя вперёд, юноша спустился в низину и дошёл до маленькой узенькой речушки, которая шла из леса сюда и в конце своего пути, на поляне, переходила в небольшое, заросшее камышом озеро. Друзья здесь часто собирались, про это место говорил Тельдор. Хотя зачем же он тогда так подробно всё описал? Место здесь было очень красивое. Лес, поле, озеро камыш... Всё было в зелени, из леса чувствовался аромат хвои. Эпп немного постоял, посмотрел по сторонам. В округе на вид никого не было.
   - Олеф! Олеф! - послышалось вдруг из леса. Юноша посмотрел туда и почувствовал, как внутри всё подпрыгнуло. На опушку из-за деревьев выбежала Анея. Значит, место было правильным. Девушка подбежала к нему.
   - Привет! - часто дыша, сказала она. - Я думала, что не туда пришла...
   Олеф на мгновение растерялся, но вовремя взял себя в руки.
   - А где все? - спросил он.
   Анея улыбнулась.
   - Не знаю. Я пришла, а здесь нет никого. Решила вот в лес зайти, посмотреть. Там на поляне столько цветов! - девушка встряхнула светлыми волосами. - А куда вы с Кирком убежали?
   Правду сказать было нельзя, уж слишком глупо это звучало. Какая девчонка могла бы понять, что они хотели посмотреть клинок! Юноша спохватился, он забыл меч дома.
   - Мы не убегали. Просто отлучились... - произнёс эпп.
   - Ага, на полдня. Эх вы! - Анея покачала головой. Наступила тишина. Олеф почувствовал себя слегка виноватым. Ведь столько можно было успеть сделать.
   - Это, наверное, тебя уговорил брат. Кирк всегда делает не так... - протянула девушка. Уф... что-то давно нет остальных... - Анея мило улыбнулась ему и осмотрелась.
   - Угу, опаздывают... - ответил Олеф. Он не мог придумать темы для разговора. Действительно, что-то никто больше сюда не пришёл. Даже Тельдор и тот отсутствовал. Место, где они сейчас находились, было значительно ниже окружающего поля и поэтому было невозможно увидеть идёт сюда кто-нибудь или нет. Юноша хотел было подняться, немного отойти и посмотреть, но в это время в низину к ним спустилась какая-то девушка эпп
   - Анея, подруга! - раздался писклявый девичий голосок.
   Анея, увидев, кто её зовёт, улыбнулась и побежала к знакомой. Другая девчонка ей навстречу. Девушки несколько раз поцеловались.
   Олеф замер. Находится один на один, с почти незнакомой девушкой было сложно, но с двумя...
   Юноша почувствовал себя лишним. Куда же запропастился Тельдор!
   - Нашла с трудом. Представляешь, ты мне раз рассказала, потом ещё он. Ох! Я помню ещё давно, он даже... - пришедшая девчонка покосилась на Олефа. Эпп встретил её взгляд и отвёл глаза.
   - Это Олеф, друг моего брата. Тот строящийся корабль его друг дело... - начала представлять подруге Анея. Собеседница отмахнулась.
   - Анея! Что у него у самого слов что ли нет? Привет! Меня зовут Вальта, - внимательно разглядывая его, сказала она. Девушка была, по-видимому, ровесницей подруги, но выглядела не так уж эффектно. Не то чтобы она была дурна собой. Вовсе нет! Просто её изумрудные глаза, несколько косичек тёмных волос, маленький изящный носик как-то терялись перед видом её слегка приоткрытого, скошенного рта, причиной которым было скорее не упущения внешности, а как показалось Олефу, не глубина ума.
   - Привет! Я Олеф. Там... э... ещё кто-нибудь идёт? - спокойно и как ему показалось по-мужски, спросил он.
   - Не знаю, не смотрела...- небрежно ответила Вальта и обратилась к Анеи. - Ну вот. Я тебе не рассказывала, до того как Тельдор уплыл отсюда, мы с ним были друзьями и даже больше того... - выпучив глаза, с энтузиазмом девушка начала рассказывать что-то подруге. Почти всё в этой истории было пустой болтовней. Тем более вампир, как уже выяснилось, никуда не уплывал.
   Олеф молча поднялся наверх и тут же обнаружил Кирка. Друг бежал сюда по полю. Увидев Олефа, он помахал ему. Юноша кивнул ему в ответ, а затем зачем-то обернулся назад. Две девушки наперебой продолжали разговаривать.
   - О... - протянул, добежав Кирк. - А где... а... всё, вижу. Я не опоздал?
   - Нет. Тельдор ещё не пришёл... - ответил эпп.
   - А как Анея? Не слишком злая?
   Юноша удивлённо посмотрел на друга.
   - Не я всё понимаю, - улыбнулся он. - Просто... она бывает не выносима... Тем более, там Вальта...
   Друзья долгое время стояли, обсуждали планы. Вальта оказалась знакома Кирку, и даже жила где-то неподалёку от него. Приятель ещё немного поспрашивал Олефа про Тельдора. Юноша совсем кратко пересказал ему его похождения, надеясь, что друг вампир сам всё потом расскажет.
   Меж тем начало стремительно темнеть. Друзья даже оглянуться не успели, как стало почти что полностью темно. Тельдора всё не было. Стоять неподвижно было холодно, тем более кусали комары, которых ныне было до безобразия много. Эппы решили спуститься вниз к девчонкам. Прохладного ветра здесь, внизу, почти не было, зато комаров не убавилось, а возможно, даже стало больше. Олеф увидел, что на спине друга висит маленький походный рюкзак, правда до предела чем-то набитый. На вопрос что в нём, Кирк многообещающе улыбнулся и, сняв рюкзак, хотел было показать, но вдруг, увидев, что к ним направляются девушки, повесил его обратно за спину.
   Девчонки, которые всё это время также как и приятели беззаботно болтали, сейчас были заметно не довольны, особенно Вальта. Подскочив к друзьям, она пожаловалась:
   - Комары съедают, холодно! Где этот Тельдор! Ведь всех собрал! А?!
   Девушка была серьёзно и даже немного зла. Приятели переглянулись. Естественно где он никто из них не знал. Больше всего претензии не понравились Кирку.
   - Нормально. Вальта, это ты постоянно всем твердишь про свои любовные интриги с ним. Вот ты и сажи где он!
   Вальта сделала шаг вперёд. Юноше даже показалось, что она хочет ударить друга. Он предостерегающе, несильно толкнул приятеля. Кирк не шелохнулся. Всё то время, которое Олеф знал Тельдора, а это достаточно большой период, про ни какую Вальту он никогда не слышал. Юноше показалось это полным бредом, простой девчоночьей байкой.
   Но девушка ничего плохого не сделала, а даже ни стово не с сего рассмеялась. Кирк же был серьёзен.
   - Ха-ха-ха... - противно, громко, залилась Вальта. - Действительно... у вас спрашиваю... вот я помню у того коренастого, помнишь? - она обратилась к Анеи, моментально переключившись на что-то другое. Девчонки отошли чуть подальше, разговаривая о своём. Кирк усмехнулся и расплылся в улыбке.
   - Серьёзно, что-то давно нет Тельдора. Говорил тридцать минут... - озадаченно произнёс Олеф.
   - А... что с ним может случиться? - улыбаясь, отмахнулся приятель. - Он сам в случаи чего кому хочешь, может проблем сделать. Видимо решил всех знакомых сюда привести. Подождём ещё немного...
   - Мальчики! - к ним снова обратилась Вальта. - Может, вы костёр хотя бы распалите? Холодно! Вы что хотите, чтобы мы простудились?
   - Хе... надо подумать... - улыбаясь и делая вид, что думает, ответил Кирк. Вальта в шутку сделав гневную гримасу, подошла ближе. Анея всё это время стояла в стороне и постоянно в упор строго смотрела на Кирка.
   - Не... ну ладно, легко - сказал друг, - а где дрова? Сейчас распалим...
   - В лесу! - воскликнула Анея. - Что так сложно догадаться?
   - В лес?! Сейчас?! Ночью?! Ты что с ума сошла?
   - В отличие от некоторых, я совершенно нормальная Кирк! - гневно воскликнула девушка.
   Юноша, усмехнувшись, покивал головой.
   - Олеф, я бы этого так не оставил. Явный намёк в твою сторону... - улыбаясь, произнёс приятель. Шутка понравилась Олефу. Слова, сказанные другу, он легко перекинул на эппа. Юноша несильно ударил за это Кирка по уху.
   - Нет, нет! Я не это хотела сказать, я про тебя! - резко возразила Анея. - Олеф по сравнению с тобой умница. Он решительный, целеустремленный, сильный, не то, что ты размазня этакая...
   Олеф зарделся. Как же было приятно слышать о себе такое! Анея, кажется, даже снова улыбнулась ему. Кирк не совсем довольный отвернулся. Улыбнувшись эппу, он покачал головой из стороны в сторону, а затем подмигнул.
   - Пошли, пройдёмся что ли... - предложил приятель.
   Действительно стало очень и очень холодно. Мокрая трава, штаны - всё это было очень неприятно для Олефа. Жужжащее комарьё тоже не радовало. Уже почти ничего не было видно. Костёр был бы единственным спасением.
   - Кирк, определённо нужен костёр, - сказал Олеф, как только они сделали несколько шагов прочь от девчонок. Друг удивлённо сдвинул брови.
   - Да ты что? Я понимаю, что нужен... Но ты хочешь сходить туда?! - приятель указал на чёрную, высокую, пугающую стену, на лес впереди. Шутишь? - Кирк хлопнул Олефа по плечу. Юноша поёжился. Эпп не очень любил ночь, даже больше, мглу он просто ненавидел. Тёмный, тихий лес, луна над головой, шорох собственных шагов устрашали. Олеф думая об этом промолчал.
   - Нет, но, конечно, можно... тем более торчать здесь с ними без дела не намного лучше, - нерешительно произнёс Кирк. - Ладно, если хочешь, то пошли, спасём бедолаг - он кивнул на девушек.
   Друзья было собрались уже пойти, сделали несколько шагов, как их окликнули девчонки.
   - Опять что-то... - промычал друг. Он обернулся. - Что опять?
   Олеф услышал шаги и обернулся. Девушки подбежали к ним.
   - Вот! Смотри... размазня... - сказала Вальта Кирку, в точности скопировав интонацию Анеи на последнем слове. - Анея, как истинная красавица, храбрая и сильная, решила пойти в тёмный страшный лес и набрать дров, чтобы... - она сделала паузу и возвышенно промолвила... - спасти всех нас!
   Олеф посмотрел на Анею. Та рассмеялась после слов подруги, а, увидев, что он на неё смотрит, несильно кивнула ему.
   - Ах, вот как! - развёл руками Кирк. - Тогда я скажу вам ответную речь! - приятель тоже произнёс это величественно и возвышенно. - Рыцарь, истинный герой, храбрый воин, обольстительный... и внимание... - Кирк поднял руку с выставленным указательным пальцем вверх - ... одинокий, решился составить компанию леди и выполнить эту опасную и рискованную задачу. Олеф давай!
   Юноша поперхнулся в собственных слюнях. Ну, Кирк и дал. Он, улыбаясь, оглядел всех, ожидая хохота, но его не было. Анея подошла к нему и улыбнулась.
   - Ну что, пошли? - спросила она.
   Олеф был ошарашен. Он взглянул на Вальту, стоящую сейчас с серьёзным лицом, затем на улыбающеюся и ждущую его Анею. Друг подмигнул ему.
   - Э... - протянул Олеф. - Может быть, я всё-таки с Кирком пойду... - юноша попытался взять приятеля за плечо, но тот увернулся.
   - Ха, я боюсь, - сказал Кирк. Только смелые люди способны на такое... - Он расплылся в улыбке, но потом натужно попытался стать серьёзным. Получилась некая устрашающая гримаса.
   - Кирк... - процедил Олеф, стараясь заставить друга пойти с ним.
   - Иди уже... - махнул Кирк и снова незаметно подмигнул. Делать было нечего. Олеф натянуто улыбнувшись, вздохнув, пошёл к лесу. Анея прямо за ним.
   Приятель явно попытался сделать для Олефа что-то хорошее, позволив пройтись по тёмному, страшному лесу наедине с девчонкой. Юноша проклинал его ине, никого нет.ловины путина поле.ь на его опушке, возле небольшой речки.о можно было использовать для освещения.о помешал, свет испускаемый но пововеза это. Он сам-то боялся, а девушка так и подавно. Это сейчас она держалась храброй, а вот потом, когда они заберутся в какую-нибудь чащу... Скорее всего, Кирк просто тем самым в первую очередь избавил себя от необходимости тащиться туда. Хотя, если честно, идти вместе с Анеей для Олефа было приятно...
   Трава шуршала под ногами. Юноша шёл быстро, он хотел быстрее зайти в лес, найти хотя бы несколько сухих веточек и поскорее вернуться назад. Его нагнала, плетущиеся в хвосте, Анея.
   - Я же говорила, ты храбрый... - сказала она. Юноша взглянул на неё. Девушка мило улыбалась. Эпп промолчал.
   - Я лично ночь люблю... - продолжила Анея. - Красиво, это небо, звёзды, такое безграничное пространство и мы, такие маленькие... Ой...
   Девушка споткнулась и упала на мокрую траву. Олеф протянул ей руку. Анея встала.
   - Спасибо, - сказала она. - Там яма была.
   - Да, пустяки, - отозвался Олеф. - А Вальта твоя подруга? - просто так ляпнул юноша.
   - Ну... как сказать... да. Только она немного странная...
   - Это я заметил.
   Они дошли. Тёмный лес был рядом. Позади, вдалеке, очень смутно из-за сумрака ночи виднелись Вальта и Кирк. Они о чём-то говорили и смотрели на них. Приятель помахал Олефу рукой. Юноша взглянул на небо. Плотные тучи закрывали луну и она почти не светила. Оставались считанные мгновения, до того как могло стать вообще непроглядно. Именно так, как было сейчас в лесу, передвигаться там предстояло без света разве что на ощупь. Идти туда было очень страшно. Олеф взглянул на Анею. Девушка осматривалась, а затем посмотрела на него.
   - Знаешь, - сказала она. - Я боюсь...
   Юноша аккуратно сорвал мокрую травинку и положил себе в рот. Это как-то подсознательно помогало ему говорить.
   - Там действительно страшно. Несмотря на то, что этот лес совсем маленький, он таит в себе множество опасностей, - сказал он.
   - Ох... пошли лучше назад, - сказала Анея. - Кирк просто всё время посмеивается надо мной, я вот и решила показать ему что мне не страшно...
   - Кирк? Да с чего ты взяла? - удивился Олеф.
   - Нет, правда. Постоянно эти шуточки... - слегка расстроено сказала девушка.
   Анея показалась юноше очень доброй и ранимой. Разговаривая с ней, он понимал, что почему-то хочет понравиться ей.
   - Давай тогда я пойду один, а потом скажем, что мы вместе там были... - предложил Олеф.
   - Нет, не надо. Слишком темно, пошли обратно... - она встряхнула волосами и рукой поманила за собой. Юноша остался неподвижным. Олефу хотелось поскорее уйти отсюда, но он хотел оправдать слова, сказанные девушкой. Хотя храбрость сейчас, возможно, могла не принести ничего хорошего.
   - Пошли, - ещё раз позвала Анея и подошла ближе к нему. Эпп взглянул на лес. Юноша вспомнил, что в его кармане есть очень полезный предмет. Он извлёк из накидки самодельный светильник. Зеленоватый от жидкости в нём бутыль, был бледен и почти не светился. Олеф встряхнул его. Свет стал ярче. Анея замерла.
   - Что это? - спросила она.
   - Да так, светильник. Ну я пошёл, - сказал юноша и зашагал в лес.
   - Тогда я с тобой. Хотя бы ненадолго, - ответила девушка и пошла следом. Юноша не стал возражать, но искренне удивился перемены её решения. Вдвоём было спокойнее и веселее.
   Зайдя под кроны деревьев, которые закрыли даже слабо-слабо горящее от луны небо, Олефу стало по-настоящему жутко. Он как можно сильнее несколько раз взболтнул бутылёк. Искусственный зелёный свет стал ярким и мгновенно разнёсся вокруг, отражаясь от влажных стволов. Вся земля была усыпана мелкими веточками и листиками. Пахло сыростью и хвоей, виднелась заросшая тропка какого-то путника или грибника, прошедшего недавно.
   Олеф осторожно нагибая ветки, чтобы не задеть ими Анею, шёл вперёд. Обогнув белёсую паутину, он достаточно далеко от себя нашёл, что искал. Впереди него виднелся гниющий от старости бурелом. Вручив светящийся бутылёк в руки девушки, чтобы она ему посветила, юноша подошёл к нему.
   Где-то сверху ухнула сова. Олеф осмотрелся. В округе никого не было. Только где-то в вышине, у крон деревьев, промелькнула маленькая с трудом различимая летучая мышь, пикировавшая во все стороны за комарами.
   Юноша, встав ногами на большие поленья, пообломал с них маленькие сухие веточки и сложил их в ровную кучу. Анея тут же, держа светильник в ладони, подняла их и водрузила на себя, взяв охапкой. Олеф также сложил несколько больших поленьев. Многие из них были совсем сырыми, но он всё равно решил их взять. Впереди юноша приметил ещё пару веток. Эпп хотел их подтащить к себе, но вдруг резко остановился. Олеф услышал шуршание опавшей листвы и потрескивание мелких веточек, невдалеке что-то пробежало. Юноша сделал шаг назад и натолкнулся на Анею. Поблизости что-то было. Эпп не знал видит оно их или нет. Девушка позади замерла и почти не дышала. Олеф молча показал ей, чтобы она пошла назад. Анея кивнула и медленно, почти не издавая шума и прикрыв светильник пальцами, чтобы не привлекать внимание светом, начала отходить. Девчонка, как отметил Олеф, была умна, так как действовала правильно и быстро. Она была одним их тех редких случаев когда красота и ум уживаются в одной девушке.
   Юноша, после того как Анея немного отошла, практически ничего не видел. В груди быстро застучало сердце. Он, ногами нащупав аккуратно сложенные им дрова, поднял одно из больших поленьев. Стояла тишина. Где-то лишь с издали донеслись шаги. Эпп взял как можно больше поленьев и отступил немного назад. Вглядываясь в кромешную тьму, юноша тихонько спиной пошёл назад периодически прислушиваясь. Эпп оглянулся назад. В нескольких десятков метров от него горел зелёный огонёк светильника. Олеф стремительно рванул к нему. Анея, видимо услышав его шаги, тоже побежала вперёд. Около четверти минуты им потребовалось, чтобы выбежать на опушку. Анея вылетев из леса, резко обернулась, и только увидев что за ней никто не гонится перевила дух. За ней уже шагом вышел юноша. Олеф по-прежнему слышал доносившиеся шаги, но они были довольно далеко от них, поэтому убегать сейчас было неразумно. Страх, возникший недавно, резко отступил.
   На поле было почти так же темно как и в лесу, но на нём зато вовсю стрекотали кузнечики.
   - Ты в порядке? - обеспокоено спросила Анея.
   - Да, в полном, а ты? - ответил он.
   - Тоже, там что-то было... оно гналось... - тихо, с небольшой дрожью сказала девушка. Олеф слегка улыбнулся. Просто это он бежал за ней, стараясь поскорее покинуть лес.
   - А... зверь какой-нибудь... лиса там... - беззаботно ляпнул юноша.
   - А разве в этом лесу водятся большие звери? - настаивала она.
   - Похоже, что да. Успокойся всё хорошо. Подумаешь...
   Олеф действительно решил, что здесь было обычное одинокое животное. Возможно выдра какая-нибудь с реки, которая протекала по лесу, или что-то в этом роде. Вот если бы эпп сейчас был снова заплутавший, в том лесу рядом с дорогой, с окровавленными трупами зверья, он подумал бы совсем иначе. Юноша сглотнул. То место и последние события были очень странными и тревожными.
   Эпп не слушая протесты и возгласы Анеи, взял и водрузил её ветки на себя, чтобы ей было легче нести. Девушка продолжала чего-то опасаться, от чего дрожала. Олеф зачем-то, сам не понимая что делает, взял Анею за ручку от чего многие ветки, которые он держал, попадали, но эппу до этого было мало дела. Она на мгновение удивлённо посмотрела на него, но потом мило улыбнулась и даже не отдёрнула руки. Причём, как показалось юноше, почувствовала себя гораздо спокойнее.
   - Пошли, может быть, уже и Тельдор со знакомыми пришёл? - сказала она, обнажив белёсые, ровные, красивые зубки.
   - Пошли... - ответил он. Олефу стало гораздо легче разговаривать с ней и на его душе почувствовалось какое-то тепло, такое которого никогда не было раньше.
   Эппы держались за руку и освещая себе путь бутыльком, побрели к тому месту, где должны были их ждать Кирк и Вальта.
   Юноша редко общался с девушками, и до сегодняшнего вечера сильно смущался при разговоре. Но сейчас всё изменилось. Олеф почувствовал, что по-настоящему влюбился. Анея была очень красива и вроде бы, он ей тоже нравился. Прямо так сразу, за один день, они почувствовали что-то между собой. Эпп не решался пока сделать, что-то большее. Он шёл и чувствовал себя каким-то лёгким и окрылённым.
   Было так темно, что знакомых они увидели лишь когда были совсем близко к ним. Олеф ожидал увидеть только замёрзших друга и Вальту. Юноша был почти уверен, что больше сюда, тем более так поздно, никто не придёт, но он ошибся. Зелёный свет бутылька, который всю дорогу держала Анея, отразился от четырёх неподвижных безмолвных фигур, стоящих рядом друг с другом. Все внимательно смотрели на них. Вальта весело улыбалась, Кирк удивлённо вытаращив глаза, что-то беззвучно бормотал. Рядом с ним стоял Тельдор. Вампир с широкой улыбкой резко подбежал к ним, схватил ветки у девушки и, рассыпав поленьев, взял у Олефа всю его ношу и отойдя на несколько метров скинул дрова в одну кучу. Анея отдала юноше светильник и ласково, нежно, отпустила его ладонь.
   - А мы заждались! - воскликнул Тельдор. - Я смотрю, идёте так медленно, не спеша. Хотел вам помочь, потом думаю нет, не буду... Э... Ну давайте уже костёр поскорее распалим!
   - Ты нас видел? - Анея непонимающе взглянула на него. Тельдор ухмыльнулся.
   - Я вампир. Мы прекрасно видим и днём и в сумраке, - пояснил он.
   Девушка кивнула.
   Олеф до сих пор не мог разглядеть четвёртого стоящего, который находился слегка поодаль. Он поднял бутылёк чуть повыше над собой, чтобы свет долетал немного дальше. Юноша догадывался кто это может быть и на сей раз оказался прав. Эпп узнал вечно недовольного всем окружающим члена команды вампира Влигра, которого юноша недавно нанял себе на работу, совершив как минимум глупость. Пользы от этого вурдалака было практически никакой. Вампир очень любил присутствовать на всех праздниках и различных мероприятиях. Уж если его куда-нибудь приглашали, то он практически всегда приходил. Влигр, видимо, осознал, что Олеф его видит и поэтому кивнул в знак приветствия. Юноша ответил тем же. Вампир отошёл дальше в темноту. Тельдор всё ещё возился с костром.
   - Ну как там, страшно было? - затаив дыхание и прямо с трепетным любопытством спросила Вальта.
   - Нет, конечно, - сказала Анея и сразу же посмотрела на Кирка.
   Нежный голосок ласкал слух. Приятель усмехнулся. Ничего не сказав, он подошёл к Олефу.
   - Пошли, пройдёмся... - предложил он.
   - Идите, идите! - сказала Вальта и потянула подругу за собой в сторону. Девушки практически тут же начали шептаться. Анея, по-видимому, чтобы не услышал Кирк, решила всё в подробностях рассказать Вальте. Олеф улыбнулся. Ну прямо как он с другом! Приятели отошли поодаль.
   - Ну ты даёшь! Сначала клинок где-то раздобыл, да ещё такой, теперь это. Олеф хватит мучить, что это за вещица? - приятель указал на светильник. Это, похоже, было именно тем, что так удивило и заинтересовало Кирка, когда он с Анеей только дошли сюда. Странно, но больше светильник никого не заинтересовал, даже Тельдора.
   Олеф, естественно, всё рассказал. Друг умоляюще попросил сделать ещё точно такой же бутыль и упрекнул его, что тот не показал его раньше, как только они сюда пришли.
   - А неужели в лесу было не страшно? - спросил Кирк и сам же ответил: - Конечно, нет. Эх! Анея, не понимаю, чего всё время хочет, пытается показаться лучше...
   - Да, - Олеф улыбнулся, - она говорила, что это из-за того, что ты над ней подшучиваешь.
   Друг рассмеялся.
   - Сама первая начала, а ты знаешь, я люблю посмеяться.
   Юноша согласился. Действительно со смехом Кирк никогда не расставался, но разве что, может быть, лишь на несколько минут.
   - Кстати, ты мне ещё не сказал спасибо за то, что я так ловко всё подстроил, - сказал приятель.
   Олеф даже не знал злиться на приятеля или нет.
   - Ага, за то, что ты меня подставил?
   - Ну... я всё продумал. Видишь как теперь у вас, за руку пришли, ха! - он хлопнул Олефа по спине ладонью. - Молодец! - друг рассмеялся. - Как всё просто, - рассуждал Кирк. - Только сегодня познакомились, а уже так сблизились. Олеф, молодчина!
   Тельдор и Влигр, как узнал от друга Олеф, пришли совсем недавно, опередив возвращающихся его и Анею на несколько минут. Собравший всех здесь вампир, сильно волновался что из-за того что он сильно задержался, все разойдутся и поэтому был очень рад узнав, что почти все пришли и даже решили разжечь костёр. Тельдор запоздал потому что хотел пригласить как можно больше знакомых, но больше вроде бы прийти никто так и не собирался, оставались лишь опаздывающие братья Трин и Бернер...
   Кирк с восторгом забавлялся со светильником, освещая траву и выискивая там мелких стрекочущих кузнечиков. От этого на мгновение девушки погружались в темноту и естественно просили эппа перестать.
   Олефа подозвал Тельдор, который что-то делал с сухими ветками на месте костра.
   - Олеф, дружище, клинок у тебя с собой? - спросил вампир.
   - Нет, забыл... - честно признался эпп.
   Тельдор зачем-то кивнул. Юноше вдруг показалось, что приятель что-то скрывает.
   - Дрова сырые... - проворчал Тельдор. - Трудно распалить, может ты попробуешь? - неожиданно предложил он.
   - Олеф попятился назад.
   - Нет, не могу... - сказал юноша.
   Только не хватало, чтобы девушки или кто-нибудь из вампиров узнал, что он не способен творить волшебство. Это было бы настоящей катастрофой. Эпп сразу же мог потерять уважение и даже, что казалось ещё хуже, упасть в глазах Анеи.
   - Ну ты же эпп! - удивился не знающий его проблему Тельдор. - Друг, тебе на это надо пару мгновений, применишь волшебство, а мне...
   - Стойте, вы что, вот так и будите разжигать огонь? - непонятно для чего подскочила недовольная Вальта.
   Юноша сделал шаг назад, попытавшись побыстрее удалиться, но натолкнулся на Анею. Девушка стояла позади. Она улыбнулась.
   - Прямо как в лесу. Ты куда? Что-то случилось? - с удивлением спросила Анея.
   Олеф поискал глазами Кирка. Друга нигде не было. Светящийся бутылёк одиноко стоял на земле. Юноша молча выругался. В трудную минуту приятель куда-то пропал.
   - А где Кирк? - спросил он девушку.
   - С Влигром куда-то пошли...
   Эпп занервничал. Вальта всё это время ожесточённо спорила с Тельдором. Может вурдалак попросит её...
   - Я снова повторяю, - твёрдо говорила она - огонь, даже, несмотря на то, что он под присмотром, возле леса, должен быть полностью ограничен от травы...
   - Успокойся, она ведь сырая, ничего не случится, не подожжет костёр твой лес...
   - Тельдор, одумайся! Что так трудно сделать, что я прошу? - настаивала Вальта.
   Вампир с недовольным лицом быстрыми движениями рук, повыдёргивал вокруг кучи дров мокрую траву.
   - Ты довольна? - закончив, спросил он.
   - Да, но это можно было сделать и поаккуратнее!
   - Ну эппы, вы даёте. Понимаю природа вам близка, но ведь сами мёрзните! Прямо кривитесь из-за какой-то травы... - проворчал вампир. - Олеф, давай уже разжигай скорее!
   Юноша в отрицании помахал головой.
   - Олеф, что такое? - не понимающе слегка потише спросил Тельдор. - Просто магию примени... - неуверенно произнёс он.
   Позади кто-то несильно толкнул эппа. Это была Анея.
   - Давай, а то замёрзнем... - с ласковой улыбкой пожаловалась она.
   - Ну, не девушкам же этим заниматься! - Вальта подпихнула его к костру.
   Эппу ничего не оставалось, как повиноваться. Всё складывалось просто ужасно! Он уже выглядел нелепо из-за того, что отказывался, а сейчас он мог просто опозориться. Олеф слишком долго хранил свою тайну в секрете от остальных, эпп не мог творить волшебство.
   Юноша присел перед дровами. Несмотря на то, что он был промокший от травяной росы и было холодно, эпп весь горел. Отпираться уже было бессмысленно. Олеф взглянул на Тельдора. Вампир, кажется, что-то заподозрил.
   - Девушки, не давите! - сказал он. - Мы сегодня с Олефом столько дел натворили, устали сильно, сил почти нет... думаете это легко сделать?
   - Не трудно, во всяком случае... - возразила Вальта. - Только выпачкаться сильно можно.
   - Олеф, давай сделай всё как можно лучше, я верю в тебя... - тихонько сказала Анея.
   Эпп сосредоточился. Время как будто остановилось. Олеф прекрасно знал, что ему делать. Надо было представить яркое, ясное солнце, его лучи, пламя и постараться мысленно перенести этот образ на тот неживой материальный предмет, который он собирался поджечь. Затем стоило лишь вложить в этот образ частицу своей магической силы.
   Олеф представил солнце, такое яркое, что даже в мыслях слепило его. Он старался думать что горячие лучи света сходят на ворох сухих веток...
   - Не знала, что можно так устать, что даже потерять возможность сделать элементарное, - воскликнула Вальта.
   - Во-первых, вполне возможно, а во-вторых, я уверена он хочет сделать что-то большое, может быть даже вспышку... - возразила ей Анея.
   - Всё равно долго, хотя на вспышку мне сил не хватает, - ответила подруга.
   Оставалось вложить магию, свою внутреннюю силу. Эпп напрягся. Он не чувствовал её, внутри была пустота, Олеф не знал как ощутить её и из-за этого стал злиться на себя. "Я смогу, смогу..." - повторял молча эпп, припоминая что Анея сказала что верит в него. Юноша вспомнил что говорила Ренга, по её словам трудности в этом плане испытывают только великие. Олеф представил себя в роли сильного при сильного волшебника, совершенно уверенного, явно ожидая правильный результат колдуна. Он сделал бессмысленный жест рукой и вдруг почувствовал что-то. Внутри, как будто порвалась какая-то невиданная, не ощущаемая перегородка, разорвалась какая-то грань и всё тело наполнилось приятным странным и неописуемым чувством. Олеф на мгновение испугался этого и вдруг ощущение прекратилось. Юноша не понял, что произошло. Он посмотрел на костёр и даже вздрогнул от неожиданности. Куча веток на мгновение ярко вспыхнула, озарив округу. В лицо Олефа ударил столб чёрного дыма, но затем он резко стих. Дрова загорелись и с них повалил уже совсем другой белёсый приятно пахнущий дымок.
   - Молодец! - Тельдор тряхнул его за плечо.
   - Молодчина, а я не знала, что ты на такое способен! - улыбаясь сказала Анея, добавив: - Мой герой...
   - Действительно, вспышку сделал. Долго правда, но это того стоило, преклоняюсь, - Вальта отвесила поклон и резко громко рассмеялась.
   Юноша был ошарашен. Он удивлённо уставился на огонь, наблюдая как собранные им веточки облизывает жадное пламя. Дым шёл прямо на него, от этого слезились глаза. Олеф не мог поверить, что у него это получилось. Эпп огляделся, подсознательно ища какого-нибудь подвоха, но его не было, поблизости были только друзья.
   Анея и Вальта, вытянув руки над костром, согревались. Тельдор внимательно, не отводя глаз, смотрел в темноту. Юноша не видел никого, кто мог бы помочь ему сделать это и поэтому ликовал. Он впервые смог сотворить заклинание. Олеф смог почувствовать то, что раньше у него не получалось. Эпп чувствовал себя очень хорошо, его переполняла радость и ей он очень желал поделиться.
   Подул лёгкий ветерок. В лицо юноше ударил жар огня. Олеф поднялся, ощущая что его накидка полностью пропахла костром. Кирка и Влигра по-прежнему не было видно. Эпп хотел поскорее поделиться с другом тем, что смог.
   - Долго за дровами ходят! - поёжившись от холода, воскликнула Вальта, обращаясь к Анеи. - Вы с Олефом гораздо быстрее справились.
   - Ну это же мы... - Анея подмигнула юноше.
   Эпп улыбнулся. Обворожительная девушка всё сильнее привлекала его. С каждым мгновением он всё сильнее хотел остаться с ней наедине, поговорить, довериться.
   - Да вон они, идут уже! Наконец-то! - отозвался Тельдор.
   Олеф резко отвернулся и вгляделся в ночную тьму. Он абсолютно ничего не видел. Некоторое время стояла мёртвая тишина. Затем послышались шаги.
   - Ух... - раздалось поблизости. Рядом с собой эпп увидел Кирка. Промокшая одежда приятеля поблёскивала в свете огня. Друг тащил несколько тяжёлых поленьев. Бросив их у огня, он подошёл к Олефу. Позади кучу дров тащил Влигр, но это были не все. С паленьями на плечах из темноты вышли братья Трин и Бернер. Увидев их, девушки подбежали к ним. Юноша был также рад знакомым.
   - А мы видели вас! - улыбаясь сказал один из них Олефу. Я с Трином в лесу зверька странного встретили, вот и задержались. Я хотел вас окликнуть, а потом испугаетесь думаю...
   Юноша заметил, что чтобы Бернера не путали с его братом близнецом, он нацепил себе на шею нечто на подобие красного шарфа.
   - Зверька? - удивилась Анея. Я с Олефом слышала шорох...
   - Извини Тельдор! Но я думаю мы подошли вовремя! - не выслушав её. Сказал вампир. Трин согласно кивнул и добавил:
   - В темноте силы прибавляются! Отличная ночь!
   - Ха! Вот веселья-то будет! - тоже радостно воскликнул Тельдор.
   Вампиры дружно залились смехом, обнажив свои длинные белые клыки.
   Олефу при виде этого стало не по себе. Невольно он прижался к Анеи. Тельдор с юношей были прекрасными друзьями, но вурдалаку ночью было приятнее проводить время со своими, себе подобными.
   Через несколько минут вся кампания уже сидела на брёвнах вокруг костра. Было тепло и уютно. В небо взлетали красные искры, отпугивая комаров и различных мошек. Правда, побывав многократно укушенным в лесу, Олефу было до этого всё равно. Дул несильный порывистый ветерок. Слегка потрескивали дрова. Было интересно наблюдать как по ним пляшут жёлтые и красные языки огня.
   Сначала все сидели молча, наслаждаясь природой и тишиной. Олефу было хорошо, он был полностью расслаблен. Впервые за очень долгое время юноша чувствовал себя не одиноким, тревога покинула его, ведь здесь в окружении друзей эпп был в безопасности. Затем Тельдор рассказал собравшимся о том, где он столько времени был и что видел. Все слушали с огромным интересом. Олеф, который сидел на одном бревне рядом с Кирком даже слышал как приятель временами затаивает дыхание, чтобы лучше слышать слегка торопливую, не громкую речь рассказчика. Многое было произнесено точь-в-точь как и эппу ранее. Юноша всё хорошо помнил и поэтому слушал вполуха. В общем, сначала было не очень весело.
   Но потом всё резко поменялось. Оказалось, Трин и Бернер увидев в лесу "странного зверька" задержались не потому, что просто хотели понаблюдать за ним и затем резко ушли от вопроса Анеи, а вовсе по другой причине. Вурдалаки хотели поймать его и им это удалось. Братья вампиры извлекли его из небольшого, сравнительно неприметного мешочка, привязанного к поясу Трина. Зверёк в нём был совершенно обычным, единственное в этом лесу эти существа почти не встречались. Это был диковинный и довольно-таки опасный зверь с двумя большими зубами и ушами. Это был серый, взрослый и пузатый заяц! Естественно, зверёк уже не шевелился. Олеф сразу понял его учесть. Несмотря на протесты и крики, жалобы и чуть ли ни плачь, на горе девчонок и что уже греха таить, на огромное счастье и жажду зрелищности юношей, зверь был зажарен на костре.
   Дров было достаточно и, возможно, даже могло хватить на всю ночь. Пока девушки, а в особенности Вальта ругалась с вампирами, Олеф рассказал Кирку то, что долго, перебарывая себя, скрывал, пока могли слышать другие. Юноша шёпотом похвастался своим успехом в колдовстве. Приятель поначалу был рад и всячески хвалил эппа, но когда узнал, что он смог сотворить вспышку удивлённо и слегка недоверчиво взглянул на него.
   - Вспышку? - шёпотом переспросил Кирк. - Не может быть! Я видел отблески в лесу... но... луна...
   - Я сам не знаю, как так получилось... - слегка оправдываясь вставил Олеф.
   - ... так ярко? Нет, слишком сложно и для меня и для остальных эппов, - закончил приятель. - Понимаю ты молодчина! Но вспышка - это гораздо труднее! - последние слова друг сказал похоже слишком громко.
   - Мальчики, о чём вы спорите? - отозвалась с соседнего бревна Анея.
   - О своём! - отрезал Кирк.
   - Кто бы сомневался! - ответила она, злобно взглянув на брата - Но Олеф действительно смог сделать её!
   По правде, юноша не понимал, что значит в полной мере эта "вспышка" и в чём её трудность, но то, что как выясняется он смог сделать её, было ему приятно. Приятель больше не спорил. Слов Анеи ему хватило, чтобы поверить в это. Несмотря на то, что Кирк был близким другом юноши, эпп чувствовал, что он слегка расстроился. Подбадривая приятеля и искренне убеждая его в случайности произошедшего, Олеф в подробностях рассказал как он это сделал. Друг сдержано хвалил, но юноше по-прежнему было радостно. Эпп слегка волнуясь о возможности не успеха, надеялся, что отныне сможет чувствовать свою внутреннюю духовную, магическую силу и без проблем творить заклинания.
   Ночь была действительно великолепна. После дневной грозы воздух был прохладен и свеж. Плотные тучи постепенно уходили, освобождая от своих объятий россыпи ярких красивых звёзд.
   Пересилив лёгкую обиду на вампиров, когда запахло печённым мясом, девушки стали гораздо разговорчивее. Вальта много раз шутила, её подхватывал Бернер. Олеф чувствовал, как у него постепенно смыкаются глаза. Тишина, спокойствие и тепло клонили в сон. Неожиданно его кто-то толкнул в плечо. Это был Кирк. Друг махнул рукой в сторону Тельдора и встал с бревна.
   - Я бы хотел сказать, - звучно воскликнул приятель.
   Все умолкли.
   - Вскоре, похоже, мы будем кушать и поэтому дальнейшее всем должно понравиться... - загадочно продолжил он. - Но с начала... Тельдор, ты не мог бы отвернуться, хочу чтобы это было сюрпризом.
   Олеф непонимающе внимательно уставился на друга. Тот незаметно, чтобы не видели остальные, подмигнул ему. Еле слышно трещали дрова в костре, тихонько колыхалась листва на деревьях от лёгкого и прохладного ветра.
   - Э... ну хорошо, - нахмурившись, сказал Тельдор и отвернулся, добавив: - Если ты хочешь мною полюбоваться... Э... так скажем в другом профиле, так бы и сказал... Я просто даже не ожидал от тебя такого, Кирк.
   Все дружно рассмеялись. Кирк покраснел. Олеф мельком глянул на Анею, та с огромным интересом следила за действием своего брата. Друг медлил.
   - Ну долго ещё там? - нетерпеливо проворчал Тельдор. - Я пошутил на счёт этого... профиля...
   Смех повторился, но быстро затих, так как Кирк подошёл поближе к стоящему к нему спиной вампиру.
   - Дорогой Тельдор! Так сказать... после весёлой и остроумной шутки... в честь твоего прибытия хочу тебе подарить подарок. Как друг другу. Нам с Олефом очень тебя не хватало. Вот!
   Вампир обернулся и, улыбаясь, обнял Кирка, сильно-сильно прижав к себе. Приятель, задыхаясь, проворчал:
   - Где же ещё найдёшь такого дуралея...
   Послышались одобрительные возгласы, и всех снова охватила волна хохота. Особенно сильно смеялся Трин и Бернер. Оба вампира просто угорали со смеху. Противно и звонко, как-то немного истерически смеялась Вальта. Олеф, который смеялся вместе с остальными снова мельком глянул на Анею. Та, распустив свои длинные, светлые волосы, улыбалась и укоризненно смотрела на свою подругу.
   Тельдор выпустил из объятий Кирка и, смеясь, быстро подошёл к Олефу. Юноша даже не успел ничего возразить. Вампир схватил его и с силой прижал к себе.
   - Спасибо друг, спасибо! - горячо воскликнул он и, выпустив его, сказал:
   - Я так и знал, что вы что-нибудь мне подарите! Спасибо! - Тельдор огляделся. - Ну и где же мой подарок?
   Кирк снял со спины свой небольшой, под завязку набитый мешок и извлёк из него несколько аккуратно сложенных одеял, от чего рюкзак заметно опустел, а затем вытащил какой-то внушительных размеров свёрток. В нём лежало что-то объёмное... Олеф сидя наклонился вперёд, чтобы лучше разглядеть предмет.
   - Вот, держи! - весело сказал Кирк и протянул его вампиру. Тельдор в шутку, улыбаясь, изобразил тяжесть свёртка, а потом на радостные выкрики толпы, поднял его вверх над головой.
   - Кирк, ты уж извини, я же в шутку...
   - Я понимаю. И ты меня прости, я тоже...
   Они обменялись рукопожатиями.
   - Разворачивай давай! - крикнул кто-то из братьев вампиров. Шарфа на Бернере уже не было, а различать друзей близнецов Олеф по-прежнему не мог
   - Давай, давай! - подхватила Вальта.
   Олеф сконфузился. Он совсем не подумал преподнести другу подарок. Сейчас это сильно мучило его. Юноша даже не улыбался. "Как это так, Кирк получается лучшей друг Тельдору, чем я!" - думал он. Некоторая досада постепенно одолевала эппом.
   Тельдор повертел в руках свёрток. Тот был завёрнут во много слоёв бумаги. Быстро разорвав её, он продемонстрировал всем свой подарок.
   - О-о-о-о... - хором разнеслось. Анея, за которой Олеф сам не зная почему по-прежнему следил, спросила:
   - Бочонок?
   Олеф увидев, что находится в свёртке ахнул. Предмет был ему хорошо знаком.
   Небольшой бочонок чёрного цвета, сколоченный из грубой доски, снова предстал перед глазами эппа. Судя по наполовину стёртой и сбитой пометке на его древесине, в нём был ром. Именно эту вещь Олеф вчера нашёл и продал торговцу на рынке. Юноша в этом был абсолютно уверен. Он хорошо запомнил бочонок, подобные были достаточно редки. У Олефа сложилось недоброе предчувствие. Ведь этот предмет ранее находился рядом с магическим клинком и книгой. Сейчас это наводило на определённые мысли. Вещь могла также обладать какими-нибудь чудными свойствами, которые могли принести вред.
   Олеф не мог припомнить, говорил он про него Кирку или нет. На первый взгляд ответ был очевиден. Если бы друг узнал о странной веще, он бы не купил её. Значит, юноша забыл сказать о ней. Но могло быть так, что приятель не всё внимательно слушал... Кирк вполне мог пропустить упоминание о бочонке мимо ушей.
   Пока Олеф думал об этом и маялся, сказать или не сказать вслух свои опасения, веселье шло полным ходом. Подарок друга вызвал бурю эмоций. Как выяснилось, один из самых крепких спиртных напитков никто кроме странствующего Тельдора, никогда не пробовал. Многим неожиданно сильно захотелось это исправить. В рюкзаке у кого-то обнаружилось несколько стеклянных стаканов.
   Юноша не знал, что ему делать. Эппу не хотелось, чтобы о его находках ещё кто-нибудь узнал, даже близкие знакомые. По этой причине протестовать против вскрытия бочонка он не смел. К несчастью, девчонки тоже ни чуть не меньше хотели рома чем остальные.
   Олеф никогда не пивший ничего крепче пресной воды, слышал лишь рассказы и словесные описания ощущений знакомых, окружающих. Он не знал вкус спиртных напитков и, возможно, поэтому они ему вовсе не хотелись. Даже ради интереса юноша не хотел пробовать их, боясь привыкания и опьянения.
   Тельдор внимательно осмотрев бочонок, нашёл в нём ели заметную, очень глубоко вдавленную пробку. С большим усилием вампир сжал её в своих белоснежных клыках и рывком дёрнул на себя. Издав специфический звук бочка открылась и с неё тоненькой струйкой хлынул ром. Набрав всем по полстакана (Олеф не знал кто принёс их так много, но подозревал что это сделал Кирк), Тельдор вручил склянки каждому в руки. Юноша также получил свой стеклянный сосуд. Затем герой торжества выступил с речью...
   Эпп почти не слушал. Он взглянул на содержимое своего стакана. Мутная, светло-кофейного цвета жидкость источала спиртной запах. Вроде бы ром так и должен был выглядеть. Олеф взболтал стакан, а затем сосредоточившись незаметно прикоснулся к волосам - мурашек не прошло. Это свидетельствовало, что напиток был не заколдован. Хотя, Олеф был в этом не уверен. Юноша так толком и не узнал способен ли творить магию. Эпп опасался, что с костром произошла какая-нибудь случайность. Несколько часами назад Олеф был полностью уверен, что неспособен почувствовать магию в предмете, может быть, так было и сейчас...
   Только от одного резкого запаха начала кружиться голова. Юноша отставил стакан в сторону. В этот момент Тельдор залпом, несколькими большими глотками выпил свою порцию. Олеф хотел предостерегающе выкрикнуть, но не успел. За ним быстро повторили остальные. Эпп внимательно смотрел на девушек и заметил, что Вальта смогла поглотить ром ничуть не медленнее. Анея же сделала несколько маленьких глоточков, от чего на вид жидкости в её стакане не убавилось, а затем поморщившись отставила его. Вампиры оставались бледными, а вот Кирк с Вальтой заметно покраснели. Никто, кажется, не заметил, что он хотел что-то сказать и то, что Олеф не пил.
   Юноша обеспокоено толкнул сидевшего рядом друга.
   - С тобой всё в порядке? - обеспокоено спросил Олеф.
   - В полном! Реальную я вещь раздобыл, а? - Кирк подмигнул.
   Эппу стало легче. Приятель всего-навсего слегка опьянел.
   - Да... - протянул он в ответ.
   Правда, через несколько секунд юноша снова оглядел товарищей. Всё было в полном порядке, ничего сверхъестественного не произошло. У Олефа отлегло на сердце. Предмет не обладал волшебством. "Может быть, поэтому я не почувствовал?" - с надеждой подумал он.
   - Но что ещё по одной? - предложил Кирк.
   Вампиры естественно согласились, Вальта тоже была не против этого. Юноша незаметно вылил ром со своего стакана на землю и вместе с остальными передал их Тельдору. Вампир их снова наполнил и каждому лично снова раздал. Олефу достался пустой стакан. Юноша взглянул на разливавшего. Вампир слегка, незаметно подмигнул. Тельдор был очень умён и наблюдателен. Он понял, что пить Олеф не будет и поэтому, не заостряя на этом внимания, решил не переводить напиток зря. Судя по всему, друг не налил и Анеи. Во время того, как все ещё раз осушали свои склянки, она улыбчиво помахала ему ручкой. Юноша ответил тем же.
   Олефу процесс был не приятен. Лицо Кирка с каждой рюмкой всё сильнее наливалось кровью и приобретало всё более красный оттенок. Вальта стала вообще не управляемой и какой-то буйной. Девушка постоянно что-то говорила, порой совершенно непонятные вещи. Юноша никогда не видел друга пьяным и, впрочем, не хотел. Хотя всё к этому сводилось. Уйти же было пока нельзя. Эпп не мог найти для этого достойного повода. За то, что приятный вечер перед костром превратился в настоящую пьянку, Олеф был зол на друга. В том числе и за то, что именно он купил этот дурацкий странный бочонок.
   Затем заяц полностью спёкся на костре и его стало возможно есть, чем многие и воспользовались. Юноша же ужинать почему-то абсолютно не хотел, стало скучно.
   - Олеф, совсем забыл об этом... - неожиданно обратился к нему Влигр.
   Эпп молча, нисколько не участвуя в происходящем, сидел и смотрел в огонь, периодически соглашаясь с воспоминаниями Тельдора или отвечая на какие-нибудь бесполезные вопросы Кирка, поэтому на голос молодого вампира ответил повышенным интересом.
   - Не хотел сначала, но всё же таков договор... - продолжил вурдалак.
   Все притихли.
   - Что? - не совсем понял юноша.
   - Хм... объяснить? Олеф! День закончился, давай кровь! У нас договор... - Влигр ни с того не с сего стал резок и даже агрессивен.
   У эппа и так невысокое настроение резко рухнуло вниз. Внутри всё сжалось. Олеф в окружении знакомых, а не на стройки корабля совсем забыл, что должен расплатиться с вампирами. Каждый рабочий день, перед тем как идти домой с работы один из вурдалаков должен был сделать укус. Это была единственная возможность кроме огромных денег, для того чтобы нанять рабочих, приблизиться к мечте, постройки корабля.
   Юноша взглянул на Влигра. Вампир как и все вурдалаки был бледен и даже несмотря на солидное количество выпетого спиртного на вид полностью трезв. Язык Олефа как будто слипся. С некоторыми усилиями эпп выдавил:
   - Сейчас?
   - Да, Олеф. Назначенную по плану работу я сегодня сделал.
   - Влигр, не сегодня. Не в эту прекрасную ночь... - спокойно сказал Тельдор. - Ну что ещё по одной?- вампир встряхнул бочкой рома.
   - Тельдор, тупица, не лезь! - Влигр встал. - Мы заключили договор, свою часть я исполнил, Олеф твой черёд.
   Юноша также поднялся. Он увидел, что на него все пристально смотрят. Анея была в ужасе. Делать было нечего. Конечно, приятного было мало, когда тебя кусал вампир... Укусы на эппов практически не действовали, но позволять у себя пить кровь, было тяжко. Олеф никогда не отказывал, всё соблюдал, но на виду у Анеи, да и сегодня, глубокой ночью этого делать совсем не хотелось, а надо было...
   - Влигр успокойся! - гораздо громче чем прежде сказал Тельдор. - Я не позволю. Не этой ночью! Какой бы договор не был, сейчас этого не надо делать. Тем более я что тебя не знаю? Пользы в труде от тебя не много...
   - Замолчи! - яростно возразил Влигр. - Олеф?! Что ты встал?! Иди сюда!
   Вурдалак разозлился. Это многим не понравилось.
   - Влигр? Ты что с ума сошёл? - один из братьев вампиров поднялся с бревна. - Тельдора столько не видели! Ты что друг? Мясо ещё съешь, полегчает...
   - Мы же с тобой договорились! - поднялся второй брат вурдалак. - Сегодня праздник, мы все собрались здесь чтобы отдохнуть... Потом, завтра полакомишься, я свою очередь пропущу.
   - Я сказал сегодня! - зло воскликнул Влигр. - Сами жуйте своё мясо! Мне хочется крови и поэтому... - вампир сделал несколько шагов к Олефу.
   - Стой! - вместе сказали Трин и Бернер. - Ты что совсем слабак? Не можешь без этого? Кровь нам нужна для того чтобы быстрее заживали раны, не более, нужно сдерживать себя - сказал по-видимому Бернер. - Тем более мы делаем хорошее дело. Мне вот, например, очень интересно узнать, что там за пределами острова. Да мы с Трином даже решили, что крови просить больше не будем. Просто станем работать абсолютно даром, ради Олефа. Для его мечты, чтобы помочь... А там глядишь он нас с собой в плаванье возьмёт. Ты же всё про своё...
   - Заткнитесь! Я сегодня работал! Давайте мне то, что я заработал!
   - Ну ты Влигр... - протянул Тельдор. - А я по тебе скучал... Вон! Иди отсюда! - друг указал в темноту.
   Олеф успокаивая, помахал руками. Чувствуя себя виноватым, он попытался сменить настроения. Слова Бернера и Трина юноша всерьёз не воспринял, так как в данной ситуации они выступали как присмиряющее Влигра и поэтому могли быть сказаны сгоряча.
   - Успокойтесь! - воскликнул Олеф. - всё нормально, - для правдоподобности он натянуто улыбнулся. - я просто забыл, извини Влигр. Пошли отойдём...
   - Нет1 Здесь и сейчас! - воскликнул в ответ вампир.
   Эпп промолчал. Он решил, что спорить бесполезно. Перед Анеей, конечно, юноша делать этого не хотел, но выхода не было. С завтрашнего дня Олеф решил, что на стройке Влигра больше не потерпит. Юноша больше никогда не хотел иметь с ним дело. Не потому что он был расстроен из-за того что его должны были сейчас укусить. Ему было неприятна дерзость вурдалака окружающим.
   - Хорошо, успокойся! - юноша зашагал к вампиру, но неожиданно его кто-то схватил за руку, тем самым остановив.
   Это был Кирк. Приятель бодро вскочил перед эппом и очутился совсем близко к Влигру.
   - Ха! Ну вы даёте! Давай уже укуси меня и забудем об этом, - сказал друг вампиру. Ведь я ещё ни разу не делал этого. Бедный Олеф один страдает, а я всё время не решаюсь. К стройке корабля, намой взгляд, я имею самое близкое отношение, управляя вами... Тем более я друг. Давай кусай!
   Олеф улыбнулся. Действительно Кирка не кусали, а рабочих выискивал именно он. Но друг давно уже не мечтал уплыть отсюда. Ему просто было интересно помогать, заниматься кораблём. Обида на приятеля из-за рома мгновенно исчезла.
   - Не надо Кирк. Я уже привык... - начал юноша.
   Приятель хотел помочь, но Олеф решил, что в этой ситуации лучше, чтобы расплатился он сам.
   - Олеф, это лучшее решение! - воскликнул Тельдор.
   Юноша остолбенел. Он внимательно посмотрел на него.
   - Что?! Друг, ты что? Меня ты выгораживаешь, а Кирка... - Олеф ни в коем случае не ожидал такого от Тельдора. За друзей нужно было стоять горой. Эпп даже не мог подобрать слов, чтобы выразить своё возмущение.
   - Нет, ты меня не понял! - сказал друг вурдалак. - Просто Кирк как бы сказать... выпил немного больше чем ты. Его крови Влигру потребуется меньше для насыщения, тем более будет не больно. У опьяневших людей плохо останавливается кровь, но у эппов то наоборот! Я знаю...
   - Олеф, а ты что подумал? - спросил Кирк. - Думаешь в другом случае я бы решился? - приятель улыбнулся.
   Юноша присел на холодное и сырое бревно. На душе стало легче. Во всяком случае сказанного он не знал и если друг был согласен, то можно было уже и не спорить.
   Влигр не стал долго ждать. Олеф увидел как белые клыки мягко, легко вошли в плоть Кирка. По его шее потекла тоненькая красная струйка...
   Прикрывшаяся рукой, чтобы не видеть происходящего, Анея резко поднялась.
   - Тельдор, я, пожалуй, уже пойду... - сказала она. - Я, наверное, ещё вернусь, надо домой наведаться...
   Уволенный с завтрашнего дня вампир отпустил Кирка. Облизнувшись, не закрывая рта, от чего с его зубов во все стороны разлетелись мельчайшие капельки крови он тихо и спокойно, с ноткой оправдания в голосе сказал:
   - Не сложно же было. Извините ребят... не сдержался. Ну что выпьем?
   Тельдор оскалился.
   - Вон отсюда! Чтобы я тебя больше не видел рядом с друзьями! - гневно выкрикнул он. - Долг уплачен, иди прочь.
   - Я тоже тогда пойду... - тихо сказала Анея.
   - Да, спасибо большое, что пришла. Ты идёшь с Вальтой? - чуть спокойнее спросил вампир, всё время глядя на Влигра.
   - Нет одна...
   Вальта засмеялась, а затем громко выкрикнула:
  -- Веселье продолжается!
  -- Хорошо, приходи если что, будем ждать! - Тельдор улыбнулся девушке.
   Влигр резко развернулся и быстрыми шагами пошёл в сторону леса. Бернер и Трин молча смотрели ему в след.
   Кирк же как ни в чём не бывало уселся рядом с Олефом. Друг улыбался. Вид у него был на удивление хороший. На шее красовались две маленькие красные точки, но рана с каждой секундой всё сильнее бледнела.
   - Вот видишь, - сказал он. - Ром восхитительная штука! Я даже ничего не почувствовал!
   Олеф кивнул и глянул на Тельдора. Вампир теребил свои усы.
   - Так и знал, что не надо было приглашать его... - сказал вурдалак. - Вы в порядке? - Тельдор внимательно взглянул сначала на Кирка, затем на Олефа. Приятели кивнули. Юноше стало грустно. Ещё один вечер пропал из-за работы.
   Анея попрощалась и пошла домой. Около минуты все сидели молча, потом Тельдор начал как ни в чём не бывало снова разливать проклятый спиртной напиток. Олеф не выдержал. Сидеть и просто смотреть на происходящее было уже невыносимо. Юноша сказал что уходит. Время для этого было, на его взгляд, самое лучшее. Тельдор понимающе согласился.
   - Хорошо, друг. Сейчас мы тоже уже будем расходиться. Спасибо что пришёл. Завтра с утра кое-что обсудим... Ах и да, ещё одно - увидишь Влигра, гони его от себя подальше! - Вампир улыбнулся.
   Олеф попрощавшись с каждым в отдельности и настоятельно убедив Кирка в том, что нет надобности идти вместе с ним, прихватив свой светильник, двинулся к дому.
   Кирк некоторое время непонимающе смотрел ему вслед, но затем, видимо, что-то сообразив на этот счёт, отвернулся.
   Олеф ускорил шаг. Он толком не знал, куда вели его ноги. Возвращаться на луг, к дому, юноше не хотелось, тем более у него дома оставался лежать не самый приятный сюрприз, оставленный орком. К хижине Ренги идти эпп не решался.
   Поскальзываясь на мокрой траве и частенько спотыкаясь об кочки, Олеф шёл примерно в сторону своего корабля. Там он наделся, у него будет возможность переночевать. Вокруг царила ночь. Стрекотали кузнечики, издавали пронзительные трели сверчки. На ветру покачивалась и шелестела полевая трава.
   Поднявшись на вершину холма, он ощутил ветер гораздо сильнее, от порыва которого на голове встрепенулись волосы, а длинные мокрые штанины стремительно затрепетали. В это мгновение светящееся жидкость в бутыльке неожиданно стала гораздо бледнее. Олеф остался в полнейшей темноте. Юноше на секунду стало как-то не по себе. Эпп начинал жалеть, что пошёл один. Ведь сейчас было совсем не безопасно.
   Олеф потряс свой светильник. К огромному счастью, после тряски жидкость в нём снова ярко вспыхнула. Озарив округу приятным зелёным светом, он огляделся. Никого рядом не было. Некоторое время юноша думал, не вернуться ли ему назад, но затем решил продолжить путь. Спустившись с холма, эпп зашагал по ровной поляне. Вперёд уходила узенькая, желтоватая, песчаная дорожка. Юноша ещё более ускорил шаг. Вдруг впереди он заметил силуэт. Внутри всё сжалось. Олеф замер. Подняв светильник над собой, он внимательно вгляделся в него.
   Увиденное одновременно быстро успокоило его, удивило и даже развеселило. В нескольких метрах впереди себя юноша увидел Анею. Симпатичная девушка небыстро шла по дороге. Её светлые длинные волосы развивались на ветру.
   - Анея! - громко позвал девушку Олеф.
   Она обернулась.
   - Олеф?! - девушка прямо засияла от радости, увидев его. - А что ты тут делаешь?
   Юноша улыбнулся в ответ и слукавил:
   - Да вот, думаю, тебя провожу...
   Конечно, ничего плохого в том, что он собирался ночевать внутри корабля не было и даже, может быть, наоборот это делало в глазах окружающих его более взрослым и самостоятельным, но всё-таки юноши не хотелось заострять чьё-нибудь внимание на своих проблемах. Особенно он не хотел, чтобы ему сочувствовала и помогала девушка. Зато сказанное Олефом произвело на Анею очень положительные впечатления.
   - Спасибочки, Олеф... я ... я... не ожидала как-то...- девушка удивлённо улыбнулась ему.
   Юноша подошёл к ней ближе.
   - А ты ведь говорила тебе недалеко идти? - с укором спросил он.
   - Да... просто... я ночь люблю, тем более мешать не хотела, - она снова мило улыбнулась.
   - Мешать?! - удивился Олеф.
   Юноша никак не считал то, чем они ранее занимались чем-нибудь важным, требуемым какого-нибудь внимания или сосредоточения.
   - А что? - не поняла Анея. - Ведь все были заняты... я не хотела прерывать...
   - Ага, все кроме меня! - возразил эпп.
   Анея рассмеялась.
   - Это точно. Мы с тобой чувствовали себя с ними даже немного неловко, - девушка медленно пошла вперёд.
   - Так тебе далеко ещё до дома? - спросил юноша.
   - Нет, уже... - она улыбнулась, - честно, осталось совсем чуть-чуть.
   Олеф последовал за девушкой. Несколько минут они шли молча. Где-то, кажется поблизости, донёсся истошный, пронзительный вой. Юноша вздрогнул и быстро осветил пространство вокруг своим бутыльком. Кроме них рядом никого не было.
   - Лес близко, такое здесь часто бывает... - спокойно ответила Анея.
   Олеф согласился с ней, но несмотря на это прибавил шаг. Всё-таки ночью ходить было очень опасно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 8.
   Подземный город
   - Ты посмотри на его добродушное лицо! - воскликнул Горб. Ты что действительно хочешь оставить его здесь?!
  
  
  
  
  
  
   Глава 9.
   Пути сходятся
   Олеф с трудом помнил как добрался до дома. Дотронувшись до заветной таблички своей обители, он обнаружил, что куча, оставленная орком, исчезла. Всё-таки заклинание мага подействовало.
   Юноша закрылся и уснул. Эпп очень устал. Ему хотелось отоспаться, набраться сил и немножко подумать.
   В своём доме безвылазно он провёл несколько дней. Делать ничего не хотелось. Олеф думал, размышлял о будущем. Так легко разрушилась его мечта, давняя цель. "Кто дал право колдунам распоряжаться нашей свободой!" - негодовал он. В дополнение ко всему выяснилось, что крыша протекает. С чего вдруг сильное заклинание, защищающее от дождя, вышло из строя было не ясно. В доме было много еды, её нужно было лишь найти под горой на половину совсем ненужного хлама, наваленного повсюду. Но Олефу есть не особо хотелось.
   Только на утро четвёртого дня юноша понял, что так больше продолжаться не должно. Друзья скорее всего давно его искали. Ренга, возможно, тоже. После того как она так резко изменилась, это даже сильно пугало. Хоть бы Магистр ничего ей не сделал...
   На улице было настоящее пекло. Солнце грело просто невыносимо. Повсюду царила жара и духота. Олеф надел свои длинные, не совсем новые штаны, застегнул рубашку, наверх накинул свою любимую не промокающую накидку. Затем для красоты напялил кожаный ремень.
   Закрыв дом, дотронувшись до таблички, он двинулся в путь. Ненормальная засуха, жара для осени была неожиданностью. Юноша же уже начал привыкать к резким переменам в погоде и поэтому морально был готов, хоть к дождю, хотя холоду, не говоря уже о тепле.
   К его счастью на тропе, вблизи дома, никого не было. Он не хотел привлекать к себе ни малейшего внимания, не говоря уже о возможности вступить в разговор.
   Левая нога по-прежнему несильно болела, создавая ощутимое неудобство. Заживление шло очень и очень медленно. На пути никого из знакомых не встретилось. Юноша вышел к морю.
  
  
  
  
  
  
   Команда была уже далеко, а Ренга всё размышляла о своём поступке. "Может быть, я зря пустила их туда?" - думала женщина. Артефакт, конечно, мог помочь им выбраться с острова, но мог стать причиной многих проблем. По крайней мере, их путешествие откладывало тот момент, когда юноша мог увидеть её в новом обличии...
  
   Глава 10.
   Начало трудного пути
   Олефу хотелось спать. Стремительный темп жизни за несколько дней сильно вымотал юношу, и поэтому путешествие ему давалось с трудом. Несмотря на это, он был счастлив, так как его мечта могла вот-вот сбыться. Здесь уже было всё по-серьёзному. Корабль был завершён и, наверное, с таким же нетерпением, как и Олеф, ждал волнующего выхода в море. Оставалось лишь получить амулет, который мог помочь им преодолеть все напасти стихии при отплытии.
   Весь первый день они медленно, не привлекая к себе большого внимания, преодолевали территорию Совы. Маги, знакомые, соседи, случайные зеваки могли встретиться повсюду, поэтому путникам приходилось часто оглядываться по сторонам и выбирать менее приметные пути. Группа, с тяжёлыми мешками на плечах, во главе с Вурдулуком могла привлечь к себе слишком много внимания и стать причиной многих, скорее всего не самых лучших слухов.
  
  
  
   Олеф снова услышал это зловещее "Мяу". Юноша насторожился и огляделся. Плотные, высокие заросли камыша вздрогнули. Послышался треск ломающейся травы, а затем снова прозвучал этот звук, да ещё так громко и отчётливо, что эпп вздрогнул. Олеф облизал засохшие губы. Было страшно, почти, что также как и тогда в подземелье.
  
  
  
  
  
   - Хорошо поёт эта индейка - начал разговор гном.
   - Это не индейка - ответил Олеф. Он был знатоком природы, как и все эппы.
   - А... понятно - сказал Рюм, явно удивлённый таким ответом. Несколько минут он вертел головой, в поисках поющей птахи, а затем снова воскликнул:
   - Восхитительные звуки! О! Слышите, вторая индейка запела.
   - Это не индейка! - на этот раз ответил тёмный эльф. - Это акардиновая канарейка зелёных полей северного леса.
   - А... ну понятно. Я просто пошутил.
   Все дружно рассмеялись. Дорога резко спускалась вниз, от чего от каждого шага создавалось чувство, как будто желудок проваливается куда-то вниз. Каждый был занят своим делом. Олеф шёл и наслаждался лесным пейзажем.
   У Олефа сложилось чувство, что они заблудились. Уж слишком часто они совершали непонятные манёвры. Сначала они углублялись в глубь леса, затем резко возвращались назад, потом выходили к опушке, а затем снова шли в самую чащу. Юноша уловил на себе взгляд Кити и посмотрел на неё. Она тихонько развела руками и показала, что они плутают. Олеф согласно кивнул. Этот знак уловил и кентавр. "Вы правы" - ответил он. - "Но раз эльф думает, что он умнее меня, пусть ведёт. Когда он смирится с тем, что заблудился, группу возглавлю я". Анея тоже всё поняла. Она подошла к Вурдулуку и легонько толкнула его. Но светлый эльф оттолкнул её, проворчав что-то насчёт того, что он должен следить за безопасностью. Юноша посмотрел на него. Светлый эльф постоянно смотрел на верхушки деревьев и
  
  
   - Давайте разведём костёр, - неожиданно предложил гном.
   Олеф и тёмный эльф с недовольством покосились на него. Где-то позади что-то невнятно проворчал Вурдулук. Рюм моментально замер.
   - А что я такого сказал? Ведь мы же тогда сможем хотя бы просушить нашу одежду! - негодующе воскликнул рудокоп.
   - Замолчи, а то поближе познакомишься с моей стрелой, - сказал тёмный эльф.
   - Это ты чего, угрожаешь? Считаешь, что я с тобой не справлюсь? Да я тебя одной левой! Ха-Ха-Ха. Испугался?
   - Гном помолчи, ты всех уже порядочно достал!
   - Кого это, всех? Друзья! Вы слышали слова этого эльфа?! Ха-Ха-Ха. Мне смешно тебя слушать! - Рюм повернулся к Кирку - малый, вот скажи мне честно. Я тебя достал?
   - Нет..., - промямлил он.
   - Ну, вот слышал, эльф?
   Нап фыркнул и сказал:
   - Подумаешь! Единственное исключение!
   - Значит, единственное?! Ладно..., - гном покосился на Олефа - Вот ты, Олеф, скажи мне: я тебе надоел? Ведь мы столько пережили вместе!
   Эпп не знал, как ответить. Юноша мог сказать правду, а она естественно была не в пользу рудокопа, а мог сделать то же, что и Кирк. Через несколько секунд раздумий, он ответил:
   - Немного...э....
   - Вот видишь! Эльф, видишь?! Никого я не достал! - гном был счастлив и, улыбаясь, смотрел Напу прямо в глаза.
   - Хорошо! Великолепно! Ты достал меня! Понял?! Ты ворчишь, как только сделал первый шаг! Всё, молчи! - тёмный эльф был разозлён. Рюма это забавляло:
   - Ой, а как же твоя стрела? - насмехаясь, поинтересовался он.
   - Точно! - эльф выхватил из-за спины свой лук и, натянув тетиву, стал медленно доставать стрелу из колчана, привязанного за спиной. Гном слегка занервничал.
   - Да ладно тебе! Думаешь, ты сможешь причинить мне какой-то вред? У меня доспехи! - гном демонстративно повертелся.
   - А у тебя задница не прикрыта! - воскликнул эльф. Шутка удалась, вся команда заулыбалась. Это была не правда. Команда об этом знала, а вот гном был в этом слегка неуверен.
   - Чего?!
   - Что? Испугался! Я тебя предупредил. Ещё одна выходка и..., - на этот раз насмехался эльф.
   - Ты это, по аккуратнее. Я же просто предложил разжечь костёр. Ну, это... из сухих веток! - Рюм попытался дотронуться до своего зада, но у него это не вышло. Тяжёлые, металлические доспехи не позволяли ему опускать руки назад.
   - Гном, я тебя предупреждал! - эльф натянул тетиву лука.
   - Всё-всё, я буду молчать....
   Рюм отошёл на несколько метров и шёпотом, обращаясь к самому себе, сказал:
   - Тоже мне лесник нашелся.
   - Стрела! - крикнул Нап.
   - Да всё молчу! - огрызнулся гном.
  
   Похожих сцен было ещё много, но в них гном уже не принимал участия. Рудокоп даже несколько часов не ворчал. Рюм шёл всё время в стороне, и пытался проверить наличие доспехов на самом святом месте. Это всех долго забавляло. Правда, вскоре его почитатель, молодой вампир Кирк, сказал, что это всего лишь шутка. Команда потом ещё долго упрекала его в этом. Гном снова стал требовать, то остановку, то еду, то ещё что-нибудь. Это было просто не возможно! Нап на это не реагировал. Он вскоре вовсе забыл о той сцене, и непонимающе слушал как остальные уприкают Кирка. Конечно, память у тёмного эльфа была очень плохая.
   Но путь был очень долгим и вскоре, нытьё перестало всех волновать. Между членами команды начались потасовки. Возможно, Ренга была права, какая-то агрессия постоянно витала в воздухе. Совсем скоро чего-то не поделили Вурдулук с Тельдором. Началась настоящая катастрофа. Два сильных лидера начали драться. Разнять их было почти не возможно. Они вцепились друг в друга как два каких-то свирепых зверя. Светлый эльф был не способен применять магию, но был физически развит, а Тельдор был вампиром с очень большими клыками. Но, к счастью, гном был тоже не слабым. Выждав тот момент, когда оба дерущихся повернулись к нему спиной, он несколько раз заехал своими большими кулаками одному и другому, прямо по спинам. Противники итак уже были все расцарапанные и в ссадинах. Но, всё же гарантировано получив ещё по одному синяку, быстро угомонились и, ругаясь, разошлись. Олеф про себя отметил, что Вурдулук пострадал гораздо больше, чем Тельдор и это его немного радовало. Юноша почему-то прохладно относился к светлому эльфу. Его демонстративные действия, с помощью которых он обращал на себя внимания, показ своей силы, лидерства, очень не нравились эппу. Вурдулук также относился к Олефу, это было видно с их самой первой встречи.
  
   Вскоре команда разделилась.
  
  
   Наконец-то молодой эпп, лесной эльф Вурдулук, Анея, Кити, кентавр Зык, гном и тёмный эльф, начали своё опасное и интересное приключение...
  
   Глава 11.
   Дорога к испытанию
   Путники шли как зачарованные. Новые места, которые открывались их взору, сильно отличались от привычных. Здесь, повсюду, расстилалась необъятная степь. Желтоватая от засухи трава, которая была до того низкорослой, что еле доставала до колен эппов, уходила далеко за горизонт. Это часть острова, по-видимому, была гораздо больше сообщества Вурдулука. Тот, кстати, это понимал и из-за этого вёл себя нервозно.
   Идти по такой жаре было сущим кощунством. Путники шли по равниной территории неизвестного им места. В округе не было не одного деревца, ни одного кустарничка и даже валуна, которые могли бы создать тень. С погодой происходило что-то странное. Сначала воздух несколько дней подряд был пропитан влагой, а теперь её не было вообще. Юноше было очень жарко и хотелось пить.
   Олеф то и дело прятался за высокой и стройной фигурой тёмного эльфа. Но, солнце было настоящим пеклом, так что это не спасало. Гном шёл несколько позади юноши. Олеф слышал его тяжёлые шаги, отдающиеся звоном металлической кольчуги. Рюму тоже было жарко, и он этого не скрывал, поэтому странникам приходилось выслушивать десятки его ворчаний. Иногда слышался звук, откупоривающийся пробки, чей-нибудь фляги. Особенно часто открывал её гном. Олеф, выпивший свою маленькую бутылочку, ещё в начале пути, завидовал им и никак не решался попросить воды. И когда уже сухость в горле стала невыносимой, он повернулся к гному и спросил воды. Тот расплылся в широкой улыбке и протянул свою флягу. Олеф, не задумываясь, сделал большой глоток. Горло окатило волной огня. Юноша поперхнулся и, закашлявшись, всучил флягу обратно в руки её хозяина. Рюм виновато отошёл в сторонку. Олеф, хватая ртом воздух, огляделся. Вся группа остановившись, с недоумением смотрела на него. Ну, рудокоп! Юноша махнул рукой, чтобы они продолжали идти дальше. Жидкость, во фляге была не чем иным, как забористым ромом.
   Несколько часов они шли молча, но потом Анея стала шёпотом о чём-то говорить Вурдулуку. Олеф вслушался. Разговор был неинтересным и заключался лишь в том, что Анея успокаивала лидера, говоря, что это сообщество хоть и большое, никем не заселено. Потом на время наступила тишина. Она длилась ещё половину дня. Но продолжать путь дальше было почти что невозможно. Чтобы хоть как-то идти, преодолевая усталость, путники постепенно заговорили. Вурдулук снова стал слушать утешение Анеи, Кити завела беседу с тёмным эльфом, а к Олефу подошёл гном. Все начли шёпотом обсуждать различные темы. Почему-то никто не решался говорить нормально, все как будто боялись потревожить кого-то. Без собеседника остался лишь кентавр. Но он, казалось, беседовать ни с кем, и не хотел. Он шёл молча, всё время, поглядывая на небо.
   - Олеф, глотнуть моего напитка больше не хочешь? - как и все, тихо, спросил Рюм.
   - Нет, - отозвался юноша.
   - А что понравилось? Да ты не скрывай, ведь понравилось, да?
   - Отстань, - процедил юноша и, проследив за взглядом кентавра, тоже посмотрел на небо.
   - Ты что обиделся что ли? Из-за этого пустяка? Знаешь, я как-то и не подумал, что ты пьёшь только водичку....
   - Я не обиделся, Рюм! Но мне было очень неприятно. И я, кстати, пью не только воду! - Олеф был раздражителен.
   - Да ну? Правда что ли? И что же? - гном заулыбался.
   - Неважно. Я же тебе сказал, чтобы ты отстал. Ты что моих слов не понимаешь?!
   Олеф отошёл в сторону, всё также глядя на небо. Оно было ярко-синим, а по нему медленно плыли маленькие белые, пёристые облака. Их было очень мало, и они не могли закрыть огромное горячие солнце. Небосвод был очень красивым. Небо напоминало глубокий, огромный океан. Он манил к себе, побуждая Олефа ни на секунду не забывать о своём путешествии. Юноша краем глаза посмотрел на Зыка. Тот всё так же смотрел вверх.
   - Слышишь, Олеф. Я, кажется, понял, почему ты такой не разговорчивый, - идя поблизости, сказал гном.
   - Ну и что же ты понял? - Олеф внимательно посмотрел на рудокопа.
   - Хочешь, я тебе шепну на ушко?
   - Ну, давай....
   Гном слегка наклонился и, коснувшись своей колючей бородой щеки юноши, очень громко сказал:
   - Ревнуешь! - он указал пальцем на Анею и засмеялся. Да ещё, как назло, так сильно, что все разом обернулись. Не понимая, что происходит, они тоже заулыбались, глядя на гнома, который от души хохотал, схватившись за живот. Но не на всех лицах была улыбка.
   Олеф несколько мгновений смотрел туда, куда рудокоп указал пальцем. Анея и Вурдулук внимательно смотрели на него и на Рюма. У Олефа почему-то в груди легко ёкнуло сердце. На их лицах застыло недовольство. У юноши сложилось такое чувство, что они флиртовали друг с другом и их вдруг прервали.
   Около минуты все ждали, пока Рюм закончит смеяться над своей шуткой. Но гном и не думал останавливаться. Не выдержав, Вурдулук сказал:
   - Рюм, хватит смеяться. Нам надо идти.
   - Олеф, ха-ха-ха, смешно....
   - Рюм, хватит! Ты что напился?!
   - Олеф, ха-ха-ха....
   - Гном! Может, расскажешь, что такого смешного сказал тебе эпп? - он указал пальцем на Олефа - Или ты сам это скажешь?! Нам всем очень интересно послушать ту шутку, которая заставила нас остановиться посреди этой необычной степи. Мы все находимся в опасности и ты, юноша, должен это знать! Наша остановка здесь и поднятый на всю округу шум, может привлечь здешних обитателей! У тебя что, голова расплавилась на солнце?! Смешить пьяного! Хватит смеяться Рюм!
   - Ха-Ха-Ха... Олеф ревнует... - смеялся гном.
   - Замолчи Рюм. Слышишь? Замолчи! Ещё одно слово и я...
   - Ха-Ха-Ха... ещё одно слово... Ха-Ха-Ха....
   - Всё! Довольно! Как возглавляющий группу, я лишаю вас вечернего пойка!
   Олеф попытался было возразить, но Вурдулук прервал его, сказав, что никакое извинение его вину не исправит. Юноша был до глубины души обижен и поэтому зол. Олеф гневно посмотрел на гнома. Тому тоже уже было не до смеха. Когда Вурдулук повернулся к ним спиной, он состроил ему гримасу и, встав на ноги, пошёл от всех в стороне.
   - Олеф что ты сказал ему такого смешного? - тихонько спросила, подойдя к нему, Кити. Он посмотрел на её невинное выражение и лица и, сплюнув, отошёл от всех в противоположную сторону от гнома. Юноша, сам не зная почему, покраснел. Теперь группа шла почти что клином.
   Жара была просто невыносимой. Вся кожа Олефа покраснела, от чего он стал похож на огромного красного рака. Эппу хотелось снять с себя свою накидку, но этого делать было нельзя, так как солнце могло быстро обжечь кожу. Всем тоже было плохо, особенно Кити. Она поражала его своей стойкостью. Олеф знал, что без волшебства Ренги здесь, конечно, не обошлось, но всё-таки то, что она шла почти весь день и ни разу не начинала ныть, было геройством для такой маленькой девочки. Гном же наоборот только и жаловался. Иногда Олефа он выводил из себя настолько, что юноша был готов ударить его. Правда, юноша был безоружен, а рудокоп силён. Только это и сдерживало эппа.
   Наконец-то самый стойкий из всех, лидер группы, понял, что идти дальше почти никто не в состоянии. Вурдулук объявил о привале. Демонстративно поискав глазами, лучшее место для стоянки, он, глубоко вздохнув и показав пальцем вдаль, сказал, что то место лучше всего подойдёт под их нужды. Олеф был на него обижен, поэтому специально, чтобы хоть как-то опустить Вурдулука спросил:
   - Вурдулук, скажи мне, пожалуйста, чем то особенное место отличается от всей этой необъятной степи?! Чем?! Почему мы не можем остановиться именно здесь?
   - Там будет лучше... это точно..., - промямлил он.
   - Я не вижу никакой разницы. Здесь в округе всё одинаковое!
   - Не всё! Отстань со своими глупыми вопросами!
   - Что тебе нечего на это ответить....
   - Почему нечего?! Я тебе могу сказать, почему мы остановимся именно там! - он снова указал вдаль - На этом месте стоишь ты. Это значит, что у нас могут возникнуть проблемы. Там же тебя ещё нет, поэтому там безопаснее! А вообще-то, закрой свою пасть, ты меня уже достал. Я здесь главный и я решаю, что и когда мы будем делать. Ты меня понял?! - Вурдулук был до того взбешён, что при каждом слове из его рта вырывались слюни. Осмотрев всех, он снял с себя плетеную накидку, оголив свой торс. Ничего особенного в нём Олеф не увидел, но зато Анея просто засветилась от счастья. Ну и гадость!
   - Светлый эльф, какое право ты имеешь на то чтобы в таком тоне разговаривать с Олефом? - впервые за такое долгое время их путешествия юноша услышал голос кентавра - Неужели ты, светлый эльф, забыл, зачем мы идём так далеко в незнакомые нам земли?
   - Нет, не забыл! Мы все идём туда ради одной цели. Отомстить магам за оскорбление нашего сообщества!
   На мгновение глаза кентавра расширились.
   - Светлый эльф, ты уверен, что у всех такая цель? - кентавр был спокоен и всё время поглядывал на юношу.
   - Да! Умная женщина - Ренга сказала мне об этом. Я даже не представляю, как она может быть его тёткой! - он кивнул в сторону Олефа.
   - Светлый эльф, я тебе уже сказал о том, чтобы ты не разговаривал так с ним! Видимо та умная женщина подправила тебе сознание. Все согласны с тем, что мы идём для того чтобы отомстить колдунам? - Зык осмотрел группу. Все, за исключением эппа, согласно кивнули.
   - Значит, она подправила сознание всем. Светлый эльф, вот скажи мне, зачем же тогда она велела тебе взять эту девочку? - кентавр указал на Кити. - Ведь она не воин. Что она может сделать против магов?! - Вурдулук на время задумался, а потом неуверенно ответил:
   - Ну.... Может... может быть, для того чтобы она потом могла рассказать всем о нашей победе, о том, что мы отомстили за себя.
   - Хорошо, светлый эльф, и все остальные, знайте. Мы идём туда с Олефом, для того чтобы... - он опять посмотрел на юношу. Олеф сейчас был обескуражен. Почему никто не знает, что идут туда они ради другой цели?! Ладно, пусть пока что думают что хотят. Юноша тихонько в отрицании помахал головой. Выражение морды кентавра стало вопросительным. Он на время задумался, но потом громко сказал: ... отомстить магам! Поэтому давайте побыстрее отдохнём и опять двинемся в путь!
   - Хорошая шутка, Зык! - Вурдулук и Анея засмеялись. Другие радостные, что разговоры закончились, с облегчением уселись на горячую траву.
   У Олефа внутри всё перевернулась. Почему никто не знает про то, что они идут туда ради того чтобы уплыть отсюда, ради него, мечты? В конце, концов, чтобы найти амулет! Что же с ними сделала Ренга, почему она вбила в их головы это?! Неужели только один кентавр знает всю правду? Или нет?! Может быть, он действительно шутил. Просто его шутка была близка к правде? Размышляя над ответом на эти вопросы, он сел. Вурдулук следом за ним. Олеф мысленно проклинал его и своё тётю тоже. Точнее он проклинал всех, и с каждой минутой ему становилось всё легче. Начал он с Анеи, которая с помощью своей красоты начала управлять сначала им, а теперь и Элиром. Потом Кити, которая подружилась с этой Анеей. Следом шёл тёмный эльф, который вёл себя очень странно. Но больше всего он проклинал Ренгу. Зачем она сказала, чтобы лидер Совы шёл вместе с группой? Что она сделала с их сознанием? Ведь шли они ради того чтобы уплыть вместе с ним! А теперь выясняется, что они идут ради нахального Вурдулука. "Но ничего... ничего", - думал Олеф. - "Может быть, один я слаб, но с кем-нибудь из друзей я точно отомщу за себя".
   Сидеть на горячей земле, тоже было не выносимо. Солнце пекло с одной стороны, а трава с другой. С Олефа ручьями тёк пот, но он мужественно терпел, не желая вставать первым. Но, к счастью, остальные быстро не выдержали и поднялись на ноги. На земле остались лишь двое: Элир и Олеф. Никто из группы не проронил ни слова. Все молча наблюдали за их соперничеством. Юноше было больно, но он всё равно терпел. Вурдулук тоже, хоть и делал вид, что ему всё равно. Эпп закусил губу. Боль была не выносимой, всё горело. Он хотел, было уже встать, но первым поднялся Вурдулук. Юноша обратил внимание на лица своей команды. Все они были обращены к нему и выражали уважение. Только Анея морщилась. Но для Олефа это было не важно. Главное - он показал, что хоть в чём-то сильнее их лидера. Его душа ликовала, но правда не долго. Вурдулук несколько минут делал вид, что он ни с кем не соревновался, а просто встал, для того чтобы размяться. Но когда он увидел в глазах группы лёгкое презрение, за свои действия, то сразу же начать отдавать приказы. Не замедлив, он приказал Олефу идти собирать хворост для костра. Юноше пришлось повиноваться. Далее Вурдулук приказал кентавру искать воду. Зык тут же отказался от этого, сказав, что воды здесь нигде нет. Но, всё же видно, оценив, что силы лидера больше его, двинулся в путь. Анеи и Кити Элир приказал заняться приготовлением еды и ночлега, тёмному эльфу осмотреть прилежащую местность. Сам Вурдулук, взяв с собой напившегося гнома, отправлялся на разведку. Все занялись делами.
   Олеф с лёгкостью мог нарвать сухой травы, которой здесь было превеликое множество. Но чтобы поддерживать огонь несколько часов она не годилась, так как быстро сгорала. Нужна была древесина, но где её взять никто из группы не знал. Юноша около часа бродил в бесполезных поисках, который раз убеждаясь, что сжечь кроме травы было не чего. Зык тоже некоторое время ошивался неподалёку, но потом куда-то пропал. Эпп приуныл. Одиноко осматривать скудную растительность было не интересно и ужасно скучно. Юноша огляделся. В своих поисках он зашёл уже достаточно далеко от лагеря. Вдалеке лишь смутно виднелись очертания двух девушек готовящих еду. Они были своеобразным ориентиром, благодаря которым, можно было определить местонахождение их стоянки. Олеф посмотрел вперёд. В поле видимости не было не одного кустарника. Продолжать идти вперёд, было бесполезно, тем более можно было потерять из виду ориентир. Но юноша посчитал, что возвращение ни с чем в лагерь, может слегка огорчить команду и тем самым он потеряет некоторое уважение, которое получил сегодня. Вурдулук обязательно по этому поводу скажет несколько ехидных слов, которые обязательно вызовут смех у Анеи. Вспомнив об этом, он ещё раз глянул на лагерь, запомнил примерное его местонахождение и, повернувшись к нему спиной, зашагал вперёд.
   Олеф никогда бы не мог поверить в то, что остров имеет такие размеры. Бескрайняя равнина уходила далеко вперёд, а на ней располагалась такая же бескрайняя степь. Лагерь давно уже не было видно. У эппа начали болеть ноги, особенно травмированная в подземелье левая нога. Но, несмотря на всё это, он продолжал идти вперёд, и вскоре был вознаграждён. Вдалеке, на уровне горизонта начала виднеться чёрная точка. Постепенно, по мере того, как к ней приближался эпп, она увеличивалась. Но это происходило очень медленно, так как она находилась на очень далёком расстоянии. Потратив на путь примерно час, он наконец-то смог разглядеть что это. Его душа ликовала. Сначала он подумал, что это куст, но потом, подойдя ещё ближе, он смог разглядеть огромное, высокое дерево. Оно было одно, но это не смутило юношу. Он со всех сил начал бежать к нему. Конечно, он это сделал зря. Потратив почти все свои силы, он лишь немного приблизился к дереву. Другой на его месте давно уже бы повернул назад, но Олеф не сдался. Отдохнув, он снова продолжил путь и через несколько часов эпп был уже там.
   Подойдя к дереву почти вплотную, он понял, почему добирался до него так долго. Оно было просто гигантских размеров. Очень толстый ствол дерева не смогла бы обхватить, наверное, даже вся команда, взявшись за руки. Он, как огромный столб торчал из земли и лишь где-то в облаках виднелись его не менее выделяющиеся ветви. Дерево было неизвестной породы. Олеф прикоснулся к его коре. Она была очень толстой с немного синеватым оттенком. Кое-где в ней виднелись неглубокие выемки, с помощью них он с лёгкостью мог залезть на самый вверх. Но это ему не надо было. Сюда он пришёл в поисках материала для костра, а его здесь было очень много. На земле там и тут валялось множество сухих веточек, но прежде чем собирать их, он ещё раз огляделся. Вокруг дерева была сплошная степь, нигде не было видно не одного живого существа и это немного устрашало. Такая огромная территория и никого нет.
   Солнце медленно опускалось со своей верхней точки к горизонту. Чтобы добраться от лагеря досюда эпп потратил очень много времени. Сколько он, конечно, не знал, но уж никак не меньше трёх часов. Надо было быстро идти обратно, так как до вечера оставалось совсем немного. Олеф часто ночью не возвращался домой и ночевал, где придётся. Иногда даже на территории не своего сообщества. Правда, это сулило ему много проблем, а сейчас, так вообще было равно самоубийству.
   Набрав огромный ворох веток, и взяв немного коры, он двинулся в путь. Но здесь его ждала огромная и очень неприятная проблема. Юноша не знал, в какую сторону ему идти. Сердце Олефа бешено запрыгало внутри, ком подошёл к горлу. Несмотря на то, что полуденная жара постепенно начала спадать, и уже было почти нежарко, на его лице выступил пот. Эпп глубоко вздохнул и положил палки обратно на землю, затем он потёр свои щёки. Это позволило ему немного успокоиться и собраться с мыслями. "С какой стороны я пришёл?" - думал юноша. Вдали не было видно ни одного ориентира, только степь. Олеф посмотрел на землю, стараясь увидеть свои следы, но в сухой траве их не было видно. Рассмотрев выемки на коре дерева, он тоже не смог вспомнить, откуда пришёл. Оставалось только одно - залезть на дерево. Оттуда он, скорее всего, смог бы увидеть в какой стороне находится его лагерь.
   Эпп взялся одной рукой за выемку, а другой за очень маленький сучок, который нащупал ладонью. Затем юноша подтянулся и переставил руку в другую ямку. Олеф почти не задумывался над тем, куда ему взяться. Своими цепкими пальцами он без труда мог схватиться за любую неровность, даже за очень и очень маленькую и незаметную. Ногами он просто упирался в ствол, так как особой надобности в них при лазании он не испытывал. Забравшись уже достаточно высоко, юноша огляделся. Лагеря не было видно, других живых существ тоже. Возможно, стоило перелезть на другую сторону, но он этого делать не стал. Олеф решил залезть ещё выше, до веток. Там юноша бы смог осмотреться со всех сторон. Немного передохнув, эпп продолжил лезть.
  
  
  
  
   Олеф занялся костром. Юноша присел на корточки и начал выщипывать с земли сухую траву. Освободив, таким образом, небольшой участок, он сделал на нём миниатюрный шалаш из веток, а внутрь засунул вырванную им траву. Чтобы не подпалить всю эту бескрайнюю степь, он обложил очаг маленькими камешками, которые нашёл поблизости. Всё костёр был готов, оставалось лишь поджечь его. Юноша поднял с земли два небольших камня: один красноватый, другой серый. Ими он думал высечь искру и тем самым зажечь очаг. Сейчас они были холодными, хотя днём на них было невозможно ступать, так как они обжигали. Олеф стукнул их друг о друга. Раздался приглушённый щелчок. Юноша поднёс камни к внутренней подстилки очага и ещё раз стукнул ими. Затем ещё раз и ещё. Камни немного потеплели и теми местами, которыми они прикасались, друг с другом сделались слегка белыми, но иск не было. Юноша только было собрался снова ударить их, но вдруг ощутил, что чья-то рука легла ему на плечо. Он обернулся и увидел кентавра.
   - Что, Олеф? Как там с костром? Да... непорядок, - сказал Зык и, издав звук, похожий на ржание лошади, присел рядом. - Холодает. Ещё четверть часа и наступит ночь, а Вурдулука с гномом так и нет. Я за них начинаю волноваться. А ты как?
   - Нормально, - ответил Олеф.
   - Это хорошо. Будешь? - кентавр сорвал с земли две травинки, одну сунул себе в рот, а другую протянул юноше.
   - Нет, спасибо.
   Несколько минут они молчали. Кентавр поднял голову и начал смотреть, на уже успевшие появиться звёзды. Олеф огляделся. Неподалёку Анея и Кити делали из веток возле места ночёвки невысокую ограду. Тёмный эльф ползал по степи и делал вид, что кого-то ловит. Юноша был в недоумении. Ведь в траве не было даже ни одного жучка. "Что там можно ловить?" Юноша несколько минут наблюдал за этим смехотворным занятием, но потом опять занялся разжиганием костра. Становилось всё темнее и темнее, но искр так и не было.
   - Олеф умеешь гадать по звёздам? - неожиданно спросил кентавр.
   - Нет, Зык, не умею. Может, прекратишь пялиться на небо. А? Ночь наступает, почти ничего уже не видно, а костра так и нет! Лучше бы помог, вот бери эти камни, - юноша протянул ему свои два камня.
   - Извини Олеф, я увлёкся. Знаешь, раньше я мог по звёздам определить очень многое. Ты не поверишь, но по небу можно было определить даже настроение твоего собеседника. Сейчас же звёзды почему-то ошибаются. Взять хотя бы туже погоду. Они показывают то, что просто не может быть.
   - Зык, мне это не интересно. Так ты поможешь или нет?
   - Олеф, это немного не уважительно прерывать говорящего....
   - Да, согласен. Но если у нас не будет огня, нам всем придётся очень туго. А-а-а-а... - Олеф схватился за левую ногу. - Как больно!
   - Что с тобой! Тебе плохо?- Зык привстал.
   - Нога...
   - Дай я взгляну, - кентавр слегка потянул на себя ногу юноши и внимательно посмотрел на неё. Увидев множество шрамов, он воскликнул: "Ничего себе! Где же тебя так?! Подожди, я остановлю боль".
   Зык положил на неё свои руки и начал что-то еле слышно бормотать. При этом его дыхание становилось время от времени то сильнее, а то слабее настолько, что почти останавливалось. Олеф молча наблюдал за процедурой. Через минуту боль пропала.
   - Всё, Зык. Мне полегчало, - сказал юноша. Но кентавр продолжал держать его ногу. - Зык, всё!
   - Да, Олеф. Сейчас я приду в гармонию с миром. Ух! Всё, ну как? - кентавр открыл глаза, аккуратно положил ногу юноши на землю и присел рядом.
   - Спасибо, Зык. А как...
   - Олеф, я кентавр. Я, как и любой эльф обладаю знанием магии, и время от времени могу использовать её. Любое существо этого острова обладает ей. Скажу больше, даже эппы могут её использовать, - прервал он юношу.
   - Ты думаешь, я эпп, который этого не знает?!
   - Извини. Так что произошло с твоей ногой? Я на время остановил боль, но она символизирует, что с твоей конечностью что-то не так. Надо срочно заняться лечением.
   - Зык, не волнуйся. Всё в полном порядке. Моя тётя наложила на ногу заклинание, которое из нутрии постепенно восстанавливает её. Просто сегодня я слишком много прошёл. Вот она и... разболелась.
   - А где же тебя так?
   Олеф не хотел вспоминать это и поэтому попытался отвязаться. Он сказал, что это очень долгая история, а ему надо разжечь костёр. Но кентавр буквально ошарашил его. Зык хлопнул в ладоши, и трава внутри очага вспыхнула. Через пару секунд до юноши дошёл приятный запах сосновых веток.
   - Зык! Ты что?! Раньше не мог сделать этого?! Я мучался, а ты....
   - Но ты меня не просил, - спокойно ответил кентавр.
   Олеф не стал спорить. Он встал и направился прочь от костра. Зык несколько раз окликнул его, но юноша даже не остановился. Отойдя на несколько сотен метров, он присел на холодную землю и посмотрел вдаль. В округе было неестественно темно. Луны не было, её скрывали тучи. Степь была безмолвна. "Как же хочется есть" - подумал юноша и прилёг на траву. Почему-то хотелось спать. Глаза сами собой закрывались.
   Олеф шёл вперёд и, не смотря на то, что позади него кто-то кричал, он не останавливался. Повсюду были одни голые скалы и больше ничего. В округе не было ни животных, ни растений. Была ночь, но свет от полной луны был до того ярким, что юноше казалось, что ещё день. Вокруг стояла мёртвая тишина. Олеф не знал, куда ему нужно идти, но почему-то шёл. Местность была однообразная, без каких либо ориентиров. Юноша уже давно сбился с пути, но всё шёл....
  
   Знаешь, Олеф у меня не так много друзей. В своём лесу я иногда проводил более года, ни с кем не разговаривая. Я очень рад, что вы взяли меня с собой, у меня появились товарищи. Я очень счастлив. Не сердись, что тебе пришлось несколько минут повозиться с этими камнями. За то мы с тобой смогли поговорить.
   - Несколько минут?! Да я больше часа возился с ними!
   - Ну, подумаешь. Хватит Олеф. Я помог тебе, поэтому всё, хватит возмущаться.
   - Но...
   - Никаких но! Ладно, давай я тебе расскажу про ту причину, из-за которой Вурдулук и все остальные думают, что идут туда ради него, а не ради тебя. Взамен на мой рассказ, ты прекратишь возмущаться. По рукам?
   - Ну, давай. Но....
   - Ещё одно слово и я применю магию. Я тебя предупредил.
  
  
  
  
  -- Ты Зык
   - Олеф не волнуйся. Я его, наверное, смогу переубедить. Он просто всегда думал, что это его территория самая большая, а тут такое разочарование! Тем более гном напился. Ух! Я бы ему показал.... Вот завтра с похмелья я его и...
   - Да нет, я думаю, не только из-за этого...
   - Что? Ты о чём? - кентавр так увлекся, что забыл, о чём они говорили.
   - Я говорю Вурдулук не только злиться на меня из-за того, что ты перечислил. Я думаю это из-за Анеи.
   - Ха! С чего ты решил? Он и Анея?!
   так к тебе относится из твоего приятеля, Кирка. Хочешь, расскажу поподробнее?
  
   Воняло плесенью.
  
   Моё сердце мучаясь стучит
   Ему уж очень одиноко
   И где же та, кто ночью спит
   А днём... мне очень горько,
   Ведь я люблю её, а ты!
   Не знаешь времени и только.
  
   - Не знаю времени? - спохватился Олеф.
   - Я имел в виду что ты очень молод! - Вурдулук вздрогнул и сплюнул вниз - Не перебивай! Я тебе душу, можно сказать, открыл, а ты...
   - Нет, продолжай. Извини.
  
  
  
  
   Глава 9.
   Испытание
   Было очень холодно и сыро. Тяжёлые, размашистые капли, не останавливаясь, падали со свинцового неба. Они барабанили по веткам, тем самым, делая их влажными и скользкими. На одной из них сидел Олеф и никак не мог уснуть. Юноша до последней нитки промок и замёрз; ему слегка хотелось есть. Он посмотрел вниз. Чуть ниже него, как ни в чём не бывало, лёжа на большой и толстой ветви, спал Вурдулук. Только сейчас, когда юношу никто не видел, он мог спокойно смотреть на лидера Совы. Вся команда видела их соперничество и какую-то внутреннюю вражду, поэтому всё время следила за их действиями и взглядами. Элиру это нравилось, а Олефу нет. Из-за этого он не позволял себе задерживать на лидере взгляд. Юноша задумался. Вурдулук ему очень не нравился, даже не смотря на его откровения. "Зачем же Ренга позволила ему идти со мной?!" - думал эпп.
   Юноша ещё долго размышлял. Его мысли были очень глубокими, он думал о том, что творится с миром. Неожиданно Олеф послышал неприятный, свистящий звук. Он был очень похож на речь минотавра. Юноша забеспокоился. Эпп привстал и, придерживаясь за ствол, посмотрел на землю. Равнина была залита водой. Местами, конечно, виднелась трава, но это было ненадолго. Совсем скоро равнине предстояло превратиться в бескрайнее, но очень мелкое озеро. Внизу больше никого не было. Олеф забеспокоился ещё сильнее, он чувствовал, что минотавр находится совсем близко. Эпп прислушался. Свистящий звук исходил явно откуда-то снизу, может быть, даже с нижней ветки. Юноша лёг на свою ветвь и осторожно свесил вниз голову. Сердце эппа бешено колотилось, он боялся. Но, к счастью, ниже него никакого минотавра не оказалось. Там спокойно спал Вурдулук, а чуть дальше на ветке, которую Олеф увидел только сейчас, гном. Эпп внимательно посмотрел на Рюма и понял в чём дело. От злости он со всей силы кулаком ударил по стволу дерева. Такое необдуманное действие принесло только вред. Косточки пальцев сильно заболели. Юноша выругался. Причина гнева эппа была в том, что этот свистящий звук издавал рудокоп. Гном, обнявшись с большим и широким сучком, глубоко дышал. При каждом выдохе он издавал этот звук. Олеф улыбнулся, ему было очень стыдно за своё поведение.
   По лицу эппа ручьём стекала вода. Он сидел и открытым ртом ловил капли. Таким образом, юноша вдоволь напился дождевой воды. Спать абсолютно не хотелось. Олеф встал и решил немного размяться. Делать было нечего. Он схватился за ствол и, цепляясь за сучки и выемки, полез к самому верху. Поднявшись достаточно высоко, юноша увидел на одной из веток дремлющего Напа. Эпп этим был слегка удивлён, так как считал, что эльф находится где-то внизу. Он и предположить не мог, что кто-то сможет, как и он, залезть так высоко. Тёмный эльф накрылся сорванной им листвой и поэтому, скорее всего, ему было не так холодно, как юноше. Олеф огляделся. Больше на ветках он никого не увидел, а, посмотрев верх, убедился, что до верхушки дерева нужно лезть ещё очень долго. Олеф находился уже на очень большой высоте, а конец ствола ещё не было видно. На мгновение юноша даже продумал что дерево, так же, как и эта степь просто безграничны. Но, испугавшись собственных мыслей, постарался подумать о чём-то другом. Дождь тем временем резко усилился. Капли стали падать всё сильнее и сильнее, но потом снова ослабли. Такой порыв воды был очень неприятен.
   Эпп продолжил лезть вверх. Неожиданно он услышал, как на вверху что-то пискнуло. Олеф прислушался. На верхней ветке, которую он из-за листьев не мог разглядеть, что-то встрепенулось. Из-за этого от потревоженной мокрой листвы вниз хлынула вода. От этого создалось ощущение, что дождь усилился, точно также как и в первый раз. "Неужели птица?" - подумал юноша и облизнулся. Там могло быть всё что угодно, но эппу хотелось, чтобы это было именно так. Охотник был с него не важный, но попробовать поймать птаху явно стоило. Всё равно делать было нечего.
   Юноша схватился за ствол и медленно, стараясь не издавать звука, полез вверх. Эпп даже представил, что в случаи удачи, если он сможет поймать птицу, вся команда будет им восторгаться. Эта мысль надолго и прочно засела у него в голове.
   Олеф никогда и ни на кого не охотился. Юноша не обладал таким мастерством и был к тому же безоружен. Правда, предмет охоты находился на дереве, а так как эпп превосходно по ним лазил, у него было небольшое преимущество.
  
  
   - Ну, это дело надо обмыть, - тихонько промямлил Рюм. Он и не мог себе представить, что реакция команды будет такой бурной. Но они не ругала гнома, а, наоборот, с радостными криками просили его проводить их до трактира. Всем хотелось вдоволь повеселиться и отдохнуть от бескрайней суеты последних дней.
   Трактир "У обнажённой сабли" располагался совсем недалеко от храма. Его было довольно таки тяжело заметить, так как он почти ничем не отличался от стоящих рядом домиков. Но глаз, на всяких видов таверн, у гнома был намётан, поэтому найти это место для него не составило большого труда. Очень маленькое здание, с почти потаенной вывеской, казалось чем-то невероятным. Ведь, правда, что там внутри могло поместиться? Но когда путники открыли дверь, перед ними возникла совсем другая картина, при виде которой некоторые даже разинули рты от удивления.
   Трактир уходил глубоко-глубоко под землю, но при этом он ни чем не напоминал туннели гномов. Через каждый метр в нишах стен горели разноцветные фонарики, а очень крутая лестница была посыпана чем-то блестящим. Эти серебристые блёски создавали ощущение чего-то сказочного, кого-то праздника. В трактире играла лёгкая музыка, которая пришлась всем по душе. Кити даже стала напевать её мотивчик. Спустившись вниз, взору путникам предстал огромный зал, с множеством круглых столиков. Народу было тоже немало. Гном, щурясь, поглядывал на товарищей и как хозяин этого великолепия в подробностях рассказывал, что и где находится. Олеф поначалу внимательно слушал его, но рудокоп, рассказав, где здесь находятся спальни и какие там стоят красивые кровати с не менее красивыми одеялами, стал болтать о выпивке. Эта тема была для юноши не интересна и он, отойдя от гнома подальше, самостоятельно стал рассматривать зал. С краю от стены стояла большая сцена. На ней стоя играли музыканты. Олеф обратил внимание, что артисты играют на очень дорогих и редких инструментах. Та музыка, которая приветливо играла в самом начале, закончилась и сейчас на сцене, сделав шаг вперёд, музыкант с волынкой заиграл что-то грустное. Волынка заунывно играла около минуты, но потом другие музыканты заиграли на своих инструментах, и послышалась очень весёлая и заводная музыка. Под неё очень хотелось танцевать.
   Олеф, услышав своё имя, обернулся. Вся команда уже сидела на стульях вокруг двух сдвинутых друг к другу столов и звала к себе. Эпп подошёл к ним и сел на свободное место. Его товарищам, по-видимому, было весело. Они иногда в такт музыке хлопали в ладоши, смеялись, много разговаривали. Вурдулука и гнома не было видно. Олефа это заинтересовало, поэтому он поинтересовался у рядом сидящей Кити, где они. Девочка ответила, что они пошли расплачиваться: гном - пошёл покупать еду и напитки, а Вурдулук платил за ночлег. Юноша слушал музыку, и у него на душе было легко и хорошо. Вскоре подошёл и их лидер. Олеф, увидев его, улыбнулся, так как был очень ему благодарен. Именно из-за его правильных действий, команда выиграла это трудное испытание. Юноша не хотел задумываться о том, как он потом получит тот приз. Ведь Вурдулук считает, что это символ их победы, а Олеф что это могущественный артефакт, который сможет им помочь выбраться отсюда. Элир сел на свободный стул и сказал, что все комнаты на первом нижнем этаже их. Где находится этот этаж, никто не знал, но все молчали. Наконец-то кентавр, цокнув языком, спросил у Элира, где это находится. Лидер молча указал на люк внизу. Через несколько минут подошёл и гном. Он сказал, что еда сейчас будет и, оглядевшись, с досадой вымолвил, что стула для него нет. Все дружно рассмеялись. Рюм подошёл к рядом стоящему столу, за которым сидели два вурдалака. Вокруг него стояло неимоверное количество стульев, где-то около десятка. Рудокоп взял стул, и собрался уже было отойти, как вдруг, один из вурдалаков вскочил и, рыча, угрожающе сказал:
   - Гррр... толстый, бочонок рома, иди сюда... грр... я сказал, сюда иди! Я из тебя отбивную делать буду!
   Гном сначала не понял к кому тот обращаются, и продолжил идти. Вурдалак встал из-за столика и пошёл за ним.
   - Грррррр... ненавижу... грррр... разаррву..., - сказал он. Рюм остановился и обернулся. Вурдалак, оскалившись быстрыми шагами, направлялся к нему. Гном выхватил топор, и представитель нежити с ужасом отскочил назад. Сначала на шаг, затем на ещё один, а потом кинулся убегать. Второй вурдалак тоже. Рюм заулыбался и, выкрикнув что-то оскорбительное им вслед, повернулся к столу со своей командой. Увиденное, заставило его сглотнуть. Перед ним стоял Тельдор и, смотря на убегающих вурдалаков, скалил клыки.
   Несколькими минутами позже все уже, как ни в чём не бывало, с удовольствием поглощали еду. Она была горячей и очень вкусной. Тельдор даже издавал звук, похожий на урчание - так ему нравилось. Правильно, гном заказал почти одно мясо. Только у Рюма не было аппетита. Он досадовал, что нежить напугал вампир, а не он. Потом все долго танцевали. Всем было очень хорошо, особенно Олефу, его душа ликовала. Но прошедший, трудный для всех день, брал своё. После танца все постепенно стали идти в спальни. Когда туда направился и Тельдор, Олеф увязался за ним. Открыв люк, они обнаружили в низу узкий коридор с несколькими дверями. Почти все уже были закрыты. Эпп вошёл в комнату с открытой дверью, их оставалось всего три и, пожелав спокойной ночи Тельдору, начал закрывать её. Вампир как-то странно посмотрел на юношу. Эпп это заметил.
   - Ну, ты даёшь, - сказал Тельдор. - Ты знаешь о том, что только что оскорбил меня?
   - Чем это? - удивился эпп.
   - Как это чем? Я вампир! Я не могу ночами спать! А ты спокойной ночи, спокойной ночи....
   - Извини, я не знал, - честно признался Олеф и закрыл дверь.
   Несколько секунд он слушал шаги удаляющегося приятеля, а затем огляделся. Его комната была маленькая, но очень украшенная. Гном был прав, рассказывая о красоте спальни. С одной стороны она выглядела обычно. В углу стояла кровать, прядом с ней тумбочка, возле двери сравнительно большой шкаф. Больше ничего. Но всё это было выполнено так удивительно, что поражало глаза. Стены комнаты были отбиты каким-то мягким, шелковистым материалом, на полу лежал толстый войлочный ковёр. Кровать украшали резные миниатюры, и она была сделана из какой-то редкой породы дерева. От неё исходил приятный запах, который манил ко сну. Олеф разделся, сложил свои вещи на тумбочку, затем сел на кровать и, достав из ножен клинок, стал его долго рассматривать. Подарок Тельдора был изрядно потрёпан и в одном месте даже слегка изогнут. Юноша провёл по нему пальцем и обнаружил что он уже почти совсем тупой и к тому же грязный. Его надо было отнести в кузнецу, там можно было его и выпрямить и заточить. Олеф убрал под кровать меч и лёг на кровать, прямо поверх одеяла. Гном что-то рассказывал о красоте простыней, но юноша не хотел портить это идеальное нагромождение ткани. Он лёг на спину и попытался заснуть. Неожиданно он вспомнил свою тётю. Он был ей очень сильно благодарен. Она, даже ничего ему не сказав, назначила за главного Вурдулука и даже подправила некоторым сознание, чтобы они думали, что идут туда не ради него, а ради своего лидера. Именно эта сплоченность, правильные указы Элира, его умение договариваться с другими, принесли команде победу. Ренга поступила правильно. Олефу бы на многое просто бы не хватило духу. Можно сказать, что тётя и принесла им победу. Перед сном он мысленно пожелал ей благополучия. Юноша очень наделся, что завтра он увидит её на награждении. Олеф около часа провозился и никак не мог уснуть. Он очень хотел увидеть Ренгу, женщину, которой он был обязан всем и поблагодарить её. Его давняя мечта почти сбылась и всё благодаря ей. Эпп закрыл глаза в надежде, что так он сможет уснуть. Новый день манил его, Олеф хотел, чтобы он наступил как можно быстрее. Когда юноша уснул, ему впервые приснился хороший цветной и добрый сон.
   ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   Тем временем, неподалёку от Великой Равнины два Магистор Ордена Судьбыа готовили свой план.
   - Ренга, пойми! Я не какой-то там злодей. Я Магистор Ордена Судьбы. Не было бы нас, не было бы и мира. Мы храним его на протяжении многих веков. То, что мы собираемся сделать, является правильным поступком. Ты только подумай: мы уничтожим несколько сотен, но позволим выжить тысячам. Мы уничтожим волшебников, и выживут миллионы. Без этих вынужденных жертв не выжил бы никто. Это наша заслуга. Пойми это!
   - О чём ты говоришь?! Зачем опять убивать?! Мир почти пришёл в равновесие. Зачем нам лишний раз рисковать?
   - Чтобы мир навсегда остался в нём. Я это чувствую! Именно этот остров способен сделать это. Если мир некоторое время не будит находиться в середине бытья, роль Инквизиции выполнят высшие силы, они вряд ли пощадят кого-нибудь.
   - Есть другой способ. Я это знаю. Мне ещё не хватает сил, чтобы самой чувствовать то равновесие, о котором говоришь ты, но я знаю, что ты ошибаешься. Есть другой способ.
   - Ты не можешь чувствовать этого, а я могу! Я Верховный Магистор Ордена Судьбы. Мне хочется, чтобы и ты стала такой. Но время твоё ещё не пришло, поэтому выполняй мой приказ.
   - Возможно, вы правы, Верховный Магистор Ордена Судьбы, - сказала Ренга и посмотрела на маленький городишка внизу. Он состоял из нескольких десятков небольших домиков, которые в давние времена использовали как место под склады. Озаренные лунным светом, они выглядели просто потрясающе. Женщина вспомнила Олефа. Всевышняя Инквизиция! Ведь он находиться там! Надо было срочно предупредить Верховного. Она посмотрела на Магистор Ордена Судьбыа. Точнее, на то место где несколькими секундами назад он стоял. Магистор Ордена Судьбыа не было, а на его месте виднелся слабый дымок. "Куда он делся?" - подумала Ренга. Ведь он сам сказал, что здесь нельзя раскрывать портал! Несколько минут она оглядывалась по сторонам и даже прошлась вдоль холма. Но, не увидев никаких признаков Верховного, решила использовать свою силу.
   Она дотронулась до амулета на шеи. Он был чёрного цвета, выграненный из какого-то драгоценного камня. Амулет был в форме орла с расправленными крыльями - её бывшие инициалы, а сейчас знак Инквизиции. Ренга, всё также держась за амулет, позвала Верховного и через несколько секунд почувствовала его ответ. Он как будто возник у неё внутри. Она не знала, что он гласит, но чувствовала, что ответ пришёл издалека, с озера Линиего с просьбой, чтобы она присоединилась к нему. "Быстро Верховный меняет свои планы" - подумала женщина. Она сказала молитву Инквизиции и подумала о том месте, в котором сейчас находился Верховный. Через несколько секунд она была уже там.
   Ренга появилась в метре от него, рядом с озером. Его вода была темная, так как сюда из-за высоких деревьев не доходил свет луны. Магистор Ордена Судьбы видимо её ждал. Он стоял и молча смотрел на неё, в его руках был маленький красный талисман.
   - Верховный Магистор Ордена Судьбы, я забыла сказать! Там..., - Верховный жестом указал ей на то, чтобы она замолчала.
   - Ренга, потом мне всё расскажешь. Ты хорошо служишь мне, и я чувствую, что совсем скоро ты станешь такой же, как и я. Со временем ты становишься сильнее. Например, сейчас твой путь сюда занял несколько мгновений. А ты помнишь, сколько времени ты тратила на него раньше? Я помню. Ты стала сильнее и поэтому достойна новой ступени мастерства. Прими мой дар, - Верховный замолчал и протянул ей амулет. - Затем он громко, воспользовавшись силой, сказал:
   - Я, Верховный Магистор Ордена Судьбы, Верховного совета, Верховных Магистор Ордена Судьбыов, своей непоколебимой властью провозглашаю Магистор Ордена Судьбыа младшего порядка - Ренгу, Магистор Ордена Судьбыом! В знак её достижения я дарю ей амулет Интенего. Мир будет в равновесии.
   - Что?! Я..., - Ренга была изумлена.
   - Этот амулет, Ренга, может останавливать время. С ним ты будешь на порядок сильнее. Одень его, прошу.
   - Верховный! Сначала мне надо вам кое-что сказать..., - Верховный Магистор Ордена Судьбы опять приказал ей замолчать.
   - Ренга всё потом. Сначала надень амулет, - он протянул его ей. Женщина взяла талисман и быстрым движением одела на шею. По коже пошли мурашки. Магия из маленького красного амулета била ключом. Только сейчас ясновидящая заметила, что он имеет форму часов. Она прикоснулась к нему, и её неожиданно потянуло в сон.
   - Верховный, что происходит? Я хочу спать, - глаза Ренги медленно слипались.
   - Это будет происходит всегда, когда ты будешь надевать новый амулет. Твоему телу надо время чтобы привыкнуть к такой огромной силе.
   - Но, я хочу вам сказать, что..., - она не успела договорить, так как сон взял над ней вверх.
   Магистор Ордена Судьбы взял её под руку и уложил на траву, возле воды.
   - Всё завтра, - сказал он и посмотрел на небо.
   О чём говорили Магистор Ордена Судьбыы и к чему готовились, было не ясно. Не известна была и причина, из-за которой Ренга хотела предупредить Олефа. Но точно можно было сказать, что завтра всех ждал огромный сюрприз. Точнее даже два....
  
   Глава 10.
   Время Великих Ливней
   Утренний свет, проходивший вместе со свежим ветром через раскрытое окно, заливал маленькую комнату и этим делал её очень уютной. Лучи света были тёплыми и излучали необъяснимый восторг и радость. Их здесь ждали. Олеф сидел в сделанном из чёрных досок, не очень удобном кресле, потихоньку пил чай и смотрел в раскрытое окно, где виднелось мягкое тёплое солнце и стволы стройных деревьев. Проснулся он довольно давно, ещё ночью, оттого, что его приятелю Тельдору было уж очень скучно. Вампир не мог спать в это время суток и поэтому, так как все спали, разбудил юношу. Олефу снился очень красочный и завораживающий, добрый сон, но Тельдор прервал его. Юноша был на него за это очень зол. Но так как он боялся, что прерванные сновидения превратятся в его привычный кошмар, эппу пришлось вставать.
   Всю ночь они провели за разговорами. Оказалось что у старых друзей, есть ещё очень много тем для пустой и не очень болтовни. Даже, несмотря на то, что в первые же дни они, казалось, рассказали друг другу обо всём на свете.
  
   Небо стало быстро заволакиваться чёрными тучами. Весь мир замер. Птицы замолчали и даже насекомые прекратили свои бесконечные трели. Неожиданно усилился ветер. Он, пронёся ужасающими порывами над землёй заставив даже самые большие и крепкие деревья наклониться. Где-то вдалеке прозвучал гром. По острову пронеслись повизгивания. Это были первые эмоции на происходящее. Существа засуетились. Все собравшиеся перед трибуной с магами начали разбегаться. Юноша осматривался по сторонам. Не одного члена команды рядом не было. Горизонт осветился яркой вспышкой. Послышался ужасающей силы гром. Затем порывы ветра стали ещё сильнее. Вспышки молний одна за другой стали озарять небосвод. Олеф также как и все кинулся убегать. Огромная толпа существ крича, ругаясь, проклиная всё на свете, разбегалась во все стороны. Картина ужасала. Те, кто не успевал убежать падали под натиском толпы и уже не могли встать. Толпа сама являлась убийцей. Пилигримы срывали с себя одежду и кричали что-то своим богам. Стало темно и холодно. Рёв грома почти не утихал. Видно почти ничего не было. Только яркие вспышки молний озаряли лица существ. На них застыл ужас. Некоторые захлёбываясь в слезах и истерике показывали пальцем вперёд. Олеф тоже посмотрел туда и обомлел. На высоком холме, далеко-далеко впереди, стоял высокий человек в чёрном кожаном плаще, с множеством амулетов на шеи. Рядом с ним стояла его тётя Ренга. Женщина плакала. Юноша не мог поверить свом глазам. Она тоже была одета в такую же одежду, как и тот высокий человек. Неожиданно прерывая раскаты грома, казалось, на весь мир прозвучал голос: "Мы Верховные Магистры Ордена Судьбы являемся законом. Мы знаем, что Время Великих Ливней пришло. Мир должен прийти в равновесие. Да будет так!". Прозвучал сильнейший раскат грома, от чего когда он утих, в ушах у Олефа послышался шум. Затем пошёл ливень. Огромные капли воды излились из неба. Они падали на землю одна за другой. Это был не дождь, который всегда бывал в этих местах. Даже слово ливень здесь было не уместно. Капли были величиной с орка. Они падали на землю, оглушая и топя существ, как только они пытались глотнуть воздуха, сверху на них падала ещё одна капля. Это было просто ужасно. Олеф тоже что-то закричал и с ужасом обнаружил, что не слышит сам себя. Его голос заглушался и громом и всплесками воды, обрушивающимися на землю, истерическими криками и смехом.... Юноша посмотрел назад, на трибуны. Там неподвижно стояли маги, окружённые лиловым свечением - волшебным щитом. Они смеялись и смотрели на холм, на котором стоял, человек назвавший себя магистром Ордена Судьбы. Олеф хотел было взглянуть на Ренгу, но не успел, на него упала капля воды.... Удар был такой силы, что юноша упал лицом в низ, разбив о землю нос и выбив себе несколько передних зубов. Через несколько секунд, то место, на которое упала капля, стало небольшим озером, а он находился на его дне. Во рту чувствовалась кровь, голова раскалывалась от боли. Олеф оттолкнулся от дна начал всплывать, сделав несколько гребков под водой, он наконец-то выплыл. Глотнув воздуха, юноша осмотрелся. Почти вся земля перед холмом стала огромным болотом. Все существа уже не убегали, а плыли, стараясь спастись. Некоторые залазили на деревья, но это не спасало. Так как капли сбрасывали несчастных оттуда. Ужас наполнял сердце юноши. Он посмотрел далеко вперёд, на холм, на свою тётю и закричал о помощи. Но та плакала, опустив глаза, и видимо не слышала его. А может быть, делала вид, что не слышит. Ещё одна капля упала рядом с Олефом. Образовавшаяся волна накрыла юношу, но он смог выплыть. К несчастью глотнуть воздуха он так и не успел. Вода сверху снова настигла его. Огромная сила потянула его на дно, несколько раз перевернув и заставив наглотаться воды. Несколько секунд юноше потребовалось, чтобы прийти в себя, затем он начал выныривать. Олеф отчётливо услышал слабый голос. На поверхности кто-то сказал: "Именем закона и моим именем".
  
   Глава 11.
   Морское путешествие
  
  
   Глава 12.
   Таинственная земля
   Наступило утро. Олеф приоткрыл глаза и, привстав, осмотрелся. Юноше снова приснился старый непонятный сон. Это сновидение никогда не менялся и снился ему каждую ночь, правда, за исключением той ночи, которую он провёл в трактире. Скалы, пылающие ярким огнём, полнолуние, отсутствие ветра - как это ему надоело! Эпп встряхнул головой, стараясь забыть эту ужасную картину.
   Вся каюта была залита светом. Утренние лучи солнца отражались от граненых поверхностей и слепили глаза. Местами лежала пыль. Это было удивительно, так как на корабле совсем недавно делали уборку. Юноша свесил ноги и осторожно дотронулся до пола. Тот был очень холодным. Скинув на пол одеяло, он встал и подошёл к окну. Море было спокойно, от вчерашнего шторма не осталось и следа. Вода была до неприличия чиста и местами на ней играли блики света. Настроение Олефа было средние. Чудо настойка, которую вчера отворил Тельдор, заставила на время забыть то ужасное зрелище, которое он видел там, на острове. Но всё равно какая-то глубокая печаль охватывала его.
   Юноша умылся и, решив, что пришла пора для завтрака, открыл шкафчик с едой. Он был пуст. Увиденное заставило его врасплох. Несколько секунд он размышлял над этим, но потом Олеф припомнил ещё пару мест, куда команда без него могла спрятать еду. Юноша заглянул под свою кровать. Место для еды, конечно, было не подходящем, но ящик с яствами там бы поместиться мог. Но под кушеткой, кроме толстого слоя пыли и небольшого количества опилок больше ничего не было. У Олефа внутри что-то встрепенулось. Где же еда? Он огляделся. Положить припасы больше было не куда. Разве что под стол. Юноша, почти полностью уверенный что под ним ничего нет, наклонился и попытался заглянуть под него. Но столы Кирк делал приземисто, поэтому в узенькую щёлочку не чего не было видно. Олеф лёг на одеяло, тем самым, опустившись ещё ниже. К несчастью, он был прав. Там ничего не было. Эпп резко встал и, не увидев, сильно ударился головой об верхнюю крышку стола. Проклеенная всё на свете он подобрал с пола карты, которые попадали со стола, и вышел из каюты.
   Палуба корабля была холодной и скользкой; повсюду были маленькие лужи. Олеф немного походил по ней и обнаружил, что вся команда ещё спит, а штурвал привязан несколькими верёвками к мачте. Он подошёл к бортику и посмотрел вниз. Там, внизу, в нескольких метрах была вода, она была везде. Огромное, бескрайнее море простиралось вокруг. Олеф вздохнул полной грудью, до него донёся запах сырой древесины. Дальше разглядывать корабль он не мог, так как уж очень хотел есть. Эпп открыл люк и по ветхой лестнице спустился в трюм.
  
   У Юноши бешено забилось сердце. Такого просто не
  
  
  
  
  
  
   Наконец-то вся команда ступила на неизвестную, скалистую землю.
   Глава 13.
   Путь в маги
  
   Глава 14.
   Важная встреча
  
   Глава 15.
   Возмездие
  
   Глава 16.
   Начало нового мира
   Хардив - самый мудрый и самый древний маг ликовал. Он уничтожил могучую силу, защищающую этот мир. Он, покорил и почти уничтожил народы этого острова. Он взял магический жезл, разломал его руками пополам и закричал: "Я есть сила! Мне не надо больше заглядывать с опаской в будущее!" Он упал коленями на песок и прошептал какое-то заклинание. Потом потянул руки к небу, которое уже начинало темнеть, и закричал: "Драконы появитесь" И они появились. Десятками вспорхнули над эльфийским лесом, в котором уже не осталось ни одного живого эльфа, выстроившись в огромный клин смерти. Хардив рассмеялся. Его холодные, тёмные глаза посмотрели на мёртвое тело гнома. "Ты жалкое существо ничто передо мной!" - процедил он и ударил по нему ногой. Он снова рассмеялся. Направил руку на океан и сказал: "Орки, появитесь" И снова истерически рассмеялся. Там на горизонте, покачиваясь на небольших волнах, появился корабль. Он приближался быстро и грациозно. Позади него садилось солнце, оставляя блики на воде. Маг ждал орков. Зря. Ведь на корабле их не было. На корабле был лишь только один эпп. Он правил кораблём одной лишь силой мысли. В правой руке он держал маленький синий огонёк. Признак Истинного заклинания. Признак Истинного мага. И когда корабль подошёл достаточно близко, прозвучал резкий громкий свист, и на мгновение лучи света озарили лицо Олефа и Хардива. Колдун не успел даже удивиться. Его глаза оставались такими же тёмными, когда юноша совершил свой удар. Хардив растворился в воздухе, оставив после себя лишь слабо уловимый туман.
  
   Огромная огненная волна стремительно, потрескивая как сухие толстые ветки в костре, и становясь всё больше и больше, приближалась к острову. Олеф терпеливо ждал, он хотел быть полностью уверенным в том, что она дойдёт до этого места. Волна, загородив весь горизонт, равномерно со всех сторон не минуемо приближалась. Буквально через несколько секунд она стала, высотой с огромную гору и Олеф заметил, что нижний край этой волны, похожей больше на сплошную, без просветов, тёмно-красную раскаленную стену, парил у самой поверхности воды, так близко от нее, что неспокойные тёмные волны океана доставали до краёв огня. Вода моментально с брызгами и шипением отскакивала от стены и исчезала. На её месте в небо поднималось облачко пара. Олеф полной грудью вдохнул холодный, смрадный воздух этого страшного места. Он сумел всем отомстить, он добился всего, чего хотел. Но внутри у могучего волшебника было неспокойно и неуютно. Он знал то, что больше никогда не могло принести ему успокоение. Олефа мучила совесть, за его поступки, за его месть. Хотя он и добился огромных высот в магии и стал сильнее ненавистного Ордена, это был тот же юноша - эпп, с его слабостями и стремлением жить в гармонии со всеми.
   Олеф хотел начать жизнь заново, волшебник страстно мечтал об этом, но он не знал, получится ли у него. Юноша положил руку на амулет. Волна огня была где-то уже совсем близко. Чародей уже ощущал её тепло. "АГРОНИФИКУС!!!" - воскликнул он заклинание, смысл которого сосредоточил его на заданной цели. Затем он сосредоточил весь остаток своей магической силы на телепортации. Он умело закрутил магическую энергию в поток, состоящий из множества вихрей, и выпустил его в небо, отправив обратно к дому, к Визуру. Олеф отдал все свои силы, юноша был опустошён. Он упал на колени, и чуть было не скатился с горы. Вдруг маг понял, что до сих пор находится ещё на этом страшном, проклятом острове. Амулет не помог ему.
   Горящий воздух обжигал его со всех сторон. Глаза слезились от яркого света. Огонь был уже очень близко. Спастись было нельзя...
   Великая Легенда закончилась! - это были последние слова Олефа. Может быть, он ошибался. Олеф чувствовал, что-то в этот момент следит за ним и знает всю правду, знает обо всём. Это была какая-то очень могучая сила, и она лишь одна выполняла великую роль в этом мире, только она, а не Орден Судьбы. Неожиданно юноша почувствовал, что когда-нибудь он вернётся сюда. Истинный волшебник был в этом уверен...
   Прошло несколько секунд, и земля Хардива вспыхнула синим пламенем. Этот страшный остров не выдержал мощной волны огня. Затем земля исчезла, просто испарилась не оставив не малейшего следа в этом мире, а вместе с ней и Олеф.
  
   P.S. Давно это было... ох и давно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   - 1 -
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"