Бабулин Олег Александрович: другие произведения.

День Х

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как нас учит Голливуд, все плохое происходит в Америке, ну и пусть происходит.


День Х

   Как нас учит Голливуд, все плохое происходит в Америке, ну и пусть происходит.

От автора.

Введение.

   Давайте знакомиться, меня зовут Джейк, просто Джейк. История, которую вы услышите, произошла со мной, да и вообще, со всей планетой, всего за один день.
  

Начало.

   Четвертое июля приближалось, и я решил посветить этот день Нью-Йорку. Сам я живу в захолустье, обычный клерк в страховой конторке. Тридцать четыре года отроду, в этом самом захолустье, безвылазно, бесперспективно, бобылем. Выигрыш в лотерею, отпуск и желание попасть на что-то большое и грандиозное, сошлись в этот раз не хуже звезд. Решение было возложено на День Независимости. Собрав небольшие пожитки, ужавшиеся в спортивной сумке, одев синие джинсы, кроссовки и напялив футболку с любимой надписью "Heavy Metall Never Die", я закупился билетом до Нью-Йорка и отправился в свое первое крупное путешествие.
  

Понеслось 1.

   Рейсовый автобус до Нью-Йорка двигался неспешно. Автострада мерным ходом ползла в мегаполис на празднование Дня Независимости, а я расположился возле окна, по левую сторону автобуса. Мимо проезжали чуть быстро едущие легковушки, в автобусе хмыкал телевизор, а бабка на сиденье рядом храпела.
   Решив разнообразить ситуацию, принял решение побороться с этим недугом, восседающим на правом сиденье. Я пару раз щелкнул пальцами перед ее носом, ноль эмоций, она просто отвернулась во сне, подставив моему взору седой затылок. Вздохнул и снова уставился в окно.
   Монотонное движение продолжалось еще минут двадцать, а затем землю встряхнуло.
   Автобус дернулся вправо, асфальт раскололся, огромная трещина метнулась посередине дороги. Какая-то легковушка споткнулась о зияющий край новообразования и, подскочив в воздух, кувыркнулась по автостраде. В это время водитель смог увернуться от наседающей обочины и с визгом тормозов остановить автобус. Все посыпалось с полок, кто-то вылетел с сиденья. Все бы обошлось, если б не тяжелый грузовик, влетевший в задние створы междугородних ворот. Автобус крутануло, скрежетом оторвало заднюю половину, сместившуюся под напором американского грузовоза. Общественный транспорт отлетел к обочине и стал заваливаться на бок. Мелькнула крыша, испуганный затылок седой бабки, треск стекол и что-то черное, в виде подлокотника, ударило меня по голове.
   Я наверное недолго пробыл без сознания. Я медленно поднялся, скрепя зубами, и огляделся. Перевернутый автобус лежал на правом боку. Повсюду валялись вещи и копошились выжившие, именно выжившие... Там, где когда-то располагалась вторая половина автобуса, теперь была просто пустота. Рваные края умолительно указывали на свою половинку, оторванную от общего тела и теперь цепляющуюся за него какими-то остатками металла. Она была просто раскурочена к чертям. Посреди месива из покореженного металла торчала кабина грузовика, его длинный нос с разодранной решеткой, вспученным капотом и исковерканным бампером, торчали с кусками обшивки автобуса. Дальнейшие детали, впивающиеся в глаза, на новостных каналах принято закрывать полупрозрачными квадратиками. Картину завершал прицеп, перевозивший трубы, небольшого диаметра, но не меньше сотен штук. Они все были растопорщены, словно иглы дикобраза. Большинство из них торчали сквозь автобус и кабину грузовика. Я не смог больше смотреть на подобное и резко отвернулся на свою половинку. Здесь не было таких разрушений. Сглотнув, от остатков предыдущей картинки, я направился к выходу.
   Выходом стал ближайший люк в крыше. Выкарабкавшись и свалившись на землю, я поднялся, опираясь руками о крышу автобуса. Дальше, обойдя автобус спереди, я смог подняться по склону обочины и выйти на дорогу. Зрелище открылось не прерадостное.
   Вместо разделительной полосы тянулась трещина, ее ширина была около двух метров, а кое-где и все три, а глубиною около двух этажей. Множество машин провалилось в нее, легковушки ушли полностью, а очередной грузовик завис на трещиной, как провисший мост. Его передние колеса словно цеплялись за край разлома, а задние зависли в воздухе, пустой прицеп продолжал остов грузовика, кренясь в пустоту, но оставшись на асфальте задней парой. Подобное зрелище, с развороченной дорогой и разбитыми авто, повергло меня в нереалистичное ощущение, словно произошло что-то из ряда вон выходящее, словно мы оказались в фильме катастрофе. Большинство людей так же прибывало в подобном шоке. Кто-то шарахался возле своего автомобиля, кто-то пытался помочь вылезти неизвестному человеку, кто-то кого-то перевязывал, всюду были люди, очутившиеся в нестандартной для них ситуации. Нашлись те, кто пытался дозвониться до различных служб, но безуспешно. Стоящий рядом со мной мужик, после очередной неудачи с телефоном, досадно обронил: - "Словно все вымерли, даже звуков нет, в трубке полная тишина". Не поверив словам, дернулся за своим эриксоном, набрал цифровые символы, приложил уху к телефону... прав мужик, ничего.
  -- Да не может такого быть, здесь куча мелких городов, зона покрытия должна быть нормальная, - раздалось справа, какой-то парень так же, безуспешно, пытался связаться с цивилизацией.
  -- Видимо может, - пробасил мужик и пнул торчащий из трещины бампер, - а ведь только новую купил.
   Он вздохнул, а я, воспользовавшись заминкой, оглядел обоих. Мужик был пухленький, лет под сорок, с бритым подбородком, вторым бардачком под челюстью и невысокого роста, чуть ниже меня. Одет он был в коричневые штаны, такой же пиджачок с темно-коричневыми заплатками на локтях и бежевые туфли. Парень был противоположностью, джинсы, темно-синие, белые кроссовки и футболка зеленого цвета. Лицо молодое, лет двадцать пять, худенький, стрижен как обыкновенный житель, просто покороче чем обычно.
  -- Джейк, - произнес я, - просто Джейк.
   Парень с мужиком переглянулись, не поняв с первого раза.
  -- А, что? Смит, - ответил мужик.
  -- Алекс, - добавил парень.
   Я снова оглядел автостраду , заполненную грудой битого автотранспорта, с мелькающими между ним людьми.
  -- Что же произошло? - спросил я.
  -- Может землетрясение? - предположил Смит.
   На правдивость его слов указывала огромная трещина, никуда не девшаяся за это время.
  -- Недалеко от Нью-Йорка? - удивился Алекс.
  -- Такие прецеденты уже были, - ответил Смит, - даже несколько раз.
   Студент в этот раз ничего не ответил, просто подошел к трещине и заглянул в ее пустоту.
  -- Глубокая, метров пять, - произнес он.
   Его примеру последовало еще несколько людей, скучковавшись в группу. Начались мелкие пересуды, что да как, но все остановил новый толчок.
   Кто-то упал на асфальт, раздались вскрики, машины в трещине просели глубже, а перекинутый через нее грузовик, собрался в острый угол, подняв к небу фары и задние габариты.
   Я осторожно поднялся на ноги, удерживая равновесие, словно канатоходец, но больше не трясло, только внезапно стемнело, посреди рабочего дня... Огромная туча, черная, с прожилками молний, сформировалась невероятно быстро. Глотая солнечный свет, она закрыла все небо. Мрак окутал автостраду до горизонта, медленно подполз склубившийся туман, похолодало, заморосил дождь.
  -- Что за... - не успел закончить я, как вдалеке, на черной высоте, несколько молний, сцепившись в паутину, ударили в одну точку.
  -- Мне это не нравится, - произнес побледневший студент у меня за спиной.
   Он медленно стал пятиться, его примеру последовали остальные, многие переходили на бег. Смит, также попятился, но споткнулся об растерзанное аварией колесо, упал и лихорадочно перебирая конечностями, попытался отползти. Я попытался вглядеться в символ паники.
   Белая точка, которая еще несколько секунд назад была простым пятнышком, быстро увеличивалась в размерах, приобретая формы разодранного фюзеляжа с белесыми крыльями. Самолет, преодолев оставшуюся высоту, рухнул на автостраду. Громким скрежетом металла, сминая легковушки, он стал приближаться ко мне. Огромный силуэт белой стали, с еще вращающимися турбинами, в навалившейся тьме, разбрызгивая, подминая и раскидывая транспорт, двигался по автостраде. Не все люди смогли избежать встречи с этим гигантом. Одна из легковушек дернулась, сверкнула фарами, попыталась съехать с дороги и встряла в уже разбитого собрата, это оказалось роковой ошибкой. Она еще пару раз чертыхнулась и остановилась, за секунду до своей смерти... Стальной монстр на полном ходу, не оглядываясь, схватил ее турбиной, но подавился костлявым корпусом. Турбина ухнула, вспыхнула и разорвалась тысячей осколков. Звон и свист разлетающейся стали, осколков лопастей и движка, равносильно шрапнели, прошлись по рядам уцелевших. Один из осколков лопасти, со свистом пролетел над моей головой и шатаясь застрял в земле. Взрыв развернул самолет поперек дороги, он кренясь оставшимся крылом, чиркнул по земле и вспыхнувшие баки, лоскутами пламени окутали остатки фюзеляжа.
   Я плохо помню, что было дальше. В голове мелькнула мысль, почему-то женским голосом "Беги" и все тело бросило в проем трещины. В ту же секунду, охваченный пламенем самолет, пронесся надо мной. Вокруг все содрогнулось, сверху что-то посыпалось, упало, заскрежетало, взорвалось. Сотрясение воцарившейся круговерти, хлынуло мне на встречу, завершая мой прыжок ударом о крышу покоящегося здесь автомобиля. Я потерял сознание.
  

Понеслось 2.

  
   Холод медленно вползал в мое сознание. Я пошевелился, открыл глаза и очутился в воде. Ледяная жидкость сковала мышцы тела, позволяя с трудом двигаться, я тонул. Над головой захрустел лед, одна трещина, вторая, кто-то наносил удары оттуда. На очередном ударе, лед треснул и женская рука, в ручейке пузырьков, скользнувших солнечным светом, схватила меня за шиворот. Резкий дёрг, я успел закрыть глаза перед ударом плеча о лед и мое лицо пронзила судорога освежающего воздуха.
   Я глубоко вдохнул белесого тумана, закашлялся, распластавшись на крыше автомобиля. Холод пробирал насквозь, все тело дрожало. Я медленно поднялся, опираясь о стены трещины и выбрался наружу.
   Как странно, тишина, обломки самолета и машин, медленно догорают, туча никуда не исчезла, постоянно погрохотывая молниями, но уже где-то далеко, совсем высоко, дождь прекратился. Самое странное, что вокруг никого, только обгоревшие остовы автомобилей и мертвые. Все, кто в момент падения лайнера был здесь, сейчас были мертвы, покоились застыв на асфальте. Возле одного из таких остовов джипа, я нашел своих новых знакомых. Мужчина, который Смит, пытался помочь студенту подняться, но тот так и остался лежать на земле в нелепой позе, превратившись в фигуру из пепла, а сам Смит был пригвожден к обгоревшей дверце частью лопасти.
   Местность тоже претерпела изменения. Земля и асфальт превратились в оплавленную корку черного цвета с прожилками огня, он то и дело вырывался мелкими лоскутами из под этого новообразования. Все до самого леса, в обе стороны от дороги, а это не меньше километра, было сожжено до черноты. Я еще немного постоял, вглядываясь в разрушения и медленно побрел дальше, в сторону Нью-Йорка, я вспомнил, что по расписанию автобуса, скоро должен быть небольшой городишко и пятиминутная остановка. Может там что прояснится?
   Я прошел с километр, пейзаж не менялся. Все так же выжжено, всюду разбросаны автомобили, трещина через дорогу, витиевато изменяющая свою ширину, местами разрушенные постройки и ни одного живого существа. Туман был повсюду, планируемый городок стал проявляться из его клубов очертаниями руин. Раскореженные дома и оплавленные машины встретили молчанием на улице. С ближайшего дома, через всю дорогу, преграждая мне путь, свисал провод. Он изогнутой линией, клонясь к земле, уходил в туман. Справа виднелся знак с названием города. Он был покрыт слипшимся пеплом, прожжен в паре мест и покосился, напоминая постапокалиптический символ. Название читалось с трудом, но по недавним сведениям из карты маршрута и остатком букв на знаке, читалось как Роксбери (Миннесота).
   Я прошелся по улице, пейзаж был прежним, оставаясь в руинах среди покосившихся столбов и сорванных вывесок, испепеленных трупов и оплавленных машин. Так я дошел до ближайшего перекрестка. Ленты асфальта исчезали в тумане, прячась в его мгле. Хоть он и поредел, но еще оставался в силе, не давая заглянуть дальше сотни метров.
   Не зная, что делать дальше, я покричал на четыре стороны, отправляя слова в безответный путь. Никто не откликнулся. Тишина. Ветер медленно скрипнул вывеской, проволок мимо горсть пепла.
  -- Как все плохо, - подумал я и озвучил все это одним традиционным словом.
   Что теперь-то?
  

Понеслось 3

  
   Я все стоял посреди перекрестка, не решаясь и не зная, что делать дальше. Вдруг воздух задрожал, поднялся ветер и туман начал медленно сползаться предо мной.
Параллельно земле начал образовываться длинный, метров сто, туннель. Он втягивал в себя окружающий туман и только благодаря этой субстанции стал видим. Туман стелился по стенкам туннеля по часовой стрелке. Формой туннель был цилиндрический, и выглядел как горизонтально лежащая труба, а диаметр доходил до пяти метров. В глубине туннеля сверкнула яркая вспышка, а по стенкам пробежали молнии. На дальнем крае этой туманной трубы появился какой-то просвет. Подуло жарким, пустынным воздухом. Сквозь марево, к туннелю, что-то мчалось, большое и черное. Расплывчатый силуэт приближался.
   Скорость движения тумана стабилизировалась, это стало видно из более плавных движений самой белой субстанции и ее плотной концентрации на стенках. Молнии продолжали мелькать и бегать по трубе туннеля. Они хищно пересекались и били в его центр. То тут, то там, от стены отрывались клубы тумана и исчезали в завихрениях этой дымной и искрящей трубы.
Через пару минут, когда туннель полностью сформировался, а молнии исчезли, на дальнем конце проход резко расширился на весь диаметр трубы и из него, в роящиеся клубы тумана, влетел паровоз, настоящий, с огненно-дымной трубой и вагонами. Рокоча, сверкая и вибрируя, он на огромной скорости пролетел мимо меня и скрылся в тумане, оставив наедине с рассеивающимися клубами пара и поднятым в воздух мусором.
   Вот к чему я не был готов, так это к летающему поезду...
  
   После скоростного дефиле железнодорожного транспорта, мне на ум пришла мысль, что удар о машину в трещине был достаточно сильный. Сначала ледяное озеро и женская рука, теперь летающий поезд... Я с тревогой потрогал затылок и лоб, трещин нет. Как же тогда объяснить себе ранее увиденное?
Знакомое ощущение движения воздуха и поднимающийся ветер вывели меня из оцепенения. Возникло странное ощущение, что будто слышно музыку. В месте, где когда-то образовался туннель для поезда, снова закружили вихри, замелькали молнии и с громким хлопком открылась новая труба.
Нарастающий звук электрогитары жестко выдавал рифы хэви-металл, а в туннель въезжала фигура на мотоцикле, очень похожем на харлей. С каждой секундой музыка становилась сильнее и быстрее, я четко стал улавливать мелодию AC/DC и любимого трека Black Ice. К ударным звучаниям призрачной рок-группы присоединился рокот приближающегося мотоцикла. Он тяжело клокотал и выбрасывал из турбин клубы огня, колеса харлея горели ярким пламенем, оставляя на асфальте огненный след. А байкер то оказался скелетом... Череп в пламени огня, кожаная куртка и штаны, шипы на плечах, костлявые кисти в черных кожаных перчатках, и над правым плечом торчал приклад дробовика. Когда скелет медленно подъехал ко мне, музыка стихла. Он повернул свой пылающий череп на меня и спросил: "Здесь поезд не пролетал? " Что может чувствовать человек, который первый раз в жизни увидел летающий поезд и огненного скелета-байкера на харлее, выехавшего под AC/DC? Лично я, не нашел ничего лучше, как повернуться в сторону улетевшего поезда и стараясь смотреть в небо, медленно пошел по дороге. Сзади раздался рокот байка и скелет поравнялся со мной. Я сдержался и не подал вида, что заметил его. Он продолжал пялиться на меня и ехать рядом. Мне показалось, что взгляд его был больше оценивающим, чем голодным, но я упорно старался делать вид, что не замечаю эту аномалию. Так мы пророкотали метров сто. Я все-таки не выдержал и бросил краем глаза в его сторону.
   - Ага! - раздался бас скелета, - а я уж думал телепортация не удалась, а ну-ка стоять!
   Я остановился как вкопанный.
   - Здравствуйте, - произнес я, - а вы кто?
   На мой вопрос скелет хмыкнул и указав на меня пальцем правой руки, словно президент Америки с плаката гражданской войны, приступил к разъяснению.
- Вот, парень, правильный вопрос.
Он скрестил руки на руле и облокотился на него.
- Я - Кастелян Цитадели, а в поезде наш общий враг, Оливер Твист, предатель и клятвоотступник, который хочет захватить нашу вселенную, а мы сейчас поедем его догонять и убивать. Квест понятен?
   Кастелян выпрямился, сжал рукоятки руля и его череп полыхнул новым клубом огня, а голос стал более тяжелым басом.
   - Так что, парень, полезай на стального коня.
   Кастелян крутанул рукоять газа и байк, взревев, изрыгнул из турбин струю огня. Пока мотоцикл, утробно удовлетворялся огненными потоками, Кастелян потыкал горящим пальцем на заднее место байка, обтянутое черной кожей и глянцево отражающей пламя.
  -- Чую, не зря ты мне попался, - добавил он, глядя как я не уверенно усаживаюсь на байк.
   Как только я устроился на сиденье, череп вжал по полной ручку газа. Байк с ревом и пробуксовкой рванул с места, асфальт жалостливо взвыл, разлетаясь из под заднего колеса расплавленными комьями. Мощнейшее ускорение дернуло байк и понесло его по дороге. Кастелян махнул правой рукой в сторону и все машины словно раздвинулись перед ним, образовав чистый проезд. Байк понесся по дороге, унося меня в неизвестное.
  

Понеслось 4

   Мотоцикл утробно урчал, нес байк по дороге. Турбины полыхали огнем, горящие колеса оставляли на асфальте огненный след. Байк на огромной скорости проносился мимо пошатнувшихся столбов и остовов брошенных машин. Постепенно, из тумана, стал проявляться силуэт вагона, летящего над землей.
- Теперь держись, парень, - крикнул Кастелян клацая челюстью, - готовность номер один.
Он крутанул рукоять газа и байк, взревев, бросился в ускорение. Приблизиться незаметно не получилось, то ли грохочущий в окружающем пространстве хэви металл выдал приближение Кастеляна, то ли огненная феерия вокруг байка, но пассажиры вагона стали высовываться в окна. Присмотревшись, они исчезали на пару секунд и снова выглядывали, но уже высунувшись по пояс с винтовкой в руках, и началась стрельба. Мимо засвистели пули. За пару секунд по Кастеляну и мне палило уже около десятка винтовок. Стрельба была беспорядочной и неточной, давали знать о себе большая скорость движения поезда и маневры Кастеляна.
   В одном из таких маневров Кастелян правой рукой резко вытащил из за пазухи черную цепь и махнул ей в сторону поезда. Вспыхнувший огнем росчерк стали удлинился на сотню метров и огненной петлей вонзился в последний вагон. Сталь разорвала его напополам, крыша, кувыркаясь, отлетела от поезда и спотыкаясь на асфальте, совершая немыслимые кульбиты, прокувыркалась мимо байка. Кастелян дернул мотоцикл вправо и ушел от потока обломков. Цепь снова мелькнула в воздухе и снесла остатки вагона напрочь. Первый этаж с несколькими бойцами вспыхнул, изогнулся дугой в месте преломления цепью и оторвался от состава... Он отлетел, повторил пару кульбитов крыши, словно брат-акробат и также скрылся позади байка. В следующем вагоне на месте тамбура зияла дыра, выдранная отлетевшим собратом.
   - Туда,- рявкнул Кастелян.
   Несколькими витками цепи он свернул ее у себя на правой руке и снова дал газ, устремляясь к болтающемуся в вагоне пролому. Кастелян, склонив голову на правый бок, размахнулся кулаком и резко, словно ударил, выпрямил правую руку, крепко держа последние звенья. Цепь, подобно пружине, разжалась и ударила вглубь провала.
- Держись! - крикнул Кастелян и дернул натянувшуюся цепь.
Мотоцикл подался вперед, подпрыгнул и залетел внутрь вагона, преодолев около десяти метров, разделявшие нас от него.
Тормоза с визгом остановили байк. Вагон оказался пустой. Только открытые двери купе тихо клацали и ползали туда-сюда, хозяева отсутствовали. Было видно, что собирались они в спешке, возможно даже это и были те солдаты, что стреляли в байк.
- Так, - сказал Кастелян, слезая с байка, - сейчас нам надо пройти несколько вагонов, пока не доберемся до штабного, у нас есть пара минут, пока охрана не подоспеет, вот оружие мне...
Скелет полез правой рукой за спину и достал оттуда дробовик. Оружие было черного, вороненого цвета, с прожилками словно лава вулкана, они испещряли и переплетались по всему стволу винчестера.
   - А вот тебе, - добавил он и достал свободной рукой, из левого кармана, гранату, - держи.
Всучив мне этот увесистый предмет, он осмотрелся.
- Двигай за мной и не отставай, щас здесь будет жарко.
Кастелян щелкнул пальцами левой руки и из динамиков на потолке продолжил литься хэви металл.
   - Так веселей, - проорал Кастелян, стараясь перекричать музон и широкими шагами двинулся вдоль вагона со стволом наперевес.
   Кастелян шел вперед, мимолетно заглядывая в пустые купе, но хозяев не было, зато распахнувшиеся двери дальнего тамбура, ознаменовали появление новой групы солдат, похожих на конфедератов с такими же винтовками в руках, как и предыдущие. Народу прибыло не больше десяти человек, они гуськом бежали по коридору.
- Гости! - проорал Кастелян над музыкой и совершил серию выстрелов.
Первый конфедерат попрощался с оторванной левой рукой и плечом по самую половину груди, оголившиеся ребра с фонтаном ошметков разлетелись по вагону, а тело отлетело в правую сторону, куда-то в купе. Перезарядка, резким "дёрг". Второй выстрел на широком шагу Кастеляна снес голову следующему врагу, а тело упало вперед, на подогнутых коленках. Новый шаг, и снова выстрел. Третий патрон добил еще одну жертву, ей разворотило грудную клетку, и позвонки с веселым хрустом улетели обратно в тамбур, тело подбросило в воздухе и метнуло на спину, неуклюже сверкнув пятками в воздухе. Четвертый шаг, и еще выстрел, не успевший среагировать конфедерат лишился левой ноги. Его тело кувыркнулось через голову, совершив кульбит вперед и бухнулось на пол, источая дикие крики боли. Пятого бойца пуля настигла уже в спину, он пытался укрыться в купе. Пуля выгнула его дугой и вылетела через грудную клетку, обдав шестого фонтаном красных брызг. Тело подстреленного подпрыгнуло от попадания и ударилось в шестого бойца, сбивая того с ног. Остальные четверо успели занырнуть в последнее купе.
За эти несколько секунд Кастелян прошел почти полвагона и завалил коридор четырьмя трупами. Безногий истошно вопил, держась за обрубок ноги, а другой конфедерат пытался вылезти из под упавшего тела. Кастелян резко достал левой рукой из того же кармана, откуда была ранее извлечена граната, револьвер времен ковбоев. И сделав еще пару шагов всадил в этих двоих неувязков по выстрелу в голову. Фонтанчики и черепушечки разлетелись в разные стороны, а башни конфедератов, дернувшись, гулко стукнулись об пол и затихли.
   Все это время я старался не отсвечивать. Сжав гранату в руке, я перебежками двигался из одного купе в другое. Когда пальба стихла, я добрался до Кастеляна. Он уже было собрался двинуться дальше и только убрал револьвер назад в карман, как вдруг, из дальнего купе высунулся конфедерат с винтовкой.
   - Оп, - вырвалось у Кастеляна и он, схватив меня за шиворот, втолкнул вместе с собой в ближайшее купе.
   В эту же секунду грянул выстрел и дверной косяк разлетелся в клочья.
- Живой? - спросил он у меня и неспешно стал перезаряжать дробовик.
Он перехватил его в левую руку и правой начал доставать патроны из кармана, отправляя их в нутро оружия. В течении всего процесса он насвистывал мелодию из творчества группы Metallica. Вдруг раздался еще один выстрел, разнесший часть стены, выходящей в коридор.
- Развальцую! - крикнул Кастелян и выставил в коридор ствол дробовика.
Грохнула пара выстрелов на вскидку, об пол клацнули гильзы и Кастелеян продолжил дозаряжать свое оружие.
   - Вот такая у меня работа,- сказал он мне, сжимающему в руках гранату, - готовься боец, ща дальше пойдем.
   - Эт где таким профессиям учат? - удивился я, - чтоб ходить по летающим поездам и расстреливать конфедератов.
   - Цитадель, - ответил Кастелян, - что-то типа университета для героев.
   Раздался очередной выстрел со стороны конфедератов, но заряд прошел мимо, щелкнув в дальнем углу вагона.
   - Эт что ж вы там на экзаменах проходите? - спросил я.
   - А увидишь, - ответил Кастелян, сделав выстрел в коридор.
   О_о -- отобразилось на моей физиономии.
  -- Чего, чего? - медленно произнес я.
  -- Я ведь вспомнил, - пробасил Кастелян, - ты ведь Джейк, просто Джейк, так?
  -- Ну да.
  -- Так вот, пацан, тебя пару лет назад приняли в студенты, теперь ты один из немногих, кто увидит Цитадель, - разъяснил он, сделав еще один выстрел.
   Стрелявший конфедерат не успел скрыться и расстался с жизнью.
  -- В студенты, Цитадель? - переспросил я.
  -- Ну эт я так, чтоб тебе попроще въехать в тему было, - пояснил Кастелян, - героем станешь.
   Я два раза моргнул, Кастелян издал хы-хы и добавил: - а пока что для тебя теоретическая часть, смотри и учись, остальное узнаешь в Цитадели, если доживешь, ХА-ХА-ХА!
С этими словами он рванул в проход, как раз в момент между выстрелами. - За мной, боец!
Кастелян сделал шаг и произвел выстрел, пуля снесла часть косяка последнего купе вместе с туловищем так невовремя высунувшегося конфедерата. Еще пара шагов и Кастелян прорвался к самому купе. Уничтожение конфедератов ознаменовали оставшиеся выстрелы дробовика. Хладнокровно, если так можно сказать про этого горячего парня, почти в упор, он расстрелял оставшихся трех вражеских солдат.
   - Готово, - произнес Кастелян и стер шипящую на огне кровь врага со своей морды.
Он осмотрел себя, запачканного брызгами крови с ног до головы. Кровь повсеместно дымилась от жара огня.
   - Чутка запачкался, - он двинул дальше, на ходу перезаряжая дробовик.
Я не отставал, но возможность пустить в ход свой трофей как-то не представлялась. Кастелян тем временем дотопал до двери в тамбур и дернул ее.
Вывалившийся от туда конфедерат с десятком подбежавших бойцов попытался ткнуть его штыком, но не успел. Кастелян резко захлопнул дверь назад, размазав рожу неудачника по дверному окошку.
   - Засада! - проорал он и со всей дури пнул дверь.
Она со скрежетом и воплями рвущихся петель влетела в тамбур, завалив собой еще пару врагов. Остальных Кастелян разделал выстрелами дробовика, поотрывав им конечности и позвонки.
Вдруг, следующую дверь тамбура разворотило, словно в нее попал танковый снаряд. Воронка выгнула дверь во внутрь и заполнила все пространство дымом. Меня отбросило на спину, а силуэт Кастеляна исчез в дыму. Послышались крики, выстрелы пистолета и смачный удар в челюсть. В то же мгновение надо мной пролетел орущий конфедерат и плюхнулся спиной на пол. Он стал подниматься на ноги, челюсть смотрела вбок, но явно не мешала ему действовать. Завидев меня, он бросился в атаку. Что мне оставалось делать? Я так же вскочил, оказавшись спиной к тамбуру и чисто на рефлексе швырнул в него чем-то, что было в руке -- гранатой. Предмет зеленого цвета ловко угодил ему в лоб. Тело шлепнулось и больше не двигалось. После меткого броска я развернулся в сторону основной драки, но сцена насилия уже была окончена. Тамбур затих, только Кастелян возвышался над пятью трупами конфедератов. Витиеватая струйка дыма поднималась из ствола револьвера.
  -- Живой? - спросил Кастелян, повернув ко меня голову, - двигаем дальше.
   С этими словами он дернул покореженную дверь на себя. Дверь не открылась. Она осталась в том же состоянии, пузато кособочясь и всем видом игнорируя присутствующих. Наше продвижение в стан врага было приостановлено. Стальная дверь была заблокирована взрывом. Кастелян снова пристально глянул на дверь, но она не поддалась на признаки агрессии. Он почесал затылок. В это время за дверью послышалась возня. Удары чего-то металлического о что-то металлическое. Вагон дернулся, послышался лязг, будто что-то отсоединилось. Кастелян пальнул из дробовика в дверь. Патрон сотворил большое отверстие с рваными краями в теле препятствия. Не дожидаясь ответа, Кастелян глянул в образованную дырку.
  -- Твист, сцука! - выругался Кастелян и ударил кулаком в дверь, - нас отсоединили от состава.
   Сквозь отверстие было видно, как последний вагон удаляющегося поезда уже растворялся в тумане. В это время зазвонил мой телефон. Вибро дернулось в кармане, призывая к ответу.
  -- Але, - произнес я, удивленно глядя на отсутствующие полосочки антенны.
  -- Мы падаем!!! Линкор сбит!!! - панически отозвались на другом конце связи, - Мановар выкинул вселенную в космос и пытается посадить линкор!!! Мы падаем на Нью-Йорк!!! Где Кастелян!?
  -- Это тебя, - я протянул Кастеляну мобильник.
   Он даже не проявил удивления, как будто ему каждый день звонят на чужие мобилы.
  -- Кастелян у аппарата, - пробасила черепушка.
   Вдруг он резко ее отдернул от места уха. Из трубки урывками послышалась паника: - Мановар... в космос... вселенную... падаем... выкинул... Нью-Йорк... ААААА!!!
  -- Без паники! - жахнул он в телефон, - Скоро буду!
   После этих слов он повернулся ко мне и отдал телефон.
  -- Нам срочно нужно в Нью-Йорк, - произнес он, - держись, вагоны они строптивые, брыкаются.
   Убрав все оружие по карманам, а дробовик за спину, он снова выудил из за пазухи черную цепь и стал разматывать ее.
  -- Чего брыкаются? - удивился я, не поняв при чем здесь вагоны.
   Кастелян уже был на середине вагона и раскручивал над головой цепь. Он метнул один конец в блокированный тамбур, а другой удержал в руке. Цепь натянулась, раздался хруст, лязг, Кастелян дернул ее на себя и вагон пошатнувшись, взбрыкнул волной. От стен полетели ошметки обивки, предметы разлетелись в разные стороны, а из под крыши стали выбиваться нарастающие языки пламени. Кастелян снова потянул цепь и вагон дернулся, изогнулся. Он сорвал часть крыши, лязгнул пару раз образованными из рваных краев стальными губищами, словно зажав удила, вспыхнул клубами огня и встал на дыбы, заржав подобно коню.
  -- Поехали!- проорал Кастелян над грохотом.
   Под вагоном утробно заурчало и резкий рывок вдавил меня в пол.
  

Понеслось 5

  
   Вагон летел над дорогой. Мелькали руины домов, разбитые машины, попадающиеся на пути выжившие в ужасе бросали в стороны. Оживший вагон с грохотом, лязгом, в клубах огня и сопровождая полет диким ржанием летел к Нью-Йорку. Кастелян с трудом удерживал взбесившееся существо, оно лягалось, взбрыкивало, цепь постоянно была натянута, словно вагон пытался избавиться от седока. Но надо отдать должное, скелет был прекрасным наездником вагонов. Он стоял по среди развороченного средства и крепко держал цепь в правой руке.
   Вскоре мы догнали поезд преступника и клятвоотступника Твиста. Обогнав его с левой стороны, Кастелян все время, пока поезд не скрылся сзади, выражал свое презрение конфедератам через фигуру центрального пальца левой руки, указывая через плечо на поезд справа. Все это происходило под его дикий хохот. Лично я старался не вылететь из вагона, поэтому ограничился крепкой хваткой за одну из труб, торчащих из пола. Оторвавшись от поезда главного вредителя, мы скорым ходом, подпрыгивая и брыкаясь, миновали пригород Нью-Йорка и влетели в центральные районы.
   Внезапно вагон резко дернулся, Кастелян аж подпрыгнул, выпустив цепь, а сквозь наш фронтон влетела полицейская машина. Разбитая стена растопырилась, впуская белое авто в голубой полосе. Спецсигналы сорвало с крыши, стекла разлетелись вдребезги, морда автомобиля смялась, брызнув осколками фар. Машина снесла внутренние переборки купе и остановилась ближе к центру вагона, заунывно закончив мелодию синего цвета. С улицы доносились крики паники.
  -- Быстрее, боец, - вскочил Кастелян, - у нас мало времени, Ная скоро свалится с неба.
   При этих словах он быстро намотал цепь на правую руку, словно заядлый моряк и спрятал металлический моток за пазуху. Он достал дробовик из за спины, выдал мне свой черный револьвер и двинул в проем от машины. Проходя мимо полицейского авто, он указательным пальцем прикрыл рот замершему и вцепившемуся в руль копу.
  -- Бардачок закрой, - сказал при этом Кастелян.
   Я выскочил следом, стараясь не глядеть на полицейского. Служитель закона явно не был готов к встрече с летающим в яростном огне вагоном и любезностью от Кастеляна.
   Мы достаточно шустро выскочили на улицу и тут же попали в водоворот панически настроенной толпы. Люди сломя голову носились по забитой улице. Машины стоялиЮ вцепившись друг в друга, многие дома горели, везде летал пепел, отовсюду слышались крики и паника. Но самое главное происходило выше. Яркая комета неслась длинным росчерком с неба. Вокруг нее роилось облако сверкающих разными лучами... да не может быть, космических истребителей, словно сошедших с листов фантастических произведений. Эта стая расстреливала друг друга и каждый из нее пытался первым догнать комету. Истребители были явно из разных мест, ни одного человеческого. Их количество могло затмить все небо. Огромной воронкой они устремлялись за кометой, при этом не забывая истреблять друг друга. Более менее приглядевшись, я понял, что там больше трех или четырех видов, как будто это несколько рас столкнулись в битве за странную комету.
  -- Ная! - указал на комету Кастелян.
   Он облизал указательный палец левой руки, вскинул его вверх, словно ловил ветер и резко указал вперед: - Туда, она упадет на площади метрах в ста от нас, побежали!
   Лично я площади не видел, горизонт закрывался небоскребами и мелкими собратьями этих великанов, но Кастеляну было виднее, раз он сориентировался, где упадет комета по ветру и пальцу. Выдав ЦУ, он бросился к указанной площади. Кастелян бежал сквозь толпу, мечущуюся и пытающуюся спрятаться от надвигающегося хаоса. Он достаточно грубо, пинками и тычками раскидывал мешающих ему. Хотя большинство сами шарахались в ужасе от байкера с огненной головой скелета, да еще в придачу размахивающего дробовиком. Я с трудом за ним поспевал.
   Когда мы выбрались на площадь, комета дрябнулась о тротуарную плитку, разнеся ее в клочья, оставив воронку, подскочила и пролетела над нами. В этот момент я понял, что это ни фига не комета, это какая-то капсула в броне, с оплавленными стенками. Капсула, пробив кирпичную стену ближайшего дома, влетела в его недра и, крутанувшись на земле, затихла. Только мы сделали первый шаг, как одна из стенок испустила свист и заполнила все белым дымом, а затем с щелчком отлетела от капсулы. Сквозь дым показался человеческий силуэт, в точенных гранях которого угадывалась женская фигура. Женщина, шатаясь, выбралась из капсулы и не успела сделать пары шагов, как ее подхватил подбежавший Кастелян.
  -- Ная! - он на удивление бережно взял ее за плечи, - как ты?
  -- Они все гонятся за мной! - сквозь нотки страха выдавила она слова, - Мановар выкинул меня на этой десантной капсуле, а сам остался на линкоре, я видела как корабль разносит вражеский флот, что нам делать?
   Я как раз подбежал в этот момент и смог рассмотреть нашу цель. Худенькая девушка, лет двадцати пяти, рыжие волосы, каре. Милая на лицо. Зеленые глаза полны страха, руки пробирает дрожь от происходящего. Одета она была как пилот космического корабля из будущего. Костюм зеленого цвета, из какого-то синтетического материала, с белыми контурами пластин на торсе, то ли из пластиков, то ли металла, я не мог понять. Кисти рук без перчаток, тонкие пальцы, изранены ссадинами. Сам костюм запачкан сажей и местами с промятыми пластинами, словно она пробиралась сквозь пожар. Она явно пережила какую-то катастрофу и, раз упала с неба на этой капсуле, то возможно связанную с крушением того самого линкора.
  -- Успокойся милая, - Кастелян прижал ее к себе, - Мановар все правильно сделал, если корабль сбит, ты могла бы погибнуть на нем, а Мановар спас тебя в очередной раз, запихав в эту десантную капсулу. Она способна пережить всякие спецэффекты.
  -- Он остался там... - сквозь дрожь проговорила девушка.
  -- Не волнуйся, - пытаясь успокоить произнес Кастелян, - он выживет, а нам надо спасать тебя. Мы обогнали Твиста, но скоро он будет здесь.
   Пока шел минимальный диалог на успокоение девушки, воронка из летательных аппаратов брызнула в разные стороны, словно стая напуганных воробьев. Огромный силуэт, сквозь облака надвигался к земле. Небо покрывалось яркими всполохами, словно там что-то взрывалось. В одно мгновение из туч вырвался белоснежный силуэт космического корабля. В черных брешах от взрывов, с тянущимися хвостами огня и дыма. Его сопровождало еще два корабля. Они постоянно утюжили его корпус яркими лучами зеленого цвета. Каждый проход луча вызывал цепь взрывов на теле белого левиафана. А со стороны, откуда прилетел наш вагон, раздался утробный звук, словно кто-то дунул в огромную, толстую трубу. Снова зазвонил мой телефон.
  -- Да? - спросил я в трубку.
   Из трубки раздался снова тот панический голос.
  -- Мановар сажает линкор!!! ААА!!!
   Вдруг, голос сменился на другой, звучащий так, словно два ржавых танкера потерлись друг об друга.
   - Кастелян! Линкор упадет в пригород Нью-Йорка, корабль протащит до центра города, ждать там!
   Я не успел ответить, что не являюсь названным скелетом, как трубку бросили. После ржавого диалога я еще раз глянул на падающего левиафана. Теперь более четко отобразилось, что он постоянно переваливается с боку на бок, а со всех сторон из корпуса бьют синеватого цвета струи газа. Явно кто-то по имени "Мановар" пытался управлять этой махиной, хотя и весьма квадратно.
  -- Кастелян, звонили с линкора, сказали бежать в центр города.
  -- Он жив... - встрепенулась девушка, - он жив...
  -- Радостная новость, хотя Мановар как всегда не многословен, - ответил Кастелян, - выдвигаемся к месту падения линкора и молитесь, чтобы мы успели туда раньше, чем вся эта братия, только он один сможет их всех остановить.
   Братия в это время опомнилась, и все истребители разом накинулись на падающий линкор, превращаясь в мельтешащий рой взрывов и цветопляски. Со стороны нашего приземления раздался снова протяжный гул трубы, поезд конфедератов подлетал к городу. А нам требовалось преодолеть несколько километров до указанного места.
   Мы бежали по центру улицы, воронка истребителей окутала город. Небоскребы, усеянные взрывами их орудий, падали и сползали на землю. Город в течение всего пары минут превратился в руины. Люди, обезумевшие от ужаса происходящего, метались по улице. Кастелян тащил Наю за собой, схватив ее за руку. Я часто оглядывался назад и видел, как силуэт поезда увеличивается в размерах. Твист со своей армией неумолимо приближался, а нам еще бежать и бежать. Ная несколько раз упала, Кастелян успел ее подхватить и помог встать, меня самого чуть несколько раз не кинуло под толпу. Над головой проревел истребитель, черный шлейф дыма и яркое пламя поглощало его тело. Аппарат врезался в дом, взорвавшись ярким всполохом. Нас всех бросило на асфальт. Повсюду разлетелись обломки фюзеляжа. Вдруг, со спины раздался выстрел. Одна из башен поезда открыла по нам огонь, остальные поворачивались в нашу сторону. Снаряд разорвался слева. Куски асфальта осыпались на наши головы. Кастелян все время орал, что надо бежать быстрее. Взрывы становились чаще, поток истребителей плотнее. Количество живых на улице значительно снизилось, многие уже были на том свете, усеяв дорогу своими телами. Хаос боя собирал жатву с каждым взрывом, с каждым разорвавшимся снарядом, с каждой просвистевшей пулей... Но настал момент, перевернувший ход боя.
   Линкор с тяжестью рухнул на землю. Асфальт под ногами содрогнулся. Тело левиафана вздрогнуло, местами вспучившись и выказав ребра стальных опор. Ударная волна пронеслась по городу, сметая остатки зданий. Линкор, вспоров пригород Нью-Йорка, со страшным скрежетом, грохотом и гулом погасил скорость, подстелив под себя полгорода. Когда его тело остановилось, дым и гарь, вперемешку с бетонной пылью, пронеслась на сотню метров вперед, всюду оседая. Мы спрятались за каким-то куском стены с торчащими вверх прутами арматуры. Кастелян дал знак не двигаться и не отсвечивать. В это время из облака пыли и гари вынырнул поезд Твиста. Состав, маневрируя среди обломков, завис над землей на высоте метра. Он выгнулся подковой, двери на всех вагонах открылись и сотни конфедератов заполнили улицу. Они заняли позиции между нами и поездом. Около тысячи бойцов распределились широкой линией и вскинули винтовки. Два крейсера прекратили расстреливать линкор. Они зависли над конфедератами, повернувшись главными орудиями к к павшему линкору. Воздушная же братия истребителей зависла за крейсерами, приняв сторону конфедератов. Кастелян прислонил указательный палец ко рту и сделал нам "Шшш...". Все замерли в ожидании следующих событий.
   Вдруг шеренги посреди строя раздвинулись. Образовался проход, ровный, как по линейке. Солдаты в крайних колоннах замерли по стойке смирно, приклады их винтовок уперлись в землю. Они походили на оловянных солдатиков вдоль парадного входа. Из вагона вышел мужчина, одетый как с Дикого Запада. К ногам охранявшего дверь конфедерата упал окурок дорогой сигары, прокатился по асфальту и уткнулся ему в сапог. Охранник даже не шелохнулся, только когда по ступеням застучали сапоги он вздрогнул. Он старался смотреть в никуда, только краем глаза зацепил вразвалочку спускающегося человека. Черные хромовые сапоги, коричневые штаны грубого покроя, тяжелый кожаный ремень с потертой бляхой. На туловище жилетка с надетым поверх пиджаком, из под которого выглядывал воротник не первой белизны рубашки и заношенный галстук. На запястьях виднелись края когда-то белых манжет, со временем потрепавшихся и посеревших. Черная, старая ковбойская шляпа, с широкими полями, заканчивала наряд незнакомца. Его лицо имело черную бороду и щетину. Скрытая внутри агрессия отображалась во взгляде, которым обладают люди перешедшие черту между человеком и тираном.
   Из оружия у него виднелись две кобуры на поясе, с торчащими оттуда рукоятями револьверов. Мужчина сошел с последней ступени и остановился. Охранник стоял, не шевелясь, словно выточенный из камня, боясь встретиться взглядом с этим человеком. Незнакомец хлопнул себя по правому боку, где распологался немного оттопыренный карман и выудил из него новую сигару. Откусил кончик, сплюнул и засунул сигару в рот. Охранник словно по команде, достал левой рукой зажигалку, очень похожую на Zippo. Щелкнула крышка, и мужчина прикурил от подрагивающей в руке зажигалки. Прикурив, незнакомец направился на встречу к нам. По ходу его движения не было ни команд, ни приказов. Конфедераты, застывшие по стойке смирно, стояли не шелохнувшись. Он молча шел по этому коридору из идеально выстроенных колонн и курил сигару.
  -- Твист, сцука, - шепотом произнес Кастелян, гневно сплюнув огоньком на асфальт.
   Мужчина остановился у первой шеренги. Затянулся сигарой, выпустил облако дыма.
  -- Кастелян! - раздался его хриплый голос, - отдай девку.
  -- Хрен тебе! - отозвался скелет, не выглядывая из руин.
   Мужчина сплюнул на асфальт. Площадь,усеянная обломками, никак не отреагировала.
  -- Кастелян! - снова позвал он, - в этот раз уйти не получится, погоня закончится здесь.
  -- Пока я живой, ты ее не получишь, - ответил Кастелян и нервно посмотрел на павший линкор.
   Мужчина снова затянулся сигарой. Кастелян снова мотнул головой в сторону линкора. Сам я только сейчас почувствовал, как Ная вцепилась обеими руками в мою руку. Девушка дрожала от страха, и ее взгляд был полностью устремлен к линкору.
  -- Не хочешь, сам заберу, - произнес мужчина и дал рукой отмашку конфедератам.
   Солдаты медленно двинулись вперед. Крейсера заурчали, на главных орудиях медленно стали загораться огни. Ная, словно прячась от неизбежности, закрыла глаза и сильнее вцепилась в мою руку. Она вжалась в мое плечо, по ее лицу побежали слезы. Кастелян поудобнее перехватил дробовик.
   - Где тебя носит, - сказал Кастелян в сторону линкора, - я всех не перестреляю.
   Солдаты приближались, им оставалось пройти еще метров сто... Тяжелый гул удара донесся со стороны линкора. Второй удар, третий. На четвертом, часть обшивки, огромная стальная плита линкора, метров пять на пять сорвалась и отлетела. Она пронеслась над нами, кувыркнулась и грохнулась на асфальт. Конфедераты замерли, Твист выплюнул сигару и сделал пару шагов назад. Все смотрели на развороченный кусок брони линкора, с оттиском солдатского сапога по середине.
  -- А вот и папа, - произнес Кастелян, - как только все начнется, бегите в этом направлении, там вход в метро, спрячьтесь в туннелях, я прикрою.
   Я кивнул головой, все еще ощущая вцепившуюся в руку Наю. В это время в образованном проеме появилась фигура человека.
  

Понеслось 6

  
   Дым и оседающая пыль не давали четко рассмотреть фигуру человека, только силуэт. Никакой бравады и спешки, прибывший спокойно и уверенно шел навстречу армии Твиста.
   С каждым шагом фигуры в рядах конфедератов назревала паника. Один единственный человек заставил задрожать винтовки в руках у отъявленных преступников. Заставил попятиться Твиста. Оба корабля с ревом окутались пламенем и рванули в небо, унося свои тушки. Рой истребителей, испуганно взметнувшись, хвостом увязался за ними, оставляя конфедератов наедине с прибывшим.
   Но настал момент, когда сквозь дым, в облаке разбегающихся искр, появился воин. Серебристый металл доспехов сверкнул отблесками огня. Стальные сухожилия, перевивающиеся по всей фигуре, словно он был из них сплетен, выгораживали фактуру атлета. С каждым его шагом, в атмосфере появлялось странное чувство, оно крепло и пробиралось в тело, запуская ток адреналина, заставляя вскинуть голову, отвергая поражение. Пропитывая сознание неумолимой победой, всплывшим шансом вырвать ее из когтей врага, порвать его на лоскуты. Хотелось встать в полный рост, схватить оружие и ринуться в бой, до последнего, до конца, не отступая. Он шел через скопище мечущихся искр, огонь кидался отблесками, сквозь небо пробились лучи света, озаряя фигуру Героя. На его левой руке, от кисти до локтя, сверкнула гравировка с одним единственным словом "Manowar".
   Дальнейшие события развивались на запредельных скоростях. Командный голос Кастеляна, тонущий в выстрелах винтовок и орудий бронепоезда. Manowar успевает подобрать выбитый им кусок брони и прикрываясь этим щитом, добежать до армии конфедератов. Наш спринт до ближайшего здания, Ная с трудом успевающая за мной, но не выпускающая моей руки.
   Попав внутрь здания, оглядываюсь, какой-то магазин одежды. Вокруг все разбросано, манекены повалены, мебель разбита, потолок проломился и с верхних этажей торчит арматура. Об стены застучали пули, на втором этаже что-то разорвалось. Пригибаясь, бежим дальше. Ная вцепилась в мою руку и не отпускает ее ни на секунду. Через ладонь чувствую ее страх, она дрожит. На пару секунд я успеваю оглядеться на поле боя. Manowar, вооруженный лопастями, оторванными от какого-то вертолета, подобно воину с двумя мечами, смерчем проносится по рядам конфедератов. Серебристая сталь, уже кровавого цвета, не хуже лезвий газонокосилки срезает вражеских бойцов со скоростью работающего винта. Кастелян в это время отстреливает особо ретивых бойцов, решившихся на погоню за нами. Твист, пользуясь суматохой, с группой бойцов исчезает в соседнем с нами здании.
  -- Погоня, опять, - мелькнуло у меня в голове и бегу дальше.
   Ная спотыкается, растягиваясь на полу. Помогаю ей встать, снова бежим. Очередное здание, обломки мебели, разбитые витрины некогда застекленные от пола до потолка, по стенам трещины. Со спины крики команд, оглядываюсь, в проемах окон мелькнули конфедераты. Нам нужно перебежать через улицу в другое здание. Прячась за машинами, пробираемся вперед. Конфедераты широкой цепью выходят из здания. Один из них увидел нас, вскинул винтовку и выстрелил. Мимо свистнуло, разбилось стекло, Ная испуганно вскрикнула, снова бежать. Под свист пуль влетаем в другое здание, картина идентична прежней. Через какое-то фойе пробегаем здание насквозь, выскакиваем в проулок, забегаем в ближайшую дверь, длинный коридор, вдали пробитая стена и сквозь брешь здание станции метро.
  -- Оно! - крикнул я.
   Ная, задыхаясь от этого спринта, уже больше волоклась за мной, чем бежала. Осталось всего чуть-чуть, как перед нами, на месте бреши, воздух стал сгущаться, приобретая черты фигуры человека, Твиста. Пистолет был вскинут и направлен на Наю. Выстрел раздался и отозвался эхом от стен. Ная вздрогнула и упала на спину, я успел упасть на колени возле нее. Твист неспеша направился к нам, не опуская пистолета. Он сделал несколько шагов, как раздались выстрелы дробовика. Твист отлетел назад, вокруг него вспыхнула какая-то аура, разлетевшаяся с дребезгом стекла. Твист вскочил держась за грудь и, скинув, сорвал с куртки квадратной формы аппарат, не больше ладони. Аппарат задымился, подал искры и был выброшен на пол. Сам Твист, отступая, сделал еще несколько выстрелов в коридор, за наши спины и скрылся за стеной.
   Ная лежала на спине, хватая ртом воздух. Ее рука судорожно вцепилась в мою. Тонкие пальцы сжимали мои. На груди выступила кровь, широкого диаметра отверстие зияло на костюме. К нам подбежал Кастелян, он на ходу отстреливался от напиравших конфедератов. По стенам продолжили щелкать их пули.
  -- Джек... - произнесла Ная, - ты.. следующий.
   Я не воспринял ее слова, я судорожно пытался придумать, что делать. Кастелян продолжал отстрел конфедератов, их с каждым выстрелом становилось все меньше.
  -- Что? -- машинально ответил я.
  -- Кто .. владеет душой... тот... владеет телом, - уже шепотом произнесла Ная.
  -- Все будет хорошо, все будет хорошо -- произносил я, стараясь закрыть руками ее рану.
   Мне срочно нужна была помощь, я не был медиком, я даже не знал как бинт наложить. Пока я пытался хоть что-то сделать, она дрожащей рукой взяла мою ладонь в свою. Тогда впервые меня посетило это чувство, ставшее моим навсегда. Я забыл про выстрелы, про бой, про все что происходило вокруг. Я держал ее ладонь, хрупкую, нежную и меня наполнило ощущение безвозвратной утери, невосполнимого... Я почувствовал душу вселенной. Ная была ее носителем и теперь, в момент ее смерти, душа должна найти другого носителя, выбранного самой вселенной, тем голосом, что спас меня тогда на автостраде. Вены на ее руке медленно засияли голубоватым светом, он потек от моих пальцев по венам во все тело. Поток энергии набирал обороты. Глаза Наи закрылись, рука обмякла, и тогда в небо ударил огромный поток энергии. Мы были в центре него. Поток пробирался в каждую частичку тела, сливаясь с моей душой, но не пожирая ее, а сплетаясь в единое цело, создавая гармоничное существо. С той секунды я перестал быть человеком, превратившись в существо, не сдерживаемое рамками этого мира. Все отобразилось в другом свете. Все знания вселенной с этим потоком прошли сквозь меня. В тот момент никто не заметил, как душа самой Наи отделилась от потока и ринулась в облака, скрывшись в неизвестность. Когда все закончилось, картина мира улеглась в моей голове, а поток перестал бить в небо, рука Наи, этой девушки, несшей жизнь в своей душе, обмякла, глаза закрылись и она перестала дышать. Передо мной лежала обычная девушка.
   Со стороны поезда раздался взрыв, огромный столб пламени, клубясь, рванул к небу. Землю тряхнуло. Кастелян развернулся ко мне и застыл. Он медленно опустил дробовик и смотрел на меня. Стрельба со стороны поезда затихала.
  -- Джек... - произнес скелет.
  -- Она умерла, - пробубнил я.
   Он прислонился спиной к стене, положил дробовик на колени. Посмотрел на Наю, перевел взгляд на меня. Мои вены медленно приобретали естественный цвет, голубое свечение в них затухало. Я продолжал смотреть на свои руки, не веря в произошедшее. Последовав примеру Кастеляна, я откинулся к стене. Ее прохлада коснулась спины.
  -- Я... я всего лишь хотел съездить в Нью-Йорк, - через какое-то время произнес я, - а не стать каким-то избранным, почему я и... и она.
  -- Цитадель, - это дом для Души Вселенной, она живет в ней, это огромная планета, блуждающая по миру, - пояснил Кастелян, - это ее крепость, где она защищена, но на Цитадель напали. Мановар увел Наю, вытащил из той битвы. Он всегда так делает, он ее хранитель, назначенный Вселенной для защиты своей души. Хотя, иногда, мне кажется, что он больше защищает Наю, чем Вселенную. Они вместе больше двух тысяч лет, он всегда был в трудную минуту рядом, защищал ее. Теперь он должен уйти, хранитель, допустивший смерть носителя, должен уйти, а тебе придется искать нового хранителя. Я не знаю, правильно ли сделала Ная, передав тебе душу, но по крайней мере она не попала в захваченную Цитадель.
   Выстрелы стихли. Мы продолжали сидеть, молча. Мановар возник в проеме коридора. Его броня, покрытая сажей, кровью и копотью уже не была такой яркой, как до боя.
  -- Мановар всех убил, - произнес воин.
   Он замер увидев тело Наи, перевел взгляд на меня. Холодная сталь с черным визором, вместо человеческого лица, эмоции не угадать.
  -- Мановар, - Кастелян поднялся с пола.
   Воин не ответил. Он медленно подошел к Нае. Когда я хотел подойти к ним, Кастелян остановил меня движением руки. Мановар опустился возле нее на колено. Провел пальцами по ее челке, посмотрел в небо, туда, куда улетела отделившаяся от потока искорка и прошептал: - Я найду тебя.
   Он поднялся, бережно взяв тело Наи на руки и пошел вдоль разрушенного коридора, не оборачиваясь.
  

Оконцовочка.

  -- Кастелян? - спросил я, - а что с нами?
   Кастелян глянул в небо на приближающуюся точку. Она увеличивалась, обрастая в размерах космическим кораблем.
  -- Нас ждет эвакуация и космическое путешествие, - ответил он, - пока не отобьем назад Цитадель, восполним потери героев, а ты найдешь себе нового хранителя, так что парень... а ты пиво пьешь?
  -- Э... пью.
  -- :)
  

Конец первого рассказа.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"