Бачерикова Вера: другие произведения.

Жизни поворот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   За окнами фабрики темно, там наводит порядки мерзкая, туманная, пробирающая до костей своей влагой, итальянская зима. В светлом цеху, заполненном длинными рядами широких белых столов, механизмами и стеллажами, тепло и уютно. Работницы вечерней смены в голубых комбинезонах занимаются делом. Одни заправляют в машины и принимают, протянутые через узкие отверстия, пластмассовые трубочки. Другие, устроившись в удобном рабочем кресле, склонились под лампой, соединяя под увеличительными лупами очков мелкие части будущих медицинских катетеров. Третьи передают на упаковку готовую продукцию и достают новую партию.
   - Катя! - доносится издалека голос мастера смены, которая торопливым шагом проходит вдоль столов, помечая в журнале выполненные циклы работ. - У тебя уже есть готовые детали?
   Невысокая сероглазая Екатерина, давно разменявшая шестой десяток лет, отвела свариваемый стык от сопла с горячим воздухом, подняла голову, увенчанную ободом очков, и глянула из-под их линз на приближающуюся высокую албанку Дори. Скорая на короткие искромётные шутки эта женщина была обожаема всей сменой.
   - Yes! (англ. "да") - с улыбкой ответила Екатерина. Год назад эту фабрику купили американцы, и в цеху часто стала слышна английская речь.
   - Да! Да! Brava! (итал. "молодец" по отношению к женщине) - отозвалась по-русски-итальянски мастер, сделала пометку в журнале и окликнула немку Мериен, - потом возьмёшь её партию к работе. Ja! Ja! (нем. "да") - добавила она по-немецки, чем вызвала оживление работающих вокруг итальянок, румынок, молдаванок, украинок.
   Полиглот Дори заторопилась дальше, смех улёгся, его сменил негромкий "щебет" молодых коллег о делах семейных - детях, мужьях, кухне. Екатерина, порой, за шипением компрессоров, не слышит этих разговоров. Занятая монотонной привычной работой, она улетает мыслями в прошлое и с грустью думает о недавно умершем муже, друге и единомышленнике. Ей вспоминается их счастливо прожитая жизнь: студенчество, свадьба, первые годы работы, рождение детей, семейные походы на реку летом, на лыжах зимой. Шли годы, хорошие времена сменялись плохими, но любимый всегда был рядом - уставший после тяжёлой работы, довольный в велосипедных поездках, счастливый в отпускных встречах с родными у ворот аэропорта. Приятные воспоминания сменяются горькими - болезнью и последними минутами жизни любимого. Накатывают непрошенные слёзы, наваливает расстройство. Екатерина прерывает работу, встаёт из-за стола и приводит себя в порядок. Боковым зрением замечает, брошенные из-под рабочих очков, сочувственные взгляды рядом сидящих коллег.
   "Спасибо, что не утешают и не спрашивают, что случилось, - комментирует минутную слабость внутренний голос Екатерины, - иначе бы твоя капель слёз превратилась в фонтан".
   Со слезами на рабочем месте нужно быть осторожной. "Все эти выделения прекрасная среда для питания бактерий" - периодически напоминает инженер техотдела и заставляет расписываться в полученном инструктаже. Ну, а за водной пеленой под увеличительными лупами очков не видно ничего. Тут уж не до выполнения нормы.
   Сделав круг по Белой Камере, вернулась мастер. Сделала вид, что не заметила красных глаз. По-деловому спросила о работе. Деловой вопрос - деловой ответ и мысли работницы направлены в нужное русло, а последняя - в рабочее кресло.
   "Переключись на что-то другое! Не плачь об утекшем молоке! - Командует молчаливый советчик. - Что говорила врач, когда ты проходила у неё курс терапии? Не вспоминай горечь потери. Потеряла спутника жизни? Мечтай о новом".
   "О новом? - думает Екатерина, - таком же, как мой, с кем мне было так хорошо и хотелось бы этого продолжения. Найду ли такого, другого? Помечтать не вредно. Да, нужно отвлечься от грустных воспоминаний. Начнём перебирать всех неженатых мужчин в округе. Итак, что мы имеем? Сосед из другого двора. Ему за семьдесят. Улыбчивый, общительный. Много помогает и советом, и делом. На прощальную церемонию не поленился, приехал. Но ты его часто видишь с красным носом после обеда. Красное вино, по-видимому, ему очень нравится. Нет, этот не подходит! Хотя и ты ему, наверняка, тоже не очень-то уже нужна. Он, правда, и не делал попыток к сближению, это ты его ввернула в свои мечты", - ироническая мысль помогла улыбнуться, стало легче, фантазии полетели дальше.
   "В нашем доме ещё два холостяка. На третьем этаже есть один, ему немного за сорок. Живёт с мамой и не хочет уходить от неё. На втором - другой, чуть постарше, молчаливый, живёт один. С обоими соседями по дому знакомство шапочное: "Привет! Как дела? Пока!"
   Во время зимних дневных прогулок вдоль скошенных кукурузных полей часто рядом притормаживает на машине один вдовец. Этот, после обязательного соболезнования о понесённой потере, произносит, ставшую уже привычной, фразу:
   - Вот бы мне сбросить лет пятьдесят...
   "И что было бы, если бы это случилось? - каждый раз хочет спросить Екатерина, но неидеальное знание языка не позволяет задать такой грамматически сложный вопрос, и ей приходится только отмалчиваться, задумываясь, - то ли он на старости лет считать разучился, то ли человеку материнской ласки не хватило в детстве? Если он сбросит лет пятьдесят, ему будет немного за тридцать. Моим детям примерно столько. Кто же ему нужен? Мама или подруга?"
   Отвлечься удалось. За привычной работой и время пролетело быстро, смена подошла к концу.
   Знакомая дорога - освещённая велосипедная дорожка вдоль городской трассы. Екатерина вернулась домой. Тихонько вошла в квартиру, стараясь не потревожить сон соседей-супругов. С ними она делила расходы по съёму жилья. Теплая одежда, шерстяной шарф и двадцать минут интенсивного вращения педалей сделали своё дело - она вспотела. В холодной ванной комнате приняла душ, переоделась в любимую пижаму с начёсом. Прошла в спальню. В лицо пахнуло приятное тепло. Уютные оранжевые занавески, драпирующие стену над двуспальной кроватью, жизнерадостные искусственные маленькие подсолнухи, подвешенные на карнизе - любимая комната, где нет любимого.
   "Только не начинай!" - внутренний голос уже стоял на стороже.
   Спать не хотелось. Села за компьютер. Прочла, выставленные её конкурентами на литературный конкурс, новые работы. Посидела недолго, но быстро замёрзла. Залезла в тёплую постель, включила телевизор, надеясь, что он убаюкает. Но не удалось ему это сегодня, видно расстройство оказалось сильнее отвлечения.
   Уснула Екатерина под утро и вдруг ощутила, как её крепко и уверенно обнимают со спины чьи-то руки, а колено того, кто обнимает, приятно раздвинуло ей ноги. По телу потекло возбуждение.
   "Это мне снится или нет? - задумалась она. - Мои руки, вот они, разброшены в стороны. А это чьи-то другие руки, и я их действительно ощущаю".
   Шевелиться и выяснять, не хотелось. Любимые длинные пальцы, колено, учащённое дыхание. Обоюдное возбуждение росло.
   - Папочка? Это ты? - спросила она, повернув голову.
   - А кто же ещё, мамочка? - шепнул знакомый голос ей на ушко.
   Екатерина обрадовалась, попыталась повернуться к мужу и проснулась. Тут же исчезло ощущение ласкающих груди рук, пропало возбуждающее колено. Вместе с пробуждением пришло горькое разочарование:
   "Его нет! Нет!!! И с этим нужно как-то уживаться".
   Возбуждение, не достигнув своего апогея, ушло.
   "Моя память! Сколько раз ещё она подбросит мне эти приятные встречи с любимым во сне и с таким горьким пробуждением!? Если бы я была менее материалисткой, то поверила бы в то, что это дух мужа прилетал ко мне ночью сегодня, - и, подумав, послала вдогонку духу, - как мне плохо без тебя, папочка!"
   Сон пропал. Из глаз потекли непрошенные слёзы. К одиночеству, после почти сорокалетней счастливой жизни, она привыкала тяжело.
   "Так! Только не заводись! - проснулся внутренней голос, - если бы слёзы помогали воскрешать мертвых, то все любимые жили бы вдвое дольше. Не спится? Умойся, сядь за комп просмотри его электронную почту, ответь на письма, которые всё ещё продолжают поступать от друзей".
   Поднялась. Захватив ворох вещей, ушла в ванную комнату. Глянула на себя в зеркало:
   "О, мама миа! Лучше бы не смотрела! - у внутреннего голоса Екатерины с недавних пор появился итальянский говорок. После бессонной ночи смотреть было не на что. Катя несколько раз переключала теплую воду на холодную, ополаскивая лицо, но придать ему свежий вид так и не удалось. - Как я быстро постарела! Кожа у рта провисает, как у старухи. Над глазами появились косынки, куриные лапки у серых глаз стали уже лапами. Вечером нужно бы развести хну, - подумала она, рассматривая, отросшие корни коротких волос. Надела джинсы. Затягивая пояс, заметила, что он стал немного свободен. - Похудела! Ну, хоть что-то в жизни должно радовать! - Екатерина наложила крем на лицо, сделала небольшой массажик, глянула в зеркало, - вот так-то лучше!"
   После завтрака и обзора почты занялась новым телевизором, что с июня месяца лежал на шкафу. В те последние дни жизни мужа Екатерине было не до чтения инструкции. С приходом зимы Катя уже делала попытку разобраться в новой технике, и, даже, пробежалась по знающим в доме людям в поиске консультации. Но пробежка не дала результата, и она собралась за советом в тот супермаркет, где купила аппарат. В пустынный и холодный вестибюль старого дома выкатила велосипед и к его багажнику надёжно прикрепила небольшой чемоданчик.
   "Какие аппараты стали легкие" - подумалось, глядя на тонкую и лёгкую коробку.
   Телевизор на месте, сейчас нужно подготовиться к холодной дороге - застегнула на все кнопки свою тёплую куртку, обернула шарф вокруг шеи, подняла и затянула капюшон, бросила взгляд на ноги в джинсах и сапогах на меху. Чистота и порядок! Перчатки торчат из кармана. Всё! Она готова к поездке и сырая зима ей нипочём. Полезла в сумку за ключами от квартиры, и в это время, из-за угла лестничной клетки сосредоточенно переставляя ноги в кроссовках, появился сосед со второго этажа Даниэле. Дутая куртка нараспашку, постоянная внесезонная кепка на голове, бесформенные джинсы выгнулись в коленях - привычный вид соседа. Лохматый, черноволосый, кареглазый Даниэле остановился около Кати, посмотрел на неё с высоты своего роста и, как обычно, спросил:
   - Привет! Как дела?
   - Спасибо, нормально. А ты как? - ответила Катя, повернув голову. Будучи невысокого роста все, кто выше неё ей казались высокими. Шею начало ломить. "Надо или отодвинуться от него, или быстрее попрощаться" - подумала Катя, нащупав ключи в кармане сумки.
   После стереотипного соседского обмена любезностями каждый бы должен был побежать дальше по своим делам, но в этот раз в стереотипе появился сбой:
   - Куда собралась? - спросил Даниэле Екатерину, нетерпеливо звенящую ключами.
   - В супермаркет с телевизором, - показала она рукой на плоский чемоданчик и добавила, - я так с ним и не разобралась. Не показывает ничего, черт его побери!
   - Давай я тебя подвезу? - предложил сосед.
   Екатерина растерялась, досадливо остановилась и задумалась:
   "Я во всём привыкла обходиться своими силами. Везде и всюду езжу на велосипеде - на работу, за покупками, в центр города. А тут, совсем рядом, можно было бы и пешком сходить".
   - Бо?! - итальянским междометием женщина выразила своё недоумение, и напрягла мозги, чтобы сформулировать ответ яснее. Мимо воли вспомнился Жванецкий: "Лучше промолчать и показаться дураком, нежели заговорить и не оставить на этот счёт никаких сомнений". Но отмолчаться сегодня не удастся, сосед стоит перед нею и ждёт. - Бэ! - протянула Катя подходящим итальянским собратом, с которого можно начинать рассуждения на ту или иную тему.
   "В тебе рождается Эллочка Людоедка?" - подколол внутренний голос.
   "Нет, нет! Я сейчас, выскажусь!" - сосредоточилась Екатерина и ответила коротко, но без междометий:
   - Спасибо, не надо. Мне ехать недалеко.
   - Ничего. Всё равно, давай подвезу, - настаивал сосед, не двигаясь с места.
   - Да, я уже всё пристегнула, - замямлила женщина, не зная как отвязаться от неуместной в этом случае помощи. Ехать-то действительно недалеко.
   - Я тебе помогу поговорить с работниками супермаркета. Ты иностранка и можешь что-то не понять, - продолжал настойчиво предлагать свои услуги сосед.
   "Ну, блин! - по-русски возмутилась Катя, но про себя. - Интересно, как все это время я обходилась без тебя? Худо-бедно понимали! Первые годы в чужой стране чувствовала себя беспомощной до слёз, но и тогда с помощью словаря умела объясниться. А сейчас, пусть "по-грузински", но говорю, живу и работаю здесь. Нужна ли мне сейчас твоя помощь? - Но потом внутренний голос её приструнил, - Чего ты упираешься!? Пообщайся с человеком, не оказывайся!"
   Катя задумалась, прислушиваясь к совету мудрого голоса.
   - Хорошо, подвези, - согласилась она и предупредила, - только я должна велосипед в дом закатить
   - Закатывай спокойно, я не тороплюсь. Жду тебя около машины, - ответил Даниэле, помог отцепить от багажника коробку с телевизором и привычно сутулясь, как бы внимательно рассматривая дорогу под ногами, почапал по щебёнке двора за угол дома к машине.
   Катя по привычке торопливо закатила велосипед в квартиру, замкнула дверь и выскочила на улицу. На подходе притормозила: "Куда же мне сесть? Вперёд или назад?" Решила, что назад и, открыв заднюю дверцу, попыталась устроиться рядом с коробкой, но Даниэле, глянув в зеркало, запротестовал:
   - Садись рядом со мной, - позвал он её и указал на переднее сиденье. - Я ведь тебе не таксист.
   Уселась. Поехали.
   Когда в дороге к супермаркету Катя в третий раз услышала пояснения к её иностранному происхождению и его, Даниэле, обязательному присутствию при разговоре о телевизоре, она раздражённо отвернулась от водителя и уставилась в окошко. "Забодал! - подумала она, глядя на пролетающие за стеклом вечнозелёные кусты живого ограждения городского сквера. - Ну, и как я должна реагировать, если мне это всё не нравится?" - спросила она и, не дожидаясь совета своего мудрого внутреннего голоса, повернулась к водителю и выпалила:
   - Я поняла всё с первого раза! Мне не нужно повторять дважды! Это раз! А во-вторых, меня, иностранку, как ни странно, хорошо понимают везде. Успокойся!
   Даниэле испуганно глянул на неё и тихо произнёс:
   - Извини!
   Катя хлопнула глазами, отвернулась и замолчала, его реакция оказалась для неё неожиданной. Ей стало стыдно за свою вспышку. Тут же внутренний голос проснулся с запоздалым упрёком: "Надо же, как тебя взбрыкнуло!"
   Чтобы как-то сгладить возникшую неловкость, Катя, виновато глянув на соседа, улыбнулась и уже мягче откликнулась:
   - И ты извини меня.
   С той субботней поездки у них всё и началось. У соседа появилась причина заходить в гости к соседке, и справляться о техническом состоянии её нового телевизора. Соседка, тыкая пальцами в пульт управления, обреченно показывала идущий полосами экран и жаловалась на неустойчивое изображение:
   - Нужна другая антенна, а мне не хочется тратиться на неё. Я живу здесь временно, правда, уже почти двенадцать лет и каждый год у меня последний, - горько пошутила она по поводу своей трудовой эмиграции.
   - Я тоже тридцать пять лет назад уехал из дома с юга Италии и остановился в этом городе временно. Нашёл работу и жильё. И всё мечтал двинуться дальше, в Швейцарию или Германию. Но так и не получилось, - отозвался на исповедь Екатерины Даниэле.
   Помолчали. Телевизор упорно не хотел починяться командам пульта управления.
   - Я еду за покупками. Поехали со мной? - осторожно предложил сосед.
   - Поехали, - задумчиво отозвалась Катя: "Чего в жизни не бывает?!"
   Так, поездка за поездкой они разговорились и познакомились поближе.
   - У меня в Украине есть мама, дети и внуки, - рассказывала Катя о себе в прогулках по стеклянным пассажам огромного супермаркета. О муже рассказывать не было нужды. Даниэле видел мужа Екатерины здоровым во время велосипедных прогулок по окрестностям города. Видел больным, когда в хорошую погоду она вывозила его в инвалидном кресле. Сидел за столом со всеми соседями дома на поминках, которые помогли Кате устроить её подруги, соблюдая национальные традиции бывшего Союза.
   На вопрос Екатерины о его холостяцкой жизни он ответил по-итальянски романтично:
   - Не встретил родственную душу, - потом подумал и откровенно добавил, - не хочу быть связанным с женщиной по рукам и ногам. Я по натуре кот, гуляющий сам по себе. Это собака ищет хозяина и готова быть с ним всегда рядом, а я кот. Сегодня мне хорошо - я здесь, завтра мне плохо - я ушёл.
   - Тогда я - собака. Меня больше устраивают постоянные отношения, - отозвалась Катя и немного подумав о том, стоит ли об этом говорить всё-таки сказала, - я с моим ещё бы столько же прожила, да вот не пришлось. А в семейной жизни и хорошее, и плохое случается. Важнее всего, чтобы хорошего было больше.
   Оба помолчали, и Катя перевела разговор на другую тему:
   - Знаешь, в эту субботу мы с подругой идём на дискотеку в ближайший бар.
   А про себя подумала:
   "Спасибо подруге, что она не оставляет меня в такую трудную минуту. Заставляет шевелиться и не скулить в одиночку".
   - А вы уже там были? - спросил Даниэле.
   - Да, были, и нам очень понравилось.
   "М-да!" - усмехнулся внутренний голос. То, что они пару раз были в баре на танцах для тех, кому за тридцать, было правдой, а то, что очень понравилось - не совсем. Пришли, постояли около дверей, посмотрели на танцующие пары. По разу их пригласили танцевать кавалеры из тех, кому под семьдесят, на том закончилось. Во второй раз картина повторилась - те же кавалеры, так же по разу провальсировали их. Всё это Катя, конечно, не стала рассказывать Даниэле, но предложила ему пойти с ними вместе в следующую субботу.
   - Сходим. Как-нибудь попозже, - без особого энтузиазма отозвался Даниэле и поинтересовался, - а ты там с кем-нибудь познакомилась?
   "А як же!" - внутренний голос Кати имел ещё и украинский акцент.
   - Да, познакомилась. Неженатый. Вдвоём с братом держат ферму коров. Оба холостяки и на танцы ходят по очереди. Почему не женился, я так и не поняла. Он чуть старше меня, - мягко сказано "чуть", про себя подумала, но не пойдёт же этот проверять года того. Кроме того, тот даже не спросил у неё имя. Можно сказать, и не знакомились вовсе, но и это ему не нужно знать, и продолжила выставлять себя в выгодном свете, - во вторую субботу сообщил мне, что купил новые туфли, они ему жмут, и он с ними мучается весь вечер.
   По-видимому, известие о новых туфлях на ногах вероятного соперника ускорило выбор конкретной даты первого выхода на танцы, и Даниэле задумчиво произнёс:
   - И я с тобой пойду в эту субботу.
   "Второй раз в жизни тебе говорят те же самые слова: "И я с тобой". Первый тоже как-то в юности так сказал. Первый? Вот у тебя уже и счёт пошёл - первый, второй. Странно, почему не тебя ведут, а идут за тобой? Ну, да ладно. Как сложилось, так сложилось. Может быть, ты хоть с этим немного потанцуешь. Первому шумное общество не нравилось".
   Оставшееся до намеченной субботы вечернее время шатания по стеклянным магазинам супермаркета Даниэле посвятил обновлению своего гардероба. Присмотрел элегантные черные в мелкий рубчик вельветовые брюки, выбрал под цвет глаз коричневую рубашку с серой отделкой, которая очень хорошо пришлась к черным брюкам. Катя смущённо наблюдала за этими приготовлениями, и даже её решительный внутренний голос был на распутье:
   ратиться или нет на обновы? Дома столько нерешённых проблем!"
   Но с новым знакомым отношения складывались ладно. Ей нравилась его уравновешенность, неторопливость, трезвый образ жизни и хозяйственность. В чём-то, порой, Даниэле напоминал Катерине её покойного мужа и она, мысленно почесав затылок, тоже решила приодеться. Зашла в магазин женской одежды где, после долгих примерок и придирчивых разглядываний себя в зеркале, купила к предстоящему торжественному выходу темно серую кофточку с беспорядочными воланами на груди.
   В девять часов вечера долгожданной субботы нарядно одетый и красиво подстриженный Даниэле позвонил в дверь квартиры. Катя встретила его в светло серых брюках, которые оттенялись тёмным тоном новой кофточки, шея женщины была прикрыта многочисленными рядами лёгких пластмассовых бус с рыжими крупными вкраплениями под цвет свежеокрашенных хной волос.
   Народ на кухне в лице соседей-супругов и подруги, которая в этот раз не захотела идти танцевать, одобрительно обухтыкал их внешний вид, и на прощание пожелал хорошо повеселиться.
   - Возьмём машину? - спросил Даниэле на улице.
   - Ты шутишь?! - засмеялась Катя. - Сто метров уж как-нибудь пройдём.
   Вошли в бар, к которому был пристроен большой танцевальный теплый зимний зал. Вдоль стен, окрашенных в светло малиновый цвет, стояли кожаные диванчики темно малинового тона. Пары уже кружились в первом танце, официант уже ходил по залу в ожидании заказов, напоминая своим видом всем о неписанном здесь законе: вход на танцы бесплатный, но купить что-то надо.
   Устроились в углу на мягком диване. Катерина смотрела на, кружащиеся в танце, пары и думала о непредвиденных поворотах своей жизни. Несколько лет назад казалось, что всё налажено и так будет всегда и надолго. Но в налаженную жизнь, холодной змеёй, вполз неутешительный диагноз врачей. Прошли тревожные четыре года лечения мужа - надежд и их крушений. "Всегда и надолго" горько закончилось. Появилась мучительная пустота и, неожиданно она начала заполняться другой жизнью. Даниэле. Он сидит рядом. Напряжён. Пальцы рук соединены в замок. Волнуется, вытирает пот со лба. Иногда выходит на улицу покурить и смотрит на Катерину из-за стеклянной перегородки. Екатерина ответно удивлённо улыбается ему и думает: "У тебя передо мной женщин было пруд пруди. Не я первая, не я последняя. Что за юношеский восторг?"
   "Мы для чего пришли сюда?" - сама себе задала вопрос, теряющая терпение, Катерина и спросила об этом, вернувшегося после очередного проветривания, соседа:
   - Дани, а танцевать?
   - Катарина, подожди, не всё сразу, - откликнулся он, ожидая чего-то.
   Подошёл вальс.
   -Это я умею, - сказал Даниэле и приглашающее протянул руку.
   "Вот чего он ждал! Танцует только то, что умеет! А я дома скакала или топталась на месте, изображая танго, под любую музыку".
   Он хорошо вёл, было приятно чувствовать на спине его уверенную руку. Екатерина, прошедшая в детстве школу художественной самодеятельности, старательно приспосабливалась к его шагу.
   Катерина наблюдала за танцующими вокруг парами и завидовала тому, как устроена жизнь на благополучном западе. Люди, вошедшие в период второй, а то и третьей молодости танцуют, да ещё как! Вальс сменял танго, латиноамериканские танцы следовали за твистом, полька шла после мазурки, и всё это танцевалось так, как должно танцеваться.
   "А дома, что бы ты сейчас делала? - спросил Катю её внутренний собеседник. - Пошла бы ты с младшим сыном на дискотеку? Вот смеху бы было у местного населения!!!"
   Где-то около полуночи танцующие пары вдруг запели. Голоса слышались со всех сторон, создавая эффект объёмного звука. К радости Екатерины от новой обстановки, интересного партнёра рядом и возможности танцевать с ним прибавился ещё один - восторг от неторопливой лирической мелодии, которая поддерживалась голосами мужчин и женщин, и кружилась вместе с ними.
   - Что они поют? - восторженно спросила она.
   Даниэле прислушался и, глядя на Екатерину с улыбкой, которая омолодила его лицо лет на десять, подхватил последние слова песни о любви, а потом эмоционально воскликнул, что в переводе на русский язык означало примерно следующее:
   - Чёрт побери! Я ещё и запел! Мало того, что танцую весь вечер. Обычно мне хватает трёх-четырёх заходов, договариваюсь с кем-нибудь и мы уезжаем. А теперь ещё и пою!
   - А как мне это приятно! Ты даже представить себе не можешь! - отозвалась Катя, не скрывая своей радости, и подумала: "Даже если завтра этот кот пойдёт гулять сам по себе, у меня в памяти останется блеск его восторженных глаз и его улыбка".
   "Романтишная ты наша!" - иронично отозвался внутренний голос.
   Стрелки приближались к часу ночи, когда они, разгорячённые танцами и довольные проведенным вечером, неторопливо возвращались по ночной дороге домой.
   - Ты бы хотела в доме иметь собаку? - неожиданно спросил Даниэле.
   - Собаку? - откликнулась Катя и удивилась: "Странно! Какая связь между танцами и собакой? Мне только собаки не хватает в чужом доме и на чужбине" - Нет, не хотела бы. Мне некогда ею заниматься, есть другие дела более интересные.
   - А кота? - Даниэле остановился и, улыбаясь, внимательно посмотрел на Катю.
   - Который гуляет сам по себе? - напомнила она собеседнику его же слова.
   - Нет, другого. Такого чёрного, домашнего, который, при первом хлопке дверцы холодильника, летит на кухню перекусить, а потом трётся о ноги хозяйки и мурлычет?
   - О таком коте можно подумать, - засмеялась Катя и задумалась: "Видно те слова о независимом коте у него были защитной реакцией на какую-то неудачу в жизни".
   - И ещё, - продолжил Даниэле, - в гараже нового дома рядом с машиной будут стоять два велосипеда.
   - Два велосипеда это хорошо! А ты умеешь кататься на велике? - спросила Катя и, пока он отвечал, улетела мыслями в то недалёкое прошлое: "Два велосипеда! Вот как! Значит он, когда машиной обгонял нас на дороге, то по белому завидовал нам. Он видел, что нам было хорошо вместе. Хотя, что здесь странного, нам действительно было хорошо, и я очень хочу снова жить в том состоянии счастья, взаимопонимания и общих интересов, которое мне дарил первый".
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"