Bad Dancer: другие произведения.

Туманность Марселины

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятый рассказ о пилоте и Марселине.

   - Та-ак... Похоже, приплыли, - сказал Сергей, мрачно глядя на обзорный экран. Половину его занимала белесая муть, сквозь которую робко проглядывало несколько бледных звездочек.
   - Что это значит, шеф? - спросила Марселина из кресла второго пилота. - Случилось что-нибудь непредвиденное?
   - Это значит, что мы допрыгались, Марся. Кажется, мы попали хрен знает куда. Но вот что попали, это точно.
   Без сомнения, это было правильное описание сложившейся ситуации. Корабль вышел из прыжка в неизвестном месте. Впереди по курсу тускло мерцала туманность, сзади было видно целое море звёзд, сливающихся в сплошную сияющую массу, а на боковых экранах звёздное разноцветье постепенно разреживалось, образуя причудливые и, увы, совсем незнакомые созвездия. Одна из звёзд была заметно ближе; она выглядела как небольшой оранжевый диск, но на общем фоне не особенно выделялась, поэтому Сергей заметил её не сразу.
   - Штурман, доложи обстановку.
   - Выход в нерасчётной точке, капитан. Веду обработку поступающих данных. Реперных объектов не обнаружено, поэтому местоположение корабля в настоящий момент не определено. По предварительным данным, мы в спиральной галактике, недалеко от ядра.
   - Вижу, - пробурчал Сергей. - Галактика-то хоть наша?
   - Знакомые объекты отсутствуют, но и ничего необычного для нашей галактики тоже нет. Учитывая, что все известные на данный момент порталы находятся в пределах нашей галактики, с вероятностью, близкой к ста процентам, это именно она. Все определённые на данный момент параметры не противоречат такому предположению.
   - Ну, и то хлеб, - вздохнул капитан. - Подготовь к запуску буйки, нужно обозначить эту чёртову дырку. А то, при полном отсутствии ориентиров, потом её и не найдёшь.
   Дырками пилоты называли то, что учёные определяли как спонтанные пространственные проколы, а прочая публика - как космические порталы. Их открытие и сделало для землян возможными космические путешествия. Попытки же искусственного создания таких переходов ограничивались до сих пор пересылкой мышей из одной лаборатории в другую, и каждый удачный опыт сопровождался многостраничными отчётами, публикациями, диссертациями и бурными фуршетами. Пока теория переходов разрабатывалась и уточнялась, спонтанные порталы оставались единственным средством сообщения. Войдя с заранее просчитанной скоростью и вектором направления в одну дырку, звездолёт выходил в другую. Но, к сожалению, не всегда в нужную.
   Редко, но случалось, что после прыжка корабль оказывался в неизвестном месте - и не всегда возвращался обратно. Чуть ли не половина таких кораблей исчезала бесследно вместе с экипажами. Из беспилотных же разведчиков возвращались вообще единицы - но именно они и проложили существующие космические трассы.
  
   - Шеф, а почему мы не можем вернуться через портал в точку старта? - оторвала капитана от тягостных раздумий Марселина. - Ведь все параметры нашего прыжка сюда нам известны.
   - Двоечница ты, Марся. Я думал, что андроидам дают более глубокие знания, чем обычным секретаршам, - съязвил Сергей. - Понимаешь, если бы мы попали туда, куда направлялись, не было бы никаких проблем, и при желании можно сразу вернуться в исходную точку. А нас занесло неизвестно куда - значит, на прыжок повлияли ещё какие-то силы. Физики вещают что-то о флуктуациях поля, о возмущениях подпространственного континуума, хотя и сами толком не знают, что это за силы и как их учесть. Прыгни мы сейчас обратно - и не факт, что нас не занесёт в какую-нибудь чёрную дыру в тридесятом измерении. А мне этого что-то не хочется.
   Конечно, Сергей преувеличивал. Порталы имели определённую эффективную массу и в основном подчинялись законам небесной механики. Все известные на сегодняшний день порталы входили в состав каких-нибудь звёздных систем и являлись спутниками светил, а некоторые - и планет. Самый первый и самый близкий к Земле портал был открыт на орбите Луны, и это был тот счастливый случай, который положил начало освоению дальнего космоса.
   - Трассы рассчитаны, капитан, - сказал штурман. - Разрешите поставить радиомаяки?
   - Давай.
   Корабль несколько раз чуть заметно вздрогнул, это стартовали ракеты с маяками. На заднем экране было видно, как они удаляются и ложатся на заданный курс. Если присмотреться, можно было заметить и портал - точнее, его границы, где звёзды как будто бы сгруппировались в едва различимую, но правильную окружность, словно в пространстве позади корабля повис тёмный мыльный пузырь.
   - Как я понимаю, мы сейчас находимся в системе оранжевого карлика, того, что виден по направлению к ядру галактики, - обратился Сергей к штурману. - Сколько до него?
   - Параметры звезды сейчас уточняются, капитан. Расстояние до неё предварительно оценивается в несколько астрономических единиц. Продолжаю определение наших координат.
   - А реперы? - спросил Сергей. - Тебе удалось опознать хоть один?
   - Пока нет, капитан. Анализ информации продолжается.
   - Короче говоря, никаких зацепок у нас пока нет. И не стоит надеяться, что мы быстро определимся, куда попали. Поэтому давай-ка в первую очередь исследуй эту систему. Ищи планету, на которую мы смогли бы сесть. Сдаётся мне, куковать нам тут придётся долго.
  
   Планеты у светила были, но особый выбор отсутствовал. Газовые гиганты или прокалённые излучением мелкие планетки отпадали. Оставалась лишь одна, у которой была кислородная атмосфера. В любом другом случае Сергей обрадовался бы этому: за открытие планет земного типа полагалась немалая премия - но сейчас это создавало лишь дополнительные проблемы. Ко всему, полётные правила запрещали пилотам самовольную посадку, если с орбиты можно было обнаружить признаки цивилизации. Поэтому Сергей долго нарезал круги вокруг планеты, изучая поступающие данные и добросовестно рассматривая снимки поверхности. Большую часть её занимал океан; материки и острова составляли вместе едва ли пятую часть. Ледяные шапки полюсов занимали больше места, чем на Земле, и климат на планете был заметно холоднее. Никаких следов цивилизации обнаружить на суше не удалось, с орбиты были видны лишь плоские равнины, гор же почти не было, да и те, что были, напоминали больше россыпь холмов.
   - Странная планета, - сказал Сергей. - Прилизанная какая-то, да и крупных животных здесь, скорее всего, немного или совсем нет.
   - Почему вы так думаете, шеф? - с любопытством спросила Марселина.
   - Марся, даже на Земле из космоса ещё можно разглядеть стада антилоп в Африке или косяки рыб в океанах. Здесь же ничего подобного нет. Хотя зелени на суше достаточно, но и лесов тоже почти нет. Так, чапыжник какой-то.
   - Значит, опасность от местной фауны не очень велика?
   - Опасность есть всегда. Не сожрут, так понадкусывают. Даже если просто за шиворот залезут, и то неприятно. Для нас не так опасны природные условия, как фауна. Поэтому...
   Сергей осёкся. Прямо перед его носом неспешно проплыл корабельный кот Мурзик. Лениво подруливая хвостом, он приземлился точно в намеченной точке, на колени Марселины.
   За несколько месяцев подобранный на улице тощий шустрый котёнок успел превратиться в молодого котяру, не то чтобы слишком наглого, но достаточно самоуверенного и знающего себе цену. К невесомости он привык быстро и на всю катушку пользовался её преимуществами, особо не заморачиваясь неизбежными неудобствами. Любимым его развлечением было скромно сидеть на потолке, внимательно прислушиваясь к разговорам, а затем, в самый неожиданный момент, с диким мявом пролететь над ухом и шмякнуться кому-нибудь на колени. Баллы за артистичность и технику исполнения он выставлял себе сам, в зависимости от крепости выражений Сергея. Получив пару раз хорошую вздрючку, он несколько поутих, но по-прежнему считал своим неотъемлемым правом выполнять фигуры высшего пилотажа, не обращая внимания на протесты капитана.
   - Так вот, ... о чём это я? - продолжал пришедший в себя Сергей. - Да, сразу после посадки ставим периметр и развёртываем биохимическую лабораторию. Выход только в скафандрах биозащиты, с дезинфекцией до и после. Штурман, выбери подходящую точку на побережье. Вот здесь, - Сергей ткнул пальцем куда-то в район экватора. - На следующем витке будем садиться. И постарайся, чтобы точность была не хуже, чем у Мурзика.
  
   Корабль сел в километре от берега моря. Со всех сторон расстилалась степь, покрытая невысокой голубоватой травой, а с севера у горизонта виднелись поросшие чем-то вроде кустарника невысокие холмы. Светило солнышко, дул лёгкий ветерок, и Сергею хотелось прогуляться налегке к отливающему фиолетовым цветом морю. Но они с Марселиной надели скафандры и, с помощью лазерной кувалды и некоторых исключительно уместных в данном случае со стороны кэпа устойчивых выражений великого и могучего русского языка, за несколько часов установили вокруг корабля ограждение, провесив сигналки и защитные устройства. Развернуть биолабораторию было проще. Настроив её на автономный режим работы и загрузив образцами почвы, растений и подвернувшимися под руку парой местных жуков, Сергей с Марсей вернулись на корабль ужинать.
  
   - Шеф, к чему такие предосторожности, если всех опасных животных автоматика заметит ранее того, как они захотят на нас напасть? - спросила Марселина.
   - А что ты подразумеваешь под опасными животными - летающего крокодила марки "Змей Горыныч"? - поинтересовался Сергей. - Скорее всего, тут вообще нет крупных животных. Да и птиц тоже. А раз так, нет и кровосоcущих насекомых. Нет, Марся, нам с Мурзиком страшны не крокодилы-бегемоты, а местные бактерии.
   - Но ходят же люди без скафандров на Аркадии и других планетах, почему нельзя здесь?
   - И на Аркадии народ ходил в скафандрах, пока биологи не установили, что тамошние бактерии для нас не опасны. Всё дело в съедобности, Марся. Они несъедобны для нас, мы - для них. Биохимия другая. Наверняка и здесь будет так же. Раз нет крупных животных, значит, нет и тех, кто их хавает, от бактерий до Горыныча. Бактериям, впрочем, всё равно что жевать, учти. Некоторые и пластик едят, а силиконом закусывают. Так что все меры безопасности относятся и к тебе. Пока же, как минимум несколько дней придётся походить в скафандрах.
   - Мявв! - высказал своё неодобрение Мурзик, нервно подёргивая кончиком хвоста. Он давно уже лежал напротив обзорного экрана, внимательно изучая окрестности. Что-то ему явно не понравилось, то ли в словах капитана, то ли в окружающем пейзаже.
   - Шеф, он что-то заметил, - сказала Марселина.
   - Что он мог заметить, разве что муху какую-нибудь? - отмахнулся Сергей.
   - Нет, то-то более крупное, не меньше мыши, - возразила секретарша.
   Но сколько бы Сергей с Марселиной ни вглядывались в экран, они ничего не увидели.
   - Марся, ну что ты в мышах понимаешь! А ты спроси-ка Мурзика, вдруг он снизойдёт до объяснения, - съехидничал капитан.
   Это было очередное увлечение его секретарши. Вычитав где-то, что учёные составили словари для некоторых животных, Марселина взялась осваивать кошачий язык, анализируя каждое высказывание Мурзика и сопоставляя его с положением хвоста, тела и усов. А поскольку всё, за что бралась Марселина, она делала исключительно добросовестно, вскоре Сергей стал свидетелем их разговоров, причём Марся использовала не только человеческий язык и кошачье мяуканье, но и мимику и движения тела. Сергей был уверен, что если бы у его секретарши был хвост, в ход пошёл бы и он - и всерьёз опасался, что для пользы дела Марселина может обзавестись и хвостом. Тем не менее, он готов был признать, что взаимопонимание двух членов его экипажа было почти полным, а случаи, когда такового достигнуть не удавалось, можно было смело списывать на хитрость Мурзика, не желавшего слышать то, что ему было неприятно.
   Поэтому, советуя Марселине спросить кота, Сергей был наполовину серьёзен. Но та была ещё серьёзнее.
   - Он говорит, что увидел на экране зайцев, шеф.
   - Что? А белочки его ещё, случаем, не навещают? Проверь-ка аптечку, на месте ли валерьянка. Откуда он вообще знает про зайцев?
   - Шеф, вы недооцениваете интеллект Мурзика. Мы вместе с ним смотрим мультики, передачи про животных и для животных. И они ему нравятся.
   - Крыша у меня с вами едет, сапиенсы доморощенные. Выведи-ка лучше на экран записи видеокамер наблюдения за последние пять минут.
  
   - Смотри, смотри! Ну-ка, отмотай на десять секунд назад. Точно, вот они! Но какие же это зайцы, скорее на кенгуру похожи. Та-ак, интересно... А к ограждению подходить боятся, сидят и, похоже, обсуждают что-то. Всё, убежали.
   - А они могут перейти за ограждение, шеф?
   - Вообще-то могут, Марся. Там ведь сейчас просто система наблюдения и отпугивалка, их можно перепрыгнуть. Придётся завтра ставить силовое поле, это на целый день занятие. А потом пора развёртывать обсерваторию, организовывать астрономические наблюдения - в общем, работы мне хватит. А ты займись этими самыми зайцами, присмотрись к ним. Кстати, тебе не показалось, что они между собой совещались?
   - Да, я попробую установить с ними связь, - отвечала Марселина. - А зачем нам астрономические наблюдения, шеф?
   - А затем, что я всё-таки хотел бы вместе со всеми вами вернуться на Землю, пусть и через несколько лет. Астрономию, как я понял, ты знаешь не вполне. Садись, двоечница, и слушай, что мы должны сделать - а штурман уточнит, если потребуется.
   И Марсе с котом пришлось выслушать целую лекцию о космической навигации.
   Корабли ориентировались в космосе по реперам. Чтобы определить координаты корабля, нужно было опознать хотя ты три реперные точки; ими обычно служили массивные яркие звёзды, координаты, размеры и спектры которых были хорошо известны. В окрестностях солнечной системы такими звёздами были Сириус, Вега, Бетельгейзе, Арктур и другие. Проблема была в том, что в других точках галактики не все эти звёзды были видны, а самыми яркими звёздами могли оказаться как раз те, которые не видны с Земли. Поэтому в изученной части галактики были свои реперы, данные о которых астрономы скрупулёзно заносили в небесные атласы.
   - И как мы сможем убедиться, шеф, что какая-нибудь звезда именно Вега, а не Арктур?
   - Мы будем изучать яркие звёзды и сравнивать их спектры с данными из каталога. К сожалению, по спектру чаще всего можно сказать, что вот эта вот звезда может быть Вегой, но не может быть Арктуром. Но вот то, что она именно Вега - не факт. Звёзд с похожими спектрами хоть пруд пруди.
   - И как тогда быть?
   - Узнать расстояние до звезды. А для этого нужно посмотреть на неё из двух разных точек и определить её параллакс, то есть смещение на общем фоне. Самые яркие звёзды обычно и расположены не так далеко, так что смещение можно заметить.
  
   - То есть, нам ещё придётся лететь в другое место?
   - Не придётся, Марся. Да и горючего у нас на это нет. А во вторую точку нас доставит сама планета. Через полгода, когда она окажется по другую сторону своего светила. Зная диаметр орбиты планеты и определив параллакс звезды, мы вычислим и расстояние. И если повезёт, найдём реперы. Ну, а не повезёт, будем искать дальше.
   - Но шеф, разве в качестве реперов нельзя использовать источники излучения - пульсары, квазары, ведь они видны на значительно больших расстояниях, чем звёзды?
   - Ну, Марся, а прикидывалась валенком! Оказывается, ты кое-что знаешь. Конечно, ориентируются и по пульсарам, но это гораздо сложнее, да и соответствующей аппаратуры у нас нет. А ещё проблема в том, что период импульсов этих самых пульсаров увеличивается со временем гораздо быстрее, чем изменяются спектры звёзд, поэтому в разных точках галактики излучение пульсара разное.
  
   Все последующие дни, возясь с установкой и наладкой аппаратуры, Сергей время от времени поглядывал в сторону Марселины. У границ периметра она устроила наблюдательный пункт и, поскольку здешние зайцы не спешили показаться вновь, разглядывала что-то на установленном там большом экране. Но не одна, а в компании с Мурзиком.
   Когда через несколько дней Сергей с Марселиной решили, что пришла пора снять скафандры, снисходительно следивший доселе за их суетой Мурзик заволновался. Он бегал по кораблю, безобразил и ругался - и Сергею без всякого перевода было ясно, что ошалевший от долгого сидения на корабле кот требует выпустить его погулять на травку. Поэтому, вколов на всякий случай Мурзику дозу препарата, активизирующего работу иммунной системы, Сергей отдал его под попечительство Марселины, наказав разъяснить коту, что жевать траву и охотиться на зайцев или жуков Мурзику запрещено, а если кошачьего интеллекта не хватит, чтобы уразуметь сей приказ начальства, он будет заперт в кают-компании до окончания рейса. Видимо, приказ до кота дошёл, поскольку сейчас Марся и Мурзя чинно сидели перед экраном и с интересом смотрели мультики. Про зайцев. Других же зайцев в округе пока не наблюдалось, хотя детекторы и отмечали некоторое шевеление за ближайшим холмом, метрах в ста от периметра. "Ничего, рано или поздно вылезут, - подумал Сергей. - Любопытство - великая сила".
  
   Этой ночью Сергею снился сон: они с Марселиной играли в хоккей, а на трибунах сидели зайцы и дружно скандировали "Шайбу, шайбу!". Он сделал пас Марселине, та ловким финтом обманула вратаря и вколотила шайбу в ворота. Стадион взорвался криками "Марся, Марся!".
   "Приснится же этакая чушь, - изумился Сергей, с трудом отрывая голову от подушки. - Наверное, надо устроить выходной, а то совсем с катушек съеду". Однако сон как будто продолжался, чьи-то писклявые голоса продолжали вопить "Марся! Мырся! Мырр-сяо!" Глянув на экран, он удивился ещё больше - Марселина была на своём наблюдательном пункте, а с внешней стороны ограждения собралась толпа возбуждённо прыгающих и кричащих обитателей планеты. "Ну, зайцы, погодите!" - пробормотал Сергей, торопливо натягивая комбинезон. Мурзик, путающийся под ногами около люка, изъявил желание помочь навести порядок среди аборигенов, но Сергей не особо вежливо отодвинул его в сторону. "Подожди, Мурзь, там и без тебя дурдом".
   При виде Сергея зайцы немного угомонились.
   - И что тут происходит, Марся, что за детский крик на лужайке?
   - Не понимаю, шеф. Я заметила, что эти зайцы снова появились и подошли к периметру - и вышла к ним навстречу. Они не испугались, и я попробовала установить с ними контакт. Показывала на небо, землю, траву, называла их и пыталась узнать, как они сами их называют.
   - Так они разговаривают? Разумные? Эх, влетит нам от ксенологов за самодеятельность!
   - Разговаривают, шеф, и мне кажется, их язык довольно развитый. Всё шло хорошо, они быстро поняли, чего я от них хочу. Но когда я показала на себя и сказала "Марся" - они как взбесились. Разбежались, стали скакать и кричать, и только сейчас стали успокаиваться.
   - Похоже, это какое-то недоразумение. Наверное, твоё имя на их языке что-нибудь означает, иначе они бы так не вопили. Ладно, попытайся продолжить, а я пошёл заниматься своими делами.
  
   В течение дня Сергей постоянно поглядывал в сторону наблюдательного пункта. Но там всё было спокойно. Зайцы лениво прыгали вдоль периметра, разглядывая корабль, а десятка два из них сидели около Марселины. Та им что-то объясняла, бурно жестикулируя и, кажется, даже что-то показывала на экране. А зайцы время от времени хором затягивали что-то вроде гимнов. "Молодец, Марся. Пожалуй, она построит этих зайцев. И останется в местном фольклоре кем-нибудь вроде богини, - подумал Сергей. - А вот интересно, признают ли учёные факт открытия расы разумных существ андроидом или нет?"
   - Как успехи, Марся? - поинтересовался пилот вечером, когда они снова собрались все вместе.
   - Я идентифицировала несколько сотен понятий, составляю словарь. Вы были правы, шеф - на их языке "Мырр Сяо" означает "дурной глаз".
   - Вот как? На планете водятся какие-нибудь нехорошие зверюги с дурным глазом?
   - Не знаю. Но Дурным Глазом они называют ту большую туманность неподалёку.
   - А, так они ещё и астрономы? - усмехнулся Сергей. - А нет ли у них случайно карты здешнего района галактики? Это очень бы нам помогло.
   - Это маловероятно, шеф, - улыбнулась в ответ Марселина. - Они до сих пор живут в норах или пещерах и пользуются лишь примитивными инструментами. Зато у них богатый фольклор, песни и мифы.
   - Вот мы и займёмся изданием песенных сборников, Марся, - продолжал веселиться Сергей. - Это же золотая жила. И... Стоп! Фольклор, говоришь?
   Какая-то мысль занозой поселилась в его голове. Что-то ускользало от его внимания. Что-то важное. Дурной Глаз? Странно, почему глаз?
   - Штурман, - изменившимся голосом сказал Сергей. - Просматривается ли в туманности какая-нибудь звезда?
   - Вы имеете в виду остаток сверхновой, взрыв которой породил туманность? - уточнил штурман. - В оптическом диапазоне ничего нет. В рентгеновском же скорее всего обнаружилась бы нейтронная звезда в центре.
   - Это неважно. Звезда была, иначе зайцы не назвали бы так эту туманность. А значит, туманность образовалась недавно, на их памяти. Теперь понятно, почему фауна здесь такая убогая - излучение сверхновой сожгло планету, зайцы же уцелели, поскольку жили в норах. Кажется, у нас есть шанс определить один репер, Марся!
   - Я не понимаю хода вашей мысли, шеф, - виновато ответила Марселина.
   - Да всё просто. Взрыв сверхновой был несколько тысяч лет назад. Скорее всего, не менее десятка тысяч лет, иначе жизнь просто не успела бы вернуться на поверхность планеты. На Землю же излучение от взрыва пришло позже. А раз так, сведения об этой сверхновой были зафиксированы в истории человечества.
   - Вы забыли ещё об одной возможности, кэп, - вмешался штурман. - Излучение от взрыва могло просто не успеть дойти до Земли, и в земном небе на месте этой туманности находится обычная звезда.
   - Я не забыл. Этот вариант, конечно, хуже для нас. Но существует список звёзд, являющихся кандидатами в сверхновые - таких, как Бетельгейзе. Число же зафиксированных людьми взрывов сверхновых в нашей галактике вообще лишь несколько десятков - Крабовидная туманность, к примеру. Поэтому, штурман, просчитай сначала эти сверхновые. А мы с Марсей пока займёмся заячьим фольклором.
  
  О, опусти своё веко, и глаз свой закрой, Повелитель!
  Не выпивай наши реки, не ешь нашу землю, Ужасный,
  Пеплом рассыпалась наша земля под безжалостным взором!
  Гнев свой умерь, пощади наши жизни, могучий Мырр Сяо!
  
   - А хорошо поют ушастые, могучая Мырр Сяо, - сказал Сергей Марселине. - Вот, даже Мурзик заслушался.
   Все трое сидели на наблюдательном пункте, слушая исполнение древнего гимна. Вдохновенно пели аборигены, тихо бормотал синхронный переводчик, и даже Мурзик, к полному восторгу публики по ту и эту сторону ограждения, пытался подпевать в меру своих способностей.
   На пульте замигал огонёк, послышался голос штурмана.
   - Капитан, у меня важная новость! С вероятностью девяносто четыре процента ближайшая туманность есть в наших каталогах. Вспышку породившей её сверхновой отметили средневековые астрономы.
   - Отлично! - Сергей почувствовал, что накопившееся за эти дни напряжение наконец-то отпустило его. - Кажется, Марся, мы всё-таки вернёмся домой.
   - Но даже если предположение штурмана подтвердится, ведь это только один репер, капитан? А для правильного определения координат необходимы как минимум три, - усомнилась Марселина.
   - В нашем случае, Марся, нахождение других реперов сильно облегчается. Мы почти рядом с этой туманностью - а значит, те звёзды, которые от неё недалеко, будут выглядеть для нас яркими. Задача штурмана сейчас - проверить спектры всех ярких звёзд и попытаться сопоставить их с ближайшими от туманности, отмеченными на карте галактики. А это уже несколько дней или часов вычислений.
   - Именно этим я сейчас и занимаюсь, капитан, - сказал штурман. - Расчёты займут приблизительно сорок часов.
  
   - Сворачиваемся, Марся, - сказал Сергей. - Приходится нарушить вашу идиллию, через пару суток мы стартуем к порталу.
   Марселина сидела на корточках у периметра и о чём-то увлечённо беседовала с пожилым зайцем. Околачивающийся поблизости Мурзик дружески обнюхивался через ограду с несколькими аборигенами и, кажется, тоже пытался с ними разговаривать. Светило солнышко, шелестела травка, лёгкий ветерок приносил солёные запахи местного океана - и Сергей поймал себя на мысли, что теперь, когда проблема возвращения почти решена, он остался бы на этой планете ещё на недельку-другую: побродить по холмам, выбраться к океану, поговорить с местными обитателями. Однако пора домой.
   - Но, шеф, я ещё не закончила составление словаря. Нельзя ли задержаться здесь хотя бы на месяц?
   - Я что, похож на дедушку Мазая? Подождут твои зайцы. Вот понаедут сюда после нас ксенологи и прочие учёные, и работы им тут хватит на годы и десятилетия. А ты хочешь успеть за месяц! Скромнее надо быть, ты и так немало сделала, в составленном тобой словаре почти три тысячи слов. Вдобавок ещё записала десятки гимнов, мифов и сказок - да тебе нобелевку давать надо! Сворачивайся потихоньку. А зайцам своим объясни, что люди сюда ещё вернутся, чтобы помочь им. И что Дурной Глаз больше не откроется.
  
   - Объявляю получасовую готовность к старту. Мурзик, брысь отсюда, совсем мы тебя разбаловали!
   - Капитан, а как мы обозначим планету в отчётах? - спросил штурман. - Ведь мы не можем дать ей наименование по коду здешнего светила, с Земли оно из-за туманности не видно и в каталогах не отмечено.
   - Вот те раз, про самое-то главное мы и забыли! Марся, как назовём планету? Зайчатник, Хоббитания, Марселина?
   - Не знаю, шеф, это ваше право. Но мне кажется, что название Марселина было бы нескромным.
   - Марся, скромница ты наша, ты продолжаешь меня удивлять! Ладно, подумаем по дороге, время терпит. А вот с названием туманности проблем нет. До сих пор она значилась лишь под кодом, значит, мы можем дать ей имя. Мырр Сяо - как-то то ли по китайски звучит, то ли по кошачьи. А посему нарекаю её, отныне и навсегда, Туманностью Марселины!
  
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"