Баглий Павел Николаевич: другие произведения.

Современная теоретическая и национальная социология с точки зрения российского социолога В.А. Ядова.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Мотивация этой работы связана с контраргументами по поводу достаточно острого отторжения нынешней официальной постсоветской социологией начала XXI века всего национального (русского), с "равнением" только на западные (к тому же, не вполне классические, как представляется автору этой работы) социологические образцы, в духе грибоедовского, а "что станет говорить Княгиня Марья Алексеевна?" (цитата, приведенная и в тексте этой работы)


   Баглий П.Н. Современная теоретическая и национальная социология с точки зрения российского социолога В.А. Ядова.
  
   "Где, укажите нам, отечества отцы,
   Которых мы должны принять за образцы?"
   Грибоедов "Горе от ума"
  
   Социология переживает далеко не лучшие времена. Она переизбыточна в своей методике и "полипарадигмальна" (В.А. Ядов [1]) в теориях, с все более "мелкой" эмпирической тематикой, и все более оторвана от философии и истории.
  
   ((Хотя эмпирический социолог Ядов считает [там же], что оторванность социологии от истории - это почти хорошо, так как "Курс истории науки в полном порядке - история, она и есть история. Профессиональный социолог обязан ее знать, как профессиональный медик должен знать Парацельса, хотя сегодня ни один врач его советами не ограничивается, при этом пиявки до сего дня используются" [там же] (не знаю, как по Парацельсу, хотя, в любом случае, я к нему отношусь с гораздо большим уважением, чем Ядов, но классики социологии, как мне кажется, "жили" своими теориями в истории [9], в отличие от нынешних практических социологов "технологов" - мой ком.)).
  
   Кроме того классики социологии пытались строить социологические теории по образу естественных наук. В.А. Ядов же полагает, ссылаясь на Л. Штомпку [1], что социология качественно отличается от естественных наук, потому что "уровень социологического знания существенно влияет на направление социальных преобразований" [там же], а в естественных науках, это, якобы, не так, поскольку "траектории движения планет не меняются в зависимости от прогресса астрономии" [там же]. В чем, как мне кажется, ошибка этих рассуждений? В том, что новое знание, в нагревающемся, все более целостном, универсальном культурном социальном сознании (с остывающим культурным социальным бытием) в "постиндустриальные" периоды ("ритмы", "микроритмы") [4, 6, 8, 9], включающие и феноменологические социальные теории, исходящие из индивидуалистических тенденций, или, по сути, "марксистский" (по мнению самого Ядова) "деятельностно-активистсский" подход (по Ядову) [1], вбирает в себя некоторое "ядро" старого классического знания, т.е. есть, с преемственностью традиций, и уровень социального знания и траектории планет все более уточняются, а не меняются до основания. Иное дело, "полипарадигмальность" (Ядов) противоречащих друг другу социальных теорий, в остывающем, дифференцирующемся до модерна-постмодерна культурном (социальном) сознании Нового Средневековья ((с нагревающимся, глобализующимся, социальным (культурным) бытием)), в котором мы живем [3 - 13]. Ядов, как мне кажется, не понимает, ни что такое постмодерн, ни того, что путь остывающего сознания к постмодерну - это все большая парадигмальность (в сознании), с все большей потерей смыслов, вплоть до "без-умного" шизофренического подсознания (когда "умирает душа" [7]). Он же полагает, что ""обилие теоретических подходов - это наше богатство, но не признак "недоразвитости" социологии"" [1], и "множественность теорий (противоречащих! друг другу - мой ком.) представляет социологу богатые возможности для интерпретации данных" [там же] Что такое "деятельно-активистский подход" по Ядову [там же]? Это, как выше уже отмечалось, с моей точки зрения, с одной стороны, некая эмпирическая! феноменологическая аналогия с "постиндустриальным" периодом, стало быть, - в нагревающемся социальном сознании, поэтому "акцент теоретиков активистского направления (это не теоретики, а практики! эмпирики! с необоснованными претензиями на якобы, "теории" - мой ком.) на динамизме и решающей роли социальных субъектов в современном мире не означает отвержение объективных социально-экономических закономерностей (классического "ядра" о котором выше было сказано - мой ком.), хотя влияние последних заметно слабее, чем в минувшие века" (Ядов [там же]). И "границы между науками становятся прозрачными" [там же], т.е. "упростительное смешение" наук (термин К. Леонтьева, часто употребляемый мной во всех моих работах - мой ком.) в нагревающемся социальном культурном сознании. "Деятельно-активистский подход" - это "отказ от идеи социально-исторического прогресса в пользу утверждения социально-исторического прогресса, не имеющего жесткого заданного вектора (подчеркнуто мной)...ибо решающую роль в современных обществах играют деятельные социальные субъекты (в "постиндустриальных" периодах, это "продавцы воздуха" (Неклесса), "Интеллектуалы" которые "грабят мир" [12], "ведьмы и маги" в "сфере услуг" [там же] с вполне определенным заданным вектором - мой ком.). Вот пример нежестко заданного, субъективного вектора "социально-исторического прогресса" у "мягкого" субъективного "деятельного" "прогрессиста" (эмпирика) Ядова: у Маркса - объективная теория (так ему кажется - мой ком.), а Ленин и Сталин субъективно приспособили ее (к национальным особенностям, исказили объективную теорию? - мой ком.), и создали Советский Союз, и ""реально повлияли на "движение планет" в социальной галактике"" [1]. И вывод об этой социологической "деятельностной активности" (для социологов магистров) [там же]: "каждый должен делать свое дело" (аналогию идей нашего "главного" советско-постсоветского социолога Ядова с философией "малых дел" нашего "главного" советско - постсоветского "научного" философа Степина, см. в [4] - мой ком.) Например, студенты "не оставаться в стороне от общественной жизни" [там же].
  
   ((кстати, Ядов не оставался в стороне, был "активистом". Он был заместителем секретаря комсомола в том учебном заведении, где учился, там же вступил в члены (КПСС), потом его из за отца (преподававшего, кажется, в этом же учебном заведении историю КПСС) исключили, но он, все же, добился восстановления в рядах членов, и в аспирантуре, дипломная работа его "Сталин о борьбе против социал-демократов", кандидатская - по "идеологии как духовной деятельности общества", в университете читал лекции по историческому материализму, основал эмпирическую социологию (лабораторию) с исследованием свободного времени рабочих (классики преимущественно интересовались рабочим временем тех же рабочих и т.п. "индустриальными" вещами и капиталистическими марксистскими и немарксистскими отношениями [9], но в СССР, конечно, изучать такую (серьезную, теоретическую с моей точки зрения) немарксистскую социологию было официально невозможно, а вот свободное время советских людей, так сказать, эмпирически, изучать разрешили)).
  
   "Без наших усилий история не совершается" Ядов [там же] (чувствуется, как мне кажется, "деятельностная", "активистская", в духе идеологии исторического материализма, который, когда - то читал студентам Ядов, марксистская "установка" - мой ком.).
  
   Социолог - эмпирик Ядов пишет [там же], что "любая социальная теория - социальный конструкт, каковый по определению не редуцируется в многообразие социальных фактов" (кто бы спорил с этим банальным, типично эмпирическим утверждением - мой ком.), из чего он делает вывод, что, несмотря на полезность классики (как "ядра" новых социологических теорий и методов, в нагревающемся "постиндустриальном" "личностном", "деятельном", все более целостном, глобализующемся социальном сознании, о чем было сказано выше - мой ком.) социальные, культурные, прежде всего институциональные традиции продолжают себя "сказывать" (кто бы спорил и с этим банальным утверждением - мой ком.). Но, с другой стороны, поскольку деятельностно-активный подход (как выше уже отмечалось) имеет не только "постиндустриальные" аналогии, но и марксистские корни, по мнению Ядова, они себя "сказывают", например, в "множестве модернизаций", или в "расширении свободы человеческой деятельности", т.е. не в нагревающемся, а в остывающем, дифференцирующемся в сторону модерна-постмодерна (марксистском) социальном сознании (что характерно, как выше отмечалось, для Нового Средневековья, и в частности, для советского "индустриального" периода российской истории - мой ком.). Поскольку Ядов, как выше было сказано, не в "ладах с историей", и занимается премущественно эмпирической социологией, т.е. социологией "здесь и теперь", следует, как мне кажется, предположить, что нынешний социологический кратковременный период (как "постиндустриальный" "микроритм" [8]), как движение от "индустриального" (с середины 1980 - ых годов) к "постиндустриальному" периоду (в предполагаемой окрестности 2016-2030 годов, а возможно, - и с 2011 года ) [3-13] в более долговременном "ритме"[8] "индустриального" Нового Средневековья [3-13], он характеризует как еще не закончившийся! переход от "индустриального" остывающего социологического сознания к "постиндустриальному" нагревающемуся социальному сознанию, т.е. в смешанных, переходных промежуточных социологических координатах, как смесь "постиндустриальных" (в нагревающемся социальном сознании) и "индустриальных", в том числе и марксистских тенденций (в остывающем социальном сознании), что совпадает с точкой зрения, например, Джеймса Нейсбита, или Коротаева и Халтуриной (некоторые подробности в [11]). Теперь, ближе к российской теме: "Идея маргинальности, которая пришлась по вкусу нашим отечественным исследователям... этот подход не может оставаться эвристическим слишком долго, что прямо связано с вступлением страны на путь устойчивых (неужели? - мой ком.) и благоприятных (Да ну - мой ком.) изменений в экономике и иных сферах" - Ядов [1] (("деятельный", "активный" взгляд Ядова, по видимому, "трансформировавшийся" (тоже термин Ядова), примерно, на "180 градусов", от философии советского партийного "оптимиста", научного идеолога, специалиста по историческому материализму, в философию либерального прозападного "оптимиста", с марксистскими "деятельными" корнями. "Активного" на обломках советской империи, и "отвергающего", как бы, теперь уже, не свое "тоталитарное" (немарксистское, а "субъективное" "непредсказуемое" ленинско-сталинское) прошлое (возможно, по аналогии с философом Степиным [4]) ? - мой ком.)). В 1997 году российский социолог А. Филиппов, написал по поводу национальной социологии, что "теоретическая деятельность у нас в социологии есть, а теоретической социологии нет".[2] Сейчас (в начале XXI века) Ядов с этим не согласен. Видение российской постсоветской действительности у него следующее: " в регулировании российской национальной экономики влияние глобальных транснациональных правил или систем правил будет достаточно быстро усиливаться в силу интеграции в мировой рынок
  
   ((интеграция, только как экспорт из страны всех стратегических сырьевых ресурсов (нефти, газа, леса, алюминия), что же касается иной промышленной, технологической структуры, то ((кроме, в основном, всяких пепси, пивных производств, производства, преимущественно, автомобильных иномарок внутри России, элитного жилья (по рыночным ценам) и олимпийских комплексов для "народа")), даже если бы она была сейчас в России, кому эта российская промышленность вне России была бы нужна? Там своего, и гораздо более качественного, хватает, поэтому, нужны не транснациональные, а национальные, внутригосударственные правила. Что же касается усилений транснациональных правил, то они приведут и приводят к еще большей интенсификации и экспортной эксплуатации (на износ) всех стратегических природных невосполнимых запасов, в том числе, конечно, и российских интеллектуалов (на экспорт), и к дальнейшей стагнации и разрушению всей, как сырьевой, так, и, в особенности, несырьевой промышленности и экономики - таков мой пессимистический взгляд, близкий к взглядам "идеи маргинальности, которая пришлась по вкусу нашим отечественным исследователям" (по Ядову, см. цитату выше), в отличие от "оптимистической" "деятельной" "устойчивой" и "благоприятной" (см. текст выше), точки зрения Ядова - мой ком.)) Режим правил, т.е. система санкций будут отличаться национальной спецификой, а грамматика правил (их освоение, понимание, мотивационный импульс) на непредсказуемое историческое будущее (подчеркнуто мной) остаются сугубо российскими " (Ядов [1]) (Быть может, я пропустил при цитировании "в том числе" перед словом "правил", ведь "грамматика" и "освоение, понимание, мотивационный импульс" этой самой, якобы, "грамматики" - это не одно и то же. Но, все равно, какая, например, качественная разница между "режимом" и "грамматикой"? В "сугубо российской" "грамматике" правил, как мне кажется, должна быть, или может быть и национальная, т.е. опять же российская (по Ядову) "система санкций". Впрочем, слово "грамматика" в данном тексте, с моей точки зрения, возможно, вообще, лишнее, взятое, как бы, "с потолка", т.е. не вполне уместное, при рассуждениях о законах, санкциях и способах их выполнения или нарушения.. Фраза о том, что "непредсказуемое" т.е. как бы неизвестное, а значит не существующее, виртуальное в наших представлениях будущее, тем не менее, обладает известными, стабильными ("сугубо") национальными свойствами, звучит, с моей точки зрения, как то странно, почти абсурдно - мой ком.). "Политические институты скорее всего станут изоморфными западной идеальной модели (что значит "идеальной"? Ведь в разных западных странах довольно существенно отличаются эти политические институты. Президент, парламент, полиция? Это слишком грубая, и ничего, по сути, не объясняющая, идеальная модель, поскольку в эти названия может быть вложен совершенно разный национальный смысл - мой ком.) Процесс же их преобразования (куда? И откуда? В смысле национальной специфики, что ли? Или в смысле дальнейшего разрушения и разворовывания страны либеральными методами? [4, 6, 11] - мой ком.) связан со сменой поколений политически активной части граждан" (Ядов [1]) (в какую сторону активной? Быть может, в сторону новой революции, с "восстанием масс" в Новом Средневековье [9], как это сейчас происходит, например, на Ближнем Востоке? - мой ком.). "Должна ли социологическая теория иметь национальные черты?" (Ядов [там же])
  
   ((( Банальный, с моей точки зрения вопрос, потому что вся история классической социологии говорит о том (и это подчеркивает сам Ядов [там же]), что ""сознание национальной английской, немецкой, французской...американской социологии возникало как следствие поиска учеными ответов на определенные "национальные" (гражданские) "вызовы" (подчеркнуто мной), т.е. для осмысления проблем "своих" обществ того времени...за исключением Маркса и Энгельса"" [там же] ((вполне закономерно, с моей точки зрения, что именно интернациональный марксизм является основой (идеологическим "ядром"") в построении нашего российского, национального!, по Ленину и Сталину [3, 4, 5, 6, 13] т.е. объективного!, в силу интернациональных русских (российских) особенностей!, Советского Союза в "типичном" Новом Средневековье [3-13] (а не субъективного, по волюнтаристской прихоти Ленина и Сталина, извращения "объективного" марксизма (с "непредсказуемым историческим будущим"), как предполагает Ядов [1], см. об этом в тексте выше ))).
  
   С точки зрения Ядова [2] национальные социальные теории конца XIX - начала XX веков "исчерпали себя" ((с точки зрения моих работ, например [9], эти национальные социальные теории классиков!, ноборот! предельно актуальны, именно сейчас, в Новом Средневековье, которое началось еще при жизни этих классиков [3-13], когда "человечество потеряло четкие ориентиры" (Тойнби), и "мы живем под собою не чуя страны" (Мандельштам) - мой ком.)). "Разве недостаточно общетеоретического багажа для исследования реалий нашего времени?" (Ядов) ((в вышеизложенном тексте он говорит о неактуальности практически всей классической социологии. Что же, в таком случае, "деятельный" "активист" (эмпирик) социолог Ядов понимает под общетеоретическим багажом для исследования реалий нашего времени? В основном, социологию с середины XX века, когда, в связи с противостоянием социалистического и капиталистического (западного) мировых "блоков", антагонистичные друг другу западная и просоветская (маркистско-ленинская) социологии превратились в основном, в идеологии, тесно связанные с политикой и политиканством ? Или только либеральную западную ("постиндустриальную" "постмодернистскую") социологию, "трансформировавшуюся", отображающуяся в социальное российское бытие (в связи с российской "национальной спецификой" [4, 6, 5]) по преимуществу, в "деятельно-активистскую" "пляску" постсоветских (из бывших наиболее советскими, идейными и партийными) российских "либеральных фундаменталистов" и иных ""новых" "единых" русских"", на обломках империи распавшегося СССР ? - мой ком.))
   И вот на основании этого "теоретического багажа" (как социологии без классической социологии - мой ком.) Ядов предлагает " перераспрелелить доминирующие в мировой литературе теоретические направления...с тем, чтобы они приобрели значимость с точки зрения российской социальной реальности. Базовая предпосылка обозначенной тенденции состоит в понимании самой России, как части современного мира, части, которая не может существовать и развиваться вне контекста целого" [1] (а разве, скажем, восточные или африканские страны со своей социальной национальной спецификой, развиваются "вне контекста целого"? Слишком общее и размытое "понимание России - мой ком.). "Является ли Россия страной западной цивилизации?" - Ядов [там же]
  
   ((российские радикальные "западники" неисправимы и последовательны в своих целях, сколько бы сам Запад (на протяжении всей истории) не объяснял своей политикой, культурным отношением к России, что Россия не Запад [3-13], сколько бы русская культура (и досоветская и советская) не твердила бы, что Россия не Запад, все равно очень хочется "западникам" в России походить на Запад (как на "старшего брата"), да и просто жить (в своих вилах или яхтах, с заграничными счетами в иностранных банках) на благоустроенном Западе (как нынешние "новые русские", или олигархи, и прочие российские высокопоставленные чиновники), быть "западными" людьми, а в российскую "помойку" (свое "крепостное поместье") приезжать на временную работу ("вахтовым методом"), "зарабатывать", содержать семью (часто - за границей) ведь надо - мой ком.)).
  
   "Если да (продолжает Ядов [там же] - мой ком.), то современные макросоциальные теории к анализу русских применимы, если нет, необходимо какое - то иное теоретико-методологическое толкование наших реалий".
  
   ((С точки зрения моих работ, основанных на возрожденной и реинтерпретированной культурной дореволюционной (добольшевистской) русской (российской) традиции: Россия - "третья" культура [5, 3, 4, 6, 7, 13], как некий мировой культурный "посредник" между Западом и Востоком (в том числе, между Европой и Азией), вбирающая в себя "кросс-корреляционно" (компилятивно, гибридно) элементы и западной и восточной культур, но на более "высоком" (в социальном смысле) "уровне" (как третья "метафизическая реальность" - Ю. Мамлеев, как "кросс-корреляционный" "мост" над! Востоком и Западом, а не между Востоком и Западом, как у Вл. Соловьпева и Бердяева). Поэтому, национальная специфика России, с моей точки зрения, хоть и радикально отличается от Востока или Запада, так сказать, с точностью до наоборот, по отношению как к Востоку, так и к Западу, но лежит в пределах смешанных (гибридных) западно-восточных традиций, в западно-восточных социологических координатах. И поэтому, как мне кажется (тут я, отчасти, согласен с Ядовым), "российские трансформации, возможно, не нуждаются в "особой теории" (отличной от западно-восточных традиций - мой ком.), но (возможно - мой ком.) требуют адекватного применения адекватных цивилизации XXI в. общесоциальных теорий" [1])).
  
   Ядов полагает [там же], что эта адекватность западных теорий России уже существует в работах Заславской, Ахиезера, Наумовой, Яницкого. Мне же кажется, что пока эти деформации западных теорий при описании России неадекватны (точнее, только слабо локально адекватны), так как не учитывают в социальной структуре России, сопряженные кросс-корреляционно с ними, деформации традиционных (восточных) теорий (да и неизвестно, есть ли такие достаточно содержательные традиционные теории). И для того, чтобы все эти локальные адекватности при социальном описании России, собрать воедино! и нужна, как мне представляется, российская (русская) национальная целостная социальная (социологическая) теория! И нужна она не столько "идеологам российской исключительности" (Ядов), сколько, как и во всей мировой классической, существенно национальной, социологии (о чем выше было сказано), в связи с национальным "вызовом" России, и с осмыслением этого критического (катастрофического) социального "вызова" России и ее будущему. И ответ, осмысление этого "вызова" России, ее возможному (в том числе и, быть может, с возможной частичной потерей восточных территорий) постимперскому ("постиндустриальному" [4]) будущему, и выход из этого "постиндустриального" кризиса - и есть цель национальной социальной теории России, а не прозападные либеральные пошлые рассуждения Ядова об "изобретателе (русской) теории" - который "не будет замечен западом, а только "своими", и заметным событием в социологии это вряд ли станет" [2], в смысле, а "что станет говорить Княгиня Марья Алексеевна?" (Грибоедов). После уже прошедщих в постсоветской России "шоковых терапий", "приватизаций", "ваучеризаций", с участием и с "консультацией" американских специалистов (некоторых из которых потом судили за эту "приватизацию" уже в Америке) и международных банков, и прочего "фундаменталистско - либерального" постсоветского "беспредела", неужели можно продолжать, так как Ядов "либезить" перед западной культурой и наукой, не понимая, или не желая понимать свою национальную российскую (русскую)? Как мне кажется, в самом конце своей весьма слабой и размытой, с моей точки зрения работы [1] (для магистров социологов, между прочим. Работы, с моей точки зрения, как бы, о теоретической социологии без теоретической социологии - мой ком.) Ядов гораздо более точен: "Российские трансформации не могут не иметь национальной специфики. Нужна ли субтеория именно российских трансформаций? Скорее да, чем нет. Решающий аргумент - является ли Россия социокультурным обществом "Евразия", или обществом "Азиопа"? Ориентиры прозападные, методы действий в их направлении традиционные (подчеркнуто мной) Нашему обществу предстоит найти организационную стратегию трансформаций, учитывающую и традицию и миросистемные процессы (см. мои работы именно на эту тему [3-13] - мой ком.) Единственная разумная стратегия научного поиска состоит в том, чтобы, обогащая теоретический потенциал, накопленный в мировой социологии, использовать его в качестве методологического инструмента" (Ядов [1]) ((именно это я и пытаюсь делать, (с моей точки зрения) в [9, 4, 5, 11, 13] - мой ком.)) И в заключении два контраргумента к этой заключительной гораздо более релевантной, как мне кажется, применительно к социологии., цитате Ядова из [там же]. Первый контраргумент связан с высказыванием в самом конце этой цитаты: о "единственной разумной стратегии": с моей точки зрения, это не единственно разумная стратегия - использовать западные социологические теории. Она должна быть обязательно дополнена национальной универсальной социальной (социологической) теорией. Второй контраргумент связан с подчеркнутым мной выше предложением из цитаты Ядова ("Ориентиры прозападные, методы действий в их направлении традиционные"): с моей точки зрения, в нынешнем "постиндустриальном" "микроритме" [8], при движении к окрестности, предположительно 2016 - 2030 годов (а, быть может, и с 2011 года), все с точностью до наоборот - у России ориентиры не прозападные, а провосточные! традиционные! "почвеннические" евразийско - азиопские [7, 13, 3], (("постиндустриальная" Россия [4] в "постиндустриальных" "микроритмах" [8], как "другая Азия", по аналогии с "индустриальной" модернистско-постмодернистской Россией [3, 6,], как "другой Европой" по Федотовой, в "индустриальных" "микроритмах" (хотя, я не знаю в каком смысле этот термин употребляла сама Федотова)), а методы действия в их направлении не традиционные, а прозападные, либеральные! И в итоге получается западный либерализм, как бы, "перевернутый" (Ахиезер) [3], повернутый на Восток [3, 7, 13, 4, 6], а крайние (радикальные, "шоковые") формы такого "вывернутого наизнанку" либерализма олицетворяют наши постсоветские российские "прославленные" реформаторы, "либеральные фундаменталисты" типа Гайдара, Чубайса. С их более мягкими нынешними государственными продолжателями того же "либерального" "приватизационного" курса.
  
  
   Л И Т Е Р А Т У Р А.
  
  
   1.В.А. Ядов Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций, 2008 г Интернет.
   2.В.А. Ядов Для чего нужна сегодня национальная русская социология? Интернет.
   3.Баглий П.Н. Особенности "архетипа" сознания и бытия "невменяемой" и "убогой" России в координатах солнечной активности, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2009 г.
   4.Баглий П.Н. "Постиндустриальная" история России в координатах солнечной активности, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   5.Баглий П.Н. Три культуры, samlib.ru:Журнал "Самиздат", 2010 г.
   6.Баглий П.Н. Кража, постмодерн и "строжайшее соблюдение мер безопасности" в российской истории и в координатах солнечной активности, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   7.Баглий П.Н. "Евразийский соблазн", samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   8.Баглий П.Н. "Постиндустриальные" "ритмы" и "микроритмы" западной истории (по мотивам "проектов" М. Хазина и С. Переслегина), samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   9.Баглий П.Н. "Индустриальное" Средневековье - "постиндустриальное" Новое время - "индустриальное" Новое Средневековье. Краткое сопоставление с классическими интерпретациями социальной истории Запада, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   10.Баглий П.Н. Начавшееся "индустриальное" Новое Средневековье [1] и "сверхиндустриальное" будущее по Тоффлеру [2], samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   11.Баглий П.Н. Будущее начавшегося Нового Средневековья, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2011 г.
   12.Баглий П.Н. Когда интеллектуалы грабят мир, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.
   13.Баглий П.Н. О корнях религиозного прагматизма "Богом хранимой Америки" в контексте мировой истории и в координатах солнечной активности, samlib.ru: Журнал "Самиздат", 2010 г.


Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"