Бахилин Михаил Иванович: другие произведения.

Бочка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Мигель де Бота

  

Бочка

СКАЗКА

  
   Мудрость Правителя проявляется, прежде всего, в том, какими людьми он себя окружает.
   Николо Макиавелли. "Государь".
  
   Давным-давно, в обширном и великом китайском Царстве-городе Лу, правил славный Император Дэн Гун.
   Дэн Гун был умный и умеґлый правитель. И Великая Имґперия Лу, под его твёрдым, справедливым и милоґсердным управґлением процветала.
   Подданные Императора Дэна занимались своими делами, платили налоги, и всем государственным чиновникам, под страхом сурового наказания, было строжайше запрещено вмешиваться в дела подданных Императора Дэна, а, тем более, кормиться за их счёт.
   Император Дэн справедливо считал, что, ремесло и труд его подданных - основа процветания и могущества государства, главный источник и состояние его богатства. Поэтому защиту своих подданных, их домов, их семей и их труда от всяческого злого посягательства и воровства, Император полагал главной заґдачей государства и своей личной заботой.
   Но вот прошли годы, и Император Дэн стал замечать, что не всё в порядке в его Великом Царстве. Налогов в казну стало поступать почему-то меньше, императорский дворец наполнился множеством незнакомых Императору людей, которые неустанно и непрерывно прославляли Императора и его мудрость. Население стало почему-то беднеть и даже нищать. А там, где появилась нищета, следует ждать скорого и неизбежного появления злобы, зависти, немилосердия и воровства. Ведь всем известно, что ниґщие сраму не имут.
   Однако, ближайшие придворные и министры, которых Император, в своё время, приблизил к себе и назначил на важные государственные должности, и которым очень доверял, убеждали его в том, что всё идёт как надо. И что прославление Императора необходимо народу, иначе народ может просто забыть, что на свете есть Император, и сначала перестанет его уважать, потом замечать, потом платить налоги, и, в конце концов, впадёт в анархию и затеет мятеж.
   Но Император Дэн был проницательный человек, и чувстґвовал, что какая-то фальшь появилась и незримо присутствует в роскошных помещениях его прекрасного дворца.
   А когда его любимая и непобедимая армия вдруг потерпеґла поражение даже не в войне, а в приграничной стычке с дикими племенами сюнну, прямо возле ворот Великой Стены, и пришлось ввести в бой императорскую конницу, для того, чтобы выкинуть кочевников обратно в степи, Император Ден решил, что необхоґдимо срочно что-то предпринимать.
   И вот, тайне от своих министров, отправился Император Дэн к великому Учителю по имени Кун Фу, чтобы рассказать ему о своей государственной беде и испросить совета и наставления.
   Учитель Кун Фу был человеком большой мудрости. Он, как и все его предки, жил в городе Лу, и слава о его учёности, пеґрешагнув через границы Империи Лу, прошла по всей Поднебесґной. И даже достигла далёких окраин Мира - Царства Сипангу на востоке и Великих Западных Империй, где, как говорят многие, живут совершенно белокожие волосатые люди огромного роста, с птичьими мозгами в бычьих черепах.
   И, хотя очень возможно, что рассказы про огромных белоґкожих людей - просто выдумки досужих врунов, которых везде во все времена было полно, слава об Учителе Кун Фу была несоґмненна и безгранична.
   Учитель Кун был очень старый. И никто, не только в Имґперии Лу, но и во всей Поднебесной, не знал, сколько ему лет. За свою долгую жизнь великий Кун узнал так много всего, что знания уже не помещались в его лысой голове и витали вокруг него в возґдухе, и в сумерках были даже видимы. Поэтому некоторые люди говорили, правда, под большим секретом, что господин Кун свеґтится в темноте, хотя это было, конечно, не так.
   Учитель Кун очень приветливо и с большим достоинством встретил своего Императора, и вежливо попросил его пройти в помещение. Он посадил Императора на место для почётных госґтей, и приказал своим ученикам принести ему крепкого зелёного чаю с жасмином и лепестками белой хризантемы, из которой киґтайские пчёлы добывают самый вкусный и самый полезный в мире мёд.
   За чаем Учитель Кун подробно расспросил Императора о его здоровье, о здоровье всех его жён и детей, и о здоровье всех его родственников. После этого Учитель Кун спросил Императора нет ли в данный момент какой-либо войны, землетрясения, наводґнения либо ещё какой-нибудь беды, или достойного сожаления катаклизма. Таким образом господин Кун очень умело подвёл Императора к теме, ради которой тот, собственно, и пришёл к Учителю.
   Император Ден подробно рассказал Учителю Куну о госуґдарственных делах и о своей тяжёлой заботе, которая не оставляла его последнее время. Потом он спросил Учителя, нельзя ли, исґпользуя свет Мирового Знания, который так украшает Учителя Куна, как-нибудь помочь ему, Императору, в трудном деле управґления государством. И выяснить причину, по которой, казалось бы, ни с того ни с сего, оно начинает хиреть, беднеть и слабеть, как растение в засуху.
   Учитель Кун немного подумал и сказал, что сначала они пообедают, а потом, он кое-что покажет Императору. А после этого Император сам должен будет решить, как ему следует постуґпить для исправления государственных дел.
   Молодые ученики господина Куна быстро накрыли обеґденный стол, поставив на него множество вкусных и изысканных блюд, как это и полагается по правилам китайской кухни. Тут был и рассыпчатый отварной рис, приправленный сладким перцем и ростками молодого бамбука, и ароматный суп из лягушачьих бёдґрышек с овощами и зеленью, и тушёное мясо недельного поросёнґка, и жареная рыба под белым соусом, и креветки "юу тя шами" - зажаренные во фритюре, которых едят обычно с чёрным соевым соусом. И чего только на этом столе не было.
   Это и естественно, ведь, всё-таки, господин Учитель Кун принимал у себя Императора, а не сборщика налогов или страхоґвого агента.
   Да и вообще, у китайцев не принято принимать гостей, приготовив к их приходу корыто салата из случайных продуктов и залитых полуведром майонеза.
   За обедом Император, указав господину Куну на прислуґживавших им молодых учеников, спросил Учителя, не проще и не надёжнее ли использовать для этой цели обычных слуг, которые в этом ремесле более ловки и расторопны.
   На это Учитель Кун ответил, что эта работа учеников вхоґдит в программу их обучения. Ведь, работая таким образом в теґчение двух лет, они не только постигают основы китайской кухни, которая сама по себе есть сложное и тонкое искусство и великое изобретение китайского народа, но и учатся четырём очень важґным вещам: терпению, трудолюбию, вниманию к мелочам, и любви к людям. Без этих качеств вообще невозможно приготовить что-либо более или менее съедобное.
   Очень многие ученики не выдерживают этого испытания, и с ними приходится расставаться.
   - Что делать, - продолжал господин Кун, - Великое Знание доступно многим, но далеко не всем. Кроме того, достойными мужами могут стать только те люди, чьи души подготовлены соотґветствующим образом, и в них присутствуют три важнейших каґчества - Честь, Совесть и Достоинство. Если эти качества у челоґвека отсутствуют, учить его не имеет смысла и даже вредно. Люґдей, с Честью, Совестью и Достоинством вообще-то, немного. Приходится искать, что делать, чтобы не терять понапрасну время и не общаться с кем попало.
   - Да и, вообще, всегда хочется, всё-таки, знать, с кем имеґешь дело, не правда ли, Ваше Величество? - закончил Учитель Кун.
   Он посмотрел на Императора, но тот, занятый в этот моґмент молодым поросёнком, видимо, не очень внимательно слушал господина Куна, и на его вопрос ответил очень неопределённым междометием. Однако, господин Кун не обиделся, и продолжал:
   - Вообще-то, воспитать даже обыкновенного порядочного человека непросто. Что уж тут говорить о воспитании достойного мужа. Поэтому работа учителя бывает трудна и неблагодарна, и хлеб его горек. Ведь настоящий достойный муж должен обладать не только обширными знаниями, но и много чего уметь. Кроме того, он должен иметь способность к самосовершенствованию, то есть, уметь непрерывно учиться. И, если окажется, что он чего-то не знает, он должен быстро найти источник необходимого знания, ознакомиться с ним, и сделать всё, как надо.
   - Достойных мужей тоже немного на свете, но ведь надо же, всё-таки, с кем-то общаться в этом мире? Вот и приходится как-то пытаться увеличивать их количество. Не правда ли, стояґщее занятие, как Вы считаете, Ваше Величество? - снова задал вопрос Императору господин Кун.
   Но Император в это время макал креветку "юу тя шами" в соевый соус, и на вопрос господина Куна ответил чем-то вроде "Ммм... Дааа... Очень...".
   Господин Кун снова не обиделся и не огорчился, но говоґрить больше ничего не стал, и до конца обеда сидел молча, и потиґхоньку потягивал холодную апельсиновую воду. Он вообще ел немного.
   После обеда господин Кун предложил Императору прогуґляться, и они прошли в сад. В саду Учитель Кун подвёл Импераґтора Дена к большой беседке, укрытой в зарослях молодого бамґбука. Зайдя в беседку, Император с удивлением увидел стоящую в ней большую Бочку. Возле Бочки был устроен небольшой помост, с которого можно было в неё заглянуть.
   Заметив удивление Императора, господин Кун объяснил ему, что эта Бочка не простая, а является, в некотором роде, научґным прибором, которым господин Кун иногда пользуется в своих философских изысканиях.
   Идею этого прибора Учителю Куну подсказали его друзья-моряки из города Гуанджоу, расположенного, как известно всем людям, знающим географию, далеко на юго-востоке от города-царства Лу, на берегу Великого Океана.
   Моряки города Гуанджоу часто уходят в Океан на своих джонках, и иногда так далеко, что доходят даже до Великого Царґства Сипангу, которое, как считают многие учёные люди, распоґложено на краю обитаемого мира.
   Некоторые из этих моряков забираются ещё дальше, и досґтигают далёких Южных Островов, где солнце в полдень всегда находится в зените, и где в лазоревых лагунах водятся жемчужные раковины величиной с водопойное корыто, и которых так много, что сами лагуны напоминают голубые фарфоровые тарелки, в коґторые разлили бульон с пельменями.
   Правда, всегда находились и совершенно отчаянные морґские бродяги, которые уходили так далеко в Океан, что на обратґную дорогу у них просто не хватало оставшейся жизни, и они исґчезали в Океане навсегда. Многие старые моряки считают их саґмыми счастливыми, потому что такие морские волки проводят всю свою жизнь и умирают в великой чистоте, которая сравнима, разве что, с чистотой Неба. Ведь всем известно, что Океан не переносит грязи.
   Рассказывая всё это, господин Кун подвёл Императора к помосту и предложил ему подняться наверх.
   Поднимаясь по лестнице за Императором, господин Кун продолжил свой рассказ, и сказал, что все эти его друзья-моряки, отправляясь в дальние плавания, всегда сталкивались с большой проблемой. И этой проблемой были обыкновенные крысы.
   Поначалу крысы очень ограничивали возможности мореґплавания, и отважным мореходам, решившимся на дальний рейс, приходилось иногда бросать свой корабль и спасаться на шлюпґках, потому что весь провиант, такелаж и паруса были сожраны или испорчены крысами.
   Но, как известно, моряки - народ находчивый, кстати, среди них немало, достойных мужей, и эту трудную проблему им удалось блестяще разрешить.
   Решение было просто и гениально, как это обычно и бываґет. На палубе корабля укрепляли большую пустую Бочку. В эту Бочку каждый матрос должен был бросить пойманную им крысу. Крыс, попавших в Бочку, не кормили и не давали им пить. Очень скоро они начинали жрать друг друга.
   Когда в Бочке оставалась одна крыса, матросы кидали в Бочку следующую партию крыс. Так повторялось несколько раз, пока в Бочке не оказывался настоящий крысиный монстр, который ничего уже не мог жрать, кроме собственных сородичей. Его выґпускали из Бочки, и он, в короткое время, сжирал всех оставшихся крыс. После этого, если он попадался на глаза, его убивали, или выбрасывали за борт. Или он убегал на берег самостоятельно во время стоянки в порту.
   Вот почему в дальних странах, по свидетельству знающих людей, так часто встречаются огромные и опасные крысы. Правда, есть некоторые свидетельства, что жители далёких Южных Островов сумели приручить этих животных, и разводят их на мясо, а шкуры используют для изготовления элегантной домашней обуви...
   Император Ден стоял на помосте и с изумлением разгляґдывал Учителя Куна, пытаясь сообразить, зачем он всё это ему рассказывает. Но тут господин Кун дал знак своим молодым учеґникам, те быстро сдёрнули с Бочки плотную ткань, которой она была накрыта, и Император Ден заглянул в Бочку.
   На дне Бочки Император увидел более сотни крыс, заполґнявших донное пространство Бочки таким образом, что свободноґго места оставалось, в общем, немного.
   На дно Бочки были уложены один на другой несколько сбитых из досок деревянных кругов, которые образовывали некое подобие лестницы, ведущей к довольно просторной площадке в центре.
   Вдоль стенок Бочки суетливо бегали крысы помельче. Они усердно обнюхивали стенки Бочки и иногда что-то доставали лапґками из небольших отверстий в клёпках и из щелей между ними.
   Добытый продукт, крысы передавали другим, более крупґным, и даже толстым, крысам, которые утаскивали добычу в нору, изготовленную из перевёрнутого вверх дном небольшого ящика с дырой в стенке. На некотором расстоянии от этих крыс важно прохаживались ещё более толстые крысы, которые, по всей видиґмости, следили за порядком и пресекали воровство.
   В центре Бочки, окружённая ещё более толстыми и свиреґпыми крысами, сидела крыса совершенно чудовищных размеров. Повинуясь её злобному писку, крысы из ближайшего окружения, по очереди, стремглав бросались вниз и яростно рвали зубами крыс-надсмотрщиков, которые, в свою очередь, с такой же яроґстью начинали истязать несчастных добытчиков и несунов.
   - Что это? - в изумлении спросил Император Ден господиґна Куна.
   - О, это очень интересный и весьма точный научный приґбор, - с гордостью ответил господин Кун.
   - Идею, как я уже говорил, подсказали мне моряки открыґтого моря из города Гуанджоу. И, поначалу, я, из простого любоґпытства, изготовил себе Бочку с крысами по их образцу.
   И очень скоро понял, что устройство это, с научной точки зрения, элементарно и неинтересно. В морском варианте действуґет один-единственный закон природы, сущность которого опредеґляется простой фразой - "выживает сильнейший".
   Действие этого закона всем известно. Зрелищно оно мало аппетитно, а результат заранее предрешён, и тоже весьма малоґприятен. Могу сказать, что получившиеся в результате этого эксґперимента существо, моим ученикам удалось уничтожить только после того, как они доверху засыпали Бочку негашёной известью, потому что других средств для ликвидации подобных созданий в моём доме просто не нашлось.
   И мне пришла в голову мысль немного усложнить опыт. То есть дать крысам шанс. Небольшой. То есть подкармливать их понемногу. Вы, конечно, можете мне возразить, что подобные учґреждения уже созданы людьми, - тюрьмы, к примеру, но подобные аналогии будут совершенно некорректны. Ведь в тюрьмах, как всем хорошо известно, сидит, к сожалению, очень много и поряґдочных людей.
   Меня же интересует чистый эксперимент, - получить соґобщество существ, в котором живут и которыми управляют индиґвидуумы полностью лишённые чести, совести, достоинства и миґлосердия.
   И, представьте, Ваше Величество, мне это удалось, с некоґторой долей приближения, конечно.
   Как только у крыс появился источник пропитания, они тут же занялись организацией его распределения, и крысиное общестґво расслоилось на париев и господ.
   Это кормление мы организовали для того, чтобы создать нацию. Ведь, как известно знающим людям, всякая нация состоит из народа и правительства, и только единение этих двух структур способно вызвать какие-то национальные проявления социума, в данном случае сообщества крыс.
   Правительство и народ едины, потому что правительство без народа существовать не может, так как имеет от него кормлеґние, а народ без правительства, - просто небольшие стада неоргаґнизованных организмов.
   Видите, Ваше Величество, - вдоль стенок Бочки снуют саґмые хилые и слабые крысы? Это и есть созданный нами искусстґвенный крысиный народ. Он, как и полагается на первом этапе развития, совершенно бесправен, он должен в поте лица своего добывать пищу для всей нации, получая за это мизерную долю от общего количества добытого корма. Их жестоко угнетают безжаґлостные надсмотрщики в том смысле, что не дают ничего украсть из добытого богатства, которое, безусловно, есть достояние всей нации. Проворовавшегося народного представителя немедленно и безжалостно убивают, а мясо его поступает на общественный склад.
   Посмотрите только, Ваше Величество, как у них всё хороґшо организовано. Вот, видите, - снаружи, внизу, вдоль стенок Бочки, устроен специальный жёлоб, в который мои ученики регуґлярно насыпают специальный крысиный корм (состав его я Вам не буду сообщать не потому, что это большой секрет, а просто для того, чтобы не портить Вам впечатление от обеда).
   А вот, извольте видеть, в центре сидит Великий Правитель. Мои ученики называют его "Средоточием Вселенной". И это дейґствительно так, - ведь для здешних крыс их Бочка действительно является Вселенной, как для нас, к примеру, наша Поднебесная, или обитаемый Земной Круг. Ведь и Вас, Ваше Величество, мноґгие Ваши приближённые называют, примерно, так же, не правда, ли?
   Господин Кун улыбнулся, и внимательно посмотрел на Императора.
   Но поражённый Император веселья его не разделил и ниґчего ему не ответил, поэтому господин Кун, выдержав деликатную паузу, продолжал:
   - Мои молодые ученики считают, что, если немного увелиґчить дневной рацион, то, в скором времени, можно ожидать появґления в ближайшем окружении "Средоточия Вселенной" нового министра, - Министра Пропаганды, скорее всего.
   Однако, я большой противник всяких преждевременных усложнений эксперимента. В научной работе следует идти постеґпенно, от простого - к сложному, не перескакивая через неизвеґданное. Иначе можно просто всё испортить.
   Великое "Средоточие Вселенной", конечно, очень грамотґный и способный правитель. Он уже раскрыл несколько заговоґров, в которых, кстати, принимали участие его старшие жёны и их взрослые дети, и решительно их пресёк. Все заговорщики были заживо освежёваны, и их мясо пополнило царское меню и запасы продовольствия на складе свежей продукции.
   Но, тем не менее, дни его сочтены. Как доложили мне мои молодые ученики, уже составлен новый заговор против Средотоґчия Вселенной, и главными заговорщиками стали любимая жена Императора, по имени Цветок Персика, и её первый любовник, - Главный Визирь, по имени "Источник Мудрости". К тому же он, по мнению моих учеников, является ещё и родным братом Импеґратора. Прошу прощения, Ваше Величество, за столь смелые аналогии, которые, безусловно, напрашиваются, но Вы сами скоро убедитесь, что у них, вообще-то, почти всё, как у людей, за исклюґчением мелочей.
   По мнению моих молодых учеников, заговорщики должны привести в исполнение свой замысел буквально на днях, если только не донесут друг на друга, или эта дура-импатрица внезапно не изменит своих планов и не сдаст Императору своего любовниґка. Как Вы понимаете, это довольно часто бывает в политической борьбе, особенно, когда к ней привлекаются женщины.
   Если заговор удастся, то, как считают мои молодые учениґки, а им вполне можно в данном случае доверять, следует ожидать некоторой демократизации общественной жизни в Бочке.
   Это произойдёт не потому, что Источник Мудрости такой уж либерал или способен к состраданию, а просто потому, что он беспредельно туп и потрясающе ленив. Поэтому его правление должно быть весьма недолгим. Скорее всего, его уберёт первый же новый любовник императрицы. Хотя, повторюсь, там где в большую политику замешаны женщины, можно ожидать самого невероятного развития событий.
   Вообще-то, простой народ будет, наверное, сожалеть о том, что Средоточие Вселенной будет свергнуто. Хотя его свиреґпость не щадит ни министра, ни простого раба, министры, всё-таки, поближе к Императору, и они более подвержены его гневу, чем, например, простой несун. Поэтому у простого народа при помощи таких обычных и понятных чувств, как зависть, злоба и злорадство, возникает нечто вроде обожания по отношению к своґему монарху.
   Вам так не кажется, Ваше Величество?
   Задав этот вопрос, господин Кун снова внимательно поґсмотрел на Императора.
   Император Ден молча, в глубокой задумчивости, стоял у края Бочки и смотрел вниз, где копошилась Великая рукотворная Крысиная Империя. Похоже, что он даже не расслышал вопроса господина Куна. Он так внимательно разглядывал Великого Поґвелителя "Средоточие Вселенной", что тот, по-видимому, почувґствовав его взгляд, поднял морду и посмотрел на Императора.
   И в его маленьких бусинках-глазах Император увидел вдруг такую смертную тоску, что не выдержал, и отвёл глаза...
   Потом Император повернулся к господину Куну и сказал:
   - Господин Кун, Вы воистину великий учёный и мудрец! Вы, с помощью своей Бочки, открыли мне глаза на многое. Я поґнял сразу несколько очень важных вещей, и теперь знаю, что мне следует делать и как разрешать сложные государственные дела. Спасибо Вам!
   Однако господин Кун почему-то совсем не обрадовался императорской похвале, а наоборот, даже заметно запечалился.
   - Простите, Ваше Величество, - сказал он Императору, - но мне показалось, что Вы сделали неверные выводы из наблюдения за процессами, происходящими внутри моей Бочки. Мне кажется, что Вы слишком поспешны в своих выводах. А поспешность в государственных делах обычно всегда оборачивается большой беґдой. По-моему, Вы решили, что знаете теперь способ как нужно поступать в кризисной ситуации. А проблема состоит ведь не в этом. Проблема состоит в том, как не допустить возникновение такой ситуации в принципе!
   Но восхищённый Император уже не слушал Учителя Кун Фу. Он крикнул, чтобы немедленно подавали его карету, быстро вскочил в неё, и крикнул: "Пошёл!".
   А Великий Учитель Кун Фу молча стоял и печально смотґрел ему вслед.
   Потом он пошёл в дом.
   Дома молодые ученики сообщили господину Куну, что Средоточие Вселенной, проявив потрясающую проницательность и даже коварство, раскрыл все злоумышления против своей персоґны, и заговор императрицы и Источника Мудрости провалился. Мясо заговорщиков уже разделано и роздано народу в качестве праздничного подарка.
   - Но, всё равно, дни Средоточия Вселенной сочтены, - увеґренно сообщил Учителю Куну старший ученик.
   И, наверное, он был прав. Ведь он был хороший ученик, и ему можно было доверять в этом вопросе...
  
   Император Ден Гун, вернувшись в свой дворец, немедленґно пригласил всех своих министров, наиболее приближённых вельмож и вообще всех, кому он более всего доверял, и объявил, что хочет услышать от них подробнейший отчёт о текущих госуґдарственных делах.
   Когда явившиеся по его приказанию вельможи расселись за большим столом, Император внимательно осмотрел всё общестґво, и под его взглядом придворные почувствовали себя неуютно. И, чтобы скрыть свой страх, принялись наперебой уверять Импеґратора в том, что все дела в государстве, за исключением каких-то мелочей, идут блестяще, и что иначе и быть не может, пока госуґдарством управляет такой Мировой Гений, как Великий Импераґтор Ден Гун. Кто-то из приближённых, в порыве верноподданниґческого экстаза, назвал Императора "Средоточием Вселенной", и это решило судьбу всего собрания.
   Император, вообще-то, не особенно внимательно слушал, о чём и что говорили ему его приближённые, потому что, как мы уже заметили раньше, он был человек проницательный, и оглядев своих министров, сразу понял, что уже давно живёт в Крысятнике. А услышав про "Средоточие Вселенной", даже обеспокоился, не поздно ли он спохватился.
   Поэтому он немедленно приказал явиться в зал заседаний Начальнику Императорской Конницы вместе с командирами всех её эскадронов.
   Когда вызванные воины вошли в зал и почтительно склоґнились перед своим Императором, Ден Гун приказал им немедґленно арестовать всех присутствующих в зале вельмож, вывести их во внутренний двор и обезглавить.
   Что и было тут же исполнено.
   Потом Император Ден Гун назначил Первым Государстґвенным Министром Начальника Императорской Конницы, а на все другие важные государственные посты командиров её эскадронов.
   В короткое время Император произвёл следствие по делу о заговоре против Государства, которое вскрыло бесчисленные факты чудовищных злоупотреблений, воровства и бездарности государственных чиновников на всех уровнях управления. Все они были немедленно сняты со своих постов, отданы под суд, коґторый, после недолгого разбирательства, многих из них осудил на смерть, а большинство приговорил к бессрочным каторжным раґботам на строительстве Великой Стены. Впрочем, такой приговор тоже означал верную смерть, потому что срок жизни каторжника на Великой Стене составлял, в среднем, не более тридцати дней...
   Потом Император назначил новых наместников и чиновґников, одарил всех их чинами и деньгами, и все они искренне поґклялись ему в вечной верности и преданности.
   Но Император Ден хорошо помнил Бочку господина Куна, и последний взгляд "Средоточия Вселенной" навсегда запечатлелґся в его сердце. Поэтому Император никому и никогда больше не верил и не доверял. Кроме своей Императорской Конницы и её Начальнику.
   Всё своё время теперь он проводил среди своих воинов, заґботился о том, чтобы они ни в чём не нуждались, и вместе с ними участвовал во всех походах и сражениях. Постепенно он втянулся в затяжные войны с соседями, а всем известно, что войну просто начать, но закончить её бывает очень и очень трудно. Время от времени он, вместе с войском, возвращался в свою столицу, проґводил следствие, убеждался, что Крысятник образовался снова, и снова проводил массовые казни, ссылки и новые назначения...
   Воровать, вроде, стали меньше, но жизнь в стране не улучшилась. По крайней мере, заметить какие-либо улучшения не удавалось. Это и естественно. Ведь войны всегда разоряют госуґдарства, а разбой, который всегда сопутствует войне, если и даёт в казну какой-то доход, то весьма малый, а, главное, нестабильный.
   Так прошли годы. В непрерывных войнах и кровавых сеґчах Император Ден Гун расширил пределы своей Империи во всех направлениях, огнём и мечом заставил всех соседей бояться себя, а кочевников убраться в глубь Великих Степей, где они и исчезли на время.
   Ден Гун стал уже подумывать о далёком походе на Велиґкие Западные империи...
   Однажды, Император Ден Гун, при очередном посещении своей великой столицы, - города Лу, проезжал, во главе своего неґпобедимого войска, мимо дома Великого Учителя Кун Фу, вспомґнил о нём, и решил его навестить. Ему захотелось поблагодарить господина Куна за тот поучительный урок, который он ему препоґдал много лет назад, показав свою Бочку.
   Когда Император, в сопровождении своих офицеров, зашёл в дом Учителя, его встретили ученики господина Куна. Это были, конечно, уже совсем другие молодые люди, но такие же ловкие, расторопные и почтительные, как и те, которые много лет назад, прислуживали ему и господину Куну во время первого императорґского визита.
   Молодые ученики господина Куна почтительно провели Императора к своему Учителю.
   Учитель Кун Фу стал уже совсем старый. Он сидел "в позе лотоса" и предавался медитации. Видимо, он сидел уже очень давно, потому что с северной стороны уже даже немного подёрґнулся мхом.
   Когда Император и его офицеры, гремя сапогами и оружиґем, вошли к Учителю, господин Кун приоткрыл глаза и внимаґтельно посмотрел на Императора. Он не приветствовал его и ниґчего не говорил, а просто молча и внимательно разглядывал Импеґратора, как некое редкое и экзотическое существо, впрочем, не особенно интересное.
   Когда затянувшееся молчание стало уже неприличным, Император Ден Гун первый приветствовал Учителя Куна, и в выґсокопарных словах поблагодарил его за тот неоценимый урок, коґторый преподал ему Мудрый Кун много лет назад, показав ему, Императору, свою Бочку. И что , благодаря этому уроку, ему, Имґператору Дену, удалось со славой и величием царствовать многие годы, расширить пределы своей великой империи и добиться её процветания.
   Учитель Кун без видимого интереса выслушал благодарстґвенную речь Императора, помолчал ещё немного, а потом сказал:
   - Вы меня совершенно напрасно благодарите, Ваше Велиґчество, к великому сожалению, я абсолютно ничем на смог помочь Вам, хотя и очень старался.
   Вы всё время говорите про мою Бочку. Но ведь Бочка всего лишь рабочий инструмент учёного. Вы же не поняли самого главного. Вы не поняли, что управление людьми есть такое же великое искусство, как художество, литература, или китайская кухня. А искусство требует великого таланта. Но беда этого веґликого искусства управления состоит в том, что оно связано Боґгатством и Властью. Эти две беды не дают возможности пробитьґся к управлению настоящим талантам. Их обязательно уничтожат безмозглые и наглые ничтожества, и совсем не обязательно они будут похожи на крыс...
   У Вас была уникальная возможность вырастить таланты, окружить ими себя и дать им возможность проявить свои таланты в деле управления государством на его благо и процветание...
   Вы же предпочли окружать себя кем попало, и неизбежно, через некоторое время, оказывались в Крысятнике. Спасаясь от крыс, Вы приблизили к себе ещё более крупных и опасных хищґников. Теперь, чтобы Вас вразумить, мне придётся, видимо, покаґзать Вам уже не Бочку с крысами, а клетку с гиенами...
   Поэтому не надо меня благодарить, мне это неприятно. Ведь Вы уничтожили и сгноили на каторге тысячи и тысячи люґдей, многие из которых были несомненно, очень талантливы и могли бы прославить великими делами свою страну.
   Я ничем не могу Вам помочь. Потому что Вы оказались неталантливы и неспособны к учению. Что ж, Великое Знание доступно многим, но, к сожалению, далеко не всем...
   Учитель Кун замолчал и снова прикрыл глаза.
   Офицеры Императорской Конницы выдернули из ножен свои длинные мечи, чтобы изрубить Учителя Куна на куски, но Император остановил их. После этого он тихо и молча повернулся и, стараясь не греметь оружием, вышел из дома.
   За ним, так же тихо и молча, вышли его офицеры...
   Когда Император Ден Гун ускакал вместе со своей свитой, и улеглась пыль, поднятая копытами их коней, старший ученик господина Куна вошёл к своему Учителю и негромко сказал:
   - Его дни сочтены.
   Господин Кун открыл глаза и чуть заметно кивнул старґшему ученику, показывая, что он вполне согласен с ним, и попроґсил принести зелёного китайского чаю с жасмином и лепестками белой хризантемы, с которой китайские пчёлы собирают самый вкусный и самый полезный в мире мёд...
  
   ...Через два дня Великий Император Ден Гун был убит Начальником Императорской Конницы.
   Великая Империя Лу распалась и началась в государстве Лу Великая Смута...
   Но, прошло не так уж много лет, и люди забыли и о Импеґраторе Дене, и о Начальнике Конницы, и о Великой Смуте в Имґперии Лу.
   А о господине Учителе Кун Фу люди помнят. Не все, коґнечно. Потому что Великое знание доступно многим, но далеко не всем...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"