Бахилин Михаил Иванович: другие произведения.

Хроники искушений Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


Мигель де Бота

Canimus surdis, sed post tenebras sperum lucem. Мы поём глухим, но мы надеемся на свет после мрака.

ХРОНИКИ ИСКУШЕНИЙ

МИГЕЛЯ ДЕ БОТЫ

  
  
  
  
  
   Quod si digna tua minus est mea pagina laude
At voluisse sat est: animum, non carmina jacto.

"Pisonum suo laudum" Publium Ovidium Nasonum

   Если поэма моя твоей похвалы не достойна,
То уваженье к тебе вмени мне, всё же, в заслугу.

"Похвала Писону", Публий Овидий Насон

  

г.Санкт Петербург

1982-1999гг.

  
   Светлой памяти немагнитной шхуны "Заря",
всем её морякам - моим друзьям.
Живым и ушедшим.
   Мигель де Бота
  
  
  
  
  
   Когда-нибудь мы тоже станем стары,
И годы скрыть уже не сможет грим.
Тогда возьмёмся мы за мемуары
И в мыслях жизнь сначала повторим.
Про скудоумие и жадность волчью
Поведаем мы миру без прикрас.
Один напишет эту книгу желчью,
Другой забавным сделает рассказ.
   Мы сыновьям преподадим уроки,
Которым нас научит долгий путь,
Чтоб те, кому ещё не вышли сроки,
Могли порой и в прошлое взглянуть.
  
   Свершится всё. Но в час рассвета ранний
Так радостно не знать воспоминаний!
   Анатолий Либерман, "Утреннее размышление"

ХРОНИКИ ИСКУШЕНИЙ МИГЕЛЯ ДЕ БОТЫ

  
  
  

ЧАСТЬ I

ИСКУШЕНИЕ БЕССМЕРТИЕМ

   Люди, алчущие и страждущие!
   Господь дарит вам при рождении вашем
   Дар бесценный - Душу бессмертную,
   Свободу и Разум светлый не для того,
   Чтобы вы разменяли их на
   Сребреники диавольские
   Да химеры адские!
   Дар сей нетленный дан вам токмо для
   Цели единой - принести в мир сей
   Грешный хоть малую толику
   Любви и добра!
   Не верьте фарисеям, говорящим,
   Что вы живёте для потомков ваших!
   Это дело Господа нашего, ибо Он
   Бессмертен, а не вы, и не можете вы знать,
   Нужны ли жертвы ваши потомкам вашим!
   Живите для живущих и радуйте их и
   Радуйтесь сами!
   Да укрепит вас в этом Божьем деле
   Светлая троица и Святая Дева!

Мигель де Бота

   Глава 1
  
  
   Гениальный начальник
  
   ... We shall not become to flatter the reader polite speeches, yes have not found us fools, writing a nonsense...

Sir Walter Raleigh

   ...Не станем льстить читателю учтивыми речами, дабы не сочли нас глупцами, пишущими вздор...

Сэр Уолтер Рели

  
   Жил на свете Гениальный начальник. По профессии он был стар?ший государственный управитель. Такое у него было рукоремес?ло. Гениальный секретарь, одним словом. Дело нехитрое, гово?рят, каждая кухарка может. Но работа денежная и выгодная для семьи.
   Ну, и народ, понятное дело, в это ремесло всегда лез тол?пой, и не только всякие там убогие, которые в других делах совсем неспособные, а и те, кто свою волю к служению на пользу обществу никак сдержать не могут.
   Так вот. Был этот начальник в государстве главным. А го?сударство от края до края, от моря до моря и даже по горным вер?шинам было наполнено населением. Население было большое и делилось на граждан, жителей, обывателей и евреев.
   Граждане говорили, что верят в гениальность Начальника и надеялись, что эта вера позволит им отовариваться без очереди.
   Жители справедливо считали, что у Начальника своя ком?пания, а у них своя, и надеялись, что как-нибудь проживут и зани?мались своими делами.
   Обыватели не верили в гениальность Начальника, совер?шенно справедливо надеялись его пережить, и весело шутили в предвкушении посмертного разоблачения деятельности Гениаль?ного секретаря.
   Евреи инстинктивно чувствовали, что где-то, по большому счёту, они в чём-то виноваты, и потихоньку убывали в зарубеж. Начальник, по своей гениальности, им это разрешил, считая, что этим он понизит количество анекдотов и, в свою очередь, уровень анекдотичности Великой Идеи. Но здесь гений оказался не прав, потому что он смешал в кучу две большие разницы и процесс по?шёл самостоятельно - евреи убывали, а анекдоты и уровень оста?вались на прежнем уровне.
   В государстве уже давно были введены свобода и просве?щение. Всё население совершенно свободно могло переходить из жителей в обыватели и в граждане и обратно сколько угодно раз, даже не надо было при этом менять паспорт, а вот с евреями было сложнее - перейти в евреи или обратно, в принципе, можно, но паспорт при этом следовало сменить.
   Так вот они и жили. Я имею в виду Начальник и населе?ние. Государство то есть. Но с некоторых пор, Начальник начал примечать, что в ожиданиях обывателей есть некоторый резон. Рациональное зерно, как сказал один еврей, правда, другого госу?дарства и много раньше, и по другому поводу, и кое в чём оказался прав.
   Население же справедливо считало, что, если даже рацио?нальное зерно, найденное одним евреем у другого вполне отража?ет сущность Великой Идеи, то особо обращать внимание на этот факт не стоит. Потому что, будь Начальник хоть и семи пядей во лбу, его всё равно, своевременно, или несколько позже, придётся снести на кладбище. Уж на что Ленин был Бессмертный Учитель, а и тот вот уже сколько времени лежит в Мавзолее и, вроде, как и вечно, но, вообще-то говоря, все-таки не совсем живой.
   Начальника очень огорчала такая контрреволюционная грубость населения, и он решил показать гражданам козью морду, в смысле их беспочвенных мечтаний о скорой гениальной кончи?не, и с этой целью обратился к науке. Однако, медицина, что кру?тилась возле него, смогла предоставить лишь импортные гемор?роидальные свечи, искусственную почку вне очереди и, на край?ний случай, ежеутреннюю реанимацию.
   Но однажды, один из граждан, который давно уже сидел под лестницей Политического Бюро в поисках радости, шепнул Начальнику, что где-то на периферии обретается Дедушка, кото?рый всё может. Собственно, Дедушка-то он не всё время, а пе?риодически. Имеет цикличность жизни. По комете Галлея живёт *. Как комету Галлея проводит, так и омолодеет снова лет на де?вяносто, но чтобы уж не в самое малое детство впадать, а так, в разумных пределах, чтобы в кровать не писать, да не помереть случайно от скарлатины. И своих баб, что получше, молодит ино?гда, а тех, что поплоше, да поскандальнее, бросает на обочине сво?его бессмертия. Попользовался и тю-тю, мадам, мы разошлись, как в море корабли, и никаких алиментов. Такие дела.
   Начальник выслушал сообщение умного гражданина с чув?ством глубокого удовлетворения чувства собственного достоинст?ва, потому что перед ним, Начальником, открылись перспективы, значение которых трудно переоценить, как писал его любимый денщик по перу, сочинявший для Начальника речи, тосты и вос?поминания. Его-то и вызвал он к себе для разговора.
   А в разговоре сообщил этому своему маститому лауреату, что непременно и в ближайшее время желает повидаться и побесе?довать, в рамках своей культурной программы, с Дедушкой из провинции, который может всё.
   И в этой связи, литературе, Главным представителем кото?рой в Политическом Бюро в своё время был назначен вышеупомя?нутый классик литератур, следует идеологически правильно и соцреалистично отразить предстоящий тернистый путь в бессмер?тие Гениального секретаря. В этом месте следует заметить, что литература в Государстве имела огромную убойную силу. Глав?ный Литератор, например, имел право и обязанность не только назначать удостоенных и награждённых граждан писателями и поэтами, но даже, в случае необходимости, подписывать пригово?ры своим коллегам по цеху.
   Это, значит, чтобы разделить ответственность на более мелкие части в случае судебной ошибки, и, тем самым, обеспечить всеобщую и полную безответственность на фоне полной безнака?занности на высшем уровне.
   При желании, он мог привести приговор в исполнение. Это допускалось его литературным методом.
   Естественно, задание Отца Нации не показалось для масти?того литератора особенно сложным. И, в скором времени и в спешном порядке, в сторону сияющих вершин и ласковых морей, летели в большом красивом самолёте следователь по особо важ?ным делам и два агента с тяжёлыми пистолетами под серыми пид?жаками. Оставалось только ждать, и никто не сомневался в ско?ром и благополучном возвращении гонцов культурной программы вместе с искомым Дедушкой, который может всё.
   Глава 2
  
  
   Дедушка Никодим
  
   Cor hominis disponit viam suam, sed Domini est dirigere gressus ejus.
   Thomas Cempius
   Сердце человека располагает его путь, но от Господа зависит направить стопы его.
   Фома Кемпийский "Подражание Христу"
  
   Парафраза:
   Человек предполагает, а Бог располагает.
  
   Но столь ожидаемого скорого прибытия не произошло. Вместо него спецпочта доставила мешок с обмундированием и вооруже?нием убывших работников юстиции, а также сопроводи?тельный документ, который назывался:
  

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА
о прибывшей Комиссии и её результатах и о Жителе Никодиме

А. и Б.

   Приславшему Комиссию в составе
   трёх граждан от участкового инспектора
   Бредяева В.А., сержанта.
  
   г. Окоёмов 13 июля 198 г.
  
   Настоящим довожу до Вашего сведения, что приехавшая Комиссия в составе 3 (трёх) агентов, прибыла в г. Окоёмов 11.07 сего года.
   Оне прибыли на предмет ареста и дальнейшего этапирова?ния в Центр постоянного Жителя г.Окоёмова Никодима-Евлогия де Альбы и Бравы. Несмотря на это, с моей стороны, то есть со стороны сержанта Бредяева В.А., было заявлено сразу, что это они зря. Дедушку Никодима нельзя трогать ни в коем разе, и так все детские учреждения переполнены, тем более скоро прибудет ко?мета Галлея. Комиссия меня не послушала и пошла сразу к де?душке Никодиму, жителю. И прямо с порога, ни тебе здрасте, Ко?миссия, в лице старшего группы (фамилие забыл), предъявило де?душке Альбе и Браве, что он незаконный врачеватель и у него не?трудовые доходы, и чтобы Дедушка Альба собрал тёплое бельё и паспорт, потому оне будут сейчас его брать под арест и увезут, куда Макар телят не гонял. Остальная Комиссия в лице двух аген?тов очень веселилась, что оне так быстро взяли преступника в обо?рот, и паскудили жителя Альбу и Браву матерно и всяко.
   Житель Евлогий очень смеялся вместе с ними, прослезился даже, и говорил Комиссии, что всё это гораздо смешнее, чем они думают, и был прав. Я тоже знал, что Житель Евлогий-Никодим прав и что Комиссии следует убыть по-хорошему, если оне хочут любоваться кометой Галлея в зрелом возрасте. Я говорил Комис?сии, что Дедушка Брава знает все места, куда Макар телят не го?нял, а оне ещё не все. Но Комиссия упёрлась, ни в какую, а зря. Житель Никодим, отсмеявшись, сказал Комиссии, что тёплых ве?щей у него нет и не надо, потому как он всё время живёт в тепле и в холодные края не ездит, может, когда потом, а сейчас нет - здо?ровье не то. Паспорта он тоже не держит за ненадобностью. По?следний паспорт он потерял вскоре после того, как они были вве?дены, а больше и не заводил. Но, чтобы совсем не огорчать Ко?миссию, он может сообщить им номер серии того первого и по?следнего паспорта, там были римские цифры, на них у него память хорошая, а вот с буквами хуже - ему как-то ближе египетское кли?нописное письмо, а кириллицу он так и не успел выучить до конца. Всё как-то руки не доходили. Он только точно помнит, что букв, которые содержатся в той части русского алфавита, которая называется "ё-кала-мане", там не было. Тут Комиссия, в лице старшего группы, заорала, что-де, как это можно жить без пропис?ки, и куда смотрит сволочь участковый в лице меня. На что Жи?тель Никодим де Альба и Брава ответил, что много без чего нельзя жить, а вот без паспорта и без прописки можно, и что оне, то есть Комиссия скоро в этом убедятся. Я понял, что Комиссия больше Дедушку не веселит, и хотел увести Комиссию, чтобы поговорить спокойно и объяснить им суть дела, но в это время один из агентов решил зайти сзади, чтобы схватить Дедушку-Жителя, и это стало роковой ошибкой для всей Комиссии. Никодим Евлогий как-то очень быстро отплыл в сторону, да так далеко, что сразу из обви?няемого превратился в свидетеля. А оба младших агента (фамилие забыл) вдруг скукожились, похилились фигурой и тихо так про?текли киселём сквозь штаны и через рукава пиджаков. Остались две кучки обмундирования и оружия, которые вскоре обсохли. А остальная Комиссия, в лице старшего группы, исчезла вместе с бельём, и это правильно, так уже бывало, а вот с младшими при?ключилось что-то серьёзное, такого ещё не было на моей памяти. На мой вопрос Житель Никодим ответил, что эти двое ему очень не понравились и вели себя так, будто он попался по пьяному делу и его вербуют в осведомители, угрожая сообщить на работу. По?этому Житель Никодим официально заявил, что омолодил этих агентов до состояния сперматозоидов, и в настоящий момент они оба прибывают как составная часть внутренних органов (не путать с нами) Пояркова Серафима Петровича, жителя г. Колупаева, со?циальное положение - обыватель с демагогическим уклоном, 29 лет, холост, ведёт беспорядочную половую жизнь, выпивает, как все. В результате, вышеназванным агентам придётся выбираться в новую жизнь на общих основаниях и при наличии такой конку?ренции, и их появление на свет настолько маловероятно, что их следует списать, как выбывших в бессрочную командировку. Что касается до старшего группы, то он напомнил Никодиму Де Альбе и Браве его старого друга по пятьдесят пятому циклу, француза по национальности, и он решил научить его французскому языку. На время вопроса, старший группы, по словам Никодима-Жителя, си?дел на горшке в составе полувзвода сверстников в детском саду 33 г. Кукуева и слушал роман В.Гюго "Отверженные", который им рассказывала по памяти на французском языке воспитательни?ца Мария Евлампиевна Сорокина, бывший член Исполнительного Комитета партии эсеров. Социальное положение - обыватель, 20 лет, образование - Смольный институт и Бестужевские курсы. Омоложена Никодимом-Жителем, как его потенциальная любов?ница. Судя по связям, имевшим место в конце девятнадцатого века, по словам Никодима-Жителя, с этой стороны проявила себя наилучшим образом.
   Далее, имею сообщить о жителе Никодиме сведения, что года рождения он, по его словам, 221 до новой эры, и отец его по?гиб в битве при Тразименском озере* во время Второй Пуниче?ской войны, правда, на чьей стороне - неизвестно, потому как часто менял свою политическую ориентацию. Сам Никодим Евло?гий в разные времена занимал различные должности в разных го?сударствах, но социальное происхождение всегда имел одно и то же - Житель, как наиболее безопасное в политическом смысле. Более всего опасался оказаться рабом, потому что, по его наблю?дениям, состояние это наследственное и пожизненное. В 40 году новой эры был предан суду за продажу противнику плана будущей войны, но был оправдан на том основании, что преступлением яв?ляется не продажа плана войны, а её планирование. В деятельно?сти политических партий принимал участие только в качестве зри?теля политических скандалов, терпеливо дожидался маразма и по?следующей кончины деятелей, объявлявших о началах новых эр. В этих своих ожиданиях, по его словам, ни разу не обманулся.
   В России Никодим-Житель обосновался для проживания во время Пугачёвского Бунта, входил в состав приближённых Пу?гачёва, что характеризует его положительно, уговаривал Пугачёва после поражения, в котором не сомневался, бросить всю сволочь вокруг себя на произвол судьбы, бежать в Америку и разводить там кроликов в ожидании грядущей Войны за независимость. По мнению Никодима-Жителя, Пугачёв воспользовался его советами после неудачного сражения под Казанью. Прибыв в Америку. Пугачёв, с целью конспирации, прибавил себе десять лет от роду, выучил английский язык и изменил имя на Джордж Вашингтон. Под этим именем он и вошёл в историю, на пьедесталы и на аме?риканские баксы, а в Москве на Сучьем болоте казнили совсем другого человека, как это и принято издревле на Руси. Житель Никодим и сам собирался податься в Америку, изготовил себе паспорт на имя Бенджамина Франклина*, но не успел, был схва?чен в Тайную канцелярию, где его ждала дыба. Паспорт у него там изъяли, и в Америку по этому паспорту свалил кто-то другой.
   Этот неизвестный принял там участие во всем, в чём только можно, и изобрёл громоотвод. Поскольку в России громо?отвод изобрёл некто Рихман-немец*, следует предположить, что это одно и то же лицо, а молнией в 1753г. убило кого-то другого. Если сравнить картину Ломоносова Михайлы Васильевича "Смерть Рихмана" и сотенную баксу - сомнения отпадают - одно и то же лицо. Во время допроса Жителя Никодима в Тайной канце?лярии заплечных дел мастера вдруг начали по очереди пытать друг друга, а его попросили вести протокол. Они запытали себя до бес?памятства, во всём сознались, а житель Никодим, оформив соот?ветствующим образом протокол в Первом отделе Тайной канцеля?рии, внепланово омолодился на десять лет и ушёл из Большого дома Тайной канцелярии в виде мальчика-прислуги за всё, будучи выпорот за нищенство, бродяжничество и в назидание. Казак, по?ровший его, омолодился до младенческого возраста и на другой день, будучи ребёнком, тоже был выпорот охотнорядским мясни?ком за кражу телячьего сычуга и в целях воспитания.
   Родителей своих Никодим де Альба и Брава помнит хоро?шо, особенно мать, которая вела кружок кройки и шитья в городе Карфагене, то есть была пролетарского происхождения. А любил больше всего отца, погибшего, как уже было сказано при неиз?вестных обстоятельствах в битве при Тразименском озере в 217 году до Рождества Христова неизвестно за что. По семейной ле?генде папа Евлогий был затоптан нумидийской конницей Махар?бала, совершавшей свой знаменитый рейд против римской пехоты, когда пытался остановить всадников, чтобы спросить их, как пройти на пляж, где он забыл плавки.
   Таким образом, Никодим Евлогий де Альба и Брава, в це?лом, характеризуется положительно и может быть рекомендован для поездки за границу.
   За сим препровождаю в Выше распоряжение обмундиро?вание и прочие вещи, принадлежащие до приехавшей Комиссии, согласно прилагаемому списку, а также анализы спермы жителя Пояркова и мочи старшего группы захвата (фамилие забыл) на предмет установления интересующих Вас личностей.
  
   Старший участковый уполномоченный
   Бредяев В.А., сержант.
   Глава 3
  
  
   Операция "Дедушка"
  
   Tu secanda marmora
   Locas sub ipsum funus: et sepulcri
   Immemor struis domos
   Quintus Horatius Flaccus, "Odas"
  
   Ты готовишь мраморы,
   Чтоб строить новый дом,
   Когда могила
   Ждёт тебя разверстая.
   Гораций, "Оды",
   ( пер. А.Семёнова-Тянь-Шанского).
  
   Гениальный начальник смотрел на удивительную докладную за?писку, и душа его медленно покрывалась инеем и костенела. Он впервые испытал страх перед грядущим небытием, неотвратимым и неизбежным. Он почувствовал, что всё не так просто, как при?вычно считалось, что мир вокруг него наполнен тавтологией и лживым бредом типа "свобода есть осознанная необходимость" или "учение Маркса бессмертно, потому что оно верно". И что его самого ждёт скорая и неумолимая расплата, а он даже не знает, сколько зла натворили он сам и другие людишки, действуя по его приказу и от его имени. И что в этом мире всё идёт в зачет и ниче?го не забывается.
   Но не будем обольщаться, скорее всего, что ничего такого Гениальный не думал, потому что все клетки его головного мозга, отвечающие за подобного рода мыслительные процессы, были у него уже давно выключены, а, скорее всего, никогда и не включа?лись от рождения. Просто он был старик и не хотел умирать.
   А с фотографии на Гениального начальника весело смот?рел беспаспортный субъект с опереточным именем-фамилией, 221 г. (до Рождества Христова) рождения, который победил небытие и избавился от страха смерти. С фотографии на Гениального смот?рела Вечность.
   Гениальный начальник издал поцелуйный звук своей пар?кинсоновой челюстью и решил, что терять ему нечего. И что ос?тавшиеся ему дни он посвятит борьбе за Вечность, тем более что сохранение на вечные времена лучших носителей Великой Идеи никак не противоречит Великому Учению. Борьба за бессмертие нашего дела должна приобрести реальный аспект, для начала сле?дует добиться бессмертия лучших людей движения, а затем уже, набравшись опыта, перенести эту борьбу в массы. Пожалуй, сле?дует бросить в массы лозунг: "Наша цель - вечность Гениальных Начальников!" или: "Гениальность Вечных - обеспечим и выпол?ним!"
   А пока - на повестке дня Дедушка Никодим. И операция будет называться "Дедушка".
  
   Вести с мест. Ваш корреспондент передаёт из Степного Края. В степном посёлке Кзылкумыс мы познакомились с народным философом-аксакалом Абибуллой Сулеймановичем Трясунзадеевым. Этот маститый учёный-степняк не получил никакого образования и до вершин познания добрался самостоятельно, пешком, так сказать. Ещё в детстве он самоуч?кой выучился на ветеринара-акушера, принимая роды у крыс, сусликов, кошек и собак, а потом и у собственных сестёр. В юности он начал пасти овец, баранов и других животных, которых ему удавалось сбить в отары. Этот опыт оказался молодому Абибулле очень полезным, когда он при?нял активное участие в коллективизации Степного Края, будучи первым секретарём Кзылкумысского райкома ВКП(б).
   Ещё будучи чабаном, Абибулла Сулейманович научился играть на национальном музыкальном инструменте зурне. Он изготовил этот инструмент самостоятельно из сушёной тыквы, старой лыжной палки и воловьей жилы. Он частенько играл на своём инструменте в ночной степи, используя свой талант для защиты своих отар от степных хищни?ков. При первых звуках его зурны все волки в округе в панике убегали в Китай. Абибулле Сулеймановичу пришлось даже несколько ограничить свои музыкальные упражнения, когда во время одного особенно удачно?го концерта в Китай убежали не только волки, но и большая часть отары вместе со всеми собаками.
   Философией Абибулла Сулейманович занялся уже в зрелом воз?расте. К этому занятию его подтолкнуло, по его словам, наблюдение за случкой жеребца Терентия (полное имя Третий Интернационал) и кобы?лы Револи (полное имя Революция). Внимательно наблюдая за этим процессом как опытный профессионал, Абибулла Сулейманович вдруг понял, что всё в этом мире свершается только по воле Партии. Не захо?тела бы Партия и не случились бы Революция с Третьим Интернациона?лом, и человечество не получило бы от них никакого потомства. Поэто?му, если Партия решит, например, сделать кого-нибудь бессмертным, то ей следует просто принять по этому поводу соответствующее постанов?ление. Так было, например, с В.И.Лениным. Решила Партия, что Ленин бессмертный, он и стал бессмертным.
   По инициативе Абибуллы Сулеймановича в посёлке Кзылкумыс для увековечения памяти Владимира Ильича, при его непосредственном участии, на центральной площади, позади памятника Ленину, была по?строена из саманных материалов точная копия Мавзолея В.И.Ленина в половину натуральной величины с копией трупа В.И.Ленина внутри (тоже в половину натуральной величины). Для этого в городе Талды-Молла на предприятии ритуальных услуг был заказан специальный дет?ский стеклянный гробик.
   На боковых фронтонах Мавзолея помещены стихи народного по?эта-самородка товарища Аль Хосни, посвящённые Владимиру Ильичу. На восточном фронтоне красуется арабская вязь оригинала, а на запад?ном - русский перевод этой поэтической миниатюры, выполненный са?мим Абибуллой Сулеймановичем:
   Спи, Ильич, ты, наш прекрасный,
Баюшки, баю,
Тихо смотрит месяц ясный
В Мавзолей твою!
   Теперь, во время всенародных праздников трудящиеся Кзылку?мыса имеют счастливую возможность приветствовать своих руководите?лей, стоящих на трибуне настоящего Мавзолея!
   Правда, только в половину натуральной величины.

Газета "Звезда Востока", 25, 1980г.

   Глава 4
  
  
   Гражданин Воронин
  
   Salus populi suprema lex
   M. Tulli Ciceronis
  
   Благо народа - высший закон
   Цицерон
  
   Гражданин Воронин был очень удивлен, узнав, что такое большое коли?чество вполне разумных людей вдруг оказалось как бы не в себе. Но, по?скольку источник предоставленной ему информации находился на самом верху, ему стало ясно, что маразм в верхних эшелонах вла?сти начал носить уже эпидемический характер.
   По роду своей деятельности гражданин Воронин был обу?чен быть гражданином среди граждан, жителем среди жителей, обывателем среди обывателей и евреем среди евреев. Он даже был обучен быть самым негритянским негром среди негров, если поя?вится такая необходимость. Поэтому он и сам затруднялся опреде?лить, кто он есть на самом деле.
   В конце концов, он решил, что защищает интересы Родины и эти интересы совпадают с его собственными. В последнее время гражданин Воронин стал замечать, что они (его интересы) как-то стали совпадать с государственными всё меньше и меньше. Одна?ко приказ есть приказ, и гражданин Воронин, побросав в спортив?ную сумку нехитрое барахло, отправился в аэропорт.
  
   Верный сын демократического движения и пролетарского интернационализма. Наш корреспондент побеседовал с видным деяте?лем нашей внешней разведки, который, в частности, сообщил, что недав?но нашей разведкой был нелегально отправлен на родину для ведения революционной работы известный вождь латиноамериканского пролета?риата товарищ Лучано Нопасаран, его партийная кличка хорошо известна всем трудящимся нашей страны, - это легендарный товарищ Володя Пас?сионарий. Чекист, с которым беседовал наш корреспондент, сообщил также, что, в своё время, товарищ Пассионарий был выменян нашим пра?вительством у латиноамериканского фашистского режима на совершенно ненужного никому человека. Товарищ Пассионарий с детства принял участие в революционной борьбе, потому что очень рано понял, что деньги и свободу пролетариат может отнять у эксплуататоров только не?легальным путём. Тому, кто ничего не умеет и не может, нечего терять и некого жалеть. "В борьбе обретёшь ты право своё", - любил повторять - великий революционер, - мы отберём всё и всё поделим, а остальное про?дадим и частично пропьём".
   С товарищем Пассионарием была проведена большая работа, со?общил далее наш разведчик, - мы научили его всему, что должен знать и уметь настоящий борец за рабочее дело. Лучшие хирурги страны неуз?наваемо изменили внешность т. Пассионария. Ему укоротили одну ногу, искривили другую, один глаз сделали стеклянным, а вместо вставной челюсти ему вживили 34 зуба из нержавеющей стали. Так что узнать товарища Пассионария теперь совершенно невозможно, и он может со спокойным сердцем отдаться нелегальной работе на благо пролетарского интернационализма.
   Газета "Звезда коммунизма", 5, 1980г.
   Прибытие на родину сеньора Лучано. Корреспонденты Агент?ства Рейтер сообщают, что третьего дня в Боготу прибыл известный ком?мунистический революционер сеньор Лучано. Как только сеньор Лучано вышел из самолёта и подошёл к стойке таможни, его сразу же узнал его соотечественник, сеньор Меламед, который в настоящее время является директором департамента полиции в своей стране. Сеньор Меламед ска?зал: "Дорогой Пассик, это ты, или не ты? Тебя же совсем не узнать! У тебя такой вид, будто ты в своей Москве упал со Спасской башни прямо на Мавзолей. Теперь я понимаю, как тяжела настоящая революционная работа. Кстати, ты зачем приехал? Твоя коммунистическая партия те?перь преобразована в закрытое акционерное общество и продаёт птичье дерьмо в Швецию. И, вообще, в таком виде тебе не следует показываться своей бабе без предупреждения - она, наверняка не готова к такому зре?лищу и может получить нервное расстройство".
   На это сеньор Лучано гордо ответил, что он приехал на родину для ведения нелегальной работы и вполне готов к ней.
   - Тогда тебе, Пассик, лучше всего заняться наркобизнесом, - по?советовал ему сеньор Меламед, - люди, которые там кормятся, профес?сиональные нелегалы, и бабки там крутятся хорошие. Только смотри, не попадайся. Мы этих людей стараемся в плен не брать, чтобы никому не тратиться на адвокатов, которые очень дороги. А всякая другая неле?гальная работа теперь невыгодна. За неё очень мало платят.
   Сеньор Лучано ничего на это не ответил и гордо проследовал к стоянке такси.
   Газета "Паис", Богота, 67, 1980г.
   Глава 5
  
  
   Житель Воронин
  
   Заселение в гостиницу производится только при на?личии свободных мест.
   "Правила внутреннего распорядка Гостиницы "Ка?раван Сарай" г. Будур-Хан Кустанайской обл.

   В город Окоёмов на автобусе "Экспресс" прибыл молодой человек высокого роста, русоволосый, в белой кепочке с пластмассовым козырьком, надвинутой на васильковые глаза. Молодой человек проследовал в гостиницу "Аромат садов". Там он бросил на стол администратору замызганный паспорт на имя Воронина Виктора Ивановича и потребовал одноместный номер. Администратор, расплывшаяся баба с говяжьим лицом, равнодушно взглянула на пришельца и сунула ему под нос засаленный картонный плакатик под названием "Мест нет". Под надписью "Мест нет" зелёным фломастером было написано по-русски неприличное слово, кото?рое было старательно зачеркнуто. Ещё ниже был помещён его английский перевод, который зачёркнут не был. Взгляд админи?стративной мадам выражал с трудом сдерживаемое хамство. За?тем из административной амбразуры был выброшен паспорт Во?ронина В.И.
   Молодой человек взял свой разваливающийся паспорт, за?думчиво перетасовал его, как колоду карт, сложил его вместе с неприличным плакатиком и засунул всё это дело обратно в логово администратора. Баба открыла рот для произнесения слов, соот?ветствующих её умственному развитию и ситуации в целом, но тут она увидела, что поверх туза "Мест нет" в паспорт Воронина В.И. вложен в качестве джокера пятидесятирублёвый билет.
   Через некоторое время житель Воронин В.И. лежал в ни?щенском номере на панцирной сетке и разглядывал грязный штамп "Гостиница Аромат Садов", украшавший драную просты?ню. Проведя за этим занятием минут двадцать, житель встал, на?тянул свою кепочку и направился в город.
   Часа два он болтался по улицам, разглядывая витрины, в которых, вне зависимости от назначения магазина, сплошь лежали пластмассовые пупсы и погремушки. В витрине аптеки красовал?ся ручной работы плакат, на котором под гранёным стаканом с фиолетовыми чернилами было написано:
   Чтоб семейство от ангины
   И простуды уберечь,
   Пейте соков виноградных -
   Укрепляет грудь и плеч.
   Рядом валялся старый пыльный буклет "Отдыхайте в здравницах Крыма!", поверх которого лежали тёмные очки-кон?сервы, в каких обычно работают сварщики.
   За аптекой, вдоль улицы, загораживая грязный пустырь, простиралась колоннада слоноподобных букв цвета спелой ряби?ны, составлявших лозунг "КОММУНИЗМ - СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА!". В конце лозунга, возле восклица?тельного знака, стоял поясной портрет человека с гепатитным ли?цом и с множеством разноцветных орденов-медалей на огромном пиджаке. По-видимому, за портретом постоянно отправляли есте?ственную нужду разнообразные животные, поэтому верхняя и нижняя части портрета существенно отличались по оттенку. В тени портрета на чахлой траве лежали, свернувшись в клубки, пыльные собаки.
   Полюбовавшись строем багровых букв, житель Воронин неторопливо двинулся дальше, и вскоре подошёл к деревянному домику в глубине заросшего сада. Калитка, на столбике которой висела, прибитая одним гвоздём, жестяная табличка с номером "69", лежащем на боку, была отворена, и житель Воронин беспрепятственно прошёл к дому.. Возле двери его встретил добродушного вида барбос, вислоухий и разноглазый. Поприветствовав жителя Воронина, пёс уселся возле двери и при?нялся тщательно вылизывать основание своего хвоста.
   Взглянув в окно дома, житель Воронин остановился. Через пыльное стекло его внимательно рассматривали жёлтые финикий?ские глаза Никодима де Альбы.
  
   Глава 6
  
  
   Осведомители
  
   Да здравствуют бойцы невидимого фронта,
   самоотверженно защищающие мирный труд
   Советских людей словом и делом!
   Из Первомайских призывов ЦК ВКП(б)
   к Советскому народу.
  
   Донесение во Внутренние Органы Государственной Безо?пасности для использования в интересах рабочего класса и трудо?вого крестьянства на благо Родины и Всепобеждающего учения.
   От Приходько С.А., почтальона.
   Находящий под наблюдением Никодим Евлогий живёт тихо. Сегодня его посетили:
   1. Женчина Марфа (фамилия неизвестна).
   2. Боцман пароходства, лечение от запоя.
   3. Неизвестный нам Воронин В.И., по виду командировоч?ный без дела, заходил во многие дома, интересовался снять комна?ту, живёт в "Аромат Садов", 33, хочет на квартиру. Зашёл по?просить стакан на предмет распития в рабочее время не установ?ленного алкоголя. Предположительно "Старка" - вчера был завоз. Сейчас выпивает с Евлогием.
   4. Почтальон Приходько Сидор, принёс журнал "Техника-Молодёжи" и повестку в военкомат для Евлогия на случай внезап?ного омоложения и прохождения воинской службы.
   Скотница Марфа, работающая на меня, ходила до Евлогия на предмет совместного омоложения и последующей совместной жизни в совокупном сожительстве. Получила отлуп в виду разли?чия в мандалитете с наблюдаемым Евлогием. Распространяет слухи о врождённой импотенции Евлогия.
   Боцман от запоя вышел и приступил к работе на НИС1 судне "Агасфер".
   Неизвестный нам командировочный Воронин В.И., проболтавшись по домам, комнаты не снял и взял билет на самолёт до города Оймеконы на послезавтра, дав в лапу кассиру, сколько - выяснить не удалось.
   Гнидников Г.Р., пекарь, работающий на меня, донёс устно, что житель Евлогий держит не на привязи собаку, представляю?щую угрозу общественной безопасности. Тот же Гнидников Г.Р., пекарь, донёс на Боцмана, что тот изрезал Государст?венный Флаг на портянки и выпил шлюпочный компас со шлюпки 2 НИС "Агасфер".
  
   От Гнидникова Г.Р., пекаря НИС "Агасфер".
   Просю считать мои сигналы и донесения происходящими не из корыстных побуждений, а исключительно как акты моего гражданского состояния и заботой об государственной безопасно?сти общества. Просю вникнуть в этот мой основной тезис и пони?мать и оценивать меня правильно.
   20 июля известное вам лицо посетила женчина Марфа. Эта баба провела всю жизнь в поисках свободных жеребцов, а теперь, придя в возраст, стала кидаться и на меринов. Женчина склочная, но полезная в нашем деле и работает на меня. Язык, что твоё по?мело. Нежелательных половых связей не имела, всё в пределах допустимого. Правда, Приходько С.А., который работает на меня, донёс мне в устной форме, что указанная Марфа имеет вид на Де?душку Никодима в смысле омоложения и последующего осемене?ния в целях деторождения бессмертных ребят, но это вряд ли. Де?душка уже почти оглох (или притворяется), но не спятил.
   Потом пришёл Боцман с нашего судна на предмет снятия похмельного синдрома, и поговорить об чём-нибудь для души. Выпил у дедушки Никодима бутылку вина "Фрага". Этот злостный враг государственных интересов и имущества, демагог и извращенец внешних и внутренних политик и осквернитель Пра?вил Поведения Жителей-Моряков За Границей *, обнаглел на столько, что выпил недавно шлюпочный компас шлюпки 2 НИС "Агасфер", на котором граждане-моряки с честью и гордостью представляют наш Общественный Строй за рубежом, а я являюсь пекарем и работаю на вас. Кроме того, указанный мерзкий Боцман изрезал на портянки Государственный Флаг* Республики Уганда, под которым угандийские революционеры во главе со своим вождём И.Д.Амином* проливали свою кровь в борьбе с американ?ским империализмом. Указанный Флаг был доставлен на НИС "Агасфер" по ошибке, вместо Флага Республики Уругвай.
   На моё замечание о недопустимости выпивания компасов в рабочее время, эта мерзкая помесь свиньи и шакала* заявила, что скоро выпьет и путевой компас, когда кончатся шлюпочные, после чего надела мне на голову жопомойник с макаронами по-флотски, которые сварил на ужин наш шеф-повар Ситников М.И., рабо?тающий на меня.
   Остальные посещения опасности для государственных ин?тересов не представляют.
   Хочется обратить внимание на недостаточность выплат в связи с общим подорожанием жизни и сведений.
   Глава 7
  
  
   Обыватель Воронин
  
   Не красна изба углами, а красна изба жлобами.

Пословица

  
   Дедушка Никодим посмотрел через пыльное стекло и увидел, что к крыльцу не торопясь подходит молодой мужик в белой кепочке с комсомольской мордой на лице.
   Мужик зашёл на кухню и попросил стаканы. Никодим Ев?логий протёр стол, поставил закуску, стаканы и пригласил гостя присесть. Гость присел и некоторое время молча смотрел в окно, потом повернулся к Дедушке.
   - У вас номер дома на калитке боком висит, - сказал он, дружелюбно разглядывая Дедушку.
   Это, вообще-то, не совсем номер, - охотно откликнулся Дедушка Никодим, - это знак зодиака. Рак называется. Мой папа родился под этим знаком, и эта табличка - память о нём. Ну, а для тех, кто незнаком с моим папой, это, действительно, 69, лежащий на боку.
   И Дедушка Никодим наполнил стаканы.
   Когда выпили по первой, гость решил косить под обы?вателя для создания атмосферы доверия и непринуждённой обста?новки.
   Обыватели в таком случае рассказывали анекдоты на ра?дость сексотам и осведомителям.
   Обыватель Воронин не стал отступать от общего правила и начал рассказывать историю про то, как он, будучи кремлёвским курсантом, стоял на часах возле Политического Бюро, и что из этого вышло.
   - Стою это я, значит, на часах возле Политического Бюро и вижу, идёт из него домой Леонид Ильич, а на встречу ему Дмит?рий Фёдорович Устинов, весь в прикиде, сапоги там, галифе в по?лоску, ну, маршал, потому как. Подошёл этак, и спрашивает:
   - Слушай, Леонид Ильич, ты, случаем, не знаешь, куда-то у меня маршальская звезда запропала, сронил, видно, где-то, а мо?жет, бляди в гардеробе сняли?
   - Да нет - отвечает Леонид Ильич, - это не так. Ты свою звезду вчера в Политическом Бюро забыл. Дал поиграть Арвиду Яновичу, а обратно взять и надеть забыл. Да, вот, возьми ключ от Политического Бюро, он там и сейчас играет, я его запер там от греха.
   - Что ты - обиделся маршал Дмитрий Фёдорович на мар?шала Леонида Ильича, - это он твоей звездой играет, я свою знаю, а у твоей брильянты, которые покрупнее, повыковырены, И Арвид Янович обижался, что ему такую ущербную звезду играть дали.
   - Да-а, - с глубокой скорбью сказал Леонид Ильич, - совсем в маразм впадает наш старый товарищ Арвид Янович, клеветать начинает на наш общественный строй. А ты, Дмитрий Федорович, иди-ка в Политическое Бюро, да забери у Арвида Яновича свою звезду и не веди больше таких оппозиционных разговоров. Они не достойны советского маршала и народ тебя не поймёт.
   И Дмитрий Фёдорович сразу понял, что Леонид Ильич прав и пошёл в Политическое Бюро, отнял у Арвида Яновича ка?леченую звезду и подался до министерства обороны защищать Отечество, как маршалу и положено. А Арвид Янович заплакал и попросился в нужник по малой нужде.
   А потом он ушёл на заслуженный отдых.
   Дедушка Никодим внимательно выслушал всю эту ахинею и сказал, что, по его наблюдениям, бывшие часовые больше дру?гих любят заниматься воспоминаниями о великих людях, которых они когда-то охраняли. И ещё печники и часовщики. Один, на?пример, вспомнил, как натолкал, однажды, Ленину матюгов, а по?том переложил ему печку, и Ленин решил его не расстреливать за это. Другой починил Ленину Кремлёвские Куранты, да так, что они вместо музыки стали играть Интернационал, и Ленин распла?тился с ним за это хлебной карточкой и разрешил торговать спич?ками вразнос. Третий сообщил, что, когда он стоял на часах возле ленинского сортира, Ильич подошёл к нему и спросил: "А что, товаг'ищ, Вы сегодня кушали?" И когда солдат сказал, что ещё ничего, Ленин посоветовал ему сходить в столовку, там ему нальют кипятку, а он, Ленин, пока сам покараулит свой нужник с помощью его винтовки. А когда стали выяснять личности воспо?минателей, оказалось, что все они бывшие агенты ВЧК и расстре?ляны ещё раньше, чем успели ещё чего-нибудь вспомнить.
   Относительно воспоминаний обывателя Воронина В.И. де?душка Никодим высказал мнение, что теперь, возможно, к воспо?минателям-охранникам уже не применяют столь крутых мер, и он надеется, что обывателю Воронину удастся ещё что-нибудь вспомнить из своего богатого жизненного опыта в достаточно безопасной для жизни атмосфере.
   После этого дедушка Никодим сказал, что ему нужно не?надолго выйти и пошел в сортир, а обыватель Воронин В.И. ре?шил, что пора мимикрировать и стал соображать, в какую ипо?стась, но не успел, потому что на кухню пришли два Жлоба. Это были пожилые молодые люди в костюмах типа "не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым".
   - Евлогий где? - хмуро спросил один из Жлобов.
   - А придёт сейчас. А вы пока подумайте, что будете гово?рить ему. А то ляпните чего-нибудь не впопад и на много лет по?теряете всякий интерес к сексу, - дружелюбно ответил неизвестно кто по фамилии Воронин.
   - А это что ещё за козёл? - спросил один Жлоб другого. Поскольку вопрос был адресован не ему, неизвестный Воронин решил промолчать и послушать, каким образом он будет пред?ставлен вторым Жлобом. Однако, второй Жлоб, видимо, не смог составить определённого мнения по существу поставленной про?блемы, поэтому Воронин решил взять инициативу разговора в свои руки.
   - Сегодня неплохая погода. Правда, с утра было жаркова?то, но к вечеру, возможно, попрохладнее будет, - сказал Воронин, обращаясь к малиновому пиджаку, надетому на первого Жлоба. Однако, метеорологическая тема не успела получить должного развития, потому что, раздвинув Жлобов, на кухню пришёл не?большой мальчик в драной майке, семейных трусах и в заляпан?ных дерьмом кирзовых сапогах. В одной руке он держал большой закопченный чайник без крышки, другой рукой мальчик волочил за палку грязную швабру, к которой были привязаны в качестве половой тряпки старые кальсоны.
   Он сразу начал поливать пол из чайника, скорбно вздыхая и размазывая рукавом сопли по озабоченному лицу. Его реши?тельный вид говорил о том, что, конечно, большая приборка не самый удачный вид деятельности, но, собрав волю в кулак, он её сделает.
   - Кто это? - спросил один из Жлобов.
   - Кто это? - спросило дитя, наливая воду из чайника в бо?тинок другого Жлоба.
   Обыватель Воронин, немного подумав и решив, что вопро?сы, видимо, обращены к нему, ответил по очереди и по старшин?ству.
   - Это ребёнок, - ответил он Жлобу в сухих ботинках.
   - Это Жлобы, - ответил он мальчику в сапогах.
   - Это я и сам вижу, - сказали хором сухой Жлоб и Мойдо?дыр с чайником.
   - Что за ребёнок? Что за Жлобы? ...твою мать! - речитати?вом пропели мокрый Жлоб, чудо-ребёнок и сухой Жлоб, который в данный момент перестал уже быть сухим.
   - Этот ребёнок - мальчик, Жлобы из легавки, тебя кто-то ввёл в заблуждение, - терпеливо и по очереди раздал ответы неиз?вестный Воронин противостоящему ему хору. Он уже начал те?рять терпение. Он понял, что не сможет отвечать в прежнем темпе на вопросы трёх интервьюеров одновременно, тем более что чудо-ребёнок уже залил обоих Жлобов так, что, по-видимому, пред?стояли ещё вопросы и выражения.
   Поэтому Воронин решил перевести конверсатион из во?просительно-восклицательной формы в повествовательную.
   - Дедушку Евлогия пришли вязать, - сказал он всему обще?ству.
   - Дедушка умер, - сказало дитя, размазывая грязь по полу.
   - Врёшь! - хором закричали Жлобы. Воронин промолчал, потому что в принципе был согласен с высказанным Жлобами мнением.
   - Чего врать-то. Обычное дело. Пошёл срать в сортир и надорвался. Как Екатерина Вторая. Что делать, годы берут своё, - сказал умный ребёнок и, хлюпнув, выдул носом большой пузырь, по цвету и по форме напоминающий презерватив.
   - Разрыв сердца? - спросили Жлобы.
   - Разрыв жопы, - уточнило дитя и всплакнуло - сел срать, натужился, жопа лопнула, говно и кишки в яму упали. А сверху шкура и голова. Да можете сами посмотреть, может, ещё не всё утонуло.
   Потрясённые столь красочным и точным описанием ужас?ной кончины бессмертного дедушки, матерясь вполголоса и вы?таскивая на ходу пистолеты, Жлобы бросились вон и скоро стали слышны их удаляющиеся клики:
   - Где сральник?! Вот он!! Давай быстрее... Потом стало тихо.
   Мальчик внимательно посмотрел на Воронина, втянул в себя, сколько смог соплей, и тихо вышел, волоча за собой швабру с грязными кальсонами.
   Воронин решил не смотреть на шкуру лопнувшего дедуш?ки и потихонечку слинял, дав себе слово больше никогда не косить под обывателя.
   Глава 8
  
  
   Секретное донесение
  
   Сообщение компетентным органам разнообра?ных сведений называется донесением. Не сооб?щение таких све?дений этим органам называет?ся недонесением.

Определение

  
   В контору к участковому уполномоченному Бредяеву прибыл мо?лодой человек, который представился гражданином Ворониным В.И. и предъявил свои верительные грамоты, из которых следо?вало, что гр. Воронин есть представитель ГРУ и ему положено оказывать всяческое содействие всеми живыми существами на планете, как в секретной форме, так и в открытой. Гражданин Бредяев вежливо спросил гражданина Воронина, не помогал ли ему в какой-либо форме гражданин, чей малиновый пиджак только что извлекли из выгребной ямы Никодима-Евлогия. Гражданин Воронин ответил, что ни с кем таким, чей пиджак мог оказаться в упомянутой выгребной яме он не знаком. И это было, в общем, правда.
   Тогда уполномоченный Бредяев спросил гр. Воронина, чем и в какой форме он, Бредяев, может быть полезен такой уважаемой организации, как ГРУ. Гражданин Воронин ответил, что он уста?навливает некоего Дедушку Никодима-Евлогия, но вчера указан?ная личность из-под наблюдения ускользнула, и гр. Воронин инте?ресуется соображениями гр. Бредяева относительно теперешнего Дедушкиного местонахождения.
   Уполномоченный Бредяев ответил, что в сложившейся си?туации он, Бредяев, меньше всего беспокоился бы о местонахож?дении Дедушки Никодима. Потому что беспокоиться следует о будущем местонахождении лиц, которые пытаются по своему глу?пому недомыслию диктовать Дедушке какие-то свои дурацкие ус?ловия. За Дедушку не надо беспокоиться, потому что ему абсо?лютно ничего не угрожает. Все мы мимолётный эпизод в его бес?смертии и интересуем его только в смысле того количества дерьма, которое мы можем привнести в этот мир за время своего краткого пребывания на лице земли. Вот об этом и следует всегда помнить тому, кто собирается пообщаться с Дедушкой в той или иной форме. Сделав такое заявление, уполномоченный предложил гр. Воронину ознакомиться с документом, который назывался
  
   СЕКРЕТНОЕ ДОНЕСЕНИЕ
   От Гнидникова Гаврилы Романовича, пекаря НИС "Ага?сфер".
   Поскольку это донесение есть совершенной секретности, просю обратить внимание соответственных внутренних органов на недостаточность выплат в связи с общим подорожанием жизни и сведений.
   Вчера вечером, сидя у своего окна и глядя на природу в виде вечернего заката, я увидел, что к дому моей соседки Марфы, которая работает на меня, пришёл мальчик с чайником и шваброй. С этими инструментами мальчик зашёл в дом. Решив выяснить причину внезапного появления указанного мальчика и его неожи?данного захождения до Марфы, я тоже зашёл до неё, якобы по причине взаимообразного одолжения соли для сварения картошки. Марфы в доме обнаружить не удалось, но мальчик и Никодим-Ев?логий там были. Мальчик мешал в печке кочергой, а Дедушка си?дел на атаманке и играл на инструменте вроде маленькой гитары, чего ранее за ним замечено не было. Кроме этих установленных личностей присутствовала ещё одна особа женского полу, а именно молодая такая телка, с виду блядского сословия. Она была совершенно голая и танцевала на столе, который был покрыт ков?ром. Никаких ковров ранее этого случая в доме у Марфы не на?блюдалось. Я по началу решил, было, что это мне глюк такой представился с бодуна вчерашнего, но потом выяснилось, что это не так. Во время танца эта сучка принимала такие позы, которые запрещено принимать женщинам по нашей Конституции, а за на?рушение полагается высылка за 101 километр. А Никодим-Евло?гий играл ей на гитаре и, когда она подплясывала к нему поближе, трогал её за разные места и хвалил. Когда он увидел, что пришёл я, он спросил, не хочу ли я сплясать с этой блядью, раз уж я всё равно пришёл. Я сказал, чтобы они прекратили это антигосудар?ственное блядство. В ответ на это тёлка перестала танцевать и спросила, не хочется ли мне с нею переспать прямо сейчас. Я ре?шил, что в целях конспирации это можно, так как даже наш учи?тель Ленин спал в этих целях с посторонней женщиной непроле?тарского происхождения по фамилии Армандова*, которая наще?нила выблядков от всего социал-демократического движения Ев?ропы. Поэтому я предложил бабе перепихнуться в соседней ком?нате. Но в это время мальчик, который мешал кочергой в печке, перестал это делать, подошёл ко мне сбоку и изо всех сил отова?рил меня упомянутой кочергой по яйцам, за которые я тут же и схватился. От неминучей и немедленной кастрации меня спасли надетые на меня ватные штаны, которые в результате ежедневного и многолетнего закапывания различными пищевыми отходами в виде закусок и разных напитков, приобрели высокую прочность, как у свиной кожи. Однако, этот пионер на этом не остановился и ударил меня ещё кочергой по голове. От смертоубийства меня спасла высокая врождённая прочность черепа. Я начал выклю?чаться, но успел услышать, как баба сказала мальчику, чтобы он выбросил меня на помойку. Мальчик сменил кочергу на ухват, поднял им меня за штаны и отнёс туда, куда ему было сказано. Отлежавшись на помойке некоторое время, я решил больше не ходить к Марфе до выяснения обстоятельств, а пошёл домой и на?писал это донесение в целях скорейшего выяснения истинных на?мерений всех интересующих лиц.
   Считаю своим долгом просить помощи в связи с пред?стоящим лечением яиц и головы, поврежденных при выполнении ответственного задания за Родину.
   Ознакомившись с документом гражданина Гнидникова Г.Р., гражданин Воронин положил его на стол гражданину Бредяе?ву и ушёл, ничего более не спросив и не сказав.
   Глава 9
  
  
   Интродукция Гаврилы
  
   Мы наш, мы новый мир построим,
   Кто был никем, тот станет всем!

Интернационал

  
   Когда никто пытается стать всем,
   То тут возможны варианты.

Бася Моисеевна, мадам

  
   На следующий день после классового сражения, которое он с бле?ском описал в своём секретном донесении, Гнидников Гаврила Романович решил отдохнуть и пошёл по грибы. Гаврила Романо?вич был мужик советский. Не то, чтобы он был, как у Кольцова* - "У меня ль плечо шире маминой", или, как у Некрасова мужик с кодлой каторжников один железную дорогу построил. Или, как там же: "Он до смерти работает, до полусмерти пьёт". Гаврила Романович, наоборот, до смерти не любил работать, а пил, да. До полусмерти.
   Всю свою жизнь Гаврила Романович был к коммунизму на пути. Наш паровоз вперёд летит. И вид у него был такой, будто он в коммунизм свой ехал прямо на куче угля, пока его оттуда не скинули.
   Гаврила Романович был такая некрупная совковая сволочь. Сболтнуть какую-нибудь глупость с бородою по яйца, украсть что-нибудь не очень большое, что плохо лежит, настучать на кого-ни?будь в органы по приходе из рейса - вот было его амплуа.
   И очень он любил закусывать антиобледенитель "Блик-2" солеными свинухами и высоленной до оргалитной твёрдости мел?кой плотвой, которую он ловил в протекающей в мазутных берегах речке. Свинухи он называл почему-то грибами, а упомянутую плотву вяленой воблой, хотя продукты эти, даже с большой на?тяжкой, никак нельзя было отнести к пищевым.
   Вот и пошел Гаврила Романович в лес по грибы свинух поднабрать. Идёт себе по лесу. Собирает гриб. И вдруг видит - сидит на пне под ёлками огромная такая тётка. Голая совсем. Вся покрытая курчавым сивым волосом, а под мышками и промеж ног у неё как бы зажаты серые офицерские папахи.
   Гаврила Романович сначала подумал, что это ему опять, как вчера, Господь глюк такой ниспослал в награду за дремучее пьянство. Однако потом он скумекал, что таких глюков на одном "Блике-2" не сподобишься. Здесь другое пойло нужно - всякие там мартини-чинзаны. В принципе, это глюк ответственных ра?ботников. Говорят, прежнему Гениальному перед кончиной такой глюк сподобился, что он непрерывно из маразма в оргазм и обрат?но так и переходил. А умер, всё-таки, во время маразма. И это правильно. Хотя и не важно.
   А "Блик-2" глюкует только мелких, зелёных и лысых чер?тей. Сам Гаврила Романович не так давно вытаскивал их из-под кровати и давил пудовой гирей.
   Так что Гаврила Романович решил, что баба, скорее всего, имеет натуральное происхождение и, следовательно, реальна. Это обстоятельство очень успокоило Гаврилу Романовича. Неглюко?ванная баба ведь она и есть баба. От размера не влияет. Поэтому, Гаврила Романович смело так подошёл к бабе геройским таким шагом, вроде как прикурить спросить, с подветренной стороны, правда, чтобы не очень воняло, и говорит ей:
   - А чегой это ты, к примеру, сидишь тут дура голая и воня?ешь на весь лес. А ну как женщины беременные придут сюда по грибы погулять - ведь с ними родимец может приключиться от одного вида твово, не говоря худова слова про вонишшу. А может и выкидыш. Очень даже свободно. Женщина пошла счас слабая, мелкая и нервная, потому как мужик пьянством занят всю дорогу и глупством всяким, вроде выборов Гениального на царство.
   - А вдруг, дитё малое придёт грибов-ягод поискать, да и трахнет тебя, болезную, от невежества своего акселератского. Вот и триппер словишь, али спид. Как с куста. Очень даже свободно.
   Да. Конечно, Гаврила Романович был дурак совковый. Ну, нешто с женщинами так разговаривают. Привык он на собра?ниях орать, на кого ни попадя, всё ему матерно и всяко сказать хочется каждому встречному. А это грех большой. Ему бы, дура?ку, подойти к женщине, погладить её, про прогноз погоды спро?сить, похвалить её за что-нибудь, за разные там места подержать. Всего и делов-то.
   А ничего этого он не сделал, а зря. Чревато это, когда к взрослой бабе мужик без дела лезет, с учением всяким. Это и в Америке плохо, а у нас вообще маразм. Ну, да ладно. Это так, к слову.
   Женщина, однако, вроде, как и не обиделась, а охотно вступила в разговор.
   - Да, вот, мил человек, сижу здесь, критические денёчки переживаю помаленьку, да Ерошка мой, чегой-то, приболел, ни?как. Не следит за мной.
   - Это что ещё за Ерошка такой, - спросил вдруг оробевший Гаврила Романович, почувствовав, что сейчас произойдёт совер?шенно невообразимое похабство.
   - Да ето муж мой будет. Мужчина.
   - Да где ж он?
   - А вот, - говорит баба, раздвигает ноги и вытягивает за ве?рёвку из-под сивой папахи длинный такой свёрток, похожий на рулон рубероида.
   - "Этого не может быть", - твёрдо сказал кто-то из органов Гаврилы Романовича, скорее всего, член.
   - "Почему же это, батенька, не может, - сказала жопа голо?сом Ленина, - это же тампакс такой большой, лучший друг жен?щин".
   - "Верно", - сразу согласился, холодея, Гаврила Романович.
   А баба, в это время, вытряхнула на землю из рулона, кото?рый оказался теперь похожим на небольшой собачий коврик, ма?ленького такого мужчинку, ростом с кирзовый сапог и с такой же кирзовой рожей. Мелкий такой мужчина и голый совсем, в одном пиджаке. Про таких по деревням частушку поют:
   Мене на танцы пригласили,
   А чегой-то не пошёл,
   Пиджачишко на мне рваный,
   Да и членик небольшой.
   - Чего это ты, дура, мужика-то своего в таком срамном месте содержишь, - спросил Гаврила Романович чапаевским голо?сом.
   - Да инопланетяне мы, мил человек, пришелицы, значит, - отвечает ему баба. - Залетели к вам посмотреть, что и как. А му?жиков своих мы завсегда там содержим. Удобно. Всегда при себе и трезвый. И ему хорошо, сидит там себе тихонько, да кончает помаленьку, когда захочет. У нас от этого дети заводятся. Де?вочки потом вырастают, а мальчики - нет, такие и остаются. А как заматереют, так на затычки идут.
   - Идём, мил человек, я тебе корабль наш покажу, - строго так сказала баба, прямо как экскурсовод в музее Революции. - "А счас мы пойдём смотреть кровать, на которой спали Карл Маркс и жена его Энгельс".
   - А где ж ваш корабль, - робко спросил совсем уже оду?ревший Гаврила Романович.
   - Да мы свой корабль маскируем под местные предметы. Вон, видишь, сарай стоит. Это он и есть.
   Посмотрел Гаврила Романович - действительно, стоит на поляне сенной сарай из гнилых досок с разъехавшейся крышей, в Государстве все такие.
   А баба в это время запихала своего Ерошку обратно и крепко так взяла Гаврилу Романовича за ручку.
   - Пошли, лишенец, - сказала.
   Заробел Гаврила Романович. Дай, думает, взгляну, может, отпустит, блядь слоновая.
   И не поверил сам себе. "Не узнаю, Грязнов, я сам себе", - подумал Гаврила Романович на музыку Мусоргского Модеста и заплакал без слов.
   Подошли они к сараю. Гаврила Романович плакать пере?стал, застекленел весь, и мозги его совсем перестали ему помогать.
   Завела его баба в сарай. А там сидят на полатях волосатые тётки одна больше другой.
   - Эй, Никитишна, - крикнула баба, вот, как раз твой размер. Бери от щедрот моих.
   И бросила Гаврилу Романовича огромной тётке, которая была больше паровоза, на котором раньше Гаврила Романович ехал в коммунизм.
   - И то дело, - сказала тётя-паровоз, - завалященький, ко?нечно, да Господь с ним. Сойдёт и такой. На бесптичьи и жопа соловей.
   Сказав так, закатала баба Гаврилу Романовича в неболь?шой ковёр, перетянула его шкертиком и засунула себе промеж ног.
   И сарай тут же снялся и улетел в небо.
   И Гаврила Романович исчез. Да его и искать, наверное, никто не будет. Потому что умный Бредяев после вчерашней классовой битвы понял, что искать Гаврилу, скорее всего, беспо?лезно, а другим всегда было насрать не только на Гаврилу Романо?вича, а вообще на всё на свете.
   Думается, что Гаврила Романович бросил пить. Ведь там, куда он попал, не как на паровозе, который вперёд летит и пей, не хочу.
   Глава 10
  
  

Снова у Дедушки

  
   Всегда приятно придти во время,
   пока ещё не все выпили,
   и принять участие в беседе
   с серьёзными людьми
   Дядя Семён, прозектор
   Гораций, много в мире есть того,
   Что вашей философии не снилось.
   Шекспир, "Гамлет", акт I, сцена V.
   Перевод Б.Л.Пастернака
  
   Инкогнито Воронин, подходя к Дедушкиному дому, решил больше ни под кого не косить и быть таким, как получится. Войдя к Де?душке, Воронин увидел, что там сидит мужик в майке и в наколках и выпивает с Дедушкой пиво "Сенатор" под копчёного леща. Увидев мужика, Воронин решил с ним не церемониться и, показав обществу красное удостоверение, сел за стол.
   Мужик, видимо в качестве приветствия, привстал и издал громкий неприличный звук, сказав при этом "опардоняюсь". Де?душка взял удостоверение, с интересом его осмотрел и вернул Во?ронину.
   - Ты мне с этим удостоверением напомнил мельника Сёму Шимановского. Он, однажды, купил в Бердичеве на ярмарке сапо?ги и часы, а когда вернулся в местечко, целый день ходил по улице, но никто как-то не заинтересовался его обновами. Тогда Сёма подошёл к собаке, которая грелась на солнышке у чьих-то ворот, и сказал ей: "Ну, что, дура, смотришь? Счас как дам по морде новым сапогом". И, посмотрев ненароком на свои часы, добавил: "И через пять минут сдохнешь". После этого ему полег?чало, и он пошёл к своей бабе.
   - А это Лапигин-Боцман будет. Он хороший человек и большой оригинал, как в аналогичном случае выразился Гашек*. Ты, наверное, это уже заметил. Видимо, оттого, что он часто употребляет тройной одеколон, ему удалось не очень навонять в этот раз. Но провентилировать отсек, как он говорит, пожалуй, стоит. С этими словами Дедушка подошёл к окну и открыл фор?точку.
   - А вообще с этими запахами всё не так просто. Когда-то давно, как говорится, на заре цивилизации, был у меня знакомый отшельник. Так он долгое время просидел на диете в пустыне и говорил, что питался там одними акридами и диким мёдом. Не знаю, где он брал в пустыне дикий мёд, скорее всего мёд ему про?сто мерещился, потому что, сидя на такой диете, он и не такие ви?дения получал, а вот акриды (это что-то вроде саранчи) сами на него падали замертво, когда он пускал ветры. С этих акрид у него образовывались такие газы, что ему самому приходилось во время, так сказать, газовыделения заворачивать себе нос и рот тряпкой, смоченной собственной мочой, чтобы не отравиться. Правда, он говорил, что его моча в тот период имела слабый фиалковый запах и была прозрачная, как у кастрированного кота. Он говорил, что, если бы не это свойство его организма, ему пришлось бы сменить диету, что, в условиях пустыни, согласитесь, затруднительно.
   - Все явления, связанные с органическими отправлениями и с организмами вообще, достаточно таинственны, - отпив пиво, философски заметил пердун-Боцман. Был у нас на "Агасфере" буфетчик Валентин. Он любил ловить рыбу и на берегу всегда ездил на Оредеж ловить плотву. А плотва там клевала только на мясных мух. Валентин был мужик жадный и мух ловил из эконо?мии не на мясо, а на дерьмо. У него была такая реакция (он быв?ший боксёр), что, когда муха заходила на посадку и выпускала, так сказать, шасси, он спокойно хватал её за задние ноги, отрывал го?лову и клал в спичечный коробок. Потому что муха, у которой оторвана голова, уже не может совершать такого сложного дейст?вия, как полёт, ввиду отсутствия навигационной системы. Даже автопилот не работает. А ходить ещё может. Да это даже на при?мере человека видно. Например, алкаш, когда возвращается до?мой на автопилоте - ему голова не нужна, она у него уже не рабо?тает. А ноги ещё ничего, шевелятся. Валентин говорил, что муха без головы для ловли плотвы самое то - сколько мух поймаешь, столько и плотиц.
   - Вообще явление, на которое обратил внимание ваш бу?фетчик Валентин, очень интересное, - наливая пиво в стаканы, сказал Дедушка. - Когда я присутствовал на казни Робеспьера в 1794 году на Гревской площади, то заметил, что палачи плохо привязали гражданина Огюстена* к станку гильотины. Поэтому, когда его голова свалилась в корзину, тело его вдруг встало на ноги и пошло к лестнице, ведущей на помост. Но это ещё не всё. Когда тело гражданина уже подходило к лестнице, его голова, ко?торая лежала в корзине вместе с другими, срезанными ранее голо?вами, наподобие арбузов, вдруг сказала, видимо, обращаясь к сво?ему телу: "Куда пошёл, мудила, свалишься ведь с лестницы". Это были последние слова великого революционера.
   - Это хуже нет, когда кто-нибудь начинает говорить не ду?мавши, - решил поддержать разговор умный Воронин. - От этого происходят всякие недоразумения. Когда я служил в Кремлёвской роте почётного караула, мы ходили в караул на пост 1 сторо?жить вход в Мавзолей. Там на площади всегда стояла большая очередь из разного народа. Это, значит, чтобы посмотреть на тело Ленина, как он там лежит, узнать, какая, к примеру, температура сегодня в могиле, и какая влажность, какова температура трупа и другие интересные для всего коммунистического движения сведе?ния, которые обрабатываются в Институте Тела Ленина*. Так вот, стоим мы с Гымзой (это мой напарник) по обе стороны дверей Мавзолея и, вдруг, из очереди к нам подходят так быстро японец с японкой*, кланяются так вежливо, и японец посмотрел в разго?ворник и говорит: "Где у вас тут находися сюсело великой Ленина, вохра-сан?" И опять кланяются. А мы свои каменные морды не имеем право никак исказить, а то в два счёта отправишься верту?хаем в лагерь. Тут, к счастью, мент к ним подскочил. "Сюда нельзя так, надо в очередь, и вообще, сегодня мы закрываемся, Мавзолей не работает". Типа такого. А японцы опять кланяются, теперь уже менту, и японец опять в свой разговорник заглядывает и говорит: - "Непонятно, кто это в могиле может работать или не работать, мильтон-сан?".
   Ну, тут уж мент перешёл с международного русского на советский: - "Вали отсюда, японская морда, - говорит, - у нас в Мавзолеях есть, кому работать или не работать, и накоплен огром?ный опыт по сохранению трупов. Целый институт работает. И вывел японцев за ограждение. А японец всё заглядывал в разго?ворник и всё спрашивал: "А засем эта нусна?"
   А мы с Гымзой еле достояли срок. Чуть не обоссались, так хотелось сделать что-нибудь этакое.
   - Представляю, какая интересная работа ведётся в этом Институте Тела Ленина, - сказал Дедушка, - какие там диссерта?ции защищаются. Можно же массу замечательных тем предло?жить. Например, "Динамика веса Тела в зависимости от темпера?туры и влажности за период Международного Года Спокойного Солнца и Международного Геофизического Года". Или "Дози?ровка боевых отравляющих веществ (БОВ) при уничтожении моли и власоедов, паразитирующих на Теле и на Его одеждах". Или, к примеру, "Защитные свойства слюны при слизывании плесневых грибков с поверхностей Тела".
   - Работа, конечно, для энтузиастов, - продолжал Дедушка, - на Нобелевскую премию на такой работе вряд ли стоит рассчиты?вать, но место, наверное, не менее хлебное, чем в обычном морге при крематории. Об этом рассказывал нам в своё время прозектор Стрельнинской богадельни дядя Семён. Он сам как-то решил по?ступить на работу в этот институт. И в качестве, так сказать, экза?менационной работы, принёс туда, выделанный им специально для этого случая, бесхозный труп какой-то старухи. Дядя Семён так здорово сработал это чучело, что старуха наверняка выглядела лучше, чем при жизни. Она была прямо как живая и такая проч?ная, что её можно было давать играть детям и купать в ванне. Щёчки розовенькие, взгляд такой весёлый. Прямо хоть за стол са?жай. Дядя Семён говорил, что его в принципе брали на эту работу. Ему там предложили переделать труп Ленина на старухин манер, но дядя Семён отказался. Он говорил, что труп у Ленина уже очень ветхий и шкура совсем слабая, и при шитье вполне может разъехаться. Потом неприятностей не оберёшься. В богадельне, конечно, не так престижно, но зато питание бесплатное. Спецоде?жда. Да и родственники в лапу дают за качественное обслужива?ние усопших. И пятый пункт не играет значения и не имеет ника?кой роли. Так что, ну его, этот институт. Тем более труп Ленина один, а других покойников - море.
   - Кстати, ты не очень торопишься, - спросил Дедушка Ни?кодим Воронина-инкогнито, - а то слетал бы за пивом. Мы уже с Боцманом ходили, сходи и ты, если не трудно. "Сенатор" в мага?зине уже кончился, купи в ларьке разливного, я тебе посуду дам, - говоря так, Дедушка Никодим засунул в большой рюкзак двадца?тилитровую бутыль из-под серной кислоты.
   - И купи ещё метра полтора сарделек, чтобы сто раз не бе?гать, ведь ты знаешь, суетливость не к добру, это ещё Гамлет ска?зал. Деньги возьми на кухне в банке из-под горошка. С этими словами Дедушка сунул в руки Воронину грязный рюкзак.
   - Сардельки к пиву вещь хорошая, правда, тоже на любите?ля, - авторитетно заметил Боцман, - однажды мы отмечали день рождения нашего помполита и предложили ему устроить пивной вечер в его честь и в честь его дня рождения. А в качестве подарка мы преподнесли ему эмалированный ночной горшок, в который налили, примерно, с литр пива и положили туда же две сардельки. Именинник почему-то обиделся...
   Конец истории Воронину расслышать не удалось, потому что Дедушка Никодим вытолкал его с рюкзаком на улицу.
   Когда Воронин пришёл с пивом и сардельками обратно, он застал Дедушку и Боцмана, оживлённо обсуждавших проблемы города Дакара. Оба там бывали неоднократно, правда, в разные эпохи. Собственно, речь шла о постоянных недоразумениях и ужасных недопониманиях, почему-то с незапамятных времён и до наших дней царивших во всех сколько-нибудь приличных борде?лях и кабаках этого африканского города. В этом собеседники были полностью солидарны. Они призвали в свидетели примк?нувшего к ним Воронина при установлении того бесспорного факта, что все, хоть чем-то примечательные драки с полным раз?громом кабака и последующим прибытием карательных органов, начинались, происходили и заканчивались, примерно, по одному сценарию, несмотря на разницу во времени во многие сотни лет. Боцман объяснял этот удивительный феномен просто постоянным присутствием и непосредственным участием во всех этих мордо?боях Дедушки Никодима. Дедушка, со своей стороны, свою роль оценивал значительно скромнее, видя во всех этих делах действие оккультных сил, или какого-то ещё не открытого физического за?кона, избравшего своим исключением город Дакар.
   - Помню, пришли мы как-то в этот Дакар, - рассказывал Боцман, - и, естественно, отправились сразу же в кабак "Весёлый Роджер"*. Там над входом висит бочонок на цепях, на котором нарисована черепушка и две берцовые кости крест-накрест. Мы туда пошли с Альбертом, старшим механиком, и к нам ещё при?соединился поляк Тадеуш Медзвецкий. Мы его давно знали, он в Дакаре продавал всякое дерьмо из Польши. Всякие там полевые кухни, медикаменты. Краденые, скорее всего. Там все продают краденое, испокон веков, вот Дедушка Никодим не даст соврать. Если в мире где-нибудь украли что-нибудь по крупному, будьте уверены - это всплывёт в Дакаре. Или в Гонконге, на худой конец. Это закон сохранения краденого.
   Так, значит, ошвартовались мы все трое в "Черепушке", заказали всякое там питьё-закуску и чинно-благородно выпиваем. Тадеуш Альберту предлагает купить у него партию презервативов с усами. Усы и них, говорит, это что-то особенное, прямо как у вислинского сома, если он у нас ещё не вымер. Да можете сами посмотреть. Сейчас, если хотите, один вскроем и надуем для луч?шего обозрения. Только это Тадеуш полез в сумку за своими гон?донами, как, вдруг, к нам подходит высокий такой негр, чёрный, как голенище, берёт нашего Тадеуша за галстук и бьёт его по морде лица, ну прямо наповал уложил. И тихо так уплыл куда-то. Альберт так посуровел лицом и говорит мне: "Какая-то чёрная обезьяна ни за что, ни про что, ударила Тадеуша по морде. Ты, - говорит, как хочешь, а я вынужден принять меры".
   Он их, конечно, принял, но, поскольку все негры для него были на одно лицо, то он не стал особенно долго искать, чтобы не терять времени и запала. Он просто подошёл к соседнему столику, за которым сидели сутенёры из борделя "Африканская кобыла", поднял со стула одного из них и так его отоварил, что тот улетел к буфетной стойке. Тут на лицо было явное недоразумение, но, как говорится, дело было открыто, и уже поделать было ничего нельзя. Раздалась такая драка, причём никто, кроме нас, не понимал, из-за чего это все вдруг разодрались. Просто драка там, видимо, вызре?вала давно, а тут, кстати, появились мы с Тадеушем и его презер?вативами. В общем, забрав Тадеуша и встав спина к спине, мы кое-как пробились к выходу и успели удрать ещё до прибытия по?лиции. Это было очень удачно, иначе бы нам не миновать "тигро?вой клетки"* и последующего закрытия визы на неопределённый срок. Кстати, Альберт, всё-таки попал в "тигровую клетку" со всеми её прелестями, но это было уже в другой стране и в другом городе. И здесь опять-таки было явное недоразумение и куча вза?имных недопониманий между народами дружественной африкан?ской страны и Советского Союза. Ещё хорошо, что в тот момент Мехмет Мамаду победил очередной империалистический заговор* и амнистировал на радостях из всей "тигровой клетки" одного Альберта. А остальные узники, вероятно, пошли в расход, а затем, на праздничный стол победителя американского империализма. Но это уже совсем другая история.
   Дедушка Никодим, выслушав Боцмана, заметил, что даже такое, не?значительное, на первый взгляд, событие, как драка в да?карском кабаке, в будущем может иметь самые неожиданные по?следствия. Ведь все события и явления нашего мира имеют, как известно, периодический характер. Складываясь вместе, они соз?дают картину роковой случайности происхо?дящего и непредска?зуемости будущего. На самом деле, это совсем не так. И нашим далёким потомкам, удивляющимся какому-нибудь катаклизму, или радующимся своевременному приходу Мессии, и в голову не сможет прийти, что этим судьбоносным событиям они обязаны своему скромному пращуру, Боцману, и его друзьям, которые дав?ным-давно, очень вовремя, подрались с местным населением в портовом кабаке "Весёлый Роджер" в городе Дакаре.
   И, хотя в нашем мире много таинственного и, на первый взгляд, не?объяснимого, всё имеет свою причину, свой срок и свой логический конец.
   - В далёкие годы своей первой молодости, - продолжал Де?душка, - жил я в городе Александрии. Там я записался на абоне?мент в Александ?рийскую Библиотеку при городском Мусейоне*, музее, то есть. Директором этой Библиотеки в то время был гос?подин Эратосфен*, очень грамотный, между прочим, старикан. Он уже в то время успел вычислить длину дуги земного меридиа?на, составить каталог звёзд и много ещё чего навычислять вместе со своим приятелем господином Архимедом, прежде, чем люди снова стали считать, что Земля плоская.
   Господин Эратосфен сначала не хотел меня записывать в Библиотеку, потому что решил, что я слишком молод для научной работы, тем более, что незадолго до моего прихода, в Библиотеке обокрали буфет. Но, когда он уз?нал, что мой папа погиб в Пер?вую Пуническую войну в битве при Трази?менском озере, всё-таки за?писал меня, видимо, в память о своём друге гос?подине Архи?меде, которого тоже убили в городе Сиракузах, правда, пять лет спустя, при штурме римскими легионами этого города.
   Так вот, решил я, в целях самообразования, взять в Алек?сандрийской Библиотеке книгу под названием "Септуагинта"*. Это очень древний гре?ческий перевод Библии. Этот перевод сде?лали совместными усилиями семьдесят толковников. Да не пол?ковников, а толковников. То есть, это ребята, которые занимались в далёкой древности толкованием Библии. По?этому и книжка на?зывается "Септуагинта". Это по латыни. А на русский язык "Септуагинта" переводится как "перевод семидесяти". Вообще-то, толмачей было на самом деле, вроде, семьдесят два, но для благозвучия их округлили до семидесяти. Всё равно фамилий их уже никто не помнил, так что и обижаться, в общем-то, некому.
   Вот я и решил, дай, думаю, почитаю на досуге "Септуа?гинту". Иногда неплохо на сон грядущий почитать Библию. Тем более, в греческом переводе. Да и книга редкая. Любопытно. По?этому я и попросил госпо?дина Эратосфена дать мне почитать "Септуагинту" на пару дней. Госпо?дин Эратосфен поначалу раз?нылся, что книга, дескать, редкая, единствен?ный экземпляр, семь?десят два мужика, неизвестно сколько лет упирались рогами, ри?суя её вручную. В общем, господин Эратосфен боялся, видимо, что, вдруг, я чем-нибудь закапаю "Септуагинту" в процессе про?чтения, или случайно поставлю на неё кастрюлю с борщом.
   Но, в конце концов, я уговорил господина Эратосфена, и он выдал мне "Септуагинту", после моих клятвенных заверений, что я не буду читать её за обедом или в постели.
   А, надо сказать, что, в те времена, делать книги в виде тома, собран?ного из отдельных страниц, считалось анахронизмом. Более удобными и дешёвыми считались книги, в виде папирусных свитков. С ними работать было удобнее, по тогдашним представ?лениям. Сами судите, возлежите вы, к примеру, возле читального станка, в котором на палку намотан рулон па?пирусов. И служи?тель-раб, неторопливо разматывает его перед вами при помощи деревянной рукоятки. И вы, так же неторопливо и спокойно, по?глощаете разворачивающуюся перед вами бездну знаний. А с обычной для нас книгой в виде тома, было бы гораздо сложнее, нужен специальный стол, раба для перелистывания страниц при?способить сложно. Он вечно будет маячить у вас перед носом, сопеть, махать руками, да и мало ли, что он ещё надумает делать. Это далеко не всем нравится.
   Ну, вот, пришёл я, значит, домой, сел за стол и начал чи?тать "Септуагинту". Как всем теперь известно, любая Библия на?чинается словами, которые в русском переводе звучат так: "Земля была пуста и безвидна, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водами...". Ну, и в "Септуагинте" было написано то же са?мое, только по-гречески. Потом там было описано, как Господь за шесть дней изготовил наш Мир, потом отдохнул немного, после чего слепил из глины человека. Мужчину сначала. Причём, ка?ким-то непостижимым образом, у него сразу получился еврей*. Об этом впрямую в "Септуагинте" не говорится, но подразумева?ется. Там вообще много чего подразумевается.
   И это не удивительно. Представьте себе, например, что какой-нибудь древний дикарь, гуляя по берегу Океана, увидел, вдруг, как на малой высоте и в непосредственной близости от него, пролетел реактивный истребитель. F19 Flitdefender, к примеру. А почему бы и нет? Ведь летают же они сейчас, возможно, что лета?ли и раньше. История ведь так периодична...
   Ну, и что же, по-вашему, этот дикарь сможет сообщить об этом инте?ресном событии своим соплеменникам, воротясь домой в пещеру? А это будет зависеть от его характера, темперамента, та?ланта, воображения, да и, в конце концов, от настроения, в кото?ром он пребывал в тот момент.
   Если он был туп, пьян, издёрган, да и настроение у него в тот день было ни к чёрту, то, прибежав в толпу сородичей, он бы мычал, орал, пускал пузыри и дёр?гал губой. И толку от него не было бы никакого.
   А если же он был человек спокойный, храбрый и талантли?вый, то, вполне возможно, что он описал бы произошедшее собы?тие фразой, "Земля была безвидна пуста, над бездною клубилась тьма, и Божий Дух носился над водами...".
   Потом он взял бы своё каменное стило, и изобразил бы на стене пе?щеры летящую крылатую зигзагообразную стрелу с дым?ным хвостом через всё небо. Ещё через неко?торое время, немного подумав, он изобразил бы справа внизу маленького человечка с копьём. Это, значит, себя. Наблюдателя.
   И всё получилось бы кратко, информативно и, самое глав?ное, прав?диво, с чувством меры и стиля. И последующие поколе?ния вполне могли бы понять, что же приключилось с их наблюда?тельным предком, используя обыкновенный здравый смысл, и не прибегая к "божественному открове?нию" и "священным таинст?вам".
   Но, увы. После написания этой первой картины, за дело, как обычно, берутся профессиональные толковники. Это, как пра?вило, люди, которые сами ничего не видели, но комментировать, как говорится, "можут и хочут".
   И вот, примерно, после пятидесятого толковника, мы по?лучим вполне законченную картинку - Св. Георгий, на коне, по?ражает копьём крылатого зигзагообразного дракона. И сделан этот лубок будет ис?ключительно при помощи "божественного откровения" последо?вательно посетившего каждого из разнопле?мённой и разновремен?ной толпы толкователей.
   И ни кому из этого несметного стада толковников не при?шло в голову, что умница первохудожник изобразил не дракона, а летящую молнию. Крылатый гром. Грозный, стремительный и мимолётный. Он нарисовал звук, потому что молния, - это всегда гром. Он хотел рассказать, а не напугать. Он обращался к их ра?зуму. А они, не имея оного, испугались и родили чудовище...
   В результате, виновник всего этого многовекового действа, F19 Flitdefender, исчез без следа, и появится только много веков спустя, когда потомки великих толковников и пророков наберутся ума и построят его сами. А как же иначе? Ведь история так пе?риодична...
   Но, я, кажется, здорово отвлёкся. Я, в общем-то, не об этом. Я о прочтении "Септуагинты".
   Я её, конечно, почитал, некоторое время, но, когда там по?шли пере?числения, кто от кого родился, я решил дальше "Септуа?гинту" не читать, поняв, что всё равно за два дня мне её не оси?лить, книга толстая, и для чте?ния непростая. Если же попросить господина Эратосфена о продлении, то он вообще, пожалуй, изве?дётся от горя.
   В общем, на другой день я отнёс "Септуагинту" обратно в Библиоте?ку и отдал её господину Эратосфену, чтобы он успокоил?ся. А потом, я, как и все молодые люди моего возраста, занялся чтением детективов.
   Однако, через некоторое время, я, всё же, решил порыться в каталоге, чтобы попробовать найти какие-нибудь книги на ту же тему, что и "Септуагинта", но не такие толстые и более популяр?ные, что ли. Мне повезло, и я вскоре нашёл ещё две книги. Пер?вая так и называлась, "Земля была пуста...". Написал её какой-то Соломон Яхве. Название второй книги было "Посещение миров". Автор - некто Вениамин Саваоф. Прочитав фамилии этих ребят, я подумал, что Всевышний наш совсем не так уж и одинок, как при?выкли считать его религиозные фанаты, и что у него, видимо, есть ещё какие-то родственники, или уж, во всяком случае, однофа?мильцы.
   Мне показалось, что эти книги ещё древнее, чем "Септуа?гинта", хотя они были изготовлены не из папируса, а напечатаны на хорошей бумаге. Но господин Эратосфен объяснил мне, что никакие это не древности, а дешёвые китайские поделки, которые, ещё лет сто назад, во множестве навезли с Востока армяне, пока скифы не перекрыли временно Великий Шёлковый путь.
   Книга "Земля была пуста..." представляла собой здоро?венный рас?трёпанный том без обложки, заляпанный свечным вос?ком, а грязные и заса?ленные углы его страниц свидетельствовали о том, что многие его проточитатели наверняка здорово слюняви?ли пальцы, листая их во время чтения.
   Книга "Посещение миров" Бени Саваофа тоже была напе?чатана на хорошей бумаге, и это немного удивляло господина Эра?тосфена. Господин Эратосфен был человек прогрессивный, (правда, он специализировался больше по математике и астрономии), и он не мог понять, почему это про?мышленность Оймеконы не выпускает теперь такую хорошую бумагу.
   Но тут всё дело в том, что господину Эратосфену посчаст?ливилось не дожить до тех времён, когда люди снова стали счи?тать, что Земля плоская, и необходимость в знании длины дуги земного меридиана временно отпала. Господин Эратосфен не знал тогда ничего о периодичности истории. И ему просто в голову не могло придти, что, через очень короткое время, люди на?прочь забудут, каким образом и зачем можно и нужно составлять каталоги звёзд, а его любимую Александрийскую Библиотеку вообще сожгут за нена?добностью, вместе с Мусейоном. И что, если люди смогут в недалёком бу?дущем совершенно забыть про дугу меридиана, то, несколько раньше, они вполне могли забыть и про то, как делать хорошую бумагу. Господин Эра?тосфен, будучи культурным человеком, не мог себе даже представить, что совсем скоро вымрут люди, умевшие вычислять длину дуги меридиана, со?ставлять каталог звёзд и доказывать теорему Пифагора. И что умножатся люди, считающие, что земля плоская и покоится на трёх китах. И что вскоре наступит Великое Невежество. И ещё господин Эратосфен не знал, что славу человечеству зарабатывают единицы, а позор и последствия от деяний дураков, к сожалению, приходится делить на всех...
   ...Но, вернёмся снова к найденным мною книгам "Земля была пуста..." и "Посещение миров". Обе книги оказались очень интересными, хотя, надо признаться, что, прочитав их, я почти ни?чего в них не понял в то время. Уже много позже, я, наконец, со?образил, о чём, собственно, в них шла речь. В книге "Земля была пуста..." господин Яхве описывает своё пребывание в стародавние времена на планете Земля. Он пишет про огромные океаны и дре?мучие леса, наполненные гигантскими и безмозглыми представи?телями местной фауны, которые постоянно доставали господина Яхве, пытаясь употребить его и его корабль в качестве корма. Ещё господин Яхве пишет об огромных кровососущих насекомых, ко?торые были, по его словам, величиной с него. Правда, о том, ка?кой величины был сам господин Яхве, и был ли он человеком, или каким-то другим организмом, в книге ничего не говорится. Видимо, господин Яхве писал свою книгу для читателей, которым эти сведения были хорошо известны.
   В книге "Посещение миров" Беня Саваоф рассказывает о том, как ему привелось встретиться с местными авторитетами од?ной небольшой планеты, и как это всё происходило. Потом Беня описал своё пребывание ещё в нескольких местах, но тут уж по?нять что-либо было совершенно невозможно, потому что места эти находились, видимо, уже за пределами человеческого понимания.
   Много лет спустя, когда я жил уже в разных других местах, я частенько подумывал, не вернуться ли мне в город Александрию, сходить в Мусейон, в Александрийскую Библиотеку, покопаться в каталоге, и взять там почитать какую-нибудь интересную книгу. Да так и не собрался. Всё руки как-то не дошли.
   А потом Александрийская Библиотека и Мусейон были уничтожены во времена Великого Невежества соединёнными уси?лиями представителей трёх великих конфессий, - сначала язычни?ками, в лице императора Аврелиана, который в 272 году закрыл Мусейон и Александрийскую Библиотеку. Потом христианами, в лице императора Феодосия I Флавия, при котором Великая Биб?лиотека была разграблена и сожжена, как языческое капище, и, наконец, арабский халиф Омар сжёг её остатки, как источник бес?полезных, а, значит, и вредных для ислама, знаний*.
   Вот, таким образом.
   И из всей Великой Александрийской Библиотеки уцелела всего одна книга, - "Септуагинта".
   Её нашёл в 1859 году в Синайском монастыре Святой Ека?терины не?мец Костя Тишендорф*. Костя нашёл "Септуагинту" в монастырской биб?лиотеке и взял у монахов её почитать, на время. Ну, а потом, сами знаете, как, - экспедиционная текучка, всякие дела, финансовые проблемы, - в об?щем, Костя "Септуагинту" монахам вернуть забыл. А, может быть, и про?сто упёр, решив, что в Святую Екатерину она попала тоже не святым духом, и монахи, вряд ли, будут требовать её возвращения. Возможно, конечно, что он даже дал монахам немного денег за "Септуагинту". Костя, вообще-то, был мужик не жадный.
   Поскольку Костина экспедиция была организована на деньги Россий?ской Академии наук, Костя приехал в город Петер?бург для отчёта, и среди всяких древних черепков и каменных об?ломков привёз туда и "Септуагинту". В 1862 году Костя издал "Септуагинту" отдельной книжкой под названием "Синайский кодекс".
   В 1869 году Костя Тишендорф научился у своего приятеля, Дмитрия Ивановича Мен?делеева, делать сорокоградусную рус?скую водку. Дмитрий Иванович сооб?щил Косте секретную фор?мулу водки, - "стакан, стакан и полстакана". Это значит, чтобы получить ровно сорок градусов, нужно смешать стакан спирта, стакан воды и полстакана раствора, по имени которого получив?шая?ся водка будет впоследствии называться. Костя решил ис?пользовать поме?ранцевый раствор, и получил померанцевую. Проверяя её качества, Костя здорово напился вместе с Дмитрием Ивановичем, который тоже присутст?вовал при изготовлении по?меранцевой, и следил, чтобы всё было правиль?но. По утру, когда они опохмелялись остатками померанцевой, Дмитрий Иванович посоветовал Косте подарить рукопись "Септуагинты" россий?скому царю, Александру Николаевичу, на день ангела. Костя со?гласился, и, несмотря на то, что был, как говорится, "с большого бодуна", поехал вместе с Дмитрием Ивановичем к императору на приём.
   Там они, держась друг за друга и роняя шапки, пода?рили императору "Септуагинту", и Дмитрий Иванович попросил царя наградить Костю каким-нибудь орденом на память. Император милостиво "Септуагинту" принял, а Костю и Дмитрия Ивановича отругал за пьянство, и посоветовал им больше сегодня не пить, и по улицам в таком виде больше не шляться, а ехать прямо домой, к бабам.
   Наградил ли император Костю орденом или нет, неизвестно. Скорее всего, не наградил. Иначе Костя, или Дмитрий Иванович об этом факте обязательно кому-нибудь рассказали.
   А "Септуагинту" государь повелел отнести в Император?скую Публичную библиотеку, что на углу Садовой улицы и Нев?ского проспекта в городе Санкт-Петербурге, для того, чтобы все, кто заинтересуется этой рукописью, могли бы её взять и посмот?реть.
   Таким образом, и мне удалось, через две с лишним тысячи лет, снова взять в руки любимую книгу господина Эратосфена - "Септуагинту", раскрыть её, и прочесть: "Земля была безвидна пуста, над бездною клубилась тьма, и Божий Дух носился над водами...". По-древнегречески. Дальше я "Септуагинту" читать не стал, потому что очень боялся нечаянно как-нибудь её повредить...
   А в 1933 году большевики продали "Септуагинту" в Анг?лию во время грандиозной распродажи краденого. Продали, есте?ственно, за бесценок. Потому что "Септуагинта", в принципе, цены не имеет...
   И теперь она находится в Британском музее, в городе Лон?доне. Правда, на руки "Септуагинту" теперь уже никому не вы?дают. Чтобы, не дай Бог, её не украли ещё раз. Ведь от продавцов краденого всего можно ожидать...
   А книги "Земля была пуста..." и "Посещение миров" так и исчезли без следа. А жаль. Хорошие были книги. Популярные, можно сказать. Хорошо, что я, всё-таки, успел их прочитать...
  
   А вообще-то, здорово, что всё в нашем Мире так таинст?венно, удивительно, периодично, волнообразно... и прекрасно.
   Такие дела...
  
   Проклятие Тутанхамона, легенда, связанная с открытием могилы Tu?tankhamen, Египетского мальчика-фараона 18-ой династии. В ноябре 1922, могила Тутанхамона, одна из наиболее роскошных в археологиче?ской хронологии, была обнаружена Говардом Картером, при патронаже лорда Карнарвона. После вскрытия могилы 17 февраля 1923г., лорд Carnarvon умер в Каире от какой-то странной пневмонии. Несколькими днями позже в Англии умерла его любимая собака. Говард Картер также заболел, потерял вкус к жизни и, ничего более не совершив, прожил, тихо угасая, до 1939г. К этому времени давно уже умерли все, кто когда-либо посетил эту могилу... Энциклопедия "Britannica".
   Наследие и наследники великого Ленина. "За период с 1924 по 1974гг. Мавзолей Великого Ленина посетило несколько миллионов человек, ко?торые в скорбном молчании прошли возле гроба вождя мирового проле?тариата..." Путеводитель по Москве, 1975г.
   "...За период с 1924 по 1953гг. на просторах России исчезло безо всякого следа более 40 миллионов человек... Партия большевиков РКП(б), ВКП(б), КПСС, созданная Лениным как инструмент власти и насилия, виновата в том, что, увидев, что 90% насе?ления участвовать в утопическом эксперименте не хотят, вместо того, чтобы отказаться от эксперимента и самоустраниться, развязала в стране невиданный, чудовищный террор, в результате которого была уничтоже?на более чем третья часть населения страны - десятки миллионов чело?век..." В.А.Солоухин, "При свете дня"
  
   Иерархи Русской Православной Церкви выражают глубокое сомнение в том, что мумию, находящуюся в Мавзолее В.И.Ленина, можно считать истинными мощами раба Божьего Владимира Ильича Ульянова. По этой причине Русская Православная Церковь не может принять участия в за?хоронении этих останков, как принадлежащих В.И.Ульянову. Поэтому при захоронении этих останков на Волковом кладбище в Ленинграде от Русской Православной Церкви примут участие только иерархи Ленин?града, имеющие допуск к такого рода церемониям от Первого Отдела Русской Православной Церкви.
   Вестник Православия, 5, 1999г.
   Глава 11
  
  
   Беня Саваоф и другие
  
   Humano capiti cervicem pictorequinam
   Jugere si velit et varias inducere plumas
   Undique collatis membris, ut turpiter atrum
   Desinat in piscem mulier formosa superne,
   Spectatum admissi risum teneatis, amici?
   Q.Horatius Flaccus
  
   Если художник решит к голове приписать человечьей
   Шею коня, а потом облечёт в разноцветные перья
   Тело, которое он соберёт по куску отовсюду -
   Лик от красавицы девы, а хвост от чешуйчатой рыбы -
   Кто бы, по-вашему, мог, поглядев, удержаться от смеха?
   Квинт Гораций Флакк, "Наука поэзии" (пер.М.Гаспарова)
  
   Беня попал сюда совершенно случайно. Просто он хотел отметить свой день рождения, и к этому событию у него была припасена выпивка и нераспечатанная кассета. Бене нравился отражённый свет и поэтому, заметив невдалеке светленькую планетку, он на?правился к ней, решив обеспечить себе на праздник лунное осве?щение.
   Пока Беня возился с закуской и аппаратурой, планетка приблизилась настолько, что свет от неё стал именно таким, какой Беня любил больше всего - такой голубоватый в тенях и не очень яркий. Беня рассчитал и ввёл в вычислитель параметры орбиты и своего собственного движения таким образом, чтобы свет от не?бесного тела не очень менялся, пока он будет гулять. Повозив?шись ещё немного с собственной ориентацией, чтобы свет от не?большой жёлтой звезды не очень мешал ему, Беня устроился по?удобнее в кресле, выпил для настроения, вставил новую кассету в синтезатор образов и изготовился к кайфу.
   Через некоторое время стены, палуба и потолок неожидан?но разъехались в стороны, и Беня оказался со своим накрытым столом в открытом космосе. "В потолке открылся люк, не пугай?тесь, это глюк", - весело подумал Беня и стал смотреть дальше. Сзади в спинку его кресла светила жёлтая звезда, а впереди ку?выркалась в лиловой дымной атмосфере небольшая планета. По?том стали видны силовые линии физических полей, и пространст?во материализовалось. По силовой линии от голубой планеты к бениному застолью притопало небольшое животное. Голова, грудь и руки у него были как у женщины, а всё остальное, вроде как у курицы. Поскольку живота у куриной женщины не наблю?далось, её главные прелести начинались прямо от грудей и вместо волос курчавились редким сивым пером. Взмахнув руками, жен?щина-курица подпрыгнула и уселась на спинку кресла напротив Бени, крепко ухватив резное дерево жёлтыми чешуйчатыми лапа?ми.
   "Надо сказать, это не самый удачный образ, - с огорчением подумал Беня, - Куда теперь её девать, в фекальную цистерну, разве..."
   - Напрасно, Беня, Вы меня преждевременно так паскудите в своих мыслях, - голосом теледикторши проворковала куриная женщина, - очень даже напрасно. Вы просто не представляете, какую массу достоинств найдёте во мне в прямом и переносном смысле. Ведь во мне нет ничего лишнего, а всё необходимое в достаточном количестве.
   Беня вежливо возразил, что у него, возможно, несколько консервативный вкус, и он предпочитает более крупных, вернее, более длинных женщин. Но он понимает и принимает и другие мнения и считает, что петух, например, тоже имеет право на своё видение красоты.
   - О, это Вы с непривычки привередничаете, - женщина-ку?рица подмигнула Бене подведённым глазом.
   С этими словами она прикрыла руками наготу, что удалось ей не вполне, и повернулась к Бене задом, покрытым перламутро?вой чешуёй, раздвинув веером павлиний хвост, раскрашенный, как восточный халат.
   Залюбовавшись женщиной-феникс, Беня не заметил, что на подходе к его столу находится ещё один гость. По силовой линии бухали короткие разбитые сапоги, из которых торчал печальный носатый мужик в бороде, усах и в поношенном люстриновом пид?жаке. Штанов на мужике не было, зато на плече у него висел мо?ток толстой ржавой проволоки, а из-под пиджака свисал наподо?бие шланга грязный хвост. Пиджак гостя спереди был покрыт сверху донизу крупной рыбьей чешуёй. В руке он держал вантуз. Подойдя к столу, мужик показал Бене красное удостоверение и сел в кресло рядом с птицей Феникс. Теперь Беня рассмотрел, что на пиджаке у мужика не рыбья чешуя, а множество орденов-медалей, а хвост, который он небрежно перебросил через колено, оказался обыкновенным членом, только большим. Дядя налил себе водки, выпил и закусил, откусив половину бутылки, другую половину он вежливо положил на бенину тарелку. На скусе бутылка выгляде?ла, как солёный огурец.
   - Он у нас главный, - сказала женщина-Феникс Бене и стрельнула глазами с кончика своего носа на красивого мужика.
   - Он, наверное, у вас президент, - предположил Беня.
   - Что-то в этом роде, - согласилась Феникс, - заметно, не правда ли?
   - Конечно, как говорится, по заслугам каждый награждён, - Беня кивнул в сторону рыбного пиджака. - Я думаю, его превосхо?дительство не носит штанов специально для того, чтобы все виде?ли, за что он удостоен таким количеством столь высоких наград. Закусывайте, экселенц, - и Беня положил перед Президентом на тарелку надкусанную бутылку-огурец и порезал её на ломтики.
   Президент важно кивнул, что, видимо, должно было озна?чать сдержанную благодарность, и откушал.
   - Чувствуется, что Ваш Президент не бросает слов на ве?тер, - заметил Беня с одобрением, - и речи свои наверняка не чита?ет по подготовленному другими тексту.
   - Да, это не свойственно, его превосходительству, - охотно согласилась фениксовая женщина, - поскольку он не умеет читать, да и говорит-то не совсем внятно и с трудом. Но народ его любит.
   - У вас ещё и народ есть, - изумился Беня. - И что же, народ избрал его превосходительство Президентом безо всякого прину?ждения, или у вас избирательным правом пользуются только жен?щины?
   - Народ есть кой-какой, и избрал его как положено, по за?кону, без принуждения, ведь избирают не того, кто достоин, а того, кто хочет и может стать Президентом. А уж раз избрали, должны любить. А насчёт поговорить с народом у нас есть ми?нистр по идеологии и морально-паралитическому единству.
   - И какие же у вас ещё министры есть в правительстве?
   - А ни каких больше и нет за ненадобностью, только мы трое и есть.
   - А каким министром будете Вы, мадам, извините, если не точно выразился?
   - Я назначена министром призрения за Президентом и, по совместительству, по чётным дням работаю женой Президента и любовницей министра по идеологии, а по нечётным - наоборот. Понедельник у меня выходной, а первая среда каждого месяца - санитарный день. Но, если Вы желаете, Беня...
   - Нет, ради Бога, не беспокойтесь, Вы и так перегружены работой государственной важности, и я просто не имею права от?влекать Вас от выполнения задач, начертанных Президентом и его премьером. Кстати, неплохо было бы и с ним познакомится, Вы меня ему представите, мадам?
   - Да вот он стоит рядом с Вами, - сказала Феникс, указывая на неизвестно откуда взявшегося господина в длинном дерюжном хитоне с безумными глазами на поросшем шерстью лице.
   - Зна?комьтесь, Министр по идеологии, а это, господин министр, Беня, мы у него сегодня с неофициальным визитом, в гостях, то есть.
   Министр по идеологии неандертальцев устремил на Беню свой безумный взгляд.
   Министр по моральной паралитике поклонился Бене, по?том показал длинным тонким пальцем в сторону Президента и, подняв худые руки долу, закатил глаза, как будто собрался снять некую вещь с невидимых антресолей, но передумал.
   - Вы совершенно правы, господин Министр, - сказал Беня, давая понять государственному деятелю, что хорошо его понял, и тоже поклонился.
   Член правительства накаркал в сторону Бени целый ворох нечленораздельных звуков и, раздувая ноздри, уставился пылаю?щим взором в собственное залобье.
   Господин Министр хочет сказать речь, - объяснила ми?нистр призрения за правительственными членами и разразилась бурными аплодисментами, переходящими в овацию.
   Беня вежливо похлопал, а г-н Президент снисходительно кивнул г-ну Министру и, взяв подмышку вантуз, приготовился слушать.
   Министр по паралитике завизжал и сильными, энергичны?ми движениями длинных рук материализовал в пространстве не?большой кусок пустыни под блёклым небом, с треугольной корич?невой скалой и с пыльной пальмой в кадке на переднем плане. Затем, он такими же энергичными движениями заключил создан?ный нехитрый пейзаж в тяжёлую багетную раму, и бенино засто?лье сразу стало похоже на павильон фотографа в еврейском мес?течке. После этих титанических трудов, художник-творец запрыг?нул в созданное произведение и, оперевшись рукой о скалу и, по?ложив на руку свою многодумную голову, сделал паузу.
   Беня и членша зааплодировали и г-н Президент тоже, хотя для этого ему пришлось положить на стол вантуз, чтобы освобо?дить руки.
   Между тем, министр моральной идеологии разразился го?рячей, сбивчивой речью, её булькающие звуки сыпались из па?вильонной пустыни, как гравий с самосвала. Жесты его были пла?стичны и скупы. Чувствовалось, что Министру есть, что сказать народу.
   - Он осуждает нас за нескромность, в частности, за то, что мы все одеты не по протоколу, со слезами на глазах прохлюпала жена-любовница членов правительства, - и он, как всегда, прав, воистину, министр паралитической идеологии является честью и совестью нашей эпохи!
   Г-н Президент был совершенно растроган, набрав полный рот бороды и усов, он с трудом сдерживал желание наградить ора?тора и себя лично каким-нибудь почётным орденом.
   Идеологический паралитик, тем временем, войдя в совер?шенный экстаз, ткнул скрюченным пальцем в коричневую фото?скалу, и оттуда с фонтанным шипением потекла желтоватая и пе?нистая коровья струя. Струя пузырилась под ногами слушателей и, растекаясь вдоль силовой линии, небольшим ручьём подалась в сторону планеты.
   Публика, в лице министра по половому вопросу членов правительства, зашлась рыданиями и овацией, между тем, г-н Пре?зидент некоторое время задумчиво смотрел на водяную феерию, затем, прихватив в правую руку свой хобот (скажем так), торопли?во скрылся за бениным креслом.
   Вскоре оттуда раздались звуки, не оставившие сомнения в том, что в ручье, текущем к голубой планете, следует ожидать бы?строго подъёма вод.
   Действия г-на Президента чрезвычайно разгневали идеоло?гического оратора. Из недр пустыни сыпался уже не гравий, а на?стоящий камнепад, его устрашающий грохот заглушил тихое жур?чание бегущих струй.
   - Он осуждает нас за то, что мы живём в развратной рос?коши, совершенно забыв об идеологической работе с собой и о морально-идиотическом единстве общества и отдельно взятых ин?дивидуумов, - утирая слёзы, проплакала Министр призрения пра?вительственных постелей, - он когда-нибудь убьёт нас своею горь?кою правдой! Это светоч и источник разума! Если бы у него было хоть немного того, за чем я могла бы призирать, как лучший спе?циалист своего ведомства, я бы оставила государственную дея?тельность и ушла бы за ним в его пустыню, в народ, отлучать бед?ных отшельников от мастурбации!
   Тем временем, грохот падающих глаголов проник в дрему?чую душу г-на Президента, и он тяжёлой рысью выбежал из-за кресла и имел несколько сконфуженный вид.
   А светоч разума, не прекращая пламенных речей, начал доставать из-за скального источника кой-какое дезабилье и кидать его потрясенной публике. Видимо, этим действием идеолог нации давал понять, что, несмотря ни на что, избранники народа имеют право на некоторые привилегии. Г-ну Президенту и Бене он вы?бросил по паре тяжёлых брезентовых трусов, а Министру соци?ального презрения нравов вынес расписное лукошко с яйцами и голубой фланелевый бюстгальтер с импортной этикеткой.
   Но он не учёл, что дискредитация идеи начинается с того момента, когда её победоносные носители начинают делить деньги и шмотки. Придя к власти, они начинают пытаться разделить их более справедливо, чем собирались раньше. Министр социального разложения, видимо, из-за юности нации, которую представляли члены Правительства, не учёл это соображение и приобрёл в лице своих бывших соратников банду обиженных политиканов.
   Министр призрения за состоянием членов правительства, обидевшись на не соответствие размеров и этикетки подаренной вещи, принялась, выбирая из лукошка яйца покрупней, швырять их в обожаемого министра идеологического кретинизма, совер?шенно забыв о несчастных отшельниках-мастурбантах. Яйца, имевшие неопределённый центр массы* по причине своей сыро?сти, летели по весьма замысловатым траекториям и, пролетев мимо цели, переходили на орбиту спутников планеты.
   Разгневанный г-н Президент метнул в своего премьера мо?ток проволоки, затем, свой любимый вантуз, а потом принялся швырять в министра идиотологии всё то, что мог ухватить на столе. Министерский подарок он воспринял, как покушение на свободу духа и на индивидуальность самовыражения.
   Бене подарок министра идеологического кретинизма был, несомненно, велик, да и не нужен, но Беня тоже стал кидать в де?лителя различные предметы, в основном, бутылки, изображая толпу, которая всегда на стороне тех, кто организует скандал, но только до прибытия карающих органов.
   Раза два Бенины старания увенчались успехом и проповед?ник идей параличных идиотов, оглашая пространство печальными лебедиными кликами, укрылся за бруствером рукотворного источ?ника. Публика, потеряв из виду цель, прекратила посудометание, и, постепенно успокаиваясь, принялась ждать дальнейшего разви?тия событий. Переждав обстрел, идеолог морального кретинизма выглянул из-за седых гранитов и, убедившись, что членовреди?тельство ему более не угрожает, вышел к народу с длинной метлой и принялся подметать свою пустыню, сбрасывая битую посуду и пищевые отходы в неиссякаемый источник жёлтых вод. Вантуз и моток ржавой проволоки он аккуратно прислонил к пальме. За?кончив свой дворницкий труд и забросив метлу в пустынные дали, министр по идеологии идиотов поклонился зрителям, давая по?нять, что речь его закончена и более ему сказать нечего. Общество приветствовало г-на министра, правда, без прежнего экстаза, ви?димо, ещё не совсем простив ему неудачную попытку деления ма?териальных благ.
   Скромно, но с достоинством, поблагодарив хозяина и гос?тей за внимание, оказанное ему сверх всякой меры, министр чести и совести эпохи обратил к Бене безумный свой взгляд и проникно?венно зажурчал в его сторону невнятной тетеревиной речью
   - Наш дорогой учитель просит Вас извинить его за то, что по его вине Вы оказались свидетелем нашей внутрипартийной борьбы, но политика, это такой род деятельности, который не вы?бирает времени и места для разрешения своих противоречий, осо?бенно для активных борцов, которые не стоят над схваткой, а за?нимают активную жизненную позицию, - перевела ручейковый лепет министр паскудного презрения.
   Беня, совершенно восхищенный и изумлённый тем, что та?кой сложный бред оказалось возможным выразить простыми соче?таниями нескольких птичьих рулад, сказал, что он с полным по?ниманием относится к многотрудным проблемам, которые волну?ют господ политических деятелей, и просит их и впредь не стес?няться его присутствием во время разрешения ими вопросов госу?дарственной важности.
   Со своей стороны, он выразил сожаление, что не успел, ввиду краткости знакомства, внести достаточно весомый вклад в развитие государственности нации, которую с таким блеском представляют присутствующие здесь уважаемые господа.
   Бенина речь очень всем понравилась, особенно министру по распространению кретинизма, который вылез, наконец, из своей ярмарочной пустыни и подошёл к столу. По дороге он со?вершенно незаметно преобразовал гранитную скалу в небольшой дачный сортир, оставив, однако, нетронутым волшебный источ?ник, видимо, в качестве канализации. Имея доброе выражение на безумном шерстяном лице, главный кретинолог народа со значе?нием оглядел присутствующих, особенно г-на Президента, давая понять, что отныне место за креслом хозяина не является более самым удобным для отправления естественных нужд.
   Атмосфера разрядилась, все выпили и повеселели, г-н Пре?зидент надел даже, по совету Бени, дарственные трусы, что совер?шенно не выглядело в создавшейся обстановке как покушение на индивидуальность г-на Президента, а было сделано исключитель?но из гигиенических соображений, дабы не привлекать мух с неда?лёкой планеты,
   Беня и г-н Министр идиотизма обменивались тостами и спичами, г-жа Министр паскудства переводила и комментировала, г-н Президент слушал и потихоньку напивался. Иногда он убегал в нужник, прихватив проволоку и вантуз, чтобы убедиться в ис?правной работе канализации.
   - Что делать, - объяснила Министр призрения, - правитель?ство на хозрасчёте и г-н Президент исполняет по совместительству должность Правительственного Гальюнария.
   Растроганный Беня заявил, что хочет немедля наградить столь великого человека и скромного труженика, а всем осталь?ным членам правительства сделать ценные подарки. С большим чувством он подошёл к г-ну Президенту и, стараясь не испачкать?ся, прицепил на его рыбный пиджак латунный жетон от рулетки с красивой цифрой "13" на аверсе. Г-н Президент принял награду с чувством глубокого удовлетворения чувства собственного досто?инства, а члены его правительства прослезились.
   Госпоже Министру правительственных постелей Беня по?дарил лиловый фрак для верховой езды с эмблемой спортивного общества "Бетельгейзе" на спине, сказав, что он будет ей в самый раз, особенно, если у неё вырастут нормальные ноги. Министр сделала книксен, и слегка порозовела, что, в общем, ей пошло.
   Пока Беня размышлял, что бы такое подарить светочу на?ции, тот сам обратился к нему с невнятной речью.
   - Господин Учитель, - перевела Министр призрения, - про?сит Вас, если возможно, подарить ему какую-нибудь книгу. Дело в том, что он давно собирается распространить среди нашего на?рода просвещение, но отсутствие письменности сводит на нет его титанические усилия.
   Беня тут же достал растрепанный том и подал его Просве?тителю. Тот благоговейно раскрыл подаренный фолиант и углу?бился в его изучение. Это оказался старый отчёт о давнишней экспедиции в район этой планеты коммодора Соломона Яхве. Первые страницы тома были вырваны, на титульном листе едва угадывалась надпись: "Библиот..." и "Ветхий экземпляр".
   Учитель просит перевести ему только первую строчку этого труда, - перевела благодарное бормотание Просветителя ма?дам Министр, - остальное он переведёт, осмыслит и истолкует са?мостоятельно.
   Беня взглянул на первую страницу и прочитал:
   "Земля была пуста, и дух Яхве носился над водами" - в та?кой поэтической форме Соломон описал свой полёт в атмосфере планеты. Далее шло подробное описание его пребывания на пла?нете.
   - Пускай толкует и переводит, - думал Беня, прощаясь со своими гостями, может, когда и пригодится.
   Гости, не спеша, уходили по силовым линиям в сторону родной планеты. Первым шёл Министр по идеологии, устремив вдаль пылающий взор и прижав к груди книгу "Земля была пуста...", ставшей уже священной, за ним широким солдатским шагом, гремя брезентовыми трусами, шёл г-н Президент-ассениза?тор. На плече у него сидела мадам Феникс в фиолетовом фраке внакидку. На другом плече отец нации нёс картину в тяжёлой ба?гетной раме, изображавшую пустыню с пальмой и нужником на переднем плане. В нужник г-н Президент предусмотрительно сложил свой личный инструментарий. Дело в том, что Министр просвещения был так взволнован бениным подарком, что не смог аннигилировать своё рукоделие.
   - Как зовут вашего Министра просвещения идеологией? - крикнул Беня вслед удаляющимся фигурам.
   - Его зовут Моисей Аронович*, - долетел слабый ответ министра в лиловом фраке.
   Скоро их фигуры растворились в пространстве.
   Глава 12
  
  
   Лебединый стук почтальона
  
   Секретные сотрудники - честь, сла?ва, доблесть и совесть нашей советс?кой эпохи.
   Плинер И.И., дивинтендант,
Начальник ГУЛАГ НКВД СССР в 1937-38гг. Получил свой вышак 22 февраля 1938г. Под праздничек.
  
   Гуляние у Дедушки продолжалось, жизнь была прекрасна. Но не?ожиданно житель Воронин вспомнил, что он пришёл сюда вроде как по делу, а не на праздник. Хотя, после всех происшедших со?бытий, он уже не считал это дело таким уж важным с государст?венной точки зрения. Но для себя он решил всё-таки кое-что про?яснить.
   - Послушайте, Никодим Евлогиевич, - обратился он к Де?душке, - а куда делся мальчик, который вчера здесь болтался со шваброй? И вчера он, вроде, вместе с Вами к Марфе заходил.
   Дедушка ответил Воронину, что мальчик, наверное, сейчас где-нибудь гуляет с собакой, это естественно, дело его молодое. А вообще-то его зовут Павлик Морозов*. Его приставило к Дедуш?ке местное КГБ для того, чтобы он писал им на него, Дедушку, доносы - месячные и квартальные. Потом Дедушка исправляет в них грамматические ошибки и следит, чтобы факты, сообщаемые в доносах, имели правильное толкование. Ведь это так трудно сде?лать в таком юном возрасте. Хотя мальчик хороший, способный такой мальчик, и на службе у вас на хорошем счету - на папу сво?его настучал, на классного руководителя и на собачью свадьбу за то, что участвовавшие в ней кобели всё время ссали на портрет, который установлен на бульваре в конце слова "ЧЕЛОВЕЧЕСТ?ВА!", видел, наверное?
   Житель Воронин открыл, было, рот, чтобы прокомменти?ровать полученную информацию, но, во-первых, ничего интерес?ного ему просто не пришло сразу на ум, а, во-вторых, на кухню пришёл почтальон Приходько Сидор и прямо с порога объявил, что неизвестно куда пропал Гнидников Г.Р., пошёл в лес за грибом и с концами, только его и видели. То ли его Павлик убил кочергой на помойке, когда пытался сбить с его головы крысу, завтракав?шую блевотиной Гаврилы Романовича, то ли его подобрали ино?планетяне, в качестве анализа кала*.
   Излагая всю эту хреновину, Сидор прыгал с места на ме?сто, тихо подвывал, наливал себе пиво в чужие стаканы и закусы?вал объедками с чужих тарелок.
   - Перестань скакать, говнюк, - сказал ему Боцман, - садись на ровный киль и не ори. Тоже мне, Левитан, объявляющий на?циональный траур. Кому он нужен, твой Гаврила. Им только жопу подтирать, да и то он для этого слишком большой и грязный. Ничего такого не случилось. В этом мире ничего не пропадает зря, - заключил философ-Боцман. - Видимо, Господь нашёл, всё-таки, ему какое-то дело по уму.
   Боцман сказал, что терпеть не может таких вот мудил, ко?торые вечно суетятся, как деревенщина в городе. От этого нико?гда ничего хорошего не жди.
   - Я однажды наблюдал одного такого типа*, - сказал Боцман. Это было в метро на станции Комсомоль?ская. Там вечно с вокзалов прётся разный народ с мешками в по?исках лучшей доли. Ну, а на случай, если эта доля не сразу себя проявит, народ и тащит кошёлками всякое барахло, чтобы на пер?вое время хватило. Вот сижу я в вагоне, как раз напротив двери и вижу, как по платформе бегает нестарый такой мужик в ватнике и в бороде лопатой. При нём два чемодана, каждый, примерно, по пуду, и за спиной рюкзак по цвету и по форме похожий на глыбу сырой глины на ремнях. Он бегает вдоль поезда, всё ищет место, чтобы вещи пристроить, да и самому сесть, и чтоб народу было поменьше. Наконец, решился и полез в дверь, что прямо напротив меня. Но в это время динамик в вагоне похрюкал, и двери закры?лись. И в салоне оказалась одна голова, а всё, что было в ватнике, с чемоданами и с глинистым рюкзаком осталось на платформе. Голова повела по вагону васильковыми глазами и сказала печаль?но: "Добегался, ё..ный в рот".
   Так что ничего хорошего из такой беготни и суеты никогда не бывает, - заключил Боцман.
   Приходько Сидор сказал на это, что в последнее время у него голова совсем что-то плохо работает, поэтому из всего, что здесь наговорил Боцман, он уловил только фразу про ё...ный в рот.
   Дедушка заметил, что это говорит о том, что у Сидора ещё сохранилась способность выделять из человеческой речи ключе?вые слова и фразы, что при его специальности профессионального сексота немаловажно.
   Воронин сказал, что, по его мнению, засветившийся сексот уже никому не нужен, так как его информация уже не вызывает доверия.
   - Ну, это не верно, - запротестовал Дедушка Никодим. - Это было бы правильно только в том случае, если бы сексотов было мало. Но когда их количество превосходит некую критиче?скую массу, когда все стучат на всех обо всём, здесь уже прихо?дится пользоваться даже той информацией, которая не вызывает доверия, выискивая в ней то, что это доверие может вызывать. Брать, так сказать, вторую производную от функции стука.
   Приходько Сидор заявил, что он выходит из сексотов и уходит на покой. Но, чтобы к нему не было претензий, он решил?ся и написал доносы на всех, кого он когда-либо знал, или даже видел. Получилась целая тетрадь. Осталось только проверить ор?фографию и можно отдавать в органы.
   Дедушка показал Сидору на гр. Воронина и предложил от?дать тетрадь этому товарищу из ГРУ. У них в ГРУ есть специаль?ные места для хранения таких документов, и ошибки проверяют специалисты по любому языку, так что Сидор может писать свои доносы хоть на китайском.
   Приходько Сидор, передавая свой труд Воронину, сказал, что у него написан донос на самого Господа, но его он передаст сам после своей смерти тому, кто по чину старше Господа, а это ещё предстоит выяснить.
   Сам же Сидор пойдёт сейчас в лес по грибы, может Гнид?никова найдёт и присоединится к нему для изменения смысла жизни. После этого Сидор допил пиво Боцмана и убыл на поиски Гаврилы, как Стэнли за Ливингстоном*.
   Воспользовавшись образовавшейся паузой, Житель Воро?нин поинтересовался, куда же девались вчерашние мужики, кото?рые, несомненно, приходили по его, Дедушкину душу. И куда ис?чез сам Дедушка Никодим, ведь Павлик сказал, что Дедушка вроде как лопнул в сортире.
   Это сообщение развеселило Дедушку. Он объяснил Воро?нину, что лопнул совсем не он, а дело было так. Дедушка, дейст?вительно, пошёл в гальюн, а в это время во дворе, возле общей вы?гребной ямы, соседский мальчик, кстати, приятель Павлика, играл в мафию. В ходе игры, он взял в заложницы надувную бабу соседа, Леонтия Петровича, которую тот купил по случаю в московском сексшопе, чтобы передать в тюрьму брату своему, Ксаверию Пет?ровичу. Но сначала Леонтий Петрович решил проверить тактико-технические данные своего приобретения у себя дома. Всё оказа?лось даже ещё лучше, чем он предполагал. Он даже решил распи?саться с этой надувной женщиной, оформить, как он сказал, свои отношения с ней. Он всё время таскал с собой эту куклу по всем пивным и даже давал своим корешам за небольшую плату наду?вать её до тех размеров, которые им больше нравились.
   Ну, а мальчик, взяв в заложницы эту надувную жену Леон?тия Петровича, по сценарию своей игры решил трахнуть её прямо на крышке выгребной ямы, а потом расстрелять её из пневматиче?ской винтовки. Но у него ничего не получилось из этого. Потому что, пока он возился с этой бабой на крышке выгребной ямы, и, поскольку это была его первая женщина, он не успел даже снять штаны, как обтрухался, а баба зацепилась жопой за гвоздь и лоп?нула. Мальчик испугался, выбросил эту лопнувшую женщину в яму и убежал. Дедушка Никодим был в это время в сортире и ви?дел, как эта спустившая женщина упала на дерьмо. Он тут же по?бежал до Леонтия Петровича, чтобы рассказать ему об этом при?скорбном происшествии. Чтобы Леонтий Петрович пришёл и дос?тал свою невесту, пока её не завалили говном или она не утонула самостоятельно. Павлик прибежал в сортир на звук лопнувшей бабы, заглянул в дыру и сперепугу решил, что это Дедушка лоп?нул. Об этом он и сообщил пришедшим за Дедушкой Жлобам и Воронину. Жлобы побежали в гальюн, быстро во всём разобра?лись, но, к несчастью, Жлоб в малиновом пиджаке решил, что, раз уж он пришёл в сортир, то использует полностью представившую?ся возможность. Но, поскольку, штаны у него были на подтяжках, то для задуманного им дела ему пришлось снять малиновый пид?жак и сбрую с пистолетом. К сожалению, когда он устраивался поудобнее, всё это дело тоже упало в яму. Жлобы тут же побежа?ли во двор. Оттуда было гораздо удобнее доставать все эти вещи, и там они объединили свои усилия с безутешным Леонтием Пет?ровичем, который орал, что сдерёт с мальчика, обесчестившего его надувную жену, шкуру, заставит скорняка сделать её надувной, и продаст зекам-педерастам в тюрьму, где сидит брат его, Ксаверий Петрович.
   Жлобы всё быстро достали из ямы и отдали Леонтию Пет?ровичу его бабу, которая, при ближайшем рассмотрении, оказалась ему верна. И счастливый Леонтий Петрович убежал клеить свою тётку клеем "Момент".
   После этого Жлобы ушли для смены белья и чистки ору?жия, решив, что, раз Дедушка не лопнул, они смогут взять его в любой другой момент, когда неприятно одорирующие пиджак и вооружение не будут привлекать к процессу ареста ненужное вни?мание.
   А Дедушка Никодим, решив, что всё равно интереснее того, что уже произошло, сегодня здесь уже не случится (всё-таки, такие удачные дни выпадают не часто), ушёл к Марфе, прихватив с собой Павлика, чтобы было кому слетать в магазин.
   Слегка прибалдевший Воронин сказал Дедушке, что, при?быв в город Окоемов, он совершенно потерял способность удив?ляться, потому что здесь за неполных два дня произошло столько событий, что их просто все и не упомнишь. На это Дедушка отве?тил, что он на самом деле живёт не скучно, хотя и давно. Что по?делаешь, третью тыщу размениваю. Надо же это время чем-то за?полнить, но у него всегда были хорошие помощники по этой части. Только уж больно быстро вы все помираете, только позна?комишься с человеком, как он - бац, и на кладбище.
   Житель Воронин сказал, что, по его мнению, уж если Де?душку принялись ловить, то обязательно повяжут или ликвиди?руют, это только вопрос времени, ведь чудес не бывает. Целые институты над этим работают, мужики там вот с такими головами, и Воронин развёл руки, чтобы показать, какие у институтских му?жиков головы.
   На это Дедушка Никодим ответил, что никто его не пойма?ет и ничего ему не сделает. Потому что уже больше двух тысяч лет разные мужики почему-то всё время пытаются сделать это. У многих из них тоже были большие головы, но все они померли, так и не завершив начатое дело. Поэтому он бы порекомендовал институтским мужикам заняться каким-нибудь другим, более по?лезным и надёжным делом, чем бессмысленная ловля какого-то старика. Тем более что времени им всем отпущено так мало, что заняться каким-нибудь действительно стоящим делом может быть уже и не имеет смысла.
   Что же касается заявления г. Воронина о том, что, дескать, чудес не бывает, то его, Воронина, кто-то грубо ввёл в заблужде?ние. Чудеса не только бывают, но они есть всегда. Например: в тёмном и бесконечном пространстве летит, непонятно зачем и куда, огромный огненный шар*, вокруг него вращаются девять разных шаров, некоторые из них каменные, некоторые непонятно из чего сделаны, и один из них - живое существо. Это чудо люди наблюдают с того времени, как только они появились на Земле. И большинство людей вообще не считает это чудом, просто не за?мечает его. Зато людей совершенно потрясает процесс отъёма де?нег при помощи шарика и трёх наперстков.
   Людей совершенно не интересует, почему и зачем Земля покрыта атмосферой, но зато они давятся в толпах, чтобы посмот?реть на женщину с пятью сиськами, или требуют, чтобы им пока?зали, как можно пятью батонами и двумя рыбами накормить до блевотины семь тысяч человек.
   В учебнике географии XVIII века про Африку было напи?сано две строчки:
   "Вся Африка вельми богата львами, слонами да казуария?ми разными, и столь злобными, што оне не токмо приезжим госпо?дам, но и самим жителям африканским зело наскучили".
   Информация, конечно, скудная, но и её в то время знали, наверное, человек двадцать. Сейчас про Африку написаны энцик?лопедии, но большинство населения Земли, включая и африкан?цев, которым так наскучили противные казуарии, знает про неё не более тех двадцати человек из восемнадцатого века.
   Так что процесс познания идёт не торопясь, чудеса оста?ются неразгаданными и можно спокойно выпивать и закусывать. На большее времени может и не хватить, а на это дело всегда хва?тит.
   Правда, время от времени, то один добрый и умный чело?век, то другой, пытаются объяснить людям, зачем они живут. Но стадо не терпит в своей среде непохожих, - их радостно предают, а потом, как правило, убивают. Коллектив никогда не прощает про?рокам своей соборной подлости и предательства.
   Вот и волокут человеки через свои краткие жизни, нара?щивая, как снежный ком, от поколения к поколению, тяжкий груз своих непокаянных страстей и не отмоленных грехов...
   Дедушка замолчал и задумался...
   ...Он вспомнил выжженную солнцем землю, орущую толпу негодяев и, идущего через неё, в сопровождении пешего и конного конвоя, измождённого и измученного, осуждённого на казнь человека, с нездешним уже лицом и с тяжёлым крестом на спине...
   Глава 13
  
  
   Бремя страстей человеческих
  
   - А дьявола тоже нет? - вдруг весело осведомился Во?ланд у Ивана Николаевича.
   - Нету никакого дьявола! - растерявшись от всей этой муры, вскричал Иван Николаевич, - вот наказание!
   - Ну, уж это положительно интересно, - трясясь от хо?хота, проговорил профессор, - что же это у вас, чего не хватишься, ничего нет!
   М.А.Булгаков. "Мастер и Маргарита"
  
   C тяжёлых атласных штор стекает вниз и гуляет по затенённой террасе прохладный парусный сквознячок. На бортике небольшого бассейна с фонтаном сидит крепкий волосатый мужчина в длин?ной белой рубахе и деревянных сандалиях на босу ногу. Жёсткие вьющиеся волосы обрамляют его плоскую плешь наподобие лав?рового венка. Его нижняя челюсть напоминает не до конца задви?нутый ящик секретера, от чего нижняя губа слегка оттопырена и свисает, что придаёт его массивному, грубому лицу выражение некоторой брезгливости.
   Напротив, в двух шагах от него, на прохладном мраморном полу стоит печальный еврей в драной дерюге и с побитым лицом.
   Оборванец стоит, положив взгляд на сандалии мужчины, из которых торчат наружу корявые черепаховые когти. Времена?ми он приподнимает брови и издаёт слабые свирельные звуки раз?битым носом, что, по-видимому, является отражением его мысли?тельного процесса.
   Сольная носовая партия красиво аранжируется плеском фонтана и звоном больших зелёных мух, слетевшихся на запах его ран.
   Мужчина в сандалиях, решив, наконец, что достаточно на?любовался бланшами дерюжного еврея, задвинул свою ящикооб?разную челюсть до места, при этом его губа издала звук, какой производит жеребец, когда хочет что-то сказать на ушко кобыле.
   На этот звук из-за парусных штор бесшумно появился чрезвычайно скромно одетый молодой человек с приятными мане?рами хорошо выдрессированной собаки и с безжалостными глаза?ми. Из верхней одежды на нём не было одето почти ничего, а из нижней - тоже почти ничего, за исключением серебряного ошей?ника, замкнутого на небольшой висячий замок. Молодой человек принёс на подносе кувшин, чашу и полотенце, поставил поднос на бортик бассейна и, смочив полотенце, протёр Оборванцу лицо и руки. Затем он заставил его высморкаться, лишив, тем самым, му?зыкальных способностей, и, разогнав тем же полотенцем мух, тихо исчез.
   - Приняв во внимание обстоятельства, при которых Вы оказали мне честь своим визитом, и Ваш, в некотором роде, не со?всем свежий вид, можно предположить, что миссия Ваша близится к завершению, не правда ли? - сказав это, мужчина в сандалиях выдвинул на палец вперёд челюсть, и внимательно посмотрел на скорбные знаки людского непонимания на лице своего собеседни?ка.
   - Ваша проницательность делает Вам честь, Командор, - сказал Оборванец голосом, которым в последующие времена бу?дут говорить странствующие рыцари и страховые агенты, - и нам с Вами следует подумать, каким образом обставить мой уход, чтобы не пострадали результаты моей миссии, и чтобы это мероприятие послужило на пользу новому учению. Нужно создать Культ. Веч?ный Культ моей персоны. Для этого нужно сделать так, чтобы все видели, что я ушел, не совершив ничего плохого и никому не сде?лав зла, и при этом невинно пострадал, защищая Добро. Тем бо?лее, что всё это, - истинная правда.
   Командор с состраданием взглянул на Мессию, чьё лицо было озарено светом истинности собственных мыслей.
   - Мне очень жаль, что половины человеческой крови, кото?рую Вы унаследовали от Вашей мамы, оказалось достаточно, чтобы потерять способность мыслить реально. Не в обиду Вам будет сказано, но ещё когда Ваша мама лежала у нас на сохране?нии после известной искусственной операции, я предупреждал, что из этой затеи ничего не выйдет, кроме вселенского конфуза. Но, коль скоро Ваши личные дела не входят в сферу моей компе?тенции, я сообщу Вам свои соображения по существу вопроса. Вы проявили здесь похвальную озабоченность судьбой той большой работы, которую Вы проводили среди местных жителей. Вы опа?саетесь, что могут пострадать результаты. Признаюсь, эти Ваши опасения меня несколько удивили. Мне не понятно, каким обра?зом может пострадать то, чего нет? Я имею в виду положительные результаты Вашей деятельности. Возможно, я в чём-то не прав, и эти результаты проявятся позже, когда тихие дебилы, которых Вы набрали невесть, где, и которые повсюду за Вами слонялись, вдруг обретут дар речи. Но, в таком случае, весьма затруднительно оп?ределить сейчас, какие это будут результаты, и как, с точки зрения общечеловеческой пользы, следовало бы их оценить.
   Мессия посмотрел за пределы террасы, где лениво колыха?лась под ветром тяжёлая субтропическая зелень, и шевельнул ка?дыком.
   - Вы напрасно обвинили меня, Командор, в неспособности к реальному мышлению - негромко сказал он и печально посмот?рел на командорскую плешь. - Всё, что Вы сейчас сказали, вполне соответствует здравому смыслу, но, к сожалению, люди крайне редко следуют его рекомендациям. Дело в том, что для них важна не сама истина, а то, как она преподносится и кем. Грубой и сухой правде они сплошь и рядом предпочитают красивую лживую сказку. Мне пришлось считаться с этим печальным обстоятельством и преподносить им основы истинного знания, облекая их в сказочные облатки. Люди очень не последовательны в своих помыслах и делах, потому что, несмотря на стадность своего существования, они очень одиноки, эгоцентричны, самовлюблённы и склонны к самовсепрощению. Это приводит к нетерпимости и не?милосердию. Эти два порока наиболее опасны для существования их цивилизации, а в соединении с глупостью и подлостью, просто смертельны. Семена Добра, пытающиеся прорасти в их душах, сталкиваясь с этими пороками, порождают непредсказуемость их поведения и нелогичность поступков, поэтому никому не дано знать, какие точно результаты будут получены в процессе разви?тия Культа, который я им предлагаю. Я глубоко уверен, что ре?зультаты не могут быть плохими, добро не может породить зло.
   - Э, бросьте, - Командор раздражённо махнул тяжёлой ла?пой, - добро, зло, эти понятия лишены для них смысла, потому что являются фикцией, порождённой комплексом людской неполно?ценности. Их цивилизация обречена на вымирание, если они зай?мутся выяснением отношений между добром и злом. Прогресс цивилизации возможен только при свободном развитии процесса познания при полном, добровольном и заинтересованном участии в нём большой части общества.
   - Вот и нужно дать им возможность самим добраться до этой простой истины, только тогда они в неё поверят.
   - Они никогда не доберутся до неё. Они уничтожат себя раньше, как только получат к этому возможность, потому что руки у них начинают работать гораздо раньше, чем голова, и прозрение к ним приходит только на кладбищах, когда уцелевшие хоронят покойников. В это время они способны усваивать простейшие ис?тины. Для постижения глобальных истин у них просто может не хватить похоронной команды. А истина не нуждается ни в их вере, ни в их неверии.
   Мессия посмотрел на свои грязные ступни и сказал:
   - Это не верно. Истина для людей нуждается в их Вере и страдает от неверия. Без Веры Истина, Добро и Зло, действитель?но, становятся словами, лишёнными смысла, и приобретают высо?кий смысл, только будучи пропущены через сознание и Веру лю?дей. Нужно научить людей Добру, а для этого нужна Вера.
   Командор усмехнулся.
   - Если следовать логике, по-вашему, выходит, что, имея веру, можно обучать и злу? Или я ошибаюсь?
   - Вы напрасно пытаетесь поймать меня на слове таким де?шёвым софизмом, Командор, - Мессия был явно огорчён, - Вы прекрасно знаете, что Злу можно научиться безо всякой Веры. Просто можно ничего не делать и Зло получится само собой. Про?сто, научившись делать Добро, человек научится различать Зло, и получит возможность с ним бороться, а человек без веры переста?ёт различать разницу между этими двумя понятиями, и перестаёт ведать, что творит. Человек может иметь право на неверие только в том случае, если неверие его есть результат процесса познания, а не пещерного невежества. Невежественный человек обязан ве?рить, иначе он потеряет моральные устои и обязательно станет орудием Зла.
   - Да во что они должны верить и в кого? - Командор начал терять терпение.
   - Они должны верить в Добро.
   - Это не конкретно и для людей не понятно.
   - Правильно, не конкретно и не понятно. Вот я и хочу дать им конкретное воплощение Добра, чтобы они могли его видеть, осязать и говорить друг другу: "Бог есть любовь". И этим вопло?щением любви, добра и справедливости буду для них я. Конечно, есть, наверное, много людей, готовых умереть за свои убеждения, но ни у кого из них нет возможности сделать это так эффективно и с такими перспективами, как это сможем сделать мы с Вами. Тем более, довести начатое дело до конца - наша с Вами прямая обя?занность.
   - Я не могу с Вами согласиться, - Командор встал и про?шёлся по мраморным плитам, шлёпая сандалиями, - я просто не вижу никакой разницы между Вашим учением и теми сказками, которые рассказывают друг другу последователи старика Моисея. Этот могучий интеллектуал всю свою жизнь пытался перевести на еврейский язык один из отчетов экспедиции Соломона Яхве, одна?ко, ему существенно мешало не знание многих понятий, содержа?щихся в отчёте. В конце концов, просветитель спятил, получил видения и дело пошло. И, говорят, неплохо. Но, по-моему, полу?чилось ещё скучнее, чем рассуждения Соломона по поводу приё?мов работы в атмосфере паров серной кислоты. И мне очень жаль, что Вы пошли по стопам этого спятившего старца, а теперь пытае?тесь подсидеть его.
   - Я пошёл этим путём лишь по тому, что в человеческом обществе это единственный путь, который приводит к успеху. Людей привлекают неординарные личности, а такими бывают, чаще всего, сумасшедшие. Они бывают двух видов. Первые, это те, чей бред вызывает неприязненную реакцию у нормального обывателя. Этих обычно забивают камнями. Вторые, это те, чей бред переносится нормально. Существуют, правда, и просто свет?лые головы, но этих относят, как правило, к первой группе и, по?этому, выделять их отдельно нет смысла. Мне тоже пришлось стать "человеком со странностями", иначе меня просто никто бы не заметил. Что же касается разницы между моим учением и дог?мами поклонников отчета С.Яхве, переведённого мэтром Моше, то она не особенно существенна, и я могу вам её растолковать.
   - Мне кажется, что Вам следует отложить своё выступле?ние по этому вопросу до того времени, когда Вы окажетесь перед более благожелательной аудиторией, если, конечно, такая возмож?ность вам представится. Меня в данный момент интересует дру?гое. Неужели Вы и впрямь считаете, что с помощью дешёвого ба?лагана, который Вы организовали, будет обеспечено стремитель?ное движение человечества к вершинам познания? На мой взгляд, это прямая дорога в интеллектуальный тупик.
   - В данный момент, Командор, религия является единст?венным эффективным способом стадообразования у вида высоко?развитых обезьян, среди которых мы с Вами живём. Решив вы?двинуть свою кандидатуру на роль Мессии и основателя новой религии, я руководствовался двумя важными соображениями.
   - Во-первых, всякая религия, как, впрочем, и сколько-ни?будь серьёзная политическая теория, должна содержать элемент бессмертия. Потому что человеческому разуму, видимо, в силу его огра?ниченности, почему-то неприятна мысль о смерти. В этом смысле выгоднее использовать именно религию, а не полити?ческую тео?рию. Ведь религия обещает, на определённых услови?ях, ко?нечно, личное бессмертие, а не туманное "бессмертие наше?го дела". По этой причине религии гораздо более живучи и дос?тупны, чем политические теории. Религия обращается к душе че?ловека, вне зависимости от степени его интеллекта, используя эмоции, а политическая теория, как правило, обращается к разуму дураков. А это приносит успех не во всех случаях, и иногда так ненадолго, что основатели нового "всепобеждающего учения" не успевают даже толком ничего украсть.
   - Во-вторых, религия после ухода Мессии переходит в ре?жим самосохранения, несмотря на то, что его последователи, всё переврут и передерутся. Здесь срабатывает то Добро, которое было заложено основателем религии при её создании, потому что основатели религий, как пра?вило, всегда были люди искренние и порядочные.
   - Политическая теория после ухода своего основателя пе?реходит в режим самоуничтожения путём разоблачения деятель?ности вождей и нагромождения всяческого вранья. Это происхо?дит потому, что политические теории обычно создаются людьми с выра?женным комплексом неполноценности, которыми движет зависть, злоба и жажда наживы. Эта злоба и зависть никуда не деваются, и в последствии убивают, как саму Бессмертную Идею, так и её носителей, которые, в основ?ном, и занимаются самоунич?тожением. Причём, делается это всё из-за денег, но никто из про?фессиональных борцов за светлые идеалы не сознаётся в этом даже себе, и все кричат, что умирают и убивают за Родину.
   - Так что при создании религии никакого интеллектуально?го тупика не будет. Просто смутные воспоминания о деяниях Мессии будут вызывать у моих последователей любовный экстаз, а у остальных будет повод для удивления и веселья. И в этом не будет ничего плохого. Просто люди должны под руководством религии пройти процесс первоначального обучения Добру. Я на?полнил своё Учение простыми и доступными идеями добра и справедливости, понимая, что бессмертных идей не бывает, они или осуществляются, или умирают от старости. Некоторый тра?гизм положения заключается в том, что если эти идеи Добра и Справедливости умрут от старости, то вместе с человечеством. И Провидению придётся начать всё с начала. Время для этого есть.
   - Но у людей уже есть религия и не одна, и каждый верую?щий считает что только его вера истинна, и что другой религии и не надо, - заме?тил Командор.
   - Конечно, - согласился Мессия, - у людей есть и всегда были разные религии. Но люди эгоистичны, несмотря на то, что живут стадом. Они хотят верить, но каждый хочет верить по-сво?ему, даже в пределах одной религии, а другая вера ему и не нужна. Так же, как каждый человек хочет, чтобы его любили только так, как ему хочется, как он понимает любовь, а другая любовь ему не нужна. Поэтому спрос на новые культы всегда будет, и этот спрос всегда будет удовлетворяться. И все эти Культы будут единствен?но правильными. И, как это ни парадоксально, это правда, потому что они все несут людям Добро и Надежду.
   - Мне сдаётся, что Вы всё усложняете, - сказал Командор. - Задачу развития этой цивилизации можно решить гораздо проще. Нужно просто заняться разведением в массовом количестве людей разумных и здоровых и результат будет получен гораздо быстрее, чем через посредство проповедей Ваших последователей.
   - Можно, конечно, пойти и по этому пути, - согласился Мессия, - но тогда это будет уже не их цивилизация, а наша, ис?пользующая в качестве рабочей силы местных чистопородных людей, и наша с Вами задача не будет выполнена. Нужно дать людям возможность самим и до конца пройти "тернистый путь познания". Возможно, на каком-то этапе они и воспользуются этой Вашей мыслью, если, конечно найдут объективный критерий разделения людей на "чистых" и "нечистых".
   - В конце концов, это Вы наполовину человек, а не я, - Ко?мандор задумчиво почесал под рубахой волосатую грудь, - я осу?ществляю только общее руководство, а решать будете Вы. Я при?кажу Вас распять, если Вы не против. У меня как раз предусмот?рено подобное мероприятие для двух молодых людей, и, я думаю, в компании с ними Вам будет не так скучно помирать за своё Уче?ние. Таким образом, мы совместим идею естественного отбора, которую проповедуете Вы, с искусственным отбором, который осуществляю я. Мне только не хотелось бы выглядеть в глазах Ваших последователей этаким кровожадным палачом, поэтому постарайтесь, если сможете, не болтайте лишнего на допросе, ко?торый Вам сейчас учинят. А я умываю руки.
   Командор хлопнул в ладоши и, обращаясь к вбежавшим кретинам в железных одеждах, крикнул:
   - На правёж его! И этого, как его, Матфея приведите! Он, вроде, из Ваших придурков лучше всех пишет, а, значит, правёж будет по Матфею. А потом и другие напишут, если научатся. И Командор, шлёпая сандалиями, ушёл в сад мыть руки.
  
   ...Через некоторое время Мессия, в сопровождении конного и пешего конвоя, тащил свой тяжёлый крест на Голгофу...Из толпы к нему вылез средних лет еврей, с римской военной бляхой на хитоне цвета засохшей грязи, показал человеку красное удосто?верение и сказал ему гадость. По-видимому, это был ветеран пар?тии Славной Революции Ирода Великого. Он принял человека с крестом за чиновника, урезавшего ему пенсию.
   - Иди с Богом, добрый человек, - кротко послал ветерана осуждённый.
   В это время из толпы вылез ещё один мужик в чёрном лап?сердаке и чёрных шортах. Мужик дал ветерану по морде и сказал: "Ну что ты лезешь, мудак, к занятому человеку! Не видишь, чело?век с грузом идёт, нет, чтоб помочь, или дорогу уступить, на худой конец. Вот будешь теперь называться Вечный жид и не умрёшь никогда. А на хрена тебе, дурак, это надо? Это ж такие расходы - не приведи Господь! На вечную жизнь никакого состояния не хватит, не то что твоей вонючей пенсии, которую скоро отменят, как только узнают, что ты никогда не помрёшь. Любая пенсион?ная система рассчитывается на скорые и, по возможности, недоро?гие похороны пенсионера".
   - Истинно говоришь, сын мой, - ласково сказал осуждён?ный мужику в чёрном лапсердаке.
   Мужик отдал Мессии пионерский салют, пожелал ему, если смерти, то мгновенной, а если раны - небольшой, и исчез в толпе. Всего двести с небольшим лет назад он похоронил папу, затоптанного пунийскими всадниками на пляже Тразименского озера...
   ...Он ещё не снял траур...
  
   Ещё в храме Воскресения, против арабского алтаря, могила Никодима, который строил гроб себе, а положил Господа. Вот он ранее делал добрые дела и уподобился великого таланта. Никогда не бойся делать добро, и за добро все?гда попадёшь в честь - это бес так устраивает, чтобы ты был фарисей, а не уподобился, и не был, как Никодим, - вот и вся роль беса. Но делай, делай добро, и венец твой и покой по?лучишь.

Григорий Ефимович Распутин-Новых

"Мои мысли и размышления".

Глава 14

  
  
   Сон
  
   Сны даются человеку для того, чтобы он не забывал о парадоксальности мира и о парадоксальной краткости своего собственного пребывания в нём.
   Дядя Семён, прозектор
  
   Вечер воспоминаний закончился, когда наступила ночь. Языки уже ворочались с трудом, да и вспоминалась уже или какая-то хренотень без начала и конца, или анекдоты про армянское радио с такой бородой, что за их пересказ весельчакам рубили головы ещё в государстве Урарту.
   Поэтому в своём последнем слове Дедушка Никодим отме?тил это интересное явление, и разогнал всех по койкам.
   И все пошли спать.
  
   ...Слегка накрапывает дождь
   Рассвет белёс и сер,
   Присел у камня отдохнуть
   Усталый Агасфер *.
   Ему сказал Господь "Иди!"
   И он пошёл вперёд,
   Он Богу доказать решил,
   Что всё наоборот:
   Что зря пролилась на Кресте
   Божественная кровь,
   Что у людей в почёте честь,
   Отвага и любовь.
   И он ушёл, не тратя слов,
   Один в страну тревог,
   Прошёл он сотни городов
   И много миль дорог.
   Он слышал свист тяжёлых стрел
   И звонкий лязг мечей,
   Кровь на его клинке спеклась
   Людей и сволочей.
   Был добрым он,
   Но часто зол, безжалостен он был,
   Но и себе ни у кого пощады не просил.
   Порой вступал в неправый бой,
   И бился, как умел,
   Но что отвага в мире есть,
   Он доказать сумел.
   Он видел битых подлецов,
   Осмеянную лесть,
   И понял - есть на свете честь
   И благородство есть.
   Покрыла голову его
   Густая пыль дорог,
   Но что на свете есть любовь,
   Он доказать не смог.
   Сейчас, чуть-чуть передохнув,
   Он путь продолжит свой,
   Докажет он, что и любовь
   Встречается порой.
   Слегка накрапывает дождь,
   Рассвет белёс и сер...
  
   ...За бортом качается плоское побережье Зелёного мыса. Над его красными обрывами стоят одинокие грибы баобабов. Слегка кренясь на правый борт, "Агасфер" осторожно обходит остров ГорИ, прикрывающий вход в бухту. Возле острова и по?одаль из воды торчат чёрные, мокрые столбы скал. Возле них, че?рез ровные промежутки времени, медленно и мощно взрывается тяжёлый накат...
   ...Короткая толстая радуга вспыхивает и, неспеша, угасает на фоне голубых небоскрёбов Дакара...
   ... "Агасфер", разворачиваясь, подходит к пирсу. На белой стене причала стоит высокий фиолетовый негр в чёрном русском ватнике и в шортах. На ногах у него короткие подшитые валенки, а на голове шапка-ушанка с завязанными под подбородком тесём?ками. Он принимает у нас швартовый конец и набрасывает его на ржавый кнехт. Мы пришли в Дакар...
  
   ...Сходятся два корабля.
Люди застыли у борта.
Лёгкою сталью звеня,
Строится к бою когорта.
Не поздно ещё, презрев
Радость атаки и боя,
Тихо уйти в океан.
Да что там... Пустое...
Ведь каждый решил для себя:
"Сегодня мне повезёт..."
И льдистая лента клинка
Тихо из ножен ползёт...
  
   ...Вокруг тёмно-синий океан, покрытый ослепительно бе?лой пеной, которой наградил его юго-восточный пассат. Мы стоим возле грота, и с него стекает, ударяясь о палубу, могучий пассатный ветер. Он овевает наши лица, придавая им выражение полного и глупого счастья. Рубахи на нас стоят пузырём...
   ...Сначала на горизонте появилось светло-пурпурное обла?ко. Через пару часов под ним обозначились контуры мощной и крутой горы. Ещё через некоторое время определился высокий небольшой остров. Отвесные, в сотни метров скалы, могучий прибой, зелени почти не видно...
  
   "Есть остров на том океане -
   Пустынный и мрачный гранит..."
  
   ...Непонятно, где и когда Лермонтов мог увидеть эту кар?тину...
   ... "Агасфер" обходит остров вдоль неприступных скал. Вдруг они немного расступаются, и взору открывается узкая доли?на, спускающаяся с гор к океану. На берегу открылся город, по?хожий на театральную декорацию - церковь, домики, сады, не?большой мол, за которым спряталась стайка яхт...
   ...Грохочет якорная цепь, стоп машина. К борту подлетает белый катер. С него на борт поднимается здоровенный рыжий и веснущатый мужик в белой форменной рубашке и в белых шортах. Его встречает Капитан и пожимает ему руку. Мы пришли на ост?ров Святой Елены, и его губернатор отправляется выпить с нашим Капитаном...
  
   ...Погасла тусклая заря,
   Закончив трудный день,
   И за кормой, шипя, встаёт
   Ночного шторма тень.
   И крепкий ветер закричал,
   Запутавшись в снастях,
   И резкий крик напомнил нам,
   Что в мире мы в гостях!
   Часы уходят не спеша,
   Тягучие, как сон,
   И напряжённый ловит слух
   Тяжёлый судна стон.
   На мачте топовый огонь
   Цепляет облака,
   И наша пляска на волнах
   Безумна и дика...
  
   ...Небольшая толпа зевак стоит на центральной площади у маленького вольера, в котором ползает огромная черепаха.
   ...Она пребывает там не одна. Рядом с ней ползает палуб?ный матрос Епифанов Петя, который только что выпал из кабака "Белая лошадь". Он забрался в вольер и, ползая на коленях рядом с черепахой, пытается изобразить у неё на борту с помощью мат?росского ножа короткое русское слово на букву "Х". Появляется полиция, и Петю волокут, как собаку, в участок. Там протокол и всякое такое...
   ...От тюрьмы Петю спасло то обстоятельство, что из-за слабой филологической подготовки в полиции решили, что Петя пытался изобразить не слово, а дату рождения черепахи и, естест?венно, начал с века. Потом Петю сдают приехавшему мрачному вахтенному Штурману...
   ...Вахтенный Штурман дал Пете по морде, в качестве воз?мездия за учинённое свинство и для отрезвления, и, стараясь не измазаться черепашьем говном и раздавленными овощами, кото?рыми были покрыты Петины одежды, поволок его к пирсу. Там он точным ударом ноги зашвырнул Петю в прыгающую на прибой?ной волне шлюпку прямо на кучу матрасов, везомых из чистки, запрыгнул в шлюпку сам и отправился на судно для опохмеления дурака и "разбора полётов"...
   ...- "Вот, сподобилась животина, посетила-таки и её благо?дать Божья - сказал кто-то рядом по-русски, - жила себе триста лет, Наполеон был мимолётным эпизодом в её жизни. И, на тебе. Пришёл русский дурак чёрт-те откуда, и написал на ней слово не?изречённое, прямо как в уборной на Савёловском вокзале"...
   Боцман обернулся и увидел, что рядом с ним стоит Дедуш?ка Никодим в рубашке и шортах цвета хаки...
  
   ...И он проснулся.
   Светило солнышко. За столом сидел Воронин-Житель и пил чай.
   Рядом с ним стоял Дедушка Никодим в рубашке и шортах цвета хаки и говорил:
   - Вот я и говорю - прямо как в уборной на Савеловском во?кзале.
   - Чего как в уборной? - тупо спросил Боцман.
   - Да воняет у нас после вчерашнего, - недовольно сказал Дедушка. - Во-первых, гальюн вчера разворошили весь в поисках Прекрасной Дамы, да и набздели ночью, видимо.
   - А черепаха как же? - спросил Боцман.
   - Черепаха сюда не касается - твёрдо ответил проницатель?ный Дедушка.
   - И то верно, - согласился Боцман и стал одеваться.
   В комнату зашёл мальчик Павлик, хрюкнул носом и сказал:
   - Гениальный помер.
   - Кто бы мог подумать, - сказал Боцман, - я-то, грешным делом, думал, что он будет жить вечно, как попугай Флинта *.
   - Попугай Флинта издох, - заметил скептик-Воронин, - из него набили чучело.
   - Теперь в гениальную память переименуют какой-нибудь хороший старинный русский город, - заметил Боцман, - временно, конечно. До грядущего разоблачения деятельности. В этом смысле я предложил бы начальникам более дешёвый путь. На?пример, помер безвременно верный ленинец товарищ Шибздиков. Сгорел на работе. По этому поводу издаём указ: "В целях увеко?вечивания и т. д. городу Воняеву сорок дней носить имя Шибзди?ков". За сорок дней вряд ли покойника успеют разоблачить. А даже если и успеют, не беда, через сорок дней город снова Воняев и порядок. Можно даже для этой цели выделить специально ка?кой-нибудь один город, который не очень жалко. Или, например, в знак траура, городу Набережные Челны сорок дней носить имя Набрежневые Звезды'.
   Боцман взял полотенце и собрался идти на кухню.
   - Погода сегодня приятная, - сказал Никодим-Евлогий, глядя через окно, как сидящий в кустах напротив здоровенный мужик в мерзкой лягушачьей робе и с вымазанной какой-то дря?нью рожей, неторопливо заряжает гранатомёт.
   - Это ничего, - задумчиво сказал Дедушка, - пока мы живы - всё впереди.
  

Конец первой части


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 7. Мир обмана"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондОфисные записки. КьязаВЫ не правы, Пётр Александрович. ПаризьенаМалышка. Варвара ФедченкоДурная кровь. Виктория НевскаяПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваВерь только мне. Елена РейнВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиНевеста двух господ. Дарья ВеснаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"