Бахтин Владислав: другие произведения.

"Привидения" Ибсена

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Привидения Ибсена

1.

   В "Привидениях" Ибсена одна из пружин сюжета состоит в том, что сын главной героини, Освальд Альвинг, оказывается болен некой таинственной и неизлечимой болезнью, якобы доставшейся ему в наследство от распутного отца.
  
   Парижский доктор, обследовавший Альвинга, довольно туманно характеризует его как Vermoulu - червивый. Хотя имя болезни остается предусмотрительно не названным, но на языке так и вертится нужное слово.
  
   Сухие медицинские справочники с коварной готовностью подсказывают удивительно точный диагноз: поздний врожденный нейросифилис.
  
   В финале пьесы сын платит по счетам родителей: приступ болезни настигает его, и он навсегда превращается в расслабленного идиота.
  
   Мать, запутавшаяся в том, что вокруг нее ложь, а что истина, осознает себя косвенной причиной всех бед сына. Часть вины на ней. Искупление требует жертвы.
  
   С ядом в руках она стоит перед Освальдом и решает: освободить его и себя от всего этого ужаса или нести крест страданий дальше - в черную пустоту мертвого будущего, где нет и не будет награды.
  
   За сценой поднимается платоновское солнце смерти.
  
   АМАГКН. Катарсис. Занавес.
  
   (Пауза).
  
   Лишь через время, вытерев слезы, в интерьере пьесы начинаешь различать некоторые многозначительные детали.
  
   Например, все те же медицинские справочники подчеркнуто равнодушно сообщают, что врожденный сифилис это плата вовсе не за "грехи отцов", как уверял Освальда Альвинга туманный парижский доктор, но за "грехи" матери - бледная спирохета передается ребенку в утробе во время беременности.
  
   Только так и никак иначе.
  
   Стоп. Стоп. Стоп.
  
   Но мать, фру Альвинг, это персонаж, в руках которого находятся все ключи от сюжета.
  
   Это она, постепенно и неохотно открывая нам тайны прошлого, как одна из Мойр сплетала разрозненные нити чужих воспоминаний, поступков и судеб в один узор - узор, за которым проступал образ неумолимого рока, ведущего к катастрофе.
  
   Лишь ей мы обязаны знанием о развратном муже, его внебрачной дочери, подробностях ее удочерения, о причинах раннего отъезда сына и мотивах создания приюта.
  
   Ей мы обязаны всем.
  
   У нее полная власть над прошлым в пространстве пьесы. Власть абсолютная. Тотальная. Власть, ради которой она боролась всю жизнь. И победила...
  
   Почти победила...
  

2.

  
   Великий мастер аналитической драмы допустил ошибку. Следуя моде своего времени, он ввел в пьесу немножко натурализма. Натурализм сыграл с ним злую шутку.
  
   Возбудитель сифилиса был обнаружен примерно двадцать лет спустя после написания пьесы. Тогда же выяснились и истинные причины заражения этой болезнью.
  
   Тайна прошлого, которую так ревниво оберегала фру Альвинг, ловко манипулируя людьми и их памятью, открылась. Грехи отцов оказались грехами матери. Античный рок - делом человеческих рук.
  
   Тиран низвергнут. Майдан. Революция. Свобода. Власть над пьесой перешла в руки к читателям.
  
   Пользуясь предоставленным случаем, пошалю немного.
  
   Отчего бы не предположить (в шутку, разумеется), что истинная причина всех действий фру Альвинг состоит в том, что когда-то давно, где-то за двадцать девять лет до начала событий пьесы, она совершила маленькую ошибку.
  
   Помните, как она прибежала к пастору Мендерсу "обезумевшая, с криком: "Вот я, возьми меня!".
  
   Тот, совладав с собой и своими страстями, отправил ее обратно домой - к мужу.
  
   Что если фру Альвинг ответила им - и ненавистному мужу и трусливому пастору - отчаянным поступком, отдавшись первому встречному где-то на берегу ледяного фьорда.
  
   Месть, совершенная в ярости, принесла ей сифилис и ребенка.
  
   Болезнь отрезвила фру Альвинг.
  
   Теперь у нее был выбор: стать отверженной и сгнить заживо окруженной всеобщим презрением или сохранить тайну и умереть, истекая гноем, в рамках приличий. Она выбрала второе.
  
   Ее болезнь и стала настоящей семейной тайной - слепым пятном умолчаний, terra incognito, тем чего нет.
  
   Муж проявил завидную выдержку и согласился хранить молчание.
  
   Возможно, причиной его решения были деньги. Возможно - боязнь скандала, грозившего его карьере при дворе и должности камергера, которую ему вот-вот должны были дать.
  
   Или он просто любил ее (по своему). Why not?
  
   В качестве платы фру Альвинг предоставила ему полную свободу. Он мог делать все, что вздумается, не переходя известных границ.
  
   Их он нарушил только однажды - когда обрюхатил горничную (заметим, кстати, что ни Регина - дочь камергера от этой связи, ни Энгстран - муж горничной, не были больны, хотя казалось бы).
  
   У новорожденного сына не оказалось признаков болезни. Это должно было показаться фру Альвинг добрым знаком.
  
   Ей оставалось создать декорации благополучной семьи и железной рукой режиссера направить действие.
  
   Этому и она и посвятила оставшуюся жизнь.
  

3.

  
   Сытость, как известно, рождает спесь.
  
   Перед тем, как декорации начали сыпаться, дела фру Альвинг шли лучше некуда.
  
   Болезнь уснула и почти не тревожила ее.
  
   Муж, тихим домашним порокам которого она всячески потакала, держа на короткой привязи, благополучно спился и умер, оставив после себя полезную легенду о неутомимом сельском труженике.
  
   Сын благодаря ее стараниям вовремя уехал из дома и издалека подавал большие надежды.
  
   Бывшее стало почти не бывшим. Концы были надежно спрятаны, и некому было задавать неудобные вопросы.
  
   Ее тревожили только две вещи: совесть и пастор Мандерс.
  
   Чтобы хорошо спать по ночам, фру Альвинг решила устроить приют для детей, а чтобы сны были пряными и сладкими, она задумала немножко пошутить над священником, путь которого был чересчур прямым и правильным для человека, бывшего одной из главных причин ее прошлых бед.
  
   Удар был рассчитан с ювелирной точностью и нанесен мастерски.
  
   Наивный обыватель Мандерс считал своим единственным подвигом тот эпизод, когда он смог противостоять соблазну, и уговорил фру Альвинг вернуться к мужу.
  
   "Это была величайшая победа в моей жизни, Элене. Победа над самим собой".
  
   Старая битва со страстями освещала его путь, а пятно света от этого триумфа воли, мерцавшее в глубине памяти, казалось отблеском какой-то высшей истины и давало оправдание и смысл его безликому серому существованию, слишком безмятежному и сытому, чтобы нуждаться в Боге.
  
   Чтобы разрушить миф, фру Альвинг подготовила искусную мозаику, составленную из кусочков лжи и правды, расцвеченную и оживленную теплыми воспоминаниями молодости, с натуралистичными деталями, призванными поразить невинных и заставить поверить сомневающихся - злокачественную картину тайного прошлого, где жизнь была адом, а муж чудовищем.
  
   Большой ребенок Мандерс должен был поверить, что это он виноват в случившемся.
  
   Когда свет подвига погаснет - откроется люк в бездну. Пусть священник хоть ненадолго заглянет туда, куда она, фру Альвинг, не отрываясь, смотрит долгие годы. Пусть почувствует, что это такое.
  
   Шутка удалась.
  
   Правда, одновременно Кто-то начал шутить уже с самой фру Альвинг.
  
   Как говорится, "мне отмщение, и Аз воздам".
  

4.

   Ошибка (ошибка ли?) Ибсена делает пьесу по-человечески теплой, домашней, почти чеховской.
  
   Думаю, ее хорошо дополнил бы такой финал.
  
   Нора Хельмер просыпается от страшного сна на вокзале, куда она бежала от мужа и детей из своего кукольного дома, и где ждет поезда, который должен увезти ее в светлое будущее - туда, где живут приведения самого Ибсена.
  
   Железный лязг вагонов напоминает ей неумолимую поступь рока. Объявляют посадку. Нужно идти.
  
   "Солнце..." - вспоминает вдруг она обрывок сна. "Мама, дай мне солнце..." - просит ее кто-то.
  
   Она останавливается. Стоит некоторое время задумавшись, как будто припоминая что-то важное.
  
   Поезд дает гудок и отходит.
  
   Нора приходит в себя. Берет чемоданы и уходит со станции домой.
  
   Красные лучи холодного зимнего солнца падают на снег нового дня.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"