Бахтин Владислав: другие произведения.

Новая жизнь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:


Новая жизнь

пьеса в одном действии.

  

Действующие лица.

  
   Аня, девушка, 18 лет.
   Сергей, ее брат, 24 года.
  
   Комната в богатом дом. В середине ее небольшой стол, накрытый закусками и вином. Аня и Сергей сидят перед столом, как бы в ожидании чего-то.
  
   Аня. Никто не придет.
   Сергей. Подождем еще.
   Аня. Никто не придет. Ты же знаешь.
   Сергей. Давай подождем немного, говорю тебе.
   Аня. Хорошо. Раз ты говоришь, подождем... Почему у мамы было так мало знакомых? Все кого я знаю - со стороны отца. Почему так?
   Сергей. Так получилось.
   Аня. Значит, она была одиноким человеком. Я только сейчас это поняла. Мы даже родственников ее почти не видели. А они были такие забавные...
   Сергей. Она их стеснялась.
   Аня. Своих родственников? Отчего?
   Сергей. Долгая история.
   Аня. Расскажи. Времени у нас много.
   Сергей. Я и сам не совсем понимаю. Отец взял ее из другой среды.
   Аня. Другой среды?
   Сергей. Это советские заморочки... Трудно объяснить, но они сильно отличались от... Пролетарии словом... Отцу было с ними неудобно, неловко как-то... Да и я, когда немного вырос... Они другие...
   Аня. Другие?
   Сергей. Неужели тебе было приятно с ними общаться?
   Аня. Ну не знаю. Они такие живые. Непосредственные.
   Сергей. Вот именно. А мы посредственные.
   Аня. Помнишь дядю Женю? Он так шутил. Я всегда краснела от его шуток. А он только хохотал, особенно когда выпьет. Хохочет и хохочет. Что его так смешило?
   Сергей. Видимо он тоже чувствовал себя не в своей тарелке.
   Аня. А отец при них был всегда такой хмурый... Как ты думаешь, он тоже другой?
   Сергей. Не начинай, прошу тебя.
   Аня. Почему? Заняться нам нечем. Давай поговорим о важном. Или мы так и будем молчать?
   Сергей. Что ты хочешь от меня услышать?
   Аня. Интересно, а он будет прятать от меня своих родственников? Или меня от них?
   Сергей. Сейчас все не так. Времена изменились.
   Аня. А как сейчас? Как?
   Сергей. По-другому.
   Аня. Тебе нечего сказать. Тебе нечего мне сказать.
   Сергей. Я думаю, что он хороший человек.
   Аня. И это все? Этим мне, по-твоему, можно утешиться? Да? Он хороший человек! Анечка, он просто замечательный человек! Я в этом уверен! Этот хороший человек обманул тебя самым подлым образом...
   Сергей. Эта была случайность! Слышишь, случайность!
   Аня. Да, Сережа. Случайность. Я слышу. Ты прав. Он хороший человек. Он просто не может оказаться плохим. Плохих людей не бывает.
   Сергей. Мы говорили с тобой. Мы все с тобой обсудили. И ты со мной согласилась, что это единственно правильный выход. И вот ты начинаешь снова...
   Аня. Потому что это мой выход, Сережа, а не твой. Свой ты уже сделал.
   Сергей. Это была случайность.
   Аня. Да. Случайность.
   Сергей. Хорошо. Что ты предлагаешь?
   Аня. Оставить все как есть.
   Сергей. Как есть? Ты понимаешь, что все это вокруг нас уже не наше, что мы нищие, нищие! А ты не закончила университет! У тебя профессии нет! Как ты собираешься жить дальше? Побираться?
   Аня. Я пойду учиться. А ты будешь работать. Поможешь мне на первых порах. А потом...
   Сергей. Потом! А где мы будем жить - ты и я? Ты хоть понимаешь, что нас ждет?
   Аня. Я готова...
   Сергей. А я нет... Я не могу позволить, чтобы ты страдала из-за меня...
   Аня. А с ним, ты думаешь, я не буду страдать?
   Сергей. Это другое страдание...
   Аня. У тебя все другое.
   Сергей. Есть ад и ад. В богатом аду лучше, чем в бедном. Я тебя уверяю.
   Аня. А я Сережа? А как же я? Неужели тебе совсем не жалко меня?
   Сергей. Ты же знаешь, я бы все отдал ради тебя...
   Аня. Ты все и отдал...
   Сергей. Это была случайность. Простая случайность.
   Аня. Случайность... Я когда маленькая была, все ждала, когда вырасту. Думала стану свободной, как птица. Делай, что хочешь... Сто путей, сто дорог... И вот выросла... Одно за другим, и мне уже некуда идти. Я в клетке... А почему он не пришел?
   Сергей. Это не совсем прилично.
   Аня. Что не прилично?
   Сергей. Показывать.
   Аня. А ваш договор с ним - это прилично?
   Сергей. Это другое.
   Аня. Опять другое. А по-моему теперь уже можно делать все что хочешь, не обращая ни на кого внимания. Ты слышал - у него есть дочь. Дочь. И она почти взрослая. Мне восемнадцать лет, и вот - я стану мамой. А она будет ненавидеть меня. Будет закрываться, хлопать дверями, сплетничать обо мне своим подружкам. И все станут показывать на меня пальцем. Я только выйду из дома - а все смотрят: это она, она, та которая... Это невыносимо, Сережа...
   Сергей. Всем будет все равно. Ну, поговорят немного...
   Аня. Та, которая... Я навсегда останусь такой. С клеймом, Сережа.
   Сергей. Зачем ты давишь все время? Зачем? Думаешь, мне легко? Чего ты хочешь добиться?
   Аня. Свободы, Сережа. Свободы для себя, которой ты меня лишаешь. Давай станем бедными. Пусть. Будем работать. Будем трудиться. Ну и что, что будет тяжело. Зато мы останемся свободными, Сережа. Свободными.
   Сергей. А этот дом, который так любила мама? А дело отца?
   Аня. Дом... Бедная мама... Если бы она узнала... Говорят, они там видят нас. А зачем? Чтобы мучать их и после смерти? Лучше бы они ничего не видели, не смотрели на нас, какими мы стали... Наш дом... Я ведь все время провела здесь. Так хорошо. Уютно. Спокойно. Я словно приросла к нему, как улитка к раковине. И так страшно выйти наружу. Оставить его. Стать взрослой. По настоящему взрослой. А ты, Сережа, не хочешь быть взрослым.
   Сергей. С чего ты взяла?
   Аня. С того. Это видно. Ты мальчик. Ребенок. Совершаешь поступки и не хочешь за них отвечать, не хочешь платить настоящую цену. Но заплатить придется. Скажи, отец любил тебя?
   Сергей. Не знаю. У него не поймешь, любил или нет. Странный он был.
   Аня. А мне кажется, он любил только тебя, а меня нет.
   Сергей. Неправда.
   Аня. Взрослые часто бывают такими жестокими, и даже не понимают своей жестокости. Но с них хотя бы можно спросить...
   Сергей. Спросить? С родителей? Папа, почему ты меня не любишь? Знаешь, что бы он ответил?
   Аня. Да. Не говори глупостей, я тебя люблю. И ему ничего возразить. Потому что любовь... она такая... неопределенная...
   Сергей. Отец не был жестоким человеком. Просто дела отнимали все его время. Поэтому он казался не внимательным. Холодным. Отстраненным. Но мы не знаем, что было внутри.
   Аня. И не узнаем.
   Сергей. Да.
   Аня. По крайней мере, мы стали свободными.
   Сергей. К несчастью...
   Аня. Я одного никак не пойму, почему я? Что ему нужно от нас на самом деле? Неужели только меня? Но он меня совсем не знает. Я все думаю и думаю об этом, без перерыва, днем и ночью, и не могу понять. Я наверное с ума сойду скоро. Почему я? Зачем? За что? Как мне вести себя с ним? Что говорить? Мне страшно, Сережа! Очень страшно!
   Сергей. Не бойся. Я буду рядом. И он не посмеет сделать тебе больно!
   Аня. Рядом? Ты? Где? В спальне?
   Сергей. Ну...
   Аня. Это другое, да?
   Сергей. Да, другое. Он просто хочет зайти в бизнес отца. Ты знаешь, там у них это кубло, мафия, к ним без связей не сунуться. Он хочет получить их через нас, чтобы стать своим.
   Аня. Через нас? Но ты же со всеми рассорился за год!
   Сергей. Они многим обязаны отцу, и если меня убрать, то...
   Аня. Так вот значит как. Я не только маленькая кукла для удовольствий, но еще и телефон, по которому можно позвонить друзьям отца, чтобы уладить дела.
   Сергей. Ты опять утрируешь. Все не так плохо. В конце концов, он же не вечен!
   Аня. Не вечен? А я, по-твоему, вечна? И мне всегда будет, как сейчас, 18 лет, да? И потом можно будет запросто смахнуть вот этот вот все из жизни, как будто его и не было, и начать с чистого листа?
   Сергей. Не надо, прошу тебя, не надо.
   Аня. Лучше бы та остался там, где учился, и не приезжал сюда. И забрал бы меня к себе. Что ты наделал, Сережа, что ты наделал!
   Сергей. Не плачь. Слышишь. Перестань плакать. Я виноват. Я знаю. Но что же делать, что мне делать? Повеситься разве. Но тебе от этого не станет легче. Все уже совершилось. И ничего нельзя поделать. Ничего.
   Аня. Если я соглашусь, я ведь сразу стану старой. Мне не восемнадцать тогда будет, а тридцать пять. Старуха. Навсегда старуха.
   Сергей. У меня у самого слезы. Я когда-то считал себя умным, перспективным, талантливым. А теперь по мне как будто каток проехал. Ничтожество, вот кто я. Надо встать и идти куда-то, драться, биться до крови на кулаках, а я не могу. Не могу. Нет сил. Нет воли. Забиться бы куда-нибудь, в какую-то теплую нору, и жить там, вечно, в дали от всего и всех, в темноте и теплоте. Вот чего я хочу. Прости меня, если можешь. Прости.
   Аня. Да чего уж теперь-то... Но ведь он все оставит дочери. Даже если ты прав мы ничего не получим. Все перейдет ей.
   Сергей. Кажется, он не любит ее. Я пытался с ним говорить... намекнуть... Он засмеялся и сказал, чтобы я не боялся. Кроме того, ведь и у тебя будут дети.
   Аня. Дети. Ты так легко об этом говоришь. Я курицей себя чувствую. Наседкой, которая высиживает для тебя яйца.
   Сергей. Но ведь это правда.
   Аня. Откуда ты знаешь? Я не люблю его. И никогда не полюблю. Он мне противен. Противен, понимаешь?
   Сергей. Ну и что, что противен? Ребенок будут гарантией твоего будущего.
   Аня. Ты все о деньгах. Какой ты мелочный стал.
   Сергей. Жизнь...
   Аня. А что если я и ребенка не полюблю? Так ведь бывает.
   Сергей. Детей все любят.
   Аня. Как наш отец...
   Сергей. Ты несправедлива.
   Аня. Он тебя любил. Любил. Все для своего Сереженьки. Все самое лучшее.
   Сергей. Перестань.
   Аня. Разве это не так?
   Сергей. Я не знаю.
   Аня. Ты не думал, что мама нарочно все устроила?
   Сергей. Как ты можешь!
   Аня. А что? Тебе это даже в голову не приходило?
   Сергей. Как ты можешь?
   Аня. Пока тебя не было, они очень редко разговаривали. И жили раздельно.
   Сергей. Ну и что?
   Аня. Ну и то... Папа все больше и больше пил. В последнее время я его почти не видела трезвым... Когда он приходил, я угадывала по звукам снизу - трезв он или пьян. Пьяный он был такой резкий, шумный. Сразу было понятно.
   Сергей. Дела шли неважно, я знаю... Но они никогда не ругались.
   Аня. А надо ругаться? Может без ругани еще тяжелей. Терпеть. Терпеть. Терпеть.
   Сергей. Разве он обижал тебя?
   Аня. Нет. Но пьяный он был невыносим. Я старалась не видеться и не встречаться с ним. Все время была наверху, когда он приходил. Не могу тебе передать, но он словно менялся когда выпьет. Другой, совершенно чужой человек вместо знакомого отца. Это так... неприятно, так тяжело, знаешь...
   Сергей. А я помню его другим. Совсем другим.
   Аня. Когда ты приезжал, он собирался. Меньше пил. Стеснялся тебя, что ли...
   Сергей. Я видел, что он меняется, что мама устала. Но не думал, что все так плохо.
   Аня. Не слушай меня. Я выдумываю. Я все выдумываю. Тогда с ними тоже была случайность. Как у тебя сейчас.
   Сергей. Мы мало с тобой говорим. Редко и мало.
   Аня. А о чем нам с тобой говорить, Сережа?
   Сергей. Стало бы легче, если бы мы больше разговаривали.
   Аня. Мы в ловушке, разговорами не поможешь. Только больнее будет.
   Сергей. У меня как будто бы долг перед отцом. Когда я все потерял, то понял вдруг, что должен ему.
   Аня. А я ничего не должна. Не чувствую никаких обязательств. Я просто люблю этот дом. Вспоминаю маму и реву как дура. Я все мечтала, мечтала о будущем, какое оно будет прекрасное, какой я стану счастливой, обязательно счастливой, ведь по другому не может быть, человек же создан для счастья. А оказалось, что это не так. Человек создан для горя, Сережа. Жить и страдать. И больше ничего. Ничего.
   Сергей. Когда люди родятся, кто-то впрыскивает им в кровь лошадиную дозу сыворотки счастья, которая не делает счастливым, нет, но манит вперед, в будущее, туда где счастье обязательно случится. Это затем, чтобы люди не кончали с собой и верили, что их что-то ждет. Со временем сила наркотика слабеет, он выветривается, и они понимают, что никакого счастья нет, и их ничего не ждет. Тогда они становятся свободными.
   Аня. Как мы. Но что делать с этой свободой, Сережа?
   Сергей. Жить. Просто жить. Carpe diem.
   Аня. Думаешь, нам дадут?
   Сергей. Жить? Нет, конечно. То, что случилось - это только начало.
   Аня. И что впереди?
   Сергей. Увидим.

Занавес.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"