Байков Александр Алексеевич: другие произведения.

Адский Кузнец: День Последний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  День ПЕРВЫЙ
  
  Сознание наконец вернулось к Джону. Он открыл глаза и еще даже не успел задуматься над тем, где он очутился, когда последние события, которые он мог вспомнить, пронеслись в его мыслях. Когда это случилось: сегодня, вчера, позавчера - зависело лишь от того, сколько времени он здесь лежал. Джон и его друг, немного выпив (будь они трезвыми, никогда бы не решились на это), решили ограбить ювелирный магазин. Преступники, не разрабатывая хитроумных планов, ворвались в помещение, вооруженные кухонными ножами и игрушечными, но весьма похожими на настоящие, пистолетами, с натянутыми на лица прорезанными в нужных местах шапками... Но то, что было после Джон помнил плохо. "Наверное я все-таки был сильно пьян" - заключил он. Грабитель что-то помнил, но так, как зачастую люди вспоминают свои сны: витрина, золото, крик, бежит охранник, пистолет... Отрывочные события странным образом перемешались и никак не хотели складываться в единую цепочку воспоминаний.
  А где же Джон находился сейчас? Ожидая оказаться в своем доме, в полицейском участке, в больнице а может быть и в темном узком переулке, в котором можно скрыться от преследования, он был сильно удивлен, увидев перед собой совсем другое место. Под ногами была неровная каменная поверхность, а над головой - невероятное багровое небо, испещренное, словно звездами, миллиардами черных точек, затянутое кое-где темными тучами. Впереди - отвесная скала, усеянная редкими острыми шипами. Она окружала странное место в пределах всего поля зрения. Джон решил развернуться и посмотреть, что находилось за спиной. Неосторожный шаг назад - и он чуть не сорвался вниз в бездонную пропасть. С этой стороны небольшую площадку не ограничивали камни. Не понимая, где он находится, человек подполз к самому краю и посмотрел вниз: крутая скала в отдалении утопала в темно-оранжевой дымке, которая охватывала все бескрайнее пространство и сливалась на горизонте с небом в единую огненно-красную стену. Испугавшись, Джон отпрянул от обрыва и сел подальше от него, обхватив руками колени. Что с ним могло случиться, он понять не мог, ведь происходящее никак не согласовывалось со здравым смыслом. В голове было много вопросов: "Где я? Как я мог попасть из города в горы? И, в конце концов, почему небо такое странное?". Ответов на них не было. В этом загадочном месте еще большее удивление вызывал старый ржавый меч, лежащий посреди площадки.
  Прошло около получаса, а Джон все сидел на камне, слегка покачиваясь взад-вперед, все пытаясь соотнести имеющиеся факты и найти объяснение тому, каким обрахом он мог попасть сюда. Его размышление было прервано странным свечением: возле каменной стены неожиданно вспыхнул маленький оранжевый огонек, размером не больше человеческого глаза. Мужчина медленно поднялся с камней и, движимый любопытством, подошел поближе к сияющему огненному шарику. Когда Джон только заметил этот свет, он показался ему совсем крохотным. Теперь же таинственный объект явно превосходил размерами человеческую ладонь. Джон протянул руку к огоньку. Он медленно приближал ее к пламени, убеждаясь, что оно совсем не жгло: оно вообще не было горячим.
  Но когда пальцы погрузились в яркое пламя, Джон, закричав, отдернул руку. Хотя она не была обожжена, боль была ужасна. Он посмотрел на пальцы и ужаснулся: один был рассечен вдоль на длину двух фаланг, словно деревяшка, расщепленная топором. Аккуратно держа руку на весу так, чтобы не дотронуться нечаянно до обнажившейся плоти и раздробленных костей, несчастный отпрянул от страшного огня, уже превышавшего размером человеческую голову. Вот нечто черное показалось внутри пламени и вновь скрылось в нем. Джон сделал несколько шагов назад и вновь чуть не сорвался в красную бездну. А сияющий шар, уже достигший двух метров в диаметре, все увеличивался.
  Еще раз ярко вспыхнув, он неожиданно исчез, оставив около отвесной стены таинственный черный силуэт. Пара секунд понадобилась испуганному человеку, чтобы глаза вновь начали видеть после вспышки света. Теперь он смог разглядеть то, что вышло из огня: перед ним стояло двухметровое чудовище. Короткие толстые задние лапы, оканчивающиеся тремя длинными растопыренными когтями, держали на себе черное волосатое туловище огромных размеров. Из треугольных вывернутых вверх плеч, оканчивающихся длинными шипами, росли гигантские жилистые руки. Словно обезьяна, существо опиралось ими о землю, пробивая каменную поверхность скалы пятью длинными загнутыми когтями. С рук существа свисали клочки черной шерсти. Там же, где ее не было, кожу покрывали редкие толстые волосы. Из-за массивной фигуры чудовища то и дело выглядывал короткий хвост. Голова же его, совершенно не сочетаясь с туловищем, похожим на тело гориллы, скорее подошла бы насекомому. Нет, это была голова паука: на черном волосатом лице располагались шесть безжизненных глаз, два из которых были явно крупнее остальных четырех. А звериную пасть, усеянную несколькими рядами зубов, обрамляли два хелицера, с острыми, как бритва, концами. Они бешено шевелились, и с одного из них на камни падали капли крови Джона - вот что разворотило ему палец.
  Джон не успел понять, что же ему делать, когда чудовище стремительно рванулось к нему. За секунду черная тварь преодолела небольшое расстояние, отделявшее ее от жертвы. Могучие хелицеры сомкнулись на шее несчастного. Еще немного и он уже бился в агонии, подвешенный над пропастью, удерживаемый лишь двумя хитиновыми лезвиями, торчащими в его горле, и острыми зубами, впившимися в лицо. Он и не пытался разжать мертвую хватку существа: он умирал. Животное, обхватив тело жертвы огромной лапой, резко отдернуло хелицеры. Кожа, мышцы и сосуды шеи разорвались, и отдали голову хищной пасти существа. Безжизненное тело повисло в мохнатой руке...
  
  День ВТОРОЙ
  
  Сознание вернулось к Джону. Он еще не открыл глаз и мог позволить себе представить, что лежит дома, а все, что с ним случилось, было лишь сном. Спину лежащего на боку человека обдул теплый ветер. Нет, он не был дома. Джон открыл глаза: снова это место! Несчастный вскочил на ноги и стал озираться по сторонам, не спряталось ли где-нибудь отвратительное чудовище. Нет, все было как тогда, когда он в прошлый раз проснулся здесь. Только он, отвесные скалы, огненные облака и старый ржавый меч. Но что случилось? Ведь чудовище убило его! Джон не мог понять: он помнил те ощущения, ту боль, которые испытал, когда тварь отрывала ему голову. Это было так реально...
  Маленький огненный шарик вновь появился ниоткуда.
  - Нет! Только не это! - закричал Джон, видя, как шар огня начал стремительно расти.
  В этом еще совсем маленьком проходе показалось черное существо. Кровожадное животное заглянуло сквозь пламя, словно сквозь замочную скважину, своим пустым блестящим глазом. Вот два хелицера вылезли из огонька и обняли его край, словно пытаясь ускорить разрастание.
  Крик отчаяния вырвался из горла Джона. Он рванулся к каменной стене и попытался карабкаться по ней. Сначала он, сам не понимая, что делает, словно запертый кот, в панике царапал скалу. Безуспешно: она была абсолютно гладкая. А шар, высотой уже в метр, открывал все большее пространство для отвратительной твари.
  - Выступы! - вскрикнул Джон, удивляясь своей глупости: слева от него в скале торчало несколько достаточно длинных шипов.
  Перепуганный, он вцепился в один из них рукой и повис на нем, раскачиваясь, силясь достать до другого (шипы начинались выше его головы). Вот Джон нашел опору и для второй руки. Теперь только немного подтянуться и можно лезть выше! Но мохнатая рука неожиданно схватила ногу человека. Мощный рывок, и Джон, не удержавшись, повис в лапе чудовища. Тварь размахнулась им, словно цепом, и как энтомолог надевает бабочку на иглу, насадил Джона на один из тех шипов, по которым тот хотел взобраться наверх. Ребра хрустнули. Каменный шип вышел из спины человека, выбив в морду существа несколько окровавленных позвонков и осколков ребер...
  
  День ТРЕТИЙ
  
  - Нет! Я вновь здесь! - взвопил Джон, вскочив с холодного камня. - Где я?! В Аду! Я умер! Умер! Умер. Умер...
  Только теперь он понял, как связать пистолет, охранника, ограбление, выстрел... Он наконец-то вспомнил: оружие грабителей было игрушечным, но охранник этого не знал. Его же пистолет был боевым. Он выстрелил... Джон мертв, и теперь он здесь. Это Ад, в котором его снова и снова будет пожирать ужасное существо. Теперь Джон был уверен в этом. Потому что, пережив этот ужас уже дважды, он снова видел перед собой огонек - магическую дверь, ведущую к иным кругам преисподней, где обитает дьявольское создание, желающее человеческой плоти. Плоти? Нет! Оно не хочет есть, оно желает убивать. Оно грызло его тело, чтобы причинить боль и страдание: оно не глотало, оно не ело.
  - Но в этот раз я лишу тебя такого удовольствия, поганое чудище! - крикнул Джон открывающемуся порталу.
  Пересилив страх воспоминанием о недавних муках, он разбежался и прыгнул в красные облака под разочарованный крик выползающего из пламени зверя.
  Джон влетел в огненную дымку. Но в отличие от пламени портала, этот огонь был горяч. Он сжигал плоть летящего сквозь него человека, принося ему ужасные мучения. "...Лучше к монстру!..." - пронеслось в закипающем мозгу обугленного скелета, прежде чем сознание покинуло его.
  
  День ЧЕТВЕРТЫЙ
  
  Иногда человек, попавший в безвыходную ситуацию, становится безумным... Или, может быть, странные мысли в его голове происходят от разума, создаются им, прорабатываются им, умышленно складываясь в некоторое подобие плана? Где грань между состоянием аффекта и холодным расчетом? И отчего инстинкт самосохранения может отступить и смениться жаждой мести? Человек доведен до отчаяния и сходит с ума? Или он осознает, что ему нечего терять?
  Джон не мог разобраться в своих чувствах, но в любом случае, он стоял уже не у края скалы, как раньше, но чуть ближе к красному сиянию. Еще ближе нельзя: чудовище раньше времени просунет лапу в дверь и схватит человека. Но и отходить дальше смысла нет: нельзя дать существу ни одной лишней секунды! Джон слегка согнулся, будто хищное животное, готовое к прыжку. Сжав ладони в кулаки, он держал руки перед собой, словно готовился к нападению не двухметрового демона, а обычного человека.
  - Давай, тварь! Иди сюда, - сквозь зубы бормотал он. - Ты, конечно, сожрешь меня, но не раньше, чем я вырву тебе твой паучий глаз.
  "Жаль, я без оружия...", - подумал Джон, и что-то сразу промелькнуло в его уме. Оружие! Это место и оружие... Кончено! Он так был занят подготовкой к грядущему сражению, что совсем забыл о ржавом мече лежавшем почти у него под ногами. Огненная дверь была еще достаточно маленькой: он еще мог успеть. Джон прыгнул к мечу, схватил его и тотчас вернулся назад. Он крепко сжимал в обеих руках старый меч: все лучше, чем бить монстра кулаками. Дверь значительно увеличилась - надо быть начеку. Джон, будучи неуверен, что у него получиться достаточно сильный рубящий удар, перехватил меч по-другому: лезвием вниз, словно жрец, готовый принести жертву богам, словно воин, казнящий противника, смиренно склонившегося перед ним.
  Вот появилось существо. Охотник бросился на жертву, а жертва - на охотника. Камни окропила кровь. Пять острых когтей распороли живот Джона, и он поймал в руку свои кишки. Но не раньше, чем воткнул меч глубоко в плечо демона. Чудовище громко завизжало: словно разом взвизгнуло стадо свиней. Темная кровь потекла из его раны. Джон стоял перед кричащим монстром, держа в руках свою плоть, и улыбался: чудовищу можно навредить, чудовищу можно отомстить! Взмах черной руки - и шея человека хрустнула. "Ничего, мы все начнем сначала!" - подумал умирающий. Что это было? Злость? Жажда мести? Азарт битвы? Так или иначе, Джон уже начал радоваться своему "бессмертию"...
  
  
  День ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ
  
  Джон очнулся с улыбкой на лице. Еще бы: перед смертью он все-таки отрубил твари лапу. Конечно, тварь снова вылезет из огня целая и невредимая: она восстанавливалась не хуже самого Джона. Но это означало, что он все лучше и лучше обращался с оружием. Сначала ранил тварь в плечо, на следующий раз раздробил чудищу колено. Потом вспорол ему брюхо, потом бил туда, где должно было находиться сердце, но чудовище осталось живо: либо сердце его было в другом месте, либо существо вообще в нем не нуждалось. А было и так, что Джон отсек твари три пальца на лапе. А в другой раз - оба хелицера! Чего он только ни отрубал своему врагу... Тридцать два раза он возрождался с того момента, как взял в руки меч, тридцать два раза ранил чудовище. Конечно и сам умирал столько же раз: демон то разрывал его на части, то ломал ему кости, то протыкал когтями насквозь... Не важно...
  Джон подошел к лежащему на привычном месте мечу, не слишком острому, но тем не менее пригодному для борьбы, медленно поднял его и лениво и неторопливо встал на "исходную позицию". Пламенеющие врата вновь отворились. Чудовище, выпрыгнув из огня, попыталось схватить агрессивную жертву лапами, но Джон резко упал на землю (он ожидал такое нападение -он хорошо изучил тактику чудовища), подкатился твари под ноги и одним сильным ударом отсек мохнатую ступню. Чудовище громко взвыло, в недоумении расставив руки в стороны, и, не удержав массу своего тела на одной ноге, завалилось на бок. Мститель же вскочил на ноги и, перепрыгнув тушу зверя, отсек его паучью голову. Голова упала и, прокатившись несколько метров, остановилась.
  - Так тебе, тварь! - крикнул Джон и пнул ногой голову, отчего та подлетела к обрыву и сгинула в огненной бездне. Холодное пламя портала охватило труп существа и вскоре исчезло вместе с ним.
  Тихое рычание раздалось за спиной у Джона. Он обернулся: сзади открывалась новая дверь. Она была уже около полуметра в диаметре. Джон не успел отойти: черная лапа, вылетев из пламени, схватила человека за голову и, сжав ее с огромной силой, раздробила кость...
  
  
  День СОРОК ТРЕТИЙ
  
  ...Джон устало смахнул темно-красную жижу с лица и, слегка обтерев об одежду влажную руку, крепче сжал меч, немного испачкав рукоять в этой отвратительной смеси пота и крови: его красной крови и черной жижи чудовища. Если бы Джон мог в тот момент отвлечься и задуматься о своих действиях и своем внутреннем состоянии, он, вероятно, сам бы не понял, что двигало им. Страшный азарт захлестнул его, недавнее желание мести вылилось в животную жажду убийства. Но у Джона не было времени задуматься: вновь и вновь чудовище возрождалось и нападало на него. Но это уже была не та мука, которой он в первое время считал свое пребывание здесь. Теперь это была игра, ужасная игра, в которой два существа состязались в реакции и силе. Единственный риск - боль. Единственный приз - выпотрошить жертву. Правила придуманы не Джоном и не тварью: откуда бы в этих адских горах вновь и вновь появлялся старый меч, дающий Джону шанс против загнутых крючками отравленных хелицер, мощных челюстей и острых когтей. Владыка этого Ада давно записал условия игры. Играющий согласен с ними.
   Джон устал, но все еще держался на ногах. Сколько времени он уже не умирал? В мире мертвых, где солнце ни разу не поднялось из-за горизонта, а свет исходил от неугасаемых огненных облаков, время невозможно было считать так, как считают живые. Поэтому Джон, сам того не осознавая, придумал особый счет времени, удобный для восприятия продолжительности пребывания в Аду. Время от своего возрождения до смерти он называл днем, как будучи живым, называл днем время от пробуждения до сна. А время от появления чудовища до победы над ним - минутой. Да и в самом деле, приблизительно столько времени занимала каждая недолгая битва, которая оканчивалась либо смертью существа, либо концом дня для человека. Джон устал, потому что его внутренние "часы" неустанно впивались в каждую мышцу своими невидимыми стрелками, сообщая странное время: "День сорок третий, сорок восемь минут...". Но Джон еще мог сражаться.
  - Ну, уж пятьдесят до ровного счета добить надо, - прохрипел Джон, крепче сжимая рукоять, пристально всматриваясь в небольшое пространство, чтобы не пропустить открытие огненной двери: теперь она стала расширяться гораздо быстрее.
  Раньше легкое фырчанье пламени за спиной ничего не подозревающей жертвы осталось бы незамеченным. Теперь же, услышав знакомый звук, Джон резко развернулся и, размахнувшись, вогнал смертоносное лезвие в плечо выпрыгивающей твари, разрубив его почти до живота. Тварь завыла и попыталась схватить когтистой лапой своего обидчика, но тот, неожиданно выдернув меч из кровоточащей раны, отсек лапу по самый локоть. Ревущее чудовище, лишившееся обеих рук, стало отступать и, приблизившись к краю скалы, чуть не сорвалось вниз. Разъяренный человек, сначала отбежав подальше, с разбегу врезался в волосатую грудь потерявшего равновесие чудовища. Существо полетело в пропасть и сгинуло в адском огне.
  Маленький огненный шарик начал стремительно разгораться недалеко от Джона, но тот, завидев в нем черный глаз чудовища, воткнул меч прямо в огонь. Дверь мгновенно закрылась, оставив лишь черную кровь убитого монстра на остром лезвии.
  Шло время, которое нельзя было измерить в этом мире: время без смертей и возрождений. Новый портал не открывался...
  - Это все твари, что у тебя есть, Сатана?! - прокричал Джон в застилающую горизонт огненную дымку. - Что еще ты мне приготовил?!
  В это время прямо перед его глазами вспыхнуло яркое пламя. А затем наступила тьма...
  
  Вновь зажегся огонь: но не пламя магического прохода, это был огонь пылающих небес. Джон лежал на ровной гладкой поверхности и почти не мог двигаться: его конечности, туловище и шея были скованы прочными металлическими скобами. Над беспомощным телом склонилось странное существо. Это было не звероподобное чудовище: по общим очертаниям его фигуры (а в первые мгновения, открыв глаза, Джон больше ничего и не мог видеть) оно напоминало обычного мужчину. Но как только Джон сумел внимательно разглядеть существо, он понял, что оно не могло быть человеком. Самым странным в нем было лицо. Нижнюю часть его выделяло полное отсутствие губ и щек: кожа плавно переходила в десна, от уха до уха тянулась пасть, усеянная тонкими загнутыми зубами. Выше располагался длинный тонкий нос с несколькими острыми костяными наростами на кончике. Глубокие морщины обрамляли то, что можно считать глазами существа. Они были похожи на очки пловца или летчика, но с черными стеклами, растущие прямо из лица. Голова существа была абсолютно лысой с несколькими рядами маленьких острых рожек. Тело странного создания, во многом схожее с человеческим отличали удивительные руки, покрытые не кожей, а каким-то похожим на резину черным материалом, тем не менее бывшим не одеждой, но продолжением кожи: словно перчатки, растущие из плеч.
  Таинственный гуманоид посмотрел на Джона. Черные "стекла" "очков" свернулись как веки, обнажив глаза. Они были почти человеческие, но больше походили на глаза мертвеца: зрачки были сильно сужены. Эти глаза прятались глубоко под "очками", и, как заметил Джон, обладали своими собственными, настоящими веками из обычной человеческой кожи. Беспомощный, Джон почувствовал, как существо прикоснулось к его руке своими резиновыми пальцами. Он попытался повернуть голову, но это ему не удалось: она также была намертво закреплена железным ободом. А странный демон все ощупывал его руку так, словно изучал ее строение.
  Раздался металлический звон, и Джон почувствовал резкую боль: какой-то тонкий кусок стали раздробил его указательный палец. Вновь звон, вновь боль: та же участь постигла и средний. Джон не мог отодвинуть руку: в отличие от левой, закрепленной только на запястье, правая рука была вся скована прочными кольцами. Еще два удара: адский палач пробил еще два пальца. Последний удар пришелся на большой...
  Тварь приподнялась и куда-то отошла: Джон по-прежнему не мог повернуть голову и посмотреть, куда. Теперь сомнений не оставалось: это точно был Ад. И муки будут продолжаться, с каждым разом все более невыносимые. Но в тот момент он и предположить не мог, что существо, подойдя к огромной печи, сунет свои огнеупорные лапы (именно такую функцию выполняла странная кожа) прямо в огонь и достанет сосуд с бурлящей огненной жижей. А вернувшись на свое "рабочее место", начнет медленно лить на раздробленную руку человека расплавленный металл...
  
  День СОРОК ЧЕТВЕРТЫЙ
  
  Джон очнулся в знакомом месте, окруженном почти гладкими отвесными скалами и бездонной огненной пропастью. Он не успел задуматься над тем, что с ним произошло, и произойдет ли это снова. И не на шутку испугался и разозлился, увидев, что в центре площадки нет меча, с которым он боролся против огромной твари. Лишь затем, вспомнив об ужасе предыдущего дня и только теперь почувствовав уже не слишком сильную боль в правой руке, он посмотрел на нее, ожидая увидеть кровавое месиво. Но нет, рука была вполне цела, но сказать, что она была совсем невредима, было невозможно: вся кисть до самого запястья была покрыта мелкими темными чешуйками. Джон дотронулся до них другой, нетронутой рукой: это были холодные металлические пластины, настолько острые по краям, что он поранил пальцы. Но самое удивительное, что он почувствовал прикосновение к ним: это была не перчатка - это была словно новая кожа. Из каждого пальца тянулись четырехсантиметровые острые когти. Теперь Джон понял: меча не было потому, что он ему уже не был нужен.
  Огненная вспышка озарила все вокруг, и перед глазами появилось чудовище. Это уже не было то мохнатое паукоголовое существо. Туловище этой твари, размером примерно с человеческое, возвышалось на два метра над землей, держась на трех длинных осьминожьих щупальцах: два росли по бокам от головы, словно руки, третье располагалось на месте ног. Каждое щупальце оканчивалось длинным костяным лезвием. На вытянутой шее покоилась змеиная голова.
  Взмах щупальца, и его лезвие чуть не достало свою жертву: Джон резко присел, и костяной клинок просвистел над его головой. С подобным свистом и второе щупальце рассекло воздух, пытаясь пронзить сердце человека, но в полете столкнулось с его металлической рукой. Мощные пальцы сжали лезвие. Рывок, и словно жало пчелы, поразившее ее противника, острая кость осталась в могучей руке, держащей ее мертвой хваткой. Тварь зарычала, отдернув назад кровоточащее щупальце, в бешенстве побежала на Джона и, схватив его за плечо острыми зубами, бросилось вместе со своей жертвой в горящую пропасть.
  "Ничего, - подумал Джон, - еще пара дней, и я научусь бороться и с ним...".
  
  
  День ПЯТЬСОТ СЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ
  
  Посреди небольшой площадки между отвесных скал стояло странное существо. Когда-то оно было человеком. Кисть правой руки, несущая пять острых когтей и покрытая множеством металлических чешуек, покоилась на стальной трубе, растущей из плоти локтя. Левая же рука, оплетенная по всей длине крепкой спиралью, оканчивалась тремя огромными (длиной почти с предплечье) пальцами. Левая половина груди была закрыта крепким щитом, покрытым мелкими острыми шипами. Подобные, но только большие, металлические наросты торчали из плеч существа, бывшего раньше Джоном, надежно защищая шею от любого удара сбоку. Голову его закрывал вросший в нее шлем, из-под которого тянулась череда стальных пластин, закрывающих половину лица. Глаз, оказавшийся в окружении искусственной чешуи, был закрыт решеткой из тонких, но прочных прутьев.
  Но Джон не был единственным чудовищем в том месте. Он стоял лицом к лицу со своим новым противником, напоминающим гигантского (больше человеческого роста) броненосца. Но чудище было защищено гораздо лучше животного, на которое было похоже: толстые костяные пластины занимали всю поверхность его тела: не только спину, но и голову, брюхо и массивные конечности. Его лапы оканчивались длинными когтями, на тяжелом хвосте покоилась костяная булава. С вытянутой, как у крокодила, морды на человека смотрели четыре налитых кровью глаза.
  Джон уже давно выбрал тактику битвы: перестал ждать, когда чудовища нападут первыми. Вот и сейчас он побежал на своего врага. Мощный хвост полетел в сторону Джона, пытаясь расплющить его огромной булавой. Но бегущий легко увернулся от смертоносного удара. Булава попала в каменный "пол", оставив на месте падения небольшую воронку с расходящимися во все стороны длинными трещинами. А в этот момент когти Джона ударили броненосцу в живот. Костяные пластины треснули и сталь глубоко ушла в плоть. Зверь пытался разрубить противника когтями, но его лапа остановилась в воздухе: ее сковали стальные пальца левой руки нападающего. Зверь попытался ударить второй лапой: Джон вытащил из его тела когти правой руки, и всеми пятью лезвиями пробил чудовищу вторую лапу. Но хвостовая булава броненосца взмыла вверх и обрушилась на голову Джона. В глазах потемнело ... но лишь на несколько секунд. Стальной шлем выдержал удар: на нем осталась лишь легкая вмятина, и кое-где из-под слегка надорвавшейся границы кожи и металла выступила кровь. Зверь вновь замахнулся хвостом, все же надеясь пробить прочный шлем. Заметив это движение, Джон слегка присел и наклонил голову. И когда костяная булава, летящая в него, уже была совсем близко, Джон резко подпрыгнул на встречу ей. Металлические нити, вмонтированные в его позвоночник адским кузнецом, натянулись словно струны, и голова стремительно полетела на встречу ужасному хвосту. Новая более глубокая вмятина образовалась на стальной голове Джона, лицо залила кровь. Но кость булавы не выдержала такого удара и разлетелась на множество осколков. Подобная участь постигла и половину позвонков хвоста. Теперь могучее существо было абсолютно беспомощным. А Джон был по-прежнему силен и обладал даже большей силой, чем думал: когтистые пальцы резко раздвинулись, металлическая клешня левой руки, напротив, сомкнулась, и окровавленные лапы чудовища упали на землю. Трехпалая клешня сомкнулась на шее зверя и не отпустила его до тех пор, пока труп животного не начал покрываться языками холодного пламени адского телепорта. Броненосец исчез.
  
  Последнее время противники становились все сильнее и сильнее, но, стараниями мастера-мучителя, к которому неведомые силы регулярно доставляли Джона, он также набирал мощь. Что же здесь происходит? Если это Ад, то почему попавший в него своими активными действиями может избавить себя от части мучений? Почему грешнику дают возможность побеждать демонов преисподней? Эти вопросы пролетали в мыслях, то и дело сменяясь другим, оказавшимся для него даже более важным: "Кто следующий?!".
  
  Черный дым неожиданно закрутился перед Джоном. Вихрь постепенно затих, и дым медленно оформился в две странные фигуры, подобные объемным теням: полупрозрачные и совершенно черные человеческие силуэты.
  "И с ними справлюсь", - подумал адский воитель, разминая когтистые пальцы.
  - Стой на месте! - прошипела одна из теней. - Мы не собираемся сражаться с тобой. У тебя будет другой противник.
  Джон послушался, хотя и не совсем понимал, зачем. Но, опасаясь подвоха, все же не сводил глаз с мрачных созданий. Тем временем между двумя тенями открылась дверь. Она разрослась до гигантских размеров, но, никто не собирался из нее выходить. Тени, что-то прошептав друг другу, сунули черные руки в огонь и, схватившись за края прохода, с трудом вытащили за руки человекоподобное существо, грубо кинули его лицом на землю прямо перед Джоном и неожиданно исчезли вместе с пылающим порталом.
  Джон с опаской приблизился к лежащему. Судя по фигуре (лицо его Джон еще не видел), это был нестарый мужчина атлетического телосложения, совершенно не похожий на адского демона: голову обрамляли длинные светлые волосы, одет он был в белоснежную тогу. Вот только что за два коротких белых, покрытых небольшим пушком, отростка, торчали из его спины?
  Что-то тихо пробормотав, мужчина медленно поднялся с камня. Теперь можно было разглядеть его лицо: это было лицо юноши. Он отряхнулся от пепла, которым был слегка присыпан камень, на который его бросили, и посмотрел на Джона. Его глаза сверкнули слабым белым свечением. Он выставил руку вперед. Пламя вышло из нее, едва не достав свою цель: Джон вовремя отпрыгнул к краю скалы, чуть не сорвавшись в огонь.
  - Я уничтожу тебя, демон! - закричал белый воин, потрясая в воздухе пылающим мечом.
  - Но я не демон! Ведь я... - начал было Джон, как вдруг он вспомнил, что внешне почти ничем не отличается от жителей преисподней: "Кончено, я же выгляжу как настоящий демон: стальная чешуя, длинные когти... Но нет! Я уже не только выгляжу, как демон, я и поступаю как демон. Жажда крови во мне сильна, я с упоением убивал этих тварей. Когда же они убивали меня, мою черную душу грело ожидание мести. Даже сам я не могу считать себя человеком! Как может быть человеком тот, кто подобен демону и телом, и душой... Да, я не смогу уговорить его не сражаться. Но ведь этот бой, как и все другие, будет повторяться вновь и вновь до тех пор, пока я не одержу победу!".
  Покалеченный ангел (именно с ним в этот раз Джону предстояло биться) ловко подпрыгнул к своему противнику и взмахнул пылающим клинком. Меч лишь слегка коснулся тела покрытой сталью плоти: шип, росший на его плече, упал на землю. Второй взмах: еще немного и отсечет голову. Но нет: длинные прочные когти появились на пути пылающего клинка. Один мощный толчок, и ангел улетел на противоположный конец площадки.
  Эта битва длилась гораздо дольше привычной для Джона минуты. Два могучих война яростно сражались, и ни один из них не желал сдаваться. Взмах когтистой лапы. Ангел пригнулся - лапа пролетела недалеко от головы, но теперь превосходная реакция небесного воина подвела его: рука Джона воспротивилась данному ей импульсу и, полетев в обратном направлении, ударила тыльной стороной кисти противника по лицу. Мелкие острые чешуйки вздыбились за долю секунды до удара и, войдя в плоть, вновь выпрямились, зажав кожу в своих тисках. Что же теперь? Мощный рывок либо собьет противника с ног, либо сорвет кожу почти с половины ангельского лица. Любой из вариантов подходил Джону. Он резко потянул усиленную металлом руку на себя: плоть выдержала нагрузку, и ангел полетел вслед за рукой. Удар. Воин света упал на камни. Огненный меч выпал из его руки и исчез. Еще один рывок: Джон перекинул врага через себя, вновь повергнув его ниц. Но под щекой лежащего ангела еще оставалась впившаяся в нее рука. Подвергая противника ужасным мучениям, Джон поднял его за кожу и поставил на ноги, если то неуверенное шатание измотанного воина можно считать стоянием на ногах. Он держал лицо ангела на расстоянии вытянутой руки от себя: и именно его вытянутая рука держала врага. Три металлических пальца левой руки сложились вместе, образовав смертоносную булаву. Металл ударил в голову небожителя; раздался приглушенный звук: сочетание хруста проломленной кости и лопающейся кожи...
  
  
  День ПОСЛЕДНИЙ
  
  - Знаешь, Джон, а я так и не понял, что произошло с нами всеми. Твои мучения окончились раньше моих, ты опытнее меня. Скажи, так это был Ад или нет?
  - Да, это был Ад. Просто смертные не знают его истинного назначения. Что мы знали об этом месте при жизни? В чем верящие в Ад были абсолютно уверены? Только в том, что туда попадают грешники, и что там есть боль и страдание. Но ты никогда не задумывался над тем, насколько противоречивы земные представления об Аде? Владыка преисподней - Дьявол. Грешники - в некотором смысле его слуги. Зачем же Сатана будет бесцельно издеваться над теми, кто возлюбил его ложь больше чем истину Бога? Зачем господин будет мучить своих слуг? Да, это был Ад. В нем были муки. Но муки эти лишь помогли нам, служителям Тьмы, обрести достаточно сил, чтобы быть полезными Дьяволу. Ты спрашиваешь, зачем мы мучались в Аду? Посмотри вокруг, и ты поймешь! - с этими словами Джон, уродливый демон, сплошь покрытый металлической броней, прочно приросшей к телу, широким взмахом руки указал своему не менее страшному собеседнику на все то, что их окружало.
  Они стояли посреди бескрайнего поля, усеянного бесчисленными чудовищами. Так берег моря усеян песком. Все это были демоны, в основном такие же, как Джон: бывшие люди, закованные в металл с мощными когтями и шипами. Закаленные в недрах ада, они стали могучими воинами, более не знающими страха и боли, желающими лишь одного: обагрить свое оружие кровью врагов. Конечно, были и те кто значительно отличался от этих рукотворных существ: не тронутые адскими кузнецами звероподобные твари, черные ангелы, живые тени. Это были те самые, настоящие демоны, падшие небесные воины, последовавшие за Люцифером. Их огромное количество казалось совсем небольшим на фоне гигантского скопления бывших грешников.
  - Видишь всех этих демонов? - продолжил Джон. - Это великая армия Зла, собравшаяся для последней битвы. Сейчас наши силы и силы противника почти равны. А знаешь ли ты, что в начале времен пала лишь десятая часть небесного воинства, что демонов в девять раз меньше, чем ангелов? Кто же сравнял силы? Мы, грешные люди, закаленные пламенем Ада, обшитые прочным металлом, вооруженные острыми лезвиями.
  - А что же с теми, кто попал в рай? - спросил у Джона его собеседник, чем вызвал у того смех.
  - Боюсь, мы и не заметим их присутствия на поле битвы: их так мало... Постой! Слышишь звук трубы? Время сражаться!
  
  Взмахи кожистых и стальных крыльев. Свист воздуха, рассекаемого стремительно несущимися демонами. Адский металл столкнулся с небесным огнем...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Противостояние"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"