Байрактарова Анастасия Юрьевна: другие произведения.

Пережить клиническую жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В течении жизни мы примеряем разные маски. Важно не дать маске завладеть истинным лицом. После потери близкого человека Аня обнаружила в себе достаточно циничную личность с непробиваемой броней. Возможно ли сохранить холодный разум, когда преследуют бандиты и жизнь за сутки переворачивается с ног на голову? Что ценного может представлять из себя обычная девчонка? Как не сойти с ума, пытаясь понять, что сильнее - чувства или разум? Аня ищет ответы на бесконечно появляющиеся вопросы, стараясь при этом остаться в живых.

   Пережить клиническую жизнь.
   1
   Весной всегда кажется, что жизнь только начинается и всё лучшее скоро случится. Взгляд радуется первым цветным фрагментам среди привычной городской серости. Именно из-за ощущения бесконечного счастья и предчувствия великих свершений весна - моё любимое время года. Сугробы тают под теплыми лучами солнца и ручьями смывают грязь с тротуаров. Даже прозрачные сосульки весной сверкают и чувствуют себя бриллиантами.
   Я стояла на улице возле офиса и, щурясь от солнечного мерцания среди голых ветвей дерева, с наслаждением втягивала табачный дым с ментолом. С пивоваренного завода донесся приторный дрожжевой запах. Он всегда возвращал меня в детский сад. Именно так по моим воспоминаниям пахнет детсадовская каша. Раздался телефонный звонок и выдернул меня из теплых детских воспоминаний.
   - Да? - мысленно я уже провела успешную сделку и пересчитываю комиссию. - Да, эта квартира еще не продана. В какое время хотите посмотреть? Хорошо, в 19:00 я вас встречу у СТО и провожу. До вечера!
   Окурок полетел в урну, а я вернулась в офис. У меня сегодня богатый на деловые встречи день. Сделав пару звонков, я собрала папку с договорами, блокнот и ручку в сумку и вышла на улицу. Ну как же все-таки хорошо! Я подставила лицо под лучи и закружилась. Вадим нетерпеливо посигналил. Я подбежала к желтому ягуару и постучала в окно:
   - Выходи, зануда, смотри какой день солнечный!
   - Ты под чем-то, что ли? Садись в машину, припадочная, - рассмеялся Вадик. Он наклонился, открыл пассажирскую дверь и затянул меня внутрь. - Я сегодня загружен по горло, закину тебя на показ и погнал,- он качнул пальцем кулон на моей шее, чмокнув меня в щеку. Серебряная лисица стукнулась об аккуратную грудь, обтянутую белой блузой. Я артистично закатила глаза.
   - Так и скажи, похвастать хотел тачкой, которую собрал, - рассмеялась я и взъерошила ему волосы.
   Никто уже и не припомнит, сколько времени наша компания друзей помогали ему собирать эту красотку. Парни искали запчасти, красили и мастерили, девушки готовили еду, совали везде свои любопытные носики и всячески замедляли дело. А вечером мы жарили шашлыки, пили пиво, Вадик брал гитару и пел, вызывая лично у меня бурный восторг.
   Машина рыча сорвалась с места под восхищенные взгляды моих сотрудниц. Еще долго им будет о чем поговорить.
  
   2
  
   Вадим неожиданно пропал. Его телефоны были отключены, света в окнах не было несколько дней. Я больше не приходила в его дом. Прекратила общение со всеми общими знакомыми. Только он нас всех связывал. Спустя еще несколько дней я узнала, что его убили.
   Он был и его не стало. Так просто. Чужая смерть заставляет задуматься о том, как наша жизнь ничтожно мало значит. Человек умер, но остальные продолжают жить дальше. Мир не остановился, небо не разверзлось, ничего не изменилось. Просто на одного знакомого человека стало меньше. Когда-нибудь я умру и даже не пойму этого. Мозг выключит свои генераторы, кто-нибудь похоронит мое тело, несколько человек будут вспоминать меня периодически. Большинство же будет просто жить дальше и через год не вспомнят моего лица, а через два - имени.
   Я знала, что его криминальные знакомства ни к чему хорошему не приведут. Эта новость не вызвала у меня страданий или боли. Только грусть и светлые воспоминания наших шумных вечеров. Я положила трубку, выключила свет и закурила. В голове проносились его улыбка, короткие волосы, широкая шея, сильные руки и его любимые белые футболки, подчеркивающие накачанный торс. Вот я приготовила фирменный борщ с секретными специями и он посвящает ему два тоста подряд. Вот он берет гитару и поет песни голосом с хрипотцой. Вот он наклоняется над мангалом, а я любуюсь его мощной широкой спиной, будто вырезанной из камня. Он оборачивается, ловит мой взгляд и улыбается. Вот мы летим по улицам ночного города, без особой цели, просто чтобы ехать, а я рассказываю истории и мы смеемся. Я закидываю ему на колени свои ноги и он кладет на них свою огромную теплую ладонь.
   Его больше нет. Не будет никакого продолжения. Я не чувствую скорби. Только тепло воспоминаний и смирение. Рано или поздно это должно было случиться. Я ловлю себя на мысли, что я черствая. Где мои слезы? Моя реакция сравнима с той, как если бы мне сказали, что в магазине кончился хлеб. Может это защитная реакция психики? Мне стало немного страшно. Я затушила сигарету и залезла в постель, подвернув одеяло под ноги. Будильник прозвенит через два часа.
   До моей работы 4 квартала. Я всегда хожу пешком. Мне нравится вдыхать утренний запах и наблюдать, как люди сонно и тихо торопятся по своим делам. Каждое утро повара из донерной, мимо которой я прохожу, восхищенно цокают и обсуждая друг с другом мои покачивающиеся при походке бедра, наблюдают, как я скрываюсь за домами.
   Проходя через сквер последние пару дней, я заметила, как в одно и то же время за деревьями прогуливается мужчина в серой куртке с капюшоном. Он держит руки в карманах и сосредоточенно смотрит под ноги. Я держу голову прямо, краем глаза наблюдая за ним. Он уставился на меня. Его угрюмое лицо украшал небольшой шрам на скуле. Я прибавила шаг, почему-то зная, что завтра мы снова встретимся. По всей спине задрожали тысячи маленьких иголочек.
  
   3
  
   Я выхожу из дома и в тысячный раз вижу надпись белой краской "С ДОБРЫМ УТРОМ, КОТЬ". У подъезда собралась элита нашего двора почтенного возраста.
   - Вот Колька... Дай Бог ему здоровья... Алкаш Галькин. Он что? Нассыт на стену, так это ж высохнет и все. Шоб у него хрен отсох, конечно, прости господи. Так и ладно. Нет, эти ж наркоманы нарисують свои закорючки и зажимаються в подъездах. Никакой управы на них нет, все попортили...
   - Здраааасте, бабуль! - я нарушила беседу и лучезарно улыбнулась старушкам.
   - Здравствуй, Анечка. Твой, небось, жених рисовал-то.
   Я посмотрела на яркую стену панельки.
   - Да ну что вы, Светлана Петровна! Это ж Иван Федорович, когда за Вами ухаживал, проявил креатив, - на ходу придумала я воздыхателя соседке. Подруги Петровны, восторженно предвкушая новую тему для разговора, развернулись к ней.
   - Ты вот, Анечка, в таких коротких юбках не ходила б...Все мозги-то застудила поди уж, - не понравилась Петровне моя версия.
   - А кто чем думает, Светлана Петровна, кто чем думает! - рассмеялась я и, пританцовывая, помчалась в офис.
   Я начинаю утреннюю прогулку до офиса и вспоминаю свои самые долгие отношения с Деном. Ден - безнадежный бабник с хитрыми зелеными глазами. Я - самоуверенная девчонка с глазами цвета кофе. К концу наших отношений он проявил всю свою фантазию и попал в ТОП-3 приятных сюрпризов в моей жизни. Я улыбнулась, вспомнив, как сбежала по лестнице во двор и оказалась в центре огромного сердца из свечей. С окон домов доносились щелчки фотоаппаратов, а я прижимала букет цветов и смотрела на пляшущие огоньки. Ден рассказывал мне, как свечи гасли в десятый раз от холода и как соседская машина развернулась и поехала другим путем, чтобы не портить сюрприз. Его рука обнимала меня за плечи, потом он развернул меня и поцеловал. Господи, как он потрясающе целуется...
   За воспоминаниями я и не заметила, как прошла большую часть пути и оказалась в сквере. Мужчина в капюшоне сидел на скамейке. "Мы столько раз встречаемся, что уже можно начать здороваться" - по моим губам пробежала легкая ухмылка.
   Я кивнула ему головой, он ответил хмурым взглядом. Я пожала плечами и пошла дальше.
  
   4
  
   Когда в очередное утро я не обнаружила в сквере своего хмурого незнакомца, мне стало неуютно. Проще, когда ты видишь то, что настораживает. Когда ты видишь паука, тебе гораздо спокойнее, чем когда ты знаешь, что он есть, но не видишь его.
   Всю ночь лило, как из ведра, и город пропитался моим любимым запахом дождя и мокрого асфальта. Я достала салфетку, чтобы стереть грязь с обуви. Сегодня я вышла раньше и приду в офис еще до открытия. Я комкаю салфетку и поворачиваюсь к урне, неожиданно уткнувшись носом в чью-то грудь. Испуганно отпрянув, поднимаю голову и вижу глаза. Какой глубокий необычный оттенок синего... Это его ресницы настолько длинные или брови настолько широкие и густые, что они касаются друг друга?
   - С какой целью Вы подкрадываетесь к незнакомым девушкам сзади и пугаете их? Это Ваше хобби? - я выкинула салфетку в урну, сложила руки на груди и уставилась ему в лицо. На скуле белел шрам, трехдневная щетина прибавляла брутальности.
   - По Вам не скажешь, что Вы напуганы, - заметил мужчина, улыбнувшись краешком губ.
   - О... Ну тогда вы можете преследовать меня до самого конца пути, раз я такая смелая, - закатила глаза я и развела руками.
   Он усмехнулся, а я покачав головой гордо продолжила путь. До работы оставалось несколько метров, я прибавила шаг, предвкушая запах свежего кофе, которым я приветствовала новый день. Поздоровавшись с охранником и перекинувшись парой дежурных фраз, я отперла дверь, зашла в офис и первым делом включила кофемашину. Свои ритуалы я предпочитаю не нарушать, иначе весь день меня будет преследовать мысль, что я что-то забыла. Затем я потянулась открыть жалюзи и выглянула в окно. Мой утренний знакомый все еще стоял там и смотрел на наше здание. "Дружище, ты очень странный".
   Чашка любимого напитка вернула меня в рабочее настроение, я открыла ежедневник и начала серию звонков и переговоров.
  
   5
  
   Я стояла на дороге и всеми силами пыталась поймать такси. В службах такси не было свободных машин. Дождь и ветер спутали длинные волосы, вода заливала в рукава и обувь, тушь размазалась по щекам. Понятно, почему никто не останавливался. Все спешили домой к горячему ужину и сухой одежде, а возить чумазую мокрую девчонку такое себе удовольствие.
   Я с надеждой смотрела на приближающийся черный Range Rover. Добрый человек, ну довези ты это мокрое чучело до дома. Очень унизительно, знаете ли, стоять тут полчаса и мокнуть.
   Небеса сжалились и водитель аккуратно притормозил. "Даже не окатил из лужи" - восхитилась я его мастерству. Стекло опустилось и я увидела смеющиеся синие глаза на абсолютно серьезном лице.
   - Странно, что в этот раз ты подкрался не со спины, - пробурчала я.
   - Ты зайдешь или так поболтаем и я поеду? - в его голосе не было и намека на улыбку, но глаза хохотали.
   Смотреть, как я со своим небольшим ростом карабкаюсь в высокую машину, видимо было очень забавно. Мужчина облокотился на дверь и с интересом наблюдал за мной.
   - Можно было бы и помочь, - наконец справившись с этой непосильной задачей, заметила я.
   - Тогда мне пришлось бы подойти к тебе со спины, - усмехнулся он и тронулся.
   Я смотрела на мелькающие огни города и деревья, в машине тихо играла приятная музыка. Водитель включил подогрев сидения и тепло постепенно разлилось по телу. В голове не было ни одной мысли, только ночной город, музыка и запах приятных мужских духов. До моего дома дорога занимает 10 минут. Внезапно до меня стало доходить, что я не сказала кое-чего важного:
   - А куда мы едем? - поинтересовалась я, возвращаясь в реальность.
   - А это важно? - повернулся он ко мне. Нет, чтобы получить такие глаза, ресницы и брови, он однозначно пошел на сделку с дьяволом, не иначе.
   - Меня вообще-то ждут дома. Если у тебя другие планы, то можешь остановить машину прямо здесь.
   - Муж?
   - Да. И ребенок.
   - У тебя нет ни того, ни другого, - сухо заметил он.
   - Поэтому мне не нужно домой и я буду кататься с незнакомым мужиком, ты считаешь?
   - Дима, - невозмутимо представился он.
   Сделав небольшой круг по знакомому мне району, водитель остановился. Я почему-то не знала, как попрощаться и уйти. Несколько минут мы молча сидели в машине и смотрели, как капли стучат по стеклу. Несколько раз я набирала в легкие воздух, чтоб задать вопрос, и несколько раз передумывала. Я не была уверена, что готова узнать ответ. Дима посматривал на меня и курил. Уголки его губ будто прятали улыбку, которая вот-вот сорвется и обнажит его зубы.
   - Мне пора, - сказала я наконец, так и не решившись задать вопрос.
   Дима пожал плечами и затушил сигарету.
   Я вышла из машины и подставила лицо под капли дождя. Кто ты, черт возьми, и что тебе от меня надо?
   Когда я заходила в подъезд, он задумчиво смотрел на меня и кому-то звонил.
  
   6
  
   Несколько дней я ходила по привычному пути в офис и вглядывалась в силуэты между деревьями. Знакомых очертаний было не видно. Он больше не наблюдал за мной в сквере и не подкрадывался со спины. Это было одновременно радостно и странно. На шестой день я почти поверила, что эта встреча была плодом моего больного воображения.
   Я посмотрела на часы, 19:40, через 20 минут надо выходить. Сегодня у меня назначена встреча со сложным клиентом. Я надеялась, что усердные переговоры с продавцом и покупателем дадут результат и мы, наконец, приступим к оформлению. Я не люблю ездить в тот район на переговоры вечером, но в этом случае я была согласна поехать даже ночью, лишь бы уже оформиться.
   Телефон пиликнул, уведомляя, что такси подъехало. Я сложила документы в сумку и оглядела себя. Безупречный маникюр, черные ботильоны и строгое черное платье чуть выше колена обеспечивали мне настроение успешной деловой женщины. А нужный настрой - это 50% успеха. Взяв в руки пальто, я выпорхнула из офиса.
   Картина за окном приводила к вопросу, почему при глобальной застройке и облагораживании города до этого района так и не дошли. По сути, это географический центр города, напоминающий какое-то американское гетто. Здесь смешались частные старенькие домики и серые пятиэтажки. Лабиринты заборов из шифера исписаны мрачными кривыми граффити. По извилистым дорогам без навигатора нетрудно заблудиться. Большинство закоулков тупиковые. Я люблю зелень, но здесь деревья создают дополнительную тень и от этого этот район кажется еще более пугающим. Местные обитатели напоминают пьяных орков. Они собираются компаниями и что-то обсуждают, рыча, а их хохот или возмущенные крики разносятся грохотанием над всем районом. Я не знаю, из какой логики исходил мой клиент, но чем-то ему понравилась квартира именно тут. Конечно же, решающим фактором была цена. Но даже за низкую цену нормальный человек вряд ли согласится тут жить по доброй воле.
   Навигатор объявил о прибытии в точку назначения и таксист напряженно посмотрел на меня.
   -Вас проводить?
   -Думаю, справлюсь сама, спасибо.
   Я расплатилась и вышла из машины. Сурово посмотрев на стоящую неподалеку компанию подвыпивших мужчин, я уверенно, но стараясь не привлекать внимания, двинулась в сторону подъезда. Послышалось одобрительное присвистывание и гогот. Я закатила глаза и ускорила шаг, пообещав себе больше никогда не заниматься этим районом, ни за какие комиссионные.
   В подъезде, как обычно, были выбиты лампочки. "Чем они тут занимаются? Здесь и так солнца не видно, они лампочки выбивают... Они что, кроты?"-ворчала я, подсвечивая телефоном себе в сумку. Достав из сумки пару лампочек, я вкрутила их, хваля себя за предусмотрительность и надеясь на то, что их никто не выбьет, пока мы не закончим переговоры.
   Теперь, при свете я обвела глазами подъезд. "Может стоит выкрутить обратно?"-вздохнула я, смотря на облупившуюся краску и личностные характеристики Дашки с третьей квартиры. Подъезд, судя по всему, не мыли с момента постройки дома. Я удрученно застучала каблуками на второй этаж.
   На лестнице сидел мужик неопределенного возраста, окутанный шарфом и перегаром и, похоже, дремал.
   Я набрала побольше воздуха в легкие и громко спросила:
   -Эй, с какой квартиры ты? - подождав, пока он закончит что-то неубедительно мычать, я продолжила наступление. - Ничего не знаю, давай вставай. Я тебя тут не видела никогда, давай или домой или на улицу. Нечего тут. Давай-давай-давай! - поторопила я его подталкивая руками к выходу, не обращая внимание на слабые сопротивления.
   "Так получше будет"- подумала я и нажала на кнопку звонка. Хозяин квартиры уже ждал, я поздоровалась и прошла в квартиру, по пути наводя легкий порядок и включая везде свет.
   - И не выключайте Вы свет, ради Бога! Закончим с переговорами и хоть по всему району свет погасите. Но для клиента надо включить! Я его встречу, а Вы пока проветрите квартиру, - давала я наставления пожилому хозяину.
   Торговались мы всеми силами минут сорок. Обсудили сроки освобождения и условия сделки. Я устало посмотрела на часы. 22:20. Надо брать двойную комиссию с таких клиентов. Я завела руки за спину и облокотилась об стол.
   - Игорь Владимирович... Мы все обсудили... Может приступим к оформлению задатка и отпустим продавца? - улыбнулась я.
   - Да-да, конечно, Анечка. Вам, наверное, самой дома пора, а мы тут сидим, - виновато улыбнулся и затараторил он, внимательно смотря на мои колени.
   Оформив все необходимые документы, мы вышли из дома. Игорь Владимирович вожделенно смотрел на меня и приторно сладким голосом предложил подбросить до дома. Я смерила взглядом все ту же компанию орков, потом его и сообщила, что меня ждет машина. Он еще раз попрощался, сел в свой мерседес и скрылся в переулке.
   Я пошла знакомой тропой в сторону своего дома. Надо было вызвать такси. Улицу освещал единственный работающий фонарь. Сделав неосторожный шаг, я угодила в глубокую яму. Нога подвернулась, я услышала хруст и полетела на землю. Не хватало еще ноги здесь переломать на радость местным гопникам. Я сидела на земле и ждала, пока до моего мозга дойдет, что пора почувствовать боль. Боль так и не пришла и я проверила обувь. Каблук безнадежно висел, я грустно вздохнула. Услышав приближающийся гогот и предложения помочь, я обреченно обернулась. Ну конечно! Мое падение не прошло незаметно. Матюкнувшись, я вскочила на ноги, но не успела сделать и шага, как нога снова подвернулась. Долбанный каблук!
   - Мамзеля! Иди ко мне на ручки! - проявил заботу один из орков, довольно оглянувшись на своих друзей.
   Пьяные джентельмены неспешно приближались. Я не успею добежать до дороги. Кричать здесь бесполезно. Я сняла обувь и быстро пошла в сторону дороги.
   -Хэй, Золушка, может не будем спешить? - почувствовала я горячее дыхание в ухо. Он схватил меня за локоть и развернул к себе. В нос ударил запах дешевого алкоголя. Я дернула руку, но освободить ее из огромной клешни было невозможно. Думай, думай, думай! Я сделала резкое движение ногой в пах и на несколько секунд переключила его внимание на его достоинство. Его огромное лицо скривилось, я выдернула руку и побежала. За спиной раздались маты и проклятия. Не смея оборачиваться, я бежала босиком по холодным камням, не чувствуя боли в ногах. Топот сзади подсказывал, что останавливаться всё же не стоит.
   Резко завернув в темный переулок, я вжалась в забор, чтоб перевести дыхание. В боку предательски кололо и не давало дышать. "Сдохнуть в подворотне - не самая лучшая смерть" - подумала я. Две тени двигались в мою сторону и призывали:
   - Красавица... Ну не скромничай... Мы хорошо проведем время...
   "Угу. Не сомневаюсь. Запоминающимся вечер будет однозначно". Я смотрела на гопников и пятилась вдоль забора, пока не уперлась спиной во что-то. Прежде бешено колотящееся сердце замерло. Я обреченно закрыла глаза, медленно вдохнула и повернулась. Это было плечо третьего бритоголового. Он стоял, облокотившись об забор, и наблюдал за мной. Обнажив свой неполный комплект зубов, он подмигнул мне:
   - Долго в кошки-мышки играть будем?
   - Слушай, че вы пристали? Баб мало? Никто не дает? - я злилась и не знала, что делать.
   - Таких телочек у нас на районе нет, - прорычал он, подходя ближе.
   Я дернулась, чтобы отойти подальше, но он опередил меня и поставил руку, прижав меня к забору. Его шершавая рука скользнула по моей ноге и больно сжала бедро. Он прижал мои бедра к себе, и я выглянула из-за его плеча. Его друзья стояли поодаль, курили и ждали, пока их вожак наиграется.
   -Слушай... - я провела руками по его плечам, подавив желание немедленно вымыть руки. - Здесь грязно и темно. Может, переместимся куда-нибудь? Мне есть, что тебе показать... - он уперся лбом в мой лоб и посмотрел затуманенным взглядом мне в глаза. Я постаралась придать своему лицу самое влюбленное выражение и даже закусила губу. "Господи, ты похожа на овцу! Он не поведется!"- выругалась я мысленно.
   Он продолжал смотреть мне в глаза, потом в его взгляде появилась какая-то мысль и он начал медленно меняться в лице.
   - Ты... Ты... - он обернулся к своим друзьям и начал тыкать в меня грязным пальцем, что-то пытаясь до них донести. И они, в отличии от меня, его поняли. Я растерянно поджала губы и отодвинула от себя его палец. Что я-то?
   Они обступили меня вокруг и уставились на меня. Главный кому-то звонил и размахивал руками, объясняя местоположение. Я пыталась понять, во что я вляпалась и чем мне это грозит. Я переводила взгляд с одного на другого, пытаясь прочесть хоть что-то по их угрюмым лицам, но безуспешно.
   В лицо ударили фары приближающегося автомобиля. Все повернулись на свет. По мере приближения фар, мое лицо вытягивалось. С другой стороны переулка послышался рев еще одного автомобиля. Не много ли машин для этого района?
   Послышался скрип тормозов, открылась дверь джипа. Мои глаза готовы были выпасть из глазниц. Что ты тут делаешь, твою мать?! Вышел огромный силуэт и резко толкнул плечом ближайшего к нему гопника. Тот покачнулся и возмущенно повернулся к нему, за что получил удар в нос. Мужик согнулся, прижимая руки к лицу. Огромная лапища схватила меня за руку и дернула меня к себе. Приближающаяся к нам вторая машина ослепила фарами остальных. Воспользовавшись замешательством, обладатель огромных рук впихнул меня в машину, сел за руль и резко сдал назад, развернулся и ударил по газам. Джип сорвался с места и унес нас к проспекту.
   Я уставилась на водителя в полном недоумении. На его лице заходили желваки, он напряженно смотрел в зеркало заднего вида. Я, решив немного помолчать, вжалась в кресло и пристегнула ремень. По мере того, как я осознавала происходящее, меня начинало трясти все сильнее.
   -Дим... - робко начала я. Он бросил на меня испепеляющий взгляд. Я уставилась вперед и замолчала.
   Дима напряженно посматривал в зеркало заднего вида. Черный тонированный гелендваген не собирался от нас отставать. Дима пристегнулся, я вцепилась в ручку двери и сжалась. Он ударил по газам, набирая предельную скорость, резко свернул во дворы, срезая путь. Гелендваген, не успев среагировать, пролетел мимо. Выехав на проспект, Дима поехал в сторону гор.
   Промчавшись еще километр по проспекту, он снова свернул во двор. Так, дворами он выехал на объездную дорогу. Потом свернул на проселочную дорогу и двинул мимо коттеджей. Посмотрев в зеркало заднего вида, он облегченно вздохнул и отстегнул ремень. Лицо было хмурым, но менее напряженным.
   Я посмотрела на свои рваные пыльные чулки и начала их снимать. Дима недоуменно посмотрел на меня.
   - Что? - рявкнула я.
   Дима покачал головой и уставился на дорогу. Я сняла чулки и бросила их в сумку. Ботильоны остались в переулке, я подобрала босые ноги под себя и одернула платье. "Зашибись приключения. Как в фильме, твою ж мать"- мысли сменяли друг друга, но объяснения происходящему я так и не смогла найти. Проехав коттеджный городок, мы углублялись все выше в горы. Проселочная дорога кончилась и машину подбрасывало по ухабам.
   Я изучала лицо Димы, он все хмурился и о чем-то думал. Где он получил этот шрам? Хотя он его совсем не портит, напротив, придает еще большей суровости его и так мужественному лицу. Густые брови и ресницы, широкие скулы, сильная шея, живой взгляд - даже и не знаю, кто выглядит более опасным, те типы из подворотни или этот огромный молчаливый мужик.
   - Как ты меня нашел?
   - С некоторых пор твоя мордаха слишком известна и это не очень приятная для тебя новость.
  
   7
  
   Впереди показался высокий кирпичный забор. Подъехав к нему, Дима нажал на кнопку и ворота открылись. Дима заехал в гараж и заглушил двигатель. Потом он сложил руки на руле и устало уронил на них голову. Я достала из сумки сигареты и закурила. Докурив в полной тишине, я потушила сигарету и выкинула в пепельницу.
   - Я прошу прощения... А мы так и будем тут сидеть? - потыкала я пальцем в плечо Димы.
   - Выходи.
   Я удивленно подняла бровь, но ничего не сказала. Он поднял голову и взял мою сумку. Я открыла рот, чтоб возмутиться, он взял мой телефон и вытащил симкарту. Потом сломал ее и кинул в пепельницу. Я осталась сидеть с открытым ртом в полном недоумении. Он провел пальцем мне по подбородку, закрыв мне рот и ободряюще подмигнул. Потом он открыл дверь, вышел и повел плечами, разминая их. Я продолжала сидеть, вскинув брови и потеряв дар речи. "Это что, черт возьми, происходит вообще?! Кто он? Кто те типы? Что им всем от меня надо?"
   Тем временем Дима обошел машину и открыл мою дверь. Посмотрев на мои босые ноги, он протянул руки, закинул меня на плечо, вышел из гаража и пошел в дом по дорожке, выложенной мелким светлым камнем. Вдоль забора росли высокие сосны, по участку раскинулся газон. Ничего лишнего и требующего особого ухода.
   Зайдя в дом, Дима бросил меня на диван и пошел к бару.
   - Эй! Аккуратнее, не дрова несешь!
   - Насчет дров - не знаю, а за доставку можешь не благодарить.
   - Ты на что это... Да плевать, - махнула рукой я и уселась поудобнее и уставилась на него. Я ждала хоть каких-то объяснений. Он достал два бокала и налил в них виски.
   Дима протянул мне бокал и уселся в кресло напротив, откинулся на спинку, подняв глаза к потолку. Я сделала глоток, виски обжег горло. Комнату освещал только лунный свет и синяя подсветка полного бара. Сняв пальто, я огляделась, куда можно его пристроить. Дом казался пустым, не смотря на наличие мебели. Поверхность камина без единой статуэтки или фотографии, тяжелые темные шторы, диван без подушек, два кресла, барная стойка и три высоких стула. Никаких уютных безделушек или картин, что оживляет дом. По жилищу, как и по лицу его хозяина нельзя было ничего прочесть. Я нашла вешалку и повесила на нее пальто. Рядом висела куртка Димы, в которой он прогуливался по скверу.
   Я встала и громко поставила стакан на стойку.
   - Ворота закрыты, забор ты не перелезешь. Ванная на втором этаже, там же полотенце. Рядом с ванной спальня. Можешь там лечь спать. Звонить никому нельзя. Остальное обсудим завтра.
   - И все?
   Дима поднял голову и вопросительно посмотрел на меня.
   - То есть ты увозишь меня в какую-то глушь, нас преследуют какие-то типы, ты отключаешь мой телефон, ломаешь симку... И "всё обсудим завтра"?! - я яростно расхаживала по комнате.
   Дима молча смотрел на меня. Я подошла к его креслу и уперла руки в подлокотники, склонившись над ним.
   - Либо ты немедленно рассказываешь мне, что происходит и зачем меня ищут, либо... -прошипела я.
   - Либо? - поднял он бровь. Потом резко встал, снова закинув меня на плечо, - Ты слишком много дерзишь для своей комплекции, - заметил он, поднимаясь по лестнице. Я заколотила его по спине.
   - Немедленно отпусти меня! Нашел себе развлечение!
   Он зашел в ванную и поставил меня в душевую. Затем включил воду и вышел из комнаты. Вода стекала по моим волосам и лицу, я возмущенно хватала ртом воздух. Облокотившись об стену, я сползла по ней и уткнулась лицом в ладони. Это слишком для меня. Весь этот день, эти люди. Слезы градом покатились и смешались с водой. "Господи, Аня... Где наша не пропадала? Если сейчас нет мысли, как все изменить, то расслабься и плыви по течению, а там посмотрим". Я вытерла лицо, сняла мокрое платье и белье и бросила всё на пол.
  
   8
  
   Утреннее солнце коснулось лица и заставило меня проснуться. Судя по шуму внизу, Дима уже встал и хозяйничал на кухне. Я накинула мягкий белый халат, который нашла вчера в ванной, и осторожно выглянула за дверь. Коридор был пуст и я шмыгнула в ванную, чтобы умыться. "Ну и жесть" - протянула я, разглядывая себя в зеркало и растягивая лицо, пытаясь разгладить помятости. Круги под глазами напоминали о практически бессонной ночи, а припухлости - о пролитых литрах слёз. Я включила холодную воду, заткнула руками слив в раковине и, дождавшись, когда наберется раковина, окунула лицо в воду. Шею неприятно свело, но в то же время я чувствовала, как в голове становится яснее. Легкие зажгло от нехватки воздуха. Опершись руками о раковину, я снова посмотрела в зеркало. Особых изменений я не заметила и, смирившись, выдавила зубную пасту на палец.
   - Там новая щетка стоит, - я подпрыгнула и выронила из рук тюбик. Дима расхохотался.
   - Очень смешно. Ха-ха, я сейчас умру, всем городом смеялись, - я злилась, что забыла закрыть дверь.
   - А что за ритуал с нырянием в раковину?
   - Пыталась утопиться, чтоб тебя больше не видеть, - я подмигнула ему, засунула щетку в рот и начала чистить зубы, с вызовом уставившись на него.
   - В следующий раз как соберешься топиться, позови. Я помогу.
   Я показала ему большой палец и отвернулась.
   Когда я спустилась в гостиную, Дима стоял спиной ко мне, смотрел в окно и пил кофе. На барной стойке стояла кружка и для меня.
   - Сейчас я отвезу тебя домой, ты соберешь чемодан необходимых вещей и документы, а потом поговорим, - Дима продолжал стоять спиной и разглядывать ели.
   - Вот мне уже ни разу не смешно. Я свободный человек. Ты меня спас, спасибо тебе большое, но ты не можешь меня взять и похитить. Я, конечно, понимаю, я тебе очень понравилась... - тут Дима обернулся и вздернул бровь, - но всё же постарайся держать себя в руках.
   - Нужна ты мне больно... - хмыкнул он и поставил чашку на стойку. Потом сел напротив меня, сложил свои огромные руки и молча стал изучать мое лицо. Его умный пытливый взгляд словно сканировал всю мою настоящую жизнь и три предыдущих заодно. Мне стало не по себе, я начала ерзать на стуле, и сосредоточенно пить кофе, пытаясь засунуть в чашку всё свое лицо. - Ты не понимаешь, что если мы сейчас сами не найдем Вадика, тебя убьют? Возможно не сразу. Но в конце концов всё придет к этому.
   Я подавилась и закашлялась, расплескивая по столешнице кофе. "Что он несёт? Я сейчас сама умру, и убивать не придется!" Дима легонько постучал по спине своей лапищей, я, наконец, откашлялась.
   - Кого найдем? - переспросила я все еще сдавленным голосом.
   - Понятно... Давай одевайся, по пути поговорим, времени нет вообще, - он положил ключи от машины в карман, взял пачку сигарет и зажигалку и вышел на крыльцо.
  
   9
  
   Я натянула свое высохнувшее мятое платье, вспомнила, что я без обуви, матюкнулась и сбежала вниз по лестнице. Дима докуривал свою сигарету. Увидев меня, он хмыкнул и кивнул головой в сторону гаража. Я прошла по каменной дорожке, убеждая себя в том, что это отличный массаж для ног, и вскарабкалась на сиденье. Моя сумочка лежала между наших кресел и я решила привести себя в человеческий вид. Расчески, как назло, не оказалось и я просто провела пальцами по волосам. Дима завел машину и ждал, пока она прогреется. Я достала пудреницу и тушь и подкрасила ресницы. Круги под глазами я припудрила, и сбрызнула волосы духами. Дима выехал из гаража и мы помчались по уже знакомому пути.
   - Дим... Какого Вадика мы должны найти? Причем тут я? Почему ты столько времени следил за мной? Что вообще происходит?
   - Очень хорошо знакомого тебе Вадика, Ань, - укоризненно посмотрел он на меня и нахмурил брови. Я снова засмотрелась в его синие глаза, обрамленные черными густыми ресницами. Он перевел взгляд на дорогу.
   - Он пропал. Потом мне сказали его убили. Больше я его не видела.
   - Я знаю. Но вот люди, которые его ищут, уверены в обратном. И по их мнению, он очень тебя любит. Поэтому они и хотят повлиять на его появление через тебя.
   - Господи! Да мы даже не встречались! Ну что-то было, могло начаться, но мы не успели! - я уронила лицо в ладони и сжала пальцами лоб. - Дим. Я считала, что он умер. Неужели эти люди не знают об этом? Во что он влез? Что произошло? У меня в голове каша из моих домыслов!
   Несколько минут он молчал, словно решая, стоит ли мне об этом говорить.
   - Я сам толком не знаю, что у них произошло. У Вадика были два друга еще со школы. Те продавали травку и "решали проблемы" других людей за деньги. Если короче, вывозили указанных личностей на пустыри и доходчиво объясняли, в чем те не правы. Вадик пытался по-честному работать, высшее получить. Даже открывал свой магазин. Но магазин в итоге прогорел, а на зарплате далеко не уедешь. Ну и когда его друзья предложили ему легких денег, он не отказался. Спустя какое-то время ребят заметил Константин Федорович, владелец сети гипермаркетов, гостиницы и трех автосервисов. Он предложил им работать только на него за солидные гонорары, но проблемы будут немного другие. Парни они привлекательные, они должны были вешать лапшу на уши девчонкам и под разными предлогами вывозить их из страны. Попадая в Костин дом за границей, девчонки лишались своих документов и попадали под жесткую обработку. Ну а дальше ты догадываешься, я думаю. Сотни извращенцев, проходящие через этих девчонок.
   Я в ужасе смотрела на него, открыв рот.
   - Это шутка какая-то дурацкая? Вадик не мог! Он вообще другой, ты наверное перепутал, он не мог. Вадиков же много на планете...
   - Вадик в итоге и не смог. Вообще изначально их задача была только вывезти и передать из рук в руки. Потом Костя предложил им сумму больше, но чтоб они делали всю работу. Когда они вывезли семерых девчонок и доставили их в коттедж, они должны были выбить из них всю дурь, но аккуратно, не подпортив товарный вид, так сказать. Если потребуется подсадить на наркоту. Его дружки нашли в этом свое развлечение, да и платил дядя Костя достаточно для их притихнувшей совести. А Вадик, хоть и подписался на это всё, вдруг повел себя неожиданно для своих друзей. Маге он прострелил место, отвечающее за его потомство, которого теперь не будет, а Лехе колено. Девчонок отправил домой, предварительно связавшись с органами. Он прятался, знал, что его будут искать. Ждал, пока их всех посадят. Но он не предусмотрел того, что на дядю Костю будет недостаточно доказательств, а Мага и Леха затаят на него злобу, и у них окажется множество друзей на свободе. В итоге друзья Лехи нашли его первыми, причем в нашем же пригороде, в результате потасовки он и был убит. По предварительным данным. Ребята быстро уехали, бросив его там же. А Вадик пришел в себя, достучался до какого-то деда из соседнего дома, он его и выходил. Родители Вадика давно умерли, искать бы его никто не стал, да только дядя Костя назначил вознаграждение за него живого или мертвого. Тут-то друзья и поняли, что лоханулись. Вернулись на место - а трупа-то и нет. Дядя Костя по своим каналам пробил - тело никто не находил, дел не заводили. Выяснили, что по сути единственный постоянный человек в его жизни - ты. На фоточках твоя мордаха часто мелькала. Знакомые его все тебя знали. Светанулся в турфирме, выбирал путешествие на двоих, со страной не определился, должен был ответ менеджеру дать.
   - Так а ты тут каким боком? - я еще не могла все уложить в голове. Казалось, что мозг сейчас лопнет, в висках пульсировало. Я все ждала, что сейчас вбежит человек с криком "Розыгрыш! Ха-ха!"
   - А я... А я тоже ищу Вадика. Я потерял его в свое время... Потом вот также на тебя вышел. Наблюдал за тобой, ожидая, что ты выведешь на него. Потом узнал, что ищу его не я один и вот это вот все. Вчера нашел инфу, где он может быть, хотел уже двинуть туда, как мне звонок - тебя узнали и прижали. Я и сорвался, - Дима пожал плечами и мягко улыбаясь, вытер мне с щеки тушь. Слушая его повествование, я и не чувствовала, как с глаз катятся слезы, уничтожая мой и так скудный макияж. - Вот твой дом, очень быстро собирайся, я тебя прошу.
   - Мне надо родителям позвонить.
   - Я решу этот вопрос, только сейчас никому не вздумай звонить. Собирайся и сюда. У тебя 10 минут.
  
   10
  
   Я взлетела по ступенькам и с волнением попыталась вставить ключ в замок. Дрожащие руки никак не хотели слушаться. Наконец, дверь удалось открыть, я пробежала в ванну и смыла дорожную пыль с ног. Бегая с безумным видом по квартире, я разговаривала сама с собой.
   - Чемодан или спортивная сумка? Наверное, сумка удобней.
   Я достала с антресолей сумку, кинула ее посреди комнаты и начала закидывать в нее в хаотичном порядке все подряд: нижнее белье, носки, обувь, майки, джинсы, шорты, платья, куртку, паспорт, зубную щетку, косметичку, расческу... Создавалось впечатление, что я переезжаю.
   - Почему не звонить никому? С чего я ему так верю? Может он таким способом и заманивает девушек в рабство. Вывезет меня сейчас из страны и продаст какому-нибудь шейху. А восточные олигархи не совсем в моем вкусе.
   Шестеренки в голове щелкали и пытались найти верное решение. Я долго сжимала трубку телефона и в итоге решила набрать знакомый номер:
   - Мам, привет, это я. Никуда не пропала. С друзьями отмечали день рождения друга. Ой, ну ты его не знаешь. Мам, я уеду ненадолго, не теряй. Ну что ты опять? Не надо переживать, вернусь, все расскажу. Все, опаздываю, не могу говорить, целую.
   Я быстро нажала на сброс, впрыгнула в джинсы, натянула свитер и кроссовки, поправила прическу. Посидела в раздумьях еще минуту, схватила сумку и помчалась обратно. Будь, что будет.
   Дима стоял у машины и курил. Увидев меня, он перехватил из рук у меня сумку и закинул ее на заднее сидение. Я запрыгнула в машину, он на меня внимательно смотрел, словно пытался что-то для себя выяснить. Когда он завел машину и посмотрел в зеркало заднего вида, он нахмурился. Во двор въезжал знакомый черный гелендваген. Не раздумывая, он дал по газам и помчался. На его лице заходили желваки. Я притихла, стараясь лишний раз не раздражать его. Он кинул на меня недобрый колючий взгляд, я поняла, что он знает, что я ослушалась.
   Я сделала невозмутимое лицо и уставилась на дорогу. Внутри было чувство, будто мама спрашивает, кто разбил ее любимую вазу, а я носочком осколки под шкаф толкаю и всем своим видом показываю, что я и не знала о существовании вазы в доме. Ну и позвонила, и что? Я его знаю пару дней, а он хочет стопроцентного доверия?
   - Я надеюсь, ты так тупишь в последний раз, - прорычал он. - Или выходи из машины и пусть они делают с тобой, что хотят.
   Дима вонзился в меня своим пронзительным взглядом синих, как море, глаз. Я предпочла не оборачиваться и смотреть на дорогу. Достаточно того, что я боковым зрением видела его ярость. Было неуютно и очень стыдно.
  
   11
  
   Впереди показались огромные буквы "АЭРОПОРТ". Сердце бешено заколотилось. Дима не знал, насколько сильно я боюсь перелетов. Решить вопрос с визой за пару дней оказалось для него плевым делом. Неожиданно быстро пройдя контроль, мы оказались в зале ожидания. До вылета оставалось 40 минут.
   Мы сидели в курилке, поочередно стряхивая пепел в урну. Дима молча рассматривал, как тлеет сигарета. Я смотрела на него и гадала, чего от него ждать. В дальнем углу комнаты зажималась парочка. Докурив одну сигарету на двоих, они, смеясь и предвкушая путешествие, вышли из курилки. Мы остались одни. Внутри нарастало напряжение.
   - Нервничаешь? - посмотрев на мои чуть дрожащие руки, спросил он.
   - Надо полагать, - мой голос дал хрипотцу и чуть дрогнул. К горлу подкатил ком и я сжала губы. Столько переживаний за такой короткий промежуток времени и предстоящий полет стали испытанием для моей нервной системы. Мне, как настоящей женщине, срочно нужно зарыдать.
   Я достала из пачки еще одну сигарету, Дима тут же поднес зажигалку. Я сделала глубокую затяжку, он неловко меня приобнял за плечи. Давно я никого не пускала в свое личное пространство. Он перешел невидимую линию, которой я отделила от себя мир. Почувствовав тепло его рук, я больше не могла быть сильной. Я подалась вперед и через пару секунд его толстовка мокла от моих слез, а он уже уверенно меня прижимал к себе и поглаживал по голове.
   - Дим, что за хрень, а? Что за хрень вообще? - бормотала я несвязно ему в грудь и сжимала его спину. - Спасибо, за то, что делаешь для меня... - он молчал, положив подбородок на мою голову.
   Когда волна истерики прошла, я отстранилась, почувствовав себя глупо. Я не привыкла размазывать слезы по первым встречным мужикам. Табло показывало посадку на наш рейс.
  
   12
  
   Командир корабля поприветствовал пассажиров. Сейчас всё начнется. Двери закроются, мы взлетим и при всем желании я не смогу отсюда выйти. Я глубоко вдыхаю и закрываю глаза. В голове проносится фраза: "В падающем самолете атеистов не бывает..." Перелетов у меня было не так много, но каждый раз эти слова в голове не дают мне покоя. Я вглядываюсь в лица пассажиров и пытаюсь понять, суждено ли им сегодня умереть? Нахожу самых светлых, по моим ощущениям, людей и пытаюсь себя убедить в том, что уж с ними-то точно не разобьемся.
   Взлет. Я пытаюсь заставить себя дышать глубже. Смотрю в окно и убеждаю себя в том, что это нереально красиво. Серые домики, поля... Наконец, город превращается в пятно. Очень красиво, да. Для людей, которые никогда не выходили из дома, видимо. Уверена, что люди, восхищающиеся видами из окна самолета, жутко боятся летать и при этом обладают огромным оптимизмом.
   Самолет набрал нужную высоту, можно отстегнуть ремни. Я поймала себя на том, что все это время крепко сжимала руку Димы. Он, по своему обыкновению, молчал. Отпустив его руку, я заметила белые следы от моей ладони. Я подняла на него взгляд и, извиняясь, улыбнулась. Всё это время, что мы знакомы, я только доставляю ему неприятности, а он и рад. "Ты, что, ненормальный?"
   - Всегда рад помочь. Вот моя рука, вот мое плечо, вот моя толстовка. На все случаи жизни, - усмехнулся он. Наконец-то его глаза снова смеялись, а лицо было спокойным.
   Я наблюдала за плывущими облаками, в которых периодически появлялись горы и поля. Ужасно скучное занятие, но оно хоть как-то отвлекало от головокружения и тошноты. Я даже начала дремать, как самолет тряхнуло, свет начал подмигивать, я сразу же посмотрела в окно, чтоб понять горим мы уже или еще нет. Дыма я не обнаружила и стала вглядываться в лица стюардесс и пассажиров. Стюардессы мило улыбались, пассажиры не обращали ни на что внимания, а динамики оповестили, что мы попали в зону турбулентности. Я испуганно посмотрела на Диму.
   - Ань... Все в порядке, это просто турбулентность, - он потянулся, чтоб обнять меня. Я отстранилась и сжала руками голову, наклонившись к коленям. Сердце колотилось, самолет трясло, мне не хватало воздуха. Я откинулась назад.
   - Мне плохо, жжет в груди и тяжело дышать. Дим, мне страшно... - я делала глубокие вдохи носом, пытаясь успокоиться и красочно представляя, как до земли долетает мое красивое мертвое тело. Зубы свело так, что я не могла их разжать. Заболели скулы. Мой мозг - генератор случайных картинок, способных довести до паники самого спокойного человека, что уж говорить обо мне.
   Дима раздобыл холодной воды и протянул мне стаканчик. Постепенно я смогла немного успокоиться, а турбулентность прекратилась. Я рассматривала свои ладони с глубокими отпечатками ногтей.
   - Через час прилетим, потерпи, - Дима озабоченно смотрел на меня. В его глазах читалось беспокойство и растерянность. Я старалась всем своим видом показать, что я мужественно терплю и надеюсь на лучшее.
   Дима взял меня за подбородок и развернул мое лицо к себе.
   - Все будет хорошо, слышишь? - у меня перехватило дыхание. Лучше бы нам не касаться друг друга. Опять эта голубая бездна. В нее падаешь и забываешь, как дышать, ты просто летишь и все. Не знаю, сколько я так сидела с отсутствующим взглядом. Я мягко отодвинула его руку и сердито посмотрела на него.
   - Слышу. Все в порядке, - буркнула я и стала сосредоточено смотреть в окно.
   Спустя час голос из динамиков оповестил о прибытии в аэропорт Даболим, Индия, Гоа. Как только шасси коснулось земли, салон взорвался аплодисментами. "О да. Мы долетели, надо же, какая неожиданность. Думали, только взлетим, а тут еще и сели. Вот это фокус, вот это трюк! Буду так в метро машинисту на каждой остановке аплодировать"
   Я хотела поскорее покинуть самолет и приблизиться на шаг к развязке своего основного увлекательного приключения.
  
   13
  
   Открылись двери самолета и меня обдало горячим влажным воздухом и запахом индийских специй. Этим запахом было пропитано каждое живое существо, каждый уголок штата. Я смотрела на индусов и заранее знала, как они пахнут - специями, потом и влагой. Казалось, к этому запаху невозможно привыкнуть. Так пахнет Индия. В аэропорту угнетали охранники с автоматами, хоть и весь персонал был достаточно приветлив, но что-то пугало в них. Энергетика дикого непредсказуемого и неукротимого зверя в человеческой оболочке. Возможно, я себя накручиваю. Необходимо успокоиться.
   Благополучно пройдя контроль, я сказала Диме, что пойду на улицу покурить, пока он заберет багаж. Он нахмурился и с прищуром посмотрел на меня:
   - Ты что это задумала?
   - Очевидно же, что побег! Дима, я первый раз в Индии, что я могу задумать? Устрою переворот и стану президентом Индии! - на нас начали коситься туристы и охрана.
   - Иди, иди. Только осторожней. Будь рядом.
   Я вышла на улицу и закурила. Водители автобусов держали в руках таблички с названиями гостиниц, таксисты держали листы с именами туристов. Худощавые мальчишки-индусы толкали тележки, нагруженные чемоданами, до транспорта. Я выдыхала дым и смотрела на разлившийся по небу розовый закат. Посмотрев по сторонам и не обнаружив урны, я решила прогуляться вдоль здания аэропорта, чтобы найти, куда выбросить окурок. Хоть это желание и показалось мне внутренне смешным. Вокруг на земле валялись бутылки, бумажки, окурки, жвачки и прочий мусор и, судя по всему, никого это особо не напрягало.
   Пройдя до конца здания, я все же заметила ведро и направилась к нему. Что-то внутри возликовало, когда я увидела вдали светофор. Надо же! Тут есть светофоры, ого! Поймав себя на этой мысли, я хохотнула. В голове появилась картинка: я с дубиной, костью в волосах и набедренной повязке тычу пальцем в светофор и восхищенно пускаю слюни. Очень сексуальная картинка, да.
   Я наклонилась к ведру, пальцы отпустили окурок... Резко стало темно, какая-то ткань мешала дышать, чьи-то цепкие руки вцепились в меня. А в голове пустота, гуляет ветер и тоскливо бредет перекати-поле. Доли секунд и я понимаю, что я в машине. С мешком или какой-то тряпкой на голове. Отлично. Стоит мне остаться одной, как меня все время пытаются похитить. А я ведь даже не английская королева.
  
   14
  
   Я пыталась сохранить бодрость духа и не поддаться панике. "Где наша не пропадала? Где только не пропадала, но только не в таких ситуациях, черт возьми!" Я стиснула зубы и приказала себе сохранять холодный рассудок.
   Машина остановилась, меня поволокли, как тряпичную куклу, молча и не переговариваясь друг с другом. Пытаться вырваться и проявлять какую-либо агрессию я не видела смысла. Я хотела жить и желательно в полном здравии всех имеющихся частей тела. А значит нужно оценить ситуацию.
   Меня повели по какому-то помещению, судя по наступившей прохладе и тишине. Раздался скрип двери, с моей головы сняли мешок и я полетела на бетонный пол. За спиной громко захлопнулась дверь. В комнате было сыро и сумрачно. Единственным источником света были маленькие круглые окошечки размером с кулак под потолком. Осмотревшись, я поняла, что комната абсолютно пуста. Я чувствовала себя хомяком в бетонной коробке, в которой сделали отверстия, чтоб животинка не задохнулась. Я подошла к двери и затарабанила в нее:
   - Эй! Слышите, вы, там! Откройте! Мне нужно поговорить с главным! Кто там он у вас?
   Разумеется, никто не разбежался звать главного и вообще исполнять мои просьбы. Сбив кулаки до крови, я развернулась спиной и начала мерно и нудно стучать ногой.
   Вдруг дверь открылась, я обернулась и разобрала мужской силуэт. Ребро ладони ударило мне в челюсть, а нога в уродливой берце с силой толкнула меня в грудь. Я отлетела к середине комнаты и упала на пол. В груди жгло, я не могла вдохнуть. Я пыталась носом вдохнуть хоть немного воздуха, но получалось только раскрывать рот и вращать глазами, как рыба, выкинувшаяся на берег. Дверь снова захлопнулась. Постепенно дыхание восстановилось, несмотря на то, что я мысленно уже попрощалась с жизнью и выматерила Диму. И Вадика. И всех, кто замешан в этом дерьме.
   Щека горела и припухла. Я провела по ней пальцами и поняла, что завтра уже четверть моего лица украсит огромный лиловый синяк. Я села на корточки и прислонилась головой к стене. Уши резала тишина, из окошек струился лунный свет, я уставилась в одно окошко и из-за долгого смотрения в одну точку глаза начали различать мельчайшие частички пыли, парящие в серебряном луче. Словно коробочку с блесками перевернули в воду и блески практически зависли в одном месте, изредка слабо шевелясь и подергиваясь. Глаза схватила сухость и мне захотелось моргнуть. Я закрыла глаза и приятная волна разлилась до перепонок. Я боялась спугнуть это чувство и старалась не шевелиться и дышать как можно тише. Постепенно меня отключило.
  
   15
  
   Луч света защекотал ресницы. Спину и шею ломило, словно по мне проехал товарный поезд с прыгающими внутри слонами. Дверь открылась и в комнату зашел высокий крепкий мужчина. Он смерил меня злобным взглядом.
   - Поднимайся, - прозвучал короткий приказ. Я с трудом встала и повела плечами, что хоть как-то снять ломоту. Мужчина грубо схватил меня за руку и поволок по коридору. Ноги не слушались и заплетались, как у тряпичной куклы.
   Пройдя метров 10, мы уперлись в комнату, подобную той, в которой я провела ночь, только со стульями. Сопровождающий втолкнул меня в комнату, прикрыв за нами дверь. Я обвела глазами комнату: стены, пол, четыре стула и угрюмый здоровяк. Как выбираться из этого квеста неизвестно.
   Мужчина начал надвигаться на меня, словно огромная скала, смотря мне прямо в глаза. Я по инерции отступала до тех пор, пока не уперлась в стену. Он продолжал надвигаться и мне казалось, стена вот-вот должна меня поглотить. Он взял меня за шкирку и сунул вторую руку под свитер. Свободными руками я вцепилась в его лапу, стараясь отпихнуть его.
   - Пусти, скотина!
   Быстрым профессиональным движением он вывернул мне руки и оба моих тонких запястья оказались в кольце его ладони. Вторую рукой он задрал мой свитер и сорвал кулон, что я носила не снимая. Я и забыла, что он на мне. Повертев его, он бросил его на стул и ощупал все карманы моих джинс и провел рукой по ногам. Ничего больше не обнаружив он отпихнул меня на свободный стул, взял кулон и расположился напротив.
   - Интересная вещица. Похоже на ручную работу, - он вертел в руках украшение, которое подарил мне Вадик на мой день рождения. Серебряная лисья мордочка с ободком перьев на голове, как у индейцев. Когда я обмолвилась, что ищу такой, но не могу найти, Вадик нашел мастера, который сделал мне его. С тех пор я, не снимая, носила кулон, как талисман.
   Со всех сторон внимательно рассмотрев вещицу и не обнаружив ничего интересного, мужчина отдал ее назад.
   - Безделушка. Тупая и бесполезная.
   - Как твоя жизнь, - не смогла не огрызнуться я.
   Здоровяк встал и прошелся по комнате. Постоял немного, смотря в круглые окошки под потолком, затем резко развернулся и залепил мне пощечину. Я полетела на пол.
   - Где Вадик?! - заорал он прямо мне в лицо. Было бы немного посветлее, я б смогла рассмотреть цвет его гланд. В ушах зазвенело, я поморщилась.
   - Ты больной? Какой Вадик? - Мозг безуспешно пытался найти правильные варианты ответов. Я буквально слышала, как щелкают шестеренки в голове.
   Огромная рука приподняла меня и на другую сторону лица снова обрушилась затрещина. Я полетела в противоположный угол комнаты. Меня охватила паника.
   - Я не знаю, где он!!! Я думала, он мертв!!! - заорала я. По щекам градом покатились слезы. Губа лопнула и по лицу размазалась кровь.
   - Где флешка? - спокойным тоном поинтересовался мужчина.
   Я подняла голову и удивленно посмотрела на него.
   - Вы тут все больные или ты особенный?! Какая флешка? Откуда мне все это знать?! Мы хорошо общались, но я не знала, чем он занимается, какие флешки имеет и куда пропал! Мне это было не интересно!!! - я теряла половину слов в всхлипываниях и утирала щеки, от бегущих слез и крови.
   Мужчина подскочил и резко направился ко мне. Я сжалась, ожидая новых ударов. Он схватил меня за шиворот и прорычал сквозь зубы:
   - Значит все, что должен он, я выжму из тебя. Поняла, сука?! У тебя время до вечера. Напряги свои извилины и подумай, где он может быть.
   Швырнув меня в угол, он покинул комнату, заперев меня на ключ.
  
   16
  
   Я ходила по комнате, наматывая уже трехсотый круг. Даже если бы я что-то знала, я бы не сказала правды. Возможно, Вадик не хотел меня впутывать меня в это все, поэтому не давал мне никакой информации и прочих артефактов. Я в абсолютно дурацком положении и что с этим делать - не имею никакого понятия.
   Я села на стул и уронила голову в ладони, запустив пальцы в волосы. Как много я не замечала. Ведь действительно я была единственным самым близким человеком у Вадика. Когда выдавалась свободная минутка, он приезжал, чтоб поднять мне настроение или чем-нибудь помочь. Когда не мог приехать - слал смску или звонил. Я все принимала как должное, ни разу не задумавшись о его чувствах. Главное для меня было - что мне комфортно. А он ни разу не предъявил мне никаких претензий. Просто молча делал мою жизнь чуточку приятней и радовался этому.
   Слезы катились по щекам, я утирала их кулаком, хоть это и было абсолютно бессмысленным. Я готова была наполнить всю эту серую темную комнату своими слезами, сделать из бумаги кораблик и пускать его туда-сюда.
   Я вспомнила лето, когда был очередной приступ грусти, по разговору он заметил мое настроение и через 10 минут мы ехали навстречу сменявших друг друга фонарей. Еще минут через 15 мы молча лежали в траве, вдыхали горный воздух, смотрели в ночное небо и гадали, какая из миллиона звезд полярная. Господи, да он из всей моей жизни делал вечное лето, какая же я дура!
   Я с новой силой зарыдала, сжимая в кулаке кулон лисы в ободке из перьев.
   Дверь открылась, зашел мой неприятный знакомый.
   - Я внимательно тебя слушаю, - он уселся на стул и сложил ногу на ногу.
   - Не хочу тебя разочаровывать, но вы похитили абсолютно бесполезного для вас человека, - я театрально вздохнула и уставилась в пол. - Мне правда ничего неизвестно. У меня нет никаких флешек. Вообще ничего.
   - То есть вы хотели пожениться, а ты была не в курсе его движений?
   - Я не знала ни о движениях, ни о том, что мы хотели пожениться. Похоже, ты больше знаешь о моей жизни, чем я, - я усмехнулась и развела руками.
   - Что ж, видит Бог, я не хотел этого, - он поднялся.
   - Видит Бог, ты не хотел упоминать Его? - хохотнула я. Тоже мне набожный мафиози. Смешно.
   Он хмуро посмотрел на меня, взял за шкирку и поволок в сторону выхода. На улице стояли два крепких парня в черных футболках, охотничьих черных штанах и берцах. У каждого при себе была кобура, явно не пустая. Выражения лиц у них было такое, будто они участвуют в конкурсе на самую важную физиономию, причем они лидировали. Мой сопровождающий передал меня им в руки, чему они были несказанно рады. Важность сменилась похотью. Один из них завел мои руки за спину и повел в сторону белого, с облупившейся местами краской, микроавтобуса. Когда мы оказались у дверей в автобус, второй встал, будто преграждая вход, и с мерзкой улыбкой оглядел меня с ног до головы. Я примерно представляла, как я сейчас выгляжу и нужно быть больным ублюдком, чтобы такое нравилось.
   Держащий мои руки сказал ему что-то на непонятном мне языке. Я не смогла определить, что это за речь. Второй ответил коротко, будто отмахиваясь от него, и схватил мою задницу, больно сжав. Тут я сделала глупейшую ошибку. Так, как мои руки были в плену, я размахнулась головой и со всей силы ударила лбом ему в переносицу. Кровь хлынула у него из носа, из его иностранной речи, по моим догадкам, доносились проклятья и обещания меня медленно четвертовать. Хотя я могу и ошибаться, возможно, это были возгласы восхищения моему мастерству.
   Виски больно начали пульсировать. Мои руки грубо скрутили, волосы сзади натянулись, я оказалась в забавной позе, как фигура из тетриса. Спина согнута, голова задрана вверх так, что свело шею. Пострадавший от меня паренек вытерся темной тряпкой и сплюнул мне под ноги. Я сжала зубы. Он с размаху ударил меня по лицу. В ухе зазвенело, в глазах запрыгали черные с цветным точки. Он грубо сунул руку мне между ног, щипая за внутреннюю сторону бедер. Вторую руку сунул мне под свитер, сжав грудь. Будто его задача была оставить на мне как можно больше синяков. Стоящий сзади отпустил мои волосы и запустил руку мне в джинсы. Его рука грубо двигалась, сминая все, что он нащупывал у меня в трусах. Водитель автобуса что-то крикнул им, прекращая едва не начавшуюся оргию. Они оба хохотнули и затолкали меня в автобус, еще раз наградив меня пощечиной.
   Внутри я увидела еще трех девушек с опухшими лицами. Они смотрели в пол, боясь поднять взгляд. Я поняла, куда нас везут.
  
   17
  
   За тонированными окнами вздымались клубы дорожной пыли. Мелькали редкие деревья и бескрайние поля, выжженные солнцем. Охранники сидели напротив и не сводили с нас глаз. Автобус монотонно гудел и подпрыгивал на ухабах бездорожья.
   Мой свитер промок от пота и влажного воздуха. Температура воздуха была около 40 градусов. В очередной раз автобус подпрыгнул на ухабе, раздался хлопок, машину накренило. Водитель остановился и вышел посмотреть поломку. Раздался выстрел, крики, топот. Охранники подскочили, выхватили пистолеты, открыли дверь и тут же автобус наполнился людьми в масках и бронежилетах. Охранники в секунду оказались лежащими лицом в пол, прижимаемыми дулами автоматов в спину. Я сидела с открытым ртом и вытаращенными глазами.
   В автобус заглянул мужчина в костюме и скомандовал:
   - Выходим.
   Я поднялась и оглянулась на остальных девочек. Они сидели, уткнувшись глазами в пол и так и не шелохнувшись. Я бросилась к одной из них. Девочка, лет 17, модельной внешности, если не учитывать ее синяки и опухшее лицо. Я коснулась ее плеча и потрясла:
   - Пошли, слышишь? Как тебя зовут?
   Она не отреагировала. Я взяла в ладони ее лицо и подняла. Взгляд отсутствовал. Она была где угодно, только не здесь. Я бросилась к остальным девочкам, с ними всё повторилось. Я выпрямилась и пошла на выход.
   - Они не выйдут сами, похоже им что-то вкололи... - бросила я мужчине в костюме, оборвавшись на последнем слове. Я смотрела за спину мужчины. Какая знакомая фигура. Мне показалось, я перегрелась.
   - Далеко не уходи, я позову медиков.
   Я уже не слушала. Медленно, стараясь не спугнуть свое видение, я двинулась в его сторону. Он стоял и смотрел на меня. Еще немного и он мог раствориться. Я больше не могла терзать себя сомнениями и бросилась к нему. Он развел руки, приглашая меня в свои объятия. Я уткнулась носом ему в грудь и замкнула руки у него за спиной. Я подняла лицо и посмотрела ему в глаза. Синие, как небо в ясную летнюю погоду.
  - Вадик...
  
   18
  
   Вадик смотрел на меня и растерянно улыбался. Казалось, все исчезло, нет никого и ничего вокруг. Слова излишни, мы молчали и в ушах стояла тишина, не смотря на то, что вокруг кипела жизнь, велись разговоры, ездили машины.
   - Сейчас я тебя отпрошу и мы поедем ко мне, - Вадик отпустил меня и нехотя отстранился.
   Я закурила оставленную Вадиком сигарету и смотрела, как он по-свойски пожал руку и похлопал, прощаясь, по плечу мужчину в костюме. Он вернулся и кивнул в сторону черного байка.
   - Что?! Байк?! Ты сюда на нем приехал? Можно я пойду пешком?
   - Не переживай, я уже давно хорошо езжу на нем, - Вадик похлопал своего железного друга по сиденью. Матовый черный, без единой цветной линии мотоцикл смотрелся очень стильно. Только надписи "Honda" и "CBR250" выделялись белым цветом, а буква "R" - красным.
   - У тебя же есть душ? - показательно вздохнув, спросила я. Вадик рассмеялся, обнажив белоснежные зубы. Появились озорные ямочки на щеках и я устало улыбнулась.
   Мы мчались по узкой дороге, я обняла его сзади и старалась повторять движения его тела, чтобы ему было не сложно управлять байком. Было страшно и я чувствовала себя самым неудобным пассажиром на свете. Меня пугало хаотичное движение на дороге, постоянные сигналы машин и мопедов, бесстрашные пешеходы, прикрикивания, горбатые собаки и коровы... Все они участвовали в этой безумной дорожной суматохе и у меня в голове не укладывалось, как тут можно сохранять спокойствие и не попасть в дтп. Но спустя полчаса я доверилась Вадику и просто смотрела на мелькающие пейзажи, наслаждалась обдувающим теплым влажным ветерком, и мечтала о чашке крепкого кофе.
   Пейзажи сменяли друг друга, вот появилась хорошая дорога и вдоль нее выстроились разноцветные вывески всевозможных магазинов, аптек, обменников и кафе. Многие заведения выставили доски с перечнем своих услуг на русском языке, из чего я сделала вывод, что здесь много туристов. На протяжении всей дороги расположились мото-такси, тук-туки и машины привычного нам такси. Кучками стояли водители, общались между собой и зазывали к себе прохожих. Продавцы сувенирных лавок выкрикивали все русские слова, что только знали. Получался общий гвалт, из которого можно выхватить только отдельные слова. Мне кажется, если уменьшиться в размерах и зайти в муравейник, получится то же самое.
   - Браслеты! Кальяны! Сегодня в Tito"s вечеринка! Гашиш! Такси! Экскурсия! Поехали! Обмен выгодно!
   Каждый старался сказать свое прямо в лицо, чтобы его точно заметили. В этом безумном хаосе все улыбались. Если я сойду когда-нибудь с ума, мое безумие будет выглядеть именно так.
  
   19
  
   Мы завернули в неприметный переулок и впереди показалось море. Солнечные лучи ныряли в волны и разбивались пеной о скалы и песок. С пляжных кафе доносилась музыка, официанты выставляли столики ближе к морю, зажигали свечи, устраивая романтику туристам.
   Вадик остановился у наспех сколоченного деревянного забора.
   - Приехали, - задорно улыбнулся он мне и подмигнул.
   Я отворила калитку и зашла в небольшой чистый дворик. Площадка перед домом была залита бетоном, у забора росла молодая пальма, по периметру стояли цветы в расписных ярких горшках. Сам дом был покрашен в насыщенно голубой цвет, выглядел достаточно просто и аккуратно. На крытой террасе висел гамак, на крашеном полу стояло два кресла и плетеный столик. Разноцветные шторки были собраны и подпоясаны лентами.
   Вадик завез байк во двор и закрыл калитку. Поймав мой взгляд, он по обыкновению простодушно улыбнулся и развел руками.
   - Не роскошно, но вполне уютно, - будто извиняясь, продолжал улыбаться он. Я смотрела на него и невольно тоже начала улыбаться.
   - Все отлично тут, Вадик. Ты мне душ обещал.
   - Конечно, пойдем покажу, - спохватился он.
   Мы прошли внутрь дома. Гостиная была совмещена с кухней и выходила окнами на пляж. Обстановка была крайне простая, стеллаж и бар были сделаны из досок своими руками и покрашены в темный цвет. Не удивлюсь, если Вадик сам их смастерил. Мы повернули из гостиной в коридор, в котором было две двери. Одна из них открывала дверь в ванную, вторая, по моим догадкам, была дверью в спальню. Вот и весь дом. Вадик всегда любил простоту и не испытывал тяги к излишней роскоши. Только то, что ему западало в душу, могло стоить дорого. Как правило, это транспорт.
   Вадик суетился вокруг меня, принес полотенце, шампунь, раздобыл новую зубную щетку. Я же была в каком-то трансе. Я присутствую здесь, но происходящее проносится мимо. Будто я смотрела фильм и неожиданно оказалась в нем. Стою в гуще событий, несется жизнь, люди, картинки, и все мимо. Возможно, это шок и переутомление.
   - Ань, все в порядке? - его внимательный взгляд цеплял каждую мою мысль, каждую эмоцию.
   - Я просто устала.
   - Так, ты иди в душ, а я соображу нам ужин. Не теряй меня.
   - Хорошо, - я устало улыбнулась и закрыла дверь в ванную. Комната была отделана бежевым кафелем от потолка до пола. Пол с шершавым кафелем был залит так, что под душем образовывалось углубление с дыркой для стока воды. Под потолком расположилось прямоугольное окошко для дневного света, у стены раковина с зеркалом и полочкой, напротив - унитаз и пластмассовое ведро.
   Я повесила полотенце на крючок и включила воду. Мысли путались и стекали вместе с пеной от шампуня. Я не хотела ни в чем копаться. Я хотела просто жить. И немного поесть. А там хоть трава не расти.
   Закутавшись в полотенце, я подошла к зеркалу. На щеке красовался огромная лиловая припухлость. Я дотронулась до нее и поморщилась. Просто красотка. Стараясь не смотреть на синяк, я пропустила волосы сквозь пальцы. Мокрые волосы завились и волнами ложились на плечи. Я встряхнула их, придавая форму.
   Послышались голоса. Я прильнула к двери, но разобрать ничего не получилось. Хлопнула дверь и звук мотора. Вадик уехал. Но он обещал вернуться, видимо поехал за ужином. Собеседник скорее всего уехал с ним. Я вышла из ванны, сделала пару шагов в направлении гостиной и замерла.
  
   20
  
   В силуэте, стоящем у окна я узнала Диму. Он обернулся. По его каменному лицу, как обычно, ничего невозможно было прочесть. Он молча подошел ко мне и встревоженно посмотрел на меня. Все мышцы в моем теле напряглись, по животу пробежал холодок. Он взял в руки мое лицо и осторожно провел пальцем по моей пострадавшей щеке.
   - Господи, Аня... - его хриплый тихий голос заставил задрожать мои губы. Цвет его глаз с небесно-синих сменился на бездонный темный. Или это спустившиеся сумерки дали этот оттенок? Его пальцы коснулись шеи за мочкой уха. По шее пробежали холодные мурашки. Он вглядывался в мое лицо, желваки на его лице ходили, показывая еле сдерживаемую ярость. Мое тело бросило в дрожь, я сглотнула ком в горле. Через полотенце я чувствовала исходящее от него тепло. Он прижал меня к себе и я уткнулась носом в его грудь. Он гладил мои мокрые волосы, а я не могла прекратить дрожь в теле. Я засунула руки ему под свитер и вцепилась ледяными, не смотря на жару, пальцами в его горячую спину.
   - Ну ты чего? Ну всё... Всё кончилось, девочка, маленькая... - он еле слышно шептал, пытаясь меня успокоить. Он прикоснулся губами к моему темечку и застыл. Внутри что-то оборвалось и рухнуло. На секунду я замерла. Тепло его губ прокатилось от головы вниз и я разрыдалась. Слезы катились градом и мне становилось легче.
   Дима прижал меня к себе, поднял на руки и перенес на диван. Укрыв меня пледом, он устроился рядом и снова прижал меня к себе. В комнате давно было темно. Лунный свет отражался на наших лицах. Я подняла голову и всматривалась в его глаза. Он смотрел на мою щеку. Сглотнув ком, он тихо горько спросил:
   - Есть еще где-то?
   Я усмехнулась и не ответила. По его щеке прокатилась слеза. Я провела пальцами по его щеке, стирая мокрый след. Он взял мою руку и прижал к щеке, целуя мое запястье.
   - Прости меня... - сквозь хриплый шепот доносилась вся его горечь и прожитый страх за меня, - я тебя вез сразу сюда... Не доглядел...
   Я прижала пальцы к его губам. Меня пугало происходящее, я путалась в чувствах. Это было неожиданным откровением и я не знала, что с этим делать. Как себя вести? Я молча смотрела на него. Кажется, я начала читать его чувства. Он наклонился и легонько прикоснулся губами к моей щеке. Он старался залечить осторожными поцелуями каждый пострадавший миллиметр моего лица.
   - Дим... Хватит... Это все...Тут... Вадик скоро вернется... - я постаралась отстраниться и его губы обожгли мои. Я вздрогнула. Мурашки пробежали по спине. Я застыла и забыла дышать. Я коснулась кончиком носа его. Помедлив мгновение, он жадно впился в мои губы. Меня накрыло горячей волной. Я ответила ему и весь мир замер. Легкое головокружение смыло все мысли. Мои руки сжимали его сильную спину, он оказался надо мной, осторожно проводя горячей рукой вдоль шеи к ключицам, задерживаясь на каждом изгибе. Мне казалось, еще немного и я взорвусь на тысячи светящихся частиц.
   Послышался звук мотора и шаги во дворе. Дима неохотно отстранился, задержавшись на пару секунд у моего лица, вглядываясь в мои глаза и пытаясь что-то в них прочесть. Я поправила полотенце, он встал и пошел к кухонной зоне, включил чайник и начал хозяйничать, накрывая на стол.
  
   21
  
   Вадик зашел в гостиную с пакетами в руках. Он остановился и посмотрел на меня, затем перевел взгляд на Диму. Он продолжал накрывать на стол, не смотря на Вадика. Мне стало не по себе.
   Вадик включил свет и молча прошел к кухне. Он поставил пакеты на стол и начал доставать еду.
   - Я съездил к знакомому повару тут, в пляжном кафе. У них свежие морепродукты, ну и фрукты захватил, вино и пиво... - нарушил он звенящую тишину и разбил накалившееся напряжение.
   Я увидела в углу мою сумку.
   - Мне нужно переодеться.
   Я достала из сумки нижнее белье, шорты и свободную майку. Там же я обнаружила сланцы. Взяла это все в охапку и прошла в спальню. В спальне обстановка не отличалась от остальных комнат. Аккуратно заправленная двуспальная кровать, шкаф для одежды, стул, комод. Я подошла к комоду и взяла в руки стоящую там рамку с фотографией. На ней я узнала смеющихся нас. Фото с первых наших дней дружбы. Дружба... Как я думала. Я села на кровать и провела рукой по волосам, стараясь восстановить спокойствие. Поставив фото на место, я впрыгнула в шорты, натянула майку и вышла из комнаты. Мужчины о чем-то тихо спорили. Я тихо прошла в ванну, повесила полотенце и старалась уловить, о чем они говорят. Но опять я слышала только голоса и интонацию, слов же не разобрать.
   Я вышла к ним. Спор тут же прекратился. Повисла опять напряженная тишина. Я провела глазами по их лицам и споткнулась об изучающий мое лицо взгляд Вадика. Я отвела глаза и его кулаки сжались. Он сделал глубокий вдох и спустя секунду спокойно сказал:
   - Я предлагаю пойти на террасу, там шикарный кусочек вида на море.
   Не дожидаясь ответа, он взял бокалы, вино, включил локтем по пути уличный свет и вышел. Стараясь не смотреть на Диму, я взяла тарелки с едой и развернулась к нему спиной.
   - Ань...
   - Дим, не надо.
   Я вышла за Вадиком и услышала, как Дима стукнул по столу. Вадик сидел в кресле, смотря на море. Не посмотрев на меня, он спросил:
   - Вино? Пиво?
   Я села на соседнее кресло и посмотрела на него. Я знала, что он понял, что между нами с Димой что-то было. Мне было почему-то стыдно, хоть мы и не были связаны отношениями. Он заботился обо мне, не прося ничего взамен. Я только принимала. Он действительно ЗНАЛ меня. Он понимал все с одного взгляда на меня. Он любил? Он любил меня.
   Дима - это загадка. Это химия. Это притяжение, веющее опасностью. Это чистый экстрим. И сегодняшнее его откровение как глоток воды для путника. В нем была стихия, которую он сдерживал. Квинтэссенция мужской силы.
   Вадик - это спокойствие. Это незаметный уют и стабильность. Это безусловное принятие меня полностью. Это ощущение, как если прийти усталой домой и усесться в любимое мягкое кресло. Это как гладить кота и услышать его урчание. Что-то тихое и спокойное. И была бы я умнее, я бы давно это увидела. Я его не ценила и не замечала его отношения. И сейчас это осознание выедало во мне огромную ноющую дыру.
   - Вадик, что...
   Он перебил меня:
   - Попробуй вино.
   Он наполнил бокал и, все так же, не смотря на меня, протянул его мне. Я взяла бокал, положив свою руку на его. Его лицо напряглось, он посмотрел на меня.
   - Вадик... Нам нужно поговорить...
   - О чем?
   - Обо всем. Я многого не знала. Я не вдавалась в подробности ни твоей жизни, ни твоей семьи, ни твоих чувств. Я не знала...
   - Ты не хотела знать, - он высвободил свою руку.
   - Сейчас хочу...
   - Поэтому ты с моим братом... - он вспылил, но тут же проглотил последние слова, резко встал и прошел к краю террасы. Там он засмотрелся на лунные блики в воде.
   Услышанное поразило меня. Вышел Дима и я ошарашено уставилась на него. В голове проносились глаза Димы, глаза Вадика, глубоко синий цвет, густые ресницы, открытая улыбка Вадика, сдержанная улыбка Димы. От этой бешеной карусели у меня зарябило в глазах, я поставила бокал на стол и потерла переносицу. Они так похожи! Как я могла этого не заметить? Господи, я хоть что-то вообще замечала? Я же его в упор не видела! Мне стало обидно за Вадика и я злилась на себя и готова была провалиться сквозь землю.
   Дима поставил пиво на стол и подошел ко мне со спины. Он положил руки мне на плечи. Любое его прикосновение било током и следом окатывало теплой волной. В его молчаливости и некоторой неотесанности чувствовалась сила и мужество. Сегодня я поняла, что это не просто грубая скала. В нем есть нежность и страсть, и бесконечный страх за меня. Между нами есть это невидимое напряжение, которое вот-вот лопнет и даже страшно представить, что после этого будет. Я всегда избегала таких чувств. И вот я сижу с двумя братьями и разрываюсь между химией с одним и бесконечной благодарностью к другому. Где-то в небе сидит толстопузый ангелок со стрелами и хохочет над своей шуткой.
   Дима погладил мои плечи и наклонился к уху:
   - Поговорите. Тебе это нужно.
   Я сжала его руку. Он погладил второй рукой мою и высвободился.
   - Вадик! Наша Аня ничего и не поела! - бодро окрикнул Дима брата. - Кончай любоваться пейзажем, пойдем, попробуем, чем ты нас решил угощать.
   Вадик вернулся к нам. Кресла было два и я подвинулась, приглашая его:
   - Садись, поместимся.
   Он поймал суровый взгляд Димы.
   - Я принесу стул.
   Вадик быстро вернулся и мы приступили к ужину. Индусы умеют готовить морепродукты. Огромные королевские креветки в кляре, акула на гриле, овощи, фрукты - всё таяло во рту. Две бутылки вина разрядили обстановку.
  - Как ты меня нашел? - спросила я, наконец, Вадика.
   - Да, в общем-то, просто. У меня знакомые в аэропорту. Когда тех девчонок провезли, мне маякнули, что они показались подозрительными, я начал пробивать, не наши ли знакомые этому поспособствовали. Выяснилось, что да, это они. Брать их надо было с поличным. Я скинул всю инфу знакомым фсбшникам. Те задействовали свои связи и мы готовили операцию. Тут мне звонят с аэропорта и называют твою фамилию. Меня как водой окатило. С кем, спрашиваю, прибыла? - он смерил взглядом Диму. - Слышу его фамилию. Я в шоке мчусь в аэропорт, но не успел... Встретил Диму. Тебя нет. Какого черта ты вообще ее приволок сюда?
   - Я знал, что ты здесь. И раз тебя не нашли здесь, хотел ее тоже здесь укрыть. Там было уже не безопасно.
   - На флешке был компромат? - прервала я их.
   - Да. Полностью все его движения. Фамилии, суммы, места. Я не хотел с тобой светиться, пока не закончу с ними. Но они все равно вышли на тебя.
   Дима рассмеялся.
   - Даже я вышел на нее! Спустя столько лет, что мы не виделись! Конспиратор...
   Вадик хмуро смотрел в пустой бокал.
   - Ладно, ребят, не знаю, как вы, но меня рубит. Не обижайтесь, я спать.
   Дима поднялся и пошел в дом, напоследок оглянувшись и подмигнув мне.
   Вадик молчал. Я собрала бутылки и прочий мусор и выкинула в урну. Он встал, набрал воздуха, чтоб что-то сказать мне, я взяла его за руку и перебила:
   - Здесь есть спокойное красивое место?
   - Да...
   - Покажешь?
   Вадик помолчал. Потом что-то решив, согласился.
  
   22
  
   Мы шли босиком по песку в сторону скал. Музыка давно стихла, тишину нарушал только шум волн. Звезды были так низко, еще чуть-чуть и дотянуться рукой. Теплый влажный ветерок обдувал горячие плечи. Молча мы дошли до тропы, ведущей в скалы. Тропа сужалась и становилась опасной. Огромные острые валуны подпирали тропу, местами образовывая шаткие ступени. Неосторожно шагнув, я скользнула ногой по острию камня и тихо охнула. В темноте практически ничего не было видно. Я попробовала сделать еще шаг, ступня отозвалась жгучей болью. Вадик оглянулся и внимательно посмотрел на меня. Я сделала невозмутимое лицо. Он прищурился и оглядел меня.
   - Ты поранилась?
   - Все в порядке.
   - Давай руку.
   Он взял меня за руку и, сделав несколько шагов, заметил мое прихрамывание. Остановившись, он посадил меня и склонился над моей ногой. Затем он снял свою футболку и укоризненно покачал головой. Оторвав кусок от футболки, он перевязал мне ногу и, положив руки мне на колени, посмотрел на меня:
  - Ну что ты всегда такая упертая? Больно?
  - Терпимо. Идти могу.
  - Немного осталось.
   Тропа свернула и открылся потрясающий вид. Мы спускались к дикому пляжу, на котором не было ни кафе, ни домов, ни гостиниц. Только возвышающиеся огромный черные валуны, о которые шумно разбивались волны, мягкий чистый песок и пальмы. Спускаясь по камням, Вадик периодически брал меня на руки и переносил меня через опасные природные ступени.
   - Я прихожу иногда сюда... Здесь легче думается.
   - Здесь очень красиво...
   Мы легли на песок. Вадик сложил руки за голову. Над нами нависала луна и миллиарды звезд.
   Он заговорил первым:
   - Когда наши родители умерли, мы остались совсем одни. Дима, как старший, взял на себя ответственность за наше обеспечение. Я учился, он работал. Потом у меня появилась возможность зарабатывать. Не совсем легально. Не совсем хорошая компания. Дима пытался меня вразумить, я злился. Ему это все не нравилось. В очередной раз забирая меня из участка, он сказал, что родители не такого сына хотели бы видеть. В тот вечер мы сильно поссорились. С утра я ушел из дома, сказав, что теперь каждый сам по себе. Я скитался по друзьям, потом менял съемные квартиры. Я знал, что он следит за мной и делал все, чтобы он потерял со мной связь. Я сильно был обижен и желал свободы. Потом эта история с девчонками. Я думал, я прожженный бездушный тип. А потом появилась ты. Со своим вечным позитивом, простотой и наивностью. Со своими сумасшедшими идеями. Меня подкупало, что ты всегда отстаивала справедливость. Хотя с твоими способами отстаивания своего... Странно, что тебя не били окружающие. Я смотрел на тебя и мне хотелось заботиться о тебе. Я боялся представить, что ты оказалась бы на месте тех девчонок, что мы привозили. Я старался не подпускать тебя к себе, - он горько усмехнулся, - как я вижу, у меня получалось. Но когда я не смог защитить себя от тебя... Когда я слишком сильно пустил тебя в себя...
   Он замолчал. Я села. Он тоже поднялся. Я перекинула ноги через его ноги, как когда-то давно, во время наших ночных бесконечных разговоров. Он положил руку мне на ноги. Я провела рукой по его волосам, смахивая песчинки.
   - Я тогда решил покончить с этим всем. Мне было жалко тех девчонок. И я хотел начать жить нормальной жизнью. Работа, семья... Дети... Я не имел права к тебе подходить, пока не обеспечу тебе безопасность. Когда меня порезали, это сыграло мне на руку. Я числился у них погибшим. Некоторое время... Это дало возможность мне выехать. Я решил приехать сюда, чтоб быть ближе к ним, пока они искали меня дома. Я понятия не имел, что они выйдут на тебя. Мне нужно было немного времени, я бы закончил свои дела, их бы взяли и я бы вернулся за тобой. А дальше ты знаешь...
   У меня в груди защемило.
   - Я считала, что мы друзья... Потом я начала что-то чувствовать и ты пропал...
   - Ты с Димой...
   - У нас ничего не было.
   - Ты же знаешь, что я ЗНАЮ тебя... Между вами есть что-то.
   - Вадик... Он меня спас, вы внешне очень похожи, внутри он такой... Закрытый... Я начала копаться в нем... Потом столько эмоций и рядом только он. Да, я не буду врать. Между нами что-то начало появляться. И у него тоже... Но ничего не было. Эмоции, химия...
   - Я вовремя приехал?
   Я помолчала, рисуя пальцем на песке.
   - Да, возможно, приедь ты позже, разговор бы у нас сложился совсем другой.
   Он сжал мою ногу и стиснул зубы.
   - Я вижу, как он смотрит на тебя. Зная его... Такого с ним не было. Я вижу, что происходит с тобой. Это сильно. Со мной ты этого не чувствовала. И это меня сейчас убивает. Я не хочу тебя отпускать. Но я не могу запретить... Во многом я сам это спровоцировал.
   - Вадик, стоп. Хватит. У меня в голове все перемешалось. Это слишком много для меня, это выше моих сил. Я за неделю прожила событий, которых и для года много! - я сорвалась и слезы полились по моим щекам. В голове пульсировало. Я встала и пошла к морю.
   Остановившись у самой воды, я смотрела, как луна пустила по волнам желтую дрожащую дорожку. Вадик подошел сзади и обнял меня. Он вдыхал запах моих волос и прижимал меня крепче к себе. В какой-то момент мне стало тяжело дышать. Я постаралась немного освободиться. Он развернул меня к себе и уперся лбом в мой.
   - Ань... Что ты ко мне чувствуешь? - его голос охрип.
   - Я тобой дорожу очень... - я не знала, что еще ответить. Он был мне дорог. Очень дорог. Но больше, чем друга я его не воспринимала. Головой я понимала, что он был бы самым заботливым и любящим мужчиной для меня. Но Дима вызывал во мне бурю эмоций. Мое тело отвечало на каждое его прикосновение. С ним я как натянутая струна. И я ничего не могла с этим поделать.
   - У нас могло бы что-то получиться? - еле слышно спросил он.
   - Пока ты не уехал - да. Стопроцентно. А потом я привыкла, что тебя нет. Я смирилась. И я очень рада, что ты жив, я рада встрече с тобой. Я испытываю к тебе очень теплые чувства и...
   - Если бы не он...
   Я помолчала.
   - Если бы... Все так, как есть. Эти "если бы" могут свести с ума, если начать рассматривать все варианты развития событий. Я просто человек, Вадик. Я никогда не знаю, как правильно. Я просто живу. Я не знаю, буду ли я завтра сожалеть о своем решении или поступке. Но я делаю так, как чувствую сегодня.
   - Я знаю. И решение ты уже приняла. Утвердить его с собой не можешь.
   - Вадик... Прости меня...
   - Не за что. Это ты меня прости. Я люблю тебя...
   Он приподнял руками мое лицо и прикоснулся губами к моим губам. Они не ответили. Он все понял. Я прочла это по его лицу.
   - Ты мне очень дорог... Возможно это даже лучше.
   - Возможно...
   Обратный путь мы шли молча. Он так же переносил меня через опасные участки пути. Меня разрывало на части от диссонанса. Во мне боролись все мои внутренние советчики. Если бы ко мне обратилась за советом подруга, я бы не раздумывая посоветовала ей остаться с Вадиком. Люди такие спокойные и мудрые, когда решают чужие судьбы и такие неопытные в советах самим себе. Смотря на чужую жизнь, нам кажется все таким элементарным, как мозаика из четырех деталей. Я же смотрю на свою жизнь и чувствую себя ребенком, который пихает треугольник в отверстие для круга и ревет, что не получается.
  
   23
  
   Мы вернулись к дому. Я попросила открыть бутылку вина и оставить меня одну. Вадик выполнил мою просьбу молча. Сна не было ни в одном глазу. Я налила себе в бокал вино, подошла к ограде террасы и задумалась, пытаясь разобраться в своих чувствах. Рассвет залил небо розовым. Послышались тихие шаги. На моих плечах оказался плед. По шее пробежал холодный поток. Я сразу поняла, кто стоит сзади.
   Его руки тихо обвили мою талию. Я прижалась к нему ближе и потерлась щекой о его щетину. Тепло разлилось по телу. Я осушила бокал и развернулась к нему.
   - Я знал, что тебе нужно поговорить с ним, - тихо сказал он.
   - Спасибо. Как ты понял о моем решении? - я смотрела на бокал, который крутила в руках.
   - Вадик зашел ко мне и сказал, что ты тут... Хочешь побыть одна. Я понял, что я тебе сейчас нужен.
   Умение читать человека - это у них, что, семейное? Я потянулась за вином, чтоб налить еще. Дима перехватил мою руку и завел ее себе за спину. Взял бокал и поставил его на стол.
   - Тебе будет плохо, - сказал он хриплым голосом, наклонившись к моему уху.
   По телу пробежала легкая дрожь. Он прикоснулся губами к моей шее, оставляя цепочку жгучих следов от шеи до груди. Его крепкие ладони скользнули на выпирающие косточки бедер. Я сжала его спину, он сильнее сжал мои бедра, притянув их к себе. Он приподнял меня и посадил на перила. Его тело оказалось между моих ног. Смешались чувство опасности и желания, ожидания и решимости, свободы и морали. Он жадно коснулся моих губ. Я наслаждалась вкусом его губ, срывала его поцелуи, всё, что вокруг больше не имело значения.
   Я обхватила ногами его талию, поддерживая меня, не отрываясь от моих губ, он двинулся в сторону калитки. Моя рука обхватила его шею. Вслепую мы двигались в сторону пляжа. Он скинул с моих плеч плед на песок и поставил меня на ноги:
   - Я хочу, чтоб ты это увидела, - я развернулась и увидела, как из-за горизонта встает солнце.
   Розовое небо пронзали солнечные лучи. Море переливалось от темно-синего к светлому. Над яркими бликами вздымались огромные волны, собирались и разбивались, прибегая к пляжу пенными барашками. На пляже не было никого. Этот рассвет был только наш. Я повернулась к Диме. Его глаза снова были насыщенно синие, словно море. Лицо выражало умиротворенность. Неожиданно для себя, я отметила, что я теперь читаю его эмоции по лицу. Он прижал меня к себе. Я подняла глаза, внутри меня будто медленно собиралась огромная волна, я медленно и глубоко вдыхала воздух. Он смотрел на меня, испытывая, похоже, то же самое.
   - Ты уверена, что ты этого хочешь? - его голос по-прежнему сдавливала хрипотца. Я расстегнула пуговицу шорт.
   - Назад пути не будет. Ты будешь моей, - от этих слов волна во мне стала еще выше. Она готова была разбиться об него. Холодок пробежал по груди. Легкое движение - и шорты оказались на песке. Я потянула за край его шорт, коснувшись пальцами его живота. Его спокойствие и сдержанность слетели и он снова впился в мои губы.
   Уже не сдерживая себя, он изучал мое тело. Огромные ладони в секунду сняли с меня майку. Обхватив меня рукой, он положил меня на плед. На секунду отстранившись, он посмотрел мне в глаза, еще раз убедившись, что делает все правильно и это мне нужно. Он сорвал с себя футболку, провел ладонью от живота к груди, наблюдая, как мое тело поддалось его движению. Наклонившись надо мной, он прикусил мочку моего уха. Его дыхание обожгло мою кожу. Я обвила ногой его бедра, прижимая его к себе. Его достоинство в полной боевой готовности рвалось ко мне, я не представляю, как он так долго сдерживался. Я перевернула его на спину, прокладывая влажными губами дорожку от шеи к животу. Не в силах более держаться, он снова оказался надо мной, снимая с себя шорты. Проводя рукой по животу, он заворожено смотрел, как я подаюсь ему навстречу. Не отрывая взгляда, он сжал рукой мое бедро, я закусила губу и сделала глубокий вдох. Мне нравилось смотреть в его глаза, видеть, как в нем нарастает волна возбуждения, любоваться изгибами его широкой шеи и плеч. Немного подразнив меня, он вошел. С моих губ сорвался первый стон. По телу пробежала теплая волна, мы слились в единое целое. Это казалось таким естественным. Я жадно касалась губами его шеи, плеч, впивалась ногтями в его сильную спину. Он смотрел на меня, изучая мои реакции, и наслаждался тем, что видел.
   Темп нарастал, стоны становились чаще и громче, Дима голодно целовал мои губы, кусая их, переходя на шею. Мои мышцы напряглись, в голове натянулась струна, я закрыла глаза. Тихий взрыв. В ушах появился белый шум. В голове вата и я в ней плыву, покачиваясь. Мое тело изгибается, стараясь прижаться к нему каждым сантиметром. Резкий рывок. Замер. Горячее разливается по моему телу. Он прижимается ко мне, глубже входит и ложится на меня. Тут я ощутила всю мощь его тела. Он спохватился, что может меня раздавить и перевернул меня на себя.
   Я лежала на нем, слушая его дыхание. В его объятиях было так спокойно, как мне давно не было. Абсолютное доверие. Я, наконец, чувствовала себя в безопасности. Послышались голоса. Первые посетители пляжа. Дима укрыл меня пледом. Я приподнялась и посмотрела на него. Он смотрел на меня с обожанием и улыбкой. Я рассмеялась.
  
   24
  
   Мы возвращались к дому мимо открывавшихся сувенирных лавок и ресторанов. Слушали мелодичное щебетание неизвестных для нас птиц. Город оживал.
   - Ты хочешь уехать отсюда или еще остаться?
   Стресс снят, я была абсолютно спокойна и счастлива. Омрачало мое состояние только переживания за чувства Вадика.
   - Я бы осталась еще на несколько дней... Хочется отдохнуть и отвлечься от всего. Только...
   - ... Вадик?.. - закончил он за меня.
   - Да. Ему будет тяжело и больно видеть нас.
   - Он справится. Я решу, - он обнял меня за плечи.
   Я ему верила. Он сказал "решу" и, значит, он решит. Мне хотелось доверить ему всю себя. Хотя, я давно уже доверила ему себя, сама не заметила, как. Была в нем какая-то магнетическая сила и спокойствие.
   Он открыл калитку и пропустил меня внутрь. Вадик сидел в кресле на террасе и пил кофе за сигаретой. Он с надеждой всмотрелся в мое лицо. Я повела плечами, стараясь стряхнуть неудобство. Дима обнял меня со спины и поцеловал волосы. Надежда бесследно стерлась с лица Вадика и на ее место пришла печаль. Он отвел взгляд и затянулся сигаретой.
   - Я сделаю кофе, - сообщила я и ушла в дом. Там я прислонилась к стене, восстанавливая дыхание. Я прошла в кухню, достала 2 кружки. Чайник был горячим и я быстро навела две кружки растворимого кофе, взяла их и двинулась к выходу. Послышался разговор. Я прислушалась.
   - Я просто очень надеюсь, что для тебя это - не просто игрушка.
   - Ты, что, действительно считаешь, будь она просто игрушкой, я бы остался здесь с ней? Я, видя, как ты к ней относишься, все равно бы так поступил? Таким ты меня видишь? Если бы у одного из нас было хоть малейшее сомнение друг в друге, я бы исчез сразу, после того, как вы пошли разговаривать. Я ждал. Дал вам шанс.
   - Спасибо тебе за это, - горько усмехнулся Вадик.
   - Я не знаю, чем она нас обоих так смогла зацепить, но я чуть с ума не сошел, когда она пропала. И когда я увидел ее... С синяками на лице, руках, ногах... Я готов был голыми руками рвать тех уродов. Во мне все перевернулось. Я понял, что она должна быть со мной. Ты мой брат, я не стал сразу давить. Я дал вам поговорить, решить все. Если б вы вернулись вместе, я бы тут же уехал. Но она сделала свое решение. Остается просто принять его. Ты если любишь, просто поверь, что я смогу ее защитить.
   - Я понял все, Дим. Мне просто нужно время.
   Я вышла и протянула Диме кофе.
   - Мы бы хотели остаться еще здесь, - сообщил Дима Вадику, - я понимаю, у тебя слишком мало места для нас всех и эта ситуация... Было бы лучше, если бы мы поселились в гостинице или домике. Не знаешь, хороших мест?
   - Я забронирую и покажу гостиницу.
   - Буду благодарен.
  
   25
  
   Мы заселились в гостиницу, недалеко от пляжа. Территория была усажена цветами и столетними деревьями. На территории был бассейн и ресторан. Персонал нас встретил, как родных, и проводил до нашего номера. Я сразу прошла на балкон и задохнулась от шикарного вида. Подо мной рябил солнечными бликами причудливой формы бассейн, его окружали аккуратные дорожки и заботливо выстриженный газон. За оградой территории простиралась бескрайняя зеленая долина. Для полноты картины не хватало резвившихся белоснежных лошадей. Я тут же представила, как мы по утрам сидим на плетеных креслах, смотрим на потрясающий, полный свободы пейзаж и пьем кофе, а по вечерам слушаем звуки сверчков, пьем вино и курим. В комнате стояла двуспальная кровать со свежими простынями, шифоньер с сейфом, прикроватные тумбы, кондиционер, комод с зеркалом, телевизор и минибар. Персиковые стены украшала абстрактная картина. Номер выглядел строго, но уютно.
   Я осталась отдохнуть и поспать, пережидая жару, а Дима поехал решить вопрос с билетами домой. Я приняла душ, легла на мягкую кровать и провалилась в сон.
   Когда я открыла глаза, стояла глубокая ночь. Дима сидел рядом и перебирал мои волосы. Увидев, что я проснулась, он улыбнулся. Я его не узнавала. До вчерашнего дня такой хмурый серьезный мужчина превратился в домашнего ласкового котика с сумасшедшей энергетикой льва. И мне это нравилось.
   - Ты голодная?
   Я поняла, что за сегодня я выпила только кружку кофе.
   - Безумно, - улыбнулась я и прильнула к нему.
   - Так... Я про еду, - рассмеялся он, в шутку отодвигаясь.
   - А я про что?! - рассмеялась я и кинула в него подушку.
   Я медленно встала, смотря на него. Лунный свет струился по моему обнаженному телу. Взяв простыню, я повязала ее на себя и плавной походкой прошла в ванну. Дима улыбнулся и покачал головой. Почистив зубы и аккуратно уложив волосы, я вышла из ванной. Дима сидел на краю кровати, терпеливо ожидая меня. Он протянул руку и притянул меня к себе. Наши тела разделяла только простынь. Я провела руками по его волосам, он провел руками от бедер к груди, задержавшись там и смотря мне в глаза. Его пальцы сделали легкое незаметное движение и простынь полетела на пол. Я повела плечами от прохлады в номере. Через мгновение я упала к нему в объятия.
  
   26
  
   Выбрались мы из номера как раз к завтраку. Наши отношения хотелось начать с приятных моментов, которые будут всплывать теплыми воспоминаниями в будущем. Позавтракав яичницей, блинчиками и фруктами, мы решили посмотреть достопримечательности. Дима договорился об индивидуальной обширной экскурсии. Мы посмотрели всевозможные храмы и плантации специй, покатались на слоне, покормили обезьян, справились на джипах через реку и бездорожье, искупались с рыбами в озере у водопада, а переходя через реку вброд, он решил меня перенести, чем напугал нашего гида и рассмешил меня. От задуманного он не отступил и все же перенес меня через эту реку, напевая во все горло "Ты неси меня река".
   На следующий день мы отправились в морскую прогулку на яхте. Дима стоял позади меня, обнимая и закрывая от ветра, в море плескались дельфины, я визжала от счастья и кричала "Ты видишь? Мама-дельфин с малышом дельфиненком! Видишь?!". Дима смотрел на меня, смеялся и следил, чтобы я на радостях не плюхнулась в воду. Он уже знал, что я панически боюсь глубины.
   Третий день мы отсыпались и к вечеру выползли к бассейну. Пока я заказывала ужин, Дима отлучился. Вдруг ко мне подошел мальчишка лет пяти с букетом красивейших цветов и пролепетал что-то на индо-английском. Я приняла букет и обняла ребенка. Мальчик убежал и передо мной вырос Дима:
   - Ага, стоило мне отлучиться, и ты цветы от молодых мужчин принимаешь?
   - Перед таким мужчиной невозможно было устоять, надеюсь, ты меня простишь и поймешь, - улыбнулась я и поцеловала его.
   Четвертый день мы провели, гуляя по окрестностям и поедая мороженое. К вечеру мы пришли на пляж и Дима уговорил-таки меня полететь на парашюте. Мы отплыли на катере от берега, меня пристегнули к разноцветному парашюту тросами и отправили в полет. Я боялась, что рухну в море и утону там. Сердце замирало от восхищения свободой и страха. Но меня вернули на катер в целости и невредимости. Когда настала очередь Димы, я сунула пару небольших купюр индусу, отвечающего за трос и Диму в море окунули пару раз. Нечего было меня на такой экстрим раскручивать. Дима возвращался на катер мокрым и подозрительно прищурившимся. Кажется, он понял, чьих это рук дело и мне не стоит больше соглашаться на экстремальные приключения.
   На пятый день мы поехали в тигриный заповедник и я очень переживала, что он скормит меня тиграм. Но в итоге я покормила маленького тигренка с бутылки и мы вернулись в отель оба. Видимо, я ему еще нужна.
   Шестой день мы провели на пляже. Меня изрисовали узорами мехенди девочки - индуски, а потом нас безжалостно мяли местные массажисты. Мы перепробовали все напитки и почти все блюда в пляжном кафе, чем крайне осчастливили работников заведения. А потом спустился красивейший оранжевый закат, плавно превратившийся в розовый, затем в голубой. Когда солнце утонуло в море, небо стало темно-синим и появились первые звезды, работники пляжных баров зажгли десятки небесных фонариков и запустили их в небо. Зажглись неоновые вывески, включилась светомузыка и современные треки. Мы смотрели на эту потрясающую картину и нас распирало от эмоций.
   - Неужели нужно было пройти через столько всего неприятного, чтобы почувствовать, насколько мы счастливы?
   - Это жизнь, Ань. Чтобы начать ценить жизнь и с благодарностью принимать ее подарки, необходимо оказаться на дне. Там ты или зацепишься за корягу и в агонии умрешь от нехватки воздуха или оттолкнешься, выплывешь и, наконец, заметишь, как прекрасна жизнь. Чтобы начать дорожить чем-то, чаще всего это нужно для начала потерять, - он посмотрел на меня и прижал к себе. - Тебя я уже терял и не вздумай потеряться снова.
   Утром мы выезжали в аэропорт. Вадик вызвался нас отвезти. Приехав в аэропорт, мы долго еще стояли, обнимаясь и прощаясь. Вадик обещал восстановиться и приехать в гости. В Индии он решил пожить еще годик. Я тепло обняла его в заключительный раз, он прижал меня и прошептал на ухо:
   - Ты знаешь, где меня искать. Я всегда рядом и всегда помогу. Просто помни об этом и знай, что тебе всегда есть куда прийти.
   - Спасибо, Вадик, - я поцеловала его в щеку.
   Дима обнял его и похлопал по спине.
   - Береги ее.
   - Обязательно. И ты себя береги.
  
   27
  
   Мы сидели в курилке и по очереди затягивались сигаретой.
   -Так не хочется никуда улетать... Можно сказать, я заново начала жить. Поняла, как много я не ценила, а жизнь так и продолжала дарить мне бесценных людей... Так хочется исправить всё...
   - У нас еще так много времени на это будет.
   Я сидела на стуле, облокотившись спиной об его грудь. Дима поцеловал меня в затылок и мои переживания смыло теплом его губ.
   - Я хочу по прилету сразу познакомиться с твоими родителями.
   Я развернулась к нему и взъерошила его волосы.
   - Так прям сразу?
   - Я ж сказал, назад пути не будет. Ты моя. А значит, нужно уведомить твоих об этом, - с серьезной улыбкой напомнил о нашем рассвете Дима.
   Объявили посадку. Заходя в самолет, я заметила, что мои руки начали трястись. Я постаралась их спрятать, но Дима взял руку в свою ладонь и поддерживающе сжал. Мы прошли на свои места. Шея была напряжена, зубы сжаты, губы побелели, а руки откровенно дрожали. Дима обеспокоенно смотрел на меня. Он провел рукой по моим волосам и положил голову к себе на грудь. Обняв меня, он начал меня отвлекать:
   - Когда прилетим, заберем твои вещи со съемной квартире и ты переедешь ко мне.
   - Заведем собаку и кота...
   - Если ты этого хочешь, то - обязательно. А какую собаку ты хочешь?
   Самолет набирал высоту.
   - Да не знаю. Можно поехать в отлов и спасти чью-нибудь жизнь...
   - О, это отличная идея! Говорят, такие животные - самые преданные друзья.
   Мы набрали нужную высоту и вздохнула спокойно. За окном плыли облака, у меня оставалось только легкое головокружение и тошнота. Я достала из кармашка сидения сейфити кард, и стала изучать, что специалисты по технике безопасности советуют делать во время крушения.
   - Вот мне интересно... А толку в этих карточках? Я сомневаюсь, что человек в панике помнит, как его зовут, не то, что технику безопасности.
   - Человек в экстремальных ситуациях вообще на многое способен, но он сам никогда не знает, как себя поведет. Можно долго рассуждать, но пока не попадешь - не узнаешь наверняка.
   - Я надеюсь никогда не узнать...
   Я положила карточку назад в кармашек, подняла между нами подлокотник и удобно расположилась между рук Димы.
   - Постарайся уснуть.
   - Это вряд ли полу...
   Самолет тряхнуло. Послышался странный противный гул, машина начала скачками снижаться, словно по длинным ступеням. Свет замигал. Послышались сдавленные вскрики с пассажирских мест. Загорелись таблички с просьбой пристегнуть ремни безопасности. У меня сжало грудь, не давая мне дышать. Ладони резко похолодели, в голове начало пружинить. Я испуганно посмотрела на Диму. Он выглянул, посмотреть, что происходит и как реагировать. Никаких сообщений от пилотов или стюардесс не поступало. Самолет затрясло чаще. Я посмотрела в обеспокоенное лицо Димы, поймала его глубокий взгляд, в глазах начало рябить и темнеть. С потолка выпали кислородные маски, одну из них Дима быстро надел на себя, а другую прижал к моему лицу. В голове пронеслись слова "Мы падаем". Я сжала руку Димы и отключилась.
   Звон в ушах сменился тишиной.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) О.Герр "Любовь за Гранью"(Любовное фэнтези) М.Лафф, "Трактирщица - 2. Бизнес-леди Клана Смерти"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"