Баканович Виктор Павлович: другие произведения.

Сборник рассказов. Дачная драма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Коротко об авторе
  
   Виктор Баканович - непрофессиональный писатель. Он - писатель - любитель. Заниматься профессионально-литературным трудом он не может при всем желании. На это есть некоторые объективные причины. Издал уже 2 книги: сборник рассказов "Роковое слово" и повесть "Судьба киллера". Занимается творческой работой время от времени (тоже по объективным причинам).
  
   С 1996 года работает стрелком ведомственной охраны на Красноярской железной дороге (станция Красноярск - Восточный). С 1964 года постоянно проживает в городе Красноярск.
  
   Своей младшей дочери Наталье я посвящаю этот сборник рассказов.
  
   4.11.2007 г.
  
   Дачная драма
  
   Темной августовской ночью к двухэтажному дому, стоявшему на отшибе, на самом краю деревни, подъехали "Жигули" темного цвета. Из машины вылез высокий худощавый молодой мужчина и нажал кнопку звонка на калитке. Спустя некоторое время за ней раздался мужской голос:
  
   - Кто там?
  
   - Батя, это я, Пашка! Открой ворота. Я загоню машину...
  
   Через несколько минут машина стояла уже во дворе. Из нее вылез второй - тоже молодой, среднего роста.
  
   - Батя! Это мой товарищ. Надо пристроить его поспать. Кто еще в доме?
  
   - Мать и сестра твоя. Больше никого нет. Они давно спят. Я постелю ему на летней кухне. Там тепло, не замерзнет.
  
   - Хорошо. Я тебя подожду на крыльце. Поговорить надо...
  
   Отец Пашки - Николай Иванович Филатов, тоже высокий, полный, лысый мужчина 60-ти лет молча провел сына в дом. Поднялись на 2-й этаж. Отец включил настольную лампу, и они сели за стол напротив друг друга.
  
   - Ну что скажешь, сынок мой непутевый? Что опять натворил?
  
   - Батя! Я на тебя надеюсь и очень крепко! Ты можешь держать язык за зубами! Давай договоримся: что я тебе скажу - никому ни слова, даже сестре и матери! Наш разговор останется между нами! Даешь слово?
  
   - Даю! Ты меня знаешь.
  
   - Я тебе верю! Так вот. Этой ночью нам удалось "взять" крупный банк в городе. Захватили 4 мешка денег, больше не удалось. Менты помешали. Сам понимаешь: пальба, пиф-паф... Троих мы потеряли. Убили во время перестрелки. У ментов тоже есть потери. Но нам удалось уйти... Завтра утром приедут сюда еще четыре моих товарища. Они...
  
   - Ты вот что!!! - резко перебил сына Николай Иванович.
  
   - Не надо мне здесь скопище урок всяких устраивать! Вас теперь ищут, и не дай Бог меня из-за тебя потянут за укрывательство преступников!
  
   - Не кипятись, Батя! Завтра вечером мы все уедем! Даю слово. Передохнем немного и лады.
  
   - Чтобы вечером завтра никого не было! Я жить спокойно еще хочу! Недавно на пенсию пошел.
  
   - Я же сказал, только до завтрашнего вечера! Уеду вместе с ними.
  
   - И в кого ты уродился, последний мой сын?! Старший твой брат Виталий семью имеет. Работает слесарем на машиностроительном заводе. Двое детей у него. Кормит, обувает, одевает. Живет честно. Сестра твоя, марина, тоже семейная. Порядочная женщина. Пока не работает, но ищет работу. И найдет, рано или поздно - я уверен! Муж ее пока обеспечивает. Я с женой всю жизнь честно прожил! Ни рубля не украл! Чай мне - 60 уже. А ты с молодых лет со шпаной уголовной связался! Преступной жизнью живешь! А чем это кончится - сам знаешь! Рано или поздно - тюрьма! 22 года тебе, а уже криминалом заразился! Что скажешь?
  
   - И скажу, Батя! Нисколько я не жалею, что выбрал этот путь! Честным трудом прожить сейчас в России очень трудно! А что, "новые русские" не преступники?! Тоже воровали да хапали, что плохо лежит, многие годы!
   Губернаторы, чиновники всякие... Все воруют, все хапают! А чем я хуже их?! Мне тоже хочется черную икру на хлеб намазывать! Брат мой, Виталий, е не намажет! Кто не рискует, тот не пьет шампанское! Если попаду в тюрьму - жалеть не буду! Ради хорошей богатой жизни можно и посидеть. Вожак у нас - Черный. Кликуха такая. Башковитый мужик! Молодец! Он нападение на банк продумал до мелочей. Он все организовал! Хоть и потеряли мы троих, но бабки взяли! Я очень его уважаю!
  
   Мы пенсионеров не грабим, простых работяг тоже! В тюрьме таких уважают!
  
   - Да, сынок! Правильно пословица говорит: "Горбатого могила исправит". Ладно, ты взрослый уже. Смотри сам. Но попомни мои слова: добром все это не кончится! В общем, так. Прошу тебя. Друзей своих в дом не заводи. Места всем хватит на летней кухне.
  
   - Хорошо, Батя! Еще вопрос. В багажнике машины 4 мешка денег. Где можно посчитать завтра утром, чтобы никто не видел?
  
   - В бане. Она на замке, ключ у меня возьмешь.
  
   - Хорошо. Последний вопрос: пенсии у тебя и матери маленькие, сильно не разбежишься! Чуть попозже, не сразу, но я могу Вам помочь деньгами! Дам большую сумму. Пригодятся.
  
   - Ни рубля не возьму! Награбленное мне не надо! Хлеб с водой буду жрать, но от тебя не приму!
  
   - Я так и думал, Батя, что откажешься. Ладно, твое дело....
  
   Павел встал рано утром. Разбудил спящего товарища:
  
   - Вставай, Косой! - надо нам "бабки" пересчитать. Потом поспишь...
  
   Затащили мешки в баню. Тщательно, не торопясь, пересчитали деньги. Оставили их в бане, заперли дверь на замок. Косой лег досыпать на летней кухне, а Павел зашел в дом, на первый этаж. Около большой печки хлопотали мать и сестра. Готовили завтрак.
  
   Мать - среднего роста худощавая женщина с сильно поседевшими волосами, при виде сына жалобно заговорила...
  
   - Ох, чует мое сердце! Опять ты что-то натворил, сынок! Ночами из-за тебя не сплю, переживаю! Опомнись! Пока не поздно. Хотя бы меня пожалел!
  
   - Да успокойся ты, мама! Жив я, здоров! Чего ещё надо? Нечего из-за меня переживать! Что, мне пять лет?
  
   - Она правильно говорит, брат ты мой, - вмешалась в разговор Марина, высокая и красивая, средней полноты молодая женщина, с карими лучистыми глазами.
  
   - Доведут тебя эти друзья до беды! Спохватишься, да поздно будет! Работать не хочешь, семьи нет. Посадят тебя рано или поздно!
  
   - Ну, завыли, завыли! - раздраженно махнул рукой Филатов-младший.
  
   - Чего вы меня раньше времени хороните?! Я еще покручусь на этом свете!
   Лучше скажи, сеструха, как поживаешь? Как детишки твои?
  
   - Живем нормально. Я пока не работаю, но ищу работу. Ничего, найду. Дети здоровы, скоро Васе в школу, в 1-й класс. Муж зарабатывает средне, но не бедствуем. Свекровка хорошо помогает деньгами.
  
   - А почему детей сюда на дачу не привезла?
  
   - Так у свекровки тоже дача. Они там у нее загорают. Сегодня воскресенье, завтра муж у меня в отпуске первый день. Должен днем приехать сюда.
  
   - Ну хорошо, что все нормально. Я рад за тебя, сестренка!...
  
   В 9 часов утра приехали на новой "Ниве" остальные четверо. Быстро загнали ее во двор, закрыли ворота. Все шестеро уединились в летней кухне.
   Черный - среднего роста, плотного телосложения, черноволосый мужчина 35-ти лет, со скучным лицом азиатского типа, спросил, обращаясь к Павлу:
  
   - Я думаю "бабки", конечно, здесь. А, Филат?!
  
   - Да, Черный. 4 мешка. Они лежат в бане под замком.
  
   - Пересчитал, надеюсь?
  
   - Вместе с Косым. 50 миллионов.
  
   - Точно, Косой?
  
   Тот согласно кивнул головой.
  
   - Да, 50 миллионов.
  
   - А не больше ли? - продолжал спрашивать Черный.
  
   - Может вы, ребята, часть "бабок" между собой уже поделили?!
  
   - Да ты что, Черный! - поднялись в один голос Филатов и Косой.
  
   - Ты что?! Нам не веришь?! Да мы же по-честному!
  
   - Ладно, ладно, верю, но смотрите, парни! Если часть денег скрыли, то вам не сдобровать! В тюрьме и то вас достану! Ну, а так... вы молодцы! Сами цела и невредимы, и груз цел! При дележке больше получите, чем остальные! Ну ладно. Все пока идет хорошо. Да, кстати. Ты, Филат, ничего не говорил своим родным про нашу операцию?
  
   - Сказал своему отцу и то только в общих чертах. Мать и сестра ничего не знают.
  
   - Да ты что, ошалел?!! - яростно завопил Черный. Ментам нас всех сдать хочешь, паскуда!! Кто тебя просил рассказывать?! Погубить нас хочешь?! Застрелю, сука!!
  
   - А ты меня не сучи! - вдруг неожиданно громко заорал Павел. - Отец - мужик надежный и крепко держит язык за зубами! Иначе я бы ему ничего не сказал! Много лет его знаю как облупленного. Я ему доверяю как самому себе!
  
   - Ну смотри, Филат! - вдруг сразу успокоился Черный.
   - если только он своим языком подведет нас под монастырь - ты за него ответишь своей головой. У меня руки длинные. Я несколько раз сидел! Ладно, верю, что твой отец нас не выдаст!
  
   В этот момент в кухню вошла Марина и принесла много еды: свежей вареной картошки, огурцов, помидоров, большой шмат сала. Черный от имени всех тепло поблагодарил ее за заботу. Все были годны и дружно принялись за еду. Во время трапезы Филатов спросил вожака:
  
   - А что дальше делать будем, Черный? Вечером отсюда надо уезжать, а куда?
  
   Ответ был таков.
  
   - Нас ждет один человек... Это он подал мне идею грабануть банк, а все детали захвата уже я сам разрабатывал, доводил до ума. Он укроет нас в надежном месте. Там никто не найдёт. Ляжем на дно может на месяц или чуть поболе. Пока вся эта шумиха не утихнет. Он тоже в доле и ему придется дать "на лапу". А что делать? Без него не обойтись! Но надо сначала до него дозвониться. Да, а между прочим, очень красивая у тебя сестра, Филат! Мне она сильно понравилась! Сколько ей лет?
  
   - 27. Да она же замужем, Черный! Двое детей и завтра муж сюда приедет.
  
   - А что ты так испугался, Филат? Я же от мужа отбивать не собираюсь, в любовники тоже не лезу! Замужем так замужем. Как говорится: "Хороша Маша, да не наша!" Была бы без мужа - я ее не упустил бы!
  
   Отдохнули часок после еды. Затем Черный, достав из кармана мобильный телефон, вышел на улицу. Через полчаса позвал к себе Павла. Отвел подальше от летней кухни в угол ограды. Заговорил вполголоса:
  
   - Слушай, Паша, выручай! Я на этих дружков не надеюсь! Ну и место тут у вас! Глухо как в танке! Не берет мобила и все!
  
   - От города очень далеко, да и сопки кругом, - ответил Филатов.
  
   - Это верно. Надо ехать поближе к городу и тогда можно дозвониться. Сможешь, Паша? Я на тебя надеюсь!
  
   - О чем спрашиваешь, Черный?! Нет проблем. Все сделаю! - ответил польщённый Филатов.
  
   - Тогда слушай внимательно. Вот, возьми номер мобильного телефона. По нему и брякнешь. С тобой должен говорить Николай Васильевич Солонин и никто другой! Ты ему говоришь: "Поступила большая партия слив, очень высокого качества!" "Вам надо?" Ответ должен быть такой: "Да, надо. Везите быстрее". Больше ни одного слова! Твоя "Жига" наверняка уже "засвечена", поэтому поедешь на моей "Ниве". Документы на нее я оставлю здесь. На всякий случай. Поедешь не по трассе, а по другой дороге, в лесу. Она сильно заброшена, но проехать можно, тем более на "Ниве". Знаешь эту дорогу?
  
   - Знаю. Слева от трассы, если ехать в город.
  
   - Правильно. По трассе рискованно, нас ищут! Звонить будешь по моей мобиле, я покажу перед отъездом как пользоваться. Твой телефон, наверное, тоже "засвечен". Сюда мы ехали специально по этой дороге. Проехать можно, но медленнее в два раза. Если по трассе туда и обратно можно добраться за три часа, то по этой - за шесть. Но зато риск напороться на Ментов - минимальный. Как только эта дорога начнет сворачивать на трассу - останови машину и звони. От этого сворота до города не так уж далеко и мобила должна сработать. Ну что еще? Мы будем тебя ждать! Я привез сюда коньяк отменного качества! Приедешь - посидим часок, помянем наших погибших товарищей и в путь! По темноте надо выбираться отсюда. А природа у Вас здесь красивая! Не подведешь, Филат?!
  
   - Все сделаю, Черный, как надо!...
  
  
   Филатов успешно доехал до места назначения. Дозвонился до Соломина и получил "добро" на сливы. Поехал назад, на дачу. И вдруг, на обратном пути, в голове у него зародилась сначала небольшое подозрение. Потом оно стало все больше расти как снежный ком, охватывая весь организм сильной тревогой! Он отчетливо вспомнил крик Черного: "Погубить нас хочешь?! Застрелю, сука!!" и слова "Твоя "Жига" наверняка уже "засвечена"...
  
   Весь охваченный ощущениями чего-то страшного и непоправимого, подъехал к окраине деревни. У заброшенного полуразрушенного дома бросил машину и осторожно, не торопясь, пошёл пешком...
   Ещё издали, хотя и было уже темно, у ворот родительского дачного дома разглядел свои "Жигули". В салоне машины горел свет и тихо играла музыка. На переднем сиденье сидел мужчина и курил. Когда до "Жиги" осталось несколько десятков метров, Павел остановился, достал из кармана пистолет, снял с предохранителя и медленно, ползком стал приближаться к машине. Он отчетливо видел - боковое стекло было открыто. Все ближе, ближе... Вот она, совсем рядом. Филатов быстро вскочил на ноги и направил пистолет на сидящего.
  
   - Руки за голову! Не шевелись! Если пикнешь - убью!
  
   Тот послушно исполнил приказ.
  
   Павел резко распахнул дверцу и спокойно, не торопясь, обыскал сидящего. Извлек из заднего кармана брюк пистолет, положил себе в карман. Больше
  
   Больше никакого оружия у пленника не оказалось. Резко, с большой силой, рванул за руку из машины. Тот рухнул на землю лицом вниз. Филатов изо всех сил несколько раз ударил его ногой в бок, и, наклонившись, приставил пистолет к виску.
  
   - Если хочешь жить, Гусь, говори всю правду!! Про родителей моих, про сестру, про Черного! Все говори! А не то первый пойдешь со мной в дом - я тебя первого и грохну! Ну? Чего молчишь?!
  
   Гуся от страха всего трясло крупной дрожью. Залепетал дрожащим голосом:
  
   - Паша, дорогой! Не убивай!! Все, все скажу! Не убивай только!! Я молодой, жить охота! Матерью родной клянусь - не убивал я твоих родителей и сестру!
  
   - А кто убивал?!
  
   - Это он, он!! Черный, Князь и Купец! Они трое убивали! Родителей твоих , сестру и Косого тоже убили!! А я на "васаре" стоял... А под вечер выкатили из ограды твою "Жигу", заставили меня в нее сесть и ждать тебя! Черный приказал мне убить тебя! Но сначала я должен был узнать, дозвонился ты или нет до Солоника!
  
   - Не убивай, Паша, не убивай!! Я всю правду тебе сказал!
  
   - Где эти трое?
  
   - Вечером пили коньяк на первом этаже. Сейчас не знаю...
  
   Гусь жалобно завыл как собака.
  
   - Эх, грохнуть бы тебя сейчас! Мразь! Но я дал слово оставить тебе жизнь, если скажешь правду. Ладно, живи. А пока дергай отсюда, пока я добрый. Чтоб я тебя больше не видел!
  
   Гусь моментально растворился в темноте. Павел на всякий случай, предварительно выключил свет в салоне автомобиля, постоял еще минут 20 около калитки. Затем, держа оружие наготове, обошел дом, перелез через забор и, пройдя весь большой огород, оказался в огороде. На втором этаже было темно. На первом горел свет Осторожно, потихоньку, поднялся на крыльцо. Подошел к двери. Она была чуть приоткрыта и сквозь небольшую щель хорошо были слышны возбужденные голоса. Прислушался. Говорил Купец.
  
   - Что-то долго Филата нет! Не повязали ли его менты? Тогда выдаст он нас всех с потрохами! Я думаю, надо грузить "бабки" в тачку и сматывать удочки, пока не поздно!
  
   Павел резко распахнул дверь.
  
   - На том свете тебе "бабки" уже не нужны, Купец!
  
   Сухо затрещали выстрелы. Двое упали замертво.
  
   - Руки за голову, Черный!
  
   Вожак молча повиновался. Ни один мускул не дрогнул на лице его. Филатов был сильно поражен его спокойствием и выдержкой, но виду не подал. Подойдя к сидящему сзади, тщательно его обыскал. Достав из кармана брюк пистолет, швырнул его далеко под кровать. Убрал со стола вилки и нож. Уселся напротив, по другую сторону стола. Оружие положил перед собой.
  
   - Теперь можешь опустить руки. Только не шали, Черный! Убью сразу! Ну, так что? Поговорим по душам! А может, сначала выпьем. Чтобы разговор лучше шел.
  
   Черный молчал. Филатов взял начатую бутылку коньяка, налил в два стакана. Один подвинул Черному.
  
   - Выпей перед смертью напоследок. На том свете не дадут.
  
   Выпили.
  
   - За что моих родителей и сестру убил? А, Черный? Ведь по твоему приказу все делалось.
  
   - Ты сам виноват, Филат! Не надо было отцу говорить про наш налет. Знаешь же закон - никаких свидетелей!
  
   - Отец никому бы ничего не сказал! Он мне слово дал как сыну... Да. А ведь все эти годы я тебя очень уважал, Черный! Ты был для меня большой Авторитет! Сколько раз налеты вместе делали! И всегда я тебе подчинился! А ты подлянку мне такую подстроил! Приказал Гусю убить меня!
  
   - А что делать? Ты бы мне все равно не простил за родных своих! Поневоле тебя надо было убирать.
  
   - Вот за это все ты и поплатишься жизнью, Черный!
  
   Тот криво усмехнулся.
  
   - Молод ты еще, Паша! Зеленый. Думаешь, я перед тобой на коленях ползать буду, пощады просить! Фигушки не дождешься! За свою жизнь много раз смерти в глаза глядел! В тюрьме два раза сидел! Нет уж. Перед тобою унижаться не буду.
  
   Павел снова разлил коньяк. Немного закусив, оба некоторое время молчали. Черный достал из пачки сигарету, закурил.
  
   - Давай реально оценим ситуацию, Филат! Ну, убьешь ты меня. А дальше что? Менты нас ищут. 50 лимонов - не шутка. У тебя нет надежного укрытия, чтобы отсидеться месяц-два. Опыта такого нет как у меня. И через день-два на твоих ручках надежно защелкнутся наручники! Ну, а там суд и тюрьма на долгие годы!
  
   - Ну и что ты предлагаешь, Черный?
  
   - А вот что. Две трети этой суммы - тебе. Остальное - мне и Солонику. Он поможет нам укрыться на месяц-два лечь на дно. Без него никак не обойтись! А потом разойдемся в разные стороны как корабли. Ты меня не знаешь и я тебя.
  
   Филатов отрицательно покачал головой.
  
   - Нет, такой вариант меня не устраивает, Черный!
  
   - Ну, хорошо. Черт с ними, с этими "бабками"! Забирай все. Ты сохраняешь мне жизнь - я тебе помогу укрыться от ментов. Идет?
  
   - Где деньги? - спросил Филатов.
  
   - В бане. Ключ, видишь, на гвоздике висит.
  
   - А трупы где?
  
   - На летней кухне.
  
   - Нет, Черный, не устраивает меня и этот вариант. И вообще мне эти "бабки" теперь не нужны совсем!
  
   - Как это не нужны совсем?! Я что-то не понял?
  
   - А вот так. Тебе этого не понять! За своих родных я тебя не могу простить, Черный. Прощайся с жизнью
  
   Павел взял в руку пистолет.
  
   - Дурак ты, Пашка!
  
   Только и успел крикнуть главарь. Раздался выстрел. Черный мешком рухнул на пол. Филатов для надежности произвел по одному выстрелу всем троим в голову. Затем снял с гвоздя ключ от бани, сунул себе в карман. Вышел на улицу и зашел в летнюю кухню. Включил свет. Трупы родителей и сестры лежали на полу. Чуть в стоне лежал труп Косого. Павел несколько минут молча смотрел на мертвых. Труп сестры был абсолютно голый. "Сначала изнасиловали, сволочи, а потом убили" - догадался Филатов. "Нехорошо как-то. Надо одеть". Пошел в дом. Нашел лифчик, женские трусы и платье. Дрожащими руками надел все это на труп сестры. И нервы его не выдержали. Прорвало! Громко рыдая, долго катался по земле, иногда говоря только одну фразу:
  
   - Это я виноват! Я во всем виноват!!
  
   Затем, успокоившись, открыл замок на двери и вошел в баню. 4 мешка лежали рядом. Закричал с большой ненавистью в голосе:
  
   - Вот оно, самое большое зло!!! Исчадие ада!!!
  
   Тут же в бане, торопливо растопил печку и стал сжигать деньги. Толстые пачки купюр горели плохо. Тогда яростно матерясь, побежал в дом. Нашел большую канистру керосина и притащил ее в баню. Дело сразу пошло быстрее. Наконец все деньги были сожжены. Опять пошел в дом. Налил полный стакан коньяка и выпил для храбрости. Зайдя в летнюю кухню, громко сказал:
  
   - Простите меня, родные! Это я виноват в Вашей смерти!
  
   Поцеловал всех троих в лоб и вышел во двор. Посмотрел тоскливо на ясное, усыпанное звездами небо. Жизнь для него сейчас не имела никакого смысла и жить ему не хотелось. Он достал из кармана пистолет, приставил к виску и нажал на спусковой крючок.
  
   7.11.2007 г.
  
  
  
   8.11.2007 г.
  
   Усы рыжие
  
   В основу рассказа положено действительное событие, которое произошло в конце марта 19998 года в городе Красноярске, в микрорайоне Черемушки. Автор случайно проходил мимо и невольно стал очевидцем этого действа. Не знаю, как в других городах России, а в настоящее время в г. Красноярске, с работой стало намного лучше и описываемые здесь события уже навряд ли увидишь. По крайней мере, в Красноярске.
  
   Максим Макаров уже два месяца никак не мог найти работу. Худощавый, среднего роста, 33-летний мужчина, чуть не каждый день мотался по городу и все напрасно. Заканчивался уже март 1998 года. Вот и сегодня, в 5 часов вечера, он, нахмуренный и злой, вернулся домой. Но тут жена встретила его обнадеживающим известием.
  
   - Хочу тебя порадовать, Максим! Сегодня ходила в магазин за хлебом и читала на дверях объявление. Какая-то фирма занимается ритуальными услугами и набирает на работу только мужиков не старше 40 лет. Надо только паспорт с пропиской. Сбор желающих назначен на завтра, в четверг, в 10 часов утра.
  
   - Где?
  
   - Около 50-й школы, на спортивной площадке. Это недалеко от нас.
  
   - Знаю я эту школу.
  
   - Пойдешь?
  
   - Конечно. Может, повезет... Народу, наверное, будет много. Мне все же 33 - возраст Христа, - улыбнулся Макаров.
  
   - Ой, дай Бог! А то я получая мало! Если бы не наши родители - не знаю, что бы делали!
  
   - Сосед Олег Рудаков знает?
  
   - Конечно. Я уже ему сказала. Тоже месяц мужик без работы. 35 лет, молодой. Дети на шее, как у нас. Вместе и идите к 10 часам.
  
   - Само собой...
  
   В 9 часов 45 минут Олег Рудаков - высокий, плотный, рыжеусый мужчина, нажал кнопку звонка около двери квартиры Макаровых. Максим вышел, и они вместе направились к 50-й школе. Через 10 минут уже были там. На спортивной площадке уже стояла большая толпа. Одни курили, многие возбужденно говорили. Наконец, в 10 часов 20 минут к площадке подъехала роскошная иномарка темного цвета. Из нее вылезли четверо мужчин. Все в дорогих дубленках и шапках. Трое - высокие молодые мордовороты с наглыми мордами и огромными кулаками. Четвертый (он же и главный) наоборот, низкого роста, невзрачный, с заплывшими жиром глазками. Толпа молча расступилась, давая дорогу. Четверо встали в середине площадки. Макаров с соседом стояли в первых рядах.
  
   - Наверное, здесь много лишних людишек, - сказал низенький. И обращаясь к своим спутникам:
  
   - Ну-ка посчитайтесь, ребята!
  
   Те быстро посчитали. Всего 58 человек.
  
   - Нам нужно всего 30 душ, - опять громко сказал главный.
  
   - Придется потом разбиться на пары и тянуть жребий. Всех мы взять не можем. Звать меня Глеб. Сначала буду говорить я. Какие у вас будут вопросы ко мне - потом. Слушайте внимательно! Наша фирма занимается ритуальными услугами, т.е. всем, что связано с похоронами покойников. Одни из вас будут делать гробы, памятники и венки, другие - копать могилы. Третьи - хоронить, ставить памятники.... И так далее. Будем хорошо работать - достойная зарплата Вам обеспечена! Это я говорю твердо. Возможно, какая-то часть из вас не выдержит, уйдет. Ничего. Новых наберем. Зато у нас будут постоянные, преданные нам кадры! Настоящие профессионалы! Кто чего не умеет - научим! За неделю. Теперь некоторые проблемы... Чтобы Вы потом не обижались!
   Он помолчал немного. Затем начала:
  
   - Пьяницы и алкоголики есть?
  
   В ответ - молчание.
  
   - Неужели все трезвенники? - удивленно сказал Глеб?!
  
   - Быть этого не может!
  
   Так вот, предупреждаю сразу! Кто придет на работу с похмелья или чуть выпивши - выгоним сразу к чертовой матери! И ни рубля расчета!
  
   - Наркоманы есть?
  
   В отчет - тишина.
  
   - Знаю, что есть. Предупреждаю сразу! Поймаем со шприцем или с косячком" - выгоним сразу! И ни рубля расчета!
  
   Достал сигарету, закурил...
  
   - И последнее. "Голубые" есть?
  
   Толпа по-прежнему молчала.
  
   - Ага, молчите! Молчание - знак согласия! Знаю, что есть. Предупреждаю сразу! Поймаем - мало того, что выгоним! А будем бить долго и упорно, пока не посинеешь! Затем нальем в ж.... скипидару и пустим по городу!
   Все время, пока он говорил, трое его попутчиков стояли с невозмутимыми каменными лицами. И вдруг взгляд Глеба уперся в Рудакова.
  
   - Эй, ты, усатый! Не нравятся мне твои рыжие усы! Не люблю усатых! На работу тебя не беру! Свободен.
  
   Олег с понурым видом хотел уйти, но Макаров цепко схватил его за руку.
  
   - Обожди пока. Разберемся.
  
   И обращаясь к Глебу:
  
   - А при чем здесь усы? Может, человек хорошо работать будет? Зачем гонишь!
  
   Глеб приказал своим мордоворотам:
  
   - Не доходит до этих двух! А ну-ка, ребята, помогите им покинуть площадку!
  
   Но не успели они сделать и двух шагов, как Максим резко отпрыгнул в сторону и громко закричал:
  
   - А Вы что молчите, мужики?! Вас здесь унижают, а вы терпите!
  
   И здесь толпу словно прорвало! Этот крик Макарова как будто зарядил всех какой-то бешенной энергией, подтолкнул всех к решительным действиям.
  
   Со всех сторон раздались гневные крики:
  
   - Бей их!
  
   - Ишь, усы ему не понравились!
  
   - Мордой его об снег!
  
   - Надо вспомнить 17-й год!
  
   - Лупи гадов, пока не посинеют!
  
   Люди, угрожающим плотным кольцом, стали приближаться к середине площадки. Все четверо были бледны как снег. Глеб сразу понял: еще немного и эта разъяренная, клокочущая гневом толпа, убьет их, разнесет на куски. Закричал пронзительным , отчаянным голосом:
  
   - Граждане России! Господа безработные!!! Подождите! Я глубоко извиняюсь перед Вами! Нет среди Вас пьяниц, нет наркоманов ,нет "голубых"! Давайте разберемся по-хорошему! Положение спас Макар. Закричал громким голосом:
   - подождите пока, мужики! Никуда они не денутся! Давайте разберемся!
  
   Толпа остановилась и стихла. Макар от лица всех вышел вперед . Гордо подошел к середине площадки.
  
   - Мы требуем немедленно удовлетворить наши требования!
  
   - Какие требования? Я слушаю! - пролепетал напуганный Глеб.
  
   - А такие. 30 человек сегодня же Вы оформляете на работу в вашу фирму! Меня и его, - он показал на Рудакова, - обязательно! Нет возражений, мужики!
  
   - Нет! Мы - за! - дружным хором ответила толпа.
  
   - Остальных - по жребию. Со своей стороны мы гарантируем честный, добросовестный труд без всяких прогулов, пьянок и так далее.
  
   - Верно, мужики?
  
   - Верно, - дружно рявкнула толпа.
  
   - А вы должны гарантировать на достойную зарплату и уважение нашего собственного достоинства! Гарантируете, Глеб?
  
   - Да, да. Конечно.
  
   - Все остальные нюансы: какая зарплата, продолжительность рабочего дня и так далее - все это согласуем в Вашем офисе. Кстати, там же с каждым из нас Вы заключите контракты, в котором все это будет оговорено. Согласны, Глеб.
  
   - Конечно, конечно.
  
   - Где находится ваша фирме?
  
   - Улица Белинского, 44.
  
   - Слышали, мужики? Улица Белинского, 44. Паспорта у Всех?
  
   - У всех, - дружно ответили остальные.
  
   - А теперь, - продолжал Максим, - ты, Глеб со своими друзьями поезжайте в офис и ждите там всех нас. А мы своим ходом туда - на автобусе. Ту не очень далеко. Собрание окончено. По коням!...
  
   Макаров и Рудаков вернулись домой уже под вечер. Максим подробно рассказал жене про их трудоустройство.
  
   Смеясь, добавил:
  
   - Хорошо, что у Олега рыжие усы оказались! Из-за них и пошло дело. А так - неизвестно, вытянули бы мы жребий или нет.
  
  
   14.01.2002 г.
  
   Разбитое стекло или как спасали Шерлока Холмса
  
   В основу рассказа положено действительное событие, которое произошло в декабре 2001 года на Красноярской железной дороге, на станции Иланская. Все мена и фамилии действующих лиц изменены автором.
  
   Стрелок ведомственной охраны , 45 лет, Глеб Семенович Ланшаков собирался в поездку. Собравшись, быстро вошел в комнату, где сидел начальник караула Орехов и с кем-то оживленно говорил по телефону.
  
   - Значит, так, - положив телефонную трубку, четко заговорил Орехов:
  
   - На , бери "маршрутку" и натуральный лист. Распишись... Так. В журнале. Теперь здесь... из специмущества ничего не берешь?
  
   - У меня все свое, - ответил Ланшаков.
  
   - Хорошо. Тебе под охрану десять ценных грузов. Есть крытые вагоны, полувагоны и две платформы с машинами "Урал". Все ценные - в "голове".
   Место проезда - локомотив.
  
   - Браки по автотехнике есть?
  
   - Ничего нет. Все в ажуре. Машины новые. Кабины и капоты под пломбами. АКБ и запчасти в кабине. Платформы - 9-я и 10-я с "головы". Сейчас пойдут приемщики принимать и ты пройдись с ними, сам посмотри. А я немного погодя, стрелка поставлю "Уралы" охранять. Мороз жмет, собака, 40 градусов! Но что делать?! Счастливого пути!
  
   - Спасибо!
  
   Поезд прибыл в три часа тридцать минут утра. Глеб вместе с приемщиками тщательно осмотрел автотехнику, принял другие грузы... В пять утра его поезд ушел на восток... За окнам локомотива быстро проносились поля, леса, деревни и другие станции... Остановок нигде не было и через пять часов состав медленно вкатился на 12-й путь четного парка. Начальником караула на этой станции в этот день работал Леонид Петрович Ушаков - 35-летний высокий и очень плотный мужчина, с высшим образованием. За шесть лет работы стрелком по сопровождению грузов, Глебу очень много раз приходилось сталкиваться с ним. Он хорошо знал характер Ушакова. Педантичный до мозга костей, очень осторожный и очень вежливый. За шесть лет Ланшаков не то что мата - грубого слова ни разу от него не слыхал. И была к тому же у него очень много лет одна странность. Очень уж любил он книг Конан Дойля "Записки о Шерлоке Холмсе". Каждый год он читал ее снова и снова. Если по телевидению показывали фильм про знаменитого сыщика - он забрасывал все домашние дела и смотрел этот фильм. И любил он часто, даже на работе, всякие логические умозаключения строить, вспоминая при этом Шерлока Холмса. Очень многие работники охраны знали это и в шутку звали его за глаза: !Наш Шерлок Холмс"...
  
   Мороз стоял такой же сильный. Глеб, как только остановился поезд, сразу же выскочил из локомотива и быстро направился к платформам с автотехникой. Еще издали он увидел двух приемщиков, которые тщательно осматривали машины. Когда подошел совсем близко к платформе, они уже закончили осмотр и спустились на землю.
  
   - Здорово, мужики! Ну, как? Все ли в порядке, - спросил Глеб.
  
   - Здорово, Семенович! Да нет, не все! У одной машины боковое стекло в кабине полностью разбито! Аккумулятор на месте, а вот коробка с ЗИПОМ почему-то вскрыта. На хищение не похоже, но черт его знает... Залезай на платформу - сам посмотри! - сказал один из них.
  
   - Но я же нигде не стоял! А во-вторых, автотехника на станции у нас всегда охраняется!
  
   - А вот это ты нашему Шерлоку Холмсу и объясни! В общем, жди его и милицию!
  
   И приемщики поспешно пошли принимать другие грузы.
   Ланшаков залез на платформу, вскочил на подножку и просунул голову в боковое отверстие двери кабины. Весь пол ее был усыпан осколками стекла. Аккумулятор находился у противоположной двери. Рядом с ним стояла большая, вскрытая картонная коробка с запасными частями. На сиденье лежал серый лист бумаги. Все пломбы были на месте, только это одно разбитое стекло сразу же испортило настроение Ланшакову. Он слез с платформы вниз и закурил. Тяжелые мрачные мысли бежали одна за другой. "Что за черт!" Если хищение, то аккумулятор в первую очередь взяли бы! Да, на нашей станции автотехника всегда охраняется! Разбили в пути! Но бьют мальчишки в теплое время года. Камни кидают... А тут зима, мороз 40 градусов... Непонятно?!
  
   Через десять минут к нему подошел молодой, худощавый мужчина в штатском. Представился:
  
   - Работник транспортной милиции - Крепков. И предъявил свое служебное удостоверение. Глеб достал из кармана свое:
  
   - Ланшаков.
  
   - Вы нигде в пути не стояли? - спросил Крепков.
  
   - Нет. Нигде.
  
   Крепков залез на платформу и просунув голову в отверстие, тщательно осмотре кабину.
  
   - Да, странно, - сказал он.
  
   - Аккумулятор на месте, но коробка почему-то вскрыта! Пломба на двери - в целости. Стекла у автотехники бьют пацаны, но весной и летом! Сейчас они дома сидят... Странно...
  
   - Шесть лет работаю! Первый такой случай, - нервно сказал Ланшаков. Но вот подошел и сам Шерлок Холмс! В новом добротном полушубке, с рацией в нагрудном кармане. Приветливо поздоровался с ними за руку и сразу заговорил:
  
   - Да, сочувствую я Вам, Глеб Семенович! Очень даже сочувствую! Всегда у Вас все в порядке было, а тут надо же! Такая оказия приключилась! Но ничего не поделаешь... Надо смотреть... Он внимательно, не торопясь, осмотрел кабину.
  
   - Так. Аккумулятор на месте. Это хорошо. Коробка что-то распечатана. Это плохо. Как говорил Шерлок Холмс, давайте рассуждать логически! Нигде не стояли, Семенович, в пути следования?
  
   - Стоянок в пути не было, - ответил Ланшаков. Ушаков продолжил далее:
   - 1-я версия. Кто-то в пути следования швырнул тяжелый предмет в поезд и разбил стекло. Но она очень маловероятна! Во-первых, этого предмета в кабине не видно. Во-вторых, этим обычно занимается малолетняя шпана в теплое время года! В такой мороз ее и палкой на улицу не выгонишь! 2-я версия более вероятная! Попытка хищения или частичное хищение во время стоянки поезда на вашей станции, Семенович!
  
   - Но автотехника у нас всегда охраняется во время стоянки, - уверенно возразил Ланшаков.
  
   - Знаю, что охраняется! Как говорил Шерлок Холмс, давайте рассуждать логически! Поставить на охрану тебя, Семенович, меня или другого опытного стрелка, кто в годах уже - это надежно, да! Мы в такой мороз валенки, ватники, тулупы наденем и будем стоять, пока поезд не уйдет! Не замерзнем! А ведь у вас в карауле много молодых стрелков. Они хоть и в армии отслужили, а ветерок в кумполе еще гуляет! Да какой! Он не станет сильно тепло одеваться, ему форсить надо. Перед девчонками молодыми, которые на станции работают, покрасоваться надо. А холод, что и голод - не тетка! Потусуется около платформ с пол-часа и в будку к вагонникам - погреться! А криминальный элемент только этого и ждет! Бац по стеклу и в кабину - щурьсь! А кто такой мороз пойдет на станцию воровать? Путный вор не пойдет, нет! Только наркоманы!
  
   - Тогда почему все не унесли? - спросил Крепков.
  
   - Очень просто! Думать надо, ребята, думать логически! Не успел в кабину залезть! Кто-то помешал. Может вагонник спугнул или молодой стрелок отогрелся и вышел опять караулить! А может, успели частично кое-что взять, а потом их спугнули... Чем мы хуже Шерлока Холмса, а? - немного помолчав, добавил:
  
   Придется, мужики, лезть в кабину и все сверить по описи. Она на сиденье лежит. Пока охрана не даст "добро" поезд никуда не уйдет!
  
   - Я не смогу залезть, - сразу же заявил Глеб, - на мне ватники, валенки, два свитера, толстая куртка...
  
   - Давайте я, - решительно сказал Крепков. Я самый худой ведь и одежда потоньше!
  
   Ушаков немного подумал, что-то взвешивая у себя в голове. Затем сказал:
  
   - Нет, ребята! Давайте, я попробую... Подтолкните меня, если что... Если уж не получится, тогда ты - Митя...
  
   В кабину Шерлок Холмс залез с большим трудом, кое-как и то с помощью Крепкова и Ланшакова. Дал оттуда опись милиционеру, сказав при этом:
  
   - Я буду перечислять все, что находится в кабине. А ты , Митя, отмечай в описи карандашом и говори: "есть"! И началось.
   Ушаков громко говорил из кабины:
  
   - Ключи зажигания!
  
   - Есть!
  
   - Два катафота!
  
   - Есть!
  
   - Зеркало заднего вида!
  
   - Есть!...
  
   Все детали, которые находились в кабине, были указаны и в описи. Все сошлось! Все трое были очень довольны. Хищения не было! Шерлок Холмс немного высунулся из кабин. Достал и включил рацию.
  
   - Караульное! Брякни по телефону: "У охраны все в порядке! В общем, хищения не было! По описи все сошлось. Как поняли? Прием!"
  
   Рация прохрипела в ответ:
  
   - Все поняли! Даю готовность 12-му.
  
   Ушаков снова заговорил:
  
   - Да, а 1-я версия тоже вероятна, ребята. Могли и на промежуточной станции камень бросить. Сейчас поясню.
  
   Какой-нибудь урка принял прилично "технаря" или водки и давай шастать по станции, приключений искать! Что ему мороз 40 градусов! Нашего пьяного Ваню в этот момент хоть на Северный полюс, хоть в Антарктиду, забрасывай - ему все нипочем! Логично, а? А тут грузовой поезд прет мимо него!
  
   Веселись русская душа! Схватил тяжелую каменюку и изо всех сил в машину - бац! А глазомер-то у пьяного никудышный! Не в самое стекло попал, а ниже. Но удар сильный, мороз, а может в стекле еще трещина была! Вот оно и все рассыпалось! Поэтому и камня в кабинете не оказалось! Логично, а? Чем мы хуже Шерлока Холмса?!
  
   - Холмс-то Холмсом, - тревожно сказал Ланшаков, - а вылазить тебе надо, Петрович! Поезд может пойти.
  
   - Верно говоришь, - согласился Петрович, - пора.
  
   И он, с большим усилием, упираясь в сиденье ногами, стал покидать кабину. Ему удалось вылезти только по пояс и он застрял. Ни туда и ни сюда. Глеб схватил его крепко за руку, Крепков - за другую. Дмитрий веско сказал:
  
   - Я считаю до трех! При счете "три" тянем изо всех сил! И началось:
  
   - Раз-два-три! Взяли!
  
   - Раз-два-три! Взяли!
  
   Но Петрович как был, так и остался на одном месте. Все так были заняты, что совершенно не слушали объявления по громкоговорящей связи. И тут динамик жестким и властным женским голосом произнес:
  
   - Вагонники, будьте осторожны, 12-й отправляется! Будьте осторожны! 12-й отправляется. Все трое услышали это объявление. Ланшаков и Крепков сильно побледнели. Лицо у Петровича жутко перекосилось и он заорал, что есть мочи диким, страшным голосом:
  
   - Тяните сильнее, мать вашу...!!
  
   Отборный и убийственный трехэтажный русский мат, казалось, услышала вся станция! И откуда у мужиков только силы взялись! Рванули так, что Шерлок Холмс пулей вылетел из кабины и все трое рухнули с платформы прямо на снег. Поезд тронулся... Все обошлось удачно. Ни синяков, ни ушибов.
  
   - Рация-то цела? - спросил Ланшаков.
  
   - Цела, слава богу, - ответил Петрович.
  
   Они направились в караульное помещение. Ланшаков, смеясь, сказал:
  
   - Если рассуждать логически, то лезть в кабину надо было сотруднику милиции Крепкову. Он бы не застрял так, как ты Петрович! Ну и мат же у тебя! Первый раз в жизни такой слыхал!
  
   Ушаков только махнул рукой.
  
   - Самое главное - мы доказали - хищения не было.
  
   14.01.2002 г.
  
   9.11.2007 г.
  
   Технический прогресс или как стирали котенка в стиральной машине.
  
   В основу рассказа положено действительное событие, которое произошло в начале ноября 2007 года, у родственников автора в городе Красноярске. Имена и фамилии реальных лиц изменены автором.
  
   Татьяна Михайловна Шарова - среднего роста, полная пожилая, светловолосая женщина, с самого детства очень сильно любила животных. И сейчас в ее частном доме (кстати, благоустроенном) жили две собаки и кошка. Не так давно, возвращаясь домой из магазина, она случайно нашла на улице брошенного, одичалого, голодного котенка.
  
   Не выдержало сердце. Принесла домой. Отмыла, откормила и выхолила. Борис Иванович, ее муж зная эту слабость своей жены, возражать не стал. Назвали котенка Барсиком. Котенок был спокойны, быстро сам научился ходить в туалет, к еде был неприхотлив - в общем, проблем с ним не было и от только радовал сердце хозяев...
  
   И надо же было случиться этой беде! Шаровы недавно купили очень дорогую, импортную стиральную машину с программным управлением. Хозяйка еще не успела толком освоить принцип ее работы... И вот, как-то вечером решила постирать белье. Закидала большое количество т в машинку, запустила программу и спокойно поднялась на 2-й этаж. Там жил ее сын Сергей с женой Ниной с сыном. Н не успели они начать разговора, как к ним стремительно ворвался Шаров старший.
  
   - Беда, Таня! Наш Барсик в стиральную машину попал! Мяучит там.
  
   Все четверо быстро ринулись вниз, на 1-й этаж. Подскочили к машине, которую уже заранее отключил Борис Иванович.
  
   - Открывайте крышку!
  
   Сергей попробовал открыть ее, но ничего не получилось.
  
   - Надо снять программу, тогда отключится, - сказал Борис Иванович. Татьяна Михайловна быстро защелкала какими-то кнопками. Через несколько секунд крышка открылась. Сергей сунул туда руку и немного пошарил, достал маленькое, мокрое мохнатое тельце. Резко наклонил вниз головою над ванною. Изо рта, ушей котенка хлынула вода. Шаровой-старшей стало плохо. Невестка Нина отвела ее в комнату и положила на кровать. Михайловна только громко стонала:
  
   - Барсик!!! Мой дорогой, несравненны Барсик! Как я без тебя, любимый ты мой!
  
   Тем временем спасательная операция шла своим ходом. Борис Иванович уже вызвал на до по телефону ветеринара. Нина (она работала медсестрой в реанимации) уже делала Барсику искусственное дыхание. Лапки вверх - лапки вниз. Лапки вверх - лапки вниз... Потом стала делать ему массаж сердца. И вот, наконец-то! Свершилось! У бедного Барсика появились признаки жизни. Он открыл глаза и стал дышать. Тут появился на пороге и ветеринар.
  
   Сделал котенку три возбуждающих укола. Ему еще стало лучше. Сразу встала на ноги и Татьяна Михайловна. Процесс жизни пошел!
  
   - А как он попал в стиральную машину? - спросил у матери Сергей.
  
   - Да очень просто, Сережа. У меня лежала там часть грязного белья. Крышка была открыта. Он залез внутрь, где белье и заснул. А я его не заметила. Накидала сверху еще много тряпок и включила машину . Сразу же пошла к вам. Хорошо, что отец дома остался! Так бы постирали нашего Барсика и он был умер!
  
   9.11.2007 г.
  
   P.S. В данное время Барсик жив и здоров. Можно сказать, ему повезло. Надо отдать должное Татьяне Михайловне: ее любовь к животным достойна большой похвалы! Автор за долгие годы своей жизни, встречал очень много таких людей в г. Красноярске и других местах России. Не оскудела еще русская земля добрыми людьми! Далеко ходить не надо. В одном подъезде с автором живет пожилая женщина-пенсионерка, которая вместе с мужем уже не один десяток лет подкармливает бездомных кошек, хотя и у них есть своя собачка. Кстати, они и замечательные труженики-садоводы.
  
   12.11.2007 г.
  
   Смертельный грех
  
   В основу рассказа положено действительное событие, которое произошло летом 1964 года в городе Красноярске. Автору этого рассказа было в ту пору 15 лет. Советские времена.
  
   Конец августа 1964 года. Поздний вечер. Семеро подростков допивали последнее вино. Отмечали день рождения своего товарища и вожака Андрея Петрова. Мать Андрея работала каким-то большим начальником на заводе. На днях уехала в командировку. Отец давно умер и поэтому 2-комнатная квартира была в его полном распоряжении. Становилось скучно. Уже было прослушано много магнитофонных записей, рассказано много анекдотов... Хорошо повеселились ребята!
  
   Один из подростков предложил расходиться по домам, но его никто не поддержал. Чем бы еще заняться? И вот Петрову пришла в голову идея.
  
   - Есть, ребята, хорошее предложение! Неплохо бы трахнуть какую-нибудь деваху или бабенку! Как думаете?
  
   - Предложение хорошее, - сказал Евгений Лебедев - высокий, коренастый и круглолицый 15-летний подросток с голубыми глазами.
  
   - Но кто нам даст? Добровольно никто не даст!
  
   - За границей хорошо, - добавил еще один, - там публичные дома в каждом городе, а может и в деревне есть. Заплатил деньги и трахайся сколько хочешь! Да еще и бабы-то на выбор: какая понравилась - ту и ложешь в постель! А у нас такая страна, черт побери! Ничего этого нет! Только космонавтами и славимся!
  
   - Это верно, - сказал Андрей, - добровольно никто нам не даст. Но можно все сделать силою. Нас же семь человек! Слушайте мой план. Совсем недалеко от моего дома есть еще один пятиэтажный дом. В одном подъезде там есть подвал. В подвале нет света, и он всегда открыт. Неделю назад я там свою кошку искал. Убежала чертовка, из квартиры и там спряталась. С фонариком, но нашел. Три дня назад у соседа собака тоже забежала в этот подвал. Я помог ему ее найти... Так вот. Ближе к делу. Сейчас уже поздно. Скоро 11 часов вечера. Народ, в основном, расходится по домам. Свидетелей у нас не должно быть! За это нам всем грозит тюрьма, если поймают, сами понимаете!
  
   Шестеро стоят в подъезде, а седьмой, допустим ты, Колян, прохаживаешься около подъезда. Ты все время у нас на виду. Но вот показалась женская фигура. Как только она будет проходить мимо подъезда - начинаем действовать! Ты, Колян, внезапно ставишь ей подножку. Она падает, а мы все подбегаем к ней. Сразу в рот кляп, двое связывают ей руки назад веревкой. Ни кричать, ни сопротивляться она не сможет! Быстро тащим ее в подвал и там уж.... В порядке очереди! Один пусть стоит на "васаре" около подъезда. На всякий случай. Кончим дело - обрезаем ножом веревки на руках и бежим к моему дому. Кляп она сама достанет. В моем подъезде "обмоем" эту операцию - раздавим быстренько две бутылки вина и так же быстренько все по домам! Ну, как, идет!
  
   Все дружно одобрили план Андрея. Но один недовольно сказал:
  
   - Но в подвале же нет света!
  
   - Ну и что! - парировал Андрей.
  
   - Без света еще лучше! Хоть наши морды она не будет видеть! Приметы... Если сильно хочешь - и в темноте найдешь куда...
  
   Андрей матерно выругался. Остальные дружно засмеялись.
  
   - А возраст ее какой? - спросил Лебедь.
  
   Петров многозначительно ударил кулаком по столу.
  
   - От четырнадцати до шестидесяти лет! Малолеток не надо! Еще помрет с страху! Старухи тоже не нужны! Тело дряблое - раз! Сердечко слабое - два! Тоже может коньки кинуть! А от четырнадцати до шестидесяти - само то! Только действовать надо быстро и решительно! Сразу договоримся - я эту идею подал - я первый и полезу на нее в подвале! Возражений нет?
  
   Андрей был у них вожаком и пользовался авторитетом. Поэтому возражать никто не стал. Петров продолжил:
  
   - Самое главное, чтобы на улице не было посторонних! Могут помешать и все сорвать! Давайте выпьем за успех нашей операции! Как в фильме про революционных матросов: "Кто хочет комиссарского тела?! Ха-ха! Разливай, Колян, последнее вино по фужерам! Остатки - сладки! Потом ещё возьмем! Все дружно чокнулись и выпили. Немного закусили... Андрей твердо сказал:
  
   - Предупреждаю сразу: никому ни слова об этом! Будем знать только мы - семеро! Держите язык за зубами. Иначе - тюрьма всем! Сейчас я поищу веревку и кляп. Нож складной у меня есть. Не забыть сумку взять под вино...
  
   В скором времени все были на месте. Сначала проверили подвал. Он был открыт и там не было света. Одного оставили на улице, а шестеро стали ждать в подъезде. Петров толкнул Лебедева в бок:
  
   - А тебе, Женька, важное задание! Надо взять два "пузыря" вина. Магазины сейчас закрыты. Ресторан "Арена" знаешь?
  
   - Знаю. Не сильно далеко отсюда.
  
   - Вот. Он еще работает. На тебе 12 рублей и сумку. На два "пузыря" должно хватить. Если самому не дадут - попросишь кого-нибудь из взрослых. Скажи, родня в гости приехала неожиданно. Давно не виделись... За сорок минут ты должен обернуться ! Сделаешь - не подведешь?!
  
   - Да что ты, Андрей! Ясно дело - куплю!
  
   - Тогда давай! Полный вперед!
  
   Через 45 минут Евгений вернулся с двумя бутылками вина в сумке. Около подъезда стоял один из подростков. Остальных не было видно. Лебедев понял сразу: какую-то женщину или девушку удалось затащить в подвал.
  
   - Кого загробастали? - спросил он товарища.
  
   - Да бабу одну. Лет пятьдесят, может чуть поболее..
  
   Довольный он хлопнут Евгения по плечу:
  
   - Андрюха первый начал, я был вторым! Ох, как приятно и хорошо было, Женька! Первый раз с бабой... Теперь на "васаре" буду стоять, пока все не кончат. Давай иди к подвалу!
  
   Лебедев быстро спустился по ступенькам вниз. Около закрытой двери стояли четверо.
  
   - Вина взял? - спросил Петров.
  
   - Конечно. На, сдачу возьми!
  
   - Молодец, Женька! За это ты пойдешь четвертым. Сейчас Колян освободится.
  
   Сильное возбуждение охватило Лебедева. Выпитое в квартире вино еще больше будоражило, усиливало страсть!...
  
   Наконец вышел Колян, застегивая на ходу брюки.
  
   - Она недалеко от входа лежит. Справа, - тихонько сказал Лебедеву кто-то из подростков.
  
   Евгений, весь охваченный всепоглощающей страстью, открыл дверь и вошел в манящую темноту подвала...
  
   Когда закончилось это насилие и Петров разрезал веревки на руках жертвы, все побежали прочь. Бежали быстро, иногда оглядываясь назад. Но никто за ними не гнался. На улице - ни души...
  
   В подъезде дома, Гед жил Петров быстро распили две бутылки вина, на ходу тихонько делясь впечатлениями и стали расходиться по домам...
  
   Евгений Лебедев жил недалеко от Петрова, вдвоем с матерью в 2-комнатной квартире. Отец развелся с женой и давно и оставил семью, когда Женя был еще маленький. Старшие сестра и брат имели уже свои семьи и свое жилье. Жили в этом же городе. С ребятами и Петровым Евгений подружился совсем недавно и дома у него никто еще не успел побывать. Мать работала на заводе в две смены. Одну неделю с утра , другую - во 2-ю, до 12 часов ночи. Эту неделю она работала во 2-ю смену. Придя домой, Евгений встревожился. Матери дома не было!
  
   Было уже 2 часа ночи. "Где же она может быть?" Тревога и ощущение чего-то страшного и непоправимого охватывало его все сильнее и сильнее... Он уже хотел выйти на улицу и искать ее, но наконец-то! Долгожданный звонок в дверь!
  
   Мать - низенькая, худощавая женщина лет пятидесяти, вошла в квартиру. Сын был поражен. Вид ее страшен: осунувшаяся, с почерневшим от переживаний лицом, она молча глядела на Евгения невидящими глазами.
  
   - Что с тобой, мама! Ты заболела? Ты где так долго была?!
  
   Ответ был убийственно краток.
  
   - В подвале. Там же, где и ты был, сынок!!
  
   Ошарашенный Евгений так и остался стоять на месте. Мать молча прошла в свою комнату и закрылась на ключ. Тогда он дико закричал! Громко рыдая, катался по полу, часто повторяя одну и ту же фразу:
  
   - Что же это? Что же это я натворил?!
  
   Иногда вскакивал, подбегал к двери, исступленно крича:
  
   - Прости меня, мама! Я не знал, что это ты! Прости!!!
  
   В ответ - громкие материнские рыдания...
  
   Евгений Лебедев не был религиозным подростком. Но в 5 часов утра он повесился в этом подвале, где совершил свой тяжкий, смертельный грех.
  
   13.11.2007 г.
  
   14.11.20007 г.
  
   Черная магия (очерк)
  
   Все события, которые описаны в этом очерке - сущая правда. Автор ничего не прибавил и не убавил. Вымысла никакого здесь нет. Все это произошло с племянницей моей матери, моей двоюродной сестрой Валентиной Буевой (фамилии и имена изменены). Всю эту историю мне рассказала моя мать (ныне уже покойная). У меня нет оснований не верить моей матери. Всю жизнь она прожила честно и говорила только правду. И так, как говорит Леонид Каневский в телевизионной передаче: "Следствие вели..."
  
   - Сейчас только факты. Одни лишь факты!
  
   60-е годы XX века. Советские времена - времена Хрущева. Семья Буевых жила в деревне Иркутской области. Состав семьи: отец - Никита Иванович, мать (младшая родная сестра моей матери - моя тетка) Антонина Ивановна и трое дертей: Иван, Владимир и младшая дочь Валентина. Жили зажиточно по тем временам: имели большое хозяйство. Никита Иванович работал в совхозе механиком. Дочь Валентина была очень красивой девушкой! Высокая статная, обаятельная - она привлекала к себе внимание многих деревенских парней. Начала дружить только с одним из них - Александром. У Вали была подруга Зина, которой тоже нравился Александр, и она упорно добивалась его расположения. Но безуспешно. Валя была заметно красивее своей подруги, и чаша весов уверенно клонилась в ее сторону. Невольно они стали соперницами, хотя подавали виду и продолжали дружить. Прошло уже много лет. Я не помню, какое тогда было время года. Вечер. Валя сидела дома одна. Пришла подруга Зина.
  
   - Валя! Сегодня будут танцы в клубе. Пойдем, прогуляемся! Чего дома сидеть?
  
   - Пойдем, конечно! Подожди, причешусь получше!
  
   Как рассказывала потом сама Валентина: "Я стояла спиной к подруге. Мне показалось, что на меня сверху посыпалась земля. Я посмотрела на потолок. Вроде, все нормально. Решила, что показалось!!!
  
   Пошли в клуб. Буева стала танцевать с Александром. Зина - с другим парнем. Вскоре Валя почувствовала, что у нее медленно стали холодеть руки. Сначала ладошки, потом кисти рук и так постепенно - до самых плеч. Поднялась температура. Ей становилось все хуже и хуже. Заметил это и Александр.
  
   - Ты заболела, Валя?
  
   - Да, конечно. Наверное, простыла. Надо идти домой. Какие тут танцы!
  
   Парень проводил ее до дома и ушел. А дома вскоре наступила полная кульминация: речь ее стала бессвязной. Девушка никого не стала узнавать, даже родителей!
  
   Кормить ее пришлось как маленького ребенка - из ложечки. Для родителей это было очень большим потрясением! Красавица дочь и надо же такому случиться!
  
   Срочно повезли ее в Иркутск, в областную больницу. Врачи не могли поставить диагноз и сказали, что она сошла с ума. Посоветовали сдать ее в "психушку". Мол, может, постепенно, не сразу, но отойдет - станет нормальной... Автор не может точно сказать, сколько она там провела времени, но помнит, что довольно долго. А сдвигов - никаких! Но вот кто-то из односельчан подсказал расстроенным Никите Ивановичу и Антонине Ивановне: где-то далеко, в таежной глуши, есть небольшая деревенька. Там живет старик - 90 с лишним лет, который может вылечить их дочь. Деньги он не берет ни в коем случае, можно дать только продукты и то немного. Родители с большим трудом узнали как туда добраться. Забрали дочь из "психушки" (тоже не сразу, пришлось много похлопотать). Все это было летом. Взяли с собой большой запас продуктов, запрягли лошадь в телегу и поехали: родители, Валентина и сын Иван. Владимир остался дома: хозяйство все же! Добрались до той деревеньки. Нашли и этого старика. Высокий, очень худой и седой как лунь. Посмотрев на несчастную девушку, он сразу сказал:
  
   - У вашей дочери большая порча. Лечить придется три дня.
  
   Начнем завтра, сегодня мне надо приготовить и заговорить воду...
  
   На следующий день он попросил отца и брата:
  
   - Разденьте ее до пояса и очень крепко привяжите веревками к телеге! Пусть лежи навзничь лицом верх. И стойте рядом - все равно придется ее держать!
  
   Отец с сыном так и сделали. Валентина не сопротивлялась, лежала спокойно. Но как только старик с большой емкостью в руке стал приближаться к телеге, ее как будто подменили! Стала сильно корежить, тело все сильно трепетало, пытаясь освободиться от пут! Хотя руки и ноги были связаны. Вот какая демоническая энергия бушевала в ней! И освободилась бы от веревок, но отец и брат не дали! Прижали ее изо всех вил крепко к телеге. Насильно разжали ей рот, и старик влил туда много воды. Затем обильно смочил ее лицо этой же водой и тело до пояса....
  
   На второй день - такая же операция. Вода делала свое дело. Девушка уже сопротивлялась намного слабее. А на третий день - почти не оказывала противодействие. И, к большой радости, родных, она поправилась! И говорить стала четко и всех узнавать! Как будто и не было всего этого кошмара! Старик взял за свои услуги немного продуктов. Ну, и конечно, принял много теплых слов благодарности за эту бесценную помощь!... У Вали все потом было нормально со здоровьем. Но беда все равно пришла в семью моих близких! Вскоре (я уже не помню, через какой промежуток времени) тяжело заболели Антонина Ивановна и Никита Иванович. Врачи не смогли ничем помочь, и они быстро скончались. Сначала - моя тетка. На следующий день - ее муж. Два гроба сразу. Хоронили одновременно. Раньше ничем не болели, на здоровье не жаловались.
  
   Через несколько лет в Чите, умер их сын Володя.
  
   По слухам, что-то с сердцем случилось. Тоже ничем раньше не болел, в больницах не лежал. Опять черная магия? Вполне возможно, хотя автор не располагает никакими фактами в пользу этой версии. Может, просто совпадение роковых обстоятельств?
  
   Трудно дать по поводу этих смертей моих родных утвердительный ответ... Валя и Иван, вскоре после смерти родителей, уехали в Московскую область и там где-то затерялись. Ни слуху, ни духу... Живы они или нет? Неизвестно. Про черную магию автор слышал много раз на протяжении своей жизни. И много раз читал в СМИ.
  
   То домашний скот ни с того ни с сего начинает повально дохнуть, то сильно любящие друг друга молодожены быстро разводятся после свадьбы, то вдруг ни с того, ни с сего вымирает вся семья и т.д. и т.п.
  
   Есть, конечно, черная магия, есть. Только, я думаю, не каждый может ею успешно владеть. Здесь тоже нужны своего рода способности. Предсказатели как Ванга или Мессинг может далеко не каждый при всем его желании. Так же и с магией. Интересно бы знать, сколько людей в наше время владеют ею?
  
   14.11.2007 г.
  
   15.11.2007 г.
  
   Казенный дом - родной дом поневоле.
  
   В основу рассказа положено действительное событие, которое произошло в г. Красноярске зимой 2006 года. Подобных случаев происходит в России каждый год очень много. Почему? Об этом чуть позже.
  
   Олег Харченко, двадцати трех лет от роду, бывший детдомовец, совсем недавно вышел на свободу из мест не столь отдаленных. Сидел мало - всего один год за хулиганство.
  
   Небольшого роста, очень худощавый, темная бородка на маленьком лице, добрые, располагающие к себе, серые глаза - ну, какой из него преступник? Какую опасность для российского общества он представляет? На дворе зима. В городе ни родных, ни близких друзей. Жил только в 3-комнатной квартире давний товарищ по детдому Марат Леонов с семьей. К нему и направил свои стопы Харченко...
  
   На столе сразу появилась и водка, и закуска. Жена Марата, Ольга, была непьющая, но мужу не запрещала, благо он выпивал редко и в меру. И то объяснял свое употребление алкоголя так:
  
   - Еще Владимир Высоцкий пел: "Говорят что "Столичная" очень хороша от стронция!".. В Чернобыль при катастрофе водку ящиками возили! Полезна водочка от радиации! Но в меру!
  
   Сначала разговор шел о жизни Леонова и его семьи. Потом Марат - 25-летний мужчина среднего роста, плотного телосложения, перевел разговор на другую тему.
  
   - Да, понимаю, тяжело тебе сейчас, Олег! Ни кола, ни двора, ни портфеля с кожей - как пел Высоцкий. Но устраивать свою жизнь надо! Временно мы предоставим тебе комнату в нашей халупе. Живи пока. Да, Оля?
  
   - Конечно, Марат. Надо же помочь человеку, - ответила жена.
  
   - Но только временно! Сегодня суббота. С понедельника начинай искать работу. Город наш большой. В последние годы с работой стало намного легче. Многие старые заводы заработали, появилось много новых организаций... Было бы желание - уж самое малое штук 8 можно найти! А если повезет - то может и больше. Завтра Оля пойдёт в магазин за продуктами и купит заодно газету, где предлагают много вакансий на рабочие места. Ты выпишешь штук 10-15 на листок бумаги и прямо с утра, в понедельник, начинай звонить. Телефон домашний у нас есть. Сначала договорись по телефону, а потом поедешь уже на место. Конкретно устраиваться. Кстати, какая специальности у тебя есть?
  
   - Слесарь, кочегар, шофер, могу на стройке работать плотником и каменщиком...
  
   - Отлично, Олег! Самые ходовые специальности! Шансы у тебя есть и немалые! Как устроишься - месяц поживешь у меня, пока деньги заработаешь. Мы люди простые! Будешь есть снами из одного котла! Ну, а там... Если повезет - может, комнату в общаге тебе дадут или в аренду какую-нибудь "крышу" снимешь. Без обиды - через два месяца родной Олин брат из Казахстана приезжает жить в наш город. Там жизнь тяжелая - он бедствует. Пока без семьи. Первое время будет жить у нас. Так что, хочешь - не хочешь, а уходить тебе от нас придется!
  
   - Да что ты, Марат! И так я вам обязан по самые уши! Спасибо, что приютили на первое время! Мне самое главное - работу найти! А крышу над головой я потом найду!
  
   - Ну, давай, по сто грамм!..
  
   Немного помолчали, закусывая. Затем Леонов спросил
  
   - Не принято об этом спрашивать, сам понимаешь, но как давний товарищ я спрошу тебя, не обессудь: сколько и за что сидел?
  
   - А чего мне скрывать, Марат?! Один год отбыл за хулиганство. И то - хулиганил по пьяни... Если бы не водка...
  
   - Все понятно. Нашли опасного преступника, черти! Ох, Россия -матушка! Могли бы и условно дать! Ну ладно. Что теперь поделаешь? Так, значит. За здоровье двух моих пацанов мы уже пили! Давай теперь выпьем за тебя! Чтобы у тебя все было хорошо, и ты устроился быстро на работу!
  
   - Спасибо, Марат! Хороший тост! Спасибо!..
  
   И с понедельника начались поиски работы. Вакансий по его специальности оказалось много и зарплата во многих местах была приличная. Но зря сначала обрадовался Олег! Судимость, с первого же дня, стала обрезать ему доступ на работу. Пробовал скрывать ее - ничего не получалось. Везде компьютеры, везде на мониторах светились все его подробные данные и роковая зловещая надпись - "судим" и даже статья, по которой он сидел. Харченко бесконечное число раз бил себя кулаками в грудь, каялся и божился, говорил, что он не хочет обратно в тюрьму. Он будет жить и работать честно, до самого конца своей жизни!
  
   Чуть не в слезах умолял взять его на работу и держать, если уже так боятся, его под контролем! Бесполезно. Ничего не помогало. Всюду он наталкивался на вежливый , а часто и грубый отказ. За эти девять дней напрасных поисков он заметно осунулся, похудел (и так худой был). Глаза от бессонных ночей ввалились, кожа на лице посерела. Вид его был жалок!
  
   От переживаний у него сильно снизился аппетит. Супруги Леоновы сильно сочувствовали ему, успокаивали как могли, но ничем не могли помочь. Марат пытался устроить его к себе на работу, под свою личную ответственность - бесполезно! Так же не дал никакого результата и последний , 10-й день...
  
   ВА шесть часов вечера Харченко опять переступил порог квартиры Леоновых. По его возбужденному и слегка веселому виду Леоновы поняли - он нашел какой-то выход из этой очень трудной ситуации!
  
   - Что? Работу нашел? - не очень надеясь, спросил Марат.
  
   - Ага. Фиг там. Найдешь, пожалуй!.. Хорошая мысль пришла мне в голову!
  
   - Что за мысль? Ну-ка, Оля, где-то у нас в холодильнике бутылочка водяры стоит. И поставь зажевать что-нибудь на стол!
  
   Налили по стопке - выпили. Немного помолчав, Олег сказал твердо:
  
   - Мысль хорошая! Другого выхода нет. Надо идти опять в тюрьму!
  
   Марат от такого поворота на малое время потерял дар речи.
  
   - Да ты что? Ты что, ошалел?! Только недавно вышел! И опять туда. Разве здесь хуже?
  
   - Тебе, Марат, на свободе хорошо! Я вижу. У тебя работа, семья, квартира... А у меня что? Даже на работу нигде не берут! Жилья своего нет... А там хоть кормить - поить будут и крыша над головой! Оденут - обуют, телевизор есть... Не сталинские времена, когда зеки на Колыме и Воркуте загибались! Сейчас в зоне жить можно!
  
   - А пожалуй, ты прав! - задумчиво сказал Леонов.
  
   - В твоем положении лучше выхода и не придумать!
  
   - Да, Марат, мне стыдно: я - здоровый мужчина и сижу у тебя на шее!
  
   - Но ты в этом не виноват! Ладно. Но прежде чем в тюрьму сесть, надо какой-то криминал совершить. Надеюсь, на убийство ты не пойдешь?
  
   - Зачем невинного человека жизни лишать? Проще всего сделать мелкий криминал. Магазины крупные сейчас все под сигнализацией. Поздно ночью разбить стекло, заскочить внутрь, набрать в мешок товара... в это врем подкатывают менты и дело в шляпе! Я в их лапах... Ну, а там следствие, суд и здравствуй мой родной казенный дом! Пытка ограбления магазина. Пока буду сидеть, может правители наши одумаются и закон примут в пользу бывших зэков. Чтобы на работу, после отсидки можно было устроиться! Тогда уже легче нам будет!
  
   - Ты прав, Олег! Ну, давай, действуй! Только давай договоримся: о этом нашем разговоре следователю и ментам ни слова! А то получится, что я знал о твоем намерении! Значит - соучастник! Ещё и меня потянут! Ты понял, Олег!
  
   - Конечно. Не волнуйся, никому не скажу.
  
   - И вообще, ты эти дни не у меня жил, а на вокзале болтался. Бутылки собирал, сдавал... На хлеб хватало. Так следователю и скажи.
  
   - Скажу, скажу, Марат! Не волнуйся, ты в моих показаниях фигурировать не будешь!
  
   - Надеюсь на тебя! Когда пойдешь на дело!
  
   - Полдвенадцатого ночи. Тут недалеко от вас магазин продуктовый есть. Здоровенный такой. Наверняка под сигнализацией. Его и грабану. Кстати, мешок старый, ненужный у вас найдется?
  
   - Найдем.
  
   - А увесистую железяку я по дороге найду. Спасибо вам за все хорошее, что приютили на время меня!
  
   - Ладно, Олег, довольно! Время еще раннее... Давай-ка лучше выпьем за твой успех! Чтобы отсидеть тебе без проблем! И здоровье чтоб было!
  
   - Это верно. Наливай, - кивнул головой Харченко...
  
   Полдвенадцатого ночи Харченко распрощался с хозяевами и выйдя на улицу, направился к заветному магазину. По дороге нашел тяжелый отрезок металлической трубы и спрятал в мешок. Подойдя к магазину, внимательно огляделся по сторонам. Никого. Изо всех сил шарахнул обрезком по стеклу. Еще раз, еще. Со звоном посыпались стекла. Через образовавшийся проем быстро заскочил внутрь и торопливо стал набивать мешок дорогим коньяком, водкой, дорогим сигаретами. Наполнив мешок, взвалил его на плечо и направился к проему. На улице его уже ждали вооруженные работники милиции. Его тщательно обыскали.
  
   - Ну, что, сердечный, не удалось убежать? - весело улыбнулся один из них.
  
   - Такой молодой, а у же в тюрьму захотел! Пошли в машину! Казенный дом ждет тебя.
  
   - Не только казенный. Он мне еще и родной, - весло ответил Харченко. Они удивленно посмотрели на него, но ничего не сказали. Один сотрудник остался дожидаться хозяина магазина, а остальные повезли Олега с мешком в отделение...
  
   Затем следствие, суд и зачитали приговор. Срок ему дали небольшой, но самое главное, он всегда был сыт, одет и крыша над головой.
  
   16.11.2007 г.
  
   P.S. Многие подобные случаи широко освещали наши российские СМИ. Действительно, в настоящее время в России, подавляющему большинству бывших заключенных практически невозможно устроиться на более-менее достойную работу. Не доверяет им работодатель и все тут! Конечно, среди них много отпетых, закоренелых уголовников. Но много и таких, которые не хотят больше заниматься криминалом, могут честно работать и жить. А так получается замкнутый круг. Не берут на работу - опять идут воровать, грабить, убивать... Но выход можно найти.
  
   1. Можно брать таких людей на работу, не связанную с большими материальными ценностями.
  
   2. Работодатель может легко держать бывших заключенных под тактичным контролем как на работе, так и по месту жительства (в этом ему может помочь и участковый инспектор). Было бы желание.
  
   А отказать человеку в приеме на работу легче всего. Может, возможны еще какие-то варианты... Ведь брали же на работу бывших зэков в советские времена. И ничего! Большинство из них успешно работало на заводах, стройках и т.д.
  
   16.11.2007 г.
  
   Гуманное воспитание
  
   Или как Борька третировал своих родителей
  
   Анатолий Соловьев закончил в городской школе 11 классов. Поступил в университет на педагогический факультет и через 5 лет отличной учебы получил диплом педагога. Но не пошел, как многие, работать в школу, а остался в университете. Через три года успешно защитил диссертацию. Все шло хорошо. Через год, в этом же заведении, защищала и тоже успешно кандидатскую, скромная девушка Лена. Познакомились. Через год сыграли свадьбу...
  
   Ну, а дальше все по цепочке со времен Адама и Евы. Любовь, затем секс и появляются дети... Лена родила мальчика. В честь отца Анатолия его назвали Борисом. За несколько месяцев до рождения сына Соловьевы понакупали в магазинах много разных книг: как правильно кормить, поить, одевать, воспитывать малыша... В общем, все по науке.
  
   Договорились между собой сразу: физически малыша не называть. Ни в коем случае! Только убеждать, убеждать и еще раз - убеждать! Ребенок должен понимать их со слов. Абсолютно гуманное воспитание! Борис рос здоровым мальчишкой. Хорошо ее и пил ... К 4-м годам это уже был полненький, избалованный донельзя, бутуз с наглой мордочкой. Квартира у родителей была 2-комнатная. Одна комната - Борькина. Одна была завалена огромным количеством детских машин, мотоциклов, роботов, солдатиков и других игрушек... В садик его отдать побоялись (как бы чего не вышло!) Мама Лена не работала и сидела с ним дома. Семью обеспечивал один отец, да еще бабки-дедки помогали с обеих сторон. По уговору родителей физически его никто не наказывал, воспитывали только по научным книгам, словами. Вот Борька и наглел каждый год все больше и больше. Когда ему исполнилось 5 лет, он уже буквально изматывал родителей своим издевательским поведением. Вот сцена ужина в квартире Соловьевых.
  
   - Боря, садись, покушай, дорогой! Вот тебе салатик, супчик, котлетка на второе!
  
   Боря - приказным тоном:
  
   - Сначала надо нам поиграть, чтобы у меня появился аппетит. Ты, папа, будешь сейчас лошадкой. Я на тебе покатаюсь верхом. А ты, мама, пой веселую песню, чтобы лошадка быстрее бежала!
  
   Отец покорно, тяжело вздохнув, брал сына на руки и садил его на плечи. Затем с этой ношей начинал бегать взад-вперед по длинному коридору.
  
   А мама Лена хлопала в ладоши и весело напевала:
  
   - Ай, люли! Ай, люли!
   Только Борю не вали!
   Ты его не урони
   Всех быстрее обгони!
  
   Или начинают Борю спать укладывать.
  
   А он капризным тоном:
  
   - Я буду спать после того, как вы включите хорошую музыку и станцуете у меня на глазах! Иначе не усну!
  
   Что делать? Включают родители магнитофон и начинают танцевать перед тираном-сыном...
  
   Июль 2006 года. Соловьевы получили телеграмму, что 14 июля к ним приезжает в гости родной брат Анатолия - Петр. Был указан номер поезда, номер вагона, время приезда. Петр жил в деревне и с 1994 года успешно занимался фермерством. Он был старше Анатолия на пять лет.
  
   - Молодец, браток! - оживленно потирал руки Соловьев.
  
   - Харчей деревенских должен привезти! Надо, Лена, встретить его как подобает! По настоящему! Тем более, я - в отпуске. Много лет не виделись...
  
   - Хорошо встретим, Толя! Не волнуйся! - успокаивала его жена...
  
   Поезд прибывал в 12 часов дня. Анатолий поехал на вокзал встречать брата. Лена готовила различные блюда для стола. В 13-00 зазвенел звонок в дверь. Она открыла, и в коридор ввалились муж и гость со здоровенными сумками в руках.
  
   Петру было 36 лет. Высокий, широкоплечий, плотного телосложения, с длинным носом и густыми бровями над серо-голубыми глазами - он невольно вызывал к себе уважение многих людей. Петр поцеловал Лену в щеку. Затащили сумки на кухню и гость стал быстро их опорожнять.
  
   - Вот сметана, масло, мясо, сало... Все свое - домашнее! Брусника, правда, прошлогодняя. Огурцов и помидоров пока нет. Куда все поместите? - весело тараторил Петр.
  
   - Два больших импортных холодильника и морозилка есть, - ответил Анатолий.
  
   - Спасибо большое, братан!
  
   - Ешьте на здоровье! А где племяш, мой Борис? Я ему очень вкусных конфет привез.
  
   - Да на улице бегает, с мальчишками. Придет, куда он денется? Ты, Лена, не забывай! Иногда выходи, посматривай за ним.
  
   - Ясно дело. Не забуду.
  
   Быстро накрыли на стол. Лена пила дорогое красное вино. Мужчины налегали на водку.
  
   - На жизнь не жалуюсь! - довольным тоном говорил Петр. Хозяйство у меня большое. Коровы, свиньи, овцы, кура. Свой трактор есть, сенокосилка.
  
   - И успеваешь справляться со всем этим? - заинтересованно спросил Анатолий.
  
   - Один бы ни за что не справился! Жена здорово помогает, да дети. Их у меня трое: два сына и дочь. Брат жены тоже помогает, хоть у него и своя семья. Кстати, он успешно продает в городе мою продукцию: мясо, сало, овощи, картошку... Я его не обижаю: и продукты даю, и деньги приличные. А чего жадничать? В гроб с собой не возьмешь - там они не нужны! Пахать, конечно, сильно приходится! Не потопаешь - не полопаешь! Все трудом дается! Ни ничего: все сыты, одеты, обуты. Обстановка современная в доме, два телевизора... Машину недавно купил "Ниву" - совсем новенькую. А нафига иномарка в деревне нужна? На "Ниве" везде проехать можно. По ягоды, грибы - только так!..
  
   - Ну, а вы как здесь поживаете?
  
   - Да, как сказать... Средненько. Не богато, с жиру не бесимся, как новые русские, но на хлеб с маслом хватает! Одеваемся, обуваемся, мебель купили, помаленьку... вот Лена выйдет когда на работу - намного легче будет. Предки, правда, деньгами помогают часто. Я преподавателем в университете работаю. Вот такие дела.
  
   - Понятно. А я дней пять у вас погостюю, потом у отцу-матери заеду. Здесь недалеко. Им гостинцы отвезу. Затем меня ждет Новосибирск. Там родная сестра моей жены живет с семьей. Дней пять - и домой, к своему хозяйству! Когда надумаете - приезжайте ко мне в гости! Вам понравится! Свежий воздух, лес, речка, грибы, ягоды... Природа у нас хорошая. Красота! Кстати, как Борька ваш? Соловьевы только махнули рукой.
  
   - Ой, лучше и не спрашивай, - сказал младший брат.
  
   - Замучил нас совсем!..
  
   - Я что-то не понят?! Как это замучил? Ну-ка, давайте выпьем, потом расскажите...
  
   Анатолий молча разлил спиртное. Выпили. Немного погодя, стали подробно рассказывать Петру про свои муки с Борисом. Тот внимательно слушал и удивленно качал головой.
  
  
   - И чего ему не хватает? Вроде, все по книгам воспитываем, по научному! Ничего не понимает! Все по хорошему, а толку нет! В чем дело? Как думаешь, Петр?
  
   Старший Соловьев закурил сигарету. Потом спросил:
  
   - А в угол его ни разу не ставили? По попе не шлепали?
  
   - Да что ты, Петя! Это же ребенок! Разве можно?! В книгах об этом ничего не сказано.
  
   Петр сказал веско.
  
   - Наука - это, кончено, хорошо. Нужная вещь. Но не нужно забывать и древние, испытанные веками, методы. Я не призываю зверски избивать ребенка! Не нужно впадать в крайность! Но отшлепать по заднице и поставить в угол, если он это заслужил - всегда будет полезно! Помнится, как в басне у Крылова: "Зачем слова же тратить по-пустому?! Где нужно власть употребить!" Надо, чтобы он уважал вас как родителей, считался с вами! Иначе из него получится настоящий монстр! А если вам дать троих детей, как у меня? Нет, пока не поздно, приструните его, как я советую. Иначе он совсем сядет вам на шею.
  
   - А ты, пожалуй, прав, братан, - задумчиво сказал Анатолий.
  
   - Надо менять систему воспитания! Да, Лена?
  
   - Я абсолютно согласна с Петром! Большую промашку мы допустили, Толя!
  
   - Сходи-ка, Лена, за ним! Веди сюда. А мы пока по рюмочке пропустим, - попросил муж.
  
   Немного погодя жена зашла с сыном в комнату.
  
   - Ну, здравствуй, племяш! - весло прогудел Петр.
  
   Борька только буркнул в ответ:
  
   - Здравствуйте.
  
   - Ты как здороваешься, а?! Надо говорить: "Здравствуй, дядя Петя! - повысил голос отец.
  
   - Ладно. Он учтет на будущее, - улыбнулся Петр. Продолжил далее:
  
   - А я тебе гостинец привез. Вот, конфеты вкусные.
  
   - Спасибо, - опять буркнул бутуз.
  
   Мать сказала настойчиво:
  
   - Конфеты, Боря, будешь кушать потом. Сначала супу поешь, картошки с мясом.
  
   Борька сказал повелительным тоном:
  
   - Не буду кушать, пока папа не станет лошадкой. Пусть меня покатает. А ты , мама, пой веселую песенку вместе с дядей Петей.
  
   - Ах ты, пацан!
  
   Соловьев-старший резко вскочил со стула. Громко сказал родителям:
  
   - Не бойтесь, я его проучу малость!
  
   Схватил мальчишку в охапку и утащил в комнату. Немного погодя оттуда раздался дикий Борькин вопль:
  
   - А-а-а-а-!
  
   Через пять минут его же плач. Петр вышел из комнаты и уселся за стол.
  
   - Ничего. Проплачется - все пройдет. Наливай, Толя, по стопарю! Надо же пацана ставить на место!..
  
   Минут через пятнадцать Борька затих. Через 2 часа вышел из комнаты и попросил есть. Отец спокойно добавил:
  
   Вот так и веди себя хорошо. А то разбаловали мы сильно тебя. Будешь вредничать - я тебе тоже хорошо врежу как дядя Петя!
  
   Мальчишку как будто подменили. Все дни, пока жил Петр, он вел себя подобающим образом. Отец уже не бегал по коридору и мать не пела для него песни. Когда же уехал Петр, он попытался было возродить прежний образ жизни, но, получив жестокий отпор сразу от отца и матери, успокоился. Из баловня и наглеца постепенно превратился в нормального мальчика... Долго еще Анатолий и Лена вспоминали добрым словом Петра Соловьева.
  
   19.11.2007 г.
  
   Ох, эта пицца!
  
   В основу рассказа положено действительное событие, которое произошло несколько лет назад, но не в Красноярске, а в одном из городов Сибири. Имя и фамилию певицы я забыл, но ничего страшного. Пусть будет Лариса Проскурина. Да, много у нас в Сибири городов. Всегда в них что-то да происходит.
  
   Очень популярная среди молодежи известная певица Лариса Проскурина давала концерт в одном сибирском городе. Большой концертный зал в центре города был забит до отказа, в основном, молодежью. Свободных мест не было. Все билеты были распроданы за много дней до ее приезда. Концерт прошел очень замечательно! Лариса пела много песен. Шумные овации, восторженные крики фанатов, цветы - она была очень довольна.
  
   Действо происходило летом, в июне месяце. К 7 часам вечера концерт был закончен. Под ликующий рев фанатичной толпы Лариса покинула сцену. Почти вся молодежь разошлась и разъехалась по домам. Осталось лишь человек 30 - самых ярых и фанатичных, преданных ей душой и телом парней и девушек. Они твердо решили взять у певицы автограф. Пронесся слух, что она вместе со свитой выйдет через черный ход, чтобы уехать в аэропорт. Поэтому все они, в ожидании своего идеала, столпились у черного хода. Началось томительное ожидание.... Прошло полтора часа...
  
   В Большом концертном зале совсем недавно был сделан капитальный ремонт. Все вокруг здания успели убрать, но около черного хода не успели почему-то. Около крылечка валялись обломки кирпичей и досок.
  
   Наконец дверь открылась и на мраморное крылечко вышел представитель певицы - среднего роста, лет 30-ти, молодожавый, подтянутый, в модных брюках и белоснежной рубашке с черным галстуком. В руках он держал здоровенный разнос с едой. Все сразу стихли.
  
   - Вы уж извините, ребята! Она сейчас пока занята важными делами. Но скоро освободится и выйдет к вам. Вот остатки пиццы, Ларисочка не смогла осилить. Отведайте, пожалуйста!
  
   Все в напряжении замерли. Но один высокий парень быстро поднялся на крылечко и взял из рук представителя разнос.
  
   - Передайте от нас дорогой Ларисочке большую благодарность, что не забывает нас, голодных ее поклонников!
  
   И после этих слов резко опрокинул разнос на голову представителя. А затем шарахнул его кулаком в челюсть. Тот, весь осыпанный остатками пиццы, чуть не упал, но не растерялся и резво прыгнул в спасительную глубину здания, успев быстро запереть за собой дверь. С яростными криками обиженные фанаты стали ломиться, но толстая металлическая дверь не поддавалась. И в этот момент подбежала какая-то деваха:
  
   - Зря вы сюда ломитесь! Они убегают через центральный вход!
  
   Все, хватая обломки кирпичей и досок, понося Ларису самыми грязными словами, ринулись туда. Но немного не успели.
  
   Перепуганная Лариса, ее охрана и представитель (он даже не успел поменять рубашку, запачканную пиццей) резво, как стадо оленей, подбежали к ожидавшей их шикарной иномарке и пулей заскочили в нее.
  
   При этом представитель сильно ударился лицом о машину. Из носа побежала кровь. Иномарка резко рванула с места. В нее с матами полетели обломки кирпичей и досок. Успели все же разбить боковые стекла и нанесли много вмятин. Иномарка умчалась в аэропорт. Все, сильно возбужденные, стали расходиться. Самосуда, к счастью, удалось избежать. Но жаль иномарку! Такая красивая машина и ей испортили внешний вид. Пострадала ни за что!
  
   19.111.2007 г.
  
   P.S. Немного позже некоторые российские СМИ сообщили: Лариса Проскурина после этого случая, дала клятву: никогда, до самой смерти, она не приедет больше в этот город... Ну и что? Земля от этой клятвы не перестала вращаться вокруг своей оси. Город как жил, так и будет жить по своим законам.
  
   Если смотреть объективно на эту ситуацию со стороны, то легко можно сделать правильный вывод: в случившемся виноваты как сама певица, возомнившая себя "пупом земли", так и фанаты, своими идолопоклонничеством, сильно помогшие ей утвердиться в этом мнении.
  
   А потом они и обижаются, что им вынесли объедки с "царского стола". Мне очень жаль фанатов: не только российских, но и зарубежных (их там тоже хватает). Люди добровольно уничтожают свое собственное достоинство, готовы лизать пятки звездам шоу-бизнеса, лишь бы только слышать песни своего идеалов в человеческом облике! Автор этого рассказа - не "сухарь". Он тоже любит слушать песни многих эстрадных звезд. Не возвеличивать их, приклоняться перед ними - никогда не буду! Терять собственное достоинство не привык от рождения! Жаль фанатов, жаль. Но они сами виноваты!
  
  
   20.11.2007 г.
  
   Апокалипсис или сильный шок Ивана Алексеевича
  
   В основу рассказа положено действительное событие. Не так давно, в ноябре 2007 г. По 7-му каналу в 22 часа 30 минут показывали научно-познавательную передачу: "Апокалипсис: завтра?"
  
   Автор смотрел эту передачу. Интересно! И написал по этому поводу рассказ, который и предлагает вниманию читателей.
  
   Иван Алексеевич Ковалев жил со своей супругой Елизаветой Петровной в городской однокомнатной квартире. Ковалев - 75 лет, среднего роста, лысый, полный мужчина.
  
   Жена - 73 года, сильно поседевшая, среднего роста, но худощавого телосложения. Жили супруги, в основном, дружно, ругались очень редко, да и то не сильно.
  
   Взрослые дети и внуки жили отдельно, в этом же городе. Здоровье пока их не подводило, все лето пропадали на даче. Свежий воздух, ключевая вода и т.д. Зимой сидели в городе, смотрели телевизор, иногда читали книги. Но интересы к телевизионным передачам у них были совершенно противоположными. Иван Алексеевич - мужчина серьезный. Любил смотреть местные городские новости, программу "Время", исторические и научно-познавательные передачи. Сериалы и фильмы смотрел только строго исторические. Сталинские времена, революции и т.д. Остальные фильмы называл шушерой и мыльными пузырями. Елизавета Петровна наоборот, любила смотреть комедии, легкие фильмы и сериалы. Серьезные вещи ее не интересовали. Поэтому у них было 2 телевизора. Один в комнате, другой - на кухне...
  
   Ноябрь 2007 года. Еще утром просматривая программу, Ковалев засек: в 22.30 по 7-му каналу будут транслировать передачу "Апокалипсис: завтра?" Его, любознательного старика, очень заинтересовала эта передача... Ровно в 22.30 он уселся перед телевизором на кухне. Эта передача буквально сразила его, сильно потрясла!
  
   Супруга уже спала. В сильном волнении Ковалев вышел в подъезд, долго курил... Затем пошел в постель. Но долго не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок.
  
   Перед глазами вставали картины страшнее одна другой Вот огромные, высотой с десятиэтажный дом, волны, захлестывают их город, снося буквально все на своем пути В панике бегут куда-то люди, но не успевают спастись и погибают...
  
   И он бежит тоже вместе со своей женой, детьми и внуками... Сзади их догоняет огромная волна... Она все ближе, ближе... Боже мой! Какой ужас! Волна догоняет их, сшибает с ног... Конец!!!...
  
   Кое-как уснул Иван Алексеевич только в 5 часов утра. Да и то во сне снились разные кошмары. Встал он в 9 часов утра. Елизавета Петровна уже приготовила завтрак и сидела в комнате с иголкой в руке, зашивала какую-то одежду. Ковалев вышел в подъезд, покурил, напряженно обдумывая сонные кошмары... Затем зашел в комнату и с мрачным видом уселся в кресло, напротив супруги.
  
   - Что-то ты, Ваня, хмурый сильно сегодня! Уж не заболел ли?
  
   - Да уж случись болеть, чем так вот погибать ни за что! От болезни хоть можно вылечиться. Лекарства всякие есть. А вот от этих трех бед никак не спасешься! Хана скоро нам всем и нашей красивой планете!
  
   - Какая это хана?! Ты про что это говоришь, Ваня?
  
   - А вот так. - Ты вот, смотришь по телевизору "Татьянин день" и прочую разную шушеру, мыльные пузыри всякие, а того не знаешь, что Апокалипсис скоро обрушится на нас! Конец нам!
  
   - Ничего я не понимаю! Какой еще апокалипсис?! Что за конец?
  
   - Объясни толком.
  
   - Сейчас поймешь. Ты у меня все поймешь! Значит, так. Смотрел я вчера передачу научную по 7-му каналу. Сейчас техника и наука так сильно развиты, что умные за много лет вперед предсказывают события! Так вот, не так давно, мимо нашей Земли пролетел астероид, здоровущий! Близко пролетел, сволочь!
  
   Это что такое - астероид?
  
   - Каменюка такая огромная. Намного больше нашего дома, да что там дома! С целый город наш, наверняка, будет размером! Хорошо, что не врезался в нашу Землю, как Тунгусский метеорит! Слава Богу, пролетел мимо!
  
   - Ну и хорошо, Ваня! Улетел - скатертью дорога.
  
   - Темнота ты у меня, Лиза! Только дачу хорошо знаешь, да мыльные пузыри! А ты в курсе того, что в космосе очень много этих чертовых каменюк летает! Жиг - жиг! Туда - сюда, туда - сюда! А у ученых наших мощные приборы. Следят за этими каменюками.
  
   И раскопали: очень далеко, за многие миллионы километров , из глубины Вселенной летит к нам астероид. Тоже здоровенный, паскуда! И есть большая вероятность, что может столкнуться с нами!
  
   - И что тогда будет, Ваня?
  
   Ковалев только махнул рукой.
  
   - Тугодум ты у меня, Лиза! - взрыв будет такой - во много раз сильнее Тунгусского! Огромные волны, цунами... Может затопить многие города, и даже материки! Погибнут многие миллионы людей.
  
   - Ох, ужас какой!
  
   - Но от него можно спастись, Лиза! Ученые планируют, как только он начнет приближаться к нам, стрелять в его сторону мощными ракетами. И тогда... Иван Алексеевич многозначительно поднял палец вверх.
  
   - Им же никто не управляет! Летит себе дурак дураком и все! Можно с помощью ракет изменить его траекторию полета, и он пролетит мимо нас! Человечество будет спасено!
  
   - Слава Богу! Молодцы эти ученые! - облегченно вздохнула женщина.
  
   - Рано радуешься, дорогая моя! Дурак этот каменный - еще пол беды! Опасность другая - есть. Большая!
  
   - Какая еще?
  
   - Ты солнце наше знаешь?
  
   - Кто же его не знает? Благодаря ему мы живем, растения, животные... Солнце - это жизнь!
  
   - Правильно говоришь, Лиза! Лето согревает нас, радость дает. И кто бы мог подумать, что оно такую большую подлянку нам преподнесет!
  
   - Как так!
  
   - А вот так. Ага. Греет ласково, восходит и заходит. Светит и ладно. А вот ученые, с помощью мощных приборов вывели это светило на чистую воду, вскрыли это коварное нутро!
  
   - Как так?
  
   - А вот так. Корона у нашего Солнца что-то не такая, как всегда. Внутри какая-то пакость затевается! И в 2012-м году, а может и раньше, плюнет оно на Землю, красавицу нашу, очень и очень сильным излучением! Попалит все живое и неживое на Земле к чертовой матери! Конец нам! Зажаримся как грибы на сковородке!
  
   - И что же? Нет никакого выхода? - пролепетала испуганная Елизавета Петровна.
  
   Глаза у Ковалева лихорадочно заблестели.
  
   - Выход есть, Лиза. В землю надо зарываться, в землю! И как можно глубже! Ученые в этой передаче советуют.
  
   В мае, как только завершили посадки овощей, начнем копать подземное убежище. Прямо на даче. Места свободного у нас там много. Все свободное время - на копку убежища! Сыновей завербую в выходные дни. Кстати, у Виктора отпуск в июле. На курорт хотел ехать с семьей. Фиг ему с маслом, а не курорт! Хочет жить - лопату в руки и пошел!
  
   Если дождей часто не будет - до зимы выкопаем и оборудуем как надо! Свет проведем, запас воды, продуктов...Убежище большое должно быть! Все-таки мы, дети, внуки... Пока солнышко это чертово там раскочегарится, мы убежище и выкопаем. На земле мы родились - в земле может и спасемся!
  
   - Ну, слава Богу! Есть надежда. Ты поел бы картошки с тушенкой, а Вань?
  
   - Какая к черту картошечка! Аппетита нет совсем из-за этой передачи. Пойду, покурю, потом еще расскажу...
  
   Через 10 минут он вернулся и зашел опять в комнату.
  
   - Так вот, слушай дальше. Есть еще одна беда - самая страшная! Ученые говорят, что где-то после 2012 года у Земли нашей могут поменяться полюса. Где Северный полс - там будет Южный. Где Южный - там Северный.
  
   Если эти полюса будут меняться медленно мессами - значит нам повезет. Больших катаклизмов не будет. Ну, а если, быстро - то тогда нам амба!
  
   - И что будет?
  
   - О, страшное дело! Одни материки уйдут под воду. Вместо них появятся новые. Огромные волны сметут многие города! Землетрясения, цунами мощные, наводнения... Самый настоящий апокалипсис! Все. Никакого спасения! Хана!
  
   - А зачем полюса местами менять, Ваня? И так на Земле жизнь идет: все растет, все размножается, люди женятся, детей рожают, работают...
  
   - А черт его знает! Почему Земле шарахнуло в башку полюса менять местами - неизвестно. Жизнь, вроде, идет своим ходом. Что еще надо?
  
   - Ну и что же делать, а Вань?
  
   - Что-то! Я же сказал: в мае начнешь убежище на даче копать! Может, от солнечного излучения спасемся и от смены с полюсов! Ну, а каменюку, которая на нас лечит, ученые, надеюсь, ракетами отгонят, собаку!
  
   - Ладно, будем надеяться, Ваня! Ты хоть бы картошечки поел. Вкусная какая!
  
   - Порем - поем, не волнуйтесь!
  
   - Да, тяжело вздохнула Елизавета Петровна, - живешь - живешь и не знаешь, какие беды на тебя могут внезапно обрушиться! Хорошо, что у ученых такие сильные приборы есть! И каменюку страшную эту разглядели, и на солнышке нашли пакость засекли, и про плюса догадались... Спасибо им! Дай Бог им здоровья на долгие-долгие годы! Хоть предупредили нас, простых смертных!
  
   Да-да, конечно, Лиза! Но жить в ожидании всего этого - сильно тяжело! Морально. На нервы очень действует! У меня и аппетит сразу пропал!
  
   - Ну, ладно, Ваня, успокойся дорогой! Не будешь же живыми в гроб ложиться! Жить как-то надо. Может, минует нас беда.
  
   - Будем надеяться... А, ладно. Ставь, Лиза, картошку! Что-то в животе у меня сильно засосало!
  
   И супруга, с большим удовольствием, приземлила большую сковородку на середину стола. Катаклизмы-то катаклизмами, а кушать все равно хочется.
  
  
   1.12.2007 год
  
   Всем работникам ведомственной охраны Красноярской железной дороги посвещаю я этот рассказ.
  
   Горячая кровь или как спасали железнодорожные рельсы
  
   В основу этого рассказа не положено действительное событие. Хотя за мою бытность (а я уже работаю 12 лет в ведомственной охране на грузовой станции Красноярск-Восточный) много раз работники охраны задерживали воров (рельсы, цветной металл, сгущенка, тушенка и т.п.) Иногда участвовал в этих задержаниях и автор этих строк. Правда, во всех этих, случаях, все обошлось без применения огнестрельного оружия. Но оно иногда может понадобиться (не зря ведь нас вооружают) и не только на Красноярской, но и на любой другой дороге России.
  
   Допустим, не дай Бог, ликвидируют ведомственную охрану на всех Российских железных дорогах. Боже мой. Представить страшно, что тут начнется! Начнут воровать ценные грузы в поездах, имущество станции, разбирать железнодорожные пути. Только шум будет стоять от вскрываемых вагонов, контейнеров, автотехники и т.д. К счастью, этого, конечно, не будет. Ведомственную охрану никто разгонять не собирается. Но это я так. К слову.
  
   Работа у оперативной группы каждого караула на грузовой станции Красноярск-Восточный - не мед. Как впрочем, и у других стрелков. Морозы, снег, дождь, сильный ветер - все равно они часто патрулируют по территории громадной станции, на перегонах, держат под контролем охраняемые объекты. Хлопот у руководства стрелковой команды тоже хватает... Я не буду их перечислять. Это займет много времени и места. Короче, кто работает в стрелковой команде на станции Красноярск-Восточный - тот знает. А остальным читателям "со стороны" - это можно и не знать.
  
   Конец сентября... года. Грузовая станция Красноярск-Восточный. Работник оперативной группы 3-го караула Гасан Муртазалиев - 33 лет от роду, среднего роста, черноволосый, худощавого телосложения - вошел в караульном помещении. Было уже 12 часов ночи, и он сильно устал от очень длительной ходьбы.
  
   - Ну, как дела, Гасан? Все ли в порядке? - спросил начальник 3-го караула Юров.
  
   - Пока тишина. Все в порядке.
  
   - Рельсы около сортировки смотрел?
  
   - Конечно. Я только сейчас оттуда. Кстати, ничего не слышно, когда их заберут?
  
   - Сегодня, в конце рабочего дня Николаевич разговаривал об этом с начальником станции. Тот заверил, что завтра их обязательно увезут.
  
   - Давно бы уже надо. Много дней уже лежат... Да, Владимирович! Я сильно устал. Прилягу - отдохну часа полтора. А пол-второго ты меня разбуди. Надо опять эти рельсы посмотреть. Много их очень, как бы кто "не приделал к ним ноги".
  
   - Верный курс держишь, Гасан!
  
   Мужики в сортировке тоже держат их под контролем. Но, как назло, в "разборке" сейчас очень много автотехники! "Накидают" ее в сортировку и им за этими рельсами мало времени будет смотреть! Остальных оперов пока нет в караулке. Разъездных стрелков тоже много уехало. Вся надежда на тебя!
  
   - Я знаю. Ну, пойду, отдохну!
  
   Начальник караула сильно "закрутился" с подходами поездов и разбудил Муртазалиева около 2-х часов ночи. Гасан, для большей бодрости, быстро умылся холодной водой, вышел на улицу и направился на восток - в сторону сортировочного парка. Фонарик не стал включать по пути, чтобы не привлекать к себе внимания... Вот и огромная куча рельсов. Теперь он включил фонарик и сильно был поражен увиденным: все здоровенные, длинные рельсы были аккуратно разрезаны на мелкие части.
  
   "И когда только успели, сволочи?!... Прошло всего 3 часа" - машинально подумал Муртазалиев. Интуитивно он чувствовал: скоро за рельсами должны приехать. Надо только ждать. Гасан выключил фонарик. И точно: через полчаса, далеко на западе сортировочного парка, появились горящие фара ехавшей машины. Все ближе и ближе... Оперативник нажал кнопку микрофона рации, чтобы связаться с караульным помещением. Но она противно "заквакала": села батарейка. Пришлось ее выключить. Гасан укрылся за кучей старых, никому не нужных шпал, которые лежали недалеко от рельсов. Огромный КаМАЗ медленно подъехал к куче металла. Из кабины выскочили двое мужчин. Затем вылез и шофер, предварительно погасив фары. Раскрыли борта и началась погрузка разрезанных рельсов. "Надо брать их с поличным. Пусть все загрузят" - решил Гасанг. Он расстегнул кобуру пистолета. На всякий случай. "Может и пальнуть вверх придется. Сигнал подачи тревоги и вызова помощи", - подумал Муртазалиев... Работа шла споро. И когда почти все рельсы были уже загружены, он покинул свое укрытие и подошел поближе к машине. Включил фонарик. Гасан хорошо видел всех троих.
  
   - Ай-ай-ай! Нехорошо делаете, ребята! Имущество железной дороги, а вы грузите как свое собственное! Нехорошо!
  
   Все трое сразу растерялись и опешили. Но затем один из них высокий, лет сорока, спокойно спросил:
  
   - А ты кто такой?
  
   - Я работник охраны станции Красноярск-Восточный. Эти рельсы у нас под охраной!
  
   - Слушай, парень! - начал опять высокий, - у тебя семья есть?
  
   - Есть. Ну и что?
  
   - Я тебе дам четыре тысячи, и ты нас не видел, и мы тебя тоже! Сразу же уедем! Между нами, конечно! Семье твой пригодятся!
  
   - Ни фига! Хоть сорок тысяч давай - не возьму. Я неподкупный!
  
   - Ах, неподкупный! - угрожающе процедил сквозь зубы высокий.
  
   - Ну и дурак! Вот сейчас мы тебе кровь пустим, и будешь здесь дохлый лежать! Бей его, ребята!
  
   И все трое направились к Гасану. Высокий быстро сунул руку в карман, второй на ходу поднял с земли увесистый, ржавый ломик. Муртазалиев мгновенно рванул из кобуры пистолет и выстрелил два раза вверх. Заорал диким, страшным голосом:
  
   - Ни шагу вперед! Застрелю сразу, паскуды!! Бросай ломик, сука!
  
   Они стали как вкопанные. Ломик полетел в сторону.
  
   - Ты что, ошалел?! - растерянно залепетал высокий:
  
   - Если убьешь нас - тебя посадят!
  
   Гасан держал пистолет наготове.
  
   - Стоять, я сказал! Чуть вперед - стреляю сразу!
  
   В этот момент к ним подбежали двое стрелков сортировочного парка:
  
   - Ты стрелял, Гасан? - спросил Евгений Любивый.
  
   - Да, я. Эти жмурики кинулись на меня с ломиком. Рельсы хотели увезти, но я не дал.
  
   - А у нас много автотехники появилось в сортировке, - продолжал Любивый, - а тут смотрим: фонарик горит. Мы сюда. Затем слышим: бах, бах! Ну, мы бегом...
  
   - У меня рация села, - спокойно сказал Муртазалиев, - вызови по своей машину с оперативниками. Потом номер КаМАЗА запиши.
  
   - Сейчас все сделаю, Гасан!
  
   Немного погодя подъехала служебная машина. В ней - всегда веселый шофер -балагур Гена Робертус и четверо оперативников. Обыскали задержанных. У высокого (позже выяснилось, что он был главный в группе) изъяли из кармана нож с длинным выкидным лезвием или как поет Иван Кучин - выкидуху. Еще у одного нашли кастет. У третьего ничего не оказалось. Стрелки сортировочного парка пошли на свое рабочее место. К шоферу в кабину КаМАЗА сели Гасан и Колосов, чтобы показывать дорогу к караульному помещению. Все остальные поехали сзади в служебной машине. Сразу же, как только отъехали от места хищения, завязался разговор.
  
   - Да, - сказал оперативник Валерий Дудрев, - вас крупно повезло, мужики! Ваше счастье, что Гасан выстрелил два раза вверх, а не по вам! А то везли бы мы сейчас Ваши тепленькие трупы!
  
   - А почему? - спросил главный.
  
   - Да потому! - ответил Дударев, - два года назад Гасан тоже задержал двоих с рельсами. Они на него с ножами бросились. Он их завалил из "Макарки" и глазом не моргнул. Даже предупредительный выстрел не сделал!
  
   - А когда его делать? - добавил Владимир Тимохин - неофициальный командир оперативной группы, - или он или они бы его ножами запороли.
  
   - И что, ему ничего не было? - опять спросил главный.
  
   Дударев четко и внятно ответил:
  
   - Два раза вызвали в прокуратуру и все! Больше не беспокоили. Статья 16-я, пункт 2: отражение нападения на работников ведомственной охраны, угрожающего их жизни или здоровью, а также пресечение попытки завладеть их огнестрельным оружием. Вы на него с трубой и выкидухой кинулись! Имел полное право вас завалить!
  
   - Сын у него на днях родился, - добавил Тимохин, - в хорошем настроении Гасан был! Пожалел вас, непутевых! Ух, шантропа!
  
   Дударев продолжал далее:
  
   - Он же родом из Дагестана. У них у всех кавказцев горячая кровь! Ух, прямо в жилах кипит! Повезло Вам, мужики, повезло! Хорошо, что не завалил!
  
   А в караульном помещении их уже ждали работники транспортной милиции и начальник команды Сухарников.
  
   Всем оперативникам 3-го караула и стрелкам сортировочного парка станции была объявлена на разводе благодарность от высшего руководства.
  
  
   3.12.2007 г.
  
   Женская месть
  
   В основу рассказа положена действительная история, которая произошла в 80-х годах ХХ века в городе Иркутске. Ее мне рассказала моя двоюродная сестра по отцу - Валентина. Опять ненадолго вернемся в советские времена.
  
   Юрия Павловича Колмагорова природа, с самого рождения, наградила изумительной красотой. Высокого роста, кареглазый, с правильными и красивыми чертами лица и тела, он всегда производил очень хорошее впечатление на людей и естественно на женщин.
  
   Характер у него был тоже отменный: вежливый, обходительный, всегда внимательный к людям. К тому же от рождения он получил хорошие умственные способности. Замечательно учился в школе и окончил ее с золотой медалью. Без всяких проблем поступил в технический вуз, блестяще там учился, закончил учебу и получил диплом инженера с отличием.
  
   Успешно началась и его карьера: два года работал мастером на заводе в г. Иркутске, затем три года заместителем начальника цеха, а в 26 лет он уже стал начальником цеха. Все бы хорошо, но была у него с самого рождения одна слабость - слишком уже большая любовь к женскому полу. В 14 лет он уже успешно стал жить половой жизнью. Ну, а дальше пошло - поехало... В этом ему здорово помогала его природная красота и душевное обаяние. На любовный роман он тратил месяц, иногда (если женщина уж очень сильно ему нравилась) три месяца, но не более.
  
   "Бог любит троицу" - любил поговаривать Юрий Павлович. К тридцати годам он уже знал все тонкости и нюансы секса, физической и духовной любви. Настоящий Дон-Жуан ХХ века! Сколько женщин прошло через его руки - один Бог только знает. Расставался он с ними всегда по-хорошему, даже иногда ласково, душевно, в общем, по-джентельменски.
  
   И всегда находил при этом какую-нибудь вескую причину для расставания. Он очень уважал представителей своего пола и никогда не связывался с замужними женщинами, даже если они и сильно ему нравились, или сами шли с ним на контакт.
  
   Рассуждал при этом так:
  
   "Зачем ставить рога мужику? Есть семья - пусть живут. Не дай Бог узнает про измену - ей большие неприятности и мне. А ведь всякие мужья бывают. Если сильно ревнивый - может убить и ее, и меня!" Про такие случаи Колмагоров слыхал и не один раз! Одинокие, разведенные, вдовы - вот поле его деятельности. Поэтому он пока не заводил семью. Считал мерзостью изменять своей жене. На вопросы родных, друзей, коллег по работе, почему он не женится, отвечал всегда шутливо: "Не созрел я еще для семейной жизни. Женилка пока не выросла! Зачем спешить с этим делом? Погуляю до 33-х лет. 33 - возраст Христа. Подкоплю к этому времени деньжат и женюсь". Еще у него была одна особенность. Он никогда и никому не рассказывал про свои любовные подвиги. Не хвастался, как это делают очень многие мужики. Правда, монаха-затворника из себя не стравил. Есть, мол, любовница - замечательная, красивая женщина! Мне ее хватает вполне! В общем, скромный и осторожный Дон-Жуан ХХ века! (Забегая вперед скажу: все эти подробности своей жизни он, в сильном отчаянии, выложил судьям на заседании суда).
  
   Все шло хорошо. Женщины, одна за другой, появлялись и исчезали на любовном фронте Юрия Павловича. Он уже привык всегда одерживать "победы" на этом поприще и в какой-то момент был уже избалован женской любовью и лаской. Дома у него лежала толстая тетрадь, где он вел учет своих любовниц. Записывал такие данные: возраст, имя, отчество, фамилия, год, месяц число (когда познакомились и когда расстались). Больше ничего. Остальные подробности любовного романа всегда держал в голове как в компьютере. А память у него была отменная. Любой бы мог позавидовать. Естественно, никому он эту тетрадь никогда не показывал. В цехе у него работало мало женщин и все были семейные. Поэтому все любовницы у него были со "стороны". Но вот однажды одна женщина уволилась и он вскоре принял на работу другую: Нину Петровну Зайцеву 33-х лет, высокую, очень красивую женщину, с голубыми глазами и очаровательной улыбкой на прекрасном лице. Когда он подписывал ей заявление о приеме на работу, то провел с ней небольшую беседу и тактично, без большого труда узнал кое-что о ее личной жизни. Живет одна, в комнате гостиничного типа. Муж был, но погиб год назад. Сбила машина с пьяным водителем. Муж - в могилу, шофер - в тюрьму. От этого брака осталась дочь Лида 5-ти лет от роду. Живет вместе с матерью.
  
   Юрий Петрович особо не спешил. Через месяц (у него как раз заканчивался роман с очередной любовницей) он вызвал Зайцеву к себе в кабинет.
  
   - Я хотел бы спросить Вас, Нина Петровна! Хорошо ли Вы живете в своей гостинке? В каком она состоянии?
  
   - Плохо живу, Юрий Петрович! Здание очень старое! Стены все потрескались, часть бывает сырость, особенно в дождливую погоду. Пол весь покоробился... Сантехника в ужасном состоянии! Тоже старая!
  
   - Все понятно. Вы нуждаетесь в капитальном улучшении жилищных условий! Вам бы неплохо получить нормальную однокомнатную квартиру. Шансы у Вас есть и большие! Тем более, Вы мать-одиночка! Через год нашему заводу будут давать много квартир! Много достанется и нашему цеху! Я буду хлопотать о Вас, где положено!
  
   - Ой, большое спасибо, Юрий Павлович! Я буду Вам так благодарна, так благодарна...
  
   - Успокойтесь, Нина Петровна!
  
   Вот Вам лист бумаги, ручка. Пишите заявление в цеховой профсоюзный комитет на получение жилья. Я все Вам продиктую...
  
   Когда она закончила писать, он взял заявление и внимательно его прочитал.
  
   - Все правильно. Я сам передам его в комитет. Ну, ладно. Квартира никуда не денется, а жить-то пока надо и радоваться этой жизни!
  
   - Конечно, Юрий Петрович!
  
   - Я вот что предлагаю, Нина Петровна! Сегодня пятница, завтра два выходных дня. Вы без мужа, я без жены, один живу. А почему бы нам не сходить завтра в хороший ресторан, послушать музыку, выпить немного, хорошо покушать... Ведь жизнь дается один раз! Не беспокойтесь, я сам все оплачу!
  
   Зайцева немного замялась.
  
   - Извините, Юрий Павлович! Но я не люблю рестораны. Я женщина простая, рабочая... Не привыкла как-то...
  
   - Ну и черт с ним, с рестораном! Вы правы: сидит там такая публика, что противно смотреть! Морды у всех наглые, карманы от денег трещат, некуда девать! И поговорить не с кем по душам! Все зенки в сторону воротят... Тогда может лучше съездим на природу! Я знаю хорошие, красивые места. И недалеко от города. Дочку Вашу возьмем с собой! Она будет довольна!
  
   - Да что-то нет у меня настроения, Юрий Павлович! Не в духе я!
  
   - Ну, тогда сходим в кинотеатр. Хороший фильм посмотрим. И настроение у Вас сразу поднимется!
  
   - Спасибо за приглашение! Но что-то нет желания...
  
   - Ладно, я все понял, Нина Петровна! Сразу договорился: разговор только между нами! Никто в цехе об этом не будет знать! Сами понимаете: Вы мне очень понравились, я такую женщину, как Вы, еще не встречал в своей жизни! И даете мне резкий отказ! Как Вас понимать? Неужели я противен Вам?!
  
   - Ну, что Вы, Юрий Павлович! - очаровательно улыбнулась Нина.
  
   - Вы настоящий мужчина, обаятельный и очень душевный! Но я пока никак не могу забыть своего мужа - Мишу!
  
   На глазах Зайцевой показались слезы.
  
   - Но его уже не подымешь, Нина Петровна! Вы еще молоды, так красивы собой! Жизнь ведь дается один только раз! Подумайте хорошенько!
  
   - Я все понимаю, Юрий Павлович! Но... Мишу своего пока забыть не могу! Извините меня за отказ! До свидания!
  
   - Всего хорошего!
  
   Когда за ней захлопнулась дверь, Колмагоров задумался. Он был в шоке. Как так! Ему первый раз в жизни отказали! Простая рабочая женщина и вдруг отказала! Плюнула на все его попытки войти с ней в контакт! Ему! Который всегда легко добивался расположения любой женщины, в которой был заинтересован! Было от чего впасть в шок! Но, немного погодя, он взял себя в руки и успокоился. Сразу перед ним встала заветная цель - вот что бы то ни стало добиться ее любви к нему! Любви страстной, настоящей, как могут только любить женщины! Она не может пока забыть своего покойного мужа. Ну и что? Время все лечит, берет свое... И он обязательно дождется этого момента, когда она ему уже не откажет! Нужно только терпение. А пока он займется другими женщинами... Так решил Колмагоров.
  
   Он не стал назойливо проявлять к Зайцевой свое внимание. Но аккуратно один раз в три месяца (следуя поговорке "Бог любит троицу") под каким-нибудь благовидным предлогом, он вызывал ее к себе в кабинет и тактично пытался добиться ее взаимности. Но все было тщетно. Всегда Колмагоров получал вежливый, но твердый отказ. Как-то, во время одного из таких визитов, она сказала ему:
  
   - Вы, Юрий Павлович, такой красивый и видный мужчина, а живете один, без семьи... Странно как-то. Я не верю, что у Вас нет женщины!
  
   Колмагоров не растерялся. Ответил сразу:
  
   - Вы правы, Нина Петровна! Женщина, конечно, у меня есть. Но только для интимных отношений. А для жизни, чтобы создать семью, она не подходит. А вот Вы бы подошли, да еще как!
  
   Обрадовано заметил небольшой блеск в ее глазах. Его надежда еще более окрепла... прошел год. Все шло своим чередом. Вскоре после Нового года, в январе, стало известно: заводу выделили большое количество новых квартир. Десять из них досталось и цеху, где работал Юрий Павлович. Надо было действовать. Связи у него были большие. Он сходил куда надо, похлопотал и в результате Зайцевой досталась хорошая, новая однокомнатная квартира. Кстати, не очень далеко от жилья Юрия Павловича...
  
   В конце января он вызвал ее к себе в кабинет.
  
   - Нина Петровна! Сегодня понедельник. Спешу Вас обрадовать: Вы получили новую однокомнатную квартиру в новом же доме! В пятницу начнется заселение. Прощайтесь со своей задрипанной гостинкой! Ордер можете получить завтра, в течение рабочего дня, у председателя цехового комитета. Поздравляю Вас от всей души!
  
   - Большое спасибо Вам, Юрий Павлович!
  
   На глазах у растроганной женщины появились слезы.
  
   - Вы так сильно помогли мне в получении этой квартиры! Я очень вам обязана! Я этого никогда не забуду! Не знаю уж, как Вас отблагодарить!
  
   - Ну что вы, Нина Петровна! Свои люди - сочтемся... Кстати, в эту пятницу, у проходной, в 9.00 утра вас будет ждать шофер на грузовой машине. Вот ее номер.
  
   Колмагоров протянул Зайцевой бумажку.
  
   - Но на всякий случай вы скажите ему свою фамилию. Он перевезет ваши вещи из гостинки. С ним еще будет рабочий из нашего цеха. Поможет. Я обо всем договорился. Поэтому к пятнице приготовьте вещи: все упакуйте, завяжите и так далее... В пятницу на заводе - нерабочий день. Люди будут заселяться в квартиры. Все понятно, Нина Петровна?!
  
   - Конечно. Я все приготовлю, Юрий Павлович!
  
   - Отлично. Кстати, а может мне вам помочь после переезда? Прибить вешалку, еще что-то... Где требуется мужская помощь. Как вы на это смотрите?
  
   Она замялась немного. Потом сказала:
  
   - А почему бы нет? Можно, конечно. Я не против.
  
   - Хорошо. Я принесу бутылочку отличного коньяка. Потом "обмоем" это новоселье. Окропим стены, так сказать... Вы не против?
  
   - Я - "за".
  
   - Ну и отлично! Я подойду где-то после 12-ти часов дня. Молоток, плоскогубцы найдутся?
  
   - Да, они есть.
  
   - Если что еще понадобится - возьмем у соседей. Ну, идите, работайте, Нина Петровна! Итак, до пятницы!
  
   - До свидания, Юрий Павлович!
  
   Как и обещал, он пришел в пятницу в 12 часов 30 минут.
  
   Сначала тщательно осмотрел квартиру. Остался доволен. Квартира новая - ни сучка, ни задоринки. 4-й этаж. Лифт есть. Потом взялся за дело. Прибил вешалку, прикрутил ножки к телевизору, кое-что сделал в ванной... все стало на свои места. Посмотрели телевизор. Затем Зайцева сходила в детский садик за дочерью. Девочке Колмагоров преподнес большую коробку дорогих шоколадных конфет, чем вызвал еще большую симпатию матери. Нина Петровна стала готовить ужин. Гость стал смотреть хороший фильм по телевизоры... Дождались, пока Лида уснет и сели ужинать. Юрий Павлович разлил коньяк по стопкам.
  
   - Ну, так что, Нина Петровна! Чтоб жилось тебе с дочерью хорошо в этом доме, да чтобы не падали стены и не ломалась дверь!
  
   Чокнулись и выпили. Хорошо закусили. Потом еще по одной, еще... Юрий Павлович предложил:
  
   - А что это мы так официально: Юрий Павлович, Нина Петровна! Мы что, в цехе что ли? У меня в кабинете? Можно и проще: Юра, Нина. Она очаровательно улыбнулась:
  
   - Я согласна.
  
   -Вот так-то лучше будет!
  
   - Расскажи-ка, Нина, о себе, о своей жизни.
  
   - А чего тут особо рассказывать, Юра! С малых лет жила я в детдоме. Родилась в деревне, на Урале. Ночью, когда все спали, дом наш загорелся. Мне было 4 года. Родители пьяные спали. Они сгорели и братишка. Ему было 2 года. Меня успели вытащить соседи. Родных никого нет. Вот и маялась я до самого девичества в детдоме...
  
   Юрий Павлович потянулся за бутылкой. Она была пуста.
  
   - Эх, черт! Еще бы выпить не мешало!
  
   - У меня чекушка есть. Правда, водки.
  
   - А я что, министр, какой или секретарь обкома?! Давай ее сюда! Пойдет...
  
   Выпили еще. Колмагоров придвинулся поближе. Она как будто не заметила. Продолжала далее:
  
   - Муж мой покойный, Миша, тоже из детдома. Правда, из другого. За мой в молодости много парней ухлестывало, но ни один не приглянулся. Не нравились и все тут! А он сразу мне понравился! Веселый такой, спокойный... В 25 лет вышла я за него замуж. Ему было 27. Три года детей не заводили, все обживались... Жили с ним душа в душу. Ни скандалов, ни ругани... Потом родилась Лида... я счастливо с ним жила, но погиб он...
  
   На глазах у нее появились слезы. Юрий Павлович разлил водку по стопкам.
  
   - А теперь, Нина, хороший тост! За нашу дружбу, чтобы она никогда не прерывалась!
  
   ... Потом выпили за здоровье. Колмагоров сел к ней совсем вплотную и положил руку на плечо. И вдруг она сильно прижалась к нему. Их губы сомкнулись. Начались жаркие, долгие поцелуи...
  
   Но, как обычно, в данной ситуации, дело поцелуями не заканчивается. Он взял ее на руки и понес на кровать...
  
   Как любил говорить бывший генсек СССР Михаил Горбачев - процесс пошел! И начался секс: страстный, темпераментный, пронизывающий обоих до мозга костей! Истосковавшаяся по мужской ласке Нина часто даже стонала от наслаждения!
  
   Когда все закончилось, они некоторое время лежали молча. Потом она тихо засмеялась:
  
   - Мы лежим голенькие, как Адам и Ева. Что дальше будем делать, Юра?
  
   - Сначала "покрутим любовь" месяца три. Если все будет нормально у нас - сойдемся. Я женюсь на тебе. Думаю, все будет хорошо. Люблю тебя сильно! Потом разменяем наши квартиры на 2-комнатну. У меня тоже однокоматная. Как ты смотришь на этот вариант?
  
   - Одобряю.
  
   Он нежно поцеловал ее в губы.
  
   - Только давай, Ниночка, договоримся сразу! В цехе про нашу любовь никто не должен знать! Не будем показывать виду! Когда сойдемся - тогда другое дело. Не хочу сплетен!
  
   - Хорошо, милый. Я все понимаю...
  
   Проснулись они в 10 часов утра. Колмагоров сбегал в магазин, принес бутылку коньяка, а Лиде фруктов.
  
   Он ушел от нее в 6 часов вечера. А потом пошло-поехало... Визиты в ресторан чередовались с выездами на природу и походами в кино и театры... Пышным цветом процветали и интимные отношения. Нина оказалась очень хорошей женщиной в сексуальном плане... Хорошо готовила различные блюда и щедро угощала или Юрия Павловича. В общем, любовь "крутилась" на всю катушку. Колмагоров, конечно, не знал, что эта запись в учетной тетради - последняя и роковая... Подходил к концу уже третий месяц из любовного романа. Очередная встреча должна была состояться у нее на квартире в 19 часов вечера. (Иногда они встречались и в его квартире). Но в назначенное время он не пришел. Она ждала его до часу ночи. "Может, заболел или гости приехали... Мало ли что... Я же ему не жена" - успокаивала она сама себя.
  
   Но он не пришел и на следующий день в субботу. В воскресенье обеспокоенная Нина (оставив дочь у соседей) пошла к нему. Было 10 часов утра. Дверь открыл он сам. Лицо его было очень печально.
  
   - А Нина! А я уже хотел к тебе идти.
  
   - Что случилось, Юрочка? Ты заболел, что ли? Почему в пятницу не пришел?
  
   - Да нет, я здоров. Проходи в комнату. Нам надо серьезно поговорить.
  
   Уселись в кресла напротив друг друга. Она с тревогой смотрела на него.
  
   - В чем дело, Юра?! Я жду - говори!
  
   Он, как нашкодивший школьник, опустил глаза вниз.
  
   - Пойми меня правильно, Нина! Только очень прошу - не обижайся! Не таи на меня зло! К сожалению, нам придется расстаться! У меня теперь другая женщина!
  
   Нину как будто обухом ударили по голове. Она какое-то время ошарашено смотрела на него. Наконец к ней вернулся дар речи:
  
   - Как это... другая?! А как же я?! А наша любовь?!
  
   - Любовь была, да сплыла! Я сильно полюбил другую и она меня любит! Мы поженимся... Есть еще один нюанс между нами: твоя Лида хорошая девочка, но она мне чужая по крови! Ты это понимаешь?!
  
   - Но у нас был бы совместный ребенок, Юра!
  
   - Ну и что: Лиду же никуда не денешь! На улицу не выкинешь! И чего ты так переживаешь?! Ты еще молодая, красивая... найдешь себе спутника жизни не хуже меня. Квартиру я тебе сделал! Что еще надо?
  
   - Это что же?! Плата за квартиру - мое тело, так что ли?
  
   - Да причем тут это?!
  
   Колмагоров махнул рукой.
  
   - Ну, разлюбил я тебя, понимаешь. Ты же взрослый человек, должна понять! Попалась случайно другая и все тут! Извини меня или прости, наконец! Ну, кончилась наша любовь! Нету....
  
   Он быстро сунул руку в карман, достал несколько денежных купюр и протянул Зайцевой:
  
   - Здесь тысяча рублей. Возьми, Нина! Тебе деньги пригодятся. Зарплата у тебя средненькая.
  
   - Да нет уж. Спасибо. Без них обойдусь! - гордо ответила она.
  
   - Ну, как знаешь. Твое дело.
  
   Юрий положил деньги обратно в карман. Резко встал с кресла.
  
   - Все. Разговор окончен, Нина. Я тебе все объяснил. Тебе обидно, конечно, но жизнь есть жизнь.
  
   Она молча встала и направилась к двери... На прощание окинула Юрия такие тоскливо-отчаявшимся взглядом, что тот поспешно отвел глаза в сторону. Успел только громко сказать:
  
   - Если нужны будут деньги - приходи всегда! В любое время. Выручу!
  
   Когда она вышла на улицу, из глаз ее потоком хлынули слезы. Пошла, вся в слезах, домой и повалилась на кровать, громко рыдая. Рыдала долго. Горечь обиды и тоска душили ее, не давали покоя... Он использовал ее для своего удовольствия, а потом отбросил как ненужную вещь... Три дня подряд она была в сильном шоке. Плохо ела, спала, ей часто снились какие-то кошмары... Но потом взяла себя в руки, успокоилась. Постепенно в ее голове созрел план страшной мести. Вместо прежней любви к нему появилась сильная ненависть и решимость осуществить план мести. Нет, она не будет его убивать. Это для него мягкое наказание. Она сделает ему гораздо хуже... Не будет у него больше женщин... Тюрьма ее не страшила, хотя она и не бал там.
  
   Правда, дочь... Ничего, отдадут в детдом. На почве ревности ей много не дадут и, выйдя на свободу, она заберет ее к себе. Жила же она в детдоме, не померла с голоду. Квартиру потеряет, да и черт с ней! Но надо его встретить. Она вспомнила его последние слова: "Если нужны будут деньги - приходи всегда!"
  
   Она выжидала еще неделю. В среду, в 9 часов вечера, поцеловав на прощание дочь, и отдав ее соседям, направилась к нему на квартиру. Колмагоров жил на 3-м этаже. У самой двери она остановилась и не спеша достала из сумки стеклянную баночку с концентрированной серной кислотой . Сняла крышечку и заложила руку с баночкой за спину. Нажала кнопку звонка. Стояла перед "глазком", чтобы ее было видно.
  
   Немного погодя за дверью раздался голос:
  
   - Ты, Нина? Чего надо?
  
   - Выручай, Юра! Мне срочно сейчас нужны деньги!
  
   - Нет проблем.
  
   Дверь открылась. На пороге стоял он - ее обидчик.
  
   Сказала решительно:
  
   - Извини, Юра, но я не могу простить тебе измену! Никогда!
  
   И после этих слов резко выплеснула все содержимое баночки прямо ему в лицо. Бросилась бежать вниз по лестнице. На 3-м этаже она слышала его дикий, страшный вопль, чьи-то возбужденные голоса... Сразу направилась в ближайшее отделение милиции, где и созналась во всем. Ее тут же взяли под стражу и поместили в СИЗО. (Впрочем, она этого и хотела, опасаясь мести со стороны родственников Колмагорова. Он полностью потерял зрение и у него было сильно обезображено лицо).
  
   Возбудили уголовное дело. Как на следствии, так и на суде, она ничего не скрывала, говорила только чистую правду. Суд учел это при вынесении приговора. Учел также и то, что она совершила преступление на почве ревности и у нее осталась малолетняя дочь. В течение всего судебного процесса она вела себя спокойно, без истерики. В отличие от Юрия Павловича, который часто нервничал, психовал, вел себя неподобающим образом...
  
   Ее приговорили к нескольким годам лишения свободы в колонии общего режима. Дочь Лиду определили в детский дом. Кстати, на суде, Нина так и не раскаялась в содеянном. Дальнейшая судьба Нины Зайцевой и ее дочери автору неизвестна. Инвалид 1-й группы Юрий Павлович Колмагоров, вскоре после суда быстро спился и покончил жизнь самоубийством.
  
   P.S. Уважаемый читатель! Если вы большой любитель женского тела, как Юрий Павлович, то будьте очень осторожны! Можно потерять не только глаза, но и голову, т.е. жизнь. В настоящее время, в России в местах лишения свободы, находится очень много женщин, убивших своих мужей, любовников, сожителей. Так что, если Вами дорога жизнь, будьте осторожны!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"