Баканович Виктор Павлович: другие произведения.

Роковое Слово. Баканович В.П.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    сборник рассказов.


Автор выражает большую благодарность за моральную поддержку, оказанную при издании этой книги, красноярским писателям:

B. К. Зикунову,

C. К. Задерееву,

Н.И. Волокшпину,

редакции "Сегодняшней газеты".

За материальную помощь - О.Н. Заливчему -

председателю профсоюзного комитета

службы ведомственной охраны

Красноярской железной дороги

Баканович В.П. .

  
  
  

Роковое слово. Рассказы.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

- Красноярск, 2002. -

  

Предисловие

  
   ДОЛГИМ И очень трудным был путь автора к литературному творчеству; Август 1977 г. Мне было в ту пору 27 лет. Работал я тогда машинистом насосов нефтеслива паросилового цеха на заводе "Сибтяжмаш" г. Красноярска. И вот, в первый раз, потянулась рука к перу! Написал я 7 рассказов: "Месть", "Повезло", "Ни то, ни се", "Случай на танцплощадке? "Совесть", "Поединок", "Обыкновенная история". Два из них: "Месть" и "Повезло" напечатала заводская газета (редактором её в то время был Анатолий Мезин). Это меня очень обрадовало и я почтой послал эти семь рассказов в редакций нескольких союзных журналов: "Смена", "Юность", "Сибирские огни" и "Молодая гвардия". Результат оказался плачевным. Все журналы прислали мне рассказы назад, да еще с критическими замечаниями. Правда, редакция нашего красноярского альманаха "Енисей" пообещала напечатать рассказ "Месть", но так и не напечатала. "Месть" - это моя творческая удача! Остальные рассказы оказались слабы в художественном отношении. Немного позже, два из них - "Поединок" и "Обыкновенная история" я сам забраковал и уничтожил. Понятно, я - начинающий литератор... Глубокая депрессия длилась у меня несколько дней!.. Я решил: никогда больше не буду заниматься литературным трудом!.. Прошло много лет... И все же, в 1997-м году, я не выдержал и опять взялся за перо! Начал писать рассказы. Хотя времени для серьёзной литературной работы было мало. Я ведь не профессиональный писатель! Работа на Красноярской железной дороге плюс семья. Все же, к началу 2000 года, уже было написано 12 рассказов и 2 очерка. Некоторые из них печатались в городских газетах.
   Это - "Красноярский рабочий", "Сегодняшняя газет та", "Красноярская газета", "Красноярский железнодорожник". Передо мной встала задача - издать сборник этих произведений. Но где взять деньги? Зарплата у меня маленькая и материальное положение моей семьи не позволяет выделить такую сумму. Пришлось просить. Я обращался в различные фирмы и организации, но всюду получал по различным причинам вежливый отказ. Отказал мне и авторитетный в г. Красноярске банк "Кедр". Где же взять эти деньги? Почти везде я встретил полное равнодушие к своему творчеству. Здесь, в этой нищей и разворованной стране, мое творчество никому не нужно! А нужных связей, чтобы получить эти деньги, у меня нет... Мне от всей души жаль Россию - нищую и постепенно все больше и больше скатывающуюся в глубокую пропасть экономического и социального краха, из которой ей уже никогда не выбраться! Во- вторых, жаль себя и свои творческие способности! Они просто оказались погублены в этой стране! (По причине этого же краха). Почти год я ничего не писал. А для кого писать?! Для тараканов, которые будут ползать по рукописям в моей квартире... Я не буду молиться на Запад и делать из него икону, (там тоже не рай), но факт остается фактом: в отличие от России, там умеют ценить способности человека и помогают ему встать на ноги! Там много богатых издательств и киностудий и если бы я жил в этих экономически развитых странах, то давно писал романы и сценарии для кинофильмов! Мои способности использовали бы на всю катушку! За примером далеко ходить не надо. Россияне знают: очень многие талантливые и способные певцы, писатели, музыканты, художники, инженеры и т. д. получили признание не в России, а на Западе. Горько и больно писать об этом!.. В этот сборник я включил и четыре моих самых первых рассказа 70-х годов: "Повезло", "Ни то, ни се", Случай на танцплощадке", "Совесть". Как литературные произведения, они еще очень слабы, но зато очень дороги мне, как мои самые первые рассказы! Так сказать, проба пера! Я поместил их в сборник последними. Возможно, они и понравятся некоторым, не очень взыскательным читателям. Но многие заметят большую разницу между рассказами 70-х и 90-х годов. Сборник рассчитан на самый широкий круг читателей.
  
   Коротко об авторе
   Виктор Павлович Баканович родился 4-го августа 1949 г. в селе Карымск Куйтунского района Иркутской области. Детство его прошло в сельской местности. В 1964 г. окончил 8 классов сельской школы. В то время там не было еще школы-десятилетки и в конце августа 1964 г, отец направляет его в т. Красноярск продолжать образование. Виктор живет у своей старшей родной сестры - Галины Павловны, которая уже имела свою семью. В 1966 г. заканчивает 10 классов. Пытается поступить в Иркутский университет имени Жданова (факультет журналистики, верный был курс), но неудачно. В начале 1967 г. устраивается на работу лаборантом в научно-исследовательскую лабораторию обогащения и окускования руд (Красноярский завод "Сибэлектросталь"). В мае 1968 г. призывается в ряды Советской Армии. Служил в ПВО, на Курильских островах. Отслужив 2 года, в августе 1970 г. опять возвращается в Красноярск. Работает лаборантом на кафедре физики в институте цветных металлов имени Калинина и одновременно учится на вечернем отделении этого же института по специальности - металлургия цветных металлов. Но точные науки очень плохо даются Бакановичу и промучившись 2 года, он бросает учебу. В конце 1972-го года устраивается работать стрелком ВОХР завода "Сибтяжмаш". В начале 1974 г. переходит на работу в паросиловой цех этого же завода (машинист насосов нефтеслива). В июле 1993 г. увольняется с "Сибтяжмаша" и устраивается на шинный завод. Затем: сентябрь 1995 г. - завод КРАМЗ. Февраль 1996 г. - Красноярская железная дорога. В настоящее время работает стрелком военизированной охраны Красноярской железной дороги (станция Красноярск-Восточный). Женат, есть две дочери.
  
   19. 11.2000.
  

Месть

  
   У ребятишек, живущих в двухэтажном старом доме, недалеко от шинного завода, была большая радость: их общая любимица, дворовая собака Ласка, выбросила на белый свет четверых щенят. До этого она ночевала в подъездах, около сараев и вообще где придется. Но уже страшила холодами осень и первоклассник Петька Рукосуев предложил товарищам сколотить бездомной дворняге конуру. Работа шла споро. Мальчишки, всячески ухитряясь, таскали гвозди и доски, девчонки старательно натащили целый ворох старого тряпья. Примитивную конуру соорудили под большой деревянной горкой (на ней зимой катались на санках). Ласка жила во дворе дома давно, ребята к ней привыкли и очень любили. А тут ещё четыре щенка! На второй день после "родов" она лежала уже в конуре и ласково облизывала своих черно-белых питомцев. Это была обыкновенная, упитанная, черная и не очень старая дворняга, каких очень много на нашей планете...
   После школы несколько мальчишек и девчонок столпились у будки. Одни брали щенков на руки, Другие просто смотрели на них.
   - Ну вот, уставились! - звонким голосом выпалил Петька. - Ласка голодная, а вы стоите. Девчонки, несите ещё тряпок. Ночью холодно будет. Серега с Колькой - за едой! Хлеба, колбасы... Я воду принесу. Пить-то она тоже хочет.
   Предложение Петьки было принято без колебаний, и все разошлись по своим квартирам, чтобы принести Ласке все необходимое. Двор на время опустел, и в этот момент из первого подъезда вышел высокий полный мужчина лет сорока, в синем свитере и черных домашних брюках, заправленных в поношенные сапоги. В огромных, жилистых руках болтался старый, залатанный мешок, за плечами - ружье. Быстрым шагом подошел он к будке и некоторое время стоял, разглядывая животных. Лишь раз злорадная улыбка мелькнула на его полном лице с крупным мясистым носом и глубоко посаженными большими серыми глазами и сразу же погасла. Но вот он решительным движением быстро достал из чашки кусок колбасы, заманивающе повертел его перед носом собаки и резко бросил недалеко в сторону. Ласка выскочила из конуры и жадно стала есть. Щенки в конуре жалобно пищали. Мужчина рванул с плеча ружье. Оглушительно грохнул выстрел... Ласка еще некоторое время шевелила лапами, потом резко вытянулась и затихла. Кровь медленно растекалась от нее в стороны. Щенки по-прежнему слабо пищали... Мужчина спокойно закинул за плечо ружье, и брезгливо наморщив широкий лоб, потащил собаку за хвост к мусорной свалке, которая находилась рядом с общим туалетом. Когда он вернулся к будке, возле нее уже толпились растерянные ребятишки. Три девчушки тихо плакали. Мальчишки исподлобья, как-то по-взрослому, смотрели на дядю, так смело и грубо нарушившего их маленький радостный мирок... Но он, казалось, их не видел. Грубо хватая щенков огромными ручищами, побросал их в мешок и крепко завязал его. И тут Петька решительно выступил вперед:
   - Оставьте щенков, а? Дядя Лева! Ну оставьте...
   Дядя Лева взглядом окинул его с ног до головы.
   Худенькое, бледное лицо, с чуть приплюснутым носом. Несколько родинок на обеих щеках. Вроде бы ничего особенного, но глаза... Темно-голубые глаза смотрели просяще и вместе с тем светились холодным, злым огнем осуждения... Дядя Лёва понял это сразу и ещё больше ожесточился.
   - Чего нюни распустили? Развели во дворе собачник! Собака без хозяина - не собака. Понятно? У меня дочка маленькая боится во двор выйти! А тут щенки...
   Петька робко, но настойчиво перебил:
   - Дядя Лёва, не бойтесь! Мы их спрячем далеко. По улице не будут бегать. Даем слово! Вот они скажут...
   Петька с надеждой взглянул на товарищей. Те сразу заговорили вразнобой:
   - Дядя Лева! Отдайте, а?
   - Ведь маленькие, жалко...
   Но их резко оборвал злой и раздраженный голос дяди Лёвы:
   - Хватит канючить! Знаю я вас! И чтобы завтра этой будки не было! А то сам сломаю и все повыкидываю... И не лезьте в дела взрослых! Понятно?
   Закинул мешок на плечо и быстро зашагал к узкому проходу между домами. Дети медленно двинулись за ним.
   Путь был недолгим. Дядя Лева подошел к старому, заброшенному пруду на пустыре около шинного завода. Укрывшись за кучами земли, мальчишки со жгучей болью в глазах увидели, как злой, нехороший дядя быстро привязал к мешку увесистый камень и, сильно размахнувшись, бросил его в ржавую, грязную воду. И сразу пошел назад, к дому. А ребятишки ещё долго смотрели на пруд, хотя вода в нем давно уже была спокойна... На следующий день, в укромном месте, около сараев собралось несколько ребят. "Совещание" было недолгим. Петька Рукосуев предложил план мести: с наступлением темноты, по условному сигналу, дружно и старательно обстрелять окна дяди Лёвы камнями и быстро смыться. План был принят без возражений и дружно одобрен.
   Стемнело. Во многих окнах родного двухэтажного дома зажглись огни. Квартира дяди Левы тоже осветилась электрическим светом. Напротив окон возвышалась большая груда досок, привезенная для ремонтных работ в детском саду, который находился рядом. За ней и укрылись мальчишки, приготовив заранее большой запас камней. Петька напряженно смотрел на ненавистные окна. Их было два, и находились они на втором этаже. Иногда становилось страшно. Казалось, что их поймают, схватят за руки... Но он всячески старался отогнать эти мрачные мысли. Окна были закрыты шторами, и Петька с ненавистью думал о том, как дядя Лёва смотрит сейчас, наверное, телевизор или ужинает, не подозревая, что скоро стекла в его квартире разлетятся вдребезги... Наконец настал момент, когда кругом не было видно ни одного прохожего. Пора. Петька выпрямился во весь рост и негромко, резко скомандовал: "Огонь.1" Большой град, камней ударил в освещенные ненавистные окна. Потом еще раз, еще... Звонко зазвенели разбитые стекла, и свет в одном окне сразу погас. Мальчишки кинулись в разные стороны. Сзади раздавались тревожные крики, топот ног, возбужденные голоса.
   Петька стремительно мчался, виляя между домами, в сторону шинного завода. Вот уже близко... Ещё, ещё... Пулей пролетел мимо какой-то избушки и побежал по заводскому парку, ныряя между деревьями. И только у металлической ограды остановился, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам. Никто, кажется, его уже не преследовал. Сердце лихорадочно билось в груди, готовое выскочить наружу. Он немного отдохнул, отдышался и быстро направился в сторону заброшенного пруда на пустыре. Там, после "операции", должны были собраться ее участники. Его уже ждали двое. Немного погодя, подошли остальные. Всем удалось убежать.
   Мальчишки были довольны и возбужденно делились впечатлениями. Не обошлось без хвастовства и преувеличений. Все были уверены, что их не разоблачат. Они немного добродили по улицам и потом долго играли в "войну" недалеко от своего дома... Когда уже стало очень поздно, осторожно стали расходиться по домам. Никто не заметил ничего подозрительного. Последним шел к своему подъезду Петька. И вдруг у самой двери его словно ошпарили кипятком. Кепка! Где кепка? Ее на голове не было. Мальчишка растеряно ходил взад-вперед по двору. Напряженно старался вспомнить, в какой момент она еще была на голове. Все в доме знали, что в этой кепке ходит имен но он, Петька Рукосуев.
   Невеселые Петькины раздумья прервал громкий голос отца: - Петька! Уже ночь на дворе, а ты не являешься! Дуй домой! Кому говорю?!
   Отец в черной куртке стоял у самого входа в подъезд. По его голосу мальчуган почувствовал что-то недоброе. Ноги сразу стали какими-то непослушными...
   - Ты что, оглох? А ну, пошли домой!
   Петька послушно поплелся к подъезду. Вошли в квартиру на первом этаже. Отец молча разделся в прихожей и нетерпеливо прошел в комнату. Мать была еще на работе (работала во вторую смену). Петька хотел проскользнуть на кухню, но суровый и властный голос его остановил:
   - Иди-ка сюда! Я с тобой разберусь!
   Потихоньку, боком вошел в комнату. Отец, в трико
   и белой майке, сидел в кресле, закинув ногу на ногу. Из-под густых бровей воткнул в сына тяжелый взгляд. Достал папиросу, нервно закурил:
   - Ну-ка, расскажи, сынок, с кем ты стекла Каракулину бил? Петька низко опустил голову. Уставился в одну точку на полу.
   - Чего молчишь? Рассказывай уж... Когда камни швырял, то смелый был! Так старался, что даже кепку обронил! А зря: кепка-то приметная. Внутри вышито: "П. Р. ", сверху красную звезду себе нашил. Все знают. Ну, так с кем бил?
   Петька молчал. Не зная для чего, сунул руки в карманы серых брюк.
   - В молчанку с отцом играешь?! - смуглое лицо
   Рукосуева-старшего чуть побагровело. Пальцы, держащие папиросу, еле заметно дрожали. - Меня позоришь! На заводе почет и уважение, а он - стекла бить!
   А знаешь, что Каракулин завтра в милицию может заявить? И на работе позор за плохое воспитание! В кого ты только уродился? Нет, твой брат Ванька таким хулиганом не был. В институте учится, одно хорошее слышу. И стекла никому не бил... А ты... Ну, скажи, ведь ты все затеял?
   Петька еле слышно выдавил:
   - Я.
   - Для чего? Что тебе дядя Лева сделал плохого? А?
   Скажи-ка прямо.
   И Петька вдруг решил сказать правду. Решительно поднял глаза на отца:
   - Знаешь, папка, он Ласку нашу убил ни за что! И
   детей её утопил! Мы видели...
   Отец удивленно тряхнул головой:
   - Из-за этой дворняги такое творить! Ну, Петька,
   Петька... Стоит ли из-за какой-то собаки... Да я тебе
   лучше в сто раз куплю! Глупый ты, несмышленыш...
   Если бы у неё хозяин был, а то... Жила себе как попало.
   Сын смело уже возразил:
   - Не как попало! Мы будку сделали.
   Рукосуев-старший резко повысил голос:
   - А ну, замолчи! Ремня не пробовал! - Он жадно
   затянулся папиросой, потом уже спокойнее сказал:
   - Вот что, сын! Завтра же извинишься перед дядей Левой. Попросишь прощения! И чтобы первый и последний раз! Понял? Ишь ты... Из-за какой-то собаки!.. И стекла поможешь мне вставить! Понятно? Про остальных можешь не говорить. Предавать друзей - поганое дело.
   - Не буду... - вдруг глухо пробормотал Петька.
   - Чего-это?! "Не буду"?! - опять резко повысил голос отец. Мальчишка упрямо надул тонкие губы.
   - Не буду прощения просить. И помогать стекла
   вставлять не буду.
   - Ах ты, гаденыш! - отец стремительно встал и,
   сунув окурок в пепельницу, подошел к сыну вплотную.
   Петька вдруг отчаянно, с болью в голосе закричал:
   - Не надо мне никакой собаки! Не буду прощения
   просить! Не боюсь ремня, не боюсь! - и, присев на
   стул, зарыдал, сильно подрагивая плечами. Перед глазами его стояла живая Ласка и ее четверо маленьких черно-белых, жалобно пищавших щенят. И сердце его разрывалось от боли и отчаянья...
   25. 08. 1977.
  
  
   5. 02. 1997.
   Светлой памяти родителей моих Павла Ивановича и Ольги Ивановны посвящаю я этот рассказ.
   Пробуждение
   "Ибо придет Сын Человеческий во главе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его".
  
   (Евангелие от Матфея, 16. 18-17. 10.)
  
   Такси остановилось на краю деревни.
   Валерий вылез из машины и расплатился с водителем. Держа в одной руке металлический венок, а в другой - чемодан, торопливо зашагал по пустынной улице. Он приехал в шесть часов утра и деревня еще спала. В глубине души он надеялся на чудо, что похороны не состоялись. Все должны ждать его - Валерия! Но, заметив разбросанные по всей дороге свежие еловые веточки, понял сразу - чуда не было, да и не могло быть! Отчаяние и безысходность случившегося еще больше охватили его... Через сорок минут он остановился у большого, старого, но еще добротного дома. Отворив калитку, зашел в ограду. Взойдя на крыльцо, громко постучал.
   Дверь открылась. Высокая, пожилая, женщина, громко плача, крепко обняла Валерия.
   - Ох, Валера!.. Опоздал!.. Как же так?.. Ну проходи в дом!
   - Так получилось, тетя Вера!
   Прошли на кухню, уселись. Немного успокоившись и вытерев слезы, тетя Вера начала торопливо рассказывать:
   - Ждали тебя, Валера до трех часов дня вчера!
   Ведь сын же ты у ней один! Но третьи сутки уж пошли.
   Запах от тела, сам понимаешь... Жена твоя сказала: давайте выносить гроб. Сегодня, я чувствую, он не приедет. Похоронили как положено. Честь по чести. И помянули как, надо, по-человечески! Народу было много. Сам знаешь, деревня... А жена твоя молодец!
   - В каком смысле?
   - Хорошо все и быстро организовала. Гроб, оградку, могилу и машину! Сколько денег ухлопала! А на
   водку и еду сколько ушло?! Вот тебя только не было...
   - Да как бы я успел на похороны! - вдруг резко
   закричал Валерий. Лицо его сильно побагровело.
   - Телеграмма пришла в Симферополь к теще, а я гостил у сестры моей жены в Бахчисарае! Протянули резину, а потом привезли телеграмму ко мне из Симферополя! А на самолет какие очереди! Август месяц - самый наплыв народа в Крыму! С похоронкой и то кое-как сел в самолет.
   - Да я что?! Разве я тебя обвиняю? Всяко бывает...
   - испуганно заговорила тетя Вера. Валерий умолк. Немного погодя, сказал уже спокойно:
   - Извините меня. Погорячился я. Как она умерла?
   - Последнее время тяжело она ходила, Валера! Я ей
   хлеб покупала в магазине, продукты... Соседи же, в од
   ной ограде живем. Семьдесят шесть лет! Что ты хочешь?
   Ко мне она редко заходила. Чаще я к ней. Я покрепче. А
   десятого августа пес мой, Шарик, околел! Старухи знакомые говорят: "ой, Вера, не к добру! Покойник будет у
   тебя! ". Я духом упала и за внуков давай переживать!
   Пес-то еще не сильно старый был! А Ивановна, видно,
   тоже чувствовала свою смерть! Последние две недели
   часто мне говорила: "Умру, наверное, я скоро! Одна у
   меня просьба к тебе, Вера! Телеграммы, как умру, сыну и
   родным отбей, чтоб похоронили меня не хуже других!
   Могилу мне выройте в углу кладбища, где ель высокая и
   красивая стоит! Я давно это место приглядела". Я ее успокаивала, мол, рано о смерти думать! А она все на своем! Так ее под елью этой и похоронили.
   Грустно помолчав немного, продолжила дальше:
   - Тринадцатого августа, утром, что-то тревожно
   на душе у меня стало! Предчувствие плохое какое-то...
   Захожу к ней в избушку, а она - без сознания на кровати лежит! Батюшки мои! Я перепугалась, скорей врача вызывать. Осмотрел он ее и говорит: "Все кончено. Скоро умрет Ивановна. Инсульт. Уже ее не спасти". Сутки пролежала без сознания. Я ухаживала за ней, пить давала и прочее... Четырнадцатого умерла. Я давай телеграммы посылать.
   Валерий слушал, тоскливо глядя через окно во двор. А тетя Вера продолжала дальше:
   - Последние два года сильно она сдала, Валера! Я
   и картошку помогала ей копать, и в магазин ходила,
   воду таскала... Сколько лет вместе прожили! Душа в
   душу! И все два года писем от тебя ждала! Часто тебя
   вспоминала.
   - Кто хоть был из своих на похоронах?
   - Племянник с племянницей и дети твои с женой.
   Поминали у меня, у ней избушка маленькая, сам пони
   маешь. Поздно вечером, родные твои уехали домой.
   Валерий решительно достал из кармана брюк толстый кошелек. Расстегнув его, извлек толстую пачку денег и положил на стол.
   - Тетя Вера! Я вам сильно обязан за мать! Эти деньги у меня не последние. Здесь три тысячи. Возьмите себе.
   Вам пригодятся. Женщина только махнула рукой.
   - Да ты что, Валера! Мне - деньги предлагаешь!
   За что? Не возьму!
   - Нет, возьмете! Настаивал Валерий.
   - Сказала - нет! Убери деньги! Ишь, выдумал...
   - Ну, берите же! У вас маленькая пенсия, внуки на
   шее,.. - умоляюще стонал Валерий.
   - Не надо! Я помогала Ивановне не за деньги!
   Тетя Вера была непреклонна и уже начинала сердиться. Валерий убрал деньги в кошелёк. Закурил.
   - Ладно. Не хотите брать - не надо! Но все равно
   я вам обязан. Если нужна будет моя помощь - сообщи
   те мне сразу. Адрес у Вас есть. Хоть деньгами, хоть чем
   другим - помогу! Договорились?
   - Вот это другое дело! В жизни всяко бывает...
   Может, поешь чего?
   - Спасибо, не хочу. Лучше поговорим.
   - Как сам живешь-то, Валера?
   - А когда начальники на Руси жили плохо?! Все есть:
   машина, дача, деньги..., - угрюмо ответил Валера.
   - Поехал к теще в Крым. В отпуске я. Жену с детьми ждал. А вот как получилось... Ну, а у Вас как жизнь здесь?
   - Ой, плохо, Валера! Молодежи мало осталось. Все
   в город бегут. В совхозе заработки плохие. Развалилось
   хозяйство! Большая часть людей в деревне - пенсионеры. Куда уж нам ехать? Пенсии маленькие. Много домов заброшенных у нас появилось, огороды бурьяном заросли. Вот, Горбачев перестройку затеял. Будет ли толк, как думаешь?
   Валерий, немного подумав, ответил:
   - Навряд ли. Лично я в эту перестройку не верю!
   Россия - такая страна, что...
   Он обречено махнул рукой.
   - Ну, ладно, тетя Вера! Пора и на кладбище уже
   идти.
   - Конечно, Валера! День, вон, какой хороший, солнечный. Сходим вместе, посидим, помянем Ивановну.
   - Вы извините меня! Без обиды. Мне нужно побыть
   на могиле одному. С Вами схожу в другой раз.
   - Какая обида! Дело твое. Ты сын! Значит, для тебя
   так лучше.
   - У меня с собой бутылка водки. Можно ли купить
   чего закусить в ваших магазинах?
   - Зачем покупать-то? С поминок часть еды осталась. Да и что ты купишь в нашем магазине?! Одна крупа, да консервы - пустые полки, считай.
   - Ну, хорошо. Положите мне в сумку еды. Только
   немного. Пока здесь собираете, я минут на десять зайду в родной домик.
   - Возьми ключ. Вот он, на гвоздике висит.
   Валерий вышел на улицу. По дощатому настилу
   прошел " самый конец обширного двора, где стояла ветхая, покосившаяся избушка. Открыл замок и вошел в нее. Все ему было здесь давно знакомо! Две старые кровати, обшарпанный шифоньер, стол, несколько стульев, тумбочка в углу. На ней - старенький, маленький телевизор. Он представил себе свою четырехкомнатную, просторную квартиру с дорогой импортной мебелью и японским цветным телевизором и горький комок подкатил к горлу!..
   Могилу он нашел быстро. Зайдя в оградку, тихо произнес:
   - Здравствуй, мама!
   Сев на скамейку, немного огляделся. В самом деле, как говорила тетя Вера, все было сделано по-человечески. Красивая, узорчатая оградка. Аккуратно вкопанный, металлический памятник с крестом сверху. На нем табличка с надписью:
   Соколова Надежда Ивановна.
   29. IV 1912 г. - 14. VIII 1988 г.
   Сверху, над табличкой - фотография. А на ней - такое родное, материнское лицо! Много было свежих хвойных и металлических венков. И высокая, разлапистая ель гармонично дополняла общую картину. Стояла тишина. Лишь где-то, на краю деревни, непрерывно изливал музыку магнитофон. Музыка была веселой и поначалу раздражала Валерия, но потом он не стал обращать на нее внимания. Не торопясь, достал из сумки еду и бутылку со стопкой. Как и положено по обычаю, часть еды положил на могилу. Стопку водки вылил около памятника, потом налил себе. Сказав тихо:
   - Земля тебе пухом, мама! - выпил.
   Водка обожгла внутренности и приятным теплом разошлась по телу. Аппетита не было. Но, опасаясь опьянеть, забросил себе в желудок немного еды. Закурил... медленно, как при просмотре фильма, снятого ускоренной киносъемкой, потекла перед ним вся его жизнь...
   Родился он в 1937-м году... Жара, июль месяц. Ему было всего пять лет и он еще не умел плавать. Купался на речке и стал тонуть. Он уже потерял сознание и его вовремя успели вытянуть на берег. Когда он очнулся, то увидел перед собой ее глаза... Он запомнил эти глаза на всю жизнь - глаза матери, полные боли и тревоги за него!..
   Шла война. Мать работала в колхозе и приходила домой поздно вечером, изможденная, отрешенная от всего. Случалось иногда, что приходила раньше и тогда появлялся милиционер с винтовкой:
   - Пошли, Ивановна! Время еще есть. Поработать
   надо!
   - Но я же выполнила норму, Ефремович! Дома
   тоже дела есть... Чуть не плача, возражала она.
   - Пошли, давай! Война такая идет, а она... Стране
   победа нужна и точка!
   И она, усталая, опять плелась на поле под конвоем. Стране нужна была победа...
   Отца своего, Александра, Валерий не помнил. Со слов матери знал, что он рано умер... Он хорошо запомнил. Этот зимний вечер в их избушке. Ему было семь лет и он только что сделал уроки. Мать, сидя на кровати, вязала ему носки. Он спросил ее:
   - Мама, а как умер мой отец?
   Она, продолжая вязать, стала неторопливо рассказывать.
   - Жили мы, сынок, в 37-м году, в поселке Анзавод,
   Иркутской области. Ты был еще маленький. И начались аресты! Поздно вечером, каждый день, большая черная машина разъезжала по поселку. Забирали мужи
   ков! Её так и звали в народе: Черный Ворон. Почти
   всех мужиков забрали! Отец твой успел убежать. Спрятался в лесу, благо лето было! Мать его, бабка твоя,
   умерла. Узнав об этом, прибежал тайком на десять ми
   нут проститься и опять в лес! Но выдал его кто-то, со
   страху видно. Врагов-то не было у него! Поймали, судили как врага народа и дали 10 лет заключения. Много в то время народу пересадили.
   - Какой же он враг был, мама? Вопрос был по детски наивным.
   - Не был он врагом народа, сынок! Политика была
   не правильная... Ошибка какая-то, - просто, по-крестьянски ответила мать.
   - Через два года, с братом его Петром, повезла я на
   поезде ему передачу. Долго мы ехали. Лагерь был на
   Дальнем Востоке. Станция Тактамыгда, как сейчас по
   мню... Кое-как свидания добились...
   И тут она, не выдержав, заплакала. Валерий с болью смотрел на нее. Немного успокоившись, продолжала:
   - Ох, Валера, не узнали мы его! Страшный такой,
   худой! Кожа да кости! Кормили в лагере плохо, а работа тяжелая! Так он рад был нашим продуктам! Что себе
   на дорогу еды брали - почти все ему отдали. Спасибо,
   добрые люди в вагоне подкармливали! Перед самой
   войной пришло от него письмо. Если, мол, не вышлете
   продуктов - помру с голоду! Собрали посылку - от
   правили. А тут и война началась! Не знаю, дошла ли
   посылка до него... И так с тех пор, ни слуху, ни духу...
   Сгинул отец твой, Валера!..
   В 16 лет он поступил в институт учиться на инженера. Часто, на каникулы, приезжал домой. Мать вставала рано, когда он еще спал. Пробудившись, он видел на столе свои любимые блюда - борщ и огромную сковороду свежих, только что испеченных, дерунов.
   - Ешь, сынок, ешь досыта! В городе так не поешь.
   Харчи казенные - не то, - весело приговаривала она...
   Валерий сейчас вдруг вспомнил, что нигде он больше не ел такой вкусной еды, как у нее! Жена его, вроде, тоже неплохо готовила, но все равно не то... Не поесть ему уже такой еды никогда!
   С Любой он познакомился, когда учился на последнем курсе. Она закончила медицинский институт. Любовь, встречи, проводы... А потом была свадьба: шумная, веселая, студенческая свадьба. В самый разгар веселья он заметил, что мать его плачет. Встревожился:
   - Ты почему плачешь, мама?
   - Это я от счастья, сынок! Хочу, чтобы ты жил хорошо! - сквозь слезы ответила она ему...
   Валерий налил себе еще водки и выпил. Воспоминания полностью охватили его, давили и не давали опомниться...
   Закончив учебу, они приехали в "почтовый ящик". Как молодому специалисту, ему дали двухкомнатную квартиру. Работать стал мастером на оборонном заводе. Люба - врачом. Снабжение продуктами и другими товарами было отменное. Потом родилась дочь. Стало тяжело. Как только он позвал мать, она приехала сразу же! И жизнь у него поистине стала райской! Ребенок все время сыт и ухожен. Жена забыла про варку обедов и ужинов. Ах, как они жили в то время хорошо! Только знали ходить на работу и домой! Временами, правда, давали и матери отдохнуть. Потом дочь подросла и пошла в садик. Мать сказала им обоим:
   - Соскучилась я по деревне, дети мои! Не могу привыкнуть к жизни городской! Поеду к себе, поживу, пока
   здоровье есть! У вас всегда успею. - Они не возражали.
   Но через два года родился сын (как он был счастлив!) и все опять повторилось сначала... Но подрос и сын. Валерий работал уже заместителем начальника цеха. Как-то утром, в постели, жена сказала ему:
   - Слушай, Валера! Тесновато нам жить стало! Две
   комнаты всего. Объясни все матери, мне неудобно.
   Пусть пока поживет у себя. А получим квартиру побольше - всегда сможем ее забрать! Она еще крепкая здоровьем, у тебя - ничего страшного!
   Он сильно любил свою жену и согласился. Мать, конечно, тоже была согласна и уехала опять к себе...
   Через год они получили четырехкомнатную. Он стал начальником цеха. Роскошно обставили квартиру. Появилась машина, дача... Все было хорошо! Разве он не имел права хорошо жить?! Но почему он стал писать письма матери все реже и реже, а последние годы вообще не писал? И перестал приезжать к ней, а здоровье ее становилось все хуже последнее время. Почему? Он искал и не находил ответа... Ведь он же никому не делал зла! Добрый от рождения, он всегда делал людям только хорошее! Как же так получилось? Он забыл все хорошее, что сделала для него мать! И ничего она не видела прекрасного в жизни, кроме тяжелой работы, да заботы о сыне!
   Валерий дрожащей рукой налил себе еще водки. Ему показалось - в стопке была вода! И тут все, что пока удавалось сдержать у себя внутри, вдруг выплеснулось наружу! Громко рыдая, упал около могилы. Катаясь по земле, мял руками венки и цветы. Не в силах сдержать себя, закричал не своим голосом:
   - Прости меня, мама!!! Слышишь ли ты меня?!
   Никто ему не ответил. Лишь только поднявшийся
   сильный ветер раскачивал ель над могилою, да все тот
   же злосчастный магнитофон изливал на краю деревни тоскливую песню. И тогда, весь холодея от ужаса, понял он, что все эти годы жил в паскудном, ненужном и жутком сне и какое страшное теперь пробуждение!!.
   В деревню он вернулся уже под вечер. Тетя Вера всплеснула руками:
   - Ой, Валера! Да на тебе же лица нет! Разве можно
   так убиваться?! Ее уже не подымешь!
   - Значит так надо было! - последовал короткий
   ответ.
   Ночевал он в избушке матери. Всю ночь почти не спал, думая о чем-то своем... А на следующий день уехал.
   Шли годы. Время берет свое. Он все реже и реже приезжал на могилу. Но ездил он сюда до самого конца своей жизни. И, до самой своей смерти, осталось у него чувство не искупленной вины перед женщиной, которая была его матерью!
   10. 02. 1997.
  
   Невезучий
   с самого рождения
   Васька Иванов проснулся в семь часов утра, но глаза не открывал. Кругом было тихо, но Васька знал, что эта тишина может оказаться коварной. Год назад, когда он попал в медвытрезвитель, там тоже была идеальная тишина, как только он открыл глаза - его сразу же за ушко, да на солнышко!..
   Васька лежал, не шевелясь и долго, напряженно прислушивался. Ведь не было слышно ни шагов дежурного по коридору, ни пьяных мужиков. Тишина!
   А глаза все же надо было открывать. Затаив дыхание и огромным усилием воли, превозмогая свой страх, он открыл их и... О, Боже!
   Его грязный, давно не беленый потолок, светился и сиял перед ним таким красивым цветом, что у него захватило дух! И в этот момент он был красивее для него всех потолков в мире! Он спал не в милиции, а у себя Дома!! Васька радостно соскочил с кровати и подошел к большому зеркалу на стене. О, Боже! Он не поверил своим глазам! Из зеркала на него смотрел худощавый мужчина маленького роста, в одних трусах и... с прекрасным модным галстуком на голой груди! Каким образом ему, пьяному, удалось снять с себя одежду, но опять завязать галстук на голой шее - одному Богу известно! Сняв с себя галстук и одевшись, Васька закурил и стал вспоминать события минувшего дня. У его старого, закадычного друга был день рождения.
   Круглая дата - 50 лет. Кроме Васьки были приглашены еще многие друзья и родственники. Было шумно и весело. Изрядно подвыпив, много пели, танцевали и слушали песни белых эмигрантов, записанные на магнитофон. Эти песни глубоко потрясли Васькину душу!
   Пелось в них о русской березке, тоске, по Родине, о тяжелой жизни на чужбине... Васька помнил, что пьяный, сильно рыдая, он все приговаривал;
   - Ведь они тоже русские, как и мы! Мучаются там, за границей! Зачем была гражданская война?! Ну зачем?!
   Многие его успокаивали как могли. И успокоили в конце концов. Все было хорошо и пора бы уже расходиться по домам. Но кто-то подал ненужную и дурацкую идею купить и распить еще две бутылки водки. Кто именно - Васька не помнил. Ну и пошло - поехало! Все дальнейшее Васька помнил уже очень смутно. Пили водку. Потом несколько человек, предварительно заплатив деньги, садили его в такси и... Что было потом - память его не сохранила.
   "Хорошие песни про эмигрантов! Надо будет как-то мне их переписать" - подумал Васька. Он не попал в вытрезвитель, но все равно положение было не из легких. Его сильно мутило. В голове постоянно стояла тупая боль. Противная слабость охватила все тело... Он долго спускал из крана холодную воду, потом жадно выпил три стакана.
   Подойдя к окну, выглянул на улицу. У самого дома, отвратительного вида, мужчина о чем-то оживленно разговаривал с некрасивой, низенькой женщиной.
   Чуть вдалеке, у покосившегося магазина, стоял уродливый грузовичок, из которого невзрачные людишки таскали какой-то груз. Недавно пролил дождь и там, и сям темнели огромные, ужасные лужи, вперемежку со страшной грязью. Сквозь безобразно наляпанные по всему небу, редкие облака мрачно светило солнце. На горизонте неотвратимо маячило похмелье! Васька достал из кармана пиджака кошелек. В нем лежали последние два рубля. Только на хлеб. В холодильнике хватало продуктов, а через три дня он получит зарплату. На бутылку надо занимать. У кого?
   К друзьям ехать далеко, да и все они, наверняка, были на работе. Соседи по площадке тоже работали с
   утра. Сам Васька предусмотрительно, заранее, взял на сегодняшний день отгул. В его подъезде жили трое человек, у которых можно было занять деньги.
   Площадкой ниже, занимал квартиру директор овощной базы, который не пил и не курил. Васька знал, что последнее время из-за болезни он не работал. Решил начать с него. Набравшись смелости, решительно надавил на кнопку звонка. Дверь открыл высокий, пожилой и полный мужчина с болезненным, раздраженным лицом. Поздоровались.
   - Я ваш сосед из 89-й квартиры - смело начал Васька. - Извините за беспокойство, конечно, но займите
   мне десять рублей. Через три дня обязательно отдам!
   - Знаю, что сосед. Ну и прет от вас, хоть сейчас
   закусывай! На бутылку что ли?
   - Да, на бутылку.
   - Без обиды будет сказано, сосед! На хлеб бы занял, а на эту гадость - никогда!
   - Какая вам разница? Я же не бичую, работаю!
   Сказал - через три дня отдам. Значит, точка!
   - Нет и нет! Да будь моя воля, я бы вас, всех пьяниц, на Колыму давно уже загнал! В лагеря, Мать Вашу!, - вдруг заорал директор, с побагровевшим от злости лицом.
   - Ты чего орешь?! - закричал и Васька. - Я тебе
   должен или обязан чего?! Ишь, пуп земли нашелся!
   Если директором работаешь, то можно плевать на всех!
   Заткни пасть, а то...
   Васька уцепился за ручку двери, но дверь резко хлопнула перед самым его носом и щелкнул замок. "Вот сволочь, десятку занять пожалел! Никогда здороваться не буду! ". Озлобленно подумал Васька.
   После этой стычки болезнь от пьянки еще более усилилась. Закурил. Вторым "спасителем" был профессор, который жил на одной площадке с паскудой-директором. Неделю назад, профессор купил себе шикарную, импортную мебель в большом количестве и Васька, с еще несколькими своими друзьями, помогал ему затаскивать ее в квартиру и расставлять по местам. Было тяжело, времени потратили очень много и все упарились. Потом хозяин угощал их импортной водкой и импортной закуской. Такую водку и такую еду, Васька и его друзья, пили и ели первый раз в жизни! В магазинах, в свободной продаже, этого не было. Водочка мягкая, очень приятная на вкус! А сыр, колбаса и консервы были необыкновенно вкусными и хозяйка только успевала наполнять пустые тарелки!
   В конце трапезы подвыпивший профессор расщедрился и дал им на дорогу три бутылки водки, которую они сразу же и выпили на квартире у Васьки. Й шумно говорили после этого про жизнь:
   - Во, люди как живут! Вот, что значит - профессор!!! Мебель новая - одно загляденье, как на выставке! Красотища! Век нам такой жизни не видать!
   Отбросив эти приятные воспоминания, Васька позвонил в квартиру профессора. Перед ним предстал интеллигентный мужчина средних лет и среднего роста, в пижаме, с аккуратной, курчавой бородкой. После взаимных приветствий возник такой разговор:
   - Я Василий, из 89-й квартиры. Помните, я мебель
   Вам помогал тащить...
   - Помню, конечно, помню... Чем могу быть полезен?
   - Займите мне, пожалуйста, десять рублей. Через
   три дня отдам. Я получу зарплату.
   Профессор слегка замялся. А Васька, подумав, что он боится занять, еще решительнее:,
   - Да Вы не бойтесь! Я честный! Я обязательно отдам! Буду я позориться из-за десятки! Работаю же...
   Но профессор спокойным током сразу охладил его пыл.
   - Дело не в этом. Я верю Вам. Но моя супруга уехала в гости к родственникам. Это далеко, на окраине
   города. Приходите, пожалуйста, после пяти. Я Вам займу и большую сумму.
   - До пяти долго! Мне сейчас надо.
   - Извините, но у меня, лично, нет ни одного рубля!
   Деньги у нее. После пяти - пожалуйста!
   "Чудной какой-то профессор", - думал Васька, спускаясь вниз по лестнице. "Такие большие деньги получает, а у самого ни копейки в кармане! Не курит, сильно не пьет! Зачем все деньги жене отдавать? Хоть немного, да оставлял бы себе! А еще грамотный мужик... "
   Оставалась последняя надежда - бабка Агафья. Она жила на первой этаже и хорошо знала Ваську, как соседа по подъезду. Она была очень религиозна и почти каждый день ездила в церковь. Знал также Васька, что она скупая до .мозга костей и несчастную, десятку занять у нее будет очень трудного он решил "давить до упора", пока не выйдет от, нее с деньгами в кармане.
   Немного подумав, он избрал такую тактику: сначала поговорить с бабкой по душам, "за жизнь", а уж потом... Сначала он зашел домой и тщательно пережевал во рту несколько импортных орехов, которые хорошо перебивали перегар. Направился к бабке.
   Дверь открыла худая, маленькая, старушка с изможденным, от частых молитв, лицом.
   - Здравствуйте, Агафья Степановна!
   - Здравствуй, раб Божий, Василий! Проходи! Гостем будешь! Провали на кухню. Сели. Васька - около
   окна. Бабка - напротив. .
   - Как поживаете, Агафья Степановна?
   - Какая жизнь у стариков, Вася! Сам знаешь... Болею часто; хворь одолевает! Только в молитвах Богу
   нашему и нахожу успокоение! И тебе советую: ходи в
   церковь чаще, грехи свои замаливай!
   - А разве я грешник большой? Не убиваю, не краду, работаю как все...
   - Каждый человек от рождения обречен на грех!
   Назидательно сказала Агафья. - Сколько тебе лет?
   - Сорок пять уже.
   - Сорок пять, а семьи нет! Один живешь, как перст.
   Ни детей у тебя, ни внуков! Не по, божьему это... Каждый человек должен семью иметь! Семья - от Бога!
   - А что, я плохо живу?! Квартира, хоть однокомнатная, да есть. Мебель, пусть не роскошная, телевизор,
   магнитофон - тоже есть. Одет, обут. Слесарем работаю на заводе... Хоть и не сильно большие деньги зарабатываю, но одному хватает на жизнь! Кусок хлеба ни у кого не прошу! Вдруг разошелся Васька.
   - А семьи-то нет! Пустоцветом живешь, Вася! - не
   унималась Агафья.
   - А может, Богу и угодно, чтобы я жил один! Для
   разнообразия жизни. Денег надо занять - к Ваське
   мужики идут. Бутылку распить - опять ко мне. Дома-
   то жены пилят, а я - один. Ругаться некому. В беде
   какой выручить - меня просят! Значит, нужен я такой
   в этой жизни! Судьба, выходит, моя такая! А если говорить начистоту, то невезучий я с самого рождения!
   - Как это... с самого рождения? - удивленно посмотрела на него бабка.
   - Очень просто. Хоть и родился я в деревне, а рос
   слабым, часто болел. Хилый был, росту маленького... В
   школе обижали, кому не лень! И насмехались надо
   мною, и били... Да и отец часто лупил! Пил он по черному, запои - один за другим! От водки и отдал Богу
   душу. Мне десять лет было уже...
   - Ну, пусть в детстве тяжело было! А дальше?
   - А дальше ничуть не лучше! Школу закончил, по
   ступал в институт, на инженера учиться. Не прошел по конкурсу! Армия... Физически слабее был среди парней
   моего призыва. Больше всего от "дембелей" доставалось! И казарму драил, полы мыл, уголь возил... В общем, где какую "дыру" надо заткнуть - иди Вася сюда!
   Чуть не так - по шее! Не служба была, а одни мучения!
   Эх, не хочется вспоминать, Агафья Степановна!
   - Да. Тяжелые испытания послал тебе Господь! А
   почему не женился?
   - С женщинами тоже не повезло: дружил до армии
   с одной девахой. Жениться после службы на ней хотел.
   Такие письма мне в армию писала - любовь до гроба,
   да и только! Один месяц мне до "дембеля" оставался -
   бац, письмо от нее! Мол, прости меня Вася, выхожу замуж, не поминай лихом! У меня все в глазах помутилось!
   Ладно, пережил я эту трагедию. После армии, чуть не
   год, дружил со второй. Любил ее сильно, да и она меня
   тоже! Три дня до свадьбы оставалось и надо же! Под
   машину попала по своей вине! Сразу насмерть! На
   сколько лет из-за ее смерти моя жизнь укоротилась -
   один Бог знает! Два года после этого ни с кем не знакомился! Появилась еще одна - Лариса. Полгода любовь наша процветала и вот - на тебе! Поехала в деревню мать проведать, а по дороге, в лесу, какие-то мерзавцы поймали, изнасиловали, поиздевались вволю и убили! После этого крест я поставил на семейной жизни!
   Наступило тяжелое молчание. Но Васька снова заговорил:
   - В своей семье ничего хорошего! Отец от пьянки
   умер, две сестры были и тех давно похоронил. Одна,
   старшая, от рака умерла. Вторую муж зарезал по пьянке. Одна мать осталась.
   - Где она сейчас?
   - В деревне живет, на родине моей. Зову - зову ее
   к себе, не хочет жить со мной! Не любит город. Всю
   жизнь в деревне прожила и все тут! Семьдесят шесть, а
   еще крепкая старуха! Картошку садит, огород свой,
   поросенка держит. А мне с ней веселее бы было!
   - Не переживай, раб Божий, Василий! Раз хочет
   там жить - значит, так Богу угодно!
   - Да я что? Насильно же не потащишь. Слабая будет совсем - сама приедет.
   - Да, Вася, неважно у тебя жизнь сложилась! Но
   ничего - Бог терпел и нам велел! Но, чую я, не просто
   так ты ко мне зашел!
   - Это точно, Агафья Степановна! Причина есть.
   Вчера у моего лучшего друга был день рождения. Вы
   пил я лишнего. Болею сильно сейчас! Выручайте! Десять рублей до получки. Через три дня отдам.
   - Зачем много пил? Стопки три бы выпил и хватит! - строго сказала бабка.
   - Да ведь у нас, русских, так! Стопку трахнул -
   мало! Еще надо одну, потом еще... Откуда знаешь, какая лишняя? А потом и рога в землю! Знал бы где
   упасть - соломки подстелил!
   - Ох, Вася, от дьявола зелье это! Забыли люди Бога
   совсем, залились! А он, дьявол, только радуется, глядя
   на Вас! Вот и правители наши Указ выпустили правильный! Борьбу объявили этому зелью! Так и надо!
   -Не согласен я с этим указом, Агафья Степановна, - горячо заговорил Васька, - Водку с двух часов дают, по
   две бутылки в руки! А давка какая! Сколько людей подавили по Союзу, ребер сколько переломали! А цыгане как нажились! Да и многие русские не отстают от них! В любое время суток бери у них водку, сколько хочешь! На фиг магазин нужен! Не зря слухи ходят, цыгане пообещали Горбачеву после смерти золотой памятник поставить!
   - Неужто золотой?
   - А почему и нет? С таких бешеных денег, можно
   по всему Союзу золотые памятники Горбачеву зафуговать! А люди как пили, так и пьют! Нажива цыганам и
   многим другим - вот и весь Указ! Бабка растерянно
   молчала, не зная, что возразить. А Васька продолжал:
   - Я бы на месте Горбачева сделал так! Водка и
   вино - свободная продажа с утра и до утра. А на работе - никакой пьянки! Попался - отвечай на всю катушку! Штрафы там и прочее... Вроде и грамотный мужик, а такую глупость сморозил... Ну, хватит об этом. Занимай, Агафья Степановна!
   - Ох, Вася! Пенсия всего-то восемьдесят рублей! Тяжко жить-то...
   - Я же сказал: через три дня отдам! Свиньей еще
   никогда не был!
   - Лучше бы матери своей деньгами помог, чем на
   зелье тратить!
   - А я и так помогаю! Каждый месяц по тридцать
   рублей высылаю. У нее тоже пенсия - слезы одни!
   - Неужто каждый месяц? - недоверчиво сказала
   бабка.
   - Ей Богу, не вру, Агафья Степановна! Что я -
   последний забулдыга, что ли? На работе не пью совсем,
   да и дома - не каждый день! Да я вам квитанции переводов покажу...
   - Верю, Вася, верю. Ты телевизоры можешь чинить? - вдруг неожиданно спросила Агафья Степановна.
   - Немного разбираюсь. А что с ним?
   - Не показывает ничего и звука нет. Я хоть и редко его смотрю, но все же надо наладить. А мастеру деньги платить надо.
   - Сейчас посмотрим.
   Васька, хоть и был с глубокого похмелья, но сразу сообразил, что перегорел предохранитель. Совсем пустяк.
   - У меня дома есть запасной. Сейчас принесу и поставим, Агафья Степановна!..
   Через двадцать минут Васька вернулся назад. Быстро вставил новый предохранитель, проверил работу телевизора и заодно показал бабке несколько квитанций почтовых переводов своей матери, чем очень сильно поднял свой авторитет в глазах религиозной старухи. Долгожданная девятка наконец-то приземлилась в его карман!
   У винного магазина скопилась уже огромная толпа. Ваське, при помощи нескольких знакомых, удалось протиснуться в самую середину.
   Оживленный гвалт висел в воздухе. Наконец стрелки часов показали без пяти минут два. Толпа замерла. Наступила волнующая тишина. Сейчас должно было произойти что-то очень значительное! И вот... О, Боже! Наконец-то магазин открыли! Грузчик, изнутри отворивший двери, с ловкостью циркового акробата, сиганул через прилавок к продавцам, только ноги мелькнули! Толпа ввалилась в магазин. Васька, зажав в одной руке купюру и небольшую сумку, упорно пробивался к прилавку.
   Кругом стоял страшный шум, маты, слышался звон разбитых бутылок. В дальнем углу магазина ошалело орала придавленная старуха. Счастливцы, которым удалось купить водку, так же настойчиво пробивались к выходу.
   Трое парней, держа большие сумки и яростно матерясь, лезли прямо по головам. Стояла сильная духота... Васька, весь обливаясь потом, помаленьку продвигался к намеченной цели. Вот он, все ближе и ближе заветный прилавок! Ну еще, еще немного! И вот она - рядом, мадонна в белом халате! Васька весь торжествуя в душе, протянул кусок бумажки...
   Бережно, как большую драгоценность, прижимая к груди сумку, протискался к выходу. Немного отдышавшись на летнем воздухе, пошел домой.
   "Всю не буду", - подумал Васька. Знал по горькому своему опыту, что если он выпьет всю бутылку сегодня, то завтра ему будет еще хуже.
   "Половину выпью и хорош! "... До дома оставалось совсем немного, но роковая арбузная корка сыграла трагическую роль! Не заметил ее, поскользнулся, упал со всего маху на асфальт и... о, Боже! Грохнул из сумки ужасающий звон и у него все опустилось внутри!
   Васька, отупело, некоторое время, смотрел на драгоценную жидкость, медленно растекавшуюся по асфальту из сумки. Потом, уткнув голову в колени, зарыдал горько как ребенок:
   - Да что же это?! А?!...
   Василий Николаевич Иванов был невезучий с самого рождения.
   4.02.98.
  
   Он, эти женщины!!!
   Многие пассажирские поезда несутся из конца в конец по территории нашего Союза. И очень много событий в них происходит: люди знакомятся, становятся друзьями, влюбляются, потом женятся и прочее, и прочее...
   Об одной поучительной и жизненной истории, которая произошла в августе 1989 года, хочется мне рассказать многим читателям. Эх, не зря ведь строили железную дорогу!
   Скорый поезд "Владивосток-Москва" настойчиво и быстро преодолевал необъятные просторы нашей Родины.
   В одном из плацкартных вагонов ехал Олег Иванович Якимов - крепко сбитый широкоплечий, высокий мужчина, 50-ти лет. Всем был хорош мужик: на работе пользовался авторитетом, любил свою работу как жену родную. Да и в семейной жизни все шло у него, как по маслу. Друзей было много. Что еще надо человеку для счастья? Но был у него с самой молодости один недостаток, с которым никак не мог покончить - слабость к женскому полу. Причем это влечение проявлялось у него только при разлуке с женой! Живет дома долгие месяцы - все нормально. Он образец идеальной семейной жизни. Как только командировка или поездка в отпуск без жены - пошло-поехало! Много женщин прошло через руки Якимова за эти долгие годы!..
   Сейчас, после выпитых в вагоне-ресторане трех рюмок коньяка, у него поднялось настроение. Захотелось поговорить. Подсел к маленькой, худенькой старушке:
   - Далеко едете, мамаша?
   - В Москву, сынок, в Москву.
   - В белокаменную, значит. В гости к кому, что ли?
   - Сын там у меня живет. Внук недавно родился!
   Зовет поводиться. Помочь надо!
   - Святое дело, мамаша! В городе тяжело жить. Все
   с копейки. Вы с внуком будете водиться, а невестка работать. Все лишний рубль в доме.
   - Так, сынок, так!
   - А сами где живете?
   - В Амурской области, в деревне Ивановка.
   - Хозяйство свое, небось, держите?
   - А как же! Козы, свиньи, огород большой. На деда
   все бросила, да еще один сын там живет. Поможет, конечно, отцу.
   - Ну ладно, мамаша! Счастливо Вам доехать!
   В соседнем купе сел рядом с молодым, худощавым, болезненного вида, мужчиной в очках.
   - Поговорить можно?
   - Пожалуйста.
   - Вы кем работаете, если не секрет?
   - Ну, какой же секрет! Улыбнулся "очкарик" и
   важно произнес:
   - Я занимаюсь наукой. Кандидат биологических
   наук! Диссертацию недавно защитил!
   - Это интересно! А на какую тему?
   - Выживаемость насекомых в экстремальных условиях.
   - Жучки, мухи... Комарики летают - зззз - очертив рукой несколько кругов, весело засмеялся Олег Иванович.
   - Да, про них, - улыбнулся в ответ "очкарик",
   - У нас в Союзе все науки на высоте! - гордо продолжал Якимов.
   - Какую газету ни открой - статья и подпись: кандидат наук Петров, доктор наук такой-то! Очень грамотный у нас народ пошел! Далеко Западу до нас! Профессоров, ученых по всей стране - уйма. Не пересчитать! Верно я говорю?
   - Конечно.
   - В ближайшем будущем, я уверен, Вы получите степень доктора наук!
   - Спасибо за пожелание!..
  
   Недалеко от них, уже длительное время, кто-то весело и задорно пел песни под гитару. Якимова потянуло будто магнитом и туда. В компании нескольких парней и девушек сидел симпатичный солдат с гитарой в руках. Вот он уверенно произнес чуть хрипловатым голосом:
   - Владимир Высоцкий! Солдаты группы Центр. И
   запел:
   - Солдат всегда здоров! Солдат на все готов! И пыль как из ковров Мы выбиваем из дорог!...
   Все молча слушали. Когда он кончил петь, Олег Иванович восхищенно произнес:
   - Хорошо поешь, парень! И голос тоже хрипловатый, как у Высоцкого! Молодец! А где ты служил?
   - В Афганистане.
   - В Афганистане, говоришь! - продолжал Якимов.
   - Это интересно! Ну-ка, расскажи, парень, как там
   воевал? Солдат отложил гитару в сторону. Намного
   подумав, серьезно сказал:
   - А чего рассказывать-то? Вы там не были и ничего толком не поймете! Чтобы правильно понять эту войну, надо там побывать! Давайте лучше споем!
   Он опять взял гитару и бодро запел:
   Клены выкрасили город
   Колдовским каким-то цветом,
   Это снова, это снова
   Бабье лето, бабье лето!
   Что так быстро тают листья. Ничего мне не понятно... Я ловлю, как эти листья, Наши даты, наши даты...
   Я забыл, когда был дома, - Спутал ночи и рассветы... Ах, мой омут, ах, мой омут, - Бабье лето, бабье лето!
   Я кружу напропалую С самой ветреной из женщин. Я давно искал такую - И не больше, и не меньше!
   Только вот тревожно маме,
   Что меня ночами нету,
   Что опять меня обманет
   Бабье лето, бабье лето...
   Клены выкрасили город
   Колдовским каким-то цветом.
   И меня вот закружило
   Бабье лето, бабье лето!..
   Послушав еще две песни, Олег Иванович вернулся на свое место. В этот момент в купе вагона вошла высокая, стройная, ослепительной красоты женщина средних лет, с большой сумкой в руке.
   - Разрешите?
   У Якимова все опустилось внутри, но он ни чем не выдал себя.
   - Пожалуйста, пожалуйста! В этом купе я один.
   Располагайтесь! Она очаровательно улыбнулась:
   - Вот и отлично! Двоим веселее - не так ли? Он,
   быстро подняв нижнюю полку и аккуратно поставив ее
   сумку, опять опустил ее. Уселись у окна напротив друг
   друга. Он заговорил первым:
   - Ну, что же. Давайте знакомиться!
   - Зоя Михайловна! А Вас как?
   - Ну, зачем так официально!? Мы же не на партийном или профсоюзном собрании! Давайте проще и на ты: Олег!
   - Я не против, - слегка рассмеялась Зоя.
   - Понимаешь, Зоя, я люблю ездить в поезде! В самолете сидишь как дурак и поговорить не с кем! В окно
   посмотришь - одно небо и облака. Земля далеко и ни
   черта на ней не разглядишь! А в поезде с хорошими
   людьми познакомишься и в окно природу посмотришь,
   города и все такое...
   - На железной дороге крушения редко бывают. А
   если и случится, много есть шансов остаться в живых! А
   уж самолет грохнется на землю с такой высоты - никаких шансов! И летчики, и пассажиры - все покойники!
   Поэтому я тоже предпочитаю поезда, -добавила она.
   - Видишь, Зоя, как сходятся наши характеры, -
   повеселел Якимов, - далеко путь держишь?
   - С похорон еду. Родная тетка умерла! В Красноярск путь держу. Там родилась, выросла, закончила
   институт, цветных металлов имени Калинина... Слышал
   про такой?
   - Читал в газетах. Солидный институт! А по какой
   специальности?
   - Металлургия цветных металлов. Престижная специальность, хорошая работа на заводе цветных метал
   лов, высокая зарплата... Все шло у меня как по маслу,
   но в последние годы... Она вдруг замолчала. Олег Иванович вежливо:
   - Что же случилось, если не секрет? Глубокая печаль окутала Зоино лицо.
   - Да какой секрет! Много лет прожила с мужем душа
   в душу - какое, счастье еще искать! Но в последние годы
   стал страшно пить! Работал на стройке, хорошие деньги
   получал - втянули друзья помаленьку! Я уже по-хорошему его просила и на работу его к начальству ездила - все бесполезно! А в последнее время пошли скандалы, стал
   меня ревновать по пьянке к каждому встречному и даже...
   она, волнуясь, перевела дыхание:
   - Несколько раз бил! В общем, поставила я на нем
   крест! Развелась, квартиру поделили - дочери две со
   мной! Они уже взрослые, все понимают... Год уже без
   него отдыхаю! - Да, хлебнула ты с ним мороки! - вдруг горячо
   заговорил Якимов. - Будь моя воля, я бы всех этих пьяниц в лагеря сажал, как Сталин в 30-е годы! Нет на них
   Сталина, сволочи! Сколько семей в наше время гибнет
   из-за этого! Такую женщину, как ты - бить! Да я бы на
   его месте на руках тебя носил, души бы не чаял! А он -
   гадина самая последняя! Кретин! Ничего, Зоя, духом не
   падай! Ты очень красивая, умная! Найдешь себе хорошего мужика! Взойдет солнце и на твоем горизонте!
   - Спасибо, Олег, за моральную поддержку! - грустно улыбнулась и спросила: - А как у тебя жизнь идет?
   Он вдруг замолчал и некоторое время отрешенно смотрел в окно. Потом взволнованно заговорил:
   - Эх, лучше бы и не спрашивала! Тоже ничего хорошего. Развод уже на носу! Не знаю, чего моей жене
   еще надо? Работаю начальником участка на стройке, живем в Якутске давно. Сама понимаешь - деньги бешеные! Горилкой не увлекаюсь, дома ей во всем помогаю! Машина, мебель импортная, деньги - все есть! Столько лет вместе прожили и вот - на тебе! Стала изменять мне в последние годы. Да хоть бы раз, два! А то постоянно. Понимаешь - постоянно!
   - Значит, с жиру бесится, Олег.
   - Точно ты сказала! С жиру... Я уж по-всякому с
   ней говорил. Бесполезно. И почему зло меня берет? Ни
   разу не созналась в грехах своих, стерва! В общем, пришел конец моему терпению. Перед самым отъездом
   подал заяву в ЗАГС на развод.
   - И как она отреагировала?
   - Спокойно. Только этого и ждала. Знает ведь, что
   по закону все имущество делится пополам. В общем,
   фактически я, как и ты, Зоя, теперь свободный мужчина!
   - Далеко едете?
   - Я в отпуске. Погостил во "Владике" у родни, теперь еду в Иркутск. Там у меня родные сестра и брат
   живут. Затем в Красноярск к племяннику и тетке. Ну и
   потом - Новосибирск. Там родни тоже хватает. - И
   вдруг, немного понизив голос:
   - Слушай, Зоя, а если нам посидеть за бутылочкой
   хорошего коньяка, поговорить по душам! Как смотришь?
   - Я одобряю!
   - Только здесь, на виду, не удобно как-то! Не пьяницы же... Тут рядом купейный вагон. Подожди немного, я сейчас узнаю насчет свободного купе...
   Через тридцать минут они уже сидели в купейном вагоне. Якимов ловко достал из чемодана закуску: кусок копченой колбасы, две баночки консервов, здоровенную горбушу, хлеб. Быстро приготовил к употреблению, приговаривая:
   - Горбуша и шпроты - из "Владика". Пальчики
   оближешь, Зоя! А коньячок армянский - прелесть!
   - Извини, Олег, не потребляю крепких напитков!
   Пьянею быстро. А вот хорошего вина - не отказалась бы.
   - Нет проблем, - развел руками Якимов. - У
   меня есть пара бутылок отличного импортного портвейна!
   - А коньячок сами извольте. Вы мужчина, - игриво засмеялась она...
   Он разлил спиртное по стопкам.
   - За наше знакомство, Зоя! И чтобы эта встреча не
   была последней!
   - Само собой, Олег!..
   После второй стопки она заговорила возбуждённо:
   - Будешь в Красноярске - заходи обязательно!
   Адрес я дам. Места у нас красивые, на природу съездим! Про "Столбы" слыхал?
   - Не только слыхал, но и читал. Но бывать не приходилось.
   - Это ерунда! Вот когда сам побудешь на этих скалах - поймешь всю красоту!
   Зоя достала из своей сумки листок бумажки и ручку. Быстро черканув адрес, протянула ему:
   - Вот мои координаты. Буду ждать!
   - Зоинька! В память о нашей встрече хочу сделать
   тебе хороший подарок!
   Он быстро достал из чемодана красивую, блестящую кофточку и протянул Зое:
   - Импортная - шик! Я сейчас выйду на пять минут, а ты надень!..
   Войдя обратно в купе, восхищенно оглядел ее с ног до головы:
   - Как будто для тебя сшита! Надо же... Ты еще стала намного красивее, Зоинька!
   - Пусть этот подарок еще больше укрепит наши
   чувства! Я очень благодарна, Олег! - растроганно говорила она.
   Якимов уверенно щелкнул задвижкой двери. Сел с ней совсем рядом. Налил еще по стопке:
   - А теперь, Зоя, замечательный тост! Выпьем за то,
   чтобы нам идти вместе по этой жизни до самого конца!
   За нашу любовь!
   Выпили еще не один раз... Якимов ни о чем больше не думал - только о ней. Близость женского тела дурманила, пьянила больше, вызывала острое, жгучее ощущение... Не в силах сдержать себя, стал жадно целовать руки, шею, наконец лицо... Возбужденно заговорил:
   - Не могу, Зоинька! Давай возьмем все! Чего бояться?! Ты же женщина... Она смущенно в ответ:
   - Я отвыкла уже... Давно не спала с мужчиной.
   - Стоит только начать... Все будет хорошо, милая!
   Она медленно стала расстегивать кофточку. И в
   этот момент все закружилось, поплыло у него в глазах и он, охваченный крепким сном, мягко повалился на полку. Последнее, что успел запомнить - это улыбающееся, довольное и прекрасное Зоино лицо... И видел он живописный сон. Он, в одних плавках, стоит на берегу небольшой речушки. Кругом красивые деревья и цветы. На другом берегу - Зоя в одном купальнике. Она умоляюще протягивает к нему руки, крича:
   - Олеженька, дорогой! Иди же сюда! Здесь мелко.
   Ну, скорее же! Он быстро шагает в воду и резво выскакивает на берег. Вода такая холодная, что нет мочи!
   Зоя зовет... Вторая попытка, третья, четвертая. Бесполезно. Он в растерянности мечется по берегу...
   Спал долго. Проснувшись, резко вскочил с полки. Зои не было. Кошелька с деньгами в кармане брюк тоже не было. На пустом столике лежала записка, написанная ее красивым почерком: "Дорогой Олеженька!! Извини, никак не могла тебя разбудить! Мне скоро понадобилось сойти и нужна была большая сумма денег! Я заняла у тебя три тысячи рублей. При встрече в Красноярске отдам и все объясню. Адрес у тебя. Еще раз - извини! Крепко целую в губки! До встречи в Красноярске! Твоя Зоя."
   Y Якимова ноги сразу сделались ватными и сильно побелело лицо. Он застонал и схватился за голову. Минут пять отупело смотрел в окно. Потом кинулся к чемодану. В нем все было перевернуто, но ни одна вещь не пропала. Тщательно осмотрел все карманы своего костюма. Все было на месте. О, маленькая радость! В записной книжке лежали двести рублей. Откуда взялись? Долго лихорадочно шевелил извилинами, потом вспомнил. Покупки родственникам подарки во Владивостоке, заболтался с продавцами и машинально сунул сдачу не в кошелек, а в карман с книжкой.
   Направился в свой вагон. Разговор с проводником мало что дал. Она оказала только, что билет у Зои был куплен до Иркутска, но в вагоне ее уже давно не видно. Олег Иванович понял, что в поезде ее искать бесполезно... Не вот и Иркутск. В его вагоне поменялось много пассажиров, но те трое, с которыми он беседовал, были на месте. "Афганец" уже не пел, а о чем-то оживленно говорил окружающим его парням и двум девушкам. Сильная обида вдруг охватила Якимова. Заорал, нервно теребя рукой галстук на шее:
   - Ну, зачем ты едешь, старая карга?! Ты сыну нужна, пока г... у внука убирать будешь! А потом турнет он
   тебя домой, как миленькую! Доила бы лучше коз со
   своим дедом!
   Старушка съежилась и испуганно заморгала глазами.
   - А ты, ученый муж! Кому на хрен нужна твоя диссертация?! Только ж... в туалете подтирать! Докажешь,
   что у мухи четыре глаза, а не два, а потом всю жизнь
   денежки будешь хапать! Эх, кандидат наук!
   Бледный "очкарик" что-то залепетал, доказывая, но Якимов его уже не слушал.
   - Тоже мне, Высоцкий нашелся! Да тебе до Высоцкого, что от земли до неба! Загнали Вас, как стадо баранов на бойню, а теперь героя из себя корчишь! Лапшу парням на уши вешаешь!
   "Афганец" резко рванулся с места, но на нем повисло сразу несколько человек. Вид его был страшен и Якимов поспешно выскочил из вагона. Отойдя подальше от поезда и убедившись, Что его никто не преследует, немного успокоился и направился в отделение транспортной милиции... В просторной комнате сидели двое. В центре, за столом - широкоплечий полный, пожилой майор, с густой и седой шевелюрой. Слева от него - худощавый, молодой лейтенант. Поздоровались. Якимов сел на предложенный ему стул.
   - В чем дело, гражданин? - спокойно спросил майор.
   - Последнее время я очень плохо живу с женой.
   Недавно отсюда ушел скорый поезд "Владивосток -
   Москва". Я в нем ехал. Познакомился в вагоне с женщиной... Красивая, умная, высшее образование! С мужем-пьяницей развелась. Влюбился я в нее всей душой! Думал жизнь с ней новую начать, а она меня обокрала, сволочь!
   - Выпивали с ней, конечно? - опросил майор.
   - Да. Ну и что? Время-то надо убить в пути. Выпил
   полбутылки коньяка всего! Пьяный не был. Поцеловать
   даже не успел и уснул махом! Просыпаюсь - ни ее, ни
   денег! Красноярочка! На Столбы еще звала....Кофточку красивую подарил ей, а она...
   - Как представилась эта дама?
   - Зоя.
   Майор, немного порывшись я ящике стола, достал небольшую фотографию и положил перед Якимовым.
   - Она?
   Он утвердительно кивнул головой.
   - Она была уже Клавой, Таней, Ольгой, Аней... А
   настоящие ее имя и фамилия - Русланова Людмила.
   Преступница катается в поездах, заводит знакомства с
   мужчинами, которые имеют тугие кошельки, обирает
   их и быстро исчезает!
   Обращаясь к лейтенанту:
   - Какой он у нас по счету?
   - Седьмой уже, - широко улыбаясь, ответил тот.
   Майор покосился на него, но ничего не сказал. Про
   должал далее:
   - Да, это верно. Она родом из Красноярска. Закончила институт цветные металлов и много лет работала на заводе. Муж запился - развелась. Долгое время жила в Красноярске с матерью после развода, теперь давно там не живет... Кстати, про клофелин слыхали?
   - Что за штука? Первый раз слышу.
   - Таблетки усыпляющие. Она подсыпала незаметно их в коньяк - Вы и уснули! Хорошо не переборщила - совсем бы не проснулись!
   Сейчас эти таблетки в моде. Мошенницы часто пользуются ими... А двоих попутчиков ее не видели?
   - Мы были одни. Сидели в отдельном закрытом
   купе.
   - Жаль, что не видели! А впрочем, оно и лучше!
   Хоть живы-здоровы. Они ее страхуют на всякий случай. Убийцы-рецидивисты! Им человека убить, что курицу зарезать! Кстати, один из них - ее двоюродный брат.
   У Якимова неприятно заныло в груди. Он ошарашенно смотрел на майора. А тот невозмутимо продолжал:
   - Пока Вы с ней любезничали, они были готовы в
   любой момент прийти ей на помощь. Я уверен, они находились рядом с вашим купе! Много денег взяли?
   - Три тысячи. В записной книжке случайно завалялись двести рублей. Видимо сильно торопились - не обнаружили. - Ого! Большая сумма! А вещи, документы?
   - Только деньги. В чемодане шмотки хорошие, но
   не взяли.
   - Понятно. Со шмотками хлопот больше. Надо
   сбывать. Наличка надежнее. Ну и как дальше?
   - Я живу и работаю в Якутске. Сейчас в отпуске и
   решил попроведать своих родственников. В Иркутске
   они тоже есть. Закажу здесь переговоры с женой. Она
   вышлет. Дома деньги есть.
   - Тогда Вам легче.
   - Да, вот еще...
   Якимов достал из кармана костюма ее записку и адрес и положил на стол. Майор быстро прочитал. Потом, нахмурясь, сказал:
   - Еще, и подсмеивается, мошенница! Адрес -
   липа. На Партизана Железняка она никогда не жила.
   Последнее ее место пребывания в Красноярске - улица Мичурина. Я советую Вам оставить эти бумажки у
   нас. Это же вещдоки! Они потом пригодятся следователю. А сейчас напишите заявление на имя нашего начальника. Вот образец. Номер поезда, вагона, свой точный адрес, место работы... И только короче! Без лишней "лирики"! "Лирикой" будете на суде заниматься.
   Преступники будут обязательно пойманы! Материальный ущерб Вам возместят. И напоследок хороший совет: не связывайтесь с незнакомыми женщинами! Будьте осторожней!
   - Спасибо за совет.
   Якимов написал заявление, попрощался и вышел. Немного помолчав, майор сказал:
   - Да, влип мужик в историю! И ведь не первый уже!
   Что скажешь, лейтенант?
   А тот, вдруг засмеявшись, в ответ:
   - А чего они как мухи на мед?! Молодец, баба!
   Сами же лезут...
   Говоря между нами на чистоту и не стоит ее искать! Но служба...
   - Встать! - дико выкатив глаза, забрал майор.
   Лейтенант быстро вскочил - руки по швам.
   - Лейтенант Ильин! Сообщить на все ближайшие
   крупные станции приметы преступников. После исполнения - доложить!
   - Есть!..
   Якимов вышел из милиции сам не свой. Стресс был сильный. Чтобы его снять, решил попить пива, а потом ехать к родным. Оставил чемодан в камере хранения и направился в ближайшую пивную. Там стояла сильная духота и огромная очередь. Отстояв длительное время, купил четыре кружки и встал за столиком в самом углу пивной. За ним уже стояло двое мужчин. Один - лет сорока, худощавый, среднего роста, прилично одетый, с располагающей к себе внешностью. Второй - лет сорока пяти, чуть повыше и полнее, тоже хорошо одетый, но с опухшим и небритым лицом. Кроме пива, на столике лежала солидная кучка соленой рыбы. Некоторое время молча тянули из кружек, потом второй спросил у Олега Ивановича:
   - Чего угрюмый такой? С похорон что ли?
   - Не с похорон, но неприятность большая!
   Познакомились. Тот, что помоложе, назвался Сергеем, Второй - Михаилом. Якимов быстро повторил им то, что говорил в милиции.
   - Да, Олег, надо же, какая стерва оказалась! - со
   злостью в голосе заговорил Михаил. - Ты к ней всей
   душой... Жизнь с ней хотел свою устроить, а она тебе
   таблетки в стакан... Стрелять таких надо на месте! Вместе с ее дружками-уголовниками!
   - Женщины вообще непредсказуемый народ, -
   продолжил разговор Сергей. - Я вот двадцать лет со
   своей прожил" вроде было там по мелочи... А последнее годы... То ей не так, то не это... По пустякам такие скандалы у нас пошли - только держись! А когда уж в милицию стала меня сдавать, я сразу понял - пока не поздно, надо рвать когти! Полгода уже, как развелся. Имущество, квартиру - все поделили! Вещей одну треть только себе и взял...
   - Второй раз, жениться на спешишь? - спросил
   Якимов.
   - Боже упаси! Годика три поживу один - там вид
   но будет... Бери рыбу Олег, не стесняйся!
   - А я уже восемь лет один парюсь! - сказал его
   приятель, пока срок мотал, за другого выскочила, паскуда! И работу хорошую потерял, квартиру... Сейчас ни кола, ни двора! Скитаюсь по знакомым, да по подвалам. Случайными заработками и перебиваюсь...
   - Ну, что восемь лет один живешь - сам виноват!
   Меньше в пузырь заглядывать, надо. Мог бы за это время бабу с квартирой найти!
   Без обиды, конечно, - убежденно сказал Сергей.
   - Не спорю. Но факт есть факт: запил-то я, когда
   уже она меня бросила! До этого не пил сильно.
   - Правильно он говорит, - поддержал его Акимов, и продолжал далее. - Да что про нас, простых смертных, говорить! Сколько великих людей из-за них, этих женщин, Раньше времени в землю легло!
   Взять Пушкина, например. Из-за жены стреляться с
   Дантесом .И нету поэта! А ведь молодой еще был. Сколько стихов еще бы написал! Море. Лермонтова тоже убили. Наверняка, женщина замешана была.
   - А Серега Есенин зря что ли полез в петлю в "Англетере", - поддержал его мысль Сергей. - Бросила
   его Дункан и нет поэта! Такой талант загубила!
   - А Маяковский лег на пистолет. Опять же из-за
   бабы, - добавил Михаил.
   - И сколько много других писателей, поэтов, ученых
   из-за них погибло! Разве Лев Толстой ушел бы от хорошей жены из лома, - подытожил общую мысль Якимов.
   - Но это еще цветочки, - горделиво отставив в
   сторону кружку, произнес Сергей. - Самую большую
   трагедию принесла женщина в нашу страну! Далеко
   ходить на надо. Возьмем жену Сталина, Аллилуеву.
   Что ей не жилось? Как сыр в масле каталась, пила и ела
   досыта! Да я бы на ее месте по одной половице ходил
   перед таким мужем! Тем более, моложе на много лет
   его была. Стреляться, ишь, надумала! Он любил ее
   сильно - вот и озверел мужик! И пошли лагеря, рас
   стрелы, репрессии... Сколько миллионов из-за одной
   только женщины погибло! Никто не знает.
   - Не женился ведь потом до самой смерти. А что,
   разве мало женщин было, - добавил Якимов. Кое-что
   решил добавить и Михаил.
   - А царица наша, Екатерина... Много любовников
   имела до самой смерти! Ох, и ненасытная была! Такие
   слухи про нее ходят: стоит строй отборных, здоровых
   солдат на плацу. Она идет мимо. Выберет одного, кто
   ей понравится, махнет пальчиком - повели бедолагу.
   Переспит он с ней тайно ночь во дворце, страсть ее
   удовлетворит, а утром ему башку, как петуху - бац!
   Амба. Был мужик - и нету! Много здоровых мужиков
   угробили. И даже будто под жеребца ложилась. От него
   и умерла...
   Сергей перебил уклончиво:
   - Да, ходят такие слухи. Но история об этом умалчивает. Наговорить можно чего угодно. Что любовников у ней много было - это верно. Сам читал. А про солдат и жеребца не встречал в исторической литературе. Хотя, кто его знает...
   - Но, возможно, эти факты имели место, - закончил диалог Якимов.
   Кончилось пиво. Олег полез в карман за деньгами, но Сергей ловко перехватил его руку.
   - Не расходуйся. Ты и так три тысячи потерял. У
   меня есть. Миша махом принесет. Он часто бывает в
   таких местах...
   Через десять минут Михаил, ко всеобщему удовольствию, уже водрузил на стол несколько полных кружек. Немного погодя, разговор продолжили вновь.
   - Возьмем, мужики, такой факт, - начал Олег, -
   если прошмонать все морги нашей страны, то женских
   трупов окажется процентов тридцать, не больше! И то,
   в основном, убийства, да аварии. Остальные - мужики! От болезней нашего брата умирает гораздо больше!
   Вот едут в машине мужчина и женщина. Раз - авария!
   У кого больше шансов выжить?
   - Конечно, у женщины, - дружно ответили оба.
   - Так какой же это слабый пол! - продолжил Сер
   гей. - В тридцатые годы голодуха такая была - жуть!
   Из мужиков мало кто выжил, а женщины - большинство. Это мы слабый пол, а они сильный! Рожают, вроде, мучаются, кричат, а потом смотришь - растет как на дрожжах! Поправляется здорово. Роды только на пользу им!
   - А взять половую жизнь, - добавил Михаил, - у
   нас в семьдесят лет, если еще доживем, аппарат висит
   как плеть! А у них он до самой смерти работает! Вот
   так-то!
   - А взять тех же комаров, - сказал Якимов, -
   многие сотни лет кусают людей. А пьют кровь кто?
   Одни самки! Тоже женский пол!
   - Значит, не могут они без крови человеческой
   прожить, - подхватил его мысль Сергей, - нужна
   она им здорово! Видно, от Бога так положено или от
   природы... Мы не знаем. В переносном смысле наши
   женщины - те же комарихи! Только не кровь у мужи
   ков отнимают, а жизненную силу! Слабеют от женского влияния мужики и физически, и морально. Но поймите правильно, мужики: без женщин жизнь человечества невозможна! Рожать мы не сможем, ну и все такое прочее...
   Полчаса еще пили мужики пиво и все вели разговор о женщинах. Сделали все-таки вывод, что хотя и тяжело жить с женщинами, но без них никак не обойтись. Бог так устроил эту жизнь или природа - кто его знает. На том и разошлись. Финал этой истории таков.
   Зоя, облапошив еще несколько денежных мужиков, поняла, что пора "завязывать". Женщина она была умная и знала, что сколько веревочке не виться, а конец будет. Усыпив таким же методом двух своих "страховщиков", тайно бежала, прихватив с собой свою долю - приличную сумму денег. И затерялась, затаилась на необъятных просторах нашего Союза. А так как она была очень красивая, то очень скоро нашла себе замечательного мужа и до сих пор счастливо живет. Деньги она брала не у государства и поэтому сильно ее никто не искал. А Олег Иванович, после этого случая, никогда больше не изменял жене и стал стопроцентным семьянином до самого конца своей жизни.
   19.06.98.
  
   Курильские зарисовки
   Сестре Галине Павловне Ивановой посвящаю этот очерк
   "Там растет одна трын-трава Эх, Курильские острова!"
   (ИЗ песни 70-х годов).
   Последние годы средства массовой информации будоражат широкую общественность потрясающими фактами о нашей российской армии.
   Уклонение от службы, дезертирство, зверский разгул дедовщины, самоубийства и массовые убийства своих сослуживцев, голод в воинских частях - все это приводит в трепет родителей будущих солдат, да, пожалуй и многих призывников.
   Может быть, многие эти факты сильно преувеличены, раздуты? Возможно.
   Но, как говорится, дыма без огня не бывает. А как служили мы, призывники 1949-года рождения? Были ли у нас эти перечисленные факты? Об этом, пусть не в полной мере, я расскажу в этом очерке.
   В феврале 1968 года меня, будущего призывника, Кировский Военкомат г. Красноярска направил на учебу для овладения военной специальностью. Нас было примерно 30 человек. Учиться ездили вечером, после работы, на проспект Мира. Преподавали нам военную науку двое бывших офицеров. Все мы учились охотно и старательно, надеясь, что будем служить в Армии по этой специальности. Так оно и вышло. Подавляющее большинство попало в войска, которые соответствовали этой учебе. Курсы длились две недели. Мы успешно сдали экзамены и получили удостоверения военных специалистов...
   И вот, весна 1968-го. После 9-го мая меня, по повестке, вызвали в Кировский военкомат и сказали, что направляют в танковые войска. Я немного расстроился и попросил направить меня служить по моей профессии, хотя, надежды на это было мало. Кто станет в военкомате считаться с просьбой простого призывника, одного из многих сотен ребят? Как ни странно, к моей просьбе прислушались, чему я был очень удивлен. Две девушки мило улыбнулись и одна из них просто сказала: - Ну, что ж. Раз хочешь по этой специальности - жди повестку попозже. И в конце мая она пришла. До свидания, гражданка!..
   На призывном пункте было очень много парней. Провожала меня одна сестра Галина (последние 3 года я жил у нее). Ее муж находился в командировке. Поезд ждали весь день и поговорить с ней на прощанье успел сполна.
   Все призывники знали, что повезут нас на восток, но куда точно - не было известно. И вот подошел поезд, прощание с родными, друзьями - в путь! Ехали в плацкартных вагонах и ни одного гражданского лица. Большой тесноты не наблюдалось, места хватало всем. Кормили два раза в день, но скудновато. Почти у всех ребят был большой запас домашних продуктов и их хватило чуть ли не до самого Владивостока. Убивали время, как могли: читали книги, пели песни под гитару, играли в шашки, шахматы и т. д. Объективности ради скажу: многие парни взяли в дорогу большой запас спиртных напитков. Пили сами и щедро угощали остальных. Поезд останавливали, в основном, на крупных станциях и у кого были деньги - те пополняли втихаря этот запас. Наши офицеры-покупатели допустили две промашки: во-первых, не проверили личные вещи призывников перед посадкой в вагоны, во-вторых, обход вагонов делали раз в день, после обеда. Этим и воспользовались красноярцы. Принимали на "грудь", как правило, вечером, до поздней ночи. Но пили спокойно. Ссор, драк и других эксцессов не наблюдалось. Участвовал в этих "тихих" выпивках и автор этих строк, хотя и не взял в дорогу ни одной бутылки. Так что же, все ребята были пьяницы, алкоголики? Отнюдь нет.
   Выпивали по двум причинам. Первая: надо было убить время в дороге и морально взбодрить себя перед тяготами армейской жизни. Вторая: все мы знали, что распитие спиртного а армии строго запрещено даже в праздники и так же строго наказывается. Вот и "отводили душу" напоследок. Ведь два года сухой" закон! Но прием "допинга" закончился через два дня. Каким-то образом офицеры узнали о "зеленом змие". Когда поезд долго стоял на какой-то станции, нас всех вывели из вагонов с личными вещами и построили на платформе в две шеренги. Начался тщательный обыск. Изъяли много бутылок водки и вина и не долго думая, разбили все о рельсы. Так же тщательно были проверены все потайные места в вагонах. Выходить на стоянках поезда из вагонов было строго запрещено. В этот момент по-настоящему осознали, что мы уже не гражданские лица, хотя еще и не солдаты. С алкоголем было покончено. Точное место нашей службы держалось в тайне. Эту тайну раскрыли, когда до Владивостока осталось несколько часов пути. Нас ждали Курильские острова!!!
   Во Владивостоке нас поместили в пересыльный лагерь. Жили в палатках. Есть водили три раза в день в большую столовую, которая находилась недалеко. Ждали пароход. Несколько раз нас привлекали на хоз. работы. Грузили продукты на базах, убирали мусор на улицах, приводили в порядок автомобильные дороги. В городе мы пробыли с 1-го по 9-ое июня. И вот, 9-го мы сели на судно. Полный вперед, на Курилы!!! Во время этого плавания многие парни заболели морской болезнью. Их сильно тошнило и рвало. Меня эта болезнь миновала. В дальнейшем, мне пришлось несколько раз путешествовать по морю и тоже ни разу не болел. Большое впечатление произвела на нас стая дельфинов, которая очень долго сопровождала наше судно...
   Прибыли на Итуруп - самый большой и центральный остров Курильской гряды. Штаб полка располагался в поселке Горячие ключи. Рядом с поселком - спящий вулкан, который получил название "Иван Грозный". Огромная и высокая гора, с кратером на верху, смотрелась красиво, но в первые несколько дней она вызывала у меня небольшое опасение: а вдруг "проснется" Иван Грозный и зальет нас горячей лавой, засыпет пеплом! Но, потом, услышав, что он "спит" уже очень много лет, привык. Карантин или курс службы молодого бойца начался с того, что нас повели в баню. Никогда я не забуду этот день!
   Огромная толпа парней веселилась вовсю! С хохотом, на ходу, рвали в клочья друг у друга штатскую одежду и пели залихватские песни под гитару. Сопровождающие нас офицеры только снисходительно улыбались. Когда подошли к бане, все были уже в одних трусах. Баня представляла из себя очень огромное помещение с каменным полом и многочисленными отверстиями в потолке. Из этих отверстий постоянно лились потоки горячей вулканической воды с небольшим запахом серы. Топить баню не надо. Горячая вода льется постоянно с вулкана. Нас, сибиряков, это очень поразило! Наверное и поселок назвали из-за этого - Горячие Ключи. После мытья нас одели и обули. Каждому выдали нижнее белье, гимнастерку с брюками, кирзовые сапоги и пилотку с пятиконечной звездой. И начался карантин! Строевая подготовка, физподготовка, бег на длинные дистанции, изучение армейских уставов. Занятия проводили по очереди то сержанты, которые должны были скоро демобилизоваться, то офицеры, начиная от лейтенанта и кончая майором.
   В 6 утра подъем зарядка и умывание. Потом шли на завтрак. Занятиями в 13. 00 обед. Потом опять занятия до самого ужина. После ужина 2 или 3 часа (точно не помню) выделялось на личное время (написать письмо, прочитать: газеты и т. д. В 23. 00 отбой. На прием пищи ходили всегда строем, с солдатскими песнями, в большую полковую столовую. Кормили нормально. Конечно, не до "отвала", но голодным никто не был. Спали в палатках, каждая из которых была рассчитана на несколько человек. Вместо кровати - толстый, внушительный настил из бамбука, который рос здесь в большом количестве. Прямо непроходимые заросли! На нем матрац с простыней одеяло и подушка. Первую неделю карантина нам было очень тяжело! После спокойной гражданской жизни и сразу такая нагрузка! Но понемногу втянулись, привыкли.... Быстро пролетели две недели и настал торжественный день - принятие присяги! Этот день запомнился мне (думаю и очень многим) на всю жизнь!..
   После принятия присяги нас повели на обед. Кроме обычной еды, каждому дали по 200 г. печенья и конфет (карамели). Все мы, до следующего дня, были освобождены от хозработ. Ну, а вскоре началось распределение. Часть солдат оставили служить в полку, остальных отправили на "точки". (Точками солдаты звали северные и южные острова Курильской гряды.) Больше всех повезло тем, кто попал на южные точки. Из-за лучшего климата, конечно. Север есть север...
   Меня и еще двоих парней из Красноярского края направили служить на Урупий остров к северу от Итурупа и 2-й после него по величине. Пограничный катер высадил на мысе Кастрикум. Встретили: командир роты - капитан Митин и несколько солдат. На старенькой, грузовой машине подъехали к казарме...
   Размеры острова: длина - 150 км, ширина примерно 50-60 км. Ландшафт таков: высокие сопки, на побережье причудливой и разнообразной формы скалы и смешанный лес во многих местах. Березы, сосны, ели. Но все деревья низкорослые. Не такие, как в Сибири. Влияние морского климата, конечно. Но много и равнин. С одной стороны - Охотское море. С другой - Тихий океан...
   Численность нашей роты - 30 человек, кроме рядовых, несколько ефрейторов и сержантов. Помимо командира роты и старшины, были еще старшие лейтенанты и один младший - недавний выпускник венного училища (холостой). Остальные офицеры - семейные. Их домики находились рядом с казармой. Из гражданского населения - только работники метеостанции (несколько мужчин и девушек). Они жили недалеко от нас. Больше всех офицеров (включая и командира роты) солдаты уважали и даже немного побаивались старшину Тараненко - высокого как жердь, худощавого, мрачного мужчину. Возможно потому, что он был закоренелый фронтовик. Забегая вперед, скажу, что судьба этого человека оказалась трагична. Я прослужил почти 1,5 года, когда осенью 1969 г. он тяжело заболел и его срочно увезли на материк. Потом нам сообщили, что раковая опухоль поразила у него сразу несколько важных органов и он умер. После нового, 1970 г. к нам прислали другого старшину...
   Все жилье здесь отапливалось углем. При помощи его же готовили горячую пищу. А дрова использовались для выпечки хлеба. Пекарня находилась тоже рядом с казармой. Хлеб выпекал один и тот же солдат. К пекарю (старослужащему) обычно направляли на обучение одного из "молодых". И тот готовил себе замену перед демобилизацией. Как только мы прибыли на Уруп, одного из нас троих, немного погодя, отправили на обучение к пекарю-дембелю. От всех других работ хлебопек был освобожден. Была проблема и с пресной водой. Колодец находился за несколько километров от казармы и доставка воды была трудоемкой. Поистине драгоценная влага! Сначала в кузов грузовой машины, общими усилиями, грузили здоровенный и тяжелый, металлический бак. Несколько солдат садились в кузов и машина ехала к колодцу. Вручную, ведрами, набирали воду из колодца и заполняли бак. У казармы, при помощи шланга, сливали воду в огромную подземную емкость. И опять полный - вперед! Заготовка воды начиналась в июне и кончалась в конце сентября. В неделю на эту операцию отводилось 2-3 дня... Каждая суббота - банный день. Баня, конечно, находилась вблизи. Сбоку к ней была приделана небольшая пристройка, в которой находилась часть металлического котла. Другая половина котла была в самой бане. В этой пристройке и шел процесс нагрева воды. В теплое время года для мытья использовали воду из колодца, а зимой - снег. Благо, выпадало его очень много! ЗИЛ мой, для подготовки бани к мытью людей, выделялся наряд из 5-6 солдат. Надо было натаскать много снега
   в котел, да и потом ни один раз подкидывать. Их так и звали: банщики. Порядок был такой. Сначала мылись солдаты, затем офицеры с семьями. Банщики - в последнюю очередь. Последней фазой этого процесса была стирка солдатского белья. Белье стирала одна и та же женщина, - жена одного из офицеров. По слухам, за эту услугу, командование полка платило ей деньги. Чтобы нагреть воду, под котлом жгли плахи с японского аэродрома. Он находился далеко от казармы. За эти долгие послевоенные годы он очень хорошо сохранился. Строили на совесть! Мало того, что плахи были прочные сами по себе. Они еще были очень хорошо соединены между собой болтами. На заготовку плах выделяли несколько человек. Тяжелая работа! Разбирали аэродром с большим трудом! Плахи грузили в машины и отвозили прямо к бане, разгружали и складывали рядом в кучи. Кстати, сохранился на нем даже корпус военного японского самолета...
   Еще очень тяжелая и ответственная работа была у нас два раза в год. Это завоз. Весной, по Охотскому морю приходило большое судно с большим грузом угля и бревен. В это время службу несло минимальное число людей, все остальные солдаты срочно разгружали "коробку". (Большой ли пароход, маленький ли катер - на местном диалекте называлось одинаково - коробка). Разгрузка шла вручную и только три старые, много раз ремонтированные, машины, без устали, носились взад-вперед. Завозу отдавали все силы и время. После окончания завоза, так же дружно, вручную, пилили "свежие" бревна на чурки. А затем пекарь, помаленьку, колол их на дрова. Вообще-то японцы оставили о себе хорошую память! Большая часть побережья острова была усеяна глубокими, почти вроет человека, окопами. Они, правда, сильно заросли травой, но хорошо сохранились. Сколько же труда было затрачено на это?! Я не знаю, брали ли советские солдаты штурмом этот остров? Если, брали, то наверняка, очень многие из них погибли. Во многих местах мы натыкались на старые, японские дзоты. Причем, хорошо замаскированные. Прочные, бетонные, на одного или трех человек, с большим полем обзора. Памятные знаки войны 45-го года! С почтой дела были неважные. Если в теплое время года она доставлялась более-менее регулярно на "коробке" или самолетом. (У нас был уже свой бетонный аэродром), то зимой бывали очень длительные задержки. Охотское море замерзало, суда не ходили. Очень редко пролетал самолет и в условном, одном и том же, месте сбрасывал несколько мешков с почтой. Нас заранее извещали об этом по радио. В один момент каждый получал очень много писем! Это был зимой настоящий праздник! Весь день все читали и перечитывали письма! Вместе с письмами получали огромные кипы накопившихся газет. Иногда, редко правда, но случались казусы. Мешок от тяжести рвался в воздухе и большое количество писем рассеивалось на очень большой площади. Приходилось долго собирать, но часть писем все равно терялась. (Ветер, глубокий снег). Но свои письма зимой уже отправить не могли. Терпеливо ждали весны. Посылки делились так: одна треть - хозяину, две трети - сослуживцам. Но связь с полком, при помощи мощных передатчиков, держалась постоянно. 2-ой завоз был осенью. Но разгружали уже продукты питания. Мука, сахар и т. д. В свободное от службы время читали книги, газеты, играли в шахматы, шашки, волейбол, бильярд. Пели песни под гитару. (Особой популярностью пользовался Высоцкий). Очень нравилось слушать по радиоприемникам японскую музыку. Свежие фильмы, не более 20-ти, поступали к нам во время весеннего завоза. А старые уже приелись и мы их знали наизусть, так как смотрели по много раз. Телевидение здесь не работало. Ни отпуска тебе, ни увольнений, как на материке. Но служба здесь, несмотря на все тяготы, которые я описал, была в одном отношении намного легче. Не было очень жесткой воинской дисциплины. Неписаный закон: не отдавали мы офицерам честь. Даже старшине. С любым офицером (кроме командира роты и старшины) можно было запросто поговорить, как на гражданке и даже слегка поспорить, но соблюдая определенные рамки. Все-таки армия. Не было здесь гауптвахты. Такие наказания, как мытье полов или наряд вне очереди, здесь не применялись, так как командир опасался, что их могут не выполнить. Строем стояли только, утром на разводе. Эти вольности, как рассказывал нам капитан Митин, остались здесь от солдат. 45-го года рождения. Он их застал еще здесь. Жесткие и решительные были мужики...
   Но службу несли четко. Немалую роль сыграла и большая удаленность от высшего армейского начальства. Они еще и. покруче номера выкидывали. Но автор этого очерка скромно об этом промолчит.
   Одежда и питание
   Армейская одежда у нас хоть и не была такая красивая, как у современных солдат, но все же прочная и качественная.
   Выдавали каждому на руки: брюки и гимнастерку х/б, пилотку, сапоги кирзовые, кальсоны ремень, рубаху нательную, теплую зимнюю куртку с капюшоном, шапку. Кроме того, на "дембель", выдавали еще дополнительно брюки и китель.
   Это была парадная одежда. Выглядела она намного красивее х/б и в ней солдаты возвращались из армии домой. В общем, одевали и обували нормально. Что можно сказать про питание? Кормили, хоть и не шикарно, но сытно. На завтрак - макароны или рис с говяжьей тушенкой. Пайка сливочного масла и кружка кофе (для приготовления кофе использовали сгущенное молоко). Обед - суп с той же тушенкой. На второе - каша. Каши чередовали: перловая, пшенная, гречневая, ячневая, овсяная. Овсяную кашу все дружно называли "конской". На третье - компот из сухофруктов. Ужин - сушеная картошка в горячем виде, соленые помидоры или огурцы и чай. Хлеба хватало всем вполне. Да и этой еды тоже. Очень, часто можно было взять 1-2 лишние порции. Кроме того, летом и осенью часто ловили рыбу на удочку в Охотском море. (Тихий океан был намного дальше от казармы). Морская рыба глупее речной и клевала на что попало. Наловить удочкой большое количество ее не составляло большого труда. В основном, ловили крупных окуней, бычков и еще один вид (забыл за давностью лет, какой?) Помимо этого, на острове, с самой войны, сохранился довольно большой табун одичавших лошадей. Травы было очень много и им хватало на пропитание. Зимой конечно, скуднее. Но все равно, на острове очень много равнинных мест, где траву почти не заносило снегом. Сильный ветер постоянно сдувал его. Это и - спасало лошадей. Самых старых (молодых жалко было) мы иногда пристреливали и наш повар Миша Комаров кормил нас жареным, вареным мясом и котлетами. Свежую картошку привозили нам один раз в год (осенний завоз). Но было ее немного и хватало всего на три месяца. Конечно, намного вкуснее сушеной. 3 месяца наслаждения, потом опять эта "сушенка"... В глубине острова 5 (очень далеко от нас) протекало несколько мелких речушек. Осенью большие косяки горбуши поднимались из моря в эти речки метать икру. Несколько солдат, во главе с офицером, взяв с собой сухой паек, уходили на 2-3 дня для ловли этой рыбы. Выбирались обычно самые ловкие. Били ее острогами (орудие типа вил) и складывали в мешки. Улов был значительным. Потом добытчики возвращались в казарму и начинался праздник! Икру ели ложками и с маслом намазывали на хлеб. Съедали и саму рыбу. Летом привозили нам из полка деньги. Рядовому было положено 3 руб. 80 коп. в месяц, а рассчитывали за весь год сразу. При желании можно сходить на метеостанцию и купить там деликатесов: печенье, конфет ты, конфитюр, варенье и т. д. Кроме этого, в наш рацион входили еще природные витамины. Осенью мы собирали и ели клоповник. Эта, коричневого цвета, ягода росла только на скалах и от нее всегда исходил небольшой запах клопов. Но была вкусная. Правда, мы не слышали, чтобы из нее варили варенье. В сентябре собирали бруснику. Она росла в зарослях ельника, который был человеку по пояс. Ее было много, как и в Сибири, она была крупная и вкусная. В общем, питались мы неплохо. За 2 года службы я не видел ни одного голодного солдата, не говоря уж о себе;
   Климат
   Климат, конечно, на острове был морской. Весной и летом часто лили дожди. Солнечные, теплые дни бывали редко и они являлись для нас настоящим праздником! Самая замечательная погода была почему-то в сентябре. Дождей мало, в основном все солнечные дни. Смотришь на море или океан и такая поразительная красота перед тобой, что дух захватывает! Пейзаж, достойный кисти хорошего художника и пера Паустовского! К сожалению, у нас не было цветной фотопленки. Снимали на черно-белую, но это уже не то... Зимой морозов сильных не было. Наибольшая температура - -5-7®С. Но зато часто досаждали сильные ветра! Погода в это время года очень коварна. Вроде тепло, тихо и солнышко светит. Но через каких то 10-15 минут подымается и несется, черт знает куда, такая снежная круговерть, что просто ужас! Дальше двух метров ничего не видно. Ветер - 30 метров в секунду! Боже упаси оказаться в этот момент на открытом воздухе и на голом, равнинном месте! Может запросто унести в океан. Можно и замерзнуть. В этот момент никто не выходил из казармы, а офицеры с семьями - из своих домиков. Намного легче перенести крепкий сибирский мороз, чем такой страшный ветер! Слава Богу, никто из нас не погиб за две зимы! 2-3 раза в месяц происходили подземные толчки. Но они были слабые, а сильных землетрясений за 2 года нашей службы не было. Сначала, правда, было от этих толчков неприятное ощущение, но потом быстро привыкли. На Урупе много чернобурых лис и зимой офицеры успешно охотились на них.
   Дедовщина
   Прочитав этот очерк, многие читатели наверняка скажут: "Неужели была такая идеальная служба? Разве в этой роте отсутствовала дедовщина?" Да нет. Дедовщина существовала. Вообще интересно бы узнать, когда зародилось это явление в армии? Когда мы, трое солдат, прибыли для прохождения службы на мыс Кастрюсум, сержанты из старослужащих нас просто и понятно предупредили: "Вы ребята теперь "молодые"! Год придется хорошо попахать! Такой в армии неписаный закон. Со "стариками" советуем не спорить и не ругаться. Не лезьте на рожон! Они год пахали, теперь Ваша очередь. Через год и вы будете "стариками", а потом и дембелями. Тогда отдохнете. Мы это восприняли спокойно. Раз первый год службы все "пашут" - значит, теперь наша очередь. С первого дня все мелкие работы легли на нас. Подмести и помыть пол в казарме, привезти несколько тачек угля, уборка окружающей территории и т. д. Нас "молодых" было мало - всего трое. Поэтому, когда требовалось выполнить большой объем необходимых работ (заготовка воды или разборка японского аэродрома на дрова и т. п.), то поневоле приходилось привлекать еще и старослужащих. Но издевательств над нами не было. Никто не унижал нашего достоинства. Сравнить нашу "дедовщину" с современной, которая описывается сейчас в СМИ-все равно, что землю и небо. Каждый день, кроме субботы и воскресенья, к нам из полка приходили зашифрованные особым шифром телеграммы. Наш кодировщик расшифровывал их и утром, на разводе, командир роты или замполит зачитывал их личному составу. Информация была военного характера. В них также обязательно сообщалось о всех ЧП, происшедших не только в нашем полку, но и во всем Дальневосточном военном округе. Этот округ включал в себя очень много воинских частей Дальнего Востока. Все Курилы, Сахалин, Приморский, Хабаровский край. За 2 года службы я не помню ни одного ЧП в округе, связанного с дедовщиной.
   За 2 года мы не слышали слово "ДЕЗЕРТИРСТВО". Не было убийств солдатами своих сослуживцев, голодовок и прочих, позорящих армию, явлений. Бывали иногда смертельные случаи. Но они были редки, и происходили, в основном, по вине самих солдат или из-за погодных условий. Интересно то, что все офицеры нашей роты знали про дедовщину, но закрывали на это глаза. Как будто были не в курсе этого. Служба идет и все нормально.
   Я не ручаюсь за всю Советскую армию, но отношения у нас в роте между "молодыми" и старослужащими были товарищескими. "Молодому" солдату можно было поговорить со "стариком" о чем угодно, но соблюдая определенные рамки поведения и осторожность. Боже упаси хоть одним словом обидеть или оскорбить старослужащего! "Молодого" тогда ожидают большие неприятности и конечно, не со стороны офицеров. Иерархия личного состава (нашей роты) была такая.
   Солдаты первого года службы назывались "молодые", редко иногда - салаги. Прослуживших один год, звали "фазанами". Фазанам давались большие поблажки. Их очень редко посылали на хоз-работы, где вполне могли справиться "молодые". Реже они уже и ходили в наряд не кухню. Когда солдату оставалось полгода до демобилизации, он получал самое высшее звание - дембель. И почетное ко всему. Дембель уже не ходил в наряд на кухню, не привлекался на мелкие хозработы, а на большие работы только в самом крайнем случае. Даже сержанты не могли дать им приказ. Единственным исключением были завозы. Как я писал, их было два - весной и осенью. Вот здесь все были равны! "Молодые", фазаны и дембеля. Все работали и отдыхали наравне, пока не разгрузят судно. Наоборот, дембеля старались даже работать лучше остальных, чтобы показать всем хороший пример. Таков был неписаный закон, с давних времен, закон в этой роте и никто не смёл его нарушать! Так что, при нашей островной дедовщине, если иметь голову на плечах, а не "тыкву", можно было служить не плохо...
   Сейчас я задаю себе вопрос: устояла бы наша рота (в те 70-е годы) в экстремальных условиях, например, в случае войны? И уверенно отвечаю: да, устояла бы. Неужели в армии сейчас все так плохо? Зверствует дедовщина, голодают и стреляются солдаты и т. д.
   А может СМИ сильно сгущают краски?!
   Эх, попасть бы мне опять в эту роту, да пожить хотя месяц той солдатской жизнью!..
   Но увы. Что прошло - того уж не вернуть.
   27.11.98.
  
   "Не по закону".
   В основу рассказа положены действительные события, которые произошли в Кировском районе города
   Красноярска в 1967 году.
   Владимир Иванович Петров ждал свою жертву уже больше часа. Место для нападения было выбрано удачно. В том месте, где он стоял под виадуком, совсем не было освещения. Справа и слева, совсем рядом от него - длинные ряды частных гаражей. Через виадук прошло уже много людей, но одиночных женских фигур он еще не видел. Все возбужденные клетки его организма страстно требовали, изо всех сил кричали только одно: "Женщину!! Женщину!! И еще раз - женщину!!"
   Но ее все не было. Он уже начинал понемногу нервничать. Волнуясь, часто стал ходить взад-вперед. И вот, наконец-то! На другом конце виадука показалась женская фигура. Сердце у него часто забилось. От большого напряжения на лице выступили мелкие капельки пота. Она неотвратимо приближалась.
   Все ближе и ближе. Уже отчетливо была слышна дробь ее каблуков...
   Когда она стала спускаться с виадука вниз, он успел ее хорошо разглядеть. Стройная, симпатичная девушка, в зеленом платье, с небольшой сумкой в руке. Он весь напрягся - так хищный зверь готовится к прыжку. Все меньше до земли остается ступенек! Третья, вторая, наконец - последняя! Он быстро выскочил из своего укрытия, когда она ступила на землю. Сильным ударом кулака в лицо свалил на землю и зажимая рот ей тряпкой, крепко прижимая к себе, потащил к гаражам. Анна на какое-то время сначала растерялась, оцепенела. Потом стала резко вырываться, но было уже поздно. Крепко прижимая ее всем телом к густой траве, изо всех сил сдавил горло руками. Она потеряла сознание. Разодрав в клочья платье и все нижнее белье, навалился на обнаженное девичье тело... Одновременно, с большим удовольствием, рвал зубами тугие девичьи груди, ощущая теплую кровь... Когда схлынула волна животного наслаждения, резко вскочил на ноги и рванул из кармана нож.
   Изо всех сил ударил им три раза в грудь. Полилась кровь. Она глухо застонала.
   Злобно процедил сквозь зубы: "Живучие вы, бабы, как кошки!"
   Начал опять наносить удары ножом. В грудь, живот, лицо... Устав от садистского вожделения, в довершение всего перерезал горло и быстро растворился в ночной темноте...
   Обнаженный и обезображенный труп Анны Тереховой был обнаружен 22-го августа 1998 года. В 9 часов утра, владельцем одного частного гаража. Как и положено, вызвали милицию. Была выдвинута одна версия: изнасилование и убийство. Немного погодя, судебно-медицинская экспертиза превратила эту версию в твердо доказанный факт. На теле убитой насчитали 23 ножевые раны. При тщательном осмотре места происшествия, недалеко от трупа, была найдена сумка несчастной девушки. В ней, помимо всякой мелочи, лежал рабочий пропуск убитой. Личность и место работы погибшей были сразу же установлены. Она работала на ликероводочном заводе, который находился недалеко от злополучного виадука. В тот роковой день, 21 августа, она задержалась на работе на тридцать минут и поэтому одна, без подруг, возвращалась домой. Все же работникам милиции крупно повезло! Здесь же, рядом с трупом, в густой траве, был найден и рабочий пропуск Петрова! Им, уставшим от бесконечного криминала, эта находка принесла даже некоторую радость. Преступник уже известен и оставалось только арестовать его.
   Петров работал мастером на машиностроительном заводе. Утром 22 августа он, как обычно, поехал на работу. Уже у самой проходной хватился: у него нет пропуска. Но не придал этому большого значения. Решил, что оставил дома.
   Ему даже и мысль не пришла в голову, что пропуск он выронил из кармана. Там, на месте убийства. Многие охранники знали его в лицо и легко пропустили на территорию завода...
   "Брали" Петрова во второй половине дня, прямо в цехе, на рабочем месте. Увидев приближающихся к нему двоих сотрудников милиции, он сразу все понял. Стремительно выпрыгнул в открытое окно на улицу, но увы! Цех был оцеплен со всех сторон и бежать было некуда. Ничего уже не соображая, прыгнул почему-то в расположенный рядом большой бассейн. Он стоял по пояс в воде, бледный, жалкий и какой-то нелепый. Стражи порядка спокойно стояли около бассейна, ждали. Наконец один не выдержал, крикнул: - Эй ты, подонок! А ну, давай сюда! Начнем сами тебя вытаскивать - плохо будет!
   Он медленно стал вылазить наверх... В тот же день у него произвели дома обыск и нашли нож со свежими пятнами крови. Запираться не имело смысла. Он хладнокровно, со всеми подробностями, давал показания. Не увиливал. И ничего не скрывал. Сказал только, что виной всему алкоголь. Она, коварная водка, замутила ему разум и толкнула на преступление! На вопрос следователя, почему он, имея здоровую, полноценную жену, решился на изнасилование, нагло улыбаясь, спокойно ответил: - Одна и та же еда приедается! Нужно какое-то разнообразие. - Психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. За два дня до суда у него состоялось свидание с отцом - известным во всем городе предпринимателем. Разговор происходил один на один, в камере следственного изолятора. Отец, высокий полный мужчина лет пятидесяти, некоторое время молча расхаживал по камере. Затем нервно заговорил приглушенным голосом: - Я надеюсь, нас никто не подслушивает! Этот разговор между нами! Держи язык за зубами и никому ни-ни! Понял? Эх, знал бы ты, сколько денег я за тебя влупил, дурака! Они с неба не падают. Слушай внимательно: тебе дадут по этим статьям не очень много! Отсидишь для вида года 2-3, а там потихонечку я тебя из тюрьмы вытащу. Деньги сейчас все делают, а причину выхода на свободу найдем! На суде веди себя по уму. Будь тише воды, ниже травы! Все признавай, не отпирайся! В последнем слове покайся: мол, все осознал. Тяжелый грех на душу взял! Самому теперь жить неохота... И запомни крепко: спасаю я тебя в первый и последний раз!..
   Суд над Петровым должен был состояться в понедельник, 23 ноября. Но он не состоялся...
   23-го ноября районный прокурор Федор Иванович Кравченко приехал домой в шесть часов вечера. От предложенного женой ужина отказался. Весь угрюмый, зашел в комнату, где корпел над конспектами двадцатилетний сын Юрий - студент 4-го курса юридического факультета. С нахмуренным лицом уселся в кресле, нервно постукивая пальцами по ручкам. Сын удивленно уставился на него: - Что случилось, папа? Какие-то неприятности на работе? Отец помолчал немного. Потом, слегка волнуясь, заговорил.
   - Сегодня должны были судить одного мерзавца! Молодой, 24 года! Работал мастером на машиностроительном
   заводе. К тому же семейный. Дочери уже 2 года! В августе
   месяце этого года, прямо с работы, не заходя домой, направился отмечать день рождения своего двоюродного брата.
   Изрядно поддал, конечно. Затем стал приставать к родной
   сестре одного из гостей. Насильно пытался закрыться с ней в комнате... Ее брат вступился и надавал ему хороших тумаков! Успокоиться бы, да ехать домой. Так нет, затаился у виадука около "ликерки". Знал, сволочь, что со 2-ой смены много женщин возвращается! Но как назло, одиночные не попадались. Больше часа прождал, гадина! И дождался все-таки! Одна девушка задержалась на работе, шла одна...
   Затащил в гаражи, надругался и убил! Зверски! 23 ножевые
   раны насчитали. Горло перерезал и соски от грудей откусил зубами! Садист!
   Немного помолчав, продолжал далее: Может и не нашли бы его, если бы не пропуск! Выронил из кармана на месте преступления. На следующий день его и взяли прямо на работе... Про нашего коммерсанта Ивана Петрова слыхал?
   - Ну конечно. Не один раз о нем писали газеты, да
   и по телевидению гремел.
   - Так вот, этот подонок - его сын.
   - Неужели?! Ну и дела!..
   - Но дело не в этом. Сегодня должен был состояться суд над Петровым, прямо в доме Культуры машиностроительного завода. Я, сам понимаешь, - государственный обвинитель. Утром мы приехали в ДК - судьи, адвокаты... Подсудимого еще не привезли. Было очень тепло и я вышел на улицу. Толпился народ: друзья и родные убитой и этого садиста. Родителей Петрова не было, но ходили слухи, что должны подъехать...
   Подъехал автозак. Он шел в наручниках, по бокам -
   конвоиры. Я успел его хорошо разглядеть: самоуверенный, наглый. Очень отвратительный тип! И вот тут-то наступила развязка!
   - Какая? - нетерпеливо спросил Юрий.
   - До крыльца оставалось несколько Шагов, как из толпы неожиданно выскочил отец погибшей и быстро подскочив к подсудимому, выстрелил ему два раза в грудь из пистолета. Конвойные растерялись немного и он успел всадить еще одну пулю лежащему Петрову в голову. Для надежности так сказать... Ну, скрутили его, отобрали пистолет, женский визг, паника... А толку-то? Судить уже некого! Подсудимый мертв и...
   - Про киллеров начитался! - перебил отца Юрий.
   - Контрольный выстрел - в голову.
   И горячо заговорил:
   - Но это же самосуд! Он за это убийство должен
   ответить перед законом! Если многие начнут так убивать подсудимых, то что будет в стране? А?
   - Обожди, не горячись! Слушай дальше. Отец несчастной девушки - пенсионер, бывший полковник КГБ. 62 года. Почетный пенсионер, имеет несколько наград. И пистолет у него - на законном основании.
   Именной! За хорошую работу подарили. Жена - тоже
   пенсионерка, всю жизнь медсестрой проработала. Теперь самое главное. Дочь была у них одна-единственная! Долго никак у них не мог появиться ребенок. У Тереховой что-то было не в порядке по-женски... Маялись, маялись, уже хотели из дома ребенка взять, но вот, вроде, повезло! В 40 лет забеременела. Роды очень тяжелые были! Да и потом девочка часто болела лет до двенадцати! В общем, много сил и нервов они угробили, но вырастили и воспитали дочь-красавицу, умную... и вот эту дочь лишают жизни - ни за что!
   - Но за это мерзавец ответил бы перед законом!
   Есть же суд, прокуратура...
   - Кравченко-старший саркастически усмехнулся.
   - Да, есть. А толку-то? Законы мягкие, введен мораторий на смертную казнь!
   - Ну, допустим, получил бы Петров длительный
   срок. Отсидел, вышел на волю и опять новые жертвы!
   Ты думаешь, он бы покаялся в содеянном, исправился?!
   Мне уже 47 лет, я с самой молодости работаю в прокуратуре и по большому опыту знаю, что такие типы
   очень редко исправляются! Один из двадцати - не более... Теперь скажи мне, будущий юрист! Ни за что по
   гибла красивая, хорошая девушка! Она могла бы жить,
   иметь семью, рожать детей... И какой-то мерзавец ради
   своего скотского удовольствия лишает ее жизни! С точки зрения человеческой морали имеет он право на жизнь?
   - Нет, конечно, - уверенно ответил Юрий.
   - А наши современные законы дают ему это право!
   Значит, они неправильны и... даже преступны! Кстати,
   я уверен, что Петров очень скоро бы вышел из тюрьмы!
   - Почему, папа?
   - Его отец не пожалел бы денег, чтобы как можно
   скорее вытащить сына на волю! Ты не маленький, сам
   знаешь, что творится сейчас в стране! Коррупция разложила капитально российское общество! Дают взятки
   милиции, следователям, судьям, прокурорам. Да и не
   только им... В народе даже поговорка такая давно в
   ходу: "В тюрьме сидит только тот, у кого нет денег".
   Есть, конечно, честные работники, но их мало... Но
   вернемся к Петрову. Если смотреть на этот самосуд с
   точки зрения справедливости, то все нормальные люди
   должны сказать Терехову "большое спасибо"! Он изба
   вил общество от очень опасного индивидуума! Мы не
   знаем, сколько бы еще было жертв, останься Петров в
   живых!
   - Так что же теперь, убивать всех убийц и насильников, не доводя дело до суда?! Опять сталинские времена хочешь вернуть, отец?! - горячо стал возражать Юрий. Федор Иванович только махнул рукой.
   - Эх, правильно говорят: "молодо-зелено"! При
   чем тут сталинские времена? Ты выслушай меня до конца и правильно пойми! Преступность сейчас в России
   очень большая. Сильно возросло количество тяжких
   преступлений. Человека сейчас убить - что курицу за
   резать! Процветает рэкет, мафия, наркобизнес, заказные убийства и т.д. А эта мода расчленять трупы? Пре
   успевает только у нас - В России. Было ли такое при
   коммунистах, хотя бы при том же Сталине?
   - Не было - это точно.
   - Ага, согласен. Вот тебе "хороший" плод нашей
   демократии! Много ли упрятал" в тюрьму за последние
   годы наркодельцов? Никого. Ловят только мелкую сошку. А молодежь глотает наркотики. Погибает генофонд нации! А заказные убийства? Ты читаешь прессу
   и хорошо знаешь, что очень маленькое количество киллеров село на скамью подсудимых. Да и то отделались
   сравнительно легким наказанием! Много ли ликвидировали за эти годы преступных группировок? Тоже мало. А коррупция, рэкет...
   - Ну и где же выход, отец?
   - Выход только один - жесткие и справедливые
   законы правосудия.
   И продолжая дальше:
   - Сейчас в стране большой кризис! Стоят очень
   многие заводы, люди годами не получают зарплату! И
   это будет еще очень долго... Чтобы выжить, идут на
   преступления! Воровство, грабежи и т.д. Понятно, за
   такие преступления нельзя очень жестко наказывать! И
   этот преступный вал пока не остановить! Но возьмем
   тяжкие преступления! Изнасилования, причинение тяжких телесных повреждений, убийства... Про убийства -
   отдельный разговор. За изнасилования и тяжкие телесные повреждения нужно давать очень большие сроки заключения в колониях строго режима. Содержать таких преступников нужно совсем отдельно от остальных. С коррупцией тоже можно покончить, если захотеть! Длительный срок с конфискацией имущества. А за наркотики - только смертная казнь с конфискацией. Теперь про убийства. Если у убийцы абсолютно нет никаких смягчающих обстоятельств, то - смертная казнь. Ты юрист и прекрасно понимаешь, я думаю, смысл этой формулировки. Еще повторяю: если абсолютно нет никаких смягчающих обстоятельств. Как в случае с Петровым, например. С точки зрения человеческой морали такой смертный приговор будет справедлив.
   - А не опасаешься ли ты, отец, что под маркой таких жестких приговоров будут совершаться беззакония? Будут страдать невинные?!
   - Сразу даю ответ. Все дела, связанные с тяжкими
   преступлениями, должны тщательно рассматриваться и
   проверяться в нескольких судебных инстанциях, чтобы
   избежать судебной ошибки! Вспомни, как это было при
   коммунистах... Не при Сталине, а в эпоху Брежнева,
   Горбачева... Тебе может привести современный наглядный пример? Арабские эмираты, Иран, Ирак, Саудовская Аравия и т.п. В этих странах очень жесткие уголовные законы и преступность там не процветает, как у нас. Наркодельцов там днем с огнем не найдешь! Своя жизнь, за редким исключением, дороже человеку любого богатства! А взять хотя бы тот же Узбекистан.
   Президент Каримов молодец! В два счета покончил с
   мафией, установил жесткие законы и порядок. Тишь да
   гладь - Божья благодать!
   - И ты уверен, отец, что преступность у нас после
   этого совсем исчезнет?
   - Я разве сказал, что совсем исчезнет? Но что на
   много уменьшится - в этом я уверен! Процентов на 70-
   80 - это точно. О чем думает сейчас министерство юстиции?! Генеральная прокуратура?! Правительство, на
   конец? И с организованной преступностью можно по
   кончить в два счета, если захотеть. У государства такая
   сила: милиция, ОМОН, СОБР, спецназ... Можно и
   внутренние войска подключить, в крайнем случае. А
   мы погнались за Европой: ввели мораторий на смертную казнь! У них, на западе, нет такой преступности как у нас! И не в таких размерах!
   - Так в чем же дело, государство не может справиться с преступностью?
   - А может, просто не хочет? Кому-то это выгодно... задумчиво сказал Юрий.
   - Не знаю. Возможно, кому-то и выгодно, чтобы
   преступный мир был сейчас на коне! И запомни одну
   древнюю, как наш мир, истину, сынок! Настоящий преступный мир признает только силу и жесткость! Нельзя
   с ним цацкаться, как с малым ребенком! Пойми правильно: я имею в виду настоящий преступный мир! Это тот же хищный зверь. И общество должно беспощадно избавляться от таких людей, если их можно еще назвать людьми!
   Вообще, у нас страна парадоксов. При Сталине миллионами расстреливали неповинных людей! Теперь же не можем справиться с настоящими преступниками, которых по стране многие тысячи! А сколько у нас появилось рецидивистов! Ужас! я убедил тебя, сынок?
   - Пожалуй, да.
   - Вот так-то, - горько улыбнулся Федор Иванович, - не по закону поступил Терехов. Не по закону...
   16.12.98.
   Роковое слово
   Евгений Дробышев уже полгода не получал зарплату. В последнее время завод, где он работал, остановили на целый месяц и он надеялся подработать на стороне. А сторона у него была одна - "Бич-пром". Так называлось место, где рано утром скапливался разнообразный по социальному положению люд: бомжи, имеющие жилье безработные, недавние заключенные, сокращенные по разным причинам с работы и такие же, как он - работающие люди, но не получающие зарплату много месяцев. А если говорить более точно, их даже и людьми в настоящем смысле этого слова нельзя было назвать. Униженные, растерянные, придавленные суровой жизнью "людишки" - больше ничего...
   Народ на "Бичпроме" начинал собираться в 6 часов утра. К восьми часам уже скапливалась огромная толпа. Вскоре начинали подъезжать на машинах работодатели или их посланники. Чаще всего давали работу на один день или два. Но некоторым "счастливчикам" везло. Их брали на неделю, две, три, а то и на месяц-два. Но подавляющее большинство "людишек" об этом могло только мечтать. Число нанимаемых одним работодателем колебалось от одного до десяти человек, иногда до пятнадцати. Работа попадалась разная - простая и сложная, требующая определенной квалификации. Найм на работу происходил строго в порядке живой очереди, как в советские времена за колбасой. Но и здесь командовала своя "мафия". Эта группа из десяти здоровых, молодых мужиков держалась отдельно от остальных. Им не нужно было занимать рано утром очередь. Они спокойно приходили к восьми часам на "Бичпром" и терпеливо дожидались первых машин. Неписаный закон был таков: работа в первую очередь им, а потом уже остальным по возможности. Короче, самые первые в очереди были они. Естественно и работа им предоставлялась каждый день, С тайные их не навидели. Ходили слухи, что это бывшие уголовники-рецидивисты и отчаянные головорезы. Что все они вооружены "стволами" и им терять нечего. В случае "бунта" толпы могут всех перестрелять не задумываясь.
   Поэтому их боялись и ненавидели одновременно. Но
   работы хватало далеко не всем. В 11 часов дня прием
   обычно прекращался и оставшиеся без работы хмуро
   расходились по домам. ...Евгению Дробышеву в последние дни тоже не везло. Уже девятый день он приходил
   на "Бичпром" и все напрасно. Обозленный, молча воз-
   вращался домой, к голодной семье... И вот настал десятый день - 18-е декабря 1998 года. Утро выдалось не
   по зимнему теплое и безветренное. Подходя к "Бичпрому", заметил - людей сегодня было намного меньше,
   чем вчера. Небольшая надежда немного взбодрила его.
   Занял очередь. В начале девятого начали подъезжать
   машины. Сначала, как обычно, быстро "испарилась"
   "мафия". Но и машины все прибывали и прибывали.
   Толпа быстро таяла. Все ближе и ближе подходила его
   очередь.
   Сердце радостно трепыхалось в груди: "Неужели сегодня повезет?! Наконец-то!!". Шикарная иномарка остановилась совсем близко. Из нее вылез мужчина лет двадцати пяти, среднего роста, в красивой новой дубленке и песцовой шапке на голове. Евгений подскочил к нему:
   - Моя очередь!
   Мужчина окинул его равнодушным взглядом:
   - Мне нужно еще троих.
   Трое мужиков мгновенно оказались рядом.
   - Хотите хорошо заработать?! 200 рублей заплачу
   каждому. Работа простая - нужно убрать мусор из
   помещения. До вечера должны управиться.
   -Конечно хотим! - радостно и дружно ответили все.
   - Тогда поехали!..
   Машина долго петляла по улицам большого города. Наконец заехали в просторный двор, обнесенный высоким бетонным забором. Посередине двора стояло большое и добротное, двухэтажное, кирпичное здание. Поднялась на крыльцо. Хозяин иномарки достал из кармана пачку дорогих сигарет, дал каждому по одной и закурил сам. Спокойно сказал:
   - Пока курим, я вам все объясню.
   А потом покажу фронт работы. Это здание мы купили недавно. Внешне оно красиво, сами видите, а внутри было страшно, аж жуть!
   Сейчас делаем капитальный ремонт. Первый этаж уже готов и второй на той неделе закончим. На обоих этажах много комнат и в каждой нужен был ремонт. Штукатурили, красили, белили... Во многих местах сантехнику меняли. Мусора в них - навалом!
   - А для чего здание купили? - спросил Евгений.
   Работодатель мечтательно улыбнулся, устремив
   взгляд куда-то вдаль. Потом увлеченно заговорил:
   - Я работник крупной торговой фирмы! На первом
   этаже у нас будет офис, комнаты для сотрудников фирмы и склады для товара! Второй этаж будем сдавать в
   аренду организациям и частным лицам. Работа закипит.
   Глядишь, через год и я открою свое дело! Скоплю толь
   ко деньги... Строители сделали передышку на три дня.
   До понедельника. Случайно хороший калым им подвернулся. Срочно надо сделать... А с понедельника опять
   возьмутся здесь. К четвергу и второй этаж будет готов!
   Так что, мужики, не теряйтесь! В четверг ждите меня на
   "Бичпроме", Плевать мне на очередь, только вас возьму!
   Опять неплохо заработаете, но только сейчас постарайтесь! А потом еще работы будут... Считайте, что вам сегодня крупно повезло! Но ближе к делу! В коридоре лежат двое носилок, лопаты, метлы. Сейчас я покажу весь
   объем работы. Звать меня - Станислав. Он быстро достал из кармана связку ключей и открыл массивную металлическую дверь. Затем - вторую. Начал водить по всем комнатам, показывая, что надо сделать.
   В заключение сказал:
   - Весь мусор складывайте в одну кучу, посередине
   двора, чтобы потом в машину удобно было кидать.
   Если перекуры часто не будете делать, то до пяти вечера должны управиться! 200 рублей на дороге не валяются! Только убирайте почище, мужики, хорошо? В понедельник сам шеф приедет смотреть.
   - Шеф-то, наверное, новый русский? - опять задал
   вопрос Дробышев.
   - Да. А что?
   - Да так... Ничего.
   - А почему бы и тебе не стать новым русским?! -
   возбужденно заговорил Станислав.
   - Сейчас у нас в стране демократия и каждому дана
   свобода! Бери кредит в банке, открывай свое дело и нет
   проблем! У тебя будет классная машина, деньги, хорошая мебель и все прочее! Все зависит от тебя самого!
   Евгений очень удивленно смотрел на Станислава.
   - Это мне?!. Стать новым русским?!.
   - Да, тебе! Чем ты хуже меня и всех остальных?!
   -Ну, вы скажете! Мне - простому заводскому слесарю... Куда уж нам! Со свиным рылом, да в Калашин ряд!
   - Значит, сам не хочешь! Раздраженно сказал Станислав.
   - Но это - твое дело!... В общем, беритесь мужики за работу! Я поехал. У меня много других дел! Закончите - закроете обе двери и ждите меня вот в этой,
   маленькой комнатке. Она у самого входа и в ней хорошо слышно, если кто посторонний войдет! Ключи забираю. Смотрите, бичей не пропустите! Вначале шестого
   я буду здесь!
   Он уехал и дружно закипела работа. Дробышев и еще один мужик вытаскивали мусор во двор, двое других за это время наполняли носилки. Через каждый час менялись местами. До обеда был у них только один перекур длительностью двадцать минут. Обедать сели ровно в час, сложив на стол в одну кучу свои скудные харчи. Быстро поели и немного покурив, снова взялись за работу. Как и предсказывал Станислав, около пяти вечера все было закончено. Закрыли обе двери и расположились на стульях в маленькой комнатке у выхода. Стали ждать. Теперь можно было спокойно покурить.
   Познакомились поближе. Напарниками Евгения оказались: Александр, 35 лет, рабочий целлюлозно-бумажного комбината, Николай, 30 лет - тоже с этого комбината и Роман, 45 лет - безработный. Александр и Николай тоже уже много месяцев не получали зарплату, а Роману нищенское пособие по безработице не выдавали уже 3 месяца.
   Ну, мужики, - сильно дымя папиросой, сказал Александр. - Нам крупно повезло! Сегодня деньги получим - на той неделе еще будет работа! А там, глядишь, еще что-нибудь здесь подвернется. Пока фирма здесь капитально не осела - работа нам будет.
   - Хороший мужик этот Станислав! - добавил высокий, со смуглым лицом, Николай.
   - Сегодня взял и на ту неделю предлагает работу!
   И я уверен - он еще не один раз нас пригласит!
   - Хороший, говоришь! - со злостью в голосе воз
   разил Евгений.
   - Он хороший, пока мы ему нужны! А будем с голоду подыхать - пройдет мимо, куска хлеба не даст! При
   жала его нужда - он хорошими стал! Не знаю, как вы, а
   я девять дней ходил на "Бичпром" и все напрасно! Ни
   рубля не заработал! Вот только сегодня... Я-то с женой
   ладно, а вот детей жалко! Две дочери у меня: одной во
   семь, другой четырнадцать лет. Встаешь рано утром на
   "Бичпром", глянешь на них, голодных - сердце кровью
   обливается!! За что они страдают?! Мне сорок лет - здоровый мужик, а семью прокормить не могу!
   - А ты новым русским стань, как Станислав посоветовал! Не то, что семья - сам будешь, как сыр в масле кататься! - слегка улыбнувшись, пошутил Роман.
   - Ага, попробуй стань! Не так-то просто! Капитал
   нужен - раз! Связи - два! Способности - три! В четвертых, все уже поделено. Все схвачено - за все заплачено! Чтобы в России простой работяга стал новым
   русским - я что-то не знаю таких случаев... Бывшие
   партийные и комсомольские работники - другое дело.
   Ну, еще преступный мир... - ответил Дробышев.
   Продолжал далее:
   - Я вот шесть лет отсидел за убийство! От звонка
   до звонка.
   В 84-м участвовал я в массовой драке. Уже женатый был. Кинулся на меня один парень с ножом! Но я его
   немного опередил: шарахнул по башке штакетиной. Он падает на землю, мне тут бы и остановиться, так нет! Бью его, лежащего, опять штакетиной по голове и надо же - угодил прямо в висок! Сразу - насмерть. Ну, естественно, следствие, суд - шесть лет получил! За превышение пределов необходимой обороны. Вот - так-то, мужики.
   Немного помолчав, добавил:
   - Вышел на свободу в 90-м. Жена любила сильно,
   дождалась меня. Дочери старшей уже шесть лет исполнилось. На завод пошел слесарем. Думал пожить по-человечески. Вторая дочь родилась. Два года пожили как
   люди, а в 92-м начались эти реформы и пошло-поехало...
   Немного помолчав, закурили все снова.
   - А может, не надо падать духом, мужики, - не
   очень уверенно произнес Николаи.
   Возможно постепенно, не сразу, улучшится жизнь у простых людей. Должна же встать страна на ноги!
   - Нет, хорошего ждать нечего! - резко перебил
   Дробышев.
   - Сами видите, с каждым годом все хуже и хуже!
   Заворовались правители наши, а глядя на них и местные власти воруют! Миллиарды воруют! За шесть лет
   столько наворовали, что никто уже не подсчитает! За
   кон в России один - воруй, кто сколько может. Анархия и беспредел царят в стране. Контроля нет или он
   очень слабый! Таких масштабов воровства Россия не
   знала никогда! А внешние долги... Производство развалено, большая часть заводов не работает. Никто из правителей за эти годы об этом даже не заикнулся! Одна
   забота - налогов побольше собрать!
   - А преступный мир как обнаглел! Мафия процветает повсюду, - добавил Александр. А Евгений продолжал:
   - Дали директорам заводов волю - вот они и обнаглели до невозможности! Зарплату рабочим не платят годами, а сами каждый месяц исправно получают, да какую! Сто тысяч - самое малое, а то и намного больше! И прихлебатели около них пасутся. На шикарных иномарках разъезжают. Короче, сами себе хозяева - что хочу, то и ворочу! А люди голодают, дети... Страна катится в пропасть, мужики! Разве не видно?! А в августе кризис... Цены растут чуть не каждый день. Нас, простых людей, бросили на произвол судьбы!
   - А взять войну в Чечне, - сказал хмуро Роман.
   Сколько людей, молодых парней загубили! За что?!
   - Кое-кто очень хорошо нажился на этой войне, -
   ответил Евгений. Опять же: какой позор! Россия пока
   зала свою слабость, как государство: не могла справиться с бандитскими формированиями! А если против
   нас выступит любая регулярная армия? Сразу нам конец! У нас-то и сильной армии нет. Никто в мире с нашей страною уже не считается! Не государство - одно название!
   - А каждый год забастовки по всей стране, - сказал Николай.
   - Кто только не бастует? Врачи, учителя, шахтеры... А толку-то нет! Как не платили зарплату - так и
   не платят! Живи как хочешь. Гроши несчастные и то не
   платят.
   Роман сильно выругался и вступил в диалог.
   - Наркоманов сколько развелось! Среди них -
   очень много молодежи! Генофонд вымирает! Молодежь
   от труда отвыкла. А где трудиться? Безработица -
   хуже некуда. По всей России. Я уже два года постоянную работу найти не могу. Хоть и две специальности
   есть. Хорошо еще жена мал-мало получает, да родите
   ли помогают! А так - подыхай с голоду! И все на возраст смотрят. Свыше 35-ти - уже не берут. А мне сорок пять. Вот и попробуй найти работу.
   Дробышев несколько раз прошелся взад-вперед по комнате. Уверенно заговорил:
   - Возьмем любую нормальную страну. В ней производство обязательно работает, а все остальное - приложение. Одни занимаются коммерцией, другие на заводах работают, третьи в других сферах заняты. И всем хорошо! Все получают приличную зарплату, а у нас... Одна торговля и процветает! Честным трудом уже не проживешь! Свели его на нет. А богатство большей частью нажито преступным путем! Помните, как в 90-е годы демократы коммунистов грязью обливали с ног до головы! А сами чего добились?! Заполнили рынок товарами - за шесть лет и все их достижения! Намного хуже коммунистов оказались.
   - Да, при коммунистах, мы, простые работяги, на
   много лучше жили, - горячо заговорил Александр.
   - Работы всякой - навалом. Зарплату вовремя
   получали. Преступности не было такой, как сейчас. Да
   и считались с тобой... Чувствовали себя людьми! А сей
   час мы - никто!
   -А по телевизору всякие шоу показывают, - перебил Николай. Все хорошо, мол, в России. Веселитесь люди!..
   Заканчивал разговор на эту тему Евгений.
   - Вы крепко усвойте одно, мужики! Русские - на
   род очень недружный! За себя постоять не могут! Вот и
   пользуются этим правители наши... В России, можно
   сказать, народа нет! Есть русскоязычное население, с
   которым творят, что хотят! Эти демократы в печати и
   по телевидению много чего обещают нашему брату! Не
   верьте им! Лапшу на уши вешают, не будет уже больше
   могучей, богатой России никогда! Страна обречена.
   Все. Надейтесь только на себя! Никому мы в этой стране не нужны.
   Между тем время шло. Станислава все еще не было. Дробышев посмотрел на часы Они показывали половину седьмого. Мужики начали беспокоиться.
   - Где же он потерялся? - недоумевал Николай.
   - Ведь обещал в начале шестого приехать.
   - Деловой мужик... Он же говорил: у меня много
   дел! Не рассчитал что-то, вот и опаздывает, - сказал
   Александр.
   - А если совсем не приедет?! Что будем делать?! -
   этой фразой Роман еще больше усилил смятение.
   - Ну, хватит паниковать! - решил взбодрить товарищей Евгений.
   - Ждем до восьми. Дай Бог, появится! Может, у
   него случилось что-нибудь... А там уже будем решать...
   Станислав появился в начале восьмого, злой и мрачный, как туча. Молча пошел осматривать комнаты.
   Мужики, так же молча, ходили вместе с ним. Один только Дробышев затаился на месте. Наконец осмотр был закончен и все собрались в маленькой комнате, где столько времени ждали хозяина. Рабочие расселись по углам на стульях.
   Станислав встал в середине комнаты около небольшого стола. Обвел всех мрачным взглядом.
   - Молодцы, мужики! Хорошо постарались! Чисто
   убрали - не придерешься. Деньги, что я обещал, вы
   заработали, но...
   Он, тяжело дыша сделал паузу. Продолжил:
   - Я почему поздно так приехал?! Вляпался в аварию!
   Мчались три тачки с крутыми ребятами. На бешеной
   скорости! Одна из них на меня и налетела! Сволочи!
   Он сорвал с головы шапку и со злостью кинул ее на стол.
   - Только чудом никто не пострадал! Мою машину
   здорово разбили и свою тоже. А все они на меня "на
   ехали"! Требуют большую сумму на ремонт! Вроде я,
   виноват в аварии... подлецы!
   Смачно выругавшись, швырнул небольшой "дипломат" на стол.
   - В общем, часть - денег я им отдал. Остальные требуют привезти в понедельник, к 12-ти дня. Их много, а я один! Но ничего! Но позднее я найду на них управу! А на
   ремонт моей тачки деньги тоже нужны немалые! В долгах сейчас буду, как в шелках!
   Достал из кармана пачку сигарет, закурил. Уже спокойнее сказал:
   - Значит, так. По сотне я сейчас вам дам. Остальные четыреста получите в следующий четверг, на этомже месте. В этот день, к девяти утра, будьте на "Бичпроме". Я приеду за вами. Уберете второй этаж, получите за работу и в этот же день верну вам остальные четыреста! Долг есть долг. Я верну его! Ну, как?
   Трое промолчали. Только Евгений твердо сказал:
   - Уговор дороге денег. Зачем потом? Нам сейчас
   деньги нужны.
   - Но я же вам объяснил ситуацию! Войдите в мое
   положение. Я же верну остальные. Вы еще здесь заработаете неплохо на той неделе. В четверг полностью с вами рассчитаюсь!
   - Нам сейчас деньги нужны! Дома жрать нечего! -
   упрямо твердил Евгений.
   Станислав видел по лицам трех мужиков, что они готовы подождать до четверга. А четвертый начинал его здорово раздражать. Со злостью повысил голос:
   - Ты кто такой, здесь права взялся качать?! Я по
   хорошему все объяснил, попросил небольшую отсрочку, а он еще выступать вздумал!
   - Ты обещал всем, по двести! Вот и плати. А нечего нам отсрочку назначать!
   - У меня пострадала машина! И за чужую платить
   надо!
   - А нам плевать на твою машину! Это твои проблемы. У нас дети голодные дома сидят.
   Станислав яростно сжал кулаки.
   - Ну... ты! Заткнись, пока не поздно! По-хорошему
   говорю! Все молчат, а он здесь глотку рвет!
   Но Дробышев распалялся все больше и больше. Громко закричал:
   - А вы чего, мужики, молчите?! Язык в ж...! Вас
   коммунисты семьдесят лет топтали, теперь демократы
   столько же лет будут топтать!
   - Заткнись, тебе говорю! Козел!!
   Это роковое слово оказалось последним в его жизни. Все дальнейшее произошло так быстро и неожиданно, что никто не успел предотвратить трагедию. Дико закричав, Евгений схватил лежащую на полу небольшую кувалду и мгновенно подскочил к Станиславу. Тот быстро сунул руку в карман, но вытащить назад не успел. Страшной силы удар обрушился ему на голову. Глухо треснула черепная коробка. Кусочки мозга прилипли к стене. Наступила жуткая тишина. Товарищи Евгения ошалело смотрели то на лежащий труп, то на самого убийцу. Сам Дробышев, бледный как мел, выронив из рук окровавленную кувалду, долго и очумело смотрел на мертвое тело...
   ...Первым пришел в себя Роман. Дрожащим голосом
   произнес:
   - Ты... Ты что наделал, Евгений?! Ты же убил его!
   Дробышев глянул на него мельком, мутными глаза
   ми. Глухо произнес:
   - Это что же?! Опять тюрьма?! Как же так?! Схватившись руками за голову, громко застонал:
   - Зачем?! Зачем?! Зачем я убил его?!
   Весь дрожа, он заметался взад-вперед по комнате. Но через какое-то время пришел в себя. Глаза его заблестели и сильная решительность появилась в поведении и речи.
   Встал посередине комнаты:
   - Слушайте внимательно, мужики! Его уже не поднять! Надо решить нам, что делать?! Вы, конечно, можете сдать меня ментам. Срок мне будет большой но и вы в стороне не останетесь! Учтите! И вас потянут! Как соучастников. Вы - голь перекатная и откупиться вам нечем! В СИЗО из вас нужные показания выбьют! Почки ведь у вас не железные. Хоть небольшой срок, но получите! Я-то сидел, знаю! Я убил и пусть этот грех на мне и останется! Вас совесть мучить не должна. Теперь давайте все взвесим. Свидетелей других нет. Кто на "Бичроме" помнит, что мы поехали с ним? Никто. Здесь нас тоже никто не видел. Его найдут только в понедельник утром. Два дня работают на нас. Заберем только деньги, двери закроем на ключ и поминай, как звали!
   Ну, как?
   Напуганные мужики робко согласились. Дробышев стал теперь у них лидером.
   Он полностью владел ситуацией и они подчинялись ему.
   - Не бойтесь, ребята! В городе каждый день убивают и не одного человека! Менты совсем запурхались.
   Ну, первое время поищут, а потом, а толку то? Свидетелей других нет, улик тоже. Отступятся. Тюрьма нам не грозит! Он подскочил к столу и быстро открыл "дипломат". В нем лежали толстые пачки денежных купюр:
   - Ага, деньги! Нам они пригодятся. Он их заработал
   не честным трудом. - Нагнувшись, быстро обшарил все
   карманы убитого. В одном кармане дубленки лежали
   ключи от здания и четыре сотенных купюры, в другом -
   пистолет "ТТ" с полной обоймой. Все это Евгений засунул себе в карманы, злобно выдавив фразу:
   - Из пистолета хотел меня замочить, сука!
   Больше ничего ценного в карманах не оказалось,
   Кувалду Дробышев завернул в тряпку и положил в свою сумку. Все сильно торопились. Евгений сам выключил свет и закрыл обе двери на ключ...
   В укромном месте пересчитали деньги. Их оказалось ровно шестнадцать тысяч. Поделили поровну. На прощание Дробышев сказал назидательно:
   - Если сделаете все по моему совету, все будет в ажуре! Не хочете хлебать баланду в следственных изоляторах - не показывайтесь на "Бичпрбме" целый месяц!
   Этих денег, если не шиковать, на месяц хватит вполне. И запомните: язык мой - враг мой! Никому, даже родной матери и жене, об этом ни слова! Знать будем только мы -
   четверо. Про деньги что-нибудь соврите женам. Только
   убедительнее - чтобы поверяли!..
   Кувалду, пустой "дипломат" и ключи Евгений утопил в реке, по дороге домой. Ложась спать, так и не решил, что делать с пистолетом: спрятать в укромном месте или осторожно продать...
   Как предсказал Дробышев, труп Станислава был обнаружен через два дня, в понедельник утром, работниками фирмы вместе с бригадой строителей. Оперативники быстро установили, что в пятницу Станислав нанимал утром четыре человека для уборки помещения. Затем разбил свою машину в аварии и вечером, на общественном транспорте, поехал принять от них работу. Узнали так же, что у него забрали шестнадцать тысяч рублей и пистолет "ТТ". Была выдвинута версия: убийство с целью ограбления. По этим двум фактам и возбудили уголовное дело. Правда, работникам милиции показалось странным Одно обстоятельство: преступники (или преступник) не взяли очень дорогие: шапку, дубленку, позолоченные часы и кольцо на руке. Но затем решили, что не успели: кто-то спугнул. Подозрение сразу пало на четверых рабочих, хотя не исключалась возможность, что преступление совершил кто-то посторонний; возможно знакомый Станислава. Милиция шла по верному пути. В ближайшие несколько дней были опрошены все жители близлежащих домов и "клиенты" "Бичпрома". Но никто толком ничего не мог сказать. (Вполне возможно, что кто-то и мог что-то сказать, но промолчал - от греха подальше)...
   Спустя некоторое время дело причислили к разряду "темных". Убийство так и не было раскрыто, как впрочем и многие другие убийства, произошедшие за годы "реформ" в России.
   Да, что там Станислав! Сотрудник торговой фирмы. Много убитых, гораздо более знаменитых и известных, людей, приняла за последние годы российская земля!
   19.01.99.
  
   Тупик
   "Век живи, век учись и дураком
   помрешь'"
   (Старинная русская пословица)
   "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам!"
   Шекспир
   Анатолий Сергеевич Наумов - высокий, худощавый мужчина 25-ти лет, преподавал физику и математику в деревенской школе. В этой деревне он родился и здесь прошли его детские годы. Окончив школу, уехал в город и поступил в педагогический институт. Но не затянула его городская жизнь и получив диплом, вернулся на родину.
   С детских лет он был убежденным атеистом до мозга костей и всегда непоколебимо верил во всемогущую силу человеческого познания. За несколько лет работы много вопросов задавали ему ученики и он всегда находил на них правильные ответы...
   Май 1997 года. Урок физики в 11В подходил к концу. Наумов произнес традиционную фразу:
   - У кого есть какие-нибудь вопросы по теме? Что непонятно?
   Класс молчал. Вроде, всем все было ясно. Но вот, за дальним, последним столом, руку поднял Миша Комаров - маленький, щуплый паренек с бледным, невзрачным лицом. Учитель насторожился, хотя внешне это было незаметно. Этот ученик редко задавал вопросы, но они у него были всегда такие каверзные, что Наумов с большим трудом отвечал на них. Иногда даже через несколько дней. Спасала очень большая библиотека научной литературы, которая была у него в доме. Она вмещала в себя очень большое количество книг по физике, химии, философии, биологии и многим другим наукам. Анатолий очень гордился своей библиотекой и щедро позволял пользоваться ей другим учителям и ученикам.
   - Я слушаю тебя, Миша!
   - Анатолий Сергеевич! У меня к вам есть семь вопросов. Но я думаю, Вам лучше их записать.
   - Хорошо.
   Наумов достал из кармана записную книжку. Открыл ее и взял лежавшую на столе ручку. Комаров заговорил спокойным, уверенным голосом:
   - Вопрос первый. Мы знаем из теории Дарвина,
   что человек произошел от обезьяны. Человечество существует уже многие сотни лет. Почему за все время
   существования человечества ни разу не наблюдался
   этот процесс - процесс превращения обезьяны в чело
   века! Или хоть малая часть этого процесса? Вопрос второй. Молекула, как известно, состоит из атомов. Атом
   в свою очередь, состоит из протонов и электронов. Но
   электрон должен тоже из чего-нибудь состоять!
   ...Допустим, мы узнали, что электрон состоит из каких-то частиц. Но эти частицы опять же должны из чего-то состоять и т.д. А где конец?! Конца-то нет?! Где маленький кирпичик мироздания?! Я говорю логично?!
   - Да, - подтвердил Наумов, быстро записывая
   вопросы в книжку.
   - Третье. Благодаря Солнцу, существует все живое
   на Земле, в том числе и люди. Благодаря науке, мы знаем, что на Солнце происходит термоядерная реакция:
   водород превращается в гелий. Так?
   - Это верно. Но на Солнце протекают и другие термоядерные реакции, - дополнил Наумов.
   - Допустим. Но дело не в этом. Солнце существует очень многие сотни лет. Ничуть не меньше человечества. И столько же временя идет там эта реакция! Получается, что Солнце - водородная бомба! Очень замедленного действия!
   - Я не могу понять сущность этого вопроса, - сказал Наумов.
   - Извольте. Скажите, Анатолий Сергеевич. Солнце - материальное тело?
   - Конечно же! Существует только материя и ничего больше!
   Легкий смешок прокатился по классу. Но Комаров продолжал невозмутимо:
   - Эти реакции идут на Солнце многие сотни лет.
   Если бы они стали идти медленнее, то Солнце давало
   бы меньше энергии и на Земле воцаряется холод! До
   пускаем обратное, реакции пошли быстрее. Земля полу
   чает намного больше тепла, а это губительно для жизни! В конце концов может произойти взрыв! Весь водород превращается в гелий! Как; в водородной бомбе!
   Погибает все живое! Так?
   - Не спорю. Bсe так, - согласился Наумов.
   - Однако ничего этого за сотни лет не произошло,
   значит, термоядерные реакции идут там все время с
   постоянной скоростью! Странно. Многие сотни летя с
   постоянной скоростью! Там никто ими не управляет?
   Кочегара там случайно нет? "
   Опять легкий смех прокатился по классу. Анатолий
   сказал твердо:
   - Кочегара, конечно, там никакого нет и быть не
   может! Все происходит по законам природы! А почему
   они происходят с постоянной скоростью - я постараюсь ответить на это. Дальше?
   - Вопрос четвертый. Как известно, за все время
   существования человечества наша планета Земля вращается с одной и той же постоянной скоростью, а именно: делает один оборот вокруг своей оси за 24 часа. А
   почему не быстрее? Или медленнее? Кстати, не так дав
   но, ученые установили: замедление или увеличение скорости вращения вокруг оси очень отрицательно скажется на живой материи! Нельзя Земле вращаться ни быстрее, ни медленнее! Но ведь она сама вращается! Никто же ее не крутит? Почему с постоянной скоростью?
   - Пятое. Скажите, Анатолий Сергеевич! Как появилась живая материя на Земле?
   - Сначала на Земле была только неживая материя!
   Потом, при определенных условиях, в результате сложных химических реакций, появились простейшие живые
   клетки! Это было начало жизни на Земле! Они размножались, превращались все в более сложные организмы... Это был очень длительный процесс! Он привел к очень разнообразным формам жизни, которые мы сейчас имеем на планете.
   - Допустим. Строение самой простой клетки мы
   знаем. Ведь многие ученые пытались искусственно создать живую клетку из неживой материи. Почему у них
   это не получилось? Имели такой мощный научный потенциал, но ничего не добились?
   - Я постараюсь ответить на этот вопрос, - сказал
   Наумов, быстро записывая вопросы в записную книжку.
   - Шестое. На Земле много морей и океанов. Реки и
   ручьи берут начало из Земли. В течение очень многих
   лет из недр планеты вытекает на поверхность очень
   огромное количество воды! Откуда она там берется? На
   дожди нельзя все сваливать. Они же не льются каждый
   день по всей Земле. И наконец, последний вопрос. По
   чему вся природа работает на пользу человеку? Почему
   она так гармонично и правильно устроена? Ее же ник
   то не создавал. Существует очень много наук и в каждой свои законы. Почему все эти науки тоже приносят
   пользу человеку?
   - Хорошо, Миша! Я постараюсь ответить на эти
   семь вопросов!
   Но через несколько дней...
   Наумов обладал очень хорошими знаниями не только в физике и математике, но и в некоторых других науках. На очень многие вопросы учеников он отвечал самостоятельно, не прибегая к помощи своей библиотеки. Но в этом случае он сразу твердо понял: без ее помощи ему не обойтись... Придя домой из школы и наспех поев, сразу решительно взялся за дело. Просмотрел очень много книг, но первый день не принес успеха. На второй день, вечером, к нему зашел близкий друг детства - Виктор Логинов, который работал учителем физкультуры в этой же школе. Они вместе поступали и закончили один и тот же институт, но по разным специальностям. Высокий, крепко сбитый, спортивного телосложения, Логинов, зайдя в дом к другу, очень удивился. Весь пол комнаты был завален огромным количеством книг. А Наумов, с бледным лицом, сидя посередине на стуле, сосредоточенно просматривал одну из них.
   - Что за дела, Толя?! Какой бардак же у тебя!
   - Да, вот, черт побери! Мишку Комарова знаешь
   из 11-го "в"?
   - Знаю, конечно. А что?
   - Задал мне семь вопросов и пока ни на один не
   нашел ответа! Упарился весь и никакого толку!
   - Не беда! Найдешь! Библиотека у тебя богатая, -
   уверенно произнес Виктор. Добавил далее:
   - Приглашаю тебя на мой день рождения! Он у
   меня послезавтра. Двадцать пять стукнет, придешь к
   семи вечера?
   - Спасибо за приглашение! Приду, конечно.
   - Лады,
   Немного помолчав, Виктор спросил:
   - А что хоть за вопросы?
   Наумов достал из кармана и молча протянул ему записную книжку. Логинов уселся прямо на книги и быстро их прочитал. У негр было сейчас хорошее настроение и поэтому захотелось пошутить.
   -И чего ты ломаешь голову, Толик? Я бы этому молокососу ответил так. Ну не хотят больше обезьяны превращаться в людей! Им и так хорошо живется! Еда есть, вода есть, крыши над головой не надо! Радуйся жизни, да размножайся вдоволь! Зачем им лишние проблемы? Обувь, одежда, алкоголь, наркотики, тюрьмы и так дальше... Ха-ха-ха! И СПИДа у них нет, сифилиса и прочих гадостей! В армию идти не надо! Что они, дураки опять в людей превращаться? Один раз попробовали и хватит! Лишние только заботы наживать! И работать им не надо! Ха- ха-ха!
   Второе. Есть атом - есть. Есть электрон - есть. Чего тебе еще надо? Чего лезти, куда тебя не просят! Ведь все равно все не узнаешь, молокосос!
   Третье. Чем тебе, Миша, Солнышко наше на нравится? Светит всем, греет всех, ну и ладно! Радуйся жизни, дурачок, да за девками бегай, чем голову ломать, почему оно не взрывается? Ха-ха-ха! Д то и вправду возьмет еще, да и взорвется! Бери жизнь за горло, пока оно светит, да Земля вращается!
   Пятое. А зачем клетку живую человеку делать? Их и так до фига на нашей планете! Зачем зря голову ломать?
   Шестое. Что, не нравится, что вода из Земли постоянно идет?! Хочешь, чтобы совсем перестала? От жажды загнешься, пацан!
   Седьмое. Человек - хозяин на Земле и поэтому вся природа и науки работают на него, - весело улыбаясь, закончил Логинов. Наумов только молча смотрел на него и ни разу даже не улыбнулся во время этой веселой речи. Уже серьезно Виктор добавил:
   - Ох, не люблю я эти высокие материи! То ли дело
   спорт! Здесь все просто и понятно! Забил лишний гол -
   два - ты на коне! Пробежал быстрее, прыгнул выше -
   твоя победа!
   Наумов тяжело вздохнул.
   - Чувствую я, не найду ответа ни на один вопрос!
   И библиотека не поможет! И знаешь, к какому я при
   шел выводу в результате этих исканий?
   - К какому же?
   - Не только в нашем мире одна материя существует! Ошиблись господа материалисты! Что-то есть такое,
   о чем мы никогда подробно не узнаем. Возможно, Высший разум есть во Вселенной...
   - Тогда уже говори прямо - Бог!
   - А что? Ты обрати внимание, Виктор, на одну вещь.
   Сколько разных теорий было за все время существования человечества! И все они рано или поздно рассыпались, превращались в прах! А религия, как появилась с
   самого начала, так и до сих пор живет! Взять то же христианство. Библия, например, очень древняя книга, а
   жива до сих пор и не претерпела никаких изменений.
   Логинов удивленно смотрел на своего друга.
   - И это говорит закоренелый атеист Анатолий Наумов! Ну и дела!
   - Завтра я заканчиваю просмотр своей библиотеки.
   А затем выберу время, съезжу в райцентр и куплю там
   Библию. Надо обязательно ее почитать.
  
   - Зря, зря Толик! Может, просто вопросы несу разные?
   - Да нет. Вопросы нормальные.
   - Не паникуй. Ты еще не все книги просмотрел!
   - Знаю, завтра закончу...
   Наступил третий, последний день. Уроков у Наумова было мало и домой он пришел рано. Опять наспех поев, снова взялся за дело. Летит в сторону одна книга, вторая, третья... Вот, наконец, и последняя! Но и она не выручила! Все. Конец. Анатолий Сергеевич устало опустился на стул, тупо устремив взгляд в противоположный угол комнаты. И тогда, весь дрожа от охватившего его большого волнения, понял он, что на вопросы этого простого деревенского паренька не сможет ответить ни один человек в мире! Ни сейчас, ни в далеком будущем. Никогда. И что попал он в самый настоящий тупик, из которого нет и не будет выхода. Никогда.
   06.03.99.
  
   0 Владимире Высоцком
   Очерк
   Я люблю читать стихи многих поэтов. Я люблю слушать песни многих композиторов в исполнении разных певцов. Но среди этой плеяды поэтов, певцов и композиторов он у меня занимал, занимает сейчас и будет занимать в будущем самое первое место. Поэтому я и пишу этот очерк.
   1968 год. В ту пору я уже жил в Красноярске. Работал в мех-группе научно-исследовательской лаборатории по обогащению и окускованию руд (НИЛО) на заводе "Сибэлектросталь". В апреле взял отпуск и поездом уехал отдыхать к своей старшей сестре Тамаре, которая жила в городе Зея, Амурской области.
   В первый же день моего приезда, во время застольной беседы, она спросила меня:
   - Хочешь послушать Высоцкого?
   - Кто такой? Первый раз слышу, - ответил я.
   - Кто он, точно не знаю. По слухам, вроде, сидел в
   тюрьме.
   - Давай, послушаем.
   Володя Рассадин, её муж, включил магнитофон, и... То, что произошло потом, врезалось мне в память на всю жизнь!!! Эти песни буквально сразили меня, притянули к себе как магнитом! Я слушал их очарованный! Слезы лились у меня из глаз, когда звучали; "На братских могилах не ставят крестов"... и "Всего лишь час дают на артобстрел"... (Штрафные батальоны). От души смеялся, слушая шуточные песни: "Страшно, аж жуть!" и "Кривыми путями, путями кривыми" (Матриархат). Кроме этих, услышал ещё две песни - "Попутчик" и "Хунвэйбины" (Возле города Пекина). Всего 6 песен. Других, к сожалению, у сестры не оказалось. Что поразило меня, когда я впервые услышал его голос?
   1. Какая-то необыкновенность исполнения. Пел он
   совсем не так, как многие эстрадные звёзды.
   2. Душевность и искренность. В свои песни он вкладывал всю душу, все чувства своей творческой натуры.
   3. Содержание. Правдивое и жизненное содержание
   песен. Я сразу же переписал эти песни и быстро выучил
   их наизусть. Спросил у сестры:
   - У него, наверное, будут и другие песни?
   - Конечно. Такой талант не может остановиться в
   начале пути, - ответила она. Пока я находился в Зее,
   мы ещё не один раз наслаждались его песнями... На
   обратном пути, из Зеи, я заехал на родину - село Карымск Иркутской области. Там встретил многих друзей
   детства, знакомых. Их я тоже познакомил с этими песнями... В этом же году, в мае, меня забрали в армию.
   Служил на Курилах, на острове Уруп. Как сейчас по
   мню - в/ч 03297. Сама по себе служба была физически
   не тяжёлая. Но отсутствие современных цивилизованных благ давало о себе знать. Заготовка дров для пекарни и бани, а также питьевой воды, отсутствие уволь
   нений (куда идти? С одной стороны - Охотское море,
   с другой - Тихий океан) и кое-что остальное - всё это
   создавало определённые физические и моральные трудности, которые солдатам приходилось преодолевать. И в этом нам очень здорово помогали песни Высоцкого!
   Магнитофона и проигрывателя в казарме не было. Вместо них - гитара.
   Некоторые из солдат умели на ней играть и в свободное от службы время по всей казарме разливались бодрящие и согревающие душу песни! В нашей роте служило много москвичей и от них я сразу узнал, что Высоцкий - не бывший "зек", а артист театра на Таганке. Здесь же услышал я впервые песни из кинофильма "Вертикаль" и "В королевстве, где всё тихо и гладко" (в исполнении солдат, конечно). А они ознакомились с моими 6-ю "зейскими" песнями. Хотя голос у меня был неважный, но на это не обращали внимания.
   Я часто пел его песни и кто-нибудь аккомпанировал мне на гитаре. Конечно, мы пели не одного Высоцкого. Много было и других хороших песен. Но его исполняли всё же намного чаще. Он пользовался у нас особой популярностью. Его стихи придавали нам силы, помогали легче переносить тяготы нашей службы... Как сейчас, помню январь 1970 года. По Тихому океану на "коробке" (пароходе) доставили нам пополнение - несколько солдат первого года службы и младшего сержанта Василия Хамло. Появление этого сержанта принесло мне большую радость! У него оказалась толстая тетрадь, в которой было записано очень много песен Высоцкого. Подавляющее их большинство было мне неизвестно. Я сразу же, с большим наслаждением, их переписал. Немного погодя вернулся с материка младший лейтенант Кутузов (он был там в отпуске) и привёз с собой несколько магнитофонных плёнок с концертами Высоцкого. У этого лейтенанта был магнитофон и как-то вечером (был какой-то праздник) он принёс его в казарму вместе с плёнками. Пришли в гости и несколько девушек с метеостанции. Сначала в ход пошла эстрада и танцевальная музыка. Потом, когда все уже устали танцевать, по всей казарме мощным, хрипловатым голосом ударил наш кумир! О, какой незабываемый момент! Он остался у меня в памяти на всю жизнь! Все мы - девушки, солдаты и офицеры, молча стояли и слушали в восхищении его песни! Прослушали несколько концертов. Уже тогда я твёрдо решил: когда вернусь на "гражданку", то эти и другие концерты должны обязательно быть у меня... В июне 1970 года меня и многих других солдат демобилизовали. Вернулся в Красноярск и привёз с собой несколько тетрадей с его песнями. Встречу мне организовала старшая сестра Галина с мужем Юрием Ивановым.
   Как сейчас помню этот теплый летний вечер... Я долго рассказывал им о службе в армии, затем заработал магнитофон. У Гали была всего одна плёнка с записью концерта Высоцкого и по моей просьбе, с удовольствием всех, её прослушали... В Зее, Амурской области, сестра Тамара познакомила меня с 6-ю песнями. Спустя 2 года, в Красноярске, другая сестра встретила меня уже целым концертом!.. Я остался жить у Гали. Вскоре поступил учиться на вечернее отделение Красноярского института цветных металлов имени Калинина. По специальности - металлургия цветных металлов. Стал работать в этом же институте лаборантом кафедры физики. Началась учеба... Трудная, тяжелая, не по моим способностям... Весной 1971 года появилось у меня свободное время и я приступил к осуществлению давней мечты - сбору магнитофонных песен Высоцкого. Институт имел в то время несколько общежитий, в которых жили студенты дневного отделения. Целыми днями, с утра до вечера, я ходил по этим "общагам" и с помощью студентов переписывал на свои чистые пленки концерты моего кумира. Парни охотно шли мне навстречу. Это меня очень радовало и я (когда позволяли деньги) щедро угощал их пивом. Со студентами мне очень повезло! У них удалось переписать очень много песен любимого мною артиста,! Мечта моя осуществилась! В дальнейшем постепенно, помаленьку, я пополнял свою фонотеку другими его песнями... В 1973 году впервые, в магазине, удалось купить маленькую пластинку Высоцкого. На ней было записано всего 4 песни под музыку. Но они продавались очень редко. С 1973 г. и до горбачевской перестройки я купил всего лишь несколько маленьких пластинок. Официальные власти упорно его не признавали. Не звучал его голос, когда он жил, ни по радио, ни по телевидению! А я так об этом мечтал, как впрочем, наверное, и другие поклонники, которых, я уверен, было великое множество! Я сильно злился по этому поводу! Доходило очень часто даже до того, что я подолгу не смотрел по телевизору выступления наших известных эстрадных артистов: Пугачевой, Кобзона, Лещенко и других. Из принципа. Хотя пользы от этого такого моего протеста не было. Но его признавали и почитали миллионы простых людей Советского Союза! И я уверен - это всенародное признание очень помогало его творчеству! Также успешно играл он в спектаклях и в фильмах.
   За все эти долгие годы я не пропустил ни одного фильма с его участием, пусть иногда и небольшим... Хотя, объективности ради, стоит оказать: в центральных газетах печатались похвальные статьи о его работе в театре и кино. Но очень редко. Очень уж неугоден был высшим властям этот неутомимый певец, который пел очень правдивые и страстные песни! Он их раздражал. Гораздо удобнее были Пугачева, Лещенко, Кобзон и другие, которые исполняли "слащавые" лирические песни и никого не задевали, не протестовали. (Не в обиду им, конечно, оказано).
   "Каждому - свое" - так было написано на воротах Бухенвальда. Кто-то дал Высоцкому меткое определение - Совесть века. Это точно. Поражают его такие уникальные способности. В своих песнях он очень точно описал многие стороны жизни человеческого общества, рассказал о многих профессиях. Т.е. очень правдиво изобразил жизнь во многих ее проявлениях. У меня есть запись его речи, в которой он признается, что ему писали письма очень многие люди. Одни думали, что он воевал, другие считали, что он работал летчиком, моряком, шофером и т.д. Ну, что ж. Талант есть талант... Но вот наступил этот мрачный, для многих жителей Союза день - 25 июля 1980 года. День его смерти. И даже в этот момент поступили подло! Не было никакого, пусть даже короткого сообщения, ни в газетах, ни по телевидению, ни по радио. Много позже я узнал: весть о его смерти прозвучала в СМИ во многих зарубежных странах, но только не у нас. Позор, да и только! Опять же выручила народная молва. О его кончине я узнал только 4 августа 1980 года. (Это день моего рождения). Отмечал я его вместе с близкими родственниками. Прежде чем сказать мне эту трагическую новость, они очень долго морально меня к этому готовили. (Сначала даже не хотели говорить в этот день, но кое-как решились). И вот, когда всем уже пора было расходиться, сестра Галя очень тактично произнесла эти сильно ранящие душу слова! Я все равно заплакал. Немного опомнившись, стал расспрашивать сестру: Где умер? По какой причине?
   Но она сказала только то, что слышала от своей дочери Марины. Марине рассказал ее знакомый, который недавно вернулся из Москвы. На его похоронах было очень много людей. Настоящее столпотворение! И очень большое количество милиционеров в оцеплении! Были перекрыты многие улицы столицы... Подробности его смерти и похорон я узнал много позже... Наступило затишье. Молчал Высоцкий - молчали о нем и власти. Но вот, в 1987 году, наконец-то прорвало! По радио, с экранов телевизоров, со страниц газет и журналов посыпались как горох воспоминания, хвалебные статьи о его творчестве, фотографии, документальные съемки. Выходит в свет книга Марины Влади "Владимир или прерванный полет". Большими тиражами стали выпускаться и продаваться пластинки с записями его концертов (а не 4-х песен как при его жизни). Я в 1990 г. успел купить 19 таких больших пластинок. Остальные не смог по некоторым причинам... Его официально признали через 7 лет после смерти! Очень грустно, но факт!..
   Невольно вспоминается другой знаменитый поэт России - Сергей Есенин. У обоих очень сходные жизненные пути. Неудачно сложилась личная жизнь. Оба самозабвенно, до одури, любили жизнь и наслаждались ею в полной мере. И тот, и другой очень талантливы. Отдавали творческой работе все свои силы, не жалели себя. Оба рано покинули белый свет (правда, Высоцкий прожил на много лет больше Есенина, но все равно жизнь его оказалась короткой). Сейчас очень многие уверяют, что причиной смерти Владимира послужил алкоголь и наркотики, которые он якобы стал принимать в последнее время. Я не был никогда рядом с ним и мне трудно судить об этом. Но я твердо уверен - алкоголь и возможно, наркотики - это лишь частичная причина смерти. Основная же причина его гибели, я думаю, заключается совсем в другом.
   Как известно, Высоцкий самоотверженно, страстно отдавал работе все свои силы. Как в театре, так и при создании песен. Написать более 500 песен (это примерное число, никто точно не подсчитал количество его произведений). Это же гигантский, колоссальный труд! Он даром не дается. Высоцкий заплатил за все сполна. Сначала своим здоровьем, а потом и жизнью. За все надо чем-то платить. Таков неписаный закон человеческого общества...
   Его песни очень помогали мне в трудные моменты жизни (а их у меня было немало). С их помощью я очень много раз (на сосчитать) за долгие годы освобождал себя от стрессов, подымал настроение.
   А моральное и эстетическое наслаждение! Трудно сказать, на сколько лет я продлил свою жизнь при помощи его творчества! Но что на многие годы - в этом я абсолютно уверен. Заканчивая этот очерк, я задаю себе вопрос: а будут ли будущие поколения любить его творчество, понимать его песни? Отвечаю: да, будут. Пусть не все люди. Еще не было во всей истории человечества такой личности, которой поклонялись бы абсолютно все. (Имею в виду обыкновенную земную личность, а не духовную, т.е. человека, хоть и сильно талантливого). Сталин очень долго был земным "богом". Но он был "богом" только в стране, которой правил. Да и то, после смерти, его очень быстро превратили в обыкновенного, несовершенного человека. То же самое и с талантливыми певцами, артистами, художниками, писателями и т.д. Всем не угодишь. Но я твердо уверен в одном: пусть не все, но очень многие люди будущих поколений будут любить и понимать творчество Владимира Высоцкого.
   21.04.99.
  
   Роковая жалость
   В основу рассказа легло действительное событие, которое произошло в январе 1997 года в пригороде Красноярска - на станции Базаиха.
   Пьянка в квартире Дарьи Семеновны длилась уже три дня. Не так давно из мест, не столь отдаленных, приехал ее племянник Петр Лопатин с другом Скоробогатовым. А три дня назад получила она пенсию и заплясал в её квартире "зеленый змий"! Да и некоторые соседи приняли в этом живое участие...
   Лопатин - среднего роста, худощавый мужчина 35-ти лет, вошел в комнату с бутылкой в руке. Скоробогатов, широко раскинув здоровенные руки, спал прямо в одежде на кровати. Лопатин поставил бутылку на небольшой столик, стоявший посередине комнаты и подойдя поближе, стал тормошить друга - очень высокого, широкоплечего, 25-ти лет. - Лешка, вставай! Вставай, говорю!
   Скоробогатов открыл глаза и медленно приподнял голову. Сбросил тело с кровати. Сел. Угрюмо выдавил
   из себя фразу:
   - Ох и голова сильно болит! У тебя, я вижу, и похмелиться есть!
   - А как же! Разве для друга жалко!
   Лопатин поставил столик около кровати и уселся рядом. Наполнив стоявшую на столике стопку, подал её
   другу:
   - Пей! Вот хлеб, огурцы - закусывай!
   - Алексей поднес стопку ко рту и сильно поморщился.
   -Фу, черт! Опять "технарь"! Воняет сильно - не могу!
   - А Смирновской водочки не хотите ли?! И копченого осетра на закусочку?! - засмеялся Лопатин.
   - А в придачу еще молодую, фигуристую бабенку
   на десерт! Не отказался бы, Алексей?
   - Нет, конечно. А ты бы разве отказался?
   - А я разве святой!?
   Скоробогатов, сильно морщась, все же опрокинул стопку в рот. Закусил. Затем выпил и Лопатин. Достал из кармана пачку папирос. Закурили. Выпуская изо рта плотные струйки дыма, Петр возбужденно заговорил:
   - Дела наши, Алексей - швах! И зачем я тебя сюда
   затащил?! Жена меня не дождалась! Стерва! Ведь последние полгода ни одного письма в зоне я от неё не получил! Думал, что болеет. Верил ей, а она... Втихаря за
   муж вышла, квартиру продала и смылась! Куда - черт
   её знает! И дети за ней туда же!
   - И ты думаешь, она, эти десять лет, что ты сидел,
   была тебе верна? Ну и наивный ты, Петро! Письма тебе
   хорошие писала на зону, а сама здесь, я уверен, не с
   одним мужиком перетрахалась! Организм-то требует
   свое. Вот и нашла себе подходящего мужика для жизни!
   А зачем тебе новый её адрес оставлять? Ты же ей покоя
   не дашь и неровен час кишки ей и новому мужу на нож
   намотаешь! На её месте и ты бы так поступил.
   - А может и не так! Откуда ты знаешь?! Горячо
   возразил Лопатин.
   - Я хорошо понимаю все, не маленький! Ну, ладно.
   Она женщина не святая, мужика ей надо иногда... При
   рода есть природа. На десять лет замок под юбку не
   повесишь! Ну, пусть бы были любовники, пока я на
   зоне! Но зачем полностью ставить на мне крест? Двое
   детей - они же мои, родные! Вместе с ней их произвели на свет! Ты думаешь, чужой дядя будет их также
   любить, как я?! Дудки!
   В глазах Лопатина показались слёзы. Он резко стукнул кулаком по кровати.
   - В общем, тебе этого не понять, Алексей! Холостой
   ты, не жил семейной жизнью! Простил бы я ей всех любовников, лишь бы... она дождалась! Так нет - другого
   нашла. Уехала и никаких следов! Боится меня, сучка!
   - Ничего. Другую жену найдешь. Не старый еще.
   35 лет.
   - Не-е-т! Теперь я долго жениться не буду! Нет у
   меня теперь веры бабам! Одна горечь на душе, да тоска зеленая... Может, через несколько лет и отойду. Время лечит.
   - Ну, не все же бабы такие! - возразил Скоробогатов, - придет время - еще и лучше найдешь!
   - Да черт с ней! Ну, как полегчало?
   - Башка, вроде, не болит. Внутри мутит немного.
   - Мне тоже получше стало. Давай еще по одной.
   Выпили еще по стопке. Лопатин ловко загнал в бутылку пластмассовую пробку. Сказал решительно:
   - А это оставим на похмелье тете Даше. Она спит
   сейчас. Проснется - поправит здоровьишко! Давай
   закурим - разговор серьёзный есть!
   Небрежно стряхивая папиросу в пепельницу, уверенно заговорил:
   - Положение у нас, Алексей, хреновое. Сам все
   взвесь. В кармане у нас - ни копья. Целую неделю мы
   искали работу, весь город облазили - черта с два!
   Безработных сейчас - хоть ж... ешь, а работы -
   шиш! Когда мы ехали сюда, у меня была надежда на
   дядю Колю. Все-таки, бывший секретарь райкома
   партии, известный теперь во всем городе коммерсант... У него ведь были такие большие связи и он по
   мог бы нам устроиться на хорошую работу! И опять
   невезуха: четыре месяца назад, вместе со всей семьей,
   уехал в Германию. Навсегда! Кроме тети Даши, у меня
   здесь никого из родных нет. Пенсия у неё не ахти какая и нам троим на неё не прожить! Надо сматывать отсюда удочки. А куда? Только в Новосибирск. У тебя
   там родители и у меня тоже. Кроме того, у меня там и
   другой родни хватает.
   Может и помогут работу найти...
   - А у меня одни родители там! Больше никого, -
   с горечью сказал Алексей, - старший брат на работе
   погиб. Под пресс нечаянно попал. Сестра по болезни
   умерла. Я один у стариков остался! Понимаешь?!?!
   И он горько заплакал.
   - Ну и раскис ты! Как баба! Что толку слезы лить?
   Лопатин яростно выругался.
   - Они меня пять лет уже ждут! Один у них остался,
   сам помнишь, письмами в зоне закидали! - не унимался Скоробогатов.
   - Ну и что? Дождутся, небось... Будь мужиком,
   Алексей! Хватит слезу лить! Чтобы добраться до Новосибирска "бабки" нужны! И немалые. А где их взять?
   Алексей перестал плакать и устремил преданный взгляд на друга.
   - Не знаю. Придумай что-нибудь, Петро!
   - Сказал тоже - придумай! Никто нам на блюдечке "бабки" не поднесет. И не займет никто. Они на дороге не валяются. Самим взять надо!
   - Я готов на все, Петро! - вдруг горячо заговорил
   Скоробогатов, - что скажешь - то и буду делать! Ну,
   говори же! Не томи душу!
   - Вот это другой разговор! - оживился Лопатин, -
   а то распустил нюни, как мокрая курица! Но ближе к
   делу. Надо хорошо "щипануть" какой-нибудь павильон или магазин. И "бабки" у нас в кармане. И сразу же сматывать удочки отсюда! Не медля! Уразумел?
   - Все понял. Не пьяный.
   - Понял, да не до конца. Чтобы совершить это серьёзное дело, нужно что?
   - Смело и решительно напасть, действовать быстро, - растерянно забормотал Алексей.
   - Это правильно, конечно. Но самое главное -
   нам нужна "пушка"! Будет она у нас - половина успеха уже обеспечена! Все остальное зависит уже от нас. А
   где её взять, дружище?
   - Выбрать нужный момент и напасть на мента.
   Если он будет один, конечно.
   - Идея хорошая, но боюсь, её нам долго придется
   осуществлять. Вооруженные менты чаще всего в одиночку не ходят. Воинских частей вблизи от города тоже нет.
   - И что же ты предлагаешь?
   Лопатин опять закурил папиросу. Спокойно заговорил:
   - 12 лет назад мой сродный брат работал в охране
   железной дороги. Охранял склады с материальными
   ценностями. Я два раза приходил к нему на пост. Что-то срочно он мне был нужен. Хорошо помню, он был один. Вооружен наганом и...
   - И ты думаешь, с этой пшикалкой мы возьмем
   павильон или магазин! - смеясь, перебил Скоробогатов. - Да уж тогда лучше с ножом и то надежнее!
   -Дурак ты! -резко охладил его Лопатин. - Револьверы системы "наган" очень успешно применялись на гражданской войне, в 30-е годы и на Отечественной, с немцами... Очень хорошая убойная сила и безотказный. Прост в обращении. Пистолету Макарова далеко до него.
   - Ладно, молчу. Что предлагаешь?
   - Во-первых, прошло много лет и надо узнать, со
   хранились ли те склады и охрана. Короче, надо мне
   идти в разведку. Место то я помню. Все хорошо разузнать надо. Может, какие другие посты есть. В общем,
   время уже позднее. Давай-ка пойдем на кухню, разогреем щи, да похлебаем горяченького. И отсыпаться! Что
   бы вся дурь вышла из нас! А завтра, ближе к вечеру, я
   топаю туда и все узнаю, как надо... Только учти; об
   этом никому ни слова, даже тетке Дарье. В случае чего,
   пошел, мол, насчет работы. Уразумел?
   - Понял. Не маленький...
   Лопатин пришел поздно, около 2-х часов ночи. Поел и сразу лег спать. Встали оба в 8 часов утра, Дождавшись, пока хозяйка покинула квартиру по каким-то своим делам, завели серьёзный разговор. Первым начал
   Лопатин.
   - Значит, так Алексей! Охрана там есть. От желез
   ной дороги. Постов там много, но самый удобный для
   нас - около складов, как я говорил Остальные близко
   друг от друга, да и неудобны для нападения. А этот - на
   отшибе, далеко от других постов. Сами склады и все
   место около них ночью хорошо освещены. По краю охраняемой территории проходит железнодорожная ветка. Она служит, как сам понимаешь, для доставки и раз
   грузки вагонов. Ворот там никаких, нет и вход, и въезд на территорию всегда свободный. Это уже хорошо для нас.
   Недалеко от складов строится трехэтажное помещение.
   Рядом с этой стройкой - сторожка. Небольшая кирпичная халупа. В ней - сторож. Но к железной дороге эта
   стройка не относится. Да и сторож почти не выходит. Наблюдает за домом из окна, благо он хорошо освещен. Хоть у него и ружье, но надеется, видимо, больше на телефон. А теперь - самое главное. Будка постового расположена недалеко от подъездной ветки. Между будкой и веткой навалена здоровая куча шпал. И...
   Лопатин многозначительно поднял правую руку вверх.
   - Что важно для нас - это место не освещено. Самое удобное для нападения! Лучше ничего не придумать!
   Смена постовых - через 4 часа. От караулки идут сразу
   насколько человек. Доходят до складов и там расходятся - каждый на свое место. Нападать на стрелка по пути
   на пост или с поста - нет смысла. Укромного места нигде нет и он успеет перестрелять нас, как котят. Только
   эта куча шпал дает нам какие-то шансы.
   - Какие же шансы? С криком "ура" и голыми рука
   ми - вперед, на будку часового! - усмехаясь, сказал
   Скоробогатов.
   - А ты зря смеешься! Слушай внимательно мой
   план. Значит, так. Один из нас прячется заранее за эту
   кучу шпал. Незаметно это можно сделать со стороны
   железкой дороги. Второй, примерно пол-одиннадцатого ночи, (время не слишком позднее, чтобы не было
   больших подозрений) притворяется пьяным и шатаясь,
   идет со стороны главного входа к будке. Охранник его
   хорошо видит. Что он будет делать? Первое. Он может
   растеряться и не позвонить начальнику караула. Выходит из будки, чтобы разобраться и в этот момент, допустим ты, Алексей, быстро подскакиваешь к нему и мочишь его ножом! Второе. Допустим, он позвонил начальнику караула. Ну и что? От караулки идти примерно минут сорок. Бегом - двадцать. Времени у нас достаточно. Пусть даже он очень осторожный и сразу не выйдет. Я его вынудю к этому. Буду бить в дверь, окно и материться при этом.! Все равно выскочит. Я же его под видом пьяного и замочу! Уразумел?
   - Ну, а дальше?
   - Что дальше? Чудило ты, Алексей! Забираем наган
   из кобуры и ходу!! По ветке, в сторону железной дороги, а там свернем. Я пути-дороги эти хорошо изучил! Придем домой - все шито-крыто.
   Скоробргатов попросил закурить. Затягиваясь дымом папиросы, раздраженно сказал:
   - Что-то не нравится мне все это, Петро! А если он
   совсем не выйдет? Да еще, хуже того, пальнет раза два!
   Тебе что, жить неохота?!
   - Ну, палить из будки он не будет. Это же не нападение. Спутал пьяный дорогу - вот и все! У них тоже
   оружие в определенных случаях применяется. А то я
   посадить могут. А если не выйдет совсем... Что ж. Ну
   просто убежим - вот и все. Не будем же ждать посыльных из караулки.
   - Дело не в этом. Пусть замочим его, возьмем
   "ствол"... Ведь менты будут искать! А вдруг попадемся
   с ним на "деле"?! Да еще успеем кого-нибудь второго на
   тот свет отправить! Если не расстреляют, то сгноят нас
   в тюрьме, как пить дать! Хватит с меня - я уже сидел!
   Лопатин сначала некоторое время с удивлением смотрел на товарища. Потом лицо его покрылось красными пятнами.
   - Ах, вот оно что! Вот это друг у меня! Земляк, черт
   тебя дери! Позавчера смелый был, на все готов, пока
   спирт в крови плясал. А теперь - на попятную! Трус
   ты самый последний - вот и все!
   - Не трус, а зря рисковать не хочу!
   - А ты уверен, что зря! Кто не рискует, тот не пьет
   шампанское! Не хочешь - не надо! Насильно тащить
   не буду.
   Я себе другого напарника найду! Много нашего брата на вокзале ошивается. А ты голодуй здесь, в этой дыре! Жди у моря погоды.
   - Да не трус я! - тоже повысил голос Алексей. -
   Кому второй раз охота в тюряге париться?!
   - У нас нет другого выхода. В Новосибирск добираться надо, а бабки где взять? Ну, предлагай другой
   вариант, без риска, если ты такой умный.
   Скоробогатов молчал, затем сказал решительно: Другого варианта у меня нет. Решили идти на дело - значит идем! Может и повезет.
   - Люди еще не такие дела проворачивают и то от
   тюрьмы уходят! А здесь - "ствол" забрать бояться будем. Мужики мы или нет? - уверенно говорил Лопатин. - Если боишься - сразу давай отказ, Алексей!
   - Сказал же - согласен! Давай ближе к делу.
   - Значит, так. Дело наше мокрое. Ручки в крови испачкать придется. Добровольно "ствол" нам никто не
   даст. Покойный дядя Саша был заядлый охотник и рыбак. Я втихаря от тетки два хороших ножа в его арсенале
   нашел. Большие и острые, как бритва! Спрятал в надеж
   ном месте. Никому о нашем плане ни слова, даже тете
   Даше. Завтра четверг. В 9 утра пойдем к складам. Я тебе
   осторожно покажу место нашей операции. Чтобы знал
   дорогу и пути отхода. Кучу шпал, будку, сторожку - все
   покажу. Отсюда идти недалеко. Где-то около часа. И
   завтра же, полдевятого вечера, идем на дело. Смена постовых в 10 вечера. Полдесятого мы там и занимаем позиции. В 10 - смена и полодиннадцатого - начало операции. Нужно спешить, пока эти шпалы не убрали.
   - А сторож нас не заметит?
   - Нет. Территория складов от него не просматривается... В 9 утра вышли из дома. Лопатин осторожно,
   не торопясь, все показал другу на месте. Вернулись до
   мой и до самого вечера смотрели телевизор. В 19 часов
   30 минут уединились в комнате. Лопатин, как лидер,
   заговорил первым.
   - Значит, так Алексей! Давай сразу договоримся.
   Если, не дай Бог, оба мы попадемся ментам, либо охра
   не, не имеет значения - то запираться не имеет смысла. Наши фото и "пальчики" давно лежат в архиве. Ну,
   а если одному удастся уйти, то товарища не выдавать.
   Познакомились, мол, на вокзале случайно. Имя можно
   придумать. Фамилию - не знаю. Познакомились случайно и недавно. Бардак сейчас царит в стране и кто будет сильно разбираться. Уразумел? Второе: кто из нас будет прятаться за шпалами и мочить стрелка?
   Может, жребий потянем?
   - Не надо никакого жребия! Я спрячусь за шпалы. -
   уверенно сказал Алексей.
   Лопатин уважительно посмотрел на него.
   - Молодец, Леша! Я ведь за убийство десять лет отгрохал, а ты пять всего за квартирные кражи. Значит так. Ты заходишь со стороны железной дороги и прячешься за шпалы. Я нахожусь около сторожки. В 10 часов - смена постового. Минут двадцать одиннадцатого они собираются около складов и идут в караулку. Через полчаса, я, "играя" под пьяного, шатаясь, захожу на территорию и медленно иду к постовому- Здесь ты не зевай! Меня будешь хорошо видеть как только он выйдет из будки - быстро налетай и бей ножом! Лучше в горло. От шпал - до будки - всего несколько метров. Успеешь. Да не медли пока он "ствол" из кобуры не рванул!
   - А если не выйдет?
   - Я попробую его выманить. Стучать буду в дверь,
   окно, материться. Если не поможет - побегу по ветке.
   Там темно. И ты за мной. Не ждать же нам охранников
   из караулки!
   - И тогда что?
   - Там видно будет. Что-нибудь придумаем. Но будем надеяться на лучшее. Операция "охрана" началась!
   Держи нож. Один у меня.
   - Может и по-другому выйти. Захочет он пос.ать
   или пос.ть - выходит на улицу и ты тут, как тут! Тогда найдешь меня около сторожки, возле груды кирпичей. Вообще, при любых непредвиденных поворотах
   ищи меня там - около кирпичей. Уразумел?
   - Конечно.
   - Тетка пошла на день рождения к подруге. Придет
   поздно и конечно, балдая! Это нам на руку. В засаду
   иди тихо, чтобы шагов твоих не было слышно... Поговорили еще немного о том, о сем. В начале девятого
   Лопатин завел друга на кухню. Достал из кармана бутылку и ловко разлил по стаканам поровну.
   - Вот, за все время нашей пьянки удалось немного
   сэкономить. На фронте давали 100 грамм для храбрости, а мы выпьем по 150! Ну, ладно. За наш успех!
   Чокнулись и выпили. Затем покурили на дорожку и вышли из дома На улице стоял легкий морозец... Через час каждый из них был уже на своем месте. Алексей не спускал глаз с будки. Он видел, как сменились постовые. Все. Тишина. Теперь он ждал появления Лопатина или выхода жертвы на улицу. Прошло полчаса напряженного ожидания. Ах, черт побери! Надо же этому случиться! В животе у Алексея сильно заурчало и ему неудержимо захотелось оправиться. Медленно отойдя на несколько метров в сторону расстегнул ремень, спустил брюки... Справив нужду, также потихоньку вернулся на свое место. Но что это? Он оторопел от неожиданности. Будка уже была закрыта на замок и стрелок с чайником в руке быстро удалялся от неё к выходу. Скоробогатов злобно выругался. Момент был упущен по его вине. "За водой пошел в сторожку" - сразу мелькнуло у него в голове. Надо срочно выходить на Лопатина. Дождавшись, когда стрелок исчез из поля зрения, он медленно пошел за ним следом... Лопатина он нашел за грудой кирпичей, недалеко от сторожки. Тот был очень злой и сразу напустился на Алексея.
   - Ты почему его упустил, остолоп?! Раззява, черт
   тебя дери! Ведь сам вышел на улицу!
   - Да, как назло ср... ть приспичило! Что, в штаны
   валить что-ли?! И у тебя могло такое быть!
   - Ладно, после драки кулаками не машут! Глянь-ка
   лучше в окно!
   В сторожке горел свет и Алексей хорошо видел двоих людей. Сторож-мужчина примерно сорока лет, сидел за столом около двери и курил. Чайник стоял на столе. Стрелок - молодой, среднего роста, худощавый, стоял рядом и что-то оживленно говорил. Одет он был в зимнюю теплую куртку. На голове шапка с кокардой. Куртка перепоясана ремнем и на правом боку заветная кобура.
   - Значит, так. Кран с водой в дальнем углу. Как
   только охранник или сторож пойдет набирать воду, сразу залетаем к ним! Дверь не заперта. Оба орем: "Стоять
   смирно!! Не двигаться!!" Я держу под ножом сторожа, а
   ты, Алексей, подбегаешь к этому молокососу и мочишь
   его! Постарайся с одного удара! Лучше в горло. В край
   нем случае, если он будет рыпаться, я пришью и сторожа! - возбужденно, вполголоса говорил Лопатин.
   - Лучше этого момента у нас на будет! Ждем!
   Оба напряженно уставились в окно. В сторожке продолжался оживленный разговор. Прошло примерно минут десять. Но вот, наконец, стрелок взял чайник со стола и направился в дальний угол. Лопатин тронул Скоробогатова за рукав.
   - Пора. С Богом!
   Оба достали ножи и быстрым шагом направились к сторожке. Лопатин резко распахнул дверь. С криком: - Стоять смирно! Не двигаться!! - ворвались в помещение. Лопатин остался около сторожа, его товарищ подскочил к стрелку. Чайник с грохотом упал вниз и по полу потекла вода. Алексей хорошо видел растерянное, бледное лицо стрелка и даже мелкие капли пота на нем. Но что-то мешало ему нанести решающий удар! Руки почему-то сделались ватными и непослушными. В уши врезался пронзительный крик Лопатина: - Лешка!! Мочи его!! Чего ждешь?! Но было уже поздно. Сильный удар рукой выбил нож и он отлетел в сторону. Второй удар в лицо отбросил Алексея к стене. Он быстро схватил лежащий на полу нож и с отчаянной решимостью ринулся на стрелка и... Грохнул выстрел. Что-то горячее больно и резко ударило в грудь и сразу перехватило дыхание. Уже падая, в последний миг своей жизни, успел заметить довольное лицо стрелка...
   Как только раздался выстрел, Лопатин с ножом в руке стремительно выскочил на улицу. Вслед ему выплюнул две пули наган, но все же ночная темнота спасла его. Бежал он долго. Убедившись, что никто его не преследует, пошел шагом... Тетка Дарья уже спала. Лопатин сам открыл ключами дверь квартиры и лег спать в другой комнате. Но долго ворочался на кровати, не мог уснуть...
   Лишь под утро сон одолел его... Проснулся он в десять часов утра. На вопрос тетки о его товарище нехотя ответил, что все расскажет потам. Аппетита не было и он ничего не ел. Весь день провалялся на кровати, бесцельно глядя в потолок. Сначала он долгое время проклинал себя за то, что поручил Алексею убить стрелка. Надо было это сделать самому. Затем стал проклинать себя за то, что вообще заварил эту кашу... Яростно материл президента и правительство, что при всем желании они не могли заработать денег на дорогу в Новосибирск. В глубине души у него теплилась надежда, что Алексей ранен и лежит сейчас в больнице. Надо было посмотреть последние городские новости. В восемь вечера он с нетерпением включил телевизор. Через десять минут с экрана прозвучало сообщение о том, что двое мужчин ночью совершили вооруженное нападение на стрелка военизированной охраны железной дороги и сторожа. При этом один из нападавших был убит из табельного оружия, второму удалось скрыться. Стрелок и сторож не пострадали. У убитого нашли только справку об освобождении из мест лишения свободы. Диктор назвала имя и фамилию погибшего. Все было ясно. Лопатин не выдержал и уговорил Дарью Семеновну купить чекушку спирта. За ужином он подробно рассказал ей все об этом нападении. 65-летняя полная женщина во время его рассказа все только ахала да охала и постоянно говорила одну и ту же фразу:
   - Да как же это вы!
   Помянули убитого Алексея. Лопатин с горечью сказал:
   - Не знал я, что так получится! Надо было мне вместо него! Уж я бы не растерялся!
   - Не поднялась у него рука на человека! Не каждый
   может убивать! Пожалел его и сам погиб.
   - Пожалел, говоришь! А он его не пожалел! Всадил
   пулю и будь здоров! И в меня стрелял два раза. Хорошо, что темно было. Так бы и лежал рядом с ним.
   - Ну, что поделаешь? - вздохнула Дарья Семенов
   на. - Такова уж его судьба! Ты, Петро, человека запросто можешь убить, а он нет! Такой уж родился.
   - Кто мог подумать?! Здоровый, молодой мужик! А
   лег в землю ни за что! Жизнь сейчас пошла такая, что
   никого не надо жалеть! Эх, Леша! Пожалел на свою
   смерть! Давай-ка помянем его еще раз, тетя Даша!
   - Давай...
   Финал этой истории бал таков. Алексея Скоробогатова, не сумевшего в нужный момент нанести решающий удар, закопали как безродного на городском кладбище. Районная прокуратура постановила, что табельное оружие было применено правомерно. Стрелок Владимир Иванов за отражение вооруженного нападения получил благодарность от начальства. И в то же время его сильно пожурили, что он самовольно оставил пост. Иванов и остальные его товарищи по работе никогда больше самовольно не оставляли свои посты.
   Лопатину все же повезло. Через два дня после этой трагической ночи он случайно встретил большого друга детства - преуспевающего коммерсанта из Новосибирска. Тот быстро вошел в его положение и купил ему билет на поезд. Вместе они и приехали в Новосибирск. В пути у Лопатина созрела в голове такая легенда. Вместе с ними освободился еще некто Игорь. Он и уговорил Алексея совершить нападение на стрелка охраны, Лопатин, мол, был против этого нападения. Отговаривал их всячески, но они молодые, горячие не послушались его. Алексея убили, а Игорю удалось убежать. Эту легенду он и рассказал потрясенным смертью последнего сына родителям Скоробогатова. Назвал и дату смерти.
   О том, что он сам сыграл главную роль в этой трагедии, Лопатин скромно промолчал. А самые главные виновники этой трагедии, как всегда, остались в стороне.
   22.10.99.
  
   0 вредной афере
   или как Колька Щукин
   работал с русской
   недвижимостью
   "Кругом ведь жулики, одни мошенники!..
   (Особенно в РОССИИ)
   В конце 1993 года в городе Красноярске существовало очень много риэлторских фирм. Правда, позднее, очень многие из них обанкротились и распались по многим причинам... Автор этого очерка недолго работал в одной из них в конце 1993 года. То, что описано в этом очерке - сущая правда. Все это было в действительности. Что произошло с Николаем Щукиным - это испытал на своей шкуре сам автор.
   В конце 1993 года Николай Щукин работал в военизированной охране Шинного завода. Зарплата была скромная, а цены огромные! Жена трудилась няней в Доме ребенка и тоже получала немного. А на шее висели две дочери семнадцати и тринадцати лет, которых нужно было кормить, одевать, обувать и т.д. График у Николая такой: сутки работаешь, три дня - выходной. Возможность подработать на стороне существовала. Он решил попробовать с недвижимостью. По объявлению в местной газете, с помощью телефона, вышел на некую Татьяну Аркадьевну. Она продавала за 15 миллионов трехкомнатную квартиру на 1-м этаже, с телефоном по адресу: ул. Тельмана 10, кв. 1 (в Зеленой Роще). Сама она никак не могла найти покупателя и Щукин предложил ей эту услугу. За это продавец твердо пообещала выплатить ему один миллион рублей.
   Сумма приличная, по тем временам. Николай сразу взялся за дело. Он звонил по телефону общего пользования в администрации Ленинского района. Все свои выходные (с 8.00 до 17.00), кроме субботы и воскресенья, он пропадал там. Обзвонил большее количество покупателей, но толку не было. Одних пугал первый этаж (в связи в криминалом), других не устраивала Зеленая Роща. Очень многих не устраивала цена квартиры. Много раз, по телефону, натыкался на риэлторские фирмы и всегда обрывал с ними разговор. Не хотел связываться. Надеялся заработать в одиночку. После семи дней напряженного труда стал просить хозяйку сбавить цену на два миллиона. Та не согласилась, несмотря на все доводы и уговоры Щукина. Он начал уже падать духом. В работе пролетело уже десять дней, а покупателя на эту квартиру не было...
   И вот, 11-ый день его поисков. Злой, как собака, стал опять звонить по объявлениям в газетах и "бегущей строке". Позвонив безуспешно несколько раз, набрал номер телефона по объявлению "Куплю квартиру". В трубке раздался мужской голос:
   - Да, я слушаю.
   - Здравствуйте! Предлагаю трехкомнатную квартиру на Тельмана с телефоном, 1-ый этаж за 15 "лимонов". Ее площадь и остальные данные могу подробно сейчас назвать.
   - Вы хозяин квартиры?
   - Нет, я посредник. По договору с хозяйкой ищу
   покупателей.
   - Вы сотрудник фирмы?
   - Нет. Частное лицо.
   - И, конечно, только недавно стали работать с недвижимостью?
   - Откуда вы знаете? - удивился Щукин.
   - Элементарно. Ну-ка, скажите мне все данные по
   этой квартире. Николай быстро, глядя в тетрадь, перечислил все данные.
   Мужчина уверенно сказал:
   - Так я и думал. Рыночная цена ее 12 "лимонов", а
   вы предлагаете за 15. Боюсь, вам очень долго придется
   искать покупателя! Может и повезет, если попадется такой, что очень плохо разбирается в ценах. Но подробнее об этом можно поговорить при встрече. Хотите встретиться со мной?
   - Для чего?
   - Я предлагаю вам работу в фирме "Российский
   центр недвижимости"! Я ее директор - Васильев.
   Николай сразу растерялся. Но немного погодя пришел в себя.
   - Я не знаю... Надо подумать.
   - Ну, что ж. Подумайте. Я не тороплю. Если на
   думаете, то приезжайте (он назвал адрес). Это напротив
   Советского исполкома, где магазин "Зенит". Двухэтажное здание. Заходите на первый этаж, сворачиваете на лево и там металлическая желтая дверь. Она одна такая. В нее и заходите. Лучше всего с 16.00 до 17.00. В это время я всегда нахожусь там. В остальное - не всегда. Я скажу прямо: если будете работать как частное лицо, то вам очень трудно будет добиться успехов в этой области деятельности! При встрече могу объяснить - почему. А пока - до свидания!
   - До свидания!
   Николай положил трубку и вышел на улицу покурить. В голове понеслись сумбурные мысли. "Что делать? Съездить туда, что ли? Видно, опытный мужик. Сказал, что работая частным лицом, ничего не получится. Ведь и правда, уже 11 дней покупателя не могу найти! Может, в фирме дела лучше пойдут? А, была не была! Попробую. Я ведь ничего не теряю". И он решил сегодня же съездить в фирму и подробно обо всем поговорить. Сразу же записал в тетрадку адрес и фамилию шефа (так он окрестил Васильева). А пока, до полчетвертого, решил "посидеть" на телефоне и поискать покупателя. Многим он звонил в этот день, но никто не захотел купить эту квартиру. Но вот и 15.30. Щукин поехал общественным транспортом и быстро нашел нужное ему здание... Вошел в просторный офис. За столом сидели двое. Один пожилой, седоголовый, худощавый мужчина среднего роста, в темном, скромном костюме. Второй - парень такого же сложения, но в ослепительно белой рубашке, с аккуратно висевшим модным галстуком на груди. Поздоровались. Пожилой вежливо спросил:
   - Это вы предлагаете квартиру на Тельмана за пятнадцать миллионов? - Да, я.
   Седоголовый указал рукой на стул: "Садитесь, пожалуйста!
   Щукин, сняв шапку, уселся напротив них.
   - Ну, что ж, - продолжал мужчина, - давайте
   знакомиться! Я и есть Васильев Анатолий Тимофеевич
   - директор фирмы "Российский центр недвижимости".
   А это Евгений Стародубцев - мой сотрудник. Очень
   молод еще. Мне и вам он в сыновья годится, поэтому
   по отчеству его можно не называть. А вас как?
   - Николай.
   - А отчество, фамилия?
   - Николай Сергеевич Щукин.
   - Хорошо. Теперь о квартире на Тельмана. Сколько времени вы ее "продаете"?
   - 11 дней уже. Но безуспешно.
   - Я Вам скажу, почему. Во-первых, первый этаж.
   Многие покупатели избегают первых этажей, опасаясь
   криминала. Во-вторых, - шеф брезгливо поморщился,
   - там недалеко алюминиевый завод. Часто отравляет
   атмосферу всякой гадостью. А в-третьих, как я уже говорил вам по телефону, хозяйка продает ее слишком
   дорого. Так что, смело ставьте на этой квартире крест.
   Кстати, сколько она Вам обещала заплатить?
   - "Лимон".
   - Хорошая сумма! Но даже если бы нашли покупателя, навряд ли вы ее получили бы! Частное лицо есть частное. Она могла вас обмануть и совсем ничего не заплатить. Или дала бы денег намного меньше, на худой конец. Причину всегда найти можно. А фирма есть фирма! Мы - юридическое лицо! Если клиент не захочет платить нам деньги, мы взыщем через суд. Мало того, еще моральный ущерб плюс судебные издержки... Ему такую большую сумму накрутят, что сам за голову схватится! Вот так, Николай Сергеевич! У нас работать надежнее! Да и вообще... Намного легче и эффективнее работать коллективом, чем в одиночку! А нигде больше не трудитесь?
   - Я работаю постоянно в охране шинного завода.
   Зарплата скромная, да и жена мало получает. А цены
   на все - сами знаете - какие! Две дочери на спине сидят. Одной - 17, другой 13. Работаю сутки через трое,
   вот и решил подработать на недвижимости.
   - Понятно. Ну, что ж. У нас вы можете заметно
   поправить свое материальное положение.
   - Я не против. Но позвольте сначала задать вам
   несколько вопросов.
   - Пожалуйста. Ваше право.
   - Сколько времени уже существует ваша фирма?
   - Примерно три месяца.
   - Успешно ли работаете?
   - Да. Бывает иногда, правда, что некоторые сделки срываются, но это не по нашей вине! Клиенты вино
   ваты. Но такое редко бывает. В основном, работаем
   успешно.
   - Какой доход фирмы в месяц? Шеф слегка улыбнулся.
   - Извините, Николай Сергеевич, но это - коммерческая тайна, потрудитесь у нас 2-3 месяца - сами поймете! Примерно, конечно. Я правильно говорю, Евгений?
   - Правильно, - ответил Стародубцев.
   - Ну и самый главный вопрос! Объясните, пожалуйста, подробнее, Анатолий Тимофеевич, какая у меня
   будет работа и сколько я буду получать у вас в месяц?
   - Вот это уже ближе к делу! - сразу оживился Васильев. Он достал из ящика стола толстую тетрадь в красивой разноцветной обложке и записал в нее полностью имя и отчество Щукина, домашний адрес, постоянное место работы. Спросил про телефон.
   - К сожалению, домашнего у меня нет. Я пользуюсь телефоном общественного пользования в администрации Ленинского района.
   - Жаль, что нет домашнего. Связь будет односторонняя. Вы в фирму можете позвонить, а мы вам - нет.
   Но ничего страшного! Можно и так неплохо работать!
   Кстати, в следующий раз принесите, пожалуйста, ваш график работы на Шинном заводе и рабочий телефон. На всякий случай. Может, иногда мне или ребятам придется позвонить вам на работу по делу.
   - Хорошо. Принесу, - сказал Щукин.
   Шеф достал пачку сигарет с фильтром. Вынул три сигареты и одну протянул Николаю, вторую - Евгению. Все закурили.
   - Ну, теперь о самом главном - о нашей работе! -
   аккуратно стряхивая в пепельницу пепел, заговорил
   снова Васильев. Щукин достал из сумки тетрадь, ручку
   и приготовился записывать.
   - Наша фирма работает с 9.00 до 17.00, кроме субботы и воскресенья. Сами понимаете, Николай Сергеевич,
   ведь у очень многих клиентов есть только телефоны на
   работе. Редко, правда, но иногда мы работаем по выходным, если сделка под угрозой срыва! Зашипите наш телефон - 22-05-12. На всякий случай мой домашний... -
   (Николай записал и этот телефон). - Суть вашей работы такая. Вы ищете клиентов (продавцов или покупателем квартир, не имеет значения) и приводите их к нам в
   офис. Мы Заключаем с ними договор и начинаем "обслуживать". Если это продавец - ищем ему покупателя,
   если покупатель - ищем продавца. Ваша задача - привести к нам клиента. Но хорошо запомните: вместе продавца и покупателя никогда не приводите! Они могут сговориться без нас. Одних покупателей или продавцов можно, но не больше двух человек сразу.
   - Почему? - спросил Щукин.
   - Сейчас поясню. Допустим, вы привели одновременно к нам четырех человек. А у фирмы в этот момент и так уже много клиентов. Много заключено договоров. Двоих еще можно "обслужить", а остальные двое получаются лишние. То есть перебор. Приходится им отказывать, падает наш авторитет и т.д. Да, имейте ввиду. Арендой мы не занимаемся, дачами и гаражами тоже. В будущем, когда сильно окрепнем, может и будем этим заниматься, а пока нет. Сейчас только купля-
   продажа квартир в самом Красноярске.
   - Квартиры любые?
   - Да. "Хрущевки", сталинки, новой планировки,
   даже гостинки. Не брезгуйте ничем. Да, такой вам совет. Избегайте первых этажей и окраин города. Я имею
   в виду продавцов. Теперь о документах. У продавца
   квартира обязательно должна быть приватизирована.
   То есть на руках должно быть свидетельство о собственности. Второй документ - паспорт. Третий -
   письменное согласие всех членов семьи. Совершенно
   летних, конечно. Вот три основных документа, которые
   должны быть у продавца. Остальные бумаги мы берем
   на себя, если их у него не будет. - Щукин быстро все
   записывал в тетрадь
   - Ну, а у покупателя должен быть только паспорт.
   В поисках клиентов используйте любую информацию:
   свежие объявления в местных газетах, "бегущую строку", разговоры соседей и на работе. Не ленитесь читать
   объявления на столбах и заборах, дверях магазинов.
   Тоже хороший источник информации. Клиента нужно уметь расположить к себе, уговорить заключить с фирмой договор. Работа с людьми - дело тонкое. Нужен умелый подход.
   - Я это понимаю.
   - Ваша задача-привести как можно больше клиентов. В месяц. Приводите продавца - мы ищем ему покупателя. Покупателя - ищем продавца нужной квартиры. Теперь о деньгах, которые нам должны платить клиенты. Сумма сделки - это цена продаваемой или покупаемой квартиры. Пишите, Николай Сергеевич: фирма берет такой процент от суммы сделки: до пяти "лимонов" - 10%. От пяти до десяти "лимонов" - 5%, свыше десяти - 5%.
   - Сколько я смогу заработать?
   - Важный вопрос, - улыбнулся шеф.
   - Заработная плата будет зависеть только от вас,
   Николай Сергеевич! Этот процент делится так. Допустим, вы привели к нам клиента. Процент он нам заплатил такой -- пятьсот тысяч. Пятьдесят процентов этой суммы забирает фирма. Мне нужно платить налоги, юристу, шоферу, который возит нас смотреть квартиры. Могут быть и другие непредвиденные расходы.
   Оставшиеся двести пятьдесят тысяч делятся пополам. Сто двадцать пять тысяч получаете вы, такую же сумму получает мой сотрудник, который работает с вашими клиентами. Весь декабрь месяц с вами будет работать Женя Стародубцев. Январь - Женя Евдокимов. А дальше - посмотрим. Кроме них, у меня еще есть Олег и Антон. Так что, по поводу ваших клиентов всегда обращайтесь пока к нему, - кивнул на Евгения.
   - А если его временно нет в фирме?
   - Ну и что? Могу и я записать вашу информацию.
   Не будет меня - любой сотрудник запишет и переда
   дут все, равно Стародубцеву! Проблем нет. В фирме, в
   рабочее время, один-два человека всегда есть.
   - Посоветуйте, пожалуйста, Анатолий Тимофеевич, с чего мне начинать? - спросил Щукин.
   - Я бы на вашем месте начал с продавцов. Не все из
   них хорошо ориентируются в ценах и некоторые продают квартиры дешевле, чем она стоит. Мы заключаем
   договор на продажу по цене хозяина, а сами предлагаем покупателю по настоящей, рыночной. Сами понимаете, лишние деньги - наши! Плюс проценты от суммы
   сделки. Попробуйте начать с левого берега. Там квартиры дороже намного, чем на правом. И процент, соответственно, больше. Начните с крупногабаритных:
   пяти-комнатные, четырех-, трех-. В крайнем случае беритесь за двух и однокомнатные. Особенно пользуются спросом квартиры новой планировки и "сталинки".
   В "сталинках" большие комнаты, кухни, высокие потолки... Стоят дорого. Не получится на левом - беритесь за правый берег в таком же порядке. Сначала вам может не повезти с квартирами, но не падайте духом!
   Попробуйте с гостинок, тоже сначала на левом берегу.
   Покупатели пусть будут у вас в самую последнюю очередь! Да, перед тем, как привести продавца к нам, обязательно тщательно осмотрите его квартиру или гостинку! Товар должен быть, сами понимаете, в хорошем состоянии! Иначе ее не купят или сильно сбавят цену.
   - Особенно не упускайте продавцов-бичей, - добавил Евгений, - любым путем уговорите его и тащите к нам! Мы возьмем в этом случае хорошие деньги!
   - Все верно, - сказал шеф.
   - Сегодня у нас третье декабря. Когда вы начнете
   работать?
   - Завтра я работаю на заводе. Сами понимаете,
   после суток надо немного поспать. Пятого, после обе
   да, можно начинать.
   - Сколько вам лет? - спросил Васильев.
   - Сорок четыре года.
   - Нормально, можно еще крутиться. Я уверен, вы,
   Николай Сергеевич, будете работать не хуже моих молодых ребят! Нет у вас пока опыта, но он придет со временем! Если возникнут какие-то проблемы - решим их по ходу дела. Вот теперь в нашей фирме уже шесть человек! Все встали. Шеф крепко пожал Николаю руку.
   - От всей души желаю успеха! То же самое сказал,
   пожимая руку, Стародубцев...
   Домой Щукин заявился в очень хорошем настроении. Жене Татьяне сказал:
   - Устроился на работу в фирму по купле-продаже
   квартир. Можно неплохо заработать! А какие там вежливые и обходительные люди! Сам шеф руку пожимает
   и по имени-отчеству называет! Двадцать лет на заводе
   "Сибтяжмаш" проработал и никто так со мной не обращался! Сразу чувствуешь себя человеком! Послезавтра
   начну искать клиентов!
   - А что с квартирой на Тельмана? - спросила жена.
   - А ну ее к черту! Продать трудно. Шеф все объяснил. Опыта у меня пока нет, только время зря терял!
   Дам хозяйке отказ!..
   Пятого декабря 1993 года, после обеда, он уже находился в администрации Ленинского района. Сначала позвонил Татьяне Аркадьевне и отказался от услуг посредника. Вежливо объяснил ей и причины, по которым очень трудно продать ее квартиру. Прощаясь, посоветовал ей все же сбавить цену. Потом Начал звонить по свежим объявлениям в местных газетах. Взялся, - как и советовал Васильев, за продавцов на левом берегу. Прошло два часа неудачных попыток. Но вот он позвонил по объявлению в газете: "Продам трехкомнатную по Аэровокзальной, тел. 22-04-03." В трубке услышал протяжный женский голос.
   - Да. Татьяна Ильинична слушает!
   - Здравствуйте! Вы квартиру еще не продали?
   - Пока нет. А вы что, хотите купить?
   - Да нет. Я сотрудник фирмы по купле-продаже
   квартир "Российский центр недвижимости", фирма может найти вам покупателя. Давно вы продаете квартиру?
   - Две недели уже. Второе объявление недавно в
   газету подала. И "бегущая строка" не помогает!
   - А мы можем за 2-3 дня найти покупателя! Я бы на вашем месте обратился в нашу фирму! Как думаете?
   - Но Вам же нужно платить!
   - Ну и что? Всего пять процентов от цены вашей
   квартиры. Зато вы, Татьяна Ильинична, быстро ее продадите!
   - Надо подумать... Сможете мне позвонить через
   тридцать минут, и я вам дам окончательный ответ!
   - Конечно. Позвоню!
   Щукин вышел покурить. Через полчаса опять набрал номер телефона.
   - Я согласна на вашу помощь и уплачу пять процентов.
   - Я так и думал! Вы очень благоразумны, Татьяна
   Ильинична! А квартира не новая? В хорошем состоянии?
   - Нет, не новая. Состояние хорошее.
   - Мне нужно ее посмотреть и записать все данные.
   Вы звоните из нее?
   - Да.
   - Можно к вам сегодня приехать? Я ее осмотрю,
   все запишу и мы успеем съездить в фирму заключить
   договор.
   - Извините, но мне сейчас нужно ехать на работу!
   Давайте лучше это сделаем завтра! Я отпрошусь с работы. Буду ждать вас к двенадцати часам дня! Мой адрес:
   Аэровокзальная 7а, кв. 47. Ваша фамилия?
   - Щукин. Хорошо. К двенадцати дня я буду у вас.
   До свидания!
   Воодушевленный Николай опять "сел" на телефон. Стал искать другого клиента. Прошел час, но толку не
   было. С продавцами квартир на левом и правом берегу пока ничего не получалось. Решил начать с гостинок на левом. В этот момент к нему подошел очень высокий парень, небрежно и плохо одетый, такой худой, как будто не ел десять дней. Спросил:
   - Вы занимаетесь недвижимостью?
   - Да. Я сотрудник фирмы "Российский центр не
   движимости".
   - Мне нужно срочно продать гостинку на Королева! Это правый берег. Продаю дешево - за три "лимона". Поможете мне быстро найти покупателя?
   - Конечно! Фирма вам быстро найдет! Но Вам придется заплатить нам за эту услугу триста тысяч.
   - Согласен.
   - Гостинка в хорошем состоянии?
   - В нормальном.
   - Приватизирована? Согласие членов семьи есть?
   - Конечно же, приватизирована! Все необходимые
   документы есть.
   - Все равно мне нужно ее осмотреть, а потом надо
   ехать в офис заключить с вами договор.
   - Мне сейчас некогда! Приезжайте лучше после
   семи вечера сегодня! Я буду дома. Адрес: Королева 9,
   комната 520, пятый этаж. Ее площадь - 12 м2. Эту комнату и продаю.
   - Кого спросить?
   - Меня звать Игорь. Игорь Погудин.
   - Хорошо. После семи вечера приеду.
   Как только парень вышел на улицу, Щукин сразу же набрал номер: 22 -05-12. Услышал голос шефа:
   - У телефона Васильев. Я слушаю.
   - Здравствуйте, Анатолий Тимофеевич! Это Щукин. Есть два клиента. Одна дама продает трехкомнатную на Аэровокзальной. Завтра я ее осмотрю, запишу все данные и привезу в офис.
   - А второй?
   - Парень продает гостинку на Королева. 12 м2 за
   три "лимона". Ему нужно срочно ее продать. Сегодня, после семи вечера, я поеду ее смотреть.
   - За три "лимона"! Это же дешево! - сразу оживился шеф. - Я вас очень прошу, Николай Сергеевич! |
   Обязательно съездите сегодня же, хорошо ее осмотрите и завтра, как можно раньше, везите его в офис! Если не будет хватать каких-либо документов - все равно везите! Сделаем. Главное, чтобы было свидетельство о
   собственности! Вы меня поняли?
   - Конечно. После семи я уже буду на Королева!
   - Да. После этого непременно позвоните мне до
   мой! Телефон домашний у вас есть. Я буду ждать! Заодно поздравляю вас с успешным началом работы! Желаю успеха!
   - Спасибо! Я позвоню...
   В 19 часов 30 минут Щукин уже поднимался на пятый этаж Королева 9. Вот и 520-я комната. Звонка не было и он сильно постучал в дверь рукой. За ней раздался мужской голос:
   - Вам кого?
   - Игорь Погудин здесь живет?
   - Да, здесь.
   Дверь сразу же отворилась. На пороге стоял очень, высокий, плотный, широкоплечий мужчина лет сорока с нахмуренным лицом.
   - Разрешите войти?
   - Войдите, - последовал угрюмый ответ.
   Щукин вошел и остановился недалеко от двери,
   - Мне нужен Игорь.
   - Его сейчас нет. Я его отец. А по какому вопросу?
   - Он продает эту гостинку за три "лимона". Я сотрудник фирмы, которая может быстро найти покупателя!
   - Чего?! - удивленно поднял брови мужчина. - Я
   хозяин комнаты и твердо вам заявляю: она сейчас не
   продается и продаваться никогда не будет!
   - Но он же мне говорил и сам назначил мне встречу!
   - Кого Вы слушаете?! Трепача и наркомана! Мне
   плевать, что он говорил!
   - Но как же так?! - Николай сделал шаг вперед.
   Но мужчина цепко схватил его за воротник шубы и как
   щенка потащил к двери:
   - А ты еще и наглец вдобавок! Сказано же - не
   продается!
   Получив сильный пинок в зад. Щукин махом оказался в коридоре. Выругавшись со злости, не торопясь вышел на улицу; На душе кипела обида. Одно из двух: Игорь был сильно накачан наркотиками на месте их встречи или же просто его разыграл как пацана. В любом случае обидно... Но шефу все равно надо было позвонить домой. Заскочив в гостиницу "Турист", он набрал нужный номер.
   - Плохо дело, Анатолий Тимофеевич! Полвосьмого я уже был на Королева. Парня дома не было и меня встретил его отец. Заявил мне, что эта гостинка не продается, а сын его просто трепач и наркоман! Грубо выставил меня за дверь!
   - Он идиот!! - вдруг закричал в трубку Васильев,
   - самый настоящий идиот!! И отец, и сын! Они оба
   идиоты!!
   Немного помолчав, уже спокойно сказал:
   - К большому сожалению, еще очень много кретинов рождает Российская земля! У вас, кажется, есть еще один клиент?
   - Да. Женщина продает трехкомнатную квартиру на
   Аэровокзальной. Завтра, после обеда, я ее привезу в офис.
   - Хорошо. Не отчаивайтесь, Николай Сергеевич!
   Продолжайте работать! Желаю успеха!
   - Спасибо...
   На следующий день, в 12.00, Щукин уже стоял у двери квартиры номер сорок семь. Позвонил.
   - Кто? - раздался за дверью, женский голос.
   - Щукин. Я сотрудник фирмы по купле-продаже
   квартир.
   Дверь открыли и он переступил порог. Перед ним стояла статная, красивая женщина лет сорока, в домашнем халате. Поздоровались.
   - Меня звать Николай Сергеевич. А вас, я знаю,
   Татьяна Ильинична.
   Она мило улыбнулась.
   - Давайте-ка попроще! Будем называть друг друга
   только по имени. Не возражаете?
   - Мне все равно, можно, я осмотрю квартиру?
   - Конечно.
   Щукин тщательно, не торопясь, осмотрел все три комнаты, кухню, совмещенные ванну и туалет. Квартира была в хорошем состоянии. Одна комната проходная, две маленькие другие - раздельные. Осмотром он остался доволен. Сел за стол и достал из сумки тетрадь с ручкой.
   - Мне нужно записать все данные по квартире.
   Общая площадь, жилая и так далее...
   - Пожалуйста, Николай! Как Вы заметили, это
   была двухкомнатная квартира. Сейчас она переделана
   в трехкомнатную.
   Затем она назвала все основные данные. Добавила:
   - Четвертый этаж, последний, мусоропровода нет.
   Зал большой, солнечная сторона. Балкона нет, есть
   стайка с подпольем. Телефон. Рядом детский сад и школа. Коридор - небольшой.
   Видя роскошную обстановку в квартире, Щукин сразу понял - хозяйка - состоятельная женщина.
   - За сколько Вы ее хотите продать? Двадцать пять. Ну, в крайнем случае - двадцать "лимонов". Вы курите, Николай?
   -Да.
   Хозяйка достала из кармана пачку дорогих сигарет с фильтром и зажигалку. Одну сигарету протянула
   Щукину. Оба закурили.
   - А почему вы так долго не можете найти покупателя?
   - За это время мне очень многие звонили. А начнешь говорить подробно все данные о квартире - сразу отказ. Несколько человек предлагали пятнадцать "лимонов". Я отказалась. Дело я том, что мне нужно купить квартиру в Москве. Они там дороже. Нужна большая сумма. В Москве живут мои родители и еще есть родственники. А здесь я живу с двумя взрослыми дочерьми.
   - Кстати, Татьяна, документы на продажу у вас в
   порядке?
   - А как же? Свидетельство о собственности есть,
   согласие членов семьи тоже.
   - Эти бумаги и паспорт возьмите с собой, когда
   поедем в офис.
   - Хорошо. Мой муж умер два года назад от рака,
   так что я теперь свободная женщина. А у вас есть семья,
   Николай?
   - Да, есть. Жену тоже Татьяной звать, две дочери - одной 17, другой 13. Все четверо живем в двухкомнатной, на Шевченко. Это в Черемушках.
   - Давно работаете в фирме?
   - Что вы! Всего второй день. Постоянная работа у
   меня - охрана шинного завода. Сутки через трое. Зарплата там небольшая, а детей надо поднимать. Жена
   тоже мало получает, вот и решил подработать в этой
   фирме. Жизнь сейчас дорогая, сами понимаете.
   - Я у вас, наверное, первый пока клиент?
   - Конечно. Вы правы. Мне очень приятно: первый
   клиент - такая красивая женщина!
   Татьяна радушно улыбнулась,
   - Может, сначала пообедаем вместе, а потом по
   едем. Я что-то проголодалась.
   - Можно, - согласился Николай.
   - Подождите немного, я сейчас соберу на стол.
   Она скрылась в кухне. Щукин не спеша докурил сигарету и через десять минут его позвали к столу. Он даже немного растерялся. Стол был накрыт шикарно. Дорогая копченая колбаса, импортный сыр в яркой красивой упаковке, копченая рыба трех сортов, шоколадные конфеты в вазе, апельсины. Он уселся напротив хозяйки.
   - А может, выпьем для аппетита? Что предпочитаете: есть посольская и польская водка, французский
   коньяк.
   Щукин не прочь был выпить, да еще с такой симпатичной хозяйкой. Но неудобно появляться в офисе с запахом, тем более он работал всего второй день. Последовал вежливый отказ:
   - Извините, Татьяна, но мне неудобно появляться
   в офисе с запахом. Только что стал работать. Вам-то
   можно, Вы клиент. А обо мне что могут подумать?!
   - Ах, да! Понимаю... - улыбнулась она, - но я
   одна выпивать не буду.
   - А мы что, разве прощаемся, Татьяна? У Бога дней
   много и я уверен, мы еще встретимся!
   - Несомненно. У вас есть домашний телефон?
   - Нет, к сожалению. Но вы найдете меня через фирму: 22-05-12. На всякий случай Щукин сказал ей телефон охраны Шинного завода. Она записала эти телефоны в записную книжку. Принялись за еду. Все было вкусно и Николай ел с большим аппетитом.
   - Когда продадим квартиру, мы хорошо "обмоем"
   эту сделку - сказала хозяйка, - я обязательно вас приглашу!
   - Не откажусь. А где вы работаете?
   - Зав. складом "Норильторга". Это недалеко от
   кинотеатра "Родина".
   - Знаю. Давно там работаете?
   - Восемь лет уже.
   - А где будете жить, когда продадите квартиру?
   - Домашние вещи отправлю контейнером до Москвы. А здесь немного поживу у сестры. У ней большая пятикомнатная квартира на Стрелке. Затем еду в Москву и пока не куплю там квартиру, буду жить у родителей.
   - Понятно. Наша фирма работает четко и я уверен,
   что очень скоро мы будем "обмывать" эту сделку!
   - Дай Бог!
   В завершение обеда попили чай с шоколадными конфетами и покурили на дорожку. Вышли на улицу.
   - На автобусе поедем? - спросил Щукин. Татьяна
   обворожительно улыбнулась.
   - Шутите, Николай! Сейчас поймаем "авто".
   - Но я не взял в собой деньги!
   - У меня есть. Нет проблем!
   Немного погодя, остановили новые "жигули" и водитель подвез их к нужному офису. Там находились молодые сотрудники и несколько человек, очевидно - клиенты. В небольшой комнате очень громко кричал по телефону Евгений Евдокимов. Перед ним лежало несколько свежих газет с объявлениями по купле-продаже недвижимости. Быстро нашли Стародубцева. Щукин все ему объяснил и положил на стол тетрадь с данными по квартире. Он сидел рядом с Евгением, Татьяна - напротив них. Стародубцев внимательно прочитал все данные, проверил документы. Сказал вежливо:
   - Ну что ж, уважаемая Татьяна Ильинична! Документы у вас в порядке, квартира тоже. Все вроде хорошо, но цена ее - слишком завышена! Настоящая рыночная цена такой квартиры - пятнадцать "лимонов", не больше!
   - Понимаете, в чем дело. Мне нужно купить квартиру в Москве. Я уеду туда жить. Квартиры там дорогие, сами знаете. Если я продам ее за пятнадцать "лимонов", то мне очень трудно будет ее купить! Почти невозможно!
   - А кого это волнует, Татьяна Ильинична? Это
   ваши проблемы и вам их решать! Разве будет покупатель отдавать лишние деньги? Его не интересует ваша Москва!
   - Ну, хорошо. Я сбавлю цену до восемнадцати "лимонов". Это вас устроит?
   - Поймите меня правильно. Допустим, мы заключили с вами договор о продаже за восемнадцать "лимонов". Ваша квартира будет "крутиться" у нас месяц, два, а то и больше! И все без толку! Лишняя трата времени! Настоящая ей цена - пятнадцать.
   - Но мне нужно купить квартиру в Москве!
   - Я же сказал; это ваша проблема! Я предлагаю заключить договор за пятнадцать.
   - Мне надо подумать...
   - Хорошо. Подумайте. Если согласитесь продать
   за пятнадцать, то приезжайте к нам. В рабочие дни. С
   9.00 до 17.00. Если не будет меня, то договор с вами
   заключит любой из сотрудников. Мне передадут. Поду
   майте хорошенько!
   - Ладно. До свидания! - До свидания! Когда она вышла, Евгений раздраженно сказал:
   - И где Вы "откопали" такую дуру, Николай Сергеевич! Пятнадцать "лимонов" стоит ее квартира, а она
   продает за 25-20! Дура набитая!
   - Но откуда я знал, что ей такая цена! - оправдывался Щукин.
   - Ну, значит так. Чтобы больше не было подобных казусов, теперь будем работать по-другому. Прежде, чем приводить сюда клиента, сначала позвонишь нам. Скажешь подробно все данные по квартире, а потом цену продавца. Мы хорошо разбираемся в ценах и если, дадим "добро" - везешь сюда клиента! То же самое с покупателями. Если не будет меня и Васильева - позовешь к телефону Евдокимова. Не будет его - Олега или Антона. Понятно?
   - Конечно. Возьми этот листок. Тут мой график
   работы на Шинном заводе и рабочий телефон.
   Стародубцев молча положил листок в ящик стола.
   - Какие вопросы еще есть, Николай Сергеевич?
   - Пока нет. Вроде все ясно.
   - Продолжайте работать. Желаю успеха!..
   Третий выходной прошел для Щукина безуспешно.
   Он опять начал с больших квартир на левом берегу. Многие оказались проданы. Многие заключили договоры с другими фирмами. Примерно третья часть продавцов отказывалась от услуг посредника. В конце рабочего дня он занимался уже гостинками на правом берегу... Вот и первый выходной. Он опять "сидел" на телефоне в администрации Ленинского района. Звонил до трех часов дня. Затем решил съездить на улицу Академика Павлова, в третье почтовое отделение. Там у Николая был абонементный ящик. Забрав газеты, направился к автобусной остановке, чтобы ехать домой. Внимание его привлекло небольшое объявление на фонарном столбе. "Срочно продается трехкомнатная крупногабаритная (сталинка) квартира. Общая площадь - 72 м2. Все раздельно, есть лоджия. Цена - 18,5 млн. Обращаться по адресу: Мичурина 43-12".
   "Так это же совсем близко" - мелькнуло в голове у Щукина. Какое-то предчувствие подсказывало ему, что продавец этой квартиры - очень удобный клиент. Он быстро направился по указанному адресу... Дверь открыла пожилая, седоволосая маленькая женщина. Спросила:
   - Вы хотите купить эту квартиру?
   - Да нет. Но наша фирма может быстро найти вам
   покупателя!
   Старушка подала ему стул. Уселась напротив.
   - Видите ли, квартиру продает мой сын Игорь. Он
   и невестка сейчас на работе. Нам нужно срочно ее продать. Мы уезжаем в Белоруссию, на родину, в деревню.
   Там у нас много родни, нашли сыну и жене его работу.
   Дом купим в деревне. Так что, вам нужно с ним поговорить.
   - Когда он будет дома?
   - После восьми вечера.
   - Как вас звать?
   - Капитолина Ивановна.
   - Капитолина Ивановна! Можно, я осмотрю квартиру? В хорошем ли она состоянии?
   - Пожалуйста, смотрите.
   Щукин тщательно все осмотрел. "Сталинка" была в хорошем состоянии.
   - У вас есть все данные по ней?
   - Конечно, есть.
   Она принесла из комнаты небольшую тетрадь и зачитала ему все данные. Николай все записал в свою тетрадь.
   - Давно ваш сын ее продает?
   - Уже несколько дней. А за ваши услуги надо ему
   платить?
   - Мы берем небольшой процент. Всего пять процентов. В общем так. Сейчас я позвоню в нашу фирму
   и если они дадут "добро" то после восьми вечера я
   опять буду здесь! А пока - до свидания!..
   Каким-то чувством Щукин ощущал, что эта квартира стоит намного дороже, чем 18,5 млн. Из ближайшего телефона-автомата он позвонил в фирму. Трубку взял Стародубцев. Николай сказал ему все данные по квартире и цену. Очень довольным голосом Евгений сказал:
   - Вы настоящий молодец, Николай Сергеевич! Хозяин пока на работе?
   - Да, после восьми вечера я его увижу.
   - Любым путем уговорите его заключить с нами
   договор! Очень хороший клиент! Завтра я надеюсь увидеть его в офисе!
   - Постараюсь, Евгений!
   - Шукин съездил домой, перекусил и посмотрел телевизор... В начале девятого вечера он уже звонил в заветную дверь. Ее открыл сам Игорь - худощавый мужчина среднего роста лет тридцати. Поздоровались и познакомились. Игоря не пришлось долго упрашивать. Он быстро согласился на услуги фирмы.
   - Я работаю художником-реставратором. Завтра я
   сначала съезжу на работу, отпрошусь и где-то часов в
   10 мы поедем в ваш офис. Поэтому, часам к десяти
   подъезжайте ко мне на квартиру.
   - А документы у вас есть на продажу? Свидетельство о собственности, согласие всех членов семьи?
   - Есть, конечно. Как же без бумаг! Николай немного замялся. Потом решился:
   - Игорь, у меня к вам такая просьба! Жизнь сейчас
   тяжелая, а у меня семья, дети... Цены бешеные. Может,
   из этих 18,5 "лимонов" 500 тысяч уступите нашей фирме?
   Хозяин немного подумал. Потом сказал:
   - Ладно уж. Так и быть. Пятьсот тысяч отдам вашей фирме.
   - Премного вам благодарен! Квартира у вас хорошая, "сталинка" и мы быстро найдем покупателя!
   - Чем быстрее, тем лучше! В Белоруссию надо
   срочно уезжать!..
   На следующий день, в десять часов тридцать минут, Игорь и Щукин уже находились в офисе. Стародубцева не было. Он уехал смотреть квартиру. Договор оформлял Евдокимов. Сначала он внимательно просмотрел документы хозяина. Щукин Сразу же предупредил Евгения:
   - Женя! Из суммы сделки Игорь выделяет нам пятьсот тысяч! Большое ему спасибо, конечно!
   Евдокимов с довольным видом тоже поблагодарил
   хозяина. Сказал:
   - Я это обязательно отражу в договоре!
   Договор оформляли в двух экземплярах. Игорь рас
   писался в обоих. Один из них Евгений отдал хозяину.
   Сказал при этом:
   - Второй остается у нас. Срок действия договора -
   одна неделя. За это время мы должны найти Вам покупателя! Но я уверен, мы найдем еще раньше! До свидания!
   А шеф просил вас остаться, Николай Сергеевич! Он скоро приедет.
   Через полчаса появился и шеф. В небольшой комнате собрались все работники фирмы, кроме Стародубцева- Васильев крепко пожал Николаю руку.
   - Я от души поздравляю вас, Николай Сергеевич!
   Вы привели к нам замечательного клиента! И сумели
   уговорить его подарить нам пятьсот тысяч! Здорово! А
   ведь настоящая рыночная цена этой квартиры - двадцать один миллион! Три миллиона - наши! Плюс еще пять процентов! Вот так. Учитесь, ребята, работать у
   Николая Сергеевича! Он тоже получит хорошие деньги
   после сделки!
   Шеф подошел к висевшей на стене большой и подробной карте Красноярска. Сказал:
   - Ага вот этот дом! Недалеко Злобинский рынок,
   станция Злобино, кинотеатр "Металлург", аптека, почта, много магазинов! Престижный район на правом
   берегу! Мы быстро найдем покупателя!
   Он достал пачку сигарет. Одну протянул Щукину. Закурили. Щукин спросил:
   - Анатолий Тимофеевич! Когда я смогу получить
   свою долю от сделки?
   - Значит так, Николай Сергеевич! Через день-два
   Стародубдев найдет покупателя! Дня три уйдет на
   оформление документов. В общем, через неделю вы
   получите свои деньги. А пока, я вам советую, ищите
   других клиентов! Не теряйте время! Можете начать
   опять с продавцов по свежим объявлениям, как я советовал. Всего хорошего!
   - Спасибо. Я все понял...
   Николай радостный вернулся домой. Быстро подсчитал свою долю. Это была сумма - 975000 рублей. Жене Татьяне сказал:
   - Таня! Я нашел для фирмы хорошего клиента!
   Через неделю получу 975000 рублей!
   - Не может быть!
   - Вот еще, не веришь! Ладно, принесу деньги -
   убедишься сама!..
   На следующий день Щукин опять поехал в администрацию Ленинского района. Но, в порядке эксперимента, решил начать не с продавцов, а с покупателей. Позвонил по объявлению трехдневной давности. Квартира еще не была куплена и покупатель согласен был на услуги фирмы. Затем начал звонить по объявлениям недельной, двух-, трехнедельной и наконец, месячной давности. Подавляющее большинство, за малым исключением, не купили себе квартиры. Все (пятнадцать человек) просили Щукина о помощи и готовы были заплатить нужный процент. Он им всем отвечал одно и тоже: у фирмы сейчас много заказов, но через неделю-две он обязательно им позвонит и фирма поможет купить квартиру. Он решил подстраховаться на всякий случай. Сначала получить свою долю, а потом уже везти в офис этих покупателей. Все было ясно, как божий день. Квартир в городе пока не хватало. Спрос сильно превышал предложение. Клиенты-покупатели (они давно уже хотели купить квартиры) сами шли в руки. На горизонте замаячили большие суммы денег...
   Всю неделю Николай отдохнул дома. Незадолго до того, как ехать в офис, ему приснился такой сон. Он подходит к офису. День солнечный, яркий. За ним идет огромная толпа радостных покупателей. У двери его встречает сам Васильев с сияющим от счастья лицом и крепко обнимает, жмет руки! Огромная толпа вваливается в офис. Стародубцев и Евдокимов, обливаясь потом, не успевают заключать договора. Он вместе с шефом начинает им помогать... Щукин проснулся и на душе сразу стало приятно от этого сна...
   Быстро пролетела неделя. Ровно в 9.00 Щукин позвонил в офис. Трубку взял сам Васильев.
   - Анатолий Тимофеевич! Можно мне приехать и
   получить свою долю?
   - К сожалению, получить вам ничего не придется!
   С вашей квартирой - полный завал!
   - В чем дело?! - чуть не закричал в трубку Щукин.
   - Это не телефонный разговор! Сейчас же немедленно приезжайте в офис! Я жду. - И Васильев положил трубку.
   Спустя некоторое время Щукин уже находился в офисе. Вид у шефа был очень мрачный, как у человека, понесшего большой материальный урон. Он даже не протянул руку Щукину и начал сразу:
   - Я не могу понять, в чем дело с вашей квартирой?!
   Покупатели, вроде, находились, хотели купить, но потом или совсем терялись или отказывались по различным причинам! Мы уже сбавили цену до восемнадцати
   миллионов! Я поднял на ноги всех своих сотрудников!
   Все только занимались вашей квартирой! Под угрозой
   срыва оказались многие сделки... На вас лица нет, Николай Сергеевич! Может, кофе? Или лучше стопочку
   коньяка?
   - Какой к черту коньяк! - чуть не заорал Щукин, -
   скажите конкретно, нашли покупателя или нет?!
   - Успокойтесь, Николай Сергеевич! Я обзвонил на
   днях все банки Красноярска и все без толку! Покупать
   эту квартиру никто не хочет. Она заколдованная, что ли?
   - Ну и что же делать?
   - Попробуйте-ка Вы, Николай Сергеевич, найти
   покупателя! Срок договора истек недавно и я думаю,
   хозяин еще не успел ее продать! Может, вам и повезет?
   - Хорошо, я сегодня же начну искать покупателя!
   - Попробуйте сначала за двадцать один миллион.
   По рыночной цене. В крайнем случае - хотя бы за во
   семнадцать. - Но цену сбавляйте не резко, а постепенно. Как только найдете покупателя, сразу же звоните
   сюда! Вечером можете позвонить мне домой. Кстати,
   вы целую неделю нам не звонили и не появлялись в
   офисе. Что, не могли найти клиентов?
   - Извините, но я болел. Сильно простыл. Не до
   клиентов было, - соврал Щукин.
   - Понятно. Ну ладно, действуйте! На вас теперь вся надежда!..
   Уже через два часа Николай нашел покупателя. Мужчина готов был купить квартиру на Мичурина за двадцать один миллион. Но осмотреть квартиру он мог только на следующий день. Щукин на всякий случай дал ему номер телефона фирмы. Сразу же позвонил в офис. У телефона оказался опять Васильев.
   - Все в порядке, Анатолий Тимофеевич! Я нашел
   покупателя за двадцать один "лимон". Квартиру он
   может посмотреть только завтра.
   - Неужели?! Так быстро нашли! Вам здорово везет,
   Николай Сергеевич! Я очень вам благодарен! Теперь
   слушайте меня. Сегодня же езжайте туда, найдите хозяина и предупредите, что покупатель есть. Завтра привезем его на осмотр. Извинитесь перед ним, конечно, что долго искали. Придумайте причину. Можно так: мол,
   трое сотрудников заболели, а у фирмы оказалось очень
   много клиентов... Но не говорите, что за двадцать
   один, а за восемнадцать с половиной, вы все поняли?
   - Конечно.
   - Если сегодня не сможете нам позвонить, то завтра утром обязательно!
   - Непременно позвоню. До свидания!
   Щукин вышел на улицу покурить. Он знал, что Игорь работает до восьми вечера и к этому часу решил ехать к нему. Большое подозрение все больше и больше овладевало им. Он чувствовал, что оказался жертвой большого обмана. Квартира давно уже продана и ему вешают лапшу на уши, как пацану. Но этот искусно поставленный спектакль он решил доиграть до конца. Ему стало интересно, чем же все закончится...
   В 20.00 он уже нажал на кнопку звонка. Дверь открыл сам Игорь. Он был шикарно одет, по праздничному. Из зала доносились мужские и женские голоса, звякала посуда. Щукин все понял сразу.
   - Продал квартиру, Игорь?!
   - А сколько, Коля, можно ждать?! Я понадеялся на
   вашу фирму, заключил договор, пятьсот тысяч даже
   уступил, а вы целую неделю не могли найти покупателя! А мне с семьей, сам знаешь, срочно нужно уезжать
   в Белоруссию!
   От Игоря сильно пахло спиртным, но он был не
   пьян.
   - Что же ты не привез покупателя в фирму? У нас были трудности объективного характера, поэтому мы долго не могли найти покупателя! У меня семья, дети, жизнь тяжелая... Хоть какие-то деньги я бы получил!
   - Я все понимаю, Коля! Но и ты пойми! Вечером, в
   пятницу, подвернулась семья из Иркутска. Жить совсем
   негде! А тут наступают два выходных дня, фирма не работает. Где я вас буду искать? Адресов ваших не знаю,
   один телефон рабочий! А ехать срочно надо! Зачем терять два дня? Вот и быстро продал... извини, конечно.
   Пойми меня правильно! У тебя будут еще клиенты!
   - Да нет! Уже не будут, - со злостью в голосе ответил Щукин.
   - Ладно, успокойся! Я послезавтра уезжаю с семьей. Сегодня проводины! Пришли мои друзья по работе.
   Пойдем, выпьем! Расслабься чуток!
   И Щукин решил снять стресс. Вошли в зал. Обстановки уже не было, один стол и стулья. Кругом сидели несколько хорошо одетых мужчин и женщин. Стол буквально ломился от обилия разнообразных закусок. Диапазон спиртного тоже был довольно широк: несколько сортов дорогой водки, вино, две бутылки коньяка. Сначала Николай познакомился со всеми, а потом налег на коньяк, водку и еду. Он сразу догадался, что Игорь тоже хорошо сыграл свою роль в этом спектакле, но виду не подал. Разговор шел о том, о сем. О убийстве уголовного авторитета "Ляпы" (Ляпунова), о инфляции, о дороговизне жизни и т.д. В 23.00 все стали расходиться. Изрядно подвыпивший Щукин пожелал Игорю и его семье хорошего пути и счастливой жизни на новом месте...
   В начале десятого он уже позвонил в офис. Шеф был на месте.
   - Все рухнуло, Анатолий Тимофеевич! Хозяин за
   выходные дни продал квартиру! Мол, срочно надо уезжать, ждать больше некогда!
   В трубке раздался равнодушный, суховато-жесткий голос Васильева.
   - Ну, что ж. Значит, нам не повезло. И у нас бывают обломы. Не отчаивайтесь. Ищите других клиентов...
   Несколько дней Щукин находился в глубокой депрессии. Мало того, что он не получил деньги за эту сделку, (а в том, что фирма эту сделку совершила и взяла при этом хорошие деньги, он не сомневался).
   Сразу отпала в сторону огромная толпа клиентов - жаждущих купить квартиры покупателей! Исчезла с горизонта огромная сумма денег, которые могла получить фирма и он сам!
   Когда прошла депрессия, он поехал в крайсовпроф. Там работала Суворина Нина Георгиевна - известный в городе и даже в Москве очень опытный юрист. В советские времена Щукин несколько раз успешно пользовался ее советами. В общих чертах, не вдаваясь в большие подробности, объяснил ей суть! дела. Она сказала сразу:
   - Знаете что! В риэлторских фирмах, за небольшим исключением, работает одно жулье! Я понимаю, что вас обманули! Но есть один нюанс: вы не заключили с фирмой письменный контракт! Это ваша ошибка. Поверили им на слово. Через суд взыскать с них эту сумму теперь невозможно! Документа, то есть контракта, нет. Тем более, хозяин квартиры уехал в Белоруссию. Так что, в суд обращаться бесполезно.
   - А если прибегнуть к помощи "крутых ребят"?
   - Не выйдет. Для них это маленькая сумма! Они
   вам откажут. Я сочувствую вам, но к сожалению, деньги эти уже не вернуть!..
   Расстроенный Щукин вернулся домой. Никто из фирмы его не искал, на Шинный завод не звонили. Еще через неделю он набрался смелости и решил съездить в офис, и все высказать в глаза шефу, а заодно и остальным. Сначала решил узнать, там ли Васильев. Набрал 22-05-12. Мужской голос спросил:
   - Вам кого?
   - Скажите, пожалуйста, директор фирмы "Российский центр недвижимости" Васильев на месте?
   - Забудьте Васильева. И фирму эту забудьте. Ее
   уже нет.
   - Почему?
   - Обанкротились. Три дня назад ее ликвидировали.
   Причин банкротства не знаю.
   - Благодарю.
   Щукину стало немного легче на душе Все-таки его обидчики, пусть не им самим, а волею обстоятельств,
   были наказаны. Больше он их нигде не видел и не встречал.
   Постскриптум:
   Если бы фирма честно выплатила Щукину его долю, то он долгое время приводил бы в офис много клиентов-покупателей, Фирма могла иметь большие доходы, а Щукин очень хорошие заработки. И возможно, эта фирма работала бы еще долго. Так что, эта афера повредила не только Щукину, но и "подставила ножку" самой фирме.
   19.11.99.
  
   Судьба перестраковщика
   "Ах, как нам хочется! Как всем нам хочется! Не умереть, а именно уснуть!" - Из песни Владимира Высоцкого, которая исполнялась в фильме "Бегство мистера Мак-Кинли" (1975 г.).
  
   Андрей Степанович и Нина Петровна Первушины, состоя с молодых лет в законном браке, прожили вместе долгую и счастливую жизнь. Вырастили и воспитали троих детей, проработали очень долгие годы, до ухода на пенсию, на одном и том же металлургическом заводе. Совсем недавно Андрею Степановичу "шмякнуло" 70 лет, жене было 67. Все бы хорошо, живи да радуйся жизни! Но в последнее время вопрос жизни и смерти стал очень сильно беспокоить Андрея Степановича. Вроде и здоровьем Бог не обидел, причин не было беспокоиться, а тревога за свою жизнь постепенно все чаще и чаще охватывала его. Он перестал смотреть по телевизору фильмы, в которых были эпизоды, хоть в малейшей степени, прямым или косвенным образом, показывающие человеческую смерть. Перестал читать такие же книги. Число читаемых газет сократил до одной - местной городской. Все же он не хотел полностью оторваться от окружающего мира, но всякая информация о смерти вызывала у него очень тревожное состояние. На дворе стояло лето 1998-го года.
   Андрей Степанович лежал в зале на диване и читал местную свежую газету. Жена готовила ужин на кухне. На последней странице его внимание привлекло небольшое сообщение, обведенное черной рамочкой.
   "Администрация завода "Стройиндустрия" с глубоким прискорбием сообщает, что 10 июля в автокатастрофе, на 45-м году жизни, трагически погиб председатель Совета директоров предприятия Дмитрий Юрьевич Митин. Выражаем глубокое соболезнование семье, родным и близким покойного. Вынос тела состоится 13 июля, в 14.00 часов, из дома культуры завода "Стройиндустрия".
   У Первушина слегка закружилась голова. Он сразу представил себе разбитую вдрызг легковую машину, толпу зевак, "скорую помощь" рядом, ГАИ... А самое главное - себя! Всего в крови, лежащего с разбитой головой около покореженного автомобиля! Он резко отшвырнул газету в сторону и прошел на кухню.
   - Вот, Нина! Сейчас прочитал в газете: в автоката
   строфе погиб председатель Совета директоров "Строй-
   индустрии" Митин!
   - Да ты что?!
   - Вот тебе и что! 45 лет. Помнишь, сколько раз его
   по телевизору показывали? Такой молодой! 45 лет. А
   как красиво и здорово он выступал! Энергичный такой!
   - Конечно, помню Андрюша! Много раз его показывали...
   - И все! Больше никогда не покажут! Был человек
   и нету. А как он хорошо жил эти годы! Такая должность! Имел все, что хотел! Как сыр в масле катался!
   Все. Ничего ему теперь не надо: ни денег, ни почета, ни
   машины, ни семьи...
   - Царство ему небесное! - тяжело вздохнула Нина
   Петровна.
   - А если бы не эта поганая катастрофа, сколько бы
   лет он счастливо прожил? Очень и очень много! Неле
   по. Ох, как нелепо!..
   На следующий день, во время обеда, супруга спросила Первушина:
   - Андрюша! Ты не забыл? Через три дня - воскресенье. Ты обещал свозить внуков в цирк. Там, говорят,
   такое пышное представление! Весь зал переполнен!
   - Я помню. Конечно, сходим.
   - Сынок купил уже заранее 3 билета. На тебя и внуков. Он звонил недавно мне по телефону и сказал, что
   отвезет всех вас на своей машине. Зачем маяться в общественном автобусе?
   - На машине мы не поедем! - резко сказал Андрей
   Степанович. Жена удивленно посмотрела на него.
   - Как? Почему?
   - А так. Совсем люди с ума посходили! Напридумали, настряпали всяких машин: Волги, Жигули, Тойоты, джипы, Вольво, Газели! Скоре "Козлы" по улицам будут гонять! Черт знает что! Аварии на каждом шагу!
   Мы пойдем пешком.
   - Пешком! Ты шутишь, что-ли?! Ладно, близко бы
   было. Больше часа надо до цирка идти!
   - А мне плевать! Я по пути внукам все достопримечательности нашего города покажу! Исторические места покажу! Им интересно будет. А в машине - бац и
   в цирке! Разве город толком они разглядят? Успеют еще
   с отцом накататься!
   - Ладно, внуки большие. Но ты ведь в возрасте,
   Андрюша! Не тяжело ли пешком топать столько времени? - не унималась Нина Петровна.
   - Мне? Тяжело? Не говори глупостей! Вот в таком
   возрасте как раз и очень полезно ходить пешком! Спроси
   любого врача, даже студентишку мединститута! Тебе скажут тоже самое! Отстаешь от жизни, Нинуля, отстаешь! И
   тебе надо как можно больше ходить пешком! А то все
   машины, машины! Я такую купил, он такую! Чем хвастаются, дурачье? Что больше отравы от бензина в атмосфере прибавится, да?! Эх, будь моя воля, я бы эти машины...
   Первушин крепко сжал кулак и веско сказал: - Вот где
   держал!
   Жена смотрела на него широко открытыми глазами.
   - Ну, ладно, Андрюша! Я же не спорю. Хочешь пешком - иди пешком...
   Так и было сделано. Поход в цирк дед с внуками совершил на "своих двоих". Внукам уже "приелась" отцова машина и они шли с большим удовольствием. Тем более, по пути, Первушин охотно показывал им городские и исторические достопримечательности и интересно о них рассказывал. Настроение после этого похода у него было очень хорошее. Но через два дня после этого он прочитал
  
   в газете трагическое сообщение о том, что в авиакатастрофе погиб заместитель генерального директора их родного металлургического завода Большаков. Первушин сразу представил огромную кучу дымящихся обломков самолета, пожарных в суете и другие спецслужбы... А самое главное - окровавленные куски своего тела! Боже мой! На душе сразу стало очень нехорошо. Лицо сделалось мрачным, как во время похорон. Сказал жене:
   - Плохая новость, Нина! Сейчас только прочитал
   в газете: в авиакатастрофе разбился зам. нашего гене
   рального директора Большаков!
   - Ох, беда-то какая! Под шестьдесят еще мужику!
   Не старый. А какой приветливый был, да внимательный! Особенно к нам, ветеранам! По любому вопросу к
   нему можно было зайти.
   - Теперь уже не зайдешь!
   - Земля ему пухом! - тяжело вздохнула супруга...
   Спустя два дня Андрей Степанович смотрел телевизор. Жена только что пришла из магазина и сразу подошла к нему.
   - Ох, плохая новость, Андрюша!
   Первушин сразу резко выключил телевизор.
   - Что такое?!
   - Соседку-то нашу, с первого этажа, Елену Ефимовну поездом убило!
   - Как убило?!
   - Ты же знаешь, она летом часто ездит на дачу.
   Торопилась, шла на остановку, чтобы успеть на электричку! А ей навстречу - четный поезд! Она свернула на другую линию, а сзади - нечетный! Из-за шума первого поезда не услышала второго! Машинист сигналил и тормозил, а что толку! Скорость большая, сразу не остановишь! Говорят, одни куски собирали. Голову аж в кустах нашли! Разметало бедную на мелкие части!
   Андрей Степанович живо представил стоящий поезд, толпу людей и самое главное - свою голову в кустах и окровавленные куски своего тела, разбросанные по всей линии! Сердце забилось у него очень часто. Стало тяжело дышать и сильно побледнел. Сказал слабым голосом:
   - А ведь ей было-то всего 55! Недавно только на
   пенсию пошла. Внуков успела нажить! Все. Не нужны
   теперь ни внуки, ни дача, ни муж. Все!
   - Какая страшная смерть! - грустно произнесла
   Нина Петровна...
   Через три дня супруги обедали на кухне. Нина Петровна была в хорошем настроении и охотно говорила о том, о сем.
   - Андрюша! Я недавно посетила наш завод и знаешь, что узнала! Всем ветеранам дают путевки на курорт и в санаторий, в Сочи! Помнишь, мы молодыми несколько раз туда ездили? Отличное питание, свежий воздух, море, пески и пляж! И главное - почти бесплатно! 20% платить от стоимости путевки.
   - Ну и что?
   - Как, ну и что? Ох, какой ты у меня стал непонятливый, Андрюша! Туго до тебя доходит. Возьмем две путевки и съездим, отдохнем. Поправим здоровьишко.
   Можно самолетом, а лучше - поездом! В пути места
   разные посмотрим, города...
   - Нет, я не поеду! И тебе не советую! - резко сказал Первушин.
   - Как так? Почему?
   - Да потому. Я много раз читал в газетах, что на юге у нас образовалось очень много озоновых дыр.
   Ультрафиолетовое излучение проникает в кожу и появляется рак! Что ты смотришь на меня большими глазами? Газеты надо читать - читать и на ус мотать! От жизни отстаешь, Нинуля!
   - Но ведь многие ветераны уже взяли путевки!
   - Ну и черт с ними! Если у них кумпол не работает,
   пускай едут, рак зарабатывают! Они начнут с крыши головой вниз прыгать и нам что ли? И второе. Читал, что в
   Сочи и вокруг него очень много криминала! Грабят на
   каждом шагу, убивают... Милиция не может всех выловить
   Ох ужас какой. Ладно, остаемся дома.
  
   - То-то же...
   Через несколько дней Нина Петровна поехала в гости к сыну Илье, который жил на окраине города и ночевала у него и на следующий день, к обеду вернулась домой. Супруг ее спал на диване не очень глубоким сном.
   - Как там сын, внуки?
   - Все живы-здоровы. Тебе передают большой привет. Ох, что я сейчас видела, Андрюша! У соседнего дома, напротив нашего, стоит большая толпа. В чем дело, думаю? Подхожу ближе и вижу: у самого подъезда лежит труп! Молодая женщина, хорошо одетая. А как получилось? Она жила в том подъезде, пошла в магазин за хлебом, а в этот момент пацаны играли на чердаке и нечаянно уронили кирпич. Он угодил ей прямо в висок. Сразу насмерть!
   - Сколько ей лет? - тихим голосом пролепетал Андрей Степанович.
   - Говорят, 28 лет. Двое детей остались без матери!
   - Да. Нелепая. Ненужная смерть. Такая молодая!..
   А недавно, Нина, я прочитал в газете. Вчера в десять
   часов вечера, прямо в центре нашего города, две крупные преступные группировки устроили большую перестрелку. Разбирались между собой. Есть убитые, с обеих сторон. Но дело не в этом. Случайно в этом месте оказалась девушка шестнадцати лет. Возвращалась домой от подруги. Две шальные пули попали в нее. В голову. Тоже насмерть!
   - Ох, ужас какой! - чуть не застонала Нина Петровна. - Ни за что погибла деваха! Хоть задержали кого?
   - Кого там! Преступникам удалось скрыться. Пока
   наша милиция раскачается... Сама знаешь. Но дело вот
   в чем. Ладно, надо вам разобраться. Взяли бы, как в
   старину на Руси делалось, выехали рано утром в чистое
   поле, где посторонних людей нету и пуляйте друг друга, сколько вам влезет! Хоть все до единого друг друга
   перебейте, черт с вами! На то вы и бандиты. Зато невиновные люди будут живы!
   - Правильно говоришь, Андрюша! Лень им в чистое поле выехать, лень! А ведь машины есть у каждого. В старину воины на конях биться в чистое поле выезжали, а эти на машинах выехать не могут! Позор, да и только!
   Супруг продолжал далее: - А возле нашего магазина, хоть не каждый день, но очень часто человек 8-10 кавказцев стоит. Что-то разбираются между собой, кричат. Ведь тоже мафия. Кто знает, что у них на уме. В любой момент могут пальбу открыть! А я и ты часто в этот магазин ходим! Хлеб там всегда свежий, мягкий такой. Вот и прилетит шальная пуля! Хлоп в лоб - нету нас! Все.
   - А ведь верно говоришь, Андрюша! Действительно, могут пальбу открыть, им все сейчас разрешено.
   - Слушай меня внимательно, Нина! Я тебе даю хороший совет. Когда пойдешь в магазин и там будут стоять кавказцы - будь начеку! Следи за ними внимательно. В случае пальбы не медли, сразу падай на землю лицом вниз и не шевелись! Даст Бог - останешься жива!
   - Поняла, Андрюша!
   - А сейчас я сам схожу в магазин. Надо хлеба купить и сливочного масла.
   Андрей Степанович спокойно, не торопясь, спустился в лифте на первый этаж. Мысль о женщине, убитой кирпичом, не покидала его. Он очень осторожно открыл наружную входную дверь подъезда и медленно отойдя немного от подъезда, устремил взгляд на крышу дома. Все было спокойно. Ласково щебетали птицы. Он не сразу заметил на скамейке пожилую соседку, которая внимательно наблюдала за ним.
   - Добрый день, Андрей Степанович! Что это Вы
   вверх смотрите?
   - Здравствуйте, Ольга Павловна! - немного смутился Первушин. - Да вот любуюсь... Погода сегодня очень хорошая! Прямо замечательная! Солнышко такое
   яркое светит, птички щебечут, ни одного облачка.
   - Да, верно, погода сегодня - прелесть! Можно
   полюбоваться. Он подошел к ней поближе и сел рядом
   на скамейку.
   - За всю эту красоту должны мы Господа Бога благодарить, - продолжала соседка. - Он все создал на
   Земле! Воду, воздух, леса, животных, моря, человека.
   Живи, да радуйся человече! А во всех пакостях, что на нашей Земле творятся, люди сами виноваты! Сатана их соблазняет на грехи.
   - Согласен с Вами, Ольга Павловна! Но хочу спросить, Вы же Библию изучали. Почему Господь не дал человеку жизнь вечную? Или хотя бы лет двести-двести пятьдесят жить? Умирать ведь никому не хочется, кроме самоубийц.
   - На это есть ответ в Библии. Прародители наши,
   Адам и Ева, не послушались совета Господа. Согреши
   ли в Эдемском саду, - поели плодов с дерева познания
   добра и зла. Вот и не дал Господь человечеству жизнь
   вечную! Болезни нам дал, старость и все прочее. Впрочем, могу Вам дать Библию почитать. Там интересно обо всем написано.
   - Хорошо. Немного попозже я у Вас возьму эту
   книгу. А сейчас надо сходить в магазин.
   Еще находясь далеко от магазина, он сразу увидел кавказцев. Их было восемь человек. Они стояли около четырех иномарок и о чем-то горячо спорили на своем языке. Первушин весь покрылся липким потом. Сердце учащенно забилось, во рту все пересохло. Не спуская с них цепкого взгляда, медленно зашел в магазин. Купив хлеба и масла, вышел наружу. В этот момент двое кавказцев быстро стали залезать в машину, двое - в другую. Остальные что-то резко стали кричать им вслед. У него все опустилось внутри. Слегка задрожали руки и ноги. В голову била одна только мысль: "Неужели стрельба?! Неужели?" Он стоял на месте, не спуская с них напряженного взгляда, готовый в любую секунду упасть на землю. А две иномарки резко тронулись с места и направились по городской улице. Оставшиеся четверо, спокойно и смеясь, опять заговорили между собой. Радостный и облегченный, Андрей Степанович направился домой... С этого момента он ограничил себя во многом. Совсем отказался от спиртного, даже от пива и даже в праздники. Бросил курить, хотя и так курил очень мало. Очень редко стал навещать детей и внуков. Поездки на курорты и в дома отдыха были забыты. Старался как можно реже выходить из дома.
   Правда, питался полноценно, ограничивая себя только в мясных блюдах. Чтение газеты и книг, да просмотр телевизионных передач - это основное его занятие. Так он прожил два года. И все же умер в возрасте семидесяти двух лет, в ясный, солнечный летний день, в своей квартире, на диване. В руке его была крепко зажата газета с очередным сообщением об автокатастрофе.
   Постскриптум.
   А жена его, Нина Петровна, вела более свободный образ жизни. Умеренно, иногда, принимала спиртные напитки. Часто ездила в гости, летом - на природу и т.д. В общем, наслаждалась жизнью по возможности. Умерла она, когда ей было восемьдесят семь. Пережила мужа на пятнадцать лет. Вполне возможно, что если бы Андрей Степанович так сильно не страховал свою жизнь, то продлил ее намного больше.
   21.12.99.
  
   Жертва телевидения...
   "Одна, но пламенная страсть его сжигала..."
   Дружно и без больших проблем жила в городе семья Колмогоровых- глава семейства - Тимофей Павлович, сорока лет, долгие годы успешно трудился в ЖКО слесарем. Супруга его, Альбина Дмитриевна, была на два года младше мужа и работала швеей на швейной фабрике. Старший сын, Вячеслав, 20-ти лет, зарабатывал деньги ремонтом легковых машин в автосервисе. Второй, Дмитрий, учился в последнем классе школы. Тимофей Павлович был, как говорится, мастер на все руки. Мог починить любую бытовую технику, кроме радиоаппаратуры, умел хорошо столярничать и плотничать, да и многое другое мог успешно делать. Но в последнее время появилось у него очень сильное влечение - стал очень часто смотреть телевизор, в свободное время. Не пропускал ни одной "мыльной оперы", ни одного концерта, ни одного шоу, да и многие другие передачи любил смотреть Колмогоров-старший. Он совсем перестал читать книги и журналы, очень редко брал в руки газеты. Остальные домочадцы не разделяли этой его страсти. Младший, Дмитрий, в последнем классе, очень сильно увлекся историей, особенно Российского и Советского государства. Стал очень много читать книг на эту тему, а по телевизору смотрел только исторические передачи. Остальные тоже "прилипали" к экрану намного реже... В середине октября 1999 г. решили Колмогоровы сделать в своей трехкомнатной квартире капитальный ремонт. Побелить, покрасить, наклеить очень красивые обои и еще кое-что по мелочи. Три месяца копили деньги на покупку необходимых материалов. Наконец, в октябре, краска, обои и другие материалы были куплены. Сделать ремонт решили все семьей, но больший и очень ответственный объем работ, естественно, возлагался на Тимофея Павловича. Начало этой операции было намечено на вечернее время, в четверг, после рабочего дня... и вот этот день наступил. В шестом часу вечера вся семья собралась на кухне. Поужинали. Глава семьи торопливо прошел в зал и взял в руки программу телевизионных передач.
   Сказал возбужденно:
   - Ага! В шесть часов - сериал "Просто Мария". Надо посмотреть. В семь - сериал "Нежный яд". А в восемь - ух ты! Концерт звезд российской эстрады! И долго он будет. Целых четыре часа! Давайте, дорогие мои, начнем ремонт завтра! Ох, давно я русских концертов не смотрел! Надоели эти все заграничные! Да и вы с удовольствием посмотрите! Подымем жизненный тонус!
   - Ну, что же. Завтра так завтра, - спокойно сказала жена.
   - Я пойду тогда, почитаю. Мне очень хорошую
   историческую книгу дали в школе почитать! - сказал
   Дмитрий и спешно удалился в другую комнату. Альбина пошла мыться в ванную, а Вячеслав, улыбаясь произнес:
   - И почему, папа, ты любишь смотреть "мыльные
   оперы"? Что ты нашел в них хорошего?! Одно по одному... Ничего серьезного!
   - А какие фильмы ты предлагаешь взамен?! - горячо возразил отец.
   - Наши российские хорошие фильмы редко сейчас
   показывают! Страна обнищала, нет денег их делать.
   Вот и приучили такие фильмы смотреть!
   - Да плевать я хотел на такие фильмы! Я лучше
   книгу хорошую или журнал почитаю!
   - Слушай, Слава! Мне эти картины нравятся, я к
   ним привык... А не нравятся тебе - не смотри! Я же
   насильно тебя не заставляю!
   - Да ты вообще, папа, готов сутками сидеть у телевизора, - махнул рукой Вячеслав и вышел из зала.
   Тимофей с наслаждением стал смотреть "мыльную оперу"... В восемь вечера к нему присоединились Альбина и Вячеслав. Концерт всем понравился. Выступало очень много знаменитых эстрадных артистов. Все пели от души и производили очень приятное впечатление. Особенно восхищался Колмогоров-старший:
   - Вот молодец Алка Пугачева! Сколько лет уже
   поет, при коммунистах начинала, а свой авторитет не
   уронила! Талант есть талант. А выглядит как молодо!
   Заметно моложе моей дорогой Аллы, хотя и старше ее!
   - Ну, во-первых, она сделала очень дорогую пластическую операцию за границей. Моей маме до самой
   пенсии не накопить денег на подобную операцию! А,
   во-вторых, мама долгие годы пашет у станка, не покладая рук. Тяжелая работа быстро старит женщину. У
   Пугачевой работа во много раз легче и приятней, -
   возразил Вячеслав.
   - Согласен, Слава, не спорю. Ого, смотрите-ка! Во,
   Леонтьев дает! Как прыгает по сцене-то, а?! И вправо,
   и влево... Ну и дает! Валера - класс! А ведь в годах уже
   мужик!
   - Он, папа, всю жизнь по колодцам и подвалам не
   лазил, как ты! То в сырости, жаре и холоде! Вот и сберег себя хорошо! А у тебя работа намного тяжелее, а
   получаешь - гроши! По сравнению с ним, ты - нищий.
   - Что ты, сынок, на артистов злишься? - раздраженно сказал Тимофей.
   - Я не пацан и без тебя все это прекрасно знаю!
   Они что, должны от больших денег и славы своей отказываться?! На их месте я и ты делали бы то же самое.
   Ну, раз нет у нас такого таланта, нет!
   - Что это вы из-за артистов заспорили?! - встрепенулась Альбина. - Боюсь, поскандалите еще!
   - Не волнуйся, мама! Не поскандалим. Меня просто злит большое преклонение перед ними! А ведь все
   они, за редким исключением, заражены накрепко "звездной" болезнью!
   Отец удивленно расширил глаза.
   - Ты что городишь, сынок?! Да кто их больных на
   сцену-то выпустит? Их лечить сначала будут в самых
   лучших больницах России, а то и за границей. Разве
   будут они больные так хорошо петь? С чего ты взял?
   Вячеслав раскатисто засмеялся. Потом заговорил серьезно:
   - Ты не так понял, папа! "Звездную" болезнь надо
   понимать в переносном смысле. Сейчас поясню. Это
   такая болезнь, когда артист здорово зазнается, т.е. де
   лает из себя маленького земного бога! Короче говоря,
   изображает из себя великую личность! Поясню на при
   мере. Допустим, на днях, в наш город прилетает на гастроли Александр Малинин. Звезда эстрады. В аэропорту его торжественно встречают и должны везти по городу в шикарном автомобиле. Допустим, Мерс, Тойота - не имеет значения. А его везут в старенькой "Жиге". Ну, всяко бывает. По каким-то причинам не
   смогли предоставить хорошую машину. Вот и начина
   ет проявляться "Звездная" болезнь! Во-первых, он может отказаться от поездки в "Жиге" и обругать матом
   всех подряд! Во-вторых, если и поедет, потом будет
   срывать зло на работниках гостиницы, куда его привезут. А, в-третьих, - самый худший вариант! Может
   вообще отказаться давать концерты в нашем городе!
   - Неужели это правда, сынок?
   - Я нисколько не вру. Просто ты очень редко читаешь газеты, отец! Вариантов этой болезни очень много.
   То гостиница не понравилась, то тараканишка, сволочь
   и наглец, по полу в номере "звезды" пробежал, то зав
   трак не понравился, телефона в номере нет и т.д. и т.п.
   В общем, не дай Бог простым людям иметь дело со
   "звездой"!
   Отец с сыном, увлеченные разговором, давно уже не смотрели концерт. И только одна Альбина, сидя от них в отдалении, внимательно смотрела передачу.
   - Приведу тебе, папа, конкретный пример, - продолжал Вячеслав, - читал в газете не так давно, забыл,
   правда, в какой. Знаешь нашего знаменитого певца
   Филиппа Киркорова?
   - Конечно, знаю. Как не знать.
   - Так вот. Давал он в каком-то городе большой концерт. Народу - тьма! И во время его выступления вышла на сцену одна девица с подносом. А на подносе - несколько бутылочек с соком. Рекламировать этот сок вышла зрителям. Все это было заранее согласовано с Киркоровым. И надо же такому случиться! Она нечаянно пролила немного сока на одежду "звезды". Боже мой! Не успела даже извиниться перед ним. Разъяренный Филипп, на глазах у многих сотен людей, вылил весь сок ей на голову! Облил с головы до ног!
   - Ничего себе! Вот тебе и "звезда"!
   Тимофей был просто шокирован этим рассказом сына. Немного помолчав, Вячеслав продолжал далее:
   - Что у нас за страна такая?! Любят культы личности создавать, земных богов делать! Не один десяток
   лет на Ленина и Сталина молились, боготворили их как
   Христа! Теперь на артистов эстрадных переключились,
   из них божков делают!
   - А кто виноват в создании "звездной" болезни?
   - Пятьдесят процентов - сам артист. Теряет себя
   как человек, как личность! А остальные пятьдесят процентов - доля публики, особенно фанатов! Ох, уж эти
   фанаты! Они готовы на руках нести "звезду", куда он
   прикажет, исполнять любые его желания, пятки лизать
   "звезде"! Короче говоря, настоящие зомби! Загипнотизированные! Гадко смотреть на это идолопоклонство и жалко этих людей, если их можно еще назвать людьми!
   - Интересно, а как можно вылечить артистов от
   этой проклятой "звездной" болезни? - спросил отец.
   - Самый надежный способ - только один. Можно,
   конечно, критиковать и стыдить их в печати, по телевидению и радио, но толку будет мало. А этот способ -
   самый надежный. Всем россиянам дружно и согласованно бойкотировать все концерты всех российских "звезд"! Ни одного человека в зале, не покупать ни один билет! Хотя бы на месяц. Не умерли бы фанаты.
   Сразу вылечились все "звезды"! С аэропорта везут их
   не в шикарном авто, а в простом автобусе, можно даже
   в кузове грузовика. Молчат все. Довольны. В гостинице не то что тараканы, крысы прямо под ногами бегают. Молчат все "звезды" - довольны. Простые щи трехдневной давности на завтрак "звезде" принесли.
   Ест за милую душу - довольна. Прежде, чем начать
   концерт, десять раз поклоны публике отобьет, а потом
   петь начнет. А чего выпендриваться-то? За счет простой публики, вы "звезды" - артисты хорошо живете и процветаете! Благодаря простым людям концерты
   свои ставите!
   - А почему бы этот способ не пустить в ход?
   - Очень трудно, отец. Сильно недружный у нас в
   России народ, ох как недружный! А так бы можно всех
   артистов вылечить...
   На следующий день, в пятницу, Тимофей Павлович пришел с работы в шесть часов вечера. Быстро поужинал и взял в руки программу. Семья стояла рядом в ожидании. Бегло просмотрел ее, сказал:
   - Так, значит. В семь вечера - сериал "Нежный яд". Надо посмотреть - чем кончится. Ох, ты! В семь сорок пять - "Поле чудес"! Замечательная передача! Посмотрим, дорогие мои! А там далее - фильм исторический. Сила! Я отрывки из него видел. Называется "Клятва рыцарей, скрепленная смертью и кровью".
   - А как же ремонт? Ты же обещал вчера сегодня
   начать! - спросила его жена.
   - Аллочка! Ну, сделай мне уступку! Неужели мы за
   два выходных не приведем нашу халупу в порядок?!
   Стоит мне только взяться, вы поможете и дело с концом! Два дня впереди! Ну? Дайте мне сегодня отдохнуть. И вы со мной отдохнете! Вместе буквы будем отгадывать на "Поле чудес".
   Вячеслав саркастически улыбнулся. Альбина некоторое время колебалась, о чем-то думала. Наконец сказала:
   - Ну, ладно. Посмотрим, как завтра ты, Тима,
   сдержишь свое обещание! Ладно уж. Отдохни, смотри
   телевизор.
   - Я знаю, что вы мне поверите! Тем более, сегодня
   я сильно устал. Было много работы...
   Около восьми вечера начали транслировать "Поле чудес". Дмитрий опять читал в уединении историческую книгу. К главе семейства подсели Вячеслав с матерью. Колмогоров-старший возбужденно сказал:
   - Ну и молодец, Якубович! Язык у него хорошо подвешен! Так и чешет, так и чешет! И ведь все его уважают. Участники передачи, зрители... Сколько подарков ему за это время подарили! Ужас! На одних подарках ему можно сделать целое состояние!
   - Да и зарплата у него, папа, во много раз больше,
   чем у тебя, - добавил Вячеслав.
   - Это понятно. У меня своя работа, у него своя.
   Пусть вертится на "Поле чудес", если может.
   - А все это шоу - туфта! Я читал в какой-то газе
   те воспоминания бывшего участника этой передачи.
   Все подстроено, чтобы нам, простым телезрителям,
   пыль в глаза пускать! А мы сидим, как маленькие дети,
   смотрим и верим!
   - Не верю я! Не может быть! - загорячился Тимофей Павлович.
   - Дело твое, папа. Можешь не верить...
   Все уже спали, а Колмогоров-старший с наслаждением до часу ночи смотрел телевизор. Потом лег спать...
   Вся семья встала в восемь часов утра. Потом, молча, плотно позавтракали. Тимофей Павлович был мрачен, как небо перед дождем. В воздухе висело какое-то невидимое напряжение. Решительно сказал:
   - Слава и Дима! Оставьте меня с мамой, самое
   большее, на полчаса. Нам нужно поговорить.
   Сыновья молча вышли, Колмогоров сразу же подсел вплотную к жене и взял ее за руку:
   - Аллочка, дорогая, послушай внимательно! Я
   знаю, ты на меня в обиде, что ремонт затянулся, прости!
   Ради Бога, дай мне передышку на эти два выходных дня!
   Такие интересные и захватывающие передачи будут
   идти по всем семи каналам! "В мире животных", "Ката
   строфы недели", "Вы очевидец", "Случайный свидетель", "КВН-99" и много других. А фильмы! Какие
   фильмы мы посмотрим за эти два дня! Помнишь,
   "Свадьба в Малиновке"?! Только я с тобой познакомился и на второй день мы уже смотрели этот фильм в кино
   театре "Космос"! Кино нашей любви!! Он будет идти в
   воскресенье, в два часа дня. Конечно, мы посмотрим. А
   в понедельник начнем ремонт после работы!
   - А там перенесем на вторник, со вторника на среду и так далее, - спокойно сказала Алла.
   - Ну что ты говоришь! Всему бывает конец. Даже
   у горьких пьяниц и то бывают временами перерывы.
   Аллочка, дорогая, клянусь тебе, ремонт будет сделан!
   Она смотрела на него широко раскрытыми испуганными глазами. Затем произнесла слегка дрожащим голосом:
   - А знаешь, Тима, ведь ты жертва!!
   Муж сразу слегка побледнел и растерянно уставился на супругу.
   - Какая жертва?! Разве я жертва?! Живой-здоровый, невредимый. Работаю, семья, дети... Что ты говоришь, Аллочка?
   - Ты - жертва телевидения! Ты без него жить не
   можешь! - убийственным тоном произнесла Альбина.
   Тимофей растерянно молчал. Возразить было нечего. Лицо его бледнело все больше и больше.
   - Я согласна. Есть свободное время - смотри,
   сколько угодно. "Кончил дело - гуляй смело". Но это
   уже очень плохо, когда из-за телевизора плюешь на все
   нужные и полезные дела! А у тебя сейчас так и идет,
   дорогой Тима! Ты потерял авторитет у сыновей, у меня!
   Из-за чего? Смешно сказать. Из-за телевизора! Где твоя
   сила воли, мужчина?! Я женщина, и то в этом смысле
   сильнее тебя! В общем, вот тебе мой сказ! Ладно, отдохни эти выходные, смотри свой "ящик". Но запомни:
   если ты в понедельник не начнешь ремонт, то я нанимаю двоих рабочих. В наше время это не проблема.
   Конечно, придется залезть в большие долги, но что делать? Если бы я и сыновья смогли сделать ремонт без тебя, то давно бы уж сделали! Вопрос серьезный. Хорошо подумай об этом, Тима, на досуге за эти два дня...
   И Тимофей, несмотря на то, что в эти выходные очень часто смотрел свой любимый "ящик", стал долго и упорно думать. О мужской силе воли, о своей пагубной привязанности, о семье и еще кое о чем... Наконец, придя вечером в понедельник с работы, сделал первый решительный шаг к большому удивлению близких. Под его руководством и при непосредственном участии, капитальный ремонт начался! Дружно кипела работа ив среду, к 12-ти часам ночи, он был успешно завершен. Телевизор, конечно, отдыхал все это время.
   Тимофей Павлович сделал и второй, еще более решительный шаг. Он очень сильно ограничил время просмотра телевизионных передач. Отбросил в сторону "мыльные оперы", боевики, "пустые" фильмы и такую же "пустую" информацию, различные глупые шоу и т.д. Он стал смотреть только интересные, полезные передачи. Больше стал читать книг и журналов. Но все это в свободное от дел время. Так что, его авторитет в семье был восстановлен. Сила воли взяла свое.
   P.S. Автор этого рассказа, конечно, не "враг" телевидения. В нем есть много интересных и полезных передач. Но, к сожалению, есть и много ненужной, лишней, грубо говоря, "шелухи". Обидно одно. Телевидение необходимо в жизни человечества. А все же молодое поколение, особенно дети, очень сильно им увлекается, напрочь игнорируя серьезную и полезную художественную литературу, другие виды творчества. Хочется верить, что когда-нибудь этот сильный "перекос" будет исправлен.
   06.01.2000.
  
   Сказ о несчастной стране России или откровение деда Макара своему внуку
   "Умом Россию на понять."
   "А за что любить эту страну?!
   За одни березки, что ли?"
   (Из интервью известного
   российского актера
   Александра Збруева газете
   "Красноярский комсомолец".
   Лето 1999 года).
   "Суха теория мой друг А древо жизни пышно зеленеет!"
   (Гёте)
   Дед Макар родился в 1929 году в деревне Ивановка, каких очень много в России. В ней прошли его детские годы и юность. Пережил тяжелые годы войны и после неё уехал в город к близким родственникам. Там поступил в университет на гуманитарный факультет и успешно его закончил. Всю свою трудовую жизнь преподавал сначала школьникам, а потом студентам историю и философию. Любил дед Макар эти науки как родную жену и перечитал за долгие годы очень много соответствующих книг. Была у него естественно, семья, дети... Потом появились и внуки. Один из его сыновей, Владимир, окончил в молодости сельскохозяйственный институт и (надо же быть такому совпадению) попал по распределению на родину отца, в деревню Ивановку. Долгое время работал в совхозе агрономом, затем стал главным агрономом. Совхоз процветал в советские времена, но крепко устоял на ногах и в тяжелые годы реформ (1992-1999 гг.). Остальные дети жили в городе. Дед Макар в 1989 году пошел на пенсию. Так бы и жил в городе до конца своих дней, но в 1994 году уговорил его Владимир переехать в Ивановку. Продали 3-ком-натную городскую квартиру и купили в деревне хороший дом с большим огородом. Завели небольшое хозяйство. (Много ли надо деду и его жене).
   Свежий воздух, лес, ягоды, грибы, речка и т.д. Все же родина! Да и сын с семьей под боком, внуки... Нет, не жалел дед Макар с женой, что покинул город. Очень нравилась им эта деревенская жизнь! И дед как будто помолодел. Весной 1999 года стукнуло ему 70 лет, а на вид дашь всего 60. Трое детей росло у его сына Владимира, но сильно дед любил самого последнего - Алексея. Очень уж смышленый и сообразительный пацан, хотя недавно исполнилось ему всего 7 лет. Хорошо читал и считал, сильно полюбил художественную литературу и историческую. Дед Макар периодически, время от времени, проводил с ним усиленные занятия по истории и философии, по всем правилам педагогической науки. Много он успел уже передать знаний своему любимому внуку....
   Конец июня 1999 года, 12 часов дня. День выдался ясный и солнечный, но не очень жаркий. Хорошая погода, одним словом. Пообедав, дед Макар вышел на улицу и присел на лавочку около своего дома. Стал читать свежую газету. Внук Алексей появился неожиданно:
   - Здравствуй, дедушка!
   - Здорово, внучок! Есть хочешь?
   - Да нет. Только что дома поел.
   - Отец где?
   - На работе. А мама стиркой занялась.
   - Несколько дней у нас не было занятий. День хороший, может позанимаемся?
   - Конечно, дедушка. Я согласен.
   - Последний раз мы подробно разбирали капитализм. Какой это строй, его особенности и все прочее.
   Помнишь, Леша?
   - Хорошо помню. А сегодня что?
   - Сегодня я расскажу тебе историю нашей несчастной России!
   Буду говорить тебе самое основное. Если очень уж подробно её освещать, то нам и недели не хватит! Да и зачем? Если захочешь узнать более подробно историю нашей Родины - необходимые для этого учебники есть в моем доме. Они всегда в твоем распоряжении.
   - Я знаю, дедушка. А почему Россия несчастная?
   Разве мы плохо живем в Ивановке? А другие города и
   деревни? Дед Макар загадочно улыбнулся:
   - Вот, Леша, когда прослушаешь мой рассказ -
   тогда поймешь, почему наша страна такая несчастная!
   Дед Макар достал сигарету с фильтром и закурил. Не торопясь, начал:
   - Чтобы тебе было более понятно, начнем сначала
   с другого. В 19-м веке, в Германии, родились двое ученых- Карл Маркс и Фридрих Энгельс. И в зрелом
   возрасте создали они большое научное учение, согласно которому капитализм постепенно во всех странах
   будет уничтожен. На смену ему придет более прогрессивный строй - социализм, а затем и коммунизм. Коммунизм - это земной рай. Все люди на земле при нем будут жить счастливо, не будет войн, преступности и
   многих других пороков человечества. Карл Маркс не
   один год писал большой труд - "Капитал". Он учил,
   что пролетариат совершит революцию и установит
   свою диктатуру. Затем построит социализм, а уже потом коммунизм. Причем все это может произойти сна
   чала в одной стране, но рано или поздно капитализм
   будет уничтожен во всех странах.
   - А в какой стране был или сейчас есть коммунизм?
   - Не было его ни в одной стране, сейчас нет нигде.
   Да и не будет никогда!
   - Почему?
   - Потом скажу. Всему свое время... Так вот. Считай, очень многие годы жизни посвятили Маркс и Энгельс этому учению. Получило оно название - марксизм. И овладело это учение умами многих людей, стало авторитетным. Привлекательная и заманчивая идея!
   Все люди будут жить счастливо, все равны, ни бедных, ни богатых... В общем, земной рай.
   Дед Макар умолк ненадолго. Сделал насколько затяжек из сигареты. Продолжал далее:
   - В 1870 году, в России, в маленьком городке Симбирске, родился Владимир Ульянов. Потом у него был
   псевдоним - Ленин. И заразился он этим учением до самого конца своей жизни! И очень многих людей потянул за собой! Не одну тысячу. Миллионы! Сам он был грамотным. Получил высшее юридическое образование. Он развил марксизм и дополнил его другими положениями. В то время в Российской империи форма власти была одна - монархия. Глава государства - царь. Существовали организации, которые пытались свергнуть царя путем индивидуального террора. Этот путь был ошибочным. Он не мог привести к успеху.
   Многие революционеры-террористы были арестованы
   и казнены. В их числе родной брат Ленина - Александр. Ленин быстро понял, что путь террора ведет в тупик. Он окружил себя многими талантливыми и способными соратниками и создал мощную организацию,
   которая называлась партией большевиков. Ленин был
   способным организатором. Создал газету "Искра" и
   сумел привлечь на свою сторону очень много сторонни
   ков. Царская полиция его арестовывала не один раз.
   Ссылали в Сибирь, в село Шушенское. Объективности
   ради стоит сказать, что царское правительство в большинстве случаев очень мягко наказывало революционеров-бунтарей. Например, Ленин в Шушенском как
   будто отдыхал. Хорошо питался, свежий воздух, лес,
   собирал грибы, охотился. Успешно работал над книгой
   "Развитие капитализма в России". Только что глушь, а
   так жить можно было. Также легко переносили ссылку
   многие его видные соратники.
   - И этими мягкими наказаниями царское правительство рыло себе могилу! - уверенно сказал Алексей.
   - Совершенно верно, внучек. Если бы вместо царя
   стоял у власти Сталин (я потом тебе расскажу о нем подробнее), то Ленина и его товарищей давно бы уже не
   было в живых! Но Николай Второй мягкотелый человек.
   Таков и результат: сначала Февральская революция, потом Октябрьская 17-го года... Но об этом попозже. Империя была огромной. Кроме России, в неё входили Украина, Белоруссия, Казахстан, Средняя Азия и много других территорий. Хотя в начале 20-го века в империи уже существовал капитализм, но он не был так сильно развит, как в других странах. Россия была отсталой страной в этом отношении, не говоря уж об окраинах. Кроме того, это аграрная страна, т.е. очень значительную часть населения составляли крестьяне, которые находились в большой зависимости от помещиков. Помещики владели очень большими участками земли. В деревнях сохранились отсталые патриархальные отношения. Экономически крестьяне очень сильно зависели от помещиков. Сельскохозяйственная техника была очень отсталой, в отличие от западных стран. Крестьянское население значительно нищало. Были богатые крестьяне, но их мало. Звали их кулаками. Они, конечно, сами трудились, но часто и нанимали в работники бедных крестьян. Хозяйство-то большое. Тяжелая была жизнь и у подавляющего большинства рабочих. Заработная плата нищенская. Рабочий день длинный - от 13-ти до 14-ти часов. Условия жизни ужасные! Жили рабочие в землянках, мрачных бараках, трущобах. Короче, по уровню жизни Российская империя занимала самое последнее место среди других стран.
   - Почему, дедушка?
   - Во-первых, капитализм еще не был так сильно раз
   вит. Во-вторых, он имел в России свои специфические
   особенности. Я не буду об этом рассказывать. Более подробно ты можешь узнать, как я говорил, в учебнике истории. Естественно, рабочий класс стал бороться за лучшие условия жизни. Начались забастовки. Большие массы простого народа (рабочие, крестьяне, интеллигенция
   и т.д.) остались недовольны существующей властью и
   жаждали перемен в экономической и политической жизни страны. Нужны реформы. Но самодержавие, к большому сожалению, было непреклонно в своем стремлении сохранить прежнюю жизнь общества. Кардинальных мер по улучшению жизни страны не принимало. Вот и результат: революция 1905 г. Сначала, в 1904 г. произошла война с Японией. Япония хорошо подготовилась к войне. Россия же оказалась не готова и царская армия терпела поражения одно за другим. Война закончилась победой Японии. Но очень большое количество рабочих (многие десятки тысяч) еще верили царю-батюшке и надеялись на его помощь в улучшении своей жизни. 3 января 1905 г. в Санкт-Петербурге (в то время это была столица Российской империи) началась мощная стачка. Она охватила все предприятия Санкт-Петербурга. 8-го января насчитывалось уже более 200-ти тысяч бастующих. Священник Гапон (благодаря своему простому происхождению, пользовался большим авторитетом в рабочей среде) предложил составить петицию царю, которую и понесет народ своему государю. Петиция собрала за три дня более 150 тысяч подписей. Она представляла из себя смесь резких требований и мистической слепой веры в силу царя. Утром, 9-го января, 15 тысяч мужчин, женщин и детей большими потоками устремились к Зимнему Дворцу. Они несли иконы и хоругви, пели псалмы и "Боже, царя храни!" Около дворца стояли войска. Солдаты стали стрелять в народ, началась паника и страшная давка. В давке погибли несколько сотен человек, тысячи ранены.
   - А царь находился в Зимнем?
   - Да нет, Леша. В тот день его там не было.
   - Этим расстрелом он совершил страшную ошибку
   в своей жизни! Так, дедушка?
   - Все верно, Леша. Вера у народа в доброго царя-
   батюшку сразу же исчезла. 9-е января назвали "Кровавым воскресеньем". Этот расстрел повлек за собой революцию 1905 года, а в конечном итоге - 1917-го года.
   Революция 1905-го года началась сначала с большого
   количества забастовок по всей империи, а затем вспыхнуло вооруженное восстание в Москве, в районе Пресни.
   Но оно было подавлено войсками. Начались большие
   репрессии царского правительства. Очень многих людей
   арестовали и заключили в тюрьму. На подавление крестьянских волнений направили карательные войска. Про
   лилось много крови в России в те времена. Но это были
   еще цветочки по сравнению с 1917-м годом и гражданской войной! Жестоко подавлял крестьянские бунты премьер-министр Столыпин. Он утвердил военно-полевые суды, которые вынесли очень много смертных приговоров. По деревням свирепствовали карательные войска. Массовые репрессии охватили страну.
   - А что же делали большевики?
   - Кроме большевиков, в России было много других
   партий. Кадеты эсеры, октябристы, меньшевики и т.д. У
   каждой из них - своя программа. Большевики, конечно,
   по мере возможности, поддерживали революционные
   выступления, занимались пропагандой своих взглядов в
   народе. Но большого авторитета у них еще не было. Он
   появился гораздо позже - ближе к 1917 году. Так что,
   революция 1905 г. потерпела поражение. Самодержавие
   оказалось еще сильно! Все понятно, внучек?
   - Да, дедушка. А что дальше?
   - Столыпин хотел и пытался обновить страну. Он
   начал претворять в жизнь аграрные реформы. По своей сути, они были правильные. Чтобы поднять сельское
   хозяйство, он хотел сделать крестьян полновластными
   собственниками земли. При нем поощрялось переселение в Сибирь, где не было помещиков и имелось много свободных земель. Второе: он хотел достичь всеобщей грамотности населения, чтобы появился класс сознательных грамотных фермеров. Третье: Столыпин надеялся добиться успешного роста промышленности.
   Но этим реформам Столыпина не хватило времени.
   Они не были доведены до конца.
   Кстати, хорошо запомни, внучек: революция 1905 г. - это первое большое потрясение, которое испытала Россия в 20-м веке. Но Столыпин совершил ряд ошибок, которые привели к серьёзным последствиям. Я не буду их называть, можешь прочитать об этом в исторической литературе. В 1911 году Столыпина убивает в Киеве молодой агент царской охранки.
   Дед Макар снова достал сигарету и закурил. Немного помолчав, продолжал далее:
   - 1-го августа 1914 г. Германия объявила войну России. Началась 1-я мировая война, унесшая миллионы
   жизней. В союзе с Россией против Германии, Франция и Англия. На стороне Германии - воевали Австро-Венгрия. Постепенно в эту войну оказались втянуты многие государства. Во время этой войны явился в Российской империи экономический кризис. Для русской армии не хватало снаряжения, патронов и снарядов. Поэтому она потерпела много поражений и несла большие потери страны наблюдался рост цен, падение заработной платы, дефицит многих промышленных товаров. Началась большая инфляция. Условия жизни простых людей катастрофически ухудшались. Произошло много забастовок.
   - А что же правительство и царь?
   - Они оказались политически бессильны. Управлять страной не смогли... И вот 3-го марта 1917 года в России произошла Февральская Революция. Царь Николай II отрекся от престола. К власти пришло Временное Правительство, как потом их иронически прозвали большевики, состоящее из "министров-капиталистов". Но и это правительство не смогло покончить с экономическим кризисом. Тем более, война продолжалась им до "победного конца". Народ устал от войны жаждал мира. Тем временем, авторитет большевиков сильно вырос в народных массах. Из-за границы вернулись
   Ленин и многие его видные соратники. В октябре 17-го года произошло вооруженное восстание. Временное Правительство, заседавшее в Зимнем Дворце в Петрограде, было арестовано. Власть захватили большевики т.е. произошла Октябрьская революция.
   - Много ли было жертв во время этой революции?
   - Да нет, Леша. Мало. Можно сказать, власть была
   захвачена мирным путем. Большевики вскоре издали
   популярные в народе декреты. Декрет о мире и о земле
   Каждая крестьянская семья должна получить до две
   три десятины земли. Кроме того, вскоре после своей
   победы, большевики издали несколько популярных за
   конов для рабочих. Их авторитет в народных массах
   поднялся еще сильнее. Были созданы еще многие реформы. Главой государства избрали Ленина он уже считался вождем большевистской партии.
   - А куда дедушка, подевались остальные партии?
   - Они были, вскоре после захвата власти, разогнаны большевиками. В стране установилась Советская
   власть, а фактически власть большевиков.
   Дед Макар опять достал сигарету. Не торопясь закурил. Посмотрел на часы и заговорил.
   - Ну, а теперь о гражданской войне. Она началась
   весной 1918 года. У советской власти оказалось много
   врагов. На севере, в Мурманске, высадились 2 тысячи
   английских солдат. Во Владивостоке американцы и
   японцы. На юге - французы. Подняли восстание донские, а затем и кубанские казаки. Адмирал Колчак командовал большой армией и наступал с востока. Бывший царский генерал Деникин (кстати, очень способный офицер) возглавил Добровольческую армию, которая состояла в большинстве из офицеров. Он наступал с юга. Кроме того, весной 1918 года восстал большой чехословацкий корпус, который с оружием, на поездах, добирался до Владивостока.
   К этому следует добавить еще большое количество мятежей, которые охватили многие города России. Враги большевиков назывались белыми, они и их сторонники - красными. Красные воевали под красным знаменем.
   - А воевали ли на стороне белых рабочие и крестьяне?
   - Воевали, внучек. Не все, конечно, но многие.
   Например, в армии Колчака была целая дивизия, состоявшая из рабочих Ижевского и Боткинского заводов.
   Страны Антанты (бывшие союзники царской России)
   активно помогали белым (оружие, продовольствие и
   т.д.) Поэтому белые оказались намного лучше вооружены, чем красные.
   - Ну и как проходила гражданская война?
   - Она была очень ожесточенной и кровопролитной
   с обеих сторон. И белые, и красные установили очень
   жесткий террор, в котором часто страдали и невиновные, т.е. нейтральные лица! Потоки людской крови залили Россию! Погибли многие сотни тысяч, может и
   миллионы людей! Белые, красные и вообще нейтральные! Отец часто убивал родного сына или наоборот,
   брат брата и т.д. Очень хорошо это описал советский
   писатель Михаил Шолохов в своих "Донских рассказах" и в романе "Тихий Дон". У меня есть эти книги. На досуге - почитай.
   - Прочитаю обязательно, дедушка. Но это такой
   ужас творился! Очень страшная картина, если наблюдать со стороны!
   - Да, конечно, Леша! У большевиков свирепствовали ЧК - так называемый "карающий меч революции"!
   В их застенках было расстреляно большое количество
   людей! В июле 1918 г. в Екатеринбурге, в доме Ипатьева, большевики расстреляли всю царскую семью! Не пожалели даже детей, прислугу и повара!
   - Ужас какой!
   - Не говори. Несомненно, большевистское руководство знало об этом заранее! Эсерка Каплан тяжело ранила Ленина. Её вскоре расстреляли, а потом создали миф,
   будто Ленин её пожалел и обрек за это покушение на длительные годы тюремного заключения! Добавь к этому, Леша, голод, развал экономики страны (ведь гражданская война началась вскоре после Октябрьской революции). Ты можешь представить себе то страшное положение, в котором находилась страна в те годы!
   - Понимаю, дедушка.
   - Так вот, сил у белых было много. Они захватили
   очень большую территорию. Деникин чуть не дошел до
   Москвы. Ленин уже хотел уходить в подполье. Но все
   же в конце концов большевики победили.
   - Почему?
   - Причины есть. Во-первых, не было общей согласованности в белом лагере. Каждый действовал сам по
   себе. Атаман Семенов захватил Забайкалье и на этом
   успокоился. Нет, чтобы помочь Колчаку. У него ведь
   (Семенова) были большие силы. Донские казаки очистили свой Дон от красных и тоже притихли. Думали,
   что Москва их трогать не будет! Слепые! Они потом
   горько об этом пожалеют, но будет поздно! Разобьют
   Деникина, а потом и за них возьмутся, только пыль
   полетит! Я не буду приводить другие примеры... Большевики же воевали дружнее, согласованнее и разбивали белые армии по частям. Они сумели создать свою
   сильную, основанную на жесткой дисциплине, Красную Армию. Белым движением командовали профессиональные военные, но плохие политики. Они хотели восстановить старые порядки и этим вызвали недовольство большей части населения. Все это было на руку! большевикам. Вот основные причины, из-за которых! белое движение потерпело крах. О других некоторых! причинах можешь, Леша, сам прочитать...
   - Понятно.
   - Добавлю, что в годы гражданской войны большевики в массовом порядке насильно забирали излишки продуктов у крестьян. Поэтому очень много произошло крестьянских восстаний против Советской власти. Самые крупные из них: в Кронштадте (февраль 1921 года), Антонова (1920 г.), Махно. Все они были жестоко подавлены превосходящими силами Красной Армии. Интересна история с Махно. У него имелась большая армия (50 тысяч человек). Воевала она три
   года, Махно долгое время находился в союзниках у
   красных. Помогал громить Петлюру, Деникина и Врангеля. Затем он стал не нужен красным и они навалились
   на него всеми силами... В августе 1921 года Махно с
   остатками своей армии удалось уйти в Румынию. Вот
   столько крови пролилось в России за учение Маркса-
   Энгельса, Алексей.
   - Это было еще одно великое потрясение, дедушка?!
   - Совершенно верно. Запомни хорошенько: 1-я
   мировая, революция и гражданская война - 2-е вели
   кое потрясение России!
   - А что дальше, дедушка?
   - Слушай. С марта 1918 года партия большевиков
   стала называться коммунистической, а её члены - коммунистами. 30-го декабря 1922 года был образован
   Союз Советских социалистических республик. В него
   входила Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР), Украина, Белоруссия и республики Закавказья. Было положено начало мощной державе. Россия заняла в ней главную роль. Какие
   произошли главные события в то время? В мае 1922
   года начал серьёзно болеть вождь партии и трудового
   народа Ленин (Ульянов). До самой последней возможности он работал. Написал много трудов для партии. Но кончина его была кошмарной. Сталин (о нем попозже) надежно, под предлогом болезни, его изолировал. Умирал Ленин в сильных муках, парализованный, в своих же испражнениях... Скончался он 21-го января 1924 года. Сразу по всей стране возник культ личности Ленина. Труп его бальзамировали и он до сих пор лежит в Мавзолее, в Москве. Открылось много музеев, построили очень много памятников ему. Было издано очень много брошюр с описанием его жизни и много раз издавались полные Собрания его Сочинений. Его культ личности процветал до 90-х годов 20-го века, пока у власти стояли коммунисты.
   - Что, дедушка, он на самом деле был непогрешим?
   - Да нет, внучек. Из него искусственно сделали
   земного бога! Он совершил немало ошибок, хотя и яркая личность! Идеальных людей в истории человечества еще не было и не будет никогда! Например, он
   поощрял массовый красный террор, преследовал церковь и т.д. Я не буду называть все его "грехи", сам можешь узнать...
   - Кто пришел после него к власти?
   - Иосиф Виссарионович Сталин. О нем я расскажу
   подробнее. Умный, но очень коварный и жестокий политик! После него таких личностей в истории России не
   было! Он постепенно убрал с политической сцены всех
   своих противников - коммунистов. В 1936 году добрался даже до Троцкого, в Мексике, своего заклятого
   врага. Его убил испанец, агент НКВД. Если из Ленина
   сделали "бога" после смерти, то Сталин стал живым,
   настоящим земным богом! Эта загадка его личности,
   которая ушла с ним в могилу! Культ личности его достиг в Союзе очень больших масштабов! Его все боялись
   и почитали, слово его - закон!
   - Здорово, дедушка!
   - Долго он правил Союзом - аж до 1953-го года.
   Расскажу вкратце о периоде времени с 20-х годов до
   1941 года. Коммунисты начали строить в Союзе социализм. Он строился путем насилия. В 1929 г. начался
   "Великий перелом" в деревне - коллективизация. То есть везде в сельском хозяйстве стали создаваться колхозы. Партия решила ликвидировать кулачество как! класс. Под этот "нож" попали и многие тысячи середняков, т.е. трудовое крестьянство, которое никого не эксплуатировало, а жило своим трудом. Все имущество у них отбиралось, а они вместе с семьями высылались в отдаленные районы Сибири и Казахстана. Помощь им запрещалось оказывать. Большая часть их (многие сотни тысяч) погибли в ссылке от голода и болезней. Умирали целыми семьями.
   - Как это жестоко, дедушка! А сколько всего было
   сослано?
   - Примерно около двух миллионов человек. Мало
   кому удалось выжить! В колхозы заставляли вступать
   насильно. Попробуй откажись и ты кулак! В 30-х годах
   на Украине бушевал страшный голод, во время которого погибло от 4 до 5 млн. человек. Ели даже мертвых
   людей!
   - Как это страшно, дедушка!
   - Сталину удалось создать очень мощный карательный аппарат, который назывался сначала ОГПУ, а потом НКВД. В 30-х годах начались массовые репрессии. Сотни тысяч людей были брошены в лагеря под маркой "врагов народа". Многих расстреляли. Репрессировали очень многих коммунистов, которые занимали высокие посты в партийном руководстве. (Судили и расстреляли) Зиновьев, Каменев, Радек, Пятаков и другие. Расправились и с многими военачальниками-полководцами, героями гражданской войны (Тухачевский,
   Егоров, Якир, Блюхер и другие). Всех их обвинили в
   шпионаже на пользу капиталистических государств. Ни
   за что погибли многие сотни тысяч невинных людей
   под маркой врагов народа!
   - А зачем Сталину нужны такие большие репрессии?
   - Вероятно, боялся потерять свою власть в стране.
   Ему выгодна была атмосфера всеобщего страха и подозрительности! Пойми правильно, Леша! Конечно, полную демократию и свободу нельзя было давать в Союзе, особенно в России. (Намного позже, ты сам в этом убедишься). Жесткая политика нужна была в те годы.
   Но слишком уж жестоко Сталин её проводил. Чересчур много насилия!
   - А разве один Сталин виноват в этом произволе?
   - Нет, конечно. Вместе с ним виноваты очень многие его соратники по партии. И местные власти, которые очень рьяно старались делать "чистки" на местах.
   Писатель Солженицын очень хорошо описал это тяжелое время в своем романе "Архипелаг Гулаг". На досуге можешь прочитать. Многие великие стройки в Союзе стоят на костях советских зеков: Днепрогэс, Беломор-канал, Норильск и др.
   - А все же как развивалась страна?
   - Прогресс все-таки был, хоть и путем насилия.
   Коммунисты провели индустриализацию всей страны.
   Промышленность встала на ноги. (Вспомни, какая разруха была после гражданской!) В очень многих колхозах появились трактора и другая техника. Работали
   многие новые заводы наравне со старыми. Произошла
   культурная революция. Многие сотни тысяч людей стали грамотными. Россия из отсталой страны превратилась в экономически развитую. Хотя во многих отношениях она еще отставала от передовых стран Запада,
   особенно по уровню жизни населения. Но повторяю,
   ведь и не все было идеально, но к 1940 году прогресс
   был и большой! Хотя очень многое достигли путем насилия. В Союзе правил диктатор - Сталин.
   - Он, конечно, допускал ошибки?
   - Естественно. Немало сделал ошибок, как всякий
   смертный. Но считался при жизни непогрешимым и
   чистым как слеза! Культ личности процветал огромный! Не дай Бог сказать хоть одно слово против него
   или партии! Несколько лет тюрьмы обеспечено.
   - А как литература, искусство?
   - И здесь командовала партия. Художественная литература, кинофильмы, спектакли, картины и т.д. - все
   прославляли Ленина и Сталина, партию, Красную Армию. Белые и другие враги Советской власти изображались все обязательно жестокими, низкими, подлыми,
   коварными людьми. Красные же, коммунисты обязательно изображались добренькими, смелыми, благородными и т.д. В общем, настоящими спасителями русского и других народов Союза! Горькая правда жизни сильно искажалась! А если какие мастера культуры и пытались создать настоящие правдивые произведения - их преследовали и убирали с дороги.
   - Понятно, дедушка.
   - Запомни, внучек. Коллективизация и массовые
   репрессии 30-х годов - это 3-е Великое потрясение, которое обрушилось на Россию в 20-м веке.
   И вот, наконец 4-е Великое потрясение, которое испытал Советский Союз, а значит и Россия - это война с Германией 1941-1945 гг. В то же время и 2-я мировая война. Вкратце расскажу тебе, почему она началась. В 1933 г. власть в Германии захватила фашистская партия во главе с Гитлером. Гитлер - тоже жестокий и коварный диктатор, не слабее Сталина. Фашистская идеология была очень опасна для всего мира! Она учила, что немцы являются самой высшей расой, а другие народы должны подчиняться и работать на неё, т.е. быть рабами Германии; Гитлер и его ближайшие соратники мечтали о полном мировом господстве. Они создали мощную и очень хорошо вооруженную (современную в то время) армию, которой командовали талантливые военачальники. Кстати замечу, что немцы испокон веков очень хорошо умеют воевать. Постепенно, за 7 лет, они без особого труда, захватили очень много европейских государств. Вся экономика этих стран работала на них. Кроме того, союзниками Германии были Япония и Италия. Немецкий секретный план "Барбаросса" рассчитывал завершить победоносную войну против СССР за 4-6 недель.
   - Знало ли правительство СССР о готовящейся
   войне?
   - Самый большой просчет Сталина и его соратников в том, что их давно и непрерывно предупреждали о грядущем нападении, но они не верили этим сообщениям. Считали эти сообщения английскими провокациями. (Англия уже воевала с Германией). Советские военные сообщали Сталину о сосредоточении на Западной границе 120 немецких дивизий.
   О нарушении воздушного пространства СССР немецкими самолетами.
   Другие приходили от секретных агентов НКВД (таких как Рихард Зорге). Он из Токио передавал дату - 22-е июня. В апреле 1941 года премьер-министр Англии Черчилль предупредил по дипломатическим каналам Сталина о немецком вторжении. До последнего момента Сталин не давал приказ о приведении в боевую готовность и переброске войск, о начале мобилизации. Прифронтовые мосты не были заминированы. В день нашествия командующие атакуемых приграничных округов в течении нескольких часов не получали ответов на свои запросы. Только через 4 часа после начала войны нарком обороны дал требуемый приказ об ответных и ограниченных действиях. Распространению неразберихи и смятения в большой степени способствовали противоречивые приказы и туманные, выжидательные указания, отдаваемые в эти решающие часы. Эта агрессия, как показывали потом многие современники, полностью лишила Сталина воли и дееспособности. Только через 12 дней, 3-его июля, он смог выступить с обращением к народу. На целую неделю даже его имя исчезло с газетных полос.
   - Кто же руководил страной за него это время?
   - Его соратники, внучек. Потом он взял себя в
   руки. Кроме немецких, против СССР выступили войска её союзников: Румынии, Венгрии, Финляндии. Силы
   агрессора были такими: 190 дивизий, численностью
   около 5 млн. человек, 5 тысяч самолетов и 4 тысячи
   танков. Расположенные в западных военных округах
   части Красной Армии сильно уступали по численности,
   были гораздо хуже подготовлены и оснащены. Агрессор превосходил их по живой силе почти в 2 раза, по
   танкам - в 1,5 раза, по артиллерии - в 1,3 и по само
   летам - в 3 раза. Большая часть войск и прежде всего
   танковые подразделения, располагались на расстоянии
   от 80 до 300 км от границы. На необорудованных аэродромах базировалась авиация.
   Неразвитость коммуникаций и нехватка транспорта увеличивали уязвимость оборонительных позиций.
   Война началась на рассвете 22 июня 1941 г. бомбардировками с воздуха и наступлением сухопутных войск. Превосходство немецкой авиации было полным: за одни сутки войны она уничтожила 1200 самолетов, из них 800 на земле. За считанные дни враг продвинулся на несколько десятков километров. 28 июня пал Минск. Взяв в плен 320 тысяч советских бойцов и командиров, войска фон Бока вышли на подступы к Смоленску. Был захвачен Львов и Тернополь. За три недели боев немцы оккупировали Латвию, Литву, Белоруссию, Правобережную Украину и почти всю Молдавию. Были взяты Тихвин и Выборг. 9-го сентября окружен Ленинград. Захватили Киев и 3-го ноября подошли к Севастополю. Немцы уже планировали штурмовать Москву. Сейчас очень распространено мнение, что Москву от захвата спас Рихард Зорге - советский разведчик в Токио. В это тяжелое время он передал важное сообщение, что Япония пока не собирается воевать с СССР. Сталин приказал и к Москве были срочно переброшены сибирские дивизии, которые держали на востоке на случай войны с Японией. (Япония уже воевала с США). В октябре маршала Жукова назначили командующим Западным фронтом. 19-го октября в городе ввели осадное положение. Сталин и правительство находились в Москве. Немцы потерпели под Москвой первое и очень тяжелое поражение: (с их стороны - 160 тысяч убитых, раненых и взятых в плен). 6 декабря советские войска перешли в контрнаступление, опираясь на свежие резервы. Были освобождены города: Калуга, Орел, Калинин. Немецкий план молниеносной войны был провален. Германия поняла, что предстоит война на истощение. 30 июня 1941 года создается Государственный Комитет обороны - ГКО. ГКО - чрезвычайный орган. Он обладал всей полнотой власти и оперативно принимал решения по любым государственным и хозяйственным вопросам, связанным с ведением войны. Руководил этим органом сам Сталин. В него входили его соратники. Вся страна была превращена в единый военный лагерь. Все работали под лозунгом: "Все для фронта, все для победы!" Большую часть заводов с захваченной немцами территории удалось эвакуировать и они производили военную продукцию. Вообще, вся промышленность СССР работала для фронта. Так же и сельское хозяйство. Положение в тылу было тяжелым. Население голодало, продукты выдавались по карточкам. И все же советские люди самоотверженно трудились, не жалея себя для общей цели - Победы. Запомни, Леша; война 1941-1945 г. очень трагичная и в то же время славная страница истории СССР, а значит и России. Советские люди выстояли в этой войне и победили.
   - Какую роль сыграл Сталин в этой войне, дедушка?
   - Несмотря на многие ошибки, Сталин сыграл в этой
   войне большую положительную роль как руководитель
   государства. Именно как руководитель. Вот в эти тяжелые
   годы его жесткость служила на пользу делу. В тылу -
   прочная трудовая дисциплина, в армии - военная.
   У СССР было два мощных союзника: Англия и США. В Англии у власти стоял премьер-министр Черчилль, в США - президент Рузвельт. Сталин встречался с ними: в 1943 году - в Тегеране, в 1945 году - в Ялте. На этих переговорах он, ловко используя противоречия вежду Черчиллем и Рузвельтом, сумел добиться принятия многих важных решении в свою пользу. Кстати, Англия и США с самого начала войны оказали СССР большую помощь военной техникой, продуктами и т.д. (Хотя эта помощь потом сильно преуменьшалась советской пропагандой).
   После разгрома под Москвой, Германия потерпела еще два крупных поражения. В феврале 1943 года - под Сталинградом, в июле 1943 г. - под Курском. Это коренной поворот в войне. СССР овладел стратегической инициативой до конца войны. В конечном итоге война завершилась победой СССР и его союзников. В мае 1945 г. был взят Берлин - столица Германии. В августе 1945 г. - полный разгром Японии. 2-я мировая война закончилась.
   - Наверное, много было жертв в этой войне? - Да, внучек. Погибли многие миллионы людей. Большое количество вернулось с фронта калеками. Война напоминает о себе до сих пор. Но все же фашизм - большая угроза человечеству -был побежден. СССР потерял самое наибольшее количество людей в этой войне.
   - Кому принадлежит, дедушка, самая большая заслуга в этой победе над фашизмом?
   - Советскому народу и русскому тоже. Большой
   вклад внесли и советские военачальники: Жуков, Конев, Рокоссовский и другие, соратники Сталина... Все в
   стране ковали победу, у каждого есть свой вклад. У
   Сталина есть заслуги, но еще раз подчеркиваю, только
   как у руководителя государства.
   - А если бы в то время у власти стоял не Сталин, а
   другой человек, победил СССР или нет?
   - Интересный вопрос, внучек. Я думаю, что победил. Но во-первых, война продлилась, конечно, не пять
   лет, а гораздо больше. Во-вторых, людских потерь
   было бы намного больше, т.е. больше страданий и слез!
   Намного тяжелее досталась бы победа, намного!
   - Какова судьба Гитлера?
   - Гитлер покончил с собой в конце войны, в Берлине. Ближайшие его соратники арестованы и в 1946 г.
   преданы суду Международного военного трибунала
   как военные преступники. 11 человек повесили, небольшую часть приговорили к различным срокам тюремного заключения... Но вернемся к СССР. Положение его
   после войны очень тяжелое. Многие города и села раз
   рушены, заводы и фабрики тоже. И вот опять замечательная страница его истории, истории России! За несколько лет все было восстановлено! Путем огромных усилий и труда всего советского общества, в том числе и русского народа! Можно сказать, это был мирный подвиг советских людей! История человечества еще не знала таких подобных случаев!
   За такой небольшой срок восстановили сильно разрушенное народное хозяйство! Залечили нанесенные
   войной раны!
   - В этом тоже есть заслуга Сталина?
   - Конечно, внучек, как руководителя, вождя. Стоит отметить, что послевоенные годы - самые лучшие
   годы его правления, впрочем далеко и не идеальные. Не
   было уже больших массовых репрессий, как в 30-е
   годы, хотя система лагерей (ГУЛАГ) еще работала. Каждый год, в марте, происходило понижение цен на многие товары. Людям стало намного легче жить, но полностью счастливой эту жизнь нельзя было назвать. Засилье партии чувствовалось всюду. Сталину удалось создать во многих странах Восточной Европы коммунистические режимы. (В Азии - Китай).
   Но вот, в марте 1953 года, Сталин умер. Сложная
   личность! Деспот, тиран, очень жестокий человек, но
   расчетливый, умный и хитрый политик! Культ личности Сталина - одна из загадок его жизни! Даже мертвый, он унес с собой несколько сотен жизней простых
   людей! Они погибли в страшной давке, во время его
   похорон. Многие тысячи советских людей, узнав о
   смерти вождя, плакали горькими слезами. Гроб с его
   телом установили в Мавзолее, рядом с ленинским саркофагом.
   После смерти вождя у власти стал Никита Сергеевич Хрущев, один из его ближайших сподвижников. Я не буду тебе рассказывать все подробности борьбы за власть в правящей партийной верхушке. Запомни хорошо, внучек: период времени (после смерти Сталина), с 1953 года по 1980 год, т.е. 27 лет можно назвать, если не золотым, то серебряным веком советской власти или советского государства. Именно этот период с 1953 года по 1980 год.
   Я отмечу лишь самые главные факторы этого времени. Если тебя заинтересуют большие подробности - можешь взять в руки учебник истории.
   Первые годы правления Хрущева назвали "хрущевской оттепелью". Простые люди стали жить намного лучше. Массовые репрессии канули в Лету. Из тюрем и лагерей были освобождены многие тысячи политических заключенных. Намного легче стало работать деятелям культуры (писатели, художники, артисты и т.д.). При Хрущеве освоили целинные земли. Он успешно провел реформы в сельском хозяйстве (Правда, одно время увлекся сильно кукурузой и получился перебор). Эту культуру стали сеять в слишком большом количестве и во многих районах, которые совсем не подходили для этой культуры. В феврале 1956 г, на 20-м съезде КПСС, Хрущев очень подробно разоблачил и развенчал культ личности Сталина. Это его заслуга. Для миллионов простых советских людей Сталин перестал быть богом. За пятилетие (1953-1958 г.) произошло значительное улучшение материального положения городских тружеников. Сильно улучшилась жизнь работников сельского хозяйства и интеллигенции. Хрущев допустил и ряд ошибок. В 1957 году он бросил в страну знаменитый лозунг: "Догнать и перегнать Америку!" И еще: "В 1980 году советские люди будут жить при коммунизме!" На совещании в ООН он сильно напугал представителей западных стран тем, что стучал башмаком по столу и яростно кричал: "Я Вас ядерными ракетами как галушками закидаю!" Кроме того, Хрущев сильно ударил по личным приусадебным хозяйствам сельских жителей, что вызвало отрицательные последствия.
   - Но было что-то и хорошее, дедушка?
   - Да, было. Сильно повысили заработную плату. В 2 раза увеличили пенсии. Пенсионный возраст установили такой: мужчины - 60 дет, женщины- 55 (за исключением вредных условий труда). При Хрущеве очень большое развитие получило жилищное строительство. Много строилось кооперативных квартир. Знаменитые "хрущевки" сохранились в очень многих городах России. Пусть не сразу (в порядке очереди, но простые труженики в городах имели возможность бесплатно получить квартиру). Причем - молодые специалисты (только что окончившие высшие учебные заведения) часто получали её сразу. К 1960 г. Советский Союз превратился, в мощную, экономически развитую державу, которая имела авторитет и на мировой арене. Больших успехов добился СССР в освоении космоса. Первым космонавтом стал советский человек - Юрий Гагарин. У этой державы была очень сильная армия, вооруженная самым современным оружием, в том числе ядерными ракетами. Во время Хрущевского правления построили много новых городов и заводов. Все же жизнь в СССР была далеко не идеальной (а в какой стране она идеальная?). По многим экономическим показателям СССР намного отставал от передовых стран Запада. Все же это была развитая страна. Не хватало хороших экономических реформ и прогресс был бы намного больше. Хрущев сделал много полезного для страны, но допустил и ряд серьёзных ошибок.
   - До какого года правил он?
   - До конца 1964-го года. Постепенно, в руководящей партийной верхушке, созрел заговор против Хрущева. В октябре 1964 г. он был снят со всех своих постов и отстранен от власти. Его место занял Леонид Ильич Брежнев.
   - Сколько времени он правил страной, дедушка?
   - Долго. С 1964 г. по 1982 год. Целых 18 лет! Брежнев стал Первым секретарем ЦК КПСС, а Косыгин возглавил правительство. Причин отставки Хрущева много, я не буду тебе, Леша, их называть. Время правления Брежнева получило название - "эпоха развитого социализма" или "годы застоя". Косыгин и его сторонники
   хотели значительно улучшить работу легкой промышленности - основы для улучшения жизни граждан. Но Брежнев со своими единомышленниками не дал им это сделать. Новый глава государства пошел по ошибочному пути. На первое место он поставил сельское хозяйство, тяжелую индустрию, оборону (т. е. решил очень сильно развить эти отрасли). Этого пути он держался до самого конца, что и привело к глубокому экономическому кризису, начиная с 1980 года. Но важно отметить, что большинство советских людей в годы "застоя" жило неплохо. Безработицы не было. Очень многие, если существовала такая возможность, работали на
   2-х, 3-х и даже нескольких работах. Люди получали
   хорошую заработную плату и во вовремя, регулярно.
   Оплачивались отпуска и больничные листы. Каждый
   имел право на бесплатное жилище или крышу над голо
   вой, хотя и были длинные очереди на получение квартир. Медицинская помощь и лечение бесплатно. Обучение в школах и высшее образование - бесплатно. Каждый простой человек мог при желании получить высшее образование. Успешно работала система дошкольных детских учреждений. Очень многие работники, помимо зарплаты, получали еще и премии (за качество работы, перевыполнение плана и т.д.). Каждый нуждающийся работник мог получить материальную помощь от профсоюза. Профсоюзы же и распределяли льготные путевки среди трудящихся (для поездки на курорты, дома отдыха, санатории). В общем, дорогой внучек, простой человек сильно ценился в годы "развитого социализма" и имел много прав!
   - А кто жил плохо в те годы, дедушка?
   - Плохо жили лишь лодыри, тунеядцы да пьяницы!
   Все же работала промышленность в городах, сельское
   хозяйство. На селе поощрялось развитие частного сек
   тора. Очень сильно при Брежневе развилась общественная жизнь. Появилось очень много различных общественных организаций. Но, внучек, запомни: по уровню
   жизни и по многим другим показателям СССР, в том
   числе и Россия, сильно отставали от передовых капиталистических стран Запада. До самого конца своего существования!
   - Чем же закончилось правление Брежнева?
   - Очень плачевно! Он и его товарищи в Политбюро не дали Косыгину провести в стране радикальные
   экономические реформы. Брежнев слишком много
   средств вкладывал в сельское хозяйство (кстати, он его
   так и не поднял), в оборону, развитие Сибири. Экономический кризис постепенно все нарастал и к 1980 году достиг своей высшей точки. Во многих городах страны
   появился дефицит очень различных" продовольственных и промышленных товаров. Ассортимент их был очень скуден.
   - А как же городское население?
   - В какой-то степени спасал частный рынок и бара
   холки. Но это был не выход из положения. Еще одна
   причина кризиса: слишком чрезмерная, неконтролируемая помощь слаборазвитым странам Азии, Африки,
   Латинской Америки. Эти страны правящая верхушка
   во главе с Брежневым стремилась сделать своими союзниками. Очень огромные суммы денег тратились на эту
   помощь. Пользы от этого СССР никогда не было. Для
   сравнения, внучек: у человека очень много одежды. Он
   раздал её всю друзьям и знакомым, а сам остался голый и попу нечем прикрыть! Одежду ему никто, конечно, не вернул.
   - А мог ли Брежнев исправить свои ошибки и про
   вести в стране правильные экономические реформы?
   - Мог, конечно. Но помешала старость. Бывают,
   правда, мудрые и умные старики, но в данном случае
   для Брежнева и его соратников старость сыграла отрицательную роль! Все ближайшее его окружение - одни
   старики! Головы у них работали уже плохо, а молодым
   ходу не давали. Брежнев купался в лести и многочисленных похвалах в свой адрес. Создали (не такой огромный как у Сталина, но все же...) культик личности
   Брежнева. У него была большая страсть к титулам и
   орденам. Брежнев получил семь орденов Ленина и пять
   звезд Героя Советского Союза, и Социалистического
   труда. Получил Ленинскую Премию мира ("по
   просьбам трудящихся"), Ленинскую премию по литера
   туре за три брошюры: "Малая земля", "Возрождение"
   и "Целина". Их выпустили тиражом более 15 млн. экземпляров каждая. К 30-летию Победы (апрель 1975
   года) ему присвоили звание генерала армии, а через год
   Маршала Советского Союза.
   Целоваться уж очень любил! Сколько иностранных гостей перецеловал - не сосчитать! Меньше целоваться надо было, - да побрякушками увлекаться, а больше о своей стране думать! Ох, старость - не радость! Но вот в ноябре 1982 г. Брежнев умер от многих болезней. На освободившийся пост ЦК КПСС назначил Юрия Андропова. Он стал Генеральным секретарем ЦК КПСС.
   Дед Макар немного помолчал и закурил сигарету. Внук спросил:
   - Пытался ли Андропов исправить положение в
   стране?
   - Да, с его стороны попытки были. Первым делом
   по его указанию стали укреплять трудовую дисциплину
   на производстве. Часть заворовавшихся высших чиновников при нем судили. Одних посадили в тюрьму, некоторых расстреляли. Повсеместно была объявлена борьба с коррупцией и расточительством. Но Андропов не провел в стране радикальных экономических реформ. Возможно, что не успел. Был у власти всего пятнадцать месяцев, а в феврале 1984 г. внезапно умер. По официальной версии - от серьёзной болезни. Но в те годы бытовала и такая неофициальная версия: Андропову "помогла" уйти на тот свет кучка коррумпированных высших партийных чиновников (или мафия), которая его опасалась и боялась за свою сытую, роскошную жизнь. Но эта, 2-я версия, так и не была доказана... Вместо Андропова у власти стал старый и больной Черненко.
   - Он конечно, ничего хорошего не сделал для
   СССР?
   - Все правильно, Леша. Какая польза с тяжело
   больного правителя? Никакой. Через год он скончался.
   Его место занял Михаил Сергеевич Горбачев. Он оказался намного моложе предыдущих правителей и энергичнее их. Кризис при нем еще более обострился. Многие жизненно важные продукты питания (масло, сахар, мука и т.д.) уже стали выдавать на городских предприятиях и учреждениях по талонам. Строго определенное количество. Полки магазинов были почти пустые. Если где и продавали какой товар, то за ним выстраивались громадные очереди. Огромный дефицит очень многих товаров поразил вою страну!
   - Горбачеву надо было что-то делать, дедушка?
   - Естественно. Его реформа началась под тремя лозунгами: "гласность", "ускорение", "перестройка".
   Гласность, внучек, надо понимать так: это полная свобода слова в СМИ и обществе в целом. В литературе, искусстве и т.д. Все проблемы, которые долгими годами
   замалчивались, теперь можно было открыто обсуждать, не боясь ничего и никого. Этот лозунг успешно был претворен в жизнь советских людей. Ускорение - призыв к ускорению темпов развития экономики. Но этот лозунг быстро забыли. Перестройка - настоящая "реконструкция" всего здания Советского общества в целом. На деле она привела к разрушению и распаду коммунистической системы не только в СССР, но и во многих других странах. Эта реформа нашла большую поддержку у значительной части простого населения страны. Вместе с тем было и много противников реформы, особенно в партийных верхах. Поэтому Горбачев и его сторонники встретили большую поддержку своим начинаниям и вместе с тем очень большое сопротивление. Из-за этого Горбачеву пришлось постоянно лавировать между сторонниками реформ и теми, кто хотел возврата к старому. Что принесла гласность? Начиная с 1987 года, в течение нескольких лет, во всех средствах массовой информации началась крупномасштабная антисталинская кампания. Демократы представили Сталина кровожадным, жестоким преступником, загубившим жизни миллионов людей, (также и его ближайших соратников). Не более того. О его заслугах в годы войны (1941-1945 гг.) и в восстановлении сильно разрушенного войной хозяйства было забыто. В конце концов полностью облили грязью и зачернили весь период советской власти (с 1917 г. по 1990 г.). Все коммунисты у демократов оказались настоящими врагами народа. Но ведь я говорил, внучек, что не все так плохо. Да, имелся тяжелый период сталинизма. Но было неплохое время (с 1953 г. по 1980 год). Много советская власть сделала и хорошего простым людям, несмотря на вездесущее засилье партии. Короче, представили советский строй самым плохим и жестоким для народа. Это, конечно, неправильно. Горбачев допустил еще одну большую ошибку. В 1985 г. началась борьба с пьянством или антиалкогольная кампания. Строгие наказания ввели на производстве за употребление спиртных напитков. Продажа их резко сократилась. Были вырублены очень большие площади виноградников, которые использовались для приготовления вина. Алкогольные напитки продавались в строго определенное время. По всей России в вино-водочных магазинах возникли большие очереди и давки. Многие люди в этих страшных давках погибли или были покалечены. Этот кошмар продолжался несколько лег. Этой ситуацией ловко воспользовались спекулянты. За эти годы они сказочно разбогатели (на продаже водки и вина). Цыгане даже пообещали поставить Горбачеву золотой памятник.
   - А как же экономические реформы?
   - Горбачев и его соратники старались вывести СССР
   из кризиса. Поощряли частный сектор, развитие кооперативов, аренда земли в сельском хозяйстве, были приняты и многие другие меры в экономике. Но все это не принесло желаемых результатов. Причин здесь много, я не буду их перечислять. Можешь, если интересно, прочитать в
   учебнике истории. Короче говоря, вывести страну из кризиса не удалось. В декабре 1991 г. Союз распался как карточный домик. Мирным путем. Западные страны были
   этим очень довольны. Сильная военная держава на миро
   вой арене перестала существовать. Опасаться Западу
   (США, Англия и т.д.) теперь было некого. От России от
   делились все республики и они образовали СНГ (Содружество независимых государств). У власти в России стал президент Ельцин и правительство Гайдара. Теперь хорошо запомни, внучек: с 1992 г. началось для России 5-е Великое потрясение, которое продолжается и по сей день.
   - Так долго?! Целых семь лет!
   - Да внучек. Итак, 1992 г. У власти в России стоят демократы. Что за 7 лет принесло стране их правление? За эти годы они провели, в основном, только две реформы. 1-я. В начале 1992 года цены на все товары сделали свободными, т.е. отпустили цены. В результате в России повсюду появилось изобилие товаров. Дефицит исчез навсегда! Вроде бы хорошо. На самом деле это обернулось нищетой подавляющего большинства населения, т.е. простых людей. Все эти годы цены на товары и услуги постоянно росли, а заработная плата и пенсии (у простых людей) остались нищенскими. Получился парадокс: если при коммунистах хватало денег, но не хватало товаров, то при демократах - изобилие разных товаров, но острая нехватка денег (за исключением богатых). Раз сделали мировые цены, то пенсии и зарплаты тоже делайте мировыми! "Фиг Вам!" - сказали простому народу демократы. Самая наименьшая заработная плата в развитых странах 500 долларов (на российские деньги - примерно 13 тысяч).
   - Неужели это правда, дедушка? Если бы все простые люди в России получали такие деньги, то они жили хорошо?
   Конечно. Наш народ не получает даже половину этой наименьшей для иностранцев суммы! Вот и ходят люди в магазин как на выставку достижений народного хозяйства! Это одна трагедия. Вторая: в конце 1993 г. демократы осуществили в стране приватизацию. Т.е. очень многие заводы, предприятия из государственных сделали Частными. Превратились в акционерные общества. Вроде бы хорошо. Полная свобода! Развивай производство, сам находи рынок сбыта и т.д. Никто не стоит у директора над душой... А итог этой приватизации оказался очень печальный! Производственная разруха охватила Россию! Примерно 70-80% всех предприятий в России село на мель! Т.е. большой спад производства! Миллионы рабочих по всей России годами не стали получать заработную плату. Начался голод. Голодные, истощенные люди падали в обморок на своих рабочих местах. Рабы да и только! Очень многие рабочие за эти годы покончили жизнь самоубийством, другие умерли от голода, болезней, лечить которые на было средств... Вместе с тем директора многих так называемых "акционерных обществ" все эти годы (вместе с кучкой преданных им людей) получали астрономическую зарплату (100 тысяч дублей и более), которая и во сне не могла видеться простому труженику!
   - А что же высшие власти и на местах?
   - Высшие и местные власти отнеслись к этому равнодушно. По принципу! "сытый голодного не разумеет!"
   - А сами рабочие? Неужели все так робко терпели,
   дедушка?
   - Нет, конечно. Много было с их стороны забастовок, протеста... Но толку мало. Во-первых, эти выступления носили стихийный, неорганизованный характер.
   Во-вторых, недружно выступали, разрозненно. Большая беда русской нации - нет дружбы в ней, взаимоподдержки... Живут по принципу: "Моя хата с краю - ничего на знаю". Также окончательно развалилось сельское хозяйство. Очень многие колхозы и совхозы пришли в упадок. Небольшой процент фермерских хозяйств не мог спасти положение. Пьянство на селе стало обычным явлением.
   - Но если производство и сельское хозяйство при
   шли в упадок, почему изобилие товаров?
   - Простой ответ. Все товары-то в большинстве своем импортные, из-за границы. В России, в основном,
   стала процветать торговля. Она (Россия) превратилась
   в огромный базар! Чтобы как-то выжить, многие люди
   стали заниматься торговлей. По простому правилу: купить подешевле - продать подороже. Или проще говоря: купи-продай.
   Честный труд, за небольшим исключением, оказался в России в забвении. А в нормальной стране все должно хорошо работать: производство, торговля и т.д. За эти 7 лет демократы ничего не сделали, чтобы поднять производство. И еще одно, очень нехорошее явление наблюдается в России с 1992 г. Воровство. Воровали и раньше, но именно при демократах оно приобрело характер настоящего бедствия! Страна стала жить по негласному правилу: "Воруй, кто сколько может!" Заворовались и высшие власти, и на местах, директора заводов и предприятий, все, кому не лень. Простые люди, чтобы выжить (их-то можно понять) тоже погрязли в воровстве. Кражи из квартир стали обычным явлением. Таких масштабов воровства Россия еще никогда не знала! Воруют огромными суммами: миллионами, сотнями миллионов долларов! Очень большие займы, которые предоставили России западные страны для развития экономики, в большинстве своем были быстро разворованы. А в это время учителя и врачи вместо заработной платы живыми деньгами получали водку, селедку, гробы и могильные памятники!
   - Какой позор, дедушка!
   - Да еще какой! За эти годы коррупция как заразная болезнь охватила все российское общество! Берут
   взятки все, у кого есть такая возможность: чиновники,
   служащие, милиция, прокуроры, судьи и т.д. Никакой
   борьбы с этим злом не велось и не ведется поныне! И
   самое страшное явление, которое охватило всю Россию! Пышным цветом расцвела преступность: обычная
   и организованная, т.е. мафия. Выросли и окрепли многочисленные преступные группировки. Криминальные
   разборки между ними на улицах городов со стрельбой стали в норме вещей. По преступности Россия занимает сейчас 1-е место в мире! Значительно возросло число тяжких преступлений; убийства, нанесение тяжких телесных повреждений и т.д. Сильно вошли в моду заказные убийства: вся Россия покрылась могилами убитых киллерами банкиров, коммерсантов, директоров фирм и т.д. Борьба с преступностью ведется слабо, Жестких законов нет и это на руку преступникам. Опять парадокс, внучек: при Сталине садили в тюрьмы тысячи невинных людей, а теперь наяву тысячи преступников и они гуляют на свободе! Никто их не садит! Что еще принесла демократия? Деградацию российского общества! Повсеместно распространились пьянство, наркомания, проституция и т.д. К сожалению, наркомания охватила очень много молодежи. С нею надо бороться очень жесткими законами, вплоть до применения смертной казни. Что успешно и делается в арабских странах. Там нет наркомании. 70% российского населения влачит жалкое существование, а 30% сказочно разбогатели. 30% - это новые русские. Новые русские - в большинстве своем или бывшие партаппаратчики, или преступники, нажившие богатство преступным путем. В стране появилось очень много нищих, бомжей, бродяг. В России резко упала рождаемость, зато сильно возросла смертность среди простого народа. Тяжелые условия жизни, недоедание и т.д. - все это резко увеличило смертность. Остается добавить, что если простой человек при коммунистах имел много прав и с ним как-то считались, то теперь он стал полностью бесправным, т.е. никто. На бесплатное жилье рассчитывать нечего. Уже не дадут. Купить квартиру не может - нужны большие деньги. Высшее образование стало платным и недоступным. Медицинская помощь тоже. Ну и многое чего другое...
   - А как же дедушка, высшие власти?! Неужели они
   так могут спокойно смотреть на этот беспредел и безобразие в стране?
   - Они живут одним днем. По принципу: "После
   меня хоть потоп". Что им беспокоиться? У них давно
   уже трещат крупные счета в заграничных банках. Не только себя, но даже и внуков своих обеспечили на всю жизнь! Сейчас в стране очень много различных партий. "Яблоко", ЛДПР и т.д. Много лет уже работает Государственная Дума, а толку никакого! Как была Россия в кризисе, так и осталась.
   Все они бьют себя в грудь и обещают поднять страну на ноги, но это блеф! Одна мысль только - как можно быстрее набить свои карманы, обогатиться... Подавляющее большинство простых людей им уже не верит... Нельзя такую страну пускать на самотек! Россия - не Запад, у ней свои особенности. 100% - я демократия для нее не подходит. В некоторых сферах жизни общества постоянно нужен жесткий контроль! Как ты убедился, Леша, из моего рассказа: за последние 100 лет в истории России почти не было ничего хорошего! (За исключением периода с 1953 г. по 1980 г.). Насилие, кровь, гибель многих миллионов людей, страдания и т.д.
   5 великих потрясений за какие-то 100 лет! Ни одна страна в мире не испытала такого!
   - Почему, дедушка, именно на долю России выпали такие испытания?
   - Затрудняюсь ответить, внучек. Если есть Бог, то
   он, наверное, проклял Россию! И видимо, надолго... А
   вообще, если капитально разобраться во всей истории
   всего человечества, то в ней мало чего хорошего! С
   момента появления человеческого общества и до наших
   дней его постоянные спутники: войны, насилие, жестокость, преступность, жадность и очень многие другие
   пороки! Слишком долго их перечислять... Очень много
   лет существует человечество и никак не может избавиться от этих пороков, сделать свою жизнь счастливой! В
   этом - его трагедия! Очень многие люди строили планы счастливой, идеальной жизни человечества, но все
   это оказалось утопией.
   - А как же учение Маркса-Энгельса о социализме-
   коммунизме?
   - Оно потерпело полный крах. Жизнь показала
   настоящую утопию этого учения. Сейчас в мире только три коммунистических страны: Куба, Северная Корея и Китай. Куба и Северная Корея влачат жалкое существование. Китай, правда, сильно процветает. Но по своей сути - это уже капиталистическая страна. Просто у власти сохранилась коммунистическая партия.
   Правильно писал Гете: "Суха теория мой друг, а древо жизни пышно зеленеет!"
   - А что же произойдет с Россией? Неужели она все
   время будет такой нищей, отсталой страной?
   - Скажу тебе, внучек. К большому сожалению, у
   России очень печальное будущее! Она никогда не встанет на ноги!
   - Почему?
   - В настоящее время нет такого политического деятеля, искреннего патриота, который смог бы возглавить
   страну и вывести её из кризиса. Может, такой и появится в будущем, но будет уже поздно! Страна так развалится, что спасать уже нечего! Сейчас, по уровню жизни и
   остальным всем показателям, мы занимаем самое последнее место среди развитых стран. Самая большая трагедия России заключается в следующем. Она самая бога
   тая страна в мире по запасам полезных ископаемых! Все
   ведь есть: уголь, нефть, лес, различные руды и т.д. По
   логике вещей, она должна быть самой процветающей
   страной в мире! Маленькая страна Япония. На островах
   расположена, полезных ископаемых почти нет, а живет
   в 100 раз лучше нас! Я не буду приводить в пример многие другие страны. Не может Россия умело, с большой
   пользой для себя, использовать эти богатства, не может 1
   А если бы сумела - стала самой богатой и процветаю
   щей страной в мире! Эх, Ваня - Ваня!
   Дед Макар достал сигарету и закурил. Вдруг по щекам его побежали слезы.
   - Ты почему плачешь, дедушка?!
   - Плачу я, внучек, по двум причинам. Первая: от
   того, что мы родились в России. Вторая: горько сознавать, что я и ты, при всем нашем желании, ничем не
   сможем помочь этой несчастной стране!
   P.S.
   К сожалению, по некоторым причинам, автор не успел описать многие важные стороны жизни российского общества в период времени с 1992 г. по 1999 г. Но факт остается фактом: "так называемые реформы" 1992-1999 г. не принесли России ничего хорошего! Одни только беды и страдания (для простого люда). Сам автор родился в 1949 году, жил при Хрущеве и Брежневе и хорошо помнит эти времена. И хотя СССР в то время сильно отставал по уровню жизни и многим другим показателям от развитых капиталистических стран, жизнь простых советских людей можно было назвать, если не прекрасной, то во всяком случае, более-менее хорошей. К сожалению, этого не знает и не хочет знать современная российская молодежь. Реформы, конечно, нужны России, но не такие, какие сделали демократы! Ломать - не строить! Спасибо коммунистам! Автор успел получить от них в 1986 году бесплатно двухкомнатную благоустроенную квартиру. Моя супруга, работая сейчас санитаркой в больнице, получила от "демократов" нищенскую зарплату - 400 руб. Мои две дочери тоже получили очень мизерную заработную плату. А шансов иметь свое жилье у них нет и не будет никогда! (Квартиру им не купить при всем желании). Так что, кроме красивых березок, России сейчас гордиться нечем, дамы и господа!
   14.02.2000.
  
   Случай на танцплощадке
  
   Ольга Воронцова собиралась идти на танцы. Тщательно, как и многие девушки, крутилась перед зеркалом, стараясь придать себе привлекательный вид.
   В комнату вошло невысокая худощавая женщина лет сорока пяти, в темном домашнем халате и тапочках на босу ногу. Устало опустилась в кресло, молча наблюдая за дочерью.
   Потом спросила: - Куда это опять?
   - На танцы, - весело ответила Ольга, тщательно расчесывая волосы.
   - - У тебя одни заботы. То кино, то танцы. Ох, и
   молодежь!..
   - Ладно, мама, не ворчи. Забыла, небось, как сама бегала
   бегала.
  
   И Ольга, весело улыбаясь, стала искать в серванте тушь для ресниц.
   - Да я уж отбегала - устало вздохнула мать. -
   Тебе, вон, через три дня двадцать годков стукнет. Кого
   хоть пригласила в гости отметить?
   - Ну, конечно, мама! Да ты не волнуйся, народу будет мало.
   - Три подруги, вместе работаем. И еще Володька Мазанов.
  
   - Опять Володька!? - женщина настороженно взглянула на дочь. Голос ее прозвучал заметно тревожно.
   - А что такого? Плохой что ли парень?
   - Ой, Оленька, не связывайся с ним! Я про него такое слышала, что... Два года недавно за драку отсидел. От таких можно всего ожидать! Хулиган самый
   первейший! И по морде его я вижу: нахал, да и только! К нам приходит, ведет себя как дома... Вот Юрка Свиридов - это да...
   - А что Юрка? - Ольга с чуть заметной улыбочкой подкрашивала брови.
   - Юрка - парень что надо! Высокий, видный... И
   лицо красивое. Не пьет, не курит, в институте учится.
   Человеком будет. А этот... слесарем работает. И темная
   биография...
   - Ну и что? Пусть в тюрьме сидел... Теперь за человека не считать!
   Девушку уже постепенно охватывало раздражение.
   - Слушай-ка, дочка! Из тюрьмы хорошими не выходят. И зря не посадят. Еще скажу: водку пьет Володька! Вот тебя вчера дома не было. А он вечером пришел подвыпивший. Долго тебя ждал...
   - Что же? Человеку выпить совсем нельзя. Какая
   ты мама...
   - Ты слушай дальше. Надоел мне, слов нет, со своим магнитофоном! Часа два его крутил! Песни этого...
   Высоцкого... Как у себя дома!
   - Подумаешь! Владимир Высоцкий - замечательный артист! Я тоже люблю его песни!
   - Нет, он нахал, нечего говорить. Живет в общежитии -хорошего не жди! Там одни пьяницы и хулиганы!..
   - А чем Юрка лучше!? - возбужденно перебила
   Ольга.
   Пухлые щеки её слегка покраснели. Большие и красивые, карие глаза задорно блестели.
   - Да с Юркой хоть весело и приятно говорить! С
   ним не скучно. И внимательный такой, обходительный... Слова грубого не скажет. А с этим - тоска зеленая! Молчит, как бирюк. Взглянет своими бычьими глазами - ужас берет! И грубиян. Со мной-то как разговаривает!..
   - Ладно, мама! Мое дело! С кем хочу, с тем и дружу! Нечего указывать! - Ольга еще раз внимательно осмотрела себя в зеркале.
   - Не психуй, дочка! Я дело говорю. Поверь моему
   опыту. Мать плохого не посоветует! Ты, ведь, в годах
   уже. Пора и человека для жизни подыскать. А тебе только кино, танцы, да подруги... И зачем сразу с двумя парнями дружить!? Где это видано!? Они же догадаются, рано или поздно. Передерутся еще... Дружила бы с Юркой... Самый подходящий человек для жизни...
   - Я пока замуж выходить не собираюсь. Они для
   меня просто товарищи. Понятно тебе? - грубо перебила Ольга.
   - Ох, дочка, смотри!.. Боюсь я Володьку, боюсь!
   Как бы чего плохого не было!..
   - А, ерунда все. - Дочь уже спокойно, махнула
   рукой. - Ну, я пошла. Может поздно приду, закройся
   на ключ. Второй с собой беру...
   Летний вечер немного дурманил своим теплом. Было еще светло. Она не сказала матери, что вчера поссорилась о Володькой и теперь не знала, придет ли он на её день рождения. От этой ссоры было немного мрачно на душе, но девушка успокаивала себя как могла. Там, на танцплощадке, ее должен был ждать Юрка и Ольга, чувствуя, что опаздывает, часто погладывала на часы... Но вот уже и парк имени Горького. Воронцова облегченно вздохнула: - Наконец-то!
   В глубине парка, специально для молодежи, соорудили большую деревянную площадку. В летние субботние и воскресные вечера на ней постоянно устраивали танцы. Парк был большой и очень красивый. Поэтому молодежь охотно проводила в нем свое свободное время...
   Около танцплощадки медленно похаживал высокий и плотно сбитый, симпатичный парень в белоснежной рубашке и широким цветастым галстуком на груди. Ольга уверенно подошла к нему вплотную.
   - Юра, привет!
   - "Жив и я, привет тебе, привет!" - нараспев про
   тянул Юрий. - А я думал, что ты не придешь!
   Жду-жду, где же моя Оленька? Ая-яй! На целых двадцать минут опоздала. Несовременно!
   - Ничего. Нам опоздать не грех. Вот вам, мужчинам, это не простительно! Мы же слабый пол... Пони
   мать надо, студент, - весело тараторила Ольга.
   Юрий нежно взял ее за руку.
   - Согласен, Оленька, согласен. Я не спорю. Ты за
   метила: я всегда тебе уступаю! Пойдем лучше потанцуем. Я уж давно билеты взял.
   - Ну и молодец! Эх, люблю танцевать! Пошли.
   И они, предъявив билеты контролеру, стремительно поднялись на площадку... В этот вечер здесь было много молодежи. Несколько юношей в модных рубашках ловко обрушивали на танцующих потоки стремительно возбуждающей, будоражащей нервы, музыки...
   Ольга и Юрий быстро слились с толпой. Они танцевали очень долго и вдруг, совершенно случайно, девушки заметила Мазанова.
   Он стоял в стороне от танцующих и нервно курил. Ольга не решилась при Юрке поздороваться с ним, но ей стало немного не по себе. "Как бы не было драки!" - тревожно думала Ольга, зная Володькин характер. Но ее опасения были напрасны. Володька заметил их давно. Ему хотелось, правда, в первый момент искусно обработать Юрке лицо, но большим усилием воли удалось воздержаться от этого массажа.
   - Я что-то устала, - неожиданно заявила Ольга.
   - Пойдем, погуляем по парку. Юрий охотно согласился.
   - Пошли.
   Они быстро оторвались от танцующих и медленно стали прогуливаться по тропинкам, которых было здесь довольно много.
   - Ты знаешь, Оля, как я сейчас хорошо отдыхаю!
   Лето... Никаких забот! Так измотают тебя за год эти
   сессии и зачеты, что еле дух переводишь! А теперь вот
   сил набираюсь! Ну ладно. Вот курсовые - это...
   - Сколько тебе еще учиться осталось? - Улыбаясь
   перебила Ольга.
   - Еще два года потеть, - солидно поправляя на
   груди галстук, ответил Свиридов.
   - А знаешь, Оленька, я последнее время в спорт
   ударился! Даже сам удивляюсь! Никогда не интересовался, а тут вдруг прорвало...
   - Ну, к тебе не подойти! Студент, спортсмен, красавец мужчина! Куда уж мне!
   - Да что ты! Я парень простой. Звезд с неба не хватаю, имаюсь всего в двух секциях: бокс и борьба самбо
   - - Давно ли?
   - Да, ерунда, - махнул рукой Юрий. - Всего два месяца... А знаешь Оленька, как это интересно! Уклон, защита, боковой удар, прямой, нокаут. А самбо... Вам, впрочем, не понять. Для самообороны - милое дело! никто уж не тронет. Мало ли всякой шпаны шатается.
   - Пойдем помаленьку к площадке. Потанцуем еще малость, настойчиво предложила Ольга.
   - Ну, конечно, идем,
   И они не спеша направились к танцплощадке.
   - У, меня, Оленька, есть замечательная идея на следующую субботу! Хочешь на рыбалку с ночевой? Озерцо превосходное у нас есть на примете! Всего пятнадцать километров от города! У меня есть два хороших друга. Тоже студенты. У одного "предок" "Жигули" имеет. Разрешает в выходные дни пользоваться сынку. На ней, и поедем.
   - Боюсь, Юрочка! Одна среди троих мужчин! Что-то не то... - смеясь, ответила Ольга.
   - Не волнуйся, дорогая! У них тоже есть подруги
   Хорошие девчонки! Скучать не будешь! Романтика!
   представь себе: костер на берегу озера, лес рядом, тишина. А мы варим уху... Ох, весело будет! Ну как?
   - Тогда другое дело. Я только "за". Так и быть -
   едем!
   - Ну, Оля, молодец! Оправдала мои надежды. До площадки осталось идти совсем немного. Вдруг неожиданно они остановились. Навстречу им быстро приближалась группа молодых людей сильного пола, оживленно спорящих о чем-то между собой. Впереди них уверенно шагал быстрой походкой широкоплечий парень лет двадцати пяти, чуть выше среднего роста, в модной рубашке с короткими рукавами. На полном, квадратном лице, с резко выступающим вперед подбородком, возбужденно блестели колючие, неприятные глаза стального цвета.
   Ольга невольно вздрогнула. При ярком электрическом освещении она узнала его сразу. Это был Анатолий
   Жарков (но его почему-то чаще звали Жоркой), первый хулиган и забияка в городе. Его знали и слышали о нем очень многие жители. Много темных и грязных дел было за плечами у этого парня! Но больше всего славился Жорка драками! Он всегда начинал драку сам, а потом жестоко избивал свою жертву. Часто один - иногда с помощью друзей, в зависимости от обстоятельств. Очень многие парни побаивались связываться с ним или становиться на его пути.
   Обладая большой физической силой, Жорка в большинстве случаев выходил победителем. Он уже имел в своем арсенале две судимости и только четыре месяца назад покинул место лишения свободы. Первое время присмирел, вел себя очень скромно... А потом опять потянуло на "подвиги" и пошел помаленьку в "гору"... Жарков жил недалеко от Ольги и в последнее время настойчиво пытался завязать с ней более близкие отношения... От всех семерых пахло чем-то веселеньким.
   Жарков подошел к ним и стал рядом. Его друзья окружили их со всех сторон. Жорка заговорил первым.
   - Добрый вечер, соседка!
   - Здравствуй! - нехотя ответила Ольга.
   - Что-то ты сегодня скучная? А? Или встрече со
   мной не рада? Нехорошо. Я всей душою к тебе, а ты...
   Может, студент тебя плохо развлекает или...
   - Что Вам нужно? Мы идем спокойно, сами по себе, никого не трогаем, - осторожно вмешался в разговор Свиридов.
   - А ты помолчи пока, студент! Дай с соседкой поговорить! Лучше галстучек поправь на груди. И вообще, ты нам мешаешь! Путаешься здесь под ногами.
   Отошел бы временно куда-нибудь в стороночку.
   - Нет, это нахальство! - резко закричал Юрий, - я
   этого не позволю! Нагло приставать к девушке! Хамье!
   Уже спокойно взял растерявшуюся подругу за руку.
   - Пойдем, Оля, отсюда!
   Но не успели они шагнуть, как Жорка, спокойно улыбаясь, уверенно загородил им дорогу.
   - Не дури, Жорка! Дай пройти! - глухо сказала
   Ольга.
   - Его пущу, а тебя пока нет! Поговорить надо. Юрий, сжав кулаки, вдруг решительно заявил:
   - Слушай, ты, наглец с Большой дороги! Если
   только сейчас не оставишь нас в покое, то я из твоей
   морды сделаю хороший винегрет! Долго помнить будешь, скотина!
   Жорка, нахмурив брови, презрительно сплюнул.
   - Ты кого пугаешь, дитя великорослое?! Здоровый
   что ли? Надоел ты мне до тошноты! Сергунька! Вправь
   ему немного мозги. Он в институте заучился!
   Низенький, прыщеватый подросток подошел к Свиридову и некоторое время что-то говорил ему в пол голоса. Когда он отошел, Юрий сильно побледнел, съежился и заговорил срывающимся голосом.
   - Ребята! Я прошу, не надо...
   - Толя, извини меня! Больше не буду. Мы сейчас же
   уйдём. Пропустите, пожалуйста, прошу!
   - Вот это другое дело! - сразу оживился Жорка.
   - Вот что, студент. Мне нужно кое-что выяснить с
   твоей подругой. Ты жди ее около входа в парк. Больше
   чем на час не задержу. А я с ней здесь потолкую... А
   потом - делайте что хотите! Уразумел?
   Юрий растерянно смотрел то на него, то на Ольгу.
   - Что, не веришь? Даю слово, что не сделаю ничего плохого! Если хочешь, даже честное слово джентльмена! Давай, топай!
   Юрий робко взял девушку за руку.
   - Послушай, Оленька, он же дал слово! Плохого ничего не будет! Не думай обо мне, что... Я потом тебе
   все объясню. Понимаешь, так вышло...
   Ольга резко отдернула руку. Дрожащим от обиды голосом, глухо сказала:
   - Ну иди, иди, трус! Ничтожество! И не подходи
   больше ко мне! Понял?
   Юрий, втянув голову в плечи, медленно поплелся по тропинке. Несколько раз оглядывался назад и наконец исчез в темноте. Жорка самодовольно усмехнулся:
   - Ну и друг у тебя! Я бы так не сделал! А ты еще
   дружишь с ним! Одним словом - дерьмо!
   - А тебе какое дело?
   - Да черт с ним! Мне-то что... Давай-ка лучше пойдем потанцуем... Поговорить надо.
   - Не о чем мне с тобой разговаривать! Я тебе кто?
   Жена? Или подруга?!
   - Ишь, как заговорила! А если я хочу... Подумай
   лучше, а то как бы плохо не было!
   Жоркин голос стал помаленьку принимать угрожающий оттенок. Но Ольга смело смотрела ему прямо в глаза.
   - Сказала: не пойду - значит все. И думать не
   буду! Хоть режь на месте! Не боюсь!
   - Пойдешь, куда денешься?! - криво усмехнулся
   Жорка.
   - Последний раз спрашиваю: идешь со мной танцевать или нет?
   - Ну и нахал же ты, Жорка!
   - Нет и еще раз нет!
   - Ну, ладно. Еще об этом пожалеешь. Вот встретим
   тебя поздно вечером в одном укромном месте, распластаем на мягкой травушке, задерем юбку, да как всей
   компанией...
   Жорка закончил фразу грязнющими, похабными словами. Цинично улыбаясь, добавил:
   - Тогда по другому запоешь, девочка!
   Ольга сразу изменилась в лице. Спокойно подойдя к обидчику вплотную, резко ударила его по щеке и тут же закричала от боли. Один из друзей сильно завернул ей руку назад.
   - Ну гадина, держись!
   Неожиданно выпрыгнув из-за деревьев, Володька изо всех сил двинул парня кулаком в челюсть. Тот упал. Через некоторое время, опомнившись, быстро поднялся, но Жорка цепко схватил его за руку.
   - Обожди, не лезь! Все сразу растерялись. Жорка
   первым пришел в себя.
   - Это что еще за пенек вырос на моей дороге?! А,
   ребята? - косо взглянул на дружков.
   - Если сам пень, то нечего на других кивать! Злобно огрызнулся Мазанов.
   - Ишь ты, какой!.. Смелый. "Смелого пуля страшится, смелого штык не берет!" Люблю таких! Угощайся! и Жорка, достав из кармана горсть семечек, протянул руку Володьке.
   Тот спокойно ответил:
   - Пока не хочу.
   - Ишь ты, гордый! Видали мы таких... Любуйтесь, ребята! Современный рыцарь двадцатого века!
   - Рыцарь, не рыцарь, а в обиду ее не дам!
   - Ой, испугались мы тебя!
   - А я не пугаю!
   Ольга неожиданно вмешалась в разговор.
   - Жорка! По-хорошему прошу: оставь нас в покое!
   Ты же первый начал. А еще сосед...
   - А ты молчи! - грубо перебил Жарков.
   - С тобой все кончено, девочка! Без тебя разберемся! - Зря уговариваешь!
   Володька злым взглядом окинул девушку:
   - Ты что, Жорку не знаешь? Он без драки жить не
   может! Молчи, лучше...
   Жорка нагло улыбнулся:
   -Д ты как думал?! Друга моего ударил и хоть бы что! Нет, за это ответить надо! Так просто мы не отпустим!
   - Я готов, - угрюмо буркнул Володька и вдруг
   резко повернулся к Ольге.
   - А ты иди домой! Завтра приду вечером. Ну, иди
   же, иди!
   Жорка беспечно сплюнул сквозь зубы.
   - Пусть чувиха идет. На что она нам? И без нее весело будет. - Парни молча расступились. Ольга, с чуть
   побледневшим лицом, медленно двинулась по тропинке
   к выходу из парка. Внезапно оглянулась назад и позвала:
   - Володя!
   Успела только заметить, как он махнул ей рукой. Его сразу же заслонили. Больше она уже не оглядывалась... Танцы уже прекратились. Молодежь постепенно расходилась и парк заметно пустел.
   - Ну что, рыцарь? - Жорка заметно повеселел.
   - Может, на площадку подымемся? Поговорим по душам. Или боишься?
   - Мне что? Хоть где... Подумаешь, - не сводя с
   Жорки злого взгляда, ответил Володька.
   - Ну и лады! Там как-то приятнее. Простору много, свет яркий, морду хорошо видать. Вроде ринга... Трогаем!
   Быстро, всей гурьбой поднялись на танцплощадку. Жорка и его противник стали посередине, напротив друг друга, остальные чтобы не мешать, расселись на скамейках у самых стенок. Схватка была неизбежна. Это знали все и поэтому Жоркины друзья с интересом ожидали ее начала. Многие сразу же закурили. Им могли, конечно, помешать, не допустить этого, но никто из них об этом не думал...
   Володька не спеша достал из кармана пачку папирос, закурил. Жорка, щелкая семечки, наметанным глазом оценивающе оглядел своего противника. Среднего роста, угрюмое овальное лицо с маленьким, приплюснутым носом, большие серые глаза под редкими бровями.
   "Не здоровее меня", - подумал Жорка, - "только лицо страшное".
   И в самом деле, Жорка чуть не на голову был выше Володьки, заметно шире в плечах. Но Мазанову приходилось бывать в разных сложных переплетах и кроме того, одно время он успешно занимался боксом. Это придавало ему больше уверенности в своих силах...
   Первым заговорил Володька:
   - Это как же? Семеро одного будете бить.
   - Не бойся! Я тебя один уделаю, щенок ты вонючий! Долго помнить будешь!
   - Один хотел уделать, да шею сломал! Смотри, не
   оступись!
   - Слушай ты, жертва обезьяньего брака! На кого
   руку подымаешь!? Ведь потом маму звать будешь - все
   равно не пожалею!
   - А ты потомок шизофреника! Башка пустая, так
   работаешь кулаками! Буйвол с колхозной выставки!
   - У тебя морда сильно красивая! Еще красивее
   будет...
   - Не хуже твоей!
   - На кого тянешь, паскуда! Я два раза сидел. Огни
   и воды прошел.
   - Не пугай! Я тоже сидел.
   Жорка умолк. Спокойно улыбаясь, вдруг но сыпанул семечной шелухой Володьке прямо в лицо.
   Все кругом сразу застыли в ожидании, Володька не спеша убрал шелуху с лица, докурил папиросу. Жорка той же улыбкой молча наблюдал за ним, дальше все произошло так быстро, что Жорка никак не успел среагировать. В одно мгновение, подскочив к нему вплотную, Володька всем корпусом ударил снизу вверх в подбородок. Тяжело грохнувшись всем телом на дощатый настил, Жорка глухо стоная, медленна поднял голову. Володька, сжав кулаки, стоял недалеко и молча ждал. Жорка знал: скажет он хоть одно слово или сделает знак рукой, то его ребята изобьют наглеца до полусмерти. Но знал и другое: потом, потихоньку за его спиной, будут осуждать, смеяться над ним, обвиняя в трусости.
   Нет, ему нельзя ронять свой авторитет! Весь наливаясь злобой, стремительно вскочил на ноги и пошел зверем на парня. От первого удара уклонился Володька, второй пришелся ему прямо в бок. Закусив губы от сильной боли, он тут же ответил левой... и закружились, завертелись на площадке два парня, с яростной руганью осыпая друг друга ударами! Жорка, не жалел сил, лез напролом, стараясь бить в самые уязвимые точки тела... Очень скоро у обоих появилось много синяков, в некоторых местах показалась кровь...
   Жорка успел все-таки выбрать удобный момент. Со страшной силой, кулак угодил Володьке прямо в лицо. Он сильно шатнулся в сторону, но устоял на ногах. Второй удар отбросил его к стенке. И сразу все завертелось и поплыло перед глазами!
   Крепко прижавшись спиной к стене и еще на что-то надеясь, он теперь уже только защищался. Из сильно рассеченных бровей предательски хлынула кровь. Она заливала глаза, мешала видеть... С каждой секундой Володька чувствовал, что слабеет... Еще мгновение и он упадет! Жорка все наседал и наседал. По сторонам свистели и возбужденно орали:
   - Жорка! Давай! Бей его до последа! Дави, Толик! "Не выйдет, - упрямо сжал зубы Володька, - я еще подерусь до конца!"
   Большим усилием воли взял себя в руки и вдруг, внезапно отскочив от стены, смело ринулся навстречу! Это было так неожиданно, что все сразу притихли. Растерялся на какой-то миг и Жорка. Но этого мгновения вполне хватило Мазанову, чтобы нанести ему сокрушительный удар в живот. Широко раскрыв рот, Жорка медленно начал клониться вниз. Когда Володька ударил его еще несколько раз, тяжело рухнул лицом вниз... Он стоял, пошатываясь, прямо над ним, в каком-то неистовом, возбужденном состоянии и сжав кулаки, упрямо твердил:
   - Вставай, погань! Ну! Вставай, говорю, сволочь! Но Жорка никак не мог встать. Он только иногда медленно подымал голову, а затем опять опускал ее. Дружки растерялись на какое-то время. Жорка! Их вожак и авторитет Жорка, первый раз при них был так здорово побит!
   И вдруг резко обожгло мозг: "Их много, а я один! Убьют!" В ногах появилась слабость. Холодный пот предательски выступил по всему телу. Сразу стало трудно дышать. Володька не смотрел по сторонам, но чувствовал, как постепенно смыкается вокруг него человеческое кольцо. Еще какой-то миг и...
   Спасительная мысль ударила в голову внезапно! "Бежать надо! Бежать!"
   И будто кто-то толкнул его в спину. Он опередил их на несколько секунд. Моментально (откуда только силы взялись) ударом кулака сшиб с ног одного, второго, сильным пинком отшвырнул в сторону как котенка третьего и резко перемахнул через перила на землю. Быстро побежал по тропинке к спасительному выходу. Но там, в глубине парка, его уже ждали двое.
   Молча и приветливо встретили Володьку кастетами... Остальные навалились злобно рычащей стаей. Остервенело пинали лежащего, не давая встать на ноги...
   Ольга Воронцова, тяжело дыша, стремительно ворвалась в отделение милиции. Сидевший за столом лейтенант лет тридцати, окинув ее тревожным, вопросительным взглядом, быстро спросил:
   - Что случилось, девушка?! На Вас лица нет!
   - Там в парке Горького... Ой, сил нет! Бежала, нет мочи! Там...
   - Спокойней же, ну! Что в парке?
   Там... в общем, драка! Жорка со своей компанией парня одного бьет! Ни за что убьют! Помогите!
   Лейтенант резко поднялся со стула. Лицо его сразу стало заметно тревожным:
   -А ну, повтори! Жорка, говоришь?! А фамилия его -
   Жарков? А?
   - Да, Жарков! Толька Жарков! Два раза сидел, и
   вот Володьку бьют, а он...
   - Обожди, девушка, я сейчас брякну в одно место! Лейтенант взял телефонную трубку и быстро набрал номер.
   - Дом культуры?
   Пожалуйста, позовите Еркина к телефону...
   - Олег Александрович, здравствуйте! Это лейтенант Муравьев. Звоню из милиции. Как дежурство? Все
   спокойно, значит. Понимаешь, такое дело. Нужно
   срочно задержать одну группу ребят. Совершили преступление. Их местонахождение известно. Дежурная
   машина сейчас у тебя? Отлично! Сколько в твоем распоряжении дружинников? Восемь человек. Это хорошо!
   Слушай: одного оставь в ДК на всякий случай, а сам с
   остальными кати на машине сюда! Я поеду с вами!
   Прошу как можно быстрее! Потом объясню... Жду.
   Положив трубку, громко позвал:
   - Епифанцев!
   Молоденький милиционер, выйдя из соседней комнаты, торопливо подошел к столу.
   - Вот такое дело, Епифанцев! Сейчас подкатит машина с дружиной и я поеду с ними в парк Горького.
   Девушка говорит: там шайка Жаркова напала на одного парня... Ты остаешься за меня. Дежурь здесь у телефона! Вот черт! Днем искали их по всему городу и не нашли! Где они только прятались? Ограбление квартиры и двух магазинов - их работа! Все улики против их.
   Свидетелей хватает. Брать надо немедленно. Есть уже санкции прокурора на арест всех семерых. Предъявим "м, когда привезем в КПЗ.
   Достал сигарету, закурил:
   - Жарков уже два раза сидел, а все ему неймется! Ну, сейчас ему приляпают, будь здоров! На всякий случай возьму пистолет под расписку. От этой компании всего южно ожидать! И вдруг неожиданно обратился к Ольге:
   -А, ты, девушка, садись! Вот стул, Не стесняйся. Большое тебе спасибо, что сказала про них! Вовремя подошла... Кстати, давай-ка я черкану твою фамилию и адрес домашний. Может придется пригласить как свидетеля.
   Ольга, стараясь быть внешне спокойной, сказала имя, фамилию и свой адрес. Муравьев быстро записал. А в голове ее тревожно стучала одна мысль: "Скорей бы машина! Скорей!!"...
   Вскоре подоспели дружинники. Ольга поехала вместе со всеми Они успели вовремя. Всю "семерку" задержали уже около самого выхода из парка. Опоздай хоть немного - пришлось бы потруднее...
   Операция была проведена так быстро и внезапно, что никто из семерых даже не рискнул бежать. Да это было бы бесполезно. Никто из задержанных не сопротивлялся. Трое пытались, правда, постоять за себя, но получив немного по шее, сразу присмирели. Всех сразу же обыскали. У троих нашли кастеты, у двоих изъяли самодельные ножи. Всю компанию, прямо около машины, построили в одну шеренгу...
   Володьку нашли в парке очень быстро. Потеряв много крови, он лежал без чувств, лицом вниз. Кто-то из дружинников вызвал по телефону "Скорую помощь". Ждать ее пришлось недолго.
   Когда Мазанова осторожно затащили в машину, Ольга, подойдя к шоферу, взволнованно спросила:
   - В какую больницу повезете?
   - В пятнадцатую. Улица Щорса, двадцать пять.
   - Понятно.
   Когда "Скорая" резко тронулась с места, она вдруг неожиданно подскочила к Жаркову и обжигая его ненавистным взглядом, изо всех сил стала бить рукой по лицу.
   - Ты убил его!! Сволочь! Гадина!! Для чего?! Говори, ну?! Говори же!!
   - Уберите ее!! - заорал Жорка не своим голосом. -
   Чего стоите?! Уйди, дрянь!
   Девушку оттащили подальше в сторону. Кое-как успокоили. Лейтенант подозвал к себе Еркина.
   - Так вот, Олег Александрович! Все мы в машину
   не поместимся. Я беру троих твоих ребят и везу в отделение четверых. Оставшуюся "тройку" доставите в пешем порядке. Здесь не очень далеко. А назад вернетесь
   на "дежурке" же. Возражений нет?
   - Все ясно. Сделаем как положено.
   - Смотрите только, не упустите!
   - Да что вы! Все будут в КПЗ как миленькие! Муравьев подозвал к себе Воронцову.
   - А ты, Оля, не горячись! Живой этот парень,
   раз в морг не увезли! Верь мне. До дому тебя подвести?
   - Не надо. Живу не очень далеко. Дойду уж сама.
   - Ну смотри, как знаешь. Еще раз тебе большое спасибо за все от всех нас!
   - Не за что!
   Арестованных разделили на две труппы. Жаркова с тремя дружками повезли в машине. Она ехала не очень быстро: Все молчали, лишь только глухо скрипел зубами от бессильной злобы Жорка...
   В понедельник, придя с работы, домой, Ольга тщательно собрала передачу и направилась в больницу. Недалеко от своего дома встретила Свиридова.
   - Оля, здравствуй!
   Она будто не слышала.
   Юрка заговорил взволнованно:
   - Я знаю, что перед тобой сильно виноват! Но я не
   мог поступить иначе!.. Понимаешь, все тебе сейчас
   объясню!.. Ты должна меня все же понять... Так вышло,
   что... Слушай, Ольга...
   - Не надо мне ничего объяснять, - глухо сказала Ольга.
   - Я все хорошо поняла и все мне ясно! Можешь считать, что с этого дня мы не знакомы. И не подходи больше ко мне, я тебя не знаю! Понял?
   И уверенно направилась дальше. Юрка растерянно лепетал что-то ей вслед, уже его не слушала...
   В приемной, кроме двух сидящих у стены юношей, больше никого не было. За перегородкой сидела молодая медсестра в белом халате. Девушка подошла к окошечку и поздоровавшись, подала ей передачу.
   - Отнесите, пожалуйста, Владимиру Мазанову! Записку тоже передайте. И спросите, какие продукты ему принести в следующий раз, а может еще что... В общем,
   узнайте.
   - Хорошо. Знайте, что он лежит в четвертой палате. Вот, - сестра кивнула в сторону парней, - его друзья из общежития уже принесли передачу. Ждите, скоро вернусь. И спокойно поднялась по лестнице наверх. Ольга, хоть и стояла спиной к Володькиным друзьям, но чувствовала на себе их любопытные взгляды.
   "Догадались, конечно, что я его подруга". Ей стало как-то неловко, но они быстро вышли на улицу...
   Сестра, вернувшись через пятнадцать минут, отдала Ольге пустой белый мешочек.
   - Из продуктов ничего не просил. Только книги
   художественные! Две или хотя бы одну. Благодарит за
   внимание.
   - Как себя чувствует?
   - Знаете, намного лучше! Его привезли к нам ночью, сильно избитого, без сознания... Потерял много крови. Думаю, пролежит у нас долго. Пока все заживет.
   Извините за вопрос: Вы давно его знаете?
   - Да как сказать... Примерно недели две.
   - А я с ним четыре года в одном классе училась.
   Десятый вместе кончали. Был самый плохой ученик и
   первый хулиган и забияка! На выпускном вечере такую
   драку устроил!.. На всю жизнь запомнила! И сейчас,
   наверное, насолил кому-нибудь, что так избили.
   - Вовсе нет! - горячо перебила Ольга. - Простите
   за резкость, но зачем зря говорить?! Здесь он совсем не
   виноват, можете мне поверить, хотя я и не училась с ним
   четыре года! Эх, если бы вы знали всю эту историю!
   - Да нет, что вы! - поспешила успокоить ее сестра.
   - Я плохого о нем не думаю! Конечно, мало ли что
   раньше... Вы меня не так поняли.
   И желая сгладить этот разговор в лучшую сторону, добавила:
   Я вам могу посоветовать подробнее узнать о его самочувствии у хирурга Журавлева. Его кабинет на втором этаже, в конце коридора. Пройдете?
   - Ну, конечно. Благодарю!
   Войдя в кабинет, Воронцова увидела сидящего за столом веселого сухощавого мужчину лет тридцати пяти с очень резко бросающимися в глаза, нежными руками. На его умном, загорелом лице то и дело вспыхивала располагающая к нему, добродушная улыбка.
   - Здравствуйте!
   - Добрый день, девушка! С чем пожаловали к нам?
   - Я хочу узнать про Мазанова из четвертой пала
   ты. Его сильно побили! Пожалуйста, расскажите подробнее про его здоровье.
   Журавлев, улыбаясь, задумчиво потер пальцами лоб.
   - Мазанов... Мазанов...
   Ну что могу как врач о нем говорить?! Хорошо обработали его ребята, нечего сказать! Славно потрудились! Очень большое количество синяков, ран, ушибов! Но он - сибиряк! Они народ крепкий. Это для него ерунда. Поправится. Да, девушка! Это же настоящий парадокс! В такой ситуации не получить сотрясения головного мозга! А? Вот это организм!
   Махнул рукой:
   - А впрочем, вы не врач. Не поймете.
   - Я поняла, что очень серьезного у него нет! Так?
   - Да, да! Совершенно правильно. Самое главное -
   внутренние органы у юноши целы! А снаружи - вылечим, это точно! Но... маленькая печаль...
   - Что такое?!
   Ольга невольно подалась вперед.
   -Два ребрышка сломали юноше. Но не беспокойтесь! Срастутся. Я добьюсь этого. Обязательно. Хотя отдохнуть ему у нас придется долго. В общем, не переживайте! На ноги его поставим. Извините, вы кто ему будете? Сестра?
   - Просто знакомая.
   - Та-а-к. Парень молодой. Все понятно... Можете
   мне верить: ничего страшного нет! Поправится.
   Добродушно улыбаясь, закончил:
   - Как говорят: до свадьбы заживет!
   - Благодарю Вас! До свидания!
   "Хороший человек и хирург этот Журавлев, сразу видно. Но чудак" - думала Ольга, возвращаясь домой...
   Она носила передачи в больницу до тех пор, пока Володька не выписался. Ее вызывали в отделение милиции, где Ольге пришлось подробно рассказывать про тот злополучный вечер в парке...
   А Володька в больнице не скучал. За время своего пребывания перечитал очень много книг, да к тому же сдружился со многими больными в палате. Так что, время для него тянулось не так уж медленно. Молодой организм быстро набирал силы...
   Два раза к нему приходил следователь. Долго расспрашивал, уточнял детали происшедшего. Володька с детства не привык обманывать. Поэтому рассказал следователю все, как было, без утайки.
   Наконец настал и этот день. Сразу, после обеда, к нему подошла та самая медсестра, с которой Мазанов вместе учился в школе
   - Ну, однокашник, собирайся! Иди со мной, сдашь
   всю больничную амуницию и получишь свою одежду.
   Да, чуть, не забыла! Вот тебе бюллетень. Не забудь по
   ставить печать в регистратуре. Да, поторапливайся!
   Девушка ждет во дворе!
   - Эх, судьба! Из огня да в полымя.
   - Радовался бы лучше, дурачок! Его девчонка ждет,
   а он еще недоволен.
   - А я, может, плакать хочу! - слегка улыбнувшись,
   пошутил Володька.
   Закончив необходимые дела и попрощавшись с людьми, вышел на улицу. Стояла нестерпимая жара, Нещадно палило солнце! Ольга сидела на скамейке и ему показалось, что во дворе стало намного светлее! Уверенно подошел к ней и поздоровавшись, присел рядом. Некоторое время оба молчали. Володька, волнуясь, заговорил первым:
   - Знаешь... Спасибо тебе за все! За книги, за пере
   дачи! Здесь у меня нет родных! Ты одна... Не ожидал я
   от тебя! Не забуду...
   Она нежно взяла его за руку:
   - Ладно уж... Не стоит. Как чувствуешь себя?
   - Хорошо. Иначе бы не выписали.
   - Жорку с друзьями скоро судить будут. Нас, на
   верное, тоже в суд вызовут. Я в милиции уже была.
   - Черт с ними! Туда им и дорога. Ко мне тоже следователь приходил.
   Володька достал папиросу, закурил. Потом оказал:
   - Пойдем, что ли? Чего тут сидеть?
   - Ну, конечно. Идем, - и первая встала со скамейки. Они шли, дружно взявшись за руки и жаркое июльское солнце ласково грело их своими лучами! Больные смотрели им вслед из окон и кто знает, о чем они дума ли в этот момент. Одни, наверное, завидовали Володьке; что он выписался из больницы. Другие, может быть, вспоминали свою молодость. Кто знает? Все может быть.
   Совесть
   Теплый воскресный вечер 10-го июля 1970 года. Семья Поливановых, хорошо отдохнув на природе в эти выходные дни, возвращалась домой, в город. "Москвич-412", ловко управляемый отцом семейства, быстро катил по асфальтированной дороге. У озера Светлого решили немного передохнуть и перекусить. Резко сбавив скорость, свернули направо и через некоторое время выехали на берег озера. Первой вылезла из машины двадцатилетняя дочь Поливанова. Решив искупаться, она молча разделась и не торопясь направилась к воде. Пройдя несколько десятков метров, вдруг закричала диким, ужасным голосом. Все бросились к ней. Прямо у её ног, в густой траве, лицом вниз, лежал пожилой мужчина. Он был мертв. Зияла кровавой пустотой, расколотая надвое, черепная коробка. Около трупа растеклась по земле большая лужа крови. В правой руке убитого был крепко зажат пистолет, залитый весь кровью. На теле, из одежды - одни трусы, но под трупом лежали окровавленные брюки, наверняка принадлежавшие мертвому. Недалеко от трупа, на берегу, валялась резиновая надувная лодка с веслами. Рядом с ней - рыболовная удочка. В лодке, кроме банки с червями и небольшого ведра, больше ничего не было. Рядом с убитым лежал небольшой, но увесистый, окровавленный ломик. Неподалеку стояла легковая машина, по всей вероятности, принадлежавшая этому мужчине. Дверцы ее были заперты. Никого из людей на озере больше не было.
   Сначала все растерялись, не зная, что делать. Затем Поливанов-старший решительно сказал:
   - Вот что, дорогие мои! До города около сорока километров. Не так уж и далеко. Телефона поблизости нет. Я быстро скатаю в город и сообщу все в милицию.
   А вы ждите меня здесь. В любом случае я вернусь за Вами! И Боже упаси Вас что-нибудь тронуть! Пусть все так и есть, как было.
   И он быстро уехал, оставив жену, дочь и шестнадцатилетнего сына. Они стали дожидаться главу семейства.
   Он вернулся назад поздно вечером. Через небольшой промежуток времени приехала и машина с сотрудниками милиции.
   Поливановых попросили стать понятыми. Они охотно согласились. Труп тщательно сфотографировали несколько раз. При свете фар составили подробный протокол осмотра места происшествия. Не без заметных усилий оторвали от закостеневших пальцев пистолет. Он был спущен с предохранителя, но из него в этот день не было сделано ни одного выстрела. В большом заднем кармане брюк, на которых лежал убитый, были обнаружены мокрые: пачка папирос, спички и одна запасная обойма к пистолету. В другом кармане - ключ от машины. Отперев дверцы, внимательно ее осмотрели. В машине нашли майку, темную рубашку с короткими рукавами, старый пиджак и кеды. В кармане пиджака были обнаружены: дорогие позолот часть деньги в сумме пятьдесят рублей и записная книжка с довольно приличным количеством местных городских адресов.
   В багажнике лежали рыболовные крючки, леска, продукты питания, свежая рыба и всякая другая мелочь. Ничего, особенно ценного, больше в машине не было. У убитого обнаружили на правой руке дорогое золотое кольцо. Потом было установлено, что машина и все остальные вещи, кроме пистолета и ломика, принадлежали мертвому.
   Когда закончился осмотр, Поливановы отправились домой, а труп увезли в морг. Один из сотрудников угнал и машину вместе с остальными вещами.
   Убитым оказался некто Махалин Константин Владимирович, 59-ти лет от роду, начальник отдела труда и заработной платы целлюлозно-бумажного комбината. Человек общительный и добрый, хороший специалист, он пользовался большим авторитетом у товарищей по работе и у всех, кто его хорошо знал. У него имелись знакомые и друзья, с которыми он всегда поддерживал хорошие, теплые отношения.
   Махалин вел незамкнутый образ жизни. Когда бывал в отпуске, то часто ездил на курорты, на юг, в дома отдыха. У Махалина часто в доме находились приятели и знакомые, любил ходить в гости и сам. Он жил с женой в хорошей, благоустроенной квартире. Детей у него не было. Родных в городе у Константина Владимировича тоже не было, за исключением родственников жены.
   У Махалина имелось два хобби - музыка и рыбная ловля. В выходные дни он часто выезжал с ночевкой на природу вместе с приятелями, иногда - один... В субботу, 9-го июля, днем, Махалин поехал на рыбалку, сказав жене, что никого брать с собой не будет, так как хочет отдохнуть один на озере Светлом.
   Медицинская экспертиза установила следующее:
   Махалин был убит днем, 10-го июля, тем ломиком, который нашли около трупа. Смерть наступила сразу. В момент убийства начальник ОТИЗ был абсолютно трезв.
   Во вторник, 12-го июля, в прокуратуру Александровского района, поступило коллективное письмо от служащих отдела труда и заработной платы целлюлозно-бумажного комбината, с просьбой обязательно, найти и сурово наказать убийцу. Подобное письмо прокуратура получила и от друзей Махалина.
   И заработала быстро человеческая машина уголовного розыска! Были подробно опрошены жена, её родственники, соседи, друзья и знакомые убитого. Поливановых никто и не стал подозревать, У них было твердое, железное алиби. Этот подробный опрос ничего не дал сотрудникам милиции. Покойный со всеми ними, довольно значительное время, находился в хороших, человеческих отношениях. Никто не мог вспомнить, что бы он с кем-нибудь сильно ссорился или что-то не поладил. Пистолет и ломик тоже остались под вопросом. Жена, соседи и все остальные, никогда не видели эти предметы у Махалина. Но подозрение, что пистолет принадлежит убитому, все же осталось у некоторых работников уголовного розыска. Это подозрение мотивировалось тем, что оружие бывший начальник ОТиЗ мог никому не показывать и тщательно скрывать от постороннего глаза. Предположение об убийстве с целью ограбления отпало сразу. Ценности в машине Махалина были целы. Были выдвинуты две версии. Первая: человека убили по злобе или другой причине, но после смерти вложили в руку пистолет, дабы придать убийству самооборонный характер. Вторая: на озере, по неизвестным пока мотивам, разгорелась драка и Махалин хотел воспользоваться своим пистолетом (может и для спасения своей жизни), но не успел и был убит. Убийца (если он был один) в панике скрылся. Но тогда возникал другой, вполне реальный вопрос: зачем Константину Владимировичу, добропорядочному человеку, живущему честно, без всяких подозрений, нужен был пистолет, да еще хранившийся у него незаконным путем? На него пока не было ответа.
   Нужно было найти преступника, а никаких, хотя бы самых маленьких ниточек, которые вели бы к ему, не было.
   Время шло, но в этом деле не было проблеска.
   В ту субботу и воскресенье на озере Светлом отдыхало много людей, и сотрудники уголовного розыска решили обратиться за помощью к ним. Намечено было при помощи телевидения, радио и местной печати, вызвать их в милицию и подробно всех расспросить. Может, кто из них и обратил внимание на Махалина вместе с какими-нибудь людьми? Но этого не успели еще сделать, как всему делу быстро пришел конец.
   После убийства прошло всего несколько дней. Капитан милиции Алексей Афанасьевич Кошелев сидел в своем кабинете и, не торопясь, разбирал бумаги в письменном столе. В дверь громко постучали. Капитан поднял седую голову от стола: - Войдите.
   В кабинет вошел пожилой, прилично одетый мужчина, чуть выше среднего роста, с непокрытой, седой головой. На крупном, испещренном шрамами лице, с сильно вытянутым носом, возбужденно блестели большие темные глаза.
   Он, не торопясь, подошел к столу. Кошелев сразу узнал своего старого друга. Поздоровались. Капитан указал рукой на стул.
   - Садись, Сергей Федорович! Что-то я тебя сегодня не узнаю.
   Вид неважный. Заболел что ли? Казаков только махнул рукой.
   - Тут еще намного хуже... Лучше бы заболеть лишний раз!
   - Как так!
   - А вот так!
   Алексей Афанасьевич недоуменно пожал плечами.
   - Что-то я ничего не пойму! Объясни все толком,
   Сергей! Казаков слегка криво улыбнулся.
   - Сейчас все объясню. Дел-то много?
   - А когда их было мало? Всегда хватает.
   - Давай-ка, закурим, Афанасьевич! А?
   - Давай.
   Сергей Федорович достал пачку папирос. Одну протянул товарищу. Закурили. Немного помолчав, Казаков спросил:
   - Этого-то нашли, который Махалина убил?
   - Да нет еще. Не сразу же, сам знаешь.... Но найдем, обязательно найдем!
   - Нет, не найдете, Алексей!
   - Не спорь, найдем!
   - Нет и еще раз нет!
   - А почему не найдем? Скажи!
   Казаков глубоко затянулся несколько раз. Потом громко и внушительно сказал:
   - Да потому, что его убил я! Кошелев широко
   улыбнулся в ответ.
   - Ну, знаешь, Сергей, хоть ты мне и друг, но скажу
   прямо тебе, не обижайся! Шутки можешь такие дома
   жене говорить или еще кому, но здесь уголовный розыск и такие вещи говорить не советую! Ты за кого меня принимаешь!?
   - А я еще раз повторяю: Махалина убил Сергей
   Федорович Казаков и больше никто другой!
   - Ты что мелешь, Сергей!? Неужели я тебе поверю!?
   - А вот поверишь мне, обязательно поверишь!! Как
   другу это говорю!! - не своим голосом заорал Казаков.
   Капитан молча уставился на него непонимающими глазами. Потом растерянно спросил прерывающимся
   голосом:
   - Как же так?.. Ты убил его... Почему? Не пони
   маю... Объясни мне сейчас толком.
   - Объясню, Алексей! Успеешь.
   Казаков нервно воткнул окурок папиросы в пепельницу. Глухо спросил, заметно волнуясь:
   - Татуировку у трупа видели!? Чуть ниже колена,
   на левой ноге?
   - Само собой, видели. Правильно, на левой ноге.
   - Скажу, какая! Изображены очень красиво две
   головы: мужская и женская. Они крепко прижались
   друг к другу губами. Целуются, значит. Чуть ниже надпись: "Без этого нет человечества". Не так ли?
   - Все верно. Она самая. Красиво выколота и необычная. Я таких еще не встречал.
   - То-то и оно. Не имей Махалин эту татуировку и
   возможно, не было бы убийства на Светлом озере!
   - Это интересно! Но почему? Какое имеет к тебе
   отношение?
   - Имеет. Ты на фронте воевал?!
   - Ну, конечно. Ты сам знаешь. Но ты ведь тоже
   фронтовик! Правда, я слышал про тебя, что долгое время находился в плену, но ты про это мне не рассказывал.
   - И не только тебе! Про плен я никому, даже детям
   и своей жене, ничего подробно не рассказывал!
   Казаков вдруг умолк. Было видно, что он находшься в тяжелом состоянии. Крупное, испещренное шрамами, лицо очень бледно. На нем, обильной россыпью, выступили мелкие капли пота. Загорелые руки заметно
   дрожали.
   - Может тебе дать воды? - тревожно спросил Кошелев.
   - Не отказался бы.
   Алексей Афанасьевич быстро взял с подоконника графин с водой и налил полный стакан Казакову. Тот выпил залпом, налил себе еще уже сам. Второй раз пил
   уже медленнее, иногда лязгая зубами о края. Поставил пустой стакан на стол, опять закурил папиросу. Немного успокоившись, сказал:
   - Ну, вот, теперь полегчало! Раз уж пришел к Вам с
   повинной, придется рассказывать! Знаю, может еще кое
   кому придется повторять, но это в первый и последний раз!
   Поневоле уж... Тяжело все это вспоминать, но придется.
   Жадно затянувшись два раза, начал рассказывать чуть дрожащим голосом, тяжело дыша:
   - Мрачная была обстановка в 1941 году, сам знаешь.
   Давили нас немцы здорово и приходилось только отступать и отступать! Никакой передышки не давали. А танков у них было - уйма! В июле 41-го года полк, в котором воевал и я, отступал с тяжелыми боями по Украине на восток. Хорошо помню тот самый мрачный день в моей жизни! Жара стояла сильная! Солнце стоит высоко... Пришпорили они нас около какой-то украинской деревушки. Нам пришлось принять бой поневоле. А полк к этому времени понес уже большие потери. Да и раненых вполне уже хватало. И начался этот ужас! Не могу вспоминать без содрогания! Сначала долго бомби ли с самолетов, сколько наших поугробили! Потом не
   большой артобстрел и, наконец, в атаку пошли их танки,
   за ними - пехота! Танков было очень много и бьют пря
   мой наводкой из орудий прямо на ходу! Осколки свистят, взрывы, стрельба, ничего не слышно. Одним словом, кромешный ад! В этом бою меня тяжело ранило
   осколками снаряда. В лицо и грудь. Шрамы на лице -
   память этого ранения! Я потерял сознание... Очнулся
   уже в немецком госпитале. Там лежали еще другие наши
   солдаты, таким же образом попавшие в плен... От моего
   полка, наверное, ничего не осталось после того боя!
   Может, кому и удалось спастись... Не знаю.
   Казаков сделал длинную паузу. Затем продолжал:
   Госпиталь хорошо охранялся немецкими солдатами. Бежать практически было невозможно. Лечили нас советские врачи под присмотром немцев.
   Немцы часто нам лопотали на плохом русском языке: - Руссиш зольдат будет здоров! Будет работа на великую Германию! Хорошо работа!
   Короче, для своей пользы, с расчетом лечили, сволочи!
   А потом начался этот кошмар! После лечения поместили нас в концлагерь. И начались наши мытарства! Тяжелый труд, питание плохое, лишь бы, лишь бы, недосыпания, издевательства со стороны охраны, болезни, голод! Все мы были худющие как скелеты! Многие постепенно погибли: кто от болезней и голода, кого убили при побеге, кого так ни за что застрелили... А они сытые, самодовольные...
   Он вдруг замолчал сразу, видимо весь охваченный тяжёлыми воспоминаниями. Выпив немного воды, как бы очнулся и заговорил дальше:
   - В общем, жизнь наша у них не стоила и ломаного гроша! Не буду рассказывать подробно о жизни в этом лагере! Слишком тяжко мне подробно все рассказывать, да и ни к чему: очень долгая песня. Одно лишь скажу: мы старались не падать духом, как могли, подбадривали друг друга! Это здорово помогало и в том, последнем наш лагере, недалеко от Киева! А теперь к сути дела.
   Он неожиданно замолчал, глядя куда-то вниз застывшим взглядом.
   - Ну, что же дальше?! Продолжай, Федорович! - нетерпеливо попросил, оживленно закуривая, Кошелев.
   - Ладно. В мае 1943 года, нас, оставшихся в живых узников, перевели в другой лагерь. Он находился восточнее Киева. И не так далеко от него. Двести километров, может чуть меньше. В этом лагере были не только русские. Были и поляки, чехи, белорусы, забыл уже, еще некоторые нации. Нас всех сдружила общая беда. Использовали нас по-всякому: брали кровь для раненых немецких солдат, заставляли грузить продукты и другие ценные грузы для отправки в Германию, опыты их врачи на нас ставили всякие, строили казармы, аэродромы... Осенью 43-го, изматывали на строительстве оборонительных сооружений. Наши-то ведь уже крепко начали их лупасить! Хоть и старались они от нас скрыть правду, но мы все равно кое-что узнавали! Самое главное знали, что поражения начали они терпеть одно за другим и ждали прихода наших войск до последней минуты!
   Казаков нервно закурил папиросу. Возбужденно продолжал дальше:
   - Охрана наша была вооружена до зубов. Кроме немцев, нас охраняли примерно три роты власовцев. Они находились в отдельных казармах от немцев. Фашисты им не особенно доверяли и поручали только внешнюю охрану лагеря под их контролем. Но разрешали разные жестокости по отношению к нам. Издевались и те, и другие. Но больше всего ненавидели, конечно, власовцев, как предателей. Как сейчас вижу перед собой этот кошмар: представь себе, Алексей, пустынную зону. На ней деревянные бараки и кругом высокие кирпичные стены - не перелезть! За стенами, тоже вкруговую - несколько плотных, высоких рядов колючей проволоки, по которой пропущен смертельный ток. Весь лагерь опоясывали деревянные вышки. На них днем и ночью - часовые с пулеметами. Рядом с вышками - казармы для солдат охраны и домики для коменданта и офицеров. Ночью вся территория лагеря была ярко освещена мощными прожекторами. Выход один - через высокие металлические и притом двойные ворота. Через них нас выводили на работу. Попробуй убеги, а?! Хотели сделать подкоп, но нечем было копать землю. Они следили тщательно, чтобы мы не спрятали лопат или еще чего...
   - В лагере были только одни военнопленные? -
   осторожно спросил Кошелев.
   - Официально он назывался лагерем для военнопленных. Но это только формально. Много было и гражданских лиц. Время от времени в лагерь прибывали свежие люди, взамен убитых и умерших от голода и других причин. Немцам нужна была рабочая сила!
   - А причем тут Махалин?
   - А при том. Был среди них человек, который больше всех убивал узников и больше всех издевался над ними! Его мы особенно ненавидели и выделяли среди немцев и власовцев. И, чего греха таить, многие в то же
   время боялись его! Сам русский. На вид лет тридцать
   или чуть больше. Он командовал только одними власовцами и никогда не расставался со своим пистолетом.
   Почти всегда ходил в сопровождении своей охраны, вооруженной, конечно, как надо! Откуда он родом и зачем так преданно служит немцам - никто из нас этого не знал. Знали только его фамилию, имя и отчество: Кидяев Петр Ильич. Ох, и жестокий был человек! Кличка у него была "Мучитель", причем он знал, что мы его так прозываем между собой и еще больше иногда ожесточался! Часто любил делать допросы. Выберет из общей толпы какого-нибудь беднягу и уведет к себе в комнату на допрос. Нужны ли были ему и в самом деле какие-нибудь важные, сведения или это делалось так, для вида - никто толком не знал. Но несчастного всегда притаскивали назад на носилках - избитого или замученного до полусмерти! Любил пытать на допросах сам. Иногда ему помогали его помощники. Рядовых и гражданских меньше брал на допросы, а больше старался тех, у кого офицерское звание! Офицеров он называл "самым ярым большевистким гнездом". Одному старшему лейтенанту, политруку, самолично, сначала, выколол глаза; отрезал уши, потом нос, а затем расстрелял на глазах у всех нас. Человек двенадцать, наверное, замучил до смерти. устраивать и такие сцены. Выстроит всех узников территории лагеря, сам отберет двоих-троих, поставит около бараков и говорит им: "Я вас сейчас расстреляю как врагов Германии". Те бледны как полотно. А возьмет автомат у своего охранника, наставит на них говорит: "Считаю до десяти, прощайтесь с жизнью, ребята!". Закончит счет, да как двинет очередями! Одних сразу наповал уложит, а другой раз, нарочно, мимо них стреляет. Пугает просто, значит. Постреляет мимо них, потом скажет: "Скажите мне спасибо, ребята! Я Вас простил и не стал убивать". Люди ни живы, ни мертвы стоят, а он ржет во все горло, скотина! И так много раз. Одних убивает, других просто пугает. И стоят люди, не знают, то ли он на самом деле их убивает или же просто испытывает нервы! Вообразить их состояние, ужас! Ты охотно поверишь, Алексей: попал бы он к нам в руки в другом месте, мы бы разорвали его на куски! А так только скрипишь зубами от большой ненависти! Или взять естественный отбор...
   - Что еще за естественный отбор?! - заинтересованно спросил, все время внимательно слушавший своего друга, Кошелев.
   - А вот что. Выстроит всех пленных около бараков. Сам с охраной, конечно. Отберет человек девять-десять, которые ему по вкусу и говорит им: "Сейчас будем делать, ребята, естественный отбор! Это неизбежный закон природы". Потом прикажет им бежать по кругу, а сам по часам засечет время, чтобы бежали
   без отдыху, не останавливаясь. И чтобы как можно
   быстрее! Если кто тихо бежал - убивал того на месте
   без предупреждения! Ну и сам знаешь, Алексей: кто
   покрепче здоровьем или физически, тот выдерживал
   этот темп весь за данный промежуток времени. Кто слабее - тот постепенно уставал и рано, или поздно прекращал бег, не выдерживая заданное время. Помогать
   товарищу не давал. Каждый бежал самостоятельно. И
   гибель тому, кто раньше времени сходил с круга! Он их
   затем расстреливал около стены. Самолично. И при
   этом часто приговаривал: "Вы уже свое отжили, ребята! С вас толку нет. Растеряли свои силы - шуруй на тот свет!"
   Чаще всего в этом случае погибали люди пожилые или среднего возраста. Молодые зачастую выдерживали... Все в поте лица, еле дышат, но пробегали до конца! Несколько раз попадал в этот переплет и я. Молодость меня спасала. Все-таки двадцать четыре года мне было... И это он называл естественным отбором, скотина!
   Казаков на некоторое время опять замолчал. Затем налил себе стакан воды и выпил медленными глотками. Уже несколько спокойнее начал рассказывать дальше:
   - Томились в лагере и женщины. Их было, правда, намного меньше, чем мужчин. Всего сотня с лишним. Жили они отдельно от нас, в других бараках. Над ними тоже издевались. Насиловали, глумились... И немцы, и власовцы. Часто, особенно вечерами, мы слышали из солдатских казарм их мучительные стоны! И жалко их было, а что поделаешь?! Сожмешь кулаки в бессильной злобе - только и всего! Выручить нет возможности... Некоторые, конечно, беременели. Как только охрана это замечала, их потихоньку пристреливали... Один раз, летом, привезли в лагерь девушку. Русская. Лет восемнадцать-двадцать, не больше. Фигура, помню, у нее красивая была! Стройная такая, ладная вся... Слухи ходили, будто в партизанском отряде она воевала. На следующий день "Мучитель" увел ее к себе в комнату. Вроде бы, на допрос. А сам изнасиловать пытался. Но она никак ему не давалась! Кусалась, царапалась, лицо и руки у него потом были в ссадинах. Не мог он с ней один совладать! Тогда он приказал своим охранникам связать ее, надругался над ней сначала сам, а потом отдал на потеху солдатам! Так ее, бедную, и замучили в казармах!
   А теперь про татуировку расскажу. Как-то, летом, привезли из Киева продовольствие для охраны. Много было продуктов... А день такой солнечный стоял, жаркий... Меня и еще двоих повели из лагеря к казармам, на разгрузку... После окончания работы, под конвоем, погнали, обратно в лагерь. Многие власовцы загорали на траве возле своих казарм. И вот, рядом с тропинкой, по которой нас вели, я увидел лежащего Кидяева! Он лежал на брезенте, в одних трусах и дремал. Одежда лежала рядом. Когда мы проходили совсем близко от него, то я замигал у "Мучителя" на левой ноге эту красивую татуировку: две головы, мужская и женская, и внизу надпись: "Без этого нет человечества". Я еще, нарочно; споткнулся и упал, чтобы получше ее разглядеть! На всю жизнь запомнил, а видел ее за время нахождения в лагере только один раз! Вот так-то, Алексей!
   - Ну и чем все это кончилось?! Рассказывай дальше! - нетерпеливо попросил Кошелев.
   - А вот чем. В сентябре, 43-го, куда-то увели женщин. Через несколько дней исчезли и власовцы, вместе
   с "Мучителем". Наши в то время успешно наступали.
   Наверное, с этим было и связано... Лагерь охраняли
   одни немцы. Нас непрерывно гоняли на строительство
   оборонительных сооружений. Мы уже понимали, что к
   чему и в тайне надеялись на скорое освобождение! Но
   не тут-то было! Потом многие немецкие солдаты из
   нашей охраны попали в плен и дали подробные показания. Оказывается, немцы решили нас всех уничтожить! Чтобы не было свидетелей их кровавых злодеяний. В конце октября часть пленных увезли из лагеря и больше они к нам не вернулись. Их срочно заставили рыть на заброшенном поле большие, глубокие рвы... Для трупов своих же товарищей! Немцы так и прозвали их: могильщики. Ели и ночевали они там же, на месте. Под усиленной охраной... И вот настал этот роковой день: 1 ноября 1943 года!
   Казаков снова замолчал. Было видно и чувствовалось, что ему опять стало тяжело рассказывать. Поэтому капитан не стал его торопить и уставившись в окно, о чем-то задумался.
   - 1-го ноября начали нас на машинах увозить из
   лагеря. Не всех сразу, а отдельными партиями. Мы сразу почувствовали недоброе. Всех охватило отчаяние!
   Но еще оставалась маленькая надежда, что нас успеют
   освободить и мы останемся в живых! Не могу, Алексей,
   передать словами это состояние, в котором мы тогда
   находились! Страшно, ужасно знать, что скоро тебя
   убьют! Они привозили людей на то поле, ставили на
   край рва и...
   Казаков тяжело дышал, задыхался. Ему не хватало слов. Дрожащими пальцами расстегнул ворот рубахи...
   - Косили всех... из пулеметов... Кто был ранен, добивали сразу, на дне рва! "Могильщики" тут же закапывали трупы, сравнивали все с землей!
   2-го ноября, вместе с очередной партией, повезли и меня. В лагере осталось совсем мало людей. Примерно человек тридцать. Мы лежали в машинах лицом вниз, вповалку. Подниматься было запрещено: стреляли без предупреждения, даже головы нельзя было поднять! Не помню уже, как долго нас везли. Время казалось вечностью... Потом это было как страшный сон: нас быстро выгрузили из машин и выстроили на краю рва. В стороне от нас, наши же товарищи, закапывали еще свежие тела! Ужасно вспоминать! Представь, Алексей: черные стволы пулеметов смотрят прямо на тебя! А рядом: проклятия, крики отчаяния, плач, стоны!.. И это все вместе сразу! Немцы сильно торопились. Уже совсем
   близко гремела канонада, доносилась частая разрывы... Фронт был совсем рядом... Я стоял, оцепенев! Только сильно тряслись ноги и в била одна только мысль: "Конец!" Когда страшно заговори ли пулеметы, меня что-то сильно и больно толкнуло в грудь и я потерял сознание!..
   Длинная пауза. Казаков молча смотрел в стену невидящими глазами. Заговорил снова дрожащим голосом. - Очнулся я уже в госпитале. Трое суток лежал без сознания. Как потом узнал, спасли меня наши войска был тяжело ранен в грудь и меня сверху придавило трупами. "Могильщики" уже направились к нашему рву, чтобы нас закопать... И, ясно дело, закопали бы меня живьем вместе с мертвыми! Один бы черт мне была смерть. Но не успели! Наши прорвали фронт итак быстро начали наступать, круша все преграды на своем пути, что немцы не смогли устоять и побежали! Улепетывали, что есть мочи. Среди немцев, которые стреляли нас на поле, тоже началась паника! Они кинулись бежать но все-таки успели перестрелять всех "могильщиков"! Некоторые все же попали к нашим и все рассказали...
   - А как же тебя спасли, Сергей?!
   - Когда наши солдаты подошли ко рву, они услышали стоны. Оказывается, кроме меня, были ранены еще трое! Кто-то из них и стонал... Постепенно достали нас все наверх... Так вот и обнаружили. Один, правда, скончался на месте от ран. Троих нас и спасли.
   - А убитых куда девали?
   - Похоронили в братской могиле. Не знаю только
   на том же поле или отдельно... Короче, жив я остался случайно, Алексей!
   Кошелев спросил:
   - А что сделалось с лагерем?
   - Когда немцы в панике рванули из Киева, охрана перебила всех оставшихся пленных и подожгла бараки и казармы. Заранее были заложены мины и они успели их взорвать... Короче, разметали бывший лагерь в щепки! Когда наши подошли к этому месту, там были лишь одни трупы!
   - А дальше что?
   - Дальше просто. Я долго пролежал в госпитале,
   пока не встал на ноги... Как только поправился, сразу
   заявил куда надо про Кидяева. Сообщил его приметы и
   татуировку помянул! Все про него рассказал, что знал.
   А потом попросился на фронт, чтобы мстить за себя и
   погибших товарищей! И чтобы не было больше такой
   войны! Дошел до Берлина... После войны женился и
   долго жил на западе... Появились дети. В 1955 году
   приехал сюда, в Сибирь. Понравилось здесь жить и
   больше никуда уже отсюда не поеду! Вот такая история,
   Алексей!
   -Да, досталось тебе! Не дай Бог никому такое! Лучше на фронте погибнуть, чем один раз это испытать!
   - Это верно.
   - Но все-таки, везучий ты, Сергей! Два раза явно
   убивали и все же жив остался! Не каждому такое выпадает.
   - Значит, не смерть была... Ну, а теперь настала
   пора про Светлое озеро рассказать!
   - Говори, это интересно! Я слушаю.
   -Значит, так. После войны я еще несколько раз наводил справки в КГБ про Кидяева. Ни слуху, ни духу, как в воду канул... "Знаем, мол, товарищ Казаков, про такого. Ищем, стараемся". Постепенно, с годами, у меня уже и мысль такая появилась: может, за границу сбежал и прячется там, или погиб во время войны. Все думаю, может быть... В последние годы я уже и не стал про него вспоминать. Время все стирает, сам знаешь... И вот, в субботу 9-го июля, зовет меня мой племянник на рыбалку с ночевкой. Я не заядлый рыбак, но здесь как-то охотно согласился. Да и жена моя поддержала: "Езжай, мол, Сергей, вдвоем сколько-нибудь, да поймаете! Отдохнешь, заодно, хорошо". Как будто сам рок меня в спину толкал! А племянник мой сильно любит рыбачить - страсть! Ладно. Собрали мы продукты, удочки, теплую одежду, сели на мотоцикл с коляской и айда! Мотоцикл, правда, не мой, а племяша. Погода стояла эти дни что надо!
   - Сразу поехали на Светлое озеро?
   - Ну да. Ты знаешь, Алексей, озер у нас в округе хватает вполне. И рыбы в них тоже. Но племянник сразу
   предложил ехать только туда! Мол, мне два раза подряд там сильно везло! Много рыбы ловил... К вечеру мы были уже на Светлом. Народу вполне хватало, больше некуда. Смотрим, целыми семьями понаехали, компаниями, кое-кто и один. Не все, конечно, рыбачить приехали. Кто просто так, отдохнуть... Озеро большое, места всем хватит... Расположились мы на берегу и закинули удочки. Клев сначала был неважный... А недалеко от нас "Волга" стоит. И хозяин ее тоже рыбачит. Смотрю, пожилой, весь лысый. Густые усы, черная бородка... Незнакомый, раньше не сталкивались. Да я особенно к нему-то и не присматривался. Ну, а у него лучше клюет! Смотрим, одну за одной из воды тянет! Племяш мой психовать начал: "Как же так?! У него хорошо клюет, а у нас плохо! В чем дело?" Уже хотел к нему подойти, про наживку спросить, но тут и у нас пошло! К наступлению темноты успели много наловить. Племянник только руки потирал от удовольствие! Поздно вечером разожгли костер, сварили уху, хорошо поужинали и спать. Николай, (так звать племяша), приглашал этого соседа поужинать с нами, но тот был не в духе и отказался. Крепко мы спали. Встали в десять утра. Решили порыбачить до пяти и домой! Тем временем народ постепенно исчезал. Разъезжались помаленьку. К часу дня на берегу остались мы и он. Сосед наш тоже оказался упорным рыболовом. Николай уже успел признакомиться с ним, о чем-то разговаривал два раза... Но рыба стада клевать все хуже и хуже! Мы уже начали нервничать... Было жарко и мы рыбачили в одних трусах. Этот мужчина, примерно часов в двенадцать, вытащил из машины резиновую лодку и плавал на ней по озеру. Закидывал удочку в разных местах. Но видно было, что он нервничает. Тоже плохо клевало. И вот...
   Сергей Федорович вытащил из кармана носовой платок и молча вытер пот на лице. Он уже успел успокоиться и говорил ровным, но еще слегка возбужденным от волнения, голосом.
   - Ну, а дальше?! Говори до конца!
   - Нет, молчать теперь буду! Ну, скажешь же тоже,
   Алексей! Раз пришел сюда сам, значит, все скажу! Ясно
   дело. Немного помолчав, продолжал:
   - Это случилось примерно часа в два. Племянник
   стоял с удочкой на берегу, а я сидел на траве рядом, от
   дыхал. Рыбак-то я не ахти какой! Он сидел, спиной к нам,
   в лодке. Тоже удил... Лодка находилась на глубоком
   месте, но не очень далеко от берега. Вдруг видим: голова его резко набок клонится и он мешком падает в воду!
   Не знаю, что с ним случилось. Сердце хватило, солнечный удар или еще что... Если бы знали, что это за человек, конечно, не стали спасать! Пускай бы тонул, собака!
   - Николай бросил удочку и без слов кинулся в
   воду. Я за ним. Человек все же. Оба умели плавать...
   Поймали его на глубине и кое-как дотащили до берега.
   Грузный был, сволочь! Уже без сознания и нахлебался
   воды изрядно. С трудом, сколько могли, освободили
   его организм от водицы и затем я быстро стянул с него
   брюки. Швырнул их в сторону. Когда снимал, почувствовал твердый предмет в заднем кармане, но не придал этому значения, да и не до этого было! Мне и в голову не пришло, что это был пистолет! Надо спасать пострадавшего! Я стал быстро делать искусственное дыхание. Николай этого не умел. Пока я приводил его в чувство, он вытащил на берег лодку и удочку. Когда делал искусственное дыхание, мне показалось, что я где-то уже встречал этого человека! Но вспоминать было некогда...
   - Значит, по одному лицу, не смог бы узнать Кидяева?
   - Наверное, нет. Сильно изменилась внешность...
   - Наконец, он пришел в себя, открыл глаза и пошевелил головой. Я встал на ноги. И вдруг увидел у него на левой ноге, знакомую до боли в сердце, татуировку! Я
   был ошеломлен! Страшная догадка поразила мой мозг!
   Непроизвольно воскликнул: "Мучитель! Это ты, Кидяев!" Он сразу изменился в лице и дико закричал! Изо всех
   сил пнул меня ногой. Я упал. Он вскочил на ноги и ударил Николая ребром ладони по горлу. Тот потерял сознание. Кидяев бросился к своим брюкам, но я ударом кулака свалил его на землю. Он быстро поднялся... Завязалась схватка не на живот, а на смерть! Мы оба обезумели! Изо всех сил били друг друга кулаками, пинали ногами... Я в это время был не на Светлом озере, а там, в лагере, под Киевом! И ты, понимаешь, Алексей, как только он первый раз пнул меня ногой, я сразу понял: кто-то из нас двоих должен умереть! Я или он. Другого исхода нет. Наверное, у Кидяева тоже было такое ощущение... Схватка наша была недолгой. Ему удалось навалиться на меня сверху. Стал душить. Я захрипел, но в отчаянной ярости, собрав все силы, сбросил его с себя! Он опять кинулся к своим брюкам. Совершенно случайно, около меня, в траве, оказался старый заржавленный ломик! И понятно было, что не зря он за свои брюки хватался! Я схватил ломик и к нему. Кидяев выхватил из кармана пистолет, но выстрелить не успел. Я ударил его изо всех сил по голове. Он глухо вскрикнул и рухнул на землю. Когда он падал, я успел ударить его еще раз. Кровь из размозженной головы хлынула ручьем! Я сразу пришел в себя. Вид крови привел меня в ужас! Война давно кончилась и я отвык от крови, от смерти... Мне стало жутко! Я швырнул ломик в траву и подскочил к Николаю. Кое-как его растормошил. Он сильно испугался, когда увидел все это... В любой момент могли появиться люди, надо скрываться. Мы быстро собрали вещи, рыбу, сели на мотоцикл и на предельной скорости рванули домой... -
   Сначала заехали к племяннику. Дома у него никого не было и я подробно рассказал ему всю историю этой кошмарной встречи! Договорились, что кроме него и моей жены, об этом никто не будет знать. Поздно вечером, в воскресенье, я все рассказал жене...
   Казаков молча, засунув руки в карманы брюк, заходил взад-вперед по кабинету. Нервно заговорил снова: - Он замешкался, когда вытаскивал пистолет, всего на одну-две секунды и это спасло мне жизнь! Не знаю, почему он замешкался. Или пистолет зацепился за что-то в кармане? А может, годы уже не те... Нет такой сноровки, как в молодости. Но короче, выхвати оружие Кидяев на одну-две секунды раньше не он, а я лежал бы трупом на берегу Светлого озера! Вместе с племянником. Застрелил бы обоих. Чуть-чуть опоздал - это его и погубило! Старый, заржавленный, никому не нужный, ломик! В тот момент он оказался под рукой и спас мне жизнь!
   - Да, война... - задумчиво сказал капитан.
   - Сколько лет прошло, а она нет-нет, да и отзывается в нашей жизни! Иногда, как в этом случае - смертоносным эхом. Слушай, Сергей, а до этого ты не встречал Кидяева в нашем городе?
   - Не помню. Комбинат, где он работал, находился
   далеко от моего дома. Может, когда и встречал на улице, или еще где... Кто знает. Просто, наверное, не обращал внимания. Город - не деревня. Людей очень много.
   - Да, жуткая встреча! А почему сразу не пошел в
   милицию после убийства?
   - Откровенно говоря: боялся! Племянник и жена
   сбили меня с панталыку! "Мол, все равно посадят! Человека все же убил.... Должен был донести на него, куда
   надо, а не вступать в драку! Пришьют, что убил по злобе и все тут". И вот, до этого дня, ходил сам не свой.
   Работать не мог нормально, В понедельник, вечером,
   пришла соседка, говорит: "У нас на комбинате работал
   начальник отдела труда и зарплаты Махалин. В воскресенье нашли мертвым на Светлом озере. Рыбачил он там. Всю голову проломили! Такой хороший человек был! Внимательный, обходительный... И неизвестно, кто убил и за что". Меня сразу в дрожь бросило! Вышел в другую комнату. Не знаю, о чем она еще с женой говорила... Ночами почти не спал. Не по себе было...
   Грызет совесть и все тут! На работе спрашивают: "Что
   с Вами случилось? Заболели что ли?" Отвечаю: "Сам не
   могу понять. Какая-то хандра напала, тоска зеленая.
   Отчего - не знаю". Маялся, маялся, а потом думаю:
   "Какой же я к черту коммунист, если боюсь правду сказать?! Какой пример людям, а?! Пойду и расскажу все,
   очищу душу! Будь, что будет. Посадят, так посадят. А
   вдруг не будет на мне вины?!" Решился и пришел к тебе,
   Алексей. Рассказал все и сразу груз с плеч долой! Лег
   ко дышится теперь.
   Арестуй, сажай меня в кутузку - не обижусь. Если заслужил - садите! Кошелев махнул рукой.
   - Ты что, Сергей?! Никто тебя садить не будет. Это
   убийство поневоле. Ты же спасал свою жизнь! Хорошо
   сделал, что пришел! Слушай, внимательно! Как другу тебе советую: найди сейчас своего племянника и вместе с ним иди в нашу прокуратуру. Все там расскажи, а он подтвердит как свидетель. Затем сходите в отделение госбезопасности. Тоже объясните, как и что... Это по их части. Давай, действуй. Да не забудь: как все это утрясется, обязательно зайди ко мне! Домой или сюда. Скажешь, чем кончилось это дело. Иди. Я тебе верю.
   - Конечно, зайду! Не забуду...
   Казаков так и сделал, как советовал ему старый друг. В отделении госбезопасности его попросили зайти через неделю.
   Когда он пришел во второй раз, с ним разговаривал человек средних лет в штатском. Кроме них, в кабинете больше никого не было.
   - Итак, Сергей Федорович, могу Вам сообщить
   следующее: тщательная экспертиза показала: государственный преступник Кидяев Петр Ильич и убитый
   Вами Махалин Константин Владимирович - одна и та
   же личность. Черты лица сильно изменены.
   Во-первых, после войны прошло много времени. Он сильно постарел, стал лысым, отрастил усы и бороду. Во-вторых, есть подозрения, что он сделал себе частичную пластическую операцию лица. Хорошо замаскировался, гадина! Кто мог подумать!
   Прошу Вас, не переживайте! Вы отомстили за себя и погибших товарищей. Хуже, если бы все на Светлом озере получилось наоборот! Я думаю, рано или поздно, он попал бы к нам в руки и трибунал все равно приговорил бы его к высшей мере. Жаль, конечно, что так получилось. Лучше отправить его на тот свет законным порядком! Но у Вас не было другого выхода. Се ля ви, как говорят французы - такова жизнь. В прокуратуру можете не заходить. Уголовное дело не будет возбуждено. Если бы даже состоялся суд, он все равно бы Вас оправдал! Между нами говоря - спасибо Вам за этого сволочугу!
   В этот же день, вечером, Сергей Федорович зашел прямо на квартиру к своему другу. Кошелев сидел в комнате один и читал толстую книгу. Поздоровались.
   - Ну, как себя чувствуешь, Федорович? Что скажешь новенького?
   - Самочувствие хорошее. Теперь я спокоен, Алексей. Сегодня был в отделении госбезопасности. Экспертиза подтвердила мою правоту. Все сошлось. Уголовного дела не будет. Имеются подозрения, что. Кидяев сделал себе частичную пластическую операцию лица.
   - Интересно! Ну, хорошо, что все так обошлось! Я
   вот что думаю, Федорович: почему он, когда кончалась
   война и исход ее был ясен, не скрылся за границу?
   - Наверное, не сумел. Не было возможности, а может, кто-то помешал... Он не такой дурак, чтобы рискуя
   жизнью, жить у нас в Союзе!
   - Он приехал в наш город в 1960 году. Думал, что в
   Сибири легче укрыться от возмездия. Вскоре женился на
   вдове. Сначала долгое время работал служащим в отделе труда и зарплаты ЦБК. Хорошо показал себя и когда
   умер бывший начальник ОТиЗ, стал на его место,
   - А где скрывался до 1960-го года?
   - Неизвестно. Наверное, где-нибудь в глухом месте... А документы у него в полном порядке. Или ловкая
   подделка, или настоящий Махалин был, да сплыл по
   каким-нибудь причинам. Может, Кидяев сам его и убрал, а документы себе присвоил. Кто знает...
   По документам он даже не воевал на фронте. Бронь
   у него была.
   - Все возможно, конечно.
   - Слушай, Сергей, это интересно! Десять лет Вы
   прожили в одном городе и по-настоящему столкнулись
   недавно, на Светлом озере! А сколько могло быть причин, чтобы эта встреча не состоялась? Во-первых, ты или
   он мог поехать в совершенно другое место. Или совсем
   не ехать на рыбалку в эти дни. Во-вторых, в воскресенье,
   он мог уехать раньше вас или наоборот. Наконец, а если
   бы все нормально и он не упал в воду, а? Цепь роковых
   для Кидяева случайностей, которая и привела к убийству! Твоя схватка с ним - это один шанс из пятисот, а
   может и больше! Вот как в жизни бывает.
   - Согласен, Алексей. Все верно.
   - А все-таки, ты оплошал! Надо было не показывать виду, что ты его узнал. Запомнить номер машины,
   имя, по возможности, фамилию, а потом сообщить,
   куда надо. И все тогда было бы по закону!
   Справедливая кара, ты - свидетель его преступлений.
   Я же не специально его убил! Раз так получилось.
   - Да это я понимаю. А хорошо жил на нашей земле, поганец! Машина, отличная квартира, дорогая мебель, деньги на книжке. Никто из друзей, даже жена, не
   знали про его прошлое! Скрывал умело, что говорить.
   А каким пользовался авторитетом у всех?! И добрый, и
   внимательный, на работе свое дело знает отлично! Бывший волк в овечьей шкуре!
   -А почему, Алексей, он вел свободный образ жизни? Ездил на курорты, в дома отдыха, заводил знакомства. Вроде, как не боялся, что его разоблачат.
   - Я думаю, расчет у него был простой. Во-первых, внешность сильно изменена, да и постарел. Трудно сразу опознать. Во-вторых, он, конечно, знал, что все пленные в лагере будут уничтожены немцами. А если кто случайно и останется в живых - Союз очень большой! Вероятность встречи очень мала. Татуировке он, ясно, не придавал значения.
   Они немного помолчали. Кошелев продолжал говорить дальше:
   - Нет, все-таки он боялся разоблачения, Сергей!
   Нами точно установлено после его смерти: ему не-
   сколько раз предлагали путевку за границу, правда, в социалистические страны. Он упорно отказывался под различными предлогами. А пистолет?! Имел он оружие незаконно. Для чего? Не грабил, за десять лет никого в городе не убил. Боялся, что за ним когда-нибудь все же придут! Даже на рыбалку взял с собой. И ведь в партию сумел пролезти, мерзавец!
   - Слушай, а если не этот случай, арестовали бы его
   или дожил спокойно до конца своих дней?
   - Не знаю... Может бы и схватили. Но знаешь, чем
   раньше, тем лучше! Или старика судить, или помоложе... В старости гораздо легче умирать, даже по приговору суда! Жизнь уже прожита. Поэтому, чем бы раньше его "раскрыли", тем лучше!
   - Да, это так. Ну, я пойду до дому" Пора.
   - Может, чаю попьешь? Или поешь чего?
   - Спасибо, не хочется, Алексей.
   Ну, ладно. Еще увидимся.
   Алексей Афанасьевич, провожая друга до двери,
   уже в прихожей спросил: -
   - Скажи, откровенно, Сергей: какая основная причина, кроме остальных, привела тебя с повинной в милицию?
   Казаков слегка кашлянул. Спокойно и серьезно ответил:
   - Совесть. Только жаль, не у всех людей она есть.
   1978
  
   Содержание
   Месть 8
   Пробуждение 14
   Невезучий с самого рождения 23
   Ох, эти женщины!!! 33
   Курильские зарисовки 49
   "Не по закону" 62
   Роковое слово 71
   Тупик 84
   О Владимире Высоцком 91
   Роковая жалость 98
   О вредной афере или как Колька Щукин
   работал с русской недвижимостью 111
   Судьба перестраховщка 138
   Жертва телевидения 147
   Сказ о несчастной стране России
   или откровение деда Макара своему внуку 156
   Случай на танцплощадке 189
   Совесть 208

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Избранница владыки Тьмы"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"