Балабанов Александр Вадимович: другие произведения.

Бухта утопленника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о том, как встреча друзей и развлекательная поездка в таинственную бухту закончилась кошмаром.

   Очень жарким июльским днём, мне посчастливилось встретиться с моим другом детства и бывшим одноклассником по совместительству. Фёдор Крапивин - так его зовут.
   - Фёдор? - смущённо спросил я имя человека, напоминавшего моего друга.
   - Да, - удивлённо ответил парень, затем его лицо исказила улыбка, - Макс! Ты ли это?!
   - Фёдор тебя не узнать. Такой весь модный.
   - Нужно придерживаться имиджа модного фотографа, - улыбался парень. На его лице красовались аккуратно подстриженная бородка и тоненькие усики. Одет он был в белую рубашку с короткими рукавами и джинсовые шорты, на голове носил шляпу кремового цвета.
   - Тебе всё-таки удалось стать фотографом?
   - Да, посчастливилось понравиться многим людям. Скоро выставка, я тебя на неё приглашаю.
   - А когда она?
   - Десятого августа.
   - Ооо, - из меня буквально вырвалось сожаление, - я не могу. Пятого августа я уезжаю в Испанию. Мне тоже удалось задуманное.
   - Ты всё-таки стал спортсменом?
   - С боксом завязал, занялся тяжёлой атлетикой.
   - Видно как ты окреп. Когда мы последний раз виделись, ты был килограмм на двадцать менее сильным.
   - Вырос, - посмеялся я. С боксом у меня не заладилось, а вот поднимать тяжести хорошо умел.
   - Жаль, что ты уезжаешь. Мне хочется пообщаться с лучшим другом детства.
   - Я тоже этого хочу.
   - А что ты делаешь в воскресенье? - по глазам Фёдора было видно: он что-то задумал.
   - Я хотел отдохнуть с девушкой, ну прогуляться где-нибудь.
   -Отлично. Превосходно! - ликовал Крапивин. - В воскресенье я собирался сделать фотографии одной бухты на побережье Балтийского моря. Это очень красивое место, оно находится неподалёку от деревни Балтовка. Там живут колоритные люди. Очень интересное место. Поехали туда вместе. Мы отлично проведём время. Я возьму с собой ещё двух друзей. Поехали...?
   - Ну, хорошо, - с лёгкостью согласился я, вспоминая наше детство. Фёдор всегда меня на что-нибудь уговаривал. Так я пошёл вместе с ним в фотокружок, но длилось моё увлечение фотографией недолго, всё-таки тяжело после тренировки по боксу заниматься фотоискусством.
   - Вот тебе мой номер, - Фёдор протянул мне свою визитку на ней написано: Фёдор Крапивин "Фотограф запредельного"
   - А это как? - удивился, глядя на визитку.
   - Ааа, - отмахнулся друг, понимая, о чём я, - эти менеджеры всё время что-нибудь придумывают.
   - Ясно, - посмеялся я, - позвоню тебе в пятницу вечером, то есть завтра.
   - Жду звонка. А сейчас очень спешу, жаль расставаться, но надо...
  
   Мы расстались. Я пошёл в кафе, где меня ждала моя красавица Арина. Мы познакомились год назад. Она тележурналист. Очень талантливая и красивая девушка. Раньше Арина занималась плаванием, наверное, поэтому мы смогли найти общий язык: она как бывшая спортсменка тяготела к моему образу жизни, когда я ездил на соревнования, добивался побед. Мне, тем не менее, очень нравилась её работа. Арина умна, ясно выражала свои мысли. Её взгляд обладал невероятный остротой, иногда казалось: он способен нанести порез, навредить мне. Я люблю её всем сердцем. Как она хороша собой: плавание позволяет сформировать потрясающую фигуру, а миловидные черты лица, данные природой, создали сногсшибательную внешность. В дополнение ко всему вышеперечисленному, она обладала чёрными пышными волосами и голубыми глазами.
   - Привет, любимая, - улыбнулся я, присев за столик на летней веранде нашего любимого кафе "Ветерок". Погода в Санкт-Петербурге в тот день была очень жаркая. Когда присел за столик в кафе, находившегося возле водного канала, почувствовал лёгкость и как пот с моих рук и лба стал исчезать.
   - Привет, - коротко ответила Арина.
   Должен сказать, мы не живём вместе, хотя встречаемся чуть более года. Её работа требует постоянных командировок и много времени. Я и сам часто катаюсь по соревнованиям, увлечён спортивной карьерой. Так как мы люди, стремящиеся к успеху, то решили не мешать друг другу. Ведь мы ещё молоды: мне двадцать четыре года; Арине двадцать три. Сейчас нам достаточно встреч, и мне это подходит. В тот день я был счастлив увидеть её: она надела лёгкое сиреневое платье, белые туфли и жемчужный браслет. Дожидаясь меня, Арина пила коктейль "Маргариту".
   - Ты представить себе не можешь, кого я встретил, - встреча с Фёдором меня очень обрадовала, мне хотелось скорее рассказать о своём лучшем друге детства, о котором раньше никогда не рассказывал любимой девушке. Странно, почему никогда о нём не говорил.
   - Рассказывай...
   - В школьные годы я дружил с Фёдором. Тогда занимался боксом, а Фёдор очень сильно увлекался фотографией. Последний раз мы виделись на выпускном, а сегодня случайно столкнулись. Он готовится к фотовыставке.
   - Замечательно. Я рада за твоего друга, - говорила Арина, делая глоток "Маргариты".
   - Это ещё не всё... Ты ведь свободна в Воскресенье?
   - Ээээ, да... наверное, да, - затруднительно ответила она.
   - Фёдор предложил нам поехать с ним к одной очень красивой бухте на балтийском побережье.
   - В это воскресенье? - с недоумением спросила девушка, на лице её отчётливо виделось недовольство.
   - Да, - меня смутило её выражение лица, - это отличная возможность нам провести время. Мы с тобой отдохнём, к тому же пообщаюсь со своим другом.
   - Макс, я очень устала за эту неделю. Сейчас только четверг, а я уже с ног валюсь. Если ты не устаёшь тягать свои железки, то может, съездишь один со своим другом в какую-то там глушь...
   - Арина, ты ведь любишь меня?
   - ЭмммДа! - протянула девушка, тут же сделав глоток коктейля.
   - Я тебя тоже очень люблю. Но, почему мы так редко проводим время вместе?
   - Макс, - выдохнула Арина, такое ощущение, что вместе с воздухом, она выдохнула образ милой девушки и заговорила тоном училки, объясняющей трудному ребёнка в чём он не прав, - я занята карьерой, ты занят карьерой. Если мы любим друг друга, то у нас будет куча времени, которое мы проведём вместе. В старости я достану тебя своим присутствием. Сейчас много дел, нет времени на прогулки. И это твоя встреча с другом, я тебе нужна там как лишний багаж. Вы поедете, выпьете на пляже, поговорите о былых годах. Как я вписываюсь в картину твоего выходного дня?
   - С Фёдором поедут двое его друзей. Разве тебе не интересно на один день отвлечься от своей работы, от постоянно окружающих тебя людей. Друг обещал великолепные виды. Познакомимся с новыми людьми. А ещё... я попробую уговорить Фёдора сделать для тебя фотосессию. Представь, великолепный пейзаж, шикарная девушка, лучший фотограф Петербурга. Да Фёдору придётся делать новую выставку, где будешь только ты.
   Арина рассмеялась, но всё ещё оставалась отстранённой от меня. Она схватила свою сумочку и собиралась уходить.
   - Я подумаю, Макс, а сейчас мне надо бежать, - быстро проговорила она и ушла, оставив меня одного. Какое-то время я посидел в кафе, наслаждаясь прохладой. Вспоминал дни юности, думал, как всё изменилось. Думал и о том, какой странной становилась Арина. Всегда знал: она сильная, умная, целеустремлённая девушка, для неё главное карьера, достижение жизненных ориентиров. Но, мне недостаточно быть для неё второстепенным элементом жизни. С сожалением для себя признал: как мужчине хотелось поработить её, а она это осознавала и старалась избегать меня.
   - Ваш счёт, - мои мысли нарушил голос миленькой девочки официантки. Её странные косички мне надолго запомнились.
   Взял счёт. Да, погорячился назвать кафе "Ветерок" любимым, это место больше по нраву Арине - тут восемьсот рублей стоит бокальчик "Маргариты". Я не жадный, не нищий, но порой мне трудновато соответствовать финансовым потребностям любимой девушки. Расплатившись за коктейль, покинул кафе и направился к спортзалу.
  
   Тренировка прошла в обычном режиме. Считал себя готовым к соревнованиям, но мой тренер настаивал на сохранение темпа, не позволял мне расслабиться. Молодец! Он гонял меня до получение многих побед. Уверен, так и дальше будет.
   После тренировки, прошёлся по городу. От спортзала до моей съёмной квартиры около двух километров. Мне нравится идти по постоянному маршруту, встречаются знакомые люди, с ними порой останавливаюсь поболтать. В одном дворе наставляю трёх мальчишек: они часто спрашивают меня совета, как подкачаться. Забавные парни. Ещё возле моего дома живёт одинокая женщина Наталья Сергеевна. Наталья была гимнасткой, но дни спортсменки закончились, а после наступили дни одинокой женщины, которая топила свои грустные мысли приличными порциями самогона. Женщине тридцать пять лет, выглядит она на полтинник: худая, ссохшаяся, покрытая кучей морщин, на лице перемешаны синие и красные оттенки кожи. Три года Наталья не работала: у неё трёхкомнатная квартира, две комнаты сдаются в аренду, в одной сама тихо проживает. Глядя на неё, я всё чаще думаю о себе и Арине: мы ведь подобно Натальи Сергеевны добиваемся славы, но рано или поздно дни славы пройдут, и мы можем оказаться в маленькой комнатке, наедине со своими мыслями. Что же нас ждёт: спортсмена и журналистку? Будем похожи на Наталью или у нас другой образ будущего?
   Грустным мыслям пришёл конец. Вернулся в свою скромную однокомнатную квартиру, арендованную у одного весёлого паренька. Парнишке досталась квартиры от умершего деда. Дед его был истинным Ленинградцем, так как прожил в этом городе всю жизнь, в том числе он пережил блокаду. У Степана, его внука, жизнь попроще. Наверное, поэтому он такой весёлый. ВУЗ бросил, работает Ди-джеем, плюс я ему плачу двадцать пять тысяч за квартиру. Но, всё-таки парень он неплохой, да и музыку хорошую пишет.
   Итак, я вернулся в квартиру и отправился в душ. После освежающих процедур просидел пару часов в интернете, лёжа на диване. Я и не заметил, как заснул.
  
   Наступило утро пятницы. Пробежка, тренировка, всё как обычно. Погода продолжала оставаться жаркой, но иногда под знойным солнцем проскальзывал ветерок. Время шло к вечеру. Я в одиночестве сидел в квартире, просматривая в интернете забавные видео. Становилось тоскливо. Арина не звонила мне, словно обиделась на меня за моё приглашение провести выходные вместе. Признаюсь честно, вечер пятницы стал для меня невыносимым: решил позвонить Фёдору и согласиться на поездку к балтийскому побережью.
   - Алло, Федя?
   - Да. Это ты что ли, Макс? - радостно спросил друг, - отвык от твоего голоса.
   - Слишком долго мы не виделись...
   - Так ты поедешь в воскресенье в бухту?
   - Да.
   - А девушка твоя?
   - Не знаю, - не хотелось, чтобы Фёдор думал, что у меня плохие отношения с девушкой, но он меня давно знает: от него ничего не скрыть.
   - Время ещё есть. Решится. Там очень красиво.
   - А как называется бухта?
   - Хоккунут.
   - Странное название.
   - Да, это была финская территория когда-то. У них свои названия, нам их не понять.
   - Посмотрим, что ты там нашёл. Ты всегда любил находить нечто недосягаемое.
   - Ведь человек весь в этом - в познании.
   - А ты не так уж и изменился.
   - Макс, давай с нами в клуб. Я как раз с той парой, которая поедет с нами в бухту. Костя и Оля -отличные ребята. Вы поладите.
   Размышлял над предложением Фёдора недолго. Арина не звонила, одиночество поднадоело, а тяжёлые мысли поедали меня. Мне захотелось отдохнуть, расслабиться перед важными соревнованиями.
   - Куда подъехать?
   - Клуб "Фантом". Мы будем тебя ждать возле входа в одиннадцать часов.
   - Договорились.
  
   В 22:30 я был готов. Побрился, умылся, одел лучшие брюки кремового цвета, лёгкую шёлковую футболку, а для солидности взял с собой красивый белоснежный пиджак. Когда вышел на улицу, почувствовал прохладу: пиджак пригодился и мне не пришлось таскать его за собой в руке. Такси подъехало быстро. Без пяти одиннадцать подъехал к клубу.
   - А вот и Макс! - крикнул Фёдор, стоявший рядом с двумя привлекательными молодыми людьми.
   - Добрый вечер всем, - немного смущаясь, проговорил я, подходя к компании. С Фёдором стояла рыжеволосая девушка лет двадцати, на ней очаровательное коктейльное платье чёрного цвета. Девушку сопровождал её кавалер Костя. Приятный парень: хорошего телосложения, без грубых изъянов, коротко подстрижен, немного ниже ростом своей девушки.
   - Привет, Макс, - ещё раз поздоровался Фёдор, протянув мне руку, затем положил руку на плечо и направил меня к своим друзьям. - Это Оля и Костя, о них тебе рассказывал.
   - Привет, я Костя, - смущённо говорил парень, для него знакомство с людьми должно быть, такая же тяжёлая задача, как и для меня.
   - Оля, - сверкая карими глазами, кокетливо сказала девушка.
   - Макс, ты не обращай внимания на такое поведение Оли. Она тебе построит глазки, заставит поверить, что ты ей нравишься, а сама только играет выдуманную собой роль. Она актриса.
  Костя - музыканта. Он пишет отличную музыку.
   - А здесь мы услышим твою музыку? - обратился я к Косте.
   - Я ещё не очень известен, так что не сегодня...
   - Не сегодня... - вмешался Фёдор, - но всё впереди. Главное верить и трудиться.
   - Идёмте! - крикнула на нас Ольга. Мы все встрепенулись и направились к входу в клуб.
   Первым к дверям "Фантома" подошёл Фёдор, он поговорил с охранником и подал знак - пора заходить.
   В клубе ещё только нарастал градус веселье. Обстановка весьма футуристическая. Много света, различных дизайнерских предметов. Музыка звучала не слишком громко для ночного клуба. Время ещё раннее.
   - Я зарезервировал нам стол! - крикнул Фёдор, идя впереди нашей компании. Тогда мой друг хорошо держался в подобных общественных местах. В школе девчонки не слишком баловали его своим вниманием. Теперь, повзрослев, молодой фотограф демонстрировал всем девушкам, кем он стал. Крапивин много двигался, много разговаривал. Зайдя в клуб, он мгновенно приметил всех симпатичных девушек и то и дело за ними слонялся.
   - Обрушивайте свои кости на эти диваны, а я закажу нам что-нибудь выпить.
   Крапивин удалился на несколько минут.
   - Так ты с Федей дружил ещё со школы? - интересовалась Оля.
   - Да. Мы провели вместе много лет.
   - Какой он был в школе?
   - Ну, он был увлечён фотографией. Ещё он любил всюду лазить. Всюду: на любую крышу, в лесах, в заброшенных домах.
   - А с девушками у него как было?
   - Он был другим. Сейчас за минуту Федя успел сделать весьма неплохие комплименты двум девушкам. Семь лет назад он за час не мог придумать ничего, что не вызвало смех.
   - Я же тебе говорил, Оля, - рассмеялся Костя, - Федя не был таким. Не похож он на парня, который всегда любим девчонками.
   - Да вы просто завидуете другу! - возразила Ольга. - Между прочим, Максим, теперь у Фёдора нет недостатка в девушках. Даже сегодня он не уйдёт отсюда один.
   - Он изменился. Может курсы по пикапу прошёл?! - усмехнулся я.
   - Прошёл, - зазвучал голос Крапивина сбоку от меня. Федя присел за стол рядом со мной и поставил на стол бутылку текилы и четыре рюмки. - Прошёл их, говоря девушкам годами всякую чушь, над которой они смеялись и уходили от меня, считая идиотом. Потом я стал говорить чушь, над которой они смеялись. Сейчас я тоже говорю чушь, но они считают её милой, а некоторые считают меня достойным, чтобы провести со мной ночь.
   - Ого! Это колоссальная работа, - заметил я.
   - Да. Коленки уже не трясутся рядом с девушками. Давайте выпьем за встречу, - Крапивин налил всем текилы. Мы взяли рюмки и разом выпили их содержимое.
   - Хорошо встретить старого друга! - стало радостно, когда видел, как у Феди налаживалась жизнь. Он получал от жизни то, о чём так долго мечтал. Это вдохновляло.
   - А почему вы раньше не общались? - спросила Оля.
   - Ааа, - вопрос поставил меня в тупик, действительно непонятно почему.
   - Макс - профессиональный спортсмен. Ему стало некогда, да и я увлёкся своей жизнью.
   - Нет, парни, - вмешался Костя, взяв бутылку текилы и начав разливать выпивку по рюмкам. - Вы виноваты друг перед другом. Как бы не шла жизнь, время на настоящего друга найдётся.
   - Да, виноват перед тобой, Федь, - вдруг меня настигло чувство раскаяния.
   - Я тоже виновен. Давай просто не будем теряться?
   - Как же приятно видеть встречу старых друзей. Выпьем и пойдёмте танцевать.
   Мы выпили ещё одну порцию горячительного и вышли на танцпол. Веселье в клубе набирало обороты. Зазвучали мощные басы. Мне стало весело и легко. Оля обворожительно двигалась, не мог оторвать от неё глаз. Боялся ревности Кости, но Костя привык к столь вызывающему поведению Ольги. Он даже посмеивался надо мной, понимая правила игры, устроенной милой рыжеволосой бестией. Сам парнишка отлично двигался: отлично чувствовал ритм, движения его пластичны и разнообразны. Молодая пара хорошо смотрелась вместе. Фёдор в то время был погружён в себя: он также не плох в танце, но ещё лучше за барной стойкой, где искал себе собеседницу на ночь. Спустя полчаса мы вернулись за свой столик. Я вволю натанцевался, но сил ещё оставалось много. Стало приятно ощущать на себя взгляд противоположного пола. Моя фигура явно нравилась девушкам, особенно тем, кому за тридцать. Думаю, вполне мог бы в эту ночь стать чьим-то любовником. Только предположение осталось в моих мыслях, там же, где мысли о любимой Арине.
   - Макс, где твоя девушка? - спросила Оля, сверкая глазами, в них виделось достаточно опьянения для откровенного разговора.
   - Арина должно быть дома, - ответил ей, но понятия не имел, где она. Ариша всё реже звонила в последний месяц. Я думал, она очень занята, старался не надоедать своими вопросами, да и сам слишком увлекался собственной жизнью, на какое-то время забывая о ней.
   - Тогда, почему ты не позвал её с собой? - спросил Костя.
   - Она очень занятая.
   - Ты стесняешься её? - продолжал надоедать Костя. Фёдор на тот момент покинул нас и разговаривал с красавицей блондиночкой, стоящей возле барной стойки. У меня возникло ощущение брошенного друга на двух других друзей, чтобы Крапивин мог спокойно соблазнять красавицу. Что ж, деваться некуда, да и люди попались неплохие, мне захотелось продолжить разговор.
   - Нет. Она очень красивая, умная, обаятельная.
   - Чем занимается? - спросила Оля.
   - Ариша тележурналист.
   - О! - восхитился Костя, - так она у тебя начинающая телезвёздочка?!
   - Да. Изо всех сил старается стать ею.
   - Жаль тебя, - добавила Оля.
   - Почему это?
   - Очень велики шансы, что она бросит тебя. Ты ей не интересен. Людям шоу-бизнеса интересны они сами. Она найдёт другого парня, когда тот надоест, ещё одного. В такой работе нужно вдохновение, а ему негде взяться в семейном быту. А тебе скоро захочется сделать её домохозяйкой.
   - Это конечно только твоё субъективное мнение, - сказал я, защищая своё мнение об Арине.
   - Я на нём не настаиваю. Ты неплохой парень, в том вся беда. Плохих бросать страшнее.
   - Так! - вдруг заговорил Костя, глядя на Олю, - а меня ты считаешь хорошим парнем, которого легко бросить?
   - Нет! Тебя я считаю гавнюком, от которого могу за всю жизнь так и не суметь избавиться, - лукаво говорила Оля, посматривая на меня хитрым взглядом, словно говоря: вот так мы вас олухов обманываем.
   - Потанцуем?! - предложил я, не желая больше продолжать разговор.
   - Конечно, - тут же подскочила Ольга и повела за собой Костю.
   Мы продолжали веселиться до пяти утра. Ещё в три часа ночи Федя подошёл ко мне и попросил прощения: он покинул нас вместе с красавицей блондинкой. Крапивин пообещал отличные выходные и удалился из клуба. К тому времени я был пьян и весел. Не смотря на неприятные для меня предположения Ольги, насчёт измены моей девушки, она и её парень мне понравились. Мы больше не говорили об Арине. К большой радости нашлось много других тем: музыка, искусство, спорт, кино, театр и конечно мы много танцевали и пили текилы.
   В шестом часу утра мы попрощались. Костя и Оля сели в такси и отправились домой. Я тоже отправился домой. Меня немного расстраивала мысль о пьянстве накануне соревнований, но потом решил: быть в плохом настроение гораздо хуже, чем быть пьяным за неделю до выступления. Мне понравилась прошедшая ночь. Я даже давал себе обещание чаще весело проводить время.
  
   В субботу проснулся во втором часу дня. Об утренней пробежке можно было забыть, но побегать пришлось. В два часа тренировка - опаздывал. За десять минут принял душ, почистил зубы, переоделся. От перегара не удалось избавиться.
   На улице шёл слабый дождик, но солнце продолжало светить. Я побежал изо всех сил. Два километра для меня небольшое расстояние. Опоздал на пять минут, тренер по моему виду понял, как весело провёл ночь и гонял меня сильнее прежнего. Домой возвращался тяжело дыша.
   Наступил вечер. Зазвонил телефон. Надеялся услышать Арину, но звонил Фёдор.
   - Привет, дружище!
   - Здорова, Федь.
   - Вы вчера хорошо оторвались?!
   - Да. Было весело.
   - Костя и Оля остались хорошего о тебе мнения. Ну, ты кому угодно понравишься.
   - Не совсем согласен с этим.
   - Да не скромничай. Лучше скажи куда подъехать, чтобы забрать тебя завтра?
   - Улица Чайковского дом 55.
   - Понял. Подъеду в начале восьмого. Хотел выехать в шесть утра, но Костя с Олей против. Для них слишком рано. Они полчаса назад проснулись.
   - Удачи, Федя! - закончил разговор и отправился в душ.
   Выйдя из душа, вспомнил об Арине. Она мне так и не звонила с момента расставания в кафе.
   - Алло, - я позвонил ей.
   - Привет, Макс! Я сейчас очень занята. Ты можешь позже позвонить?
   - Привет. Арина, я стал тебе мешать?
   - Нет, - в её голосе точно скрывалось сомнение, - мне некогда
   - Ты поедешь завтра в бухту?
   - Не знаю! - крикнула Арина, - мне некогда! Я очень устала. Ты можешь ехать с другом куда угодно.
   После такого разговора меня обдало холодом. Любимая девушка повесила трубку, не желая меня больше слышать. Между нами произошло нечто плохое и мне непонятное. Я лёг на диван, хотелось скорее уснуть. Вот только беда: тревожные мысли не давали покоя. Я ворочался с бока на бок, подвергая себя пытки, предположениями насчёт Аришы. В голову лезла всякая чушь. В час ночи включил негромко музыку, старался вслушиваться в мелодию. Где-то во втором часу ночи мне удалось заснуть.
   Проснулся я от телефонного звонка в пятнадцать минут шестого.
   - Алло, - сонным голосом протянул, не глядя на экран телефона.
   - Извини, Макс, твоё предложение в силе? Я про поездку, - звонила Арина, ей голос звучал растроенно.
   - Аааа. Да. Что случилось?
   - Не спится. Подумала: нехорошо поступаю с тобой. Вот и решила съездить в бухту. Во сколько вы выезжаете?
   - В восьмом часу.
   - Я подъеду к тебе.
   Сон пропал. Тревожные мысли не заставили себя ждать. Я встал с кровати и пошёл на кухню, чтобы позавтракать и выпить чаю.
   Арина приехала через сорок минут после звонка. Если быть честным, то выглядела девушка будто приехала не из дома, а с частной вечеринки. Ярко-жёлтое платье, обнажающее ноги, с глубоким вырезом на груди делало её очень привлекательной. Вот только зачем оно ей для поездки на природу?
   - Доброе утро, Макс, - ласково улыбнулась она.
   - Доброе утро, Ариша, - прошептал я, осматривая любимую с головы до ног. - Ты из дома?
   - Конечно, - удивилась девушка.
   - Ты собираешься ехать на природу в таком платье?
   - Да. Прогноз погоды обещает сегодня жаркий день. К тому же, Макс, на природе мне намного комфортнее ходить в таком платье, чем по городу. Ведь меня будешь видеть только ты, ну и пара твоих друзей.
   Будем считать на тот момент она отмазалась. Но сомнения терзали мою голову. В то время Арина вошла на кухню и открыла холодильник. Из холодильника она достала апельсиновый сок и налила в стакан, стоящий на столе.
   - Как дела на работе? - спросил я, стараясь быть деликатным.
   - Проблемы, - вдумчиво сказала Арины, - не заморачивай голову этим. У тебя своих забот куча.
   - Арина, я тебе год пытаюсь объяснить: ты можешь поделиться со мной своими переживаниями.
   - Да?! А зачем? Мне станет легче?
   - Арина... Я ведь не чужой человек.
   - Макс, всё классно. Ты мне нравишься, но вопросы моей карьеры - это мои вопросы. Я разберусь. Мы ведь сегодня собирались отдохнуть? Так давай отдыхать!
  
   Зазвонил телефон.
   - Федя, ты скоро? - спросил я, не отрывая своего взгляда от Арины, мне хотелось продолжить разговор с ней, но Крапивин требовал внимания к себе.
   - Я подъезжаю к дому. Выходи.
   - Со мной Арина. У тебя осталось свободное место?
   - Да. Конечно, - удивился Фёдор и рассмеялся. На заднем фоне слышались голоса Кости и Ольги.
   - Арина, пора выходить, - сказал девушке и отправился на кухню. Перед выходом привёл квартиру в порядок, выключил свет.
   - Люди с твоим другом адекватные? - тревожилась Арина.
   - Да. Они тебе понравятся. Хорошая собирается компания. Костя - музыкант. Ольга - актриса.
   - Ты уже успел с ними познакомиться?
   - Да. В пятницу вечером мы отдыхали в клубе "Фантом".
   - Ты отдыхал в клубе без меня?
   - Арина, ты же не станешь на это обижаться? Ты не отвечала на звонки в тот день и сохраняла молчание до конца следующего...
   - Пожалуй промолчу, - недовольно бурчала девушка.
  
   Мы вышли из дома. Я смотрел по сторонам, пытаясь угадать, какая машина Феди. Зазвучал предупредительный сигнал. Крапивин подъехал к тротуару на новом кроссовере KIA "Sportage" песчаного цвета. Он высунул руку из окошка и помахал рукой. Оля и Костя таким же образом поприветствовали нас.
   Я сел спереди, дружественно пожал руку Феди, затем Косте. Ольга кокетливо улыбнулась мне, сказав "Привет", а затем медленно начала сверлить глазами мою девушку. Этого я и ожидал: Ольга хотела доказать мне, что была права, говоря в клубе о неверности Арины - её выражение лица так и говорило об этом. Моей любимой Арише не повезло, ей пришлось сесть рядом с ней.
   - Едем?! - торжественно спросил Крапивин.
   - Едем! - единогласно все подтвердили.
  
   Не буду описывать всю поездку в подробностях. Мною и так многое рассказано о том, что произошло со мной в те дни. Доехали до деревни Балтовка быстро и без проблем. В дороге слушали современную музыку, шутили. Временами переходили на разговоры о нашей жизни, не обошлось без колких фраз Ольги. Она не отставала от Арины с вопросами о работе, карьере, её отношение ко мне. Костю поведение его девушки забавляло, Арина посчитала, что молодая актриса просто интересуется её профессиональной жизнью и это не имеет ничего общего с попыткой разоблачить её истинные мысли.
   Наконец, мы добрались до деревни. Последние десять километров пришлось ехать по бездорожью. Деревня состояла из дюжины обветшалых домиков, в которых жили одни старики. Они разговаривали по-русски, но их русский язык трудно понять современному человеку. Носили они очень сильно поношенную одежду, на ногах галоши или сандалии. Наша машина их не удивила, люди они не дикие, да и Федю знали.
   - Вот та самая деревня. Дальше пешком. Тут всего пол километра.
   - По такой грязи?! - возмутилась Арина.
   - Нет, дальше твёрдая скалистая почва. Пойдёмте. Там очень красиво.
   Когда вышли из автомобиля, к Фёдору подошёл один старик. У него почти не было зубов, лицо сильно сжалось от морщин, тело худое, на него было надето серое пальто с коричневой заплаткой на локте.
   - Федя! Паршивец, ты снова к нам?!
   - К вам, дед Егор, - дружелюбно улыбнулся Крапивин и протянул к нему руку.
   - Снова к Хоккунуту!
   - Да. Красиво тут у Вас, - говоря эти слова, Федя глубоко вдохнул свежий воздух и расплылся в улыбке. Немного погодя, он достал фотоаппарат в чехле и повесил его ремешок на плечо.
   - Не доброе дело ходить по камням возле Хоккунута.
   - Что за Хоккунут? - спросила Арина.
   - Бухта, - сразу же ответил Федя, немного разволновавшись.
   - Непонятное название, - бурчала Ольга.
   - Бухта Вильгельма - зовём мы берег, - добавил старик.
   - А что значит Хоккунут? - с большим интересом спросила моя девушка.
   - Утопленник, - ответил дед Егор.
   - Не поэтичное название для красивой бухты, - заметил Костя, достававший ласты из багажника машины.
   - Нельзя! - испуганно крикнул старик. - Нельзя в воду! Вильгельм тут! Вильгельм забирает всех. Кто заходит в бухту. Не ходи туда Федя.
   - Дед Егор, не заберёт нас никакой Вильгельм. Ты лучше возьми подарок - я Вам пару блоков хороших сигарет привёз. А то попробовал в прошлый раз Ваш табак: три дня потом курить не хотелось. Я даже подумал, если захочу бросить курить, то приеду за местными папиросами.
   - Пробовали мы современные сигареты, - дед заулыбался беззубым ртом, - нет ничего лучше настоящего табака.
   - Ну, ты возьми, дед. Может, сгодится и городская сигаретка.
   Старик взял блоки сигарет, молча покачал головой и отправился в сторону своего покосившегося дома. Возле его избы сидела на лавочке старушка. Дед Егор что-то закричал ей, я не смог понять его слов, но после них он с испугом посмотрел на всех нас. Мне стало немного жутко.
   - Странный дед, - сказала Ольга.
   - Ты не знаешь какие ещё странные бывают, - добавила Арина, - мне иногда приходится с жуткими типами общаться. А этот всего лишь старик, живущий в отдалении от современной жизни.
   - Мы в бухту идём или как? - спросил Костя, держа в руках ласты. Пока Федя разговаривал с дедом, парень успел переодеться в чёрно-синий плавательный костюм. На Ольге был красивый купальник в красно-белые полосы.
   - Идёмте за мной! - скомандовал Крапивин. Мы медленно побрели по каменистой дорожке.
   - А здесь немного людей бывает, - заметил я, глядя на заросшую дорожку.
   - Местные боятся этой бухты, когда-то в Балтийском море был потоплен немецкий лайнер "Вильгельм Густлофф". Погибло тогда больше пяти тысяч человек. Жители деревни считают - злой дух корабля обитает в водах бухты и забирает всех на дно. Раньше деревня называлась Мариеска. Некие бесчувственные люди решили назвать деревню в честь капитана, потопившего лайнер. Как-то выдался очень урожайный год в Мариеске: за лето утонуло девять человек. Все сразу вспомнили о потопленном лайнере и что нехорошо называть деревню в честь капитана подлодки, ставшего причиной катастрофы, и стали деревню называть Балтовка. Вот только по документам она осталась Мариеской. Долгие годы никто не ходил в бухту. Да и бухта маленькая - неприметная. Сюда никому не нежно ходить, - Фёдор рассказывал, добавляя голосу мрачные нотки, от чего рассказ звучал весьма интересно.
   - А ты всюду залезешь, - посмеялся я, - даже маленькую бухту обнаружил.
   - Так я смогу искупаться в море? - спросил Костя.
   - Если не боишься местной легенды, то конечно.
   - А мне кажется, звучит жутко, - Оля немного побледнела, - больше пяти тысяч человек утонуло неподалёку, какое страшное место.
   - Нет, Оля, - возразил Федя, - оно прекрасное. Природа сохранила свой первозданный вид здесь, так как рука человека давно ни к чему не прикасалась в этом ареале.
  
   Наступил тот миг, которого мы ждали. Бухта действительно прекрасна. Волны Балтийского моря облизывали скалистые выступы и набрасывались на каменистый пляж. Нет никакой грязи, мусора, уродливых построек - всего, что люди привыкли оставлять на пляжах. Никто не приезжает туда, там всё так, как было сотню лет назад. Ощущение перемещения во времени охватило меня, когда смотрел на скалистые выступы, на морской песок, перемешанный с мелкими камнями, на солнце, сиявшее над морской гладью.
   - Федя, ты прав! Тут чертовски красиво!
   - Так вот, что ты хотел мне показать? Из-за этого тащил сюда? - с недовольством спрашивала Арина.
   - А тебе... Тебе не нравится? - растерялся я, глядя в глаза девушки.
   - Нравится, Макс. Ты как-то умудряешься оставаться романтиком. Как тебе это удаётся? - спросила Ариша, обняв меня. В тот момент Оля, разговорившая с Костей метров в двадцати от нас, посмотрела на меня и задумчиво улыбнулась.
   - Арина, я люблю тебя! - шёпотом, но выразительно шептал на ухо любимой.
   - Я знаю, - ответила она и ослабила объятия. Вновь между нами пробежал холод. Мы медленно зашагали к краю каменного утёса. Там же на краю, подальше от нас, фотографировал Федя.
   - Высоко, - сказал я, глядя вниз на море. Высота примерно пятнадцать метров. Всегда побаивался высоты, планировал прыгнуть с парашютом вместе с инструктором, чтобы хоть немного побороть страх, но так и не решился.
   - Тут есть каменная тропа, ведущая к пляжу, по ней можно спуститься, - сказал Федя, глядя через объектив фотоаппарата на красивый пейзаж. Оля продолжала тихо беседовать с Костей. Костя обнял её и поцеловал.
   - Спустимся вниз? - предложил Арине.
   - Подожди, Макс. Тут так красиво. Хочется насладиться этим видом, впитать его в себя.
   В ту минуту я подошёл к ней со спины, обнял, положил руки на талию. Мы несколько секунд смотрели вдаль. В ту минуту ощущал себя счастливым.
   - Федь, а тут достаточно глубоко, чтобы нырять?! - позади нас послышался голос Кости.
   - Да, - Крапивин отвлёкся от фотоаппарата, чтобы указать рукой на место длинного выступа, напоминающего помост, - там глубоко.
   Через пару секунд после слов Феди, Оля и Костя с разбега сиганули в море. Я догадывался, что они любили острые ощущения, но такого безумия не ожидал. Они прыгнули в воду, не видя что-там, доверяя только словам Крапивина. Мне до сих пор трудно поверить. Оля и Костя - они прыгнули вместе, ни секунды не сомневаясь. Хотелось бы рассказать, что их глупый поступок остался без последствий. Но, раздался душераздирающий крик Кости. Он кричал, бултыхаясь в воде. Оли не было видно.
   - Что случилось, Костя?! - испуганно орал Федя.
   - Ааа! Тонем! Помог... поим... Помо.. гите!
   - Я помогу им! - неожиданно сказала Арина.
   - Стой! - крикнул я на неё, до природного помоста, откуда прыгали Оля и Костя было метров двадцать.
   - Макс. Я профессиональный пловец и обучена спасать утопающих.
   Я не знал, как возразить. Тогда требовалось несколько секунд, чтобы остановить Арину, но она мне их не дала и побежала к обрыву. На ходу она скинула на землю жёлтое платье и прыгнула в воду. Я бежал за ней, поскользнулся и упал на край выступа. Мои глаза оказались прямо над морем; меня охватил ужас. Нет, это не страх высоты, не страх увидеть разбитую о камни любимую девушку. В воде было нечто. Это нечто злое и беспощадное. Костя бултыхался в воде, крича в агонии, Арина плыла к нему, но она не замечала то, что видел я. Синее тело с ярко-красными глазами душило Костю. Думаю, это был Хоккунут - злой дух бухты, которого местные жители прозвали Вильгельмом. Хоккунут не подчинялся законам физики, он не раскачивался на волнах, а стоял в воде, держа руки на горле Кости. Резко утопленник впился губами в губы парня. Арина подплывала к Косте в тот момент. Один миг и Костя был отброшен Вильгельмом. Злой дух вцепился в Арину. Его огромные тёмно-синие руки обхватили мою девушку, а чёрные губы поцеловали её поцелуем смерти. Тело Аришы забилось в агонии, она выглядела так, будто захлёбывалась. Костя в то время плыл к берегу изо всех сил.
   - Арина! Не плыви к нему! - это слова, которые я помнил. Федя рассказал мне, что я кричал как одержимый. Я кричал каждую секунду, когда она приближалась к злому духу бухты. Тогда видел, как Хоккунут поглотил жизнь моей любви и бросил её на тихие волны Балтийского моря. Я кричал так громко, что Вильгельм посмотрел на меня безумными глазами, горящими пламенем ада. Меня отделяла от него высота - те самые пятнадцать метров высоты, которых я боялся. Те метры отделяли меня от жуткой смерти. Я смотрел в глаза утопленника, пытаясь понять их природу, что сотворило их. Я так и не могу разгадать тайну, которая не даёт мне уснуть третий год. Мы смотрели друг на друга, время для нас застыло. Федя спустился на пляж, где на берегу лежал Костя.
   Через пару минут я нашёл в себе силы спуститься на пляж. Я подошёл к Косте. Заметил не сразу, но оказалось Костя и Федя наблюдали за злым духом Вильгельма. Синее нечто спокойно плавало в море, глядя на нас. Было жутко. Мы боялись, что он выйдет на берег, чтобы забрать наши жизни. Вот так трое мужиков, словно мышки стояли перед коброй. С большим трудом нашёл в себе смелость, чтобы говорить с ним.
   - Кем бы ты не был! Если ты можешь выйти из воды, выйди и убей меня. Убей меня, тварь!
   - Макс! - Федя схватил меня за руку.
   - Спокойно! - я отбросил руку Фёдора и сделал пару шагов в сторону моря.
   - Если ты можешь выйти, убей меня! А иначе ты не получишь больше никого. Мы не войдём в твою бухту, но отдай нам тела наших девушек.
   Прошло пять часов. Хоккунут продолжал плавать возле нас. Вечерело. Федя ушёл к машине. Я и Костя сидели на берегу, глядя в глаза исчадия ада. Периодически я продолжал требовать от злого духа вернуть любимых. Время шло. Костя хотел скорее уйти к машине. Его охватила истерика. Мы продолжали сидеть молча до какого-то момента.
   - Макс, - прошептал он. - Прости... Прости... Из-за меня погибла твоя девушка. Оля сама захотела прыгнуть. Мы два дурака стояли друг друга. Я не знал, что может быть так страшно. Прости...
   - Кто он? - спросил я, глядя на инородное существо, что люто нас ненавидело.
   - Он точно восставший из ада. Там... В воде... Он охватил меня руками словно питон. Затем он вцепился губами в мой рот и стал вытягивать воздух. Я почувствовал, будто тысячи человек жадно глотали воздух из моего тело. Я ощутил боль тысяч людей.
   Костю всего заколотило. Он расплакался.
   - Спокойно. Спокойно, Костя. Ты не знал... - тяжело успокаивать человека тому, кто сам нуждался в успокоение. Арина умерла у меня на глазах. Я уже тогда потерял рассудок, думал только, как вернуть тело любимой.
   - Он страдает. Этот урод страдает, мне даже нечего пожелать ему более страшного. Тысячи... Тысячи душ утопают внутри его злобы. Ему нужен наш воздух.
   Звучало ужасно. Костя плакал. Иногда он замолкал. На скалистом выступе появился кто-то с фонариком. Думаю, это был Крапивин. Он постоял минут десять и ушёл. Медленно тянулись ночные часы. Полная луна освещала бухту утопленника. Вильгельм продолжал следить за нами безумными глазами.
   Медленно мой мозг разлагался от скорби и гнева. Становилось невыносимо холодно, но я отказывался уходить. Костя вошёл в ступор, он не разговаривал, не двигался, лишь только наблюдал за глазами утопленника.
   - Верни нам их тела! Если ты хотел подышать, тварь, ты это сделал. Ты не получишь нас, но прояви хоть немного милосердия, верни их нам!!! - мой дикий крик раздался в округе. Федя рассказывал мне потом уже, что я яростно кричал на протяжении четырёх часов. Вся деревня слышала мои проклятья. Я изнемогал, бил руками о камни, швырял те камни в воду.
  
   Наступил рассвет. Я и Костя сидели на берегу неподвижно. Меня клонило в сон. Костя оставался в позе статуи.
   - Макс, - послышался голос парня, когда я почти задремал.
   - Что?
   - Оля! Арина! - проговорил Костя, вставая на ноги с большим трудом. Я поспешил приподняться, чтобы увидеть происходящее.
   Два тела лежало на каменистом берегу. Моя прекрасная Арина и красавица Оля. Я схватил свою девушку на руки, убрал волосы с её лица. Глаза остались открыты, а губы посинели. Тело стало ледяным. Мне стало плохо, стошнило. Костя прижался лицом ко лбу Оли. Он рыдал, клял себя.
   Мы забыли про Хоккунута. Вильгельм поджидал нас. Когда пытался закрыть глаза Арины, синяя рука схватила меня за ногу. Помню: закричал, схватил какой-то камень и стал бить им по ледяной руке утопленника. Костя прибежал мне на помощь. Он тащил меня изо всех сил. Однако Вильгельм не хотел сдаваться. Он сжимал мою ступню с невероятной силой. Борьба продолжалась не менее пяти минут. Спас нас отлив. Вода ушла в море на полтора метра на несколько секунд - это ослабило Вильгельма. Косте удалось оттащить меня на безопасное расстояние. Пока не начался прилив, мы схватили мёртвых девушек и побежали к скалистой тропе. На вершине скалы нашёл платье Арины. Я аккуратно надел платье на неё и понёс тело к машине.
  
   Минут через двадцать мы подошли к автомобилю Крапивина. Федя крепко спал. Когда постучал по стеклу дверного окошка, он вздрогнул и испуганно посмотрел на меня, затем на Костю. Мы стали похожи на приведений: бледные, изуродованные смертью. Вот только нас изуродовала смерть не собственная, а любимых девушек.
   - Как вы забрали их? - удивился Фёдор.
   - Утопленник хотел заманить нас в западню, но нам удалось вырваться из неё и забрать девушек.
   - Вильгельм забрал себе ещё две души! - закричал дед Егор. Старик шёл в нашу сторону и нёс два блока сигарет.
   - Дед Егор, - начал я. - так всё оказалось правдой.
   - Вы молодые никого не слушаете. Думаете, всё знаете. Я предупреждал этого молокососа, что не стоит лезть во владения Вильгельма. Он не послушал, а ещё и Вас привёл. Забирай, Федя, свои современные папиросы и больше никогда тут не появляйся.
   Сказав последнее слово, дед Егор бросил сигареты на землю, молча развернулся и пошёл к своей скромной хатке. Мы погрузили тела девушек в багажник. Затем я поднял пачку сигарет и закурил впервые в жизни. Горький дым наполнил лёгкие: мне стало тошно и противно, но я отвлёкся от мучающих мыслей на несколько секунд, пока страдал по другой причине.
   Вскоре мы поехали. Я сел на заднее сидение. Пока автомобиль пробирался по бездорожью меня укачало. Через пару минут вырубился, заснув крепким сном. Мне снились кошмары. Я почувствовал остановку машины, но не смог открыть глаза, сон снова меня увлёк за собой. Через час снова остановка - начался новый кошмар.
   Мы остановились на посту ГАИ. Ни Федя, ни Костя ничего мне не сказали. Разбудил меня сержант Смирнов. Он меня и арестовал.
   Оказалось, у Оли очень богатый и влиятельный папа. Этот папа является спонсором выставки Фёдора. Костя боялся мести отца Оли, если тот узнает, что это он уговорил её прыгнуть в море со скалы. Так я и попал на скамью подсудимых. В суде узнал: у Арины был любовник - продюсер их канала. Моя Ариша, так увлекалась карьерой, что после работы ещё спала с начальством. Георгий - так звали любовника, рассказал в суде, как он любил Арину, а она не хотела бросать меня. Боялась чего-то. Костя сказал, якобы я толкнул Арину в море, когда та дала повод усомниться в своей верности и вызвала ревность. Федя подтвердил слова Кости. Как оказалось, взаимовыгодная сделка - лучшая основа для дружбы. Совместное детство в счёт не идёт.
  Старался убедить суд: мол не хотел убивать, толкнул в море, думая напугать - так посоветовал мне адвокат. Всё напрасно, отец Оли поверил в мою виновность, а значит, поверил и суд. Мои "лучшие" дружки соврали даже говоря: Оля пыталась спасти Алину. Судью не смутило, что Алина кандидат в мастера спорта по плаванию. Опять же, отец Оли поверил в версию о геройском подвиге дочери, которая якобы старалась спасти подругу. Меня приговорили к двадцати годам строго режима. Я думал жизни конец. Меня должны были убить ещё в первую неделю пребывания на зоне. Я ожидал быстрой мести, но прошло уже три года.
   Три года я живу, вспоминая день встречи с утопленником Вильгельмом. Его красные глаза снятся мне ночами. Жизнь стала адом.
   Но, ад настиг не только меня. Ко мне пришёл гость - Фёдор Крапивин.
   - Привет, Федя, - ехидно улыбнулся, глядя на паршивого друга.
   - Привет, Макс, - тяжело улыбнулся Крапивин, но улыбка быстро исчезла с лица, должно быть он вспомнил, не стоит улыбаться передо мной.
   - Как дела?
   - Дела мои ты со своим другом Костей доверил прокурору. Подлый лжец! Вот у него и спрашивай, как мои дела.
   - Не кипятись, Макс...
   - Как я могу не кипятиться!
   - Тише. Молю тебя, мне нужно с тобой поговорить, но твое поведение может помешать. Молю, успокойся.
   Не знаю, откуда, но нашёл силы успокоиться и слушать его.
   - Прости меня. Я мудак! Я предал тебя.
   - Не прощаю. Что дальше?
   - Да я виноват перед тобой...
   - Ты даже не пытался помочь мне, когда ты виновен в трагедии. Ты ведь сфотографировал Вильгельма. Ты и не думал выручать меня. Из-за своей жадности посадил друга детства. Ты мог показать фотографии, рассказать всем правду.
   - Макс, мы все в итоге расплатились. Ты должен знать...
   - Зачем?
   - Это нужно. Видишь, я теперь бомж. Когда отец Оли узнал о трагедии, он забыл про мою выставку. Костя тоже всего лишился. Я пару лет пытался зарабатывать как фотограф, затем даже решился опубликовать фотки утопленника в интернете, но на меня обрушилась яростная критика, никто не верит в его существование. Так скатился до подзаборного забулдыги.
   Федя теперь выглядел совсем иначе. Он носил потёртую одежду, лицо его покрылось морщинами, напоминало лицо моей спившейся соседки - бывшей спортсменки. Он всё так же носил бороду, только теперь она была длиннее и не ухоженная.
   - Рад за тебя! - с нескрываемой радостью говорил я.
   - У Кости судьба ещё хуже. Я о нём недавно узнал. Оказалось, он тоже пил эти годы и сошёл с ума. Парень распродал всё имущество и даже квартиру в Воронеже. На вырученные деньги он купил боевых гранат и тротил на чёрном рынке. Жители Балтовки рассказывали, что он пять дней взрывал снаряды в бухте, в надежде подорвать утопленника. На пятый день Костя подорвал себя.
   - Рад за него, - тогда говорил, не испытывая жалости.
   - Теперь о тебе... - Федя сделал паузу, затем продолжил. - Я точно знаю, тебя убьют, когда ты выйдешь из тюрьмы. Отец Оли хотел тебя сразу заказать, но потом решил, что будет лучше дать тебе пожить с мыслью о долгожданной свободе, а потом убить тебя, когда ты её получишь. На этом наша дружба окончена.
   - Да! Иногда лучше оборвать дружбу и не пытаться её восстановить в новых условиях жизни.
   Мы расстались. Я отправился в камеру доживать оставшиеся семнадцать лет. Вот только выдержу ли я семнадцать лет в кошмарах, в которых вижу алые глаза утопленника, зовущие меня на дно ада?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Суббота "Драконий подарок. Королевская академия Драко ??"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) М.Лунёва "(не) детские сказки: Невеста черного Медведя"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"