Балашов Владимир Филиппович: другие произведения.

После лицея

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершающая пьеса трилогии, посвящённой А.С. Пушкину


После лицея

   Драма в двух актах
  
   Действующие лица
  
   Пушкин Александр
   Пущин Иван
   Дельвиг Антон
   Кюхельбекер Вильгельм
   Чаадаев Петр Яковлевич
   Карамзин Николай Михайлович
   Жуковский Василий Андреевич
   Никита Козлов - дядька поэта
   Карамзина Екатерина Андреевна
   Княгиня Голицына Евдокия Ивановна
   Мэри - девушка из "Красного кабачка"
   Александр Первый
   Граф Милорадович - военный губернатор Петербурга
   Князь Репнин
   Фогель
   Камер - лакей
   Параша
   Штабс-капитан
   Семенов } солдаты
   Худобышев
   Первый поселенец
   Второй поселенец
   Третий поселенец
   Поселенка
   Поселенка с ребенком
   Попик
   Солдаты, поселенцы
  
   Время действия - 1819-1820 годы.
   Пролог - год 1817-й
   И неподкупный голос мой
   Был эхо русского народа.
  
   А. Пушкин

Пролог

Царское село. Китайская деревня. Гостиная Карамзиных. В корзине - розы. Среди белых роз - две темно-рубиновые. Карамзин, Карамзина, Голицына.

  
   Карамзина
   Бежать из Царского!
   Карамзин (перечитывает записку)
   Да как это он смел
   Замужней даме рандеву назначить!
   Карамзина
   Вам вольно думать обо мне любое.
   Карамзин
   Не ты виновна - красота твоя.
   Карамзина
   А тут еще букет от государя!
   Голицына
   Но это знак внимания, и только.
   Не спорь - кто поклоняется цветам,
   Тот непременно добр и чист душою.
   Карамзин
   Юнец придумал, будто он влюблен!
   Карамзина
   Вам корректуры править.
   Карамзин Помню, помню.
   Коль явится Жуковский, пусть войдет,
   Коль - Пушкин, пусть в гостиной подождет.
   (Уходит.)
   Голицына
   Ты влюблена?
   Карамзина Порыв его смешон.
   Поверь, мой друг, в мужчине ум ценю.
   Голицына
   Не потому ль, mon ange, что прячешь чувства?
   Теченье жизни - скучный переход,
   Коль не дышать в нем воздухом любви.
   Карамзина
   Душа моя в покое отдыхает.
   Голицына
   Ты лжешь не мне, а сердцу своему...
   Берусь помочь поэту выйти в свет.
   Пока он твой. Признайся - откажусь.
   Карамзина
   Бери, мой друг, коль видишь силы взять.
   Вот и проверим, что в записке этой -
   Любовь иль прихоть, правда или ложь.
   Голицына
   Что ищешь в ней сама, то и найдешь.

Карамзина кладет записку в шкатулку. Входит Жуковский.

   Жуковский
   Наслышан. Удивил!
   Карамзина Василь Андреич,
   Как поступить?
   Жуковский Легонько пожурить
   Да обратить все в шутку. Сам закрылся?
   Сегодня к государю зван. К семи.
   Голицына
   Нам что-нибудь о Пушкине скажите.
   Жуковский
   Вопрос не праздный. Ах, мне этот Пушкин!
   Всех гонит из восторженных сердец
   Поклонниц ветреных... С чего начать?
   На днях заглазно принят в "Арзамас".
   "Сверчком поименован заседаньем.
   Он для меня - поэт, певец "Руслана",
   Талант, который нас перерастет...
   Поэмой бредит. А стихи легки.
   Голицына
   Вы помните?
   Жуковский Грешно забыть.
   Голицына Прочтите.
   Жуковский
   "Дела давно минувших дней,
   Преданья старины глубокой,
   В толпе могучих сыновей,
   С друзьями в гриднице высокой
   Владимир-солнце пировал;
   Меньшую дочь он выдавал
   За князя храброго Руслана
   И мед из тяжкого стакана
   За их здоровье выпивал".
   Вбегает Пушкин.
   Пушкин Сверчок
   Я томик Шиллера принес.
   Карамзина (словно не замечая его)
   Там на столе забавная вещица -
   Чернильница, подарок от Москвы.
   Как к бронзе модной отнесетесь вы?

Карамзина уводит гостей. Пушкин остается один. Входит Карамзин. Пушкин бросается вон.

   Карамзин
   Негоже. Стой! Умей держать ответ.
   Прошу присядь... Внимание жены
   Тобою, милый, понято превратно...
   Тебя мы оба любим, будто сына,
   А ты, как ловелас, свиданья просишь.
   О нашей чести думалось тебе?
   Иль мы совсем никто в твоей судьбе?
   Возвращается Карамзина.
   Пушкин (в волнении рвет лепестки роз)
   Я не в себе писал. Простите. Шутка.
   (Плачет.)
   Карамзин
   Вот - не в себе, и шутка! Как понять?
   Не тронь букет. Он послан государем.
   Что ж замолчал? Я слушаю тебя.
   Карамзина
   Я склонна верить, только подтвердите,
   Что вы чисты передо мной и в мыслях.
   Молчание.
   Карамзин
   Ну, вытри слезы. Полно. Это шутка!..
   Отпраздновал вступленье в "Арзамас"?
   Пушкин
   Вчера венчали ночью в дортуаре.
   Карамзин
   Теперь ты принят в сонм больших поэтов.
   Я, как почетный арзамасский гусь,
   Был за тебя. От сердца поздравляю.
   Пари орлом, поэт! Пари орлом!
   Не останавливай себя в полете!..
   Под вечер Чаадаев быть хотел.
   Представлю - жди. Коль нет в лицее дел.
   (Уходит.)
   Пушкин
   Верните мне записку.
   Карамзина Сожжена...
   Пушкин
   А я возьму и розы обломаю.
   Карамзина
   Роз беззащитных, без шипов не знаю.
   Голицына (входит)
   Прощай, mon ange!.. Вы с осени на воле?
   Пушкин
   Да, скоро заточению конец.
   Голицына
   В моем салоне не бранят за шалость,
   Все говорят, что говорить хотят, -
   О конституции, о государе...
   Да вы не слушаете, вы в угаре...

Улыбаясь, Голицына выходит. Карамзина идет за нею. Появляется Жуковский.

   Жуковский
   Гроза прошла?
   Пушкин Она как изваянье.
   Жуковский
   О ком ты?
   Пушкин О княгине.
   Жуковский Берегись.
   Душа княгини - критский лабиринт.
   Пушкин
   "Princesse Nocturne" зовет ее столица.
   А почему?
   Жуковский Поздней салона нет.
   День превратила в ночь, ночь - в светлый день.
   (Подходит к окну.)
   Кареты не видать... Набег татарский!
   Как не помяли бы подарок царский.

Отставляет цветы. В гостиную через окно прыгают Дельвиг, Кюхельбекер и Пущин. Окружают Пушкина.

  
   Пущин
   И не сказался, убежав беседы.
   Кюхельбекер
   Василь Андреич!
   Жуковский Здравствуйте, друзья!
   Параша (входит)
   Проказники - вошли через окно,
   Такого здесь не видели давно.
   (Прыснула от смеха, убегает.)
   Дельвиг
   Мы шли и спорили, Василь Андреич...
   Стремленье к славе - худо иль добро?
   Жуковский
   И что же вы решили?
   Кюхельбекер Слава - страсть.
   Она одна людьми повелевает
   И помогает подвиги свершать!
   Дельвиг
   Мне кажется, что в подвиге суть сути.
   Кюхельбекер
   Так говорить - лгать миру и себе.
   Дельвиг
   Но этим я не отвергаю славы...
   Пущин
   Барон, я мыслю так же.
   Дельвиг Пущин, руку.
   Пущин
   Пусть мной руководит не слава - совесть.
   Кюхельбекер
   Что ждет нас в жизни - быстрое забвенье,
   Бессмертье смелых дел или позор?
   Пущин
   Пора, пора нам делаться мужами!
   Молчишь, Сверчок?
   Пушкин Пусть так иль так, друзья.
   Солгу, сказав, что не желаю славы...
   Кюхельбекер
   Какой? Но чур не лгать!
   Пушкин Я славы жажду,
   Как человек... как светский человек...
   Пущин
   Фи, ты ли, Пушкин?
   Пушкин Грешен, Пущин, грешен!
   Вон Чаадаев - светский человек,
   И это не вредит его уму.
   Дельвиг
   Поэту все должно быть любопытно:
   Мгновенье, вечность, нежная рука,
   Красивый профиль и бокалы пунша,
   Бегущий день, ристалища героев,
   Судьба народов - мир, каков он есть!
   Пушкин
   Каким он был и явится еще!
   Жуковский
   Он, видно, не от бедности души
   Стремится в свет - от полноты ее.
   Но свой лицей вы вспомните не раз.
   Пущин
   Жуковский прав - бежим, чтоб оглянуться.
   Кюхельбекер
   Спеть песнь прощальную?
   Жуковский Не слышал, спойте.
   Дельвиг (Пушкину)
   За клавикорды. Кюхля, не фальшивить.
   Тебе медведь на ухо наступил.
   Кюхельбекер
   За эти шутки я бы вас убил!
   Лицеисты (поют)
   Шесть лет промчались как мгновенье
   В объятьях сладкой тишины,
   И уж Отечества признанье
   Гремит нам: шествуйте, сыны!
  
   Прощайтесь, братья! Руку в руку
   Обнимемтесь в последний раз.
   Судьба на вечную разлуку,
   Быть может, породнила нас.
  
   Мы дали клятву: всё - родимой,
   Всё без раздела - кровь и труд,
   Готовы в бой неколебимо,
   Неколебимо Правды в суд...
  
   Прощайтесь, братья! Руку в руку,
   Обнимемтесь в последний раз.
   Судьба на вечную разлуку,
   Быть может, породнила нас.
   (Молчание.)
   Пущин
   Наш гимн разлуки, дружбы и обетов.
   Пушкин
   Качать за гимн поэта из поэтов!

Качают Дельвига. В дверях кабинета Карамзин, лицеисты смущены.

   Карамзин
   Певцам спасибо. Слаженный квартет.
   Кюхельбекер
   Скажите мне, я не фальшивил?
   Карамзин Нет.
   (Уходит.)
   Дельвиг
   Мне грезится иль это вправду - розы!
   Жуковский
   Из царского розария.
   Дельвиг Весною?
   Пушкин
   Вы слышали об языке цветов?
   Букет, друзья, признанье в нежной страсти:
   Средь белых роз - рубиновые две...
   И в уголке, нам милом и уютном,
   Куда сходились мы блеснуть беседой,
   Уж тень царя стояла перед нами,
   Прикрытая букетом ранних роз.
   Жуковский
   Как нежны лепестки, как ароматны,
   Вы слышите?
   Пушкин Рубиновые розы -
   Кровавые глаза судьбы.
   Жуковский Мой друг!
   Пушкин
   Я нынче зол на мир и на себя.
   Все говорю Карамзиных любя.
   Дельвиг
   Идемте на вечернюю молитву!
   Пушкин
   Я остаюсь!
   Дельвиг Мы за тобой пришли.
   Пушкин
   Здесь будет под вечер Петр Чаадаев.
   Жуковский
   Прощай, прощай, ватага молодая!
   Пущин, Дельвиг, Кюхельбекер уходят.
   Жуковский (у окна)
   Ну, а кареты все еще не видно.

Параша вносит на подносе кофе.

   Параша
   А где же гости, Александр Сергеич?
   Пушкин
   Уже ушли.
   Параша Откушайте за них.
   Жуковский
   Ухаживаешь, будто он жених.

Параша, прыснув от смеха, убегает. Входит Карамзин.

   Карамзин
   Камер-лакея нет? Уже темнеет.
   Жуковский
   Пришлют. Пора сбираться.
   Пушкин (у окна) Чаадаев?!

Входит Чаадаев, в руках - книга.

   Чаадаев
   Я делал выписки и задержал.
   Карамзин
   Прошу простить - сбираюсь к государю.
   Жуковский
   Без ленты грех являться.
   Пушкин Не узнают,
   Что прибыл Карамзин.
   Карамзин (Чаадаеву) Знакомьтесь. Пушкин.
   (Уходит.)
   Чаадаев
   Так это вы с Кавериным Петром
   В манеже напоили лошадь ромом?
   Пушкин
   Откуда знаете?
   Чаадаев С ним дружен домом.
   В голубой ленте входит Карамзин.
   Карамзин
   Как хочется от корректур отвлечься.
   Издание заколдовало душу.
   Чаадаев
   Все в ожиданье вашего труда.
   Я спорить шел.
   Жуковский Ну, право же, не стоит.
   Чаадаев
   Война Россию научила жить:
   Узнали европейские сословья...
   Стояли мы в Силезии с полком,
   Я, наблюдая, сравнивал...
   Карамзин И что же?
   Чаадаев
   Там лица и дома простонародья
   Имеют что-то общее - свое,
   Пожалуй, живость. На Руси другое -
   Немое равнодушие. От рабства!
   Жуковский
   Поехали!
   Чаадаев И не устану ездить.
   Здесь рабство вездесуще! Самый хлеб,
   Который мы едим, взращен рабами.
   Карамзин
   Россия доказала мощь свою.
   Чаадаев
   Она явила дремлющие силы
   И все-таки не может выше стать
   Поверженных корон, - причина в рабстве!
   Пушкин (быстро)
   Что держится рукою самовластья!
   Чаадаев
   А сколько степеней рабов?! Считайте:
   Крестьянин - раб? А должностные лица?
   Да и дворяне наши не свободны -
   Холопами владея, превратились
   В холопов сами!
   Карамзин Ну уж это слишком.
   Чаадаев
   Россия будет первою страной,
   Не спорю, будет - при отмене рабства!
   Пушкин (вскочив)
   "Свободный Рим возрос, а рабством погублен!"
   Жуковский
   Не до стихов здесь, Саша. Помолчи.
   Карамзин
   Что разуметь под вашим словом "раб",
   Под вашим криком "хлеб взращен рабами"?
   Но рабство ль это, коли "рабство" есть
   Природой установленный закон,
   Основа бытия?! Смягчать законы -
   Вот что нам остается. Спорить - детскость!
   История от споров не свернет!
   Я призван быть советником царя,
   Аудиенция сегодня.
   Чаадаев Вижу это.
   Карамзин
   И я скажу ему: да, самовластье,
   Ограда от конгрессов, якобинства!
   Забыть уж надо молодость и править.
   Жуковский
   Любовь к Отечеству творят делами.
   Карамзин
   Карета? Не за мной? Катрин, за нами!

В вечернем туалете входит Карамзина.

   Сам государь?! А в доме непорядок.
   Что ж, день простой. Добро б день именин.
   Карамзина
   И кто-то с государем.
   Жуковский Князь Репнин.

Карамзины спешат встретить государя. Появляются Александр Первый, Карамзины и князь Репнин. Александр Первый - сама простота и истинное обаяние.

   Александр Первый
   Я вечер вам смешал - прошу простить,
   Чтоб вас не беспокоить, сам приехал.
   Карамзин
   Но, государь!..
   Александр Первый Не надо извинений.
   Здесь Чаадаев?.. Служите?
   (Подает руку.)
   Чаадаев (здороваясь с государем)
   Служу.
   Александр Первый
   Вы счастливо в себе соединили
   Гусарство с мудростью.
   Чаадаев Благодарю.
   Карамзин
   А это - Пушкин.
   Александр Первый Как же, знаю, помню:
   Таскал из сада яблоки мои.
   Наслышан я и о его успехах
   В стихосложенье... Именем моим,
   Как все, он жил и написал пиесу
   На возвращенье наше из Парижа.
   Пушкин
   Я повеленье свыше исполнял
   Из чувства благодарности монарху.
   Александр Первый (кивнув Пушкину, к Карамзину)
   Ну что же, покажите корректуры
   Труда великого.
   Карамзин Велики вы,
   Мой государь.
   Александр Первый Ну полно, Карамзин.
   В сердечность вашу и без слов я верю.
   Кто вас от цензора освободил?

Александр Первый, Карамзин и князь Репнин проходят в кабинет.

   Жуковский (задерживаясь, шепотом Пушкину)
   И розы и его ты зря бранил:
   Он добр, он милостив ко всем и мил.

Проходят в кабинет. В гостиной остаются Чаадаев и Пушкин. Неловкое молчание.

   Пушкин
   Я не одними шалостями брежу.
   Чаадаев
   Ну, коли так - попробуем дружить.
   Хоть рядом двум умам порой тяжеле жить.

Занавес.

  

Акт первый

Сцена первая

Утро поэта

Комната Пушкина. Пушкин в исподнем сидит в постели, читает. Входит Никита, поднимает с полу разбросанные листы.

  
   Пушкин
   Не тронь.
   Никита Не трогаю. Всю ночь писали?
   Пушкин
   Писалось.
   Никита Вижу.
   Пушкин Где перо лежало?
   Никита
   Где? На полу.
   Пушкин Брось на пол.
   Никита Слушай вас.
   Пушкин
   Холостяку положено судьбой
   Жить в беспорядке. Ходит и бормочет!
   Никита
   Возьму и пальцем не пошевелю.
   (Читает, очиняя перья.)
   "Но вот Людмила вновь одна.
   Не зная, что начать, она
   К окну решетчату подходит,
   И взор ее печально бродит
   В пространстве пасмурной дали".
   Я тоже сочинял... В Москве еще.
   Карамзину читал свою балладу!
   Тот похвалил и одарил рублем.
   Пришел сказать - пора лекарство пить.
   Иначе доктору за что платить?
   (Уходит.)
   Пушкин
   Да, труд велик! Карамзина достойный.
   Признайся, Пушкин, в этой чистой прозе
   Поэзии не меньше, чем в поэмах.
   Олег, царь Грозный, хитрый Годунов.
   Седая Русь как будто ожила, -
   Изящно изложенье, но при этом
   Мысль ложная: "История народа
   Царю принадлежит". Весьма похвально.
   А как нам быть, позвольте вас спросить,
   С историей до первого царя?
   Ведь люди не издревле были в рабстве
   И пережили ранний век свободы,
   Век, названный по праву золотым?
   "История царям принадлежит"?
   (Пишет, перечитывает.)
   Четверостишье злое. Поделом!
   Как ты напишешь ласково о злом?
   Никита вносит лекарство. Пушкин пьет его.
   Никита
   Что, горько?
   Пушкин Бр-р!
   Никита Микстуры - баловство.
   Михайловские травы - чудодеи.
   И не с горячкой - мертвого подымут.
   Пушкин
   Ну уж и мертвого.
   Никита Да так и есть.
   Иль худо было вам в своей деревне?
   Выходит, травы - что вода живая.
   Пушкин
   Мне не вредны и ледяные ванны!
   Никита
   Василию Блаженному до сотни
   Поклонов в сутки бью, тем и живете.
   Он от горячки, от дурного глаза
   И от кончины шалой бережет:
   Обходятся пока дуэли ваши...
   Вы будто загрустили? Отчего?
   Друзья вас балуют и навещают.
   Пушкин
   Жаль, Пущин служит очень далеко.
   Моей душе его недостает.
   Звонят?
   Никита Да нет.
   Пушкин Глухой?
   Никита И впрямь звонок.
   Пушкин
   Скорей!
   Никита (уходя)
   Кто скор - останется без ног.
   Чаадаев (входит бросая в переднюю кивер)
   Лови, Никита, кивер!
   Пушкин Чаадаев!
   Дай обниму тебя, мечтатель мой!
   Чаадаев
   Четыре дня не виделись с тобой.
   (Отчаяние.)
   Пушкин
   Считал?
   Чаадаев Считал. В постель.
   Пушкин Нет, я здоров!
   (Одевается за ширмой.)
   Ты знаешь, друг, выздоровленье - чувство
   Одно из самых сладостных на свете.
   Чаадаев
   Я послан белокурым Купидоном.
   Пушкин
   А где колчан и стрелы?
   Чаадаев За спиною.
   Не веришь мне? Я от Princesse Nocturne.
   Просила передать - желает видеть.
   Картину итальянскую купила,
   И Петербург пленен тем полотном.
   Пушкин
   А не грешно молиться двум богиням?
   Чаадаев
   Кто же другая?
   Пушкин (появляется одетый)
   Немка из Мангейма.
   Соскучился по городской толпе.
   И брюхом, верь мне, хочется театра.
   Невесел ты. Случилось что?
   Чаадаев Случилось.
   Царь пожелал прочесть твои стихи.
   Желание его равно приказу.
   Пушкин
   Вновь Александр заметил Александра.
   Чаадаев
   Стихи должны быть посланы к утру.
   Что мы пошлем?
   Пушкин Пошлем мои ноэли.
   (Хохочет.)
   Чаадаев
   Знай, ремесло Горация опасно.
   Пушкин
   Да, шутки плохи. У царей закон -
   Не делать дела и не бегать дела.
   Ничто нейдет на ум... Взгляни пока.
   Чаадаев (читает поданный Пушкиным листок)
   "В его "Истории" изящность, простота
   Доказывают нам без всякого пристрастья
   Необходимость самовластья
   И прелести кнута..."
   Ты оставляешь след неизъяснимый
   Повсюду, где ступаешь, - эпиграммы,
   Стихи, ноэли... От ума ли это?
   Пушкин
   Не знаю. От души.
   Чаадаев Мы отвлеклись.
   Что мы с тобой представим государю?
   Пушкин
   "Руслан" в отрывках.
   Чаадаев И о нем ли речь?
   Пушкин
   Дай Бог нам мудрости.
   Чаадаев Пошлем "Деревню".
   Вопрос в конце - надежда на царя.
   Пушкин
   Я буду говорить с царем стихами?
   Горжусь твоею дружбой, Чаадаев.
   Чаадаев
   Россия помнит, мужики близ Бронниц
   Стояли вдоль дороги на коленях,
   Моля императрицу защитить
   Их бедность от военных поселений.
   Смолчала та - змей Аракчеев в славе.
   Зато о барстве Муза не смолчала.
   А ну-ка перечти стихи сначала.
   Молчание.
   Пушкин
   "Приветствую тебя, пустынный уголок,
   Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
   Где льется дней моих невидимый поток
   На лоне счастья и забвенья.
   Я твой - я променял порочный двор цирцей,
   Роскошные пиры, забавы, заблужденья
   На мирный шум дубрав, на тишину полей,
   На праздность вольную, подругу размышленья.
   Я твой..."

Затемнение. Голос Пушкина, как бы удаляясь, незаметно переходит в голос императора.

  

Сцена вторая

Утро императора

Спальня Александра Первого. Он только что встал. Перед ним - граф Милорадович, князь Репнин.

  
   Александр Первый
   "Опора милая стареющих отцов,
   Младые сыновья, товарищи трудов,
   Из хижины родной идут собой умножить
   Дворовые толпы измученных рабов.
   О, если б голос мой умел сердца тревожить!
   Почто в груди моей горит бесплодный жар
   И не дан мне судьбой витийства грозный дар?
   Увижу ль - о друзья! - народ неугнетенный
   И рабство, падшее по манию царя,
   И над Отечеством свободы просвещенной
   Взойдет ли наконец прекрасная заря?"
   (Молчание.)
   Я ранее читал его стихи,
   Но эти прежних несравнимо выше.
   Милорадович
   Мой sire, поэт - мечтательный повеса,
   Из тех повес, что падки на реформы.
   Александр Первый
   Но служит он в коллегии?
   Милорадович Не служит,
   А только числится, что служит, sire.
   Хоть не гусар - с гусарскими грехами.
   Он в моде, и поэту подражают.
   (Указывает на Репнина.)
   Мизинцы холят, носят бакенбарды,
   Как он, на Невском ловко вертят тростью,
   Всех высечь бы!
   Александр Первый Монахов не люблю,
   Но мера есть всему. Должна быть мера.
   Милорадович
   После войны все будто бы взбесились.
   Вы сами ободряли вольнодумцев.
   Александр Первый
   Любя мне Богом отданную чернь,
   Я берегу ее от потрясений:
   Покой России мне всего дороже.
   Репнин
   Да что Россия - волей провиденья
   Став во главе Священного союза,
   Вы тишину Европе принесли!
   Александр Первый
   Что в Пушкине страшит?
   Милорадович Дух неуемный.
   К восторгу вольтерьянцев молодых
   Он разразился дерзкой эпиграммой
   На труд Карамзина.
   Александр Первый Где эпиграмма?
   Милорадович
   Достать стихотворения поэта,
   Ходящие по спискам, нелегко.
   Усилий стоит.
   Александр Первый (у зеркала)
   Прикажи достать...
   Никак не свыкнусь с мыслью, что лысею.
   Кругом молчат, да зеркала не лгут.
   Я ночь не спал. Припухли веки?
   Репнин Нет.
   Александр Первый
   А как мой подбородок?
   Милорадович Тяжелеет.
   Александр Первый
   Ну что ж, года!.. А что за бытием?
   Бессмертие? А если только тлен?
   Милорадович
   Я, sire мой, не поклонник мистицизма.
   Был как-то у Хвостовой на сеансе,
   Не понял. Видно груб. Ретировался.
   Александр Первый
   И я бывал. Не нахожу смешного
   Меня влечет изведать тайны мертвых.
   Милорадович
   По-моему, так это все игра,
   И более несчастная, чем в карты.
   (Молчание.)
   Александр Первый
   Тебя не видел в опере вчера.
   Милорадович
   Я полковую музыку люблю.
   Александр Первый
   Играл?
   Милорадович
   Играл!.. И проигрался в пух...
   Александр Первый
   С того-то желт, с того-то и не в духе?
   Милорадович
   Имение спустил.
   Александр Первый В который раз?!
   Милорадович
   По-моему, в четвертый. Отыграюсь.
   Александр Первый
   Но сесть, чтоб отыграться, вижу, не с чем?
   Милорадович
   Счастливая игра родит задор.
   Какая карта шла! Вдруг дама бубен...
   Александр Первый
   Именье проиграл без душ?
   Милорадович С людьми.
   Александр Первый
   Ста тысяч хватит?
   Милорадович Sire!
   Александр Первый В последний раз.
   В последний!
   Милорадович Как мне вас благодарить!
   Александр Первый
   Воздержан будь.
   Милорадович Верну свое...
   Репнин И снова.
   Александр Первый
   Князь прав: в четвертый раз даешь ты слово.
   Милорадович (хохочет)
   Люблю я блеск и тяжесть золотых,
   Столбцом наставишь - кирасиры в поле.
   А трубок дым войну напоминает...
   Что слушали в театре?
   Репнин "Дон-Жуана".
   Александр Первый
   Мелодия одна меня пленила.
   Прозрачна, как хрусталь флакона. Та-ра...
   (Продолжает напевать про себя.)
   Играют часы.
   Я в кабинет свой закажу часы
   С мелодией из арии Жуана.
   Разучивал, бессонницей томясь.
   Милорадович
   Как поступить со стихотворцем, sire?
   Александр Первый
   Как поступить с ним? Поблагодарите:
   Он чувства благородные внушает.
   Репнин
   Позвольте мне поэту передать
   Столь лестное для юноши сужденье?
   Александр Первый
   Что ж, передайте, князь. И поскорей.
   Не проглядел я новую комету!
   Милорадович
   Всегда считал, что нежная рука
   В покорность обратит любого волка:
   Не в наказаньях - в ласках больше толка!
   Император садится за клавесин. Играет. Затемнение.
  

Сцена третья

Ночная княгиня

Гостиная в доме Голицыной. Жуковский, Дельвиг, Кюхельбекер слушают музыку. За клавесином - Фогель. Он доигрывает мелодию, начатую императором.

  
   Дельвиг
   Брависсимо!
   Жуковский Пленен игрой!
   Голицына Чудесно!
   Кюхельбекер
   Вы привели нас в истинный восторг!
   Фогель
   Не я, мой юный друг, - великий Моцарт.
   Входят Карамзины.
   Скажите мне: кто эта дама в белом?
   Кюхельбекер
   Карамзина.
   Фогель Прелестна и горда.
   Дельвиг
   Ее супруг - великий человек.
   Голицына
   Ну, а по мне пусть не велик, да молод.
   (Карамзиной.)
   Мой ангелоподобный друг, мы ждем.
   Дуэт разучен? Нравится?
   Карамзина Прелестен.
   Карамзин
   В любой гостиной Пушкин! Всех пленил.
   Поют, читают, суды-пересуды!
   Приехали картину посмотреть.
   (Отходит.)
   Голицына (Дельвигу)
   Вот будет встреча, коль приедет Пушкин.
   Карамзина
   Весь Петербург твердит, что он влюблен.
   И только от любви стихов не пишет.
   Голицына
   Мой друг, взгляни. Дневник его проказ.
   (Подает альбом.)
   Вот первое послание его.
   А вот его приписка к оде "Вольность".
   Карамзина (читает)
   "Княгине Голицыной. Посылая ей оду "Вольность",
   Простой воспитанник природы,
   Так я, бывало, воспевал
   Мечту прекрасную свободы
   И ею сладостно дышал.
   Но вас я вижу, вам внимаю,
   И что же?.. слабый человек!..
   Свободу потеряв навек,
   Неволю сердцем обожаю".
   При вашем поклоненье государю
   Держать в альбоме оду "Вольность" - вольность.
   Голицына
   Как не держать последние стихи?
   И шалости его, и заблужденья
   Пристали дням блистательной весны.
   И мотылек, mon ange, порхает долго,
   Пока цветок открытый не найдет.
   Найдет - угомонится и затихнет.
   Карамзина
   Насытившись нектаром - улетит.
   Голицына
   Ну, что сказать на это - он поэт...
   Друзья мои! Обещанный дуэт.
   Фогель садится за клавесин. Дуэт Карамзиной и Голицыной.
   "Медлительно влекутся дни мои,
   И каждый миг в унылом сердце множит
   Все горести несчастливой любви
   И все мечты безумия тревожит.
   Но я молчу; не слышен ропот мой;
   Я слезы лью; мне слезы - утешенье;
   Моя душа, плененная тоской,
   В них горькое находит наслажденье.
   О, жизни час! Лети, не жаль тебя,
   Исчезни в тьме, пустое приведенье;
   Мне дорого любви моей мученье -
   Пускай умру, но пусть умру любя!"

Во время пения входят Пушкин и Репнин.

   Пушкин
   Как славно!
   Голицына Князь? Из-за кулис?
   Репнин Оттуда.
   Пушкин
   Державная царица русской сцены
   В финале нынче сделала поклон
   Мне одному! Князь подтвердит, что мне!
   Дельвиг
   Семенова?!
   Пушкин Мой Дельвиг! Милый Дельвиг!
   Я нынче счастлив! Упоен театром!
   Отбил ладони. До сих пор горят!

(Прикладывает ладони к холоду мрамора.)

   Репнин
   Недавно взыскан милостью царя,
   Сегодня взыскан милостью царицы.
   Как тут не радоваться, не резвиться?
   Голицына (подводит к вошедшим Фогеля)
   Знакомьтесь - князь Репнин, а это Пушкин.
   Пушкин
   Жаль, опоздал.
   Фогель Утешьтесь сожаленьем,
   Хоть я играл, княгиня, с наслажденьем.
   Раскланявшись, отходят с княгиней.
   Дельвиг (тихо)
   Здесь Карамзин.
   Пушкин Друг мой, - Карамзины.
   Карамзин (громко)
   Картина в зале? Снова итальянец?
   Гости уходят за княгиней в зал.
   Дельвиг (Пушкину)
   Ты не ходи.
   (Уходит.)
   Пушкин И вы останьтесь, князь.
   Хочу сказать мне надоела лесть.
   Репнин
   Я чту поэта Пушкина, чту друга,
   Наставника столичной молодежи!
   Пушкин
   Все это, князь, забудется и скоро.
   Репнин
   Но что тогда нам помнить остается?
   Пусть жизнь берет свое, а я в душе
   До смерти сохраню наш первый вечер
   И оду "Вольность" при свечах.
   Пушкин Спасибо.
   Хотите брудершафт?
   (Пьют.)
   Теперь на "ты".
   Репнин
   Хоть есть святыни выше нашей дружбы.
   И вот теперь - уже "тебя" - прошу:
   Не трогай всуе имя государя.
   Я офицер, я присягал ему.
   Ты смел, и ты бы не дрожал в сраженьях,
   И все-таки сатиру "Ты и я"
   Держи в столе, да под семью замками.
   (Подает Пушкину лист.)
   Поехали в "Талон" иль к "Андрие"?
   Тогда на раут к графу Чернышеву
   Иль к немке Мэри в "Красный кабачок"?
   Пушкин
   Нет, хочется камина, тишины.
   Репнин
   Тогда дай слово - завтра быть со мною.
   Пушкин
   Лист спрячу с родословной в сундучке...
   До утра, князь!
   Репнин Жду в "Красном кабачке"!
   (Уходит.)
   За окном снег. Ветер качает фонари.
   Пушкин
   Люблю твою и непогодь, и слякоть,
   Люблю тебя, надменный Петербург.
   Входит Карамзина.
   Карамзина
   Я вас пришла бранить.
   Пушкин Причину знаю.
   Но я ли автор эпиграммы злой?
   Карамзина
   Я о дуэли.
   Пушкин О второй иль третьей?
   Карамзина
   О несвершившейся - с бароном Корфом.
   Ну не смешно ли, Пушкин, из-за дядьки...
   Пушкин
   Барон напрасно исхлестал его...
   Поймите же, Никита - тень моя.
   В пеленках согревал меня дыханьем,
   Когда maman летала по балам.
   Карамзина
   Как вы неловки. Сколько разговоров!
   Пушкин
   Никто не вышел из толпы без шума.
   Карамзина
   Прошу вас, не играйте зло судьбой:
   Не стоит вас соперник ваш любой.
   (Уходит.)
   Пушкин
   Ждал малого: ее увидеть руки
   И услыхать знакомые духи.
   Надеялся, что это сновиденье,
   Что все прошло... Но я еще горю.
   В своих поступках, мыслях я не волен.
   Я трижды счастлив или трижды болен?
   Голицына (входит)
   Скучаешь? Признавайся: отчего?
   Пушкин
   Причины скуки так многообразны.
   Голицына
   Кому неведом грустный, милый плен...
   Пушкин
   Меня сейчас бранили за дуэли.
   Голицына
   И ты молчал?
   Пушкин Что оставалось делать?
   Голицына
   Порою взгляд невольный говорит
   Нам более, чем огненные речи.
   Пушкин
   Parole d'honneur, я выслушал спокойно
   Благоразумный, дружеский совет.
   Голицына
   Но эта дружба, как любовь, нежна!
   И я в тебе, мой друг, предполагаю
   При ветрености верность.
   Пушкин Но кому?
   Голицына
   Ты знаешь - ей. Она прочла стихи,
   Твои стихи, написанные мне...
   Ты недоволен? Разве в них неправда?
   Тебя я не ревную ни к друзьям,
   Ни к свету, ни к театрам, ни к толпе,
   Ни к славе, ни к пленительнице лире,
   А только к ней.
   Пушкин (смеется) Но, право же, смешно.
   Все это плод ревнивого ума.
   Голицына
   И это правда?
   Пушкин Правда.
   Голицына Что ж, я верю.
   Но я бы не хотела быть смешной.
   Пушкин
   Возвышенное быть смешным не может.
   Без твоего камина я замерзну
   Не только здесь, в заснеженных краях, -
   Под итальянским небом голубым...
   Голицына
   Жаль, мой салон сегодня для гостей.
   Пушкин
   Ждал Пущина. День прожит, нет вестей...
   Возвращаются гости. Слуги подают кофе.
   Кюхельбекер
   О боже мой, как велико искусство!
   Истлевшие века бурлят опять,
   Чаруя нас могучей красотой
   Вторичного волшебного рожденья!
   Голицына
   Вот так и Карамзин открыл нам Русь.
   Жуковский
   Заметили, что Невский как пустыня?
   Все дома за "Историей" сидят.
   Голицына
   Издание распродано за месяц.
   Но, дорогой мой Николай Михалыч,
   Я не согласна с резким обличеньем
   Дурных сторон истории Руси...
   Жуковский
   Нет, почему? Когда ты узнаешь
   О мрачных временах, что не вернутся,
   То радуешься благу новых дней.
   Дельвиг удерживает Пушкина за фалды.
   Голицына
   Не гладко все и в изложенье вашем.
   Пушкин
   Княгиня, довод.
   Голицына Довод приведу.
   Использованье вместо "но" - "однако".
   Пушкин
   И в этом вы нашли его ничтожность
   При вашем светлом и живом уме?
   "История" Карамзина бессмертна!
   Карамзин
   Отрадно слышать после эпиграммы.
   Пушкин
   Ваш труд хромал... Мне надоело, Дельвиг!
   (Вырывая фалды.)
   "Спасительная польза самовластья" -
   Вот он любимый вами парадокс!
   Не будь в труде столь частых размышлений
   По поводу его...
   Карамзин Нет, это слишком!
   Пушкин
   Без цензора на свет явился труд.
   Доверие умеренность рождает,
   И вы, вы рабство предпочли свободе.
   Карамзин
   Он - клеветник!
   Пушкин Как вы прекрасны в гневе.
   Карамзин
   Кто - он? Нет слов! Княгиня, до свиданья.
   Меня простит высокое собранье!
   Жуковский
   Бранить легко, труднее вразумить.
   Карамзин
   Он и тебя в своей поэмке щелкнул!
   "Поэзии чудесный гений..."
   Как подсластил пилюлю! Слушай дальше:
   "Певец таинственных видений,
   Любви, мечтаний и чертей,
   Могил и рая верный житель..."
   Дельвиг
   "И музы ветреной моей
   Наперсник, пестун и хранитель..."
   Карамзин
   "Прости мне, северный Орфей,
   Что в повести своей забавной
   Теперь вослед тебе лечу
   И лиру музы своенравной
   Во лжи прелестной обличу".
   Жуковский
   Раздавлен мягко! Нечего сказать.
   Кюхельбекер
   Василь Андреич, не ругайте Сашу.
   Он не от зла, от полноты души.
   Жуковский
   А на себя четверостишье слышал,
   Как ты меня стихами уморил?
   "За ужином объелся я,
   А Яков запер дверь оплошно -
   Так было мне, мои друзья,
   И кюхельбекерно и тошно".
   Ты побледнел?
   Кюхельбекер К-какие пустяки!
   Карамзин
   Что мы ему! Он выше, выше метит.
   Мальчишка этот, видно, в благодарность
   За то, что царь их пестовал в лицее,
   Ноэли накропал и злую оду!
   Фогель
   Не эту ли?.. Нашел ее в альбоме.
   (Показал альбом.)
   Он, видно, молод и людей не знает.
   Карамзин
   Не ведает, с какою страшной силой
   Обрушится на голову его
   Гнев высших мира! Я молю, забудь,
   Что ты писал ноэли, эпиграммы!
   Пушкин
   А я забыл, но помнит Петербург.
   Карамзина
   И чертики в глазах. Остепенитесь!
   Карамзин
   От дому отлучу!
   Пушкин От церкви лучше.
   Карамзин
   Не богохульствуй... Я предупредил.
   (Раскланивается. Тихо Карамзиной.)
   Юнец смертельно в Пифию влюблен,
   В пророчицу неясных дней свободы:
   Стихи ей пишет, посылает оды!
   (Уходят.)
   Жуковский
   Жду песнь с пародией.
   Пушкин Я привезу.
   Жуковский
   Вулкан потух, но вот извергнет лаву?
   Не дуйся, Кюхельбекер.
   Кюхельбекер (мрачно) Я не дуюсь.
   Жуковский
   В пародиях наш арзамасский дух.
   Всех он распотрошил - летает пух!
   (Смеясь уходит.)
   Фогель
   Княгиня, ваши доводы резонны
   В оценке книги, хоть порой резки.
   Мы нынешними чувствами близки.
   Голицына и Фогель уходят в зал.
   Пушкин (вслед)
   Знакомый незнакомец.
   Дельвиг (у окна) Братцы, Пущин!
   Пушкин
   Не обознался?
   Дельвиг Нет! Вбежал в подъезд...
   Набрать орехов! Или шрапнелью, братцы!

Обстреливают орехами вошедшего Пущина орехами.

   Пущин
   Вас трое - я один!.. Сдаюсь на милость!
   Пушкин
   Жанно!
   Пущин Мой Сашка! Что с тобою? Слезы?
   Пушкин
   Прошло... Мундир! Сверкают эполеты!
   В плечах - сажень! Усы - гроза для дам!
   Нет, это ты, Жанно?
   Кюхельбекер Дай нам обняться!
   Пущин
   Ты вытянулся, Кюхля.
   Дельвиг Ну, а я?
   Пущин
   Ты потолстел.
   Дельвиг Спасибо и на этом.
   Пущин
   Лицейский трубадур, ты стал поэтом!
   Пушкин
   Позвольте мне представить вам, княгиня...
   Лицейский друг Иван Иваныч Пущин.
   Голицына
   Я рада вашей выстраданной встрече.
   Любой четверг - ваш день. (Пушкину тихо.) Не уезжай,
   Предобрый, преязвительный, преумный.
   (Всем, указывая на вино и трубки.)
   Не стану я мешать беседе шумной.
   (Уходит.)
   Дельвиг
   Я буду виночерпием, как прежде.
   Пушкин
   Что ж, наливай! Как отсветы свечей
   Играют в хрустале... За встречу, други!
   Пущин
   Я так скучал о всех и о тебе.
   Пушкин
   Наш Пущин... Мой Жанно! Жанно, ты мой?

(Бежит к Пущину, прячет голову на его груди.)

   Пущин
   Наслышан о твоих знакомствах новых.
   К чему они тебе?
   Пушкин (тормошит Пущина)
   Ну не сердись.
   Пущин
   Твой друг Репнин в фаворе у царя.
   Пушкин
   Он славный малый. Ловко бил французов.
   Пущин
   Ты болен был?
   Пушкин И музами спасен.

Возвращается Фогель и, незамеченный, садится в темном углу.

   Пущин
   Как твой "Руслан"?
   Пушкин Орешек страшно крепок.
   Пущин
   Я слышал в Малороссии о нем.
   Пушкин
   Ужель и там?
   Пущин Поклонников не мало!
   Загробный романтизм повержен в прах!
   Кюхельбекер
   Россия ждет народного поэта.
   Ему судьба готовит это место!
   Пушкин
   Ты в Петербург по делу или в отпуск?
   Пущин
   С запиской о военных поселеньях.
   С полковником.
   Пушкин Так он от черта в пекле?
   Рассказывай, рассказывай, Жанно!
   Пущин
   Доклад, который нами привезен,
   Рассмотрен в Государственном совете.
   В нем слава Аракчееву поется.
   Пушкин
   А между строк?
   Пущин А между строк - беда.
   Создание военных поселений
   Собою ставит цель - изгнать муштрою
   Из русских мужиков мятежный дух.
   Кюхельбекер
   Ведь это было без ума и сердца!
   Пущин
   И вот крестьяне волею приказа
   Из вековечных дедовских угодий
   Привезены насильно на чужбину.
   Не петухи - труба и барабан
   Теперь им бойко возвещают утро!
   Жнут, пашут - все под барабанный бой!
   Шпицрутены кромсают непокорных,
   Что сетуют на голод и холеру
   И не приемлют "Божью благодать",
   Клокочут в гневе мужики!
   Кюхельбекер Жди бунта?
   Пущин
   Дух мятежей, народный дух живет!
   И как же тут не вспомнить Пугачева?
   Пушкин
   Емелька Пугачев, казак яицкий,
   Перепугал дворян - повесил много.
   С тех пор дворяне, как кабак на откуп,
   Русь отдали временщикам и стали
   Безмолвными холопами льстецов!
   Кюхельбекер
   А государь? Мы ждали, что он скажет, -
   Петр Чаадаев с умыслом "Деревню"
   Представил на прочтение ему, -
   В стихотворенье - гневное желанье
   Освобожденья страждущих рабов...
   Пущин
   Что царь?
   Кюхельбекер Ответил томною улыбкой,
   Свободу накормив обиняками.
   Пушкин (отводит Пущина к окну)
   Ты изменился.
   Пущин В чем?
   Пушкин Пока не знаю.
   В своих мечтах я очень часто вижу
   Себя обязанным кругу друзей.
   Ты ничего не слышал - только честно -
   О тайном обществе?
   Пущин Не слышал, Саша.
   Пушкин
   Ужели вместе быть нам не дано?
   Впервые в жизни ты солгал, Жанно.
   Отходит.
   Пущин (один)
   Что ж, не напрасно ты подозреваешь
   Мое вступленье в общество. Открыться?
   Со мною он всегда согласно думал.
   Есть тайна у меня, и от кого...
   Мысль эта жжет меня. Как поступить?
   Угомонится пусть. Повременить.
   Дельвиг (Пущину)
   Там в зале итальянская картина.
   Пущин
   Мне итальянские дороже вина.
   Все, смеясь, уходят.
   Фогель (задержав Кюхельбекера)
   Я огорчен, что стихотворец юный
   Вас пригвоздил к бесчестному столбу,
   А вы в ответ, как агнец, промолчали.
   Кюхельбекер
   Простите, вы о чем?
   Фогель Об эпиграмме.
   Пусть недругом поэта прослыву -
   Веселость вашу я делить не стану.
   Кюхельбекер
   А я не разделяю вашу злость:
   Мы с Пушкиным друзья с времен лицея!
   Фогель
   Я покорен восторженностью вашей,
   Жаль, Пушкин не восторжен - ядовит.
   Кюхельбекер
   Я повторяю: мы друзья с поэтом,
   И эта шутка только для друзей.
   Фогель
   Но эпиграмма бойко разлетелась,
   Ведь кто-то же занес ее на бал?
   Кюхельбекер
   На бал? Какой?
   Фогель На бал вчерашний в Зимнем.
   А, впрочем, веселитесь...
   Кюхельбекер Нет, скажите!
   Фогель
   И не просите, нет! Боюсь расстроить.
   Вдруг станете кричать? Сзовете всех?
   Мне реноме свое всего дороже.
   Кюхельбекер
   Клянусь, что шума я не подниму.
   Фогель
   И обещайте не грозить поэту,
   Не вызовите друга на дуэль!
   Кюхельбекер
   Не вызову. Я все стерплю от Саши.
   Фогель
   Весь бал шептал, от смеха гасли свечи,
   Мазурки гром и полонеза поступь
   Не заглушали ядовитых слов!
   Кюхельбекер
   А высший свет без сплетен не живет.
   Фогель
   Я у колонны слышал разговор:
   "Что сделал Кюхельбекер?" - "Отмолчался".
   Кюхельбекер
   Кто вы?
   Фогель Я - приглашенный музыкант.
   Кюхельбекер
   Но вы вчера меня еще не знали.
   Фогель
   Сегодня вас узнал и покорен.
   Мой юный друг, подумайте о чести.
   Что скажет свет? "Он промолчал? Он трус!"
   Кюхельбекер
   Я не был им и никогда не буду!
   Да это шутка!
   Фогель Вовсе не уверен.
   Вчера шептал весь бал, сегодня - Невский,
   А завтра... Засмеется Петербург!
   Кюхельбекер
   Довольно! Вы не смеете!
   Фогель Прощайте.
   Мне вправду "кюхельбекерно" от вас.
   Забыв о чести, лезут на Парнас!
   (Уходит.)
   Кюхельбекер
   Какой-то бред! Бал в Зимнем?.. Он - наглец.
   Он прочил дружбе с Пушкиным конец.

Входят Пущин, Пушкин, Дельвиг.

   Кюхельбекер
   Ну, как картина?
   Пущин Школа Рафаэля
   Манерой гладкой мне не по душе.
   (Улыбается.)
   Кюхельбекер
   Чему ты улыбаешься, Жанно?
   Пущин
   Узнал десяток новых эпиграмм.
   Кюхельбекер
   На Кюхельбекера ты тоже слышал?
   Пушкин
   Я все прочел - здесь круг моих друзей.
   Кюхельбекер (взорвался)
   За искаженье имени!.. За п-подлость!..
   Пущин
   За подлость? Спятил он!
   Кюхельбекер Стреляться!.. Завтра!
   Пушкин
   Вильгельмушка!
   Кюхельбекер Ни слова в оправданье!
   Пушкин
   Мой секундант - Жанно. А ваш?
   Кюхельбекер Мой - Дельвиг!
   Дельвиг
   Сдурел, Вильгельм, я выстрелов боюсь!
   Кюхельбекер
   Здесь шуткам места нет!
   Пушкин Вильгельм, послушай!
   Кюхельбекер
   Шесть лет лицейских мук, и снова муки!
   Пущин
   Словцо считать за подлость - дико, Виля!
   Кюхельбекер
   Пусть дико, пусть! Он славы захотел!
   Чуть крикнет эпиграмму - все твердят.
   А он и рад, хоть топчет имя друга?!
   Что имя?.. Честь!.. Он изменился, Пущин!
   Пушкин
   Вильгельм! Ну, право, если бы я думал,
   Что ты рассвирепеешь...
   Кюхельбекер Ах, он ждал,
   Что я расхохочусь?!
   Пушкин Наш безрассудный.
   Кюхельбекер
   И буду обнимать за это...
   Пушкин Милый!
   Кюхельбекер
   Твои слова о дружбе - фарисейство!
   Ты бессердечен был, а стал - жесток!
   Пушкин
   Вот освежись!
   (Подает бокал.)
   Кюхельбекер (разбивает бокал)
   Глумиться? Проучу!
   Я проучу его!
   Пушкин Мне плакать впору.
   Пущин
   Вильгельм, прошу, присядь и успокойся.
   Ужели ты поднимешь пистолет?
   Кюхельбекер
   Я говорил и говорю - стреляться!
   Пущин
   Вы отравили ссорой мой приезд...
   (Пушкину.)
   Проси прощенья.
   Пушкин Кюхля - смех уму!
   Кюхельбекер
   Стреляться! Утром! С десяти шагов!
   Пущин
   Двум сумасшедшим вместе жить нельзя!
   Вы в шутках меж собою перегнули.
   Дельвиг
   Но я-то, я за что попал под пули?!
   Пущин, Кюхельбекер, Дельвиг уходят. За окнами - ветер.
   Пушкин
   Уехали?... Несносная погода...
   Тоска, тоска... Безвременье. Безделье.
   А ветер будто бы сулит дурное
   И сердится. И кружит белый снег...
   Голицына (входит)
   Опять дуэль?
   Пушкин Но до дуэли - век.

Объятия. Вьюга. Затемнение.

Сцена четвертая

Дуэль

Волково поле. Вьюга стихает. Еще не рассвело. Дельвиг, Пушкин. В стороне - Кюхельбекер и Пущин.

  
   Пушкин (в раздумье)
   А почему снег белый?
   Дельвиг Ты дитя!
   Пушкин
   Он ослепителен.
   (Ест снег.)
   Дельвиг Не простудись.
   Пушкин
   Под пистолетом думать о простуде...
   Дельвиг
   Забавно? Прав.
   Пушкин Какое поле... Ширь...
   Пущин
   Друзья! Мы предлагаем помириться.
   Пушкин
   Что ж, я готов.
   Кюхельбекер И слышать не хочу!
   Г-годами я терпел его насмешки.
   Терпению конец.
   Пущин В последний раз!
   Кюхельбекер
   Твой друг любил, когда его любили,
   Не замечая тех, кто любит.
   Пушкин Виля!
   Кюхельбекер
   Я секунданту говорю, не вам!
   Пушкин
   С чего рассвирепел? Не понимаю.
   Кюхельбекер
   Отмеряйте барьер.
   Пущин (определяет барьер)
   Как это глупо!..
   Готово.
   Дельвиг Выбирайте пистолеты.
   Пушкин
   Ввек не иметь друзей тебе, Вильгельм,
   Людей бежишь, как черного недуга.
   Утешься, милый, первый выстрел твой.
   Пущин
   Весь Петербург заговорит о вас!
   Кюхельбекер
   Уж говорят и худшего не скажут.
   Пущин (тихо)
   Одумайся, одумайся, Вильгельм!
   Россия потеряет двух поэтов!
   Кюхельбекер
   Один из нас останется. Скорей!
   Пущин (кричит)
   Да обнимитесь! Шутки плохи, братцы!
   Представьте, что один из вас сегодня
   Падает на снег!.. Другой не сможет жить!
   Сойду с ума... Барон! Что ты молчишь?
   Дельвиг
   Замерз... Пускай стреляются, безумцы!
   Не слышал раньше о таких дуэлях,
   Где вместо пуль никчемные слова.
   Пущин
   Прикройся пистолетом, Александр!
   Сходитесь.
   Кюхельбекер (себе)
   Брови вздернуты. О Боже!
   (Стреляет. Молчание.)
   Пушкин (бросает пистолет в снег)
   Довольно нам дурачиться, Вильгельм!
   Кюхельбекер
   Не сметь! Стреляй!
   Пушкин В тебя стрелять не стану!
   Кюхельбекер
   А почему? Или Вильгельм нелепый
   И как мишень нелеп? Велю - стреляй!
   Пушкин
   В ствол пистолета снег набился, Виля.
   Дельвиг
   Я подтверждаю.
   Пущин Правила гласят:
   Дуэль уже не может продолжаться!
   Кюхельбекер
   Но выстрел за противником!
   Пушкин Согласен.
   Дельвиг
   От страха, верьте, солоно во рту.
   Я брал с собой шампанского бутылку.
   Хлопает пробка.
   Как пистолетный выстрел? Правда, Виля?
   Но почему-то мне приятней слышать.
   Пущин
   Иди, Вильгельм. Все кончено, иди!
   Кюхельбекер
   Да не тащи меня! Я не баран!
   Пущин
   Что пережито мной, один я знаю.
   За дружбу!
   Пушкин За Вильгельма!
   Дельвиг (Кюхельбекеру) Пить до дна!
   Кюхельбекер
   Дар дружбы, Дельвиг, как и дар любви,
   На свете редок и не всем дается.
   Я не имею дара чистой дружбы.
   Ты, Пушкин, прав... О, как я одинок!
   (Рыдает).
   Пушкин
   А мы, Вильгельм?
   Кюхельбекер И с вами я один.
   Пушкин (хохочет)
   Он впрямь дурной! Ты - наш, а мы - твои!
   Пущин
   Года сдружили нас, связав навеки!
   Заря румянит верхушки деревьев.
   Пушкин
   Смотрите-ка, без зова на пирушку
   Спешит сквозь лес румяная заря.
   Кюхельбекер
   За секундантов! Боже, я уж пьян!
   Пушкин
   Тебе немного надо.
   Дельвиг Пробку в небо!
   Еще одну бутылочку "Клико"
   Хлопает вторая пробка.
   Пушкин
   Жанно, а помнишь гогель-могель?
   Пущин Как же!
   Пушкин
   Я часто начал вспоминать лицей.
   Не к старости?
   Пущин Прощальную споемте?
   (Запевает.)
   "Шесть лет промчались, как мечтанье,
   В объятьях сладкой тишины,
   И уж Отечества признанье
   Гремит нам: "Шествуйте, сыны!"
   Все
   "Прощайтесь, братья! Руку в руку,
   Обнимемтесь в последний раз.
   Судьба на вечную разлуку,
   Быть может, породнила нас..."
   Молчание.
   Дельвиг
   Мы будто снова у себя в лицее.
   Пушкин
   Что воспитало нас?
   Пущин Гроза войны!
   Дух ополченья!
   Пушкин Пламенный Куницын.
   Дельвиг
   А дух прекрасного, царивший в парках?
   Стихи Эллады и творенья Рима!
   Пушкин
   Радищев и Вольтер!
   Пущин Гусары!
   Кюхельбекер Шиллер!
   Пушкин
   Сам воздух Царского воспитывал меня!
   За всех! За все!
   (Пьют.)
   Пущин Что там?
   Кюхельбекер Возок какой-то...
   Пушкин
   И человек ныряет по сугробам.
   Бежит сюда...
   Пущин Тс-с... Дельвиг задремал.
   Все (кроме Дельвига, поют)
   "Дельвиг мыслит на досуге -
   Можно спать и в Кременчуге.
   Ай нули, ай нули,
   Ай люли, люли, люли".
   Дельвиг (не открывая глаз, не меняя позы)
   "Не тужи, любимый Пущин,
   Будешь в армию ты пущен!"
   Все
   "Мы ж нули, мы нули,
   Ай люли, люли, люли!"
   Пушкин
   Песнь пятую споемте, господа!
   Все (подражая церковному пению)
   "Блажен муж иже -
   Сидит к кафедре ближе,
   Как лексикон,
   Растолстеет он".
   С шубой в руках вбегает Никита.
   Никита
   Убили? Где он? Целы?! Невредимы!
   Ну не грешно ль? А руки не замерзли?
   Дует на руки Пушкина, разрыдался.
   Пушкин
   Ну полно, полно... Обошлось, Никита...
   Никита
   Услышал пенье - обмер. Как псалмы.
   "Блажен муж иже". Варнаки, и только!
   (Хохот.)
   В крылатке холодно. Накиньте шубу.
   Без шапки! В кудрях снег... Иван Иваныч!
   А вы тут как? С приездом. Ай-ай-ай!
   Ну с этих спрос какой? А вы-то, сударь?
   Не разбираю виноватых! Стыднос-с!
   Бежал, аж в горле пересохло...
   Дельвиг Выпей!
   Никита (выпив, Пушкину)
   Поиздержался я. За четвертак
   На Волково никто не вез, хоть лопни!
   Спустил дареный карамзинский рубль!
   Пушкин
   Я у тебя в долгу.
   Никита Исчез. Куда?
   А тут Чаадаев с запиской.
   Пущин
   Заехав ночью, рассказал ему
   Об этой неожиданной дуэли
   Он в карауле. То бы прискакал!
   Пушкин (на записку)
   Велит приехать.
   Никита Осерчали, видно.
   Пушкин
   Кто в "Красный Кабачок"? Нас ждет Репнин.
   Пущин
   А Чаадаев?
   Пушкин После.
   Пущин Нет, уволь!
   Меня фельдъегерь ждет.
   Кюхельбекер Мне в пансион.
   Дельвиг
   Мне бы скорей в объятия... Морфея!
   Пушкин
   Я князю обещал и буду там.
   Пущин
   Ты профанируешь себя сближеньем
   С людьми, которым ты совсем не нужен,
   Которые по положенью в свете
   Набросить могут на поэта тень.
   Пушкин
   Я только и заметен как поэт?..
   Кто в кабачок?
   Никита Проспитесь!
   Пушкин Нет, поеду!
   Кюхельбекер
   Скажи мне, Александр, ты не стрелял
   Лишь потому, что снег набился в ствол,
   А не из дружбы?
   Пушкин Ворон. (Стреляет вверх.) Промахнулся?!
   Дельвиг
   Друзья, простите - не предупредил:
   Я пистолеты клюквой зарядил.
   (Молчание. Гомерический хохот.)
   Пущин
   Мне не сказал?!
   Кюхельбекер Качать, качать барона!
   Дельвиг под хохот взлетает вверх.
   Дельвиг
   Уроните!
   Пущин К саням. День занялся...
   Все уходят.
   Пушкин (задерживается, лесу)
   Что, холодно под белою крылаткой?
   Вот как-нибудь к тебе нагрянуть в гости,
   Но не зимой, а осенью багряной.
   Ты и сейчас собою нас чаруешь,
   Весь в белых кружевах своих ветвей...
   До дней унылых, до осенних дней!
  

Вдруг поклонился лесу, быстро уходит. Тишина. Затем слышны удаляющиеся бубенцы. Это целая поэма - русские бубенцы. Затемнение. Бубенцы приближаются.

  

Сцена пятая

Чаадаев

Гостиница Демута. Пушкин, Репнин.

  
   Пушкин (начинает говорить еще в темноте)
   Нас будут помнить в "Красном кабачке".
   Репнин
   Да, вылазка закончилась удачно.
   Мы перепили немцев!.. Мэри - с нами!

В гусарском костюме входит Мэри.

   Пушкин
   Мы в номере у друга.
   Мэри Кто ваш друг?
   Пушкин
   Петр Чаадаев - офицер и денди.
   Никита (входит)
   Карету отослать?
   Репнин Пускай стоит.
   Под пологом вино. Неси, Никита!
   Никита уходит.
   Пушкин
   Приехать из Германии... Скучаешь?
   Мэри
   Моя мечта - скорей в Мангейм вернуться.
   Там у меня две медхен... Две сестры.
   Приеду с деньгами и замуж выдам.
   Репнин
   Те станут жить и бюргеров плодить.
   Пушкин
   В душе всех женщин жажда материнства...
   А ты сама не думала о счастье?
   Мэри
   Я для печали создана, поэт.
   Печали - для меня.
   Пушкин Да, это чудо.
   А рот - и поцелуем не закроешь!
   Репнин
   Ты вымысел за жизнь считать рожден.
   Пушкин
   Князь, я знакомством с нею награжден.
   Никита вносит вино и уходит.
   Мэри
   Мне холодно.
   Пушкин Никита холод внес.
   Репнин (подает бокал)
   Согрейся, Мэри, а теперь скажи:
   Кого ты любишь?
   Мэри Никого и всех.
   Репнин
   Меня или его?
   Мэри Его... и вас.
   Репнин
   Кому подаришь первый поцелуй?
   Мэри
   Вам и ему.
   Репнин "Ему и вам"! Хитра.
   Мэри (берет гитару, поет)
   Мне птичкою бы стать,
   На крылышках к тебе
   Взлететь, вспорхнуть,
   Но крыльев нет, и мне
   Заказан путь.
  
   Ты, что ни час, во сне,
   В мечтах приходишь мне,
   Опять и вновь
   Даришь сто тысяч раз
   Свою любовь.
  
   Разлучены судьбой,
   Но я во сне с тобой,
   Всю ночь с тобой,
   А встану ото сна -
   И я одна.
   Пушкин
   Не отпущу ее.
   Репнин Дуэль.
   Пушкин Согласен!
   Репнин
   Не надоело, друг, вторая на день?
   Пушкин
   А мы на шпагах для разнообразья.
   Снимают с ковра шпаги.
   Мэри
   Вы будете рубить?
   Репнин До кр-рови!
   Пушкин Шутка.
   Мэри
   Но отчего-то мне вдруг стало жутко.
   Репнин
   Уроки фехтованья, вижу, помнишь?
   Защиту не забыл?
   (Фехтует.)
   Пушкин (фехтует) И выпад?
   Мэри Браво!
   Репнин
   К нам вдохновение приходит с боем.
   Держись, дружок!
   (Касается шпагой Пушкина.)
   Мэри Ай, вы его убьете!
   Пушкин (взглянув на порванную рубашку)
   Ты что, всерьез?
   Репнин (сделав усилие)
   Да нет. Как ты, шутя.
   Прекращает фехтовать.
   Пушкин
   Нам надо объясниться, друг Репнин?
   Репнин
   Пожалуй, да... Сегодня я обманут.
   Пушкин
   Кем, князь?
   Репнин
   Тобой, чего не ожидал.
   Мэри (гладя руку Пушкину)
   Вы в кабачке прочли свою сатиру.
   Репнин
   Круг узкий может видеть государя
   И в неглиже достоинств и пороков,
   Но черни это позволять нельзя,
   Ужели зубоскальство - долг поэта?
   Ты обещал, что спрячешь в сундучок
   Сатиру - рядом с древней родословной.
   Пушкин
   Я прятал - дня она не пролежала:
   Одна другой казалась оскорбленьем.
   Репнин
   И я не мало вижу, но молчу?
   Все, что вокруг, - Отечество мое
   С надеждами и болями своими.
   Я сердцем присягал служить ему.
   Пушкин
   И я, как ты, друг мой, брюхат Россией,
   Но русской глупости не бью поклоны.
   Репнин
   Ты, Пушкин, двойственен.
   Пушкин На том спасибо.
   И у рубля есть решка и орел.
   Репнин
   Долг офицера выше слов и мнений.
   Век не измерить зыбкостью мгновений.
   Снова фехтуют.
   Пушкин
   Парирую! Я ученик Вальвиля!
   (Выбивает у Репнина шпагу.)
   Репнин
   Вы пленница его.
   Мэри Я рада, князь.
   Репнин (изображая Пушкина)
   "А я повеса вечно праздный,
   Потомок негров безобразный,
   Взращенный в дикой простоте,
   Любви не ведая страданий,
   Я нравлюсь юной красоте
   Бесстыдным бешенством желаний".
   Мэри (Пушкину)
   О нет, не этим нравитесь вы мне:
   Тем, что у вас в сердечной глубине.
   Пушкин
   Налей!
   Мэри Но вам... достаточно!
   Пушкин За Мэри!
   Репнин
   Ты видел давеча, чиновник махом
   Расправился с большой бутылкой рома?
   Пушкин
   Что в этом странного?
   Репнин Он пьяный был
   И, выпив ром, остался на ногах.
   Пушкин
   Бутылку рома? Махом? Выпью.
   Мэри Пушкин!
   Репнин
   И будешь в памяти? Пари... Никита!
   (Входит Никита.)
   Бутылку рома.
   Никита Ваша светлость, хватит.
   Репнин
   Неси. Не Пушкин, князь Репнин здесь платит.

(Никита, поймав брошенный Репниным золотой, уходит.)

   Полдюжины "Аи", что проиграешь!
   Бьем по рукам!
   Пушкин Ну, разнимите, Мэри!
   Репнин (берет гитару, поет)
   "Богами вам еще даны
   Златые дни, златые ночи,
   И томных дев устремлены
   На вас внимательные очи.
   Играйте, пойте, о друзья!
   Утратьте вечер скоротечный;
   И вашей радости беспечной
   Сквозь слезы улыбнуся я".
  

Никита вносит бутылку рома, уходит. Пушкин вскакивает на стол, держа бутылку.

   Репнин
   Пей до дна, пей до дна,
   Пей до дна, пей до дна,
   Пей до дна, пей до дна!
   Пей!

Пушкин одним махом выпивает бутылку, стоит мгновение и вдруг, улыбнувшись, валится в руки Репнину. Тело его бесчувственно.

   Мэри
   Не чувствует, не слышит ничего.
   Репнин (укладывает осторожно Пушкина на тахту)
   На поле бранном я б его не бросил.
   И отдал бы две жизни за него.
   Он нас простит! Как я люблю вас, Мэри.
   Ну, улыбнись, ты холодна, как лед!
   Мэри
   Никита! Где вы? Барин вас зовет!
   Вбегает Никита.
   Никита
   Ах, батюшки!.. Вот горе-то... Вот горе...
   Мэри
   Он дышит тяжело! Снимите бант.
   Репнин
   Ну что же, полетели в неизвестность.
   В делах любви предел имеет честность.

Мэри не двигается. Потом, улыбнувшись, маршируя, уходит. За ней, смеясь, выходит Репнин.

   Никита
   Среди волков по-волчьи надо выть.
   Ах, Александр Сергеич! Нечто можно?
   Добро бы, дядьку слушал, так куда!
   (Начинает уборку.)
   И дела нет, и нету разговору...
   В вине не знает никакого толку
   И пьет. Зачем? Чтоб перепить других...
   Святого Фонифатия молить:
   Он людям от запоя помогает.
   Никак хозяин. Всех нас изругает.

Скрытая вуалью, появляется княгиня Голицына.

   Голицына
   Вы кто?
   Никита Никита. Дядька или мамка...
   Кто я для барина, не знаю сам.
   У должности моей предела нету...
   Хозяин в штабе, гость хозяйский спит,
   Чего прикажете?
   Голицына Я отогреюсь.
   Никита
   Быть может, доложить?
   Голицына Что ж, доложи.
   Никита
   Как называть вас?
   Голицына Дама под вуалью.
   Никита
   Ну, это видно, что не кавалер.
   (Подходит к Пушкину.)
   Проснитесь, барин... Нет, не будет толку.
   Чуток поспит и снова жить годится.
   Голицына
   Я подожду. Мне ничего не надо.
   Никита
   Вздремну в прихожей. Слугам сон - награда.
   (Уходит.)
   Голицына (поднимает вуаль, открывает лицо)
   Наняв на тихой улице карету,
   Я кинулась с утра его искать.
   Нигде в домах, известных мне, он не был.
   Узнала только - жив. Дуэль друзей
   Закончилась счастливым примиреньем.
   Но мне не верилось чужим словам,
   Самой во всем хотелось убедиться.
   Я навестила "Красный кабачок" -
   Вертеп повес, пристанище бретеров,
   Где быть приличным людям неприлично.
   И вот я здесь, в гостинице Демута...
   Princesse Nocturne с визитом среди дня!
   А он? Он спит, забыв о целом свете,
   Забыв дуэль, не помня обо мне.
   И пусть не помнит. Жив, и слава Богу!
   (Вытирает пот со лба Пушкина.)
   Ты нужен мне, а я тебе едва ли.
   (Закрывает лицо.)
   Как грустно видеть мир из-под вуали.
   Никита (входит)
   В возке к подъезду подкатил хозяин.
   Голицына
   Спасибо. За услугу - золотой.
   Подает червонец.
   (Уходит.)
   Никита
   Княгиня у приличий под пятой.
   Продолжает уборку.
   Быстро входит Чаадаев.
   Чаадаев
   Он ранен?
   Никита Пьян.
   Чаадаев Зажги-ка свечи... Ад!
   Никита
   Князь был.
   Чаадаев Что ты смотрел?
   Никита Удержишь нечто.
   Чаадаев
   Закоченели ноги.
   Никита Прямо с вахты?
   Чаадаев
   Я дома, а в ушах все тот же посвист,
   Печальный посвист флейт.
   Никита От непогоды.
   Чаадаев
   Скажи домашним: Пушкин у меня.
   Вот на извозчика. Ступай, там ждут.
   Никита
   Ах, баринок... Ну, пьян - не мертв. Лечу...
   Доверился он Репнину-сычу. (Уходит.)
   Чаадаев (подносит свечу к лицу Пушкина)
   Похмелье тяжким будет... Не согреюсь.
   Я у камина книгою развеюсь.
  

(Накинув на плечи плед, уходит в соседнюю комнату, унося канделябр.)

Тьма. Завывает ветер.

  
   Пушкин (пробуждается)
   Один? Где я? Дуэль... Репнин. Пари.
   У Чаадаева?.. Бежать!.. Бежать скорей!
   От самого себя не убежишь,
   Больная голова, чужое тело.
   И пил. Зачем? Чтоб выиграть пари.
   Я иссушил себя, свой ум и чувства,
   Хотя в душе великим быть желал.
   Устать так рано от пиров, от света.
   Ужели это!.. Это мой удел?
   Над бездной я! Над бездной погибаю!
   Да где ты, Чаадаев? Где же? Где?
   Ужель не чувствуешь, что я в беде?
   Входит Чаадаев, вносит канделябр.
   Чаадаев
   Ты звал меня? Накинь на плечи плед.
   Пушкин
   Всё наяву? А может быть, в бреду?
   Но плед на мне. Спасибо, Чаадаев.
   Молчание.
   Чаадаев
   Испания в крови и тяжких муках.
   Риего вдохновил народ свободой.
   И шпагой - мужественных офицеров!..
   Когда гляжу я на таких, как ты,
   На светских щеголей и дуэлянтов,
   Мне страшно за народ и за Отчизну,
   Фрондизм возможен здесь, а дело - вряд ли...
   Пушкин
   Кружится голова, и в горле сухо.
   Просите в лед шампанского поставить.
   Чаадаев
   Россия спит! Враги оков - в пирах!
   Я долго ждал, что ты перегоришь.
   Не видно края. Молодой безумец!
   Ужель нельзя отвыкнуть от пиров,
   Где праздный ум блестит, а сердце дремлет?
   Пушкин
   Мне не хватает сил...
   Чаадаев Не лги себе!..
   Испания в огне, а Русь молчит!
   И будущее наше неизвестно.
   Мужик и тьма.
   Пушкин Ты ль это Чаадаев?
   Иль холод на тебя навеял сплин?
   Я ввел в тоску? Но я же не Россия.
   Чаадаев
   Ты, Пушкин, - выражение.
   Пушкин
   Ну, это слишком. Что с тобою, друг?
   Чаадаев
   Забыл о том, как жаждал размышлений
   Над судьбами народов и Европы?
   Забыл, как самовластье роковое
   Ты звал губить? И что ж? Судьбу пытая,
   Сам просишься под пистолетный выстрел.
   Бежишь от жизни?!
   Пушкин (водит пером по бумаге)
   Видел нынче профиль...
   Ты позабыл мне заказать вина.
   Чаадаев
   А что вечор ты натворил в театре?
   Пушкин
   Ты даже это не находишь смелым?
   Чаадаев
   Сыскная канцелярия найдет.
   Пушкин
   Я прокричал о Занде слово правды!
   Чаадаев
   Ты правду отливай в свободный стих.
   Стих зазвучит, как колокол на вече!
   Что и пугает их, так дар твой редкий,
   Дар поэтический, на редкость меткий!
   (Взялся за голову.)
   А в голове опять все та же флейта.
   В ее тоскливом посвисте - Россия
   Многострадальная... А царь - хитрец.
   Его ответ на гневные стихи
   Молчанью равен. Ум тускнеет, Пушкин.
   Не для того рубились с Бонапартом,
   Чтоб после скукой донимала служба...
   Я - Архимед. Как он, ищу опоры
   Перевернуть себя, потом Россию!
   Но речь сейчас идет не обо мне.
   Рисуешь?
   Пушкин Слушаю. Ты продолжай...
   Чаадаев
   Старушки, старики с рожками шепчут -
   Сгорел огонь, заложенный Всевышним.
   Пушкин
   Что сетовать на толки стариков?
   Чаадаев
   Но ум поэта должен знать порядок!
   Пушкин (пишет)
   Вина не принесут? Глоток? Жестоко.
   (Раскладывает пасьянс.)
   Чаадаев
   Что делаешь?
   Пушкин Пасьянс показан новый.
   Чаадаев
   Ты недостоин своего призванья.
   Пушкин (снова пишет)
   Перо в моих руках.
   Чаадаев Ты невозможен.
   Пушкин, дописав, снимает со стены пистолет.
   Чаадаев
   Не трогай: пистолет заряжен.
   Пушкин Знаю.
   (Бросает к потолку карту, не целясь, стреляет в нее.)
   Чаадаев
   Никчемный выстрел.
   Пушкин (поднял простреленную карту, показывает ее)
   Я бы не сказал
   Король без головы! И я - Риего!
   Чаадаев
   Мальчишка! Вон!
   Пушкин с хохотом бежит к двери.
   Куда ж ты?
   Пушкин В вихрь! Во тьму!
   Быть может, даже к черту самому!
   (С хохотом убегает.)
   Тишина.
   Чаадаев (берет листок, оставленный Пушкиным на столе)
   Чей это профиль?.. Не Карамзиной?
   Стихи... Когда он написал? Ужели...
   В мгновения, когда его бранил?
   Все перечеркнуто, все непонятно.
   (Разбирая с трудом.)
   "Любви, надежды, тихой славы
   Недолго нежил нас обман,
   Исчезли юные забавы,
   Как сон, как утренний туман.
   Но в нас горит еще желанье..."
   (Сел, вскочил.)
   Он должен принести России благо
   Безмерное... И, я один лишь знаю,
   Какие песни может исторгать
   Его душа!.. Ему бы это знать!
  

Занавес.

Акт второй

Сцена шестая

Чугуево

Малороссия. Степь. Шлагбаум. Июльская ночь. Ветер. Пущин, солдаты Семенов и Худобышев.

  
   Пущин
   "...Мы ждем с томленьем упованья
   Минуты вольности святой,
   Как ждет любовник молодой
   Минуты верного свиданья.
   Пока свободою горим,
   Пока сердца для чести живы,
   Мой друг, отчизне посвятим
   Души прекрасные порывы!
   Товарищ, верь: взойдет она,
   Заря пленительного счастья,
   Россия вспрянет ото сна,
   И на обломках самовластья
   Напишут наши имена!"
   Семенов
   Кто сочинил?
   Пущин Без подписи стихи.
   Я перед маршем их нашел в казарме.
   Худобышев
   Кто б ни был он, а дерзкий человек.
   Вихрь.
   Семенов
   Эй, ваше благородие, где вы?
   Пущин
   Не удержался - ветер валит с ног.
   Голос слева
   Слу-шай!
   Пущин Слу-шай!
   Голос справа Слу-шай!
   Пущин
   Опять метет.
   Семенов К шлагбауму - ремнем!
   Привязываются. Вихрь. Тьма.
   Пущин
   Не унесло.
   Худобышев Пошто стоим? Скажите.
   Пущин
   Не выдадите, верю, земляки.
   Ждем поселенцев, чтобы возвратить.
   Худобышев
   В бегах, я слышал, эти поселенцы?
   Пущин
   Бегут, да, видно, степью, не дорогой.
   Семенов
   В Чугуеве расстрелы?
   Пущин Не слыхал.
   Семенов
   Проезжий барин сказывал - восстанье,
   Что будто прискакал сам Аракчеев!
   Не солоно хлебали поселенцы.
   Пущин
   Да, мерли с голоду и от холеры.
   Голос слева
   Слу-шай!
   Семенов Слу-шай!
   Голос справа Слушай!
   Семенов
   День или ночь? За вихрем не видать.
   Пущин
   Луна блеснула. Видно, ночь еще.
   Полынью пахнет. Душно. Быть грозе.
   Что там, правей, чернеется?
   Семенов Курган.
   В порывах ветра справа доносится песня.
   Худобышев
   Опять поет татарин на часах.
   Отчаянно. Истосковался. Молод.
   Пущин
   А песни без конца, как эта степь.
   Семенов
   Смотри, кружит!
   Худобышев Держитесь крепче - свалит!
   В темноте мелькнула тень.
   Штабс-капитан... Не к ночи будь помянут.
   Вихрь. Тьма.
   Пущин
   Песок во рту, но пронесло.
   Худобышев Спаслись.
   А как же - в куче легче. Дал Бог лето!
   В небе далекое марево пожара.
   Семенов
   В Чугуеве пожар!
   Худобышев Вот и "заря"!
   Семенов
   Что за напасти! Чу!.. Курган-то ожил!
   Пущин
   Эй, кто идет?.. Замолкли... Кто идет?!
   Первый поселенец (из тьмы)
   Кто дознается?
   Пущин Отвечай - узнаешь!
   Худобышев
   Они, чугуевцы.
   Семенов Не люди - тени.
  

Из тьмы к шлагбауму выходят поселенцы в шинелях, поселенки, одна с ребенком. Среди них - попик.

  
   Первый поселенец
   Пусти в Россию, ваше благородье.
   Пущин
   А кто такие?
   Первый поселенец
   Врать не стану, барин.
   Орловские. С военных поселений.
   Попик
   Пустите. Христа ради! Бог простит!
   Первый поселенец
   Спаси от смерти, ваше благородье!
   Поселенка с ребенком
   Там съедено до зернышка. Пусти!
   Первый поселенец
   К себе, в свою Орловщину, идем!
   Второй поселенец
   Артикулом замучены, родимый!
   Не жизнь, а каторга.
   Попик Миряне, тихо!
   Шум. Вбегает штабс-капитан.
   Пущин
   Штабс-капитан! Что делать?!
   Штабс-капитан Всех в ружье!
   Я за посты в ответе. Вы уйдите.
   Пущин
   Я никуда от вас не отлучусь.
   Первый поселенец
   Молю: пустите, ваше благородье!..
   Коль есть семья, коль братья есть и сестры,
   Коль мать жива - их памятью пустите!
   Попик
   Всем миром век за вас молиться будем!
   Пущин
   Да что же это?
   Первый поселенец
   Люди, на колени!

Все поселенцы пали на колени, запели псалом.

   Пущин
   Близ Бронниц, под столицей, вот так же
   Вдоль большака, размытого дождями,
   Крестьяне дни стояли на коленях.
   Псалмы не помогли... Поднять шлагбаум!
   Штабс-капитан
   С ума сошли! Вас отдадут суду!
   Отставить!
   Первый поселенец Не шуми!.. Пустите, барин.
   Поселенка
   У баб ребята... Плачут! Слышь, родной?
   Штабс-капитан
   Худобышев, команду! Ну?! Р-р-ракалья!
   Худобышев убегает.
   Первый поселенец
   Не большаком бы нам бежать, а степью!
   Третий поселенец
   Везде посты! Плутали б только больше!
   Второй поселенец
   Бабье, назад!
   Поселенка Пусть нас кончают с вами!
   Вбегают солдаты.
   Попик (встал)
   Бог справедлив. Он видит все, миряне,
   А знает он: тут боле жить не можем!
   Штабс-капитан
   В Чугуево ступайте! Есть приказ!
   Первый поселенец (встал)
   Там не хватает только нашей крови
   Окрасить землю!
   Поселенка (встала) Умник! что ему?!
   Попик
   Не дай погинуть, ваше благородье!
   Спокойнее, миряне! Тихо, люди!
   Третий поселенец (встал)
   Я не могу спокойно! Хватит, поп!
   Силенок было - Муромцу под стать,
   Теперь меня ребенок одолеет!
   Семенов
   Жилося худо?
   Штабс-капитан Отойди, Семенов!
   Попик
   Грехом живем - нательные кресты
   Меняем на мякину! Люди мрут:
   Грядет антихрист! Светопреставленье!
   Пущин (себе)
   Россия!
   Поселенка с ребенком (встала)
   Барин, чем кормить младенца?
   Жует мой палец! Хнычет!
   Пущин Нету мочи!
   Штабс-капитан
   Командуйте, поручик! Да очнитесь!
   О вас в полку так худо говорят.
   Спасайте честь! Командуйте!
   Пущин Не буду!
   Штабс-капитан
   Иван Иваныч! Я прошу... Уйдите!
   Служить бы вам при вашем сердце в свите.

Поселенцы с молитвой поднимаются с земли, напирают на шлагбаум.

   Предупреждаю вас! Стрелять начнем!
   Приказ его сиятельства!
   Первый поселенец Слыхали!
   Второй поселенец
   Отворотись! И скажешь: не видал!
   Штабс-капитан
   Команда, слушай! Слушай все! В шеренгу!
   Поселенка с ребенком
   Стреляй, голубчик. В дитятко! В него!
   Не будет есть просить!
   Пущин Сойду с ума!
   Штабс-капитан
   Прочь от шлагбаума! В ружье! Прицел!
   Попик
   Пошли, миряне! Он не зверь! Пошли!
   Штабс-капитан
   Шеренга, пли!
  

Молния осветила на мгновение степь. Залп. Ему вторят раскаты грома. Семенов и Худобышев не поднимали ружей.

   Первый поселенец (раненый)
   За что же?
   Штабс-капитан Все в ружье!
   Первый поселенец
   За что же, братцы? Мы к родным полям!..
   Штабс-капитан
   Худобышев! Семенов! Цельтесь лучше!

Семенов и Худобышев воткнули ружья в землю.

   Пущин
   Ложитесь, поселенцы!
   Штабс-капитан Пли!.. Шеренга!

Дружный залп. Вихрь. Дождь. Поселенцы разбегаются. На большаке остаются убитые. Попик повис на шлагбауме.

   Третий поселенец (стоит один)
   Мне мало, братцы! Мало! Пособите!
   Штабс-капитан
   Шеренга, заряжай!.. Шеренга, пли!
   Залп.
   Пущин
   Отечество! (Закрывает лицо руками.)

Затемнение. В нем тысячеголовая мелодия хора без слов.

  

Сцена седьмая

Псы спущены

Знакомая нам комната поэта. Пущин стоит в позе предыдущей сцены. Пушкин мечется по комнате.

  
   Пущин
   Отечество мое!
   Пушкин
   Что было дальше?
   Пущин Не поверишь, Саша!
   Сам Аракчеев казни назначал!
   В чаду пожарищ для острастки войска
   Сквозь строй прогнали пятьдесят солдат.
   В неделю половина умерла,
   А кто остался жить - уже не люди.
   Пушкин
   О, велико терпение рабов!
   Пущин
   Ужасный год.
   Пушкин
   Столетия пройдут -
   Чугуево Россия не забудет
   И станет поминать годину эту
   Анафемой холопам и царю!
   Мелодия хора смолкает.
   Тебе все это чем-нибудь грозит?
   Пущин
   Да нет, ничем.
   Пушкин Скрываешь?
   Пущин Я спокоен.
   Полковник при дознании помог.
   Я ухожу из армии. Так надо.
   Бросаю все. Прощайте, эполеты!
   Что я, мой друг, что будущность моя, -
   Солдатам тем из моего полка
   Грозит не крепость, не Кавказ, а смерть.
   Пушкин
   Тем двум? А им нельзя помочь? А связи?
   (Садится пишет.)
   Вот передай-ка Репнину письмо.
   Пущин
   Но князь Репнин вчера при разговоре
   Мне нашептал очередную сплетню.
   Пушкин
   Какую же?
   Пущин Тебе не надо знать.
   Пушкин
   Он близок к государю, он поможет.
   (Подает письмо.)
   Не за себя прошу, а за солдат.
   Пущин
   Мы все испробовали.
   Пушкин Кто же "мы"?
   Пущин
   Мы - офицеры нашего полка.
   Пушкин
   Ты в тайном обществе? Признайся, Пущин.
   Пущин
   Я ничего не знаю, ничего!
   Скажи мне лучше, "Арзамас" распался?
   Пушкин
   Такое, друг, к петле не приведет.
   Пущин
   Твои ноэли...
   Пушкин (в порыве)
   Я желаю дела!
   Как Занд иль как Лувель! Пойми меня!
   Хочу испить до дна хмель вольной чаши,
   Любовь к России клятвой закрепить.
   Я встану на колени. Ну, признайся!
   Ну, не секретничай, любезный друг.
   Клянусь молчать!
   (Встал на колени.)
   Пущин Я ничего не знаю.
   Пушкин
   Ты больше мне не друг!
   (Убегает.)
   Пущин Ну что мне делать?
   Он мучится незнаньем и сомненьем!..
   Я общество лишаю, может быть,
   Полезного и преданного члена?
   А вдруг союз наш Пушкину поможет
   Взглянуть на самого себя построже?
   Пушкин (входит)
   В последний раз!
   Пущин Об обществе не слышал.
   Пушкин
   Мне кажется, что я тебя теряю.
   (После молчания.)
   Я не могу служить высокой цели?
   Стихи мои еще не дело!
   Пущин Дело!

В дверях Жуковский с листками в руках.

   Жуковский
   И страшное, коли дано безумцу!
   Что это?
   Пушкин Эпиграмма.
   Жуковский На кого?
   Пушкин
   На графа Аракчеева.
   Жуковский Мой Боже!
   "В столице он - капрал, в Чугуеве - Нерон.
   Кинжала Зандова везде достоин он".
   Ну, как ее нашел в чужих устах?
   Как стихотворец покупает в лавках
   Печатный свой позор, свой первый опыт,
   Так я скупал везде сии бумаги.
   За слезы, за моленья... Чья рука?!
   Знай, есть цензура и самоцензура.
   Пушкин
   Последней я не знаю.
   Жуковский Но узнаешь...
   Когда тебя накажут раз иль два.
   Ты будешь прятать мысли, спутав строчки.
   Пушкин
   Ужель я буду прятать сам себя?
   Пущин (себе)
   Неосторожен, пылок и несдержан.
   Нет, Пушкина я должен уберечь.
   (Жуковскому.)
   Он смел от совестливости.
   Жуковский Согласен.
   Пусть смело бросит это все в камин!
   Пушкин
   При зареве Чугуева шлагбаум,
   Бородачи... Младенцы... и гроза!
   Жуковский
   Горячка у него. Он болен. Бредит!
   Пушкин
   Не слышите - шпицрутены визжат?
   Жуковский
   Никита, льда! Горячка у него.
   Пушкин
   А царь, ужель ему не слышно стонов?..
   Жуковский
   Я верю государю. Верь и ты!..
   Сии экспромты - красный цвет быку!
   Ты сам даешь для низких сплетен повод.
   Пушкин
   Полубогам бессмертье петь не стану!
   Жуковский
   Неистовый, дрожащий, бледный!.. Пушкин!
   Чугуево ужасно, но принять
   Так близко к сердцу... Я люблю свободу,
   Но лишь благоразумную свободу.
   Пущин
   Приятное название свободы.
   Глядь - и прикроет ложь и наготу
   Святого самовластья.
   Жуковский Боже правый!
   Пушкин
   Я сердцем ненавижу деспотизм!
   Жуковский (на принесенные листки)
   И в этом суть поэзии узрел?
   Пущин
   Поэты всех времен, Василь Андреич,
   С политикой всесильный дар сливали!
   Жуковский
   Простите, не пойму!
   (Рвет листы, бросает на пол.)
   Пущин Примеров сотни!
   Писал в защиту угнетенных Шиллер!
   Пушкин
   Греметь негодованьем на тиранов
   Спустился с облаков могучий Байрон!
   Пущин
   А вы, Жуковский, видя эшафот,
   Который громоздят народу, глухи,
   Витаете в каких-то облаках,
   В Аркадии какой-то идеальной!
   Жуковский
   И не спущусь!.. И Пушкина не дам!
   Пущин
   Он мыслями объемлет всю Россию!
   Жуковский
   Погубите поэта! Эпиграммы?!
   "Руслан" прославит Пушкина, поверьте.
   Поэзия спасет его от смерти!
   Входит Никита, вносит вино.
   Никита
   Даст Бог, и от безденежья спасет.
   Поэма кончена.
   Жуковский Неужли?
   Пушкин (подает рукопись)
   Право.
   Пущин
   Я поздравлял уже... Мне надо ехать!
   (Тихо.)
   Прости, я не возьму письмо для князя.
   Пушкин
   Больным укором обернется, Пущин,
   Твое ко мне неверие. Прощай.
   Сверчка в норе почаще навещай.
   Пущин уходит.
   Жуковский
   Неужли кончил?
   Пушкин Радость мне принес
   Последний стих: поэма надоела...
   Все надоело! Даже Петербург.
   Жуковский (перелистывая рукопись)
   Ты мучишь Божьим даром всех поэтов.
   Как стал писать, злодей!.. Что смотришь? Плачу.
   От ревности, от счастья за удачу!
   (Читает.)
   "Фарлаф пред ним и пред Людмилой
   У ног Руслана объявил
   Свой стыд и мрачное злодейство:
   Счастливый князь его простил;
   Лишенный силы чародейства,
   Был принят Карла во дворец.
   И, бедствий празднуя конец,
   Владимир в гриднице высокой
   Запировал в семье своей.
  
   Дела давно минувших дней,
   Преданья старины глубокой".
   Торжественнейший день, а я бранился!
   А я бранился! Знаешь почему?
   Перед собой поклялся - для России
   Сберечь певца великого творенья!
   Никита
   Окончили вчера часу в девятом...
   Жуковский
   Нет! Пушкину я больше не учитель.
   Я кланяюсь тебе... Я побежден.
   (Низко в пояс кланяется Пушкину.)
   Пушкин
   Василь Андреич, что вы!
   Жуковский Зевс повержен.
   Пушкин
   Поэма хороша? Не льстите только.
   Жуковский
   Он гений или шут? Скорее шут!
   Верь, твой "Руслан" - движенье, огонь и правда!
   Блистательны стихи! Какая гибкость!
   (Подводит Пушкина к окну.)
   Петрополь чинный покорен тобой!
   (Пушкин прижимает руку Жуковского к сердцу.)
   Пушкин
   Комедию представить?
   Жуковский Что? Какую?
   Пушкин
   Собачью.
   Жуковский Саша!
   Пушкин Сядьте. Как в театре
   Жуковский - кресла, ты - раек, Никита.
   Действ - три, лиц - два, а шут - один. Начнем.

(Изображает собачью комедию. Хохот.)

   Чем дальше, тем комедия грешнее.
   Жуковский
   Я ничего не видывал смешнее!..
   Поехали кутить! Достоин ныне!
   Что ж, собирайся!
   Пушкин Чаадаев ждет.
   Жуковский
   И я, признаться, по нему скучаю!
   Вези его. Скажи - велю приехать!
   Пушкин
   За ним - и к вам. Никита, фрак почисти!
   И выведи пятно. Облил вином.
   Жуковский
   Ступай-ка первым - ты же именинник!
   Тебе, Никита, на вино... полтинник!
   Пушкин и Жуковский выходят.
   Никита
   Дождь моросит, как осенью... Весна!
   Как позабыть захаровские весны?..
   Грачи на голых ветках, воздух чистый.
   Пьянит. А даль - и глазом не охватишь.
   Никак, звонят.
   Уходит и возвращается с Фогелем.
   Фогель Никита, не узнал?
   Никита
   Нет, сударь, извините, не припомню.
   Фогель
   Мы с Александр Сергеичем друзья,
   Princesse Nocturne знакомила зимою.
   Никита
   В Голицыну наш больше не влюблен.
   Фогель
   Куда же он поехал?
   Никита Не сказался.
   Фогель
   Так ты меня не помнишь? Я бывал.
   Никита
   Мы без народа полдня не живем.
   Ждать будете или пойдете, сударь?
   Фогель
   А барин не вернется?
   Никита Нет, придет.
   Наденет фрак - и до утра кутить.
  

Никита чистит фрак. Фогель незаметно поднимает с полу брошенные Жуковским листы.

  
   Фогель
   Без дела скучно ждать, любезный друг.
   Позволь бумаги барина прочесть.
   Никита
   Их множество. Враз не прочтете, сударь.
   Фогель
   А на ночь мне не дашь? Он не заметит.
   Чту Пушкина. Не думай худо, братец.
   Никита
   Фантазий, сударь, сызмальства не знал.
   Фогель
   Я дам, любезный, пятьдесят рублей.
   Никита
   Ишь как! За что?
   Фогель За барские бумаги.
   Ну покажи мне, где они лежат.
   Здесь в кованом дубовом сундучке
   Иль в секретере? Он не заперт, будто.
   Никита
   Не заперт, верно. Мы воров не ждали.
   (Закрывает секретер на ключ.)
   Фогель
   Куда же ты пошел?
   Никита Дверь я запру!
   Фогель
   Не запирай.
   Никита Кого страшитесь, сударь?
   Не Александр Сергеича? И верно.
   Вдруг ненароком выбросит в окно?
   А мы живем высоко! Кто вы есть?
   Из-за меня мой Александр Сергеич
   Барона Корфа вызвал на дуэль,
   К барьеру стать решился из-за дядьки!
   Да разве ты такого-то продашь?
   Ах, глупый человек!..
   Фогель Постой, Никита.
   Никита
   Да разве я Иуда? Иль похож?
   Фогель
   Узнай же все о барине своем.
   Он хоть спесивится, а опозорен!
   Он в эти дни - у всех на языке,
   Над ним смеются, охают, страдают,
   Хихикают тихохонько в кулак.
   Никита
   С чего бы?
   Фогель За стихи и эпиграммы
   В секретной канцелярии наказан
   Заботливой, отеческой лозой!
   Он высечен! А дальше будет хуже.
   Весь Петербург глумится, ты не знаешь?
   Пора тебе подумать о себе.
   Никита
   И не желаю, не желаю думать.
   Вон, вон из дома, пустобрех!
   Фогель Мерзавец!
   Никита
   Три дурака скажу тебе на это!
   Ужели можно выстегать поэта?
   (Выталкивает Фогеля.)
   Темно в глазах. За пятьдесят рублей?!
   Прости, господь, людское прегрешенье.
   Ну, началось... Беда родит беду!
   В Москву скорее нам спасаться надо.
   В секретной канцелярии наказан?
   И сыск, и тут еще молвой он связан.
   Входят Чаадаев и Пушкин.
   Чаадаев
   Здоров, мудрец?
   Пушкин Никита, фрак готов?
   Никита
   Готовы кандалы, а он о фраке!
   Не чаял вас увидеть и живым!
   Тут приходили...
   Пушкин Кто?
   Никита Сказал - знакомый.
   Я пропустил. Мне деньги предлагал.
   Пушкин
   Вот как? За что?!
   Никита Просил бумаги ваши.
   Пушкин
   А ты их не дал?
   Никита Александр Сергеич!
   Чаадаев
   Псы спущены. Охота началась.
   (После молчания.)
   Автографы всех новых эпиграмм
   Необходимо сжечь.
   Никита Совет-то путный.
   Все, что крамолой пахнет, уничтожьте;
   Пора была - не пели аллилуйя,
   Теперь вот вам споют за упокой!
   Пушкин
   Подай огня.
   Никита Ох, пронеси, Господь.
   Уходит и вносит огонь.
   Пушкин
   Мне дорога здесь каждая строка.
   Никита
   Сцевола руку сжег - врагам не сдался,
   А вы бумаг жалеете. Сжигайте!
   Пушкин бросает бумаги в камин.
   Еще сказал он... высекли... нас... с вами...
   Пушкин
   Как?
   Никита Розгами... Ну, вызвали туда...
   Пушкин
   Куда "туда"?
   Никита Да вы не горячитесь.
   Чаадаев
   Я сам скажу, я сам ему скажу.
   (Никита выходит.)
   Разнесся слух - идет он из Москвы,
   Что в тайной канцелярии недавно
   По высочайшему соизволенью
   Ты был наказан розгами.
   Пушкин (смеясь) Я? Пушкин?
   Постой, что говоришь ты?
   Чаадаев То, что слышишь.
   Пушкин
   Мне Пущин намекал, потом Жуковский.
   Чаадаев
   А недругов тебе не занимать.
   Пушкин
   В толк не возьму. Кто этому поверит?
   Чаадаев
   Поверить могут. Это Петербург.
   Пушкин
   Как казачок, который провинился,
   Я высечен, распятый на скамье?
   Об этом шепчутся во всех салонах?
   Да, шутка славная! Я опозорен,
   Я втоптан в грязь, я гордости лишен?
   Пусть есть за что, мне все равно не легче.
   Тот, кто придумал клевету, умен.
   Он рассчитал - свет высший легковерен.
   Я жалок и смешон. Что я теперь?
   Никто в глазах общественного мненья.
   Я обесчещен! Что-то нужно делать.
   Сию минуту что-то предпринять!
   А что - не знаю я. Совсем растерян.
   Стал историческим лицом для сплетен.
   (Мечется по комнате.)
   Самоубийство честь мою вернет.
   Самоубийство иль... цареубийство?
   Я должен быть наказан, чтобы смыть
   Пятно чудовищнейшего навета,
   Пятно глумливой, грязной клеветы.
   Сибирь! Казнь! Крепость для меня - спасенье!
   Смерть для меня сегодня - это жизнь.
   Да, выстрел ловок. Ничего не скажешь.
   Дуэльный выстрел. Целят прямо в лоб.
   Весь белый свет к барьеру не поставишь,
   Не выстрелишь из пистолета в ложь.
   Жизнь кончена. Честь словом не вернешь!
   (Обессилено падает в кресло.)
   Чаадаев
   Не смей, не смей. Ты выше, благородней
   Всего того, что выплеснет столица
   На голову твою. Не смей, не смей!
   Не много ль чести им - тебе стреляться?
   Тебе ли думать о самоубийстве,
   Равнять себя с невидимыми теми,
   Кто, может, впрямь убить тебя б хотел?
   Не много ль чести им, не много ль чести?
   (Положив руку на плечо Пушкина.)
   Самоубийство - глупость. Ты для них
   Живой укор, они и негодуют.
   Цареубийство? Царь тобой принижен -
   Ноэлями, сатирой, эпиграммой.
   И в нем ли дело? Это высший свет.
   Пора понять, что, ненавидя барство,
   Ты вызывал немилость государства.
   Пушкин
   И это не последняя беда?
   Чаадаев
   Не ожидал? Ты трусишь?
   Пушкин Не скрываю.
   Чаадаев
   Спасибо за доверие. Ты стоек.
   И первая растерянность пройдет.
   Кто плавится в сомненьях, тот крепчает.
   Узнай - ты близок сердцу моему.
   Пушкин
   И это выдержанный Чаадаев?
   Чаадаев
   Твой друг и пестун, Брут и Периклес.
   Пушкин (бросается к Чаадаеву, обнимает его, глухо)
   Где ты, там воли умной перевес.
   Никита (входит)
   Звонят опять.
   Чаадаев Открою и поеду.
   Сзывать друзей. Поможет Карамзин,
   И не отступится от нас Жуковский.
   Храни тебя, Господь. А пуще сам.
   Я ворочусь к двенадцати часам.
  

Уходит. Пушкин бросает листы в камин. Никита закрывает камин экраном. Входит Репнин, бакенбарды его уже короче, а волосы зачесаны, как у Александра Первого.

  
   Пушкин
   Напрасная тревога! Князь Репнин!
   Не позабыл, холосенький, меня?
   Не утопил в вине остатки дружбы?
   Репнин (отдает пакет. Сухо)
   От губернатора Санкт-Петербурга.
   Предписано немедленно приехать.
   Я жду в карете. Сборы покороче.
   Пушкин
   Ты молодец... Довольно фимиама.
   Куда ж мы?
   Репнин К Милорадовичу прямо.
   (Уходит.)
   Пушкин
   И дружба входит в заговор с тиранством.
   Никита
   Ах, Александр Сергеич, говорил вам.
   Пушкин
   Дай, фрак, Никита.
   Никита Вывел я пятно.
   Пушкин
   Где бант?.. Не тот... Опять не тот... Я скоро.
   Ну, ладно, ладно, не смотри с укором.
   (Уходит.)
   Никита
   Не все бумаги сжег... Эх, баринок.
   От страха у меня ни рук, ни ног.
   Бросает в камин последние листы. Затемнение.
  

В темноте пылает камин. Силуэт Никиты переходит в силуэт Милорадовича.

  

Сцена восьмая

Губернатор Санкт-Петербурга

У горящего камина сидит Милорадович. Около него - Фогель. В руках - тетрадь.

  
   Милорадович
   На улице распутница-весна.
   Лед тронулся - стреляет, словно пушки,
   А у меня, как в стужу, ломит ноги.
   Фогель
   Его бумаг достать не удалось.
   Милорадович
   Изымем после... Слышите, стреляет?
   Фогель
   Мне надоело заниматься им.
   Милорадович
   Вы хмуритесь? Но скоро уж финал!
   Фогель
   Финал, который он не освистит.
   Милорадович
   Вы впрямь рассержены? А отчего?
   Фогель
   В театре той зимой сидел я в ложе.
   Идет финал. Трагическая сцена.
   Вдруг сзади раздается тихий свист.
   Я оглянулся - и узнал поэта.
   И тут ему учтивейше заметил,
   Что он смотреть мешает, но в ответ
   Услышал громкое: "Какой невежа!"
   Лорнеты кресел повернулись к нам,
   И я краснел, под взглядами сгорая!
   В конце разъезда нас взялись мирить.
   Я подал руку - он не подал мне
   И, ухмыльнувшись, сгинул в хлопьях снега!
   Милорадович
   Просвирня на попа сердилась годы,
   А поп не знал?! Да вы ли это, Фогель?
   Дуэль! Отмстить!
   Фогель Но я не Кюхельбекер...
   Милорадович
   А я бы вас за рыцаря считал,
   Когда б ему вы бросили перчатку.
   Фогель
   С утра игривы. Шутите.
   Милорадович Шучу.
   Фогель
   Вы в выигрыше?
   Милорадович Угадал! В немалом!
   Расписку на именье возвратил
   И денег тысяч сорок... Бал закатим!
   Фогель
   Вам лучше бы остаться при своих:
   Вы нынче снисходительны безмерно,
   Прошу - с поэтом будьте справедливы.
   Что реплики в театрах - я б простил,
   Но вольные стихи и разговоры...
   Милорадович
   А кто не любит крепкого словца!
   Фогель Ужели царь простит его вдругорядь?
   Милорадович
   Надежды нет. А ежели простит?
   Фогель
   Тогда не верю боле в справедливость.
   В обители поэта на полу
   Нашел стишок. Его рука.
   Милорадович Прочтите.
   Фогель
   "В столице он - капрал, в Чугуеве - Нерон.
   Кинжала Зандова везде достоин он".
   Милорадович (хохочет)
   Ах, молодец! Как хлестко! Ну, уважил!
   Фогель
   В тетради этой все, что ходит, граф,
   Под именем скандального поэта.
   Милорадович
   Ну, фолиант!
   Фогель Стихи и разговоры.
   Милорадович
   А государь просил одни стихи.
   Я, думаю, поэту хватит их,
   Чтоб до Сибири пешим прогуляться.
   Репнин (входит)
   Он привезен... Вы? Фогель? Пианист?
   Фогель
   И тайной канцелярии советник.
   Простите, князь. Я был по долгу службы
   В салоне, памятном для нас обоих...
   Милорадович (Репнину на его бакенбарды, зачесы)
   Узнай тебя! Ну, прямо государь!..
   У государя завтра быть в двенадцать.
   И не забудь, князь, привезти на подпись
   Мной заготовленный ему указ
   О двух солдатах.
   Репнин Помню. Не забуду.
   Милорадович
   Зови. Каков он, притча во языцех.
   Изысканных санкт-петербургских сплетниц?..
   Знобит меня. Накину что-нибудь.
   Фогель
   Нужна моя тетрадь?
   Милорадович Мне не нужна.
   (Уходит во внутреннюю дверь.)
   Фогель
   Князь, а у вас немало оснований
   Желать крутых исходов в этом деле...
   Граф начисто отверг мои труды.
   Репнин
   Он будет завтра во дворце в двенадцать,
   А мы приедем в десять.
   Фогель Ровно в десять.
   Обдумать надо все, все надо взвесить.
   Расходятся. Входит Пушкин.
   Пушкин
   Ну не дрожи. Будь умницею, Пушкин.
   (Увидев бюст Александра Первого.)
   Oh bonsoir! Молчите, государь?
   Я думал, вы ответите поэту.
   Чин чина почитай. Ну, bonsoir?
   Опять молчите? Значит, дело худо!
   А мрамора в вас на четыре пуда.

В восточной шали, незамеченный, входит Милорадович.

   Милорадович
   Разнесся слух - вас высекли, поэт?
   Пушкин
   Коль так, со мною высекли и правду,
   На задницы занозы насадив,
   Чтоб мы стояли с нею перед властью.
   Милорадович предлагает Пушкину сесть. Тот улыбается.
   Милорадович
   Над чем смеетесь?
   Пушкин Над восточной шалью.
   Милорадович
   Простужен я, а то б, пожалуй, встретил
   Надежду Нимф и русского Парнаса
   При орденах, регалиях и лентах,
   Добытых при Суворове. Что, съел?
   (Хохочет.)
   Нам велено забрать у вас бумаги.
   Я думал сделать тихо - не случилось.
   И вынужден, как ни прискорбно, Пушкин,
   Распорядиться опечатать ночью
   Квартиру вашу.
   Пушкин Не трудитесь, граф.
   Стихи я сжег. Но если вам угодно
   (Показывает на голову)
   То все найдете здесь... Перо. Бумагу.
   Милорадович (жмет Пушкину руку)
   По-рыцарски! Какое откровенье!
   Бумага - вот. Перепишите все,
   Что вышло из-под вашего пера.
   Любое слово вольное, поэт,
   Против двора, закона и царя
   Приписывают вам. Уж я-то знаю.
   Советую отречься от чужого.
   Пушкин
   И от дурных стихов не откажусь,
   На имя доброе свое надеясь,
   А от хороших силы нет отречься.
   Милорадович
   Вам достает с лихвой своих творений.
   (Хохочет.)
   "Капрал?" Ай, молодец! Остер и смел!
   Кинжальный стих. А ведь всего две строчки.
   Ну, а насчет сената нет стишков?
   Пушкин
   Нет. Руки не дошли.
   Милорадович Ну и не надо.
   Остроту про капрала не пишите.
   Я сам его побаиваюсь, Пушкин.
   Что медлите? Бумага хороша.
   Пушкин
   Писать стихи на гербовой не смею,
   Не смею, граф. Велите дать тетрадь.
   Орла двуглавого б не замарать!

Милорадович хохочет, берет колокольчик, звонит. Затемнение. Колокольчик звонит громко и беспокойно, звонит долго, с перерывами.

  

Сцена девятая

Карамзины

Знакомая гостиная Карамзиных. Чуть брезжит рассвет. Звонят. Карамзин входит в халате, в ночном колпаке.

  
   Карамзин
   Кто это может быть? Параша, где ты?
   (Уходит и возвращается с Чаадаевым.)
   Чаадаев
   Я разбудил вас?
   Карамзин Нет, я на ногах.
   Привык вставать к предутренней прогулке.
   Как добрались, ведь грязь?
   Чаадаев Довез чухонец.
   Карамзин
   Стряслось несчастье?
   Чаадаев Пушкина ссылают.
   Слух о его и не его стихах
   Дошел до государя. В этот раз
   За ходом дела смотрит Аракчеев.
   Спасайте!
   Карамзин Нет! Безумца не спасешь!
   Чаадаев
   Но вы, я слышал, Николай Михайлыч,
   Приглашены сегодня во дворец.
   Употребите ваше красноречье:
   К вам государь всегда благоволил.
   Карамзин
   Нет, наказанья нашему поэту
   На этот раз никак не избежать.
   Чаадаев
   Но наказанье наказанью - рознь.
   Карамзин
   Ах, Пушкин, Пушкин!
   Чаадаев Он сейчас подъедет.
   Карамзин
   И видеть не хочу! Предупреждал!..
   Чаадаев
   Перекипит природа, он созреет
   И, верю, принесет России благо
   Такое же, как Петр, как Ломоносов.
   Удивлены?
   Карамзин Равнять с Петром Великим?
   Чаадаев
   Увидите. Дай Бог, чтоб только жил.
   Карамзин
   Вы желтый. Отдохните. Так нельзя.
   У вертопраха - редкие друзья!
   Уходят. Входят Карамзина и Голицына.
   Голицына
   На воды летом?
   Карамзина Будем здесь, на даче.
   Голицына
   Уже светло... Проговорили ночь...
   И часто здесь бывает Пушкин.
   Карамзина Часто.
   Голицына
   Меня забыл. Меня почти забыл.
   Я помню разговор вот здесь о нем...
   Убеждена, что в той записке правда.
   Счастливая! Его ты видишь, слышишь.
   Карамзина
   Ты влюблена?
   Голицына Играя, увлеклась.
   Карамзина
   Опасно предаваться, милый друг,
   Очарованью дружбы.
   Голицына Что же делать?
   Нет середины у меня в поступках:
   Все или ничего! И вот - возмездье.
   Былые, усладительные грезы
   Покинули приют моей души...
   Свободой я его очаровала,
   Ты - гордостью и верностью своей.
   Что ж, непреклонность женщины порою
   Милей мужчинам радостей любви.
   Карамзина
   Нет, я не верю этому.
   Голицына Напрасно.
   Ты первая привязанность его.
   Какое благородство - промолчать,
   Не дать другим судить об этой страсти!
   Он сфинкс, который мной уже разгадан,
   Но оттого стал менее понятным...
   Карамзина
   Все эти дни наедине с собой?
   Голицына
   Душа моя спокойно созерцает
   Тот мир, который прежде волновал...
   В гостиную с его улыбкой вечной
   Врывался буйный ветер Петербурга!
   Входит Карамзин.
   Карамзина
   Мы разбудили вас?
   Карамзин Не спал. Параша!
   (Вбегает заспанная Параша.)
   Мне плед, да потеплее...
   (Параша убегает.)
   Карамзина Вас знобит?
   Карамзин
   Для Чаадаева. Он там, в диванной.
   Над Пушкиным гроза - в Сибирь ссылают.
   Карамзина
   В Сибирь?
   Голицына Ужели?!
   Карамзина А за что ссылают?
   Карамзин
   А не за что ссылать? За эпиграммы!
   За то, что распустил стихи "На вольность",
   Служа под знаменем либералистов!
   И Чаадаев ждет серьезных следствий.
   Карамзина
   Опомнитесь.
   Карамзин Он эту весть привез.
   А скоро будет сам поэт, расскажет.
   Параша вбегает с пледом. Карамзин уходит.
   Голицына
   Мне надо ехать. Не хочу встречаться.
   Быть может статься, что ему, mon ange,
   Потребуются средства?.. Я ревную:
   Ты можешь быть полезной для поэта.
   Карамзина
   Нет, это слухи! А молва жестока.
   Голицына
   Россия изменилась, и поэт,
   Собой оставшись, стал ей неугоден.
   Пиши мне, ради Бога, обо всем,
   Что здесь произойдет, что здесь случится.
   И береги себя хоть для меня.
   Карамзина
   Замерзнешь.
   Голицына Нет, я в бархатной ротонде.
   (Целуя Карамзину.)
   Помочь ему - помочь столичной Фронде.
   (Уходит.)
   Появляется Карамзин.
   Карамзин
   Уехала?
   Карамзина Вы к ней несправедливы.
   Она добрей, чем думаете вы.
   (Замечает забившуюся в угол Парашу.)
   Ты что, Параша, здесь? Чего ты шепчешь?
   Параша
   За Александр Сергеича молюсь.
   Карамзин
   Ступай к себе! Нет, приготовь нам кофе.
   Параша убегает.
   А я вот за него молить не буду.
   Берите чадо, Рок и Немезида!
   Карамзина
   Мне думалось...
   Карамзин На месте государя
   Я Пушкина и впрямь публично б высек.
   Карамзина
   Но можете ли вы к его беде
   Остаться безучастным? Он так молод.
   Карамзин
   Но не настолько, чтоб не понимать:
   Нельзя чернить властителей стихами.
   Карамзина
   Мне кажется, что вы раздражены
   Не меньше, чем гонители поэта.
   Карамзин
   Никак, возок... Он. Легок на помине.
   Карамзина
   Мне тоже собираться к государю?
   Карамзин
   Зачем же вам? Я приглашен один.
   Я помогу повесе, дуэлянту,
   Но лишь из жалости к его таланту.
   Карамзина уходит.
   Дом ходит ходуном из-за мальчишки.

Вбегает Пушкин, бросается на диван, плачет.

   Карамзин
   Совсем не пиитические слезы!
   Либерализм не есть геройство, вижу.
   Вот прискакал, и двадцать верст ничто!
   Там Чаадаев. Разбудить?
   Пушкин Не надо.
   Карамзин
   Я нынче буду принят государем
   И коль захочешь, то замолвлю слово.
   Но дай мне обещание, что боле
   Ты противу правительства не пишешь!
   Иначе я солгу пред государем.
   Итак, молчанье... на пять лет. Согласен?
   Пушкин
   Пять лет молчать?.. Но, Николай Михалыч!..
   Карамзин
   Привык писать по всякому бесчинству,
   Ронять стихи налево и направо?
   Пушкин
   А вот и нет, на мелочь не писал.
   Тому меня вы сами и учили,
   Благословляя, чтоб парил орлом.
   Карамзин
   Парить орлом! Не над орлом парить!
   Пушкин
   Дать слово не могу.
   Карамзин А плакал?!
   Пушкин Слабость.
   Карамзин
   Тобою, Саша, правят хитрецы.
   Пушкин
   Не хитрецы, век нынешний мной правит!
   Карамзин
   Бунтовщики, не знающие Русь!
   Народ забит!..
   Пушкин О нет! Он непокорен!
   Карамзин
   Пиши, что хочешь, только не брани
   Ни двор, ни свет, ни русские законы!
   Пушкин
   Вот и дели, что можно, что нельзя.
   Карамзин
   Будь умным, рассудительным - уймись!
   Дай слово мне...
   Пушкин Не дам.
   Карамзин Не жди замолвки!
   Пушкин
   Не надо мне!
   Карамзин (шепотом)
   Там Чаадаев спит!
   Дай слово, что... четыре года...
   Пушкин Нет!
   Карамзин
   Кого ссылают?
   Пушкин Как кого? Меня.
   Карамзин
   А мне тебя упрашивать полдня?
   Входит Чаадаев.
   Пушкин
   Ты за меня хлопочешь, Чаадаев?
   Дай мне твою недремлющую руку!
   Карамзин
   Замолвлю слово, заручившись словом,
   Что он... три года вольностей не пишет.
   Чаадаев
   Столь времени не выдержать ему.
   Пушкин
   Мне наша дружба заменяет счастье!
   Чаадаев
   Два года помолчать ты сможешь?
   Пушкин Вряд ли!
   Я ненавижу всякое тиранство!
   Карамзин
   Простите, не ходатай.
   Чаадаев Александр!
   Дай слово.
   Пушкин (взрываясь)
   Нет, не дам! И пусть ссылают!
   Я надоел вам! Вижу - надоел!
   Скорей бы в ссылку! В ссылку хоть куда!
   Чаадаев
   А где ты был вечор в часу девятом?
   Пушкин
   Не помню я... По Марсову бродил.
   Чаадаев
   Ну, успокоился? Присядь и слушай.
   Дай слово не писать всего два года.
   Пушкин
   Я посвятил тебе и жизнь, и чувства,
   И помыслы, спасенные тобой;
   А ты, кривя душою перед роком,
   Советуешь...
   Чаадаев Два года не писать.
   Верней, два года не дразнить царя!
   Пушкин
   Я слово не даю. И пусть ссылают!
   Карамзин
   Мне надоело! Погибай, несчастный!
   Но знай - ты выбрал в жизни путь опасный.
   Карамзина (входит)
   Кого бранят? Все ходят. Все надулись.
   Параша (входит)
   Горячий кофе!
   (Подносит первому Пушкину.)
   Пушкин Голоден как волк.
   Параша уходит.
   Карамзина
   А вы все в колпаке? Прошу, снимите.
   Карамзин
   "Колпак", "колпак"! Ну снял... Ужели, Саша,
   Так трудно не писать противу власти?
   Пушкин
   Лжецом не буду.
   Карамзин Умываю руки!
   (Уходит.)
   Чаадаев
   Неумный ты.
   Пушкин (себе) Красней, подлец, красней!
   Чаадаев
   Но я же не прошу тебя не мыслить.
   А лишь два года не дразнить царя.
   (Тихо Карамзиной.)
   На вас одна надежда - укротите,
   Чтоб не отдать его на суд дворцовой свите.
   (Уходит.)
   Карамзина
   Достаньте мне шкатулку и откройте.
   Пушкин открывает шкатулку.
   Пушкин
   Моя записка вам - сохранена?!.
   К чему? Что было - быльем поросло.
   Карамзина
   И я вам отплачу признаньем честным.
   Простите мне тот давний вешний день.
   Я не могла иначе поступить.
   Подумайте: мальчишка неуемный
   Неопытно поставил под сомненье
   Честь женщины. Он сам бы огорчился,
   Узнав, что сделал тайный адресат
   Посмешищем для Царского Села.
   Притом я думала, все это прихоть,
   Все это ложь, придуманная сладко,
   Но, перечтя письмо наедине,
   Я поняла, что вы не лгали.
   Пушкин Лгал!
   Карамзина
   Но коли так, тогда его порвите.
   Пушкин (хватает лист, задерживается)
   К чему его достали?
   Карамзина Чтоб напомнить...
   Когда-то этот дом был дорог вам.
   Или теперь вы, может быть, не вы?
   И лицеист - юла и егоза -
   Совсем исчез, и перед нами ныне
   Усталый баловень большого света,
   Так быстро научившийся скрывать
   Своей души восторженной порывы?
   Пушкин
   Да, я другой!
   Карамзина Как ранее, несдержан.
   Я понимаю вас. Поверьте, Саша.
   Но сердце надо подчинять рассудку.
   Вы сделаете так, как я скажу.
   Вы слышите? Сейчас же дайте слово
   Два года не писать о государе.
   Пушкин
   За честь его боитесь? Тот визит
   Вслед за букетом дорог вам доселе?
   Карамзина
   Ах, как она мила мне, ваша ревность.
   Пушкин
   Сравниться ли поэту с полубогом?
   Карамзина
   Мне дорог не поэт, а тот, кто пишет
   Свои записки милой, ясной прозой.
   Пушкин
   Вы что сказали?
   Карамзина То, что на уме.
   Пушкин
   Волшебный голос.
   Карамзина Ради той записки...
   Вы лгали в ней?
   Пушкин Она была от сердца.
   Я мнил - умру, коль не увижу вас!..
   Мне думалось, что я в волненьях света
   Забуду слабость отроческих дней.
   Года летят - ваш след в душе не гаснет.
   Я не забуду слез моей любви,
   Безумной, безотрадной, безнадежной,
   И не устану вас благодарить
   За эти слезы первой страсти нежной!
   (Молчит.)
   Желаньем дерзким я вас не обижу:
   Вы дороги мне... Вы... и ваш супруг!..
   Я не признался бы, но как предвидеть,
   Что это не последний разговор?..
   Все. Более не трону ваше имя,
   Не напишу его!
   Карамзина Я верю, Пушкин.
  

Пушкин быстро, неловко целует край платья Карамзиной, рывком встает и отходит к окну.

   Я верю, Саша... Вы дадите слово?
   Пушкин
   Одною мыслью вашей дорожу
   Я более, чем шумным мненьем света.
   Карамзина
   Ну вот и мило... Дайте мне шкатулку.
   Оставьте в ней записку. Я прошу.
   Пушкин
   Природа чудом в вас соединила
   И красоту, и чистоту души!
   Мне что-нибудь на память подарите?
   Карамзина (после молчания)
   Имеешь ты дуэли всякий день.
   Несмертоносные, на наше счастье,
   И впредь, мой друг, храни тебя, Господь.
   (Целует Пушкина в голову, уходит.)
   Пушкин
   На память мне и ветерок духов...
   Как прежде, в мыслях я своих неволен.
   Как прежде, счастлив я, как прежде, болен.
   Входят Карамзин и Чаадаев.
   Ну, слушайте: два года не пишу.
   Чаадаев
   Упрямец!
   Карамзин Слово?!
   Пушкин Слово дворянина!
   Карамзин
   Эй, кто-нибудь, Корней! Мундир парадный!
   День не простой сегодня - день наградный.
   Уходит.
   Пушкин
   Старею не неделями - часами.
   Чаадаев
   Что скажет царь?
   Пушкин А что бы ни сказал.
   Раскрывает окно. Трели соловья.
   Послушай-ка!
   Чаадаев Благословенно пенье...
   И соловьям не чуждо вдохновенье.
  

Затемнение. Трели соловья громче.

Сцена десятая

Утро гонителя

Кабинет Александра Первого в Царском. Император стоит у раскрытого окна, в его руках журнал. Трели соловья.

  
   Александр Первый
   Мне долго ль жить, певец моих садов?
   Трели соловья громче, затем смолкают.
   Я становлюсь не в меру суеверен.
   (Звонит.)
   Входит камер-лакей.
   Простите князя, пылок он и верен.
   Камер-лакей уходит. Входит Репнин.
   Репнин
   На ваше изъявленье, государь...
   В Чугуеве приказу вопреки
   Худобышев с Семеновым - солдаты
   В мятежников посмели не стрелять.
   Александр Первый
   За росчерком пера - людские души.
   Россия - не солдатская казарма.
   Репнин
   Но, государь, закон всегда закон.
   Александр Первый
   Что вам до тех солдат, а я в ответе
   Перед законом и перед Вселенной.
   А мне, мне скоро представать пред Богом.
   Пусть всех рассудит вечный наш судья.
   Он строже судит, но и справедливей.
   Репнин (после молчания)
   Коль выше не спокойно, государь,
   Как будет тихо снизу? Подпишите:
   Страх единит всесильную державу.
   Александр Первый
   Бог их простит. Не спорь. Быть посему.
   Власть - бремя, князь.
   Репнин Да, бремя, государь.
   Александр Первый
   И непосильное для человека.
   Репнин
   Но чем и процветает наша Русь,
   Так властью самодержца, государь.
   Отчизна росов ныне каравеллой
   Выходит бойко в море, и враги,
   Как утлые суда, спускают флаги!
   Пауза. Играют часы.
   Александр Первый
   Прелестная мелодия... Откуда?
   Репнин
   Из Моцарта. Как можно не узнать?
   Александр Первый
   Но где же граф с бумагами поэта?
   "Руслан" его премил. Вот "Невский зритель".
   Отрывок чудный напечатан в нем.
   (Читает наизусть.)
   "К чему рассказывать, мой сын,
   Чего пересказать нет силы?
   Ах, и теперь один, один,
   Душой уснув, в дверях могилы.
   Я помню горесть, и порой,
   Как о минувшем мысль родится,
   По бороде моей седой
   Слеза тяжелая катится".
   Репнин
   Хотя "Руслан" и пахнет армяком,
   В таланте не откажешь. В том и горе...
   Александр Первый
   Какая легкость в перемене мнений!
   Репнин
   Я увлечен был Пушкиным когда-то,
   Скажу и больше - я его любил,
   Но он границы веры преступил.
   Камер-лакей (появляется)
   Советник Фогель. (Удаляется.)
   Репнин
   Верный человек.
   Входит Фогель. Александр Первый дает ему знак говорить.
   Фогель
   Вы, государь, обмануты коварно
   Поганой армией свободолюбцев,
   Что действуют под шум масонских лож.
   Плоды мягкосердечья, государь.
   В самом лицее Царскосельском - Богу,
   Отечеству вы холили врагов.
   Что Пушкин! Что поэт! Не в нем беда!
   Но из воспитанников всякий - Пушкин!
   И связаны они каким-то темным
   И очень подозрительным союзом.
   Кто автор хулительных стихов?
   Лицейские питомцы. Первый - Пушкин!
   Все сказанное мною, государь, -
   Мои и не мои слова.
   В них правит гнев гражданского протеста
   На дерзость восходящего светила
   И на его презельные стихи.
   Услышьте страх сиятельных вельмож.
   Устои рушатся! К чему идеи?!
   Примите охранительные меры
   На пользу и Отечества, и веры.
   (Передает тетрадь.)
   Александр Первый
   Благодарю.
   Фогель Моя судьба и жизнь
   Принадлежит России - значит, вам!
   И труд мой - подтверждение словам.
   (Уходит.)
   Репнин
   Здесь разговоры и стихи поэта.
   Он вас сравнил с собой в сатире колкой.
   Название сатиры "Ты и я".
   Александр Первый (читает)
   "Ты богат, я очень беден;
   Ты прозаик - я поэт;
   Ты румян, как маков цвет,
   Я как смерть и тощ, и бледен".
   (Ошеломлен.)
   Репнин
   Вот так, безо всего, без этикета,
   Без права, без стыда, без позволенья
   Расходятся его стихотворенья.
   Александр Первый
   "Окружен рабов толпой,
   С грозным деспотизма взором".
   Репнин
   Сняв маску, он открыл свое двуличье,
   Нет, Пушкин изменился, не Репнин.
   Александр Первый
   Всяк без чинов к бесчинству расположен.
   Репнин
   Он вреден Петербургу, государь.
   Александр Первый
   Не Фогель он. Такого не подкормишь
   Ни вотчиной, ни высшими чинами.
   Репнин
   Мы, наказав его, предупредим
   И тех, кто в списках Пушкина читает:
   Беги, сокройся от очей
   Цитеры слабая царица!
   Где ты, где ты, гроза царей,
   Свободы гордая певица?
   Вот вам chef-d'ooeuvre поэта ода "Вольность".
   Александр Первый (читает)
   "Увы! куда не брошу взор
   Везде бичи, везде железы
   Законов гибельный позор,
   Неволи немощные слезы.
   Везде неправедная власть
   В сгущенной мгле предрассуждений
   Воссела - рабства грозный гений
   И славы роковая страсть".
   (Углубляется в чтение.)
   Описывает мартовскую ночь
   И смерть отца. К чему о ней писать?
   Репнин
   Он дал понять, что вы...
   Александр Первый Отцеубийца?
   (Очень тихо.)
   Но даже если б в оде был намек,
   Что я причастен к смерти государя,
   И то бы я не стал его винить.
   Репнин
   Но ваша честь...
   Александр Первый Ах, если б только это!
   Две строчки величайшей красоты
   Из той же оды нас бы помирили...
   Опасный принцип, что лежит в основе
   Его стихов - от эпиграмм до оды, -
   Вот что меня пугает больше, князь!..
   Он знает современные ученья,
   Систему прав, свободы человека
   И этим подрывает корни власти...
   (Перелистывает оду.)
   Он будто проповедует закон
   Своею одой, а на самом деле
   Его чернит... Поэт и вправду вреден,
   Но только в том значенье, как я мыслю.
   (Листая тетрадь.)
   "Холоп венчанного солдата"... Монстр!..
   Каков наглец?.. "В Чугуеве - Нерон".
   Безумием не оправдать двустишья!
   Чугуево?.. Ах, эти два солдата,
   Солдатам дать по восемь сотен палок!
   Репнин
   Но государь, ведь это смерть.
   Александр Первый Возможно.
   Быть посему!
   (Подписывает указ.)
   Репнин Что Пушкину грозит?
   Александр Первый
   Пусть поживет монахом в Соловках.
   Поэтов там не носят на руках.

Репнин уходит. Играют часы. Появляется Камер-лакей.

   Камер-лакей
   Историк Карамзин.
   Александр Первый А я разгневан.
  

Дает знак. Камер-лакей уходит. Входит Карамзин. Из других дверей появляется Жуковский. Камер-лакей вносит ленту.

  
   Александр Первый
   Рад объявить: Вы получили званье
   И чин историографа двора.
   Карамзин
   О государь!.. От сердца благодарен.
   Александр Первый
   Историку поэт наденет ленту.

Подает ленту. Жуковский надевает ее на Карамзина.

   Александр Первый
   Носите долго и живите долго.
   Жуковский
   Карамзина Россия не забудет.
   Карамзин (низко поклонившись)
   Молю о снисхожденье, государь.
   Александр Первый
   К кому?
   Карамзин К поэту Пушкину.
   Александр Первый Напрасно,
   Мой дорогой! Он с вами не считался
   И разразился едкой эпиграммой.
   Карамзин
   Отцы у молодых всегда в гоненье.
   Прошу - оставьте Пушкина в столице.
   Берусь его приблизить ко двору.
   Мы сами виноваты, государь,
   Отдав его гусарам и повесам.
   Мы не пеклись о гении его.
   Александр Первый
   О гении? Хотя бы о таланте.
   Карамзин (достает список)
   Вот третья песнь "Руслана".
   Александр Первый А Жуковский,
   Прося за Пушкина, хвалил шестую.
   Я сам твержу стихи из песни финна,
   Прекрасные стихи и сладкозвучны,
   Но все равно поэт урок получит!
   Карамзин
   Противу вас и власти, государь,
   Не будет боле он писать ни строчки.
   Он приезжал ко мне просить защиты
   И на людях дал слово дворянина!
   Александр Первый
   Вы думаете, слову можно верить?
   Карамзин
   Я верю, государь. Поэт твердил,
   Что чтит великодушие царя,
   С надеждой говоря о вас, он плакал!
   Александр Первый
   Его сатиры...
   Жуковский Скоро их забудут.
   Со временем и он о них не вспомнит!
   Александр Первый
   Раскаянье его идет от сердца?
   Карамзин
   Он плакал.
   Александр Первый
   Право?
   Карамзин Плакал, государь.
   Лжецом пред вами я не окажусь.
   Александр Первый
   Ну, что ж, дай Бог!.. Я в добрый час услышал
   О пушкинских слезах... Благодарю.
   Поверьте мне, и у царей - душа.
   Карамзин и Жуковский в поклоне.
   Сегодня званый ужин. Жду обоих.
   Карамзин
   Я не приеду. Вы меня простите.
   С сегодняшнего вечера - в постель.
   Александр Первый
   Да что же это? Не болейте, милый.
   Карамзин (взглянув на Жуковского, твердо)
   Я помню званый ужин при дворе
   В шестнадцатом. Державин только умер.
   Прошла всего неделя, а поэта
   Не вспомнили ни словом и ни вздохом...
   Простите, государь. Я вправду болен.
   Александр Первый
   Защитой вами Пушкина - доволен.
   Карамзин и Пушкин уходят.
   Пообещал я более, чем мог.
   Кто жертва? Кто судья? Над всеми рок.
   Камер-лакей (входит)
   Военный губернатор Петербурга
   (Уходит.)
   Входит Милорадович.
   Александр Первый
   Ты в выигрыше, я слыхал, и славном?
   Милорадович
   За мною бал... Здесь все, что разбрелось
   Средь публики, но я на вашем месте
   Сих сочинений лучше б не читал.
   Александр Первый
   Заботой тронут. Доложи подробно.
   Милорадович
   Поэт пленил манерой обхожденья:
   Когда его спросил я о бумагах,
   Ответил, что бумаги сожжены,
   Но тут же сел и снова написал!
   Александр Первый
   Ненужный труд.
   (Показывает тетрадь Фогеля.)
   Как поступил с поэтом?
   Милорадович
   Я передал прощение от вас.
   Александр Первый
   Не рано ли?! Он наводнил Россию
   Безумными и дерзкими стихами!..
   Я мог терпеть насмешки над собой,
   Но верных слуг, всеподданнейших слуг
   Мы защитим. Я их оберегу!
   Милорадович
   Весь Петербург ждет вашего ответа.
   Молчание.
   Возмездие напомнит, государь,
   О времени к поэту благосклонном.
   И чтобы нас в двуличье не винили,
   Сблефуем с вами при плохой игре?
   Александр Первый (молчит у окна)
   Поступок Пушкина впрямь благороден.
   Ну что ж, распорядимся по-иному.
   Поэта быстро снарядить в дорогу,
   И, строго соблюдая благовидность,
   Прогоны выдав, отослать на юг.
   Да, не услышим больше звонкой лиры
   Поэта в вольтерьянском колпаке...
   Милорадович
   Поэт - он и в изгнании поэт.
   Александр Первый
   Так пусть бредет дорогой вдохновенья,
   Склонясь на посох светлого прозренья.
   (Часы играют Моцарта, отбив время, смолкают.)
   Милорадович
   Знакомая мелодия... Я вспомнил!
   В тот разговор о Пушкине - играли.
   Александр Первый
   Еще переведи.
   Милорадович
   Что с вами, sire?
   Вдруг слезы? Отчего?
   Александр Первый Не знаю, граф.
   Переведи еще!
  

Затемнение. Голос императора переходит в голос поэта.

Сцена одиннадцатая

Утро изгнанника

Царское Село. Начало мая. Решетка Екатерининского парка. Виден лицей. Пушкин, Пущин, Дельвиг, Кюхельбекер.

  
   Пушкин
   Еще бокал! Последний!
   Пьют. Молчание.
   Когда я вновь увижу Петербург?
   Дельвиг
   Не век в гоненье будешь.
   Пушкин И немало.
   Кюхельбекер
   Чета Карамзиных, чета святая.

Пушкин подходит к появляющимся Карамзиным.

   Карамзина
   Предутренней прогулке мы верны.
   Карамзин
   Рад повидать спасенного поэта.
   Пущин
   Опального?
   Карамзин Опала - дивный Крым?
   Жить и творить в краю благословенном?
   Пущин
   Он к генералу Инзову причислен
   Не столько под начальство, как под стражу.
   Карамзин (взяв под руку Пушкина)
   С тобою царь по-царски поступил.
   Не видеть это - быть неблагодарным.
   Совет - пиши к поэмке эпилог,
   Где скажешь, как ты тронут государем.
   Пушкин
   Он в самом деле милостив и мил.
   Карамзин
   Поэтому прошу тебя запомнить -
   Уж если не исправишься теперь,
   То будешь чертом, да, ты будешь чертом
   Еще до своего отбытья в ад!
   Пушкин
   Благодарю за добрые советы.
   Карамзин
   Им внемлет свет, пусть внемлют и поэты.
   (Отходит к Кюхельбекеру.)
   Карамзина
   Завидую - увидите Гурзуф.
   Пушкин
   Он мне подарен вами как спасенье.
   Карамзина
   Подарен вам друзьями, а не мной.
   Увидите вы море, берег в волнах,
   В Бахчисарае la fontaine des larmes,
   Надгробие возлюбленной Гирея.
   Карамзин подходит и берет ее под руку.
   Карамзина
   Я вам желаю мужества. Прощайте.
   Карамзин
   Для нас в душе Сверчка есть уголок?
   Пушкин
   Я напишу к "Руслану" эпилог.
   Карамзины уходят. Молчание.
   Пущин
   Веселье пало ниц перед царем.
   Пушкин
   Ну, оглянитесь - утро, свежесть, солнце!..
   Дельвиг
   Когда у нас на сердце тяжело,
   И вёдро - дождь.
   Пушкин С чего, барон?
   Дельвиг Молчи.
   Пущин
   Как жаль, что Чаадаев не приехал.
   Пушкин
   Зашел к нему - он спал. И я ушел.
   Кюхельбекер
   Как ни было б, но и сейчас он с нами.
   Пушкин
   О нем я думал поутру стихами.
   Никита (входит)
   Пора нам, барин.
   Пушкин Все ли в чемодане?
   Никита
   Вещей немного - рукопись, белье.
   Дельвиг
   "Руслана" летом предадим тисненью,
   То есть бессмертию. Пришлем тебе.
   Никита, крепко чемодан привязан?
   Никита
   Все на земле кончается дорогой.
   Вот только знать бы - щедрой иль убогой?
   Кюхельбекер, Дельвиг, Никита уходят.
   Пушкин
   Не можешь мне сказать, я понимаю.
   Я твоего доверия не стою
   По очень многим глупостям своим.
   Я недостоин вас...
   Пущин Сойду с ума!
   Пойми, что ты без всяких тайных обществ
   Содействуешь благой, великой цели!
   Пушкин
   Спасибо августейшему за это.
   Он мне помог в себе признать поэта.
  

В сопровождении Кюхельбекера и Дельвига входит князь Репнин.

  
   Репнин
   Свидетельствую скорый ваш отъезд.
   Счастливого пути тебе, Овидий!

Подает руку Пушкину, тот не принимает ее.

   Пушкин
   Мой путь длинней, ваш к почестям - короче.
   Репнин
   Ты - глас народа, я - престола очи.
   (Уходит.)
   Пущин
   Ах, если б он умен был, как и глуп,
   Его б на свете не было мудрее.
   Все смеются лицейской прибаутке.
   Кюхельбекер (поднимая бокал)
   За дружбу!
   Пущин За лицей!
   Пушкин Ну и за волю!
   Дельвиг
   Державный тост всех дружеских пиров!
   (Пьют.)
   Пушкин (тихо)
   "Шесть лет промчались как мечтанье
   В объятьях сладкой тишины,
   И уж Отечества призванье
   Гремит нам: шествуйте, сыны!
   Все (обнявшись, стоят кругом)
   Прощайтесь, братья! Руку в руку
   Обнимемтесь в последний раз.
   Судьба на вечную разлуку,
   Быть может, породнила нас".
   Молчание. Кюхельбекер рыдает.
   Дельвиг
   Забавно, други... Я впервые понял
   Щемящую тоску своих же строк.
   Пушкин
   А помните - вон у того крыльца
   В дни снежные пятнадцатого года
   Мы ждали славу русского Парнаса!
   Дельвиг
   Замерзли без шинелей, посинели.
   Пушкин
   Вдруг колокольчик... Ветхонький возок!
   Державин вылез, на крыльцо поднялся,
   Барон бежит к руке - поцеловать,
   А тот спроси: "А где здесь, братец, нужник?"
   Хохот. Молчание.
   Дельвиг (кричит)
   Будь проклято постыдное гоненье!..
   (Целует руки Пушкина.)
   Пущин
   Прощай, мой друг! Желаю вдохновенья!
   (Прижавшись к Пушкину, шепчет ему в ухо.)
   Веселье, будь до гроба
   Сопутник верный наш.
   И пусть умрем мы оба
   При стуке полных чаш!
   Кюхельбекер (отводит Пушкина в сторону)
   Мне почему-то кажется, что мы...
   Уже не свидимся.
   Пушкин (обнял друга)
   Пустое, Виля!
   Никита (вносит крылатку)
   Простите барина... Пора в дорогу!
   Дельвиг
   Никита, береги.
   Никита Вспоил, вскормил.
   И чует сердце, сам и схороню...
   Кюхельбекер
   Т-типун вам на язык!
   Никита А я к чему?
   Бегут от нас и почести и чести.
   Вот горе с Пушкиным век будет вместе.
   (Уходит.)
   Пушкин (смотрит в сторону лицея, снял шляпу)
   Друзья, прощайте!
   Кюхельбекер Вот мои стихи.
   (Подает Пушкину листки, читает тихо.)
   "О Дельвиг! Дельвиг! Что гоненья?
   Бессмертие равно удел
   И смелых, вдохновенных дел,
   И сладостного песнопенья!
   Так! Не умрет и наш союз,
   Свободный, радостный и гордый,
   И счастье, и в несчастье твердый,
   Союз любимцев вечных Муз!
   И ты - наш юный корифей,
   Певец любви, певец Руслана!
   Что для тебя шипенье змей,
   Что крик и филина и врана?
   Лети и вырвись из тумана,
   Из тьмы завистливых времен.
   О други! Песнь простого чувства
   Дойдет до будущих времен!.."
  

Звучит мелодия прощальной лицейской песни. Пушкин целует Кюхельбекера. Обнимает Дельвига и Пущина. Уходит.

   1
  
  
   146
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"