Балтин Александр Львович: другие произведения.

Створка Двери

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   СТВОРКА ДВЕРИ
   Створка двери - половина смысла,
   Цельная основа мне важна.
   Вход - куда? - не допускают числа -
   Я не знаю. Только дверь видна.
  
   * * *
   А коли сил не рассчитал,
   И светлых нет воспоминаний -
   Тогда зачем терпел, страдал,
   И долго шёл стезёй исканий?
  
   * * *
   Сердце испугает перебором,
   Так ребристо-холодно внутри.
   Я во сне гулял каким-то бором
   Ало-золотым в цветах зари.
  
   Сколь же настоящее серьёзно,
   Если вместо бора - в сердце боль?
   Жизнь менять? А жить иначе поздно -
   Ясно, тень?
   Так ясно нам с тобой...
  
   * * *
   Пропущен через сердце шум,
   И этот шум дан болью мира.
   И оттого мутится ум,
   И ничего уже не мило.
  
   Я так стремился к свету! Свет
   Ведь обмануть не может? Или?..
   И где ж найти теперь мне силы
   Задать вопрос? А есть ответ?..
  
   СТИХИ О ХАРОНЕ
   1
   Харон ворчлив - скучна работа,
   Служение ему давно
   Приелось, и уйти охота...
   Куда уйти-то? Так темно.
  
   Темна река, чернеют скалы,
   Мерцают души синевой.
   Гребёт Харон, гребёт устало,
   Работе вверен стержневой.
  
   2
   Воды черпнёт его ладья,
   Крен - в сторону ли бытия?
   Черпак Харон возьмёт, и вот
   Кидает воду к сумме вод.
   Так души новые войдут
   В подземный пласт прозрачных руд.
  
   3
   Тяжела ль Харонова работа?
   Тяжела, воскликнет кто-то.
   Ты, поэт, не восклицай,
   Но, живописуя, понимай.
  
   ЛЮБОВЬ ХРИСТА
   1
   О ней ли написать посметь?
   Прозрачней всех ручьёв она,
   И много выше, нежли твердь.
  
   И в ней такая глубина,
   Что океаны вместе все
   Её едва ли превзойдут.
   И день - любовь во всей красе,
   И ночь, и росный путь, и труд...
  
   2
   Выше её
   Нет ничего.
   Она - всё. И ещё
   Ко всему всего торжество.
  
   ВОКРУГ ФАУСТА
   1
   Симфония, богатство ощущений!
  
   Вот Фауста высокий кабинет.
   А Фауст знает сколько в лестнице ступеней,
   И что вершины недоступен свет.
  
   Но Фауст...сбитый код и всё такое.
   Работа, где смирение в цене
   Насколько состояние покоя
   Способна объяснить, дурному, мне?
  
   Я Фаустом порою ощущаю
   Себя...Тот, легендарный - далей даль.
   И снова Марлоу листаю,
   Потьму раскалывая, как хрусталь.
  
   2
   Фауст, окружённый ретортами -
   Он их перебил бы, да вот нельзя.
   Фауст, связанный с духами - дурного сорта и
   Качеств таких, что твоя расползётся стезя.
  
  
   Тащить якоря по суши, по небу плавать,
   С лица стирать актёрский привычный грим.
  
   Маленький Фауст, не надо плакать -
   Ты же сам сделал выбор, вот и довольствуйся им.
  
   3
   ...трубочист отец, а мать - зола,
   Зависть тощая, зелёная, и - зла:
   Фауст видит зависть, а другой
   Грех пузат - тут окорок отец,
   Мать пивная кружка. Наконец
   Надоели воплощения грехов -
   Перед ним проходят чередой,
   Он глядит, философ и мудрец,
   Маг, что за пределы перешёл
   Данности, коль данности тяжёл
   Лад - и громогласна, и тупа.
   Много ль Фауст в мудрости обрёл?
  
   В никуда ведущая тропа.
  
   * * *
   Что-то собирался записать,
   Это что-то... - вдруг оно забылось.
   Что мелькнуло - то уже как милость:
   Вспомнится. Придёт ко мне опять.
  
   Как вернётся лето, ливни, жимолость.
  
   * * *
   Когда тебя ревнуют - лестно,
   Когда ревнуешь сам - кошмар.
   Грехам - как много! - в нас не тесно.
   Будь сам ты молод, или стар.
  
   * * *
   Раскинув руки, на лугу
   Лежать, вбирая это небо.
   Что выше неба? Не могу
   Представить - а хотелось мне бы.
  
   Струенье шаровое льёт
   Сквозная эта синь, играя
   Тем, что мой ум не разберёт,
   Окрест реальность принимая.
  
   КОПЬЁ
   Копьё, как продолжение руки.
   Рука вполне способна и на ласку,
   И на убийство...Не рука, а мозг.
   Что мы от совершенства далеки -
   Банальность, а хотелось слушать сказку.
   (её я сам не сочинил, не смог.)
  
   Копьё в земле истлело. Также труп.
   Скелет остался, равно наконечник.
   Копьё собою воздух рассекло
   Давным-давно, и завершило круг
   Судьбы какой-то, прободав кишечник.
   Днём ныне, что привычно, так светло.
  
   Копьё необходимо ль создавать
   Когда-то было? Голод и охота.
   Добра противу знаешь силу зла.
   Но сила зла банальна - осознать
   Давно пора, и ощутить - свобода
   Есть вера - с верной линией тепла.
  
   * * *
   Сугроб, чуть подтаяв замёрз,
   Что вышло похоже на карту.
   Рекламы пролившийся морс
   Прибавит мне, нет ли азарту?
  
   Вот это пролив между гор
   Блеснул чернотою искристой.
   Вон город - струится во взор,
   Сияющий и золотистый.
  
   А это всего лишь сугроб
   средь мёрзлых и стынущих троп.
  
   * * *
   Жизнь пестра в подземном переходе -
   За стеклом брелки и пироги,
   И ремни, и шмотки, и крюки -
   Рыбу ловишь? Не по нраву вроде.
  
   Жизнь вот здесь пульсирует, ясна,
   Непонятна - вот газеты. Надо?
   -Обманула - стервочка она!
   Реплики. - А я обжулил гада!
  
   Купим телефончик! И шустры
   То ль азербайджанцы, то ль армяне.
   Переход живёт. И так остры
   Могут быть эмоции и в яме.
  
   * * *
   Нелепость, алогичность сна
   Подчёркивает ценность яви -
   Какую отрицать не вправе
   Никто....хотя - кому ясна?
   * * *
   Пень коренастый во дворе -
   Был тополь некогда могучий,
   Главою упирался в тучи.
  
   Соль снега утром на траве.
   А пню трава куда милей,
   Чем небо - высота сокрыта.
  
   Я знаю - только мир идей
   Уводит нас от бездны быта.
  
   СТИХИ О МАРЛОУ
   1
   Чем Марлоу Шекспира хуже?
   Взгляни пошире иль поуже,
   Но в переводе не понять.
   Такая ж мощь, гуденье речи!
  
   Текут языковые реки,
   А вот куда - нам не узнать.
  
   2
   Жизнь короткая его...
   Или - дела торжество?
   Вот поэзии лученье -
   Вьётся, пьёт стихотворенье:
   Пьёт оно твой бедный мозг.
   К небу сложно строить мост.
   Океан прельщает, ибо
   Жизнь понятна до изгиба.
   Ну а нож, входящий в глаз
   Оборвёт судьбы рассказ.
  
   3
   Пир в кабаке - столы грубы,
   И сытная груба еда.
   И думать о витках судьбы.
   А, впрочем, что она? Судьба...
  
   Но Океан весьма влечёт
   Метафизического свойства.
   А от мечтаний есть ли польза?
   Мечтанья кто же перечтёт...
  
   От смерти будет польза, нет?
   Коль есть вопрос, найди ответ.
  
   МАЛЬТИЙСКАЯ ХРОНИКА
   На Мальте ныне рыцарская власть.
   Разбиты турки, исподволь евреи
   Могущество богатством набирают,
   Ценя всего превыше силу денег.
   Варрава - старший, ростовщик седой
   Сегодня признан во дворец - который
   Дан белой будто сахарной горой.
   Варрава знает эти коридоры.
   Другие у ступеней ждут его.
   Слепит своею синевою море.
   Варрава вышел, он сутул сейчас
   Вдвойне против обычного. - Ну что? -
   -Они нас разорят налогом новым.
   Изогнутые улицы то вверх,
   То вниз идут, и далеки Афины.
   Античности гармония от нас
   Так далека. Вон паруса белеют.
   Турецкий галион на горизонте.
   Всего важней торговые дела.
   Евреи собирают деньги, чтоб
   От новых притеснений откупиться,
   И люто ненавидят христиан.
   На берегу мальчишки. - Во гляди:
   Метну голыш, и он пять раз подскочит.
   -Давай. - Считай! - Раз, два...и всё? - Увы.
   Слепит волна. Соборы грандиозны.
   А в лавках ныне дорого вино.
   Наняться юнгой что ль на галион
   Турецкий или же венецианский?
   Суть жизни в расширении границ,
   Которые придумал ты, философ.
   Слепит волна. Еврей считает деньги
   И прибыль вписывает в толстый свой гроссбух.
  
   * * *
   Поэту роль тирана дали.
   Он с нею справится? Едва ли,
   Хотя поэт отчасти сам
   Тиран - владеть людьми желает
   Чрез души их - пусть понимает:
   Всего важнее - Божий сад.
  
   КАК ПОЗНАКОМИЛСЯ С БУДУЩЕЙ ЖЕНОЙ
   Дёрнуло в душе тогда - ОНА!
   К матушке знакомая приехала.
   Был мороз, погода холодна.
   Сердце как-то ёкнуло, и - эхо ли? -
   Был вопрос приехавшей - А чай?
   Торт купила я.
   Жена сегодня.
  
   Ты не думай - больше ощущай -
   В ощущеньях мир дан превосходно.
  
  
   * * *
   Болезненная память - колея,
   В какой калоша всякая всякая завязнет.
   И муку детскую водобоязни
   Всё представляю я.
  
   Пустяк, осколок, мелочь - а,
   Поди, уж не извлечь никак
   Из памяти - дела, слова...
   ...был сизым заоконный мрак.
  
   Коль нечто помнится - тогда
   Не смог понять событья код.
   А нет - былого давит свод,
   Насколько страшно? В общем ерунда.
  
  
   * * *
   А вдруг осмысленна любая
   Абракадабра - просто мы
   В неведении пребывая
   Значений не узрим холмы.
  
   А вдруг язык стократ мудрее
   Любого мудреца, а вдруг
   Златокленовая аллея
   Восток в себя вбирает, Юг,
   Восторг, давая ощущенье
   Великолепного лученья?
  
   * * *
   Что-то забылось, ушло на дно,
   Но в тебе остаётся оно
   Сё равно
   Камнем крохотным,
   Или порезом.
   А душа - чей полёт отследи!
   Растворишь ли ты клетку груди,
   Словно клетку, чтоб выпустить птицу?
   Невозможно.
   И смерть не нарушит
   Чётко даденную границу -
   Ту, за коей взлетают души.
  
   ЗАКАТ В ВЕНЕЦИИ
   Выцветает небо - зеркала
   Вод насколь теряют амальгаму?
   Жёлтых окон жирная смола
   Не берёт в расчёт людскую драму.
  
   Волны шепчут нечто, говорят -
   Речь их тронет, может быть, ступени?
  
   Или днища гондол? (знаешь, ад -
   Есть другие - люди или тени.)
  
   Снизу - к небу зависть испытав,
   Фонари зажгутся, в так закату.
   Том Венеции написан в тыщу глав,
   На какой стихом вложил закладку.
  
   ПРОГУЛКА ПО КАЛУГЕ
   Асфальт весьма разбит на Воробьёвке,
   У спуска я стою сейчас, гляжу.
   Река блеснёт своею серой темой.
   Припомнится старинный дом купца -
   Обшарпанный, но чем-то интересный.
   Пройду я вдоль обкома - Боже мой!
   Какая же отгрохана громада!
   И ныне там сидит, жирея, власть.
   Я Троицкого вижу верхотуру,
   Не понимаю - почему же в парке
   Собор стоит. А Троицкий велик.
   Фонтан я помню - женщина с зонтом,
   А зонт периодически воруют....
   Не в этом дело! В силе давних строк!
   В том теософском обществе, какое
   С трудом я представляю, в том, что жил
   Тут Циолковский...Нет, не в том, не в том...
   В Калуге мама родилась когда-то.
   А корень человеческий могуч -
   И крепок. И...была бы мысль крылата.
   Я вижу над собой слоенье туч.
  
   ПЕРО ЖАР-ПТИЦА
   Из крыла её, легко мерцая,
   Чудом самоцветным отливая,
   Выпало - преобразуя ночь
   В синеву - сапфировое диво.
   Пало в поле - будет перспектива
   Кто поднимет для того ясна.
  
   Вспышки золотые, и - искристы.
   Дали неба стали золотисты,
   Утро выросло, сияя нам.
   А перо? Его уже не видно.
   Чудо проморгать? Да это стыдно!
   Припадаем к будням, пьём из них.
  
   Если б проходил ребёнок полем,
   Увидать перо он был бы волен,
   Только взрослые всё время шли.
   В ночь опять летит жар-птица - пышно
  
   Города сияют - башни, крыши,
   И соблазнов много-много тут.
  
   Что жар птица думает? Я хуже?
   Перья разроняла. Ну же, ну же
   Подбирай! А подбирать кому?
   Взрослые едет по ресторанам,
   В казино играют, детки мамам
   Внемлют, и чудес никто не ждёт...
  
   * * *
   Провинциальная кокотка
   По жизни, ясно, идиотка -
   Вот существо из разных шляп,
   И лент, и выкроек, и платьев.
   Ей счастья хочется! Утратив
   Давно уж юность...Но культяп,
  
   Нелеп убогий городишки.
   Она смешна, к тому же слишком
   Наивна, и притом она
   На счастье ведь имеет право?
   Ведь счастье - это же не слава,
   Что некоторым отдана.
  
   * * *
   Ночь Гренделевой вотчине сродни,
   И страшно, и её слои густеют
   Так мощно - не придут как будто дни.
   Ночь непонятным чем-то веет.
   Где Беовульф? Насколь высокий слог
   Страхует от ничтожности поступков?
   Ты сам не человек - помойный сток!
   Самокопанье бьёт в сознанье стуком.
   Стремленье к свету оправдает? Нет?
   А Грендель страсти может быть повержен?
   Стремленье к свету в человеке стержень,
   Но сложнопостижим высокий свет.
  
   ТАЛЛИНСКИЙ МЕМУАР
   Казалось, рыцарь на коне
   По этим улицам проедет,
   Подков услышу звон, копьё
   Увижу...Был тогда ребёнком
   Я сам, гуляющим с отцом
   По Таллинну - его богатство!
   Его уют! А ночь бела.
   Пошли мы сразу в день приезда
   Гулять. У ратуши играл
   Оркестрик маленький, и были
   Те музыканты, как монахи
   Одеты. Музыка звучит -
   Как восприемлет Старый Томас?
   Ажурный Таллинн! Вместе с тем
   И основательный донельзя:
   Тут сыто жили. Вот амбар.
   А вот старинная аптека.
   Прошло...аж страшно - четверть века,
   Как был я там. Не то, что стар -
   Под сорок ныне...Вспомню Таллинн,
   И счастьем памяти ужален.
  
   * * *
   По воскресеньям в детстве мы с отцом
   На ВДНХ гуляли часто.
   Павильоны я любил - вон в том
   Милые модели кораблей,
   Крохотные блёсткие детали.
   А в другом космический ранжир
   Яви, что едва ли представляю.
   Взрослым я про выставку забыл -
   В детстве находился, скучно стало.
   А потом её опять открыл.
   Хуже стала? Да ничуть, нимало.
   И хожу по воскресеньям я -
   Обветшали павильоны сильно,
   Штукатурка сыпется везде.
   Но часовню тут вот возвели,
   А вокруг неё - ландшафт красивый.
   И весной - кипит сирень вокруг.
   Белая часовня такова,
   Что так тихо замирает верой
   Сердце...Захожу, стою, молюсь,
   Собственным томясь несовершенством...
  
   * * *
   Все детские воспоминанья
   Равны попыткам в сон войти -
   Когда не спящее сознанье
   Определяет день пути.
  
   Что детские! Вообще любые!
   Войди, попробуй в этот лес!
   Но он ведь снится...Золотые
   Плоды неведомых чудес...
  
   ЗАКАТ
   Медленно разводит краски дня
   Живописей раннего заката.
   Лес - иконостас, что для мне
   Очевидно. Своеродно злато.
  
   Лес в тонах муаровых - как сад
   Мыслей, дальше города барокко.
  
   Но закат - свет мистики - и над
   Всем, что близко мне и что далёко.
  
   Охра и кармин.
   Ты глядишь один.
   Из окна -
   Галерея дивная тебе дана.
  
   * * *
   Конёк-горбунок, далее Беовульф
   И пьеса Марлоу - Мальтийский еврей...
   Сильнее нежли подземный гул
   Литературная слава людей.
  
   В метафизических видишь руках
   Россыпи злата - это слова,
   Сложенные для нас вот так -
   В эпос и сказку. Душа жива
  
   Словом, я думаю, только им.
   Слово едино и слово - Бог.
   И тем не менее литературный свет совсем
   Неплох.
  
   ВЕЧНОЕ БРЕМЯ ПАМЯТИ
   (стихотворение в прозе)
   Безнадёжность восстановить прошлое равна попытке войти в снящийся лес.
   Зыбкость воспоминаний, и ощущение ненатуральности яви.
   Скрипучая крашеная лестница какого-то дома, колонка на углу и сток, нежно покрытый мхом, чьё-то блестящее тяжёлое ведро.
   Сумма движений порой равносильна бездействию.
   Мы не уходим от воспоминаний, но...стоит ли вспоминать? Нечто приятное не вернуть, нечто ужасное тщишься стереть...
   Вечное бремя памяти.
  
   САД ИСКУССТВ
   Сад искусств разбит давным-давно.
   Вот Египта величавость, но
   Тайный слой нам не понять сегодня.
   Красота тех надписей, и тех
   Мощь богов - она дана для всех.
   ...для других - что будет превосходней?
  
   Готики полёт, ажурность, рост
   Сверхсоборов - будто в жажде звёзд
   Тянутся в сакральные пределы.
   Низовые корни бытия -
   Жизнь твоя и также жизнь моя.
   А искусство - это выше тела.
  
  
   * * *
   Осетровое царство богато -
   На хвостах рыбы ходят легко.
   Не представить пространство крылатое
   Под водою - куда далеко
   От полётов всё мокрое, рыбное.
   Осетровая роскошь еды.
   Коль в сознании нечто постыдное,
   То себя же стесняешься ты.
  
   * * *
   Гиз нити заговора ныне
   Едва ли выпустит из рук.
   Он католической твердыне
   Привержен. Исключим же "вдруг"!
  
   Чтоб всё рассчитано и точно
   Свершилось в надлежащий час.
   О смерти ведаем заочно,
   И знанье тяжело для нас.
  
   Резня, ночь адовая, знаки
   Крестов белеют на дверях.
   И факела горят во мраке.
  
   А злобы шаровой заряд
   Сейчас расколется о данность,
   Меняя всё вообще вокруг.
   И что цела реальность - странность,
   Коль пашет сильно адов плуг.
  
   * * *
   Реальность, данную
   Нам чётко вряд ли мы
   Способны будто окнунги
   Воспринимать.
   Речь слыша старую,
   Речь Беовульфа я
   Жалею, кажется,
   Что в современности
   Я жив и мелочью
   И суетою я
   Обязан жить опять.
   Период безвременья:
   Нет чудищ, конунгов,
   Нет отношения
   К сей яви чёткого,
   Ещё - геройского.
   Дворцы, селения
   Из камня серого
   Во сне пригрезятся.
   Болота чёрные,
   Сраженья славные...
   А в повседневности?
   Дела, работа ли...
   Работа скучная -
   Питанья ради.
   Стихи сегодня не
   Нужны - а ранее
   Нужны ли были что ль?
   Реальность всё-таки,
   Столь пёстро данная
   Звенит позёмкою,
   Огнями манит и
   Сулит хоть что-то мне...
  
   БОРЦЫ
   Перевиты мышцами тела,
   Каждое движение серьёзно.
   Схватки их! Реальность замерла.
   Провести бросок совсем не поздно.
  
   Всё борьба. Но эта нам дана
   На арене - в чистом виде то есть.
   Это силы шаровая повесть.
   Силы. Не при чём здесь глубина.
  
   * * *
   На Новый год в компании какой-то.
   Гляжу - один ведёт себя спокойно -
   не пьёт, и даже волны от него
   спокойствия исходят. Понемногу
   разговорились. - Я шёл долго к Богу,
   везде его лишь славы торжество.
  
   Союз, я молод, необычно очень
   Услышать. - Свет незримый льётся в очи
   Духовные. А все едят и пьют.
   И стал тогда...задумываться что ли
   Я сам - о грандиозной Божьей воле.
   И к вере тот привёл меня маршрут.
  
   Но сложен был; я ощущал сначала
   Мерцание в душе, потом настала,
   пора, когда душа моя стенала,
   и вместе...углублялась что ли? Я
   не знаю, как сказать об этом лучше.
   Я чувствовал какой-то тайный лучик,
   Меняющий картины бытия.
  
   И вот в Калуге в храме я, крещенье,
   И ритма жизни прежней измененье.
   И смерти нет, я понимаю, но
   Она реальна всё-таки для тела.
   А Божий сад, не имущий предела
   Включает вечность, исключая дно.
  
   * * *
   Самокопаньем едва ли себя от отчаянья отведёшь.
   Но всё же зачем-то на свете нужен и я
   Со своими стихами - в реальности бытия.
   В которой порой истины не найдёшь.
  
   * * *
   Барокко листвы над киоском,
   Где ты покупаешь газеты.
   Свет льющийся кажется плоским -
   Занятно, наверное, это.
  
   Дорога домой через дворик
   Сегодня вся в лужах осенних.
   Что сам ты в реальности нолик
   Известье едва ль из последних.
  
   И к лестнице ты привыкаешь,
   И к вялой судьбе - что за дело!
   Зачем ты газеты читаешь?
   Чтоб яви почувствовать тело?
  
   Реальность насколько реальна -
   Уже не сумеешь ответить.
   Коль мыслишь не очень банально,
   Возьмёшь в собеседники ветер...
  
   ЗВУК
   1
   Звук благородный и густой...
   А может звук - основа смысла?
   ...пока идут куда-то числа
   Сплошною серой чередой
   Он мерно строит замки мысли?
  
   2
   Звук вибрирует резко,
   Раздражает тебя.
   Что-то мне интересно,
   Что-то дарит судьба.
  
   Только тайною звука
   Я пленён - не понять.
   ...что за страшная мука
   Век грядущего ждать...
  
   3
   Звукоряд и смыслоряд.
   Видишь благовонный сад.
  
   Сад цветений звуковых -
   И земных, и неземных.
   * * *
   Птичка на Востоке подбирает рубин
   И отбрасывает клювом - несъедобен.
   На Востоке в роскоши живёт господин,
   Небожителю в чём-то подобен.
  
   Украшенные богато идут слоны,
   Караваны верблюдов везут пряности.
   На Востоке бывают такие сладости,
   Что их поглощая, испытываешь чувство вины.
  
   Хорош Восток! Золотые горы его.
   Храмы, иссечённые из скальных пород.
   Царей ленивых вечное торжество.
   Соловей поёт.
  
   Миф о Востоке красочно предстаёт,
   С ним тягаться не может серая явь.
   Делай дело, пока караван идёт,
   И не думай - это живу я ль?
  
   ЖИВОТНЫЕ
   Животные, чья грация вполне
   Позорит носорожистость людскую,
   Милы всегда в своих движеньях мне.
   Я размышляю, значит существую.
   А может быть верней - я ощущаю,
   И значит существую? Что по чём
   Собака может знает? Я не знаю.
   Но пёс - он на молчанье обречён.
   Есть львы, чья роскошь описаний выше,
   И есть гиены, что страшны весьма.
   Вот кошка путешествует по крыше.
   А вот идёт банальная зима.
   Животные...они ведь рядом с нами
   Сосуществуют. Понимаем сколь
   Друг друга под златыми небесами,
   Раз многое определяет боль?
  
   СОНЕТЫ РЕАЛЬНОСТИ
   1
   День конкретен или нет?
   Убывает свет, и день
   Исчезает, где же свет?
   Наползает злая тень.
  
   Были вроде облака,
   Их муаровый отлив...
  
   Медленно идут века,
   Не меняя перспектив.
  
  
   Ткань ли расползётся? Иль
   Перевёрнута бутыль,
   Пролито вино? И где
   Сам ты ныне? Как сказать...
   Но нельзя пойти назад,
   И не жить вам на звезде.
  
   2
   С балкона ближе ли луна
   Едва ль. Небесное мерцанье -
   Какая тишь и глубина.
   И сна почувствуешь дыханье.
  
   Сон всюду. Чёрные дома...
   Луна синеет нежным телом.
   Зима. Ну да, идёт зима,
   Мир представляя густо-белым,
  
   Порою синим...для чего?
   Прекрасно снега торжество.
   Сон где-то рядом, где-то рядом.
   Порой его представишь кладом,
   Какой действительность крадёт.
   Ну вот...
  
   3
   Ветер играет листвой,
   Гонит её по асфальту.
   И не знаешь на кой
   Внемлешь этому альту.
  
   Всё реальность иль нет?
   Мечты или сны, к примеру,
   Встроенные в сюжет
   Яви?..а вспомни веру.
  
   Всё ли реальность? Я
   И сам-то не очень реален
   В данности бытия.
   Мир облаков разварен.
   И ветер играет листвой
   На кой?
  
   4
   Кассы наши, этикетки...
   Парки лучше и сады.
   Листья падают, а ветки
   В целостности видишь ты.
  
   Зданья разные, проулки,
   Сад решёткой ограждён.
  
   Человек, купивший булки,
   Явно чем-то раздражён.
  
   С настоящим поиграешь!
   Как же! поворот опять
   Очень мерно совершаешь.
   Страх от головы до пят
   Вдруг окатит - смерти страх!
   Из эмоций только ах!
  
   5
   С Горгоною сражаться страшно!
   От мифа к мифу перейдёшь.
   Метафизическая башня
   Едва ли выглядит как ложь.
  
   Былого нет. Былое рядом -
   Оно в тебе, etc.
   И на реальность новым взглядом
   Давно уж посмотреть пора.
  
   Цветы ли в вазе? Иль букеты
   В сознанье? Интересно это
   Как нечто пёстрое, поди.
   Действительность необычайна
   Тем, что в ней тайна. Эта тайна
   Определит мои пути.
  
   6
   Часы стоят. Ну заведи.
   Зачем? Весьма условно время.
   И ты - грядущего не жди,
   Пей чай, раз к чаю есть варенье.
  
   Что телефон молчит - ну пусть...
   Реальности цвета играют -
   Порою вызывают грусть,
   Порою радость вызывают.
  
   Однообразно всё насколь?
   От прошлого осталась боль,
   Но перешла в зуденье нудное.
   И параллельные миры
   От нас закрыты до поры,
   А там есть нечто изумрудное.
  
  
  
   7
   В Женеву хочется, в Локарно...
   Я просто прожил жизнь свою,
   Как получилось...иль бездарно.
   Себе отчёт в том отдаю.
  
   Старенье опыт сообщает
   Сознанью и твоим глазам.
   Коль этот опыт унижает
   Ты виноват в том только сам.
  
   Куда тебе! Гляди на дворик,
   Воспринимай судьбу, как стоик,
   В болезнях сам ты виноват.
   Коль повседневность надоела,
   В расчет не принимаешь тело,
   В виду имея тайный сад.
  
   ШЁПОТЫ И КРИКИ
   Ветер шепчется с травой о чём-то,
   Кости слышат под землёй иль нет?
   Алкоголем сожрана печёнка,
   И сознанье наполняет бред.
  
   Винтовая лестница кручёно
   В баню вас поднимет. Думай, нет -
   Жизнь-то всё равно переперчённая.
   И сознанье наполняет бред.
  
   Крик сквитаться с данностью не вправе,
   Раздаваясь под моим окном.
   Если ты задумался о славе
   Швах тебе...
   О чём же всё ж, о чём
  
   Синий ветер шепчется с травою?
   Шёпоты и крики бытия
   Навсегда останутся со мною.
   В будущее мало верю я.
  
   * * *
   Для укрепленья сердечной мышцы
   Нужно гнать негативные мысли.
   Облако негатива над всеми над нами,
   А ты подними молитву на знамя.
   Она и сердце твоё уврачует,
   Ибо отдельно не существует
   Ничего, полагаю, на этом свете.
   И как-то связаны ветер и дети.
  
  
  
   КРАСОТА ГОРОДА
   На углу салон художественный -
   Масло жирное блестит.
   Сквер, ветвисто огороженный
   Чёрною решёткой. Вид.
  
   Красотою городскою
   Очарован мозг порой.
   А бывает - я не скрою -
   Мнится красота пустой.
  
   Музыкальный ящик будущего
   Нам едва ли отворить.
   Но для человека думающего
   Всюду смысла вьётся нить.
  
   * * *
   Радио сарафанное...
   Отчасти окаянное.
  
   Языки длинно-длинны,
   И болтать они вольны,
  
   Наворачивают бредни,
   Будто ныне день последний.
  
   Мрак чугунной болтовни.
   Чёрным крашенные дни.
  
   Апокалипсиса дебри.
   Были ж некогда шедевры!
  
   А теперь поделок круг
   Всё определил вокруг.
  
   И это радио сарафанное
   Болбочет опять окаянное.
  
   * * *
   В журнале вижу я стихи чужие...
   Вот также некто смотрит на твои -
   Такие тёплые тебе, родные,
   С оттенками тоски, игры, любви...
  
   АРИЯ
   Ария - островок
   Оперы - грандиозный
   Впрочем, хрустальный звук.
   Слушай - рот на замок.
   Слушай - старый, нервозный,
   С характером тяжким, как плуг
  
   Человечек - её
   Арию...Совершенство
   Звуковое влечёт.
   Слушай ещё и ещё,
   И познаешь блаженство.
   А костяк - из обычных нот.
  
  
   Звук - он плоть, или он
   Суть и тайна реальности?
   Жемчуг рассыпан вокруг.
   Всё кончится скоро. И фон
   Яви есть род банальности -
   Правда ведь, звук?
  
   НАРОД ПОД НАЗВАНИЕМ ВОДЬ
   Народ под названием водь
   Весьма полноценен, хоть
   Невероятно мал -
   Сто человек всего.
   В чём его минерал
   Волшебный, в чём торжество?
   Есть ли шаманы, поэты
   У народа у этого?
   В Сибири иль где живёт?
   Письменностью едва ли
   Богат, но ясны скрижали
   Народу небес и вод.
  
   ДРЕВО ЖАННЫ
   Узловатое древо Жанны.
  
   Поле, меч найденный...Или тайна,
   Данная именем этим сама осияна?
   А наше сознанье окраинно.
   Жанна вывела к свету тогдашнюю Францию,
   И в этом миссии её и была субстанция.
  
   Штурмы разные, идея её -
   Использовать осадное орудие иначе.
   И подступающий шум удачи.
   И рана, и рана ещё,
   И стрелой пробито плечо.
   Мужество.
   А костёр - он жжёт горячо.
  
   Судилище. Предательство видно в крови
   У человека в отличии от любви.
   Жанну ведут вдоль белых стен -
   Бритую, похудевшую.
   А к ней действительно святые сходили,
   Небо раздвигалось от сияющих крыл.
   Жанну ведут вдоль белых стен.
   И те, кто судить её будут едва ли
   Имеют право с ней говорить.
   Грязь человеческая...грязь...или
   Сам человек подобие пыли?
   Что мы сегодня можем понять из тем
   Тех далей, готовивших будущее?
   Все живут в настоящем.
   Отказ от постижения прошлого нечто худшее
   Из всего, что возможно - отказавшись,
   Мы свет едва ли обрящем.
  
   НЕПОВТОРИМОСТЬ
   Неповторимость всё определяет,
   Коль нет её - тогда стихи мертвы.
   Неповторимость - духа дух - мерцает:
   Стихи тогда забыть сумейте вы!
  
   ПОСВЯЩАЕТСЯ СВИФТУ
   Сатира столь заострена,
   Что автора она ужалит.
   Безумьем поразит она
   Того, кто мир коней восславит.
  
   Безумьем угрожает мир
   Уму, стремящемуся в глуби.
   Сознанье б осветлил эфир,
   Больное сердце б приголубил.
  
   Но нет, наш социум горяч
   На причиненье людям боли.
   Растравливанье неудач
   С вопросом связано - доколе?
  
   И пляшут лилипуты на
   Макушке автора так лихо.
   Меж ним и данностью стена,
   А в голове неразбериха.
  
   Но если свыше нам даны
   Созвучия и мысли света,
   То поколения должны
   Понять, сколь важно было это.
  
   * * *
   Подчёркивает одиночество
   Похмелье, и гнетёт сознанье.
   Лежишь и ничего не хочется,
   Себе ж не видишь оправданья.
  
   В похмелье виноватый, истово
   Молиться пробует, и мается -
   Как будто потерялась истина,
   А жизнь окрестно продолжается.
  
   * * *
   Пути печальный поворот...
   К себе дороги не находит
   Тот, кто идёт, идёт, идёт -
   Окрест всегда полно угодий.
   Себе измена тяжела,
   Но не найти себя - погибель:
   Тогда литая сила зла
   Жизнь вашу превращает в прибыль
   Себе...смеётся из угла...
  
   АКТЕОН
   Загляделся...и не веря даже
   В рок, что смерть сулит. И Актеон
   Загляделся - в золотом пейзаже
   Красотой богини поражён.
  
   Может стоит то, что видит муки
   Будущей? В легенде будет жить.
   Загляделся. Плечи, бёдра, руки
   Эти даже в смерти не забыть.
  
   ВОКРУГ ПАМЯТНИКА КРЫЛОВУ
   Сидит заснеженный Крылов,
   Глядит на персонажей басен.
   День снежно-солнечно-прекрасен,
   А снег искрится суммой слов.
  
   И люди, взятые из тех -
   Они не обветшают - басен -
   Не видят, сколь же день прекрасен,
   Несчастливы - и в этом грех.
  
   Бульвар. И памятник. Дома,
   Набитые страстями туго.
   Всё также серо, скучно, тупо,
   Однообразно, и - весьма.
  
   И вот глядит на нас Крылов,
   А мы совсем не изменились -
   Как будто в суету родились,
   Не зная сокровенных слов.
  
  
   ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА
   Орфей, чьё пение и камни
   Расчувствоваться заставляло.
   И Эвридика, что так славно
   Приподнимала покрывало.
  
   Орфей, дарующий такие
   Великолепнейшие звуки.
   И Эвридики золотые
   Глаза...изысканные руки...
  
   Орфей выводит Эвридику
   Из царства скорбного так скоро.
   Насколько сердце внемлет крику
   Чужому? А чужому горю?
  
   Орфей, что обернулся жадно.
   Потом уж смерть...на небе лира.
   Миф дышит сочно, горько, жарко,
   Меняя очертанья мира.
  
   * * *
   Крепилась на похоронах,
   Но всё же в обморок упала.
   Она вдовою в тридцать стала,
   Тут не пойдут увы и ах.
  
   Тут жар трагедии насквозь
   Усвоен, до прожилок звонких.
   ...и два ребёнка, два ребёнка.
   ...и каждый - каждый! - в мире гость.
  
   НЕТЕРПИМОСТЬ
   Иудеев римляне всерьёз
   Не воспринимали - столь другие.
   Нетерпимость любит блёстки слёз,
   И страданьем кормится - такие,
   Что убьют, иль сделают сильней.
   По иезуитским коридорам
   Много за века прошло людей.
   Мы других извечно дарим взором
   Недовольным. Нетерпимость. Пыль.
   Проволока. Что ей ограждают?
   Страшная сереющая быль.
   Виселица. Что-то отражают
   Вряд ли офицерские зрачки.
   Нижний город, где старик зарезан
   Пацанами...сбитые очки...
   Гриффит - классик. Фильм провёл железом
   Раскалённым по уму, когда
   Я его смотрел. Стихи вихрятся.
   Не изменят ничего. Среда
   Жизни с нетерпимостью сливаться
   Будет, как ни грустно мне, всегда.
  
  
  
   * * *
   Ты внемли мистике моей,
   Всё убеждал виденьем ангел.
   Собор стать выше должен рангом,
   Подняться средь иных церквей.
  
   И настоятель гнал и гнал,
   И сам в стремленье был неистов.
   Соборы строили небыстро,
   А шпиль годами нарастал.
  
   А не гордыня ли, отец,
   Тот ангел - хитрый тот мудрец?
  
   ПАРА СЛОВ ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ
   1
   По коже ли души вдруг резанёт?
   Иль трауром воды весной клубится,
   Когда взрывает лёд, и мощный лёд
   В небытие громоздкое стремится?
  
   Подумай - одиноки ли леса?
   Иль птичьи голоса? Иль травы мира?
   Не отпадайте люди от лица,
   И помните - в любви вся ваша сила.
  
   2
   Пронизанное одиночеством
   Реальное идёт в квадрат,
   Который замыкаешь отчеством
   Своим - о прошлом думать рад.
  
   Душа и дух соединяются
   Каким же образом? Каким?
   Моменты мира отражаются
   В зрачках. Доступное живым
  
   Доступно ль мёртвым? Тем не мене,
   И сложность мнится простотой -
   Когда молитва на ступени
   Возводит лестницы святой...
  
   * * *
   Морячки гуляют в ресторане,
   И своей бывалостью форсят.
   Водку запивают пивом, а не
   Лимонадом, хорошо едят.
  
   Рядом клерк сидит себе обедает,
   Ест бифштекс, к нему - картофель фри.
   И морковкою корейскою не брезгует,
   А морковка эта - цвет зари.
   Ресторан, чьи запахи богаты.
   (...масло жизни живописец дал.)
  
   Облака за окнами крылаты,
   А за ними золотится даль.
  
   * * *
   В осадок мерно выпадают
   Твои мечты, etc.
   И больше роли не играют.
   Жир жизни будни отжимают.
   И холодают вечера.
  
   Потом ты понимаешь - боле
   Уже не будет ничего.
   И мифы о свободе воле
   Уж не мрачат твоё чело.
   Но всё-таки чужие вопли
  
   Страшней своих -
   Твои-то превратятся в стих
   По-крайней мере.
  
   * * *
   Поэт отчасти медного быка
   Есть жертва не случайная, и стоны
   Его, раз не отдал концы пока
   Сквозь метрики и ритмики законы
   Стихом звучать обязаны. Притом,
   Что сам поэт заходится в густом
   Неважном никому по сути крике.
  
   Хотя...сравненья все отчасти дики.
  
   * * *
   Реализм сошёлся с модернизмом.
   Пику реализма щит его -
   Модернизма - выдержит легко.
   -Твой любой приём разит трюизмом,
   И твоё условно торжество! -
   Модернизм кричит. - Хи-хи, хо-хо...
  
   -Модернизм - дисгармоничен ты!
   Линия твоя весьма корява.
   Я о жизни, а о чём ты сам?
   Ты-то просто сгусток пустоты!
  
   Чья-то неестественная слава.
   Щит разбит, и пика старых драм
   Сломана...
   И всё кругом - забава.
  
   * * *
   Лев Толстой ошибался, считая,
   Что болезнь есть несчастье - она
   Проникает в тебя, объясняя,
   Что неправильно жил, и дана,
   Чтобы ты искривленья исправил.
   Осознал, чтоб величие правил
   Данных свыше, как воздух...луна...
  
   ПАВЛИНЫ
   Павлины, чьи хвосты легенды -
   Цветами райскими цветут...
   ...пока сереющая лента
   Судьбы свершает свой маршрут:
   Да не павлинья - человечья!
   Павлина ошалелый крик.
   Иль это что? Подобье речи?
   Не знаю. Я к своей привык.
  
   СВОЯ ИГРА В БИСЕР
   Придумай игру в бисер,
   Разработай правила для неё.
   Достань свой старенький кляссер
   С марками - детское счастье твоё.
  
   Музыку заведи классическую,
   Толстый том будто дверь отвори -
   И наблюдай, как соль аттическая
   Растворится в твоей крови.
  
   Сочетая это и то,
   Выложишь сложный узор.
   Очень сложный - никто никогда зато
   Не разрушит с криком "позор".
  
   ДЕЛЬФИНИУМ
   Прорытые в воде...водою
   Быть может созданные...Как
   Резвятся сытые средою
   Своей, где невозможен мрак.
  
   Какие солнечные дебри
   Вода дарует им, смеясь.
   Дельфины - ведь они шедевры
   Природы.
   Золотая связь
   Всего, что есть на этом свете.
  
   Дельфины за триремой путь
   Вершат, и веселы, как дети.
   Им явно вод открыта суть.
  
   Лоснятся и блестят дельфины.
   Сигналы их летят в простор,
   Который густ не без причины.
   И счастлив этим чей-то взор.
  
   БАНКА С ПАУКАМИ
   1
   Чёрный колор банки с пауками.
   Как скребутся лапами-ногами,
   Сочленениями трутся как!
   Аль душа моя на этот ад похожа,
   В ней такие страсти - аж мороз по коже! -
   И при этом страсти не избыть никак.
  
   2
   ...тот голову собрату
   Оттяпал - чёрный бармалей.
   А тот похож
   На мелкую - совсем-совсем - собаку.
   Их лютование страстей!
   Я вижу злыдня-забияку.
  
   А жвалы сей всадил в того.
   Тот сдох, а этот сверху сел -
   Не долго длится торжество:
   Его другой, побольше, сверг.
  
   На что похоже - угадали
   Вы, люди, коль забыли вертикали?
  
   * * *
   Когда Интернет выключен -
   Его нет.
   Когда ты жив -
   Смерти нет.
  
   Я это я, а он -
   Некто, идущий мимо -
   Другой...
   Как мы связаны? Тон
   Данности невыносимо
   Порою звучит.
  
   А смерти нет.
  
   Над головою алым горит
   Мощный, в закат утекающий свет.
  
   * * *
   Каабы куб гранённый запечатан
   Таинственностью вещих праоснов.
  
   Иль бытия секрет от нас надёжно спрятан,
   И мы заложники ненастоящих слов?
  
   Хадж совершают миллионы - истов
   Молитвенный порыв.
   Коль Истину найдём сквозь массу истин,
   Нас не лишат высоких перспектив.
  
   * * *
   Как описать курчавые деревья
   На фоне выцветающих небес?
   На небе вы не видите движенья,
   Но - измененье цветовых чудес.
  
   А тополя кудрявые чернеют,
   Напомнят лёгкие огромные они.
   И в сито опыта просеют
   Все впечатленья, убывая, дни.
  
   * * *
   Подумай - ведь могло бы и не быть
   Того, что есть - и этим
   Будь счастлив, чем судьбу гневить:
   Её разумно вьётся нить,
   Пускай того ты не заметил.
  
   * * *
   Где развлеченье - там искусства
   И нету и не может быть.
   О, спору нет, должно искусно
   Произведение входить
   В реальность, даденную свыше,
   Но коль не будоражит ум
   Не беспокоит чувства иже
   С ним - не искусство - просто шум.
  
   * * *
   Состав метро выходит в город -
   Вот смена: слишком ярок свет.
   А город здесь довольно молод -
   Заводы, зданья - как портрет
   Района...И холмы, какие
   Покрыл весьма ленивый снег.
   Деревья голые. Златые
   Огни рекламы. Шустрый бег
   Состава снова погружает
   Нас в заурядную потьму.
   И станции огни сияют
   Едва ли моему уму.
  
  
  
   * * *
   А счастливы ль дворовые собаки?
   Холмы покрыты снегом, жёсткий ряд
   Кустов...Вожак собачий столь кудлат.
   А стае этой так знакомы драки.
  
   Высокий храм, чей ярко-красный цвет
   В сознанье отразится воспалённо.
   Бредут собаки, льётся денный свет.
   А из метро - толпа. Летит ворона.
  
   Не знают псы о счастье ничего.
   Иль...растворились в нём, того не зная?
   Коль омрачается моё чело,
   То значит я живу, не понимая
   Реальности, то светит мне, играя.
  
   КАМБАЛА
   Плоская, как блюдо камбала
   Пучеглазо смотрит на реальность.
   Водные слои, вода светла.
  
   А насколько ей открыта дальность
   Камбале - насколько обозреть
   Может проплывающих куда-то?
   А её движение богато,
   Коль плывёт - не плыть бы ей: лететь.
  
   ВАРКА УХИ
   Ерши и окушки сначала в ткани
   Уходят в котелок, бурлит вода.
   Закат неспешно открывает грани,
   Какие не забудешь никогда.
  
   Изъята мелочь, и судак нарезан.
   С морковкою с лаврушкой он идёт
   В ту бездну, что едва ли притом железом,
   Хоть котелок и стар, всё ж отдаёт.
  
   И через семь минут вливают водки
   В настой благоуханный, и едят.
   И силуэты мира столь же чётки,
   Сколь человеки этого хотят.
  
   ОДНОСТИШИЯ
   1
   Больно. Привыкал. Молчал. Привык.
  
   2
   Гамма, вверх идущая, как лестница...
  
  
   3
   Тень птицы по земле бежит, как заяц.
  
   4
   Собеседник-тень сереет на стене...
  
   5
   Часы стоят, как зимний белый день.
  
   6
   Из шубы тучи капли тела ливня...
  
   7
   Полёту стрекозы завидует ли мысль?..
  
   * * *
   Снеговое и пушистое -
   Сыпет, сыпет снег.
   И мерцанье золотисто
   Фонарей. Реклам, аптек.
  
   Утро ль? Или это сумерки?
   Как здесь толком разберёшь.
   И густотами и суммами
   Снеговыми час хорош.
  
   * * *
   Циклящийся, нервный человек
   На следы глядит - они петляют,
   Чертят на снегу узор - вовек
   Тот узор никто не прочитает.
  
   Поворот, ребристость, завиток.
   Сложный текст, а человечек нервный.
   Или в этом и стихов исток,
   Что слагает, долгу света верный?
  
   * * *
   А старости сады богаче
   Плодами - полновесней те
   Плоды - не может быть иначе:
   Ничто не виснет в пустоте.
   Но - всё свои имеет корни.
   Садами старости пройду
   Реальностью с избытком полный.
  
   И тех садов усердно жду.
  
   ХРОНИКА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
   Хроника.
   А лучше всё ж сады!
   Ассирийский город Вавилон
   За века был мощно возведён.
   А в садах волшебные плоды.
  
   Храмы человечества, храня
   Как амбары золото зерна
   Злато веры так влекут меня -
   Ведь менялись, как сама земля.
  
   Зиккураты знают что за век?
   А Египта храмы каковы?
   Перед мощью исполинской человек
   Мал, увы.
  
   Где Средневековья плащ и код?
   Долго возводили храмы тут.
   Высота ажурностью поёт,
   Вдохновенье прославляя, труд.
  
   Хронику вобрать в один катрен,
   Тайный код былого угадав.
   К сожаленью, в книге перемен
   Много глав.
  
   * * *
   На пятом этаже забрешет пудель,
   Подхватит Фокс на третьем, и т. п.
   И сон, что изучил до самой сути,
   Уже недостижим тебе.
   Тебе
   Хотелось очень спать...А на четвёртом
   Залает колли. И какой тут сон?
   Он в середине дня предстанет вздорным,
   Моим же мыслям вздорным в унисон.
  
   КАПЛИ МОСКВЫ
   Кривоколенная Москва!
   Пройти по Сретенке чудесно.
   Бульвар заснеженный хрустит -
   Свернул я наугад, играя
   С маршрутом. Белая церковка -
   В ней был морской музей давно,
   Не думал о грехе ребёнок,
   Когда входил в алтарь с отцом.
   Московских переулков сеть
   Тебя поймала будто рыбу -
   Но ты не жертва - нет, нет, нет,
   Влюблённый в эти переулки.
   Хоть по Варварке я иду,
   Остоженку ли вспоминаю.
   А то я путь от Чистаков -
   Куда заводит? - начинаю.
   Вверх-вниз, вверх-вниз...Вот старый храм,
   Вот лютеранского собора
   Литая мощь - вельми высок.
   Недалеко и синагога.
   В Москве всего чрезмерно много -
   Людей, соблазнов, адресов,
   Церквей, рекламы, старых парков -
   Ты каплей растворишься в ней,
   Но суть её едва ль усвоишь.
  
   ПРО ОБЛАКА
   Плавное движенье облаков -
   Сколь оно реальности известно?
   Бастионы в небе, корабли.
   Перистое нечто - от основ
   Неба что ли?
   Думать в общем лестно,
   Что опишешь облака в углу земли.
  
   Профили людей. Драконы властно
   Движутся, ещё акулы там
   Встретятся, но быстро распадутся.
   Переходы форм встречаешь часто,
   Внемля столь высоким облакам.
   Скорость их! Занятен ли маршрут сей?
  
   Город вижу - сколь громоздок он.
   Иль в осаде крепостные стены.
   Всё померкло, но картины вновь
   Возникают - вон он: Вавилон,
   Или же охоты быстрой сцены.
  
   Облака не слышат наших слов.
  
   ИДЕЯ ДОМА
   Идея дома такова -
   У нас так уязвимо тело -
   Нужна защита - те пределы,
   Что жизнь хранили б. Дважды два.
  
   Отсюда дом. Пускай, изба.
   А где-то юрты. Дальше больше.
   Как смотришь ты на явь из-за
   Идеи? Много ли в том пользы?
  
   Дом. Тут барак. А тут дворец.
   И основательность понятья
   Сильней всего, что даст мудрец,
   Коль с домом не могу порвать я.
  
   ВЗАИМООТНОШЕНЬЯ С ПЕТЕРБУРГОМ
   В детстве в Петербурге летом был,
   И жара стояла, донимая.
   По музеям целый день с отцом
   Мы бродили, истекая потом.
   Пили с наслажденьем сотни раз
   Воду из тогдашних автоматов.
   Смазалось всё в пёстрое пятно.
   Взрослым в Петербурге побывал
   Я зимой - торцы его, фасады.
   Снег пушист, подчёркивает холод
   Города огромного, какой
   Краше человеческих фантазий.
   Розоватым серебром Исакий
   Отливает на небесном фоне.
   Видно - это зимний город, он
   В это время раскрывает душу.
   Подо льдом уютно спит Нева.
   Спят ли - я, увы, не знаю - рыбы.
  
   СЕЛЬСКИЙ ПОЭТ
   Лицо, переходящее в портрет
   Корою оснащённого ствола.
   Понятно станет, что писал поэт,
   И как была ему земля мила.
  
   Сколь долго прожил - столько ж осознал
   Всего - всего, что дадено вокруг.
   И небосводом - было так - сиял
   Поэту этому весенний луг.
  
   КАРТИНА ДНЯ
   Картина дня с позёмкой звонкой,
   Узор её, а ветер лют.
   Жизнь кажется довольно тонкой,
   Её порывы ветра рвут.
  
   Картина дня с вороньим граем,
   Глядите - сыпется зерно.
   Достигнем ли, чего желаем
   Мы, люди? Это всё равно.
  
   Ведь кто-то нами пишет будни.
   О жизни шаровой рассказ
   Я составляю многотрудно.
   Но часть его ясна сейчас.
  
   Картина дня в закат сокрыта.
   Воспоминанья сколь важны?
   Но сферу бытия - не быта -
   Мы всё ж осваивать должны.
  
   СТАРАЯ МОСКВА
   Гуляя по Москве, представишь
   Совсем не то, что ныне есть -
   Летят извозчики, полозья
   Скрипят и сильно режут снег.
   В трактире дан уют, и - сочный,
   Как пироги и требуха.
   А монастырь на фоне неба,
   Как запредельная страна.
   А небо - область акварели.
   А в лавке деловит купец.
   Обородатевшие кади,
   Добротность серебра, весы.
   О мраморной осколок можно
   Монету блёсткую проверить.
   А так - всё синие разводы,
   Всё акварельный цвет, и галки
   Летят по кругу - он велик...
  
   * * *
   Руны резались когда-то на камнях,
   Камни эту знакопись вбирали
   И...другими становились может?
   Телефон молчит который день.
   Человек сидит и размышляет
   О судьбе - сколь нравится ему?
   Рыбную представит лавку - спруты,
   Устрицы, угри - фламандский миф.
   Образы охоты можно тоже
   Представлять - хорош весьма фазан.
   То есть лабиринт в мозгу твоём
   Вряд ли поддаётся выпрямленью.
   Руны резали когда-то на камнях.
   Что способны ощущать святые,
   Жизнь пройдя насквозь? Единый круг
   Бытия нерасторжим - откуда ж
   Темнота депрессии? Потом
   Будет свет...я это точно знаю.
   Знаю наизусть - как милый дом,
   Где почти что сорок обитаю.
  
  
  
   ЛАБИРИНТЫ РЕИНКАРНАЦИЙ
   Лабиринтом завихрённый мозг
   Дарит лабиринты инкарнаций.
   Долго так идти ужели мог?
   Жить, смотреть, страдать, сопротивляться...
  
   Это Вавилон? Иль золотой
   Византийский мир? Уже не знаю.
   У сегодняшнего под пятой
   Прошлого я образы теряю.
  
  
   Данный опыт нужен? А зачем?
   Облетают медленно деревья,
   В сентябре в Москве темнеет в семь.
   Жизнь едва ль реальна без движенья.
  
   ЗОЛОТО
1
   Золото - масло земли -
   Сильно влекло всегда.
   Тут ничего не смогли
   Изменить года.
  
   Золото, блеск его
   Сколь благороден? Коль
   Золото есть - торжество,
   Нету - дырявая боль.
  
   Золото доброты
   Ценят ли люди? Едва ль.
   В дебрях седой нищеты
   Добрым не будешь, а жаль.
  
   Троны, короны и проч.,
   Ещё и церковная власть...
   Свет золотой помочь
   Смог бы нам не пропасть.
  
   Да не видим его -
   Ранами пустоты
   Меченные - во-во.
   А что выбираешь ты?
  
   2
   Дукаты, дублоны,
   Епископы,
   Князья, короли...
   ...падающие короны.
   Бред и кошмар земли.
  
   3
   В могиле - вскрывали - скелет,
   На позвонках - медаль.
   Купец прожил много лет.
   А верил в горизонталь.
  
   Но жертвовал деньги на
   Приюты и богадельни.
   И жизнь вот награждена,
   Ведь не была бесцельной.
  
  
  
   .
   ЖИЗНЬ
   Над нами шаровой простор.
   А под ногами ныне слякоть.
   -Не надо, маленькая, плакать!
   А у девчонки влажный взор.
   Утешит мама или нет?
   Простора шарового сила.
   Как осознать органный свет,
   Коль быт и деньги перспектива?
   Я в учреждение вхожу,
   На лестнице следы чернеют.
   Поднялся. Вверен этажу,
   Где лампы, кажутся, болеют -
   Столь неестественен их свет:
   Он сине-мутный, неприятный.
   Жизнь, жизнь! Везде её сюжет,
   Разнообразный и занятный.
   Зима приводит холода,
   Всё зачехлив в моей округе.
   Ты слушал музыку когда?
   Уже не помню...на досуге...
   Услышь её в гуденье дня,
   В картинах разного пошиба,
   Пусть некрасивых, только для
   Неё всё истинно-красиво.
  
   ВИЗАНТИЙСКОЕ ВРЕМЯ
   Басилевс пока народом чтим.
   Империя, пронизанная светом.
   Базар пестреет - птица, рыба, сыр.
   -Единосущен сын отцу иль нет?
   Спор богословский на базаре не
   Такая редкость. Армянин, попав
   Впервые в метрополию, размахом
   Её сражён - всё лестницы. Дворцы,
   И звери каменные возле лестниц.
   Как называются спросил? В ответ
   Услышал - Это львы. В цирюльне грек
   Намыливает подбородок персу,
   Приехавшему по делам. В порту
   Как башни корабли. Вода сверкает.
   А басилевс обедает когда,
   Ему орган слух услаждает. Церковь
   Естественна и органична тут.
   В протоках много рыбы, в небесах
   Полно различных птиц. А на эмалях
   Цветут великолепные сады.
   Цвет сей империи, понятно, пурпур
   С добавкой золотого естества.
   Библиотеки поразят богатством.
   Аскеты ближе к саду всех садов.
   И то, чего нам не представить нашу
   Порой определяет жизнь...
  
   ЛАВКА ЧУДЕС
   Лавка чудес в теневом обрамленье
   Детской мечты.
   Не очень понятно стихотворенье
   Начал вот это ты.
  
   Лавка чудес распахнула двери -
   Хочешь павлина ручного?
   Исполняет желанья.
   Разные тут продаются звери.
   С тремя хвостами я взял бы?
   И снова
   Фантазиям ищешь своим оправданье.
  
   Бутылочка с концентратом славы
   Для нищего и больного поэта.
   Сосудик добра, ибо люди лукавы.
   Лавка чудес - не бывает этого...
  
   МЫ И ЖИВОТНЫЕ
   Животные сопровождают нас
   По жизни, чуть меняя перспективу.
   Щенка получит парень в первый раз -
   Гуляли. Вместе въехали в крапиву.
  
   Коты и кошки. Старенький подъезд.
   На лестничной площадке обитает
   Тут пара кошек. - У него невест!
   Смеётся тётка. Серый кот зевает.
  
   Животные сопровождают нас,
   Но наша жизнь яснее оттого ли?
   Мне интересно, раз такой рассказ, -
   Животным ли дана свобода воли?
  
   Какой-то выбор есть у них, поди,
   Но осознать его не в наших силах.
  
   ...когда мы были нежными детьми,
   Не думали совсем о перспективах.
  
   ВДОВЕЦ
   Фото в серебристом паспарту...
   Всё глядит вдовец на это фото:
   Впитывает мёртвой красоту.
   Вот такая праздная работа.
  
   У вдовца разорвана душа,
   Ну а склеить как не понимает.
   Думает...жена всего ушла,
   То, что не придёт - отлично знает.
  
   ФАЛЬШИВОМЕТЧИКИ
   Идея подделывать деньги
   Стара...чрезвычайно стара.
   Не лучшая, скажем, идея.
   Обман многолиственно вечно
   Цветёт, корни мощно пустил.
   Дом так зауряден, а в нём,
   Коль хитро комод отодвинуть
   И нужную кнопку нажать
   Откроется подпол обширный,
   А там серо-чёрный станок.
  
   Потом эти деньги выносят,
   Меняют...Идея обмана
   Противней, чем жирный обман.
  
   ЗИМНЯЯ ЭКЛОГА
   Сближенные гаражи двора
   Покрывает снег, и лоскутами
   Белыми ты привлечён сейчас.
   Музыка, звучавшая вчера
   Подзабылась, не поднять на знамя.
   День любой - он гаснет, как свеча.
  
   Сумерки зимой приходят рано:
   Это констатация всего,
   Где же образ? Островами снега
   Образы даны. Окно - экрана
   Всё-таки подобье. Для чего
   Фильм глядишь? Иной увидит небо.
  
   В комнате янтарно-жёлтый свет.
   Холодно, оденься потеплее.
   Выпей чаю, коль варенье есть.
   На деревьях ювелирный снег.
   И весну увидишь...по идее.
   Жаль, числа твоим желаньям несть.
  
   Зимнее. Пушистое. Гулял
   В лесопарке. И - лепное небо.
   И пейзажей сумма, как покой.
   Дома выпил чаю, задремал.
   Что-то там во сне мелькало слепо.
   Скоро Новый год. Огней настой
  
   Впитываешь, глядя из окна -
   Жёлтые, и красные, и синие.
   Где-то в темноте залает пёс.
   Улица движения одна.
   Разные судеб, конечно, линии.
   Правильную выбрать - вот вопрос.
  
   ЛЕТНЯЯ ЭКЛОГА
   Журавлиная воля лета уходит в звук.
   Как уютно в средине своей паутины сидит паук.
  
   А комар готовит шприцы свои, предчувствуя кровь.
   Голос лета - он вечно нов.
  
   То есть дача детская, где царил пинг-понг,
   И стоял под вишнями продавленный старый шезлонг
  
   Отошла на какой-то дальний план.
   Утром летом - не помню - бывает иль нет туман?
  
   Чудо летних рассветов - цвет неба зелено-ал.
   За грибами когда-то в четыре утра вставал.
  
   Под махровым кустом боровик сидит
   И семьёю целой руководит.
  
   Уж мелькнёт в траве...Из леса пойду я купаться на пруд!
   Брызги алмазами блещут, цвет ряски -литой изумруд.
  
   В городе пыль, извёстка, жарища...теперь ты "взро..."
   Ну а "слый" растворит в себе детское серебро.
  
   ЛЮТОВАНИЕ ПРАЗДНИКА
   В стране всё плохо - оттого
   И праздник лют, грохочет праздник.
   Даст карнавала торжество
   Сегодня нам - лихой проказник.
  
   Банкир оденется шутом,
   А шут оденется банкиром.
   Никто не вспомнит ни о чём,
   Все связаны единым миром.
  
   Кружиться будет и мелькать
   Свистящий бармалейный праздник.
   Он будет много сочетать
   Моментов, кадров несуразных.
  
   За настоящее вполне
   Отмстит фантазия, шалея.
   Сколь плоть приближена к земле,
   Настоль удалена идея.
  
   ИЗ ОБЛАСТИ МЕТЕМПСИХОЗА
   Латы, копья, мечи, топоры и щиты,
   Шутки острые...длится осада.
   (Представляешь по фильмам сегодняшним ты
   Как что было. Не видел - досада.
   Или видел, раз чувствуешь метемпсихоз
   В сердце символом - роза из роз.)
  
   Крепость вписана мощно в окрестный простор,
   Высоко поднимается старая крепость.
   А у жителей ныне заплаканный взор
   Не такая нелепость, совсем и не редкость.
   (я участье с какой стороны принимал?
   Или стрелы пускал? Иль от жажды страдал?)
  
   Катапульты огромные - дерево, камни,
   Механизм примитивен, но действенен он.
   Человечество слабо духовные корни
   Ощущает свои, это грустный закон.
   Город хлеба лишён. Город молится яро.
   Полагают ли жители - жизнь: форма дара?
  
   Я епископ? Худею, раз нету еды.
   Я...солдат ли? По лестнице лезу на стену.
   Как молитва? Страхует иль нет от беды?
   Мы узнаем воды настоящую цену.
   Шутка рыцаря. Блик от огня на мече.
   И былое сегодняшнего горячей.
  
   * * *
   Люблю я перекрёсток наш -
   Тут вечером пестрит пейзаж
   От светофоров и высоток,
   Чей окон свет довольно чёток.
   Пестрит и от огней машин,
   И от мазутного асфальта.
   А воздух слышу я один
   Подобием золотого альта.
  
   * * *
   -Я, знаешь ли, ко снам привык -
   Их лабиринты интересны.
   -Смотри, в сновиденье, старик,
   Не все моменты столь чудесны.
   -И тем не менее вчера
   Я видел столь красивый город.
   Дворцы и парки, веера
   Заката, я к тому же молод.
   -Да ладно, это просто сон.
   -Но сон порой реальней яви,
   Которой неприятен тон.
   -Мы отрицать её не вправе.
  
  
  
   * * *
   Мыс, вдающийся в море
   Форма ли тупика?
   Воды не ведают горя,
   Сила их велика.
  
   Теллю горе стрелять ли
   В сына? Легенда молчит.
   Женщина выбрала платье,
   А любовник сердит.
  
   Разнообразие наших
   Отношений и тем.
   Что-то пенится в чашах
   Облаков, а затем
  
   Ливень резко заблещет,
   Тёмной встанет стеной.
   Или мы времени вещи,
   Но...ему мы на кой?
  
   * * *
   Хвост змеи, мелькающий в траве.
   Лес таит угрозу плотной массой.
   Человек, считавший - будет сказкой
   Жизнь его, разбитая на две:
   Детство, золотой колор мечты,
   И теперь... - идёт он за грибами.
   Сказки значит не изведал ты,
   Сам себе, чуть плямкая губами
   Он бормочет. И мелькает хвост -
   Чёрный хвост змеи...Не очень страшно.
   Ночью будут звёзды в полный рост -
   Звёздная сияющая башня.
  
   ДЕБРИ
   Дебри мозга пострашнее,
   Нежли те, лесные, где хвощи и мхи.
   Город погружается в потёмки.
   Силуэты зданий - их идеи:
   Воплощенье видим оных мы.
   ...коль колонны - то потом обломки.
  
   Есть фронтоны Греции, а есть
   Небоскрёбы - тоже знаешь дебри
   Там, внутри, где лифтов сумма. Так.
   Человек есть только то, что ест!
   Чепуха! Читайте же шедевры,
   Чтобы души не осилил мрак.
  
   Дебри - это лес. А если мозг?
   К дебрям тем с годами привыкаешь.
   Фрески итальянские влекут
   Много ли ты в жизни выбрать мог?
   Коль от безнадёги пропадаешь,
   Значит ложный предпочёл маршрут.
  
   * * *
   Душою пишешь или мозгом?
   Действительность богата, но
   В её величии громоздком
   Понять основу не дано.
  
   Иль роза сердца растворится,
   Чтоб зазвучать стихом? Иль мозг
   Вдруг лабиринтом завихрится?
   За годы я понять не смог.
  
   Соединение возможно
   Ума и сердца твоего
   В стих, что звучит весьма тревожно,
   А иногда и ничего...
  
   ДОМ ПСАЛМОВ
   1
   Пятна краски на асфальте, как монеты.
   Дом псалмов - насколь просторный дом?
   Мне словесные мешают силуэты
   Видеть сущность. Виноват я в том?
  
   Глас орудий струнных...и реальность,
   Где деревья голые, зима.
   Воздух, чья понятна эпохальность
   Сам вместил псалмы, легко весьма.
  
   2
   Интересны корни бытия,
   Ибо часто видим крону неба.
   Интересны корни...
   Что же я
   Знаю жизнь, как муку ради хлеба?
  
   ЛИСТЬЯ
   1
   Листья дубы жёсткие,
   И канадские кленовые.
   ( а событий остья вы
   Не почувствуете колко-новые)
  
   Листья осени торжественны,
   Но - пока не облетают.
   То, что жизнь сама божественна
   Люди часто забывают.
  
   2
   Как много листьев летом - даже
   Не замечаем часто мы.
   Разнообразные пейзажи.
   ...и вовсе не боимся тьмы.
  
   А наши годы облетают,
   Как листья - то есть в никуда.
   На ствол потом не нарастают
   Все эти старые года.
  
   3
   Листья облетают, после новые
   Будут. Облетают наши дни.
   Не узнать Божественного слова, и
   Ты твердишь - Спаси и сохрани.
  
   Новые же листья нарастают
   Опытом на душу нашу. Так.
   Всё равно - так мало люди знают,
   Чтобы одолеть усердный мрак.
  
   * * *
   Пёс привязался по дороге -
   Большой, лохматый, белый пёс.
   До учрежденья провожал,
   И тыкал в руку влажный нос.
  
   Закончен день рабочий. Вышел
   Из учрежденья человек.
   А пёс у лестницы сидит,
   И нипочём идущий снег.
  
   Пойдём позвал, пойдём приятель,
   Жить вместе будет.
   Очень кстати,
   Раз человек тот одинок.
   Пёс озирается в квартире.
  
   Собаку вымыл человек,
   И накормил овсянкой с мясом.
   И будто дома - новый свет,
   Повыше будничного классом.
  
   ТАК ВОТ ВЫРАСТАЮТ ДЕТКИ
   Не верит - корыстная тварь
   Её драгоценная дочка...
   Читала когда-то букварь,
   На маму похожа так точно.
  
   Всё требует - шмоток, лаве,
   Жаргон ошарашить способен.
   И как уложить в голове
   Факт оный? Чему он подобен!
  
   УЧРЕЖДЕНЬЕ
   1
   Громоздкость учрежденья, полюса:
   Работа и безделье. Свет желтеет,
   Свет коридоров. Рвутся голоса.
   -Петрова без конца у нас болеет.
  
   В столовой ныне вкусный дух еды,
   А то несёт горелым неприятно.
   И в учрежденья будни вписан ты -
   И это так отвратно...
  
   2
   Учрежденческая неразбериха.
   Учрежденческая суета.
   Вверх по лестницам мчимся лихо,
   Вниз по лестницам - красота.
  
   В кабинетах ведут бумаги
   Диалоги с тобою.
   Цифирь
   Призывает ли вас к отваге?
   Обещает ли духа ширь?
  
   И мерцают, синея. Дисплеи.
   И компьютеры нашу явь
   Изменяют...хотя по идее
   Должен я бы, коль в оной я в.
  
   РЕНЕССАНС
   1
   На фрескам жизнь дана обильными телами.
   Музыка фресок вас ошеломляет.
   И тут цвета густы, однако, сами
   То время представляем всё ж едва.
   Оно густотами и тайной наплывает.
   Тоскана, где кипят слова...
  
   Где Медичи сады - искусства рай.
   Но человек из центра мира сдвинут,
   Он очевидно мал, а дальше - край
   Реальности - он вовсе не освоен.
   Иль Богом человек покинут,
   И сам в деяньях волен?..
  
   Искусство в силе - будь хоть фрески или
   Оружие...Сколь Ренессанс
  
  
   Был сочетанием таинственных пространств,
   Введённых суммой в наши были?
   Едва ли ныне осознаем мы...
  
   2
   О, Ренессанс, твои громады!
   Твои соборы! жизнь в тебе!
   Не знал её - берёт досада.
   Что остаётся нам - фасады
   И фрески, книги, и т. д.
  
   Гиганты были! Ныне вряд ли
   Таких представить малым, нам.
   Зачем с собой играться в прятки?
   Мельчают люди по часам.
   (И деградируешь ты сам.)
  
   О, световая мощь гармоний!
   Какою музыкой звучит!
   Того не ведаю я, то не
   Реально ныне. Жалкий вид
   Дан повседневности - мерзит.
  
   * * *
   Всё казалось - набело успею,
   Всё казалось - черновик пишу.
   Времени ещё вагон имею,
   Никуда по сути не спешу.
  
   А ведь это жизнь была живая,
   Жизнь моя, какую не вернуть.
   И теперь, от пустоты страдая,
   Думаю - неверный выбрал путь.
  
   К 100-ЛЕТИЮ АРКАДИЯ ШТЕЙНБЕРГА
   Входил он в Мильтоновы воды,
   Изведав, что такое СМЕРШ.
   Словесные сияли своды,
   Что выше смерти. Что им смерть!
  
   Быт скудный. Молодые вечно
   Клубятся дома, водку пьют...
  
   Коль слово верно, человечно
   Его столетья не убьют.
  
   ПОКРЫВАЛО РЕАЛЬНОСТИ
   О птицах сколь судить по воробьям
   Получится? Побеспокой реальность.
   Двор старый, дом дощатый, знаешь сам,
   Что был когда-то здесь, где жизнь - банальность.
  
   Двор, где крапива, пыль и лопухи.
   Лицо кого-то, нос весьма клювастый.
   По воробьям суди, пиши стихи,
   Мечтай о бегстве будущем и здравствуй.
  
   Скамейка, дом и самовар горяч.
   И петухом вдруг некто обернётся.
   Порвётся покрывало - хоть заплачь.
   Реальность чёрным боком повернётся.
  
   Вот камень бел, откатишь, а под ним
   Твои кошмары. Ветка яви что ли
   Сломалась тут? От сигареты дым.
   И быть другим - тебе не хватит воли.
  
   О птицах не суди по воробьям.
   Петух какой-то, а...лицо казалось.
   Чему был вверен жизнью знаешь сам,
   Но в чашку чаем не нальёшь усталость.
  
   * * *
   Марево, парение его.
   Я не перепутал ничего?
   Исходящий голос - Пожелай -
   Что угодно совершится. Лай
   Пёсий за оградой где-то дик.
   Кладбище. И марево. Велик
   Марева объём - что пожелать?
   Юность испытать собой опять?
   Иль объехать белый свет? Познать
   Тайны тайн? Что всё же пожелать?
   Голос же торопит, из глубин
   Марева исходит, властелин
   Мыслей ли моих? Да ничего
   Мне не надо. Ибо, что черно -
   Пусть пребудет чёрным. Ибо я
   Сыт мне данным в сфере бытия.
  
   ВОЛК
   Волк дыбит шерсть и скалит зубы,
   Готов к броску, отчаян волк.
   Пушистость бело-серой шубы
   Красивым делает. А толк?
  
   Косматой чащи переливы.
   Есть волки стаи, ну а есть
   И одиночки - перспективы
   Насколько им понятны здесь?
  
   А лес хранит такую массу
   Костей и белых черепов!
  
   Волк вверен хищному рассказу,
   И ко броску всегда готов.
  
   ПАТРИКЕВНА
   Лиса рыжеет и желтеет.
   Лица охотница - вольна
   Поймать того, кого сумеет.
   И беготня ей не страшна.
  
   Лиса, изъятая из басен
   Настоль отлична от живой!
   А лес качается, прекрасен -
   Он весь литой и шаровой.
  
   САЛЮТ
   В полях небесных расцветают
   Сады, цветистые весьма.
   Действительность преображают,
   И светом налита зима.
  
   Снег полинял уже немного.
   Февраль берёт своё. И вот
   Пространство неба как-то волгло
   Цветами пышными цветёт.
  
   Когда-то в детстве собирали
   Мы плошки - или как назвать?
   Когда уж залпы отзвучали,
   Занятно было собирать.
  
   Полярного сиянья кроны
   Даёт салют сегодня мне.
   А сколь пугаются вороны,
   Увижу я потом во сне.
  
   РЫБНЫЙ РЯД
   Рыбы узкие и плоские,
   Чёрные, зелёные, чуть красные.
   Нож взлетает, и глазища жёсткие
   Рыбника горят. Дела ужасные.
  
   Вспарывает брюхо резко-резко,
   Брызгает икра, и вырвав кучу
   Потрохов ( а в море так чудесно!)
   Рыбник кинет в гору прочих, тучу
  
   Мух такой обрадовав прибавкой.
   Рынок сам пестрит, переливается.
   -Ах, кефаль вон та глядится славной.
   Рыбный ряд богатством раскрывается.
  
  
   ВОЛШЕБНЫЙ БЕСТИАРИЙ
   Кто не слыхал звериных арий,
   Тому сюда.
   Итак, заходим в бестиарий.
  
   Лемур, по имени Звезда
   Очки в оправе круглой на нос
   Изящной лапкой водрузив
   Читает книгу. Любит на ночь
   Войти умом в античный миф.
  
   А это лунные лемуры,
   Шерсть их - серебряный отлив.
   И - артистичные натуры.
   А вот дракон. Сидит, сложив
  
   На пузе лапы - благодушен.
   Он знает столько, что ему
   Молчанье только интересно.
   Хвост извивается чудесно.
  
   Вот гроздья райских птиц - потьму
   Опровергающих собою.
  
   Волшебный бестиарий вас
   Склоняет к мудрому покою,
   Недаром помещён в пейзаж.
  
   Здесь тигрозаяц так спокоен,
   Ему питание - трава.
   А кто в броне такой? Но волен
   Снять, коль наскучит. Дважды два.
  
   Разнообразные дороги
   Я сам за годы исходил.
   И часто личные тревоги
   Мне бестиарий сей целил.
  
   * * *
   Заснежен Канев основательно,
   И на скамейках в парке снег.
   А фонари горят сиятельно,
   И лёд блестит черно. И нет
   Помимо снега будто сущности
   Предложенного бытия.
   Задумчивые ели - тучности
   Густо-зелёной - вижу я.
  
   МЫШЦЫ
   Волокна их тугие мне
   Весьма занятны. Да. Вполне.
  
   Волокна мысли, мышцы мысли -
   Отличные от этих мышцы.
  
   От этих - что внутри у нас:
   Тугие мышцы держат глаз
  
   И позвоночник и т. д.
   Охота же писать тебе
  
   Не о страстях, не о любви,
   О мышцах, что всегда в крови.
  
   Тугие связки, сгустки их.
   Слова слагают каждый стих,
  
   Так мышцы наполняют плоть.
   Коль напряженье - льётся пот.
  
   А интересней мысли всё ж,
   Без них ведь человек не гож.
  
   ВЕНЕЦИЯ ЗИМОЙ
   Зелёно-синяя вода,
   Не ждущая ни льда, ни снега.
   Тут фантастичная среда -
   Живёт без голоса, без эха,
   Лишь отраженьем - всё во всём.
   Кирпич под кожей зданий красный,
   Местами обнажён. О чём
   Мечтать зимой прохладно-ясной?
   Сан-Марко с ветром говорит,
   Реальность нежно округляя.
   Туристов жадный аппетит! -
   От фотовспышек уставая
страдает город, знаменит.
   Зима святых, колонны, ниши
   Едва ль пугает...лодки, крыши...
   Лагуны неизменен вид.
  
   * * *
   Галерея, опоясав дом,
   Множество историй повидала.
   Сколько поколений в доме том
   Вырастало, созревало...
   -Мой-то шкет опять разбил стекло.
   -Мой учиться просто не желает.
   Галерее то скопить дано,
   Что материальным не бывает.
   Погляди незримое кино.
   Похороны, свадьбы, будни быта.
   В никуда открытое окно.
   Жил когда-то, жизнь твоя забыта...
   * * *
   Чёрствый хлеб и чёрствая душа -
   Сходство слов я постигаю, не спеша.
  
   Чёрствый можно есть, а с чёрствой жить?
   Жить едва ль - реальность бременить.
  
   * * *
   Мороз меняет перспективу
   Уже не ведаешь насколь.
   И уподобит ныне диву
   Тебе привычную юдоль.
  
   Так мало красок у мороза,
   Но красота его сильна.
   Сметано-сахарная роза
   Мороза в да тебе дана.
  
   ПЯТЬ ОЗЁР
   Пять озёр, меж них пространство леса,
   Щелевая видимость всего.
   Плоть озёр значительного веса
   Всё ж не изменяет ничего.
  
   Озеро мерцает - и хрустально,
   И янтарно, ежели закат.
   Лес, всегда представленный детально
   На открытья тайные богат.
  
   Озеро одно - такая сила!
   Тут их с перерывом будет пять.
   Пусть безвестна наша перспектива,
   Я иду к воде сейчас опять.
  
   Очищаюсь что ли тем покоем,
   Коего я в жизни не нашёл,
   А быть может просто не достоин,
   Хоть считал, что свет сулит глагол...
  
   ЖИЛСЕКТОР
   Жилсектор густоват людьми -
   Тут алкаши, бомжи, подростки.
   Бараки...всё довольно остро.
   И некто хлопает дверьми.
  
   И участковый знает всех -
   Смеющихся и многопьющих.
   От бытия вдруг отстающих
   Запоем - а насколько грех?
  
   Сера действительность окрест.
   Коль инженер - зарплата выше.
  
   Живёт один, один, как перст.
   Барака. Гаражи и крыши.
  
   И сушится бельё, и пыль.
   -Володька, ирод!.. крик ударит
   По перепонкам, вписан в быль,
   В которой скотство государит.
  
   * * *
   Быть собакой - значит озираться
   Часто и весьма на вожака.
   Похвалой и костью наслаждаться,
   Или ждать, когда намнут бока.
  
   Кошкой иль котом быть много лучше -
   Делать то, что нравится и проч.
   Радует тогда вас каждый лучик,
   И печалит не особо ночь.
  
   * * *
   Амбиций щёлочь прожигает
   Сознанье - возраст нарастив
   Не так уж человек страдает,
   Пусть ничего не получив.
  
   Жизнь матерьяльная диктует
   Амбиций власть и тут, и там.
   Как будто дух и не рискует
   Нас вверить правильным путям.
  
   ЗЕМНАЯ КОРА
   Кора земная - толща смысла,
   Который нам не по зубам.
   Мильоны ветхих лет, а числа
   Вполне такие же вот там
   Разрывы сей коры вбирали
   Своею силой временной.
   Кора земная...и скрижали,
   Так нарушаемые мной!
  
   * * *
   Советские книжные серии эти -
   Зарубежный роман ХХ века,
   Мастера современной прозы -
   Богатство ушедшего в никуда сюжета.
   Как доставались книги с трудом, как жадно читались!
   Лит.памятники средоточием мудрости мне казались.
   И тиражи потрясали нулями.
   А что сегодня? Не знаем и сами.
   В миллионокнижье пустышек тонем.
   Зарубежный роман ХХ века - то не
   Сумма сегодняшней лескотни.
   А впрочем, никто никогда не доволен
   Тем, что предлагают обычные дни.
  
   * * *
   Искусство - воплощенье счастья.
   Вот фресками покрытый свод,
   Как отрицание ненастья -
   Снаружи снежный наворот.
  
   Вот книга - содержаньем, стилем
   Твою меняющая жизнь.
   И - доверять не стоит былям,
   В них много суеты и лжи.
   Да и уходят в неизвестность!
  
   Искусство изменяет нас.
   И, смертным представляет вечность,
   Даруя в образах рассказ.
  
  
   МАГАЗИН "ДЕТСКИЙ МИР"
   Детский мир, как терем сказочный -
   Сколько он в себя включал!
   С тыщею мечтаний связанный,
   Детский ум он поражал.
  
   Этажи, шары воздушные,
   Старых крепостей миры.
   Счастье детское, с ватрушками!
   Где же ты? Те дни милы.
  
   Разные машинки, или там
   Поезда...куда летят?
   Ты и сам ребёнок вылитый,
   Что другие видеть не хотят.
  
   ТАИНСТВЕННОЕ
   Чем-то лютым музыка веет.
   Иль за нею могучий Север?
   Ночь глазаста в сто тысяч звёзд.
   Карнавальная музыка свищет.
   Тут найдутся места и нищим,
   И поэтам. А чей же хвост?
  
   Мёртвый взор лучит из-под маски
   Отрицание жизни-сказки.
   Фиолетов одежды отлив.
   Каблучками стучит, играя
   Та, плясала б какая нагая -
   Да ведь нету у ней перспектив.
  
   И клювастая маска пугает,
   И одетый вон тот попугаем...
   А того обрядили в рядно.
   Карнавал - червоточина жизни.
   Страх в мозги нам положен жирно.
   Веселитесь же! Всё равно!
  
   РУССКИЙ МИФ, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В РУССКИЙ БРЕД
   Терема с шемаханским узором,
   Низкие потолки.
   Сундуки, что набиты скарбом.
   И боярин с хмелеющим взором,
   Телеса же его велики,
   И глядится почти динозавром.
  
   Ох, уж выпьет, ох, этот выпьет!
   И закуску покрепче выберет.
   Старый мир, колокольный звон.
   Голубиная неразбериха.
   Было адово, стало тихо.
   Чрез века долетит шутиха.
   Я погиб? Золотистый фон.
  
   Петербуржские карнавалы.
   Зеркала-то - так чисто опалы,
   Отражают чего и нет -
   Отражают всего немало:
   Нос огромный, и странный букет.
   Или высверк литого кинжала.
   Или лёт карнавальных ракет.
  
   А по снегу - чёрные дроги.
   Что получим, пойми, в итоге?
   На морозе цепь холодна.
   Свечки прячут в руках. Синеет
   Снег, мерцая. Грядущим веет.
   Ночью часто страшна луна.
  
   А купецкая воля - литая,
   И торговля идёт без края.
   Всё рассчитано - хошь не хошь.
   И трущоб гомонливая мелочь.
   Для любого ль наступит зрелость?
   Сын всегда на отца похож.
  
   Зеркала - те давно побиты.
   Кто на прошлое точит нож?
   Нивелированы сегодня
   Все мы - серой полоска быта,
  
  
  
   Иноземностью превосходной,
   Тягой к роскоши - стыд и срам.
  
   Только книги остались нам.
  
   * * *
   ...те рощи - нематериальны,
   Оттуда виден ли предел
   Земной. Где всё весьма брутально,
   Банально - в смысле разных тел.
  
   А есть ли там ручьи - в районах,
   Какие мысль не обоймёт.
   Отец, мы встретимся ли в оных?
   Надежда есть. Она влечёт.
  
   Отец, узнаем ли друг друга
   В тех городах, иль тех лесах?
   Коль на земле всё веско, грубо -
   Свет важен в душах и умах.
  
   * * *
   После войны иначе цветут цветы.
   Кружево городов, адово это барокко.
   Вороний грай слушаешь ты.
   И на тебя взирает небесное око.
   Война...возможно была, а возможно нет.
   С самим собой война вполне постоянна.
   Комнату заливает янтарный свет,
   Даже если живёшь окаянно.
   Свет на тебя обратит вниманье едва ль.
   Своего настоящего имени не узнаешь.
   Но вертикаль не может превратиться в горизонталь,
и этим жив, это ты понимаешь.
  
   * * *
   Кони мчат по небесным полям...
   Видел сам
   Я во сне - мчат они по цветам,
   Дышат ветром.
   Кони мчат по небесным полям,
   Свету верным.
   Обращая взгляд к небесам.
   Жаждешь ответа.
   Это
   Ошибка твоя.
   Ответы на все вопросы ищи в душе.
   Кони мчат по полям бытия
   Уже.
  
  
  
   * * *
   Фигурка лыжницы из гипса
   Цветного, с ней весёлый пёс -
   Тяжёлая, как...скажем, гирька,
   Стоит...а сколько? Вот вопрос.
   Три года или же четыре?
   Фигурку покрывает пыль.
   Сколь одиноко мне в квартире
   Моя прекрасно знает быль.
  
   * * *
   Патрульный с автоматом возле булочной,
   А мы спокойненько проходим мимо.
   В сознаньях наших сдвиг едва ли шуточный -
   Не всё равно - в Москве, в пределах Рима.
  
   А ежели... и самолёт над городом?
   Войны начало запросто приемлем.
   По зрелищам и развлеченьям голодом
   Замучены, собой позорим землю.
  
   Привычны взрывы, катастрофы разные,
   Привычно лютование страстей.
   И эта жизнь - ни с чем несообразная -
   В себя затянет будущих детей.
  
   КЕНТАВРИСТИКА
   Одно переходит в другое,
   Оставаясь при том
   Как ни странно собою.
   Кентавристики том
  
   Раскрываешь, читаешь.
   Конь куда-то летит.
   Скорость воспринимаешь,
   Как уход от обид.
  
   Слом реальности страшен.
   Что увидишь во сне?
   Коль падение башен -
   Это вряд ли по мне.
  
   Мчат кентавры вдоль речки.
   Леса русского мощь.
   ...что из области речи
   Толком и не поймёшь.
  
   Вон стручёк колокольни,
   Ниже дан пулемёт:
   Бьёт кентавров, их корни
   Из реальности рвёт.
  
   Кентавристики смеси...
   Сумерки, дальше ночь.
   Или соткан - и весь я -
   Из ощущений, и прочь
  
   Мысли я прогоняю?
   Веря тайному раю,
   Данному на земле,
   Хоть порою - во мгле.
  
   КОРОВЫ
   Коровы медленно идут.
   Туман клочкасто пишет повесть.
   Коров обыденный маршрут -
   Бредут питаться. Важно то есть.
  
   Глаза их круглые печаль
   Довольно сильно пропитала.
   Коровы кроткие - деталь,
   Значенье каковой немало.
  
   Всё отдают - тела свои,
   Рога, и шкуры, и копыта.
   А что-то знают о любви?
   Едва ль.
   Действительность размыта,
   Раз утро раннее...
   Жевать
   Весь век тебе, корова.
   Скучно.
   И в молоко преображать
   Питанье, что тебе насущно...
  
   * * *
   Сгущенье сумерек в потьму -
   Как молока сгущенье в творог.
   А "что" твои и "почему".
   Увы, подслушать может ворог.
  
   Сгущение которых в плоть
   Субстанций жизнь даёт такую?
   В какой привычно существую,
   Хоть недоволен часто, хоть
   Брюзжу, и тем, поди, рискую...
  
   ПЕРСОНАЖ ИЗ ДОСТОЕВСКОГО.
   1
  
   А мышью осознать себя легко?
   И - в щёлочку, туда себя, в подполье!
   И - водку - нет бы пить бы молоко,
   И в сердце бы установить безмолвье.
   А сердце вновь дрожит, не то горит.
   Слова из глотки, не слова - а тина.
   У времени отменный аппетит,
   Проглотит всех - мозгляк ли ты, детина...
  
   2
   Тебя обстоятельства в мазь
   Размажут.
   Ты, значит, испытывал страсть
   К подпольному зряшно пейзажу.
  
   Из щели не выбраться, нет.
   Так что же бурчать на реальность?
   Она ж вконопатила в щель!
   Она превратила в банальность...
  
   3
   Злость, оборот, и - доброта:
   Ты перемешан. Винегрет.
   И перемешанность вон та
   Покоя не даёт. Нет-нет.
  
   ГЕРОИ ЗЕМЛИ
   Не сражался Тесей с Минотавром -
   Минотавра в реальности не было.
   А кого же венчали лавром?
   Пахнет лаврушкой средь кухонной мебели.
  
   Все герои - разрывы тела
   И кровь, хлещущая ради других.
   Разве это дело?
   Ответствуй, стих.
  
   Герой - одарённый писатель, который
   Не смотря на отсутствие славы и нищету
   Продолжает работу, почитая вздором
   Славу вон ту.
  
   Или человек, тянущий лямку,
   Честно воспитывающий детей,
   Знающий жизни изнанку,
   И шорох страстей.
  
   Вот эти герои по мне,
   А не выдуманные капитаны.
   Жаль, человечество перегорает в огне
   Тяги к материальному окаянной.
  
   ЧИСЛА
   Числа, тайна чья надёжно
   Свыше запечатана, даны
  
   Ощущеньем - весело, тревожно,
   Скучно, осознанием вины.
  
   Семилетья жизнь определяют,
   Мы ветшаем за семь лет, потом
   Новый опыт обретаем. Знают
   Многие иль всё же нет о том?
  
   Числа как со словом, интересно,
   Сложно ль сочетаются иль нет?
   Вот закат, сияющий чудесно -
   Золотисто-лиловатый свет.
  
   Числа растворил в себе высокий
   Воздух, дом духовный, сад садов.
   Отчего же ныне, одинокий,
   Плакать я от ужаса готов?
  
   СТИХИ О МОКРОМ СНЕГЕ
   Розы лепестки красивы -
   Горкой на столе лежат.
   За окошком перспективы
   Не особо мозг бодрят.
  
   Мокрый снег - течёт, мерцает,
   Волглая земля видна.
   Взгляд в окно не обещает -
   Хороша весьма она.
  
   Лучше лепестки, их горка
   Чёрно-красная. Тепло.
   Промельк беловой. И горько
   Воздух плачет. Но светло.
  
   Да, светло пока, и мокнет
   На земле белёсый снег.
   Волей изменить не может
   Ничего-то человек.
  
   * * *
   Ветром кровоточащая крона,
   Некогда выглядевшая, что корона.
   Колос гордыней спелости переполнен.
   А человек размышленьями переломлен
  
   О сущности сущего, о субстанции.
   Поезд остановился. Какая-то станция.
   Дай мне, пространство, код,
   Чтобы постичь твой род,
  
   Многослойно текущий.
   Только Всевышний сущий,
   А мы миражи
   Телесные с конкретикою души.
  
   СТИХИ О НЕВОЗМОЖНОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ИСТОРИИ
   Звякни фортепьянной клавишей,
   Иль провернись колком.
   При жизни не станешь классиком,
   Уповай на потом.
  
   Строчка первая двойственна -
   Удар хвоста рыбьего по воде.
   Что изъято из повести
   Жизни - повисло нигде.
  
   Через тебя проходит время
   Волновым напряженьем своим.
   Подлинно ли твоё, известное тебе, имя?
   Или оно в сущности дым?
  
   А история и не прекратится,
   Как обрубить временной поток?
  
   Небо из ситца,
   А хотелось - неба глоток.
  
   * * *
   Тростник...а где же мысли, где?
   Качается. И весь ответ.
   Что отражается в воде,
   Когда полёта птицы нет?
  
   Всё химия вообще вокруг -
   Вот обречённости предел.
   С душою как же быть, мой друг
   Тростник, не ведающий дел?
  
   * * *
   Лодку мысли, пусть она незрима -
   Тащит на себе, чтоб масса вод
   Суммою идей сплочённых (имя
   Есть ли у идей?) сейчас несёт.
   Чтобы плыть - мечта сильна такая,
   Образами высвечена вдруг,
   Что мелькнут, в пространстве затухая,
   Как неясный звук.
  
   * * *
   Сколь под романс горит звезда?
   Романс такой печальный, светлый.
   Звезда должна быть безответной
   Всегда. Как ни крути, всегда.
  
   Гори, сияй - твоею силою
   Я буду жив, сколь мне дано.
   Что грезить дальней перспективою,
   Коль за могилою темно?
  
   А коль светло? - так верить хочется,
   Что там великолепный свет.
   Страдает здесь, не зря изводится -
   Там будет счастлив человек.
  
   СНЕГ И КИНО
   (стихотворение в прозе)
   Снег завернул - крупный, новогодний, ёлочный снег - споро и весело взялся преобразовывать город.
   Центр Москвы, чьи громады мерцали тёмно-таинственными силуэтами, нежно тёк в глаза, переполняя зрение огнями.
   Двое приятелей шли в кинотеатр Форум смотреть старый, пышный, цветной, италийский фильм о молодом баварском короле, покровителе искусств - короле, которому и на земле-то не очень место.
   Сугробы росли на глазах.
   Свет в фойе, жёлтый и золотистый, ассоциировался с богатым теплом, а молочный коктейль был густ и сладок, как мечта.
   В холле пышнотелая певица в возрасте под аккомпанемент пожилого лысого пианиста исполняла трогательный романс.
   Ржаво загремели звонки.
   И потянулся обволакивающий, бархатный, густоцветный фильм...
   В буфете певица пила тот же молочный коктейль, беседуя с аккомпаниатором.
   -Третьего дня в консерватории... - его голос заглушили чьи-то шаркающие шаги.
   Двое приятелей всё глубже и глубже погружались в чужую жизнь.
   Город всё гуще и гуще заметало снегом...
  
   ТУЛЬСКОЕ
   (стихотворение в прозе)
   Попытка восстановить прошлое равносильна стремлению войти в снящийся лес - ирреальность его мерцанья тотчас ускользает из круга дневной памяти.
   Поездка в Тулу тридцати (если не больше) летней давности.
   Помню серую пыльную стену, всё длящуюся и длящуюся - и нет ей конца, и детский взор стремится зафиксировать чёрную птицу, усевшуюся на макушке стены.
   Что это за стена? Может быть, Тульский Кремль?
   Но - ярко, выпукло, вспышками разнообразных деталей - вспоминается музей оружие: крохотные дамские пистолеты, и массивные, туго блестящие кухенрейторы; странные формы современного спортивного оружия - будто представители фантастической фауны; маленькие, злобные "бульдоги"...
   Снящийся лес памяти - зачем ты не отпускаешь меня?
  
   В ТАРУСЕ
   (стихотворение в прозе)
   На станции речного вокзала что-то позвякивало, играя с ветром.
   От Калуги до Тарусы - минут сорок.
   Пароходик шёл бодро-бодро, кипенный след стелился за ним, и жёлтый песок, предварявший Тарусу, легко поглощал любые следы.
   Маленькая площадь, будто помещённая в низину - по-крайней мере казалось - улицы от неё - всё вверх и вверх, туго катая движение, между частных домов, за заборами которых курчавы яблони; и телега с лошадью в таком контексте воспринималась куда естественнее мотоцикла.
   Художественный музей, чьи стены белели, как снег, низок, широкоплеч, приземист, богат.
   Кладбище потом, знаменитые могилы, и полоска Оки, вспыхивающая на солнце церковной парчой.
  
   * * *
   Муравьи с чего и начинают
   Тем закончат - муравейник их
   Данность муравьиную включает
   Полностью, и кропотлив и тих.
  
   Человек процесс движенья к цели
   Ценит выше цели. Или нет?
   Адовые сколь пугают щели
   Тех - превозносящих дичь и бред.
  
   Чёрные идеи так мерцают,
   Что вниманье сильно привлекут.
   А лакуны смысла поглощают
   Чей-то сложный многодневный труд.
  
   Муравьям, конечно, много лучше,
   Мир их - он в гармонию введён.
   Человек не ценит каждый лучик,
   Думая - я буду им пронзён.
  
   * * *
   Убирайся, день поганый,
   Приходи хороший.
   Человечек окаянный
   В пожеланьях - или пьяный?
   Грезящий порошей...
  
   Всё надеюсь - завтра будет...
   Ничего не будет!
   Солнце - золотистый бубен.
   Человек - что смесь в сосуде.
   Вот и всё, что завтра будет.
  
   * * *
   Мост над рекою остывающей,
   Рекой, на бездну столь похожей.
   И человек...сперва шагающий
   легко, потом - мороз по коже.
  
   Мост, содрогающийся от
   Несущегося мощно транспорта -
  
   Над чернотой дегтярных вод
   Сам будто перепуган. Так-то вот.
  
   Вдруг всё сорвётся в никуда -
   В дыханье Леты этой, Стикса!
   А зимняя уже звезда
   И не взойдёт.
   Нет, не случится -
   Ведь виден впереди район -
   Весь хлебно-бытовой, громоздкий.
   Даёт успокоенье он
   Шалеющим ячейкам мозга.
  
   ПОЛНЫЙ ПАНСИОН
   Полный пансион в обветшалом отеле
   С привкусом Европы, старой весьма.
   Из окна видны косматые ели
   И краем, несколько оплывающим ныне, зима.
  
   В коридорах тишина от ковров истёртых.
   На ресепшене полудремлет служитель - седой, пожилой.
   А люди за столами медлительны - род натюрмортов
   В окружении реальности золотой.
  
   ПАПСКИЙ ПОВАР
   Изобилье кремов, разных фланов,
   Муссов на основе миндаля.
   Воплощенье сокровенных планов
   Истово гурмана. Или для
   Пищи мы по сути существуем?
   От инжира с чёрною икрой
   Отказаться вряд ли кто рискует.
   Папский повар - мастер дорогой.
   Старые, в роскошных переплётах
   Книги, где рецептов тыщи тыщ...
  
   Ватикан роскошных оборотов
   Славы - духом беден, просто нищ.
  
   ДИРИЖАБЛИ
   1
   Стали часто снитья дирижабли что-то.
   Сны порой сновидцу - золотые соты,
   А порою хуже чёрного мерцанья
   Неизвестной гавани с хламом ожиданья.
   Дирижабли были, блёсткие, громоздки.
   А какие были созидает мозг и
   Сердце неизвестно, ибо сон затянет.
   И полёт чудесный в детство снова манит.
  
  
  
   2
   Повисающий над
   Пространством земли истоптанным -
   Колбасою? Мечтой видеть сад
   Райский в житьишке заштопанном -
   Потрясал
   Он когда-то -
   Тем, что так вот не мал
   И устроен богато.
  
   3
   Отливали бока синевой.
   В вышине он висит надо мной -
  
   Надо мной, в золотой вышине.
   Улыбается может быть мне?
  
   Равнодушен ко мне, как ни тщись,
   Как роскошная (где же ты?) жисть...
  
   4
   Литой, играющий цветами,
   Что солнце дарит, шаровой
   Ужасно мощный, с небесами
   В контакт вступающий - и мой
   Какой-то сон, весьма далёкий,
   Калечный, сирый, однобокий...
  
   5
   Высь дирижабля - жизнь его.
   Жизнь просто. Вряд ли торжество.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Лафф, "Трактирщица-3. Паутина для Бизнес-леди"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"