Барабаш Наталья: другие произведения.

Как сделать выдающееся интервью и выудить нужную информацию, даже если Ваш собеседник не слишком разговорчивый тип

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  

Как сделать выдающееся интервью или выудить нужную информацию, даже если Ваш собеседник не слишком разговорчивый тип.

(Немного теории и советов от гуру радио- и тележурналистики и много конкретных примеров из радиоэфира)

  
  
  
  
   *********************************************************************************************
  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
  
   Вступление..................................................................................2
  
   Как же максимально расположить к себе человека во время интервью и
   получить от него ранее неизвестную информацию?.......................3
  
   Общие правила ведения интервью в "прямом" эфире..................7
  
  
   Что же такое удачное интервью и как этого добиться?.................9
  
   Практические примеры (включая личный опыт
   Автора).........................................................................................10
  
   Интервью автора с создателем концерна "Панинтер" предпринимателем А.С. Паникиным и музыкантом Никитой Козловым (группа "Сегодняночью").............. ............................................................15
  
  
  
   *********************************************************************************************
  
  
  
  
  
   ВСТУПЛЕНИЕ
  
   Интервью - один из самых захватывающих жанров как журналистики так и радиожурналистики в частности.
  
   Люди любят общаться друг с другом, но тут самое главное не "разговор по душам", а умение получить от человека необходимую информацию, постараться так построить разговор, чтобы собеседник поделился с тобой тем, о чем раньше не рассказывал никому. Это и есть главная задача интервьюера. Но это конечно, идеальный вариант и добиться этого не всегда получается.
  
   Непосредственный контакт двух людей - это очень интересно, но чтобы добиться максимально эффективного интервью, надо учитывать массу факторов.
  
   Журналисту приходится встречаться с огромным количеством разных людей, и все они совершенно непохожи друг на друга: замкнутые и открытые, веселые и не очень, доверчивые и подозрительные. Одни обожают, когда им льстят с самого начала, другие, напротив, предпочитают откровенные, резкие вопросы, что называется "в лоб".
  
   Поэтому журналисту всякий раз приходится находить новый подход к каждому конкретному человеку, играть заново новую роль, надевать новую маску.
  
   Прежде всего, надо сделать так, чтобы слушателю или зрителю было интересно лицезреть или слушать не только человека, у которого берут интервью, но и журналиста: как он меняется в зависимости от ситуации, меняет интонацию, тембр голоса, содержание своих вопросов - от более общих к более частным, "заковыристым".
  
   Журналистика похожа на театр, где смена декораций происходит каждые 5 минут, а актеры играют разные роли, перевоплощаясь то в одного, то в другого персонажа.
  
   Интервью можно назвать самым азартным видом журналистики, ограниченность времени подхлестывает журналиста обрисовать человека с разных сторон, задать более яркий вопрос, чтобы раскрыть новую, может быть, еще никому неизвестную грань его жизни.
  
   Именно в этом смысле журналист и игрок, и актер одновременно. Поэтому он как бы раскрывается в своих вопросах, он как личность здесь не присутствует, его мнение не должно быть выставлено на передний план.
  
   Наверное, поэтому одна из основных аксиом американской журналистики: огда задаешь вопрос - тебя нет, ты растворяешься в своем вопросе".
  
   В качестве примера о перевоплощении здесь можно назвать две довольно яркие фигуры отечественного телевидения: Матвей Ганапольский (в настоящее время - радиоведущий радиостанции "Эхо Москвы" - прим. автора) и Андрей Караулов. К ним можно относиться по-разному, восхищаться или ненавидеть, но нельзя не признать, что интервью, которые делает Ганапольский на радио и на телевидении, несомненно, более яркие и запоминающиеся и искрометные, нежели интервью Караулова.
  
   Оба мэтра интервью беседуют с абсолютно разными людьми, но насколько по-разному они себя ведут!
  
   Ганапольский умеет превосходно перевоплощаться и, беседуя, например, с великой актрисой Нонной Мордюковой, ведет себя совсем не так как с помощником бывшего президента России Бориса Ельцина Георгием Сатаровым. Везде и всегда видна его искренность, напористость в постановке вопросов, но как же здорово он умеет меняться в зависимости от ситуации и повернуть ход разговора в нужное ему русло.
   Караулов же напротив, при всей его напористости и умении вести разговор, часто теряется, когда его собеседник уходит в сторону от вопроса, и всеми правдами и неправдами пытается вернуть его обратно.
  
   Но самый большой его минус, на наш взгляд, это его похожесть на самого себя в разговоре с абсолютно разными людьми, он никогда не меняет линию поведения и всегда предсказуем. Андрей Караулов в беседе с политиками Дмитрием Якубовским или Русланом Хасбулатовым как две капли воды похож на Андрея Караулова в разговоре с выдающимся актером и режиссером Олегом Ефремовым: тот же жесткий тонн, та же четкая линия поведения, та же интонации.
  
   Отсутствие легкости, игры, на мой взгляд, не очень хорошо влияет на ход беседы. Хотя, безусловно, в информационном обществе и должно быть много разных, не похожих друг на друга, имеющих разные подходы журналистов, работающих в жанре интервью.
  
   Журналисту приходится общаться, как мы уже отмечали, с абсолютно разными людьми, представителями разных профессий, но, прежде всего, не надо забывать, что каждый из них человек, независимо от того, член ли это королевской семьи, президент или дворник, и что к каждому из них нужно подобрать особые слова, особый подход.
  
   Как же максимально расположить к себе человека во время интервью и получить от него ранее неизвестную информацию?
   Это мы и попытаемся выяснить.
  
   Как я уже сказала выше, смысл любого интервью - получить информацию, ранее, по возможности, никому не известную. Самой грубой ошибкой интервьюера считается то, что он подчас стремится получить ответы, которые ему уже ИЗВЕСТНЫ, или задает вопросы, чтобы получить подтверждение тому, что он УЖЕ ЗНАЕТ.
  
   Чтобы не попадать в подобные ситуации самому и не ставить в тупик своего собеседника, журналисту прежде всего нужно знать, что он конкретно хочет от человека, с которым будет беседовать, что это за человек, и какого рода информация ему нужна.
   Поэтому, прежде всего журналисту надо учитывать, что интервью бывает нескольких видов и каждое из них выполняет свою функцию:
  
  -- Событийное интервью. Включает в себя краткую информацию, свидетельства очевидцев события и этот тип интервью чаще всего используют репортеры на событиях.
  -- Проблемное интервью. В этом случае его используют тогда, когда необходимо выяснить мнение специалистов по тому или иному достаточно узкому вопросу. Журналисту здесь очень важно иметь собственное мнение, поэтому журналист отчасти выступает в этом случае и в качестве публициста.
  
  -- Интервью-портрет. Интервьюера, прежде всего, интересует личность собеседника, чаще всего это относится к интервью со знаменитостями. Возможно, будет справедливо отметить, что это самый сложный тип интервью. Журналист в этом случае выступает и в качестве, ив качестве прозаика.
  
   Далее мы наиболее подробно рассмотрим 2 последних типа интервью, так как они наиболее сложны и именно в них журналист может полностью раскрыть свои способности и талант, а также максимально объемно "показать" своего собеседника.
  
   Люди, с которыми журналисту приходится общаться, часто весьма неординарны и очень умны, однако показать это в интервью не всегда получается. Порой ответы даже на очень интересные вопросы звучат плоско и убого.
  
   "Что делать?" и "Кто виноват?" - вопрошали классики.
  
   Как показывает практика, на мой взгляд, очень важно психологически подготовить собеседника к интервью, выяснить для себя какие-то факты из жизни того человека, с которым Вы собираетесь разговаривать, чтобы по возможности расположить его к себе.
  
   Например, Вы выясняете, что ваш собеседник, известный политик и общественный деятель больше гордится своими юношескими спортивными достижениями, нежели учеными степенями и званиями.
  
   Эту информацию стоит использовать, готовясь к интервью. Подобные "знания" о Вашем собеседнике помогают ему раскрепоститься, выйти с Вами на контакт.
  
   Очень важно также разработать всю линию вопросов: прочитать достаточное количество информации о своем собеседнике, и в тоже время ни в коем случае не давить на него объемом собранной о нем же информации, не перебарщивать с обилием вопросов, а дать ему пространство, возможность высказаться, даже если Ваш собеседник довольно далеко ушел в сторону от намеченной журналистом линии разговора.
  
   Если Ваш собеседник почувствует в Вас заинтересованного человека, он гораздо полнее раскроет себя, выйдет на разговор.
  
   Однако возможны такие случаи, когда человек просто не желает разговаривать и давит на Вас своим авторитетом, высокомерием, отвечает на Ваши вопрос односложно и более чем неохотно. В таких случаях, особенно молодые журналисты часто теряются и не знают как себя вести.
  
   В таком случае лучше всего запастись фразой Леонида Петровича Плешакова, знаменитого корреспондента журнала "Огонек": "Извините, но, кажется, Вы не готовы к разговору со мной". По его словам, этот прием действует безотказно, и с собеседника мигом слетает спесь.
  
   Журналисту очень важно вести себя естественно, уметь "завести" собеседника, импровизировать в ходе беседы, но всегда помнить, что воля собеседника для журналиста-закон. Вашему собеседнику должно быть комфортно с Вами, и даже задавая провокационные вопросы, делать это надо корректно, не в коем случае не агрессивно, что выявит отношение журналиста к своему собеседнику, а этого быть НЕ ДОЛЖНО.
  
   Теперь самое время перейти непосредственно к самой беседе и как она (в идеале, конечно) должна проходить.
  
   Существует НЕСКОЛЬКО ПРАВИЛ как себя вести во время интервью, чтобы оно прошло максимально успешно:
   Независимо от того, какое это блиц-интервью , интервью-портрет, эксклюзивное, сенсационное, проблемное или рекламное, главное для интервьюера - получить достоверную информацию из перовых рук с наименьшими информационными "потерями".
  
  -- Прежде чем начать интервью, нужно настроить себя и своего собеседника на разговор, установить личный контакт. Лучше не отвлекаться от темы разговора и заранее ее обсудить, не вдаваясь в подробности, просто прощупать этого человека - какой он и что от него можно ждать в процессе интервью.
  
   Это особенно важно, когда ты разговариваешь со знаменитым человеком, который имеет вес в обществе и у которого есть уже сложившийся общественный имидж. Очень важно понять, что это живой человек со своими проблемами, пристрастиями, усталостью и т.д. Интервьюеру очень важно оставаться естественным, и искренне выказывать своему визави свое уважение и восхищение.
  
   Барбара Уолтерс (Barbara Walters), выдающаяся американская телеведущая, журналист и продюсер телеканала ABC, прославившаяся своими интервью со знаменитостями говорила, что "очень важно, чтобы зритель. Который смотрит интервью, почувствовал, что он находится на сердечной встрече". Это высказывание применимо к любому интервью для любого СМИ.
  
   Методы общения со знаменитостями также отличаются друг от друга.
  
   "Общаясь с политиком", - советует Барбара Уолтерс, - нужно быть естественным, не высказывать свое мнение, если ты с чем-то не согласен. Лучше всего задавать вопросы не от первого лица, а отстраняться, пользоваться такими фразами как "Есть мнение, что...", "Считают, что..." и т.д.".
  
   Барбара Уолтерс приводила пример, что, когда она "встречалась с бывшим президентов США Линденом Джонсоном и в конце встречи попросила разрешения его поцеловать, он ответил, что он "восхищен ее естественным порывом", и с радостью согласился".
  
  -- Общаясь со знаменитым художником, музыкантом, актером и т.д. не следует слишком уж выражать свое восхищение человеком, избегать слов "божественный", "легендарный" по отношению к объекту интервью, а обратиться к его произведениям, которые произвели на Вас наибольшее впечатление. В этом случае, вероятнее всего, лед будет сломан. Хотя, несомненно, каждое интервью индивидуально, и всегда следует исходить из конкретной ситуации.
  
  -- Беседуя с известным бизнесменом, лучше всего вспомнить о его молодости и спросить, как он заработал свой первый миллион, был ли у него идеал, ролевая модель в бизнесе в начале карьеры и т.д.
  
  
   Когда первые шаги сделаны, можно перейти к самим вопросам, причем начать с самых легких, просто для того, чтобы проверить как человек ведет себя, расположен он отвечать на вопросы искренне или же нет. С самого начала очень важно понять, что представляет собой Ваш собеседник: открытый или замкнутый, чтобы вести себя в соответствии с ситуацией.
  
   Обязательно нужно поощрить собеседника комплементами, но при этом надо следить, чтобы комплименты были по существу, а не обычной лестью.
  
  
   А теперь перечислим и, что еще важнее, !запомним! 5 ЗАПОВЕДЕЙ, НЕОБХОДИМЫХ ЛЮБОМУ ИНТЕРВЬЮЕРУ:
  
  -- НЕ ЗАДАВАТЬ несколько вопросов одновременно, вопросы должны быть простыми и лаконичными
  
  -- НЕ ДОПУСКАТЬ однозначных ответов, если ответ "да" или нет", то необходимо попросить ответить на вопрос более конкретно
  
  
  -- ОЧЕНЬ ВАЖНО выдерживать паузу. Порой пауза очень много значит, если, конечно, время в "прямом" эфире позволяет это сделать
  
  -- НЕОБХОДИМО следить за тем, чтобы вопрос был интересен не только Вам, но, прежде всего, Вашему собеседнику, а также, безусловно. Вашим слушателям. Задавая интересные вопросы даже не очень общительным людям можно "разговорить" их и добиться порой потрясающих результатов и интереснейших ответов на вопросы.
  
  
  -- К ТРУДНЫМ, КОНФЛИКТНЫМ ВОПРОСАМ нужно переходить под самый конец, когда основной массив информации уже получен и собеседник чувствует себя с Вами раскованно и непринужденно. Однако делать это нужно корректно и уважительно.
  -- Журналисту НЕОБХОДИМО ОБЛАДАТЬ одним крайне важным качеством: ОН ДОЛЖЕН ЛЮБИТЬ ЛЮДЕЙ.
  
  
   Поговорим еще раз об очень важном этапе интервью - НАЧАЛЕ БЕСЕДЫ.
  
   На мой взгляд, к любому интервью нужно готовиться заранее, даже зная достаточно о человеке, Вам придется сделать все, чтобы расположить его к себе. Тут в ход может пойти и тонкая лесть, и искреннее восхищение, и даже патетические нотки в голосе. Главное - добиться поставленной цели, заинтересовать собой, показать себя умным и тонким собеседником, а не просто подставкой для микрофона.
  
   В КОНЦЕ РАЗГОВОРА нужно спросить собеседника, не хочет ли он что-то добавить, сказать что-то важное, чего он не сказал ранее. Нужно показать человеку свой интерес к его личности, дать ему понять, что Вы очень довольны Вашей беседой (даже если это не совсем так), а не просто выключить диктофон и попрощаться.
  
   Общие правила ведения интервью в "прямом" эфире
  
   Теперь перейдет к еще одному аспекту - поведению журналиста перед микрофоном и особенно поведению журналиста в "прямом" эфире.
  
   В "славные" "застойные" времена, журналистам приходилось продумывать каждое слово, а затем согласовывать их с "вышестоящими" инстанциями каждую встречу со знаменитым собеседником. Мало того, порой журналисты приносили своему собеседнику уже готовый отпечатанный текст с ответами и перед интервью просили своего собеседника читать по бумажке заранее заготовленный текст.
  
   Мои старшие коллеги как-то рассказывали один случай, что однажды
   журналист пришел к знаменитой балерине Майе Михайловне Плисецкой и вручил ей листочек с заранее заготовленными ответом на свои вопрос, что она думает о новом политическом курсе ЦК КПСС, объявленном на последнем съезде партии.
  
   Сейчас в это почти невозможно поверить, но, тем не менее, это факт. Теперь радиожурналистам с одной стороне куда свободнее и легче, с другой стороне во многом гораздо труднее.
  
   Радиоведущий может позволить себе задать как резкий нелицеприятный вопрос. Так и весьма резкое поведение - примертому. Ранние, теперь уже "классические" телеинтервью Дмирий Диброва в прямом эфире... возможно все, лишь бы добиться от собеседника интересных, неординарных ответов.
  
   Но тут встает один закономерный вопрос: а как же поведет себя собеседник? Ведь он может уйти от ответа, и журналисту будет крайне трудно разрушить стену непонимания. Кроме того, объект интервью может надеть маску, "прикрыв" ей свои истинные чувства, и журналист опять ничего не добьется от собеседника, кроме сотворенного им же коммуникационного барьера.
  
   Иногда бывает так, что журналист много читал и очень много знает о собеседнике, а встретившись с ним, сразу чувствует, что перед ним совсем другой человек., нежели он представлял по той информации, которую он получил о собеседнике из разных источников. Манера поведения человека, у которого Вам придется брать интервью, иногда может завести Вас в тупик, Вы можете оказаться к ней неготовым.
  
   Поэтому, волей-неволей, но журналисту в прямом эфире придется учиться мгновенно ориентироваться в той ситуации, в которой они оказался, менять линию поведения порой по нескольку раз в течение интервью, учиться интуитивно чувствовать какие вопросы стоит задать собеседнику в начале разговора, чтобы расположить его к себе - вопросы "на контакт" или "на конфликт".
  
   Ну, и, конечно, нельзя забывать об этической стороне дела: необходимо учиться обходить острые углы, не слишком "лезть в душу", особенно если собеседник не расположен "раскрываться". Необходимо учиться чувствовать ответственность перед этим человеком, так как журналист влияет на общественное мнение и от него будет во многом зависеть отношение слушателей или зрителей к тому человеку, у которого он берет интервью.
  
   Особенно это касается "прямого" эфира, когда время ограничено и собеседник может повести себя совершенно непредсказуемо. Ориентироваться приходится по ходу интервью, помогать собеседнику преодолевать "боязнь микрофона" (особенно если перед Вами непубличный человек), найти в душе собеседника какие-то струнки, которые заставят его быть откровеннее, разговорчивее, например, перевести разговор на его семью, детей, или увлечения.
  
   Особенно сложно бывает, если это интервью со "звездой", известной персоной, избалованной вниманием журналистов и публики. Тут приходится стараться дать слушателю портрет собеседника, наиболее близкий к "оригиналу", если перед Вами стоит задача сделать интервью-портрет или "вытянуть" из знаменитости как можно больше конкретной информации по тому или иному вопросу (если это проблемное интервью).
  
   Очень важно учиться выказывать максимально искренний интерес к собеседнику, внимательно слушать его и ни в коем случае не спорить.
  
   В прямом эфире все гораздо сложнее, так как нельзя ни вырезать, ни заменить какую-либо слово или фразу, каждое сказано Вами и Вашим собеседником слово НЕИЗМЕНЕННЫМ идет напрямую к Вашему слушателю или зрителю. Тут приходится соблюдать величайшую осторожность и такт в подборе слов и выражений. Одно неверное слово или необдуманная эмоция, и все интервью может быть испорчено, и что еще печальнее, Вы в одно мгновение можете приобрести в лице своего собеседника злейшего врага.
  
   Таким образом, ведущий той или иной программы на радио или телевидение должен быть готовым в любой момент к разным неожиданным ситуациям и научиться выходить из них с честью.
  
  
   Что же такое удачное интервью и как этого добиться?
  
   Как Вы понимаете, это довольно сложный и серьезный вопрос. Безусловно, оно включает в себя все перечисленные мною ранее факторы:
  -- Тщательная подготовка к беседе
  -- Достаточное знание темы интервью
  -- Четко поставленная цель (для чего берется) интервью
  -- Умение сориентироваться в самом начале (какой вопрос задать в начале, чтобы выявить эмоциональный настрой собеседника) и суметь настроиться на эту же волну
  -- Способность обходить острые углы при разговоре
  -- Простой, без излишней витиеватости язык разговора, но при этом грамотная и корректная речь
  
   Однако самое важное (не забывая о важнейшей задаче - добывание неизвестной ранее информации) - это умение создать настолько комфортную, уютную обстановку при разговоре, суметь так настроиться на собеседника, чтобы и Вам, и Вашему собеседнику, а самое главное, Вашим слушателям было бы приятно провести время, отпущенное на передачу. В то же время надо сделать все возможное, чтобы у собеседника не создавалось впечатление, что он говорит в пустоту, чтобы его общение с журналистом каким-то образом повлияло на его самого, открыло ему глаза на что-то такое, чего он раньше не замечал (возможно даже в себе самом).
  
   Чтобы добиться описанных выше результатов, журналисту надо отчасти научиться быть немножко актером, лицедеем, учиться "перевоплощаться" в разных людей, залезать в "чужую шкуру" и даже отчасти в голову собеседника, мыслить его способом ("как бы я себя повел, если бы услышал подобный вопрос) даже если в чем-то приходится наступать себе на горло, иногда даже предугадывая заранее реакцию собеседника, думая на полшага вперед.
  
   И конечно, же, все это бессмысленно без постоянного тренинга, навыка, со временем приходящего к вам автоматически придумывать и задавать настолько интересные. Информативные, иногда провокационные вопросы на которые вашему собеседнику самому захотелось бы искренне и интересно отвечать.
  
   "Однажды у одного известного интервьюера спросили: "Как Вы отыскиваете таких интересных собеседников?". На это он ответил: "Мои собеседники такие же, как и Ваши, а вот если Вы хотите получать интересные ответы, то поломайте голову над интересными вопросами".
  
  
  
  
  
  
   ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРИМЕРЫ
  
   Теперь самое время перейти к практическим "занятиям". Далее Вы увидите конкретные примеры интервью - как мои собственные, так и признанных мастеров этого жанра.
  
   Вышеупомянутый Матвей Ганапольский, вне всякого сомнения, очень яркий журналист, радио-, телеведущий, который умеет создать определенную обстановку и заинтересовать собой и своими вопросами как собеседника, так и аудиторию. Он общается в эфире с совершенно разными людьми и делает это невероятно здорово и неординарно, каждое его появление в радиоэфире или на телеэкране - маленький фейерверк.
  
   Одна из его телепрограмм называлась "Бомонд" (она выходила в теле-, а позднее и в радиоверсии - прим. автора). "Бомонд" - в переводе с французского "сливки общества, высший свет", сам же он трактовал название по-другому. В интервью Дмитрию Диброву 21 ноября 1993 года на вопрос: то же такое для него российский бомонд?", он ответил: "Бомонд - это те, кто делает благо для своей страны, совсем не обязательно интеллектуальный или фактический бомонд". Ганапольский объяснил, что "очень счастлив встречаться и разговаривать" с теми, кого мы видим или слышим в его программах. "Происходит процесс постоянной дискредитации разных людей, делающих добро, будь то деятели искусства, политики, бизнеса и т.д, - сказал ведущий, - поэтому это огромное счастье для меня видеть, что люди живы, живы в этой стране, живы и работают".
  
   И на самом деле, когда он общается со знаменитыми людьми, порой незаслуженно забытыми, он находит такие слова и интонации, чтобы слушатель или зритель "проникся" и полюбил этих людей.
  
   Например, в одном из своих интервью с Н. В Мордюковой , он попросил ее спеть. Это как раз случилось после того, как она поделилась болью о погибшем сыне. И она пела так, что в горле стоял комок! Это был очень мощный, берущий за душу, блестящий финал интервью.
  
   Матвей Ганапольский в этом случае сумел затронуть в своих слушателях особые струнки, заставившие полюбить эту прекрасную женщину, актрису, почувствовать ее горе как свое собственное. Не это ли одна из основных задач интервьюера?
  
   Дмитрий Дибров, телеведущий, не раз называл себя учеником Матвея Ганапольского, однако у них совершенно разные подходы к интервьюируемым им персонам и поднимаемые темы тоже совершенно разные.
  
   Дмитрий Дибров во многом нацелен на скандальных личностей и провокационные ситуации. Конечно, в большинстве случаев, будучи несомненно талантливым ведущим, он добивался своей цели и раскрывал характер человека, с которым беседует, и его передачи весьма яркие и насыщенные информативно, но он далеко не всегда тактичен по отношению к своим собеседникам. Порой бывает, что он не до конца выслушивает своих гостей и перебивает их на полуслове. Порой в его интервью проскальзывает явное любование собой и своими вопросами, и его поведение в эфире отнюдь не всегда отличается корректностью.
  
   Тем не менее, справедливо заметить, что время от времени он наталкивается на ответную реакцию со стороны своих собеседников.
  
   Однажды в один и тот же день у него было 2 интервью подряд в "прямом эфире". Сначала он беседовал с актером Романом Карцевым, в позднее - с Геннадием Хазановым.
  
   Роман Карцев, как человек мягкий и уравновешенный, вел себя скромно и интеллигентно, отвечая на вопросы Дмитрия Диброва, не отвечая на иногда проскакивающиеся "нападки". В свою очередь, Дибров довольно агрессивно "наскакивал" на собеседника, резко, нелогично переключаясь с темы его нового спектакля на взаимоотношения Карцева с Михаилом Жванецким, часто просто не давал Карцеву возможность договорить начатую фразу, а иногда и срывал вопросы телезрителей, которые звонили в студию и задавали вопросы "вживую".
  
   В этом случае Диброву ничего не мешало быть "хозяином положения" и главным "украшением эфира". Тем не менее, эта беседа прошла для зрителей эмоционально насыщенно и интересно.
  
   Но как же Дибров сник, когда кресло, где сидел Карцев, занял Геннадий Хазанов! Новый гость программы моментально перенял манеру поведения Диброва, и телеведущий моментально сник и стушевался. "Хозяином положения" в эфире на этот раз оказался приглашенный гость программы, к чему ведущий передачи оказался явно не готов.
  
   Дибров задавал Хазанову в основном те же общие вопросы, что и Роману Карцеву (о его жизни в целом, о его работе на эстраде), на которые Г. Хазанов отвечал встречными вопросами, недоговаривал начатые фразы, а порой и просто ставил ведущего в тупик многозначительными паузами.
  
   К сожалению, интервью не получилось, популярный телеведущий просто не смог парировать "удары" собеседника, во многом потому, что привык в своих передачах играть "первую скрипку".
  
   Таким образом, линия поведения, которую занимает ведущий передачи или интервьюер во время репортажа, особенно в "прямом" эфире, сильно сказывается на ходе беседы и качестве интервью, ведь в этом случае ничего нельзя вырезать или перемонтировать, слушатели или зрители услышат все как есть, все удачные моменты и все "ляпы".
  
   Теперь немного поговорим об интервью, которое записывается на диктофон, прежде чем выйти в "прямой" эфир. Конечно, в данном случае мы говорим о радиоинтервью, а не об интервью для публикации в каком-либо печатном СМИ.
  
   Чтобы далеко не ходить, приведу примеры (как вполне удачный, так и откровенно слабый) из собственной практики.
  
   На первом и втором курсах журфака МГУ (примерно 1993-94гг) я сотрудничала с двумя государственными радиостанциями. На первом это была радиостанция "Маяк".
  
   Здесь требования к интервью предъявлялись примерно следующего свойства: Необходимо было записать эффектное, очень информативное интервью, которое бы, без какого-либо монтажа, сразу же пошло в эфир.
  
   Я брала интервью у одной очень талантливой девочки-пианистки, которая оканчивала знаменитую музыкальную школу им. И.О.Дунаевского - педагоги прочили блестящее будущее. Я была немного знакома с ней, но прежде чем начать интервью, конечно же, какое-то время просто с ней поболтала, объяснила, что я хочу у нее выяснить и какие вопросы задать.
  
   Надо сказать, что мне было о чем с ней поговорить, ибо я сама закончила эту престижную музыкальную школу несколько лет назад. Задавать вопросы было совсем не трудно, тем более я готовилась к интервью заранее, и знала предмет разговора довольно неплохо.
  
   Но дело было в том, что моя собеседница - очень талантливая пианистка, с большим трудом отвечала на задаваемые мной вопросы при включенном микрофоне. Получалось так, что когда она играла на рояле, она выражала все, что хотела сказать с помощью музыки и делала это блестяще, а когда я включала микрофон и задавала ей, как мне казалось, вполне простые, но при этом довольно любопытные вопросы, она нервничала, тушевалась, ее ответы звучали односложно и не слишком интересно для радиослушателей.
  
   Конечно, обо всем этом мне сразу же сообщил и выпускающий редактор "Маяка", хотя до этого он был вполне доволен моим дебютом на радио, и даже похвалил мой первый выход в эфир - мою 3-минутную беседу с ведущим эфира, записанную сходу в студии без оговорок и какого-либо монтажа, что для "новичка на радио,- по его же словам, - большая редкость".
  
   На этот раз он разнес мое интервью в пух и прах.
  
   Я во многом была с ним согласна, однако думала, что записанный фрагмент первого концерта Э.Грига, который бесподобно исполняла моя собеседница, многое расскажет слушателям о героине интервью и существенно дополнит ее односложные вопросы на мои вполне интересные (как мне тогда казалось, но возможно я ошибалась) ответы.
  
   Как я уже сказала, мой шеф был весьма недоволен моим материалом и попросил его переделать. Интервью мы переписали, на этот раз моя собеседница была более раскованной и разговорчивой, но и этот результат не удовлетворил выпускающего редактора. В итоге, этот материал так и не вышел в эфир, несмотря на все мое отличное знание предмета разговора и теперь уже хороший контакт, который был налажен с моей собеседницей.
  
   Вполне возможно, что моя тогдашняя неопытность не позволила мне сделать это интервью по-настоящему ярким, однако, при желании редактора его вполне можно было перемонтировать, что-то вырезать, какие-то вопросы поменять местами, в итоге получился бы весьма добротный материал, пусть и не блестящий материал, но мой редактор просто "забраковал" интервью.
  
   Возможно, потому, что в те годы на "Маяке" существовала тенденция к созданию пространных интервью со всеми паузами и многосложными ответами, как в записи, так и в "прямом" эфире.
  
   Следовательно, качество интервью и возможность его выхода в эфир зависят не только от того, как оно сделано, но и от специфики и стиля работы конкретной радиостанции и, безусловно, от решающего мнения сотрудников (ведущих эфира, шеф-редакторов, продюсеров), которые отвечают за подбор материалов, выходящих в эфир.
  
   Cовсем иначе ситуация складывалась на радиостанции "Юность". Хронометраж "записного" материала составлял 3 минуты 10 секунд, за это время нужно было включить в интервью один очень "мощный" вопрос, и так смонтировать ответ, чтобы он звучал совершенно неожиданно для слушателей и привлек к репортажу внимание.
   Главное требование к материалу - оригинальная "подводка" к вопросу и финал, записанные в студии, и необычный вопрос, выбранный из всего, заранее записанного интервью.
  
   В этом случае репортаж был посвящен пресс-конференции, где обсуждались проблемы общения человека и дельфина, а также непосредственно языку дельфинов.
  
   Я обладала совсем небольшим объемом информации по данному вопросу, на подготовку времени практически не было, в официальном пресс-релизе было всего 3-4 абзаца очень общего текста). Мне предстояло задать несколько не совсем глупых вопросов серьезных господам - кандидатам и докторам биологических наук, старше меня как минимум в 2 раза, занимающихся изучением вопросов коммуникации дельфинов. Кроме того, ведущий эфира, с которым я на тот момент сотрудничала, объяснил мне, что мне нужно сделать так, чтобы и вопросы, и ответы были понятны и интересны слушателям радио "Юность", многие из которых были моими ровесниками или чуть старше и тоже не разбирались в этой теме.
  
   Надо признаться, я очень нервничала в процессе пресс-конференции, во-первых, потому что боялась за качество звука, и все старалась подвинуть микрофон поближе к участникам брифинга, отвечающим на вопросы представителей прессы и электронных СМИ, а во-вторых, опасалась спросить какую-нибудь откровенно банальную чушь. При этом, надо признаться, что специалисты отвечали на вопросы журналистов весьма интересно и захватывающе, простым и понятным языком, избегая научных терминов.
  
   В конце концов, я набралась смелости, и чтобы уж все получилось наверняка (и качество звука, и развернутый ответ), через пару минут после окончания пресс-конференции подошла к главному специалисту - весьма милому и любезному господину - и срывающимся голосом задала следующий вопрос: "Мы все знаем, что дельфины не рыбы, а млекопитающие, а также то, что дельфины - разумные существа, но на самом деле, что же такое дельфин?"
   Странно, но этот почти детский вопрос весьма понравился серьезному ученому и вызвал бурю эмоций. Контакт произошел как бы сам собой, и мне лишь оставалось кивать и записывать его яркий, эмоциональный и довольно многословный ответ на вопрос, что для радиоинтервью особенно важно.
  
   В данном случае поверхностное знание предмета разговора с моей стороны, как ни странно, и позволило мне задать те вопросы, которые интересуют дилетантов, но при этом не вызывают возмущения (в смысле откровенной глупости) у профессионалов.
  
   Уже после записи "подводки" и "финала" и небольшого монтажа интервью, получился весьма интересный и совсем не скучный репортаж, который прозвучал в эфире несколько раз в течение дня в выпусках новостей, и понравился как ведущему эфира, так и разным людям разных возрастов и занятий (отнюдь не только моим друзьям и родителям), которые в этот день слышали выпуски новостей на радио "Юность".
  
   Я на собственном опыте убедилась, что сделать интересное интервью с интересным человеком - это еще не все. Контакт, доверительность в общении интервьюера и объекта интервью - это крайне важно, но иногда можно знать о человеке и предмете разговора очень много, а интервью не получится, а можно, обладая весьма скромными познаниями о человеке и теме разговора, создать весьма любопытный и привлекающий к себе внимание материал - интервью или репортаж, неважно.
  
   Позднее я убеждалась в правильности подобного вывода не раз, делая интервью с разными людьми. Причем, не столь важно беседуешь ли ты со знаменитостью или обычным человеком. Качество личности собеседника и твой собственный внутренний настрой зачастую бывает куда важнее количества информации, которую ты "перелопатил", готовясь к интервью.
  
   Помимо объективных факторов (знание материала, подготовленность к встрече собеседником, знание его "сильных" и "слабых" сторон и т.д.), не стоит забывать и о субъективных моментах (Вашего собственного настроя - физического и психологического, Вашего отношения к герою интервью, интерес или отсутствие интереса к теме разговора, и еще массы мелких деталей).
  
   ! Стоит помнить, что, даже учитывая все эти факторы, можно добиться от объекта интервью феноменально интересных ответов на не слишком выдающиеся вопросы, а иногда, даже беседуя с выдающейся личностью, получить плоское, полное штампов, заурядное интервью, и не всегда это вина только интервьюера и репортера. !
  
   К сожалению, иногда это понимаешь только после того, как прослушаешь запись. И если "записной" материал еще можно как-то оживить монтажом, "подводками" и музыкальным оформлением, то интервью в "прямом" эфире "реанимировать" уже не удастся.
  
  
   No Наталья Барабаш, 1995.
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
  
  
   АЛЕКСАНДР ПАНИКИН: "Я - САМЫЙ СТАРЫЙ ЛЕГАЛЬНЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ РОССИИ".
   Александр Степанович Паникин - генеральный директор российского концерна "ПАНИНТЕР".
  -- Бизнесом начал заниматься еще в 1974 году - производил по патентам гипсовые маски, брошки, клипсы, пользовавшиеся популярностью, при этом честно платил налоги государству, поэтому называет себя "самым старым легальным российским предпринимателем".
  -- Десять лет возглавляет крупнейшее частное предприятие легкой промышленности, которое производит трикотажные изделия высокого качества по разумным ценам.
  -- Основал под Клином рядом с Завидовским заповедником "молочную империю" и выпускает под маркой "ПАНИНТЕР" экологически чистые молочные продукты.
  -- "Человек года" в номинации "Предприниматель" по итогам 1998 года журнала "КТО есть КТО", создатель "Школы молодого предпринимателя", автор книг "Человек и государство", "Что делать", "Шестое доказательство", блестящий публицист, неравнодушный к прошлому, настоящему и будущему своей страны.
  
   - Александр Степанович, расскажите, пожалуйста, о том, с чего все начиналось?
   - "ПАНИНТЕР" "вырос" из кооператива "Челнок": 1989 год, тридцатиметровая комната на Старом Арбате и шесть швейных машинок Подольского завода весьма "преклонного возраста". Мы производили примитивную, но весьма актуальную по тем временам продукцию - трикотажное белье: трусы, майки, футболки.
   Естественно, у нас не было профессионалов-технологов: все конструировали сами. Тем не менее, нашу продукцию буквально "отрывали с руками". По некоторым изделиям рентабельность достигала 700 %. Торговать мы, как и многие, начинали с лотков, но уже с лета 1989 года занялись строительством киосков в подземных переходах.
   Это было очень важным шагом, ведь традиционно покупатель испытывает недоверие к качеству "лоточной" продукции, а наши павильоны выглядели весьма привлекательно и сильно отличались от обшарпанных коммерческих палаток, наводнивших Москву в начале перестройки.
   Конечно, поначалу павильоны строились незаконным способом, без разрешения на строительство со стороны чиновников. Свой первый "законный" магазин мы поставили в переходе к универмагу "Московский", второй - в переходе к ГУМу и третий - на Арбате, в переходе к кинотеатру "Художественный". С приходом к нам в 1990 году первого серьезного специалиста-текстильщика, благодаря его свежим идеям, мы стали постепенно "уходить" от примитивных изделий и обратились к производству платьев, рубашек, спортивных костюмов.
   На этом этапе необходимо было совершенствовать технологии: закупать новое оборудование, разрабатывать новые модели одежды. "Челнок" стал обретать собственное лицо, повысив не только качество продукции, но и культуру производства. Таким образом, мы стали двигаться сразу по двум направлениям: улучшение технологии и расширение кадров. Предприятие перестало быть одним из многочисленных кооперативов, производящих одежду сомнительного качества, к нам стали приходить высококлассные специалисты из госструктур, мы постепенно становились современным, рационально организованным предприятием.
  
  -- А когда и почему "Челнок" превратился в "ПАНИНТЕР"?
   Я вовремя понял, что кооперативам осталось жить совсем недолго и, чтобы остаться на плаву, необходимо срочно расширять производство, внедрять новые технологии. В 1990 было зарегистрировано совместное российско-германское предприятие "ПАНИНТЕР".
   Появились возможность пересекать границу, посещать крупнейшие выставки, знакомиться с последними мировыми достижениями. Мы подписали договоры с ведущими западноевропейскими фирмами - "Майер", "Монти", "Броцолли" - на поставку новейшего оборудования и, наконец, поняли: чтобы успешно вести рыночную "игру", без стратегического планирования минимум на год не обойтись. Назрела острая необходимость четко отслеживать конъюнктуру рынка, на основе которой определять цветовую гамму и дизайн будущих моделей одежды.
   Мы стали вести строгий учет и контроль над каждой операцией, подсчитывать ежедневный баланс предприятия, оснастили цеха, склады, магазины и офисы сетью компьютеров, создали маркетинговую службу, занимающуюся контактами с покупателями, социологическими опросами, итогами продаж дня, отслеживанием модных тенденций.
   Согласно плану, мы стали создавать две коллекции одежды в год: уже в марте мы готовы к созданию весенне-летней коллекции, а в августе - к и осенне-зимней, остатки предыдущей распродаются по очень низким ценам. Мы работаем по тем же законам, что и все серьезные производители одежды в мире.
  
  -- А что представляет собой "ПАНИНТЕР" сегодня?
  -- У нас пять фабрик: швейные, красильно-отделочная и вязальная. Сейчас у нас работает более двух тысяч человек - это полноценные рабочие места. После кризиса мы увеличили наши цены всего на 50 процентов, поэтому год работали с нулевой прибылью, однако сохранили доверие наших покупателей. Наши принципы: не от кого не зависеть и вкладывать деньги в производство вот уже десять лет работают без перебоев.
  
  -- Какие отношения у Вас с вашими сотрудниками?
  -- Мне важно, чтобы человек соответствовал тому делу, которое он делает, отвечал за свой участок работы. Я всегда выращивал кадры в своих станах - был бы и рад по-другому, но у меня так никогда не получалось. Мне важно, чтобы на человека можно было положиться, а сам он должен четко осознавать, что от его профессиональных качеств, подхода к своей работе зависит судьба предприятия.
  
  -- Кто покупает вашу одежду и сколько магазинов "ПАНИНТЕР" в Москве?
  -- Мы ориентируемся на массового потребителя со средним достатком, выпуская недорогую, но очень качественную одежду малыми партиями. У нас есть несколько линий: молодежная линия "Euphoria", пользующаяся большим спросом у молодых модников, которую разрабатывает талантливый дизайнер Владимир Зубец, ориентируясь на самые последние тенденции мировой моды, одежда для дам "бальзаковского возраста": современные и в то же время консервативные платья, костюмы, джемперы, брюки, юбки. Также мы создаем коллекции спортивной одежды для мужчин и детскую одежду. В Москве у нас семь крупных магазинов и восемь павильонов в центральных подземных переходах. Наши покупатели знают, что в магазинах продаются все линии торговой марки "ПАНИНТЕР", поэтому часто приходят всей семьей.
  
  -- А какие материалы вы используете для создания ваших коллекций?
  -- Гамма материалов постоянно увеличивается. Мы производим изделия как из чистого хлопка, так и из смешанных тканей. Кстати, мы единственная фирма, производящая одежду в России, которая получила от компании Duрont право ставить на своих изделиях лейблы Tactel и Lycra. Таким образом, Dupont признала, что ткани, которые мы создаем, заслуживают самой высокой оценки. Для нас это очень важно, ведь это значит, что всемирно известная фирма подтверждает качество наших изделий.
  
  -- Расскажите об особенностях рекламной стратегии "ПАНИНТЕРА"?
  -- Можно сказать, что у нас практически нет рекламной политики, нет рекламного бюджета, он нам просто не требуется. Конечно, наш рекламный отдел занимается организацией презентаций новых коллекций, в Москве можно увидеть рекламные щиты с нашим логотипом, но в целом мы не нуждаемся в активных рекламных и PR-акциях. Мы уже десять лет на рынке и, исходя из последних социологических опросов, которые мы проводим, выяснили, что 33% населения Москвы знают марку "ПАНИНТЕР" и нашу продукцию, 16% москвичей покупали наши вещи, из них 93 % остались довольны качеством. Это просто фантастический результат. Причем 30 процентов москвичей узнали о нас от друзей и знакомых, 30 % проходили мимо наших магазинов и только 5 % узнали о "ПАНИНТЕРЕ" из СМИ. Нам нет нужды вкладывать деньги в рекламу, так как все, что мы производим, раскупается на 100%. Какие еще нужны доказательства нашей конкурентоспособности?
  
  -- Продаете ли вы свою продукцию за пределами страны?
  -- Пока у нас нет таких производственных мощностей. У нас много заказов, но потребности рынка превышает наши возможности. Наш рост составляет 30% в год, и все это продается, поэтому сейчас мы работаем только на российском рынке. 70% нашей продукции реализуется в Москве и 30% - в регионах, это примерно 46 городов России.
  
  -- Александр Степанович, а почему, помимо выпуска одежды, вы решили заняться производством молочной продукции?
   - Это, как и многое в моей жизни, вышло случайно. Я давно хотел заняться сельским хозяйством для души, меня тянуло к земле. В 1990 году я получил от администрации Клинского района московской области 300 га земли рядом с Завидовским заповедником, где впоследствии и был построен молочный завод.
   Постепенно стал создавать свою торговую сеть, у нас уже довольно много павильонов "ПАНИНТЕР", торгующих свежей, натуральной молочной продукцией из Подмосковья (молоко дневной дойки, сливки, сметана, ряженка и др.) по всей Москве. В скором времени таких павильонов будет гораздо больше.
  
  -- Ваша идея создать "Школу молодого предпринимателя" - это желание поделиться собственным опытом с молодежью?
   - При колоссальном количестве экономических вузов, реальных предпринимателей в стране можно по пальцам пересчитать. Да может ли быть по-другому, если лекции в институтах читают усталые тетеньки, вряд ли имеющие представление о том, как построить собственный бизнес. Как говорится, тот, кто умеет - делает, а тот, кто не умеет - учит. А как в таких условиях молодому, способному и деятельному человеку без поддержки встать на ноги? Вот мы и решили им помочь.
   Наш молодежный проект рассчитан на две возрастные категории: подростки 14-17 лет и молодые люди от 18 до 22 лет. Но так как обучение у нас бесплатное, то отбор очень жесткий - мы выявляем способности к предпринимательской деятельности, поэтому получить наш диплом смогут только самые талантливые ребята, которым впоследствии мы поможем реализовать свои проекты.
   Кстати сказать, уже на первое занятие к нам пришло 600 человек. И семинарские, и практические занятия проводятся на базе концерна "Панинтер", методическая и научная поддержка осуществляется Высшей школой экономики.
   Несмотря на то, что наш диплом не имеет юридической силы, это хорошая рекомендация для устройства в солидную компанию, означающая, что молодой человек действительно талантлив, а ведь диплом любого другого вуза можно просто купить. Кроме отыскивания "предпринимательской искры", мы помогаем молодому человеку найти свой путь, пытаемся уберечь его от негативных сторон нашей жизни.
  
  -- А издание классики - это тоже дело для души?
   - Проект "Золотая библиотека русской классики" от Пушкина до Набокова в тридцати томах (издательство "ПАНЪИНТЕР") - некоммерческий. Книги объемом 1200 страниц отличного полиграфического качества стоят всего 70 рублей. Я вижу, что люди хотят читать классику, например весь тираж А.С. Пушкина - 6 тысяч экземпляров - был сразу же распродан, пришлось допечатывать еще 4 тысячи. Далеко не каждый может позволить себе покупать книги за 250-300 рублей, но это не значит, что лучшие образцы русской литературы должны быть доступны только избранным. Такой подход неминуемо приведет к духовному обнищанию нации, а в этом случае разговоры о возрождения России нелепы и бессмысленны.
   No Наталья Барабаш
   No газета "Носорог для руководителя", март, 2000
  
   ! ! ! P.S. А.С Паникин скоропостижно скончался в 2001 г. После его ухода "ПАНИНТЕР" возглавила его жена Галина. (Прим. Автора).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
Фото: МК
  
   НИКИТА КОЗЛОВ "Сегодняночью": Современная культура меня совсем не радует...
  
  
   Кофе и сигареты до сих пор важная часть вашей жизни?
   Кофе я пью каждый день и курю тоже... Так что схема стара как мир. Вопрос: Сигареты и кофе? Ответ: Кофе и сигареты.
  
   Как выстоять, когда падаешь с вершины Олимпа?
   Я не знаю, у меня как-то получилось. Было тяжело, очень неприятно, когда все тебя начинают сливать и нелестно отзываться о твоем творчестве...А потом я уехал в Питер, закрылся, выключил TV и радио, абстрагировался и подумал: "Я же музыкой занимаюсь, мне интересно петь". Полгода я музыкой не занимался, потом осознал, что я без этого не могу, мне становится плохо и физически, и психологически, мое лекарство - это "живые" выступления в клубах, когда есть публика и ты, когда ты поешь, а им нравится. Тогда я решил, что надо работать дальше.
  
   Каковы Ваши критерии качественного альбома?
   Прежде всего, он должен нравиться. Не должен вызывать никаких отрицательных эмоций, ничего не должно ломать. Не хочу называть имен, но именно поэтому я не смотрю ТВ и не слушаю радио, так как только включаешь, сразу получаешь огромную дозу дерьма в мозг... Если тебе не о чем петь, то не пой, если ты не чувствуешь музыку - не занимайся ей. А вообще, нет музыки в этой стране.
  
   На каком из альбомов "Сегодняночью" степень искренности наиболее высока?
   Самый искренний альбом - тот, который еще не записан. А, вообще, думаю, что в "Плохих правила хорошего тона" мы были достаточно искренни. Мы взрослеем, становимся открытее, учимся быть более откровенными. Вот только, когда ты поешь одну и ту же песню по три тысячи раз, это несколько приедается, хоть на концертах ты и меняешь в ней что-то, импровизируешь. Я, конечно, не могу сказать, что устал говорить "Доброе утро!" каждый день, но с песнями все немножко по-другому. Альбом, который мы записываем сейчас, мне кажется слишком откровенным, я даже немножко боюсь. Это тот случай, когда люди говорят: "Ну, ты жжешь!".
  
   Не возникает внутреннего конфликта оттого, что интенсивность пребывания группы на экране и в на радио отнюдь не такая как еще несколько лет назад?
   Нет. Мне как раз кажется, что все происходит именно так, как и должно происходить. Не хочется быть клоуном, который пляшет под чужую дудку ради теле- и радиоэфиров. У меня был момент, когда мне казалось, что весь PR вокруг "Сегодняночью" слишком выдуман, так как мы не сами к этому пришли, а нас взяли и продали и что-то из нас стали делать. И в этот момент все пошло не так. Я был против, чтобы мне что-то навязывал продюсер, ничего не смыслящий в музыке, не имеющий музыкального вкуса, ничего не знающий о людях. Этот человек мне говорил, что на концерте я должен петь такие-то и такие-то песни... Мне всегда казалось, что я должен сам выбирать, что мне делать на сцене. Уверен, что всегда лучше оставаться самим собой. У нас в стране нет таких групп, как Radiohead и Oasis, а нам не хочется идти в общем строю и быть одним из продуктов конвейера. Мы пошли против течения и поэтому исчезли из ТВ и радио. Но, как выяснилось, эти две вещи ничего не решают, если у тебя что-то есть, этого у тебя не отнять... и не прибавить ни при помощи отличных клипов, снятых дорогими режиссерами, ни посредством каких-либо еще ухищрений.
  
   А кто Ваш идеальный продюсер?
   В нашей стране такового нет. А так Брайан Эпстайн для меня идеальный продюсер, Бутч Виг, барабанщик Garbage, который в начале 90-х продюсировал Nirvana. Но чтобы выйти на такой уровень, надо записать альбом на английском. На новом альбоме уже будет одна песня, называется "Bullshit Existentialist Kafka-Reading Russian Intellectual" (Homoscan).
  
  
  
   Книга, фильм, пластинка, которые произвели на Вас сильное впечатление за последние полгода?
   Мне очень понравился фильм "Stoned" о Rolling Stones и Брайане Джонсе, я его пересматривал несколько раз, последний раз позавчера, может быть потому, что я люблю Rolling Stones. Книга... я летом книг мало читаю, в основном, зимой, последней была книга Майка Тэлвелла "Корни травы". Я ее дочитал до половины, а ощущения, что начал ее читать, не было - все было как-то слишком долго. А вообще я люблю Достоевского, потому что он мрачный, питерский персонаж, близкий мне по внутреннему ощущению. Пластинка - австралийская группа Jet, их последний альбом. Их музыка - это такой замес из Beatles и AC/DC, очень гармоничный.
  
   Есть ли кто-то из молодых команд, кто Вас вдохновляет?
   Да многие молодые британские команды, есть даже русские группы, которые наощупь ищут себя и делают интересные вещи, например Steplers, ребята из Владивостока. Еще вот калининградская группа Ramriders, похожая на Smashing Pumpkins - это совсем не то, что можно услышать по радио и ТВ. А так я Smashing Pumpkins люблю, но не новую пластинку, а их двойник "Mellon Collie and the infinite sadness" - очень похоже на Rolling Stones раннего периода. Джастин Тимберлейк, Робби Уильямс молодец, вырос из мальчиковой группы. Раньше мне нравились "Кирпичи", но сейчас я уже не испытываю ту гамму эмоций, как когда-то. В прошлом году я увлекался рэпом, слушал группы "Кровосток" из Питера и "Кач" из Москвы. Обе команды неприличные донельзя, только вот у "Кровостока" есть позиция, а вот где позиция у группы "Кач"? Я не приемлю такого. Эта песня про Витю Дробыша нашумевшая.... А потом этот человек из группы "Кач" сказал: "Я очень хорошо отношусь к Виктору Дробышу, я ничего не имею против....". А какого тогда ты пишешь такие песни?? Ты поешь или, простите, пи...шь? Я не понимаю, на хрена они это делают.
  
   Помните первую пластинку, которую купили?
   Первую в жизни? Ну, я вообще-то мало пластинок в жизни покупал, но первая все-таки была Guns&Roses. До этого я слушал Beatles, как-то папа меня на них подсадил, а потом мне понравились Guns&Roses, скорее даже не из-за музыки, а из-за их имиджа, ну и вообще, 13-летнему подростку это было очень близко.
  
   Есть ли музыка, которую Вы слушаете, когда Вам грустно и когда у Вас все хорошо?
   Да, есть, The Beatles. Во всех случаях - и когда грустно, и когда весело. Я просто нажимаю в своем PC "play", и она играет. Но больше всего мне нравятся "Abbey Road" и "Revolver", а когда грустно - "Let It Be".
  
   Более действенный стимул: душевная боль или внутренняя гармония?
   Скорее, боль. Мне кажется, что из депрессии рождаются какие-то светлые моменты. Когда внутри все спокойно и хорошо, не нужно ничего менять, ты бездействуешь и наслаждаешься моментом, это ведь не часто бывает, когда все спокойно и хорошо.
  
   "Секс, наркотики, рок-н-ролл" все еще актуальный слоган?
   Более чем. Идут в одной связке.
  
   Даже рок-н-ролл?
   Конечно, ведь рок-н-ролл никогда не умрет (улыбается)
  
   Вы как-то говорили, что Вам ближе 60-е - The Beatles, Бонд....
   Да, мне не нравятся все эти современные истории, мода, мне все это кажется каким-то пластиком вторичным. Я, конечно, прекрасно понимаю, откуда у всего этого ноги растут, но мне больше нравится оригинал, ну, и вообще я мало слушаю новой музыки. То есть современная культура меня совсем не радует, мне приятней смотреть на то, как это было тогда, нежели на то, во что это превратилось сейчас. Идеи-то одни и те же, в общем: секс... да, вот и все, пожалуй. Вся музыка пляшет вокруг этого - мальчик, девочка, отношения, страдания, радость...
  
   На всех альбомах "Сегодняночью" есть очень красивые инструментальные композиции в стиле неореализма 60-х. Почему Вы не занимаетесь написанием музыки для фильмов?
   Я занимаюсь, просто мало желающих взять их в свой фильм. Первая инструментальная композиция на первом альбоме "Сигареты и кофе" была просто пробным шаром. Олег Баранов предложил ее записать, мы ее сделали. На "Долгой дороге в дюймах" это была песня, у которой мы стерли слова, а на третьем - уже по-настоящему инструментальная, как раз такая old school.
  
   Вы как-то сказали, что лучшую музыку пишут в Лондоне и что русские группы, с Вашей точки зрения, чересчур навязчивы...
   Просто у нас почти нет никакой музыкальной школы, зато есть такая типичная русская черта - сдирать все по верхам. А навязчивость проявляется в шапкозакидательстве - содрать по верхам и кричать, что мы тоже крутые. Копирование исключительно внешней формы, без содержания. Зато выбор религии у нас глубоко внутренний. Что, нельзя мусульманам пить? Значит, нам не нужно мусульманство! Где там можно пить? Христианство? О, вот это берем!
  
   Что Вас раздражает в себе?
   Я ленивый, я не могу бросить курить уже очень давно, хотя я бросил прошлой зимой, но опять начал, соответственно, не бросил. У меня сложности с алкоголем, не сильные, но если запускать, то будут сильные года через 2.
  
   Но если Вы это осознаете, это уже большой шаг...
   Да, в общем, я осознаю это уже лет 10.
  
   Бесконтрольный поступок, о котором Вы, тем не менее, никогда не жалели?
   Их много. Например, начать спорить с милицией на повышенных тонах, что, естественно, вызывает удар дубинкой. В клубах бывают жесткие ситуации, когда ты видишь, что человек неадекватен и начинает вести себя агрессивно, а ты вместо того, чтобы мягко сказать: "Да-да, приятель, все в порядке, ты прав...", начинаешь ему отвечать: "А пошел ты... Да кто ты, вообще, такой?". Причем, раньше такое случалось часто, теперь реже, но бывает.
  
   Что будете делать, если музыка перестанет Вас занимать?
   Не знаю, сложный вопрос. Ну, может, буду булочки печь. Я в "детстве" был поваром третьего разряда и умею готовить даже "Наполеон". Или буду учить детей... музыке, истории, английскому языку, литературе. Я уже пробовал.
  
   Своих или чужих?
   Своих и чужих. Да всех!
  
   Есть ли какая-то книга или фильм, с которым вы сверяете правильность собственного пути?
   Нет. Есть много фильмов и много книг... Правда, "Help!" и "A hard day's night" The Beatles - это то, что я готов смотреть каждый день помногу раз, потому что...да потому что просто нравятся. Это так здорово: 4 человека нашли друг друга в этом мире и делали одно дело, у них это замечательно выходило, они получали такое удовольствие... Я тоже так хочу, можно мне тоже, сэр.... Я могу перечитывать Достоевского многократно, вот, "Бесы", к примеру. Я вырос в семье, где меня воспитывали в духе неприятия советской действительности, членов Политбюро, истории партии, я все это ненавидел с детства.
  
  
   А Вашу семью все это как-то задело?
   Ну, мой дедушка остался один из всей семьи, остальных расстреляли. А в "Бесах" очень четко прописана схема подобных организаций: пятерки быстрого реагирования, бандиты 90-х - все одно и то же, ничего не меняется. Пелевин мне очень нравится, но он со временем становится все более сложным. Его первые книжки были очень хороши, последние читать тяжелее, но тоже интересно. У него очень своеобразный юмор: мой любимый момент, когда человек в одежде священника едет из Питера в Москву, его останавливает милиционер в поезде, просит документы, тот протягивает ему сложенную стодолларовую купюру, милиционер разворачивает и говорит: "Без бороды фотографировались, да?".
  
  
   В одном из интервью Вы поставили 5 баллов Radiohead и Фрэнку Синатре и 6 баллов В.В. Маяковскому. Неровно дышите к тому, кого Сталин назвал "лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи"?
   Сталин тут не при чем, он его читал со своих позиций, я - со своих. Мне очень нравится Маяковский, нравится, как он управляется со словами и соединяет их в предложения. Изумительнейший человек! Он, конечно, немножко подобманулся с советской властью, за что и пострадал. Такое было время, выбора особого не было. Хотя Есенин сделал свой выбор... Да, в общем, и Маяковский тоже.
  
   Есть ли слова или выражения в современном русском языке, которые Вас ужасно раздражают?
   Есть, конечно. Эти моменты очень бесят: "перезвОнят", "увидЕмся", когда присылают смс и не ставят после шипящих мягкий знак. А все эти "превед" - это обычно смешит, когда человек использует это сознательно, но иногда тоже коробит. Обычно я пресекаю все эти "перезвОнит" и "увидЕмся" на месте - отвечаю, что "увидимся пишется через И".
  
   Как справляетесь с несовершенствами этого мира?
   Тут все просто: создаешь вокруг себя свой собственный мир и не подпускаешь всякую грязь вроде "перезвОнишь".
  
   Кто для Вас icon of style, ориентир, эталон?
   Мик Джаггер, Кит Ричардс
  
   Средство от бессонницы?
   Алкоголь в больших количествах, чтобы до беспамятства... (смеется). А так можно книжку почитать, музыку пописать.
  
   Без чего бы Вы никак не смогли обойтись?
   Без музыки, без секса и без наркотиков... хотя нет, наркотики не радуют совсем. Поэтому без музыки, без секса и, наверно, без хорошей книжки зимой.
  
  
   По каким признакам можно отличить настоящую музыку и настоящую любовь?
   Я не знаю, просто чувствую, но не могу выразить словами. Просто слышишь музыку и понимаешь - ого, вот это настоящее. С любовью сложнее... хотя есть один хороший признак: ты даришь девушке цветок, а он потом неделю стоит и не вянет. (улыбается).
  
  
   Девушки - чувственные или холодные?
   Конечно, чувственные. Холодные как-то... Мой папа написал об этом очень красивую песню ("Холодна как лед"), я ее спел ... Конечно, очень приятно находиться в такой ситуации, но не все время.
  
   Что, по-Вашему, включает в себя понятие "playboy"?
   Предложенный Василием Павловичем Аксеновым в "Острове Крым" русский аналог - ходок - мне как-то ближе. Я не знаю, что такое плейбой. Это как с секс-символом.... Меня когда-то называли секс-символом, но это точно не про меня. По каким критериям оценивать и кого с кем можно сравнивать? Мне это непонятно. Хотя нет, постойте.... Саша Бэрон Коэн, Борат Сагдиев и Али Джи - вот они-то и есть настоящие плейбои и секс-символы. (довольно смеется).
  
   Какая композиция была бы уместна на Ваших собственных похоронах, если это вообще необходимо?
   Я бы хотел что-нибудь из Rolling Stones. Надо сказать кому-нибудь из близких, пусть поставят.
  
   Жалеете о чем-нибудь, что так и не было сделано?
   Я ни о чем не жалею. Все было так, как и должно было быть.
  
  
   Самый главный талант, за который Вы признательны Создателю?
   Умение слушать музыку, чувствовать и понимать достаточно тонко, чтобы не любить, скажем, Диму Билана.
  
   Почему Диму Билана?
   Да так, просто к слову пришлось...
  
   No Наталья Барабаш, 2007
   (специально для журнала Rolling Stone)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"