Краснов: другие произведения.

Малюта Навальный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.30*5  Ваша оценка:

  Малюта проснулся поздно. Январское солнце уже забрезжило сквозь слюдяные оконца палаты. Небо застилала тоскливая серая пелена, в голове был такой же мутный туман, и в душе та же серая хмарь. Тяжело было. Малюта, покряхтывая, поднялся с лежанки, зачерпнул кваса черпаком из бочки, жадно напился. Перебродивший квас резанул в животе, ударил в голову и в нос шипящими пузырьками. Пошатываясь со хмельного сна, Малюта стал натягивать сапоги.
  Сны, как всегда с ним бывало после кутежей, снились нехорошие. Тяжёлые сны. Вот и на сей раз - как запал ему в голову египетский царь фараон, про которого изветчик московский Венедикт Курчавый вчера сказывал на пиру, так и во сне из головы не шёл. Фараону этому тоже нелегко пришлось, тоже жулики и воры заели и править не давали. Прямо как у нас - какое дело ни начни, бояре тут же казну разворуют, начнёшь с них спрашивать - друг за друга стоят и не выдают. Отчитаться потребуешь - наврут, что всё сделали, а другие бояре подтвердят. Сам поедешь проверять, спешно создадут вид надлежащий, а челобитные перехватят. Людей грабят, леса вырубают, полякам государевы меха продают, и кого поставить над ними смотреть? Такого же боярина?
  Вот и у фараона этого так было. Только у него бояр не было, у него попы всем правили. Вроде как всё царство один большой монастырь, а сам он навроде игумена в нём. Вот возьми фараон, да идолов, которым египтяне поклонялись, упраздни. Взял одного из старых идолов, возвысил, а остальных запретил под страхом смерти. Сам все обряды творит, а попы египетские остались не у дел. И так у него ладно это пошло - везде своих служилых людей поставил, неродовитых, но ему преданных, да начали судить-рядить, порядки давать. Ладно пошло, да недолго. Новые воровать наловчились не хуже старых, ещё и народ грабить стали. Старые, которых дорезать не успели, стали заговоры плести. И вот уже бывшие друзья за границу от фараона бегут вместе с войском, враги в вино яд подливают, а народ с кистенями по дорогам грабит царские обозы да боярские терема палит. А порубежники только того и ждали, чтобы кусок от царства оторвать пожирнее. Умер в тоске царь фараон, государство в смуте погрязло, а то, что от него оставалось, быстро на старую колею вернулось, и дальше попы-бояре воровали, пока государство не погубили и себя вместе с ним.
  Крепко эта мысль опричнику Малюте в голову запала. Вот распиливает он врагов государевых, а уже меж опричниками те же воры да жулики нарождаются. Этих пилишь - новые на их место приходят, которым только грабить да насиловать охота. И кого грабить, воров ли с жуликами из бояр, посадских ли, крестьян ли - всё едино. Уже и государевы слободы жечь начали.
  И попы туда же вместе с ними. Этим попам волю дай - не лучше фараоновых будут. Представил Малюта митрополита - и аж руки у него от ненависти затряслись. Взять бы паскуду эту, Гундяя-попа за бороду, да потаскать по полу. А потом к седлу верёвкой прикрутить, да и вытащить на Болотную площадь пред всем народом. А там уж... Малюта опять хватил ковш кваса, чтобы в чувство прийти. Охолонуть бы надо - от этих бесконечных распилов на Болотной уже и припадки начинаются. Распилишь жулика да вора двуручной пилой, голову в толпу кинешь, а он снится потом. Молись - не молись, кайся - не кайся, а всё равно снится.
  Малюта огладил бороду, надел шубу и опоясался. Перекрестился на образа. Бог милостив, может, и минет нас чаша сия, не случится с нами казней египетских.
  Начиналось-то как всё! Московский люд на расправу лют, как скоморохи говорят. Устали от жуликов, вышли на площади, самому царю заявили, что нет их терпения больше. Оно и понятно, в деревнях народ забитый сидит, тёмный. Хоть и хуже посадского люда ремесленного живёт, а не бунтует. А в Москве всё на виду. Видят все, как бояре на конях скачут со свитою, путь себе плетьми расчищая, и телеги по дороге опрокидывая. Как пьют-гуляют дети боярские да княжичи бусурманские с ними. А сами Москвичи привыкли жить припеваючи, смотрят на бояр, на воровство их и бесчинство - и зло их берёт. До чего дошло - содомиты вышли бунтовать, требовать, чтобы их на кол сажать перестали. Кому ж возглавлять всё это, ужель самому царю встать во главе? Только Малюта один и мог обуздать и в нужное русло направить. Вызвал к себе царь смутьяна и вольнодумца Малюту и повелел собирать охочий люд со всякими меж двор шатающимися и из них государеву опричнину творить. Коли не выйдет ничего, возьмут бояре верх, то царь и не виноват. А коли всё как по писаному случиться, - то тут и царь впереди на лихом коне.
  Тогда как раз царь собор собирал. А на соборе все выборные от царя и требовали, чтобы он бояр обуздал. Царь согласился и на Малюту рукой показал: вот ведь, дескать. Уже начали перебор людишек. Пилим уже воров-жуликов на площади без докуки и печалований. Собор и приговорил, что так тому и быть, а царю дал на всё согласие. А что царёвых приближённых самих иной раз толпе на потеху распиливают, так то и лес, чтобы щепки летели. Тот грех царь на себя берёт, на то он и царь. Вроде хорошо всё устроилось, да только чем дальше, тем больше тоска Малюту брала. Будто тень какая над ним нависла, и не выбраться из-под неё никак. Чем дальше, тем пуще - уже и как справляться с этим всем, не видно.
  Распил на Болотной - гулянка в палатах боярских. Кого распилили, на правеж поставили, того и палаты грабят. И так изо дня в день. Вот всех попилят, а дальше что? Дальше для чего они царю нужны будут? Вроде народ уже и не так радуется, когда Малюта на лихом коне с метлой и собачьей головой притороченной по улице едет.
  Малюта вышел во двор. Распогодилось. Солнце из-за пелены вышло, ярко светит, в снегу отражается. На всё воля божья - решил Малюта. Жуликов повыметем, воров повыгрызем, а дальше будем, как царь велит. На него вся надёжа. Издавна ведь известно, царь Владимир своих не бросает, даст бог, и нас не обнесёт и не выдаст.
  А то, что Ксении, развратной царской крестнице, вчера во хмелю опричники живот вспороли да соломой набили, так может, оно и к лучшему, - помыслил повеселевший Малюта. Тяготила она царя безмерно своей распутностью, и слухами, которые про неё в народе расползались. И то всем было ведомо.
  Глядишь, будет как тогда, когда за царского бывшего местоблюстителя Медведко Бенсионовича опричный люд подержался. Осерчал тогда царь, посохом по головам бил, шапки сбивал с верных слуг своих. А сам при том лицом был светел и рад-радёшенек. Одной рукой опричника за бороду дерёт, а другой ему перстень с яхонтом суёт за пазуху. И улыбается лучезарно. На площади тогда бирюч прокричал, что опричники не по своей воле действовали, а их-де окольничий боярской думы Славка Сурок опоил. Славку за колдовство и за измену на кол посадили, а опричников, которые Медведку из окна на копья скинули, - услали с глаз подальше. Кого послом в далёкую страну Зимбабве, кого воеводою в Кострому. И всех с повышением.
  В народе, известно, шептались, что сам царь и повелел Медведку людям на расправу выдать, а на Славку свалил. Но, тех, кто такие слухи распространял, не ловили и не карали, потому как уж больно оба в народе нелюбимы были. Вот и выходило, что царь хоть и подлец, а молодец, - всё правильно учинил и народ от воров охранил. А что подлец - так на то и царское дело, не нашего ума. Вон, поехал опять в Барвиху - не иначе грехи замаливать. И не токмо свои, но и наши: кормилец, дай ему бог здоровья. Да и вообще - дело царское: не даром сказано "а миловати есмя своих холопей вольны, а и казнити вольны же".
  - Эх, навались! - крикнул Малюта, вскакивая на коня. И с гиканьем и свистом помчал на Болотную. Мещане московские заждались уже казней нововыявленных мздоимцев. Собрались на площади, ждут, скучают. А без него, Малюты, распил не начнут.
  - Ишь! и тут-то своё "навались" орёт, - веско сказал рассудительный мужик в тулупе, глядя, как из-под копыт малютиного коня во все стороны разлетаются клочья сухого снега. - И на Болотной, когда жуликов да воров камнями давят, "навались". И когда дверь в терем высажывают, "навались", и толпу когда бердышами от лобного места стрельцы оттесняют, "навались". И когда пилой распиливает бояр - "навались". А теперь вот и здесь "навались". Одно слово - Навальный.
Оценка: 4.30*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"