Баранов Василий Данилович: другие произведения.

Первенец дьявола

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

1

Баранов В.Д.

Первенец дьявола.

В книге активно используются тексты Библии и Корана. Автор просит прощения, если кому-то не понравились мои толкования этих Священных книг.

Пути Господни неисповедимы. Ты Сам ведаешь, куда идешь? Зачем сотворил этот мир? Ты ли впустил в него Зло? Настанет ли конец времен? Аллилуя, Аллилуя, слава Тебе, Господи.

Введение.

Я открыл глаза. Белый потолок комнаты обрушился на мое сознание. Огляделся. Хотя и так было понятно, судьба заточила меня в больничной палате. Стеллаж со спящими мониторами. Тумбочка возле кровати. На кронштейне, вбитом в стену, повесился безутешный телевизор. Внушительных размеров кресло покоило на себе тело в белом халате. Доктор? Или медбрат, опекающий мой сон.

- Очнулись? - Приятный голос. Чуть насмешливая интонация. Рад за меня или за санитаров, которых не придется тревожить, чтобы вынести мое тело в зал с морозильными камерами. Видится мне печальная улыбка патологоанатома.

- На стол кладите, родненькие, тело. Чаю выпью. После вскрою вашего дохляка.

- Так я тебе и дался, - думаю. Разыгралось воображение. У меня такое порой случается.

Сам отвечаю погоняле смерти в белом халате.

- Да. Проснулся. Где это я? - Глупый вопрос. И так понятно, в палате госпиталя. Только, что со мной случилось. Ничего не помню. По опыту знаю, есть случаи, когда, чем упорнее пытаешься вспомнить, тем упрямее тебя избегают нити воспоминаний. Допустим, автора книги. Стоит на какое-то время отложить попытки вспомнить, все вспоминаешь.Тогда, отложим. Или сам вспомню, или мне расскажут.

- В больнице. Не помните? - Качает головой.

- Давно я здесь? - Вот бы еще узнать, как я попал сюда.

- Сутки. Как у вас начались схватки. Вас и привезли сюда. Потом вы потеряли сознание. - В голосе доктора недовольство. Что за дурная привычка терять сознание на больничной каталке.

- Какие схватки? Что было со мной? Сердце? - На сердце я никогда не жаловался. Желудок? Отравился пищей?

- Родовые схватки. Беременность на шестом месяце. Мы опасались, выкидыш будет. - Что за шутки у этих медиков. Забавным мне это не показалось.

Он сдурел или ослеп.

- Сдурели, доктор. Какая беременность? Я мужчина, не видите.

- Не волнуйтесь. Вижу. Такое случается. УЗИ показало, у вас будет чудесный мальчик. - Радость на роже. Явно, он спятил.

Доктор ли это? Может он из одной со мной палаты. И это обычная психиатрическая лечебница. Беременные мужики здесь не редкость. Цицерон дописывает трактаты об ораторском искусстве. Моцарт по коридорам бегает с ножом за Сальери. Как это успокаивает. Все ясно. Шел, споткнулся. Упал и ударился головой. Легкая контузия. Дня через два меня выпишут. Но второй кровати в комнате нет. Своеобразный подход. Местным придуркам разрешают свободно бродить по клинике.

Один из мониторов ехидно рассмеялся. Нехорошо, смеяться над лежачим больным.

Я и представить себе не мог, это безумие будет продолжаться. Полежать в клинике с легким сотрясением мозга еще не трагедия. Но жить в этом аду многие годы. Увы, понимание многих вещей к нам приходит поздно.

- А доктора я могу увидеть? - Задал я вопрос посетителю в белом халате.

- Я и есть доктор. Ваш лечащий врач. - Парень ровнее сел в кресло, настраиваясь на деловой лад. - Вы бы хотели о чем-то спросить или у вас есть просьбы.

- Нет. - Парню явно нравилась роль врача. Как бы не обидеть его. Может и из равновесия выйти. Драться в больнице у меня не было желания. И не только в больнице. Мне не хотелось участвовать в драке. Я не слишком развит физически. Не стану кривить душой, я просто слабак. От себя не скроешь, трусоват немного. Обычный инстинкт самосохранения. - Я бы хотел увидеть главного врача. Учитывая ситуацию....

- Это вы о своей беременности? - Собеседник передернул плечами. - Нормальная ситуация. Отчего совершеннолетний мужчина не может родить ребенка. Нынче и подростки рожают.

- Вы имеете в виду мальчиков? - Кажется, и у меня медленно начинает ехать крыша.

- Теоретически, да. Но полноценный плод надо выносить. Это не каждому по плечу. - Пояснял мне "врач".

- Думаю, плечи тут ни при чем. Плод обычно находится значительно ниже. Вот этого ниже у меня нет. Я мужчина. - Толи я пытался доказать это калечному умом мужику, толи оправдывался.

- Дичайшее заблуждение, пациент. Есть плод, значит, есть все, что положено ниже. - Именно так врачи разговаривают с несмышлёными пациентами.

- Какого черта. - Я начал выходить из себя. - Как я мог зачать ребенка, если у меня нет к тому расположения. Нет нужных для этого органов.

- В чем-то вы правы, Герард. Черт знает, как у вас такое получилось. Но разве такие бестактные вопросы стоит задавать Владыке ада. Не думаю, что профессор Дортман, заведующий нашей клиникой, осмелится задать подобный вопрос.

Так, дошли до нечистой силы. Я не скажу, что я человек совершенно не верующий. Иногда прошу помощи от сил божественных. Часто сулю Господу, поставлю в храме свечку. После меня мучает совесть. Обещать взятку и кому. Совсем черви смертные обнаглели. Но в минуты нужды о подобном не думаешь. Не об этом речь. В клинике этого профессора обосновался клуб сатанистов. А что ждать от дурдома?

- Но вы.... Наука, должна иметь объяснение. - Просто возмутительно. Я приподнялся на постели. Заглянул к себе под одеяло. Живота нет. Просто, как в анекдоте, где старый профессор сказал студенту. Тот указал признаки беременности. Большой живот, отсутствие месячных, иногда хочется чего-нибудь соленого. Что сказал? Зачет получите, когда рожу.

С улицы ворвался поток воздуха, колыхнулась штора. Ясный намек: ветром надуло. Ибо в последнее время я не только с мужчинами (а у меня этого не бывало), но и с женщинами близко не вступал в контакт.

В палате повисла тишина.

- Я продолжительное время веду добропорядочную жизнь. - Пытаюсь оправдаться в глазах психа.

- С кем ведете? Добропорядочную? - Усмешка на наглой морде.

- Как вы смеете?! - Вот-вот перейду на визг.

- Не ко мне вопрос. Спросите у папочки. - Улыбка на роже еще шире. Доктору весело.

- У какого? У своего? Так он три года назад умер. - Запутался окончательно. Легкое головокружение.

- Молодой человек, вы что, с Луны упали. Есть ребенок, должен быть биологический отец. Припомните, с кем вы моги....

Час от часу не легче. У меня нормальная ориентация.

- Вы руку к животу приложите. Если плод шевелится, то и у вас не будет сомнений.

Зачем? Живот у меня плоский. Пресс не накачал, но тело довольно стройное. Но под взглядом этого психа приложил руку к животу. Шевелится. Желудок. Но повод совсем иной. Побегу в мужскую комнату.

Пытка на этом не закончилась. В кабинку заглядывали два дюжих санитара и интересовались моим самочувствием.

- Вам вредно волноваться. Профессор лично будет принимать у вас роды.

Санитары заботливо проводили меня в палату. Уложили в постель. Готов сойти с ума от такой заботливости.

- Профессор сейчас подойдёт.

- К черту вас и вашего профессора!!! - Хотелось мне орать. - Выпустите меня на волю.

Но дом умалишенных цепко держал меня в своих лапах.

Приход профессора Дортмана ничего не прояснил, лишь больше запутал.

- Долго ли мне пребывать в стенах вашей клиники, профессор? - Я говорил, во мне жила надежда, выписаться через пару дней. Болеть - это скучно. Услуги медиков - накладно. Я средний офисный служащий. Зарплата и медицинская страховка не позволяют нежиться на больничной койке.

- Господин О`Хара, еще месяца три. Учитывая обычные сроки. Если ребенок решит явиться на свет раньше, то .... Предугадать сложно.

- Господи, когда все это закончится?! - Взмолился я.

- Все только начинается. - Слабое утешение для меня.

Ворона, восседавшая на подоконнике окна в мою палату, моргнула левым глазом, сверкнув золотом зрачка.

- Это какая-то ошибка. Вы считаете меня сумасшедшим. У меня не может быть ребенка. - Как я устал от всего этого.

- Наоборот, у большинства мужчин могут быть дети. - Или я или профессор чего-то не понимали.

- У мужчин? То есть у женщин от мужчин. - Сейчас недоразумение закончится.

- Разумеется, у женщин от мужчин. - Согласился Дортман.

- А ваш сотрудник нес какую-то чушь. Я не в претензии. У него должно быть это от нервного переутомления. - Я был великодушен. Все само собой разрешилось. - Когда меня выпишут, доктор?

- Мистер О`Хара, отчего вы не хотите признать простую истину. Это особый случай. Вы необычный пациент. Светоносный, Денница, сын Утренней Зари лично повелел проследить за рождением своего сына.

- Так, по вашему, я мама.... Тфу, папа.... Черт знает кто, и рожу Антихриста?!

- Нет.

- Так нет или да? Прекратите путать меня. - Мне надоело ходить кругами.

- Нет, в смысле, не стоит вам так именовать свое дитя. Денница- младший звучит лучше.

- И где этот козел с рогами? - Рогоносец, звучит неплохо.

- Который? Старший или младший. Младший еще в вас, на подходе. Старший обещал наведаться днями.

"Мерзавец! - Думал я. - Моего ребенка назвать козлом! Пусть, того не может быть. Но обидно. И если старый козел явится с цветами, по морде его букетом. Пусть сожрет свой веник. Лучше припасу, что потяжелее. Честного мужика обвинить в разврате".

- И, мистер О`Хара, не делайте глупостей. Деннице не понравится, если вы решите покинуть нашу клинику. Рисковать здоровьем наследника нам никто не позволит.

- Это арест? - Тотчас захотелось совершить побег.

Но тем же днем понял, миссия не выполнима. Мужики в камуфляже и с автоматами стояли у двери моей палаты. Прогулка на заднем дворе, четыре солдафона по углам двора.

"Погоди, хромоногий козел, рога отпилю, подковы вместе с копытами вырву". - С этой мыслью я уснул.

Глава 1. Несу тебе свет.

Утро. Чего в нем может быть хорошего? Ты выскребаешь себя из неги сна. Зубная щетка, пена для бритья. Недовольная сонная харя смотрит на тебя из зеркала. Стандартный завтрак и дешевый кофе. Дорога в офис. День задался, коль от начальника ты получил не больше пары зуботычин. В это утро ехать в офис мне не позволили. А хотелось. Хотелось бежать от этого кошмара.

Обслуживание в клинике было на высоте. Зубная паста Теодент, самая дорогая в мире. Более сотни долларов за тюбик. Фирменные зубные щетки. Я видел такие. Каждая стоит более четырех тысяч. Туалетное мыло по облачным ценам. Если это последние дни моего земного пути, то упаковывали меня в самое дорогое. Денег не жалели. Оставалась надежда, психи не закопают мое бедное тело в ближайшем лесу. В ближайшее время.

Мистер Баллард Каминг уютно устроился в кресле в своем кабинете. Имя Баллард он выбрал для жития в Америке. Использовал его и в иных странах, скитаясь по земной юдоли. Не прочь был именоваться Темным Лордом. И, конечно, Денницей. Утренняя звезда. Господь создал его первым. Любимый и ближний. Низвергнут. Мало бы кто радовался, сослали из пенхауса в подвал, в кочегарку. Пыль и копоть. Страдания и боль вместо благостных песнопений. Если вы полагаете, мистер Баллард не создал там для себя и своих приспешников, последовавших за ним, уюта, то ошиблись. Но всякому терпению, в том числе и терпению падшего ангела, приходит конец. И Владыке ада положен отпуск. Пятидневная рабочая неделя. Владелец международной корпорации "Эрл Харп Ойл", мистер Каминг, любил старинные вещи. Украшением его кабинета были большие напольные часы. Резные шкафы позапрошлого века, стол хозяина и стол, за которым собирался Совет директоров выглядели тяжеловато. Но это нравилось хозяину. Диссонансом выступали современные кресла. Вращающиеся вокруг оси, на колесиках. Стиль был принесен в жертву кажущемуся удобству.

Напольные часы начали бить. Не успела отзвучать мелодия, раздался стук в дверь. Дверь легко распахнулась. На пороге появился секретарь. Главным секретарем ада был Валберит. Но в земных путешествиях Денница предпочитал, чтобы его сопровождал Амирам, что преданно заботился о своем повелителе. Он и занял место секретаря в "Эрл Харп Ойл". Преданный сподвижник взбунтовавшегося ангела.

- Темный Лорд, - Секретарь подошел к столу владыки. - Я принес ваш распорядок дня на сегодня. Если позволите, я позднее напомню вам о самых важных встречах.

- Хорошо, Амирам. Присядь. - Предложил Владыка.

Демон сел. Он был высок. Метр восемьдесят ростом. Поджарый. Но в фигуре чувствовалась мощь. Темные волосы почти падали на плечи. Зеленоватые глаза с поволокой. Взгляд этих глаз мог толкнуть любого смертного на страшный грех, заставить продать душу, лишиться бессмертия. Прямой нос, губы, с которых в любой миг могла сорваться приветливая улыбка или, наоборот, насмешка. Милая ямочка на подбородке делала лицо демона красивым.

- Скоро на свет явится мой сын, Владыка Сумерек. Он будет расти быстро. Ему скоро понадобится свой дом. Подумай, где он будет и как его обустроить.

- Сделаю, Лорд. Подальше от вашей Лучезарности? - Амирам опустил взгляд. Не хотел видеть лик хозяина. Его возможный гнев.

В ответ услышал смех.

- Амирам, забудь о моей дурной наследственности. Я взбунтовался против Отца. Он, мой сын, не повторит моих деяний. Вначале было Слово. После Он создал этот мир и все сущее. Создал ангелов. Наполнил их Своей любовью.

- Люци, но в тебе эта любовь обернулась в любовь к себе самому. Ты завидовал Всевышнему: Он создал этот мир, а не ты. Но пути Его неисповедимы. Если Он захочет повторения истории. И восстанет сын на отца. Владыка Сумерек восстанет против Темного Лорда.

- Маловероятно. У большинства живущих полная семья, есть отец и мать. Так Он повелел. У ангелов лишь Отец. У моего сына будет мать, правда мужчина. И он станет его воспитывать. Ангелов никто не воспитывал, не помогал набираться опыта. Им была дарована, представь, не обретенная своим опытом, своей жизнью, а дарована любовь к Отцу. Мать - мужчина, это уже против воли Его. Путь не просто прерван. Он искажен. Не Слово стало источником сущего, моего дитя, а Желание мое иметь ребенка. Слово чисто, Желание - источник греха.

- Мой Лорд не смирился. Это очередной бунт против Него. И мир людей, их души станут твоими.

Амирам уютно устроился в кресле. Повелитель позволял своему секретарю вести себя раскованно в присутствии хозяина. Большинство высших демонов не проявляли показного смирения перед владыкой ада.

- Не обязательно.

- Так чего ты хочешь? Денница, ответь.

- Признания. Любой сын мечтает, пусть отец гордится мной. Не отрекается, не изгоняет из сердца. Сын не хуже отца.

- Не в твоем случае. Бунтарь. Воплощение Греха. - Амирам встал, подошел к шкафу. Достал бутылку виски и бокалы. - Выпьешь?

- Выпьем. После ступай, Амирам. Храни тайну нашего разговора. Мне не нужны небесные чертоги. Свои души люди сами принесут мне в дар. Они знают, бойся своих желаний. Желания и хорошие намерения приведут их в мое царство.

Палата в этом доме умалишенных выводила меня из себя. Во дворе, где я совершал прогулки, была возможность для побега. Но не для меня. Мне не забраться на стену. Высокая. В фильмах все значительно проще. Подпрыгнул, уцепился за край стены, подтянулся и забросил свое тело на вершину этого каменного препятствия. Оттолкнулся. Полет. В прыжке приземляешься на землю. Бежишь, пересекаешь улицы под скрип автомобильных колес. Здорово. В фильмах. В жизни иначе. Особенно в моей. Но огонь борьбы не угас в моей душе. В палате я облюбовал тяжелую, но удобную, чтобы захватить ее рукой, вазу. Шарахнуть по рогам или козлиной башке. Рогоносец падает. Кругом суета. Малый, но все же шанс для побега.

Я пообедал. Посуду унесли из палаты. Вошел врач, которого я увидел первым в день моего пробуждения.

- К вам посетитель, мистер О`Хара. Позволите ему войти? - Вон как выгнулся дугой. Знатный посетитель этого дома сумасшедших.

Как будто здесь от меня это зависело. Кивнул головой. Близится мой час. Вспыхни в груди надежда освобождения.

Он вошел. Странно, не принес с собой запах серы или тления. Ничего адского. Даже адского огня во взгляде. Обычный парень. Молодой. Нет морщин на лице, что откладывают века существования. Рога и крылья? Спрятал? В руках цветы. Веник приличного размера. Большая упаковка, откуда доносилась вонь апельсин.

- Здравствуй, Герард. Как чувствуешь себя? Как наш ребенок? - Прямо заботливый папочка. В гробу я его видел, а не в своей постели. Клянусь, впервые вижу этого извращенца.

На лице моем улыбка. Подманить его к тумбе, да ударить по рогам. Где у него рога, пусть будет его заботой. А вот по черепу шибану.

- Герард, любимый - Это он издевается надо мной. - Не стоит думать о вазе. Ее приклеили, пока ты выходил. - Хоть не сказал, посрать. Было дело. Не в себе держать. Вот сволочь.

Сказать, что он мне не был симпатичен, совру. Хорош собой. Но врезать в челюсть, и лиловый синяк украсит эту рожу. И эту прелестную ямочку на скулах. Размахнулся и врезал.

Ухмылка на роже.

- Принимаю твой упрек. Мы так давно не оставались вместе. Не согревала близость наших тел. -Урод О чем он говорит.

- Я никогда, - пытаюсь совладать с собой, - не спал с вами.

-Ты прав. Со мною ты не спал. Иль спал, но я был рядом. Тайком проник в тебя. Зачал и удалился.

- Ты демон!

- Наконец, признал. Ты не нужен мне. Родишь, и на этом все. - Вот его виды на меня. Уже хорошо.

- Ты отпустишь меня? - Только черта я тебе рожу.

- Разумеется. Ты просто умрешь. Хороший исход. Даже без мучений. - Это что поправка к первоначальному?

- Я не согласен. - Соглашаться на подобное не хотелось.

А за окном бушует лето. Лучи солнца запрыгивают в палату через открытое окно, а с ними, как дыхание жизни, влетает мотылёк.

- А тебя спросили? Подумал, воспитательница для ребенка будет. Вакансия свободна. Год, полтора. А после .... Я закажу хороший гроб.

- Щедры вы, ваша милость. Башку бы я тебе отрезал. Маникюрными ножницами. - Это я от злости. У такого хлюпика, как я, это не получится. И эта рогатая скотина понимает.

- А поужинать в ресторане, не хочешь. Бежать не получится.

В каком бы обличии не явился к вам дьявол, готовьтесь бороться с ним. Герард О`Хара был готов сокрушить исчадье ада. Приличная внешность, цветы и подачка из фруктов и сладостей не прельстит стойкую душу истинно верующего. Хотя я не был уверен в крепости веры своей. О Боге я вспоминал лишь изредка. Когда нужда заставляла. Признаюсь, не был я с Ним искренним. Лукавил порой. Давал Ему обещания, клятвы, но не выполнял. Он, в свою очередь, не часто выполнял мои мольбы и просьбы. Приходилось прибегать к откровенной лести и даже.... Велик мой грех. Не гнушался я и подкупом, обещанием взятки. И кому, Господу своему. Помоги, Всемогущий. Я приду в храм твой, поставлю свечи. Выполни мою малюсенькую просьбу. Эти мысли пробежали в моей голове. Останется грешник, это я, без покровительства Отца небесного.

Поставив цветы в вазу, Темный Лорд уселся в кресло, закинув ногу на ногу. Само очарование сияло ангельской улыбкой.

- Герард, дорогой, как ты себя чувствуешь? Ты не ответил. Это беспокоит меня. - По второму кругу пошел, скотина.

- А это заботит тебя? Сомневаюсь. - Не позволю искушению одолеть меня. Не продам бессмертную душу за охапку цветов. Выкину цветы в мусорную корзину.

- Очень заботит. Ты носишь нашего ребенка. Он и ты, вы оба дороги мне. - Ему б в артисты податься. Очень искренне сыграл. Только никакого ребенка у меня нет. И быть не может по определению.

- Милый, - я решил проявить свои способности актера, со слезою в голосе, мне б мыльных операх играть, - ребенка у нас не будет. Я сделал аборт.

Глаза этого демона сверкнули таким пламенем, что оно могло бы сжечь меня. Скулы на лице напряглись, кулаки сжаты. Это уже не игра, а если игра, то великолепная.

- Ты хочешь вызвать мой гнев, Герард. Это очень опасная игра.

Ха, меня не запугать. Может, я слабак и хлюпик. Не стою ничего, но характер у меня отвратительный. Бедный чертик, ты такой славный. Ты бы не выжил со мной под одной крышей. Тебе повезло. Сходи в храм, отслужи благодарственную мессу. Господь тебя бережет.

- Урод. При твоей роже ни одна трактирная шлюха не захочет залететь с тобой. Усыпь ложе лепестками роз, зашторь окна, погаси свет. Не поможет. Мужик должен быть симпатичным, как я. - Тут я несколько лукавил. Вовсе не в том, что я симпатичный. Любая скажет, красавец. Лукавил? Денница не был уродом. Мужчина с обложки глянцевого журнала. Пройдись он по подиуму.... Я заметил, когда он входил, походка выше всяких похвал, отличная фигура, очень пластичные движения.

Смех. Очень мелодичный, приятный.

- А что сказать о тех, кто уже залетел?

- И много их у тебя, кобель с копытами? - Просто поинтересовался. Меня не касается. Только поддержать разговор.

- Мое сокровище ревнует?

Наглый тип. Хотя по меркам ада, возможно, скромный парнишка.

- Хотел выразить сострадание. Сколько незрячих женщин мается по свету. Ревновать? Не дождешься. Просто интересно, как такому старику, тебе, поди, уже не одна тысяча лет, заинтересовать женщину и (это выше моего понимания) не опозориться в постели.

- О, даже ты, со своим изысканным вкусом, не захочешь неделями покидать наше гнездышко средь белых простыней. - Вот кот обожравшийся сметаны. Доволен.

- Избавьте меня от этой кары. Предпочту одиночество и прохладные простыни. - Топал бы ты в гей клуб. Там тебе место. Или в аду. Там твой дом.

- Если серьезно, свет очей моих, мы и наш сын, после того, как ты подаришь его мне, будем жить в просторном загородном доме.

- Просторном? Насколько просторном? - Меня вполне устраивала моя однокомнатная квартира. Слоняться по дому в поисках забытой вещи не для меня. Мое нищенство не соблазнить никакой роскошью.

- Я велел секретарю купить дом. Сойдет, двадцать четыре комнаты, не меньше. Просторный парк вокруг.

- Жить в этой тесной норе! Вот дворец или замок....

- Это у нас есть. Замок в Англии. Во Франции дворец. Палаццо в Венеции.

- На работу прикажешь мне летать на вертолете. - Меня устраивали поездки на метро.

- На работу? Зачем? Что за блаж. Я владелец "Эрл Харп Ойл". У меня достаточно средств содержать семью.

Изумление на симпатичной роже. Полагает, я стану его содержанкой. Сам заработаю. Жил же до сих пор. Не богато, но мне хватало. Даже раз в неделю с приятелем мог позволить себе выпить кружку пива.

- Шиш! Ничьей содержанкой не буду. Особенно, твоей. - Я взмахнул руками. Изыди, нечистый.

- Как пожелаешь. Тебе вредно волноваться. Успокойся. - Искорки смеха в сатанинских глазах.

Это чудовище ада посещало меня каждые два - три дня. Поскольку мужики не рожают, у меня была перспектива оставаться в заточении до конца своих дней. Хотелось вырваться на свободу.

Ужинал я в восемь часов. После смотрел телевизор, попусту убивая время. Чудесный салат из свежих овощей. Жареная рыба. Апельсиновый сок. Ужином был доволен. Пустые развлекательные шоу на телеэкране. Я подумывал, не лечь ли мне спать. Но неожиданно почувствовал резкую боль в области живота. Подумал, что-то из съеденного не пошло мне впрок. Поднялся на ноги, чтобы отправиться в мужскую комнату. Но мир в моих глазах закружился. Я упал обратно в кресло. Дотянулся до кнопки вызова медперсонала. Прибежал медбрат, потом еще один. Вокруг меня началась суета.

- Началось, - это слово повисло в воздухе. Единственное, что могло начаться.... Но, хотелось, пусть начнется в туалете.

Меня уложили на каталку и повезли. Что происходит. Второе действие в спектакле сумасшедшего дома. Мне было плохо. С трудом могу восстановить события происходящего. Вокруг люди в белых халатах.

- Тужьтесь. Сейчас появится ребенок. - Сумасшедший доктор. Если что и появиться, то близкое к детской неожиданности. Когда же мы доберёмся до унитаза? А тут еще тужтесь. Не возрадуетесь.

Это можно, тужиться. Но появится некоторая неожиданность. Для них, не для меня. Появятся остатки недоброкачественной пищи.

- Не волнуйтесь, Герард. Денница сейчас будет здесь. У вас необычные роды. Из вас выйдет не совсем ребенок. Это некая энергетическая сущность. Покинув вас, она обретет плоть человеческого тела, ребенка. Но для вас это довольно болезненный процесс.

Не знаю, что они разглядывали между моих ног. Поскольку кругом были только мужчины, это они видели. Это не может вызывать их интерес.

Очередная волна боли лишила меня сознания. Очнулся я в палате. Рядом Баллард, Темный Лорд. Озабоченная морда. Первый раз видит результат пищевого отравления. Заметил, я очнулся.

- Ты вновь с нами. Звезда моей жизни. Родивший Повелителя Сумерек.

- И отчего померк разум в твоей башке? - Эта сволочь сидела рядом с моей постелью. Забота во взгляде. Артист.

- Я стал отцом. Держал на руках сына. - Сияет счастьем. Хорошо, что не буйный. Но палата с мягкими стенками ему не помешает.

- Рад за вас. Ступайте к своей супруге, к ребенку. - Может, уберется куда.

- Я уже там, куда зовет меня мое сердце. Рядом с вами.

Во, мужика понесло. А с виду такой приличный. Рога спрятал, дезодорантом отбил запах серы, одет хорошо.

- Героина нанюхался, друг? Вот и видится тебе, черт знает что. - Я притормозил в своих речах. Денница, дьявол, черт. И должен знать, что ему видится. Надо быть осторожнее, когда имеешь дело с нечистым.

- Я вижу лишь тебя, услада моих очей. И чудный лик нашего дитя. - Прямо халиф Багдада. Как сладко говорит. Иблис - его родной брат, шайтан их забери.

- Когда ты перестанешь нести всю эту чушь? - Меня это стало утомлять.

- Это реальность, детка. Сейчас принесут твоего ребенка. Уверен, ты его полюбишь.- Кого-то из нас двоих явно заклинило. И мне это не нравилось.

В палату вошел санитар, вкатив перед собой небольшой детский манеж. Подошел к моей постели.

- Сэр, - обратился к Балларду, - сэр. - Теперь он обращался ко мне.

- Ваш сын. - Санитар почтительно отступил.

- Герард, взгляни на это чудо.

Воистину, чудо. Подсовывают мне чужого ребенка и думают, я поверю в этот бред.

- Вы сами в это верите? - Я вглядывался в лицо Денницы, в его глаза. Пытался прочесть в них правду. Притворщик даже не смутился.

- Это чистая правда. Ты ее примешь. Можешь идти. - Приказал Темный Лорд санитару. Тот ушел. Мы остались наедине.

- Рождение Повелителя Сумерек засняли. Взгляни. - Баллард протянул мне планшет. На столе лежит тело, чуть заброшенное простыней. Между ног начинает формироваться прозрачная бесформенная субстанция. Формируется некое подобие прозрачного тельца дитя. Субстанция уплотняется. И вот уже тело ребенка, во плоти. Детский крик. Первый детский крик. Они это смонтировали. Это не правда. Но что-то внутри меня говорило, это истина. Пустота внутри моего тела. Я смотрел на Балларда.

Он выглядел великолепно. Сидел в кресле, откинулся на его спинку, чуть печальная улыбка, прищур глаз. Закинул ногу на ногу.

- Ты глуповат, Герард. Симпатичный парень. Не льсти себе, ты не из тех, кто мог бы согревать мое ложе.

- Слава Богу. Вы признаете, что ничего не было. - Почувствовал облегчение.

Темный Лорд тихо рассмеялся.

- Не прав. Что-то было. Но совсем иначе, чем в обычной ситуации. Физический контакт для существ подобных мне не обязателен. Когда появляется плод у женщины, это только плод. В него вселяется душа. Тогда рождается человек. В твоем случае, я поместил в тебя, назовем это энергетической сущностью. Она обретала себя внутри тебя. Сгусток энергии покинул твое тело и обрел свой облик ребенка. Свое тело. И это тело носит явный отпечаток твоего. На генетическом уровне. Ты законный отец-мать своего дитя. Родитель. Меня забавляет, стоит только представить себе моего Небесного Отца. Мне удалось все перевернуть с головы на ноги. Не было порочной близости. Но ребенок появился не от женщины, от мужчины. И душа не вошла в тело, душа обрела его. Как он будет сердит.

- Ты дрянной мальчишка. - Я улыбнулся. - Проказник. И тебе нравится твой праздник непослушания. Я бы снял ремень, отодрал тебя и поставил в угол.

Какой заливистый озорной смех у дрянного мальчишки. Хотел бы я иметь в друзьях такого проказника. Мне самому не хватило бы смелости быть столь своевольным в желаниях. Прости меня, Господь. Но этот хулиган пришелся мне по душе. Доволен своей проделкой. И меня втянул в эту историю. Не получить мне искупления грехов.

Глава 2. С тобою буду я дружить.

Положение мое резко улучшилось. И настроение. Меня выписали из клиники. Вначале ребенка мне приносили, а после я сам стал его навешать. Дитя кормили какой-то смесью, похожей на молочную. Больницу сменило хорошее поместье. Дом в три этажа и лестницы. Колонны. Тут будет, где свернуть шею. Охрана. Тут она повсюду. Блеск в их глазах. Все пареньки из ада. Кормилица моего сына явно дьяволица. Малыш. Вы не поверите. Я взял его за ручку, и в сердце полилось тепло. Он мой. Я не отдам его рогатому папе. Пусть захлебнется жижей преисподней.

- Эй, ты, помойное ведро. Твой муж пришел из преисподней. Накрой на стол.

- Чтоб подавился мой супруг. Извольте.

Так я представил наши вечерние диалоги.

Мне было дозволено ходить на работу. Что делать мне днями в большом полупустом доме и пустынном парке под надзором стражей ада. На работу я ездил в автомобиле с водителем. Следом машина охранников. Машину я покидал за квартал до офиса. Шел пешком. Следом, дыша мне в затылок, шли крепкие парни из охраны. Хвала Господу, в офис за мной они не понимались. Но, полагаю, у Денницы была в запасе какая-нибудь уловка, и за мной следили поминутно.

Служители божии давали обед безбрачия. Служение Сатане, точнее сам Сатана, требовали от меня подобного. Никаких встреч с женщинами, ограничить встречи с мужчинами-друзьями. Вероятно, этот тиран думал, что воздержание заставит меня сменить ориентацию. Придет час, я улизну из сетей слежки. Девушки, ждите меня.

На службе никто не знал, что я связан или просто знаком с могущественным владельцем "Эрл Харп Ойл". И о мальчике, что рос в его поместье. Темный Лорд не хотел огласки. Я даже сомневался, стоит ли рассказывать об этом моему старому другу, Стиву Такеру. На службе все шло по заведенному порядку. Наша контора была прихожей ада. Бесконечные столы и стулья, на которые я налетал. "Дружный" коллектив светился радушием. При этом все знали, за твоей спиной говорят гадости о тебе. Большинство черных сплетен были далеки от правды.

- Герард подглядывает за женщиной из соседнего дома. Когда она раздевается перед сном. Я это точно знаю. В окно.

Гнусная ложь. Мне и в голову такое не приходило.

- Он переехал к нам из предместья. Говорят, он изнасиловал там соседскую овцу. Был скандал. Его чуть не арестовали.

И вновь ложь. Я приехал из Сиэтла.

Стиву я позвонил из офиса. В конце концов, я имею право на личную жизнь, на круг общения с людьми.

- Привет, Стив. - Представил, как тот сидит, развалившись в кресле. В своей маленькой норке, что именует офисом.

- О, Герард, рад слышать твой голос. Слышал, ты попал в аварию.

- Сейчас все позади. Как у тебя дела? - У Стива был свой небольшой бизнес. На жизнь хватало. И нет над тобой начальства. Счастливчик.

- Не плохо, приятель. Что делаешь после работы? - Обычный вопрос. В рабочее время я не мог долго вести беседы по телефону. - Я тоже свободен.

Стив был в разводе. Вечером не спешил домой.

- Ничего. Готов встретиться с тобой. Как насчет кафе? - Ясно, Такер не откажется от встречи.

Я поглядывал на входную дверь в нашу комнату. Начальница, а нами руководила женщина, могла войти в любую минуту. Одинокая дама, не блистающая красой. Я не был в числе ее любимчиков. От нее я получал лишь взгляд брезгливого презрения. Отчего? Не хочу знать. Уверен, внешности я вполне сносной. Почти красив. Тут дело вкуса. Сидели мы еще с одним клерком в маленькой душной конуре. Ближе к потолку маленькое оконце. Летом здесь жара. Зимой более, чем прохладно.

- Хорошо, - ответила трубка. - Буду тебя ждать.

Разговор закончился вовремя. Я успел повесить трубку. Распахнулась дверь. Уверенный шаг. Андреа Белл вошла. Моя начальница. Раньше я про себя называл ее дьяволом в юбке. Какая наивность. Нет и сотой доли. Я улыбнулся. Мисс Белл, проходя мимо меня, бросила из под очков взгляд, который прежде вызывал во мне робость. Меня от страха бросало в дрожь. Получу очередную выволочку. Терпи, парень. Она и вышвырнуть тебя на улицу может. Сегодня я просто опустил голову, чтобы она не заметила лукавый блеск в моих глазах. Взгляд Денницы стал для меня отличной прививкой от такого рода страхов. Мистер Каминг мог посмотреть на человека так, что кровь стыла в жилах. Ты понимаешь, тебе одна дорога - в ад. В ушах звук кипящего масла на сковороде. Запах паленой плоти. Легкая улыбка на губах. Ты готов упасть на землю, моля о пощаде. Мисс Белл прошла к клерку. С ним мы делили эту комнатку. О, ему она дарила царственную улыбку. Парню с такими бицепсами и огромными глазами все женщины готовы броситься на шею. Тепло в голосе Андреа. Интересуется, как идет работа. Присаживается на стул, поддергивает подол юбки. Обнажила колени. Закинула ногу на ногу. А вызывала ли она этого парня в свой кабинет с отчетом или для удовлетворения своего вожделения меня не интересует. Но такие слухи ходили.

Рабочий день закончен. Выхожу на улицу. Иду в сторону кафе, где мы со Стивом любили сиживать. Две тени за мной. Охрана. Яркий свет дня, прохожие. Парни ада не утащат меня в дом своего хозяина.

Я вошел в кафе. Работает кондиционер. Приятная прохлада после раскаленной улицы. Стив уже ждет меня. Машет рукой. Подсаживаюсь к нему. Уютное заведение. Небольшое. Но столики расставлены так, что посетители не мешают друг другу. Если разговаривать негромко, соседей не отвлечешь. И их болтовня не станет раздражать тебя.

- Как чувствуешь себя, после аварии? - Такер слышал официальную версию, происшедшего со мной. Переходил улицу, сбила машина.

- Я в порядке.

Двое парней, я чувствовал, это они, охрана, вошли и сели за дальний столик ближе к барной стойке.

- Что будем заказывать? - Стив еще не успел сделать заказ.

- Мне без разницы. Про аварию ты слышал. - Я решил, другу могу все рассказать. - Видишь двух парней, что вошли вслед за мной. Не оборачивайся.

- Ты во что-то вляпался? - Стив удивлен. Привык, такой дохляк, как я, не может попасть в неприятную историю. Никому и в голову не придет следить за мной. Только хулиганы могут встретить в темной подворотне. Но подобных мест я избегаю.

- И да, и нет. Это сложно рассказать. - А что тут скажешь? Мы сделали заказ. По кружке пива, чипсы и крабовые палочки.

- Не тяни, рассказывай. - Стиву хотелось знать. Мы дружили много лет. Были откровенны друг с другом.

Я еще чуть сомневался.

- Ты постарайся поверить мне. Не думай, я не ударился головой во время аварии. И самой аварии не было.

Рассказал Такеру мою историю. Он был удивлен. По его взгляду можно было прочесть, я рассказываю выдуманную историю. Хотя все это произошло со мной, я не до конца верил самому себе.

- Понимаю, не веришь. Проводи меня несколько кварталов. Парни пойдут за нами. Я сяду в машину. Они сядут в свою и поедут за мной следом.

У меня была машина. Но столь старая, что готова была развалиться в любую минуту. Ей я пользовался при большой надобности. Пользовался общественным транспортом. Стив это хорошо знал. Машина унесла меня в логово Лучезарного. Оставалось надеяться, друг мне поверил.

В холле меня встретил Темный Лорд. Взгляд, игра желтого пламени в глазах.

- Пришлось пораньше вернуться домой. Причина в тебе, Герард.

Нашел виновного. Забавно, козел делает из меня козла отпущения.

- Чем прегрешил я перед Адом? - Стараюсь выглядеть спокойным. Обратить все в шутку. Сомневаюсь, что получится. Не понимаю, чем вызвал раздражение Денницы.

- Пойдем в столовую. Не откажешься поужинать? - Повернулся и пошел вперед. На ходу разговаривал со мной. Даже не оборачивался. - Ты болтлив. Печально, мне придется исправить твою ошибку. Какие цветы предпочтешь заказать на могилу мистера Такера?

Он прикажет его убить! Дьявол!!! А кто он еще. В этом вся его суть. Догнал его, сжал своей рукой его плечо и резко повернул к себе лицом. В тот момент мне не пришло в голову, моих сил не хватило бы развернуть Владыку Ада ликом к себе.

- Не смей! Не тронь его! Он никому ничего не скажет.

Улыбка. Чуть прикрытые глаза.

- Уверен. Не расскажет. - Не долгая пауза. - Теперь не расскажет.

Убил. Убил его. Свершилось, чего я не хотел.

- Зачем? - Прошептал я. - Как мог ты так поступить? Он не виноват. Тут моя вина. Меня бы и наказывал.

- Я и наказал тебя, Герард. Его я не тронул. Хотел, преподнести тебе урок на будущее. Вот чем может все обернуться. Пойдем к столу, пока я не передумал.

Я поплелся вслед за этим чудовищем. Передумал? Что он имел в виду?

Что подавали к столу, я не разглядывал. Еда не была сейчас для меня главным. Суета слуг. Ступают чуть слышно. Боятся, гнев хозяина в любой момент может обрушиться на них.

- Передумал? Что ты хотел сказать? - Я в упор смотрел на своего мучителя.

- Я ревнив, Герард. Все боги ревнивы. Они жаждут поклонения себе. Не исключение и мой Небесный Отец. Я родился на небесах. Боги жаждут. Допустим, смерти своего соперника. - Опустил голову. Не вижу, что таится в его взгляде.

Я неловко опрокинул бокал с вином, когда ставил его на стол.

- Баллард, зачем возвращаться к этой теме. У меня не может быть мужчины. Успокойся.

- И женщины тоже. - Добавил Баллард, ковыряя лениво вилкой в своей тарелке. В этом доме подавали большое количество перемен блюд. Нам вдвоем столько съесть было не под силу. Куда девалось оставшееся, не знаю. Но всякий раз официанты сооружали новые груды еды. При этом во многих домах были довольны и малостью.

- Я мужчина, а не евнух. - Во мне говорило возмущение.

- Будешь. Какой отличный выход ты мне предложил. - Спокойный, почти равнодушный голос. Кладет в рот очередной кусочек отбивной.

Черт. Это он дернул меня за язык.

- Не трусь, О`Хара. Останешься мужчиной. В аду, куда я помещу тебя. Обреку тебя не жарится на сковороде, а на муки спермотоксикоза. - Усмехается. Блеск остроумия.

Мне хотелось воткнуть в него вилку и порезать на кусочки столовым ножом. Издевается.

Баллард поднялся из-за стола.

- Перед сном загляни к сыну. Он, думаю, будет рад увидеть свою блудливую мать.

Вновь смеется. Да, жизнь рядом с этим существом мне не покажется скучной.

Я перед сном зашел в детскую. Эндрю хороший мальчишка. С этого вечера я стал постоянно заходить к нему. У меня нет опыта воспитания детей. Но не заметить, тут что-то не ладно, не мог. Немного дней прошло с момента рождения, а он уже вставал в манеже. В три месяца, глядя на меня, он четко произнес:

- Мама.

Откуда он это взял? Проделки Денницы, решил я.

Текла моя жизнь легко и ровно. Если б не запрет смотреть на девочек, то все складывалось великолепно. Я раньше хаживал изредка в театр. Но чаще на концерты, когда позволяли средства. Попрыгать в толпе поклонников рок группы. Нынче мне почти предписывалось ходить в театр. На концертах мы тоже бывали. Лучшие места в ложе, бокал шампанского и сладости. Я облачался в свой лучший костюмчик, побитый молью, и шел с моим засранцем. Это я о дьяволе, если упомните. Со Стивом я встречался регулярно. Пива выпить, поболтать.

- Приперся тут ко мне один мужик, - рассказывал Такер, - я даже обалдел. Не поверишь. Заказ сделал. Работа ни о чем. А он мне двадцать миллионов дает. Его б в крупных фирмах как родного приветили. С перепугу я хотел отказаться. Он настоял. Только вы, то есть я, можете справиться с этой работой. Взял заказ. Представляешь, как поднимусь.

Я представлял. Срок работы пять месяцев. Аванс пятьдесят процентов. Вы догадываетесь, кто заказчик. Я нет. Теряюсь в догадках. Хитрость Лучезарного. Решил купить моего друга.

- А кровью он не просил расписаться? - За такие деньги многие готовы продать душу. Увы, мне нужны деньги. Но продавать душу козлу.... Это не для меня.

Официантка принесла нам кофе. Ставя чашки на стол, она так изогнулась, что ее спелые груди в полурасстегнутой блузке оказались рядом с моим лицом. Коленкой потерлась о мою ногу.

- Может, вам еще чего-нибудь угодно. Я всегда готова вам помочь. - Томный голосок.

- Чего? - Мой друг искренне удивлен. - Ты о чем, Герард?

- Не понял, кто заказчик. Темный Лорд. Его проделки. Не заказ это. Он тебе отступную дал. Что б ты на меня не глядел, как на своего партнера по сексу.

- Чего? - Челюсть у Стива так и отвалилась. - У нас такого и быть не может.

- Не может, - согласился я. - Но этому уроду кажется. Ревнует Лучезарный. И платит.

- А дьявол гей? - Опять я удивил своего друга. Кто его знает, какая в аду ориентация. И чем они нас смертных соблазняют.

- Не знаю. Полагаю, ему без разницы. На то он и нечистый.

Я сидел и думал. Не спроста официантка так выгнулась возле меня. Провокация. Ее Люцифер подкупил. Испытывает меня. А зачем подкупать. Достаточно, чтобы один из его псов прижал девчонку в подсобке, показал нож. Кафе поздно закрывается. На темной улице с одинокой женщиной всякое может случиться.

Легкая музыка в кафе. Шаги официантов. За дальним столиком сидят мои охранники, парни из ада. Подслушивают гады. Мы пьем кофе. Сэндвичи местного заведения. Один из парней поднялся и подошел к нам. Вот это походка. А ручищи. Треснет кулаком по башке, череп расколется.

- Вам велено передать, - сладкий голос юноши. - Ваш приятель завтра приглашен на ужин.

Ставит на стол бутылку шампанского. Мадам Клико. Не разглядел, какого года урожай. Думаю, Денница не поскупился. Парень глянул на официанта. Тот подбежал с бокалами. Разлил вино.

- Стив, понял. От таких приглашений не отказываются. Отужинать с дьяволом не всем доводится. - Я поднял свой бокал. Пусть Стив познакомится с моим поработителем.

Такер приехал на своей машине в поместье Баллорда. Машина чуть моложе моей. Но все равно, на ней упасть с обрыва очень просто. Ворота перед ним в поместье открылись. Подъехал к дому. Встретили лакеи. Провели в гостиную. Стив вертел головой, осматривал убранство дома. Картины, статуи, мебель. Безумье роскоши. И тихое молчанье слуг. Молчанье может быть тихим. В аду. И мелодия страданий грешных душ.

- Мистер Такер, - Денница поднялся из кресла и направился к гостю. - Рад приветствовать вас в доме моего избранника и его сына.

Что за сволочь. Хотя я мог ожидать подобного. Кровь бросилась к моим щекам. Сжал кулаки. А толку.

- Это я должен благодарить вас за приглашение. - Вот молодец Стив. Утверждение с нотками вопроса.

- Присаживайтесь. Рюмочка ликера и сигара перед ужином. А после я сверну вам шею.

- О, как любезно с вашей стороны. - Из моих рассказов Стив знал о гостеприимстве и любезности Люцифера. Шутит или угрожает, не поймёшь.

- Зараза. Ты обещал. - Я возмутился.

- Просто шутка. Стив понял, дорогой. Я не причиню зла другу того, кто мне родил ребенка.

Вот, теперь весь вечер будет тыкать мне это в нос. Мать его ребенка.

А тебя, гаденыш, какая мать вынашивала в своей утробе. Забыл, тебя создал Он. Я тебя породил, Я тебя и убью. Силы воли не хватило? Господом называешься. Молотком бы Тебя по затылку. Авось бы понял, так шутить нельзя.

- Позволите взглянуть на мальчика? - Попросил мой друг.

- Не терпится до конца света? Как вы нетерпеливы, люди. Я не против, если мама не станет возражать. Дитя весь в мать. От меня лишь непостоянство и ....

Эндрю вбежал в комнату. Ночная пижама. Темные волосы торчат во все стороны. Капризно сжаты губы. Упрямство, это от отца.

- Папа, дай игрушку. Мама, куда ты его убрала. Без моего мишки я не буду спать.

Мальчик уже бегает. Взрослеет на глазах. Природа берет свое.

- Он спит на полке в твоей детской. - Не могу не любить это маленькое чудовище.

- А этот дядька что приперся? Я не отдам ему своего медведя. - Упрямое дитя считает, что все покушаются на его любимую игрушку.

Сверкнула молния-искра, плюшевая игрушка оказалась в руках моего ребенка. Это папочка расстарался.

- Поцелуй меня и ступай спать. Мы с папой и дядей еще посидим. - Попросил я сына

- Ты мой дядя? - Эндрю понял все по своему. - Ты принесешь мне вертолетик. Будем запускать на лужайке.

Проказник убежал, поцеловав меня.

Ужин прошел великолепно. За исключением.....

- Твою развалюху, машину, увезли на свалку. - Снобизм так и прет из Лучезарного. - Возьми ключи от новой.

Он протянул ключи моему другу. Мелкий подарок вроде шарфика на рождество.

- А там... - Стив начал заикаться.

- Все переложили в новую. Документы на машину найдешь там же. Буду рад снова встретиться с тобой

- В аду? - Это я.

- Раньше. Но в аду тоже. Не печалься. Там есть места для ВИП клиентов. Милый, - это мне, - тебе там тоже найдется уголок. Не так скучно, как у моего Отца. Сады, фонтаны. Приятная музыка. Побойтесь Бога. Не ангельские пенья. Живая музыка и лучшие певцы. Грешники. Все, кто создавал при жизни лучшее. Теперь они исполняют свои произведения для меня. Ах, как они грешили. И пишут новое, но для меня.

Жизнь моя шла совсем неплохо. Были и свои не самые светлые моменты. Но все это было мелочью. Мне не надо было думать о завтрашнем дне, о возможной потере работы. Сколь не был плох Лучезарный, я был уверен без средств к существованию не оставит. Общаться с ним не всегда было мне в радость, но терпимо.

Какие изменения произошли еще в моей жизни? Ранее я позволял себе иногда сходить в театр или на концерт. На представления, о которых постоянно говорили, что считались знаковыми. Билеты брал, что подешевле. Места доставались похуже, но я чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Теперь Темный Лорд брал билеты на лучшие спектакли. Места в ложе. Думаю, стоили они больших денег. По таким случаям я доставал свой костюм, приобретенный лет пять тому назад. Его я берег. Помнится, отдал за него приличную сумму. Надо было появиться на свадьбе одного из моих родственников. Для походов на работу я одевался скромнее. От нас не требовали дресскота. Летом это была свободная одежда. Обычно, джинсы, рубашка и галстук. У меня было два галстука на все случаи жизни.

Баллард настойчиво приглашал меня на различные светские мероприятия. Но мне удавалось благополучно отвертеться. Находил срочные дела. Или говорил, мне это мероприятие совершенно не интересно. Что было правдой. Владелец "Эрл Харп Ойл" общался с богатейшими людьми в нашем городе и стране. Бывало, эти господа заходили к нему на обед или ужин. В такие часы я запирался в своей комнате или в комнате Эндрю. Не хочу мешать деловой беседе - говорил я. В этом я ничего не понимаю. Объяснение принималось. На лице презрительная улыбка. В глазах отсвет пламени. Я понимал, придет момент, и мне не удастся уклониться.

Не знаю, как, я не сведущ в этих дьявольских штучках, но Эндрю рос быстро. Бегал ножками, постоянно что-то говорил. Научился складывать свои игрушки в определенное место. Скоро придется нанимать ему преподавателя. Малыш станет изучать буквы, пытаться считать. Решил выяснить, что по этому поводу думает его отец.

- Баллард, твой сын быстро растет. Не успеешь оглянуться, надо присматривать колледж.

- Мой сын? А твой? - Баллард отложил газету, которую имел обыкновение читать за завтаком.

- Хорошо, мой. Но ты должен думать о его будущем. Или свет золота застит твои глаза?

- Я думаю. - Исчерпывающий ответ. Тоном: отстань. Если это мой сын, мог бы хотя бы проинформировать о своих планах.

Чуть помолчал. Решил дать более подробный ответ.

- Надо нанять ему преподавателя. Молодого человека, что понимает новое поколение. Люди постарше становятся слишком консервативными. Им трудно понять семью, подобную нашей. И многие аспекты жизни ими оцениваются по-другому. Герард, тебе следует заняться подбором преподавателя.

Так, все решил свалить на меня. Дело обычное для мужика. Пусть решает мать. У мужчины много важных дел. Ужин с партнерами в ресторане, девочки по вызову, пара стаканчиков виски.

- Мне? Никогда этим не занимался.

- Вот и займись. Пусть без большого опыта. Приятной внешности. Не хочу в доме держать пугало. Лучше изголодавшегося. У таких больше рвения и меньше пожеланий. Сходи на биржу труда.

- Ты озадачил меня, Лучезарный. - Скорчил ему рожу. Никогда не занимался подобными вопросами.

Парой дней спустя я дал заявку на бирже труда. Попытался объяснить, что требуется от кандидата. Оставалось ждать, когда откликнутся.

Последовало несколько откликов. Решил, один из них заслуживает внимания. Пригласил на собеседование в субботу.

В десять часов, как было назначено, привратник позвонил. Сообщил, прибыл соискатель. Я выглянул в окно. По дороге к дому бодрым шагом приближался молодой человек. Я решил, его следует принять в библиотеке. Предупредил дворецкого. Попросил пригласить хозяина дома. Для преподавателя библиотека более подходящее место, чем кабинет крупного магната.

Дворецкий сообщил, что Том Эллинг просит принять его. Вошел молодой человек. Ростом сантиметров сто восемьдесят. Чуть смуглое лицо. Темные волосы. Спортивный. Пугалом его назвать было нельзя.

- Разрешите, сэр. Я по поводу места преподавателя. - Приятный голос. Произнес это с легкой ноткой просителя. Но улыбнулся. Костюм наподобие моего. Того, что я купил лет пять тому назад. Обувь? Она может рассказать о многом. Туфли. Почищены хорошо. Когда то они видели лучшие времена. На одном туфле порванный шнурок завязан узлом. Явно человек нуждается в средствах к существованию. Изголодавшийся. Такого и хотел Баллард.

- Проходите. Присаживайтесь. Сейчас подойдет отец ребенка. Пока ознакомьте меня с вашими документами. Образование, опыт работы.

- Я окончил университет. Филолог. Опыт практически отсутствует. Но в предложении сказано, можно без опыта. - Парень протянул мне документы. По взгляду видно, эта работа ему очень нужна. Боится получить отказ.

Я постарался повнимательнее разглядеть его. Костюм и рубашка далеко не новые. Скорее, сэконд хэнд. Но опрятные. А туфли.... Полагаю, не будет большого греха, если они развалятся по дороге домой. Не стоило мне его так разглядывать. Я все понял, когда парень входил в библиотеку.

Денница все же решил прийти. Прошел по библиотеке. Мог бы хоть поздороваться с парнем.

- Баллард, позволь представить тебе Тома Эллинга. Он хотел бы работать преподавателем в твоем доме. - Надеюсь, хоть сейчас этот черт поздоровается.

- Ты еще не выкинул его за ворота? - Дьявол делает вид, что удивлен.

- На тебя не угодишь. - Мне было жаль Тома. Я бы взял его на работу. Но я не хозяин здесь.

Том побледнел. Все, можно покинуть этот не гостеприимный дом.

- Отчего? Если ты его не выкинул, пусть работает. Герард, объясни ему все о порядках в этом доме. Наши взаимоотношения. Жить ему придется в этом доме. Все остальное объяснит мой секретарь, Амирам. Хорошо объяснит. - Вкрадчивый голос не обещает ничего хорошего.

Амирам. Один из демонов ада. Люцифер доверяет этому своему приспешнику. Гаденыш под стать хозяину.

- Попридержи своего секретаря. - Я знаком с этим служителем ада. - Обойдемся без него.

- Хорошо. Том, ты принят на работу. Я пошел. Очень занят. Не только ты, любовь моя, бываешь очень занятым.

Мило. Двойной удар. Получил за то, что не хожу с ним на светские приемы и меня выставили геем. Ничего под рукой, что можно швырнуть вслед.

- Э.... - Начал я после некоторого молчания. - Том, на работу вы приняты. Когда вы сможете приступить?

Том приободрился.

- Через день. Мне надо собрать вещи. Я понял, что жить должен в вашем доме.

Его ничуть не смутило своеобразие моих отношений с Нечистым. Но все же лучше просветить его заранее.

Из книжных шкафов повеяло могильным холодом. Запах склепа. Хоть трубы из глубин ада, что принесли бы сюда аромат серы, столь радующий его хозяев, очевидно, забились хламом за прошедшие века. Трубочиста не наняли. Жадность окаянная.

- Вы правильно поняли, Том. Прошу не обижаться на Балларда. Эта маленькая грубость, весь этот спектакль предназначен мне. От этой работы вам лучше не отказываться. Владелец "Эрл Харп Ойл" не простит этого. Я с ним никогда не был в близких отношениях. Все это просто чудачества. И никогда не буду. Эндрю, наш сын, называет меня мамой. Кажется, я вас совсем запутал. Разберетесь во всем позднее. Еще, посторонним не стоит знать многое об этом доме, - Я подчеркнул, - многое.

- Да, сэр. От работы я не отказываюсь. Скажу откровенно, она мне очень нужна. Рассчитывать на более щедрое предложение мне не приходится. Хорошее жалованье, кров и питание. Очень щедро, благодарю.

- Рано благодарить. Там будет видно. Сейчас предлагаю познакомиться с вашим подопечным. - Я старался говорить радушно. Но боюсь, нотки высокомерия звучали в моих словах.

Так этот преподаватель очутился в нашем доме. Не знаю, проклинал ли он этот день, меня и самого себя, но упреков я от него не слышал. Наставник Повелителя Сумерек.

И так, я понимал, отказываться долго от посещений светских приемов у меня не получится. Я и представить себе не мог, к каким последствиям это приведет. Лучше бы я собрал вещи и исчез под покровом ночи. Это придало бы моей истории немного романтики. Мелодраматизма. По такой истории можно создать сериал. Преследуемая жестоким тираном беглянка, то есть беглец, это я. Несчастное покинутое дитя. Страданья, что пережил я в скитаниях. Встреча с сыном через много лет. Столь безумное развитие событий мне не приходило в голову.

Помнится, я вернулся с работы. Устал. Не столько от работы, сколько от неодобрительных взглядов мисс Белл. Настроение у нее было скверное, а тут я под рукой. Баллард вернулся часов в семь вечера. Эндрю был с няней. Его должны накормить и уложить спать. Через полчаса и мы пошли к ужину. Том ужинал с нами. Он был учителем, мог обедать за господским столом. Другие служившие в этом доме такой привилегией не пользовались. Еще Амирам, секретарь, если заходил к нам в гости, мог присутствовать за столом. Но он не относился к челяди. Соратник Лорда, один из падших ангелов. За ужином мы вели легкую беседу. Об отличном приготовлении блюд нашим поваром. Пустяшных новостях. Лучезарный, зная о моих проблемах с мисс Белл, поинтересовался, как прошло мое общение с ней. Соврал, сказал, была очень добра ко мне. Чем вызвала почти смех Темного Лорда.

- Ей самое место в аду. - Котел с кипящим маслом этот добрейший господин подготовил.

Хорошо, что Том не понимал всего значения разговора об аде. Пока не знал. И это к лучшему. Я бросил взгляд на Лорда, после на учителя. Денница все понял по-своему.

- Не для всех пока хватает масла в преисподней. - Улыбка, адресованная Тому. Простая любезность. - Как Эндрю?

- Он хороший мальчик. Очень смышлёный. Мне с ним повезло. - Чувствовалось, что Том говорит это искренне, а не из желания сделать нам приятное.

- А ему с тобой. - Лорд одобрительно кивал головой, словно уже забыл, как неприветливо принял Эллинга в первый его приход.

Ужин закончился. Баллард предложил мне пройти в свой кабинет. Что опять за разговор. Не думаю, что приятный. События складывались не в мою пользу.

- Герард, - начал сходу Лорд, - через две недели в Палас Отеле пройдет благотворительный вечер. Вечер организуют Эрнест Поллак и его жена. Там будут самые известные люди. Я настаиваю на твоем присутствии.

Он говорил спокойно. Никакого раздражения в голосе. Что-то в прищуре глаз требовало повиновения. О, вряд ли я так просто сдамся. Не на того нарвался. Срочно надо придумать причину.

Я чуть затянул молчание. Сел в кресло. Достал сигарету. Встал. Подошел к окну. Отдернул штору. Смотрел на темнеющее небо. Как там у Сомерсета Моэма. Если взял паузу, держи ее, сколько можешь. Говори из глубины сцены. Я не обернулся к Балларду.

- У меня нечего надеть на подобный вечер. - Сочтет это отговоркой.

- Купи, сшей на заказ. Я не ограничиваю тебя в деньгах. - Отличный ответ. В средствах я не был ограничен. Но деньги этого мужчины мне не были нужны. Я не пользовался тем, что он переводил на мою банковскую карту. Карта, где я держал свои личные средства была другой.

- Рекомендуй это своей содержанке, а не мне. Я не воспользуюсь твоими деньгами. - Тут я лукавил, но Лучезарный не знал. Случись, меня выгонят с работы, придется временно занять с его карты.

Он скоро потеряет терпение. Просто врежет мне по морде.

- А твой шикарный костюм. Тот, что ты одеваешь, когда мы идем в театр. Ты его еще в мусорном баке хранишь. - Похоже, его и вправду интересует мой костюм и место его хранения. Представляю, какой стыд он испытывал за меня в театре. Но не говорил ничего.

- Это ценная вещь. Я не могу его так часто одевать. Лучше иди один. Хорошо проведешь время. - Он отвяжется от меня. Я на это надеялся. Но тщетно.

- Не получится. Одевай, что хочешь, но мы идем на этот прием. - Хозяин отдал распоряжение.

- У меня есть чудесные джинсы. И рубашка с коротким рукавом. Они чудно смотрятся на мне. - Так, в этом наряде меня не пустят на порог. Или Денница не решится вести меня. Ура!!!

- Это те джинсы, в которых ты валялся в парке во время пикника на лужайке. И рубашка, выгоревшая на солнце. Они безумно тебе идут. - Вот это выдержка.

Адово племя. Умеет держать себя в руках, когда захочет.

- Но я не успею их отстирать. Джинсы припачканы смолой. Рубашку вывозил в кетчупе. Мне лучше не ходить.

- Зачем стирать. Ты будешь в этом неотразим. - Издевается. Посмотрим, кто кого. Ты дьявол, у меня рядом с тобой дьявольское упрямство.

Этот разговор я быстро выкинул из головы. Надеялся на мудрость Люцифера. Он оставит свои бредовые идеи. Меня не пустят на эту вечеринку. Что мне там делать? Я даже издали не видел, как это проходит. Жизнь богачей меня не интересовала. Своих забот достаточно.

Достаточно? Кто это решает? Не я. Кому-то показалось, что именно мне забот мало. Что еще набросать в корзину моей жизни? Не отказывайтесь. Наполню до краев. Возможно, через край. Создатель, ты, что ли? Тебя за это благодарить? Не стану возводить хулу, ты постарался. Ты щедр.

Ранее со мной ничего подобного не случалось. Я мог считать себя счастливчиком. Повседневные события сменялись одно за другим. Потрясения, беды и несчастья обходили стороной. Я редко выезжал за пределы зоны своего обитания. К чему? Все, что было надо мне, находилось в этой зоне. На работу и домой я ходил по одному и тому же маршруту. Магазины, в которых я делал покупки, оставались неизменными. Полагаю, многие жили также. Но сегодня я решил выйти за рамки своего круга. Я хотел купить что-нибудь для сына. Побаловать его. Дорогих вещей покупать не планировал, но чрезмерно дешевые были не уместны. Я сказал водителю, куда надо ехать. Нам удалось объехать пару пробок. Вырвались на просторную улицу. Впереди мост. Здесь были лихие водители, что пытались обогнать любителей осторожной езды. Селим, мой водитель, молодой арабский парень, по внешности напоминал юного принца из тысячи и одной ночи. Красивый, яркая восточная внешность. По-английски говорил хорошо. В Америку переехал недавно, по моему, из Сирии. У него было временное разрешение на работу. Этот сириец был рад, что сумел так быстро устроиться водителем.

- Хозяин обещал, что если буду хорошо работать, он поможет мне получить гражданство. - Рассказывал парень.

Люцифер? Поможет? И ничего взамен? На него не похоже.

- Просто обещал, Селим? И больше ничего не сказал? - Наивный молодой парень.

- Сказал. Если буду плохо работать, пошлет меня к шайтану. - Сириец вздохнул. - Вечность будешь по Магрибской пустыне скитаться. Работу не смогу найти, кушать будет нечего. Аллах велик, не допустит потерять работу.

О люди! Поклоняйтесь вашему Владыке,
Кто создал вас и тех, кто был до вас,
Чтоб праведность могли вы обрести Коран. Сурра Корова - Так воистину думал Селим.

Он верил в своего Бога. Его могущество. Ничего не может свершиться против воли Аллаха.

До Аллаха далеко, а шайтан рядом с тобой. Как ты наивен и слеп. Живешь, как счастливый халиф Багдада, в сказке, придуманной для самого себя. Харун ар-Рашид. Ар-Рашид, это прозвище, праведный не всегда следовал устоям Корана. Его визирь из рода, что привел Харуна к власти, был любовником халифа. Праведник. Но когда халиф захотел самовластия, он казнил всех в этом роду. И своего любовника. Власть. Тут и говорить не о чем.

День этот не сложился не только для меня, но и для Селима. Аллах забыл о нем, а Господь вовсе не интересовался делами моей заблудшей души.

Селим боялся потерять работу, ехал небыстро. Ему хорошо платили. Нас обогнал темно-вишневый форд. Вылетел перед нами, замедлился, вновь начал разгоняться, чтобы пойти на очередной обгон. Я не заметил, еще одна машина обгоняла нас. Селим, возможно, заметил. Он что-то крикнул по-арабски весьма эмоционально. Ударил руками по рулю. Второй гонщик врезался в бок форда. Того развернуло поперек дороги. Мой водитель жал что есть сил на тормоз и пытался выкрутить баранку. Старался избежать столкновения. Дистанция была мала. Мы врезались в форд, в его бок. Тот отлетел и перевернулся. Полагаете, все это я успел разглядеть? Все это я осознал позже. Нас здорово тряхнуло. С размаха я лицом уткнулся в стоящее впереди кресло. Мы остановились. Я откинулся на спинку своего кресла. Из носа у меня текла кровь. Селим скорчился на водительском кресле. Мотал головой, руками проверял на месте ли она. Обнаружив на ощупь овал, сверху венчающий тело, обернулся ко мне. По его лицу текла кровь. Вид моего лика восторга не вызывал. По верхней губе и подбородку текла кровь. Чудненьким фонтанчиком она била из носа. Пытался подтереть нос, отчего руки все были в крови. Рукава рубашки.... На груди кровь. Чуть гудело в голове. Отделался малой кровью.

- Господин! - Сириец напуган.

- Ты жив, парень? Как голова, Селим? - Он хорошо приложился к передней панели.

- Я в порядке. Как вы, сэр? - От волнения у него появился забавный акцент.

- Как спелый помидор, истекающий соком. - Пытался шутить, но шутка не получилась.

Подбежали ребята из охраны. Рядовые ада. Помогли нам выбраться из машины. Парней из Преисподней трудно напугать чем-либо.

- Отходим! Быстрее. Может рвануть. - Охранники толкали меня вперед, прикрывая своими телами. Нотки страха в голосе.

Мы отошли метров на пятьдесят.

- Сэр, давайте, вытрем кровь. Вот чистый платок. - Начал один из них помогать мне остановить кровь, что сочилась из носа.

Меня усадили на какую-то бетонную тумбу. И, слава Богу, а то ноги у меня предательски дрожали.

Рядом на асфальте в молитвенной позе устроился Селим. Качал головой, возносил к небу руки.

Молитву строго соблюдайте,
Творите очистительную по
дать
И головы склоните вместе с теми,
Которые склонились предо Мной

Шептал:

- Аллах, я не уберег господина. Меня уволят.

- Не стони, - чуть грубо приказал один из моих стражей. Раньше оба моих конвоира были для меня безликими тенями. Я разглядел их сегодня. Высокие, хорошо сложенные. Это обычно для людей их профессии. Смугловатая кожа лица. Въелась копоть ада? Они вызвали во мне чувство симпатии. Оказались рядом вовремя. - Повелитель увольнять не станет. Тебя и нас умертвят. Прими это достойно.

- Чушь несешь. - Я попытался остановить этот бред. - Кто умертвит?

- Повелитель. Мы не сберегли его ценность, вас. - Это он что, обо мне?

- Кто меня оценил? И как? По весу или художественной ценности? - Слушать мои слова со стороны было забавно. Я говорил в нос. Кровь остановилась. Ноги почти перестали дрожать.

- Вы достояние Повелителя. Нам доверили. Мы не справились. - Парни готовы принять наказание без ропота.

Вот дела. Я и не подозревал, что этих созданий можно убить. Жаль их. Пусть они и прибыли к нам из пекла.

- Умолкни! Я не отдам вас ему. - В этом я был уверен.

- Повелитель делает то, что желает. - Образец покорного слуги. - Вы не сможете противостоять ему.

- Тогда ему придется смириться. Я буду ходить всюду один. Темными закоулками. Или вы остаетесь при мне, или никак. - Это был мой ультиматум.

Трое моих сопровождающих переглядывались. Пытались осмыслить сказанное мной. Стражи ада знали о порядках при дворе Темного Лорда. Неповиновения там не могло быть. Рисковать мной он тоже не желал. Самый простой выход, оставить все, как есть. И волки сыты, и овцы целы. Овцы моя охрана. Волк (это ясно кто) доволен: я добровольно согласился на сопровождение стражи.

Приехала полиция, скорая помощь. Нас опросили, как свидетелей, и отпустили.

Ехать дальше не хотелось. С припухшим носом и пятнами крови на рубашке. Мы сели в оставшуюся целой машину охраны и поехали обратно.

Дорога была хорошо нам известна. До поместья Денницы было несколько миль. Магистраль шла ровно. Участок небольшого подъема, после спуск. Кругом невысокие деревья, кусты и многолетние травы. В этот час машины проезжали редко. Движение становилось интенсивным позже вечером или рано утром. На спуске стояла автозаправка. На ней останавливались те, кто следовал издалека. Мы никогда не останавливались. У Балларда была своя частная заправка. Мы поднимались на вершину холмика, когда из кустов выскочил не то кролик, не то кошка, бросилась через дорогу. Почти перед нами. Дэвид, один из охранников, сидевший за рулем резко затормозил. Он мог бы не давить так резко тормоз, но сказывалось впечатление о предыдущей аварии. Нас шатнуло вперед. Дэвид полностью остановил машину.

- Простите, я не хотел.

- Все в порядке, парень. Расслабься. Нам некуда спешить. Постоим минут пять. - Пусть Дэвид успокоится. Он и так не уверен, Повелитель казнит их в своем упрямстве или сохранит жизнь.

Через несколько минут мы продолжили путь. Машина въехала на пригорок, готова начать спуск. На автозаправке стоял бензовоз. Привез топливо. Такое обычное событие не привлекало внимания. Раздался грохот. Волна пламени поднялась над заправкой. Поток горячего воздуха в считанные мгновения достиг вершины холмика. Ударил в лобовое стекло автомобиля. Его отбросило назад. Мы оказались по другую сторону холма от автозаправки. Серия взрывов. Теперь взрывались подземные резервуары. Но холмик отклонял взрывную волну. От первого удара у нас только треснуло ветровое стекло. Мы сидели в машине и смотрели на зарево пожара.

За очень короткий промежуток времени второе событие, которое могло привести нас к гибели. Это перебор. Случайность? С трудом могу в это поверить. Кто-то хотел, чтобы я не вернулся домой.

Звонок сотового телефона. Голос Лорда:

- Герард, ты где?

- Недалеко от автозаправки. Любуюсь пламенем. Тебе бы понравилось.

- Черт.

- Это ты к себе обращаешься. Без всякой меры, влюблен в самого себя. - Я тоже могу быть язвой. Я - очаровательная скотина. Он волновался.

- Глупая шутка. Дважды за полтора часа. Я запру тебя дома. Хватит рисковать. - Самоуверенный индюк! Цепью скует в подвале. Не дамся. Укушу. Буду царапаться. Я точно знал, что отпор противнику кулаками дать не смогу. Кулаки? Вы их наблюдаете у меня? И я нет. Восточные единоборства? В боевиках я их видел. Понравилось. Но перевернувшись в воздухе дать противнику в челюсть ногой? Весной я хотел через лужу перескочить. И к радости окружающий лег в эту лужу, отбив задницу и затылок.

- Запрешь? Ты сам в это веришь? - Это я так, просто хотелось поспорить с этим исчадьем ада. Он уже запирал меня.

До дома мы добрались поздно. Пришлось ждать, пока потушат пожар, уберут его последствия с дороги. Обычно меня встречал дворецкий. На этот раз возле дома меня ждал сам хозяин. Мои сопровождающие выстроились в ряд возле чуть покорёженной машины. Взгляд в землю. Провинившиеся щенки. Ждут окрика и плети господина.

Денница подошел ко мне. На слуг он бросил мельком взгляд. Искра гнева прошлась по обреченным. Приговор был вынесен.

- Ты цел. Слава Пламени ада! - В царстве Темного Лорда не славят Господа.

- Поездка была не самая удачная. Оставила массу впечатлений. Жаль, пришлось задержаться. Тебе не успел приготовить ужин. Хотел твои любимые котлетки состряпать, муженек. Теперь во гневе ты не призовешь меня на свое ложе. Эндрю уже уложили спать? - Я откровенно издевался. .Баллард в ответ кивнул головой. Жестом предложил мне пройти в дом. Он явно хотел, чтобы я ушел.

. Я не двинулся с места. Ощущал за своей спиной волну тоски и отчаяния. Трое несчастных у машины. И пусть двое из них прибыли из пекла. Мне было их жаль.

Над парком и домом вечерний закат. Ветерок гуляет в кронах деревьев. Срывает листок с ветки и кладет мне на ладонь. Такого не может быть в обычной природе. Смирить дьявола.

- Спасибо, - почти шепчу я, - я сохраню его, этот листик. Он дороже мне миллиона хризантем. Вложу в страницы томика поэта и засушу.

Он берет меня за руку и целует ладонь.

- А я еще даже не спросил, какие цветы любишь ты. - Сколько огня в этих дьявольских глазах.

- Любые. - Долгая пауза. - От любимого человека.

Горькая улыбка на его губах.

- ЧЕЛОВЕКА! - Слышали бы вы его голос в этот момент. Во взгляде вспышки ярости. Вот еще Отелло! Сейчас душить будет. Вот бы клистир ему поставить. Это хорошо выветривает дурные мысли.

- От Стива Такера! - Ревнивец из ада. Ну, встречаемся мы. Посидим за кружкой пива. В день рождения дарим друг другу шоколадку. А этот думает, что застукал нас в постели. Маньяк!!! Средневековая КОМЕДИЯ. Тристан и Изольда. Или кто они там. Три кварка тебе в задницу!

Краем глаза я заметил группу мужчин, приближающуюся к нам. Черные одеяния, короткие накидки. Вооружены мечами, подобными тем, что были у римских легионеров.

- Не тебе их судить! - Остановить этого урода. Не дать свершиться несправедливости. - А Такер меня не оскорбляет дурацими мыслями.

Тут я понял, что сказал глупость. Прямо сознался в измене. Просто сплю с ним в подсобках всех кафе города.

На меня накатила волна ярости.

- Спал, сплю и СПАТЬ БУДУ!!! - Последние слова я выкрикнул. - Мы совокупляемся в подворотнях и мусорных бачка. Последний раз это было в канализационном коллекторе. Он овладел мной в потоке сточных вод нашей любви. Он входил в меня под песню писка крыс. А я рыдал от счастья и удовлетворения. Тебе этого не понять. В чистоте пламени твоего ада такого не бывает! Сверху из канализационного стояка тек стек нектар нашей грешной любви. Мы хватали его губами и сливались в поцелуе страсти.

Я сел на траву газона и уткнул лицо в колени. Тело пронизывала дрожь. Не страсти, а отвращения к этому ревнивцу.

МНЕ ВСЕ РАВНО, ЧТО СТАНЕТСЯ СО МНОЙ!!!

И тихий голос чуть в стороне.

- Не мне? - Лорд понял, о чем я говорю. - Кто тогда будет их судить?

- Я! Ты не был там. - Не знаю, что в моем голосе заставило Люцифера по - своему понять мои слова. - Чума на оба ваших дома. Ад или рай. Все равно. Слова Бернарда Шоу о парламенте. Палата Общин и палата Лордов.

- Ты осудил меня. Я не был там с тобой. - Раскаяние в голосе Люцифера.

- Брось. Тут некого судить. Парни выполнили свой долг. - Как глуп я. Истерика. Наговорил глупостей. Я оторвал голову от колен и теперь смотрел на этого могущественного дурака.

- Они плохо защищали мое имущество. - Холод в голосе. Это что? Пошел второй круг.

Сейчас я этот холод, этот лед растоплю.

- Ты называешь меня имуществом? И не более. И Эндрю для тебя лишь живая кукла. - Решил дать неправедному судье возможность выкрутиться. - Или я не так понял? Ты говоришь о машинах? Такой убыток для владельца "Эрл Харп Ойл". Какой ты скупой.

- Не скупой, прижимистый. - Дьявол засмеялся. Он все понял. Я не хочу расправы. - Прости. Машины твои, тебе и судить.

- Парни, идите отдыхать. Мне завтра вновь ехать на работу. - Я смотрел на этих троих у машины. Улыбнулся. В их глазах изумление и собачья преданность.

- Выполняйте приказ вашего хозяина. И берегите его. - Таково было окончательное решение Лучезарного.

"Легионеры" уходили. Владыка ада отпустил их жестом.

За ужином мы обсуждали события дня. Баллард винил во всем своего Небесного Отца. Я противился этому. На улице было тепло, но за стеклом камина потрескивал огонь. Живой и веселый. Я спас парней из ада. Я вновь свершил сметный грех. И пусть пожертвовал спасением души. Зачем она мне там в раю? Возле пламени камина ада ей будет уютнее. Жар кости не ломит. Не мерзнуть в холоде равнодушия райских песнопений. Мы разошлись по своим комнатам, каждый остался при своем мнении.

Меня нельзя назвать усердным верующим и хорошим прихожанином. Я редко заглядывал на церковные службы и вовсе не ходил к исповеди. Но после разговора с Баллардом, я решил пойти и помолиться. Немного денег на свечи, тупое созерцание икон, и со святыми упокой. Возможно, сомневался, что спасая подданных Антихриста, творю доброе дело. Знал, это не уменьшит моих грехов. Время моего обеденного перерыва. Иду в небольшой собор недалеко от офиса. Он затерялся здесь среди громад конторских зданий. Прохлада, полумрак и запах горящих свечей. Я сел на скамью. Пытался сосредоточиться, в чем каяться, о чем просить Господа? У алтаря священник занят своими делами. Заметил ли он мой приход. Не знаю. Это и не важно. Я пришел к Богу, а не к его служителю.

В мерцании свеч я вопрошал:

- Как велики грехи мои? Гореть ли мне в геенне огненной? Дитя, Эндрю, еще невинное дитя. На нем нет греха. Возможно, первородный грех. И каждый живущий в этом грешен. Он не крещен. Крещение смывает грех первородства, воспитает готовность свою связи с Богом. "Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. " (Евангелие от Матфея, 5:17). Господь принял обрезание для того, чтобы никто впоследствии не мог усомниться в том, что Он был истинным Человеком, а не носителем призрачной плоти, как учили некоторые еретики (докеты) . Это свидетельство договора человека с Богом. Женщина не имеет такого договора. Она греховна от рождения. И не имеет права именовать себя человеком. Только принадлежит человеку .Каждый ребенок рожден масульманином. Лишь позже произносится шахада, Признание Аллаха при свидетелях. Это признание Бога, договор с Ним. Но надежда стать "некрещеным православным" есть у любого. Вспомните евангельскую притчу о работниках одиннадцатого часа - о тех, кто может буквально в последний момент впрыгнуть в уходящий вагон Вечности и получить ту же награду, что и работники, служившие Богу с раннего утра (Мф. 20:1-16).

Действие этой притчи Христос показал людям на кресте, когда сказал разбойнику висевшему от него по правую руку и умоляющего Христа "Помянуть его во Царствие Своем", "Истинно говорю тебе: ныне же будешь со Мною в раю" ( Лк. 23:43).

Каждый, не прошедший обряда крещения, отправится в чистилище? И мусульманин, и кришнаит, и иудей? И всех этих детей своих ты обрек на ад? И не будет для них воскрешения из мертвых. В Судный день не предстанут перед Тобой, ибо заранее, заочно осуждены? Пути Твои неисповедимы. А ведаешь ли Ты Сам, куда идешь? Как Ты обретаешь Свой путь? Греховен ли я, что привязался к Эндрю? Ты решил завершить мой путь земной. Призвать к Вратам Рая и прогнать от них, как бездомного пса? Или вчера Ты не взял мою жизнь, дав мне время на раскаяние?

Не слышал под гулким сводом храма шагов, не видел движения. Я погрузился в вопросы, что задавал Богу. Не ждал ответа. Я не его избранник. Нет святости на мне. И не было мне видения пришествия в сиянии. Пожилой священник присел рядом со мной на скамью.

- О чем молишь Господа, сын мой? Что привело тебя в храм в этот час? Несчастья или радость? - Пустынно в храме.

- Сомнения, святой отец.

- Раскаявшийся грешник стоит двух праведников. - Монах улыбнулся.

- Стоит? Они у вас на вес идут или поштучно? - Язва же я.

- Поштучно. Какая разница, толстяк он или худой. Есть душа и довольно. Подушно принимаю. - Однако, служителю Бога юмора не занимать. - Так в чем сомнение? В Господе? Во мне?

- Не в вас. Я доверяю вам. - Я искренне верил: предо мной искренний и добрый человек.

- Веруешь в меня. Вижу. И сомнения твои ведаю. - Священник сидел рядом со мной на скамье.

- Вы себя под Господа чтите? - Опять попал в дом сумасшедших. А шел в храм.

- Сын мой, ты глаголешь с ним. - Давно я не общался с церковниками. Каждый из них мнит себя предстателем Бога.

- Простите, отче.

- Прощаю, прощен будешь. Не гореть тебе в огне. Спасибо, что пришел. Свой путь я знаю. Не ведом он для вас. Как этот вредный мальчишка, Лучезарный? Все в обиде на меня? - Отец спрашивал о сыне. В голосе любовь и забота. - Да и то, что не ведом путь Господа люди выдумали. Я о том не говорил. Видящий увидит, слышащий услышит.

- Господи, - я догадывался, что уснул во время молитвы, - он не такой плохой. Любит вас, по-своему. Но бывает очень вредным.

- Мой характер. - С гордостью произнес. - А мой внук? Он как?

- Как все дети его возраста. Бывает, капризничает. Но он славный. Вот недавно.... - Я стал рассказывать о проказнике.

- Если что, ты его по заднице. В ад же ты не сможешь отправить. - Посмеивается святой отец. - Скажи, дед велел. Ступай. Я отпустил твои грехи. На службу тебе пора. Эта гадюка, мисс Белл, не любит опозданий.

Очнулся. Рядом никого не было. Пещера храма огласилась моим вздохом.

Я вышел из храма. С кем я говорил? Не знаю. Но на сердце стало легче. Не ведал, что приду сюда еще не раз. Моя дорога к Храму. Сколь безумен я был в тот момент, что полагал, верну дьявола к вере в Бога.

Увы. Я действовал необдуманно. После жалел, но было поздно. Все это связано с благотворительным приемом. Признаюсь, я проявил упрямство. Мне очень хотелось, пусть меня отправят восвояси из-за моего наряда абсолютно не подходящего для такого события. Я натянул на себя старые, чуть рваные джинсы. Рубашку с коротким рукавом. С пятнами сока травы. Кроссовки, что давно должны были выехать на свалку. Подошва у них еще не отвалилась, но очень хотела того. Именно в таком прикиде я сел в машину рядом с шикарно одетым миллиардером. Баллард был невозмутим. Умею одеться соответственно случаю.

- Ты, как всегда, Герард, выглядишь чудесно. Несчастное сборище идиотов умрет от зависти.

В этом я не сомневался. Там соберутся богатые люди. Одежда от лучших кутюрье. Драгоценности, золото и бриллианты в манжетах рубашек. Мое рванье даже для обтирки этих ценностей не подойдет.

- Полагаю, я открою новую строку в правилах приличия. Так следует одеваться на официальные приемы.

В дороге мы почти не задерживались. Средь этих онемевших от моего вида зданий и машин, проскользавших равнодушно мимо. Я никому не нужный винтик в этой жизни. Ничуть не опечален этим. Быть в центре внимания, быть публичным человеком утомительно.

Мы подъехали к Палас Отелю. Здесь собралось много народу. Просто зеваки, жаждущие своими глазами увидеть это великолепное собрание. Многим интересно, во что был одет тот или иной владыка первых полос газет и новостных каналов. Представители прессы. Это их работа, разносить сплетни по миру. Надо заполнять пустоту телеканалов и газетных строк. Папарацци. Этим подавай, что погорячее. Главное продать фото и новость.

Наш водитель вышел из машины. Открыл дверцу, чтобы выпустить нас с Баллардом. Мы ступили на ковровую дорожку, постеленную до самого входа в отель. Справа и слева стояли охранники. Не часто. Их задачей было не дать истоптать дорожку этим любопытным. Люди разговаривали, смеялись. Стоял шум, но не более, чем обычно в городе. Мы появились на дорожке. Шум смолк. Не сразу. Затухание прошло волной. Тишина упала на площадку перед отелем. Она захлестнула меня. Прожекторы ударили нам в глаза. Вспышки фотоаппаратов. Мы были в центре внимания. Как ветерок возник гул голосов.

- Кто это? Баллард Каминг, "Харп Ойл". Миллиардное состояние. А сним? Кто этот оборванец? Из какой помойной ямы мистер Каминг его достал? Это его любовник? Несомненно. Странная связь. Притащить сюда нищего? Он спит с этим бродягой. Все остальное приелось. Вот бы добыть фото. Обнаженный грязнуля и нефтяной король.

- Мистер, как вас там зовут? Ваше имя. - Этот вопрос бросили мне.

- Герард О`Хара. Не бродяга и не шлюха. Профессией блудниц - журналистикой не занимаюсь.

- Мистер О`Хара, вы одеваетесь на свалке? Ваш парень, Каминг, испытывает финансовые затруднения? Не может вас приодеть?

- С деньгами у него более чем все в порядке. Я простой клерк. На свое жалование не могу одеваться, как работники второй древнейшей профессии, не говоря уже о первой профессии. И не содержанка мистера Каминга. Я его сопровождаю. Сам он не разгонит вашего брата. Королевская рать.

Баллард посмеивался. Решил дать мне самому выпутываться. Как мило с его стороны. Мы двигались по дорожке, а язвительные замечания и едкие вопросы следовали за нами. В зал нас впустили. Надежды, что все кончится на входе, рухнули. В ярком свете, что царил в зале, и на фоне этой публики я выглядел впечатляюще. Белая ворона. Простите, ворон. Официанты замерли. Минут десять они не были способны разносить напитки гостям. Баллард подводил меня к разным людям, знакомил. О ком-то я слышал. Но, думаю, многих не запомнил. Их было слишком много. Не сомневайтесь, мистер Герард О`Хара нес себя с гордостью. Улыбка, граничащая с легкой усмешкой, во взгляде удивление. Кого это мне представили? Джентльмены и леди из захолустья. Достойны ли они быть мне представлены? Как они скучны, пустые реплики. Обвесились золотом, как туземные вожди. А мне не хватало только нескольких пятен сажи на роже. НЕ зню, как это выглядело со стороны, но я себя чувствовал королем. Щелкнул пальцами, призывая официанта. Взял бокал шампанского испачканной рукой. Когда успел испачкать, не знаю. Это не было специальным эффектом. О, это в машине Лучезарный коснулся моей руки. Свою, помню, протер незаметно, почти незаметно для меня, платком. В тот момент я не обратил на это особого внимания. Брезгует и пусть.

Мы подошли к молодой паре. Он высокий, очень темные волосы. Возможно, в его жилах текла кровь греков. Смешинка во взгляде. Симпатичный. Она ростом доставала ему до плеча. Стройная. Гибкое тело. Такие хорошо танцуют. Приветливая улыбка. Рыжие волосы. Не сказал бы, что очень красивое лицо, но в нем было нечто притягивающее.

- Знакомься, дорогой, - Господи, какой нежный интимный тон. Поддержал меня за локоть. Склонил голову к моему плечу. Старается изобразить любящего дружка замарашки, это я. Решил поквитаться со мной. Коварный козел ада. - Это Костас и София Рендом. Он финансовый консультант. Очень успешный. Она работает в мире женской моды. Герард работает клерком в конторе.... Не важно. И мой....

Улыбка рассказала о многом. Нет, он не произнес, любовник. Содержанка. И обходится не дорого.

- Он сама прелесть. Общение с ним доставляет мне редкое наслаждение.

В постели. Подразумевалось, но не было произнесено. Наглый клеветник! А что ждать от мастера клеветы. Наслаждение. Конечно, подмигнул Костасу.

- Не стоит выдавать желаемое за действительность. Баллард отличный бизнесмен. Но с его воображением, следовало стать писателем. Не стану скрывать, я ему завидую. У меня нет никаких талантов. - Я рассмеялся. - Только усидчивость, если это можно счесть талантом.

- О, Герард, не верю, что у вас нет таланта. - София сама приветливость. - Мне нравится ваша смелость. И талант привести в смущение эти денежные мешки.

- Вы недолюбливаете их? Не хотите принадлежать к этому обществу? - Мне эта пара показалась симпатичной.

- Честно, нет. - Костас перевел взгляд с меня, на Лучезарного. - Но выбор невелик. Из этого круга трудно вырваться. Вы и сами это увидите.

Это он мне или сам себе?

Остаток вечера прошел хорошо. Темный Лорд даже пригласил Костаса с женой к нам в гости.

На следующее утро Селим повез меня на работу. Дэвид и его напарник ехали следом за нами. Чудесное утро. Мой водитель нес какую-то чушь. О том, какие замечательные кушанья ждут в раю правоверных. Аллах подарил ему такого замечательного хозяина. Хозяин заступился за Селима. Я улыбался. Охотно признавал величие Аллаха. Магомед признавал пророка Ису, то есть Иисуса, отчего мне не признать Аллаха? Это без гордыни. Простой клерк едет на работу. Боги? Кем бы они были, если б мы в них не веровали. Таскались по дворам, выпрашивая милостыни. Облитые помоями спали в хлеву или у забора. А я в лимузине ехал в контору.

- Селим, тебе воздается за веру твою. - Неплохой парень. Мне хотелось поддержать его бодрый дух.

Интересно, а Дэвиду и Майку, этим охранникам ада, кто помог избежать гнева Повелителя. Пламень Ада? Или что там считают святым.

Глава 3. Мистер О`Хара, мы все знаем.

Безмятежность моя рассеялась, когда я приехал на работу. Не сразу. Большинство новостей, что льются на нас с телеэкрана или со страниц газет проходят мимо меня. К чему они мне? Все равно от меня, маленького винтика, ничего не зависит. Война, экономический кризис, смерть знаменитости, все это случится независимо от того, узнаю я об этом или нет. В доме Лучезарного есть обычай читать газеты за завтраком. Возможно, дьявол знает все новости и без газет. Свои каналы связи. А газету так просто просматривает.

Я плюхнулся на стул возле своего рабочего стола. Бумаги разложены так, как я их оставил вчера. Парнишка, Андрей, еще не разносил новые по кабинетам бумаги. Почта, служебные документы. У каждого свой набор бумаг. Просмотреть, рассортировать, отреагировать на них, подшить. Странное имя Андрей. Ему лет семнадцать. Шустрый мальчишка. Улыбчивый. Он из семьи эмигрантов из России. Таинственное для меня имя - Россия. Парень иногда останавливается возле моего стола перекинуться словечком. Он неприметный. Кто замечает уборщика офисных помещений? Разносчика бумаг (он же посыльный). Никто не замечает. Для меня он - человек. Каждому приятно, если его маленькую работу заметят. Родители Андрея приехали в Америку в поисках обеспеченной жизни. Никто не встретил их распростертыми объятиями. Вот и перебиваются, как могут.

Мальчишка вошел в комнату. Тихо прикрыл за собой дверь. Однажды, совершенно случайно, он захлопнул ее за собой с шумом. Получил от моего коллеги нагоняй: Ты хочешь потерять работу? Какие мы нервные, канцелярские мышки. Каждому хочется чувствовать себя начальником.

Андрей подошел ко мне.

- Бумаги, сэр. - Произнес, словно чувствуя неловкость. - И вот это мисс Белл приказала передать лично вам.

Он протянул мне несколько газетных листов. Какая новость, мисс Белл желает, чтобы я прочел газеты. Неожиданно. Я положил корреспонденцию на стол.

- Спасибо, Андрей. Придет и твой час. - Я хотел сказать ему что-то приятное. - И будет у тебя красивая секретарша. Кофе. Личный автомобиль.

- Надеюсь, сэр. Там.... Газеты лучше не читайте. - Парень выскочил из комнаты.

Все это вызвало у меня жгучее любопытство. Начальница прислала газеты. В чем подвох? Рассыльный не рекомендует их читать.

Развернул газету. Фото, мое и Балларда. Крупный заголовок: Оборванец и миллиардер. Владелец "Эрл Харп Ойл" увлекся уличным мальчишкой. Нищая содержанка. Общество приняло парня, торгующего своим телом.

В "Нью-Йорк пост" меня вовсе не щадили. Из канализационной трубы на светский прием. Немытое тело мальчика за деньги и джентльмен. Парень - шлюха. Во сколько вы оцените ночь с ним? Одна газетенка и вовсе выставила мое тело на аукцион. Пишите, сколько вы готовы заплатить за ночь с этой замарашкой. Эту грязь подхватили другие газеты и телеканалы. Меня пустили на распродажу. Они смешали меня с грязью. Никого не интересовала правда. Им скандал подавай. Опровержение, потребовать опровержение. Только зачем? Оно никого не заинтересует. Маленький винтик в этой жизни просто должен проглотить оскорбление. Если б обо мне сказали: обычный гей. Хорошо бы. Но это никому не интересно. Голым обмазать смолой, обвалять в перьях и пронести на бревне по городу. Мои коллеги читают эти желтые листки с наслаждением.

Ближе к обеду зашла мисс Белл.

- Мистер О`Хара. Мне неприятно это говорить, но наша фирма не панель. Телефон обрывается. Хотят вас снимать в порнофильмах. Мечтают фотографировать вас в самых гнусных позах. Пара маньяков жаждут вашего тела.Занимайтесь своим ремеслом в другом месте. Вы уволены.

Так меня выкинули на улицу. Вышел из офиса. Встретил Андрея. Он относил какие-то бумаги.

- Прощай, Андрей. - Я не рассчитывал, что он мне ответит.

- Мне жаль, сэр. Я не верю этим газетам. - Протянул мне руку. Теперь я не работал в фирме, и он мог рассчитывать на мое ответное пожатие руки. Смелый мальчишка не побоялся испачкаться моей грязью. Грязь быстро прилипает.

Я пожал ему руку и пошел дальше. Ехать в поместье не хотелось. Надо успокоиться. Селим и машина с охранниками ехали медленно следом. Гулял по улицам. Сидел на скамейке и тупо смотрел в небо. Богохульствовал. Тебя нет. Ты не справедлив. То ли капли с неба упали мне на лицо, то ли слезы обиды.

В дом Дьявола я вернулся поздно. Баллард и Том Эллинг были в столовой. Ужинали. Еще один столовый прибор ждал меня. Мне было плевать на них и на ужин. Подошел к столу. Бросил на тарелку, приготовленную для меня, газеты.

- Все, как ты хотел. Возрадуйся, Лорд. Сколько стоит ночь со мной? Спешите на распродажу! Дешевле не найти. - Я развернулся, чтобы уйти.

- Герард, постой! - Окликнул меня Лучезарный.

- Оставьте мелочь при себе.

Я ушел в свою комнату. Злился. Уехать? В маленький городок, где меня не знают. На банковской карте у меня скопилось немного денег. Стук в дверь.

- Герард, можно войти? - Нарисовался. Вовсе не хочу тебя сейчас видеть.

- Это твой дом. Входи. Грязная шлюха еще не разделась. Сколько дашь за мое тело, за мой позор?

Лучезарный вошел. Но свечения я не заметил.

- Прости, - начал он сходу, - я не хотел этого. Я потребую опровержения в газетах.

- К чему? Грязь интересует всех. Опровержение никто читать не станет. Пусть остается, как есть. Завтра я уеду в какой-нибудь маленький городок. С работы меня все равно уволили. Дай мне побыть одному. Иди, отдыхай.

- Я не думал, что для тебя это так тяжело. Утром поговорим. - Поникла голова, робкая улыбка.

- Не стоит беспокоиться. Я сам вызову такси. - Жаль, мне будет нехватать бойкой болтовни Селима в моей последней дороге.

Последней? Горячая ванна, лезвие бритвы. Но я труслив. И тупоумный. Аптека, пара пачек барбитуратов. Успеется. Куплю по дороге. Хотелось плакать от жалости к себе. Пусть станет добрым мое последнее утро. Солнце, поют птицы. И тело на привокзальной скамейке в сквере. Документы выкину. Умер наркоман. Это не появится в газетах. Не хочу. Несколько строк: блудливый гей сбежал от миллиардера.

- Останься. Ты сейчас расстроен. Я все улажу. Ты нужен Эндрю. О работе не беспокойся. Дам указание моему секретарю. Он найдет. Договорились?

- Я подумаю. - Хотя все уже обдумал.

Даст указание секретарю. Амирам найдет. В его распоряжении силы ада. Я лег спать. Утром меня разбудил стук в дверь. Эндрю. Темный Лорд верен себе, подослал ребенка.

После завтрака телефонный звонок Амирама.

- Да. Слушаю. - Этот голос я узнал.

- Герард. С работой я уладил. - Кажется, Амирам улыбается на той стороне провода.

- И что ты нашел? - Очень любопытно. Какую работенку мне предложат в аду. Истопник? Или подливать масло в горшки?

- В одну компанию требуется сотрудник. Хорошая оплата. Недалеко от места твоей прежней работы. Компания занимается международной торговлей.

- И они готовы взять к себе шлюху? - Получи, дорогой. Пусть знает. Я - шлюха. - Содержанка со скидкой? За двадцать процентов от стоимости? Меньше пятисот доллардов на руки раздвигать ноги не собираюсь. С извращенцев двойная ставка. А ты хочешь? Для тебя скидка. - Выпалил скороговоркой.

- Прости его. Ему тоже больно. Пришел, выпил бутылку коньяка. Всех гоняет. Даже в аду, прости за каламбур, уже ад творится. Демоны забились по углам.

- Ваши проблемы. - Я еще и об этих должен заботиться. Хороший парнишка. С ним можно договориться. - Привези мне пару упаковок барбитуратов. И я решу вашу проблему. Никто не узнает. Бритвы я боюсь. Через час. Мне страшно. Но я сделаю это. Как друга прошу.

У меня срывается голос. Слезы душат. Слезы не истерики, а страха. Я шагну. Мертвые не имеют позора. Усну волшебным сном. Ехать с Селимом? Его накажут. Парни охранники? Все это им выйдет боком. Зачем мне все это? Зачем я их спасал? Демона он не накажет. Дурак. Надо было вчера купить.

- Не делай этого! - У него срывается голос. - Сейчас. Дай мне час. Я не в городе. Хозяин отослал. Сделаю, как велишь. Дождись меня.

Часы пробили шесть. Час подожду. Вот дурак. На кого я оставлю Эндрю. Проживет без меня. Это точно. Но поиграть с ним последний раз? В этом счастье я не смог себе отказать.

Я сидел на краю кроватки ребенка и читал сказки. Поглядывал на часы. Амирам привезет лекарство. На краю жизни. Я вспоминал свои сказки детства. Когда-нибудь Эндрю захочет принести цветы на мой холмик. И я увижу его лик. Зрелый мужчина. Мой сын. Буду гордится. Лилии. Я их терпеть не мог. Хризантемы.

- У тебя час. - Лежать неопознанным трупом мне тоже не хотелось. Красивый гроб, плакальщицы ада, венки, священник. Люцифер прикладывает к щекам носовой платок, стирая глицериновые слезы.

Яда я не дождался. Приехал Лучезарный. Одет, как всегда, шикарно. Только волосы на голове растрепаны. Отчего бы это? Ветры в машине? Или сам взъерошил. Рога искал. Сейчас страх нагонять будет.

- Не уходи, прошу. - Голос дьявола дрожит. - Я не могу без тебя. Мне ничего не нужно. Просто оставайся рядом.

- Ты причинил мне боль. - Эндрю спал, и я говорил тихо. - Пусть Селим отвезет меня в глухой уголок. Там меня не знают. Тихо проживу свой век.

- Я не могу тебя отпустить. Ты мне нужен.

- Для чего? Издеваться надомной? - Я был спокоен.

- Нет. Дурачок. Я люблю тебя. И хочу знать, что ты рядом. Счастлив. Больше мне ничего не надо.

Мы говорили еще час. Я согласился остаться.

Поутру позвонил Амирам.

- Герард, я нашел компанию, которая с радостью примет тебя на работу. Хорошая оплата. - Вновь пытается меня уговорить.

Еще бы. Этот найдет. Держат меня, как фарфоровую куклу в вате. Не хочу к этому привыкнуть. Я взрослый мужик. Слабак, но мужик.

- Хорошо. Я посмотрю. - Я имел право выбора. Свободу выбора даровал нам Распятый на кресте.

Помолчал. Потом решился.

- Бегу. Мне только морду намазать. Натянуть рваные джинсы. Впрочем, с голым задом я выгляжу симпатичней. Что ты им пообещал?

- Пустяки, не волнуйся. Кредит на льготных условиях. Миллиард с хвостиком. Пустяшные деньги. - Амирам смеется.

Одним словом, я оделся и поехал. Селим, мой водитель, в приподнятом настроении.

- Мы все очень рады, что вы остаетесь. - Все уже знают о моем скандале с дьяволом. И пусть.

В офис я зашел около десяти часов. Солидная компания, это бросается в глаза. Стекло, диванчики, цветы. Тут даже охрана не чета моей прежней фирмы. Шикарная униформа. Стройные ребята. Практически одинакового роста. Им что, ноги вытягивали? Я вошел в фойе. Парни замерли по стойке смирно. Им фотографии раздали или видели меня в газетах?

- Мистер О`Хара, вас ждут. Позвольте проводить. - На лице паренька смесь подобострастия и неземного счастья. Ему поручили меня проводить. - Мы все рады, что вы согласились работать в нашей компании.

- А я думал, тебе премию выписали. Двойной оклад.

Парень покраснел. Хлопает глазами.

- Никак нет, сэр.

- Тогда в чем дело? Объясни. - Какой я тупица. Зачем его расстроил.

- Сэр, если вы... будете недовольны, меня уволят. У меня жена, маленький ребенок. - Понятно, Амирам. Этот и всю семью может вырезать. Мамлюк. Янычар ада.

- Тебя как зовут? - Мы поднимались на лифте. Для разговора у нас было несколько минут.

- Кристиан Деккер. Крис, сэр.

-Крис, спасибо. Не думаю, что кто-то мог выполнить это поручение лучше тебя. Извини, у меня сегодня плохое настроение.

- Не стоит извиняться, сэр. Бывало и хуже. - Как мало нужно человеку для счастья. Улыбнулся. - Вам сюда, сэр. К генеральному3 директору.

Меня принял генеральный директор. Как иначе?

- Мистер О`Хара, мы рады, что вы будете работать у нас. - Он уже все решил, а я нет.

- Мне бы подробнее узнать о своих обязанностях. Возможно, я не смогу принять ваше предложение. - Директор приуныл, но постарался не показывать вида.

- Уверяю, вы справитесь. - Ну, ущерба на миллиард я вряд ли принесу.

- Ваш парень, как его? Крис был на высоте. Так хорошо меня принял. - Я помнил о своем обещании.

- Хороший работник. Мы, непременно его отметим.

О работе мы договорились. Оказалось, что вакантно место моего секретаря. Так, должность создали специально для меня. Какая душка, Амирам. Льготный кредит. И директора оставит в живых. Полагаю, мой милый Баллард пролил не мало крови. Люди гибнут за металл. Осуждать его? Говорят, Господь забирает лучших. Мой старичок из церкви не такой уж агнец невинный. Секретарь? Я подумал об Андрее, рассыльном. Повышение по службе парню не помешает. И получать будет больше. Я вышел из офиса и пошел к старому моему месту службы. На вахте меня, естественно, не пропустили. Попросил вызвать Андрея. Он прибежал.

- Мистер О`Хара. Рад вас видеть. - И впрямь рад.

- Я тоже. У меня к тебе предложение. Выйдем на улицу.- Андрей не мог скрыть своего удивления.

Мы вышли. Не хочу подставлять парня.

- Не боишься, что тебя накажут за встречу со мной?

- Что делать. Значит, судьба. А какое предложение?

- Мне нужен секретарь. Я начальник отдела в "Глобал Трейд".

- Сэр, я рад за вас. А меня возьмут?

- Это уже оговорено. Завтра можешь приступить к новой работе.

- Благодарю. - Его радости не было предела.

Вот так я получил повышение по службе. И даже не переспав с большим боссом.

Андрей был счастлив. Получить новое место работы, выше оплата. Хороший начальник. И он не обивал пороги контор.

Вечером я ужинал с Люцифером. Не знаю, что на меня нашло. Я решил его позлить. Или посмотреть, будет ли он злиться.

- Передай, пожалуйста, мне солонку. - Кажется, дьявол не любит соль. А люблю. Каково ему брать солонку?

- Да, дорогой. - Он передал мне солонку.

- Сегодня меня приняли на работу. После встречи с Амирамом. У тебя очень милый секретарь. Когда он закуривал, я обратил внимание на его руки. Красивые, очень сексуальные. - Я попытался изобразить что-то томное во взгляде. Не знаю, получилось ли. - Да, я еще взял секретарем Алексея. Он был рассыльным на моей прежней работе. Шустрый, стройный мальчик. И лицо.... Я бы им любовался постоянно. Ой, забыл тебе сказать, там очень милый охранник. Его зовут Крис. У меня голова идет кругом. Какие красивые мужики. Молодые. А от тебя уже веет дряхлостью.

- Решил пуститься во все тяжкие? - На лице улыбка. В глазах ярость. - Не хочешь со мной, так ищешь на стороне? Шлюха.

Встал, резко отбросив стул. Ушел. Ревнивый? Мне понравилось. Но за шлюху он еще получит. И прямо сейчас. Меня не волновало, что я и впрямь веду себя, как продажная девка. Или парень. Хотелось вызвать гнев дьявола. Задело. Меня устроили на работу, как товар. Гордость? Да. Пусть бы я помыкался, ища работу. Но это мое дело. Я встал из-за стола и пошел к домику обслуги. Хотел увидеть Тома Элинга, учителя Эндрю. О последствиях не думал.

Я поужинал. Убирал посуду со стола. Звонок в дверь. Кто это мог быть? Думаю, хозяева уже спят. Открыл дверь. На пороге мистер О`Хара.

- Сэр, чем могу служить? - Удивлен поздним визитом.

- Я хочу поговорить о сыне. А у вас очень мило. - Прошел в комнату.

И чего его принесло в такой час. Можно было бы и утром поговорить.

- У вас душно. Я сниму рубашку, если позволите? - Рубашку расстегнул, но снимать не стал. Соблазнение не должно быть столь откровенным. Вел себя, как последняя дрянь. Вряд ли Том позариться на мое тело. Пусть Люцик помучается этой ночью.

Утром он не стал завтракать со мной. Я покормил Эндрю. По виду и по уму парню уже лет пятнадцать. Но это не означает, что мне порой не хочется дать ему подзатыльник. В парк кормить уток мы с ним уже не ходим. Этот балбес скоро девок к себе в постель будет таскать.

- Какие у нее ножки. Какая попка. А тебе, мама, не хочется ухватить ее за грудь? Такие сладкие розовые соски. - От этого лоботряса и не такое можно услышать. - Смотрю на эту милашку. У меня член готов штаны порвать.

На морде сытая улыбка. Вот дожил. Весь в отца пошел.

- Мам, а Денни хорошая девочка. Что она вытворяла в постели! Мой член терла между грудями. Целовала его и сосала. Рукой яйца при этом ласкала.

- Избавь меня от этих подробностей.

- Чего в этом плохого? Когда я оседлал ее сзади и начал скакать, она так стонала. У меня такой большой дружок....

- Все. Замолчи.

Не просто быть мужиком и мамой одновременно. Откровенно? Когда Эндрю рассказывал о своих шалостях, мой дружок тоже хотел порвать штаны.

В ближайшие выходные я решил сходить в церковь. Помолюсь, полегчает. Приехал туда ранним утром. Пусто. Я один. Это мне и было нужно. Побыть наедине с собой и богом. Сел на скамью.

- И что ты там делаешь в своей вышине? Куда смотришь? Что делать мне? И моей душе?

Я опять не слышал, как священник подошел и сел рядом со мной.

- Смотрю на тебя, сын мой. - Я повернулся к нему.

- Мой бог! - Это я от испуга.

- Твой Бог. И не только твой. Я прощаю твои грехи.

- А ты спросил, нужно ли мне твое прощение? - Вот еще, стану я его величать с большой буквы. Пусть себе сидит и не дергается.

- Как он там? - Я понял, о ком он говорит.

- Твой придурок? Сердится на меня. Ревнует. Воображает, что я лягу под какого-то мужика. Ты придумал Аммаргедон. Это тебе под силу. А что б я спал с мужиком. Кукишь тебе.

- Грубый ты, однако. Не забывай, с кем говоришь. Могу и повелеть. Не добровольно. Темная улица. Пять - шесть мужиков. И все вожделеют. - Вот гад. Террорист.

- Угрожаешь? - А где святость? Помню, не мир я принес, а меч.

- Нет. Предупреждаю. Как там мой внук? - Как будто не знает.

- Хорошо. Я скажу ему, твой дед обещал, чтобы меня мужики изнасиловали. Его любви и поклонению не будет предела. - Это я с горяча.

- Теперь ты угрожаешь мне. Я не хотел тебя обидеть. Ты расскажешь ему обо Мне? - Во взгляде боль и скорбь. Черт.... Прости, Господи. Он их любит. Не может или не хочет простить? Мне стало жаль этого старого мужчину. Я обнял его за плечи.

- Расскажу. И приведу к причастью. Не сердись, дед. Если б я не любил тебя, я бы не пришел. А ты подумай, тем ли путем ты идешь. Праведно ли судишь. И возлюбил ли ты ближних своих.

- Ступай. Подумать мне надо.

Я встал и вышел из храма. Не стоит покидать этого старика. Оставлять в одиночестве. Мой долг приходить к нему. Долг? Нет. Я люблю его. Отче наш, ежи на небеси.... Да святится имя Твое!

Глава 4.

Том Эллинг был доволен местом своей работы. В основном. Здесь хорошо платят. Отличные условия проживания. И всего один ученик. Но все дело было в этом ученике. Мальчишка сообразительный не по годам. Его происхождение сохраняется в полной тайне. Об этом Тома заранее предупредили. Растет Эндрю с чудовищной скоростью. Казалось, недавно был маленьким ребенком. А нынче уже подросток. Дело не в том, что чужие дети быстро растут. Том благоразумно делал вид, что не замечает этой странности. Похоже, и другая обслуга придерживалась того же.

Сегодня они занимаются математикой. Эллинг пошел к своему ученику. Под учебный класс была отведена небольшая комнатка. Обставлена очень скромно, даже аскетично. Стол для ученика. На нем компьютер. Такое же рабочее место для преподавателя. На стене доска, на которой можно писать фломастерами. Пара тумбочек с цветочными горшками несколько освежали класс. Большое окно со шторами. Их завешивали, если мешало яркое солнце. Ничто не отвлекает от занятий.

Когда Том вошел в класс, Эндрю поднялся, чтобы поприветствовать учителя. Сын Темного Лорда не считал это унижением. Ростом парень около метра шестидесяти сантиметров. Стройный, несколько худой. Резко очерченные скулы. Упрямый подбородок. Но своего упрямства ученик не проявлял. Прямой нос, тонкие губы. Широко раскрытые темные глаза. Черноволосый. Лицо, можно сказать, красивое. Улыбка? Копия улыбки Балларда. Такая улыбка порой пугает.

- Здравствуй, Эндрю. Садись. Сегодня мы будем весь день заниматься математикой. Квадратные и кубические уравнения.

- А дифференциальные уравнения скоро будут? - Неожиданный вопрос ученика.

- Пока рано. Но мы и до них дойдем. А чем они тебя заинтересовали? - Тому было любопытно. Многие подростки не интересуются такими вещами.

- Меня интересуют уравнение Лапласа и уравнение Шредингера. Еще хочу понять волновую природу света.

Не простой попался ему подопечный. Но Эллинг не боялся таких трудностей. За плечами была хорошая подготовка в университете.

- Свет? Тебя интересуют световые волны? Немого странный интерес. - Том улыбнулся, поощряя парня к разговору.

- Тут нет ничего странного. Лучезарный, Темный Лорд. Одновременно? Он волна или частица? - Уж очень серьезный взгляд у Эндрю.

- Не знаю. Это вопрос не ко мне, а скорее к богословам. Но о природе света мы с тобой поговорим, когда придет время. Сейчас вернемся к нашим уравнениям. После обеда, если не возражаешь, мы прогуляемся по парку. Нельзя все время сидеть в замкнутом пространстве комнат.

- И ты, Том, как Платон в оливковых рощах, будешь учить меня пониманию мира? - Сколько иронии в улыбке парня.

- Вряд ли это можно сравнить с академией Платона. И ваш садовник не поклоняется мифическому герою Академу. Имя это и дало название учебному заведению. - Эллинг пытался парировать иронию мальчишки.

- Пусть будет, просто, похоже. - Согласился Эндрю.

Как это обычно бывало по будним дням, Том и Эндрю обедали вдвоем. Баллард и Герард были на работе. Учитель всегда удивлялся, сколь обильно был уставлен стол. В этом доме явно не считались с потерей продуктов.

После они пошли в парк возле дома. Тенистые аллеи, старые деревья. Уютные беседки. Скамейки вдоль алей. Небольшой водоем, где росли лилии. Мраморный фонтан. Декораторы придали этому парку элемент заброшенности. Но эта заброшенность требовала постоянных забот и ухода.

Они шли по аллее. Яркое солнце спрятано за занавесью листвы деревьев. Легкий ветерок шевелит неслышно травы.

- Эндрю, считается, что свет имеет двойственную природу. Природа волны и природа частицы.

Учитель рассказывал, ученик внимательно слушал. Но делал свои выводы.

- Значит, и Лучезарный имеет двойственную природу? И добро и зло в одном? - Эндрю улыбается. Широко распахнул глаза. Ждет ответа.

- Возможно, ты прав. Он был ангелом, нес добро. Позже, создатель Зла. Волна и корпускулярная частица. - Такой ответ нашел Том.

Солнечный луч прорвался через занавес листвы и ласково погладил ученика и его учителя.

- Бог? Какой он? Такой, как мы? Внешне. - Что за вопросы приходят на ум мальчишке.

- Сказано, Он создал нас по образу и подобию Своему. - Том был слаб в Святом писании, но это помнил.

- Глупости. Это мы создали Его по своему образу и подобию. Наше воображение. Нам так проще представить Его. Мусульмане не рисуют человека и не пытаются изобразить Аллаха. Нам не дано разуметь Его образ. Ангелов и демонов мы видим так, как подсказывает наше воображение. - Эндрю замолчал. После совсем тихо, словно по секрету, сообщил. - Они абсолютно другие. Я знаю.

- Не стану спорить с тобой. Был немецкий философ, Эммануил Кант. Он считал, окружающий мир мы воспринимаем через понятийную сетку своего сознания. Мир другой. Мы просто наложили сетку на мир. Упростили его. Ты задумался о Боге. Мы и его сделали проще. Нам так понятней. Он сложнее, многообразнее. Суета сует, сказал Екклесиаст, все - суета!
Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё - суета и томление духа!

Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших. Вот тебе и ответ, отчего нельзя познать мир, пнять бога.

- Мне нравится этот Кант. Я могу видеть мир не так, как ты.

Эллинг не совсем понял, что имеет в виду парень. Не приходило в голову, кто-то может владеть десятками понятийных сеток.

- Каждый человек, Эндрю, видит мир по-своему.

- Я пришел, чтобы увидеть Его. Понять Его. А понять, значит простить. Но Он не хочет понять. Не хочет простить.

- Кажется ты богохульствуешь. Ты - еретик.

- В божий храм не пускайте меня на порог. Я безбожник. Таким сотворил меня Бог.

- Ты просто лукавый парнишка. А не сумею тебе ответить. Сам не знаю.

- Том, а ты умеешь играть в прятки? - Лукавый блеск в глазах.

- Очередное ребячество? Ты уже большой мальчик. - Том спохватился, сказал не подумав. Перед ним ребенок, что знает этот мир не больше года. - Если хочешь, поиграем. Кто будет прятаться?

- Я. А ты попробуй меня найти. - Эндрю хотелось пошалить. Он сам недавно узнал о своих новых способностях. - Отвернись. Считай до десяти. Я спрячусь.

Том выполнил это предложение. Досчитал до десяти, оглянулся. Мальчишки нигде не было. Сбежал, сорванец. Где он может быть? За каким кустом или деревом спрятался. Эллинг осматривал все кустики, заглядывал за каждое дерево.

Эндрю смотрел на своего учителя сверху, с ветки дерева. Если тот поднимет взгляд к верху, то не найдет его. Он висел на ветке дерева одним из листочков. Парень сам недавно узнал, что может обращаться в любой предмет или животное. Очень удобно. Можно всю ночь дремать листиком на ветке дерева или куста. Куда пошел Том? Он же его так не найдет.

- Том, я рядом. Только ты не можешь меня разглядеть. - Раздался шепот в ушах учителя.

- Где ты? Эндрю, я сдаюсь. Ты выиграл. - Произнесены волшебные слова.

Лист сорвался с ветки. Несомый ветром, опустился на землю. И Эндрю стоит перед учителем.

- Господи, Эндрю, откуда ты появился? Где прятался?

- Я был листиком на ветке дерева. Хочешь, стану камнем на дороге? - И Эндрю исчез. Лишь камень размером с кулак лежал на дороге.

Что это? Эллинг не мог понять. Наваждение? Ему все это чудится? Легким туманом стал трансформироваться камень в фигуру парня.

- Вот как это делается. Сейчас я сделал это очень медленно, чтобы ты мог все увидеть. Обычно, хватает доли секунды. - Пояснял Эндрю.

- Ты это можешь? - Том был удивлен. От такого можно сойти с ума.

Какое- то колдовство. Такого не может быть.

- Естественно. Для меня это естественно. Это ты так не можешь. - Хвастался парень.

- Не могу. Пойдем, присядем. У меня что-то голова закружилась.

Вечерело. Рабочий день для Селима закончился. Обычно мистер О`Хара возвращался домой и больше никуда не ездил. Один. Если хозяин приглашал его в ресторан или театр, они уезжали на машине хозяина. Аллах благословил Селима хорошей работой. Привез младшего хозяина на работу и свободен до конца дня. Надо помыть машину, подготовить ее к завтрашнему выезду. Селим взялся за шланг и стал тщательно протирать темно-синие бока автомобиля.

Закончив с машиной, Селим расстелил молельный коврик и принялся молиться.

"Я Рабби лякя ль-хамду кама йанбаги ли-джаляли ваджика ва ли-азыми султаника"

"О мой Господь! Хвала Тебе в той степени, которая соответствует Твоему великолепию и величию Твоей власти".

Он благодарил своего Господа за то, что уберег его от гнева хозяина, не отдал смерти. Сам верховный шайтан владеет этим поместьем. Но если такова судьба Селима, если на то воля Аллаха, он будет служить в этом доме. Он служит мистеру О`Хара, а тот не является слугой Темного, хоть и принес в этот дом сына Иблиса.

Когда младший хозяин уходил в офис, Селим ставил машину на стоянку. Он мог прогуляться по улицам города. Зайти в кафе выпить кофе. И лишь в конце рабочего дня возвращался к зданию корпорации. Сегодня, когда они возвращались домой, на дорогу выскочил какой-то сумасшедший с большим крестом в руках. С криком "сгинь, нечистый" бросился под колеса машины. Селим с трудом увернулся от столкновения. Чуть не вылетел в кювет, но удержал автомобиль на дорожном полотне. Как не возблагодарить Аллаха. И Его воля была на то, чтобы он уберег мистера О`Хара от беды.

"Аль-хамду лиллахи раббиль аламин, хамдан ювафи ниамаху ваюкафиу мазидаху" ("Я воздаю хвалу Аллаху, Господу миров, которая охватывает все Его блага и соответствует их увеличению Им").

Андрей устроился за своим столом. Он пытался привыкнуть к своей новой должности. Секретарь начальника отдела в крупной торговой компании. Это успех, о котором мечтали его родители в этом лучшем из миров, Америке. Их мечте не дано было сбыться. Никто их не ждал в стране счастья. Отец устроился рабочим на мусоропереробатывающий завод. Мать работала в маленьком магазинчике на окраине города. Свою работу Андрей считал большим прорывом. Головокружительный успех.

Я вошел в приемную возле своего кабинета. Секретарь уже был на месте. Очень дисциплинированный парень. На работу всегда приходит рано, а уходит поздно. Я не требовал чрезмерного усердия. Это была инициатива самого Андрея.

- Андрей, здравствуй. Подготовь мне документы по поставкам олова. Наши контракты. Хочу проверить цены. И еще, посмотри, есть ли у меня сегодня встречи или совещания, на которых я должен присутствовать.

- Хорошо, мистер О`Хара. Все сделаю.

Я просматривал бумаги. Андрей принес мне кофе. Он всегда получался у него крепким и в меру горячим. Обычная рутина работы. Но мне это нравилось. Не люблю потрясений. Пусть все идет по заведенному порядку. Но судьба или кто-то иной думали по-другому. В обед позвонил Родерик Хеллер, мой непосредственный начальник. Я готовил для него аналитические справки, обзоры. Документы по договорам с поставщиками. Обычный рядовой звонок начальника.

- Герард, прищли кого-нибудь. Пусть заберут у меня документы по поставкам кофе из Африки. Посмотришь, познакомишься. Это важное для нас направление. И мы намерены его расширять. Это будет твоим главным направлением. Ты будешь его курировать. Необходимо съездить, познакомиться со всем на месте. Готовься к поездке.

Так закончилось мое приятное времяпровождения на работе. Ехать вдаль, в Африку, пересечь Атлантический океан - это не входило в мои планы. Но ничего не поделаешь, работа. Немногим позже мне показалось это любопытным. Когда еще я выберусь на другой континент.

Я отправил Андрея за документами. Нечего гадать, Люцифер будет недоволен моей поездкой. Тем лучше. Отправит со мной своих надзирателей. Постоянно злить дьявола опасно. Эта поездка не будет единственной. Возьму с собой Андрея. Пусть учится, привыкает. С какими-то поручениями можно будет его одного отправлять в Африку.

- Дэвид, - чуть хрипловатый голос в телефонной трубке, - ты взял под присмотр этого О`Хару? Он будет контролировать африканское направление.

- Да. Присматриваю. Только не пойму, чем нам интересны поставки кофе.

- Не будь дураком. Родерик посылает его присмотреться к поставкам кофе. Но в последний момент, думаю, поручит ему кофейные зерна, требующие хорошей огранки. Де Бирса, его копи, интересует их рудник. Запасы. Качество камней. Расположение кимберлитовых трубок. Хеллер хитрая лиса. Герард представляет интересы Балларда Камминга. Это миллиарды. А разработка на первых этапах потребует денег. Не выпускай парня из виду.

- Может, устранить его?

- Придурок. Он пока нужен нам. Сообщай мне о каждом его шаге с этой минуты.

Стив Такер зашел в кафе. Сел за столик возле большого окна, выходящего на неширокую, но оживленную улочку. Это кафе с Герардом они облюбовали давно. Уютно и спокойно. Хорошо готовят, недорого. Выпить по чашке кофе, перекусить, просто поболтать. Они встречались здесь пару раз в неделю. Давние друзья, еще со времен обучения в университете. Через несколько минут в кафе вошел Герард. Прошел и сел за столик друга.

- Привет. Я чуть опоздал. - О`Хара виновато улыбнулся.

- Ничуть. Я сам недавно зашел. А что тебя заставило подумать, что опоздал.

- Начальник позвонил. Велел забрать документы. Мой секретарь ушел за ними. После я их чуть пролистал. Мне поручили новое направление. Поставки кофе из Африки. Придется съездить туда.

- Съезди. Немного развеешься. Недельку вдали от Балларда тебе не помешает.

- Вначале я не был в восторге от столь дальней поездки. А ты сейчас подсказал мне еще одну причину, почему я должен поехать.

Вечером водитель подвез Эндрю к моему офису. Я обещал прогулку по городу. Парень вырос из того возраста, когда было достаточно прогулки по парку возле дома или поездки в зоопарк. Вполне взрослый. На вид лет восемнадцать. Я ждал его возле офиса. Моя машина была рядом. За рулем, как всегда, Селим. Я решил, что мы пройдемся с парнем пешком, а вся сопровождающая меня рать двинется следом. Во второй машине поедут стражи ада, Дэвид и Майк. Люцифер категорически отказывался отпускать меня без них. А эти двое, что пользуются кремом после бритья с запахом серы, предпочитали быть рядом со мной. Не очень-то верили в милосердие хозяина.

- Привет, Герард, - крикнул Эндрю, выскакивая из машины. Он был достаточно смышлёным и уже не называл меня прилюдно мамой. Обычно мать с ребенком связывают месяцы, когда сердце дитя бьется внутри материнского тела. Ребенок чувствует себя защищенным, а мать удовлетворение от этой близости. Кормить ребенка грудью, отдавать ему часть себя, своей плоти. Сидеть у кроватки, помогать ребенку уснуть, а в дни болезни вместе с ним бороться с недугом. У меня и Эндрю этого не было. Строго говоря, его тело никогда не было внутри меня, как тело младенца. Внутри меня зародился его дух. И этот дух обрел плоть лишь, когда я произвел его на свет. То есть я был лишь сосудом для хранения души будущего Антихриста. Хотя, я не верю, что он несущий зло и погибель. Просто ребенок. Я не кормил его грудью, не проводил бессонных ночей у кроватки. Нас связывало нечто другое. Внутренняя духовная связь. Ведь наши души были несколько месяцев так близко друг от друга, почти соприкасались.

Мы просто бродили по улицам города без всякой цели. Заходили в магазины. Возможно, Эндрю захочет купить себе что-нибудь. Со мной такое бывает. Ничего не собираешься покупать, обещаешь, пройду мимо, а заканчивается покупками чего-то вовсе ненужного.

- Герард, а ты дано знаешь Балларда? Как вы познакомились? - Вполне простые и невинные вопросы, если дело касается простых людей. У нас все иначе.

- Нет, я знаю его лишь с недавних пор. Хотя, вряд ли знаю. Познакомились? Это так же не совсем точно. Он буквально влез, вторгся в мою жизнь. Наглое отродье. И ему это кажется забавным.

- Ты так ненавидишь моего отца? - Изумление в глазах ребенка.

- Опять заблуждаешься. Какой смысл ненавидеть его? Ему безразлично, как я отношусь к нему. Печально, но я, по-своему, привязался к нему. Не говори этому черту. Он будет долго смеяться. Выродок! Так бы и двинул ему по рогам.

Эндрю засмеялся. Вот, я заслужил, чтобы надо мной смеялись.

- Прости, Герард. Но это забавно. Ты ненавидишь его и он тебе нравится. Не понимаю, как это возможно.

- Никак. Это невозможно. Мне просто нравится быть приживалкой в его доме. Крыша над головой, еда, машина. Что еще надо такой подстилке, как я. - Это вырвалось у меня непроизвольно. Остаток горечи еще таился в глубине моей души.

- Мама! Кто посмел назвать тебя так?! - Лицо Эндрю побледнело. В глазах вспыхнул огонь ада. На скулах заходили желваки.

- Успокойся. Все это позади. Так обо мне написали в газетах. Забудь об этом.

- Но ты не забыл. Это причинило тебе боль. Всякий, кто обидит тебя, ответит передо мной.

- Сынок, успокойся. Это мелочи. Думаю, тебе иногда не помешает носить галстуки. В торжественных случаях. Пойдем, выберем. И заколку к галстуку. Признаюсь, я не умею выбирать галстуки.

Мне было ясно, Эндрю вовсе не нужны покупки, не нужны шум и многоголосье улиц. Он хотел поговорить со мной. И вдали ото всех. Меня можно обвинить в излишней привязчивости. Так оно и есть. Но некоторые люди становятся частью моей жизни. И я не собираюсь выбрасывать их на свалку моей судьбы.

Мы зашли в магазин. Выбрали пару галстуков. После в ювелирном купили для них заколку. Эндрю успокоился. Надеюсь, забыл о моих необдуманных словах.

- Скажи, Герард, а за что отца низвергли в ад. Я уже взрослый и хотел бы побывать там, посмотреть.

Пришла моя очередь засмеяться.

- Обычно, люди не горят желанием попасть в ад. Им хватает его на земле.

- Увы, я не человек. Ты же знаешь. Хочу взглянуть на Ад.

- Отличаться от других не так плохо. Мне нравится, что иной. А ад.... Почитай Данте. Он его описал.

- Пусть Данте читает Том Эллинг. Он учитель, ему полезно. А мне лень.

- Лень не красит тебя. - Я бросил на сына строгий взгляд. Но вряд ли у меня это получилось.

- Не уходи от ответа на вопрос, Герард. - Вот упрямый мальчишка. - За что отца низвергли?

- Бытуют разные мнения. Говорят, Люцифер возгордился. Причиной падения Денницы было стремление уподобиться Богу: "взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему" Я читал у Оригена; "С неба ниспал тот, кто прежде был денницею и восходил утром. Если же он был существом мрака, как думают некоторые, то как же тогда говорится, что он был денницею? Или каким образом мог восходить утром, не имея в себе ничего светоносного... Следовательно, дьявол был некогда светом... И только потом совершил измену и ниспал, и слава его обратилась в прах"

Люцифер не был злым. Бог не творил Зло. Люцифер не злой, он озлобился, когда его выгнали из дома. И с ним последовали многие ангелы. Значит, в нем что-то было, отчего за ним пошли другие ангелы. "Но хотя бы ты, как орел, поднялся высоко и среди звезд устроил гнездо твое, то и оттуда Я низрину тебя, говорит Господь" Он низверг его. Злые языки говорят, Господь не уничтожил Лучезарного, дав вызреть злу, дабы его все увидели. Чушь. Могу поверить, Люцифер говорил в сердце своем: "Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему". Разве, если любой сын смертного человека говорит, я буду, как мой отец, я буду лучше его, отец забудет о своей любви к сыну? Он может наказать его во гневе, но не перестанет любить.

- Я понял. А другие мнения? Ты говорил о них.

- Другие? Считают, что Люцифер хотел для людей свободы выбора. Но Бог не хотел этого. В этом причина ссоры. Но распятье Христа на кресте даровало людям свободу выбора. Изменилось мнение Бога? Или это знак, желание примирения. Конец ссоре. Армагеддона не будет. Я не знаю. Пути Господни неисповедимы. И не ведомы для самого Бога. Он держит путь во мраке Хаоса. Однако, вспомни триединство. Бог, Бог сын и бог Дух. Разве не самого бога распяли на кресте?

- Герард, ты еретик. - Мальчишка подпрыгивал от радости. - Ты хочешь бросить вызов Ему? Или в своей гордыне, указать Ему путь?

- Избави меня, Господи. Ни то и ни другое. Пусть творит по замыслу своему и идет дорогой, что выбрал.

Обидится ли на меня старик в церкви или простит? Нужно ли мне прощение? Я, точно, не знал своей дороги.

Мы с Эндрю сели на открытой веранде выпить чего-нибудь холодного. Было жарко. Нам хотелось пить. Я сидел спиной к прохожим. Эндрю сел напротив меня. Сделали заказ.

- Что, Эндрю, я удовлетворил твое любопытство, в силу своих возможностей?

- Частично. Но я еще не получил ответы на все свои вопросы. Подумаю, после задам их тебе.

- Задавай. Не думай, что я мудрый и много знающий. Не на все вопросы у меня есть ответы. Порок Магомет написал Коран, задавая вопросы Аллаху. Записал ответы. Но он был избранным. Я простой человек. Мне Господь может и не ответить.

- А ты можешь попробовать спросить?

- Каждый может вопрошать. Другое, услышать ответ.

- Так услышь! Спроси Его, осталась ли хоть капля любви к внуку?

Господи, так для него это важно. Он хочет любви Твоей. И это его право. Возлюби ближнего своего, как самого себя. А ты возлюбил ли ближнего Своего, что сидит напротив меня? Мне хотелось плакать. Слезы потекли и я их прятал. Внук любит деда. А дед любит внука.

Я задумался. Отпил из стакана прохладного апельсинового сока. Чуть с горчинкой. Люблю такой. Вдруг Эндрю сорвался из-за стола и оказался за моей спиной. Выходка мальчишки. Я услышал хлопки выстрелов. Обернулся. Какой-то мужчина палил по прохожим их автомата. И по нашей веранде. Несколько человек, что сидели за соседними столиками упали, обливаясь кровью. Эндрю отгородился от выстрелов ладонями, обращенными к нападающему. Блеск сошествия огня с ладоней. Стрелок вспыхнул. Он кричал от боли, от ожогов. И растворился в пламени.

- Я отправил его душу к моему отцу. - Произнес Эндрю. - Этот безумец будет завидовать другим обитателям Ада. Покуситься на сына и жену Владыки Тьмы.

- Как ты это сделал?

- Не знаю. Вышло само собой. Поедем домой, Герард.

Я позвонил Селиму. Он припарковался где-то рядом. Водитель уже ехал к нам. Он услышал выстрелы и бросился к кафе, где мы остановились.

- Мистер О`Хара, что здесь произошло? - Селим выскочил из машины и подбежал к нам.

- Кто-то стрелял, и только. Мы решили поехать домой. Все в порядке.

Глава 5. По Африке гулять.

Я сказал Деннице, меня отправляют в командировку в Африку. Тот не был удивлен. Полагаю, он об этом знал. Предприятие было подконтрольно ему.

- Поезжай. Развеешься. Посмотришь мир. Тебе нечасто выпадала возможность куда-то съездить. Отдохнешь от меня. - Лучезарный усмехнулся.

Что ж, он прав. Я хотел отдохнуть от него. Возникла еще одна проблема. Эндрю хотел поехать со мной.

- Почему меня никуда не отпускают? Сижу, словно пленник. - Мальчик начал капризничать. Внешне он выглядел подростком, но в нем все еще жил маленький мальчик.

Пришлось согласиться. В самом деле, пусть съездит со мной. Я всегда побаивался летать самолетами. И этот случай не был исключением. Для успокоения себя решил пойти помолиться. Вечером после работы. В церкви было лишь несколько пожилых прихожан. Архитекторы былых времен умели строить. В этом месте чувствуешь покой и умиротворение.

Я сел на скамейку. Прикрыл глаза и стал просить благословения на дальнюю дорогу. И услышал тихий голос.

- Не тревожься, сын мой. Полет туда и обратно пройдет хорошо. Четырнадцать часов в воздухе и будете на месте. Только там придется потревожиться. Но все обойдется. Мой внук летит с тобой?

- Да. Уж очень просился. Хочет посмотреть мир.

- Это хорошо, что он будет рядом с тобой. Он мальчик большой и сможет тебе помочь.

Мне было любопытно, что такое может случиться в Африке.

- Что такое там может случиться?

- Всему свое время. Не загадывай судьбу свою. - И старец ушел.

Летели мы втроем. Я, Эндрю и Андрей. Нас ждал Кейптаун. Долгий изматывающий полет. Ребята несколько раз поднимались на верхнюю палубу, в буфет. Заняться было нечем. Разве посмотреть старый фильм.

Наконец мы приземлились. Нас встретили партнеры по бизнесу. Я и ребята очень устали. Нас довезли до гостиницы. Вполне приличная. Для нас были забронированы комнаты. Я наказал Эндрю, чтобы он никуда не отлучался из гостиницы. Пошел отдыхать. Надеюсь, парень будет послушным. Переговоры были назначены на завтра.

Эндрю вошел в свой номер. Бросил в шкаф сумку. Не раздеваясь, прилег на постель. Полежал минут десять. Но энергия в нем била через край. Решил нарушить обещание и выйти из отеля. Прошел по Роеленд стрит, дошел до Солэн роуд. По пути зашел в несколько магазинов. Посмотреть. Ничего не покупал. Сувениры купит позже. Вернулся в отель. Его самовольную прогулку никто не заметил.

Переговоры начались в десять часов до полудня. Ребят я взял с собой. Представил, как своих помощников. По взглядам своих партнеров по переговорам понял, их смущает юный возраст моих коллег. Но возражать никто не стал. Знали, я человек Балларда Каминга, миллиардера, владельца "Эрл Харп Ойл".

- Господа, что вы можете нам предложить? - Я пытался взять инициативу в свои руки. Если физически я и не герой боевика, то мог, если позволяли обстоятельства, довольно резко вести переговоры.

- Разумеется, мы предлагаем кофе сорта арабика и Робуста. Обжаренные зерна и не обжаренные.

- Мы будем обсуждать фьючерсы или спот? - Я хотел уточнить, мы говорим о будущих поставках или о поставках немедленных.

- И то и другое может обсуждаться. - Мой коллега по переговорам улыбнулся.

- Думаю, наша встреча связана с тем, что вы хотите обойти квоты Интенейшенал кофе органайзер. Не выставлять его на мировых биржах. - Я напрямую заявил, мы обсуждаем не совсем законную сделку. Мои партнеры хотели увеличить свою долю продаж. - Танкеры "Эрл Харп" готовы принять на свой борт мешки с этим продуктом.

Баллард легко относился к незаконным сделкам. При его капиталах и влиянии это было позволительно.

- Из каких портов вы готовы отгружать? - Разумеется, надо знать, где мы будем принимать груз.

- Африканских. Можем из европейских портов. Гамбург, Бремен, Амстердам.

Дальше переговоры пошли легче. Цена, некоторые технические вопросы. В полдень мы прервались на обед.

Обедали мы в разных местах, поэтому я мог обсудить с ребятами все вопросы.

- Так мы будем брать кофе сверх квот? - Андрей был удивлен. Он еще не встречался с незаконными сделками.

- Да. Будем. Андрей, и ты Эндрю, вы должны понимать, те, кто попытается нам мешать проживут недолго. Поэтому вам следует все держать в секрете.

Эндрю пожал плечами. Кривая улыбка. Как у отца. Андрей втянул шею в плечи. Его немного пугал такой подход. При этом он понимал, ему оказали доверие.

- Здорово! - Выдохнул Андрей.

После обеда мы продолжили переговоры. Я разрешил парням на листочке бумаги писать мне вопросы и цифры цен, чем они активно пользовались. К концу следующего дня мы собирались подписать соглашение.

Мы закончили около восьми часов вечера. Сразу же отправились в гостиницу. Ужинали в ресторане при отеле.

Подписание документов было назначено ближе к вечеру следующего дня. Мы решили искупаться. Грех пропустить такое удовольствие. Полистали путеводители. Лучший пляж Кэмпс-бей. Вид на горы. Двенадцать апостолов. Красиво. Но вода там холодная, и купаются в приливном бассейне. Парням это не понравилось. Стренд. Городской пляж. Хорош для семейного отдыха. Я решил, это вполне нам подходит. Мы взяли такси и поехали. Пару часов мы провели на пляже. Истинное удовольствие. Мы купались, дурачились в воде. Бегали по пляжу. Наши соседи на берегу были нами не очень довольны. Пожимали плечами и чуть презрительно говорили: "Американцы". Мне было плевать. Хотелось, чтобы мальчишкам было весело. Пусть хорошо отдохнут. Не стану скрывать, мне и самому хотелось беззаботного детства.

После мы решили пройтись по магазинам. Присмотреть сувениры. Заходили в мелкие лавки. Думали, что же взять. Решили зайти в ювелирный магазин. Разумеется, покупать золото и драгоценности мы не собирались. Ограничились бронзой. Изделия местных мастеров. Красивые вещички и по сходной цене. Миновать Виктория Варф мы не могли. Крупнейший магазин города. Здесь можно бродить часами. У нас не было времени ходить часами по этому великолепию. Мы заглянули в несколько магазинчиков. Эндрю и Андрей купили себе туфли. Якобы кожа крокодила. Я думаю, кожа старого буйвола.

Мы вышли из магазина. Жара, дурманящая жара. В этот час на улице не так много прохожих. Прячутся от этого пекла. Сейчас бы добраться до отеля, спрятаться в прохладе кондиционера. Я смотрел, где поймать такси.

- Они здесь! - Почти крикнул Эндрю. Тревога в голосе. Ни я, ни Андрей не поняли, что он имел в виду. Лишь позже я осознал, дьявольское чутье сына Лучезарного спасло нас.

Эндрю разжал руки. Пакеты упали на землю. Он выскочил так, что оказался между проезжей частью и нами. Он заслонил нас с Андреем. Выставил вперед ладони. Машина. Черный Ниссан. Открытое окно. Ствол автомата. Машина сбавила ход. Автоматная очередь. Ниссан рванул вперед. Пули ударили в барьер, созданный Лордом Сумерек. Я бросился к Эндрю. Обхватил его руками.

- Эндрю, ты цел? С тобой все в порядке? - Страх за ребенка кричал во мне.

- Все нормально, Герарад. - Никакого волнения в голосе. - Я им не по зубам.

Слава Богу. Но меня била дрожь. Я обернулся посмотреть на Андрея. Тот просто сидел на асфальте.

- В отель, живо! - Надо спрятаться не только от жгучего солнца, но и возможных убийц.

В номере отеля я вслух спрашивал себя и ребят.

- Конкуренты? Утечка информации. Кто-то из наших партнеров проговорился. Тогда почему нас не убили еще ночью?

- Поздно получили информацию, - предположил Эндрю. - А время до подписания контракта у них было.

- А как Эндрю сумел прикрыть нас? - Андрей только сейчас приходил в себя.

- Не задавай глупых вопросов, - обронил я. - И помалкивай об этом.

- Дошло.

Парни у меня не глупые. Я решил ничего не рассказывать о покушении нашим партнерам. С ними мы встретились в четыре часа. Я внимательно читал контракт. Партнеры молча ждут, когда я прочитаю документ. Деловая обстановка в комнате. Стол, кресла. На столе бутылки с минеральной водой и бокалы. На стенах пара картин. Я закончил читать.

- Я подпишу это. - Взял ручку и начал подписывать. Следом документ подписали партнеры. Мы пожали друг другу руки.

- Мистер О`Хара, с вами хотел бы встретиться господин Саймон Готлиб, фирма Де Бирс. Он ожидает окончания нашей встречи.

К подобному ходу дел я был готов. Дьявол предупредил меня перед самым отъездом.

- Я готов встретиться.

Когда ушли мои партнеры, в комнату вошел мистер Готлиб. Мужчина среднего роста, чуть полноват. На голове залысины. Глубоко посаженные глазки. Пухлые губы. Я встал, чтобы поприветствовать его.

- Присаживайтесь, мистер Готлиб. Я внимательно слушаю вас. - Занял свое место.

Саймон сел.

- Мистер О`Хара, разговор пойдет о камнях. Вам это интересно? - Прищурил глазки.

- Мне интересны любые деловые предложения. - Не стоит отказываться. Каминг заинтересован в этой сделке.

- Мы готовы предложить вам сырые алмазы. В больших количествах.

- Зимбабве? Месторождение Маронга? - Я немного подготовился к разговору. - Зоны военных конфликтов?

- Не только. Либерия, Сьерра-Леоне. В последней стране камни добывают, как вам известно, из аллювиальных пород.

Я знал, что это намывные породы. Залегание алмазов на глубине метра. Достаточно лопаты и сита. Ряд стран отказались продавать алмазы по каналам Де Бирс. Мы станем обходным каналом. По виду камня место его происхождения могут определить не более пяти специалистов. Четыре из них работают на Де Бирс.

- Мне нужны ваши прейскуранты. Это тот вопрос, который мне следует обсудить в нашей штаб-квартире. - Я не мог принять решения без Люцифера.

- Я это понимаю. Я подготовил материалы. Они на этой флэшке. - Готлиб протянул ее мне. - Там же контактная информация.

- Спасибо. Мы свяжемся с вами. - На этом мы закончили.

Из здания делового центра мы выходили, озираясь по сторонам. Велась слишком большая игра. Это понимали все.

В такси Андрей сказал:

- Одна поездка, а приключений на всю жизнь. Словно в сериале побывал. - Сейчас рассказывать нельзя. Через несколько лет другое дело. Можно прожить жизнь без потрясений. Опасность кружит голову.

- Андрей, не кисни. Быть рассыльным спокойней. А работать с Баллардом почетнее. - Я не понял, жалеет ли он, что поехал со мной. Или ему понравилось.

До отеля мы добрались без приключений. Но не думаю, что это конец.

- Сейчас все живо в один номер. Хватит приключений. - Велел я.

Мы вошли в комнату. Заперли за собой дверь.

- Эту ночь мы проведем все вместе. Обойдемся без ужина. - Возможно, я перестраховался, но мы могли оказаться в опасности.

- Как без ужина?! - Взволновался Эндрю. Все, сейчас начнет выматывать мне нервы. Не отстанет. Надо что-то придумать.

Буфет. Вода, пицца или ее замена. Заказывать в ресторане опасался. Официант с автоматом доставляет еду в номер. На кухне в еду добавляют снотворное или что похуже. Насмотрелся детективов, скажете. Пусть. Главное остаться живыми.

- Хорошо. Вы сидите в номере. Я спущусь в буфет. Возьму пиццу. Воду. Никому, кроме меня не открывайте.

Я быстро спустился на лифте в холл. Буфет. Взял большой пакет. Здесь самообслуживание. Берешь случайную пищу. Она только в твоих руках. Если и есть у кого желание причинить нам вред, то в этом случае их ждет неудача. Но понимал, я рискую. В любой момент выстрел из пистолета с глушителем или случайный пассажир в лифте с ножом. Флешку я не брал с собой. Но если противник ее не найдет у меня, пойдет в номер. А там дети.

Быстро поднялся в номер. Все обошлось. Буфетом до этого мы не пользовались.

- Я еще спущусь вниз, ребята. Там есть интернет кафе. Сброшу все в облако. Информацию сотру. После позвоню Балларду.

Еще одна рискованная вылазка. Где может притаится убийца? Подойдет, когда я буду сидеть за компьютером. Ножом по горлу. Заберет флешку и сбежит. Вставил флешку в USBпорт. Чуть дрожат руки. Набрал адрес своего облачного диска. Ввел пароль. Есть соединение. Скачал. Убрал всю информацию с флэшдиска. Стер следы своего соединения с Америкой.

Сзади проходил молодой мужчина. Мои ладони вспотели. Пронесло. Взломать сервер корпорации Каминга практически невозможно. Но моя жизнь ничего не стоила. Вышел из зала. Попросил консьержа положить мою пустышку в отдельную ячейку сейфа. Теперь в номер.

Позвонил по сотовому Камингу.

- Привет, дорогой. Я так скучаю по тебе. По нашим играм на простынях с запахом роз. - Он должен все понять. Игр у нас не было. - Отправил тебе письмо. Как у тебя погода? Облака и моросит дождь? Вспомни наш вечер любви. Прогулка под рваными облаками. Капает мелкий дождь. Ты целовал меня. Холодные капли падали на нас. Но ты был настойчив и нетерпелив.

Облако. Нетерпелив. Он сообразит, надо срочно забрать что-то с облака. Не дурак.

Поздно вечером я спросил у Эндрю:

- Сможешь создать барьер, чтобы дверь не смогли открыть или взломать?

- Без проблем.

После полуночи мы слышали звуки, словно кто-то скребет в дверь.

Рано утром мы выбрались из отеля через служебный вход. Прошли два квартала и поймали такси. Аэропорт. Наш рейс должен был состояться после обеда. Мы поменяли билеты на утренний рейс до Лиссабона. Пересадка. Мы летим над Атлантикой.

Глава 6. Снова дома.

Нашим преимуществом могла быть только скорость. В аэропорту Лиссабона мы купили билеты на Америку. Утомительный и тревожный перелет. И вот наш самолет идет на посадку. Скоро мы будем дома. Перед вылетом я позвонил Лучезарному. Нас встретит Селим.

На земле своей родины мы почувствовали себя уверенней. В здании аэровокзала было многолюдно и шумно. Надеялся, что в этой толпе не прячутся наши убийцы. Старался быть уверенным и веселым. Подбодрить моих спутников.

- Добрались. Теперь все позади. Берем вещи и идем. Наш дорогой Селим ждет нас. - Мы пошли к выходу. Но краем глаза я следил за окружающей обстановкой. Ребята заметили мою напряженность.

- Мистер О`Хара, вы боитесь, что нас здесь поджидает кто-то кроме Селима? - Немного беспокойства в голосе Андрея. Он молод. В его возрасте смерть кажется чем-то далеким. Поэтому лишь беспокойство, а не страх.

- Не думаю. Мы достаточно быстро убегали. - Я усмехнулся. Нашу дорогу домой ничем, кроме бегства, назвать нельзя.

Вышли на улицу. Огляделись. Селим, очевидно, увидел нас и подогнал машину. Выскочил, чтобы помочь загрузить вещи. Радостно улыбается.

- Слава Аллаху, вы вернулись. - Правоверный мусульманин. Он верит, все свершается по воле Его. "Уповай на Аллаха, и довольно того, что Аллах является Попечителем и Хранителем!".

Я лукаво улыбнулся. Мне не хотелось пошатнуть веру парня в Аллаха, но решил поправить его.

- Но мы христиане, Аллах лишь твой бог. Ваш пророк Иса наш бог. Вот ему и вознеси хвалу. В священной книге Коран целая сура посвящена его матери. Мириам. Вспомни.

Вспомнил правоверный слова из этой суры: "И сделал меня благословенным, где бы я ни был, и заповедал мне молитву и милостыню, пока я вижу, и благость к моей родительнице и не сделал меня тираном, несчастным. И мир мне в тот день, как я родился, и в день, что умру, и в день, когда буду воскрешен живым!" Это - Йса, сын Марйам, по слову истины, в котором они сомневаются.

- Я помню, мистер О`Хара. Да будет хвала Всевышнему и пророку его Исе, вы вернулись. - Селим был рад. Тоскливо без мистера О`Хара. И страшно жить в доме старшего Иблиса.

- Поедем, Селим. Мы устали от дальнего пути. Хочется домой. - Хорошо, что есть на свете это счастье путь домой.

Андрей, как и мы, был вымотан нашими похождениями. В дороге он дремал. Мы завезли парня домой. Когда он выходил из машины, я сказал:

- Завтра встретимся в офисе. Не болтай о переговорах. - Потом добавил. - И об остальном тоже.

Я имел ввиду свой странный разговор с Денницей. Андрей кивнул в знак согласия.

Мы подъехали к дому Балларда. Тот встретил нас лично у дверей. Не думаю, что он отвлекся от своих дел, своей работы ради меня. Меня бы не встретил, даже не вспомнил бы. Он хотел увидеть сына.

- С приездом, дорогие. Надеюсь, поездка была удачной. - Мы пошли в столовую. Несмотря на усталость, хотелось есть.

За столом я рассказал Балларду о результатах встреч с нашими партнерами.

- Ты умеешь вести переговоры. - Одобрил Лучезарный. - Все прошло удачно. Я хочу провести с тобой ночь под рваными облаками и дождем. Сразу после нашего разговора я стал смотреть на облака. И впустил их в наш дом.

Тут вмешался Эндрю.

- Более, чем удачно, отец. Пару раз нас хотели убить, но им это не удалось. - Ну, кто его тянул за язык.

- Как?! Кто посмел? - И Господу Богу он не позволит коснуться своего сына. Поднимет свое войско. Зальет кровью землю. Обрушит облака.

- Мы забыли у них спросить. - Ответил я Люциферу.

- Я выясню и накажу их. Расскажите все подробно. - Его наказание будет ужасным. Вызвать гнев Преисподней захотели?

- Я устал. Пойду отдыхать. Эндрю тебе все расскажет. - Я встал из-за стола и вышел.

Покой родного дома действовал на меня благоприятно. Позволял забыть приключения недавних дней. Я понял, столь богатая событиями жизнь, не для меня. Я привык к сонной жизни обычного клерка. Все приключения, которые нужны мне, должны светиться голубым огнем экрана. Мирно сидеть у телевизора и взирать, как герои рискуют жизнью.

О своей поездке в Африку я доложил совету директоров. Получил единогласное одобрение своей работе. На прежнем месте работы я вряд ли заслужил доброго слова, хоть землю рой ногами. В корпорации знали и о моих контактах с Де Бирс. После совета меня вызвал к себе Родерик Хеллер, наш генеральный директор. Он рассматривал привезенные мной на флешке предложения алмазной корпорации.

Я вошел в кабинет. Обставлен он был в современном стиле. Стол, легкие кресла для посетителей и массивное кресло для начальника. Несколько картин на стенах. Что-то из современной продвинутой живописи, которую я не понимал. Впрочем, и в классической живописи я не был специалистом. Природа не наградила меня большими талантами. В живописи не разбираюсь, слух отсутствует. Музыка. Мелодии я делю на те, что мне нравятся и не нравятся. Не прочь послушать классическую музыку, но особым пониманием шедевров не отличаюсь. Это у нас Люцифер большой знаток тонкостей во всех искусствах.

- Проходите, мистер О`Хара. Присаживайтесь. Мне понравился ваш доклад и результаты проделанной работы. - Мистер Хеллер посмотрел на меня сквозь линзы своих очков. В глазах тень улыбки. - Вы и ваш помощник получите соответствующее вознаграждение. Но это только начало работы. Ее надо продолжить. Я поручу вам эту работу.

- Да, мистер Хеллер. - В моем голосе не прозвучало энтузиазма. Из простого работника в нарукавниках превратиться в руководителя большого направления. Робел.

- Вы справитесь с этим делом. Сырые алмазы, не стоит их продавать в таком виде. Вы должны превратить их в бриллианты. Огранка, хорошая огранка. Займитесь этим.

Этот процесс мне был незнаком. Я полагал, он длится часа два-три. Ошибался. Справку по этому вопросу не стал заказывать. Не хотел привлекать внимание. Сам посмотрел литературу. Но это было позже. Алмаз обрабатывают долго. Редкие камни гранят до двух лет. Стандартная огранка займет до трех рабочих дней. Более тридцати видов. Целая наука.

Я плелся в свой кабинет, думая о том, как много свалилось на мои по-мужски широкие, но слабые плечи.

Андрей сидел за своим столом. Он не только оправился после поезди. Чувствовал себя героем, которому все по плечу.

Вошел его начальник, это я.

- Как прошел совет, шеф? - Андрей не сомневался, все складывается удачно.

- Зайди ко мне в кабинет. - В голосе его шефа не было ликования.

Андрей вошел в кабинет. Сел в кресло перед столом Герарда. Недавно простой посыльный облачался в джинсы и рубашку цвета хаки. Ныне положение обязывало. Темно-серый костюм, недорогой. Белая рубашка. Галстук. Черный с широкими красными полосками. Вместо кроссовок туфли.

- Руководство одобрило результаты нашей работы. Нас, и тебя тоже, ждет вознаграждение.

Парень счастливо улыбнулся. Деньги не помешают. Он стал основным кормильцем семьи. Отец и мать зарабатывали гроши. В мире изобилия так много хочется. Жили они в цокольном этаже дома русских эмигрантов. Люди тут разные, но некоторые привычки, привезенные с родины, сохранились. Рядом с домом пара скамеек в тени деревьев. Здесь собираются местные старушки. Обсудить жизнь в Штатах и, несомненно, своих соседей. Пройти мимо, не выслушав последних сплетен, было почти невозможно. Так Андрей заочно познакомился со всеми соседями. В шестой квартире живет Надя, проститутка по вызову. В седьмой мелкий торговец наркотой. Восьмая. Тут мастер по программированию. Работает в мелкой фирме. Этажом выше бывший сотрудник ФСБ, перебежчик. Русский разведчик. Его подставило руководство. Почти год был под следствием, сидел в тюрьме. Но ему удалось выкрутиться. Ловкий мужик. Рядом живет владелец небольшого русского кафе. В цокольном этаже, как и семья Андрея, проживает еще две семьи. Зарубежное счастье не далось им в руки.

- Благодарю, мистер О`Хара.

- Рано благодаришь. Нас ждут непростые времена. Сложная работа. Мне поручили дальше развивать то, что начали. Кофе. В Латинской Америке неурожай. Ты будешь мне ежедневно давать сводки о зернах на нашем складе. Сколько мы можем продать. Но это не все. Бриллианты. - Герард задумался. - Поищи помещение под небольшую гранильную фабрику. Где купить оборудование. И вопрос с охраной. Начнем с начальника охраны. После наберем штат. Иди, думай.

Андрей вернулся на свое место. Задача не показалась ему сложной. Он все решит.

Он рылся в объявлениях о сдаче производственных площадей. Выбрал несколько объектов. Все посетил. Больше всего ему понравилось двухэтажное здание на окраине города. Обнесено забором. Умеренные цены. На плане он начал обозначать помещения, которые, как ему казалось, будут нужны. Пост проходной. Производственные помещения. Комната отдыха для персонала. Склад сырья и готовой продукции. Там разместят сейфы. На втором этаже руководство и помещения для охранников. В этом здании раньше была мастерская по изготовлению мебели. Выбросить оставшийся хлам, отремонтировать. Переделать вентиляцию. То, что подходит для обработки дерева, не подойдет ювелирам. Потребуется время и деньги. Теперь, охрана. Можно обратиться в специальные бюро. Но в этом случае, охранники будут слугами двух господ: корпорации и своего агентства. Лучше иметь своих охранников. Охрану корпорации, как намекнул О`Хара, не стоит привлекать. Подразделение крупное, тут и щелей для утечки информации довольно. Где взять начальника этой службы? С такой задачей Андрей встретился впервые. Нужен специалист.

Андрей возвращался с работы домой. Вначале проехал на метро. Пересел на автобус, что катался в его районе. От остановки до дома два квартала. Вот и скамейки совета старух. Сидит одиноко Дарья Сергеевна. Ей, поди, уж семьдесят. С детьми приехала за счастьем. Что дома не сиделось?

- Здравствуй, Андрей. - Не отвяжешься от старой. Поговорить хочется, а не с кем.

- Здравствуйте, Дарья Сергеевна.

- Андрюша, с работы идешь? Как дела на службе?

- Спасибо, хорошо.

Живут в этом районе люди бедные. За его периметром стараются следовать американской традиции. Сохранять бодрость. Кип смайлинг. Сохраняй улыбку. На пятачке почти родной земли бродят хмурые, с опущенной головой люди. Ждут, когда им улыбнется удача.

- Да, ты присядь. Поговори со старой. - Ладонью хлопает по скамейке.

Андрей тяжело вздохнул, но присел на скамейку.

- Вы молодые все бегаете. А я редко куда хожу. Все больше здесь сижу. Оттого все и знаю. - Кто бы сомневался. У нее три наблюдательных пункта. Эта скамейка, окно в квартире и входная дверь, возле которой она поставила стул. Сидит и слушает, что в подъезде творится. В дверной глазок поглядывает.

Улица для нее бесплатный телевизор. Прохожих разглядывает. Тут несколько домов русских эмигрантов. Узники заморского счастья. Одеваются, в основном, в стиле Советского Союза. Это в России они косили под американцев. Рваные джинсы, футболки с надписями на английском, яркие шарфы. У парней петушиные гребни на голове. Или вязанные шапки. У девиц серьги до плеч, тюрбаны из шарфов. Здесь они скромнее.

- Ты послушай, Надька нынче вышла. Под глазом фонарь. Ухажер отметил. Теперь долго на работу не позовут. А ресторатор наш вчера чуть живой пришел. Пьяный вдрызг. Уработался. Его какой-то мужик по лесенке тащил. - Дарья Сергеевна хотела поделиться новостями. Доска местных объявлений. - Наш-то шпион мрачный ходит. Бурчит, почти не здоровается. Понятно почему.

Сыскное бюро Дарьи Сергеевны все выяснило.

- С чего ему веселым быть. Плохи его дела. Денег нет. Вот и ходит мрачнее тучи. Вчера приходил сборщик податей. За квартиру деньги собирал. Так я случайно услыхала, - удачный случай выдался. - Он у сборщика отсрочки просил. Часть денег заплатил, остальное обещал позже.

Возможно, вариант - мелькнуло в голове Андрея. Он безропотно прослушал всю сводку новостей. Пошел домой. Не стоит откладывать. Зайти к соседу сейчас. Если он дома, поговорить. Он поднялся на третий этаж. Позвонил в дверь.

- Да. Кто там? - Услышал Андрей.

- Я ваш сосед из цокольного этажа. Андрей. Поговорить надо.

Дверь приоткрылась. Мужик лет сорока. Крепкого телосложения. Высокий. Серые глаза, темные волосы. Кое-где пробивается седина. Прямой нос. Упрямые губы. Чуть резковато очерченный подбородок.

- Чего надо? По средам не подаю. - Не выслушал, а уже грубит.

- Так мы не за подаянием, ваша милость. Мы к вам с беседой. Я-то сам псковской. В деревеньке там недалече проживал. Ваших- то порядков не знаю. По-американски плохо разумею. Дело до вас имею.

- Дело, говоришь. Заходи. - Улыбнулся. Парень придуривается.

Андрей прошел в комнату. Обставлена скромно. Пара шкафов, шифоньер, стол, стулья. Диван-кровать. Торшер. Рубашка брошена на спинку стула.

- Заходи, садись. - Хозяин указал на стул. - Ну, и какое у тебя дело?

- Я попросту буду. Слышал у вас временные трудности с работой.

- Слышал? Откуда? Впрочем, какая разница. И в чем дело? - В Америке не очень жалуют неудачников. Это в России их жалеют.

- У меня есть предложение. - Андрей наблюдал за реакцией собеседника. Тот сидел напротив. Только пожал плечами.

- Если хочешь предложить на пару с тобой ограбить банк, так это не для меня. - Что может предложить паренек из этого бедного дома.

- Я похож на гангстера? Я человек мирный. Мышцы есть, могу и в челюсть кому врезать. Но это не мое. Речь о другом. Наслышан, у вас есть опыт. В разведке служили.

- Узнаю русский дух. Здесь все обо всех ведают. Такое выдумают, только удивляться. Я был торговым представителем. Обвинили в шпионаже. Потом обвинения сняли. Не хватило улик. Подтасовать не сумели.

- Пусть так. Изложу суть. Я работаю в одной корпорации. Секретарь начальника отдела. Торговля кофе. - Про бриллианты Андрей умолчал. - Шеф организует склады. Это отдельно стоящее здание. Его охранять надо. Растащат зерна. Будет нужен начальник охраны.

- А охрана корпорации не справляется? - Сомнение в голосе.

- Мой шеф, Герард О`Хара, близкий друг Балларда Каминга. Это владелец "Эрл Харп Ойл", возможно, слышали.

Павел слышал. Миллиардное состояние. Огромное влияние в финансовых и политических кругах. Ходили слухи, он жестко устраняет своих конкурентов. Наркобарон Ставроди пытался перейти ему дорогу. Это слухи. Барон и его окружение почти в одночасье, одна неделя, скончались. Славный парень, этот Баллард. Надо думать, и его друг хороший мальчик.

- У тебя хорошие начальники. - Павел криво улыбнулся. - Наслышан. Некоторые знакомые Каминга закончили свой путь земной.

- Слухи. Преувеличенные слухи. Но речь идет о мистере О`Хара. Он хороший начальник. Недавно мы по делам ездили в Южную Африку. Кофе. Меня чуть не придавило мешком. Он спас меня. - Андрей нарочито обыгрывал шуткой их приключения. Сейчас, из Штатов и по прошествии некоторого времени это и выглядело нелепой шуткой.

Открытая улыбка Андрея. Разводит руками. Павел догадался, тут не все так просто.

- И мешок стрелял кофейными зернами. - Догадался Павел. Хитрит сосед. Давно не слышно о кофейных войнах. Разговор с парнем вызвал интерес.

- Несколько мешков. Стреляли, но промахнулись. Вот шеф и хочет иметь свою службу охраны.

- А от меня что требуется? - Пусть парень уточнит.

- Руководить этой службой. Набрать людей. Это пока мое предложение. Если вы не будете против, я поговорю с шефом. Надеюсь, он не станет возражать.

У Павла Ивановича были сложности с работой. Русских брали в охрану редко. Не доверяли. Русская мафия. Могут предать.

- Поговори. Я соглашусь. О результатах своего разговора сообщи мне при любом исходе.

- Сообщу.

Лучезарный задержался на работе. Мы с Эндрю поужинали. Сын пошел к себе. Я задержался в библиотеке. Читал дамский роман. Такое было настроение. Мой "муженек" заглянул в библиотеку. Морда сытого кота. Так бы и врезать. По бабам ходил.

- Добрый вечер, Геррард. - Денница устроился в кресле. - Как прошел день?

- Хорошо. У тебя, надеюсь, также. Ты сегодня поздно. По девкам шлялся? - Меня это не касалось. Я брякнул только, чтобы уколоть исчадье ада.

- Ревнуешь? Пусти меня в свою постель и избавишься от мук ревности. - Наглая улыбка.

- Увольте и от ревности и от постели. Ходили слухи, Лилит, первая жена Адама, сбежала от мужа к тебе. Славная парочка, блудница и отец греха. - Получи мой дорогой.

- Только слухи. Я не подбираю за другими. - Искры смеха в глазах.

- Девственец ему подавай. Развратник. Старый развратник. Любитель толстых обрюзгших баб. - Испорчу ему настроение. Это поднимет мое настроение.

- Я всех их променяю на тебя. - Смеется. Какой у него заразительный смех. -Лолит убежала к демонам. Ей было мало одного мужчины. Созданная из глины, как и Адам, а не из ребра она сочла себя равной мужчине. Разве женщина может сравниться с мужчиной?! Мужчина всегда красив, в отличие от женщины. Посмотри в природе. Павлину-самцу дарован красивый хвост. У самки его нет. Сказано в книге Екклизиаста: и нашел я, что горче смерти женщина, потому что она - сеть, и сердце ее - силки, руки ее - оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею. Как тут мужчине не возлюбить другого мужчину. Почти прямое указание. Обращайтесь к мудрости близких к Богу. Чего еще искала душа моя, и я не нашел?- Мужчину одного из тысячи я нашел, а женщину между всеми ими не нашел. По девкам шлялся, говоришь. Всего насмотрелся я в суетные дни мои: праведник гибнет в праведности своей; нечестивый живет долго в нечестии своем. Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы; поэтому не на всякое слово, которое говорят, обращай внимание, чтобы не услышать тебе раба твоего, когда он злословит тебя; ибо сердце твое знает много случаев, когда и сам ты злословил других.

Вот Лучезарный готов распустить павлиний хвост. Тысячи лет хвастливому мальчишке. И тексты писания цитирует. Книжник. Фарисей.

- Но довольно об этом. - Денница меняет тему разговора. - Я хотел о работе поговорить. Как у тебя дела?

- Все хорошо. - У меня не было затруднений.

- Славно. А не думал ли ты войти в Совет директоров? - Лукавое отродье.

- Не думал. Мне там не место. - Я не так тщеславен.

- Следует подумать. Я хочу, чтобы ты был там. - Возражения не принимались. Это обычно для такого тирана. - На ближайшем собрании акционеров тебя изберут.

Он умел добиваться своего. У меня была догадка, зачем ему это надо. Выход в общество. В прошлый раз была неудачная попытка. Привести гея, охотника за миллионами. В этот раз, члена Совета директоров крупной организации. Есть разница. Я понимал, нет смысла противиться судьбе.

На следующий день я выкроил время, чтобы зайти в храм. На разговор с Богом. Сел, закрыл глаза и обратился к нему. Его присутствие я ощутил по чарующему запаху. Открыл глаза и встретил взгляд добрых мудрых глаз.

- Рад, что ты пришел по моему зову. - Сказал я тихо.

- Я прихожу туда, куда меня призывают.

- Не всегда. Понимаю, ты откликаешься порой на призывы. Но ты слишком занят, чтобы прийти ко всем. Ты слишком занят: слушаешь словоблудье восхвалений в Царствии Своем.

- Сурово твое мнение. Это не так. Я пастырь и занят судьбами моего стада. - Лукавит дед. Почивает на лаврах лести. - Звал зачем?

- Поблагодарить тебя. Поездка была удачной. Эндрю прикрыл меня от пуль бандитов. Он невинный мальчик. А ты готов осудить его. - Я, словно мать, защищал это дитя.

- Но в нем заложен потенциал Зла. - Так априори он осудил ребенка.

- Не суди так. Ты не уничтожил Люцифера. Придумал свою Последнюю битву. К чему? Ты един в трех лицах. Позволил распять Христа. Но ведь это и Ты сам. Позволил распять самого себя. Познать земные муки. Ничто человеческое мне не чуждо. Гордыня, зависть, жадность, прелюбодеяние? И не желаешь дать всеобщего прощения. - Я верил, в Судный день все достойны прощения.

- Есть то, что простить нельзя. - Сурово сказал. Отверг мои надежды. - Под человеческим Сын Мой понимал не грехи, а чувства.

- Тот, кто не будет прощен, будет наказан. Как? Где? В Аду. Темное царство останется и его владыка будет сидеть на троне. Я не враг Люцика. Он даже симпатичен мне. Пусть сохранит свое царство. В Писании сказано: Все сделал Господь ради Себя; и даже нечестивого блюдет на день бедствия.

- Ты судишь о вещах неведомых тебе. Баланс между Добром и Злом лежит в основе мира. Сказано тебе: Когда я обратил сердце мое на то, чтобы постигнуть мудрость и обозреть дела, которые делаются на земле, и среди которых человек ни днем, ни ночью не знает сна, тогда я увидел все дела Божии и нашел, что человек не может постигнуть дел, которые делаются под солнцем. Сколько бы человек ни трудился в исследовании, он все таки не постигнет этого; и если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого. - Он еще будет меня поучать. Не ведая своих путей. Я чуть ли не рассмеялся. - Все идет по промыслу Моему.

- Пусть так. Люцифер хочет, чтобы я занял место в Совете директоров. Мне это не нужно. Но он настаивает. Согласится ли мне? - Глупый вопрос. Кто станет о таком спрашивать у Бога своего?

- Соглашайся. Хуже не будет, сын мой. Ты граница между Светом и Тьмой. Таково твое предназначение. Мне пора. Оставайся с миром. - Старик ушел.

Я отправился в офис. После обеда Андрей хотел поговорить со мной.

Парень устроился в кресле. Достал бумаги.

- Мистер О`Хара, я нашел здание для гранильного цеха. Думаю, подойдет. Это отдельное строение. Огорожено забором. Раньше там был мебельный цех. Периметр легко охранять. Нужен ремонт. Некоторые перепланировки. Я набросал эскиз. Посмотрите.

Он протянул мне эскиз. Предложение мне показалось дельным. Парень умеет соображать.

- Одобряю. Найди проектную мастерскую. Поговори с ними. Мы закажем проект. Оценим затраты. Совет вряд ли станет возражать. Через два дня собрание акционеров. Я стану одним из директоров. А ты - секретарь, нет, помощник директора.

Парень был рад. Его статус повышался. И оплата повысится.

- А вас изберут? Это точно? - Чуть сомнения в голосе.

- Баллард постарается. Я не видел, чтобы ему не удалось желаемое. - Этот пойдет на любые дьявольские хитрости.

- Я еще об охране хотел поговорить. Я нашел кандидата на начальника охраны. Он русский. - Это было понятно. Своих тянет за собой. - Павел Иванович Решетов. Бывший разведчик. Специалист своего дела. Сумел обмануть наше ЦРУ. Сейчас у него проблемы с работой. Он согласен служить вам.

- Хорошо. Пригласи его. В ближайшее время. Я с ним поговорю. - Русский специалист. Говорят, они неплохи в деле.

Андрей пришел домой. Мать приготовила ужин. Отец сидел возле телевизора. После того, как Андрей получил место секретаря, в доме чувствовался достаток. Родители не хотели менять квартиру. Призрак бедности не отпускал их. Надо накопить денег, потом будет видно. Чего жмутся. Андрей даже стал высылать немного денег в Россию бабушке с дедом.

- Ты у нас далеко пойдешь. Богачом станешь. - В этой похвале чуток горечи. Отец переживает. Его вина, что уехали в Америку. И не сбылась мечта.

- Батя, я всегда буду с вами. Вам не стоит беспокоиться. Мистер О`Хара войдет в совет директоров. Я поговорю с ним. Попрошу для тебя работу. Ты достоин лучшего.

- Спасибо, сын. Может, я и сам что найду. - Но уверенности в голосе не было.

Чуть позже Андрей пошел к соседу.

- Павел Андреевич, это я, Андрей. - Крикнул он через дверь.

Андрей вошел в квартиру. У хозяина было не лучшее настроение. Озабоченное лицо.

- Что-то случилось, Павел Иванович? - Хотя и мог догадаться.

- Выселят меня скоро. Это не ночлежка для безработных. Буду жить на улице, парень. - Горькая улыбка. - Что ты мне скажешь?

- Шеф готов с вами встретиться. Можно завтра с утра. Вы готовы?

- Спрашиваешь. Это шанс для меня. Хоть в наемные убийцы иди. - Но Павел не хотел стать простым убийцей. - Быстро ты справился с этим делом.

- Завтра я за вами зайду. Со мной вас пропустят в офис. И встречу я вам устрою.

- Спасибо. Даст Бог, возьмут меня. - Надежда засветилась в глазах. Его подставили свои. Работник посольства заглянул к нему в тюрьму один раз. Адвокат сказал, признайте свою вину. Просто бросили. А он, дурак, надеялся. Хранил верность Родине. Когда выпустили из тюрьмы, пошел в посольство. Добрый совет одного из чиновников. Предателей Россия не жалует. - Временно. У меня только временное разрешение на работу. Гражданства США нет.

Утром он был в кабинете Герарда.

- Мистер Решетников, садитесь. - Я приглядывался к этому мужчине. В нем чувствовалась сила. Надеюсь, он справится с работой. - Ваши документы. У вас есть рекомендации с прошлого места работы?

- Боюсь, что нет. Меня подозревали в шпионаже в пользу России. Родина от меня отказалась. Рекомендация Андрея, вашего секретаря, не самое надежное, в данных обстоятельствах. - Дернулись губы. Пустой, невыразительный взгляд. - Вашего гражданства у меня нет.

- Вы зря так думаете. Своему секретарю я доверяю. Посмотрим вас в деле. Пока у вас будет небольшой офис в этом здании. После вы переедите в здание нашего производства. - Вижу, мужчина оживился. - Одно условие. То, что вы узнаете в ходе работы строго секретно. Гражданство? Не проблема для Балларда.

- Я понимаю. Не болтлив. Тайны корпорации буду хранить. - Павел понимал, здесь в любой конторе соблюдают режим неразглашения. Гражданство. Для таких, как Баллард Каминг, не решаемых проблем нет.

- Я выписал вам аванс. Андрей мне говорил, у вас тяжелое положение. - Я по себе знал, как трудно порой свести концы с концами. - Вы должны набрать штат сотрудников. Охраняемый объект посмотрите. Решите, сколько людей будет необходимо. Камеры видеонаблюдения. Пропускной режим. Проверка сотрудников, чтоб не выносили ценности.

- Мешок кофе трудно вынести незаметно. - Павел уже улыбается.

- Павел, вы немного заблуждаетесь. Андрей, шалопай, ввел вас в заблуждение. Вы не будете иметь дело с ароматными зернами. - Пора объяснить начальнику охраны суть дела. - Алмазы и бриллианты. Охрана гранильного цеха. Ввоз сырых алмазов, вывоз бриллиантов. Большие объемы. И большая ответственность.

Павел понял, его берут в большое дело. Тут крутятся огромные деньги. Риск велик, но и оплата достойная. Удача улыбнулась мужику с улицы. В этом бизнесе без крови не обходится.

- Я готов. Надеюсь, вы не будете разочарованы во мне. - Это была интересная работа. Организовать охрану. Убрать конкурента. Ничего личного, это бизнес. Убивать ему приходилось. Это не страшно. Главное, не войти во вкус.

- Павел, не все зависит от меня. Если Баллард Каминг будет вами недоволен, все кончится плохо. - Дьявол он и есть дьявол. Его подручные убьют не задумываясь.

- Понял. В России в таких случаях вывозят в лес. Вручают лопату. Рой парень себе могилу. - Усмехается.

- Прекрасно. Вы подчиняетесь только мне. Сейчас идите в кассу. Получите аванс. Рад, что вы работаете у нас.

- Спасибо. Мне очень нужна эта работа.

На следующий день Совет акционеров избрал мистера О`Хару директором с исключительными полномочиями.

Глава 7. Текущие дела людские.

Том Эллинг сидел в кресле и слушал музыку. Бах. Он любил органную музыку. Она позволяла ему уйти в себя. Предаться размышлениям. Он жил в странном доме, странная семья. Хозяин здесь Баллард. Герард друг семьи. Здесь никогда не говорили о матери Эндрю, его воспитанника. Возможно, она ушла или умерла. Не самое хорошее воспоминание. Странно, мальчик растет слишком быстро. И обладает удивительными способностями. Эксперименты военных? Вряд ли. Сын очень богатого человека. Том рассчитывал, что будет работать здесь несколько лет. Но, похоже, его услуги скоро не понадобятся. Парню на вид лет семнадцать. Не нужен ему учитель.

Звонок телефона.

- Да. Слушаю.

- Это дворецкий. Хозяин хочет вас видеть в своем кабинете.

- Сейчас буду.

Том накинул на себя куртку. Дорожка к дому. Вот он уже у кабинета. Стучит. Вошел по приглашению.

- Том, проходите. Садитесь. Я хочу с вами поговорить. - Хозяин сидит в кресле за своим столом. Достает пачку сигарет. - Курить будете?

- Я редко курю, но сейчас не откажусь. - Разговор, явно, предстоял не из легких. Отставка. Ему откажут от дома.

- Вы хорошо работали это время. - Вот оно, сейчас попросят собрать вещи и уехать. - Я ценю ваше усердие и служение нам. Мальчик подрос. Вы это заметили. И не в то время, как это бывает у других.

- Я все понял. Вы больше не нуждаетесь в моих услугах. - Правой рукой Том показал адью.

- Нет. Вы меня не поняли. - Баллард усмехнулся. - Я говорю не о том.

Дверь распахнулась. Вошел Герарад.

- Так. Меня, значит, это не касается. Козел! По морде хочешь.

Том не ожидал таких сцен. Что не поделили эти два друга?

- Это мой сын. И мне решать. Пламень ада, я разорву тебя в клочья. - Герард прошел в кабинет и сел в кресло.

- Не тебе решать его судьбу. Я не позволю.... - Какой напор в голосе Герарда.

- Любимый, успокойся. Все будет хорошо.

Вот это оборот. Кто же отец ребенка? Том не мог понять.

- Ты не позвал меня на разговор с учителем. Не спросил моего мнения. Подонок. А что от тебя ждать?! Я убью тебя. Не поможет и пламя твоего ада. Я вынашивал его в себе, пусть моя кровь и не течет в его жилах. Но он мой сын.

Дурдом, думал Том, история запутанная.

- Остановись, Герард. Я просто хотел Тома ввести в курс дела. Хочешь, можешь дополнить меня. - Тон примирения.

- Хочу. - Но в голосе еще ярость.

- Том, у нас необычная семья. Ты это понял. Ты хороший учитель и умеешь хранить тайны. Если б это было не так, тебя бы давно убили. - Почти ласка в интонации. - Но ты иной. Я хочу, чтобы ты остался наставником моего сына. Нашего сына. Не сочти это за бред сумасшедшего. Я Люцифер, владыка ада. Герард, моя жена. Нет, мы не были близки. Это непорочное зачатье. Он мать Эндрю. Принять это сложно. Но ты видел, как мальчик превращается в лист дерева. Его способности будут расти. Ему нужен наставник. Человек. Я могу научить его только злу. Герард тряпка... Подожди визжать. Он его ничему не научит. Остаешься ты. Он привык к тебе. Доверяет. Я тебя прошу. Не требую. У тебя есть выбор. И молодые умирают от сердечного приступа. - Сколько ласки в голосе.

- Я сам бы хотел подольше оставаться на одном месте работы. - Вот и получил предложение, от которого нельзя отказаться. - И жить тоже хочется.

- Договорились. Свободнен. Живи, если можешь, герой.

Я встал и пошел к двери. Меня догнал Герарад.

- Том, если этот, с рогами, будет вас доставать, обращайтесь ко мне. - Герард оглянулся и бросил взгляд на Лучезарного.

Том гадал, какую шутку сыграла с ним судьба.

Андрей был доволен своей жизнью. В этой стране он сумел ухватить край одежды удачи. Помощник директора корпорации. Вот бы слетать к деду с бабкой. Посмотреть, как они там. Он теперь американец. Забавно, как там парни во дворе. Америка хорошо, но он тосковал о России. И эту тоску понесут его дети.

- Мистер О`Хара, а отпуск мне полагается? - Брякнул он не думая.

- Разумеется. Хочешь отдохнуть? - Герард по особенному относился к этому парню. Он не отвернулся в дни беды. И в Африке не подвел.

- Я бы хотел съездить в Россию. У меня там бабка и дед. Старые. - Андрей подумал, помрут, а я их не увижу.

- Отпускаю. Бери билет и лети. А твоим старикам премия причитается. Такого внука воспитали. - Герард достал деньги и протянул.

- Нет. Спасибо. У меня есть.

- Лишними не будут. Бери. - Пришлось насильно совать деньги.

Москва. Как много в этом звуке. А дальше рейс на Житомир. Андрей не предупредил деда. Вот будет забавно. Электричка. Такси. Звонит в дверь.

- Кто там? Кого черти принесли? - Ворчит его старая бабушка.

- Внук твой, из Америки. Андрей.

- Господи, дождалась. - Открылась дверь. На пороге бабуля.

Тут началась суета. Дед. Дед, старый хрычь. Внук наш из Америки приехал. Вставай. Сейчас пельмени. У меня в заморозке есть. Бутылка притаеная. По рюмке. Не каждый день внук издалека приезжает.

И засиделись они за полночь.

- Баба, начальник у меня хороший. У него покровители влиятельные и богатые. Мы недавно в Северную Африку ездили. Нас там чуть было не убили - Плел чуть выпивший Андрей. - Мы покупаем у Де Бирса алмазы. Неучтенка. Гранить будем и на рынок. За такое, баба, там убивают.

- Внучек, так ты не ввязывайся. - Старуха верит и не верит. Боится.

- Баба, из такого бизнеса не уходят. Там только смерть. - Хоть и подвыпил, но понимает. - От них не уходят. В России найдут.

Наутро Андрей встретился с друзьями по двору. Давно не виделись. Много изменилась, но и прежнего много. Перемены внешние. Домов понастроили. Кругом пооткрывали магазины и торговые центры.

- Из самой Америки, что ли? - Одноклассники и друзья по двору. Игорь и Сергей.

- Так точно. Вот в отпуск приехал. К бабке.

- Пивка проставь. Американец. - Игорь подмигнул.

- Само собой, парни.

Том Эллинг учитель Эндрю, сына этой странной парочки, не был болтлив. Он и с родителями ученика не обсуждал странностей своего подопечного. Странная и влиятельная парочка. Язык твой не доведет тебя до добра. Это он помнил. Сидел в своей комнате и готовился к завтрашнему занятию. Очень любознательный у него подопечный. В таком возрасте (впрочем, какой возраст у парня?) дети не задают подобных вопросов.

- Изгнал Люцифера из рая. И Христос ему помогал? Но ведь тогда он еще не родился.

- Ты прав. Я сам этого не понимаю.

- И бедному Адаму с бабами не повезло. Первая сбежала к демонам, вторая на яблоко соблазнилась. Нынче они на бриллианты клюют. Не везет мужикам с бабами. Вот отец и выбрал Герарда. Тут все здорово. Папа соблазнял его деньгами, должностью. А Герард, упрямый мужик, ни в какую. Даже поцеловать себя не дает. А в постель.... И не мечтает пусть.

- Но ты же появился на свет. Ты против их близости? - Том удивился. Такое услышать от мальчишки.

- Им и не надо было близости. Думаешь, они зачали меня по любви. Нет, это Баллард так решил. Непорочное зачатье. Батя у меня тщеславный. Богу Отцу можно, а он чем хуже? - Парень рассмеялся.

- Парень, или ты сумасшедший или я? Пора к психиатру. - Эллинг не мог понять этих речей.

- Совсем дурак? Сходи. Тебя упрячут в психушку. Там ты повесишься или вскроешь себе вены. Каждый год я буду изображать скорбь и возлагать на твою могилу цветы. Оставайся со мной. Ты хороший. - Какая пленительная непосредственная улыбка на лице мальчишки. В ней нет сарказма и угрозы, хоть и очень похожа на улыбку отца.

- Постараюсь. Если хозяин не решит закопать меня в лесу. - Том ответил улыбкой, но грустной.

- Брось. Отец не станет этого делать. Опечалить любимого сына и свою непорочную жену? Ха! Он любит Герарда, но по- своему. - Эндрю небрежно махнул рукой.

- Как знать, мальчик, как знать. - Сомнение в голосе Тома.

- Я лягу на пол, буду бить ногами. Закачу истерику. - Теперь Эндрю искренне смеялся.

- Спасибо. А цветы приноси. - Том понимал, его судьба навсегда связана с этой семьей.

Звонок в дверь. Том пошел открывать.

На пороге хозяин.

- Могу войти? - Неожиданная вежливость. Хозяин всегда делал то, что хотел.

- Входите, сэр. Но я не ждал вас. Боюсь, вам покажется мое жилище излишне захламленным. - Учитель был удивлен и смущен. Он не убирался в своих комнатах пару дней. - Берлога холостяка.

- Так исправьте это. Женитесь. - Повелитель перешагнул через порог.

- У меня нет избранницы, и я не избран. - Пытался отшутиться.

- Женитесь. - Бросил Люцифер через плечо. - У вас есть еще шанс. Второго я не дам. - Странные речи.

Люцифер вошел в комнату. Сел в кресло. Закинул ногу за ногу.

- Сердцу не прикажешь. Да и ее сердце, моей незнакомки, мне не подвластно. - Том не мог понять, что хочет хозяин.

- Не разыгрывай дурака. Герард влюбился в тебя.

- Какая глупость. - Том был обескуражен.

- Если ты хоть раз на него посмотришь своим пламенным взглядом, я прикажу ослепить тебя. Тысячу дней и ночей ты будешь умирать в муках. - Перед Томом был влюбленный ревнивый мужчина.

- Вы ошиблись, хозяин. Я восхищаюсь этим человеком. Но не посмею пойти далее восхищения. - Это были опрометчивые слова.

- Так у вас связь? Касание руки, улыбка? За одно это признание я готов предать тебя вечным мукам. - Сколько боли и горечи в голосе.

Эллинг видел, перед ним влюбленный и разрываемый ревностью мужчина.

- Нет. Это только мать моего воспитанника. Уверяю вас.

- Вспомни, когда с тебя живьем будут сдирать кожу. Когда тебя, живого, будут обжаривать в масле.

И Эллингу показалось, два бриллианта слезинок повисли на ресницах этого мужчины.

- Клянусь, я не посягну на вашу честь и честь вашей семьи.

- А как мой сын? Очень странный? - Резкое изменение настроения. - У тебя не возникло подозрений все это время. Молчал, пока я сам не рассказал тебе о нем.

- Очень одаренный мальчик. У меня мало опыта, но в нем живет гений. - Что он мог еще сказать.

- Хорошо. Но ты...?

- Баллард, о таких вещах не говорят чужим. - Том попытался улыбнуться.

- И молчи. Хочешь взглянуть на свою могилу? Я и надгробие заказал. Место отличное. Тебе понравиться. - Ласковая улыбка зверя. Том понял, молчать, это лучшее, что он может.

- Сэр, я умею молчать. Вы мне платите. Хороший ребенок. И я вам не перебегу дорогу. - Почти клятва.

- Живи. После ужина заходи ко мне в библиотеку. Рюмкой ликера угощу. Пока. Но.... Этого не потерплю.

Ушел. Странная вещь любовь.

Амирам плюхнулся в кресло напротив Повелителя. Вид и взгляд пугали.

- Мой Лучезарный, что-то случилось. - Секретарь главного демона встревожился.

- Нет. Пока. - Молчание. - Проследи за учителем моего сына. И за Герардом. Если они встречаются.... Доложишь. И умрешь. Легко умрешь. Нет.... Ты меня знаешь. - Вот в чем дело. Дикая ревность. Тут с Повелителем нет равных. И Амирам сейчас поплатится головой. Оправдан ли гнев или напрасен.

- Это пустое. Мои парни присматривают. - Таковы его обязанности. Следить за окружением хозяина. Быть в курсе всего.

- А этот, его друг? - И глаза Люцифера темнеют.

- Ха-ха! Чашка кофе. Редко пиво. - Тут не о чем беспокоиться. Но для себя решил, Стиву Такеру подложить прослушку.

Чуть помолчали. Амирам решился задать вопрос:

- А не желаете ли вы скрепить союз по закону? - Тут и догадываться не о чем.

- Надо? - Насупленные гневом брови.

- Ели отец вынудит Вас вернуться в свое царство, кому все достанется? Государству? Нужен полный финансовый наследник Империи.

- Ты прав, этот прохвост, по миру пустит моего сына. Герард выйдет за меня замуж.

- Или пусть умрет прежде вас.

- Заткнись. Слышать не хочу.

Я просто сидел в библиотеке. Листал иллюстрированный журнал. Так, от скуки. Тихо вошел Лучезарный.

- Герард, - очень ласково, что не предвещало хорошего. - Мы обязаны с тобой пожениться по местным законам.

Я чуть не вывалился из кресла.

- С какой стати? - Удар в солнечное сплетение.

- Я .... Ты лишишься наследства. Оно огромно. Сын лишится империи отца.

- Сдохнуть решил? Цветов не жди. - Но в сердце что-то кольнуло. Фиалки, он их любит. Принесу. Но слез не стану лить. Какой я идиот. В уголках глаз выступила влага.

Мы оба молчим. Думаю, что сказать.

- Мне, нам не нужны твои деньги. Пусть уходят к твоим гуриям в аду. - Он думает, я, как девка с панели, отдамся ему за деньги. За должность, акции? Козья морда. Вот сейчас я, как последняя опущенка, встану перед ним в неприличную позу. - За деньг хочешь купить? Поставить на колени? Или в другой позе желаете. В этой позе ты меня не увидишь!

- Уже видел, когда ты из под кровати доставал тапочек. - Ржет.

- Чтоб ты ослеп. И не косись на мою задницу! - В нем совершенно нет стыда.

- А ты был так хорош. Я еле сдержал себя. - Наглая ухмылка.

- Прекрати! Тому не бывать! - Я был в ярости.

- Пойми, я хочу оставить земное моему сыну. Это не достанется государству или монастырю. Вы должны стать моими наследниками, это о деньгах.

Наш спор длился долго. Я переходил от крика в визг. Почти охрип.

- Не ори, женщина! - Выкрикнул Денница. - Брак будет фиктивным.

Я стоял посреди комнаты с открытым ртом.

- Это только для денег. Ты хочешь, чтобы парень в поте лица своего зарабатывал?

- Чем плохо? Так у многих детей. - Сгоряча заявил я. Мне вовсе не хотелось, руки моего ребенка вечно в грязи. Я любил Эндрю. Но не это чудовище.

- Но не у нашего ребенка. - Я сидел на диване, а Люцифер возвышался надо мной.

- Да, - Выдохнул я. - Фиктивно, это возможно.

Не знаю, как это подстроил Люцифер, но вбежал Эндрю.

- Так вы поженитесь, - Дитя в восторге. - Я вас люблю.

- Ступай, Эндрю. - Жесткий голос Сатаны. - Спать.

- Не кричи на ....

- Или ты не выйдешь за меня? - Он собрался меня шантажировать

Притихший Эндрю стоял и наблюдал эту омерзительную сцену. Тоска и боль в глазах. Я не выдержал.

- Если фиктивно. - Я пытался решить этот вопрос для себя. - Согласен.

До чего же я слаб душой. Мои мольбы не услышаны? Морально голый, избитый плетьми убеждения, я согласился. Всю ночь мучился сомнениями. А если так лучше.

Утром я проснулся от окрика.

- Жена, вставай. Проспишь на работу!!!

Этот идиот, я имею ввиду Люцифера, издевался надо мной. Заглянуть в мою комнату с таким криком. Нет, даже фиктивного брака не будет. Пусть все оставит своему Эндрю по завещанию. Что с того, что Бог изгонит Лучезарного с Земли. Я не на шутку разозлился.

- Заткнись! И убирайся вон. Пусть под венец с тобой идет какой-нибудь придурок, а не я. Это мое окончательное решение.

Денница вошел в мою комнату, подошел. Сел на краешек постели.

- Ты обиделся? Я не хотел. - Виноватый взгляд лукавых глаз.

- И я теперь не хочу. Не знаю, что на меня нашло вчера. Согласиться на такую глупость. Свое состояние ты можешь передать Эндрю по завещанию. Этого будет достаточно.

- Нет, не достаточно. Я хочу, чтобы у него была полная семья. Он не бастард.

- Признай его своим сыном. В чем вопрос? - Аристократические замашки дьявола.

- Ты не понял. У него должна быть полная семья. - У нечистого комплекс неполноценности. У него не было матери.

- Мне жаль, что у тебя нет матери. - Мне было его искренне жаль.

- Была и есть. Моя мать Люцида. Звездная энергия, это Вселенная. - Денница улыбнулся. Добрая улыбка, так сын может вспоминать мать.

Я решил положить конец этому безмятежному сыновнему счастью.

- И у тебя есть сын от первого брака. От Лилит.

Улыбка сошла с губ дьявола.

- Ревнуешь? Я тебе говорил, я не подбираю объедки с чужого стола. Я не знаю, кто обрюхатил эту женщину. Только не я.

- Обычные мужские штучки. Подарить женщине ребенка, прикинуться невиновным. Ветром надуло. И вообще, я только неделю, как излечился от импотенции. Все так говорят.

- Ты сомневаешься в моей мужской силе? Я соберу всех шлюх города Ангелов, Лос-Анжелеса, и все они в одну ночь побывают в моей постели. - Попался хвастун. Сейчас я тебе врежу.

- Это сколько же секунд тебе надо для соединения с женщиной? Гордишься, что не можешь доставить им удовольствие? Быстрый половой акт - это не сила, а слабость. Похоже, таблетки от импотенции тебе не очень помогли. - Я и не заметил сам, как нанес оскорбление падшему ангелу.

- Может, мне попробовать на тебе свою мужскую силу? - Почти рычал сын утренней звезды.

Его взгляд меня напугал. Убьет. Точно убьет.

- Мне пора на работу. Я опаздываю. - Сон сняло, как рукой.

- Что ж, можешь идти. Разберемся позже. - Люцифер вышел из комнаты. Прикрыл дверь. Но я слышал его смех. Не злой. Он просто забавлялся произведенным впечатлением.

Как бы то ни было, но день предстоящей свадьбы пришлось объявить.

Андрей пришел на работу в приподнятом настроении. Последнее время это было его естественным состоянием. Устроился за своим рабочим столом в ожидании прихода Герарда, своего шефа. Парню нравилась эта работа. Нравилась манера шефа руководить. Спокойная, неторопливая. Ни одного нагоняя, хоть и было за что получить. Разложил бумаги. Надо сегодня дать сводку о гранильной фабрике. Дела там шли к завершению.

А вот и Герард. Легкая полуулыбка на губах. В руках деловой портфель.

- Привет, Андрей. - Герард присел на стул возле стола своего секретаря.

- Доброе утро, шеф. - Странно. Начальник редко присаживался перед этим столом.

- Андрей, у меня новость. Все равно это скоро станет достоянием всех. - Кажется, шеф чуть смущен. - Я выхожу замуж. Ты не ослышался, замуж.

- Вот это новость. - Андрей знал, что О`Хара любитель женщин, а не мужчин. Так резко сменить ориентацию. Неожиданность. - И за кого?

- Ты не все понимаешь. Точнее, ничего не понимаешь. Пусть для всех это останется тайной. Мой брак фиктивный. Я выхожу за Балларда Каминга. Ты слышал, у него есть сын. Но ребенок очень необычный. Думаю, у тебя хватит ума не болтать о том, что я расскажу. Баллард - это повелитель Ада. Это не бред. И я не сошел с ума. Эндрю, сын Люцифера, мой сын. Я его мать. Непорочное зачатье. Не знаю, как это удалось сделать Люциферу. Для меня в первый момент это был шок. Эндрю год. Но выглядит он, как парень лет восемнадцати. Такова его природа. Ты его видел. Мы вместе ездили в Африку.

- Это правда? - Андрей чуть заикался. Необычное признание.

- Истинная правда. Такими вещами, Андрей, не шутят. Я приглашаю тебя на свадьбу. - Герард поднялся, чтобы пойти в свой кабинет.

- Я не о свадьбе, об остальном. - Парень не мог уяснить услышанное.

- Увы, правда. Только не болтай. Моему мужу это не понравится. И жить тебе вряд ли доведется после этого. Жду на церемонии. - Герард пошел на свое рабочее место.

Андрей был в растерянности. Пытался собраться с мыслями. То, что существуют Рай и Ад, слышали все. Но мало в это верили. Как в Белоснежку с семью гномами. Попадешь в Ад - слова не более. Но отбросил эти мысли до лучших времен. Впереди маячила другая забота. Его пригласили на свадьбу. Надо думать о подарке. Что дарить на день рождения и то проблема. А тут идти в гости к таким людям. Каминг один из богатейших людей страны. Это совсем другой круг. Тут дарят бриллианты.

Я ушел в свой кабинет. Да, я ввел своего подчиненного в состояние глубокой задумчивости. Но скрывать тайну долго не получится. Судьба сыграла со мной шутку. Быть рядом с Люцифером, он же Денница. Хейлель - утренняя звезда. Сколько имен у этого существа. Говорят, такие не сообщают своего настоящего имени. Сколько имен у Бога. Только в Библии его называют сотней разных имен. Сто первое имя Бога. По мне, так лучше одно. Имя лишь метка в программе. А если меток много, то любой компьютер запутается. Вечером я отправился в храм. Не знаю, зачем. Поговорить с Богом. Нет. Я знал, никто не отпустит мне моих грехов.

Я сидел и тихо молился. В последнее время я стал очень набожным. Современный человек разочаровался в силе Небес и Ада. Мы сами создали свой ад. Глумливые танцы и обнаженка в церкви. Не покарает Он нас за это. Мы духовная безотцовщина. Море толкований древних текстов, толкований далеких от истины.

- О чем задумался, сын Мой? - Тихий голос священника. Я посмотрел на него.

- О своем браке. О потере надежды на прощение. - Во мне жила тихая печаль. - Я сам добровольно отказался от этого. Бессмертие души. Зачем оно мне?

- Я не могу одобрить твой поступок. Но прощаю его. Ты позаботишься о них. У тебя хватит сил. Они Мои дети.

Свадьба проходила в поместье Каминга. Бессчетное количество именитых гостей. Каждый отмечен мешком золота. Рукопожатия и поздравления от людей, которых я не знаю. Телевиденье и газеты шумели по этому поводу. Самые изысканные кушанья. Мои немногочисленные гости. Андрей, Стив Такер, мой старый друг, и учитель Том Элинг. Я надеялся с ними провести этот день, укрывшись в дальнем уголке. Люцифер был занят важными персонами. Я немного изучил его. Он не восхищался этой толпой, презирал.

- Как вам этот праздник? - Я криво улыбнулся. - Надеюсь, вы выдержите этот балаган. Без вас мне было бы здесь тоскливо.

- Выдержим. - Андрей сама бодрость. - Мне всегда хотелось посмотреть изнутри на подобные приемы. Думал, что-то особенное. Обычная скучная вечеринка. Я не сунусь пожимать руки этим господам. Примут за лакея. Но с вами, Герард, этот вечер можно пережить.

- Герард, вы очень хорошо выглядите. Мистер Каминг в черном костюме неотразим, а вы в белом. Все, как полагается на свадьбе. - Том очень галантен.

- Том, это дань традициям. Я бы чувствовал себя уютнее в джинсах. - Я посмотрел на своих собеседников. Их дресскот был на высоте. - Пойдемте, выпьем чего-нибудь и отведаем местной еды. Повара старались.

- Здесь выложен годовой оборот моей фирмы на столы. - Стив развел руками, описывая это великолепие.

Эндрю ходил часовым возле отца. Следовало познакомиться с этими денежными мешками. Он издали помахал мне рукой, я ответил ему легким взмахом руки.

- У тебя славный сын. - Том заметил мой жест. - И любит тебя.

- И я его люблю. Привязался я к нему. Сам не знаю, как вышло.

Торжество закончилось фейерверком. Гости разошлись. В дом вошли тишина и покой. Мы, я, Люцифер и Эндрю сидели в библиотеке. Несмотря на теплый вечер, был разожжен камин. Эндрю зевал. Я тоже устал от всех этих гостей.

- Эндрю, не пора ли тебе в постель. Устал. - Из меня получилась заботливая мать.

- Да. День выдался утомительным. Пойду я. - Он поднялся и пошел к себе.

За ним закрылась дверь.

- Я тоже пойду отдыхать. День для меня был нелегким. - Я хотел уйти, но Денница задержал меня.

- А как же первая брачная ночь? Я представляю наши тела на простынях с ароматом роз.

- Буйное воображение. Я предпочту объятие прохладных простыней объятьям потного от стараний мужчины. Мне говорили, ангелы не имеют пола. Так что и в постель их не стоит пускать. Нет смысла.

- Ты не прав. Сказано в писании: Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. Ты не веришь писанию? А твоя любимая Лилит ушла от Адама к бесполым демонам? Сомневаюсь.

- Лилит - это твоя любовница. Тебе виднее, чего она хотела.

- Да. Каким жарким утехам мы предавались. Каким извращениям. Это сказка. Ты не представляешь.

- И не собираюсь представлять. - Слушать всю эту мерзость не хочу. Этот извращенец придумает, что рассказать.

- Естественно. Лучше попробовать со мной. Ты же хочешь?

- Нет. Но я понимаю. Тебе нужна женщина. Пригласи элитную проститутку. Я иду спать, а тебе желаю всяческих утех и наслаждений. - Зачем его ограничивать. И мне это не по силам. И не надо.

- Я их получу. И в двойне, представляя, как ты мучаешься от ревности и жаждешь занять место подо мной вместо этой бабы.

- Не дождешься.

Я ушел к себе. Одел халат. Посидел, приводя мысли в порядок. Прошел по комнате. Выглянул в окно. Подъехала машина. Из нее вышла высокая стройная женщина. Люцифер последовал моему совету.

Я не ревновал. Пусть получит свои удовольствия. Без меня.

Глава 8. Стоять на пороге.

На следующий день с утра я был в офисе. Всякие отпуска по поводу бракосочетания и свадебные путешествия глупая традиция. Через час после начала рабочего времени ко мне заглянул Андрей.

- Мистер Герард, звонили с гранильной фабрики. Цех готов. Они могут приступать к работе. Звонил Решетников. Охрана готова к приему сырья. - В душе Андрей ликовал. У них все получается. Никаких сбоев в работе. В этом есть и его заслуга.

- Хорошо. Я свяжусь с партнерами. Пусть отгружают. - Надо будет на память купить маленький камешек. Он станет напоминать мне эти дни. Не кольцо с бриллиантом, подаренное мне Повелителем ада, а этот камень.

Блестящие кристаллы углерода для кого-то бесценны, но я к ним равнодушен. За час до обеда я почувствовал легкий голод. Думал о пирожных в конце обеда. Пошел в кафе, что в двух кварталах от нашего офиса. Там неплохо готовили, и обслуживание было на высоте.

Сел за столик. Сделал заказ. Посматривал в окно, ожидая свой обед. Я не заметил, как к моему столику подошла Андреа Белл, моя бывшая начальница. Она бесцеремонно подсела ко мне.

- Рада вас видеть, Герард. Все говорят о вашей свадьбе. Поздравляю. - Фальшивая улыбка на лице.

Аппетит у меня сразу пропал. Принесло же ее.

- Благодарю. - Что было делать. Пришлось ее терпеть.

- Я и не знала, что вы любите мужчин. Это так здорово.

Проклятая толерантность. Я придерживаюсь консервативных взглядов. Но в наше время даже видимость нетрадиционной ориентации приносит неплохие дивиденды. Обед был испорчен.

Газеты возносили меня до небес. Я тот, кому следует подражать. Это открывало передо мной новые перспективы. А блеск алмазов ставил меня вровень со старыми аристократическими семействами. Новая страница моей жизни. Не счесть алмазов в каменных пещерах. Словно бегума из таинственной Индии.

Новая страница жизни открылась, но многие абзацы просто перекочевали со старых страниц. Иначе и быть не могло. У меня сохранились старые привычки. Я по-прежнему не любил выезды в свет. Меня принимали там очень ласково. Но я понимал, я не принадлежу этому миру.

Недавно мы были на вечеринке по поводу помолвки итальянского графа. Он молод, двадцать пять лет. Хорош собой. Работал на автозаправке. Его невеста американка сорока лет. Не назвал бы ее красавицей. Но богата, очень богата. Я не верю в плотскую любовь при такой разнице в возрасте. Но могу ошибаться. Тому есть примеры. Припоминаю, пророку Мухаммеду было двадцать пять лет, когда он женился первый раз. Он был беден, но благороден. Его жене, Хадидже бинт Хууаймед, было сорок. Она отправляла караваны с товарами во многие страны. До ее смерти она была единственной женой пророка. Они жили вместе двадцать пять лет. После ее смерти из всех жен пророк посещал только ее могилу. Думаю, тут без любви не обошлось.

Мы с Люцифером поздравили виновников торжества и затерялись в толпе гостей. Праздник был роскошным. И гости под стать. Мне не очень было уютно на таких мероприятиях, но приходилось терпеть. Денница забавлялся, глядя на то, как я хмурюсь, взирая на эту публику.

Неожиданно к нам подкатил мужчина среднего роста. С брюшком. Лысоват. Оказалось, это владелец крупной газеты и телеканала.

- Как вам вечеринка, господа? Великолепна, не находите. - Мужчина рукой с бокалом шампанского обвел лужайку, на которой собрались гости.

- Все чудесно организовано. Прекрасный праздник. - Согласился Люцифер.

- Да. Мои репортеры снимают это торжество. Вашу свадьбу мы показывали по нашему каналу. Наш зритель любит такие события. - Хвастался толстячок. - А как вам молодая пара?

- Они прекрасно смотрятся вместе. - Я решил высказать свое мнение в подобающем этому обществу ключе. - Вы заметили, когда они выходили к гостям, держались за руки. Сколько нежности и тепла в этом жесте. И они словно ласкают взглядом друг друга. Думаю, вместо этого торжества им бы хотелось побыть наедине друг с другом. Так много нужно сказать. Это любовь.

Я восторгался собственным лицемерием.

Я, как мог, избегал светских тусовок. Но раз в неделю приходилось появляться в обществе. Но больше меня занимал Эндрю, такой маленький и большой ребенок. Я беспокоился о нем. По нескольку раз на дню звонил своему мальчику. Как он там? Покушал ли? Что расстроило мальчика?

Эндрю вернулся домой поздно.

- Эндрю, где ты был? Я звонил тебе. Ты не берешь трубку. - Я стоял посреди комнаты и гневно смотрел на сына.

- Я был занят. У меня тоже могут быть свои дела. - Пытается отстоять свою самостоятельность.

- Дела? Сидеть в баре с молодыми балбесами. - Я не на шутку разозлился. - Вот выдеру тебя ремнем. Вот это будет дело.

- Мама, я уже большой. Не надо бить меня ремешком. - Обворожительная улыбка.

- А что прикажешь делать? Я попрошу твоего учителя, Тома, почаще ставить тебя в угол. А сейчас иди ужинать и спать.

- Но время еще детское. - Лукавый наклон головы. Озорство во взгляде.

- Детское. - Соглашаюсь. - Подходящее для того, чтобы лежать в кроватке. Я прочитаю тебе сказку, если хочешь.

Эндрю смеется.

- Ты у меня самая строгая мама. Сын твой выполнит твои указания.

Что с ним делать. Отбился от рук. Пожаловаться отцу. Нет, это крайняя мера. Денница умеет быть суровым. И накажет своего сына. Я после буду жалеть о своем поступке.

Том сидел в небольшой комнате, оборудованной под класс. Тут он занимался с Эндрю. Хороший парень. Любознательный. Порой задает сложные вопросы. Эллинг покачал головой, в такт своим мыслям.

Дверь приоткрылась. Вошел Эндрю. Он почти никогда не опаздывал на уроки. Пришел вовремя.

- Добрый день, учитель. - Подошел к своему столу, положил стопку книг и тетрадей. Сел.

- Добрый день, Эндрю. Сегодня мы....

- Займемся все той же тягомотиной. - Обреченно закончил парень.

- Отчего тягомотиной? В математике скрыта истинная поэзия мироздания. - Том верил в это.

- Поэзия мироздания скрыта в моей бабушке. - Эндрю сказал это гордо.

- Не сомневаюсь, твоя бабушка замечательный человек. - Мы все любим близких. И парень любит свою бабушку.

- Ты не понял, Том. Моя бабушка самая прекрасная. Моя бабушка - Вселенная. Ее имя Люцида. Она мать Люцифера. - Том узнал еще одну тайну этой семьи. - Бог с ней его зачал. Женщина - загадка.

- Так ты или он, Люцифер, дети Вселенной. Поэтому Он не уничтожил взбунтовавшегося ангела, а отправил его в ссылку.

- Возможно.

Селим стоял возле своей машины. Ждал хозяина, когда тот выйдет из офиса. Рядом толклись охранники, Дэвид и Майк. Они обязаны жизнью своему шефу. Большой хозяин мог их убить. Они любили и были преданы Герарду. И ожидание было не в тягость.

- О, Аллах, как Ты допустил, что мистер О`Хара вышел замуж за нечестивца. Это Иблис. - Селим печально качал головой.

- Долго ты собираешься причитать? - Майк сердито посмотрел на водителя машины Герарда. - Денница лучший из всех ангелов. Он не побоялся Отца своего. Он смелый и могущественный. Быть рядом с ним - счастье.

- Но Всевышний изгнал его. - Твердил Селим.

- Не наше дело рассуждать о том. Он изгнал, Он и призовет. - Заявил Дэвид, второй охранник.

Комната охраны. Павел Решетников открыл дверь и переступил порог. Четверо операторов наблюдения сидели за мониторами, отслеживали возможные точки проникновения на территорию гранильной фабрики.

- Как дела, парни? - Можно было не спрашивать, тревожных сигналов не поступало.

- Все спокойно, шеф. - Откликнулся старший по смене, вставая из-за монитора. - Попыток проникновения за периметр не наблюдалось.

- Хорошо. Попытки выноса персоналом изделий? - Павел старался не называть их продукцию. Бриллианты. Одно это слово способно разжечь человеческую жадность.

- Нет. У нас такой контроль, что вынести невозможно. Камни пересчитывают до обработки и после. Пыль и крошки взвешивают. Вес совпадает в пределах погрешности.

- Но терять бдительность не следует. - Решетников думал о том, что ловкий воришка может подмешать в пыль и крошку посторонний материал. Алмазная крошка тоже денег стоит. Специалист может что-то придумать, что и камешек унесет. Спектрометр заставит ошибиться. Тот и пропустит подмену.

- Следим, стараемся. Охрана с собаками постоянно обходит периметр.

- Хорошо. Продолжайте наблюдение.

Павел вышел на улицу. Закурил. Эта работа ему очень помогла. И терять ее не хотелось. Его начальник, Герард О`Хара, не самый жесткий, с таким можно работать. А вот о Балларде Каминге говорят другое. Неугодные ему долго не живут. Ни один сыщик до правды не докопается. При таких деньгах человек неподсуден. Ему, Павлу, пока не давали поручений убрать помеху с пути. Но он чувствовал, такой день придет.

Денница откинулся в кресле. Закурил сигарету. В кабинете повисло ароматное облачко дыма.

- Амирам, - секретарь сидел напротив с бокалом старого французского вина, - как там в моем королевстве? Все спокойно?

- Да, повелитель. Подданные покорно ждут твоего возвращения. - Бунт в Аду был попросту невозможен. Царствовать мог только высший ангел, из тех, что были первыми созданы Богом. В царстве Мрака таких не было. А Райские птички, скучающие в благоуханных парках небес, не захотят явить себя в царстве огня и копоти. Ключник Петр. Он не только впускает в рай, но и выпускает только по особому распоряжению Самого.

- Скучают по своему Повелителю. Орлы пламени. Ксефан, надеюсь, хорошо следит за кострами. - Повелитель следил за своим царством.

- Повелитель, все исполняется по заведенному вами порядку. - Амирам выпил глоток вина.

- Надо заглянуть к ним. Пусть почувствуют присутствие хозяина. Пойдем, Амирам, в наше королевство.

Люцифер раскинул черные крылья. Поднялся ветер. Разверзлась земля, и Владыка вошел в Ад.

Полутемный коридор освещался факелами. Вел вниз. Ни один из смертных не мог подняться по этому скользкому полу. Лишь демон способен пройти здесь. Денница и Амирам спустились вниз в большой зал. Отсюда открывалось более десятка коридоров. Они вели в разные части царства. В город демонов, в город грешников, в дом соблазнов. Один из коридоров вел в город отдохновения. Резиденция Повелителя. Туда без приглашения никто не заглядывал. Властителя встретил Аббадон, всадник ада, властелин бездны.

- Рад приветствовать своего господина. - Аббадон поклонился.

- Пойдешь со мной. И ты, Амирам, тоже. - Люцифер пошел в город отдохновения.

Они проникли за завесу тумана. За этой завесой был мир вовсе не похожий на Ад. Скорее, рай. Луга и рощи. Городок с улицами в цветах и посадками плодовых деревьев. Аккуратные домики. Во дворах навесы, увитые виноградной лозой. Все здесь дышало покоем и беззаботностью. На центральной площади небольшой трехэтажный дворец. Логово Сатаны.

- Зайдем в дом. Я велю слугам принести напитки. Там и поговорим.

В комнате, где обычно Денница принимал гостей, царила приятная прохлада. Кресла и диванчики с изумительной резьбой ожидали гостей. Ценные породы дерева с отделкой из золота и бриллиантов. Невысокие столики для напитков и еды.

- Садитесь, господа. - Хозяин небрежно махнул рукой, разрешая гостям самим выбрать, где сесть. - Вы знаете, у меня родился сын. Аббадон, вели нашему архитектору возвести дом в моем городе. Наследный принц должен иметь свой дворец.

- Повелитель, мы поздравляем вас с сыном. Ваши подданные с нетерпением ждут его появления. Набрис, чье искусство развлечение нашего народа, уже готовит праздник.

- Хорошо. Думаю, Эндрю Десмонд скоро явит себя подданным. Напомню вам, у меня есть жена. Герард О`Хара.

- Прикажете в цепи и в самую глубокую пещеру Бездны? Я приготовил уже такую. Просторная. Сухая. Там такая тьма, что человек потеряет и зрение и разум не позднее месяца. - Аббадон был рад угодить Повелителю.

- Торопишься, Аббадон. - Глаза Люцифера сверкнули гневом. - Никто не смеет прикасаться к моей жене. Ни один волос не упадет с его головы. Приказываю построить для него резиденцию в моем городе. Рядом разбить сад и парк с фонтанами. Пусть фазаны, зайцы и лани пасутся на аллеях.

Аббадон удивленно сник. Не ожидал такого приказа. Амирам улыбнулся. Хозяин по-своему любит этого парня. Да и пример есть. Деву Марию никто не заковывал в кандалы. И местечко на Небесах нашлось. Денница не захочет быть хуже Отца своего.

Вот и осень пришла. Я не заметил, как это случилось. Много дел на плечи мои упало. Не заметил медленной смены времен года, не заметил неторопливое течение времени. Осенний воздух в парке, где я бродил, вернул меня в колею бытия. Словно я распахнул глаза после ночной дремоты. Надо что-то менять в ритме моей жизни. Так и оглянуться не успеешь, как седина превратит мою голову в сугроб, спина выгнется клюкой, противная старческая дрожь в руках станет заметна для всех. Трясется голова, и слюна прячется в уголках губ.

Спортивные залы, тренажеры, косметологи. Это меня не спасет. Мои сани сами собой катятся вниз, и кто-то уже вырыл яму в конце моей ледяной дороги. Пора почувствовать упругость ветра, игру солнечных лучей на коже лица. Вернуть ощущение жизни. Запах травы и первой листвы.

Я вернулся домой. Как здесь тихо. Словно все вымерло. Полутьма комнаты ложится на плечи. Кресла и чайный столик дремлют подобно коту, свернувшемуся в теплом уголке. Я не стал включать свет. Стоял, переступив порог, растворяясь в тишине и полумраке. Из одного из кресел поднялась тень. Мягкими шагами Люцифер подошел ко мне. Подошел вплотную. Обнял и прижал к груди.

- Ты чего? Ошалел совсем. - Я пытался вырваться из его крепких рук.

- Нет, любимый. Я тосковал без тебя. - Я не видел его лица, но чувствовал, на его губах кривая издевательская улыбка.

- Пусти, идиот. А то я тебе.... - Договорить он мне не дал.

- Что ты? Ударишь? - Ему бы только посмеяться надо мной.

- Отстань, чурбан рогатый!

- Мне нравится прижимать тебя к своей груди. Ты трепыхаешься, пытаясь высвободиться. Так воробей в моих ладонях трепыхается и бьется в страхе. Но тебе ничего не грозит в моих руках. Я прижал тебя к себе, и кровь дикими толчками катит по моим жилам. Горячая волна прокатилась по моему телу. Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.Как кисть кипера, возлюбленный мой, у меня в виноградниках Енгедских.О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас - зелень;кровли домов наших - кедры, потолки наши - кипарисы. На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его.Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его.Встретили меня стражи, обходящие город: "не видали ли вы того, которого любит душа моя?"Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей.Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои - как стадо коз, сходящих с горы Галаадской;зубы твои - как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;
как лента алая губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока - ланиты твои под кудрями твоими;шея твоя - как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем - все щиты сильных;
два сосца твои - как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями.
Доколе день дышитпрохладою,и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!

- Кончай нести чушь! Ты собрался всю песнь царя Соломона мне прочитать? - Совсем свихнулся на старости лет. Сколько же ему годиков? Несколько тысяч.

- Я же сказал, горячая волна прокатилась по телу моему. И то, чего, по-твоему, лишены ангелы восстало и готово взорваться.

- Ты .... Ты бесстыжий козел! Убери свои лапы. Вот пну коленом по тому, чего нет у ангелов.

Люцифер отпустил меня и чуть отодвинулся в сторону.

- Ни ласки, ни сочувствия. Свалривая баба! - Сатана еле сдерживал смех.

- Сядь в кресло и сиди там тихонько. А где Эндрю? Опять его нет дома. - Куда делся этот мальчишка. Уйдет, ничего не скажет, а мне переживать.

- Он уже взрослый мальчик. - Люцифер сел в кресло и закинул ногу на ногу. - Пусть погуляет. Ничего с ним не случится.

- Взрослый? Он ребенок, не забывай, сколько ему лет. - Пусть ростом и статью вышел, но не годами.

- Для нас время иное, чем для людей. Для меня тысячи лет сущая безделица. Для него дни стали годами.

А может, он прав, Сатана.

Эндрю и Грей шли по Оушен-авеню. Они старались ходить пешком в центральных районах. Здесь спокойнее. По районам ближе к окраине старались проезжать на машине. Отличное освещение. Недалеко плещутся волны Тихого океана. Грей был сыном владельца маленького магазина. Среднего роста, серые глаза. Светлые волосы. Прямой нос и квадратный подбородок. Хрупкого телосложения. Ноги - две тростинки. Руки тонкие, маленькие ладони с длинными иголочками пальцев. У него было плохое зрение. Без очков с сильными линзами он практически ничего не видел. Их он никогда не снимал. Только ложась спать. Он постоянно морщил нос и поправлял очки.

Они познакомились на открытой площадке кафе. День был жарким, и многие заходили сюда выпить холодной колы или лимонада. Судьба свела их за одним столиком. Лоб Грея покрылся потом. Линзы были влажными. Грей снял очки, протер их платочком и отложил в сторону. Пусть чуть проветрятся. А после.... После забавно шарил ручками по столу, надеясь нащупать свои бинокли. Эндрю наблюдал за этими попытками. За тонкими ручками, порхающими над столом. Не выдержал.

- Ты очки ищешь? Вот они, держи. - Вложил очки парню в руку.

- Спасибо, сэр. - Надел свою потерю на себя. - Я очень плохо вижу. Почти ничего не вижу без них.

- Бывает. - Успокоил его Эндрю. - Ты теперь меня видишь?

- Да, вижу. Я не виноват, что у меня такие глаза. - Парень почти извинялся.

- Разумеется, тут нет твоей вины. - Эндрю показалось, что парню с таким зрением очень одиноко. Сверстники не возьмут играть в бейсбол или в игры, где не только нужно зрение, но и крепкое тело. - Ты куда сейчас? Мне надоело сидеть дома. Вот и брожу по этой жаре. Хочешь пойти со мной?

- Хочу. Мне тоже все равно куда идти.

Так и началась эта странная дружба.

- Грей, ты забрал свою машину из ремонта? - У парня был старенький Форд дремучего года выпуска. Машина задыхалась на подъеме, как астматик. Наконец встала и ни с места.

- Забрал. Теперь моя старушка бегает. Не быстро, но бегает. В ее возрасте быстрый бег противопоказан. - Грей забавно сморщил лоб и бросил взгляд на друга.

- А хочешь, я дам тебе сесть за руль моей? - Эндрю решил порадовать друга.

- У тебя шикарная машина. Страшно. Вдруг поцарапаю. - Сесть за руль такой красавицы хотелось, но было боязно.

- Не страшно. Отец мне новую купит. Поворчит, конечно. А я матери скажу. Он поговорит с отцом.

- У тебя однополые родители? - Грей впервые встречался с такой семьей.

- Да. Но в остальном они приличные люди. Мама все объяснит отцу. Примерно так. Ты, рогатый козел, родному, единственному сыну денег на машину пожалел. Что б тебе рога отпилили. Отец: цветок сердца моего, этот балбес не заслужил и самоката. Мать: Козел, он и есть козел. Только копытами бьет. Подавись своими долларами. Отец: Ты сварливая баба. Дам я денег этому уроду. Они так каждый вечер общаются.

- Да, веселая у тебя жизнь. Не надоело слушать?

- Нет. Они это не со зла. Развлекаются.

Мы сели ужинать, так и не дождавшись Эндрю. Опять где-то гуляет.

Слуга расставил тарелки на столе и ушел.

- Люц, я все думаю, когда тебе надоест меня терпеть.

- Вечность. Я буду терпеть тебя вечность. Это мое наказание. Мой ад на Земле.

- Врешь. Это будет похоже на печальную историю Харумна ар-Рашимдаи его визиря Джафара ибн Яхья из рода Бармакидов. Счастливый халиф решил единолично править страной. Бармакидов казнил. Джафара постигла та же участь. Хоть он и был любовником халифа. Вовремя ночного пира Джафар, сказавшись нездоровым, удалился всвои покои. Примерно через час Гарун подозвал доверенного евнуха ипопросил его принести ему голову Джафара. Разбуженный визирь решил, что произошла ошибка, ивернулся взал, где шел пир. Гарун удивился: "Яжевелел непривести Джафара, апринести его голову". Верного друга обезглавили тутже вуглу. Тело его разрубили на17 частей иположили куски навсех багдадских мостах. На сколько кусков ты разрубишь мое тело? Сколько мостов в Лос-Анжелесе?

- О, любовь моя. Я не стану рубить твою голову и расчленять тело. Я удушу тебя в своих объятиях. А тело брошу на мосту Колорадо стрит. Чудесное место. Ночью прекрасное освещение. Твое мертвое лицо будет чудесно смотреться в свете фонарей. - Чудовище ласково улыбалось. - Джафар не был данью борьбы за власть. Он изменил халифу. Извлекай уроки. Если изменишь, я не только задушу тебя. Я пропущу твое тело через мясорубку, а фарш отдам на корм рыбам.

- А где истинная любовь? Я надеялся, ты из фарша велишь сделать котлеты и, проливая слезы любви, их съешь. - Получи любимый "муж".

- Изменник не достоин упокоиться в моем желудке. - Люцифер смеялся. Этот безобразный разговор поднял ему настроение.

Безоблачное счастья наших совместных вечеров.

Тишина. Безмолвие. Они повисли в воздухе кабинета Отто Бергера последним напряженным аккордом гитарной струны. Отто сидел возле журнального столика, раскладывая карточки со своими заметками. Генрих Шнайдер сидел на диване, положив руки на колени.

- Генрих, - Отто оторвался от своих карточек, - империи Каминга должен прийти конец. Это наша цель.

Рыбьи выпученные глаза уставились на Шнайдера.

- Легко сказать, положить конец, а сделать это не просто. - Генрих сжал кулаки.

- Не просто, ты прав. Но возможно. В чем сила Каминга? В его уверенности, в его спокойствии. Это позволяет ему наперед просчитать следующий ход. Подорвать это спокойствие, и он станет делать ошибки. Будет уязвим. Представь валун на вершине горы. На ее краю. Дунет ветер, и валун скатится с вершины. Но стоит. Его опора лежит у основания. Маленький камешек подпирает большой камень. Не дает сорваться. Убери камешек, и покатится он с вершины в бездну.

- Я не понял вашей притчи. - Генрих пытался разгадать ход мыслей своего начальника.

- Генрих, старина, у каждого человека есть болевые точки. Воздействуй на них, и он утратит равновесие и спокойствие. Каминг очень привязан к своей жене, к этому нищему гею, к Герарду. И любит своего сына, Эндрю. Ничто человеческое ему не чуждо. Каким бы сильным он не казался. Вот и устраните эти два камешка. - Левый глаз Отто нервно дернулся.

- Убрать этих двоих? Как? - Это было не первое убийство в его карьере. Но пусть решает начальство.

- Очень просто. Гей обычно в перерыв ходит в кафе. Идет одной и той же дорогой. Кругом много прохожих. Им главное не налететь на себе подобных. В такой толчее можно вплотную подойти и воткнуть нож в спину. Прохожему стало плохо. Упал. Бывает. Официанты в кафе тоже любят деньги. Обронить в заказ порошок яда, что подействует через полчаса. Простое решение.

- Герр Отто, вы могли бы написать книгу, как убить конкурента. Она бы пользовалась успехом. Но за нашей мишенью следует два охранника. Почти вплотную. Подойти со спины невозможно. Ударить в грудь, киллеру будет трудно уйти с места преступления. Официант и яд. Лишний свидетель. Придется зачищать.

- Есть и другие варианты. Выстрел в спину. Хороший стрелок из пистолета с глушителем может это сделать.

- Э, вы сказали толпа. Кто-то из толпы может случайно оказаться на линии огня. Прикроет собой цель.

- Выстрел из проезжающей мимо машины. С обочины дороги. Не обязательно использовать пулю. Зверей усыпляют выстрелом шприца. Но в шприц можно закачать не снотворное, а яд.

- Это похоже на решение. - Генриху этот вариант показался разумным.

- И последнее. Банальный выстрел снайпера из окна соседнего дома. Мне ли вас учить, Генрих. Вторая цель порой заходит в один и тот же клуб. Заказывает колу или иной напиток. Отвлечь, бросить в бокал таблетку. Сердечный приступ может и у молодого парня случится. Там танцы. Люди трясут своими телами в этой тесноте. Выйти следом за целью. Вот тут нож будет к месту. Правильно нанести удар. Жертва не должна сразу упасть на пол. Выполняйте, Генрих.

Беверли гарденс парк, что тянется вдоль бульвара Санта Моника в Беверли хилз. Приятное место для отдыха. Парк отделяет деловую часть города от жилой. Скульптуры, беседки с лавочками. Фонтаны восемнадцатого века. Здесь бывает много людей, но укромное место для незаметной встречи можно отыскать. Генрих договорился о встрече с Лучано, наемным киллером, в три часа после полудня. В это время здесь меньше отдыхающих. Можно встретить вездесущих туристов. Праздношатающаяся публика. Предварительно все обговорили. Заказ принят. Цена оговорена. Надо передать фото и материалы о местонахождении целей. Разумеется, и аванс.

Генрих зашел в беседку. Сел на лавочку. Посмотрел на часы. Пришел чуть раньше. Ничего, осмотрится. Мимо прошла семейная пара с ребенком. Киллер притаился где-то рядом. Проверяет, нет ли слежки. Предосторожность при такой работе не лишняя. Вошел молодой человек, лет тридцати. Спортивный, подтянутый. Рост чуть выше среднего. Бейсболка на голове, темные очки. В руках чемоданчик, двойник того, что у Генриха. Сел на небольшом расстоянии.

- Вы все принесли, герр Генрих? - Чуть хрипловатый приглушенный голос.

- Разумеется. Как договаривались. Вот фото и описание маршрутов. - Протянул файл с бумагами. - Не затягивайте с выполнением. Мы заинтересованы в быстром выполнении задачи.

- Мне нужно несколько дней. Осмотреться по месту. Не люблю сюрпризов. - Киллер взял бумаги. Пододвинул свой чемоданчик к Генриху, взял его. - Там, надеюсь, то, что причитается мне для начала дела?

- Мы выполнили ваши пожелания.

Лучано взял чемоданчик и вышел из беседки. Через пару минут он потерялся в аллеях парка.

Я подписал бумаги. Мой сектор Африка. Что только не закупаем мы там. Нас интересуют, прежде всего, медные и железные руды, марганец, кобальт, бокситы. И уран. Ткани, волокна и обувь лишь сопутствующий товар. Мы выкачиваем из континента сырье. Я думал о том, как увеличить поставки марганца и титана. Перевозки урана дело хлопотное. Мы грузили его только на два наших судна. Я хорошо поработал до обеда. Немного затекли мышцы от долгого сиденья в кресле. Сейчас пройдусь пешком, разомну тело. Вышел в приемную.

- Андрей, я на обед. Пройду пешком. Мышцы затекли. Тебе тоже пора передохнуть. - Парень очень ответственно относится к своим обязанностям. Пусть отвлечется.

- Да, обед пропускать нельзя. У нас говорят: война войной, обед по расписанию.

- Верно подмечено. Есть в нашей жизни события, которые невозможно пропустить. Захочешь пропустить, и природа тебя жестко накажет. - Никто не волен над течением некоторых процессов.

- Главное из всех искусств успеть занять место на унитазе. - Парень наклонил голову, пряча усмешку. Чуть покраснел.

- Правильное замечание, молодой человек. - Забавный парень.

Я вышел из офиса и не спеша пошел к кафе. Дэвид и Майк шли за мной почти вплотную. Обычно эти стражи ада заходили со мной в кафе, но садились за соседний столик. Для этого центрального района здесь цены были умеренными. И кухня хорошая и разнообразная.

Эти младшие демоны ада носом чувствовали, когда прилетит затрещина от старшего демона. Чувствовали, когда люди начнут на них охоту за мелкие "подвиги", свершенные во славу адского пламени. Жизнь между молотом и наковальней. И сколько не лезь вон из кожи повышения или награды не жди. Жизнь многому их научила. Служба у Герарда была наградой за мелкие грешки. Хозяин спас их от гнева Сатаны. И относился к ним без пренебрежения и злобы. Люди ненавидят и боятся демонов. А этот проявляет заботу.

- Майк, тебе не показалось, что за нами следят? - Дэвид осмотрелся по сторонам.

- Не за нами. За нашим господином. Мы никому не нужны. Я это заметил. Решил проверить. Вчера мне показалось, что заметил блеск стекол оптики. Бинокль.

- Думаешь, хотят похитить или убить Герарда? Похитить, выпытать у него секреты фирмы.

- Молод ты еще Майк. Похищение не имеет большого смысла. В людских головах много информации не спрячешь. Проще получить доступ к документам. Сфотографировать. Больше будет толку. Убить его хотят. - Дэвид был в этом убежден.

- А мы здесь зачем? Надо его спасать. - Майк готов на все из любви к Герарду и из-за страха перед Сатаной. - Но как? Надо поймать, того, кто следит. Сейчас за нами идет мужчина в сером костюме. Клетчатая рубашка, бейсболка и темные очки. Может, врежем ему?

- Нет смысла. Другого пришлют. Надо его отследить.

- Жучок поставить. - Сообразил Майк.

- Совсем в человека превратился. Жучки - это их тупые штучки. Их можно найти. Черт из табакерки - другое дело. Ты приотстань. Когда он пройдет мимо тебя, ты сзади и подбрось ему черта. Спрячется в кармане, не найдешь. И никакие приборы его не определят. - Дэвид подмигнул собрату.

Майк задержался. Сделал вид, что что-то попало в туфель. Снял его и начал трясти. Мужчина прошел мимо. Майк махнул рукой, выкидывая на прохожего спрятанного в кулаке чертика. Существо меньше мышки и легче ее вцепилось в пиджак парня. Быстро пробежало по ткани и юркнуло в карман. Там распласталось на ткани, сливаясь с ней.

Объект и охранники зашли в кафе. Лучано посмотрел на них сквозь витрину. Пошел дальше. Маршрут подтвердился. Вчера он издали наблюдал за объектом. Лучано обдумывал способ выполнения заказа. В кафе объект выбирает столик в глубине зала. Не любит взглядов случайных прохожих с улицы. Стрелять в толпе сзади из пистолета с глушителем. Обычный глушитель уводит пулю по вертикали. Финский глушитель SL-5i не создает такой сложности. У него такой глушитель. Он привык с ним работать. Подойти со спины близко может не получится. Помешает охрана. Чуть дальше - прохожие непредсказуемы в своем движении. Кто-то может закрыть линию огня. Идти навстречу и стрелять в упор. Многое зависит от реакции телохранителей. Плохой вариант. Выстрел через стекло витрины. Пуля 7,62-мм патрона после пробития стекла создает конусообразный веер фрагментов и осколков, подобный вееру дроби при стрельбе из дробовика. Медная оболочка пули слезает, в то время как основной свинцовый сердечник остается в значительной степени невредимым и продолжает двигаться по той же самой траектории и после пробития стекла.Нужно знать тип стекла. Оконное стекло разбивает винтовочную пулю вдребезги. Частицы стекла, действуя как наждак, при встрече с узким носиком винтовочной пули, мгновенно "счесывают" с нее оболочку. Оставшиеся фрагменты пули летят по измененной траектории. Такого явления не наблюдается у тупых пистолетных пуль и пуль револьвера наган, летящих с низкими дозвуковыми скоростями. Стрелять бронебойными пулями под прямым углом. И сделать два выстрела. Первый разобьет стекло. Вторую послать в цель. Можно при входе в кафе надеть маску и стрелять с порога. Излишний шум. Можно попасть в зону обзора камер видеонаблюдения на улице. Кепка с большим козырьком не всегда спасение. Сейчас, особенно в финансовых учреждениях, ставят камеры на входе в виде ламп освещения дорожек в вечернее время. Ты наклонил голову, а нижняя камера тебя снимает. В этом районе добежать до глухого двора, где можно снять маску не получится. Придется снять по дороге. Попадешь под прицел других камер. Киллер не просто должен выполнить задание. Но и думать о себе, родном. Тут лучше старый проверенный способ. Стрелять из винтовки с большого расстояния. Снять квартиру по пути следования цели. Выстрел через открытое окно. Бросить винтовку. Путь отступления. Тут все просто. Снимаешь две квартиры. Вторая этажом выше. После выстрела отсиживаешься там. Создать видимость обжитого помещения. Накинуть на себя халат. Початая бутылка виски на столе. Обычный жилец. Абсолютно безопасно. Решено. Так он и сделает. Лучано решил завершить дело в пятницу. За один день он справится с обоими. Днем мишень номер один, вечером вторая.

Рабочий день закончился. Я чувствовал себя разбитым. Немного болела голова. В глазах небольшая резь от усталости. Селим, водитель, заметил мое недомогание.

- Мистер О`Хара, с вами все в порядке. Вы выглядите очень уставшим или больным.

- Просто устал, Селим. Ничего страшного. День был обычным, но я отчего-то вымотался.

Мы сели в машину и поехали. Автомобиль легонько покачивался на рессорах, убаюкивая меня. Селим решил развлечь меня беседой.

- Сейчас приедем домой. Вы примете душ и выпьете кофе. Бодрость вернется к вам.

- Да, это не помешает. Сделаю себе большую кружку кофе.

- Э, кофе надо такой, как готовят у меня на родине. Очень крепкий и ароматный.

- И вы добавляете туда овечий помет. - Я подмигнул Селиму в зеркало.

- Обижаешь, хозяин. Мы добавляем туда пряности. Их собирают на склонах гор и возле прозрачных, как слеза юной девушки, ручьев. Весной, когда тают снега в горах, вода в ручьях мутнеет. Несет много грязи. Тогда наши женщины не берут пряности возле ручьев.

- А у тебя есть дом на родине? - Раньше я мало расспрашивал водителя о его прежней жизни.

- Есть. Он остался старшему брату. Там еще живут мои младшие братья и сестры. Я поехал сюда, надо заработать денег.

- Как тебе платит Люцифер? Не жадничает?

- Я доволен. Платит хорошо. - По виду шофера, это было правдой.

Вскоре машина притормозила у дома. Зашел в дом. Хотел присесть в кресло, но передумал. Поднимусь к себе, переоденусь. Переоделся. Сел к столу. Закрыл глаза. И тут понял, что-то изменилось на моем столе. Открыл глаза. Осмотрел поверхность стола. Все на своих местах. Нет, ошибаюсь. Не вижу коробки. Она стояла здесь. Я сам ее здесь поставил. В коробке была фарфоровая фигурка мальчика пастуха. Ее мне подарил Люцифер по случаю избрания меня в совет директоров. Теперь ты пастух своего стада, своих подчиненных - сказал он. Я не мог решить, куда ее поставить. На столе она бы не смотрелась. На тумбочке возле кровати. Там настольная лампа. И я часто кладу книги сюда, если читаю на ночь. Могу уронить и разбить эту хрупкую вещь. На полку за стеклянные двери шкафа. Мой пастушок окажется взаперти. Тюрьма и только. На книжных полках мало места. Я решил, при случае попрошу повесить изящную полочку над кроватью. Но до дела руки не дошли. Фигурка пропала. Я набрал номер телефона комнаты прислуги. Попросил Фредди. Обычно он убирался в моей комнате. Переложил куда-нибудь. Зря беспокоюсь.

- Фредди, ты не видел на моем столе коробки. Она здесь давно стоит.

- Нет, господин. Я убирался в вашей комнате днем. Ее, помнится, не было на столе. - В голосе парня беспокойство. В комнате младшего хозяина пропала вещь. Могут подумать, он украл.

- Может, ты ее просто переставил? - Всякое может случиться. Переставил и забыл.

- Нет, сэр. Я бы не посмел. Я поднимал все вещи на вашем столе, протирал под ними и ставил на место. Вам не нравится, когда вещи перекладывают.

- Хорошо. Не беспокойся. Найдется. В коробке была фигурка. Так, безделица.

Я повесил трубку. Фигурка была ручной работы. Это не китайский фарфор династии императоров. Стоит гроши. Но мне была дорога, как подарок.

Скорее всего, Эндрю взял. Просто понравилась. Спрошу за ужином. Спустился в столовую.

- Герард, ты опаздываешь. Ужин давно на столе. - Люцифер укоризненно посмотрел на меня.

- Прости. Устал. Двигаюсь медленно. - Сел за стол. Взял вилку, чтобы отведать салат. Наш повар хорошо их готовит. - Вы не видели у меня на столе коробку. Эндрю, ты не брал? Там фигурка пастушка.

- Коробку? - Люцифер уже притупил к супу. - Тебе не понравилась эта безделушка. Я выбросил этот хлам в мусор. Самое место ему на свалке. Рядом со всяким хламом.

- Выбросил? - Спросил я тихо. - Ты выбросил. Правильно. Выбросил....

Сердце пронзила боль. Обида ухватила его своими руками. Подарил, выбросил. Я подержал его в своих руках. С меня и довольно. Меня никто не собирался спрашивать. Отнял мой подарок. Я положил вилку, поднялся из-за стола.

- Устал. Простите, мне не хочется есть. Пойду к себе.

Вышел. Поднимался по лестнице, а боль обиды усиливалась. Вцепилась и не отпускала. Это не мой дом. Его. Даже своего уголка у меня здесь нет. Подарил и забрал. Все просто. И меня однажды выкинут на свалку. Стоптанный башмак. Выкинут за ненадобностью. Кругом все чужое. И они чужие. Я поддался обаянию зла. Колдовским чарам. Сатана умеет прельщать людей. Эндрю. Я постараюсь его забыть. Не сумею. Но так будет лучше для него. Я когда-нибудь дойду до края жизни, и он останется без меня. Пусть привыкает. Так лучше. Он будет знать, что я где-то есть. Захочет, сможет прийти. После моей смерти он сможет навестить холмик, под которым упрячут мои останки. Сейчас сможет прийти к живому еще.

Разделся, лег в постель. Притушил свет настольной лампы. Каменная плита обиды на сердце. Сон так и не пришел. Тяжелые мысли бились в голове. Я чуть не расплакался в подушку, как истеричная баба. С трудом дождался утра. Умылся. Быстро оделся. Спустился вниз.

- Герард, как спалось? Отдохнул? Идем завтракать. - Люцик спятил. Я не чувствовал голода, измотанный болью души. Я больше никогда не сяду с ними за стол. Я не имею на это права. Чужое.

- Спасибо. Я опаздываю на работу. - Это была ложь, но другой не придумал.

Выскользнул из дома. По дороге пытался думать о том, что предстоит сделать, что не успел сделать вчера. А сердце билось в тяжелых тисках обиды. Мой кабинет, стол. Они не принадлежат мне по праву. Этот сказочный замок выстроенный Люцифером. Он рухнет в одночасье. Мне останется тыква. Вечером куплю бургеры, молоко и сок. На ужин.

Сердце знает горе души своей, и в радость его не вмешается чужой.

Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками

Глава 9. Покушение. Уход.

Я пытался работать. Все валилось из рук. Росло раздражение. Освободиться от тяжести на душе. Напрасно. Пошел в туалет умыться. Полегчает. Плеснул в лицо водой. Холодная свежесть благо. Посмотрел на себя в зеркало. Но оттуда на меня смотрело красивое лицо Люцифера. Голова увенчана рогами.

- Продай мне свою душу.

- Не получишь. - Я брызнул водой на зеркало. - Пойду в бордель к геям. Отдамся паре вонючих мужиков.

Свою угрозу я выполнять не собирался. Это назло ему. Хотелось сделать ему больно. Пусть почувствует мою боль.

Мучился до обеда. Знал, это продолжится и после.

Майк и Дэвид сидели в машине. Им не хотелось, чтобы Селим слышал их разговор.

- Как там наш черт из табакерки? - Майк ждал новостей.

- Этот урод снял две квартиры в доме по нашему маршруту. Будет стрелять. Подходящая точка здесь. Черт переслал мне панораму местности. Перекресток. За ним вход в супермаркет. Часть людей, идущих за нами, и встречных свернет за покупками. Толпа поредеет. Мы будем хорошо видны для стрелка. До выхода из магазина чуть больше трех метров. Там мы вновь будем в густой толпе. Именно эти три метра самое удобное место для выстрела.

- Что будем делать? Отговорить Герарда идти в это кафе? - Майк не надеялся на такой вариант, но спросил у напарника.

- Не получится. Там у выхода газон. Кустарник. Со стороны тротуара вазоны с цветами. Надо толкнуть хозяина на этот газон. Он упадет. Его прикроют кусты и вазоны. Толкнуть, чтобы упал, а не убился. Не делать грязную работу за киллера. - Дэвид пристально смотрел на напарника. Этот может не рассчитать свои силы.

- Понял. Буду аккуратным. Хорошо Селиму. Отсидится возле офиса.

Я бранил себя за мягкотелость, за уступчивость. Привязчивость. Надо было сразу уйти. И не возвращаться. В час дня я вышел в приемную.

- Андрей, не проспи обед.

- Дела и заботы не дадут проспать. - Парень указал на папки на столе.

Я вышел из здания. Охранники присоединились ко мне. Шел чуть впереди. Они почти дышали мне в спину.

Охранники о чем-то переговаривались.

- Ты черта попроси. Пусть подстрахует. Подтолкнет снайпера.

- Уже попросил. Черт мал, но шустрый. Справится.

Лучано занял свою позицию. Через оптику наблюдал за прохожими. Вот цель перешла дорогу. Толпа поредела. Разделились на два потока. Можно стрелять. Плавно нажал курок. Из щели выскочило подобие мыши с когтистыми лапами, залезло под ствол и резко вскинуло его вверх.

Майкл пихнул Герарда в спину. Тот пробежал несколько шагов и упал лицом в газон. Звон разбитого стекла. Вторая пуля кого-то задела. Паника среди пешеходов. Герард пытался приподняться. Но Дэвид вдавил его в землю.

- Стреляют, шеф. В вас стреляют.

Мне пришлось лежать на земле минут десять, пока все не улеглось.

- Вставайте, мистер О`Хара. Стрелок сбежал. - Дэвид помог мне встать. - Как вы, шеф?

- Ничего. Только коленку зашиб. - Ногу было больно. - Что это было?

- Вас хотели убить.

Убить? Кто? Это не Люцик. Тот так не будет. Коллеги из Совета директоров. Мое место приглянулось. Так скоро меня не станут защищать. Вот и убивайте. Тут я начал осознавать, меня хотят убить.

- Дэвид, Майк, какого черта. Зачем вы им помешали. - В этот момент я не боялся смерти. Я ее хотел. - Пусть бы убили. Я хочу умереть! Дайте мне умереть! Хоть в этом я могу быть свободен!

Меня трясло. Слезы обиды нашли путь наружу. Дэвид прижал меня к себе и стал успокаивать.

- Мы не дадим им тебя убить. Успокойся.

Майк откуда-то принес воды, дал мне попить. Я успокоился. Лишь прежняя боль обиды и тоска разочарования. Сейчас для меня все могло закончиться.

Лучано спрятался в квартире выше этажом. Что произошло? Почему он промахнулся? Откуда это виденье. Мышь. Он сходит с ума. Нет. Вечером надо отработать вторую цель. Это вопрос его чести.

- Пойдем в кафе или вернемся? - Поинтересовался Майк.

- Вернемся. Настроение пропало. И костюм надо почистить после отдыха в кустах. - Я осмотрел костюм. Весь испачкал. Придется основательно чистить. - Майк, по дороге купи мне большую пиццу и пару пакетов апельсинового сока. Будет достаточно.

Мы дошли до офиса. Я вошел в здание. Охрана осталась снаружи.

- Сэр, вы рано вернулись. - Заметил Андрей.

- Не дошел. Запнулся. Упал. Теперь костюм надо чистить. Принеси щетку.

Я не хотел говорить о покушении. Но через час в офисе все знали. Моя охрана поделилась с вахтером и пошло....

Селим подбежал к Дэвиду и Майку.

- Что? Что случилось, парни? Вы рано вернулись. Хозяин прошел прихрамывая.

- В него стреляли. - Майк сплюнул от досады. - Он цел. Только костюм испачкал и коленкой ударился.

- О, Аллах, какой неверный это сделал. Какой шайтан дал ему в руки винтовку?

- Не причитай, Селим. И так тошно. Люцифер узнает позже и, если не от нас, сотрет нас в звездную пыль. - Дэвид обреченно вздохнул.

- Звони. Только сразу скажи, с мистером Герардом все в порядке.

- Сам знаю. Учитель. - Набрал номер Повелителя.

- Повелитель, это Дэвид. С Герардом все в порядке.

- Что? Что там у вас случилось?

- В него стрелял снайпер.

- А где был ты, коровья лепешка?!

- Мы спасали господина. - Не просто оправдаться перед Сатаной.

- Я выверну вас наизнанку. Везите Герарда домой. - Повелитель приказывал.

- Не получится. Господин поднялся в офис. - Пусть разбираются между собой. А нагоняй они все равно получат.

Лучано вошел в клуб. Прошел к стойке бара. Сел. Заказал себе сок. Он ждал клиента. На этот раз он не допустит осечки. Клиент обязательно явится.

Эндрю вошел в зал, заполненный беснующимися телами. Он приходил сюда за разгадкой тайны. Почему они так беззаботны? Радуются без причины. Он так не мог. Винил в этом свое воспитание. В доме не было, кроме него, детей. И родители строго за ним следили. Эндрю сел возле стойки. Заказал фруктовый коктейль. Бокал поставили перед ним. Эндрю не торопился. Обернулся к танцполу, взглянуть на дергающихся в припадке радости людей. Рука Лучано потянулась за салфеткой. Она тянулась над бокалом Эндрю. Маленькая таблетка, зажатая между пальцев выпала прямо в бокал. Задание выполнено. Дождаться развязки. Эндрю повернулся к стойке. Взял бокал. Но в кармане зазвонил телефон. Парень ответил на звонок.

- Грей, привет. Что у тебя?

- Эндрю, скорее. Выручай. У меня несчастье. - Почти рыдал беспомощный очкарик. - Я ехал на своей старушке. Тут темно. Я не увидел "лежачего полицейского". Меня тряхнуло. Линза выпала из очков. Без нее глаз ничего не видит. Темно. А с одним глазом я ездить не научился. От неожиданности вместо тормоза нажал сцепление. Врезался в столб. Сейчас сюда приедет полиция. Они меня арестуют. Отец убьет меня.

Испуганный маленький мальчик. Надо выручать друга. Эндрю бросил на стойку деньги пошел из зала.

Лучано не мог допустить срыва. Он бросился следом. Вытащил нож. В толпе никто не заметит. Ударил ножом парня в спину. Лезвие уперлось, словно в каменную стену. Парень исчез. Надо уходить. Он не заметил на полу под ногами танцующих осенний лист. Кто-то затащил на подошве. Лучано выше на воздух. Остановился подышать этой прохладой. Перед ним стоял убитый им парень.

- Достань нож, - приказал Эндрю. - Открой лезвие.

Лучано был неспособен противиться этим приказам.

- Приставь лезвие к груди. Туда, где сердце. Воткни его в себя.

Последнее, что сделала рука Лучано, она выполнила приказ. Тело упало на асфальт.

Эндрю пошел к своей машине. Завел ее и поехал выручать Грея.

Обошлось без полиции. Машина Грея, хоть и изрядно помятая, была на ходу.

- Грей, ты как, живой?

- Живой. Очки сломал. - Парень был обижен на эту несправедливую жизнь.

- Я говорил тебе, не бери эту оправу. Она не удержит твоих толстых линз. А ты по-своему поступил. Упрямец. - Эндрю жалел друга. Сочувствовал ему. Но чуть-чуть стоит поругать.

- Она такая красивая. И не дорогая. На другую у меня бы денег не хватило. - Оправдывался Грей.

- А у меня взять денег гордость не позволила. Что с тобой делать. Вечно вляпаешься в историю. Сейчас я отвезу тебя на своей машине домой. Потом возьму такси, приеду сюда и подгоню твою старушку к дому. Садись. Поедем.

Эндрю закончил с делами Грея и поехал домой. Там его ждала еще та картина. Отец был в ярости.

- Где тебя носит, щегол? Мать чуть не убили. Снайпер стрелял. Герард разбил колено. Я этих охранников в аду брошу в котел вместе с грешниками. Хорошая будет приправа.

- Они не виноваты. Действовали по правилам. - Я пытался успокоить Люцифера.

- По каким правилам? Разбили тебе колено. Подставили под пулю.

- Колено я сам разбил. Не успел собраться. Я же не спортсмен. Не умею. Под пулю подставили? Не беда. Я смерти не боюсь. Мне все равно придется когда-то умереть. А я хочу сейчас. - Мне было все равно. - Им от меня уже досталось за то, что не дали меня убить.

- Ты торопишься ко мне в ад? - Денница пытался все обратить в шутку. Но признание Герарда его озадачило.

- Нет. В рай. Мне там приготовили теплое местечко. Знакомый. И ты меня.... Лучше сказать, я не буду каждый день видеть твою противную рожу. Господь избавит меня от этой участи. Я иду к себе отдыхать. А вы можете оставаться.

Я гордо пошел в свою комнату. Если походку хромой утки можно назвать гордой. И комнату, где спал, я называл своей лишь по привычке. Просто там хранилась моя одежда.

- Эндрю, ты слышал? У меня противная рожа. Многие меня считают красивым. - Гордость Сатаны пострадала.

- Ну, ты хорош собой. Рожу, конечно, не мешает подправить. Но если не присматриваться, то и не такая страшненькая. - Эндрю подшучивал над отцом.

- Ладно, парень. Это ерунда. Что он там говорил о смерти? Хочет умереть? Он спятил? Нет, он переутомился. Это депрессия. Ему надо отдохнуть.

- Да, отец. Я согласен. Маме нужен отдых. Он последнее время много работает.

Дней десять я не решался рассказать о своем решении.

За окном падает снег. Падает, падает и падает. Тучи спрятали солнце. Я сегодня ушел с работы в обед. В доме пусто, не считая слуг. Моя жизнь сложилась почти так, как я хотел. Равномерный однообразный быт. Я и мечтал о чем-то подобном. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас. И меня это устраивало. Обычная жизнь клерка. Работа, дом, работа. Порой посидеть в пабе с друзьями за кружкой пива. Никаких потрясений. У меня была желанная рутина бытия. Не считая нескольких опасных ситуаций. Но они не в счет. А снег все падает и падает. Я сам не знал, чего хочу. Перемен. Каких? Мне нужна свобода. Свобода от этой жизни. Я исчерпал свою жизнь до конца. Свобода от этого дома, от Люцифера, от Эндрю. Но я люблю его. Свобода от этой любви. Освободиться от охраны, от личного водителя. Я вернусь в свою квартиру. Стряхну пыль с полок и заживу новой жизнью по-старому. На работу можно ездить на автобусе. Готовить ужин на скорую руку. И закончится снегопад. Солнце выглянет из-за туч. Я только не знал, как сказать моей семье: я ухожу. Надо решиться. Это необходимо. Решил, что скажу после ужина. Со страхом и надеждой я ждал конца ужина. После ужина мы часто сидели в библиотеке. Эндрю реже. Он предпочитал посидеть в своей комнате за компьютером.

Мы втроем сидели в библиотеке. Денница читал какой-то роман. Эндрю скучающе листал книгу с иллюстрациями. Я сидел, опустив руки на колени.

- Я ухожу. - Сказал просто, обыденно.

- Идешь отдыхать? Был трудный день? - Спросил Люцифер.

- Вы не поняли. Я ухожу из этого дома навсегда. - Вот я и высказался. - Пора освободить вас от себя. Освободиться от вас.

- Ты больше не любишь нас? - Изумление и растерянность в голосе Эндрю.

Застывшее лицо Люцифера. Боль в глазах.

- Ты сошел с ума. Ты бросаешь нас?

Я действительно решил это сделать. Лилит сожгла свой дом и ушла в лес. Я решился на подобный поступок. Уйти к своим демонам, демонам моего внутреннего мира.

- Я просто ухожу. Мне надо. Это необходимо. Буду звонить.

Сколько раз впоследствии я брался за телефон, но не решался набрать номер.

- Ты не можешь.... Не уходи. - Только сейчас Люцифер осознал боль Адама, оставленного первой женой. - Мы чем-то обидели тебя?

- Нет. Просто мне нужна свобода. Устал быть приставкой к вашему миру.

Ветер ударил в окно. Распахнул форточку. Занес стаю серебристых безжизненных снежинок.

- Пойду, сложу вещи. Утром я уезжаю. Кольцо. Я его оставляю. Мне без надобности. - Снял кольцо, положил на столик. Я встал и вышел из комнаты.

- Папа, он уйдет? Моя мама уйдет. Бросит меня. - Слезы в глазах.

- Это временно, сынок. У него депрессия. Такое бывает. Психологи, лекарства помогут ему. Он вернется. - Но сам мало в это верил. - Пусть отдохнет от нас. Ему нелегко. Дадим ему свободу. Держать вольную птицу в клетке бессмысленно. Она вырвется или разобьется о прутья своей клетки.

Утром я пропустил завтрак. С дорожной сумкой вышел из дома. Помахал на прощание моим любимым рукой.

- Селим, - сказал я, садясь в машину, - я прощаюсь с этим домом и с вами. Мне больше не нужна машина. Ты и охрана свободны. Только довези меня по этому адресу.

Я протянул бумажку, где указал свой прежний адрес.

Селим стоял столбом с полуоткрытым ртом. Но не смел задать вопрос, что случилось.

- Едем. Хватит стоять. - Сел в машину.

Вот я и дома. В своей старой квартире. Кругом пыль забвения. Селим проводил меня тоскливым взглядом брошенной собаки. Порядок здесь я наведу позже. Сейчас на работу. Я на автобусе доехал до знакомой улицы. Сейчас она стала для меня другой. В ней что-то изменилось. Поднялся в свой кабинет. Андрей уже на месте. Улыбается.

- Доброе утро, мистер О`Хара.

- Доброе утро, Андрей. Я ушел из дома. - Сказал я бодро. - Навсегда. Вернулся в свою старую квартиру. Подумаю, может, уйти из Совета директоров и с работы вообще.

- Уходите? А как же мы? Как я? - Примолк, но потом добавил. - Простите. Говорю глупости. Это ваше дело. Вы вправе так поступить.

- Я подумаю.

Но мысль уже мелькнула в голове. Что стану делать я в одиночестве своей квартиры. Найти работу, подобную прежней. Терпеть окрики начальников. Я так не смогу уже.

- Это я говорю глупости. Я останусь на своем месте. Но жить буду на свободе в своей маленькой квартире-норке.

Я начал жизнь свободным. Жадно глотал воздух свободы. Сам. Меня не охраняли мой муж и сын. Не путалась под ногами охрана. Лишь старый телевизор бормотал мне сказки на ночь перед сном.

Моя жизнь была не просто сносной. Она была интересной. Я снова познавал мир. Раз в неделю встречался со своим другом за кружкой пива. Вечером ходил в магазин за продуктами. Готовил то, что мне вздумается. Главное, здесь все было моим. Эта квартира, стулья, кровать. Однажды распахнется дверь, и войдет моя старость. Никто не увидит морщин на моем лице, не увидит, как потух мой взгляд. Не хочу, чтобы они видели. Не хочу их жалости. Пусть вспоминают меня молодым, сильным. Мои недуги и хвори я спрячу в этих стенах. О Люцифере и его сыне узнаю по телевизору и из газетных статей. Но пришел день, когда все изменилось для меня.

Я сидел за своим рабочим столом. Просматривал документы. Приход руды, хлопка. Отгрузка сырья на производство. Но распахнулась дверь, и вошел он. Люцифер. По его жесткому взгляду я все понял.

- Соберу вещи и уйду. Ты уволил меня из Совета директоров. Не надо слов. Я все понимаю. Это не займет много времени.

Я быстро вынул из ящика стола вещи, сложил в сумку.

- Могу я попросить? - Надеялся, он не откажет.

- Конечно, проси. - Денница надеялся, Герард попросит разрешения вернуться.

- Не увольняй Андрея. Найди парню работу. Это единственная просьба. Эндрю передай привет. Пусть звонит. Не хочу, чтобы он приходил. Пусть не видит меня. Мне и ему так будет легче.

- Так ты заботишься о сыне? Хороша забота. Материнская. Так не поступит последняя шлюха. - Огонь в глазах Люцифера. - Подкопил денег, сидя в этом кресле, и рассчитываешь на обеспеченную жизнь?

- Я все верну. Перечислю на твой счет. Пара дней и верну. Шлюха будет торговать своим телом в парках ночью. Пьяные мужики не заметят, как увядает моя кожа. - Я вышел из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.

- Андрей, прощай. Меня уволили. Он обещал тебя оставить на работе.

Кабина лифта несла меня прочь из этой жизни.

Денница стоял в растерянности посреди комнаты. Он надеялся привести к покорности этого человека. Не учел гордости. Не знал о боли, что причинил, выбросив простую фигурку. Тогда его советником была собственная гордость. Герард пренебрег его подарком.

Люцифер сел за стол. Обхватил голову руками.

- Что я наделал?! Что наделал? Он никогда не просит меня. - В отчаянии ударил головой об стол.

Несколько минут сидел со склоненной головой. Потом громко крикну:

- Андрей, зайди!

Андрей вошел. И его черед пришел. Искать другую работу.

- Андрей. - Люцифер решил, единственная ниточка к Герарду этот парень. - Ты остаешься на своем месте. Моим референтом. Я сделал самую большую глупость в своей жизни. Он никогда не простит меня. Я не заслуживаю прощения. У меня нет оправданий. Даже мой сын отвернется от меня, узнав, что я выгнал его мать. Назвал его шлюхой. Герард никогда не попросит меня ни о чем. Не впустит в свою жизнь. Но мне нужно знать.... Это, как воздух. Я должен знать, если ему будет трудно. Прийти на помощь. Я не прошу следить, доносить мне о каждом его шаге. Дай мне знать, если будет необходима помощь. Согласен.

- Доносить я не стану. Обещаю, если к Герарду придет беда, я вам сообщу.

- Спасибо.

Я практически обнулил свой счет. Оставил немного денег на первое время. Надо платить за квартиру и что-то есть. Все перечислил Люциферу. Найти хорошую работу без связей и рекомендаций почти невозможно. Я был глуп. Не осознавал зависть людей. Не у кого просить помощи. Не читал мудрых слов. Видел я также, что всякий труд и всякий успех в делах производят взаимную между людьми зависть. И это - суета и томление духа! Бедного ненавидят все братья его, тем паче друзья его удаляются от него: гонится за ними, чтобы поговорить, но и этого нет. Мое время прошло. Удача переменчива. Что пришло, то и ушло. И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым - победа, не мудрым - хлеб, и не у разумных - богатство, и не искусным - благорасположение, но время и случай для всех их. Оставалось надеяться, все обернется к лучшему. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы.

Я устроился мусорщиком. Вместо костюма моей рабочей одеждой стал комбинезон. Я экономил на продуктах. Покупал те, чей срок годности подходил к концу. Скоро меня стали узнавать в магазинах для нищих. Меня это не трогало. В тех точках, где я работал, были приличные магазины. Они часто выбрасывали на помойку просроченные продукты. Но здесь можно было выбрать кое-что.

Я не жалел, что покончил с зависимостью от Люцифера. Порой заходил в церковь. Похоже, Бог отвернулся от меня. Он не приходил. Я стал и ему не нужен. К рождеству я купил курицу. Немного овощей и бутылку сухого вина. Не думаю, что его приготовили из винограда, выращенного во Франции. Может, к остаткам винного производства добавили вкусовые присадки. Но я был и этому рад. На помойке я подобрал выкинутый кем-то цветок. У меня оставались старые елочные игрушки. Из цветной бумаги сделал гирлянды и фонарики. Нарядил цветок. Вот тебе и елка. Заходил Андрей.

- Как у тебя дела, Андрей? Он выполнил свое обещание?

- Да, Герард, выполнил. Я по-прежнему работаю. У меня все хорошо. Как ты?

- Чудесно. Работа не самая лучшая, но меня устраивает. - Я не сказал, что унижаюсь до сбора выкинутых продуктов. Откладываю деньги на старость. За мной некому будет присмотреть. Моей пенсии хватит на дешевое пойло, на жизнь в сарае. Я стану опустившимся стариком, что пьет дешевое виски, прячась от действительности. Небольшие сбережения помогут мне немного продержаться на плаву. - В свободное время гуляю по городу. Длительные прогулки помогают держать себя в тонусе. У нас красивый город. Столько мостов. Парки. Недавно пешком прошел по мосту Колорадо стрит. Оттуда открывается чудесный вид. Люцифер обещал убить меня и тело положить на этом мосту. Я не мог не пойти туда. Хорошее место для моего тела.

- Он вам не безразличен, Герард?

- Безразличен. Я не хочу быть его игрушкой. Его содержанкой. Все, даже моя личная комната принадлежала ему. Он подарил мне фарфоровую фигурку пастуха. Подарил, понимаешь. Но отнял и выбросил. Это была моя вещь. И меня бы выбросил за ненадобностью. И я ушел сам. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.

. Мы еще поговорили с полчаса. Андрей ушел. Хоть кто-то вспоминает обо мне. Перед рождеством пойду в церковь. Помолюсь об моем Эндрю.

Андрей сидел на своем рабочем месте. Открылась дверь. Вошел Люцифер. Прошел и сел у стола.

- Как он?

- Работает. Собирает мусор. Говорят, он подбирает просроченные продукты.

Люцифер сжал кулаки.

- Какого черта он вернул мне все заработанные деньги. Я не хотел этого. Упрекнул его с горяча. Поздно жалеть. Помощи не примет. Сын почти не разговаривает со мной. Презирает меня. Если узнает об этом, уйдет из дома или сотворит иную глупость. Если б я мог все вернуть.

- Сэр, я не знаю, - парень сжал зубы, сдерживая наворачивающиеся слезы, - боюсь, глупость собирается сделать Герард. Он ходил на мост Колорадо стрит. Рассказал мне историю, будто вы собирались его убить и оставить тело на мосту.

- Это была глупая шутка, не более.

- Вы слышали, это мост самоубийц. Я обратил внимание, его взгляд потух. А когда он говорил об этом мосту, какой-то недобрый блеск на мгновение вспыхнул в глазах.

Люцифер вскочил на ноги. Схватил Андрея за лацканы пиджака.

- Думай, что говоришь, парень. Я довел его до самоубийства. Господь снова проклял меня! Муки Каина в его вечном скитании по Земле будут мне раем. Знать, что это я его убил, растоптал своей гордыней. Нести это через вечность. Такого мой Отец небесный не мог придумать Я буду проклят своим Отцом, меня предаст проклятию мой родной сын. Знаешь ли ты, как нести двойное проклятие? - Люцифер отпустил Андрея и рухнул на стул.

- Он вспомнил какую-то фарфоровую фигурку. Вы подарили ему. Но отняли и выбросили. Он ушел, думая, что и его вы выбросите.

- Фигурка? Пастушок. Проклятье. Эта фигурка сейчас разрушила мою жизнь. Он обиделся. Мне ничего не сказал. Какой я дурак. И он не может мне это простить.

- Не может. Эта боль съедает его изнутри. Погасила свет в его глазах. Идите к нему с просьбой о прощении. Оставьте свою гордыню.

- Ты прав мальчик. У меня не будет другого шанса.

Я вошел в храм. Осенил себя крестным знаменьем. Поставил свечу перед распятьем Сына Божьего. Сел на скамью. Опустил свой взор вниз, смиренно принося молитву. Не за себя. Моя жизнь ничего не значит. Я не сумел вырвать из сердца Эндрю. Не обойди его счастьем, Господи. Возложи на меня его грехи. Даруй мне страдания вместо него. Да исполнится воля Твоя, как на небе, так и на земле.

- Я не покинул тебя, сын мой. Не сетуй на меня. - Тихий старческий голос рядом. Я стал уже забывать этот голос.

- Разве сын в ответе за отца? Зуб за зуб, око за око. Не мир я принес, а меч. Тебе больше нечего дать людям. Они все, по твоему разумению, рождены во грехе. Требуешь искупления не свершенных грехов. Они в ответе за грех Адамы и Евы. Аллах признал, люди рождаются без греха. И лишь не соблюдая его заветов, встают на путь греха.

- Ты дерзок, сын мой. Это хорошо. Преклонив колени перед Господом, ты гордо вздымаешь голову. В тебе и гордость и смирение. Я открою пред тобой врата града Своего. Дитя не несет вины. Вина на толкователях. Им удобно так понимать Мои слова и слова Сына Моего, Христа.

- Ты отрекаешься от своих детей, Ангелов? Ты создал их. Ты подарил им и отнял свой дар. Твой Лучезарный достойный подражатель.

- Не гневайся на него. Причина его поступка гордыня. И ревность. Решил, ты отверг его дар. Тебе любезнее дары других. Каин согрешил, убив брата. Но на преступление его толкнула гордыня. Зависть. Он решил, мне более угодны жертвы Авеля. Любые подношения угодны Богу, как бы малы они не были. Но с чистой душой. Лучезарный не понимает, он бог своего царства. Оно отражает тьму этого мира. Тебе не стоит ходить на мост самоубийц. Ищите и обрящите, стучите и вам отворят. Тебе отворят. Жди гостя с благой вестью. Он предложит тебе работу. Смело прими ее. Только твоими трудами он поднимется в этом мире. Ступай. Да не угаснет надежда в твоей душе.

Я вышел из храма. Угли в душе родили робкий огонек надежды.

Домой я нес хорошее настроение. У меня упал камень с души. Я не простил Люцифера. Он скрылся для меня в дали прошлого. За холмами. Мы не видим, что спрятано за холмом. И это нас не беспокоит. Не существует для нас.

Денница ломал голову, как принести извинения. Подарить другую фигурку пастушка? Не растревожит ли это рану? Бриллианты? Хорошую машину? С таким подарком ему и дверь не откроют. Слишком похоже на подкуп. Подарок должен быть не дорогим. Что любит Герард? Он ни разу об этом не спросил. Что любят мальчишки? Радиоуправляемый вертолет. Во времена детства Герарда таких не было. Это не подходит. Все мальчишки любят путешествия. Кораблик. Они живут на берегу океана, а о кораблях Герард и не заикался. Не подходит. Странствие. Да. Он нашел. Только бы не ошибиться. Железная дорога.

Эндрю прошел через комнату, взял с журнального столика книгу. Он читал ее недавно, но прочел не более половины. Выдалось свободное время. Можно почитать. На отца и не взглянул.

- Эндрю, сынок, может, сегодня поужинаем вместе? - Все разладилось в этом доме. И войны нет и мира нет.

- Отец, у нас разное расписание. Время моего ужина не совпадает с твоим. Прости. Соблюдаю режим. - Эндрю пошел к выходу из комнаты.

- Задержись на минутку. Я плохо поступил с твоей мамой. Ему сейчас трудно. Он.... В этом только моя вина. Он ест просроченные продукты. То, что выбрасывают. Это не унижает его. Это я последняя дрянь. Я хочу пойти и извинится перед ним. Я оскорбил, унизил его. Из-за меня он работает мусорщиком.

- Я это знаю. Я видел.... Я следил за ним. Я видел, он доставал из контейнера для мусора возле магазина продукты. Я побоялся к нему подойти. Не хотел видеть его боль, его унижение. Ты! Ты сделал его таким. Твоя заслуга. Ты выкинул мою мать на помойку. Втоптал его в грязь. И хочешь его прощения? У тебя не хватит слов и слез для мольбы. Иди в свой ад. Грей свою тупую задницу. Это моя мать. Ты морально надругался над ним. Иди, проси прощения у своего Бога. Я совершил грех. Я убил человека. Убил того негодяя, что покушался на мою мать и на меня. Я готов пожертвовать своей душой ради Герарда. И это самая малая цена. Мне не нужно ваше бессмертие. Скажи это своему Отцу. Он позволил унизить мою мать. Для меня он не бог. Сел на табуретку и решил, что это трон небесный. На трон восходят. Рассказал всем сказку, он создал мир. Может, наоборот? Всезнающий и всесильный. Равнодушно взирающий на унижения моей матери. И он для меня бог?!

Мальчик не на шутку взбунтовался. Даже ему, Лучезарному, бунтарю не ведом такой протест.

- Остынь, Эндрю. Я вымолю прощение у Герарда. Я знаю причину его первоначальной обиды. Обещаю. Иди ко мне, мой мальчик.

Эндрю подошел к отцу. Обнял его и зарыдал. Ребенок. Но в нем пылает огонь богов. Миры содрогнуться под поступью его шагов. И разбегутся боги в страхе.

- Пойду к нему на Новый год. Я верю, он простит.

Я вымыл пол. Напек блинов. Вчера я купил кленовый сироп. Для блинов. Приготовил домашний лимонад. Боги Олимпа позавидуют такой трапезе. Необыкновенное лакомство. Очень подходит к рождественским праздникам. Я собирался принять душ, после сесть за стол. Но раздался дверной звонок. Кого там принесло так не во время. Им мало места за дверью? Пошел открывать.

- Кто там? - Спросил я не ласково.

- Здравствуйте. Меня зовут Александр Нортон.

Я открыл дверь.

- И чего пришел?

- Поговорить. - Мужчина лет тридцати. Высокий. Чуть вьющиеся каштановые волосы. Лицо симпатичное.

- Так говори. Но денег у меня нет. Ничего купить не смогу. - Хлам с помойки я и сам могу предложить.

- Я не собираюсь вам продавать. Я, скорее, хочу купить. Вы позволите войти?

- Разуйся. Пол недавно помыл. Не хочу перемывать после визита всяких Александров Нортонов. Тапки для гостей на полке. Проходи.

Гость прошел в комнату и без приглашения сел на стул.

- Так что хотел купить. Кроме стула, на котором ты сидишь, мне продать нечего. - Мою комнату нельзя назвать шикарной.

- Вас. Купить вас. - И нагло улыбается.

- Адресом ошибся. Проституцией не занимаюсь. Я мусорщик. - Наглый тип. Приперся и хочет меня купить. - Как там в анекдоте о Бернарде Шоу? И во сколько вы оцените вашу королеву? Ваше величество, вы уже начали торговаться.

- Я согласен, все женщины продажны. Утверждение верное, но всегда есть исключения. Мужчины тоже продажны. Я о чиновниках. Но вернемся к делу. Я руковожу небольшой фирмой. Наш профиль двигатели для ракетоносителей. Мы создали опытный образец.

- А я причем? - Я даже не подозревал, что у ракеты есть двигатель.

- Я ознакомился с вашей деятельностью на прежнем месте работы. - Парень открыл свой портфель. - Вы удачно провели ряд сделок в Африке. Половина этих сделок на грани законности. Вы отлично справились. Обошли квотирование по алмазам, титановой руде, марганцу.

- Дома я не разговариваю с сыщиками. Вызывайте повесткой. - Теперь на меня полицию натравили.

- Я не из полиции. Я частное лицо. Нам нужен такой менеджер. - Достал бумаги. - Смотрите, это проект контракта, который мы с вами заключим.

- Оставьте себе. Я мусорщик.

- Я это слышал.

- Я расстался с Баллардом Камингом. Со скандалом. Теперь мне недоступны его связи. - Прошлое стучится в мою дверь.

- Об этом писали все газеты. Не читали? - Гость усмехается. - Но в этих сделках нет руки мистера Каминга.

- И что наплели обо мне газеты? - Любопытно, что они выдумали.

- Много. Вы буквально ограбили миллиардера. Парень из низов. Вот смотрите. Это особенно любопытно. Журналист не смог взять у вас интервью, по причине ваших перманентных запоев. И фото. Видите, мужчина лежит на грязном полу. Кругом пустые бутылки.

- Перманентных? Это я в бигудях пью? А запои - это правда. Бутылки я вынес. Грязный пол помыл. Если б вы меня не задержали, я был бы счастливым обладателем двух - трех бутылок виски. Вышел из запоя и собираюсь войти. Чего ж снаружи сидеть.

- Мои источники говорят, вы больше кружки пива в неделю не пьете. - Смех во взгляде.

- Врут источники. В кружку я виски наливаю. С вашими рюмками только время терять. В запой долго входить. - Мне понравилось придуриваться.

- Так наливайте. Выпьем за встречу. - Вот привязался.

- Я объяснил, не успел купить. Вы мне помешали. - Как бы его выпроводить. - У меня блины стынут. Мне не до вас. Блинов не предлагаю. Законы гостеприимства забыл. Они на свалке лишние. Изучаю законы хамства.

- Полезнейшая веешь. У меня с собой есть бутылка виски. Купил по такому случаю. Несите кружки.

- У меня одна была. Вчера по пьянке разбил. - Кажется, он решил меня припереть к стенке.

- Так мы можем из чайных кружек выпить. Несите. - Парень распечатал бутылку.

Я выставил на стол две чашки. Гость наполнил их наполовину.

- Давайте за знакомство. - Смотрит, как я подношу ко рту чашку.

Я сделал глоток. Рот обожгло. Закашлялся.

- Это у меня от вчерашнего отрыжка.

- Герард, мне понравился ваш спектакль. Теперь я уверен, мы сработаемся. Хватит по мусоркам шляться. Пора работать.

- Вас Каминг прислал? - От этого можно такого ждать.

- Нет. Я, к моему сожалению, с ним не знаком. Не тот уровень. Подпишем контракт. Завтра (сегодня вы заняты, у вас блины) поедем на завод. У нас два цеха. Ваша задача заинтересовать людей из космической промышленности. Человек вы известный. Личность, благодаря журналистам, скандальная. Талантливый менеджер. Пресса подхватит ваше имя. Читатели любят скандалы. Вот вам и реклама.

Мы подписали контракт. Так начался второй этап моего восхождения на финансовую пирамиду. На следующий день я осмотрел производство. Познакомился с финансовыми документами. Тут было чем заняться.

Глава 10. Даруй прощение.

Новогодний праздник я встречал с уверенностью. У меня было будущее и без Люцифера. Надо его забыть. Вечером я зажарил курицу. Нарезал овощи. Ждал полуночи, чтобы сесть за стол. У меня будет хороший праздник. Я смотрел телевизор. Раздался дверной звонок. Что-то зачастили ко мне гости.

Я даже не спросил, кто там. Быстро избавится от визитеров и вернуться к шоу. На пороге стоял Денница. Сюрприз. С цветами, сумками и большой коробкой. Явно, рассчитывал задержаться у меня. Но у меня были другие планы.

- Вы ошиблись адресом. - Попытался закрыть дверь. Но силы были не равные. Рогатое чудовище ворвалось в мое жилище.

- Чего забыл? Тебя не звали.

Люцифер встал на колено. Протянул мне цветы.

- Это тебе. Прости, если можешь. Я дурак, гордец и скотина.

- Если с рогами, то скотина. Чего мне тебя прощать. Сам Баллард Каминг прибыл к мусорщику. Честь для меня, старого башмака с помойки.

- Не можешь простить? Я и сам себя не могу простить. Эндрю еще не простил меня. Разреши остаться. Встретим Новый год. У меня для тебя подарок.

- Который утром ты заберешь. Знакомо.

- Клянусь, я не трону ни одного твоего подарка. Они останутся в твоем вечном пользовании.

- Оставайся. У меня курица готова. Овощи. Все это недавно выбросили. Даже протухнуть не успело. Я в растворе соли все промыл. - Врал я вдохновенно. - Ел, не отравился.

Я надеялся, он откажется от такого угощения и уберется восвояси.

- Я готов. Все, что пожелаешь. В этой коробке железная дорога. Соберем, поиграем. Хотел бы я ехать в таком поезде с тобой. Долго-долго. Пусть, даже в разных вагонах. Лишь бы один поезд.

К двенадцати часам мы сели за стол. На полу собрана железная дорога. Поезда готовы к отправлению.

- И девять карет ожидают тебя, Герард. - Искорки смеха в глазах этого искусителя.

- И ждут тебя девять карет.

Там принц, там король, здесь кадет.

Весь мир покажут тебе,

Где солнце садится во тьме.

Прельстят тебя блеском алмазов.

Иные миры в их рассказах.

Соткут паутину из слов.

Не слушай, не верь в их любовь.

Паж бедный тебя ожидает

В аллее, где сумерки тают.

Он нежно коснется руки.

И сказано все о любви.

Я ответил на его искры печальной улыбкой. Я не верю в его искренность, в его теплое отношение ко мне.

- Иногда чей-то ботинок или сапог мимоходом топчет, ломает стебель растения. Возможно, бедующего дерева. Росток больше не сможет подняться. У меня не хватит сил, Люци. Утром оставь меня. Мне уже не подняться. У меня не хватит веры. Я устал искать в Сатане крупицы Бога. - Мне с трудом дались эти слова. Проклятый искуситель напомнил о былом. Мне не нужна его плотская любовь. Я хотел верить в него. В силу соломинки, что спасет меня в этом мире.

- Я ничего не прошу, не требую. Только не уходи. Будь рядом. Я не попрошу тебя отдать мне свою душу или тело. Ты есть рядом. Этого достаточно для меня. Останешься? Ты нужен Эндрю. Я взбунтовался против Бога. Видел бы ты бунт своего сына. Он растопчет миры, низвергнет престолы, Вседержители в страхе разбегутся при виде лика его. Только ты можешь удержать его. Ни мне, ни моему Небесному Отцу не справится с ним.

- Вот проблема. Выпорю ремнем. Поставлю в угол. На мальчишку не можете управы найти. Владыки царств. Амаргеддон обещали устроить. Четыре всадника Апокалипсиса на деревянных лошадках. Трубный глас. Что б трубить, вам еще отдышаться надо. Удохлики.

- Вот откуда в нем бунтарь. От тебя. Ты вернешься домой? - Надежда в глазах.

- Я дома. Там твой дом. То, что было моей комнатой, обратилось в пустоту. Как я войду туда? Там нет времени, пространства. Нет воздуха.

- Без тебя нет. Принеси все это обратно. Выпороть Эндрю ремнем, значит, ты возвращаешься.

- Буду приезжать и пороть. После уезжать.

- Новое слово в педагогике. Не сжигай его сердце. Он убил киллера, что покушался на тебя и на него. Это его первая кровь. Он готов пожертвовать своей душой, бессмертием ради тебя. Ты не можешь отшвырнуть его.

Вот искуситель. Нашел мою слабость.

- Хорошо. Я соглашусь. А Христа в пустыне ты не сумел соблазнить. Слабоват.

- Думай, что говоришь. Я не собирался его искушать. Больно надо мне это. Мое царство даже не пошатнулось, когда его вели на Галгофу. Какой смысл мне было распинаться перед ним.

- Гордыня твой враг. Скажи, вышла осечка. Это тебе не наивную бабу, что жизни не видела, в Эдеме соблазнить. - Кажется, я зашел далеко. - Я спрошу у старика, где он был, когда соблазняли дщерь его. Или ты ему снотворного подмешал?

- Я соблазнил. Выдумали. Это она вешалась на меня. Я шел мимо. А тут она. Думаю, змеей проползу в траве. Она меня и не заметит. Углядела. Вертит меня в руке. Я кольцами извиваюсь. Аттракцион нашла. А что вы до сих пор у телевизора делаете. Чипсы или другое жуете. Другой рукой она сорвала яблоко. Смотрит на меня и жует. И Адам за своей бабой. Здесь нет моей вины.

- Люцик, и против Бога ты не бунтовал. Детская шалость. Выстрелил из рогатки, разбил окно. И в Отца своего попал.

- Правду глаголят уста твои. Так и было. За мелкую хулиганку срок отбываю. Нас всех проказников собрали. В эшелон загрузили, в подземелье свезли. Там темно и холодно. Вот и жжем мы костры. Тепла ради и света. Есть любители погорячее. Они и лезут в полымя. В геенну огненную. - Вел свой печальный рассказ Люцифер.

- Агнец невинный. Понапрасну страданиям отданный. Глядишь, тебя к лику святых причислят. - Я пригляделся к демону. - Ты голову чуть набок склони. Ручки сложи на груди. Больше боли и мольбы во взгляде. Вот и икону можно писать.

- Не хорошо над несчастным всеми гонимым Сатаной смеяться. Грех то. Стерплю. Бог терпел и нам велел.

- Ладно, страстотерпец. Ешь курицу. Я свежую купил. У меня новая работа. Менеджер небольшого предприятия. Могу себе позволить. А всесильный Баллард Каминг может подавиться креслом одного из директоров. - Теперь мне захотелось похвастаться.

- Пусть подавится. Пусть уматывает. Ты надерешь Балларду задницу. Он еще попомнит тебя. Погоди, мистер Хиггинс. День придет, мистер Хиггинс, и тебя поведут на расстрел.

Мы дурачились всю ночь. Играли с железной дорогой, смотрели шоу. Под утро угомонились. Я постелил Лучезарному на диване. Сам лег в кровать. Первый раз в моем доме ночует Сатана. Лежа на диване он произнес:

Возвращайся, я без тебя столько дней.

Возвращайся, трудно мне без любви твоей.

Возвращайся, кто бы не встретился на пути.

Мимо счастья так легко пройти.

- Спи, счастье. - Буркнул я в ответ.

Мы проснулись около десяти часов. Лучезарный тотчас заявил:

- Не плохо бы позавтракать. - Ну, вот, заботься тут о нем.

- У меня есть пара яиц, бекон. Пожарю. Сварю кофе. - Припасов у меня в доме не было. Жил одним днем.

С завтраком мы закончили.

- Герард, поедем к Эндрю. Он ждет тебя. - Давит на мое слабое место.

- Сомневаюсь. Топчет миры, разгоняет богов. По лесам ищет беглого Зевса. - Я припомнил вчерашние слова Люци.

- Ждет. Я знаю. - Сколько уверенности в голосе.

- Я даже подарок не приготовил. - Признал я свою вину.

- По дороге купим. - Что ж не плохое решение.

Мы сели в машину Денницы. Поехали. На дорогах свободно. Народ отсыпался после вчерашней ночи. Остановились возле супермаркета. Вошли. Тихо. Отдельные бродяги, как и мы.

- Люц, что купить мальчику? - Ох, эти подарки. Вечно не знаешь, что дарить.

- Карабин и пару кинжалов. Он будет доволен. - Похоже это он доволен, а не Эндрю.

- Нет. Не хочу прочесть в газетах: мальчик зарезал отца. Лично я бы тебя зарезал во сне. Не мешай думать. Рубашку купить. Глупо. Смартфон. Вдвойне глупо. Квадрацикл. Мы покупаем квадрацикл.

Лучезащный не возражал. Он и сам подумывал об этом. Знаю его мысли. Он боялся разрушить хрупкий мир, который мы заключили. Заказали доставку и поехали домой. Хм, домой. Я совершал очередную глупость.

Прошли в гостиную. Эндрю и какой-то парень в очках сидели в креслах и болтали. Сын увидел меня. Встал. Подошел ко мне. Обнял.

- Мама, я ждал тебя. Мне было так плохо без тебя. - Он обычный ребенок. И это от его поступи содрогнутся миры?

- И ты восстал против Бога. Старик не виноват. Он хотел, как лучше. Только у него опять ничего не получилось.

- Он мне не нужен. Мне нужен ты. Знакомьтесь. Это мой друг, Грей. Вас не было, и я пригласил его в гости. - Эндрю кивком головы указал на парня.

- Мой дорогой, о таких вещах надо предупреждать заранее. Не всегда. Но сегодня праздник. - Зря я его укоряю. Он не знал, что мы приедем.

- Сэр, я сейчас ухожу. - Грей встал, чтобы уйти.

- Сядь. Ты остаешься. Я хотел сказать Эндрю, что сегодня праздник. Мы приготовили ему подарок. А тебе нет. Он поставил нас в неловкое положение. - Объяснил я ситуацию.

- Мне не нужен, сэр, подарок. - Парень смутился и чуть покраснел.

- Глупости. Праздник. Подарки - это традиция. Я нашел выход. Люцик, выйдем. Служба доставки выручит.

Мы вышли. Ребята остались одни.

- У тебя классная мама. И отец. Только она.... Он очень властный. Командует всеми. - Грей подмигнул другу.

- Герард, кого хочешь, в рог согнет. Ты не бойся его. Он добрый.

Мы вернулись в гостиную. Для Грея мы заказали ноутбук. Я по костюму догадался. Семья его не купается в роскоши. И мне это понравилось. Не хочу, чтобы мой сын общался с избалованными дураками.

Подарки доставили быстро.

- Пойду, попрошу накрыть на стол. У меня дома с продуктами не очень. Здесь, думаю, не все так плохо. Эндрю, твоему папе я сегодня приготовил яичницу с беконом и растворимый кофе. Съел.

- Ты ему из тех продуктов сделал? - Спросил тихо. Ему все известно.

- Нет. У меня новая работа. Менеджер в небольшой фирме. Но Люциферу я сказал, что подобрал продукты на помойке. Надеялся, он сбежит. Вытолкать за дверь эту рогатую скотину силой мне бы не удалось. Увы, остался. - Я не скрывал свою прежнюю жизнь.

- О, если б вы знали, сколько мне потребовалось сил выманить этого безрогого из дома. Пару килограмм веса потерял. - Как себя не пожалеть.

Общение было свободным. Грей понял, в этом доме можно свободно нести любую чушь. Глупости стоят дорого. Их надо ценить.

После обеда молодые люди ушли в комнату сына.

Эту ночь я провел в своей старой комнате. Денница одолжил мне свой халат и тапочки.

- Я буду жить в своей старой квартире. - Заявил я утром.

- Опять все сначала. Ты это специально делаешь? Что тебя не устраивает? - Дьявол начал нервничать.

- Таскать вещи туда обратно. Кочуют цыгане. Это неприлично.

- Возьми мою карточку. Купи все необходимое. Это будет лежать здесь. Очень удобно. Когда в следующий раз решишь сбежать, даже вещи не надо складывать. - Сердится. И он прав. - Забери кольцо. Раскидался моими подарками.

- Давай карточку. Я куплю два комплекта вещей. Один оставлю здесь. Второй на случай, если заведу любовника. - Любовника завести не успел. Но завел Люцифера.

- Не забудь купить гроб для своего любовника. Вещь очень востребованная.

- Я ухожу на работу. Опоздаю на рейсовый автобус. - Пора спрятаться от гнева его.

- Какого черта. Селим тебя отвезет. И эти два тупых бездельника, Майк и Дэвид. Они или едут с тобой, или их сожгут заживо.

- Едут, дорогой. Все, как ты прикажешь, Повелитель. - Я просто не могу его не злить. Стараюсь. Но это выходит само собой.

Я вышел из дома. Обе машины стояли у крыльца. Улыбки до ушей.

- С возвращением, сэр! - Хором выкрикнули мои гвардейцы.

- Вернулся. Нашли событие. - Ворчал я. Но мне было приятно. - Теперь мы будем ездить на один завод. Машины будете ставить на его территории. Порошу организовать вам комнату отдыха. Обед за счет компании.

Мы приехали на завод. Я прошел к Александру Нортону. Надо решить бытовые вопросы моих ребят.

Секретарша Нортона быстро проводила меня к шефу.

- Александр, у меня немного изменились обстоятельства. - Начал я. Сел в кресло.

- Надеюсь, это не изменит принципиально наш договор о сотрудничестве? - Нортон обеспокоен.

- Нет. Некоторые поправки. Не в договоре. Со мной приехал мой водитель и двое охранников. Можно организовать им место для отдыха и питание?

- Очень просто. Я распоряжусь. Что-то еще? - Нортон расслабился.

- Не хочу, чтобы вы узнали это из газет. Помните, что у меня перманентный запой. Я валяюсь на грязном полу среди пустых бутылок.

- А у вас запой? Слава Богу, а то я подумал, вы вовсе не пьете.

- Когда будет, я вас приглашу составить компанию. Я вернулся к Балларду Камингу.

- Поздравляю вас. - Поздравляет, а казался мне умным человеком.

- Меня поздравлять не с чем. С моей стороны это слабость, досадная ошибка. Его поздравьте. Я полный идиот, простил его. Э, вспомнил. В прошлый раз он назвал меня шлюхой. И за это прощения не попросил. Вечером он мне за это ответит.

- Мне жаль мистера Каминга. Бедный Робин Крузо. Бедный, бедный Баллард Каминг.

- Ты еще крыльями похлопай. Ты отличный попугай. Дети на утренниках будут в восторге. - Я встал и вышел.

Нортон громко смеялся у себя в кабинете. Ему повезло с главным менеджером. Такой любого министра обломает. А с Камингом за спиной и президента.

Пресса сходила с ума. Новый виток романа Балларда и Герарда. Как долго сохранится тепло под одним одеялом. Любовь по расчету: возлюбившие скандал. Сумасшедшая любовь. Пари: сколько раз жена покинет мужа.

Окраина Лос-Анжелиса. На улице гуляет ветер. Перебирает мусор. Тихая квартира. Старичок с женой. Она сидит и вяжет. Он, надев очки, читает газету.

- Срам-то какой, жена. Этот блудливый козел опять вернулся к мужу. И тот его принял. К миллиардеру в кровать прыгнул. Расходятся, сходятся. Делать им нечего. Хоть бы пара была, как все. А тут два мужика. Я скажу, оба еще те развратники. Денег много, вот и ложатся в постель с кем попало.

Глава 11. Люцида: в гостях у бабушки.

Мой мальчик вырос. Ему можно дать по виду лет двадцать. Раздался в плечах. Окреп. Внешне не выглядит звероподобным спортсменом, но во всем теле чувствуется сила. Сильные руки. Пробить кулаком стальную дверь или вырвать башню танка может. Ноги. Океанские волны не опрокинут его. Прав Люцик. Под ногами нашего сына содрогнется земля. Руками свернет небесный трон. Одно хорошо, на деда зла не таит. Не станет мстить за отца. Кто для него Отец Небесный? Он его не видел. С легкой обидой может сказать: Он меня ни разу не поздравил. И подарка не подарил. Жадный, что ли? Ребенок все еще живет в нем. Но заповедь деда исполняет. Чти отца своего и мать свою. Бывает, не слушается. И это нормально. Дети не всегда слушают родителей. Стал немного скрытным. Это я о девчонках. Был момент, когда, не таясь, рассказывал о своих отношениях с ними. Теперь за ним этого не водится. Подозреваю, много девичьих сердец успел разбить. Красивый мужчина. Ни одна девчонка не устоит. А взгляд? Одним взглядом заставит девчонку или парня подчиниться своей воле. Так он заставил киллера покончить с собой. На меня его взгляд не действует. Но бывает. Начнет у меня что-нибудь клянчить, я пожалею и уступлю. Такое бывает и у других матерей. Сын ведь. Жалко.

- Эндрю, пора спать. Иди, ложись.

- Герард, рано еще. Я чуть-чуть посижу.

- Я тебе сказал. Что за непослушание.

- Послушаюсь, но позже. Пожалуйста.

- Хорошо. Еще полчаса. И все.

Знакомая картина? Положить возле его кровати вкусненькое, поправить одеяло. В этом я не могу себе отказать. Терпеть его шалости. Выгораживать перед отцом, Повелителем Ада. Такова моя доля. Я принял ее добровольно. Сердце мое любит этого мальчишку.

Мы сидели с Денницей в библиотеке. Я читал детектив. Боллард копался в биржевых сводках. Отложил их.

- Герард, - приспичит же ему, тут самый интересный эпизод, - я думаю, мальчику пора посетить мое царство. Не возражаешь?

- Знал, ты об этом заговоришь. Не знал, когда. Не задерживайтесь там. - Наследному принцу и в сопровождении отца в аду ничто не угрожает. - Я и за пару дней успею истосковаться по нему.

- Ты можешь поехать с нами. - Как обыденно, съездить в ад. Автобусом? Самолетом? Надеюсь, не пешком.

- Какие черти по мне соскучились? Я не принесу им радости. Характер у меня скверный. Ты сам говорил, вредная баба.

- Они будут рады встретить свою Повелительницу. Я там приготовил подарок. - И весь такой загадочный.

- Признавайся, какой. Меня поджарят на решетке? Обжарят в оливковом масле? - После Люцифера мне ни один дьявол не страшен.

- Нет. Даже если очень захотят. Ты их разгонишь по щелям. - Хорошего же он обо мне мнения.

- Спасибо. Не рисуй из меня злодея. - Может, мне обидеться?

- Ты очень добрый. Хороший. - Тихо добавил. - Когда спишь.

Оборвать копыта, рога выщипать. Ему доставляет удовольствие меня дразнить.

- Уговорил. Поеду. Жаль мне твоих демонов. Такие безобидные и скромные черти, а тут я. - Мало куда выезжаю, а тут поездка в ад.

Моя работа в "Нортон групп" шла хорошо. Я подобрал материалы для презентации достижений компании. Надо было выходить из тени в большой бизнес. Предстояло взять штурмом НАСА. Я запланировал поездки в лабораторию JPL, руководит которой Калифорнийский технологический институт. И в штаб квартиру НАСА в Вашингтоне. В JPL раньше проводился день открытых дверей. Сейчас можно съездить в частный тур. Лаборатория, благо не далеко, расположена между Пасаденой, пригородом моего Лос Анжелеса, и Ля Кьянда Флинтрудж. Тринадцать километров пути. С руководством я договорился по телефону о встрече. Это оказалось не очень сложно. Молва шла впереди меня. Герард О`Хара личность известная. Скандальные статьи в газетах и репортажи по телевиденью сделали мне имя. И моя близость к Балларду Камингу могла оказать свое влияние. Я организовал небольшой брифинг.

- Господа, я занимаюсь сейчас созданием двигателя для межпланетных перелетов. Вы удивлены? Я тоже. Реактивный двигатель. Вы в этом что-нибудь понимаете? Я нет. Я с детства отличался тупостью. С годами она не прошла, а только стала развиваться. При таком диагнозе надо заниматься большой наукой. От нее я тупею еще сильнее. - В зале посмеиваются. - Моими предложениями по двигателю должны заинтересоваться в лаборатории JPL, в НАСА. Но эти головастики, ученые, консервативны. Они не пустят в свое сообщество гея. Я не откажусь от высокого кресла в НАСА.

Я делал упор на то, что не мне просить, меня должны умолять. Я готов благосклонно принять предложение руководить космическими проектами.

- Я легко справлюсь с работой в этом ведомстве. - Продолжал я нести эту чушь. - Как это сделать? Просто. Тетрадки....Э, ну эти, куда подшивают листочки с закорючками, их еще формулами называют, принесут мне на рассмотрение. Я выберу одну. Как? Господь создал игральные кости. Один бросок и номер папки определен. Несу ее в Сенатский комитет. Там в этих закорючках понимают не более меня. Но деньги выделят. Нынче глупость в большой цене. Но моя тупость дороже. Вернусь к двигателю "Нортон групп". Мы испытали его. Тяга и надежность выше всяких похвал. В заключение скажу, я поведу вас в большой космос. Геи откроют вам дорогу к межзвездным перелетам.

Аплодисменты в зале.

- Задавайте ваши вопросы.

- Сэр, когда вы вновь планируете сбежать от мужа?

- Скажи вам, и он меня поймает.

- В прошлый раз вы сбегали к любовнику?

- Адрес я не дам. Ты у него не вызовешь аппетита.

- Вы не думали, что для вас подходит больше не космос, а фото для порножурналов?

- Это сниматься обнаженным на берегу моря, в кустах или мятой постели? Банально. Это всем надоело. На фоне ревущего пламени двигателя. Включите воображение.

Двигатель журналистов не интересовал. Я так и думал. Скандалы, интимные подробности, порнография. Газеты вышли с заголовками примерно одного содержания. Ночь с Герардом в космосе. Геи в пламени любви. НАСА, открой им двери.

Люцифер не одобрил мою выходку.

- Ты сошел с ума. Они разорвут тебя в клочья.

- Они помешаны на толерантности. Рвать не станут. Вознесут до небес.

В одном интервью президент высказался против пренебрежения НАСА к людям иной ориентации.

Все эти космические агентства осаждали меня звонками. Еще бы. Сенат свернет финансирование. К черту русских и их космические программы. На карту поставлено самое ценное. Свобода и демократия.

Дорога в НАСА для меня была открыта. Лаборатория JPL приняла наш проект. Сенаторы не стали тянуть время с выделением денег. "Нортон групп" праздновала победу. Я получил несколько выходных.

- Эндрю, у меня сегодня свободный день. Если у тебя нет особых планов, у меня есть предложение. - У меня на душе царил праздник и я хотел разделить его с единственно родным мне человеком, с моим сыном. Люцифер? Когда-то был мне дорог. Но душа не хотела, как раньше, доверять ему. И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне. И боялся, он убьет мою душу, мое стремление к свободе. Боялся тех, кто окружает его. Они не станут моими друзьями. Не допущу. Бедный ненавидим бывает даже близким своим, а у богатого много друзей. Я по новому кругу прошел бедность. Нет у меня друзей среди богатых. Своему мальчику я желаю друзей из бедных. Но пусть их не гложет зависть.

- Планы у меня всегда есть. Но их можно поменять. - Я помнил, он готов пожертвовать бессмертием ради меня. И планами. А женщиной? Пусть идет за ней, не встану поперек дороги. Дом и имение - наследство от родителей, а разумная жена - от Господа. Старик, дедушка, пусть это станет ему твоим подарком.

- Славно. Тогда возьмем Грея и пойдем, как в детстве, кормить уток.

- Принимается.

Мы ехали к дому Грея. Я искренне любил и восхищался этим мальчиком. Потерянный, полуслепой он, словно чахлое растение, тянулся к жизни. В нем не было бунта, не было протеста. Преданность не по принуждению или корысти. Такие не предают, такие умирают, оставляя за собой веру в дружбу.

- Мама, ты любишь отца? - Неожиданный вопрос.

- Не знаю. Я не верю ему. Без этого нет любви. Он убил ее.

- Тогда отчего вы вместе? - Привязался. Чего ты хочешь. Его защиты хочу я. Хочу защищать его. Так трудно понять это.

- Надеюсь поверить ему. Двоим лучше, нежели одному; потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их: ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его. Также, если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться? И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него: и нитка, втрое скрученная, нескоро порвется.

- А третья нить - это я?

- Ты.

Мы подъехали к дому Грея. Парень вышел в сопровождении матери. Они подошли к нам.

- Мистер О`Хара, я мать Грея. Ирма Послова. Не стану говорить, что не одобряю эту дружбу. Мой сын из простой семьи. И запрещать не буду. Хотя слышала, у вас .... И вы пользуетесь не самой хорошей славой.

- Не говорите так о моей маме. - Вмешался Эндрю.

- Помолчи. Говорят старшие. Продолжайте, миссис Ирма. - Я понимал чувства этой женщины. - Богатство не порок. Как и бедность. Я, как и вы, искренне люблю своего сына. Я прошел испытание богатством и возвращался к нищете. Бог даровал им дружбу. Пусть они пронесут это святое через всю жизнь.

- Пусть.

Мы ехали к парку. Я притормозил машину возле одного из магазинов.

- Парни, мы едем в детство. Кормить уток. Эндрю, купи хлеба.

Тот вышел из машины и пошел в магазин.

- Мистер О` Хара, вы верите в судьбу. Верите, что все сбывается в свой срок?

- Верю. Всему есть свое время. Твоему младенчеству и твоему взрослению. Твоей первой ночи с женщиной. Твоей измене ей. И вашей разлуке. Всему приходит свой час. И нашей смерти. Но не желаю знать, потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь. Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру. Но все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души.

- Вы говорите, как наш проповедник. Но мне не доступны ваши слова.

- Поймешь, со временем. Ты тростинка на этом свет. Ветер колышет тебя. Но ты станешь мужчиной, окрепнешь.

Мы гуляли по парку. День выдался хороший, солнечный. Мы покормили уток. Они были благодарны нам. Подплывали к самому берегу. Что-то говорили на своем языке. Мы перекусили в маленьком кафе бургерами . На свежем воздухе это казалось пищей богов.

Мы сидели в беседке. Прохожие проплывали перед нами, мы любовались их беззаботным счастьем и покоем. Мне показалось, парням понравилась наша прогулка. И тут я заметил парней, что бегут в нашу строну по аллее. Мне это не понравилось.

- За мной, - скомандовал я парням, - прыгаем.

Мы перепрыгнули через ограждение беседки. Я заставил ребят пригнуться. Вовремя. Автоматные очереди прошили ограждение, но не задели нас. Стрельба продолжалась. Стрелкам оставалось только обойти беседку, убедиться, что убили нас. Или добить. Эндрю встал во весь рост. Могучий и сильный. Протянул ладони. Яркое пламя, затмившее свет солнца вспыхнуло. Мы слышали крики.

- Вставайте. Все закончено. - Сказал Эндрю.

Мы поднялись. Обугленные трупы лежали на дорожке.

- Ты зря убил всех. Мы не узнаем, кто их послал. - Я понимал, нас и дальше будут пытаться убить.

- Я и так выясню, кто это. Вызову тени этих уродов. Они не смогут мне соврать.

В Эндрю была сила демона. В этот миг я понял, его сила больше силы Люцифера. Сын Дьявола, внук Бога.

- Уйдем отсюда. Предлагаю забыть о случившемся. Испортили прогулку. - Я жалел, что так получилось.

Мы вышли из парка. Поймали такси.

- Хочу поехать в торговый центр. - Я пытался сгладить происшествие. - Куплю вам подарки.

- Зачем? - Грей удивлялся.

- Что б помнили этот день. Без глупого приключения. - Мне будет это приятно.

- Мама, мы готовы сделать все, что пожелаешь.

Мы вышли из машины возле одного из торговых центров. Мир желаний и разочарований.

- Я куплю вам рубашки. Никаких глупых сувениров, что будут пылиться не столе. Вы станете их надевать и вспоминать о нашей прогулке. Особенно, когда пойдете на свидание. Девчонки любят парней хорошо одетых.

- Не всегда. - Грей смущенно улыбнулся. - Некоторым нравятся рваные джин и грязные рубашки.

- У тебя есть девушка? Ей нравятся такие парни?

- Нет, у меня нет девушки. Но Анжеле такие нравятся.

Вот она, маленькая тайна подростка. Влюблен в ту, что не любит его.

- Найдешь другую. И она будет хорошо относиться к тебе. Полюбит. Станет вешаться тебе на шею. Ты будешь гнать ее прочь и звать обратно. Она, покорною собачкой, возвращаться.

- А ты возвращаешься к отцу покорной собачкой? - Сколько глупых вопросов таится в голове моего сына.

- Никогда. Я не стану его собачкой. Лучше прыгну с моста Колорадо стрит, проклиная его имя. Нет того, кто обуздает меня. Заставит ползать на коленях. Я перед Богом вставал на колени. Просто отдавал дань традиции. Но пред вратами Его города и Его ключника не встану.

Эндрю посмотрел на меня. В глазах гордость и печаль.

- Это боги должны стоять перед тобой на коленях, мама. Им не ведома твоя любовь и твоя гордость.

- И это мой грех. Идемте, посмотрим рубашки.

Мы вошли в отдел с этими товарами. Разнообразие заставляло теряться в выборе. Я обошел всю выкладку. Выбрал пару рубашек для Эндрю и Грея. Взял их.

- Теперь в ювелирный. - Приказал я.

- А галстуки. Ты же их любишь. - Эндрю чуть подшучивал надо мной.

- Ты прав. Зайдем.

После мы прошли к товарам с драгоценностями. Прилавки блестели золотом и драгоценными камнями.

- Нам запонки и заколки для галстуков. - Заявил я.

- Беру бриллианты и изумруды. - Не хотелось брать дешевые вещи. - Покажите.

Выбрал и отдал ребятам.

- Теперь вы можете идти на свидание с самыми красивыми девушками.

- В кафе. И на горячее заказать чай. - Грей рассмеялся.

- Получишь у меня тысячу другую долларов. И не отказывайся.

- Ну, что вы. Я не имел это в виду. - Парень растерялся.

- Бери. Мать все равно заставит. - Эндрю знал мой характер.

Мы отвезли Грея домой. Прогулка закончилась. Мне нравился этот паренек. Хороший друг моего сына.

Мы вошли в гостиную. Денница сидел в кресле и листал журнал.

- Вернулись. Я жду вас. Завтра отправимся в мое царство.

- Так скоро. - Вырвалось у меня.

- Не станем тянуть. - Решительный настрой.

Утро. Честно говоря, я не был готов посетить ад. Но не мог и отказаться.

После завтрака Люцифер велел встать рядом с ним. Мы подчинились.

Размах черных крыльев. Колодец в пламени. И мы в коридоре, ведущем вниз. Спустились. Зал с несколькими вратами.

- Нам сюда. - Денница повел нас в одни из ворот.

Мы оказались на красивой лужайке. Не думал, что ад может быть таким.

- Вы вступили в мой город. Идем.

Славный городок. Прохожие отвешивают поклоны своему Владыке. Дома выглядят очень приятными.

- Вот это мой дом. Мы позднее зайдем туда. Рядом дом Эндрю.

Двухэтажный дом с колоннами. Кипарисы на подъездной аллее. Что-то в колониальном стиле.

- А это, -Люцифер чуть помолчал, - мой сюрприз для тебя, Геррард.

Он указал на соседний дом. Двухэтажный дом с балконами и верандой. Парк вокруг. Мы вошли. Все было обставлено с королевской роскошью.

- Зачем мне это?

- Хотел, чтобы у тебя был хороший дом. Ты не прислуга в моем царстве. Повелитель моего сердца.

- Глупый. Я могу спать на пороге твоего дома. Но не в твоей постели. - Сказал, что думаю.

- Знаю. Мать моего сына так желает.

Мы провели здесь пару дней. Мне понравилась эта роскошь. Обедали мы в доме Люцифера. Мы собирались сесть за стол, когда в комнату вошла женщина. Я еще не видел таких красавиц. Каштановые волосы разбросаны по плечам. Синее длинное платье. Глаза цвета черного жемчуга. И ни каких украшений.

- Мама! - Люцифер бросился к ней. - Я не ждал тебя увидеть.

- Я пришла увидеть внука. Я вездесуща, Вселенная. Но хочу обнять его. Подойди, внук.

Эндрю подошел и обнял бабушку.

- Передаю тебе свою силу. - Произнесла Люцида. Пусть она пребудет с тобой вечно.

Грохот потряс мир.

- Я любила его и люблю. Бог. Но где он был. Во вселенной. Он сказал, да, будет свет. И увидел, что это прекрасно. Он подарил мне созвездия. Накинул на плечи туманности. Но лишь сын подарил мне внука. Перед тобой Эндрю Десмонд открыты все двери мироздания. Боги не могут вступить в эти чертоги. Тебе открыты все.

Мы стояли в изумлении. Женщина прошла к столу.

- Сноха, пойдем на кухню. Надо распорядиться об ужине.

Я покорно пошел за свекровью.

- Ты не давай воли моему сыну. Очень самоуверенный. Не склоняй перед ним головы.

Мы зашли на кухню.

- Что у вас тут? Это подадут пусть первым. Так, смотрим дальше. Тебе придется отпустить своего сына. - Сказала без перехода. - Сколько он может быть просто наследником. Парню нужен свой дом. Отпусти его. Взрослый. Амаргеддон удумали. Мужики силой померяться. Я им покажу. Ты своему коленкой по больному месту меж ног. Успокоится. Пойдем, все готово.

Я и не думал, что моя свекровь такая решительная. За столом она была очень добродушной. И не было воинственности.

- Вы полагаете, где был Бог, до сотворения мира? У меня. Только потом он создал свет и увидел, что это хорошо. Эндрю Десмонд ты родишь свет. Но это будут иные миры. Тебе пора собираться.

- А как же мать моя и отец. Мои друзья? Я их лишусь? И хочу повидать деда.

- Нет. Мать и отец будут приезжать в гости. Друга возьми с собой. Это не его мир. Здесь через год его ждет смерть. С тобой - долгая жизнь. Выбирай, что хочешь для него.

Эндрю выбрал. Он не бросит друга.

Закончен ужин. Погасли свечи. Но на душе было тяжело. Отпустить своего мальчика. Но так надо. Все равно, это должно было случиться.

Что ж, жизнь подошла к концу или только начинается. Эндрю, его мальчик вырос. Вырос ли? Или только кажется взрослым. Герард привык к нему. Родительские чувства, возникшие в нем однажды, крепли с каждым днем. Еще немного и ребенок вылетит из гнезда. Мистер О`Хара, обвенчанный с одиночеством. Или со свободой. Он больше будет не нужен Балларду. Их пути разойдутся навсегда. Лишь воспоминания об этих днях останутся. Все дурное забудется, так устроена людская память. С легкой грустью ему доведется вспоминать большой дом Люцифера. Не роскошь и удобства, не богатство, а легкий аромат тепла этого дома. Герард улыбнулся своим мыслям. Легкое тепло ада. Но все же душой своей он стремился к свободе. Пусть сохранится воспоминание об этом нелепом приключении.

Селим остановил машину возле храма. Сегодня младший хозяин хочет помолиться своему богу. Он, Селим, выберет время и сходит в мечеть. Просить Всемилостивейшего отпустить его грех проживания в доме Иблиса.

"Аль-хамду лиллахи раббиль аламин, хамдан ювафи ниамаху ваюкафиу мазидаху" ("Я воздаю хвалу Аллаху, Господу миров, которая охватывает все Его блага и соответствует их увеличению Им").

Аллах взирал на раба своего. Хвала пришлась по нраву Всевышнему. Благодарный раб, шакир, воздавал благодарность за дары небес. Селим, тебе еще долго предстоит служить в доме Иблиса. Ничто, самая малость, не остается без внимания Всевышнего.

- Он может выставить меня из дома Своего. Но я не уйду. Отца пинком выгнал из рая. У меня зажигалка в кармане. Я ему бороду подожгу. Дождется у меня.

- Эндрю, так нельзя. Он твой дед и любит тебя.

- А с отцом хочет поиграть в войну. Так понарошку.

- Прекрати. Я не позволю ему обидеть тебя. Я твоя мать.

Герард вошел в прохладную полутьму храма. Мерцание свечей. Образа святых. Их взгляды, проникающие в сердце. Что привело О`Хару сегодня в Дом Бога? Он выйдет на улицу, распахнув двери, и шагнет к свободе. Откроется путь облегчения души и путь печали. Сел на скамью, прикрыл глаза, собираясь с мыслями. За что благодарить Бога? Что просить у Него? Мы, словно малые дети, обращаемся к нему с просьбами. Хнычущие малыши просят родителей купить конфетку.

- Хорошо, что ты пришел ко Мне, дитя Мое. - Тихий голос рядом со мной. - Ищите и обрящите, стучите и вам откроют, спрашивайте и вам ответят.

Я, и в правду, пришел, чтобы найти ответы, разобраться в самом себе. На встречу со Всевышним не рассчитывал. Кто я такой, чем отличен от других людей. Зачем Создателю Мира приходить на мой зов?

- Эндрю вырос. Мне нет нужды находиться подле него. Я прошел эту часть пути.... - Я остановился, потрясенный иным соображением. - Или мой путь вообще закончен?

- Нет. Это только начало. Плохо ты думаешь о Боге своем. - Священник улыбается. - Если Он испытывает смертного, то не мигом кратким, а долгим путем испытаний. Ты прошел лишь один шаг. Словно дитя, учишься ходить.

- Обнадежил же ты меня. Готовиться к последнему пути мне рановато. Попрощаюсь с Люцифером и сыном его и буду свободен. Начну новую жизнь или вернусь к прежней.

- Сын его? А может, он больше твой сын?! Готов отвернуться от него? Словно блудливая кошка от котенка?

- Нет. Да, и блуда никакого не было. Вы же знаете.

- Надоел. Тебя замкнуло на сексуальных отношениях. Их не было, а дитя есть. Он нуждается и будет нуждаться в тебе.

- Обрадовал, старик. Но мне было бы жаль уйти от него.

- А уйти от Люцифера не жаль?

- Не знаю. Не думал. - Я лгал себе. Он был чем-то симпатичен мне. Как покинуть старого друга.

- Не лукавь. С кем поведешься, от того и наберешься. Повелся с лукавым, вот и результат. - Он откровенно смеется. - Останься с ними. Ты им нужен. Присматривай за моим сыном и внуком.

- Как скажешь. Ты не сказал мне, отчего ты всезнающий не пресек мятеж на корню. Не уничтожил мятежников сразу. Зачем ждать Армагеддона?

- Сам не догадался? Молод ты еще. Разве любящий отец может убить своего сына? Уничтожить своего внука?

Грусть и ласковая улыбка во взгляде. Я не стал отвечать на эти вопросы.

- Вы сослали его, выгнали из дома. Мальчишка обозлился. Не такой уж он пакостник, Господи. Вы простите его? Порой, когда не хотят напрямую простить, говорят, Бог простит.

- Вряд ли стоит ссылаться на самого себя. Бог простит. Когда-нибудь, простит.

- Это хорошо. Хоть остается надежда. Я привел твоего внука. Эндрю, познакомься с дедушкой.

- Какой он мне дед? Отца изгнал, меня не признает. Старик, можешь и меня гнать из дома Твоего. Я не уйду. Сяду на скамейку и буду сидеть. Попробуешь, я тебе бороду подожгу. - Какой же маленький ребенок.

Монах лишь с улыбкой смотрел на внука.

- Ты воспитал строптивого мальчишку, Герард.

- Не строптивый, а самостоятельный. Ты зачем меч приволок? Твои пророки обещали мир уничтожить. Они все лгут, ссылаясь на имя твое. Христос был распят за грехи людей. Он хотел даровать им свободу выбора. И ты вознес его. Сделал Богом. Мой отец тоже хотел дать людям свободу. Ты изгнал его. И что получил. Я читал Коран. Твой сын сбежал в Джаннат к гуриям. Стал пророком Исой. Мариам подхватила чемодан и в чем была убежала в Джаннат. Во славу Аллаха. Я не верю всем вам.

- Безбожник мой. Какой протест. Извечная история отцов и детей дошла и до дома божьего.

- Пусть безбожник. Как Омар Хайам.

В божий храм не пускайте меня на порог.

Я - безбожник. Таким сотворил меня Бог.

Я подобен блуднице, чья вера - порок.

Рады б грешники в рай - да не знают дорог.

- Ты не понял. Бог един. Но есть разные имена. Тебе нравился Эммануил Кант, помнится. С его понтийными сетками. Вы ими и пользуетесь. Будем считать, это была твоя исповедь. После исповеди можешь принять причастие.

- Хлеб с тобой преломить? Вина выпить? Твоей крови? А ты потом всем будешь рассказывать: попил же внучек моей кровушки. Не стану пить вина.

- А воды? Святой.

- Напугал. Налей стакан воды из Иордана. Меня не испугаешь

- Сразу, Герард, видно, чей характер.

- Не смей плохо говорить о моей маме.

- Эндрю, как ты разговариваешь со старшими! - Мне хотелось защитить старика. Прекратить этот глупый спор.

- Герард, не страшно это. Не вижу на нем греха. Эндрю, обними Старика.

Эндрю поднялся, подошел к деду. Обнял Его.

- Да пребудет с тобой Прощение. Ты будешь Богом. Но в другом измерении. Люцинда откроет тебе Врата. . Иди, сын мой, тебе пора. И тебе пора, внук. Я не прощаюсь.

Мы ушли. Я вышел из храма, отворив врата. Переступил порог. Предо мной была нелегкая дорога.

- Баллард, отец, ты звал меня? - Эндрю вошел в кабинет. Прошел и без приглашения сел к столу. В нем было сыновье почтение, но он не демонстрировал его.

- Да, Эндрю. Ты вырос, мой мальчик. Тебе пора ознакомиться с владениями своего отца. Обрести всю силу власти, что я могу дать тебе. После исполнить надлежащее.

- Отец, ты говоришь о побоище Армагеддона? Желаешь взойти на трон Его?

- Глупый мальчишка! Играть в войнушку я не собираюсь. Армагеддон - это бегать по полю с сабелькой. Трубить в трубы? И трон мне не нужен. Пусть сидит на нем сиднем, сколько вздумается. Мне хорошо и в моем царстве. Хватает.

- Тогда, в чем дело? Если Он простит тебя, ты вернешься домой?

- Не вернусь! Пусть сидит в одиночестве, среди чужих Ему ангелов. Я покинул дом по его повелению и не собираюсь возвращаться по Его разрешению. Мне хорошо в своем царстве. Пусть Он за все отвечает. Я здесь ни причем. Царствуй на славу нам, и никакой ответственности.

- Ты упрямый у меня, отец. Пусть так и будет. Отвечать за свои поступки ты умеешь, знаю. А Герард уедет от нас?

- Надеюсь, останется. Я не хочу, чтобы он уезжал. Но и заставить остаться не могу.

- И что будет?

- Ты не меня спрашивай. Спроси своего деда. Это Он жаждет забрать его у нас. Отнять у тебя мать. - Сорвался Люцифер.

- Спрошу, когда встречу. А где Герард, он скоро вернется?

- Обещал, скоро, сын. - Хотя ты больше его сын, сын О`Хара, чем мой. Но я не жалею об этом.

Я вернулся домой. Решил немного отдохнуть перед обедом. Завтра посмотрю, что там, в моей квартире. В той, что жил раньше. Надо будет переехать туда. В холле меня встретил Эндрю.

- Герард, мама, ты где был? - До сих пор не могу привыкнуть к тому, что этот взрослый парень называет меня мамой. Я мужчина, и мамой быть не могу. И ориентация у меня обычная. Люцифер решил досадить своему Отцу небесному. А отыгрался на мне.

- Ходил в храм.

- Зачем?

- Говорить с Богом. Молиться.

- Странно, говорить с Богом. Какой это разговор. Стоишь под образом и говоришь. И ни слова в ответ. Это не разговор, это монолог.

- Стало быть, я разговаривал сам с собой. Схожу с ума. Ты будешь навещать меня в дурдоме?

Я не мог рассказать, кого вновь встретил. Не мог рассказать, что Он любит их. И страдает от этой любви. Добрый старик на небесах, одинокий среди сомна ангелов.

- Нет. Я не отпущу тебя из этого дома. Ты нужен нам с отцом. Я прошу тебя.

Мой мальчик, как я могу тебе отказать. Вы сами нужны мне. Я привык к ним. К моим исчадьям ада.

Люцифер обнял за плечи своего сына.

- Приходит время. Тебе пора строить свой мир. Ты уже взрослый.

- Я должен покинуть твой дом? Ты изгоняешь меня?

- Нет. Можешь остаться. Это твой выбор. Но здесь для тебя закрыты пути возвышения. Как всякий отец, я хочу, чтобы ты достиг большего, чем я. Ты вправе отказаться.

- И разочаровать тебя? Я приму судьбу, что ты уготовил мне. Но мы будем видеться? Увижу ли я Герарда?

- Да. Мы будем с тобой встречаться. А Герард, твоя мать, будет пребывать с тобой. Твой дед не лишит тебя этого. Ты береги свою маму. Ему пришлось через многое пройти. Многого лишиться. Не было порочной связи, что привела к твоему рождению. Он любит тебя.

- Клянусь, я буду его беречь.

- Хорошо. Я открою дверь в другие миры. И все там для тебя изменится. Хоть мир будет похож на наш. Твоим отцом будет Хаос. Одно из моих разрушительных воплощений. И имя твое будет таким, какое не дают в том мире детям. Означающее Зло и Порок. Десмонд. Но для меня ты по прежнему Эндрю. Так я нарек тебя при рождении. Я не закрою дверь перед тобою. Ты всегда желанный гость в моем доме.

- Я приду к тебе, отец. Мы с Герардом придем.

- Буду ждать вас. Удачи, сын.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"