Барг Елена Витальевна: другие произведения.

Наследник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл наследника. Сюда буду все менять и дописывать...

  1
  - Карис, ты сошел с ума! Ты понимаешь, что это просто дико! - председатель Совета старейших вампиров поджимал губы так, что клыки царапали их нежную внутреннюю сторону.
  - Не понимаю! - Упрямо мотал головой Верховный вампир, - разве это не мое право? Разве я не имею право?
  - Не имеешь! - Взвизгнул председатель, видя, что уставший от долгого бесполезного спора Верховный сцеживает зевок в кулак. - Не имеешь!
  Карис только вздохнул, скосил глаза в окно и попытался насладиться видом, но нарастающая истерика председателя мешала восторженному созерцанию звездных глубин.
  - Шад, чего ты от меня хочешь? Скажи, я сделаю, только дай мне ради Первого, наконец завершить мой жизненный путь! Мне уже столько лет, что для записи нужно использовать пять цифр! Отстань, а?
  - Не отстану, - еще громче завизжал председатель. Ну еще бы ему не визжать. Власть - такая сладкая, такая желанная, такая доступная - уплывала из рук к неизвестно кому! Кариас, Верховный вампир, давненько не вмешивался в дела государства. Появлялся опять же редко - на больших праздниках, махал вампирам рукой с балкона и той же рукой не глядя, подмахивал любые документы. А теперь? Как жить теперь, когда благополучие не только самого председателя Шадеуса рушилось, но и, можно сказать всего государства. Шад на мгновения замер, обдумывая, можно это все-таки сказать или лучше не стоит. Покосился на устало облокотившегося на стол Верховного - поза обманчиво расслабленная, но небрежно брошенная на стол смертоносная загогулина все равно слишком острая для потенциального самоубийцы, и решил, что не стоит - шея дороже. А с наследником - кем бы он ни был - придется разбираться самому.
  'Ничего - думал Шад, все еще кипя от праведного гнева, - ничего. Мы этого сопляка обыграем, будет плясать под мою дудку! Этот плясал, - он покосился на мускулистую спину сидящего спиной к нему Кариаса, - и тот попляшет!'
  К счастью для Шадеуса, он не видел лица с трудом сдерживающего смех Верховного, не видел хитрого блеска благородно багровых глаз - иначе бедолага бы вошел в историю как первый вампир, почивший от сердечного приступа. Кариас с удовольствием подслушивал мысли своего слуги и получал просто неописуемое наслаждение. В последнее время его голову оккупировала одна интересная мысль и не оставляла места для любых других.
  'Если мой сын действительно так похож на меня в молодости, как рассказывают, то это будет самая удачная моя шутка... И тебе, старый пройдоха, я не завидую'.
  Великий блаженно улыбался, представляя, какую свинью он подложил Совету.
  2
  Шадеус рвал и метал. Благоговейно вслушиваясь в грохот, челядь понимающе переглядывалась, а дикий рык старого хозяина будто служил сигналом: вот именно сейчас надо остановиться и обменяться свежими сплетнями по поводу нового хозяина. Конечно. По какой же еще причине мог так себя вести вечно хладнокровный, безупречно воспитанный и жутко древний вампир? Сегодня приезжал в город новый Хозяин - молодой темпераментный парнишка, каких-то полторы сотни лет! Подумать только! Юнец, молоко на губах не обсохло, а уже Верховный. В общем-то, неизвестная новая метла, которая, как известно, метет по-новому.
  И вся челядь - особенно человеческая ее часть, старательно шмыгали по этажам, что-то переносили, убирали, чистили, и делали кучу ненужной работы - исключительно со страху. А ну как новый хозяин осерчает! И ладно бы просто слегка покусает, а вдруг выгонит? Кушать-то всем хочется. Не только вампирам. Прислуга кровососущая держалась более достойно, с таким видом, будто им что-то про нового хозяина известно... правда, на самом деле, они и сами путались в догадках и терзались сомнениями похлеще смертных - во всем, что касалось Владыки все они были кровно заинтересованы.
  Именно он, точнее, само существование более сильного существа, на которого можно опереться, и которому можно доверить принятие важных решений удерживало рядовых вампиров от стрессов и раздражения, что в исполнении любого из них было по понятным причинам опасно для окружающих. Короче, если нужен был козел отпущения, никому не приходилось идти в поисках дальше столицы. Зачем? Ведь там есть такой специальный дядя, который совершенно бесплатно решит чужие проблемы. Конечно, для того чтобы жить в подобном серпентарии в окружении выводка зубастых тварей и не то чтобы просто не свихнуться, но и вполне нормально функционировать, от повелителя требовалось наличие особых, исключительно редких качеств, передающихся от отца к сыну в момент смерти первого.
  И если кто-то, тот же Шадеус, например, не понимал или не хотел понимать, что трон ему не светит в любом случае, то остальные кровососы, не столь жадные, просто чувствовали своего настоящего хозяина и всегда были готовы объяснить подобным несознательным товарищам, насколько они были не правы. Древний механизм признания все же было очень сложно обмануть даже при особом желании, внутреннее знание, что вооон тот вампир - самый сильный, жило в каждом. При этом к своему повелителю рядовые граждане относились как к тяжело больному ребенку - заботились и обожали. Забота бывала навязчивой и неуместной вплоть до того, что приближенные иногда пытались кормить беднягу с ложечки, случались прецеденты. Не удивительно, что повелители всеми правдами и неправдами пытались улизнуть от высокого доверия - бывало, сбегали и прятались. Высочайшее 'не хочу' вампиры с детства тренировались обходить, каждый ребенок примерно представлял, как выполнить приказ так, чтобы желание капризничать быстро пропало. Однако, знания эти действовали не долго - любой прирожденный хозяин быстро учится управлять и приказывать так, чтобы желания пойти против ни у кого не возникло. Но... это будет потом.
  А пока... Если подытожить и обобщить, то все, что кровососущая челядь могла предположить о новом повелителе это - как и на каком участке границы поймали удирающего наследника, чем спеленали и когда привезут.
  3
  Не то что бы я был эгоистом... Можно сказать, я эгоист в меру жизненной необходимости, а это вовсе не значит что я законченный эгоист. Поймите меня правильно, когда мне говорят, что можно пожертвовать чем-то ради друга, пусть это 'что-то' будет даже мое трепетно лелеемое здоровье, я сделаю это, если не найду другого выхода. Но когда речь идет о том, чтобы пожертвовать свою жизнь, молодость и свободу на алтарь всеобщего счастья и процветания... короче, не верю, что это можно купить в ближайшей лавке за такую цену. Есть у меня такое чувство, что счастье и процветание - это такие сволочные товарищи, которые приходят только к тем, кто им нравится, а в ответственные моменты жизни виляют хвостом и исчезают в неизвестном направлении. А чтоб ко всем и сразу... Короче, на все это у меня свое, специфическое видение. Наверное, я слишком длинно объясняю, да? Ну, как получается. Извините.
  Мое детство - детство наследника титула Верховного вампира проходило в темном мрачном замке моего папочки. Не знаю, какой нехороший вампир решил, что замок Верховного должен находиться в горах и представлять собой запутанный лабиринт узких коридоров с кучей чертовски высоких башен и скользких от плесени лестниц, но мне, как находящемуся в этой тюрьме почти круглосуточно из года в год, очень хотелось набить этому кому-то морду. Обилие жутких ловушек, действующих по непонятному принципу, жестко и быстро ломало хрупкую детскую психику. К совершеннолетию - пятидесятому дню рождения, я мог похвастаться большими достижениями: удивительной для молодого вампира скоростью реакций; способностью увернуться от чего угодно когда угодно в любую сторону, даже если это противоречит законам физики; нервным тиком, а также стандартным набором умений молодого аристократа и абсолютно седой шевелюрой. При этом для придворных я был в первую очередь не принцем, не господином и даже не маленьким поганцем (хотя и такое бывало нередко), а просто очень вкусным мальчиком. В прямом смысле. Попросить капельку крови у моего папочки вряд ли кто-нибудь бы решился, никто не хотел питаться через трубочку и параллельно проводить переговоры с зубной феей на крупнооптовые сделки, а вот у мальчишки, еще не способном постоять за себя, можно даже не просить. Не сложно догадаться, почему мои предки все сплошь были кровожадными, но очень веселыми психами! Поживешь в замке всю свою жизнь - и научишься еще не такой философии.
  Из замка я дал деру при первой же возможности. Попытка оказалась не самой удачной, и после того, как жадно облизывающиеся члены совета нашли беглеца-неудачника, к нервному тику добавилось заикание. Не знаю, дожил бы я до сегодняшнего дня, если бы в замке не появился старина Дерри. Этот старый вампир, едва обосновавшись на новом месте, взял под крылышко нескладного, запуганного наследника, научил множеству полезных вещей и, в общем-то, заменил отца, который так редко вспоминал о существовании сына, что на редких официальных приемах смотрел на меня с недоумением, будто не понимая, откуда такое могло здесь взяться. Дери учил меня всему - защите и нападению, как оружием, так и словами; без опаски раскрывал тайны управления собственной кровью и кровью всех остальных. Вот когда члены совета пожалели, что не удавили меня в младенчестве - Дерри часто повторял, что мстить надо не торопясь и с удовольствием, а я был очень старательным ребенком.
  4
  Мстил я, тщательно продумывая все детали, и пусть мои способности к плетению интриг оставляли желать лучшего, уже через пять лет все, кто когда-либо прикладывался к содержимому моих вен, тихо скончались. Дэрри был доволен учеником - и я не скрывал, как счастлив.
  Это было моей ошибкой.
  До этого отец не обращал на меня внимания, но кто бы мог подумать, что у него были свои параметры для отбора в наследники? Именно тогда он подписал, тихо и буднично документы о порядке наследования и назначил чудовищ, которых называл 'педагогами'. Дэрри был изгнан - негоже наследнику знаться с простородными вампирами, и, оставшись один на один с ордой сумасшедших Мастеров, я познал ад на земле. Эти чудовища вынимали из меня душу ежедневно - с небольшими перерывами на сон и еду, ломали тело и психику тренировками.
  Никто не удивился, когда я вновь сбежал, но удивились все, когда меня не нашли. Только Верховный, смиряя в сердце гордость за сына, методично казнил поисковиков-неудачников, и вновь отправлял на поиски кого-нибудь, кто ему при дворе больше всего надоел. Мои педагоги не утруждали себя поисками и вернулись к своей старой работе - охране Верховного. И, конечно, все знали, что найти сына самостоятельно ему не составит труда. Знали все, кроме меня.
  К чему это долгое вступление? Ну, просто это прояснит, почему...
  
  - Ваше высо... ой, величество! - молоденькая человечка замерла, восторженный взгляд мгновенно выделил меня из отряда и жадно обшарил с головы до ног. А ведь у них есть, на что посмотреть и кроме меня. Не к добру такая популярность! - Дяденьки, а можно его пощупать?
  Будь я в другом положении, от такого пронзительного голоска мог бы и вздрогнуть, но сейчас мое усталое, болящее тело не желало тратить ресурсы даже на такие простейшие реакции. Выданная же брезгливая гримаса не нашла восторженного созерцателя - кто бы разглядел выражение на закутанном в холстину, перекинутом через седло, как уведенная из-под венца девица, 'повелителе'?
  - Нельзя, - нахмурил брови Сурет - главарь этих разбойников, которые почему-то называли себя личной охраной, - это наш будущий повелитель, а не мешок с... зерном! Его так просто щупать нельзя.
  Если бы мог, я бы фыркнул. Ну да, конечно. Нельзя. Ха-ха.
  Девчонка все так же не сводила глаз:
  - Ну дяденьки, ну пожалуйста, - противно канючила она на одной ноте, а потом неожиданно понизив голос, добавила: - Я никому не скажу.
  Я все-таки зафыркал, как больная лошадь, смех булькал в груди и порождал такие звуки, что везущий меня охранник испугался и попытался вынуть кляп.
  - Не трогай эту проклятую тряпку! - Рявкнул Сурет, и парень, вздрогнув, опустил руку, - Я же говорил его не трогать без нужды!
  - Но, вдруг, он задохнется? - робко предположил охранник, все же пихая тряпку обратно.
  - Ничего, выживет. Немного потерпеть осталось.
  Парень потупился, нащупал на моей спине повод и стегнул лошадь. Проклятая скотина перешла на рысь, и мои бульканья перешли в надсадный хрип. На это уже никто не обращал внимание, даже Грефи, мой неудачливый извозчик. Девчонка проводила мой эскорт до самого подворья, видимо, не теряя надежды пощупать мою спеленатую светлость. Флегматичные кони звонко били копытами камни мостовой, позади навязчивым эскортом слышался писк человечки, и с каждой проезженной пядью земли росло ощущение, что откуда-то сверху надвигается огромный, вязкий монстр с мимолетными, но ужасно липкими мыслями. Мы приближались к городу.
  5
  Прилившая к голове кровь билась в висках так, что был отчетливо слышен стук. Мысли продирались по слипшимся извилинам с тягучей болью, зато боли душевной уже не осталось места, все заняла ломающая кости усталость. Ментальный фон двигался ровными волнами, мягко-серыми - людскими и пронзительно сине-красными вампиров. По мере нашего приближения эта стихия все больше волновалась, концентрировалась вокруг, и словно ураган о камни безрезультатно билась в защищавший мою личность барьер.
  - Везут! Везут! - орали где-то впереди, - связали, как куколку!
  - Куда ему, молокососу, против опытных охранников!
  - Взойдет на престол, как миленький, никуда от нас не денется!
  - Ваше высочество, народ вас приветствует, - ровно прокомментировал Сурет донесшиеся до нас вопли.
  'Интересно, он что, эти крики имеет в виду?' - флегматично думал я, пытаясь выпихнуть языком порядком надоевший кляп. Скрипящая на зубах тряпка намокла и разбухла, клыки - что верхние, что нижние, намертво увязли в ткани, и горячее желание избавиться от инородного предмета во рту оставалось просто недостижимой мечтой.
  - Ваше высочество, не ерзайте, пожалуйста, - заныл Грефи, - Вы же понимаете, что мне тоже неудобно. Вдруг я вас... уроню?
  Если бы я мог говорить, то сейчас бы лишился дара речи, но будучи уже лишенным этого самого дара в принудительном порядке, я просто поперхнулся кляпом и закашлялся. Надо признать, что такой наглости я не ожидал! Еще не хватало, чтобы простые вампиры мне угрожали!
  
  Охранники, или, как они сами друг друга называли, друзья-тюремщики, понятливо переглянулись, когда сверток с наследником из последних сил заворочался, что-то громко мыча. Доводить Властителей - это хобби, не увлечение, и даже не просто приятное дело. Это тяжелая работа. Так считали все в отряде, и причин считать иначе у них не было. В конце концов, что еще могли считать развлечением те, у кого нет ни собственной силы, ни воли, чья жизнь целиком и полностью была завязана на Повелителей и их наследников? Когда-то давным-давно они чего-то хотели, к чему-то стремились, но... это и впрямь было давным-давно. И других чувств, кроме ослепительного счастья, когда наследник принимает корону, нудной и однообразной боли, когда он сбегает от своих обязанностей, или мрачноватого удовлетворения, когда удается будущего господина вывести из себя, эти вампиры испытывать не могли.
  В отряде все были значительно старше пяти поколений Верховных, даже зануда Грефи, хотя в те времена, когда государство вампиров было послабее, состав часто менялся. Кто-то умирал, защищая своего повелителя или преодолевая его вполне понятное сопротивление - при занятии престола или инициации, но вскоре после смерти вакантное место занимал новый вампир, обычно лучший боец, внезапно потерявший все радости в жизни и не видящий счастья ни в чем, кроме блага для родины.
  Сейчас мало что вызывало отвратительные приступы боли, похожей по описаниям больше всего на зубную, которой страдают человеки и некоторые из прочих рас, разве что поведение наследника. Этот малолетка оказался на редкость упрямым и талантливым, разве что не слишком опытным, но все равно пришлось побегать для его поимки. А уж чтобы обезвредить! Сурет только покачал головой, вспоминая, как они связывали и упаковывали отчаянно сопротивляющегося парнишку. Хорошо, что специфический метаболизм вампиров позволял долгое время держать его завернутым как в магические путы, так и в простую холстину, без необходимости периодически выпускать пленника 'в кустики' и даже не кормить! Иначе транспортировка могла стать довольно сложной. Не ловить же его каждый раз заново! Сейчас же - гневно сверкающий глазами и изредка возмущенно мычавший сквозь кляп ценный куль просто передавался с рук на руки, с седла на седло.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"